Воспламеняющий (ЛП)

Райт Сюзанна

  Член небольшой демонической общины, расположенной в северной части Лас-Вегаса, татуировщица Харпер Уоллис, живет довольно простой жизнью. Что в одночасье меняется ночью, когда она находит свою духовную пару или анкор в мужчине, который по слухам является самым могущественным из существующих демонов. Неотразимый, таинственный и излучающий дикую сексуальность Нокс Торн намерен предъявить права на нее, как на свой анкор, создав духовную связь, которая не позволит их внутренним демонам выйти из под контроля. Миллиардер также хочет заполучить Харпер в свою постель. Но она не уверена, что хочет хоть что-то из предложенного. Нокс намного опаснее всех тех, с кем ей доводилось когда-либо сталкиваться, и похоже никто не знает, что он за демон. Но Торн не отступится. И когда неизвестная угроза надвигается на Харпер, то Нокс оказывается единственным, кто может уберечь ее.   Как предводитель общины Лас-Вегаса и удачный бизнесмен, Нокс Торн привык все жестко контролировать. Особенно людей, чтобы те боялись и подчинялись ему. Но вопреки ожиданиям, Харпер не подается контролю и забавляет его. Непредсказуемая, скрытная и сложная, она притягивает Нокса и его внутреннего демона как никто другой до этого. Торн привык получать все, что хочет, а хочет он Харпер. Она станет его, и Нокс убережет ее от приближающейся опасности, потому что Торн защищает то, что принадлежит ему. Он никому не позволит забрать Харпер у него. Даже если для этого придется позволить демону внутри него подняться и посеять хаос, из которого он был создан.

 

Сюзанна Райт – Воспламеняющий (Тьма в тебе - 1)

Переведено специально для сайта http://www.wonderlandbook.ru

Любое копирование без ссылки на группу и переводчиков ЗАПРЕЩЕНО!

Переводчики: Yogik, leno4ka3486, oks9, Naduka, Babylon, Shkoda1812, natali1875, RuthMax, marisha310191, Eko_Devilson

Редактор: natali1875, Shkoda1812

Обложка: inventia

 

Аннотация

Член небольшой демонической общины, расположенной в северной части Лас-Вегаса, татуировщица Харпер Уоллис, живет довольно простой жизнью. Что в одночасье меняется ночью, когда она находит свою духовную пару или анкор в мужчине, который по слухам является самым могущественным из существующих демонов. Неотразимый, таинственный и излучающий дикую сексуальность Нокс Торн намерен предъявить права на нее, как на свой анкор, создав духовную связь, которая не позволит их внутренним демонам выйти из под контроля. Миллиардер также хочет заполучить Харпер в свою постель. Но она не уверена, что хочет хоть что-то из предложенного. Нокс намного опаснее всех тех, с кем ей доводилось когда-либо сталкиваться, и похоже никто не знает, что он за демон. Но Торн не отступится. И когда неизвестная угроза надвигается на Харпер, то Нокс оказывается единственным, кто может уберечь ее.

Как предводитель общины Лас-Вегаса и удачный бизнесмен, Нокс Торн привык все жестко контролировать. Особенно людей, чтобы те боялись и подчинялись ему. Но вопреки ожиданиям, Харпер не подается контролю и забавляет его. Непредсказуемая, скрытная и сложная, она притягивает Нокса и его внутреннего демона как никто другой до этого. Торн привык получать все, что хочет, а хочет он Харпер. Она станет его, и Нокс убережет ее от приближающейся опасности, потому что Торн защищает то, что принадлежит ему. Он никому не позволит забрать Харпер у него. Даже если для этого придется позволить демону внутри него подняться и посеять хаос, из которого он был создан.

 

Глава 1

На своем месте в большом шатре, Харпер Уоллис вздрогнула наряду с другими зрителями, когда один из бойцов в ринге впечатался в потолок. Его противник выглядел при этом непроницаемым, почти безразличным.

– Этот парень не проявил ни капли милосердия, – прокомментировал ее кузен, Киран. – Потрясающе. – Он имел в виду жнеца, который, как и многие другие демоны, часто дрались за деньги в Подземке.

Подземное место смахивало на широкие улочки Лас-Вегаса. Здесь были рестораны, бары, ночные клубы, казино, гостиницы и помимо всего прочего места для развлечений.

Учитывая то, что их вид был импульсивным, буйным и явно имел тягу к сиюминутному получению наслаждения, которое прогоняло гнетущую их скуку, то Подземка была, своего рода, раем для каждого демона.

Кроме того, в этом месте они могли выпустить пар и быть самими собой, а не прикидываться кем-то другим.

Харпер поморщилась от звука хруста костей. Бойцы всегда покидали поединок с травмами, переломами или даже с внутренним кровотечением.

Несмотря на то, что демоны быстро исцелялись, многие умирали во время или после поединка.

Именно поэтому она не была в восторге от того, что ее кузина, Хлоя, в любую минуту должна была выйти на ринг. Даже если Хлоя выиграет поединок, она по-прежнему рискует сильно пострадать.

Харпер смотрела с нездоровым интересом, как проигрывающий соперник напал на жнеца, Леви, нанося серию ударов, которые жнец едва ли осознавал.

Вцепившись сопернику в горло, он просто поднял его и швырнул через шатер. Глаза Леви стали черными, знак того, что он находился под контролем внутреннего демона.

Подобно оборотням, у всех демонов, независимо от вида, была раздвоенная душа.

В то время как оборотни делили душу с животным, демоны разделяли свои с безнравственным, лишенным чувств, мрачным хищником, который весьма самоуверен и не способен на эмоциональную связь.

Внутренний демон мог выходить на поверхность, что позволяло ему говорить и захватывать контроль. Единственным внешним знаком этого были полностью почерневшие глаза.

– Леви легко покончит с этим, – заявил Киран, – Я не знаю, о чем думал Франклин, когда соглашался на этот бой. Прибей его, Леви! – кричал он вместе с толпой.

Харпер вздрогнула, когда жнец продолжил избиение, только уже с помощью телекинеза, швырнув Франклина снова в потолок.

Некоторые демоны были относительно безвредны, умея лишь вызывать ночные кошмары и читать мысли. Однако, сильнейшие демоны способны овладевать другими и воровать души.

Хотя Харпер считалась сильной, но не особо была впечатлена этим.

Ей нравилось добиваться всего самой, а ее демонические способности, которыми она владела с рождения – были не тем же самым.

Харпер сердито посмотрела на Кирана.

– Ты должен поддерживать Франклина! – Она сильнее нахмурилась на хитрое выражение лица кузена. – Ты ведь поставил на Леви?

Он застенчиво посмотрел на нее.

– Хей, мне нравится Франклин, он мой друг... но как выяснилось, деньги мне тоже нравятся. А значит, что с помощью Леви, я могу обогатиться.

– Где же верность другу?

Он указал на себя.

– Да ладно. Имп. Ты же знаешь... эгоистичный, подлый, непостоянный, и ни при каких обстоятельствах нельзя верить.

У него была своя точка зрения по поводу импов. Ее семья, как и все семьи импов, имели репутацию, как любила называть ее бабушка Джолин – "разносторонне одарённых". Люди обычно таких называют преступниками.

Они дурачили, крали, лгали, занимались мошенничеством, могли войти и выйти из любого места незамеченными...и совершенно не волновались на этот счет.

Джолин добилась того, чтобы Харпер как любая другая из Уоллис стала "разносторонне одарённой", несмотря на то, что та не была импатом.

В мире демонов не существовало гибридов.

Если два разных вида производили потомство, то ребенок будет принадлежать к какому-то одному. Харпер относилась к такому же виду, как и бросившая ее мать.

Киран слегка ткнул ее локтем, почти излучая волнение.

– Смотри, Леви, готов его прикончить.

Жнец в настоящее время нависал над Франклином, его руки ладонями вниз парили над грудью соперника. Франклин закричал, выгибая спину, словно лук.

Через несколько секунд, явно мучительной боли, Франклин поднял руку – сигнал о поражении. Толпа обезумела, подбадривая и скандируя имя Леви.

Он стоял, сжимая кулаки и глубоко дышал, явно борясь за полный контроль с внутренним демоном. Наконец, его глаза приобрели нормальный цвет и мышцы расслабились, когда сущность отступила.

Леви не расхаживал с гордым видом по кругу, как это делали многие другие. Он был слишком занят, уставившись на Франклина, и у Харпер возникло такое чувство, что он раздражен своим противником за то, что тот так скоро сдался.

– Неудивительно, что он страж Нокса, – продолжил Киран.

Кто такой Нокс? Ну, Нокс Торн был не только создателем Подземки, но и демоном, чья община растянулась почти по всей Неваде и даже зацепила Калифорнию.

Предводитель был безжалостным миллиардером, владел сетью гостиниц, ресторанов, охранных бюро, баров и казино. Это то, чем демоны занимались: смешивались с ничего не подозревающими людьми, они были на виду и занимали должности, которые часто им давали власти, контроль, уважение и проблемы. Многие из них были предпринимателями, политиками, фондовыми брокерами, руководителями, банкирами, адвокатами, полицейскими, журналистами, поварами, хирургами и владельцами средств массовой информации. Харпер сама являлась совладельцем тату-салона, у которого было много не о чем не догадывающихся людей-клиентов.

Нокс так легко вписался в общество людей, что она сомневалась, также, как и другие сверхъестественные виды, считала его человеком.

Впрочем, в мире не было демона, который бы не слышал о Ноксе Торне, по слухам он был самым могущественным демоном из существующих в природе – это то, что он никогда не опровергал или подтверждал.

Ходили и другие слухи о Ноксе: что он – опасный, расчетливый и откровенно сексуальный, те кто живёт по своим собственным правилам по собственному расписанию.

Считалось, что у него крайне редкая способность призывать и контролировать адское пламя. Это также было жутко, потому что ничто не защищено от пламени ада.

Услышав, как зазвонил сотовый, Харпер достала его из кармана и нахмурилась, когда увидела имя на экране. Звонила Хлоя.

– Разве ты не должна готовиться в "твоей зоне", – дразня, ответила Харпер.

– Мне нужно, чтобы ты пришла сюда. – Ее слова сочились болью, что заставило Харпер насторожиться.

– Хлоя, что случилось?

– Быстрее. – И на этом она бросила трубку.

– Хлое от меня что-то нужно. – Харпер отдала Кирану недоеденный хот-дог на сохранение, хотя они оба знали, что он его съест. – Я вернусь через пару минут.

Харпер бросилась в конец ряда, перепрыгивая через ступеньки, и направилась к главной двери, ведущей за кулисы.

– Хлоя в двенадцатой комнате. Тебе не понравиться то, что ты увидишь, – сказал портье, который знал ее семью.

Дерьмо. Пробежав по коридору, Харпер нашла нужную дверь. Войдя в комнату, она резко остановилась. Гнев пронеся через ее тело.

– Хлоя, какого хрена?

Маленькая, смуглая девушка при попытке улыбнуться вздрогнула, дотрагиваясь рукой до разбитой, опухшей губы. Ее одежда порвана, а сама она была в синяках и царапинах. Взглянув на Харпер одним глазом, она сказала:

– Это не моя вина.

Для начала неплохо. У Хлои просто талантище попадать во всякое дерьмо.

– Кто это сделал с тобой?

– Маленькая свора Моны напала на меня несколько минут назад в туалете.

– Что?

Мона была не только противником Хлои, но и сукой, которая цеплялась к Хлое только, потому что та один раз переспала с парнем, который нравился Моне. Демоны, как правило, злопамятны.

– Я подумала, возможно, это Мона их подговорила, – сказала Хлоя, – Но она действительно думает, что это сойдет ей с рук?

Да, Мона могла так думать. Предвестница считала себя неприкасаемой, потому что ее анкор – демон из силовиков Нокса. Демоны были преимущественно духовными созданиями.

У них нет родственных душ, но они получали пару. Это означает, что каждому предназначалась духовная пара или "анкор", которая делает их сильнее и уравновешивает, не давая им превратиться в обезумевших монстров.

Соединяя их души, между демонами образуется мощная, неразрывная связь. Не сексуальная и не эмоциональная, а именно существующая на духовном уровне. Демоны не жалея сил защищали своих анкоров, но Харпер насрать, кем был анкор Моны – никто не наезжал на ее семью.

– Где сейчас сучки Моны? – расхаживая, спросила Харпер.

Выражение лица Хлои было мрачным.

– Портье пошел искать их, но нигде так и не нашел -ловко. Они получили, что хотели. Я не могу выйти в таком виде. Не могу драться.

И это правда. Даже их быстрое исцеление не приведет в норму Хлою за такой короткий промежуток времени.

– Нет, ты не можешь, – согласилась Харпер, – Но я могу.

***

Услышав стук в дверь кабинета, Нокс отвернулся от отражающего стекла, которое открывало ему прекрасный вид на ринг.

– Входите.

Вошли его трое стражей, Танер, Кинан и Ларкин.

Бросив взгляд на крепко сжатую челюсть Танера, Нокс знал, что ему не понравиться та информация, за которой он их отправил.

Поставив бокал с джин-тоником на стол, Нокс произнёс:

– Рассказывай.

Танер стоял прямо перед ним, а остальные по обе стороны от него.

– Гораздо больше бродяг пропало без вести, чем мы думали. Мы проверили, есть ли подобные исчезновения в других районах, но это кажется происходит только в Лас-Вегасе.

Дело привлекло их внимание несколько дней назад, поскольку Нокс не отслеживал число бродяг – это демоны, которые предпочитали жить за пределами общины. Но казалось, что кто-то просто похищает их с улиц. Бродяги не находились под его защитой, но Ноксу не нравилось, что кто-то использовал Лас-Вегас, как свои личные охотничьи угодья. В отличие от оборотней демоны не метили территорию, но они защищали места, где жили демоны из их общины.

Кинан из куртки вытащил флягу, которая, как Нокс знал, была наполнена водкой.

Инкуб был заядлым пьяницей, но так как это не влияло на его эффективность в качестве стража, Нокс никогда не говорил ничего против.

– Лас-Вегас кишит демонами, – напомнил инкуб. Демонам нравились яркие огни, азартные игры, острые ощущения и прилив адреналина. Это делало Лас-Вегас идеальным местом для их вида. – Прекрасное место для охоты на бродяг. Те, с кем мы говорили, напуганы. – Ларкин направилась к дивану, расположенному рядом с окном. – Обычно, когда сталкиваешься с подобным преступлением всегда есть кто-то, кому удалось избежать попытки похищения. В данном случае ничего подобного. Бродяги, которых похитили не были слабыми, но, тем не менее, их легко забрали.

Нокс облокотился на стол.

– Я не удивлюсь, если Айла, каким-то образом причастна к этому.

Глотнув водки, Кинан нахмурился.

– Айла?

– Она призывает к переменам, которые игнорировались до недавнего времени. Эти перемены обеспечат защиту бродягам. Если они напуганы...

– Они, скорее всего, начнут прислушиваться к ней, – закончил Кинан.

– Точно.

У демонов нет всеобщего лидера, они просто существуют в общинах, которыми управляет предводитель.

В общинах не было конкретной иерархии. Демоны отчитываются только перед собственным предводителем.

Айла предложила избрать одного из предводителей, в частности ее, чтобы править всеми общинами в США. Долгое время никто не прислушивался к ней. Но теперь некоторые демоны поддерживают ее идею, и она нашла своих истинных избирателей.

– Учитывая слухи, что она будто отдает своих демонов темным практикам для испытания заклинаний, я сильно сомневаюсь, что Айлу замучает совесть за отлов бродяг, – сказала Ларкин, играя со своей темной, длинной косой.

– Зачем Айле, черт возьми, призывать к этому? – Кинан покачал головой. – У нас уже раз была иерархия и это привело к чертовому хаосу. Зачем спрашивается, снова к этому возвращаться?

– Власть, – просто ответила Ларкин.

Она права. Всегда кто-то ищет власть, контроль и деньги.

После стольких лет среди алчности и расчета, все стало ощущаться предсказуемым, скучным и холодным для Нокса.

Сейчас оцепенение начало овладевать обоими: им и его демоном.

– Мне звонил Рауль, – сказал Нокс своим стражам – Он устраивает конференцию в субботу на Манхэттене для каждого предводителя США, чтобы обсудить данный вопрос. – Община Рауля растянулась почти по всему Нью-Йорку. – Лично я думаю, лучше официально обсудить это.

– Как думаешь у Айлы есть шанс воплотить ее идеи? – В тоне Кинана слышались нотки неверия.

– Я думаю, она очень хитрая и расчетливая, и мы не должны ее недооценивать, – ответил Нокс инкубу, – Демоницы могут быть довольно безжалостными.

Улыбка заиграла на губах Танера.

– Говоря о безжалостных демоницах, ты возможно захочешь знать, что Кендра уже завела себе парня. Она, как сумасшедшая, выставляет его напоказ, очевидно надеясь заставить тебя ревновать. – И адский пес, казалось, слишком много удовольствия получал от этого.

Про себя, Нокс застонал.

– Последний раз, когда мы разговаривали она пообещала, что я пожалею, о том что позволил уйти ей и буду умолять вернуться.

Танер рассмеялся.

– Она почувствовала, что твой демон потерял интерес?

– Да. – История жизни Нокса. Его демон может быть очень навязчивым, когда зацикливается на женщине, но это надоедает так быстро, что увлечение всегда недолговечны, уходя Нокс всегда имеет дело с обозленными женщинами и их уязвимым раздутым самолюбием.

Их внутренние демоны не могли "заботиться" о других, но они могли привязываться к людям. И когда это происходило, привязанности становились невероятно сильными, потому что каждая унция природной силы демона и его внимания были направлены на них.

Лишь с четырьмя стражами был связан его демон, зацикленный на женщинах, но не желающий "долгих" отношений, несмотря на то одиночество, которое терзает всех внутренних демонов.

Нокс очнулся от своих мыслей, когда со следующим стуком в дверь вошел Леви, он разумеется помылся и переоделся.

– Ты дрался грязно, впрочем, как всегда.

Леви усмехнулся.

– В драке другого способа не существует.

– Я думаю следующая Мона, – сказала Ларкин, глядя в окно, – Вон выходит судья.

Говоря в микрофон, который был подключен к громкоговорителю в офисе Нокса, седой мужчина объявил:

– В программе произошли изменения. В данный момент из-за плохого физического состояния мисс Уоллис будет заменена...

– Подождите, так нельзя! – потребовала Мона, когда вошла в ринг, – Если противник решает не выходить, то он автоматически признает свое поражение.

– Во многих случаях, да, но мисс Уоллис не решила не выходить. Она не здорова для поединка. Мисс Уоллис воспользовалась своим правом выбрать себе замену.

Ярость, которая промелькнула на лице Моны, сказала Ноксу, что здесь что-то личное.

Но не это заставило шагнуть его ближе к окну. Нет, это была темноволосая девушка, которая в данный момент взошла на ринг.

Она была миниатюрной. Ростом максимум пять футов четыре дюйма. Но при этом не выглядела хрупкой. Даже сквозь ее неоново-оранжевую футболку и джинсы, он мог сказать, что ее тело гибкое и подтянутое. У нее был греховный изгиб бедер – идеально подходящие для парня, чтобы сжимать их, пока тот будет входить и выходить из нее.

– Кто это?

– Я видел ее в округе, – сказал Танер, – Но никогда не видел, чтобы она дралась. Она Уоллис.

– И совсем крошечная. Я думаю Мона разберется с ней. – В голосе Ларкин слышалось разочарование, скорее всего, потому что гарпия не была фанаткой Моны. Хотя Ларкин не была поклонницей многих людей.

Но она права, у Моны преимущество в поединке, так как она выше и достаточно сильна...

- Я не был бы в этом так уверен, – сказал Нокс.

Просто что-то было в этой демонице, то как она склонила голову и пробежала взглядом по Моне. Она была хищником, ищущим слабые места.

Девушка не будет легкой мишенью. И неожиданно для самого себя... ему стало интересно. Не так много по-настоящему могло заинтересовать Нокса. Это как глоток свежего воздуха.

– Ты думаешь, что у малышки есть шанс на победу? – спросил Леви.

Да, он так думал. Вдруг раздался звук гонга.

– Мы сейчас это выясним.

Упиваясь шумом толпы, Мона бросила презрительный взгляд на Харпер.

– Присоединится ко мне на ринге было большой ошибкой, Харпер. – Она произнесла ее имя с полным отвращением.

Ага, многие люди считали так же. Почему? Да потому что Харпер была известна среди своего социального круга, как сфинкс без крыльев.

Странной. Ненормальной. Большинство ошибочно полагали, что из-за этого она будет легкой добычей. Мона не была исключением.

Харпер только лишь съязвила.

– Докажи.

С ухмылкой, Мона наколдовала шар из адского пламени – обычная способность многих демонов – и метнула его в Харпер.

Резко шагнув в сторону, Харпер увернулась от шара. Но, не смотря на гнев, который угрожал захватить ее самообладание, она не ответила тем же, что явно озадачило Мону.

Предвестница не понимала, почему Харпер не хотела драться с ней, она не считала эту суку достойной. Все, что было необходимо Харпер, так это заполучить полный контроль над тупой телкой.

Конечно же, у нее были способности, которыми она могла навредить Моне на расстоянии.

Но если она собиралась причинить предвестнице настоящую боль, ей необходимо дотронуться до нее руками. К сожалению, Мона выбрала стратегию боя на расстоянии. Харпер необходимо заманить её поближе.

Что означало нужно вывести ее из себя – Харпер была полностью спокойна. По природе своей, она очень собранный человек.

Но характер у нее вспыльчивый и горячий.

– Знаешь, я не могу понять, почему ты решила удрать вместе со своими меленькими друзьями, которые напали на Хлою,– усмехнулась Харпер, – Чувствуешь пустоту внутри? Я имею в виду, такую же, как в твоей башке?

– Сука, – прошипела Мона. Она пускала адские шары один за другим, целясь Харпер в голову, грудь, ноги и живот.

Харпер уклонилась от большинства, позволив попасть одному в плечо, а другому в ногу. Она не хотела, чтобы Мона знала, насколько быстрой может быть. Она хотела, чтобы Мона была достаточно самоуверенной и подошла ближе.

– Это все из-за того, что Гаэль предпочел тебе Хлою три года назад? Правда? Как жалко.

– Он не выбирал ее. Она пленила его.

Хлоя могла контролировать разумы большинства, но она слишком уважала себя, чтобы использовать свои способности, привлекая парня к себе, который к тому же не хотел ее.

– Мы обе знаем, что это не правда. А даже если и так, то злом зла не поправишь. Твои родители доказали это.

Рыча, Мона наколдовала два шара из адского пламени и одновременно запустила их. Харпер быстро увернулась от обоих. Молниеносно она вынула небольшой кинжал из сапога, сжимая рукой темно-красную мраморную рукоять.

Мона рассмеялась.

– Думаешь, маленький ножичек спасет тебя?

Обычный, скорее всего, нет.

– Это почти мило.

Харпер снова уклонилась от адского шара, который летел в нее. Наколдовать шары для Харпер было то, что она не могла освоить. Она могла вызвать адское пламя, но не могла придать ему форму. Но тем не менее, она могла сделать кое-что другое. Создав адское пламя в левой руке, Харпер переместила его в нож. Таким образом, лезвие вспыхнуло и стало совершенно смертоносным. Молча, Мона смотрела в изумлении. На мгновение толпа замолчала. Они все полагали, что Харпер не отвечала тем же, потому что у нее не было в запасе каких-либо устрашающих способностей – неверно.

С высокомерной улыбкой, Харпер закрутила пальцем лезвие.

– Лично я думаю, что это превосходит шары. – Потому что она могла поместить адское пламя в любой объект, который тут же становился смертоносным. Лезвие. Ручка. Заколка для волос. Все что угодно. – Если бы я не знала тебя лучше, то решила, что твою обезьянью рожу перекосило от страха.

Мона поймала кинжал, который бросил один из ее друзей и потом бросилась на Харпер – давая ей то, чего она так хотела. Харпер уклонилась от кинжала, полоснув бедро Моны, а затем ударила ее ладонью в живот.

Содрогаясь, Мона упала на колени с открытым ртом в безмолвном крике от мучительной агонии. Это не адское пламя разъедает ее плоть. Нет, это было что-то гораздо хуже. Толпа снова стихла, озадаченная тем, почему один порез и удар заставили Мону упасть.

Харпер присела перед ней.

– Никто не трогает мою семью. Подойдешь к одному из них снова, и это боль покажется тебе чертовски приятным наказанием. Ты поняла?

Рыдая, Мона упала на бок свернувшись калачиком, когда судья кинулся к ней.

– Что произошло? – спросил он.

Харпер засунула кинжал обратно в сапог.

– Она получила по заслугам.

И с этими словами покинула ринг.

Потребовалось несколько минут, чтобы выбраться из ликующей толпы, прежде чем она добралась до своего кузена с кузиной, стоящих у выхода из шатра.

Шагая с ней в ногу, Хлоя обмахивала лицо.

– Я счастлива до слез.

Киран выглядел взбешенным.

– Не могу поверить, что эта сука подослала своих друзей... – Они остановились, когда вдруг два демона появились перед ними. Мужчина, широкоплечий с черными волосами и золотистыми глазами, что навело Харпер на мысль о волке. И женщина – высокая, стройная с потрясающей лоснящейся косой, которая висела через плечо.

Харпер много раз видела, как они патрулируют Подземку, и она точно знала, что демоны – стражи.

– Мистер Торн, хотел бы поговорить с тобой, – обратился к Харпер мужчина.

Блять.

– В самом деле? Я вообще-то не любительница поболтать.

Искренне удивившись, женщина улыбнулась.

– Я уверена ты не будешь возражать и уделишь несколько минут мистеру Торну.

Ну, на самом деле, Харпер возражала. Учитывая все то, что она слышала о Ноксе Торне, перспектива встречи с ним точно не радовала ее, – тем более, было в нем кое-что, что раздражало ее вид, – никто из демонов толком не знал каким демоном он являлся. Харпер не любила то в чем не разбиралась.

Но это было жизненно важно никогда не показывать хищнику слабость, и, отступив от вызова, она бы выглядела бесхребетной в глазах стражей.

– Только ты, – произнес мужчина.

Харпер кивнула.

– Ждите в Экспресс-баре, – сказала она родственникам, – Я скоро вернусь.

Не дав им возможности возразить, она последовала за двумя стражами, обойдя сзади шатер, они стали подниматься по лестнице. Остановившись возле двери с надписью "Офис", мужчина постучал по ней костяшками пальцев.

Она могла чувствовать силу власти Нокса, которая исходила оттуда и защищая обволакивала дверь. Когда потрясающе чувственный голос пригласил их войти, мужчина страж открыл дверь и жестом указал Харпер пройти. Затем два стража ушли, оставив ее.

Сделав глубокий вдох, Харпер проскользнула внутрь... и поняла, что борется с желанием посмотреть на внушающую страх, высокую, мощную фигуру, стоящую за стеклянным столом. Глубоко посаженные темные глаза, которые соответствовали цвету его волос, уставились на Харпер, и сила в них потрясла ее. Тело девушки тут же отреагировало.

Жидкая похоть разлилась по телу, заставляя грудь ныть от боли, а соски затвердеть, и каждый дюйм ее кожи внезапно стал невероятно чувствительным. Вот ведь дерьмо.

Все демоны обладали природной сексуальностью, и она слышала, что Нокс имел поразительное воздействие по сравнению с другими, но Харпер определенно не была готова к такому.

Он излучал энергию альфы, демонстрируя примитивный сексуальный магнетизм, который заставил бы любую девушку умирать от похоти.

Когда она оценила его дерзкий взгляд, мощный стан, и хладнокровный вид, множество слов ей пришло на ум: Могущественный. Сильный. Уверенный. Наблюдательный. Неустрашимый. Непреклонный.

Жуткий, если это не делало его пугающим.

Отказываясь прогибаться под силой всего этого, Харпер закрыла дверь и ждала. Он ничего не сказал. Не поприветствовал ее. Не предложил ей сесть.

Просто смотрел на нее оценивающе, этими темными, проницательными глазами, от чего в воздухе, казалось, повисло напряжение. Но черта с два она отведет взгляд.

Он испытывал её силы, и она не сомневалась, что провалилась.

Наконец, словно сошедший со страниц мужского журнала GQ, Нокс медленно обогнул стол и пошел к ней. Нет, пошел – это не подходящее слово.

Он плавно скользил – двигаясь с грацией животного, которое требовало внимания и легко завладевало им.

Ее внутренний демон застыл, почувствовав угрозу от этого мужчины, который источал опасность.

А Нокс опасен – это было видно по тому, как он двигался, по его осанке, по напряженным мышцам, которые играли под черным костюмом.

Она могла бы поспорить, что его костюм стоит больше, чем ее гардероб.

– Я Нокс Торн. – Он наклонил голову, эти темные глаза по-прежнему смотрели на нее. Он был еще более внушительным вблизи. – А ты...?

– Харпер Уоллис.

Ее беспокоило, что он нервировал ее демона, которого редко, что могло вывести из себя. И к полному разочарованию, Харпер не могла считать его, не могла определить, к какому виду демонов он принадлежит.

Но инстинкты говорили ей быть осторожнее, так как она находилось в обществе очень могущественного хищника.

– Харпер Уоллис. – Он не произносил, а пробовал на вкус ее имя. Смакуя его голосом, подобно дыму, виски и бархату. И Харпер знала, что немного позже потешит себя весьма грязными фантазиями на этот счет.

Она, конечно, надеялась, что он не мог читать ее мысли – а иначе будет весьма неловко.

Она не обиделась, когда он не пожал ей руку в ответ. Демоны были тактильными, духовными, сексуальными существами, но они также очень избирательно выбирали того, кому позволяли прикасаться к себе.

– Приятно познакомится, наверное. – Ее голос звучал не искренне.

И по какой-то причине его рот скривился в ухмылке, что заставило ее либидо станцевать фанданго. Отлично.

Ну вот, эта демоница снова удивила его.

Когда она вошла в комнату, ее глаза – стеклянные, сверкающие, как у кошки – были цвета теплого меда. Но когда Нокс подошел и встал перед ней, мед начал циркулировать, словно жидкость, превращаясь в упоительный тускло-серый.

У него возникло предчувствие, что это не продлиться долго, прежде чем цвет поменяется, и он был заинтригован, каким следующий будет оттенок.

Заинтригован.

Простое чувство, которое так давно он не испытывал, пока краем глаза не увидел эту демоницу на ринге. Ее черты лица были мягкими и женственными. За исключением этого рта. Роскошный, гладкий и соблазнительно – вишневого оттенка, он был его фантазией. Он мог представить, как запускает руки в эти гладкие темные волосы, кончики которых были золотистыми, а его член скользит между этих губ.

Его внутренний демон моментально оживился, как только она вошла в кабинет, перейдя от скучающего до настороженного настроения в одно мгновение. Ему нравились красивые, блестящие и уникальные вещицы, чем Харпер именно и была.

– Как твои раны?

Харпер пошевелила плечом.

– В порядке. – Раны почти зажили, но все еще чертовски болели. Демоны были неуязвимы перед обычным огнем.

Адский огонь, мог бы причинить серьезный вред. Пламя ада, с другой стороны, могло превратить человека в горстку пепла.

И вероятнее всего, парень, находящийся с ней в комнате может призывать его. Судьба таким образом смеялась над ней.

– Если ты Уоллис, то скорее всего из общины, расположенной в северной части Лас-Вегаса. – Когда она кивнула, Нокс добавил – Как тесно ты связанна с Джолин?

Когда он сделал маленький, крадущийся шаг ближе, демон Харпер напрягся еще больше.

– Она моя бабушка. – В дополнение к тому, что она была предводителем общины, Джолин Уоллис так же имела репутацию жесткой суки.

Ее сумасбродство достигало тридцатого уровня, и она была известна, тем, что в скверном настроении могла крушить здания, превращая их в руины...хотя Джолин придерживалась термина "знаток по разрушениям".

– Я открыто сотрудничаю с Джолин. – Ноксу всегда нравились импы. Почему? Да потому что ты знаешь, чего ждать от них. Ты знаешь, если ты достаточно глуп и не начеку, то они могут ввести тебя в заблуждения и ограбить. Ты знаешь, что получишь правильные ответы, если будешь задавать правильные вопросы.

И ты знаешь, что потерпишь разочарование, если будешь ждать от них послушания. Но стоя так близко к Харпер его чувства обострились, и он понял...

– Ты не имп.

Он не был уверен, кем она являлась. Семья Уоллис достаточно известная, и он предположил, что там были все импы.

– Нет, – подтвердила Харпер, впечатленная тем, что он почувствовал это.

Нокс неожиданно развеселила типичная реакция импа – смутное и уклончивое. Видимо для всех целей и намерений она была импом.

– Присаживайся, – пригласил он, указывая на кресло, стоящее перед ним. Прежде чем сесть, ее необычные глаза быстро просканировали комнату.

И он знал, что в этот момент, она оценивала наиболее ценные вещи и возможные места для расположения сейфа, а также все отступные выходы. Это было инстинктивно для Уоллис.

Нокс заметил, что она не издала ни единого звука, когда села – еще одна отличительная черта импа, которой Харпер обладала.

– Что ты такое?

Наблюдая, как он удобно уселся в кресле, она повторила.

– Что ты такое?

О, эта небольшая вспышка в ней, заставила его демона усмехнуться. Похожий на Нокса, у него не было много времени или уважение к слабым, испуганным ягнятам. Эту женщину определенно нелегко запугать.

Он мог бы довести дело до конца, но обнаружил, что ему нравится наблюдать за ней, изучать и разгадывать для себя ее тайны.

Харпер удивилась, увидев, как его рот дернулся в улыбке, так как она ожидала гнева. Поведение Нокса Торна, навеяло ей мысль о диком коте, чье настроение могло поменяться в любую минуту.

Невзирая на это, ей было просто тупо интересно, его короткие, черные как смоль волосы были таким же шелковистыми, как выглядели. Да, ладно, она никогда не блистала умом.

Увидев, что огромное окно открывало прекрасный вид на ринг, Харпер догадалась, что Нокс наблюдал за ее поединком с демоницей.

– Слушай, если речь идет о Моне, то она получила по заслугам.

– И что же именно она "получила"? – Нет ответа. – Твое прикосновение может вызвать агонию души, – догадался Нокс. Редкая способность.

– Догадливый. – Харпер всегда было легко это сделать. Всякий раз, когда она злилась, была в опасности или просто испытывала страх, темная защитная сила инстинктивно росла внутри нее и устремлялась к кончикам пальцев, заставляя их покалывать.

В детстве, подобной силой было трудно управлять. Но повзрослев, Харпер научилась усмирять её, если требовалось.

Нокс барабанил пальцами по столу.

– Если ты считаешь, что она заслужила испытать агонию души, я так думаю, что Мона натворила что-то, о чем мне следует знать. Расскажи мне.

Быть стукачом, который доносил на людей предводителя?

– Нет.

– Нет, – с неверием повторил Нокс.

Очевидно, это слово он редко слышал. Ну, Харпер нравилось знакомить людей с новыми впечатлениями. На самом деле, это ее призвание.

Воздух стал холодным, когда его глаза на долю секунды почернели, сообщая, что его внутренний демон был недоволен отказом, ад воцарился в этих омутах. Дрожь от дурного предчувствия пробежала вниз по позвоночнику Харпер.

– Если мои демоны сделали то, чего не должны, я должен разобраться с этим.

Она пожала плечами.

– Это уже улажено.

– Этот бой был личным. Расскажи, почему.

Парень, чертовски настойчив.

– Спроси Мону.

– Я спрашиваю тебя.

– Умрешь от стыда, если я не отвечу, ха.

Его демон был под впечатлением от Харпер. Ему понравилось, как она дала отпор, и для него она будет восхитительной добычей. Не слабой, беззащитной, – нет, а весьма занимательной.

– Итак, упертая значит.

– Да. – Это было одно из самых лучших ее качеств.

Он был прав, потому что инстинкты подсказывали Ноксу...

– Ты сфинкс. – Он знал это также, как то, что эта всепоглощающая боль от желания обладать ею не стихнет.

О, все же догадался предводитель.

– Да.

Неудивительно, что она была такой упрямой, размышлял Нокс. Подобно птицам, сфинксы – крылатые существа, вольные, изящные, и их весьма сложно сковать.

Подобно льву, они сильны, свирепы, храбры и целеустремлённо преследовали свою добычу. Короче говоря, не существовало более неуловимого, дерзкого, настойчивого демона, чем сфинкс.

Поднявшись на ноги, Нокс обогнул стол и подошел, чтобы встать перед ней. Харпер быстро встала, смело встречая его взгляд.

В тот же момент ее глаза снова изменились, тускло-серый цвет закружился и стал серебристо-фиолетовым. Было интересно наблюдать за изменениями.

– Если ты не собираешься отвечать на вопрос по поводу Моны, можешь ответить на другой. Ты связана с мужчиной-демоном? – Нокс не делился, а он хотел заполучить Харпер Уоллис.

Она нахмурилась. Парень был мастером по задаванию случайных вопросов.

– Почему ты хочешь знать? – И она и ее внутренний демон замерли, когда его глаза снова заволокла чернота.

Демон живущий внутри Нокса уставился прямо на нее, и это было леденящий душу пиздец. Эти глаза... были такими холодными, угрожающими и мудрыми. Казалось, что температура в комнате упала градусов на пять.

Он сократил оставшееся расстояние между ними, легонько провел пальцем по ее щеке и заговорил ровным, лишенным эмоций голосом.

– Ответь на вопрос, маленький сфинкс. – Столько, ни с чем не сравнимой, угрозы прозвучало в этих словах. – Больше никакой изворотливости.

Его лицо было до жути пугающим, но Харпер, будь она проклята, не позволит ему себя запугать. Никто, никто не будет играть с ней, словно она была жертвой.

– Моя личная жизнь, именно такая – личная. Но я поделюсь с тобой, если ты поделишься. Кто ты такой?

После долгого, напряженного момента, его чувственный рот изогнулся в улыбке. А глаза цвета обсидиана уже не были такими холодными. Они сверкали вызовом и весельем. И вдруг демон отступил, и она снова смотрела на Нокса.

– Твой демон не готов ответить на вопрос, да, – сказала Харпер, – Кто сейчас изворачивается?

Ее напористость заставила демона улыбнуться.

– Ты в праве предположить кто я, – сказал Нокс.

– Если я угадаю, то ты признаешься? – От улыбки, играющей на его удивительных губах у Харпер свело живот. Несправедливо, что он был таким безумно горячим.

– Нет.

– Что-то подсказывает мне, что лучше не знать кто ты.

Потому что все то, что жило у него внутри, было слишком опасным.

У этой демоницы талант удивлять его.

– Ты совершенно права. – Сотовый Нокса зазвонил, и он вытащил его из кармана.

Харпер слегка расслабилась, когда он отошел, оставив ее личное пространство, чтобы ответить на звонок. Как ни странно, но ее демон начал успокаиваться рядом с ним.

Демон был заинтригован его чрезмерной самоуверенностью, его темной сексуальностью, силой, которая покрывала и кружила в воздухе вокруг него. Глупо, глупо, глупо.

Мышцы Харпер снова напряглись, когда Нокс подошел к ней, разговаривая по телефону, он не сводил с нее глаз, обещая звонящему, что скоро будет. Хорошо.

Потому что она быстрее хотела выбраться отсюда.

– Мне нужно идти, – сказал ей Нокс, открывая дверь кабинета, – Было весьма интересно познакомиться с тобой, Харпер Уоллис. – Его демон зарычал при мысли расстаться с ней.

Он хотел этого восхитительного сфинкса, хотел ее разгоряченное тело под ним, или над ним, или против него, как он прижмет ее к стене и будет трахать до потери сознания. Демоны не придавались ласкам.

– Взаимно. – К ее удивлению, он протянул руку. Это было приглашением дотронуться до него, разрешение сломать барьер. Но если она коснется его, то вернет приглашение.

У не будет в праве прикоснуться к ней, как и когда этого пожелает, и не только физически, но и ментально. А это не пустяк. Но Харпер не была трусихой.

Встретив его темные глаза, Харпер пожала его руку, явно не ожидая вспышку тепла, которая заполнила ее, когда их кожа соприкоснулась.

Ее сердце подпрыгнуло, когда он провел большим пальцем по ее внутренней стороне запястья, и он без сомнения чувствовал, как с перебоем колотиться ее пульс. Но она не собиралась зацикливаться на этом моменте проявления слабости.

Отпустив ее руку, на прощанье он нежно коснулся ее разума, так как может только Нокс и его демон, или оба.

И затем что-то совершенно чертовски странное произошло.

Давление в ее голове росло, как если бы какая-то магнитная энергия давила на ее разум... словно что-то подавляло ее психику, пытаясь слиться с ней.

Она была уверена, что споткнулась, и не только от внезапной дезориентации, но и от понимания того, что это означало. Встретив взгляд Нокса, она увидела то же осознание.

О, черт.

– Анкор, – произнёс Нокс, зная, что выглядел также ошеломленным, как и Харпер. Слово прозвучало больше, как обвинение, призывающее ее опровергнуть это.

– Анкор, – спокойно признала Харпер. Возможно, многие бы сейчас прыгали от радости. Ведь иметь духовную пару было здорово, верно? Не обязательно.

С обретением анкора появлялось достаточно много проблем. Однако, ее внутреннюю демоницу не волновали эти вопросы.

Она видела в этом мужчине, того кто принадлежит ей, и демоница не желала ничего больше, чем связать их разумы.

Странно наблюдать за тем как, самообладание Нокса слегка пошатнулась, казалось, что он разрывался между тем, чтобы остаться и обсудить их несколько затруднительное положение и тем, чтобы позаботиться о проблеме, обсуждаемой ранее по телефону.

Спустя долгую минуту молчания, он вздохнул.

– Я должен идти, Мы поговорим завтра. Я найду тебя.

Он исчез прежде, чем она смогла среагировать на то, что было наполовину угрозой, наполовину обещанием. И Харпер знала, что теперь ее жизнь изменится.

Дерьмо.

 

Глава 2

Закрыв за собой дверь квартиры, Харпер прислонилась к ней и испустила длинный вздох. Надо же, анкор, она нашла своего анкора. Пока никаких теплых, нежных чувств от этого открытия она не испытывала.

И это было странно. Так же как оборотень нуждался в предназначенной ему судьбой паре, чтобы сделать цельной свою душу, демону был необходим предопределенный духовный супруг или "анкор", чтобы стать психически цельным.

Анкор полностью оправдывал свое название – он сдерживал демона и делал сильнее, больше не надо было бороться за господство над своим внутренним демоном, что означало, он никогда не потеряет над собой контроль.

До тех пор, пока у демона не было полного контроля над живущей в нем сущности, он мог легко впасть в безумие.

Если демон не обладал психологической устойчивостью, чтобы занимать главенствующую позицию, внутренняя сущность брала над ним верх. Шла вечная борьба.

Те демоны, которые не впали в одержимость, часто сходили с ума или даже совершали самоубийство, не выдержав противостояния.

Однако, как только образовывалась связь с анкором, внутренняя борьба прекращалась, каждый из пары становился более уравновешенным, появляющаяся в результате мощная сила помогала им удерживать доминирующую позицию. Это не значит, что их внутренний демон не будет давать о себе знать время от времени, но он не сможет взять бразды правления на себя, если только ему не позволят это сделать.

Иметь анкора приносило с собой и другие преимущества. К примеру, рядом с тобой всегда есть кто-то, на кого можно положиться, кто-то, чья преданность безгранична. В большинстве случаев, анкоры остаются близкими друзьями, доверяющими друг другу самое сокровенное.

Если необходимо, они заступятся, поддержат и защитят своего анкора. Не раздумывая.

Однако, были и минусы. Анкоры могли оказаться ревнивыми и гиперопекающими, от чего становились раздражающе навязчивыми.

Вдобавок, демонам психологически неуютно разлучаться надолго со своими анкорами.

Также известно, что, если демон умирал, то его анкор, при условии, что связь образовалась, очень тяжело переживал его смерть, доводя себя до истощения.

Иногда, боль от потери была настолько сильна, что длилась бесконечно долго.

Когда Харпер была маленькой, мечты об анкоре – о ком-то, кто будет ее защищать, будет всегда рядом, невзирая ни на что – приводили в трепет.

Конечно, это могло быть связано с тем, что ни один из ее родителей не подходил под определение "надежный". Не раз в своих детских мечтах она представляла своего анкора, но он был совсем не похож на Нокса Торна.

Тогда мог ли кто-нибудь представить, что ее анкором станет самый могущественный из их вида? Сомнительно.

Несмотря на то, что Харпер знала о нем, она его не боялась. И не будет отрицать, что он выводил ее из равновесия. Ей пришлось признать, что он слегка подавлял ее.

Даже до того, как она узнала, что он ее анкор, в ней не было ничего, похожего на страх, который вполне оправдан.

Или Харпер подсознательно почувствовала, кем Нокс был для нее, или она просто дура.

Тем не менее, она не могла сказать, что сильно жаждала соединиться с ним. Не из-за слухов, которые слышала о нем, а из-за того, что, без сомнения, в качестве анкора с Ноксом Торном будет очень трудно.

Всего пятнадцати минут в его компании было достаточно, чтобы понять, он очень властный, у него все под контролем, и он получает то, что хочет именно тогда, когда этого хочет.

Он будет вмешиваться в ее жизнь и диктовать ей, как жить. Поскольку она строптива, своенравна и упряма – и гордилась этими чертами характера – то сведет его с ума.

Проведя большую часть своей жизни в разъездах вместе с эмоционально незрелым отцом-бродягой, Харпер привыкла справляться с жизненными трудностями самостоятельно.

Она стала настолько независимой, что испытывала дискомфорт, когда люди делали что-то для нее. Одиночество стало ее зоной комфорта, оно было понятным для нее.

Но если твой анкор Нокс Торн, такие вещи с ним не совместимы.

К тому же имелось маленькое затруднение, о котором, она могла побиться об заклад, Нокс не знал; нечто такое, что в любом случае заставит его отказаться принять ее в качестве анкора. Вскоре она раскроет эту тайну.

В то же время, она должна узнать о нем больше. Присев на диван, она достала сотовый телефон и набрала знакомый номер.

– Привет, Бабуля.

– Привет, солнышко!

Джолин Уоллис могла быть властной, назойливой и мастером манипуляций, что даже Люцифер с трудом с ней справлялся, но она самоотверженно любила и защищала свою семью.

Она также тренировала и готовила Харпер занять однажды место предводителя, но девушка не считала это своим призванием.

– Как дела?

– Отлично, – ответила Джолин. – У тебя усталый голос.

– У меня был длинный и напряженный рабочий день. – И еще более напряженная ночь.

Послышался тяжкий, разочарованный вздох.

– Я учу тебя лгать, воровать, вымогать, присваивать чужое, пользоваться поддельными документами и обчищать банковские счета. А ты что делаешь? Работаешь.

Харпер закатила глаза.

– В общем... я позвонила, чтобы сказать тебе, что мм... я нашла своего анкора.

– Неужели? И кто этот везучий ублюдок?

– Собственно говоря, ты с ним встречалась.

– Ну, не томи. Ты же знаешь, я этого не люблю.

– Это Нокс Торн. – Воцарилось гробовое молчание. – Бабуля, ты там?

Снова тяжкий вздох.

– Мне следовало ожидать, что твой анкор будет сильным и могущественным. Иначе, он бы тебе не подходил.

– Ты одобряешь?

– Нокс Торн – могущественный демон, и он сделает то, что должен для своих подопечных – теперь и ты входишь в их число. Как я могу это не одобрять? Предупреждаю сразу: он не будет терпеть твое кривлянье "я не хочу анкора", если жаждет этой связи.

– Да, я в курсе. Но есть так много всего, о чем я не знаю. Одни только слухи и все. Мне нужны факты.

– Хорошо, вот тебе факты. Нокс Торн возглавляет одну из самых больших общин, и, по общему мнению, он из тех предводителей, кто заботится о своих демонах и отлично ими управляет. Они у него по струнке ходят. Слышала многочисленные рассказы про его "наказания". Не так давно одного из его демонов похитили вампиры. Нокс выследил вампира, виновного за преступление, и подверг жестоким пыткам, посадил ее в закрытый медный гроб, а затем развел под ней огонь.

– Я слышала немного об этом.

– Нокс может быть бессердечным и неумолимым. И если хочешь знать, он даже более могущественный, чем мы полагаем. Но он никогда не причинял нашей семье никаких беспокойств. И не воюет с другими общинами. Он мог бы воспользоваться своей силой и попытаться управлять всеми США, если не миром. Но не стал. Не то, что эта сука Исла, которая наделала столько шума в последнее время – она жестока и жадна до всего, что имеет отношение к власти. Нокс не такой, и это о многом говорит.

– Как ты думаешь, кто он?

– Не знаю. Некоторые считают, что он просто чрезвычайно сильный инкуб, распространяющий вокруг себя невероятное обаяние. – Харпер так не думала. Нокс был кем-то... большим. Инстинктивно она знала, что никогда раньше не встречалась с таким. – В любом случае, не позволяй Ноксу или его демонам обижать тебя. Всякая слабость, которую ты покажешь, будет использована против тебя. Я не говорю, что ты должна его провоцировать или не проявлять осторожность рядом с ним – все настолько опасное нужно тщательно обдумывать. Но не бойся настаивать на своем.

– Скорее это я доведу его до бешенства.

Джолин хихикнула:

– Само собой. Ты же Уоллис. Мы этим как раз и занимаемся. – Молчание. – Смело можно сказать, Карле не понравится, что ты анкор Нокса, создашь ты связь или нет.

– Думаешь, я не знаю, что ты сейчас улыбаешься.

– Все, что выводит эту суку из себя, заслуживает улыбки. Если она будет беспокоить тебя, позвони мне.

Чтобы Джолин камня на камне не оставила от дома женщины? Соблазнительно, но от этого только дополнительные проблемы.

– Она этого не стоит, бабуля.

– Ну, детка, дай же старой женщине повеселиться.

– Твои представления о веселье имеют тенденцию привлекать внимание людей.

Раздраженный вздох:

– Понятия не имею, почему тебе надо быть такой строгой.

Харпер покачала головой:

– Ты невероятна.

– Спасибо. – Голос выдавал ее искреннюю радость по поводу комментария.

Изумляясь самой себе, Харпер фыркнула:

– Мне нужно идти, вскоре увидимся.

– Ловлю на слове, солнышко. Помни, с Ноксом стой на своем.

Она будет. Потому что Харпер никогда не сдается. Даже перед парнем, который может сделать из ее мозгов яичницу-болтунью и играть с ее телом, даже не прикасаясь.

***

– Или ты слишком глубоко засунула свой тампон или что-то тебя гнетет. Ну и что это?

Прочищая свое рабочее место татуировщика, Харпер подняла голову и вздохнула, увидев свою подругу по общине:

– Повторяю в сотый раз, у меня все прекрасно.

Девон ободряюще ей улыбнулась:

– Конечно, у тебя все хорошо. – В словах не было сарказма, только абсолютная вера в Харпер. – Но это не значит, что тебя ничего не гложет. Поделись, наконец. У тебя целый день такой вид, я больше не выдержу неизвестности. – Все адские кошки были неимоверно и раздражающе любопытны. – Я даже дождалась ухода Хлои на тот случай, если ты не захочешь обсуждать свою проблему при семье. Знаю, как они любят во все вмешиваться.

Что правда, то правда, нет никого назойливее, чем импы Уоллис.

– Уж не Ройс ли причина твоего угрюмого настроения? – спросила Девон, кошачьи зеленые глаза насторожены. – Если честно, думаю, ты можешь заняться чем-нибудь и получше.

– Нет, это не Ройс. Хотя нет ничего забавного работать через дорогу от своего бывшего. – Особенно из-за того, что вышеупомянутый бывший был тем еще засранцем, к тому же это он ее обманул.

В студию вошла Рейни, еще один член общины Харпер:

– О чем разговор?

Она и Харпер не только главные татуировщицы, но и вместе владели этим бизнесом. Девон работала пока учеником и специализировалась на пирсинге, тогда как Хлоя сидела на ресепшене.

Кругом царила атмосфера рока, искусства и Харлей Дэвидсон. Демонессы использовали белые стены офиса в качестве одного гигантского холста.

Картины из золота и серебра на стенах на самом деле копировали татуировки, например: пламя, водовороты, животные и китайские драконы.

Фотографии татуировок в рамках также украшали стены.

На ресепшене стоял большой, в виде буквы L диван и кофейный столик. Тут же по всей комнате находились стеклянные витрины с разнообразными драгоценностями.

Хромированный, почти круглый стол в приемной не занимал много места, тем самым экономя рабочее пространство, Хлоя с маниакальной настойчивостью наводила на нем порядок и охраняла свою территорию не хуже бульдога. Хлоя полна противоречий.

Она одержима аккуратностью – у каждой вещи свое место, и там она и должна находиться, иначе Хлоя совсем теряется.

И в тоже время, Харпер не знала никого, кто так неряшливо одевался, как ее кузина.

– Харпер собиралась рассказать мне, что не дает ей покоя, и затихла.

– О,о, ну давай же, расскажи, – подбодрила Рейни перед тем, как сделать глоток кофе. Каким-то образом, у нее это выглядело очень сексуально. Как и все суккубы, она излучала секс. А в настоящий момент соблюдала целибат.

– Я тебе говорила, как мне нравится твой новый образ? – спросила Харпер Рейни, восторгаясь мягким розоватым свечением хайлайтера  на ее светлых волосах. Оно напоминало ей клубнику со сливками.

Рейни предупреждающе подняла руку:

– Меня не собьешь с толку.

Смиренно вздохнув, Харпер выпалила:

– Я нашла своего анкора.

На лице Девон отразился восторг, но затем она нахмурилась в смятении.

– Что в этом плохого? – Казалось, Рейни тоже озадаченна.

– Потому что, если бы даже я и хотела иметь анкора, этот парень – последний человек, которого я бы выбрала.

Сверкнувшая в глазах Девон заинтересованность была вполне ожидаема:

– Да ну! А почему?

– Это Нокс Торн.

У Рейни отвисла челюсть:

– Серьезно? Ух ты! Я, конечно, на это не надеялась, но не понимаю, почему ты не хочешь его в качестве своего анкора.

– Он любит, когда у него все под контролем. Я сведу его с ума.

Рейни фыркнула:

– Ты любого парня сведешь с ума. Это твой дар и предмет моей зависти.

Видимо, это все связано с тем, что никто не догадывался, с каким трудом Рейни отбивалась от мужчин, которых притягивало к ней, как магнитом, их манили ее чувственные изгибы, безупречная кожа, врожденная сексуальность и пронзительные янтарные глаза – у всех суккубов было тело, которое просто кричало "секс", и являлось частью их образа.

Рейни всегда скрывала свое тело ничем не примечательной, скромной одеждой, поскольку не любила привлекать к себе много внимания.

– Это отличная новость, – настаивала Девон. – Нокс невероятно могущественен. Иметь его анкором – значит быть под высшей защитой. Не забывай, демоны могут быть жестоки, от такого покровительства не отмахиваются. Я всерьез сомневаюсь, что кто-то посмеет причинить тебе вред, если будут знать, что им придется иметь дело с Ноксом.

Рейни сдвинула брови:

– Должна сказать, что это тяжкий груз нести ответственность за поддержание психической стабильности, пожалуй, самого могущественного демона из ныне живущих.

– Спасибо, что указала на это, – сухо прокомментировала Харпер.

Суккуб сладко улыбнулась:

– Всегда пожалуйста.

Харпер захотелось придушить обоих демонесс:

– Есть еще кое-что, что вы не берете в расчет. Будучи его анкором, я становлюсь мишенью для его недоброжелателей. Я в большей опасности. У него много врагов. Спорю, некоторые из них достаточно глупы или достаточно обозлены, чтобы рискнуть навредить мне и взять над ним вверх.

Девон склонила голову, раздумывая:

– Хотя, если посудить: наша община небольшая и в основном состоит из импов. А импы живут для того, чтобы изводить людей. Если бы твоя бабушка не взбесилась и почти не разрушила «Мост Золотые Ворота», когда община из Сан-Франциско решила бросить нам вызов, у нас было бы намного больше проблем. Другими словами, мы постоянно в опасности. От Нокса проблем будет меньше. Только подумай, ты сможешь раскрыть секрет: к какому виду он принадлежит.

Харпер покачала головой:

– У меня же не будет доступа к его мыслям, если только он сам разрешит.

Психическая связь между разумами похожа на объединение двух сфер, где они лишь слегка разделены, все еще оставаясь отдельными сущностями и одновременно делая друг друга духовно сильнее. Связь анкоров не позволяла им читать мысли партнера, ощущать чувства, как свои, или узнавать потаенные секреты, это не было эмоциональным вторжением.

– Да знаю, – нетерпеливо согласилась Девон, перекидывая длинный, цвета ультрафиолета локон через плечо. – Но большинство анкоров проводят вместе много времени, им это необходимо. Пока ты будешь находиться рядом с ним, то можешь найти какую-то зацепку к раскрытию тайны, кто он.

– Лично я думаю, что тебе нужно создать с ним полноценную связь, – промолвила Рейни. – У тебя будет серьезная защита, и ты станешь сильнее и более могущественной. Наверняка, он диктатор, но ты не из тех, кто даст себя в обиду. Так что все отлично.

Так ли это? Харпер не была настолько уверенной. Внезапно вся ее жизнь перевернулась верх ногами.

– Не говори пока никому, ладно. Особенно, никому из нашей общины или моей семьи. Ситуация... деликатная.

Рейни и Девон торжественно кивнули, но Харпер это не успокоило.

Тот факт, что ее бывший вальсирующей походкой вошел в студию совсем не улучшил ее настроение. Ройсу был к лицу суровый, ковбойский стиль. Их короткому роману пришел конец после того, как он изменил ей. Не сказать, что ее сердце было разбито, поскольку их отношения, в лучшем случае, можно назвать поверхностными.

Ройс считал, что она слишком независима, и это правда. У нее своя голова на плечах, и она не привыкла полагаться на кого-то.

Стоит признать, Харпер тяжело открыться перед другими и довериться им.

Да, у нее есть комплексы, и она в курсе, что над ними надо работать.

Но Ройс хотел поставить ее в унизительное положение и переделать в совершенно другого человека, что ясно показало, они не подходят друг другу.

И то, что он спал с кем-то еще, только подтвердило эту теорию.

Все же, его взбесило, что она порвала их отношения.

Она и представить не могла, почему он был настолько зол, что подговорил свою сестру не пускать ее с подругами в кафе через улицу, которым владела его семья.

Находится рядом с ним по ощущениям напоминало ей, как она однажды немного изучала квантовую физику – тратила свое время попусту и все спрашивала себя... зачем?

Вздохнув, она повернулась к нему лицом, а подруги встали по обе стороны от неё:

– Что ты здесь делаешь?

Бывший поднял руки вверх:

– Я просто хочу поговорить.

– О том, что ты запретил нам посещать твое кафе?

– Это не так.

– Именно так.

Он провел рукой по каштановым волосам, от чего они стали торчать во все стороны:

– Тогда накричи на меня.

Харпер моргнула:

– Что?

Ройс взмахнул руками:

– Наори на меня. Пошли меня куда подальше. Потребуй, чтобы я исправил дело.

Когда до нее дошло, она разинула рот:

– Ты сделал это, чтобы вызвать у меня какую-то реакцию?

– Мне нужно было знать, волную ли я еще тебя. – Он покраснел, когда Рейни и Девон захихикали.

Ну, надо же!

– Зачем тебе это? У тебя есть кого трахать.

– Я уже миллион раз просил за это прощения. – Глубоко вздохнул. – Я скучаю по тебе, правда.

– Ты и должен. Я чертовски потрясена.

Рассерженно вздохнув, он настаивал:

– Не может быть, чтобы ты ничего не чувствовала ко мне.

– Конечно, чувствую. – Харпер вздернула голову. – Раздражение. Злость. Отвращение. Да, и еще жалость.

Она замерла, что-то странное только что произошло: чужой разум скользнул в ее. Такой знакомый, будто...

Она посмотрела за плечо Ройса, входная дверь медленно открылась, и в студию вошел богатый, безумно сексуальный мужчина. Нокс обвел взглядом окружающих, пока не сосредоточился на Харпер, сверля ее глазами, словно лазером.

Ее тело залило жаром, внутренний демон мгновенно встрепенулся, и снова ощущение острой необходимости создать связь захлестнуло ее.

Пришлось взять себя в руки и призвать спокойствие.

Ройс обернулся и застыл в тревоге. Даже люди ощущали опасность, исходящую от Нокса, хотя и не ведали, что он сверхъестественное существо. Рейни и Девон, в свою очередь, не только боязливо замерли, но и возбудились при виде него; обе реакции диктовались инстинктом.

– Харпер, – поприветствовал просто Нокс, хотя в каждом слове сквозила интимность. – Настало время для нашего разговора.

– Кто ты? – спросил Ройс.

Нокс посмотрел на человеческого мужчину, который стоял слишком близко к Харпер, ему это не нравилось. Настолько близко, что можно предположить, они любовники.

Это тоже не понравилось Ноксу. Его внутренний демон в принципе не терпел людей.

– Я Нокс Торн.

– Ройс Ярдли. – Он ткнул пальцем в сторону Нокса. – Я слышал о тебе, ты владеешь почти всем...

– Харпер и мне нужно побеседовать, мистер Ярдли. – Нокс отошел, освободив дверной проход – намек на то, что Ройсу пора уходить.

Выглядевший сбитым с толку, человек покинул студию.

Рейни наклонилась к Харпер и тихо произнесла:

– Кажется, я сейчас лишусь чувств от этих властных флюидов, распространяющихся вокруг него.

Харпер закатила глаза:

– Мы поговорим в офисе, – сообщила она Ноксу и направилась прямо в заднюю часть студии, слыша его уверенные шаги за спиной.

Уже внутри Харпер призадумалась, не встать ли ей за столом, чтобы между ними оставалось какое-то расстояние, но это слишком попахивало страхом.

Поэтому вместо этого она встала перед ним, скрестив руки на груди.

Он подошел к ней, но не настолько близко, чтобы вторгнуться в ее личное пространство. Выражая очевидную, неизменную самоуверенность, стоял и смотрел на нее, будто каждый дюйм окружающего пространства принадлежал ему.

Могущество и сила расходились от него, производя впечатление на ее демона и барабаня по коже Харпер.

– Я не спрашиваю, откуда ты узнал, где я работаю. – Наверняка, Торн навел справки о ней сразу же, как понял, что она его анкор.

Ее защитная поза вызвала у Нокса улыбку. Похоже, его маленький сфинкс не очень уютно себя чувствует в роли анкора. Собственно говоря, ему и самому слегка не по себе.

Как предводителя, его всегда окружало множество людей. У него вошло в привычку нести ответственность за других, поддерживать их и защищать.

Но это не было личным, между ним и его демонами сохранялась дистанция – даже между ним и его стражами.

Однако, отношения с анкором не позволяли держаться в стороне. Они станут чрезвычайно близки на духовном уровне и сыграют огромную роль в жизни друг друга.

Помимо стражей в его жизни практически нет людей. Если только присутствовали на ее задворках. Но не являлись ее частью. Стремление защищать и обладать Харпер оказалось настолько сильным и глубоким, что Нокс понимал, с ней все будет по-другому.

Нокс не знал, готов ли он к этому "по-другому". По сравнению с прочими демонами он не рвался найти своего анкора и не верил, что нуждается в нем. Не представлял, как анкор может улучшить его жизнь.

Но когда их разумы соприкоснулись на краткое мгновение, и он осознал, что Харпер предназначена ему, то подумал... Моя. Просто. Примитивно. Инстинктивно.

И казалось, чувства не собираются угасать со временем.

Поразмыслив над всем и привыкнув к мысли иметь анкора, он успокоился. Для него все стало простым, также как было и для его демона.

Эта женщина принадлежала ему, что означало, создана для него, и он должен ее оберегать.

А вот Харпер не выглядела смирившейся.

– Ты сомневаешься.

– Наверняка, и ты тоже. Для такого человека, как ты, я все равно, что заноза в заднице.

– Такой человек, как я?

– Давай начистоту, я совсем не такая, как ты представлял своего анкора, верно? – Они не могли быть более неподходящими, у них совершенно разный образ жизни.

Харпер стала полной неожиданностью, но это нисколько не смущало Нокса:

– Вероятно, и я не то, что ты ожидала, но это ничего не меняет.

Изучая манящие карие глаза девушки, его внимательный взгляд уловил нечто, что немедленно взволновало его:

– Ты носишь контактные линзы. – Он хотел видеть ее настоящие глаза, наблюдать, как они меняют цвет.

– Само собой. Мне приходится прятать глаза от людей. И все же, давай вернемся к теме анкоров. Ты и сам по себе достаточно могущественен и не нуждаешься во мне или в ком-то еще, чтобы стать сильнее.

– Ах, моя малышка-сфинкс, неужели на самом деле думаешь, что я не чувствую, какой мощью ты обладаешь? В любом случае, это не важно. Ты нужна мне не из-за власти и даже не для того, чтобы удержать меня от сумасшествия.

– Тогда зачем?

– Потому что ты моя. Я не отдаю то, что мое.

Переполненная неуемной энергией, спасибо давлению в голове, все увеличившемуся и ставшему болезненным, Харпер начала расхаживать по комнате:

– Слушай, это не сработает.

Такие слова взбесили его демона, но Нокс решил быть с ней терпеливым – полагая, что любое принуждение только усилит ее решимость держать его на расстоянии.

Он позволит ей высказать все, что беспокоит, а затем устранит проблемы, потому что нет ни единого шанса, что он ее оставит одну:

– Почему ты так считаешь?

– Не знаю, правда, но чувствую, что тебе нравится контролировать других и поступать по-своему. Ты и со мной будешь так себя вести.

Нокс любил держать все под контролем – это верно. Давным-давно каждая минута, не посвященная сну, была расписана.

Ему говорили, что надеть, что есть, где и когда спать, и даже как долго ему разрешено спать.

Ему не позволяли иметь никаких личных вещей, или самостоятельно принимать решения.

Когда он, наконец, стал свободным, то начал жить по-своему и взял все, чего был лишен: власть, контроль, собственность, независимость, знание и свободу.

Все это было необходимо – особенно, контроль. При том, что без него Торн не смог бы сохранить свои способности и держать в узде своего демона.

– Да, мне нравится, когда все по-моему, – признал он. – И не стану отрицать, я буду вмешиваться в твою жизнь, пытаясь сделать ее лучше, а ты, естественно, – не согласишься, дашь отпор. Начнется ругань, поэтому нам нужно учиться компромиссу и находить равновесие.

Почему, когда он говорит, все выглядит таким нормальным, разумным и вполне выполнимым? А ее недовольство и нежеланием– глупым, и бессмысленным.

Но реальность такова, что это вовсе не глупые жалобы, потому что было еще кое-что. Слегка замявшись, Харпер вымолвила:

– Есть другая причина, которая усложнит дело.

– Что именно?

– Твои демоны стоят для тебя на первом месте: они могут рассчитывать на твое покровительство, ты им верен и предпочтешь их другим демонам. Так ведь?

Нокс сузил глаза:

– И что дальше?

– Моя мать – член твоей общины.

Да, совершенно неожиданно. В досье, которое он на нее собрал, не упоминалось о матери.

– Чувствую, ты уверена, это плохо.

– У нас с ней нет никаких отношений. Она не желает, чтобы я приближалась к демонам из ее общины. Как ее предводитель, ты на ее стороне. И несешь ответственность за эмоциональное и физическое благополучие каждого из твоих демонов.

Хватило пары секунд, чтобы перебрать в уме всех сфинксов в общине и догадаться про кого она говорит:

– Карла Хэйден твоя мать?

Харпер просто кивнула.

И его, и его демона поглотила пучина гнева, который он испытал к Карле Хэйден, той, которая причинила боль его анкору.

– Не знаю, что произошло между тобой и Карлойм– мы разберемся с этим позже. Я предан своим демонам и серьезно отношусь к своим обязанностям. И как правило, они в приоритете. Но эта не обычная ситуация, и ты не посторонняя. Ты моя анкор, и я также предан тебе. Если, как ты думаешь, ей это не понравится, то придется как-то справляться с разочарованием самой. Никто не будет принимать решения за меня. – Больше никогда.

– А ты настырный прохвост, да? – пробурчала его анкор.

Воцарилась тишина, он изучал Харпер бездонными глазами цвета черного шелка. Никогда на нее не смотрели так дерзко, бесцеремонно и в упор. Она до сих пор не могла понять, кто он или определить в каком он настроении. Его чувства надежно скрыты и непроницаемы. И он тот, кто может вызвать в ее теле жесткий чувственный отклик, что, в свою очередь, доводило ее до бешенства.

– Знаешь, что я думаю, Харпер? Я думаю, некоторые твои сомнения связаны с тем, что анкоры надеются друг на друга, а ты не хочешь – может быть, даже не знаешь как – полагаться на кого-то другого. – Ее ресницы затрепетали. В точку! – Мне это понятно. – Он на самом деле понимал ее колебания, потому что также не рассчитывал на других. – Но быть связанной с анкором не значит потерять свою независимость. Я не собираюсь запрещать тебе жить, как пожелаешь.

Но он будет вмешиваться, выводя ее тем самым из себя, в этом она права.

Видя решимость на его лице, Харпер вздохнула:

– Ты всегда настаиваешь на своем?

– Да. – Нокс осторожно приблизился к ней, словно он пугливое животное. – Тебе нужно смириться с ситуацией, Харпер. Ты моя анкор. Что означает, ты принадлежишь мне, у меня навсегда права на тебя, и я всегда буду в твоей жизни.

Чувствуя, как его разум уговаривающе ласкает ее, она нахмурилась:

– Прекрати. – Прозвучало грубо даже для нее.

Нокс посмотрел на нее скорее изумленно, чем раздраженно:

– Скажи, Харпер, мысль о том, что я уйду насовсем, тебя не беспокоит. – Одним шагом он покрыл расстояние, разделявшее их, накрутил прядь ее волос на палец. И был не прочь воспользоваться притяжением, гудевшим между ними, чтобы ослабить ее защиту. – Скажи, что от этого твой демон не впадает в безумие.

Окруженная его мощью и откровенной сексуальностью, она не хотела расставаться ни с чем. К несчастью, трудно отрицать тот факт, что его уход тревожит и ее, и ее демона.

– Даже если я буду готов покинуть тебя, а на самом деле это не так, нет уверенности, что смогу держаться от тебя подальше. Наши демоны не позволят нам игнорировать связь. Мой уже чрезвычайно собственнически настроен в отношении тебя. Или хочешь сказать, это улица с односторонним движением?

– Нет, – тихо созналась она.

Ее честность доставила удовольствие его демону, который с нетерпением рвался создать связь прямо сейчас.

Но Нокс знал, не все так просто. Харпер пока еще не до конца убеждена, что это хорошая идея, и отчетливо понимал, если надавит на нее чуть больше, только заставит и дальше противиться.

– У меня планы на обед. Ты пойдешь со мной.

Когда одна ее бровь надменно поползла вверх, его член дернулся – захотелось перегнуть ее через тот стол и трахать, пока не выйдет вся дурь.

– Что?

Нокс чуть не улыбнулся ее мягкому, но угрожающему вопросу. Демон послабее струсил бы.

– Перефразирую. Пойдем со мной.

Понимая, что это просьба, и на большее он пока не способен, Харпер поинтересовалась:

– Куда? Зачем?

– Нам нужно узнать друг друга поближе. – Он воспользуется возможностью расположить Харпер к себе, чтобы она чувствовала себя с ним комфортнее.

Чем быстрее это случится, тем скорее она смирится с ситуацией и согласится на связь.

Обняв Харпер за талию, Торн вывел ее из офиса – они прошли мимо ее коллег, бросающих на них восторженные, благосклонные взгляды, и попрощались с ними.

Как только Харпер надела жакет, Нокс тут же положил руку на ее попку и подтолкнул вперед на выход.

При виде великолепного, блестящего черного Бентли, который никак не вязался с окружающим пейзажем, Харпер резко остановилась:

– Вот это да!

Нокс жестом показал на двух мужчин, охраняющих машину:

– Харпер, это Танер и Леви, мои стражи. Танер, Леви – это Харпер, моя анкор.

Харпер обменялась кивком с двумя серьезными, сексапильными демонами, одного из которых она узнала: он отводил ее в офис Нокса в Подземке.

Оба стража смотрели на нее с уважением, что было удивительно, ведь общины с трудом принимали в свой круг незнакомцев.

Очевидно, уважение к их предводителю теперь автоматически распространялось и на нее.

Танер открыл пассажирскую дверь, Харпер и Нокс тут же проскользнули внутрь. Она почти утонула в мягкой коже сиденья, застонав про себя от удовольствия. Хорошо, что она сидела.

Стоило Танеру запрыгнуть на переднее пассажирское место, Леви завел двигатель и выехал с парковки.

Она посмотрела на Нокса, который не сводил глаз с сотового.

– Ты не сказал, куда мы едем.

– Терпение, малышка-сфинкс.

– Эта черта характера мне незнакома.

Все еще копаясь в телефоне, он ответил:

– Терпение не входит в список вещей, на наличии которых я настаиваю. Расслабься, ты в безопасности со мной. Это просто обед, Харпер.

Она фыркнула:

– Ну уж нет. Таким образом, ты добиваешься, чтобы нас увидели вместе. Хочешь, чтобы все знали, я под твоей защитой.

– Ты права отчасти, – признал он, приятно удивленный ее сообразительностью. – Ведь если кто-то обидит тебя, мне придется его убить. Нужно всех предупредить заранее. Рассматривай это, как превентивные меры. Но я также хочу получше познакомиться с тобой.

Разгадать ее тайну. Его анкор сложное создание.

На первый взгляд она жесткая личность, даже агрессивная, но он подозревал, что под твердой скорлупой скрывается мягкость и нежность.

Нокс желал узнать, что подтолкнуло ее укрыться за броней; желал узнать ее так близко, как никто другой. Неожиданный для него порыв, но ему все равно.

– Предупреждаю, как только ты получше меня узнаешь, то сразу же переменишь мнение по поводу нашей связи.

– Ты так уверена в этом.

– Слушай, может биологически я и сфинкс, но все же я имп во всех смыслах этого слова. А значит неуправляема, упряма, скрытна, правила существуют не для меня, я раздражаю и довожу до бешенства окружающих – и горжусь этим.

Нокс поймал изумленную улыбку Леви в зеркале заднего вида.

– Считай, я предупрежден.

Упертый мерзавец.

 

Глава 3

Когда Леви открыл дверцу и Харпер выскользнула из машины, у нее почти отвисла челюсть от увиденного. Это был огромный роскошный отель, и до нее дошло, что здание располагалось на улице Лас-Вегаса.

Она поняла, что в который раз произносит:

– Твою же мать!

Ей вдруг стало не по себе в футболке и джинсах рядом с Ноксом, который выглядел довольно аппетитно в темном, сшитом на заказ костюме.

Будто не зная о ее панике, Нокс взял Харпер за руку и повел в отель, интерьер которого впечатлял ещё больше; такой величественный и роскошный, такой пугающий.

Несколько работников, а большинство из них были демонами, подошли к Ноксу поговорить. Он даже не сбился с шага и не отпустил ее, отвечая на их вопросы.

И тут Харпер осенило:

– Ты владелец этого отеля?

– Да. Прекрати паниковать.

– Я не паникую.

Его губы слегка дрогнули.

– Конечно, нет. Я ошибся.

Через мгновение они вошли в ресторан, расположенный на территории отеля. Соответственно такой же экстравагантный и стильный… и достаточно многолюдный, что еще сильнее нервировало Харпер.

– Вообще-то я не одета для такого места, – сообщила она Ноксу. Вряд ли ей удастся остаться незаметной, рядом с Ноксом Торном.

Когда Нокс привел ее в банкетный зал, казалось, она вздохнула с облегчением.

«Мне не хотелось разговаривать на публике о том, что будет дальше».

Харпер удивленно моргнула, услышав его телепатически. Такой способностью обладало множество демонов, в том числе и она.

«Мы могли бы обсудить все в моем офисе. Но мы не смоги бы поесть».

Когда они сели, и официант предложил им винную карту с причудливыми названиями вин, о которых Харпер раньше и не слышала, она лишь пожала плечами.

– Если оно красное, значит, мне нравится.

Услышав, что первыми подадут устрицы, она чуть не умерла. Ни за что на свете она не станет есть афродизиак, когда демон сидит напротив нее. Он сам был как афродизиак.

– Я бы предпочла приступить сразу к главному блюду, если можно.

Нокс пожал плечами:

– Заказывай все, что хочешь.

Последнее, чего он ожидал от малютки подобной ей, что она закажет двенадцати унцевый стейк на гриле. Харпер продолжала удивлять, и Нокс обнаружил, что ему это нравилось. Заказав себе тушеную говядину по-итальянски и дождавшись, когда официант уйдет, Нокс заговорил:

– Что заставило тебя стать татуировщицей? – Он слышал, что ее бизнес был весьма успешным, и она пользовалась популярностью среди людей.

– Это идея моей семьи. Я всегда любила рисовать. – Единственное, в чем она была хороша. Талант, отточенный годами на создании поддельных картин ради забавы... но это было не по теме и не то, о чём ему следовало знать.

– Расскажи мне о своей семье. Я предполагал, что Ричи был твоим отцом.

– Нет. – Но Нокс не первый, кто так думал.

Из того, что ему удалось узнать, только то, что у Джолин трое детей. У Ричи же их с десяток.

У Мартины не было ни одного, зато колоссальный опыт в их создании.

И...

– Безусловно, я был шокирован, выяснив, что ты дочь Люциана. Я знал, что у него был один ребенок. – Дочь Люциана, очевидно, единственное живое существо, к которому этот демон имел истинную привязанность. – Я предполагал, что она имп. Но тогда ты преуспела, притворяясь им.

Прозвучало так, будто она обманывала его.

– Я выросла среди импов, так что у меня едва ли был выбор.

– А что насчет твоей матери?

Она была эгоистичной сукой, которую Харпер не видела с...

Она оборвала свою мысль на полуслове, не желая тратить время на разговоры об этой женщине.

Ее защита сработала внезапно и жестко, и Нокс был удивлен, что это не сотрясло комнату.

– Личные вопросы в общем или же личные вопросы, о твоей матери?

– И те, и другие.

Ее вспышка заставила Нокса улыбнуться.

– Почему ты выглядишь такой обиженной из-за моих вопросов?

Харпер нахмурилась.

– А почему ты вообще задаешь мне вопросы? Ты же уже навел справки обо мне.

– Да, – согласился он ни капли не раскаиваясь. – Мне многое удалось узнать о тебе. К примеру, что ты ответственна за взлом банковского счета твоего бывшего...

– Якобы.

– ...что ты взломала базу данных человеческой полиции и навела беспорядок в их файловой системе, когда твоего друга несправедливо арестовали...

– Слухи.

– ...что ты избила мужчину-демона, который обидел твою кузину...

– У меня есть алиби.

– ...что ты заразила компьютер старого учителя вирусом, который выводил на экран каждые тридцать секунд клипы с гейским порно.

– Скрытые геи делают странные вещи, когда давление на них становится слишком сильным.

Тень улыбки скользнула на лице Нокса, от чего концентрация похоти в ее животе начала сгущаться.

Его мрачный, прямой взгляд, вероятно, должен был заставить Харпер нервничать, но, по какой-то необъяснимой причине, он её заводил. У нее складывалось ощущение, что, когда Нокс Торн был заинтересован в чем-то или в ком-то, он или они получали его абсолютное внимание.

Именно в этот момент вернулся официант с вином. Попробовав его, Харпер перестала хмуриться.

– На самом деле очень даже не плохо.

Когда они снова остались вдвоем, Нокс произнёс:

– Я считаю, что у тебя творческий подход к мести.– Демоны всегда добиваются расплаты, так или иначе. – Я узнал еще кое-что о тебе.

Он не знал, как правильно задать свой вопрос, чтобы не показаться бесчувственным, ведь Харпер наконец-то пошла на контакт.

– Это правда, что у тебя нет крыльев? – До него доходили слухи о сфинксе, у которого не было крыльев, но ему даже не приходило в голову, что это может быть Харпер. – И никогда не было?

Скрывая боль, она ответила.

– Нет.

– А отметины есть?

– Да. – Они выглядели как тату крыльев у нее на спине. И по желанию должны были становиться крыльями. – Прежде чем ты спросишь, также правда то, что я не могу бросать шары из адского пламени. Но зато я могу, делать это. – Харпер наполнила вилку адским пламенем.

– Я заметил это еще во время твоей дуэли с Моной. Во многих ситуациях такая способность делает тебя сильнее чем демоны, которые бросаются шарами из адского пламени. Ты можешь все что угодно сделать оружием. – Она была для него ходячим говорящим сюрпризом. – А теперь, давай вернемся к вопросу о твоей матери...

– Не важно.

– Карла Хэйден – член моей Общины, а ты – мой Анкор, так что эта тема важна для меня.

– Тебя что-то смущает в вопросе, связанном с Анкорами?

– А почему меня что-то должно смущать? Подавляющее большинство демонов с нетерпением ждут своего Анкора. – Это было вполне ожидаемым, что его Анкор окажется кем-то исключительным.

Ноксу пришлось признать, что если бы он мог ее легко покорить, то не нашел бы свою половинку столь интригующей.

– Да, в основном, чтобы остановить их от превращения в изгоев и стать сильнее. Мы оба согласны, что ни по одному пункту я тебе не нужна.

– Не имеет значения. Как уже говорил ранее, я не отказываюсь от того что принадлежит мне.

– Ого, – протянула она. – Да ты собственник.

Вообще-то да, Нокс вел себя как собственник. Будучи ребенком, он был лишен многого, и, став взрослым, не собирался отказываться от того, что принадлежит ему. Но эта история не для ее ушей, да и не для других тоже, поэтому вместо этого, он сказал ей другую правду.

Наклонившись к ней, Нокс сказал.

– С того момента, когда мой разум коснулся твоего, каждая частичка меня кричит, что ты принадлежишь мне и я должен защищать тебя, соединиться с тобой. – И, конечно, он хотел ее трахать до тех пор, пока ни у одного из них не останется сил. Но это не имело никакого отношения к тому, что она была его Анкором. – Ты моя. Не в моих правилах бросать того, кого я должен защищать. А теперь расскажи о своей матери.

Глубоко вздохнув, Харпер ответила.

– Карла хотела, чтобы мой отец признал их парой. А он не хотел. Она была недовольна.

– Он не хотел или же его демон? – Для их вида обе половинки души должны были выбрать партнера, чтобы создать серьезные отношения и образовать пару.

– Они оба не хотели ее в качестве пары, – ответила Харпер. – Поэтому Карла оставила меня у порога двери Джолин, когда мне было два месяца.

Нокс почувствовал, как в груди у него зарождается низкий гул, вызванный гневом.

– Почему у порога Джолин?

– У Люциана Уоллеса нет порога. Он бродяга.

– А затем он стал заботиться о тебе.

– Вообще-то нет. Люциан поручил Джолин заботиться обо мне, потому что не знал, что делать с младенцем. Она согласилась, потому что знала, что ему это не по силам, и хотела быть уверенной, что со мной все в порядке. Но взяла с него обещание, что он будет регулярно меня навещать.

– И?

– Он объявлялся примерно каждые шесть месяцев, для него это было равносильно очному воспитанию. Когда мне было четыре года, Джолин заставила его меня забрать.

– Она отправила тебя как посылку? – Только от этой мысли его кровь начинала кипеть.

– Нет. Она хотела, чтобы ее сын хоть немного научился ответственности, и думала, что это плохо, что ни один из моих родителей не играет важную роль в моей жизни. Джолин также думала, что это заставит его осесть где-нибудь.

– Но этого не произошло.

– Нет. Мы постоянно переезжали. – Харпер сменила тринадцать школ прежде чем закончить учебное заведение. Быть новичком снова и снова раздражало само по себе, но еще больше выводило из себя постоянное преодоление периодов любопытства, одобрения и предательства.

– И как в итоге ты оказалась здесь, в Неваде?

– После окончания школы я сказала Люциану, что переезжаю сюда, чтобы быть поближе к своей семье.

– Ты устала от вечных переездов, – предположил Нокс, но она покачала головой.

– Мое воспитание не было ужасным и, если бы мне представился шанс что-то изменить, я бы ничего не меняла. Мне нравилось путешествовать, это было словно приключение, но мне хотелось где-нибудь осесть.

Харпер мечтала иметь настоящий дом, а не скитаться по мотелям и съемным квартирам, и спать на чужих диванах. Ей хотелось место, которое она могла бы обустроить и обосноваться.

Харпер неоднократно испытывала боль, оставляя своих друзей, школу, любимые места; ей было больно из-за отсутствия семьи и общих праздников.

– Ты часто видишь Люциана?

– Для него нормально объявляться примерно раз в пять месяцев. Знаю, звучит не так здорово, но для Люциана даже это неплохо.  Он никогда не выступал в роли отца, да и не ждал от меня проявления чувств, и он позволял мне принимать собственные решения. Люциан верил, что я должна учиться методом проб и ошибок, а не по правилам. Я ему благодарна. Это сделало меня самостоятельной.

Нокс не понимал, почему Харпер не испытывала даже капли гнева или горечи. Когда она говорила о Люциане, в ее голосе звучала привязанность, хотя такой родитель должен был вырастить бестолкового ребенка.

– Но никто не занимался твоим воспитанием. Тебе пришлось очень рано повзрослеть.

– Ты говоришь раздраженно.

– Так и есть. Он ставил свои потребности выше тебя. – В этот момент вошел официант с едой. Когда тот ушел, Нокс спросил. – Карла когда-нибудь пыталась встретиться с тобой?

Проглотив кусочек стейка, Харпер ответила.

– Нет.

Ее лицо засияло, будто от оргазма, от увиденного тело Нокса напряглось.

– В итоге ты не выглядишь расстроенной из-за этого. Почему?

– Я представляю себе, что она за человек. И это даже лучше для меня, что ее не было в моей жизни. Если хочешь, можешь злиться на Люциана, но он, в конце концов, принял меня и заботился обо мне как умел. Это больше того, что сделала она.

Думая, что она почти ничего не знала о матери, Нокс сказал.

 – У нее есть пара и двое сыновей: одному двадцать три, а другому шестнадцать.

– Да, я знаю. Я видела ее с ними несколько раз. – Харпер сделала глоток вина. – Достаточно о моей жизни.

Он напрягся, ожидая, что она начнет задавать вопросы о его жизни. Но нет, она полностью сконцентрировалась на своей еде.

И он понял, что она не делает попыток узнать его, потому что не видит в этом смысла, так как не планирует создавать с ним связь Анкоров.

Нокс предполагал, что, может быть, даже на подсознательном уровне, она не верила, что он не бросит ее.

Ее оставили оба родителя, немногие люди задерживались в ее жизни из-за постоянных переездов, и, вполне возможно, ей было трудно поверить, что кто-то может сильно хотеть остаться с ней рядом.

Именно тогда он вспомнил, что она сказала в машине. Он изменит свое мнение о связи, как только узнает ее ближе. Так что, возможно, он прав, и Харпер ждала, что он оставит ее, может быть, не сейчас, но со временем, потому что люди постоянно приходили и уходили из ее жизни.

Если дело было в этом, ему сначала придется завоевать доверие Харпер, а уже потом надеяться заполучить ее, чтобы сформировать их связь Анкоров.

Ей необходимо удостовериться, что он ей полностью предан, увериться, что он останется в ее жизни навсегда.

И он будет рядом с ней.

– Ты узнаешь меня. Ты научишься мне доверять. И ты увидишь, что на меня можно положиться. А затем мы создадим связь.

– Ага, в твоем воображении.

Отсутствие восторга с ее стороны, дерзость, загадочность были как вызов его демону, который в настоящее время был зациклен на Харпер, и не потому, что она была его Анкором.

Ему нравились ее спокойная уверенность, бесстрашие и сила, которая позволяла ей противостоять волевому характеру Нокса.

Нокс мог признать, что у его демона был хороший вкус, и в тот момент он принял решение – она будет его.

Но одно он знал наверняка об осторожном существе, которое сидело напротив него, что будет непросто её соблазнить.

Вокруг него всегда было много женщин, и он предполагал, что хорошо знает их.

Он обнаружил, что у большинства были личные интересы. Некоторые хотели его, потому что у них вызывало трепет находиться так близко к опасности.

Некоторые хотели его из-за богатства и статуса. Он также обнаружил, что само по себе соблазнение – это одна большая игра.

Многие женщины строят из себя скромниц и труднодоступных, в то время как другие были очень фривольными.

Однако Харпер не была похожа ни на одну женщину, с которой он встречался ранее. У нее не было каких-либо личных интересов, она не вела игру с ним. И тем более ни разу не флиртовала.

Он знал, что привлекает ее, чувствуя, как растет ее похоть, как начинают блестеть ее глаза от желания. Сам же испытывая те же чувства.

Но все выглядело так, будто она отвергала их притяжение к друг другу, считая ее неважной и бессмысленной. Что-то удерживало ее от него. И это не нравилось ни ему, ни его демону.

Перестав есть, Нокс произнёс.

– Ты произвела на меня впечатление человека, который предпочитает прямолинейность.

Это правда, Харпер не хватало времени или терпения на головоломки.

Нокс наклонился вперед, желая, чтобы она увидела решимость в его глазах.

– Я хочу тебя.

И Харпер чуть не подавилась стейком. Когда она наконец проглотила его, запив вином, то пожала плечами.

– Спасибо, что поделился.

– Ты хочешь меня. – Она наградила его взглядом, но не стала опровергать его слова, что успокоило его демона. – Но сопротивляешься своим желаниям?

Всеми возможными способами. Не то что бы у нее был пунктик по поводу случайного секса – но появится, если дело касается Нокса Торна. Демоны были очень сексуальными существами, так что случайный секс среди своего вида считался в значительной степени нормой.

Но было одно обстоятельство.

– Я не вступаю в отношения с нашим видом, даже на одну ночь.

Это последнее, что Нокс ожидал услышать от нее. Его демон был шокирован.

– Ты не ходишь на свидания с демонами? Ты никогда не была ни с кем из нашего вида?

Она глотнула еще вина.

– Нет.

– Почему? – Он не был удивлен, когда она не ответила ему. Ни капли не смущаясь, Нокс в приказном тоне потребовал. – Расскажи мне.

Естественно, приказ на нее не подействовал.

– Нет.

Разве он еще не понял, что она достаточно скрытный человек? Харпер также была человеком, который предпочитал избегать осложнений.

Например, как парковочные талоны, регистраторы скорости, красный сигнал светофора, поэтому у нее до сих пор не было водительского удостоверения. А что касается взаимоотношений, мужчины-демоны любят все усложнять.

Они были жуткими собственниками, раздражающе требовательными и невероятно напористые. Человеческие отношения напротив, гораздо проще.

Большинство человеческих мужчин не стали бы требовать абсолютно все от девушки, в отличие от демонов, которые не согласятся на меньшее.

Конечно, она могла бы просто завести отношения-на-одну-ночь с членами ее собственного вида, а не встречаться с людьми. Но такой образ жизни не устраивал Харпер.

Ее отец прыгал из постели в постель и никогда не был счастлив. Не говоря уже о том, что человеческие мужчины более терпимы, потому что, не зная о том, кем она была, не замечали ее демонических недостатков.

Следовательно, отсутствие крыльев, странные постоянно меняющиеся глаза, и неспособность наколдовать простой чертов шар из адского огня не имели для них никакого значения.

Харпер думала, что Нокс будет настаивать на объяснении, но, сжав губы, он просто пожал плечами.

Подняв бокал, Нокс сел глубже на стуле.

– Ну, хорошо. Давай играть по твоим правилам.

– Я не играю.

– Нет, не играешь. – И это еще больше заставляло его хотеть ее. Он почувствовал, как его член стал твердым, тяжелым и болезненным от необходимости быть в ней. А темный хищник внутри него хотел ее как никого ранее. Он хотел быть первым демоном, который будет обладать ею. – Ты придешь ко мне.

Харпер сощурилась.

– Ты так думаешь?

Насмешка в ее голосе заставила его приподнять брови.

– Так будет.

– Думаешь, переспав с тобой я захочу создать связь?

– Это не имеет никакого отношения к тому, что ты мой Анкор. Я просто хочу тебя, а ты хочешь меня.

– Ты очень уверен в себе. И ты не допускаешь даже мысли, что можешь ошибаться на мой счет. – Она надула губы. – Как жаль для тебя.

Он наградил ее острым взглядом.

– Ты окажешься в моей кровати, Харпер. Я всегда получаю то, что хочу. А прямо сейчас я хочу тебя.

– Но ты также хочешь создать связь Анкоров. Добавив секс, мы только все усложним.

– Секс никогда не был осложнением.

Он конечно же так думал. Нокс был из тех парней, которые относились к сексу как к чему-то обыденному, физиологическому. Для него это никак бы не повлияло на эмоциональную ситуацию.

– Тебе нравится абсолютно все контролировать. Но ты никогда не будешь контролировать меня, – напомнила она ему.

Нет, не будет. И это должно было уменьшить ее притягательность для него. Но все было наоборот, это только еще больше разжигало его интерес к ней. Нокс не понимал почему.

– Ты никогда не захочешь мужчину, которого можно контролировать.

– Это утверждение?

– Да. Ты очень сильная, Харпер. Ты можешь быть привлекательной для кого-то, кто обладает таким же потенциалом или же больше.

Ее взбесило, что он мог так легко читать ее.

– Думаешь, ты сильнее?

– О чём я сейчас думаю, так это, когда я буду глубоко в тебе, никому из нас до этого не будет дела.

Харпер покачала головой.

– Этому не бывать.

Его глаза наполнились темнотой, в тот момент когда его демон взял верх.

– Всё будет именно так, маленький сфинкс. – Голос был приглушённым, низким. – Я тебе обещаю.

К общему разочарованию Харпер их разговор только усилил похоть внутри нее, от чего она потеряла аппетит. Обед в ее желудке будто превратился в кусок свинца. Понимающий взгляд Нокса говорил, что он в курсе, почему она вдруг перестала чувствовать себя такой голодной – по крайней мере, не из-за еды.

Когда они закончили обедать, он вывел ее из комнаты, обняв за талию. Казалось, что его прикосновение обжигает ее тело даже через одежду.

Когда они приблизились к выходу из ресторана, Нокс слегка напрягся.

Харпер бы спросила, что случилось, но потом заметила, что к ним направлялась красивая блондинка, идя под руку с парнем в два раза моложе неё и в упор смотрящая на Нокса.

Она остановилась перед ним.

– Нокс.

Он вздохнул.

– Кендра.

Если Харпер правильно поняла, это бывшая постельная игрушка Нокса, которой уж больно не нравилось слово "бывшая". Демоница наградила Харпер коротким, пренебрежительным взглядом.

Нокса охватило неожиданное желание защитить Харпер, когда Кендра обратила на нее внимание. Нокс скользнул рукой вниз по спине девушки и схватил за попку. Кендра заметила это движение и, кажется, ей это не понравилось.

Она прижалась к демону рядом с собой, и, погладив его руку, усмехнулась Ноксу.

– Ты знаком с Брандтом?

– Нет. А ты с Харпер? – Видя, что Брандт оценивающе рассматривает Харпер, Нокс властно усилил хватку на её заднице.

Ухмылка Кендры быстро сменилась насмешкой с долей отвращения.

– Нет, не имела удовольствия. Думаю, это потому что мы вращаемся в разных социальных кругах.

– Это Харпер Уоллис, мой Анкор.

На секунду Кендра застыла, а затем на мгновение ревность отразилась на ее лице, и Харпер поняла почему. Демоны часто ревнуют партнера к их Анкору. Было ясно, что Кендра не хотела делить ни с кем Нокса.

– Вижу, – протянула она. – Ты сказал, что она из Уоллисов? – Кендра усмехнулась, но получилось это как-то через силу. Ее все еще обуревала ревность, поэтому смех получился правдоподобным. – Бедный Нокс. Ты вытянул не ту соломинку.

Привыкшая к предвзятому мнению, Харпер лишь улыбнулась.

– Хорошо, что ты не против.

– Хорошего вечера, – сказал Нокс Кендре и Брандту. Схватив Харпер за запястье, он повел ее к выходу из отеля к ожидавшей их на улице машине. – Мы везем Харпер домой, – сказал он Леви, который тут же сорвался с места. – Я так понимаю, Танер все еще разбирается с вопросами в отеле.

Леви лишь кивнул, подтверждая.

– Что ты такого сделал, чтобы эту женщину так сильно достать? – спросила Харпер Нокса.

– Мой демон очень быстро потерял к ней интерес как к сексуальному партнеру. – Вероятно это к лучшему, что его маленький сфинкс узнала правду. – Женщины как правило такие обидчивые.

– Это предупреждение?

Нокс пожал плечами.

– Просто хорошо, что ты знаешь.

– С учетом того, что я не собираюсь прыгать в твою постель, это не относится к тому, что мне следует знать.

Пристально посмотрев на нее, он сказал достаточно громко, чтобы она услышала.

– Ты будешь моей, Харпер. Я не сдамся, пока не поймаю свою добычу.

– Я не чья-то добыча.

– Посмотрим.

Не успела Харпер войти в квартиру, как зазвонил ее сотовый. Это была Хлоя.

– Привет, – ответила Харпер, заперев дверь.

– Почему я только сейчас узнаю, что Нокс Торн твой Анкор?

Харпер нахмурилась.

– Кто тебе сказал?

– Слышала, как Джолин и Бек разговаривали об этом. – Бек – Анкор Джолин.

– Опять подслушивала.

– Почему ты мне не сказала? Ты узнала об этом в тот вечер в Подземке, но ничего не сказала. – Голос Хлои звучал обиженно.

– Я была в шоке. Это очень важно, и я не знала, как реагировать на это. Мы обе знаем, как бы ты отреагировала.

– Если ты намекаешь на то, что я бы вмешивалась каким-либо образом...

– Ты бы доставала меня до тех пор, пока бы я не сдалась и не создала с ним связь, и если бы все твои попытки провалились, ты бы напрягла всю семью и состряпала бы план, чтобы добиться своего. Это должно быть мое решение, и только мое.

– Но ты сказала об этом Рейни и Девон, – заныла она.

– Потому что, даже имея свое мнение, они знают, что не имеют права вмешиваться в мою жизнь. Это вопрос Уоллисов.

Хлоя фыркнула.

– Отлично. Ну, хотя бы скажи, ты уже создала связь с ним.

– Нет.

– Ты не добавила слово "еще", что означает, ты решила не делать этого. Слушай, я понимаю, тебе сложно подпустить к себе людей и научиться им доверять. Но тебе будет комфортно, знать, что Нокс не может быть менее надежен, чем любой из твоих главных кровных родственников.

К главным кровным родственникам относились Карла и Люциан. Хлоя просто отказывалась называть их родителями.

– Правда, – вздохнув, ответила Харпер.

– Голос у тебя звучит мрачно. Как насчет съездить в Подземку в эти выходные? Лучше в воскресенье вечером. Там слишком неспокойно по пятницам и субботам.

Демоны могли в течение нескольких дней обходиться без сна и не беспокоиться о поздних посиделках в рабочие дни.

– Конечно. Но больше никаких дуэлей.

– Посмотрим.

Харпер пришло на ум, что это была последняя фраза, которую Нокс сказал ей.

Если выясниться, что Нокс как и Хлоя не поддается психическому управлению, то Харпер действительно будет трудно убедить его сделать так как она хочет, в том числе и оставить ее в покое. Шансов мало.

 

Глава 4

"Приди ко мне, Харпер".

Со стоном Харпер выпрямилась на кровати и выругалась. Этот рокочущий, бархатный голос звал ее днем и ночью, соблазняя и дразня обещанием сексуального наслаждения.

Хуже того, слова будто скользили по ее коже как требовательные руки любовника, разжигая внутри нее желание, у которого не было выхода. Все тело было сверхчувствительным, напряженным, а ее кожу покалывало от желания.

Послав его далеко и надолго, она поднялась с постели и направилась на кухню, где включила кофеварку.

За прошедшую неделю она видела Нокса дважды, в обоих случаях он забирал ее из салона и отвозил на ужин. Каждый раз в разные рестораны.

Он явно хотел, чтобы как можно больше демонов увидели их вместе.

Наблюдая как люди спешили помочь, прислуживали или говорили с ним везде, куда бы они не пошли, Харпер быстро поняла, что Нокс очень влиятелен. И все же всегда присутствовал страх перед ним.

Даже люди ощущали, что он опасен.

Каждый раз, когда они были вместе, он очень старался узнать её получше, задавал вопросы о ее семье и местах, которые она видела во время путешествий.

Он делился собственными воспоминаниями с ней, хотя ничем таким личным.

Также Нокс намекнул, что хочет, чтобы она сопровождала его на конференцию в Нью-Йорк, где предводители обсудят вопрос об избрании Верховного главы демонов США, так как многие демоны берут своих анкоров на важные встречи.

Харпер была достаточно любопытной, чтобы подумать над предложением, но она еще не была уверена, что...

"Приди ко мне".

Снова его голос струился по ее коже. Зажмурив глаза, Харпер покачала головой. Впервые она ответила на его зов.

"Почему ты так со мной поступаешь?"

Она видела, как реагируют на него девушки и сомневалась, что он испытывал нехватку в женщинах, желающих запрыгнуть в его кровать.

И также она заметила, что все они были похожи на Кендру - высокие, элегантные и ухоженные. Харпер не обладала ни одним из этих достоинств, что вполне ее устраивало. И то, что она не его тип - это факт.

"Я хочу тебя".

Словно для него это было проще простого. Она почесала руку, чувствуя незатихающий зуд, который дразнил все ее тело. Разум Нокса легко коснулся ее, словно пытаясь успокоить.

Харпер была рада своим ментальным щитам, которые достаточно крепки, чтобы противостоять ему, иначе он бы несомненно влиял на ее разум до тех пор, пока она не стала бы ощущать его повсюду.

Телепатия - это не вторжение в разум. Это выглядит так, словно один разум ловит частоту другого, и с помощью образовавшегося канала связи происходит общение.

"Возможно, ты хочешь меня, потому что я еще не пала к твоим ногам".

Демоны любили вызов.

Энергетика мужского веселья коснулась ее разума.

"Мы оба знаем, что здесь гораздо большее, но должен признать, твое упорство заводит".

Его разум дотронулся еще раз до ее...и затем исчез.

И по какой-то глупой, неразумной причине, она почувствовала себя еще более одинокой, чем раньше.

Но не только ее упорство он считал интересным. Казалось, Нокс наслаждается тем, как тяжело она признавала, что теперь есть кто-то, кто присматривает за ней.

Нокс установил современную систему безопасности в ее квартире и салоне. Он также назначил Танера ее водителем и телохранителем. Она ожидала, что Танер будет возмущаться, учитывая, что работа скучная.

Но ее новоиспеченный телохранитель пояснил, что, так как она важна для Нокса, то ее безопасность превыше всего для Танера и других стражей.

Часть ее была против личного водителя, так как это ограничивало ее свободу. Однако поездка в Бентли явно выигрывала в сравнении с использованием общественного транспорта. Так что, когда Харпер утром вышла из дома и отправилась на работу, Танер уже ждал ее снаружи.

Во время короткой поездки они немного пообщались, затем Танер припарковал машину возле студии и, как обычно, остался в ней, а девушка вошла в здание.

- Доброе утро, - пропела Хлоя, которая сидела в приемной. - Я принесла рогалики.

- Ты имеешь в виду украла рогалики.

Хлоя просто пожала плечами.

Посмотрев в окно на Танера, Девон спросила:

- Он когда-нибудь решится войти?

- Сомневаюсь, - ответила Харпер, - Он очень серьезно относится к своему статусу сторожевого пса.

Не успела Харпер разобрать свое рабочее место, как появилась Рейни. Она схватила Харпер за руку и потащила в заднюю часть салона.

- Что? Что такое?

- Я кое-что тебе покажу, - сказала суккуб. Зайдя в кабинет, Рейни достала черный пакет и вытащила оттуда пару сшитых на заказ брюк и элегантную блузку.

- Что думаешь?

Увидев костюм, Харпер одобрительно кивнула.

- На тебе будет хорошо сидеть.

Рейни закатила глаза.

- Это не для меня, а для тебя.

- Что? - пропищала Харпер, - Я не ношу ничего "элегантного". Я не могу.

- Если ты едешь на конференцию в Нью-Йорке, то тебе придется. И если ты просто уберешь с лица выражение, словно ты кидаешь вызов всему миру, то с легкостью будешь выглядеть элегантно.

- Я не очень хорошо в...

- Думай о костюме, словно о броне. Ты собираешься присутствовать в месте переполненном демонами высокого ранга, которые несомненно будут одеты во все чопорное. Ты будешь чувствовать себя лучше, если оденешься также.

- Броня, - повторила Харпер. - Ладно, я справлюсь с этим.

На лице Рейни сияла улыбка, которая освещала всю комнату.

- Отлично! Еще кое-что, прежде чем мы начнем работать: ты уже испытала на прочность пружины кровати Нокса? Что ты нахмурилась? Я просто спрашиваю.

***

Нокс заметил, что Карла Хейден была не очень похожа на дочь. Хотя они обе миниатюрные, ей не хватало восхитительных изгибов Харпер. Черты лица Карлы были экзотичными, а у Харпер более мягкими. Кроме того, кожа Карлы имела золотистый оттенок, а Харпер была обладательницей кожи цвета слоновой кости. И только по трем физическим чертам можно было найти сходство: рост, цвет волос и слегка заостренный подбородок.

Когда Харпер смотрела на кого-то, это было смело, дерзко, с выражением говорящим " а ты попробуй?", которое забавляло Нокса и его демона. Карла, однако, все время была улыбчивой, милой и приятной.

Движение обеих были чувственными. Но если в Харпер эта чувственность была природной и неосознанной, то в случае с Карлой она была наигранной и отработанной.

Стоя в кабинете одного из его казино, Карла кивнула.

- Мистер Торн.

- Присаживайся, - пригласил он, пытаясь быть вежливым. Он подозревал, что в какой-то момент женщина придет, желая узнать, являются ли ходящие слухи об его анкоре правдой.

Прошло три дня с тех пор, как он видел Харпер в последний раз. Три дня его демон выносил ему мозг, чтобы тот отыскал, взял ее, как они оба того хотели.

Без всякого сомнения, он зациклился на ней.

Нокс сгорал от желания обладать ею. Но больше всего ему нравилось, что из-за своей независимости Харпер становилась противоречивой. Ему так же нравились ее честность, упрямство и непредсказуемость. Именно эти качества очаровали его.

Нервничая, Карла прокашлялась.

- Я надеялась, что найду тебя в добром здравии и ... Она замолчала, когда Нокс поднял руку.

- Мы оба знаем, что ты пришла сюда не о моем благополучии спрашивать, так что будет лучше, если ты опустишь светскую беседу.

- Отлично. - Она ненадолго замолчала. - Я слышала, что ты нашел своего анкора.

- Ты верно слышала.

- И слышала, что ее зовут Харпер Уоллис.

То, как она споткнулась на ее имени, навело Нокса на мысль.

- Это ведь не ты давала ей имя?

Она отвела глаза.

- У меня возникли трудности с выбором.

- Я так понимаю, тебе также было трудно стать для нее матерью. - Так много трудностей, что она даже не удосужилась дать Харпер имя, прежде чем бросить.

- Она тебе рассказала, - сказала Карла, тяжело вздохнув - Я прошу тебя не верь всему, что слышишь. У семьи Уоллис весьма предвзятое отношение к тому, что произошло тогда.

- Ты не оставляла своего ребенка Джолин Уоллис?

- Все не так просто, как кажется на первый взгляд. Я понятия не имею, какую ложь Джолин и Люциан наговорили про меня Харпер или же она, как они, приукрасила рассказ. Но история куда сложнее, чем та, которую она поведала тебе.

Опустившись в кресло, Нокс задумчиво смотрел на нее.

- Зачем ты пришла?

- Ты мой предводитель, и мне очень важно твое мнение обо мне. Я просто прошу тебя не судить меня по той информации, которую дает тебе Харпер. Как я и опасалась, ты злишься на меня из-за того, что услышал, но, пожалуйста, будь беспристрастным. Меня ты уже знаешь некоторое время, и хоть Харпер твой анкор, но реальность такова, что ты ее не знаешь.

- Я бы сказал, что именно ты ее не знаешь. – Карла казалась смущенной, но он не купился на это. – Ты намекаешь, что Харпер лжет мне? Ты выдвигаешь очень серьезное обвинение. – Нокса и его демона оскорбил сам факт того, что кто-то обвиняет Харпер в подобных вещах.

- Я знаю, - согласилась Карла, беспокоясь просто от того, что они обсуждали это. – Либо так, либо она повторяет ложь, рассказанную семьей Уоллис.

- Как мне кажется, если бы ты действительно испытывала хоть какие-то чувства к собственному ребенку, то не отказалась бы от нее.

- Это было не легко. Я думала, если оставлю ее с Люцианом на некоторое время, то он привяжется к ней, и мы, наконец, станем семьей. И я достаточно быстро поняла, что это был глупый план. Я вернулась за ней. Но Джолин запретила мне забрать Харпер. Я пыталась снова и снова, а потом Люциан увез Харпер. У меня не было шанса разыскать их, потому что он все время переезжал.

Если Карла лгала, то у нее здорово получалось. По словам Харпер, Джолин отправила ее жить к отцу, как только ей исполнилось четыре года. Могла ли Джолин скрывать Харпер от Карлы?

- Вскоре после этого, я встретила Брея и в итоге у нас появились сыновья. Я полностью посвятила себя им.

- Короче говоря, ты утверждаешь, что если бы Джолин и Люциан не пытались встать между тобой и Харпер, ты стала бы для нее матерью?

- Да, конечно.

- Хмм. В восемнадцать лет Харпер была в Вегасе без Люциана. Тем не менее ты ничего не предприняла, чтобы встретиться с ней. И мне кажется это странно для того, кто утверждает, будто был возмущен тем, что ее разлучили с дочерью.

- Я думала о том, чтобы увидеться с ней, но знала, что Джолин и Люциан вбили в ее голову много вранья. Я боялась, что она захлопнет дверь перед моим носом. Не думаю, что я смогла бы такое выдержать. – Карла сглотнула, изображая эмоциональный беспорядок. – Как думаешь, она когда-нибудь захочет со мной поговорить? Она как-нибудь намекнула тебе об этом?

- Все, что Харпер рассказывает мне, остается только между нами. Я никогда не подорву ее доверие.

- Естественно. Прости, я не должна была задавать подобный вопрос. – Возникла пауза, прежде чем Карла робко спросила:

- Как она?

- На этот вопрос должна отвечать Харпер. Я ее анкор. Теперь если ты закончила, то я вернусь к своим делам, я очень занятой человек. – Но он чувствовал, что Карла еще не закончила, было что-то еще.

Карла тут же вскочила на ноги.

- Я понимаю. Спасибо, что уделили мне время мистер Торн. – Подойдя к двери, Карла посмотрела на него через плечо. – Прежде чем я уйду…

А вот и оно.

- Да?

- Пожалуйста, передай Харпер сообщения от меня. Прошу скажи ей, чтобы она не думала об мне, но я всегда ее любила. Я не на один день не переставала думать о ней, где она и что делает. – Затем Карла исчезла, а внутрь проскользнул Леви.

- Ты слышал? – спросил Нокс его.

Страж кивнул.

- Ты веришь ей?

- Признаю, у любой истории есть две стороны, но это не значит, что я полностью верю Карле. А ты?

- Она говорила весьма искренне. Но…

- Да. Но…

- Если ты спросишь ее сыновей, хорошая ли Карла мать, то получишь противоречивые ответы. Роан – лицемерный урод, который прыгает и пляшет под ее дудку. Младший сын, Келен, кажется, презирает ее. – Леви склонил голову. – Ты передашь Харпер сообщение от Карлы?

- Еще не решил. Думаешь, я должен?

- Думаю, ты хочешь, чтобы она доверяла тебе. Она не захочет, чтобы ты скрывал что-то – даже, если это ради ее защиты или ее чувств, – усмехнулся Леви. – Тебя бесит, что ты не можешь контролировать ее.

Конечно, бесит. В какой бы ситуации не оказался Нокс, он всегда все брал под контроль.

- А тебя это слишком веселит.

Не раскаявшись, Леви пожал плечами.

- Я всегда полагал, что тебе будет наплевать на своего анкора, так как он тебе не нужен.

- Все не так просто, как ты думаешь, но ты узнаешь, когда найдешь своего анкора. Вот тогда я посмеюсь.

"Нокс?"

Он мгновенно напрягся от звучавшей настороженности в ее голосе.

"В чем дело?"

"Кто, черт возьми, такой Сайлос Монро? Он только что вошел в мой офис".

"Дерьмо. Я уже в пути".

***

С недоверием, раздражением и замешательством Харпер уставилась на своего посетителя.

Она просматривала бухгалтерию, когда раздался быстрый стук в дверь и в кабинет ввалился темноволосый, долговязый парень, у которого видимо, отсутствовало чувство терпения, чтобы дождаться, когда его пригласят.

Она ощущала, что ее гость демон, и поэтому он должен был хорошо подумать, прежде чем вторгаться без приглашения в личное пространство другого демона.

Это раздражало ее, и потому что она была в дерьмовом настроении из-за ссоры с Ройсом, Харпер просто спросила:

- Ты кто, мать твою, такой?

Он одарил ее широкой улыбкой, игнорируя недовольство, исходящее от ее коллег, столпившихся в дверном проеме. Улыбка была достаточно приятной, и все же…что-то коварное таилось в ней.

Хитрость, которая, казалось, соответствует бесчувственному блеску в его глазах.

- Сайлас, - ответил он с британским акцентом. - Сайлас Монро.

- Что тебе надо? – Она сильно сомневалась, что мужчина хотел сделать татуировку, он мог обсудить это с Рейни или Девон, так как Хлои не было во второй половине дня. Нет, татуировки его явно не интересовали. Что-то очень странное здесь происходило.

Она тут же связалась с Ноксом, чтобы узнать знает ли он парня. И Харпер совсем не ожидала, хотя, наверное, должна была, что тот из-за этого сорвется с места.

«Ты не должен приходить». Нет ответа.

Итак, она полностью сосредоточила внимание на Сайласе, который расхаживал по кабинету, словно любуясь интерьером.

- Он сказал, что хочет поговорить с тобой, - уставившись в его спину, проговорила Рейни. – Я объяснила, что сейчас ты занята, но он ответил, что чувствует твой запах и затем, оттолкнув меня, ворвался в кабинет.

Он что? Харпер, медленно поднялась на ноги, повторив вопрос.

- Что тебе надо?

Он пожал плечами.

- Немного поболтать.

- Я не болтаю.

- Серьезно? Как жаль.

- Ни сколько.

"Харпер, не в коем случае, не давай Сайласу прикоснуться к тебе, - резко произнес Нокс. – Я не думаю, что он настолько глуп, чтобы навредить тебе, но очевидно, он дурак, раз осмелился побеспокоить тебя".

Если ублюдок попытается прикоснуться к ней, она найдет свою ручку, наполненную адским пламенем, и воткнет ему в задницу. Сайлас бросил осторожный взгляд на девушку.

- Да ладно тебе, душечка, не надо быть такой грубой. Давай начнем все с начала. Здравствуйте, мисс Уоллис, меня зовут Сайлас.

- Серьезно? Что же, вы мне наскучили, так что можете проваливать.

Он совсем не выглядел обиженным.

- А вот сейчас, это было не вежливо.

- Если ты хотел "вежливости", то блять, не к тому человеку пришел. Я еще та сука, которая с радостью, проделает тебе еще одну дырку в заднице, если ты на хуй не свалишь от сюда. - Она приподняла бровь, когда тот не сдвинулся с места. - Ты почему еще здесь?

- Скорее вопрос в том, - начал Танер пройдя мимо девушек в кабинет, его тяжелый и пристальный взгляд остановился на Сайласе, - зачем ты здесь? - Несомненно Нокс послал его внутрь, чтобы он смог при необходимости защитить ее.

- Танер, - приятно поздоровался Сайлас, - Какая неожиданная встреча.

Да, неужели? Он совсем не выглядел удивленным.

- Я задал вопрос. И дважды спрашивать не стану. И так, скажи мне, зачем ты здесь? - Харпер еще не слышала, чтобы Танер звучал так угрожающе.

Сайлас небрежно пожал плечами, хотя он больше не выглядел таким расслабленным.

- Я просто заскочил по-дружески поболтать с малышкой демоницей.

Танер мельком взглянул на нее.

- Не похоже, что она считает тебя своим другом.

- Думаю, я ее обидел, когда ворвался в кабинет без приглашения. И я полагаю, это было отчасти глупо.

В тот же момент другой демон влетел в комнату.

- "Глупо" здесь ключевое слово. - Атмосфера в кабинете накалилась до придела. Как Нокс смог так быстро добраться сюда. Какой- то вид телепортации, может быть...Сейчас ей было не до выяснения этого.

Когда его темные глаза встретились с ее, тело Харпер тут же отреагировало - вспыхнуло, возбудилось, начало покалывать от желания. Ее внутренний демон оживился, несмотря на обстоятельства, он был рад видеть Нокса.

Нокс осмотрел ее с головы до пят, словно проверяя в порядке ли она. Затем мгновенно став суровым, уставился на Сайласа.

- Нокс, - нервно пробормотал Сайлас.

Когда Нокс посмотрел на Танера и вопросительно выгнул бровь, адский пес сказал:

- Сайлас, утверждает, что пришел сюда дружески поболтать с Харпер.

Нокс прищурился на Сайласа.

- Только поэтому ты побеспокоил моего анкора? - От его сдержанности, стыла кровь в венах. Харпер действительно чувствовала, что температура в комнате упала.

- Анкора? - повторил Сайлас.

Танер склонил голову.

- Разве ты не слышал, какие слухи ходят про Нокса и Харпер? Странно.

Странно? По мнению Харпер скорее сомнительно. Нокс сделал их связь всеобщим достоянием, а новости в мире демонов разлетаются очень быстро. Но зачем Сайласу разыгрывать эту комедию, если он знал, что Нокс ее анкор?

- Я задам тебе вопрос, - громко произнес Нокс, когда двинулся на Сайласа. Его внутренний демон ничего не хотел кроме как, разорвать его на части, и эта идея показалась Ноксу очень заманчивой.

Но ему кое-что нужно было от этого ничтожного куска дерьма, и он получит то, что хочет.

- И будет очень здорово, если ты ответишь честно. Я не люблю, когда люди лгут. Меня это очень расстраивает. - Сайлас с трудом сглотнул, когда Нокс встал перед ним. К его чести, он даже не дрогнул. Но страх Сайласа можно было увидеть невооруженным глазом, и от этого демон Нокса получал удовольствие. - Кто надоумил тебя на такое, Сайлас? Или же эта маленькая проверка полностью твоя идея?

- Проверка? - повторила Харпер.

Нокс не спускал глаз с Сайласа, пока объяснял Харпер.

- Проверка, чтобы увидеть насколько ты важна для меня. Так же насколько я защищен и как быстро я решу любую проблему, которая коснется тебя. Ответ на этот вопрос, Сайлас, да, она очень важна для меня. И было бы верхом глупости обидеть ее словом или поступком, потому что я выпотрошу любого, кто осмелиться сделать это.

Уловив движение около двери, Харпер увидела, как Рейни обдувала лицо - для нее типично найти доминирующую, защитную реакцию весьма возбуждающей.

- А вот здесь, ты должен уверить меня, что не представлял угрозу для Харпер, - сказал Нокс Сайласу.

- Я не представляю никакой угрозы для нее, - клялся Сайлас.

- Хорошо. Но прежде чем ты уйдешь, ответь на мой вопрос.

- Эта моя идея. Я ошибся и приношу свои извинения.

Нокс прищурил глаза, когда он вторгся в личное пространство демона.

- Я ведь сказал тебе, что не люблю, когда люди лгут мне. Зачем ты хочешь разочаровать меня, Сайлас?

Харпер смотрела на Нокса с любопытством. Нокс выглядел немного раздраженным, но его ярость пульсировала по всей комнате, нервируя ее внутреннего демона, несмотря на то, что он знал, что Нокс не навредит им.

Сайлас, с другой стороны, потел по-страшному.

- Я не могу сказать, - пробормотал он, нервно облизав губы. - Хотел бы я сказать, но не могу. Я под принуждением.

Повисла пауза и Харпер решила спросить.

- Он говорит правду? - В этот момент Сайлас упал на колени и заревел от агонии. Раскачиваясь взад и вперед, он прижал голову и Харпер сразу поняла, что происходит. - Ты проник в его разум, - обвинила она Нокса. И это до смерти ее напугало.

- Принуждение очень сильное, - прокомментировал Нокс, отходя от Сайласа. - Я ощущаю его, ты не можешь назвать нам имя. Но я также узнал еще кое-что, Сайлас. Знаешь, что? Я узнал, что ты был готов сделать это. Так сильно желал, что вызвался добровольно.

- Он не ожидал, что ты придешь, - предположил Танер. - Ведь так?

Сайлас вскочил на ноги.

- Ты ни к кому не благосклонен вне твоей общины, - сказал он Ноксу, - Ты не держишь людей возле себя. И я не думал, что тебе есть до нее дело.

Действительно, хоть Нокс свирепо охранял общину, возле него находились только его стражи. А теперь еще и Харпер.

- Не думал, что она будет важна для тебя, - продолжил Сайлас. - Ты и так достаточно силен. Тебе не нужен анкор.

- Думаешь, произнося льстивые речи, ты сбежишь отсюда? - усмехнулся Танер.

Сдерживая себя из последних сил, Нокс пытался не убить ублюдка.

Его внутренний демон сильно желал этого, говоря Ноксу, какое облегчение и удовлетворение испытали бы они.

Но на этот счёт у Нокса были свои соображения.

- Есть только одна причина, почему я сохраню тебе жизнь...сейчас... я хочу, чтобы ты вернулся к тому, кто тебя послал и передал, что это будет самоубийством причинить вред моему анкору. Ты так же должен им сообщить, что, если они или кто-нибудь думают использовать ее против меня, они заплатят, но способ оплаты они себе и представить не могут.

Бледный Сайлас кивнул и, еще раз взглянув на Харпер, сбежал.

Девон вошла в комнату вместе с Рейни.

- Это что, была проверка?

Она вдруг сморщила лицо и зашипела на Таннера, будто готовясь броситься на него.

Чисто мужское развлечение отразилось на лице стража.

- Что не так, котеночек?

Да, адские псы и адские кошки инстинктивно питали отвращение к друг другу.

- Танер, проследи за ним, - приказал Нокс. - Я хочу знать, кто его послал.

Страж быстро ушел. Глубоко вздохнув, Нокс протянул руку к Харпер.

- Подойди.

Ему нужно было успокоиться, и он нуждался в ее присутствии рядом с ним, чтобы снова быть в гармонии с собой.

Леви должен был уже подъехать на Бентли к этому времени, учитывая его опыт в вождении.

- Я на работе, - сказала она.

- Но она может уйти пораньше. - Рейни была еще той сучкой. - Кстати, я Рейни. А это Девон.

Наградив их простым кивком, он схватил Харпер за запястье.

- Пошли.

Харпер была потрясена как легко Нокс отмахнулся от суккубского очарования Рейни.

Танер тоже, казалось, выдержал проверку.

Когда Нокс вывел ее на улицу, где их уже ждал Леви, и практически толкнул в Бентли, Харпер выругалась.

- Ты удивишься, но я не люблю, когда меня тащат. - Он не ответил. - Куда мы направляемся?

- Ко мне домой.

Его домом оказался огромный особняк. Черт возьми.

Они едва достигли входа, как дверь перед ними широко распахнул, высокий, элегантный демон, который уважительно кивнул Ноксу.

- Добрый вечер, мистер Торн.

- Ден, это Харпер Уоллис, мой анкор.

Ден наградил ее вежливой улыбкой.

- Рад встрече с вами, мисс Уоллис.

Не имея опыта общения с аристократами, Харпер просто ответила.

- Хм, и я тоже.

Как только Ден взял ее куртку в мраморном фое, Нокс повел ее в гостиную с высоким потолком, смотревшуюся как с обложки журнала.

Комнату со стенами из красного дерева и полом из светлой сосны можно было принять за равнину, но тонированные стёкла, прекрасные картины, персидский ковер цвета морской волны и люстры на потолке и стенах возвращали в реальность.

После приглашающего жеста Нокса, Харпер осторожно села на одну из двух бежевых диванов-полумесяцев, которые стояли вокруг журнального столика из сосны. Ей было не по себе, и она не могла никак расслабиться.

Через некоторое время к ним вышла маленькая испанка.

- Мистер Торн, ужин будет готов в течение часа. Могу я что-нибудь подать для вас и вашей гостьи?

- Мег, это Харпер Уоллис, мой Анкор. Мег - лучший повар на всем белом свете.

Зардевшись, Мег улыбнулась Харпер.

- Рада встрече с вами. Могу я что-нибудь для вас сделать?

- Все хорошо, спасибо.

- Нам пока ничего не надо, Мег.

Уважительно кивнув, женщина поспешила уйти. Увидев, что Харпер собирается что-то сказать, скорее всего, отругать его за то, что не уточнил у нее, что она хотела бы съесть, Нокс тут же перевел тему, которая гарантированно могла отвлечь ее.

- Сегодня мне нанесла визит Карла.

Она моргнула.

- Что, правда?

- Она хотела знать правдивы ли слухи, что ты мой Анкор. Я подтвердил.

- Она плакалась тебе?

В выражении лица Харпер было столько надежды, что он не удержался от улыбки.

- Нет.

- Черт возьми, - пробормотала она. Нокс направился к небольшому бару позади них, который она раньше не заметила.

- Выпьешь? - Она покачала головой, поэтому Нокс просто сделал для себя джин с тоником. - Что тебе рассказывала твоя семья о ней все эти годы?

- На самом деле не много. Только то, что я не должна думать, что что-то со мной не так, только потому что моя мама бросила меня. Есть люди, которые слишком себя любят, чтобы заботиться о ком -то еще кроме себя.

- Она клялась, что все эти годы пыталась увидеться с тобой, но Джолин с Люцианом не позволяли.

Харпер фыркнула.

- Они, возможно, и не позволяли бы ей приближаться ко мне, если бы она пыталась. Но я абсолютно уверена, что она этого не делала. - Выражение его лица было непроницаемым, но Харпер предположила. - Ты ей веришь.

Нокс развалился на софе напротив Харпер.

- Я верю в то, что тебе нужно разобраться в своей жизни.

- Дело в том, что эта женщина никогда не хотела меня.

- Она просила передать, что всегда любила тебя и часто думала о тебе.

- Держу пари, что так и было. - Карла как и Джолин была хитрой. - Она разведывает обстановку, опасаясь, что я буду принимать участие в управлении твоей Общины и попрошу, чтобы ее выгнали.

Нокс действительно хотел, чтобы Харпер присоединилась к его общине, но они вернуться к этому вопросу позже. Ему нужно делать по одному шагу с Харпер или же она сбежит от него.

- Ты абсолютно уверена, что ей плевать на тебя?

- Я видела ее несколько раз с тех пор как перебралась в Вегас. Каждый раз она награждала меня надменным взглядом. Так что, да, я совершенно уверена в этом.

Гнев закипел в нем.

- Узнав об этом, мне хочется выгнать ее.

- Нет, пускай остаётся, так даже веселее. Она любит притворяться, что я не существую. Но ты не можешь же делать вид, что кого-то не существует, выставляя это напоказ перед всей Общиной?

Ее озорная усмешка вызвала у него улыбку.

- В тебе есть многое от Джолин.

- Я приму это за комплимент.

- Тебе и следует. Твоя бабушка сильный и хороший лидер. - Нокс отхлебнул джина с тоником.

- Итак... ты способен разрушать ментальные щиты и вторгаться в разум людей.

Нокс видел, что ее это беспокоит.

- Даже если твои щиты не были бы непроницаемыми, я бы не сделал бы этого с тобой. Ты никогда не должна бояться, что я могу навредить тебе.

- Потому что ты большой и милый медвежонок?

- Милый? Определенно нет. Но ты мой анкор, ты в безопасности рядом со мной. - Он сделал еще глоток джина с тоником. - Ты еще не думала по поводу того, чтобы отправиться со мной на конференцию в Нью Йорк?

- Чтобы ты представил меня всем другим Предводителям как своего анкора?

- Чем раньше всем станет известна твоя важность для меня, тем раньше ты станешь считаться неприкасаемой.

И тем раньше люди, такие как Сайлас и его друзья, подумают дважды прежде чем беспокоить его своими "проверками".

- Не вижу смысла для тебя, представлять меня всем.

- Я уже говорил, связаны мы или нет, это ничего не изменит. Я все равно буду присутствовать в твоей жизни. У меня есть право на тебя, которое нет ни у кого другого.

При звуке приближающихся шагов Нокс, повернув голову, и увидел троих стражей, входящих в комнату.

Он знал их достаточно хорошо, чтобы почувствовать, что что-то не так. Поднявшись, он спросил.

- Что случилось?

Когда Кинан перевел взгляд на Харпер, Нокс заверил его.

- Можешь говорить свободно при ней.

Отличный способ доказать Харпер, что она может ему доверять, и что он ей доверял.

- Харпер, ты уже знаешь Леви. Это Кинан и Ларкин, двое моих стражей. Кинан, Ларкин - это мой анкор, я думаю, вы уже догадались.

В тот момент, когда Кинан снял капюшон и посмотрел на Харпер своими голубыми глазами, волна желания окатила ее, приводя её чувства к жизни. Харпер узнала в нем Инкуба. Так же, как и сукубы, они источали секс и примешивали похоть к простому взгляду. Тем не менее, это было ничто по сравнению с эффектом, который производил на ее тело Нокс.

Кинан был тем, кого можно назвать привлекательно - сексуальным с мальчишеским лицом, пленительной улыбкой, высоким и рельефным телом. Ларкин же была, одним словом, ошеломляющей.

С фигурой воина, и цвет ее широко раскрытых глаз был необычным, сочетанием серого и зеленого. Она та женщина, которая вместе с Танером сопровождала Харпер в офис Нокса в Подземке. Харпер не была уверена к какому типу демонов она относилась.

- Целое здание бездомных пропало без вести, - доложил Кинан. - Ты же знаешь, они сбиваются в группы в целях безопасности? Ну, из здания исчезли все бездомные.

- Где это случилось? - спросил Нокс.

- Неподалеку от того места, где живет Харпер.

Нокс напрягся.

- Свидетелей нет? Никаких признаков предательства?

- Ни одного, - сказала Ларкин, садясь на диван. - Они просто исчезли.

- Пропадают бродяги? - спросила Харпер. Нокс едва кивнул, его взгляд стал обжигающим, сфокусировавшись на ней. - Что? Почему ты на меня так смотришь?

- Твое нынешнее место жительства небезопасно. Оно расположено в очень криминальном районе

- Мне это известно. Но ты сказал это так будто я особенная. Многие люди живут там и в подобных районах.

- Мне нет дела до их жизней, а вот твоя мне важна.

Понимание озарило ее, и она покачала головой.

- Нет, черт возьми. Ты не переселишь меня в другую квартиру.

- Ты слышала, что случилось. Бродяг рядом с тобой похитили. Я знаю, что ты не бродяга, но не можешь отрицать, что тебе было бы лучше в хорошо охраняемом здание на безопасной территории.

- Помнишь, ты установил в моем доме охранную сигнализацию?

Кинан вдруг заговорил с Харпер, нотки удивления звучали в его вопросе.

- Ты ведь не имп? Я думал, что ты того же вида, что и твоя семья. - Внимательно ее изучая, он и другой страж сели. - Кто ты?

Харпер не ответила, слишком поглощенная желанием показать Ноксу разницу.

- Лучшая квартира не обеспечит полную защиту. Люди из всех слоев общества являются мишенью для преступников.

- Уехав оттуда, ты снизишь шансы стать мишенью. Если беспокоишься об аренде, не стоит. У меня есть здание, предназначенное для тебя.

- Конечно есть, - пробормотала она. - Я не приму это грандиозное дерьмо от тебя.

- Из-за гордости? Гордость не убережет тебя, Харпер.

- Ну, давай, скажи, кто ты? - взмолился Кинан, вытягивая фляжку из пиджака.

И снова она проигнорировала его.

- Я и сама могу о себе отлично позаботиться, чем и занимаюсь уже много лет.

Напоминание, что она в значительной степени росла самостоятельно не снизило разочарование Нокса. Его демон, то же обеспокоенный, толкнулся на поверхность, на секунду окрашивая глаза Нокса черным. Нокс толкнул его обратно.

- Нисколько не сомневаюсь, что ты способна защитить себя сама. Но эти бродяги, вероятно, тоже были способны. Тем не менее, их всех похитили.

Кинан перебил.

- Серьёзно, кто ты?

Она посмотрела на него.

- Сфинкс я. - Увидев, что Нокс собрался снова что-то сказать, она подняла руку. - Спасибо большое, но нет. Мне не нужны дорогие подачки от тебя, и я не собираюсь никуда переезжать из своей Общины. Этого не случится.

- Чертовски упертая.

- Помнится, я предупреждала тебя.

- Точно, - подтвердил Леви, улыбаясь.

Ноксу пришлось приложить огромное усилие, чтобы не заскрежетать зубами.

Эта женщина - демон сведёт его с ума. Он был мудрым, но у него были как сильные, так и слабые стороны. И Нокс был сообразительным во многих вещах.

Он хорошо читал людей и их нужды, прогнозировал их реакцию на ситуации, выяснял способы получить от них желаемое, а затем получал, что хотел. Хотя с Харпер было все сложно, она вводила его в ступор.

- Тогда мы найдем компромисс.

- Какой компромисс?

- Такой, который позволит мне обеспечить твою защиту без необходимости менять твое место жительства. Ты можешь поехать со мной на конференцию.

Сделав глоток из фляжки, Кинан приподнял бровь.

- Присутствие Харпер там - не очень хорошая идея.

- Почему? - спросила Ларкин.

- Айлу возможно оскорбит присутствие Харпер. - Указал Кинан. - Она даже может попытаться навредить ей.

- Айла Росс? - Харпер повернулась к Ноксу. - Она одна из твоих ревнивых бывших? Вы двое в свое время резвились в постельке?

Нокс нахмурился.

- Нет.

- Тогда какие проблемы могут возникнуть у нее со мной?

Когда Нокс не ответил, она вздохнула. - Отлично, тебе нет необходимости мне отвечать.

Харпер не хотела признавать, что ее разочаровало его недоверие ей.

Если бы он не потратил последнюю неделю на тщательное изучение Харпер, он бы не заметил нотки обиды в ее голосе.

- Это не значит, что я не доверяю тебе эту информацию. Просто, как и ты, я не люблю делиться подробностями моей личной жизни.

Особенно, если это относится к его прошлому. Увидев, что она смягчилась, он успокоился.

- Но... я не хочу, чтобы ты столкнулась с ситуацией неподготовленной, и так как точно собираюсь взять тебя с собой, тебе стоит знать правду.

- Я никому не расскажу, - пообещала она.

- Знаю, что не станешь. Когда мне было двенадцать и мои родители умерли, я попал в убежище для бродяг демонов-детей. Именно там я встретил своих стражей. Там же была и Айла. Мы присматривали друг за другом.

- Таким образом, вы все, в своем роде, близки?

- Да.

- Тогда зачем ей вредить твоему анкору? - Она прищурила глаза. когда его выражение лица изменилось. - Что?

- Айла убедила себя, что я ее анкор. Я знал, что Айла ошибалась, но она не слушала меня. Она разозлилась, потому что думала, что я отверг ее. Поэтому она ушла от нас и присоединилась к общине, в которой спустя десять лет стала предводителем. - Нокс пожал плечами. – Возможно, она поняла, что ошибалась. На протяжении многих лет наши пути пересекались и Айла больше никогда не заводила разговор об этом. В надежде, что все в прошлом, я никогда больше не поднимал эту тему. Возможно Айла и забыла. В конце концов это было очень давно.

Харпер задалась вопросом, сколько же ему лет. Когда демонам исполнялось под тридцать, процесс старения замедлялся. Она не могла угадать его возраст по манере разговаривать или по тому, как он одет. Демоны адаптировались и менялись с миром вокруг них - именно так они вписывались.

- Но если Айла по-прежнему считает, что я ее анкор, то она не на шутку разозлится на того, кто, по ее мнению занял ее место.

- Тогда, объявить, что я твой анкор, не самый мудрый поступок.

Нокс удержал ее взгляд.

- Я не собираюсь скрывать тебя от всех, только потому что один человек заблуждается, а может претворяется. Ты будешь в еще большей опасности, если все не узнают, кем являешься для меня.

- Он прав, - сказал ей Леви.

Харпер фыркнула на замечание стража.

- А твоего мнения никто и не спрашивал.

Парень улыбнулся.

- Нокс, можно я укушу ее?

- Нет. - Если кто и попробует кусочек этой нежной белой кожи, им будет Нокс. Его демон был полностью с ним согласен. - Хотя мне и не нравиться, что ты будешь находиться в одной комнате вместе с Айлой, когда есть вероятность того, что она может обидеть тебя. Думаю, было бы лучше для вас двоих находиться в безопасном месте, пока я рядом.

- Иначе Айла, если она по-прежнему убеждена, что ты ее анкор, будет выслеживать Харпер, а тебя, возможно, может и не оказаться рядом, - сказал Леви, угадывая желание Нокса взять его с собой.

- Лучше узнать наверняка и покончить с этим, - согласилась Ларкин.

Кинан посмотрел на Харпер, казалось бы, обеспокоенно.

- Или же тебе лучше не ехать. Мы поймем, если ты не хочешь оказаться в опасной ситуации, если боишься.

Зная очень хорошо, что инкуб использует обратную психологию, Харпер нахмурилась.

- Ты всегда такой раздражающий ублюдок?

Кинан рассмеялся.

- От этого жизнь становиться более интересной.

Услышав, как зазвонил сотовый, Нокс достал его из кармана. Танер.

- Рассказывай.

- Ты знал, что Сайлас может передвигаться через тени? - Одна из форм телепортации.

- Я полагаю, это значит, что ты упустил его.

- Он шел вниз по улице, я следовал за ним и увидел, как он сливается с тенями. Затем он просто исчез.

Нокс тяжело вздохнул.

- Не думаю, что тот, кто прислал его, захочет снова разозлить тебя. Они просто тебя проверяли. Теперь у них есть ответы на свои вопросы, поэтому им больше ничего не понадобиться.

- Может и так. Нам придется быть более бдительными, охраняя ее. - Повесив трубку, сообщил Нокс.

- Он проверял тебя? Некоторые люди чертовски бестолковые. - Ларкин перекинула косу через плечо. - Ты должен, по крайней мере, расчленить его.

Кинан усмехнулся.

- Танер, наверное, прав: они не станут пытаться снова. Они знают, что следующая попытка станет смертным приговором.

Обсудив еще немного этот вопрос, Нокс попросил стражей покинуть комнату.

Повернувшись к Харпер, он сказал.

- Я не буду принуждать тебя участвовать в конференции. Ты можешь сказать нет.

Нокс хотел, чтобы она поняла, что, вмешиваясь и контролируя, он не будет пытаться сделать из нее марионетку. Ему нравилась ее независимость и то, как она перечила ему.

Чувствуя себя в невыгодном положение, когда она сидела, а он возвышался над ней, Харпер поднялась на ноги.

- Я хочу поехать с тобой.

Ей хотел узнать об Айле, и это будет одним из способов, чтобы остановить его от нытья из-за ее жизненной ситуации.

- Достаточно справедливо.

- Я по-прежнему думаю, что для тебя будет лучше, если ты оставишь меня в покое.

Он провел рукой по ее волосам, удивляясь их мягкости.

- Этого не произойдет.

Было так заманчиво, воспользоваться желанием, пульсирующим между ними, и затащить ее в свою постель. Но он хотел, чтобы она пришла к нему сама, по желанию тела, разума и души. Он решил не задаваться вопросом, почему это было так важно для него.

- Я говорила тебе, что не связываюсь с нашим видом.

- Это то, что всегда происходит, Харпер. - С того самого момента, когда он впервые увидел её на ринге, и она прорвала оцепенение, обосновавшиеся в нём, это стало неизбежно. - Слишком поздно с этим бороться.

Учитывая, до какой степени ее тело желало его и как сильно ее демон хотел его, Харпер боялась, что Нокс возможно был прав.

- Теперь давай поедим.

 

Глава 5

- Конечно же, у тебя есть личный самолет, - сухо произнесла Харпер. У каждого ведь есть.

Когда Нокс провел ее внутрь, она убедилась, что интерьер блестящего черного самолета так же впечатляет, как и его внешний вид. Стоило догадаться, что богатый ублюдок владеет собственным самолетом.

Опустившись в обтянутое серой кожей кресло с откидной спинкой, которое, казалось, подстроилось под ее тело, Харпер с благодарностью приняла от бойкой стюардессы прохладительный напиток.

Открыв банку Кока-колы, она воскликнула:

- Ладно, признаю, это чертовски круто.

Сидевший напротив нее, через столик орехового дерева, Нокс на секунду оторвался от своего телефона:

- Рад за тебя.

Танер и Леви заняли свои места в отдельной кабине в другом конце самолета, оставив Нокса и Харпер наедине. Наблюдая, как пальцы Нокса быстро двигались по экрану сотового в то время, как на его лице застыла маска сосредоточенности, она спросила:

- Похоже, ты трудоголик?

- Есть увлечения и похуже. - Он не убирал телефон до тех пор, пока самолет не пошел на взлет. - Почему Джолин не захотела поехать с нами?

- Бабуля считает, что нам нужно как можно больше времени проводить вместе, чтобы получше узнать друг друга, как это делают анкоры.

- Она права. - Нокс скривил губы. - Итак... если ты не встречаешься с демонами, тогда ты либо соблюдаешь целибат, либо путаешься с людьми?

Торн взял в привычку заставать ее врасплох неожиданными вопросами. Харпер подозревала, что это и было его целью.

- Что это значит?

- Не знаю. - Когда она невольно надула губы, он рассмеялся. - Ты до чертиков терпеть не можешь личных вопросов, да?

- В этом мы с тобой одинаковые.

Он склонил голову:

- Хорошо. Как насчет сделки? Ты честно отвечаешь на мои вопросы, а я делаю тоже самое со своей стороны. Ничего слишком личного. - Последние слова прозвучали одновременно и как заверение, и как предупреждение.

Если бы предложение исходило от кого-нибудь другого, то она бы даже не обратила на него внимания. Но этот парень был настоящей загадкой, и уровень ее любопытства уже зашкаливал. Раздражало только то, что точно такой же эффект он производил на ее либидо. Пока она уверяла себя, что лучше не знать, кем он был, она все равно надеялась раскрыть эту тайну.

- Прекрасно. Отвечая на твой предыдущий вопрос: нет, я не соблюдаю целибат. Я встречаюсь только с людьми. - Нокс на это нахмурился. - Теперь твоя очередь отвечать на вопрос.

Ее взгляд подначивал его пойти на попятную. Нокс не поддался:

- Спрашивай.

- Кто-нибудь знает, что ты за демон? - Он так долго молчал, что она уже и не ждала ответа.

- Только мои стражи, - в конце концов ответил он. - Люди полностью удовлетворяли тебя и твоего демона? - Он не надеялся на ответ, но Харпер его удивила - как всегда.

- Нет, - неохотно призналась она. - Ты на самом деле настолько жесток и беспощаден, как все говорят?

- Да. - Если такой ответ и напугал ее, то она не показала вида. - Ты все еще боишься меня?

- Иногда. - Она страшилась отклика своего тела на него и молчала бы и дальше, если бы ее не снедало беспокойство по поводу подобной опасности. - Почему ты скрываешь, кто ты на самом деле? - Потому что это дало бы ей ключ к тому, кем он был.

- Наш вид и так достаточно меня боится. Зачем давать им дополнительные причины. - Он забарабанил пальцами по ручке кресла. - А ты что думаешь, кто я?

- Когда я прокручивала в уме наихудшие варианты развития событий, мне пришло в голову, что ты мог быть одним из отпрысков Люцифера.

Нокс расхохотался:

- Люцифер держит своих детей при себе; ты должна бы это знать. - Он вздернул голову. - Это лучшая теория, которая у тебя есть? - Если так, то он разочарован.

- Это уже другой вопрос. Я еще не использовала шанс задать свой. Может, ты гибрид?

Он нахмурился:

- В мире демонов нет гибридов. - Даже камбионы - демоны, которые были наполовину людьми- классифицировались как полноправные демоны в их виде.

- Знаю, но странные вещи все же случаются. - Например, она отвечает на личные вопросы.

Нокс умышленно задел ее колени своими под столом.

- Нет других теорий?

- Никаких. Некоторые считают, что ты вроде супер инкуба. Не притворяйся, будто не в курсе, какой эффект оказываешь на окружающих.

- Я не...супер инкуб. - Он улыбнулся ее раздраженному взгляду. Она определенно не любит пребывать в неведении. - Почему ты не ходишь на свидания с нашим видом?

Харпер с укоризной выгнула бровь.

- Это немного личное.

- А спрашивать меня, к какому виду демонов я отношусь, - не личное?

- Я же не спрашивала тебя, какого ты вида. Я задала вопрос, который мог бы намекнуть на ответ. Это большая разница.

- Ладно, скажу по-другому. Ты избегаешь связываться с демонами из-за того, что кто-то из них тебя обидел?

- Нет. Сколько тебе лет? - Она догадывалась, что Нокс хотел слышать удобные ему вопросы, но не стал противиться.

- Намного, намного больше, чем тебе.

Она сузила глаза, услышав такой расплывчатый ответ.

- Ты действительно можешь вызывать адский огонь?

- Может быть. Ты думаешь, что я тебя брошу, оставлю одну?

Ей не понравилось, что этот вопрос продемонстрировал ее чувствительность.

- Может быть.

- Я тебя не брошу.

Больше Нокс ничего не сказал, и она понимала, что пока это все, что они оба готовы открыть друг перед другом.

Полет до Манхэттена показался более долгим, чем обычно. После короткой поездки на машине они прибыли к небоскребу из черного стекла. Харпер и Нокс вошли в фойе в сопровождении Танера и Леви.

Узнавание, мелькнувшее на лицах персонала, когда они увидели Нокса, быстро сменилось страхом.

Сильно нервничающий демон провел Нокса, Харпер и двух стражей в комнату в глубине здания.

Когда они вошли, брови Харпер приподнялись от изумления при виде длинного, прямоугольного стола, который по своим размерам, чуть ли не во всю комнату, больше подходил для свадебного торжества. Внутри находилось множество демонов: одни сидели за столом, другие, разделившись на маленькие группы, стояли и тихо беседовали.

На Нокса Торна реакция у всех была одинаковая: уважение, ужас и слепой страх.

Чувствуя себя в безопасности с ним, Харпер с легкостью позабыла какую большую угрозу для их вида на самом деле он представлял; инстинктивно знала, что он не причинит ей - своему анкору - вреда.

Конечно, Нокс все еще нервировал ее, и она вряд ли забудет, что он опасный хищник, но, с другой стороны, она никогда не считала его угрозой для себя, как эти демоны здесь.

Ее внутреннему демону не нравилось находится рядом со всеми этими предводителями, не нравились их любопытные, оценивающие взгляды, когда они заметили Харпер.

Ноксу, должно быть, такое внимание тоже не доставило удовольствия, и, пока они шли к столу, его рука легла ей на затылок, словно демонстрируя всем, что она под его защитой.

Танер встал на стражу за ее стулом, Леви занял место позади Нокса.

- Джолин пока здесь нет, - разочарованно заметила она. И тут же прошептала: - Кто из них Айла?

Нокс обвел комнату взглядом:

- Она еще не прибыла.

Услышав рядом с собой скрип отодвигающегося стула, Харпер повернула голову и - ну надо же - увидела знакомое лицо.

Молден Лестер был союзником Джолин, правда, весьма сомнительным.

Он сверкнул Харпер широкой обворожительной улыбкой, будто они лучшие друзья. Да, она встречала его пару раз, но они даже не были знакомы.

- Привет, Харпер, - проговорил он, растягивая слова. Почему он считал себя обходительным и харизматичным, ей еще предстояло выяснить. На самом деле, он был скользким и льстивым типом, чуть ли не лопающимся от чувства собственной важности.

Должность он занимал высокую, но она подозревала, что могущества у него было не так много, как ему нравилось считать.

Харпер выдавила улыбку:

- Привет, Малкольм.

- Молден, - поправил он; на его щеке дернулся мускул, как обычно бывало, когда она его так называла, прекрасно осознавая, что он это ненавидит.

- Извини, я плохо запоминаю имена.

Положив руку на спинку ее стула, Нокс посмотрел на Молдена:

- Вижу, ты знаком с моим анкором.

Взгляд Молдена перебегал с Харпер на Торна:

- Да, знаком. Я давно знаю Джолин. А вот и она.

Не удержавшись, Харпер улыбнулась при виде бабушки, тети и Бека.

Харпер встала, чем тут же привлекла к себе их внимание, они направились прямиком к ней. Походка Джолин отличалась самоуверенностью: плечи расправлены, спина прямая, подбородок приподнят, целеустремленный шаг.

Никто не мог ходить на шпильках так, как Джолин. Улыбка расцвела на ее лице, когда она подошла к Харпер и обняла одной рукой:

- Харпер, я так по тебе скучала.

Отступив на шаг, Харпер произнесла:

- Бабуля, ты отлично выглядишь.

Всегда одетая в изящные блузки и юбки, Джолин от природы обладала элегантностью.

- И ты тоже. Хотя думаю, тебе не очень-то здесь уютно.

- Это точно. - Харпер кивнула крепкому парню, который был анкором Джолин. - Привет, Бек.

Он подмигнул ей в ответ. Для нее Бек был кем-то вроде и надоедливого, и забавного дядюшки.

Когда тетя притянула Харпер к себе в объятия, она с трудом изобразила на лице улыбку, недоумевая, зачем Джолин привела ее на подобное мероприятие.

Мартина Уоллис была веселой, непоседливой и такой красивой, что могла свести с ума любого мужчину. А еще ей нравилось вытаскивать всякое дерьмо на свет божий.

- Вау, как здорово тебя увидеть! - Мартина Уоллис чмокнула ее в щеку.

Без капельки страха в глазах Джолин повернулась к стоящему рядом Ноксу. Ничто не могло напугать Джолин. А если и бывало такое, то она это уничтожала- решение проблем в ее понимании.

- Нокс Торн, как всегда, очень приятно.

Он кивнул, легкая улыбка появилась на его губах:

- Джолин.

- Я ожидаю, что ты будешь хорошим анкором для моей внучки.

- Полагаю, меньшего ты и не потерпишь.

Джолин хихикнула, явно осчастливленная таким ответом:

- Я и не подозревала, что у тебя есть чувство юмора. Тебе оно понадобится, если хочешь удержать Харпер в своей жизни. Давайте присядем. - Она взглянула на Молдена. - Не поменяешься ли ты с нами местами, ммм...?

Она щелкнула пальцами, как будто пытаясь вспомнить его имя, хотя, черт побери, она прекрасно его знала.

- Малкольм, - услужливо подсказала Харпер.

- Молден, - тут же поправил он, его щека бешено задергалась, хотя место все же уступил.

Джолин и Мартина сели слева от Харпер, в то время как Бек встал позади Джолин.

Джолин наклонилась к Харпер:

- И ты критикуешь меня за издевательство над людьми. - Она похлопала Харпер по руке. - Я хорошо тебя выучила.

- Ты привела с собой Мартину? - Прошептала Харпер.

- Она отвлекает внимание людей, так их легче читать. - И на самом деле, многие мужчины уже пускали слюни, поглядывая на женщину. - Меня беспокоит здешняя охрана, не внушает она мне доверия.

- Ты что, пробралась внутрь тайком? - Не то, чтобы Харпер ожидала чего-то иного от импа, особенно от Уоллис.

- Ну конечно. - Бросив взгляд на вход, она объявила: - А вот и Айла Росс.

Женщина была изумительно красива, черты ее лица поражали совершенством линий, а ее кожа - безупречна... но в ее движениях чувствовалась скованность, пока она медленно шла через комнату. Странно.

Когда Нокс слегка напрягся, Харпер поняла, что он ее заметил.

- Она пришла, - известила она. Его рука нежно, почти успокаивающе, сжала ее бедро.

Айла искала свободное место, когда наконец увидела Нокса. И сразу же направилась к нему с полуулыбкой на губах.

- Нокс, давно не виделись!

Он встал, не произнося ни слова, пока она обменивалась приветствиями с Танером и Леви.

- Айла, хорошо выглядишь.

Ее улыбка стала ярче.

- Спасибо. Нам надо поговорить до твоего ухода. - И пошла дальше, даже не заметив Харпер.

- Легко отделались, - тихо проговорил Танер.

- Не думаю, что она узнала Харпер, - ответил Нокс, снова садясь на свое место. - Обычно я прихожу на такие встречи только в компании двух стражей…

- Есть проблемы, о которых мне нужно знать? - Тихо спросила Джолин у Харпер.

Харпер наклонилась к ней:

- Вкратце, возможно Айла верит, что Нокс ее анкор, а это значит...

- Что она вовсе не так счастлива встретиться с тобой, - закончила Джолин. Затем она пожала плечами: - Ты можешь сделать ее.

Когда в комнату легкой походкой вошел хорошо одетый блондин, распространяющий вокруг себя ауру властности, все демоны немедленно встали. Вновь вошедший занял свое место во главе стола.

- Всем доброго дня! Для тех, кто раньше со мной не встречался, меня зовут Рауль Харлан. Как вы все знаете, мы собрались здесь для того, чтобы обсудить... в общем, суть в том, что Айла подняла много шума по поводу того, что мне вовсе не интересно. Но скандал разгорается все сильнее, поэтому настало время это дело уладить.

Харпер понравилось, что он говорил, по существу.

- Айла, может ты объяснишь нам, зачем тебе нужна эта встреча.

Демоница выпрямилась на своем месте напротив Молдена:

- Если коротко, я предлагаю установить в США иерархическую систему в противоположность нашим общинам, которые существуют сами по себе.

- И назначить тебя правителем, - добавил Рауль, на что Айла согласно кивнула. - Зачем? Зачем исправлять то, что отлично работает?

- Но старая система не работает. Маленькие общины не имеют защиты от больших, бродяги стали легкими мишенями, поскольку им вообще не к кому обратиться, а мы так разделены, что уязвимы для темных магов.

Если мы объединимся, у наших врагов не будет ни единого шанса. Только потому, что мы все зациклены на идее власти и стремимся отказать друг другу в помощи, наш вид превращается в легкую добычу.

- Странно, что ты критикуешь людей за желание обладать властью, когда сама просишь право на власть над всеми нами, - заметил один из предводителей.

Лицо Айлы застыло.

- Нет ничего плохого в желании обладать властью. Но если это идет во вред нашему виду, нужно принимать меры.

- У нас уже был Верховный глава демонов США, - подал голос предводитель в дальнем конце стола. - Толку не было. Кончилось все тем, что общины постоянно пытались свергнуть друг друга.

- Да, - подтвердила Айла, - но тогда не установили иерархическую систему.

Рауль скрестил руки на груди, выглядя при этом скучающим и уставшим:

- Объясни эту иерархию.

- Будут существовать уровни могущества и влияния, - ответила она. - В каждой общине есть организационная структура; она включает в себя главу, стражей, армию, которая защищает общину, и прочих демонов. Вертикаль власти работает.

- Ты хочешь нас сделать своими стражами? - поглумился один из предводителей.

- Вовсе нет. Просто указываю на то, что каждый уровень иерархии в общине обладает определенной степенью власти - то же самое будет в предлагаемой мной иерархической системе. В зависимости от того, какое место предводитель занимает в структуре, столько власти он будет иметь.

- А что с предводителями, которые окажутся на нижних уровнях? - поинтересовался другой предводитель.

- Несомненно, они не смогут влиять на других, - ответила Айла, - но это значит, что у них будет защита всех остальных. В настоящее время маленькие общины весьма уязвимы перед большими. Множество мелких общин на самом деле были захвачены более сильными. Готова поспорить, даже некоторые из вас в этом замешаны.

Харпер заметила, что некоторые из предводителей отвели взгляд, а некоторые заерзали на стульях.

- У нас нет закона, - продолжила Айла. - Никто не защищает демонов в нашей стране. Для этого и нужен Верховный глава демонов.

- Звучит просто прекрасно, - произнесла Джолин, развалившись на стуле, - но в действительности все общины, находящиеся на нижнем уровне, будут разрушены под мощью других, если установится подобная иерархия.

Шепот одобрения пронесся по комнате.

- А твоя община до сих пор существует? - выгнула бровь Айла.

- Да, потому что у нас нет закона и Верховного главы демонов, который мог бы сказать, что я не могу принимать меры против каждой общины, которая пытается создать мне проблемы. Если мы согласимся на твои изменения, это будет означать, что общины с более высоким статусом и большей властью, чем у моей, смогут прийти и потребовать, чтобы я передала им управление общиной, и я ничего не смогу с этим поделать.

Конечно, я посоветую им засунуть свой приказ себе в задницу. Не думаю, что им это понравится. В итоге будет война. Возможно, я ее проиграю. И что тогда?

- Ты могла бы прийти ко мне, я бы проследила, чтобы преступник понес наказание.

- Но это не является преступлением, если должностное положение виновных превосходит мое. Да к тому же, я, вероятно, буду уже мертва, так что не смогу обратиться к тебе за помощью. Что сделает меня очень несчастной.

Губы Харпер изогнулись в улыбке.

- Вот я одного не понимаю, - начал другой предводитель. - С чего вдруг ты озаботилась судьбой маленьких общин, Айла? Они, в любом случае, тебя не тронут.

Айла выглядела оскорбленной:

- Страдания каждого демона должны волновать всех нас. - Внезапно на ее лице отразилась печаль. - У нас есть проблема с бродягами в Неваде - многие из них пропали без вести. - Она взглянула на Нокса, провоцируя его отрицать сказанное.

Нокс сузил глаза:

- Откуда ты об этом узнала?

- Я знаю все, что происходит в моей стране. Не сомневайся в этом. - Она обвела взглядом комнату и продолжила. - Если бродяги, живущие в штате, где правит почти самый могущественный демон, не уверены в своей безопасности, то что же говорить о других?

От такого заявления многие люди стали бросать нервные взгляды друг на друга.

Рауль тяжело вздохнул:

- Хорошо, давайте поставим этот вопрос на голосование. Все те, кто против изменений, поднимите свои руки.

Почти все демоны подняли руки, и Харпер заметила, что Айла, казалось, удивилась, что Нокс был одним из них.

Словно Айла полагала, что он автоматически ее поддержит, не важно в чем... как сделал бы анкор.

Рауль повернулся к предводителю, который не проголосовал против предложения Айлы:

- Дарио, я думал, ты последний, кто с радостью подчинится кому-то еще.

Дарио пожал плечами:

- Думаю, что идея Верховного главы демонов заслуживает внимания. Мне весьма интересны подобные перемены. Но...я желал бы стать Верховной главой.

Айла, нахмурившись, посмотрела на него, в то время, как вокруг все зашептались.

Молден, который также не проголосовал против Айлы, тоже взял слово:

- Я тоже поддерживаю перемены. Но я никому не буду подчиняться - ни правителю, ни демону выше меня рангом любой иерархии. По этой причине, я предлагаю себя в качестве Верховного главы демонов.

Рауль с любопытством взглянул на Нокса:

- А ты желаешь участвовать в выборах на пост Верховного главы демонов? - Вероятно, казалось странным, что кто-то, настолько могущественный, как Нокс, не воспользуется шансом захватить еще больше власти.

- Я никогда не буду кланяться перед другим, - ответил Нокс. - Но у меня нет никакого желания править всеми демонами в США. Я никогда не поддержу никаких перемен. Дело в том, что предлагаемая структура власти не работает для нашего вида. Когда у нас была такая структура, слишком много демонов пострадали.

Самых сильных демонов увели из их общин и силой заставили присоединиться к более могущественным, делая большие общины сильнее, а маленькие - слабее.

Только те демоны, которые считались "высшим классом" реально управляли своими жизнями, маленькие общины стали ничем, кучкой слуг. Время доказало снова и снова, что власть развращает: настанет хаос, и мира между нами не будет.

Многие демоны согласно закивали.

Рауль обратился к Айле:

- Только двое предводителей одобряют твое предложение, что значит, ты проиграла, Айла.

- Нет, это не так, - настаивала она, подозрительно довольная собой. - Народу США еще не дали шанс проголосовать.

Рауль сжал переносицу пальцами:

- О чем ты говоришь?

- Не думаю, что дело подобной важности должны решать предводители. Простые демоны, не имеющие власти, не должны остаться в стороне. Это не только наше решение, но и их. Вот мы сейчас говорим от лица наших общин и семей. Но правильно ли это?

Айла обвела взглядом комнату и продолжила:

- Вы сидите здесь вместе с вашими семьями и анкорами, но они не имеют права голоса. Не задумывались ли вы о том, что их мнение может быть другим? Догадываюсь, что демоны Нокса думают и чувствуют также, как он, ведь ни один не посмеет пойти против него, - усмехнулась она. - Но отделавшись от меня сейчас, рот вы мне не заткнете. Я полна решимости продолжать.

- Так же, как и я, - поддержал Дарио. Молден кивнул. Очевидно, идея обладать абсолютной властью над другими предводителями достаточно заманчива, чтобы бороться за нее.

Вид у Рауля был такой, словно ему очень хочется стукнуться головой об стол.

- В этой комнате находятся двадцать два предводителя. Мы все пошли у тебя на поводу и провели голосование. Мы не желаем еще одного, мы...

- Когда остальные демоны узнают, что их лишили права голоса в таком серьезном деле, им вряд ли это понравится, - произнесла Айла. - Естественно, большинство предводителей не хотят упускать из своих рук ни грана власти. Но остальные демоны почти что не имеют власти, и именно они больше всего заинтересованы в переменах. Разве плохо, что они смогут высказаться? Как вы думаете, что почувствуют ваши родные, друзья, стражи и воины, когда узнают, что вы не дали им такого шанса?

Нокс приподнял бровь:

- Ты нам угрожаешь? - Потому как создавалось впечатление, что Айла намерена рассказать всему миру о случившемся, чтобы подзадорить демонов.

- Конечно, нет. Просто указываю, что многие демоны уже слышали о переменах, на которых я настаиваю, и многие знают об этом собрании. Если они поймут, что их мнение не приняли во внимание, когда трое предводителей здесь высказались в их защиту, они не одобрят это.

К всеобщему раздражению, Айла была права. Демоны, особенно стражи и воины, придут в ярость от того, что их считают недостаточно важными, чтобы дать высказаться - несмотря на то, что они служат своему предводителю.

- Проблема состоит в том, что я не вижу, как мы сможем привлечь остальных демонов к решению этого вопроса, - обратился Дарио к Айле. - У нас не получится устроить встречу, на которой будет присутствовать каждый демон Америки.

- Но мы могли бы организовать встречу для каждого предводителя, желающего выставить свою кандидатуру на голосование, где он озвучит свои предложения по изменениям. Возможна прямая трансляция. Демоны, которые не имеют возможности присутствовать лично, все же будут в курсе происходящего. После чего мы сможем начать голосование.

Молден нахмурился:

- Такое не делается за один день.

- Тогда мы устроим воскресную встречу, и каждый предводитель, который желает баллотироваться на пост правителя, предложит свою программу изменений и представит свое видение будущего, - сказала Айла.

Молден кивнул:

- Голосование может быть проведено чуточку позже и...

- Подождите, вы автоматически предполагаете, что демоны захотят Верховного правителя, - вмешался Нокс. - Это не может быть веским аргументом. Для меня уж точно.

- Нокс прав, - присоединился Рауль.

- Тогда мы сделаем так: каждому демону во время голосования будет задаваться вопрос, как он относится к переменам - "за" или "против"- и, если демоны проголосуют "за", им придется утвердить выбранного Верховного главу демонов, - предложил Дарио.

Айла улыбнулась:

- Мне нравится. А если остальные из вас искренне считают, что иерархическая система не найдет одобрения среди простых демонов, то какой вред может нанести голосование?

Видя, что голосование, скорее всего, все-таки состоится, Нокс объявил:

- Я организую воскресную встречу в одном из своих отелей в Подземке через две недели.

Харпер почти закатила глаза. Как типично для Нокса попытаться взять ситуацию под контроль.

- Это не значит, что я поддерживаю перемены, - добавил Нокс. - Я ясно дал понять, что нет, и не изменю своего мнения.

- Не будь циничным, Нокс, - Айла по-настоящему улыбнулась.

Поднявшись со своего места, Рауль покачал головой и сказал Айле:

- Ты не добьешься своего. - Затем, не обращая на нее внимания, пересек комнату и подошел к одному из предводителей.

- Так и знала, что это случится. - Джолин встала вместе с Харпер. - Сучка заранее знала, что никто здесь не захочет делиться властью, она изначально намеревалась предложить участие всех демонов США в голосовании.

- Сомневаюсь, что кто-нибудь в нашей общине это одобрит.

Джолин усмехнулась:

- Конечно же нет. Мои демоны не дураки. А она, похоже, не далекого ума. - Она посмотрела за спину Харпер, и та, обернувшись, увидела, как Айла в окружении своей охраны приближается к Ноксу. Великолепно.

- Я ожидала, что ты поддержишь мое предложение, Нокс, - ласково пожурила Айла.

Тот пожал плечами, хотя и не выглядел расслабленным:

- Я не буду голосовать за то, во что не верю.

- Ты пойдешь против меня?

- Да.

- Детка, мне нужно идти, - громче, чем требовалось, произнесла Джолин, целуя Харпер в щеку. - Мы поговорим позже. Нокс, хорошо заботься о ней.

Подслушав обмен репликами, Айла уставилась на Харпер:

- А это кто, Нокс?

Когда он слегка сжал ее запястье, Харпер выступила вперед. Считая, что лучше сразу поставить все точки над "и", она представилась:

- Привет! Я Харпер, анкор Нокса.

Несколько секунд Айла стояла молча. Затем ее лицо окаменело, тело напряглось, словно натянутая пружина, а глаза почернели.

Взгляд демоницы обещал мучительную боль. Нокс, Танер и Леви встали поближе к Харпер, защищая ее, в то время, как в ее руках стала собираться темная защитная энергия, готовая вызвать агонию души.

Внутренний демон Харпер буквально прорвался на поверхность и взял контроль на себя.

Нокс заволновался, когда его окутал холод, а демон Харпер выступил вперед. Глядя на хищника, живущего внутри его анкора, он увидел свирепый нрав, увидел сущность, которая защитит Харпер абсолютно от всего и от всех.

- Не смей, - предупредило существо демона Айлы. - Я не такая легкая добыча, как ты думаешь.

- Ты ничтожество, - насмехался другой демон.

Демон Харпер злобно улыбнулся:

- Ты не та, за кого себя выдаешь. Я это вижу. Я знаю, кто ты.

У его анкора настоящий талант удивлять его. Нокс до сих пор не встречал никого, кто смог бы учуять, что в Айле было много такого, о чем их вид и не подозревал.

- Айла, возьми себя в руки, пока все не зашло слишком далеко.

Айла моргнула несколько раз и пришла в себя. Она бросила взгляд на Нокса:

- Ты отказываешься принять, кто я для тебя. Я была терпеливой. Но мое терпение кончается.

- Айла, я не твой анкор. И никогда им не был.

- Ты не можешь изменить истину, Нокс, веришь ты в нее или нет. - И, бросив на Харпер уничтожающий взгляд, Айла покинула комнату.

Нокс скользнул ладонью по затылку Харпер, надеясь успокоить ее демона:

- Она ушла.

Черные глаза сосредоточились на нем.

- Если сука нападет на меня, я ее убью. - Это было предупреждение: демон знал, что Нокс давно знаком с Айлой, и давал понять, что ему на это начхать.

Затем Харпер стала самой собой, ее глаза превратились в водовороты океанской голубизны, а это означало, что ее контактные линзы растворились, когда ее демон вышел на поверхность.

- Мой демон по-настоящему ее недолюбливает, - заявила Харпер.

- Это явное преуменьшение, - хихикнула Мартина. Когда она поцеловала Харпер и начала болтать со своим новым бойфрендом, Нокс повернулся к Танеру и...

"Если ты когда-нибудь обидишь мою внучку, я буду преследовать тебя до конца жизни. Меня не волнует, кто ты или на что ты способен".

Нокс чуть не рассмеялся. Лицо Джолин ничего не выражало, и не скажешь, что она только что ему угрожала.

"Она единственная, кому я никогда не причиню боль".

Долгое мгновение Джолин его изучала, потом кивнула.

"Объясни мне, почему она так противится связи со мной".

"Это Харпер должна тебе сказать сама. - Развлечение звучало в каждом слове. - Хочу тебя предупредить, Люциану не понравится все это дело с анкором. Он не самый внимательный отец, но она все еще его маленькая девочка, и он может решить, что ты слишком опасен для нее. Возможно, и Карла тоже не будет в восторге".

"Она заверила меня, что в прошлом несколько раз пыталась встретиться с Харпер".

Фырканье.

"Она всегда была хорошей сказочницей".

Джолин коснулась руки Харпер.

- Нам нужно идти, дорогая, пока люди не поняли, что Мартина украла их кошельки и сожгла машину своего бывшего. - Джолин еще раз обняла Харпер. - Будь осторожна. - Она бросила на Нокса предупреждающий взгляд и ушла вместе с Беком и Мартиной на буксире.

Танер улыбнулся Харпер:

- Ты, должно быть, любишь импов Уоллис. - Демоница только хмыкнула.

Они уже вернулись к самолету и поднялись высоко в небо, когда ее демон наконец-то успокоился. Айла задела по-настоящему больное место, и весьма сильно, потому что сука попыталась заявить права на Нокса - того, кого ее демон считал принадлежащим ему.

- Я удивился, когда твой демон показал себя, - произнес Нокс. - Он очень оберегает тебя. И очень вспыльчив.

- Кажется, мой демон думает, что Айла не просто баньши. По сути, он уловил исходящие от нее вибрации вампира. Но я не понимаю, как такое возможно.

- Она баньши... в некоторой степени, - ответил Нокс. - Вампир пытался обратить ее. У нее хватило сил пережить трансформацию, которая убила многих других демонов, и теперь она представляет собой смесь двух видов. Неизвестно, сделано это против ее воли или нет, но я полагаю, что она надеялась таким путем получить больше могущества.

Не удивительно, что Нокс так беспокоился, что Айла попытается навредить ей. Та оказалась, собственно говоря, супервамподемоницей. Вполне вероятно, даже неуязвимой для большинства демонов... кроме того, кто сидит сейчас напротив нее.

- Но ты же мог ее убить.

- Мог. - Нокс надеялся, что до этого не дойдет. Но если ему придется выбирать между Харпер и Айлой, он выберет Харпер. - Поэтому я и хотел присутствовать при вашей первой встрече. Думал, она поймет, что я не ее анкор, но, видимо, ничего не получилось. И теперь у нас большая проблема. Для нее ты - самозванка. Создание, которое она, несомненно, сможет легко уничтожить, пока думает, что ты просто бес и родом из маленькой общины.

Харпер сузила глаза, ставшие почти аметистового цвета:

- Я не собираюсь перебираться в твою общину. И не надо так удивленно смотреть, словно меня и спрашивать об этом не нужно. Ты же хочешь "улучшить" мою жизнь. Не так уж трудно догадаться, что твоим следующим шагом станет попытка заставить меня сменить общину.

- Там ты будешь в безопасности.

Она понимающе улыбнулась:

- Если ты будешь моим предводителем, мне придется подчиняться тебе. Ты станешь рангом выше меня. Тебе бы это очень понравилось, верно?

Нокс вскинул голову:

- Я начинаю склоняться к мысли, что не хочу тебя контролировать. Ты намного интереснее, какая есть.

Ладно, такой ответ полностью выбил ее из колеи.

- Ты же планировал это, я права? Хотел застать меня врасплох.

- Это слишком просто. Ты все время преподносишь мне сюрпризы. Моя личная таинственная малышка. Я спрашивал Джолин, почему ты колеблешься создавать связь со мной. Она не ответила.

- Ах, может быть, поэтому ты все еще не бросил меня. Я для тебя не только вызов, но еще и щекочу нервы своей загадочностью.

- Давай это выясним. Скажи мне, почему ты на самом деле сомневаешься и не хочешь принять меня как своего анкора.

Харпер заартачилась было... но, может быть, лучше ему рассказать. Возможно, чем раньше он разрешит загадку, и она перестанет быть для него интересной, тем быстрее он уйдет.

- Хотя связь анкоров существует только на психическом уровне, это вовсе не останавливает некоторые пары анкоров от желания чего-то большего. Я не понаслышке знаю, что происходит, когда демон влюбляется в своего анкора, но его чувство остается безответным.

Нокс застыл, когда на него снизошло озарение:

- Карла и Люциан были анкорами.

Харпер кивнула:

- Отец никогда не желал связи из-за того, что анкоры нуждались в постоянной близости; Люциан не любит никаких привязанностей. Но это не мешало ему спать с Карлой и держать ее от себя подальше. Проблема была в том, что Карла и ее демон хотели Люциана в качестве своей пары, но ни он, ни его демон этого не жаждали.

- Он отверг ее дважды.

- Да. И я представляю, насколько это больно, несмотря на то, что мать должна была знать наперед, что Люциан не согласится на обязательства.

И я могу понять, как разъярился ее внутренний демон от того, что образовавшаяся связь с Люцианом оказалась односторонней. Ничего удивительного, что Карла обозлилась и возненавидела его.

Но горечь от случившегося так сильно съедала Карлу изнутри, что она бросила свое дитя, ведь оно напоминало ей его, а она мечтала отомстить ему.

Когда лицо Нокса потемнело, Харпер добавила:

- Не пойми меня неправильно, я себя не жалею. У меня есть семья, которая меня любит, и у меня было прекрасное детство, даже если и не как у всех. Но не так уж легко быть единственным сфинксом в семье импов.

До Нокса дошло: она так похожа на импа, потому что старалась стать, как они.

- Дети могут не справиться с таким дерьмом. Когда родителей нет рядом, легко поверить, что другие дети правы, и твои родители думают, что ты недостаточна хороша для них. Хотя Джолин никогда не придерживалась такой чуши. Она следила за тем, что я знаю - меня никто не винит за ошибки Карлы и Люциана.

- Поэтому ты избегаешь заводить отношения с демонами? Боишься повторить их ошибки?

Харпер вздохнула:

- Больше от того, что демоны все усложняют. Мне этого не нужно.

Нокс помолчал минуту.

- Теперь я понимаю, почему ты не решаешься связать себя с анкором. Но мы не Карла и Люциан. Ты не тешишь себя иллюзиями и не крайняя эгоистка, а я не эгоцентричный плейбой. Что до твоего нежелания иметь личные отношения с демонами...

- Что?

- Что произойдет, когда твой демон решит, что хочет отношений? Он не будет довольствоваться человеком, а ты будешь сходить с ума, так как не можешь дать ему то, в чем он нуждается и жаждет. Ты знаешь, что случается с теми, кто так поступает, поскольку видела своими глазами. - Они становятся такими, как Люциан - потерянными.

- Я справлюсь, когда придет время, - ответила Харпер, беспечно пожав плечами. По правде говоря, ее это беспокоило, но она не позволяла себе забивать голову тревожными мыслями.

Полагая, что ее искренность заслуживает ответной, Нокс признался:

- Тот факт, что моему демону быстро наскучивают женщины - не единственная причина, почему у меня нет постоянных отношений. Просто я знаю, что не очень хорош в этом, а я не люблю заниматься тем, в чем не самый лучший.

Харпер рассмеялась:

- А ты, оказывается, еще и перфекционист, помимо того, что помешан на контроле.

- И еще, твой мятежный характер не раздражает меня, как должно бы. Конечно, кроме тех случаев, когда ты противишься мне, как твоему анкору.

Она слегка пожала плечами:

- Я пока еще не убеждена, что согласиться на связь с анкором умная вещь, и сказала тебе, почему.

- Это не из-за истории с Карлой и Люцианом, не так ли? - Нокс научился читать ее очень хорошо.

- Нет, не из-за них.

- Может от того, что я слишком властный или из-за угроз Айлы? - Он сомневался во втором. - Или для тебя чересчур непривычно и странно, когда кто-то о тебе заботится?

Чувствуя, что он с ней играет, Харпер ничего не ответила.

- Первое должно волновать тебя, если только веришь, что у меня достаточно сил подавить тебя. - Да, тут попахивало реверсивной психологией, но он использовал ее подсознательно.

- Силенок маловато.

- Второе должно волновать тебя, если только ты не веришь, что сможешь себя защитить, или что я защищу тебя в случае необходимости. - И снова методы реверсивной психологии.

- Я могу защитить себя сама.

- И третье...я не собираюсь говорить, что для тебя в этом нет ничего странного, потому что все прекрасно понимаю. Но на самом ли деле так плохо иметь кого-то рядом?

Нет, вовсе нет. Хотя она и не сказала этого вслух, должно быть, выражение лица ее выдало, от чего в его глазах мелькнул намек на самодовольство.

- Высокомерный ублюдок. - Его улыбка стала шире.

 

Глава 6

Она прекрасно понимала, что ей не следует идти к нему домой.

Однако, как сказал Нокс, он просто хотел накормить ее и помочь расслабиться - в конце концов, это был странный и трудный день.

И все-таки, одно дело время от времени обедать с ним, и совсем другое - провести целый день вместе.

Но...Харпер не хотела оставаться одна. И, если честно, ей нравилась компания Нокса.

Порой он просто очаровывал. Она выросла среди импов - существ экспрессивных, темпераментных, необузданных и страстных.

Она не привыкла к таким людям, как Нокс - настолько собранным, сосредоточенным и эмоционально сдержанным. К тому же, Харпер еще никогда не встречала никого с такой огромной силой. Несмотря на тот страх, который он внушал, люди уважали его и стремились угодить.

И все же, Харпер немного переживала за него. Хоть он и был все время в окружении людей, казалось, что Нокс держится в стороне.

Словно тигр, он был одиночкой. Но демоны не созданы для этого.

Они общительные, тактильные и сексуальные создания. Однако, именно так он жил.

Когда его сотрудники приходили к нему, каждый отданный им приказ был быстрым, объективным и бесстрастным. Нокс всегда точно знал, чего он хотел, и прилагал все усилия, чтобы заполучить это.

И ей пришлось признать, что бороться с их связью анкоров бесполезно. Даже все то, что она наговорила ему в самолете, ничего не изменило.

Но, как он и сказал, они совершенно другие люди, не такие, как Карла и Люциан. Нокс никогда не сдастся, не перестанет мучить ее, пока Харпер не даст ему желаемого.

После вкусного обеда, Харпер уселась на стул, пока Нокс готовил им обоим кофе.

- Ты ведь не бросишь это? - На самом деле, это был не вопрос.

Поставив перед ней кружку, Нокс уперся руками в столешницу. Он не притворялся, что не понимает о чем она говорит.

- Нет. Я уже говорил тебе, что не бросаю то, что принадлежит мне. А ты моя.

Она подула на кружку.

- Хмм.

- Не важно, как сильно и долго ты будешь противиться связи - это не удержит меня вдали от тебя. Ничто не сможет удержать. Я всегда буду в твоей жизни, Харпер. - Он замолчал, когда они оба сделали по глотку кофе. - Разве я не доказал, что собираюсь постоянно быть рядом?

- О, мы и так везде вместе... но что случится, когда мы образуем связь? Тебе больше не придется мне ничего доказывать. У тебя будет то, чего ты хотел. Связь будет сформирована, и я официально стану твоим анкором. Ты будешь приходить ко мне только затем, чтобы соблюсти приличия. И я не буду винить тебя. - Она, честное слово, не будет. - Я имею в виду, у нас нет ничего общего. Мы ведем разный образ жизни. Я не член твоей общины и не собираюсь менять это. Анокры должны делать жизнь другу друга проще и лучше. У тебя есть все, что только пожелаешь. Я не нужна тебе. Мне, в буквальном смысле, нечего предложить. - Это признание задевало ее гордость, и, черт побери, причиняло боль.

Склонив на бок голову, он размышлял.

- Ты привыкла, что люди вокруг бросают тебя и ждешь, что любой другой поступит так же.

- Да. - Харпер знала свои сильные стороны и признавала недостатки. - Это банально и даже немного жалко...

- Это не жалко. - Он обошел стол, и развернул ее стул так, чтобы она оказалась перед ним.

- Теперь позволь разрешить твои проблемы и поставить все точки над "и". Я не говорю, что мы будем видеться так же часто, как сейчас. Я отложил много дел, чтобы мы смогли провести время вместе и узнать друг друга. Но у меня плотный график и я постоянно в разъездах. А это значит, что я не смогу поддерживать контакт с тобой и мы не часто будем встречаться.

Он заправил ее волосы за ухо и продолжил:

- Верно, у нас мало общего, но я не вижу в этом ничего плохого и не понимаю, почему тебя это тревожит. Также верно, что у меня есть все, что я хочу. - Он пожал плечами. - Получать желаемое является частью того, кем я являюсь. Сделаешь ли ты мою жизнь легче? Нет. Ты своенравная и упрямая, и ты бы рассмеялась над любым отданным тебе приказом.

- Успокоил,- проворчала она.

- Но... ты интригуешь меня, что само по себе удивительно. Я не могу предсказать, что ты скажешь или сделаешь в следующую минуту. Ты странная, сложная, ты неудержимое пламя огня в моем оцепеневшем, предсказуемом мире. Видишь ли, несмотря на то, что у меня есть все, чего бы я ни захотел, удовольствия это мне не приносит. В любом случае это надоедает и раздражает. Не было никаких проблем, никаких препятствий, не было ничего, чем я не мог бы управлять или контролировать...до тех пор, пока не появилась ты. - Это сводило его с ума также сильно, как и возбуждало - Мне нравится, что ты часть моей жизни. Я намереваюсь и дальше удерживать тебя в ней.

Когда зазвонил его сотовый, он пересек комнату, схватил телефон со стойки и ответил на вызов. Харпер воспользовалась моментом, чтобы собраться с мыслями.

Он имел ввиду каждое слово, она поняла это с самого начала. Ему на самом деле нравилось, что она рядом. Если бы Нокс был другим парнем, такая честность поразила бы ее.

Но Нокс Торн не будет сдерживаться, потому что ему плевать на мнение других. Как только он закончил разговор и подошел к ней, она встала со стула.

- Я должна идти.

Обхватив Харпер за талию, он притянул ее к себе, всматриваясь в её лазурно-голубые глаза. Образы ее обнаженной, стонущей, принимающей каждый дюйм его члена преследовали Нокса во сне и наяву.  Его демон практически рассердился из-за того, что Нокс отказывался добиваться ее, он явно хотел Харпер больше, чем когда-либо другую женщину. И его тело и демон жаждали ее.

- Останься со мной, - призвал Нокс.

Глупо, но она хотела остаться, особенно пока по телу проносился гул от желания почувствовать его в себе. Она ощутила себя слабой, когда дело дошло до этого, и ведь так легко прогнуться под весом чистейшего возбуждения, виной которому он. Но...

- Я говорила тебе в самолете...

- Да, говорила. - Он прикусил кожу на шее, где бился пульс, от чего Харпер задрожала. - И я понимаю. Хотя, ты кое-что забыла, - сказал он, посасывая мочку ее уха. - Ты уже знаешь, что мой демон не проявляет симпатий. Он слишком быстро теряет интерес и не хочет отношений или брака. Тоже самое делает и твой. Он никогда не признает человека в качестве сексуального партнера - он будет искать гораздо большее. Последнее, что я хотел бы сделать - это причинить тебе боль. Скоро мы будем связанны на более глубоком уровне, чем какая-то демоническая привязанность. - Он пристально смотрел на нее, когда заявил: - Когда мы обретем связь, а мы это сделаем, Харпер, мы будем духовно связаны. А это значит, что я останусь в твоей жизни. Навсегда.

Она начинала верить ему. Хотя нет, Харпер уже давно верила ему.

- Останься со мной.

Она кивнула, и тут же рот Нокса накрыл ее губы, а язык смело скользнул внутрь, словно он овладевал ею. Это был не дразнящий поцелуй, а очень умелый. Поцелуй, переполненный отчаянием и опустошающий ее чувства. Его рот захватил и подчинил ее - лизал, кусал и поглощал.

Одной рукой Нокс зажал ее волосы в кулак, а другой, обхватив попку, и прижал к своему телу. Все, что Харпер могла сделать, так это вцепиться в его рубашку, пока тот брал ее. Никто так не целовался, как Нокс Торн. В поцелуй он вкладывал каждую унцию себя, делая его столь же эротичным, как секс. Сдернув с нее блузку, Нокс прислонил Харпер спиной к стене. Она была такой, блядь, сладкой, что у него практически кружилась голова. Он вкушал грех, мед и кофе.

Все, что он хотел - это поднять Харпер, сорвать брюки и войти в нее по самые яйца, почувствовать, какая она влажная, горячая и как плотно сжимается вокруг него, пока будет с бешеной страстью её брать, чтобы утолить испытываемое ими неумолимое желание.

Но он не собирался торопиться, ему хотелось гораздо большего, чем просто быстрый перепихон возле стены.

Скользнув рукой ей под бедро, он закинул ногу Харпер на себя и вдавился в ее тело.

- Я хочу тебя, - произнес он, - И я трахну тебя. Но чуть позже.

Харпер ахнула от внезапного ощущения призрачных пальцев, которые едва касались ее клитора, вызывая трепетную дрожь в теле. Несмотря на ощущение холода, от его пальцев исходило тепло, когда он раздвинул складочки и скользнул вдоль них.

- Что ты делаешь? - Как он это делал? Харпер тяжело задышала, когда холодные пальцы закружили и ущипнули ее за клитор. - Блять.

- На вкус ты лучше, чем я себе представлял. - Облизывая ее шею, Нокс спустился по груди к соску, и прикусил его через черный кружевной бюстгальтер.

Острая боль от укуса заставила ее стонать, и именно в этот момент призрачные пальцы толкнулись в нее. Черт, она никогда прежде не чувствовала ничего подобного, никогда не испытывала такого удовольствия.

Они наполняли, растягивали ее, прикосновения были такими правильными - холодными, но все же обжигающими, и глубоко внутри вызывали слепящую боль, от которой ее естество сжалось. С каждым чувственным толчком они практически клеймили ее.

- Нокс, я не знаю, как долго смогу это выносить. - Она говорила на полном серьезе. Харпер не из тех, кто быстро кончает, но, черт, ей так было хорошо, что она очень близко подошла к кульминации.

- Ты сможешь, - сказал он ей, и освободив ее грудь от бюстгальтера, Нокс глубоко втянул в рот сосок. Когда Харпер начала извиваться, его рука сжалась вокруг её горла. - Успокойся.

- Я не могу, - выдохнула она. Холодные пальцы исчезли, и Харпер ударила его. - Нет! - Нокс замер, а затем медленно поднял голову так, чтобы их взгляды встретились. Его черты лица были спокойными, властными и источали самоуверенность до тех пор, пока не сменились злостью и настороженностью. Ему определенно не нравились ее приказы.

- Хочешь почувствовать их снова, - пробурчал он.

Она лишь кивнула.

- Хорошо. Но ты не должна кончать.

Она с радостью послала бы его контролирующую задницу, если бы холодные пальцы не проникли в нее, двигаясь быстрыми дразнящими толчками. И когда Харпер собиралась потребовать большего, они толкнулись еще глубже и сильнее. Позже, она будет ругать себя за тот сексуальный хаос, который учинили невидимые пальчики.

Ненавидя то, что ее одну захлестнула безумная страсть, Харпер провела рукой по его ширинке.

Его член, толстый, тяжелый и длинный дернулся в ее руке. Харпер плотно обхватила его, покружила пальчиком по головке и начала двигать ладошкой вверх-вниз.

- Сильнее, - проскрежетал Нокс, и сдернул вниз бюстгальтер, чтобы без помех сосать ее соски.

Когда Нокс царапнул зубами тугой бутон, Харпер выгнулась и застонала. Ему нравились те звуки, которые она издавала - хриплые и прерывистые. От ее идеального поглаживания его член пульсировал и набух.

Запустив руку в ее волосы, Нокс слегка дернул.

- На колени, малышка. - Ему просто необходимо почувствовать, как эти чертовски сочные губы сомкнуться вокруг его члена. Прищурившись, Харпер стрельнула в него взглядом. - Не борись со мной, Харпер. Ты знала, во что вляпалась. - Она знала, что он будет доминирующим, требовательным и даже грубым. И она не просто хотела, а нуждалась в этом.

Он провел языком по ее нижней губе.

- Я хочу увидеть свой член в твоем ротике. Я должен знать, на что это похоже, в нём скользить. Покажи мне, Харпер. - Он крепче сжал в кулак ее волосы и толкнул на колени.

- Вот так. - Увидеть ее внизу с дерзким взглядом, обнаженной грудью с твердыми сосками, и следами от укусов по всей шее, заставило чувство мужского удовлетворения распуститься внутри него. Одной рукой Нокс уперся об стену, а другой направил член к ее рту. - Открой.

Харпер уставилась на него, не обязательно он ее раздражал, но бесило то, что часть ее приходила в восторг от того, что Нокс делал.

Он был прав, когда сказал, что она не захочет парня, которым сможет управлять.

Нокс никогда бы не стал танцевать под ее дудку, а ее сильная личность не заставит его стесняться, чтобы потребовать от нее то, чего он хочет. Это не означает, что она просто...

Третий призрачный палец скользнул в нее. Харпер приоткрыла рот в безмолвном вздохе блаженства, сжав его бедра, чтобы не потерять равновесие. И именно в этот момент Нокс толкнул член в ее рот.

Она должна помнить, что доминирующий ублюдок был к тому же и подлым.

Ее рот был адски горячим, почти что обжигающим. Просто видеть, как эти пухлые губки обхватывают его, заставило Нокса стонать.

Когда Харпер провела языком по всей длине его члена, он зарычал.

- У тебя самый сексуальный ротик, который я когда-либо видел. - И он наслаждался им.

Пока холодные пальцы то двигались внутри нее, то дразнили клитор, Харпер беспомощно стонала вокруг толстого члена, которым Нокс, в буквальном смысле, трахал ее рот.

Все это время он говорил, как приятно, как много удовольствия она ему доставляет и что ее рот создан для этого.

Харпер, наверное, запаниковала бы, почувствовав, как его член бьется о заднюю стенку горла, но ее разум был слишком затуманен от наслаждения, которое она получала.

- Кончи для меня.

Когда ледяные пальцы ущипнули Харпер за сосок, она разлетелась на кусочки. Нокс толкнулся глубже, когда начал извергался прямо ей в рот. Не в состоянии что-либо сделать, она проглотила все.

Тут же пальцы внутри нее исчезли, оставляя ее гореть и трепетать.

Нокс не отстранился, а просто стоял... и она быстро сообразила, что это был намек.

Он давал понять, что двинется тогда, когда посчитает нужным, и ей придётся ждать и позволить ему лидировать.

Харпер не уверена, что ей нравилось такое положение дел, но она заметила закономерность: Нокс давал ей то, что она хотела, после того как она удовлетворяла его желания. Поэтому имеет смысл не двигаться. Что она и сделала.

- Умница. - Вынув член из ее рта, Нокс поднял ее и осторожно понес через весь дом, остановившись лишь у спальни.

Уложив ее на кровать, он не смог оторвать взгляд от опухшего рта, который заставил его так мощно кончить, он был удивлен что его колени не подогнулись.

Расстегнув брюки Харпер, он медленно стянул их, обнажая подтянутые, стройные ноги, которые предназначены чтобы обхватывать его талию. Оставив на ней лишь маленький кусочек черного кружева, прикрывающий ее лоно, Нокс разделся.

Харпер нервно сглотнула, когда его темный, задумчивый взгляд бродил по ней. Безукоризненное, рельефное с гладкой кожей мощное тело Нокса так и казалось, что гудит от необузданной мужественности. Оно было создано, чтобы доставлять чистейшее плотское удовольствие. И Харпер была абсолютно уверена в этом.

- Любой может трахать призрачными пальцами?

Нокс сузил глаза.

- Если считаешь, что ты многое упустила из-за того, что любой так может, то подумай еще раз. Так умеют далеко не все демоны. - И он не хотел, чтобы она думала о сексе с другими. Она практически закатила глаза на него. Закатила. Глаза. Он был вполне уверен, что за всю его жизнь никто до Харпер не делал подобного.

- Тише, Торн. Это всего лишь вопрос. - Хотя он, верно, догадался - именно этот вопрос ее интересовал, потому что, если секс с демонами так хорош, то следует пересмотреть решение об исключении их из ее сексуальной диеты. - Нет необходимости, чтобы... ох, нет, подожди. Я больше не вынесу твои поддразнивания. - Но было слишком поздно, Нокс уже лизал ее лоно через кружево трусиков.

Зубами он задевал по клитору и складочкам, почти заставляя ее выпрыгнуть из кожи.

- Нокс, серьезно, прекрати. Я не хочу кончать снова, до тех пор, пока ты не окажешься во мне. - Он слегка приподнял голову и когда их взгляды встретились, в глазах Нокса теплился огонь. Да она хотела его, она... Но затем ублюдок покачал головой.

- Я не закончил.

Он сорвал с нее трусики, раздвинул складки большими пальцами, и продолжил сводить ее с ума. Его язык лизал, терся, бился. Ртом Нокс накрыл ее клитор и начал нежно сосать.

Харпер попыталась оттолкнуть его голову в сторону, и выскользнуть из-под него. Как вдруг, невидимые руки сковали ее запястья и прижали их над головой.

- Ах, ты сраный ублюдок!

Нокс, казалось, не обиделся. Он просто удерживал ее бедра на месте, пока продолжал пировать. Поэтому она проклинала, угрожала и клялась, что больше в жизни не отсосет ему. Нокс от этого лишь рассмеялся.

И, о Боже, этот низкий бархатистый рокот, прозвучавший около ее сердцевины, прокатился через ее тело... и затем она кончила. Быстро, мощно и он слизал каждую каплю.

Харпер буквально растворилась в матрасе, а ее лоно все еще горело и сокращалось - словно внутри себя она чувствовала его член, подаривший то самое удовлетворение, в котором она так нуждалась.

Она услышала звук рвущейся фольги и затем Нокс навис над ней. Харпер открыла один глаз.

- Уйди. Ты мне больше не нравишься.

Он улыбнулся.

- Я все еще хочу тебя. И ты отдашься мне. - Приподняв ее бедра, он начал медленно входить, от чего цвет ее глаз сменился от лазурно-голубого до золотистого. Она была такой чертовски горячей, влажной и его.

Демоны по своей сущности были собственниками, но Нокс, до появления Харпер, никогда в жизни так не относился по отношению к другим.

Осознание того, что он заявил на нее права, вызвало в нем первобытное удовлетворение. Прежде никто и никогда не принадлежал ему.

Но лежавшая под ним женщина была его. Никто не изменит этого. Даже она.

Харпер вздрогнула от восхитительного давления, которое создавал его член, толкаясь внутри нее.

Призрачные пальцы - те же самые, которые по-прежнему её удерживали - оставили ее такой чувствительной, что Харпер могла ощущать каждую вену, складку, и каждый толстый дюйм его члена, пока он растягивал и наполнял ее.

Ее естество пульсировало и сжималось вокруг него практически властно, и сквозь стиснутые зубы Нокса вырвался стон.

Наконец загнав в нее член по самые яйца, Нокс остановился, упиваясь тем, что он первый демон, который обладал ею.

- Мне следовало взять тебя в ту же минуту, как только увидел. - И теперь он был именно там, где хотел. Он вколачивался в нее так, словно ее естество было для него жизненного необходимым.

Она была такой тесной, но принимала его полностью, идеально обхватывая.

Харпер застонала, когда он пососал кожу на шее, где бился пульс, но когда Нокс сильно укусил, она зарычала.

- Прекрати оставлять следы на мне. - Она напряглась, когда Нокс остановился, его глаза заволокло чернотой... о-о дерьмо... и в собственнической манере он сжал ее грудь. Такая хватка не должна была причинять боль, но кожу под его пальцами начало покалывать.

Боль каким-то образом превратилась в удовольствие, которое нарастало вместе с грубыми, жесткими толчками демона.

- Я хочу, Нокс, - нервно произнесла она.

Демон улыбнулся, словно именно эти слова он хотел услышать. Затем отступил.

Нокс встал на колени, закинул ее ноги себе на плечи и снова вошел.

Она выгнулась от его толчков, издавая эти хриплые прерывистые стоны, которые играли на его коже и от которых его член пульсировал.

- Заставь меня кончить, Харпер. Сейчас же. - Лоно Харпер содрогнулось и сжалось вокруг него, от чего из горла Нокса вырвался крик.

Выругавшись, он взорвался, пока ее тело выжимало из него все до единой капли.

Нокса все еще трясло от мощного оргазма, когда он вышел из нее и перевернулся на спину. Пока он избавлялся от презерватива, Харпер все еще неподвижно лежала. Он не понимал почему, пока она не заговорила.

- Нокс, теперь ты можешь отпустить мои руки?

Улыбаясь, он выпустил ее из мистических тисков.

Когда Харпер растерла и согнула руки, чтобы размять их, она кое-что заметила и моментально вскочила.

- Что это?

- Без паники.

Это было похоже на татуировку - черная извивающаяся татуировка с шипами очерчивала ее грудь.

- Твой демон заклеймил меня? - Нокс кивнул, словно она спросила не хочет ли тот чашечку кофе. Внутренние демоны оставляли свои метки, если относились к чему или кому-либо по-собственнически.

- Все что я знаю о метках, так это то, что они исчезают после того, как внутренний демон уходит от человека, которого пометил.

- Как-то ты не убедительно говоришь.

- Нет. Мой демон никогда прежде никого не клеймил.

- И тебя не волнует, почему он это сделал именно сейчас?

Нокс не выглядел ни капельки раздраженным.

- С чего бы? - Толкнув ее на спину, он снова навис над ней. Проследив пальцем по метке, он словил себя на том, что ему нравится, как она смотрится на ее коже. - Почему тебя так сильно это волнует?

Она выгнула бровь.

- То есть ты был бы полностью спокоен, если бы мой демон поднялся во время секса и без твоего разрешения заклеймил тебя?

- Знаешь, что я думаю? - спокойно сказал он. - Я думаю, что тебе не по душе сама идея, что кто-то претендует на тебя. И дело не в твоей ущемленной гордости, а в том, что прежде никто не предъявлял права на тебя, - не ее родители, не любовники, - и поэтому ты не знаешь, как себя вести. - Другой на ее месте, возможно, стал бы отпираться, отказываясь от любого проявления слабости, но Харпер не станет.

- Ладно, я признаю, что это немного странно и я не знаю, что делать.

- Вот что я тебе скажу, смирись с этим. Думаю, тебе не стоит паниковать. Эта метка означает, что мой демон уважает, испытывает невероятное чувство собственничества и желает тебя и твоего демона - и мы знали это еще до появления метки.

Харпер кивнула, когда обдумала его слова.

- Ты прав. Мы это знали. Я могу воспринимать метку как временную татушку.

- Можешь.

Нокс провел по метке языком, восхищаясь ею все больше и больше.

- Это ведь одна из причин почему я сопротивляюсь связи анкоров? - Она не понимала этого раньше, но он был прав. Иметь анкора, значит обрести кого-то кто может предъявить права на тебя, а для нее это... пиздец.

- Думаю, да. Но сегодня мы не будем обсуждать связь анкоров.

Она нахмурилась.

- Не будем? - Обычно она меняла темы разговоров.

- Нет, потому что, если мы сейчас и здесь придем к взаимопониманию, ты посчитаешь, что я трахаю тебя, чтобы подчинить своей воли. И поэтому, когда ты согласишься связаться со мной, это произойдет вне постели.

В то время как она была уверена, что секс не в состоянии запутать ее мысли и решения, она понимала, что в этом есть смысл.

- Но мы обсудим это в ближайшее время, Харпер. Я никуда не уйду от тебя. И полагаю, ты в этом уже окончательно убедилась. - Удовлетворение скользнуло по его спине, когда она согласно кивнула. - Хорошо. А теперь расслабься и раздвинь ножки. Я снова хочу оказаться в тебе.

Словно она могла поспорить с этим.

 

Глава 7

- Твой телохранитель так ревностно относится к своим обязанностям, - заметила Хлоя, когда вместе с Харпер, Девон и Рейни присоединилась к длинной очереди в ночной клуб, чтобы попасть в Подземку. Для людей это был просто VIP-клуб, а на самом деле- проход специально для демонов, желающих спуститься в Подземку.

- А еще он придурок, - прошипела Девон, поправляя свое красное мини-платье.

Танеру, кажется, доставляло удовольствие дразнить ее, называя "котенком". В добавок он похотливо поглядывал на ее впечатляющее декольте, пока адская кошка не видела.

- Удивительно, что он не пошел за нами внутрь, - произнесла Рейни, как всегда, соблазнительно выглядящая. Несмотря на то, что большую часть ее тела закрывал черный шифоновый комбинезон, делающий ее похожей на воровку драгоценностей, мужчины пялились на нее чаще, чем на скудно одетых людей.

- Ему нужно встретиться с другим стражем по какому-то делу, - объяснила Харпер. - Не знаю для чего, я не интересуюсь их делами. - Они, наверняка, ничего и не расскажут без разрешения Нокса.

Как только воспоминания о прошлой ночи промелькнули перед глазами, Харпер бросило в жар. Нокс брал ее так жестко и так часто, что она заснула от усталости. Он разбудил ее и взял сзади. Она покинула его дом рано утром, а ее внутренний демон свернулся клубочком от удовлетворения.

- А почему Киран не пришел? - спросила Девон у Хлои, которая в своем ярко-розовым платье смотрелась непривычно и мило. Харпер в этот вечер надела платье без рукавов, настолько блестящее, что напоминало жидкое серебро. Выбирала его Рейни.

- Он проводит время со своей новой подружкой, - ответила Хлоя. Они с братом-близнецом были очень близки. - Я ей не нравлюсь. Говорит, что я слишком гиперактивна. Лично я не считаю, что это справедливое суждение.

- Я тоже, - хмыкнула Рейни.

- Так оно и к лучшему, что мне пофиг на...

- Харпер Уоллис? - прервал их незнакомый грубоватый голос.

Она повернулась и увидела мрачного парня, сложенного, как полузащитник в регби. Один из привратников.

- Э, да?

Он отцепил красную веревку, служившую барьером, и указал подбородком на вход в клуб:

- Проходите.

Харпер моргнула:

- То есть без очереди?

Хлоя сильно ткнула ее локтем:

- Харпер, конечно же, ну ты даешь!

- Нечего толкать меня, ты, Хлоя. - Одарив привратника благодарной улыбкой, Харпер повела трех демониц внутрь клуба, не обращая внимания на хмурые взгляды остальных, ждущих за веревками.

- Должно быть, он узнал тебя, ты же анкор Нокса, - заметила Рейни.

- Да, Нокс уж постарался показать меня перед всеми, где только можно. - Спустившись по лестнице справа, Харпер вместе с девушками направились в подвал.

У дальней стены темной комнаты возле двери стояли двое здоровяков-демонов. Каждый с уважением кивнул Харпер.

- Мисс Уоллис, - поприветствовал ее один из них, когда повел компанию через двери и дальше к лифту. Он набрал код, и двери лифта открылись. - Желаю приятно провести вечер.

- Ничего себе, эта штука - тебя узнает каждый - распространилась со сверхъестественной скоростью, - подытожила Харпер, когда двери закрылись, и лифт начал двигаться вниз.

- Кого это волнует? - фыркнула Хлоя.

Наконец, лифт остановился, и они вошли туда, что изначально было демонической "игровой площадкой".

На этом участке земли, заполоненным барами, ночными клубами, казино, ресторанами, шоу, стриптиз-клубами, отелями и много, чем другим, всегда толпились люди.

У каждого здания отсутствовала передняя стена, и, даже просто прогуливаясь по "дороге", можно было видеть, что в точности происходило внутри каждого заведения.

Когда девушки подошли к своему любимому бару, окружающие приветствовали Харпер, словно знакомы с ней, или спешно уступали ей дорогу. Поэтому для них не стало неожиданностью, когда бармен объявил, что их напитки уже готовы.

- С этих пор ты все время будешь приходить сюда вместе со мной, - восхищенно известила Хлоя Харпер, когда они заняли свой обычный столик.

Именно тогда Харпер заметила листовки на столе. Она взяла одну.

- Что это? "Голосуй за Айлу!" - Она оглянулась вокруг, отмечая, что листовки лежали на каждом столе. - Здесь повсюду листовки.

- И плакаты тоже. - Рейни показала на стены, попивая свой коктейль через трубочку. - Тут еще развешены плакаты Дарио и Молдена.

Покачивая головой в такт музыке, Хлоя поинтересовалась у Харпер:

- Джолин сказала, ты повздорила с Айлой.

- Она тебе рассказала или ты подслушала? - спросила Харпер перед тем, как глотнуть коктейль.

- Какая разница?

- Мой демон и ее демон немножко поспорили.

- Что она сделала такого, что твой демон взбесился? - спросила Рейни.

- Айла верит, что Нокс ее анкор. - Харпер вкратце поведала о том, что случилось на собрании.

- Спорим, слухи идут от Айлы, - заявила Девон.

Харпер помешала свой коктейль соломинкой:

- Какие слухи?

- Кое-кто говорит, будто слышали, что ты на самом деле не анкор Нокса, а всего лишь его новая подружка, и распространила слух об анкоре, чтобы себя защитить.

- И люди в это верят?

- Нет. Многие слышали, как Нокс называл тебя своей анкор, и знают, у него нет причин лгать.

- Не думаю, что тебе стоит волноваться по поводу слухов, - вставила Рейни. - Если бы они имели какой-нибудь эффект, с тобой бы так особо не обращались.

Девон слегка толкнула Харпер локтем:

- Эй, кто та сучка, уставившаяся на нас?

Харпер застонала, увидев, кто это:

- Это Кендра, бывшая... постельная подружка Нокса, думаю, лучше ее не опишешь. Видите парня вместе с ней? Вроде, его зовут Брандт. В любом случае, она использует его, пытаясь заставить Нокса ревновать.

Рейни закатила глаза:

- Как умно. - Она вскинула голову, изучая Харпер. - Знаешь, ты сегодня какая-то другая. Кажешься более... расслабленной. Как будто ты... - Ее глаза расширились. - У тебя был секс.

- Нет, не правда.

Девон ткнула в Харпер пальцем, когда та покраснела:

- И все же был.

- Кто он? Скажи мне, - настаивала Рейни. - Подожди, это не Ройс, верно? Пожалуйста, скажи "нет".

- Это не Ройс.

- Тогда, кто? Ты так много времени проводишь с Ноксом, что я даже не знаю, как ты смогла... - Рейни запнулась. - Ты переспала с Ноксом.

- Да нет же.

- И все-таки, да, ты с ним переспала, - твердила Девон. - Что случилось с твоим правилом "я не связываюсь с демонами"?

Харпер вздохнула:

- Похоже, я его нарушила.

Хлоя крепко ее обняла:

- Я так счастлива. Ведь это означает, что ты наконец-то признала, что демоны не так уж плохи, и ты не совершишь те же ошибки, что и твои родители.

Это просто означает, что Нокс оказался слишком неотразимым, чтобы отказываться.

- Честно, я не понимаю, как ты решилась лечь с ним в постель, - продолжила Девон. - Я имею в виду, он взаправду великолепен, но к тому же невероятно пугает. А еще независимый и сдержанный.

- В постели он не сдерживается.

- Держу пари, было классно, - улыбнулась Девон.

Харпер улыбнулась в ответ:

- О, да!

- Ого, сюда идет Мона, - простонала Рейни.

Обняв себя руками, Харпер обернулась и увидела приближающуюся к ним Мону с друзьями. Та остановилась перед столом, не сводя глаз с Харпер. Но, кажется, не выглядела раздраженной и не искала повода досадить.

- Чем могу помочь? - спросила Харпер.

Мона вскинула голову.

- То, что ты сделала на бойцовском ринге...одуреть, как больно.

- Так и задумывалось.

Мона почти улыбнулась:

- Если бы я знала, что ты можешь причинять такую сильную боль, держалась бы от тебя подальше. - Она пожала плечами. - Я не обижаюсь на свой проигрыш. Уважаю силу.У тебя ее много.

Она повернулась, чтобы уйти, но остановилась, когда Хлоя ее окликнула:

- Эй, эй, эй, а что насчет меня? Где ко мне уважение? - Было видно, что Хлоя особо и не переживала по этому поводу. Мона бросила на нее хмурый взгляд, в котором, однако, не было враждебности.

- Вот это неожиданность! - Девон глотнула водки с кока-колой. - Я имею в виду, если Мона хотела объявить перемирие, то я подумала бы, что она это делает только из-за того, что ты анкор Нокса.

Хлоя осушила свой коктейль и поставила пустой бокал на стол:

- А я говорю, забываем про анкоров и разных сучек и начинаем веселиться. Виски! Нам нужно виски!

Харпер покачала головой:

- Никакого тебе виски, мисси. Твой организм с ним не справится. - Хлоя была из тех, кто не только быстро пьянел, но и считала забавным совершать безумные поступки, когда напьется.

- Ты совсем мне не доверяешь. Нам нужно виски!

Они взяли виски. В итоге Хлоя так напилась, что потребовались совместные усилия Харпер, Девон и Рейни, чтобы не дать ей станцевать на столе.

- Мне жарко. - Хлоя помахала рукой перед лицом. - Разве здесь не жарко? - И попыталась снять с себя платье.

- Нет, нет, нет, - твердо сказала Харпер, которая нарочно пила меньше остальных демонесс, поэтому еще могла сдерживать кузину. - Все, хватит с тебя виски.

- Я не пьяна. - Казалось, Хлоя искренне оскорбилась. - У меня высокая сопротивляемость алкоголю. Боже, как я люблю эту песню! - Она стала подпрыгивать на стуле в такт музыке. - Ты моя самая любимая кузина. Я тебе когда-нибудь это говорила?

Харпер улыбнулась:

- Да, уже восьмой раз с тех пор, как выпила первую рюмку.

- Ну, это правда. Я люблю тебя. У меня такое чувство, будто мы единое целое прямо сейчас. Ты чувствуешь это?

Рейни и Девон громко расхохотались - просто так, поэтому Харпер могла заключить, что они, видимо, поймали смешинку- прямо сидеть у них уже не получалось.

Хлоя схватила Харпер за руку:

- Послушай, послушай меня, ты меня слышишь? Ты меня не слушаешь. Это важно. Я люблю тебя. По-настоящему.

- Это здорово, Хлоя, я тоже тебя люблю.

Кузина простонала, когда зазвучала другая песня:

- Ненавижу. Она мне напоминает моего бывшего. Тот еще ублюдок. Мне нужно написать ему сообщение. Сообщить ему, что он ублюдок.

Рейни сумела через взрывы хохота произнести:

- Хлоя, мы никогда не пишем нашим бывшим, когда пьяны.

- Но я не пьяна. Просто немножко навеселе и все.

Рейни покачала пальцем:

- Не разговаривать с бывшими, когда мы выпили виски.

Хлоя раздраженно выдохнула:

- Хорошо, я все равно не хочу с ним разговаривать. Моя жизнь продолжается дальше. Его тоже. Но мы остались друзьями. Я ведь могу написать другу?

- Чтобы сообщить ему, что он ублюдок? - хихикнула Девон.

- Точно. - Хлоя внезапно нахмурилась. - Мне нужно пи-пи. Хочешь пойти вместе со мной?

- спросила она Харпер.

- Нет, - ответила Харпер, - но мне придется, потому что нужно за тобой присмотреть, чтобы ты не вляпалась в дерьмо.

Конечно же, как только Хлоя встала, то тут же почти рухнула обратно на задницу. Когда Харпер наклонилась помочь ей, Хлоя подняла обе руки и заявила:

- Я сама, сама.

Нереально. Харпер взяла ее под локоть и, поддерживая, повела в уборную.

- Прости, - проныла Хлоя.

Харпер нахмурилась:

- За что ты извиняешься?

- Не знаю. А это не странно?

Вздохнув, Харпер толкнула дверь и подвела Хлою к кабинке.

- Не пытайся завернуться в туалетную бумагу, а то будешь похожа на мумию.

- Зачем мне это?

- Не знаю, я тебя спрашивала в последний раз, когда ты учудила подобное, но ты тогда тоже не знала.

Надменно фыркнув, Хлоя захлопнула дверь. И рыгнула.

Харпер повернулась к зеркалу, чтобы проверить лицо, сильно- и не напрасно- подозревая, что оно все разукрашено помадой Хлои после того, как та демонстративно проявляла свою любовь, и тут заметила двух демонесс возле сушки для рук, с опаской на нее поглядывающих.

- Привет, - произнесла Харпер, вытирая помаду с лица.

Те нерешительно улыбнулись, отвечая:

- Привет!

Одна, вроде, что-то хотела добавить, но ее глаза расширились, когда распахнулась дверь.

Обернувшись, Харпер увидела не кого-нибудь, а...Кендру. Как интересно. Одетая в длинное платье изумрудного цвета, с искусно уложенными в высокую прическу волосами, она не спеша приближалась к Харпер с снисходительной улыбкой на губах. Внутренний демон Харпер закатил глаза, до чего же сучка жалка.

- Чего нужно? - поинтересовалась Харпер.

Казалось, Кендру смутил ее неприветливый тон.

- Просто подумала, дай-ка пойду поздороваюсь. Как дела у вас там внизу? Под "внизу" я подразумеваю на дне социальной лестницы.

Для людей, подобных Кендре, которым важен социальный статус, такой комментарий звучал оскорблением. Харпер же он только позабавил.

- Смотрю, сегодня утром кто-то встал не стой ноги в своем хлеву.

Кендра стиснула зубы:

- Да ты, наверняка, до сих пор не можешь поверить своему счастью, что Нокс Торн оказался твоим анкором.

- У тебя с этим проблемы что ли?

- Проблемы? - рассмеялась Кендра. - Конечно же, нет. Мне его жаль: его анкор не только бес по происхождению, но еще и Уоллис.

Харпер похлопала глазами.

- Ой, как мило с твоей стороны побеспокоиться.

Именно в этот момент из кабинки вышла Хлоя и пригвоздила Кендру тяжелым взглядом.

- Никогда не понимала, почему люди не могут спокойно отпустить своих бывших. - И это говорила девушка, которая только пару мгновений назад собиралась пообщаться со своим бывшим. - Хотя, думаю, Нокс на самом деле не считается, как бывший, ведь у вас двоих и не было никаких отношений. Досадно.

Внутреннему демону Харпер не очень-то понравилось упоминание об интимном знакомстве Кендры с Ноксом.

- Кендра, - позвала одна из демонесс возле сушки для рук. - Тебе действительно лучше уйти. Нокс тебя по головке не погладит, если узнает, что ты докучаешь его анкору.

Кендра задумчиво посмотрела на Харпер.

- Да, слышала, он тебя весьма оберегает. Впрочем, долго это не продлится, по той причине, что его демон просто ни к кому не привязывается.

Харпер распознала горькие ноты в последних словах.

- И это задевает твою гордость, верно? - А также льстит демону Харпер.

- Беспокоит ли меня, что Нокс встречается с другими у меня на глазах? Да. Однако, я привыкла к этому- вряд ли стоит ожидать, что Нокс будет верен. Но есть и хорошая сторона в этой ситуации- я могу жить дальше. Могу выкинуть его из моей жизни и из моих мыслей. А ты не можешь, так ведь? Так что лучше надейся, что не влюбишься в него, иначе жизнь сладкой не покажется, когда придется наблюдать за любимым мужчиной, порхающим от одной женщины к другой.

Острая, мучительная боль пронзила Харпер, когда она представила сказанное.

- Не спорю, в чем-то мне будет трудно. Я имею в виду, анкоры по своей натуре собственники. Но это значит, что и Ноксу будет нелегко. Он придет в бешенство, видя меня с другими парнями. В то время, как ты...в общем, ему до лампочки, чем ты занимаешься. И заставить его ревновать тебя не получается, да? - Харпер надула губки. - Какая жалость.

Когда девушки проходили мимо Кендры, та вцепилась Харпер в руку и прошипела:

- Ты не можешь...

- Тебе лучше отстать от меня, Кендра. - Сучке нужно быть осторожной, очень осторожной... ее выходки будят в Харпер примитивные инстинкты, что для Кендры может плохо кончится.

Руки наполнила привычная темная энергия, готовая защищать Харпер. В добавок, ее демон находился в состоянии повышенной боевой готовности и жаждал взять контроль на себя. Харпер призывала его успокоиться, уверяя, что справится сама.

- Хотелось бы мне сказать, что не желаю тебе зла, да не могу. Ты действительно делаешь все возможное, чтобы настроить против себя. - Она встала лицом к лицу с Кендрой. - Так что не искушай меня.

- И что ты сделаешь, имп?

Хлоя ухмыльнулась:

- Люблю я такие представления.

- Да я тебя по лбу просто стукну, все равно там мозгов нет.

Злобно сверкая глазами, Кендра крепче сжала ее руку. Жар прошел по руке Харпер и заполнил каждую клеточку тела. Но больше ничего не произошло. Судя по ошеломленному выражению лица Кендры, должно было случиться что-то намного более серьезное. Что бы она не пыталась сделать, это не сработало.

Харпер фыркнула:

- И это все, на что ты способна? - А затем выполнила свою угрозу: стукнула Кендру по лбу, мощная сила, покалывающая подушечку указательного пальца, пробилась внутрь Кендры; сквозь кожу и кость, атакуя саму ее душу.

Обладать двойственной душой означало, что боль испытала не только Кендра, но ее демон.

Ее глаза расширились, руки запутались в волосах, она издала вопль и упала на колени. Затем рыдая и стоная, забилась в угол, глядя на Харпер, словно та Люцифер собственной персоной. Н-да, обычно реакция не такая бурная.

- Мы уходим. - Взяв ликующую Хлою за руку, Харпер повела ее прочь из туалета... и врезалась в твердое, знакомое тело, от которого ее внутренний демон за наносекунду превратился из бешеного зверя в счастливо урчащую кошечку. Она нахмурилась:

- Что ты здесь делаешь?

- Ты в порядке? - требовательно спросил он. Позади него стояли Леви, Девон и Рейни.

- Пришел Нокс и стал тебя искать, - объяснила Рейни. - Мы немного беспокоились, что вас долго нет.

- Кто кричал? - задал вопрос Нокс.

- Меня удивляет, что ты еще спрашиваешь, - ответила Хлоя, - хотя сам, наверняка, заставлял несколько раз ее кричать. В постели, я имею в виду.

Нокс двинулся внутрь комнаты, Харпер и Хлое пришлось отойти в сторону. И тут он увидел Кендру, свернувшуюся клубочком в углу, которая не переставая хныкала, явно испытывая боль. Легко предположить почему, но было не понятно, что именно сотворила Кендра, чтобы спровоцировать Харпер. Выгнув бровь, он посмотрел на свою анкор:

- Что случилось?

Харпер пожала плечами.

- Кендра просто здоровалась.

С застывшим лицом он повторил:

- Что случилось?

Харпер вздохнула:

- Мы уже все решили.

Зная, что упрямства его анкора хватит на всю ночь, Нокс повернулся к демоницам из своей общины, которые стояли поодаль.

Ему даже не пришлось спрашивать, что случилось; они тут же выложили всю историю целиком. Услышав, что Кендра сказала и сделала, он ничуть не удивился, что Харпер отплатила тем же.

- Леви, забери Кендру отсюда. - Нокс обратился к своей анкор. - Ты пойдешь со мной. - Янтарные глаза сверкнули, Харпер не понравился его приказной тон.

- Слушай, мне понятно твое желание обсудить случившееся, но я здесь вместе с кузиной, и друзьями… я не кидаю людей.

Он посмотрел на трех демонесс, стоящих в дверном проеме.

- Следуйте за нами в VIP- зал. Ты должна была находиться там, Харпер. -  Негромкие возгласы ликования донеслись со стороны ее подруг, но, конечно, на его анкора это не произвело никакого впечатления.

Для Харпер было непривычно идти через переполненный бар в сопровождении Нокса, обнимающего ее за талию. Он спокойно шел через толпу, которая мгновенно расступалась перед ним. Уважение, страх, ужас и- от некоторых женщин- похоть читались в глазах многих.

Уважение, в основном, относилось к Харпер, но бросающие влюбленные взгляды женщины, как и следовало ожидать, особо ей не обрадовались.

Они вошли в VIP-зал, обставленный удобной мебелью и оснащенный собственным баром, повсюду сновали официанты. Нокс жестом предложил подругам Харпер сесть на диван, а ее саму потащил в укромный уголок.

Харпер подняла руку:

- Прежде чем ты что-нибудь скажешь, давай проясним одну вещь: ты не можешь сердиться на меня за происшедшее. Все, что я сделала, всего лишь защищала себя и поступлю так снова.

Нокс покачал головой:

- Я не сержусь за то, что ты защищала себя. Меня бесит, что ты оказалась в ситуации, когда тебе пришлось защищаться. Этого никогда не должно было случиться. Кендра прекрасно все понимает.

- Я все уладила.

- Думаешь, раз ты дала сдачи, то все закончилось? Я несу ответственность за проступки каждого своего демона. Если они переходят черту дозволенного, то будут наказаны - все просто.

- Нокс, не убивай ее. - Харпер понимала, что он жаждет расправы. - Всем известно, что демоны нарушают правила. Мы всегда так поступали. Да, Кендра сделала глупость, но чего бы она не добивалась, у нее ничего не получилось, к тому же я уже разобралась по-своему. Ты должен уважать мое решение, и необходимо, чтобы все видели твое одобрение. Потому что если ты не уважаешь меня и мою способность защитить себя, то никто не будет.

Он не мог отрицать правдивость этих слов...от чего только еще больше бесился.

- Кроме того, она не пыталась меня убить, хотела всего лишь побольнее уязвить. И затеяла ссору из-за ревности.

- Я понял это по ее словам. - Что его волновало, так это то, что из-за случившегося ему, возможно, придется начать с Харпер все сначала. Он добился большого прогресса в их отношениях и считал, что совсем скоро она согласится на связь анкоров. А из-за Кендры все могло пойти под откос. - Если тебя что-то беспокоит в ее словах, давай обсудим сейчас. - Он знал, что Харпер не будет лгать.

- Это правда, что ты предпочитаешь свободные отношения? Потому что я должна предупредить, что не из тех девушек, которые спокойно относятся к таким вещам, как " с кем хочу, с тем и встречаюсь". Мне не нравится идея быть с кем-то, кто всего лишь пять минут назад трахал кого-то другого. Для меня это неприемлемо.

- Я не делюсь. И всегда требую исключительных прав. - Он не был уверен, зачем Кендра намекала на иное, если только не подозревала, что между ним и Харпер существует нечто большее, чем просто связь анкоров.

- Она точно подметила, когда говорила, что нам будет трудно не вмешиваться в жизнь друг друга, поскольку анкоры всегда интересуются личной жизнью своей пары, а чувство собственничества только все усложняет. Я ответила ей, что по началу сложновато, потом станет легче.

Харпер рассуждала так, будто их связь уже дело решенное, Нокс расслабился и его демон тоже.

- Когда твой демон насытится, и секс со мной наскучит, мы оба пойдем дальше своими дорогами, и ты будешь доволен, потому что получил от меня все, что хотел.

Ну вот, теперь ни Нокс, ни его демон не казались расслабленными. Он сжал челюсть:

- Прекрати говорить так, словно ты для меня всего лишь удобное тело.

- Ты знаешь, о чем я.

Да, знал. И она была права. Каждый из них пойдет своей дорогой. Проблема состояла в том, что при одной мысли о Харпер с другим мужчиной, в нем просыпались очень опасные чувства.

Его демон приходил в ярость от подобной перспективы, и Нокс знал наверняка: если другой мужчина коснется Харпер, он, попросту говоря, умрет. Его демон слишком сильно к ней привязался.

Харпер нахмурилась:

- Что не так? - Он внезапно так... напрягся. Вместо ответа Нокс сжал в кулак ее волосы на затылке, оттягивая ее голову назад, как ему удобно, а затем накрыл ее губы своими с таким неистовством, что она забеспокоилась.

В его поцелуе перемешались гнев, собственничество и темный всепожирающий голод.

Нокс взял в ладони ее лицо.

- Проникни в меня, Харпер. - Ему необходимо чувствовать, что она его, окончательно и бесповоротно. Недостаточно просто знать, что она его анкор. Нужно создать связь, чтобы утвердить свое право на нее.

- Сейчас не самое подходящее время и место.

- Харпер, если мы пойдем туда, где нет никого, я возьму тебя. Мы оба прекрасно понимаем, что случится. Давай сделаем это здесь и сейчас, где я не могу овладеть тобой так, как мне хочется, и потом ты ни одного дня не будешь мучиться сомнениями, не убедил ли я тебя, используя секс. - Она вздохнула, отводя глаза, беспрестанно меняющие свой цвет от янтарного до травянисто-зеленого. - Ты уже готова. Я знаю. - Наконец, снова посмотрев на него, Харпер кивнула. Радость хлынула по его венам. - Хорошая девочка.

Где-то глубоко внутри Харпер кричал голосок, призывающий не делать этого; предупреждая, что он может причинить ей боль.

Но она не обратила на него внимания, позволяя себе верить, что, может быть, он был тем, кто ее не обидит.

А если нет, ну тогда, она убедится в том, чтобы он сожалел об этом всю оставшуюся жизнь.

Наблюдая, как она беспокойно переступает с ноги на ногу, Нокс взял ее за руку и начал успокаивающе поглаживать ее запястье большим пальцем. Он не осуждал ее за нервозность. Это был поворотный момент в их жизни. Дороги назад нет.

- Давай, иди. Больше ничего не нужно делать.

Он был прав. Она изо всех сил сопротивлялась магнетическому притяжению, продолжая крепко держаться за свою душу. Теперь все, что ей нужно делать - просто отпустить.

Надеясь, что не совершает огромной ошибки, Харпер решилась.

Когда их разумы схлестнулись, она едва устояла на ногах. Их души слились в один миг, не просто превратившись в единый разум, но частично совпадая настолько, что она могла ощущать мрачную сексуальность Нокса; чувствовать его силу и мощь.

А таков был его психический "вкус": миндаль, темный шоколад и красное вино.

Каким-то образом это "напитало" Харпер, придало ей сил. Ее демон жадно глотал все, образовавшаяся связь придала ему такую устойчивость, что раньше было невозможно.

Как Джолин ее и уверяла, иметь анкора не значило испытывать чувство насилия над собой. И все-таки, ощущения оказались очень личными и немного странными, понадобится время, чтобы к ним привыкнуть. Она взглянула на Нокса, ладонь которого поддерживала ее за затылок, беспокойство отражалось на его лице.

- Ты в порядке? - спросил Нокс, не зная, что ожидать от своего анкора. Его анкор. Наконец-то, она официально его, бесповоротно его.

- Да, со мной все хорошо.

- Отлично. - Он касался ее разума много раз, но этот раз означал нечто большее.

Теперь он мог ощущать ее психическое присутствие; его окружали ее огонь, чувственность, железная воля и нежность, которую она старательно прятала.

А ее психический "вкус"... мед, кофе и трюфели. Все это воодушевляло и успокаивало Нокса и его демона.

Связь анкоров стабилизировала его демона так, как у самого Нокса никогда не получалось, несмотря на всю его силу и мощь.

Только Харпер могла сделать такое. Ноксу оставалось лишь одно.

Харпер увидела, как в его глазах вспыхнул решительный огонек, затем убрав ладонь с ее затылка, он обхватил ее за горло, положив большой палец на впадинку за правым ухом. Шипение вырвалось с ее уст, когда кожа под его пальцем внезапно начала гореть и сильно пульсировать. Все длилось секунды, но она все еще хмурилась:

- Мог бы и предупредить.

Наклонив ее голову на бок, Нокс рассматривал метку, которую поставил в том единственном месте, куда отмечаются все демоны, имевшие анкоров.

Каждая метка представляла собой тату, на котором изображался знак бесконечности с небольшими индивидуальными особенностями.

Размером не больше подушечки его пальца сверкающий символ бесконечности был сплетен из веток терновника.

И он возвещал миру, что у нее есть анкор; что за ее спиной стоит некто, кто отомстит, если ее посмеют тронуть.

- Твоя очередь. - Харпер надавила большим пальцем на впадинку за его правым ухом и поставила свою метку, от чего, кажется, Нокс больше обрадовался, чем испытал боль. Неуклюжий придурок.

В центре витков ее знака бесконечности сверху сидел сфинкс. При виде метки демон Харпер расслабился.

- Дело сделано. - Нокс обнаружил, что не может отпустить Харпер, ему даже пришлось удерживать себя, чтобы не сжать ее горло собственнической хваткой еще сильнее.

- Теперь ты никогда не станешь отрицать, что моя. - Каждые несколько секунд или около того, ее разум лениво задевал его - психическое прикосновение, чтобы успокоить или подбодрить, или может все вместе.

Нокс не знал. Все, что мог сказать - ему это нравилось.

- Открой рот для меня. - В тот же миг, когда она раскрыла губы, он погрузил свой язык внутрь, сплетаясь с ее. Он пробовал на вкус, пировал и вбирал в себя ее дыхание. - Пойдем сегодня ночью ко мне.

Харпер с трудом сглотнула:

- Хорошо.

Довольный, Нокс снова ее поцеловал. Он будет брать ее так часто, как только может, прежде чем его демон начнет скучать. Это может занять недели, но так и произойдет. Так всегда бывало. И все же Харпер навсегда останется его.

 

Глава 8

Собираясь уже закрыть студию, Харпер одевала пиджак, когда вошел Ройс. Тяжелый вздох.

- Что это за парень, который все время ошивается вокруг здания?

Она моргнула, удивленная его резкостью. У Ройса не было стальных яиц, чтобы разговаривать с кем-то в подобном тоне.

- Он привозит тебя на работу каждое утро, и крутиться снаружи весь день. Почему? - потребовал он.

- Я что-то не поняла, а тебе какая разница.

- Он ведь работает на Нокса Торна? - Ройс подошел ближе, чем взбесил ее демона, вызвав желание тут же расцарапать его морду. - Я видел, что он приходил сюда однажды вместе с Торном. - Он говорил так, будто обсуждал какую-то тайну, в которую был посвящен. - Ты что, трахаешься с Торном? Поэтому ты не вернулась ко мне?

Что за чертов придурок.

- Я не вернусь к тебе по многим причинам, а главная из них в том, что ты считаешь моногамию пережитком прошлого.

- Прости. Она ничего не значила для меня.

- Вот поэтому ты с легкостью должен был отшить ее. Но ты этого не сделал.

- Давай выясним все, чтобы мы могли двигаться дальше. Заряди мне пощечину. Ударь меня. Обзови кабелем.

- Зачем? Собаки верные.

- Послушай, я облажался. Поверь мне, я себя за это ненавижу. Мы можем справиться с этим. Я скучаю по тебе, Харпер.

Она взяла кошелек и ключи.

- Ну, как видишь, я утопаю в слезах. - Она выставила его из студии. - А теперь, если ты закончил, то я пошла, у меня много дел.

Снаружи он продолжал говорить, пока она закрывала помещение.

- Я много раз говорил, как мне жаль, что я ненавижу себя за то, что причинил тебе боль. Что ты хочешь, чтобы я еще сделал?

Она посмотрела на него.

- Честно? Засунь свой член в улей. Позвони мне и расскажи, как тебе процедурка. - Улыбнувшись ему кисло-сладкой улыбкой, она пошла к Танеру, который держал дверь автомобиля открытой. - Эй, Танер.

- Проблемы? - Он кивнул в сторону Ройса.

Она вздохула.

- Я просто не понимаю твой пол. Понятно?

Танер поднял руки.

- Не люблю такие разговоры.

Улыбнувшись, она скользнула в машину.

- Что правда, то правда.

Через секунду они уже ехали в сторону ее квартиры.

Она не видела Нокса четыре дня, с тех пор как он уехал по делам. Хотя телепатически он связывался с ней каждую ночь.

В эти дни она смогла свыкнуться с мыслью о их психической связи. Правда была такова, что невозможно чувствовать себя одинокой, когда ты создала связь с анкором. Ментально он постоянно с ней соприкасался. Это успокаивало.

Она ощущала его и на каком-то уровне всегда о нем знала, но все же пока не установилась связь не воспринимала ни его, ни его чувства.

Сегодня он должен был вернуться из поездки и завтра они планировали увидеться. Нокс собирался обсудить собрание по поводу выбора Верховного главы демонов, которое должно было состояться в одном из его отелей в Подземке через два дня.

Время до собрания пролетело незаметно, потому что каждый вечер Нокс привозил ее к себе домой. Он трахал ее жестко и долго с такой потребностью, от чего Харпер поняла, что Нокс пользуется моментом, пока его демон не устал от нее как от сексигрушки.

Демон принял бы ее как своего анкора, но на что-то большее рассчитывать не приходилось.

До сих пор его демон не заскучал. Харпер знала это, потому что клеймо на нее груди до сих пор не исчезло.

Она могла честно признаться самой себе, что утром и вечером проверяет метку, чтобы быть морально готовой к тому, что демон даст задний ход.

Учитывая то как одержима была ее собственная демоница Ноксом и его хищником, жившим внутри него, Харпер была уверена, что, когда они потеряют интерес, она будет рвать и метать.

Заставляя себя отвлечься, она заговорила с Танером.

- Я удивлена, что ты не отдыхаешь и не передаешь на время свои обязанности Кинану либо Ларкин.

Он посмотрел на нее в зеркало заднего вида.

- Удивлена? Почему?

- Тебе должно быть скучно нянчиться со мной?

Ее жизнь нельзя было назвать захватывающей.

- Ты важна для Нокса, что автоматически делает тебя важной для меня.

- Игра в няньку должно быть бесит тебя. Ты же страж.

В его обязанности входили вещи поважнее, чем охрана.

- Нокс не доверил бы никому другому охранять тебя кроме как стражу. Я сам вызвался на эту работу.

- Боже мой, почему?

Он усмехнулся.

- Знал, что буду лучшим выбором. Леви всегда был персональным телохранителем Нокса, пусть все так и остается. Кинан и Ларкин не были бы хорошими защитниками для тебя. Кинан бы постоянно флиртовал с тобой, а Ларкин бы постоянно подбивала тебя на сумасшедшие проделки, в этом вся она. Оба бы сводили Нокса с ума, что было бы плохо.

Она кивнула.

- В точку.

- Иногда я думаю, - он рыкнул, казалось, что все его тело затряслось. Затем он упал в кресло за секунду до того как машина перевернулась в воздухе один раз, два раза, три раза, и приземлилась на крышу…

Затем автомобиль заскользил по земле, раздался скрежет металла. В конце концов, они остановились. Какого черта?

Закашлявшись, он позвала.

- Танер! Танер!

Ничего. Ее демон был на грани паники.

Инстинктивно, Харпер обратилась к одному человеку, который как она знала, придет.

«Хм, Нокс, у нас здесь проблема».

Хорошо, возможно она и преуменьшала, но ей не хотелось выводить его из себя.

«Какая проблема? Голос его звучал напряженно и жестко».

Отстегнув свой ремень безопасности, Харпер неловко упала на землю. «Ох. Ну, машина перевернулась несколько раз, будто сильный ветер подхватил ее и швырнул. Это случилось после того как Танер потерял сознание. И... вот дерьмо».

«Что?»

«Ну, черный внедорожник едет прямо на нас».

"Где ты?" Голос его был похож на угрожающий гул.

"Трудно сказать. - Осмотревшись вокруг, она поняла... - Мы в переулке. Проехали минут пять, или около того: переулок не должен быть далеко от студии».

И это был тупик, так что выхода у них не было. Но без Танера она никуда не уйдет.

«Я иду за тобой».

Она знала, что он так сделает. Харпер также знала, что Нокс взбешен и велика вероятность, что этим людям крышка. Схватив Танера за руку, она потрясла ее.

- Танер, очнись! - прошипела Харпер. Заметив у него струйки крови, текущие из ушей и носа, она предположила, что он получил ментальный удар по голове.

Харпер застыла, услышав, как открылись двери машины. Затем послышались шаги, шурша по гравию. Она почувствовала, что к ним подошли двое.

Дверь с ее стороны резко распахнулась. Чья-то рука, схватила Харпер за руку, и вытащила из внедорожника. Эта же рука толкнула ее в сторону блондинистого мускулистого мудака, стоявшего возле Бентли. От обоих мужчин пахло чем-то, что заставило ее и ее демоницу напрячься - магией.

Так как она была против магов, практикующих темную магию. Это было не хорошо.

Она не кричала и не боролась. Это только подтолкнуло бы их применить психический удар по ее разуму, что сделает ее беззащитной. Раз они до сих пор не сделали этого, значит верили, что с ней легко справиться. Как глупо.

Блондинчик улыбнулся ей, смотря на нее холодно и самодовольно. Самодовольство - вот что раздражало ее больше всего.

Ее Демоница тоже была не в восторге, она воспринимала его поведение как вызов и желала доказать, как сильно они заблуждались на ее счет.

К сожалению, ни один из практикующих магов не был достаточно к ней близко. Если Харпер решится броситься на одного из них, то другой атакует ее.

- Ты идешь с нами, - сказал блондинчик, почесывая свою эспаньолку.

- Ну, вообще-то нет.

- А придется...

- Ты не хочешь, чтобы я пошла с тобой, - сказала она подчиняющим голосом. Он моргнул несколько раз. - Ты не хочешь причинить мне вред.

Сфинксы не имели способности одурманивать людей, как писалось в мифологии, но они могли их сбить с толку.

Она бы лучше воспользовалась своим ножом, но в таком случае они бы умерли раньше, чем Нокс бы их допросил.

- Что ты с ним сделала? - потребовал объяснений другой практик.

- Тебе на это плевать, - сказала она все тем же подчиняющим голосом. - Ты не помнишь, кто он. Ты не помнишь, почему оказался здесь.

Темнокожий мужчина споткнулся.

- Что здесь происходит?

Харпер перевела взгляд на другого практика ... только, чтобы увидеть, как он что-то тихо напевает. В этот момент что-то тяжелое и твердое ударило ее по голове.

Все вокруг плыло, и она пошатнулась, моргнув несколько раз. По краям ее зрение стало темнеть и она, упав на машину, соскользнула на землю.

Харпер изо всех сил боролась с туманом и мраком, наступающим на нее, чтобы оставаться в сознании.

Он удивленно уставился на нее, когда поднялся на ноги.

- Это невозможно.

Рык заставил всех замереть. Затем Бентли покачнулся, как если бы что-то изо всех сил пыталось выбраться наружу. Танер. По доносившимся звуком стало понятно, что он выпустил своего внутреннего демона.

Мгновение спустя, появился демон. Перепрыгнув через машину, он приземлился перед Харпер и зарычал на практиков. Адские псы были подобны волкам на стероидах и внушали страх.

Шерсть у них была угольно-черной, а глаза кроваво-красного цвета, и с появлением адских псов воздух наполнялся запахом серы.

Схватившись за мех пса, Харпер поднялась на ноги, ее голова все еще пульсировала от боли.

- Чертовы ублюдки заслуживают чертовой смерти.

В полном согласии с этим, ее демон прорвался на поверхность, выхватывая кинжал и наполняя его адским пламенем.

Наслаждаясь страхом, которым повеяло от практиков, она заговорила, поглаживая адского пса.

- Вам не победить, конечно, вы можете попытаться. Можешь попробовать добраться до меня или же до пса. Возможно и сработает. Но пока вы там будете напевать заклятие против одного из нас, другой до вас доберется, что означает, один из вас точно умрет.

Харпер сохранила контроль, и прошипела.

- Но я не стану.

Рев расколол воздух. Мгновение спустя она поняла, что это был рев от пламени. Огонь шипел, трещал, полыхал. Угаснув, пламя явило...

- Нокс?

Он мог телепортироваться с помощью огня? Черт, не удивительно, что он появился так быстро, когда ей нанес визит Сайлас.

Своим мрачным взглядом он исследовал каждую черточку Харпер, отмечая порез на ее лбу.

Затем его взор устремился на практиков, которые отступали.

- Боюсь вас огорчить, но отпустить вас не могу.

Из его ладони выстрелило пламя, будто из огнемета, окружая практиков.

Складывалось впечатление, будто их взяла в кольцо веревка из огня. Если бы у нее не было головы дракона, и она не скользила по земле, шипя и плюясь в практиков.

И, что не было вообще странным.

Абсолютно спокойно он подошел к двум мужчинам. Выглядел Нокс слишком задумчивым, слишком спокойным - настолько, что это вызывало ужас.

- Вы спланировали нападение на моего анкора. Почему? Вопрос был задан очень выдержанно, но был окутан опасностью, Блондинчик сглотнул.

- Мы не знали, что она твой анкор.

- В это трудно поверить. Мой анкор был бы призом для любого темного практика. Но такой человек должен быть либо безумцем, либо отчаянно ищущий смерти. Кто из вас, кто? - В его словах звучало неподдельное любопытство, но Харпер знала, он играл с ними, как хищник играет со своей добычей.

- Я сказал правду, - поклялся блондинчик, - мы не знали, кто она для тебя. Кто-то хочет получить ее, но нам не сказали почему и зачем. Только лишь, что хорошо заплатят.

- И кто же этот неизвестный?

- Мы не можем тебе этого сказать.

Нокс засунул руки в карманы, словно все вокруг было случайно и скучно.

- А давай-ка я угадаю. Вы находитесь под принуждением.

Оба практика кивнули, вздрогнув, когда огненный дракон зашипел на них.

- Думаю, увижу, если это правда.

Блондинчик, постанывая от боли сквозь стиснутые зубы, вероятно бы упал на колени, если бы друг его не поймал. Через некоторое время, он успокоился, и стало понятно, что Нокс выбрался из его головы. Следом вскрикнул другой практик, его колени задрожали. Он обмяк, когда все было кончено.

- Вы говорите мне правду. Хорошо. - Нокс кивнул. - Очень хорошо. Но... кое-что вы не собирались мне говорить. Вы не знали, что она мой анкор, это правда. Но вы подозревали это. - Блондинчик дико затряс головой. - Да, да, вы предполагали. Вы слышали слухи и, когда увидели моего стража рядом с ней, то предположили, что возможно эти слухи могли быть правдой. И сей факт вас обрадовал.

Блондинчик снова затряс головой и выпалил.

- Нет, мы...

- Вы думали, что истощив силы моего анкора таким образом вы истощите и меня. Вы решили оставить ее для себя, а не передавать кому-то другому. В ваших планах было истощить ее с помощью сексуальной магии. Ее бы просто изнасиловали.

Чертовы больные ублюдки. Ее внутренняя демоница желала увидеть, как Нокс уничтожит их.

- Ваша радость померкла, когда она стала сопротивляться вам. - Блондинчик открыл было рот, но Нокс посмотрел на него тяжелым взором. - Мне не нужны оправдания. Они ничего не значат для меня. Вы ничего не значите для меня.

- Мы можем показать тебе, куда должны ее доставить, таким образом ты сможешь выяснить, кто нанял нас. Мы могли бы быть полезны для тебя!

- Я побывал в ваших мозгах. Мне уже известно, куда вы должны ее доставить. Однако, нет никакого смысла мне там появляться. На вас обоих стояли ментальные жучки.

Блондинчик обменялся растерянными взглядами со своим напарником.

- Что это значит?

- Кто-то подслушивал каждую вашу мысль, следил за каждым вашим движением, - ответил им Нокс. - Они в курсе, что вы провалили задание. Я уничтожил жучки, что означает, что они не увидят то, что случиться далее. Думаю, было бы лучше, позволить им теряться в догадках.

- Подожди, мы...

Он запнулся, когда взгляд Нокса почернел и демон уставился на практиков. Даже с того места, где стояла, Харпер могла чувствовать, как резко понизилась температура воздуха.

Он обнажил свои зубы.

- Харпер моя. Вы причинили ей вред, что значит, вам не жить. - Демон говорил, будто диктовал математическое уравнение.

Блондинчик посмотрел на Харпера.

- Разве тебя не беспокоит, что он просто убьет нас?

Она склонила голову.

- Поначалу ... в течение двух секунд. А потом я вспомнила, что ты парой ударов вырубил Танера, а затем собирался насиловать меня.

- А теперь они умрут, - сказал демон Нокса без эмоциональным голосом.

Раздался внезапный шум в воздухе, будто кто-то стал собирать энергию вокруг. Земля начала вибрировать, от чего машина задрожала и мусор затрепыхался. Холод побежал по ее спине, а каждый волосок на теле встал дыбом.

Было так много силы, что она могла чувствовать ее жужжание и пульсацию по коже; она скользила между пальцев, гладила ее лицо, обжигала глаза, заставляла ее зубы стучать.

Легкий звон заполнил уши, и грудь будто сильно сжали, от чего Харпер стало немного больно дышать. Слишком много силы.

Никто и ничто не должно обладать такой силой. Никому не подвластно управлять ею.

Затем практики закричали, когда пламя вспыхнуло из-под земли прямо под их ногами и запылало вокруг них.

Пламя было около 10 футов в высоту и представляло собой невообразимо прекрасное сплетение золотого, красного и черного цвета.

Жар от огня был такой силы, что Харпер бы не удивилась, обнаружив, что ее кожа покрылась волдырями. И она инстинктивно знала ... это было адское пламя.

Он не сжег практиков, а поглотил их, оставив только пепел.

Заметив красный осадок в пепле, Харпер поняла, что ее предположение оказалось верным. Только адское пламя могло оставить после себя такой осадок.

Что означало, Нокс мог вызывать его. Он действительно был угрозой не только для каждого демона, но и для всего, существующего на планете. Вот дерьмо.

Шум в воздухе утих, означая что сила вернулась туда, откуда была вызвана, и можно было дышать без боли. Нокс протянул руку, и огненный дракон вернулся обратно в ладонь.

Как только Нокс сжал руку, дым тут же окутал его кулак.

Это случилось, когда он повернулся к Харпер, и она поняла, что демон все еще был главным. Он подошёл к ней и посмотрел на немигающим взглядом.

Адский пес отошел в сторону, будто не хотел стоять между ней и демоном. Харпер спрятала свой нож, чтобы не выглядеть угрозой.

Стоя на против Харпер, демон Нокса стал пристально изучать ее.

- Теперь ты знаешь правду.

- Я буду молчать.

- Ты боишься меня.

Немного. Но это не относилось к Ноксу или его внутреннему демону, скорее к силе, которой они обладали... и то, что с помощью ее они могли сделать.

- Ты не причинишь мне вред.

Казалось, что такой ответ порадовал его. Он нежно коснулся пальцами пореза на ее лбу. Как может кто-то такой опасный, способный на такую жестокость, быть таким нежным?

- Они поранили тебя.

Она непринужденную повела плечами.

- Исцелюсь в течение часа.

Как будто удовлетворившись ответом, демон отступил. Нокс притянул её за затылок к себе; он выглядел напряженно, и у Харпер сложилось ощущение, что он думал, будто она отстранится. Поэтому она позволила себе расслабиться в его объятиях.

- Я горжусь, что ты сопротивлялась.

- Она хорошо справилась, пока я был в отключке.

Харпер повернулась, чтобы посмотреть на Танера, который уже вернул контроль над своим демоном и в этот момент застегивал джинсы. Похоже, у него в машине всегда была чистая одежда на случай, если ему придется выпускать адского пса.

- Ты бы и сам справился, если бы не появился Нокс и не испортил все шоу.

Харпер была под впечатлением, увидев как Танер легко перевернул обратно Бентли.

- Он безопасен для езды, просто немного помят.

Танер был прав. Ни одно из окон не было разбито.

- Это демоническая защита? - спросила она Нокса.

- Да, - ответил он, а затем нахмурился. - Тебе больно. - Как он это почувствовал, она не знала. - Где?

- Это просто головная боль.

Хорошо, она приуменьшала. Ей казалось, что кто - то колет ей глаза, в то время как другой стучит молотком по голове. От боли ее мутило.

- Они пытались вырубить меня, так же как Танера. Но я боролась.

- Связь со мной сделала тебя сильнее.

Улыбаясь, она посмотрела на него.

- Кстати, тот факт, что ты можешь путешествовать с помощью огня, просто удивителен.

- Рад слышать, потому что домой мы доберемся именно таким способом.

Подожди, что?

- Танер, можешь пойти с нами или ждать здесь Ларкин и Кинана. Я уже переговорил с ними. Они в пути.

Харпер предположила, что он связался с ними телепатически.

- Я останусь тут и помогу им прибраться, - сказал Танер.

Нокс обнял Харпер

- Готова?

Вообще-то нет. Предложение пиропортироваться звучало забавно, но, когда она вспомнила бушующее пламя, желания попробовать его не возникало.

- Пламя окутает тебя, но это просто обычный огонь, тебе ничего не угрожает, - заверил ее Нокс. - Доверься мне.

Неожиданно огонь взревел вокруг них, и, черт возьми, это было одно из самых странных ощущений, испытанных ею когда-либо.

Когда пламя охватило все ее тело, облизывая каждый дюйм открытой кожи, на долю секунды жар стал невыносимым. Затем пламя исчезло, и она поняла, что они оказались в комнате.

- Ох, твою ж мать.

Услышав глубокий грохочущий смех, Харпер повернулась, чтобы увидеть Леви, сидящего на диване.

- Об этом же я подумал, когда он первый раз пиропортировал меня куда-то.- Он нахмурился. - Ты в порядке?

- Бывало и лучше, - пробормотала она устало, плюхаясь на диван. - На самом деле я очень устала.

- Ты использовала много телепатической энергии, чтобы оставаться в сознании, после ментального удара практика, - сказал Нокс. - Конечно же, ты устала.

Использование такого количества телепатической энергии было подобно получению дозы успокоительного лекарства.

Вялость расползалась по телу, призывая Харпер свернуться в клубок и уснуть. К сожалению, пульсирующая головная боль не позволяла ей расслабиться.

Видимо, в выражении ее лица отразилась боль, которую она испытывала, потому что Нокс сел рядом с ней и начал массировать пальцами ее виски и кожу головы. Было так хорошо, что на почти слилась с мягким кожанным диваном.

- Мне очень хотелось бы самой убить Фрик и Фрэка[1].

- Фрик и Фрэк?- отозвался Леви.

- Темные практики, - объяснил Нокс. Леви без единого вопроса выслушал рассказ. Когда Харпер уснула, Нокс закончил массаж и провел рукой по ее волосам. Они были похожи на жидкий шелк и ему нравилось прикасаться к ним.

Получив от нее ужасное телепатическое сообщение, он был на грани безумия. Очень опасно для таких как Нокс перестать контролировать внутреннего демона и свои способности.

Без сомнения, Нокс знал, что, если бы сегодня Харпер убили, демон взял бы над ним верх и мир познал бы его ярость. Ему было бы плевать на все кроме своей жизни и своего удовольствия.

Но, Харпер принадлежала ему, и кто-то пытался забрать ее у него. Это было недопустимо.

В переулке, Нокс ослабил контроль и позволил своему внутреннему демону взять верх, понимая, что нужно дать ему возможность наказать практиков, чтобы он успокоился. Его гнев уже улегся, но ярость всегда была холодной пусть и мимолётной.

- Чем больше я думаю обо всем, тем больше уверен, что охотятся на неё одни те же люди, - сказал Леви. - Я думаю, что темных практиков навел тот же человек, который послал Сайлоса.

- Ты думаешь это Айла, - догадался Нокс.

- Это похоже на нее, - подтвердил Леви. - У нее больше причин чем у кого-либо преследовать Харпер. По ее мнению, Харпер пытается занять место, которое по праву принадлежит Айле.

- Но она не знала о Харпер до конференции в Манхеттене, - указал Нокс. - Сайлас заявился в ее студию раньше.

- Как мы можем быть уверены, что она узнала только на конференции? Она выглядела шокированной, но Айла всегда была хорошей актрисой. Новость о вашей связи с Харпер разлетелась повсюду. Большая вероятность, что Айла слышала. Может она поверила, а может и нет. Мы знаем, что Сайласа отправили, чтобы проверить твою реакцию. А что, если настоящая причина в том, что кто-то решил проверить правдивы ли слухи? Думаю, Айла слышала и послала Сайласа подтвердить их. - Леви откинулся в кресле. - Другие враги Харпер - Кендра и Карла.

- Практики сказали, что кто-то пытается избавиться от Харпер. Почему бы ее матери не быть заинтересованной в этом?

- Карла уже однажды пыталась избавиться от нее, - заметил Леви.

- Бросить своего ребенка или убить его - это две разные вещи.

- Перестань думать о них как о матери и дочери. Все что я могу сказать, Карла Хейден только родила Харпер. Она не хотела ее, и оставила другим людям без оглядки. Да, многие родителей бросают своих детей по той или иной причине. Но Карла сделала это хладнокровно. С тех пор она не общалась с Харпер, хотя жили они не так уж далеко друг от друга. И разве Харпер тебе не рассказывала, что всякий раз, когда они случайно пересекаются, Карла делает вид, что не замечает ее?

Чем больше Нокс обдумывал теорию Леви, тем больше она казалась правдоподобной.

- Карла избавилась от ребенка, которого считала ошибкой. Затем построила новую жизнь, в которой Харпер не было места. Как она может забыть, какой дурой была, веря, что сможет приручить Люциана, - размышлял он. - Но теперь она не может больше претворяться, что Харпер не существует. Теперь она знаменитость среди нашего рода.

- Да. Люди ею интересуются. Карла может переживать, что кто-то выяснит, что она ее мать. Другие члены общины, в отличии от Карлы и Кедры, чувствуют естественное желание защищать Харпер из-за того, кем она тебе является. Они были очень рассержены действиями Кендры. Представь, что они будут чувствовать к Карле. Не думаю, что ее пара и сыновья знают о Харпер. Брей любит детей. У него есть еще двое от предыдущих отношений, и он постоянно принимает участие в их жизни.

- И все же, теория о желании Карлы убить Харпер кажется притянутой за уши. Харпер же не желает признания Карлы?

- Не имеет значения. Тщательно построенный мир Карлы может рухнуть, если люди узнают правду. Брей может и не понять, и не простить ее. Карла должно быть думает, что для нее проще избавиться от Харпер, чем рисковать всем. Она бросила дочь без сожаления. Почему же ей не прикончить ее так же безжалостно? Некоторые люди просто чёрствые.

Нокс хорошо это понимал.

- В тот день, когда Карла пришла в мой офис, она представилась несчастной женщиной, которая в свое время сделала ошибку, в чем сильно раскаивается и больше всего на свете желает все исправить. Но вполне возможно, что она действительно сделала это, чтобы отвести от себя подозрения.

- Да. И поэтому за ней следует более тщательно присматривать.

- Пошли кого-нибудь из силовиков.

- А что насчет других врагов Харпер... - вздохнул Леви. - Не думаю, что Кендра стала бы впутываться в проблемы с принуждением и наймом практиков. Она слишком ленива.

- Но она ревнует к Харпер. И это не из-за того, что Харпер мой анкор.

Леви прищурился.

- Чего я не знаю?

Опустив взгляд на своего анкора, он сказал, понизив голос.

- Возможно, что Харпер и Кендра сестры.

Леви разинул рот, а он не был тем человеком, которого легко шокировать.

- Ты что прикалываешься надо мной?

- Ты же знаешь, что я всегда проверяю демонов, изъявивших желание присоединиться к моей общине. Так я и поступил, когда Кендра два года назад пожелала присоединиться к нам. Она член известной семьи из общества в Алабаме, хотя и очень быстро избавилась от акцента, когда она пришла сюда. Как выяснилось, много лет назад случился скандал: ее мать, Беатрис, забеременела Кендрой от демона, которой бросил ее ради более молодой женщины, сфинкса. Как выяснилось тем сфинксом была Карла. Это объяснило бы почему Кендра с первого взгляда невзлюбила Карлу.

- Как ты можешь быть уверен, что именно Люциан сделал Беатрис ребенка?

- Я не был уверен, в действительности я не просил Танера сильно в этом капаться. Но когда я понял, что отец Харпер Люциан, я попросил его покапать еще. Он выяснил, что это был Люциан. - Нокс замолчал, когда Леви ругнулся. - Если Кендра была в курсе того, что Карла увела ее отца, она знала, кто ее отец. Отец, который не принимал участия в ее жизни. Тем не менее, он по-своему вырастил другую дочь и похоже она единственный человек, к которому он испытывает чувства. Это не могло радовать Кендру.

- Досадно, что не можешь залезть к ней в мозги и проверить она ли это.

Действительно досадно. Но Кендра была из так называемых демонов ночных кошмаров. Единственное, что он мог бы обнаружить, забравшись ей в голову, так это его самый худший ночной кошмар.

- Ты все еще можешь проникнуть в разум Карлы. Я имею ввиду, что если община решит, что тебе доставляет удовольствие лазить по чужим мыслям, то ты можешь потерять их доверие и преданность. Они бы поняли, если бы ты им разъяснил ситуацию.

Нокс накрутил локон волос Харпер на палец.

- В этом нет необходимости. Я слегка проник в мысли Карлы, когда она приходила в мой офис. Кажется, что Харпер унаследовала свои необычные щиты от матери.

- Необычные?

- Их защита чем-то напоминает стальные шипы. Никто не может пройти через них, не нанеся своей психике серьезный урон.

Леви поморщился.

- Тогда я думаю, мы просто должны не спускать глаз с обоих и Кендры и Карлы. Ты сказал Харпер, что Кендра может быть ее сводной сестрой?

- Нет пока.

- Почему?

- Потому что я знаю Харпер, может быть даже лучше, чем она сама. И у нее уже была куча причин в ее прекрасной маленькой головке, чтобы не создавать со мной связь анкоров. И я не хочу ей давать другие. Есть вероятность, что Харпер не придаст значения тому, что у ее анкора был очень короткий роман со сводной сестрой, которую она даже не знала. Но анкоры могут испытывать очень сильные собственнические чувства друг к другу, а наша ситуация именно такая. Поэтому есть шанс, что это будет беспокоить ее. В любом случае, она воспользуется данной ситуацией, чтобы не создавать связь.

Леви наградил его понимающим взглядом.

- И ты не хочешь давать ей причину чувствовать себя немного не комфортно в твоей кровати.

- Нет.

- Когда планируешь ей все рассказать? - Твердость в голосе Леви, говорила, что жнец ожидает, от Нокса выполнения и будет сильно рассержен, если тот этого не сделает. Нокс приподнял бровь в ответ на тон своего стража.

Леви пожал плечами.

- Она мне нравится. Не хочется видеть ее расстроенной.

И Нокс тоже не хотел.

- Я скажу ей завтра. Надеюсь она не заставит меня заплатить слишком большую цену за сокрытие информации.

Леви засмеялся.

- О, она может заставить тебя заплатить.

Возможно, он прав. Когда Харпер заворочалась, Нокс вздохнул.

- Лучше мне ее отнести в кровать, пока она не упала с дивана.

Она не проснулась, когда он, подняв ее, прижал к своей груди, но она надула губки так, что ему захотелось целовать ее лицо. Четыре часа.

Он даст ей четыре часа на восстановление, а потом возьмет так, как хотел все эти четыре часа. У него выработалась зависимость от ее горячего маленького тела, и он планировал в полной мере насладиться им.

 

Глава 9

"Просыпайся, Харпер".

Как только горячий язык лизнул ее, Харпер тут же открыла глаза. Она не была уверена, что же разбудило ее: телепатический зов или умелый язык, который совершал круговые движения вокруг ее клитора.

Харпер застонала и мужчина, находящийся сейчас прямо между ее бёдрами одобрительно зарычал.

- Четыре долгих дня я думал о тебе, о том, какова твоя киска на вкус.

Там внизу между ног она чувствовала каждое слово, которое он произносил своим низким голосом. Кончиком языка Нокс ударил по клитору, а потом слегка прикусил его. Харпер выгнулась всем телом, но Нокс крепко прижал ее обратно, фиксируя бёдра. - Не двигайся.

- Трудно не двигаться, когда... - Её дыхание прервалось, как только ледяные пальцы сжали ее сосок. – Черт! – Как и в прошлый раз его пальцы заставляли ее плоть гореть и покалывать самым порочным образом.

Его пальцы щипали, мяли, перебирали и кружили ее соски в то время, как Нокс лизал и пробовал ее лоно, как будто для него оно было чем- то изысканным. Затем он ввел в нее один палец; каждое погружение было медленным, размеренным и насмешливым, что заставляло ее клитор пульсировать и сжиматься. Она больше не могла вынести этой чувственной пытки ни минуты:

- Нокс, я сейчас кончу.

- Ещё нет.

- Тогда давай быстрее! - Он подул на ее клитор, и она вздрогнула, а в это время он силой телепатии снова начал пощипывать ее соски.

- Чертов ублюдок!

Усмехнувшись он приподнялся над ней... и его соблазнительно горячий рот опустился на ее тугие, горящие соски.

- Вот черт!

Вопреки всем мольбам Харпер, Нокс мысленно погрузил в ее лоно еще два пальца. Горячая волна прошла по ее телу, оставляя в низу ее живота трепет и огонь.

Нокс всосал тугой сосок и Харпер задрожала в его руках от всего того что он с ней делал; она извивалась и выгибалась под ним, врезаясь всем своим чувственным восхитительным телом в его тело.

Харпер была такая чертовски чувствительная и отзывчивая на его ласки. Такая чертовски его. Нокс прикусил округлость ее груди достаточно сильно, чтобы остался след, его метка. Харпер запрокинула голову, и он увидел, что ее глаза меняют цвет с нежно фиолетового на электрический голубой.

- Ты дразнишь меня! О, прекрати!

- Но мне нравится это делать.

- Если ты надеешься когда-либо трахнуть меня снова, то тебе лучше войти в меня. Прямо сейчас! - Харпер неподвижно застыла, когда увидела, что демон Нокса внезапно взял контроль над ним. Было трудно понять, что говорят его глаза, но она могла бы поклясться, что проклятый демон был чертовски зол. - Хммм...

Рука Нокса властно сжала лоно Харпер:

- Ты моя. И только я буду трахать тебя. Всегда, когда захочу.

Затем Харпер ощутила знакомое покалывание прямо там, где была его рука. Ее кожа начала нагреваться, и она абсолютно точно знала, что именно он делает. Харпер покачала головой:

- Нет, не там.

Плоть под его рукой как будто горела.

О да, то что должно было быть полнейшей агонией стало абсолютным удовольствием; она изогнулась в его руках, такая близкая к тому, чтобы кончить.

Телепатически он трахал ее жестко и быстро, массируя ее клитор большим пальцем.

- Давай, детка, кончи для меня!

Наслаждение накрыло Харпер как несущийся поезд, вырывая крик из ее горла. Ментальное давление начало исчезать и демон казался достаточно счастливым, чтобы успокоиться.

- Он сделал это снова, - сказала она Ноксу.

Харпер резко вздохнула, когда он прижал ее чувствительное от недавних событий тело своим. Испепеляющая волна удовольствия сотрясла ее.

- Я знаю. - Нокс облизал свои губы и надел презерватив, предусмотрительно оставленный на прикроватной тумбочке. - На вкус ты еще лучше, чем в прошлый раз. Посмотрим, как это будет, когда я войду в тебя.

Он перевернул Харпер на живот, поставил на колени и резко вошел в нее. Стенки ее влагалища распухли после последнего оргазма, но он силой ворвался внутрь. Прямо по самые яйца.

Ее адски горячее лоно напряглось и сжало его член, заставляя Нокса стонать сквозь стиснутые зубы.

- Быть в тебе еще лучше, чем в прошлый раз.

- Черт, черт, черт!

Ее лоно было таким чувствительным, практически на грани боли: было ощущать его член наполняющий её. Но даже если бы она и хотела уклониться, то не смогла бы: пальцы Нокса крепко фиксировали ее на месте, в то время как он безжалостно и мощно входил в нее. Его темп был диким и неумолимым и все что оставалось Харпер- это сжать кулаками простыни и отдаться во власть этому мужчине.

Когда он начал ментально играть с ее клитором, она почти рыдала:

- О Боже, Нокс! Я не могу больше.

Ее лоно было заполнено до отказа, соски все еще покалывало, а клитор пульсировал. Его игры с клитором, помимо всего прочего...это было слишком для нее.

- Ты сможешь, - прошептал он ей на ухо, после того как облизал метки от крыльев на ее спине. - Ты сможешь, потому что я этого хочу, а ты хочешь ублажить меня.

Нокс яростно вбивался в её скользкое, тугое лоно - именно так как он хотел -нет, страстно желал - все эти охренительно долгих четыре дня.

Он вынужден был признать, что столь же сильно одержим Харпер, как и его демон.

Резкий толчок по ее клитору заставил ее хныкать.

- Правда, я уже почти... сейчас…

- Борись с этим.

- Я не могу. Я действительно не могу. Я так близко...

Нокс знал это по тому, как ее лоно дрожало и сжимало его.

- Остановись. - Погрузив руку в ее волосы, он притянул ее лицо к своему и впился в ее губы: глотая ее стоны в то время как она боролась с очередным оргазмом. - Хорошая девочка. - Он накрыл ее лоно, потирая свое новое клеймо ребром ладони.

- Вот так. Теперь кончай.

Харпер не просто кончила, она почти сгорела в огне страсти - выкрикивая его имя и выдаивая из Нокса все до капли, в то время как он с хлюпаньем ворвавшись в последний раз глубоко пульсировал внутри неё. Когда он, наконец-то, вышел из неё, Харпер растянулась на кровати, чтобы полностью лечь на живот.

Чуть ранее, когда очнулась после короткого сна, Харпер чувствовала себя на удивление отдохнувшей. Но сейчас она чувствовала себя полностью опустошенной.

- Я не уверена, что смогу двигаться снова.

- Тогда я тебя подвину.

Нокс нежно перевернул Харпер на спину и мягко поцеловал в губы.

По тому, как его взгляд скользил по ее телу, Харпер догадывалась, что он сделал. Со стоном она прикрыла глаза ладонями:

- Я не буду на это смотреть!

Нокс усмехнулся:

- А мне нравится.

Там где ее бёдра образовывали букву "V", теперь был треугольник запутанных черных завитков. Конечно же, они по форме напоминали шипы. Концом своего языка Нокс обвел часть завивающихся шипов, улыбаясь тому, как Харпер беспомощно вздрогнула под ним.

В конце концов, любопытство взяло верх над Харпер.

- Ну ладно, дай мне посмотреть.

Она приподнялась опираясь на локти и посмотрела на рисунок.

- Твой демон ничего не делает на половину, не так ли? И это не смешно!

- Я и не смеюсь. Честно!

- Не вслух, конечно.

Но она явно видела веселье в его глазах.

- А что твой демон думает? - спросил Нокс, шлепая ее по бедру.

- Клеймо ее не беспокоит. Твое самодовольство, однако, бесит и просто выводит ее из себя.

Он улыбнулся.

- То, что это нравится мне, как то смягчает ситуацию?

- И как я теперь буду ходить в спа-салон, чтобы сделать глубокую эпиляцию бикини? И я повторяю - это не смешно!

После душа, во время которого прямо у кафельной стены Нокс еще раз жестко оттрахал Харпер, роскошные ноги которой идеально обвивали его талию все это время. Затем был ужин и... время истины. Нокс откинулся на спинку стула и произнес:

- Есть кое что, о чем я умолчал.

Стакан застыл в руке Харпер на полпути к ее рту.

- И что же это?

Готовый к ее, мягко говоря, отрицательной реакции, он ответил:

- Есть вероятность, что Кендра твоя сводная сестра.

Она посмотрела на него:

- Ну, вообще то, я уже это знала.

И это было наверное уже в сотый раз, когда его анкор удивил его.

- Ты знала?

- Давай так, я не была уверена. Она совсем не похожа на Уоллис.

Харпер сделала глоток вина. - Если ты думаешь, что я - единственный ребенок, которому Люциан дал жизнь, а потом бросил, ты ошибаешься. Существует много таких "возможных отпрысков" Люциана Уоллиса. Если бы Карла не отдала меня Джолин, которая затем заставила Люциана хотя бы изредка появляться в моей жизни, то я бы его совсем не знала.

Нокс с нетерпением ждал того дня, когда он наконец то встретит Люциана; ему нашлось бы что сказать этому эгоистичному ублюдку.

- Я не знаю имен других, чьим отцом он мог быть, - продолжала Харпер, ставя стакан на стол. - Но я знаю о Кендре. Я слышала, как моя семья говорила, что Люсиан бросил Карлу беременной еще одной девочкой-демоном. У них не было ни тени сочувствия к ней: мол она получила по заслугам, когда увела его у Беатрис, которая на тот момент была беременна Кендрой.

- Таким образом...с того самого момента, когда ты встретила Кендру, ты поняла, что она возможно является твоей сводной сестрой?

- Нет, тогда я так не думала. - Харпер скрестила ноги под столом. - Если честно, я долгие годы вообще не думала о ней. Это Джолин, выяснила правду. Когда я позвонила ей, чтобы сказать, что мы сформировали связь анкоров, я упомянула наше маленькое столкновение с Кендрой в туалете. Джолин попросила описать Кендру, и вот тогда-то и возникла догадка, что Кендра дочь Беатрис.

- Но ты никогда не говорила об этом.

- И ты тоже.

Справедливое замечание.

- Я думал, ты найдешь это странным, что...

- Ну да, я поняла. На пару секунд я действительно думала, что это немного странно: то, что я спала с парнем, который также трахал кого то, кто может быть возможно является моей сводной сестрой. Но потом, я подумала: "Какого хрена? Это ничего не меняет". И даже если мы окажемся родственниками по крови, это не значит, что мы сестры по духу. Мы не знаем друг друга. И, поверь мне, когда я говорю, что Кендра ненавидит меня, это значит, что я вижу это прямо в её глазах.

- Если она твоя сводная сестра … что, как я полагаю, так и есть … ее ревность к тебе имеет очень глубокие корни. Люциан возможно признал тебя своей дочерью, и даже как мог пытался воспитать тебя, а может быть и сейчас поддерживает с тобой контакт. Кендра же ничего этого не имела.

Харпер вздохнула, понимая чувства Кендры.

- И я не удивляюсь, почему она в таком бешенстве.

- Не жалей её, Харпер. То, что она расстроена из - за ситуации с Люцианом не извиняет ее отношение к тебе. Мы все поняли бы, если бы Кендра хотела признание отцовства Люцианом и его внимание, но в таком случае это он, на кого должен быть направлен ее гнев. А не на тебя.

- Я думаю ее отвращение к импам, скорее всего отвращение к Люциану. Но несмотря на то, что она ненавидит его, она ревнует ко мне. Этого я понять не в силах.

- Почему?

- У Карлы два сына. И я не ревную ее к ним.

Нокс наклонился вперед.

- Это потому, что ты и Кендра совершенно разные. Ты не способна затаить злобу, ожесточиться. - Харпер не была человеком, которого можно было назвать милой или жизнерадостной, и она часто была грубой и агрессивной. Но Нокс начал понимать, что под всем этим фасадом скрывается добрая, преданная, покладистая девушка, которая способна любить всем своим сердцем.

- Ты думаешь, что она может быть ответственна за нападение, не так ли? - вычислила Харпер.

Нокс пожал плечами.

- Я не хочу исключать такую возможность. Рассмотрим факты: она ревновала тебя, она третировала тебя - этого достаточно. Прибавь к этому то, как ты смутила бедняжку, окунув ее в лужу грязи в туалете, и вуа-ля: у нее миллион причин, чтобы навредить тебе!

- Другие подозреваемые?

Выражение ее лица говорило Ноксу о том, что у нее есть прекрасная идея на счет того, кто еще может быть замешан.

- Я уже обсуждал это с Леви. У нас три возможных подозреваемых: Кендра, Айла и Карла. - Тьма начала сгущаться в ее глазах, которые в тот момент были яркого нежно оттенка сливы. - Мне жаль, детка, я знаю, это больно ранит, думать, что твоя собственная мать может желать тебе зла. Я не уверен, что это она, но я бы не стал рисковать.

- Значит будем рассматривать все варианты. Я согласна с Леви, что тот, который прислал темных практиков и тот, кто подослал Сайласа, чтобы проверить меня - один и тот же человек.

- Я понимаю, почему Леви подозревает Кендру и Карлу, но Айла? Сайлас пришел в мой офис после того, как она... - Харпер замолчала, когда начала осознавать причину. - Вы с Леви думаете, что она уже знала обо мне до Нью-Йорка?

- Айла гордится тем, что она "всегда в курсе всего". Я открыто признал тот факт, что нашел своего анкора, и добился того, чтобы нас видели вместе по всему Вегасу. Слухи об этом могли дойти до нее.

- Но она казалась искренне удивленной на конференции, когда я представилась ей как твой анкор.

- Может быть она была так удивлена, потому что до конца не верила, что это может оказаться правдой.

- Да, но если она, тот кто подослал Сайласа, он должен был ей сказать. Ты четко дал ему понять, что я твой анкор. Разве не должна она была понять это?

- Айла и я знаем друг друга очень и очень давно. И все это время она твердо верила, что я её анкор. Она убедила себя, что однажды я осознаю этот факт и создам с ней связь. Потребовалось бы что - то очень серьезное, чтобы пошатнуть эту ее уверенность. Особенно с Айлой, которая думает, что она выше всех остальных и никто не может быть лучше, чем она.

- Возможно, ты прав. Девон говорил, что кто - то распространяет слухи, что на самом деле я не твой анкор. Что я просто новенькая зазнайка, которая позиционирует себя как твой анкор, чтобы быть под твоей защитой. И если это работа Айлы, то ясно, что она верит, что я просто твоя очередная постельная игрушка. Ей нравится в это верить.

- Вспомни ее последние слова. Она сказала: "Ты не можешь изменить истину, Нокс, хочешь ты этого или нет".

Харпер фыркнула.

- Мы может то же самое сказать и о ней.

- И все же я надеюсь, что это не Айла, учитывая как опасна она может быть. Так же мне не хочется думать о том, насколько больно тебе будет узнать, что это твоя мать или сводная сестра. - Харпер уже достаточно натерпелась от своей семейки. - Я действительно сомневаюсь, что это Карла.

- Все в порядке, ты не должен меня успокаивать. Родители - это просто люди, а люди могут быть дерьмом. Уж я то знаю. А вот ты никогда не говорил мне про своих родителей.

Нокс постарался расслабиться.

- Нет, не говорил.

Его тон не располагал к дальнейшему обсуждению данной темы. Харпер скрестила руки на груди.

- Вот именно, и это хреново с твоей стороны. С самого первого дня нашей встречи, все что ты делал, это постоянно допрашивал меня про мою семейку, лез в мою жизнь и моё прошлое. Я не задавала тебе вопросов, потому, что не планировала создавать с тобой связь. Просто не видела смысла узнавать тебя поближе. Сейчас мы официально анкоры друг друга. Не будет ли справедливым, если я тоже узнаю тебя?

Подняв стакан, Нокс покрутил его в руке.

- Ты и так знаешь меня.

- Я знаю, что ты властный придурок, который любит все делать по-своему.

- Ты знаешь, что слухи обо мне во многом правдивы. Ты также знаешь, что почти все детство я провел в приюте для беспризорников.

Она посмотрела на него.

- А твои родители?

- Они мертвы. Уже долгое время.

Харпер нахмурилась.

- Почему ты не остался со своим кланом, когда они умерли?

- Я не был его частью тогда.

Тогда он был частью чистейшего зла.

Харпер почувствовала, что если будет и дальше копаться в его детстве, то Нокс вообще перестанет говорить. Она хотела узнать больше о его жизни.

- Что произошло, когда ты покинул приют вместе со стражами? Вы все присоединились к клану?

- Нет. Каждый пошел своим путем, интегрировавшись в человеческий мир.

- Мир, который так или иначе завоевал.

Нокс отпил еще вина.

- Скажем так, я многого достиг.

- Ты действовал безжалостно.

Он улыбнулся, соглашаясь.

- Да.

Он стал тем, кто он есть за счет своих собственных сил и решительности. Харпер может уважать это.

- И тот факт, что твоя власть это только твоя заслуга привлекла других демонов в твои ряды.

Нокс кивнул.

- А затем, я и не заметил, как стал Предводителем общины. Общины, которая с годами только возросла.

Удивительно, насколько ему не нравилось говорить о себе.

- Расслабься. Я закончила, - сказала Харпер. - На сегодня закончила.

Его глаза сузились и заискрились весельем.

- Ты такая дотошная.

- Да? Ну, спасибо.

"Нокс". Это был Кинан.

"Да?"

"У меня есть новости для тебя. Позови остальных. Буду через двадцать минут".

- Ты с кем то говорил только что, телепатически? - спросила Харпер. - Я слышала отголосок разговора, потому что мы связаны, но не смогла разобрать слов.

Это было странно.

Брови Нокса приподнялись: Харпер опять его удивила.

- Странно. По-видимому, у Кинана есть информация. И такое ощущение, что она мне не понравится.

К тому времени, когда Кинан подъехал к особняку, Ларкин, Танер и Леви уже ждали в гостиной вместе с Ноксом и Харпер.

- Выкладывай, - сказал Нокс.

Кинан плюхнулся на диван рядом с Ларкин.

- Ты помнишь тех пропавших? Их нашли.

- Нашли? - повторил Леви. - Живыми?

- Да.

Таннер наклонился вперед.

- Когда?

- Пару часов назад, - ответил Кинан. - Они все были на складе, в состоянии похожим на кому.

- Сейчас они очнулись? - спросила Ларкин.

Кинан кивнул.

- Но, кажется они не помнят ничего о моменте похищения. Последнее, что они помнят, это что они делали непосредственно до того, как их забрали.

И тут заговорила Харпер.

- Стоп, а кто нашел их?

Циничная улыбка расцвела на лице Кинана.

- Айла, - он посмотрел на Нокса. - И можешь представить насколько сильно они сейчас все рады и благодарны своему спасителю, который сподобился освободить их, когда никто другой не мог помочь.

- Лично я думаю, что Айла сама их и похитила, - предположила Ларкин. - Она не дура. Она прекрасно знает, что ни один Предводитель общины так просто свою власть не отдаст. Она должна заставить каждого демона в Америке голосовать. То, что она нашла пропавших, безусловно, добавит ей голосов.

Леви кивнул.

- Я согласен. Айла спланировала это. Это часть ее плана - добиться любви демонического сообщества.

- И насколько преуспели в этом Айла, Молден и Дарио со своей компанией? - спросила Харпер, подозревая, что стражники зорко следят за этим.

- Народ сомневается, - ответил Танер. - Но все может измениться, когда три Предводителя представят свои доказательства в эти выходные.

Ларкин посмотрела на Нокса.

- Какова программа на эти выходные?

Нокс сел рядом с Харпер.

- Молден будет говорить в пятницу, Айла - в субботу, Дарио - в воскресенье. Все заявления будут записаны в живую, таким образом, чтобы все демоны, которые не присутствуют в отеле, могли смотреть и слушать все это на большом экране.

- Что они пообещают публике, как ты думаешь? - спросила Харпер у Нокса.

- Всё, что может привлечь электорат на их сторону. Но я сильно сомневаюсь, что они сдержат хотя бы одно из своих обещаний. Будем надеяться, что публика разглядит ложь.

 

Глава 10

Осматривая зону вокруг стойки администратора, Харпер пришла к мнению, что отель "Андеграунд" как организатор неофициальных встреч, был такой же роскошный и элегантный, как и отели Нокса в Вегасе.

Единственное отличие было в том, что здесь демонам не приходилось скрывать свою сущность. Начиная с того, что им не нужно было притворяться, что они сгибаются под весом собственного багажа, и заканчивая швейцарами и охранниками, которые присутствовали здесь в своем истинном обличье адских псов.

Как только Джолин и администратор покончили с регистрационными формальностями, Харпер заметила, что Бек накладывает по одной мятной конфетке в свои карманы. Импы никогда не отказываются от бесплатного угощения.

Встретив насмешливый взгляд Танера, Харпер закатила глаза. Как и всегда, он вел себя как ее телохранитель.

Вернувшись после работы домой, она застала Джолин, Мартину и Бек, которые её ждали. Они сказали, что хотели бы побыть с Храпер в чисто семейной обстановке до того, как начнутся политические игры. На самом деле они хотели сообщить ей новую информацию, которую выяснили о Кендре. Иными словами, они ворвались в ее жизнь... и действительно подтвердили, что Люциан - отец Кендры. Ее взросление не было безоблачным, поскольку мать была алкоголичка, а отчим - тем еще придурком.

Если Кендра думала, что, признай ее Люциан, ее жизненный путь был бы усеян лепестками роз, она бы сильно ошибалась.

Джолин была в ярости, когда узнала, что на Харпер напали практики. Она разделяла подозрения Нокса, что вероятнее всего именно Айла стояла за всеми недавними событиями. Когда Харпер упомянула, что и Карла была под подозрением, она ожидала, что Джолин поднимет ее на смех и скажет, что Карле ума не хватит сделать что - нибудь подобное. Вместо этого, Джолин сказала: "Тот, кто ненавидит маленького ребенка, способен на все".

Изучая карту отеля, Мартина воскликнула с восхищением:

- О Боже, здесь есть СПА, фитнес центр, девять бассейнов, восемнадцать ресторанов, казино и торговый центр!

Харпер улыбнулась тетке:

 - Я рада, что тебе здесь нравится. Надеюсь, это означает, что ты ничего здесь не сожжешь?

- Это место действительно поражает, - призналась Джолин. - А где ты остановилась, Харпер?

- На том же этаже, что и Нокс. Ему принадлежит целый этаж, для него и его стражей.

- И он хочет, чтобы ты спала на том же этаже ради твоей безопасности, - кивнула Джолин. Но она не была дурой, и подозревала, что что-то происходит между Харпер и Ноксом. Это только вопросом времени, когда она выяснит, что именно.

Харпер не видела Нокса с прошлой ночи. Этим утром у него была деловая встреча с человеческими коллегами.

- Вот, пожалуйста. - Администратор улыбнулась Харпер неуверенной улыбкой и передала Джолин магнитные ключи.

К ним подошел посыльный.

- Позвольте ваш багаж.

Бек взял багаж.

- В этом нет необходимости, мы справимся сами. Не вижу смысла в посыльных, - сказал он Харпер, когда они шли к лифту. - У нас есть руки, у нас ест