Мэллори свернул по Пятой авеню на север. На улице не было ни души, не считая двух-трех слонов, везущих пассажиров, и ряда уборщиков на носорогах. Толстокожие чистили широкий проспект от снежной каши при помощи широких металлических лопат, прилаженных к прочной кожаной упряжи.

Остановившись у круглосуточного киоска прессы, детектив приобрел газету, чтобы посмотреть, нет ли сообщений о смерти Липучки Гиллеспи, и с облегчением увидел, что о лепрехуне не упоминают ни словом. Передовица была посвящена захвату иностранного шпиона войсковыми офицерами, проводившими досуг в местном кабачке, но никаких подробностей в ней не давалось.

Мэллори швырнул газету в мусорный бак и посмотрел на часы, чтобы убедиться, что успевает по графику на следующий контрольный пункт, и снова двинулся на север.

На Тридцать восьмой улице он наткнулся на большую толпу, собравшуюся вокруг троицы гремлинов, танцевавших брейк-данс, и вынужден был сойти на проезжую часть, чтобы обогнуть ее. Не успел он вернуться на тротуар, как к нему присоседился угрюмый бородатый дылда в тюрбане и развевающемся белом халате.

— Рад видеть, что столь вульгарные зрелища не интересуют вас, сахиб, — заявил дылда, подлаживаясь под шаг Мэллори. — Вы кажетесь мне человеком редкой проницательности.

— Что вы продаете? — устало осведомился Мэллори.

— Вечный покой.

— Дайте-ка угадать, — сказал детектив. — Вы владелец похоронного бюро?

— Я мистик, — свысока улыбнулся тот, — посвятивший свою жизнь ответам на величайшие тайны веков.

— Каковые распространяете за небольшой гонорар? — предположил Мэллори.

— Я не беру себе денег! — с достоинством ответил тот.

— Вы даете советы бесплатно? — скептически спросил Мэллори.

— Абсолютно! Все, о чем я прошу, — это лишь небольшой вклад для моего покрытия.

— Ваше покрытие состоит из тюрбана, — бросил Мэллори, прибавляя шагу.

— Не так, сахиб! — поправил тот. — Я владелец "Мистического рынка Абдуллы".

— Никогда о таком не слыхал.

— Он в следующем квартале. Не хотите ли заглянуть и присоединиться к вашим друзьям — искателям Абсолютной Истины?

— Что-то не хочется.

— Неужели вы никогда не чувствовали желания проникнуть в вечные тайны? — с пылом спросил дылда.

— Вроде жизни и смерти?

Мистик презрительно сморщил нос:

— Мы выросли из столь примитивных вопросов.

— Тогда что же за адские тайны вы разрешаете? — поинтересовался Мэллори.

— Влияющие на нашу повседневную жизнь, разумеется.

— Например?

— Почему авторучка всегда протекает в кармане самого дорогого костюма? — многозначительно произнес тот. — Почему все лифты приходят одновременно? — Он помолчал, оценивая реакцию Мэллори, затем продолжал:

— Почему невозможно поймать такси в дождь?

— Это занимательные вопросы, — согласился Мэллори. — Но я думаю, что предпочту позволить им остаться неразрешенными тайнами.

— А еще у нас распродажа транзисторных приемников.

— Не заинтересован.

— Ах, сахиб, сердце мое обливается кровью, глядя на вас! Вы совершаете грандиозную ошибку!

— Вы и вправду хотите сделать бизнес? — вдруг спросил Мэллори.

— Весьма определенно, — заверил дылда.

— Примерно в половине квартала позади меня следует маленький уродливый эльф. Мистик оглянулся:

— Я его не вижу.

— Он прячется, — пояснил Мэллори. — Это своего рода (#`, в которую мы с ним играем. В общем, коллекционирование приемников — его хобби.

— Правда? — оживился дылда. Мэллори кивнул.

— А еще у меня есть стереонаушники, уцененные до себестоимости.

— Прямиком в его ворота, — заверил Мэллори. Тут же остановившись, мужчина низко поклонился Мэллори и сделал какой-то жест.

— Тысяча благословений на вас, сахиб!

— Пожалуйста, — улыбнулся детектив, продолжая шагать на север. Еще через шесть кварталов остановился, чтобы оглянуться, и увидел зеленую фигурку, метнувшуюся в арку ближайшей двери.

— В сторону, приятель! — послышалось сзади. Обернувшись, Мэллори увидел упряжку из двух слонов, волоком тащивших посреди Пятой авеню не что иное, как баскетбольную площадку. На спине каждого сидело по полдюжины не в меру буйных молодых людей, размахивающих банками с пивом и распевающих боевые песни своего колледжа. Слоны свернули в поперечную улицу, и дорогу Мэллори преградила площадка, медленно вписывающаяся в поворот.

— Черт возьми, что это значит? — спросил детектив.

— Пришли, увидели, победили! — победно заорал один из юношей.

— О чем это вы?

— О великой игре! Мы выиграли 55:54 в дополнительное время! — растолковал студент.

— Баскетбольную сетку может срезать в качестве трофея всякий! — подхватил другой. — А мы взяли домой всю чертову площадку!

— Откуда вы, ребята? — поинтересовался Мэллори.

— Из Флориды! — гордо ответили они хором.

— И собираетесь тащить площадку всю дорогу до дома?

— Правильно!

— Мне очень жаль говорить вам об этом, но вы движетесь не в том направлении.

— Мы сперва заглянем в Сент-Луис, в гости к моей подружке, — пояснил один из юношей.

— Большой вам удачи, — сказал Мэллори.

— Держитесь подальше, а то удача больше понадобится вам, чем нам!

Слоны все налегали на лямки, и Мэллори зашел в магазин, чтобы переждать, пока дорога освободится.

И оказался в галерее, выставлявшей около двухсот очень больших полотен, по большей части и пейзажей, и городских сценок. Качеством работы они ничуть не отличались, и детектив начал гадать, как же владельцу удается продавать достаточно много картин, чтобы покрыть расходы по аренде помещения на Пятой авеню.

— Добро пожаловать в бюро путешествий "Греза", — произнес дружелюбный голос. Обернувшись, Мэллори увидел направляющуюся к нему хорошо одетую даму средних лет. — Чем я могла бы вам помочь?

— Бюро путешествий? — удивился он. — Я думал, тут ec$.&%ab"%- o галерея.

— Распространенное заблуждение, — согласилась она. — Вообще-то я и сама была бы не в восторге, если бы эти картины висели в моем доме. Они и в самом деле не так уж хороши.

— Тогда почему же вы их выставляете?

— А как иначе вам узнать, куда вы отправитесь?

— Что-то я не совсем улавливаю вашу мысль.

— Это наши рекламные плакаты.

— Вам следовало бы пригласить более хорошего художника, — заметил Мэллори.

— О, более хороших художников хватает, уж будьте покойны. Но Адонис Зевс только один.

— Он и есть автор?

— Греческий господин, — кивнула она. — Я знаю о нем не так уж много; он не любит говорить о себе, хотя однажды упомянул в разговоре, что родом не из Афин. У меня сложилось отчетливое впечатление, что его родители были горцами. — Она немного помолчала. — В общем, он пытался продавать свои картины по всему Манхэттену, но все галереи в городе отвергали его. Затем, года четыре назад, он зашел к нам, и мы приняли его с распростертыми объятиями.

— Не представляю, с чего бы это, — честно признался Мэллори.

— Тогда позвольте показать вам. — Она подошла к лесному пейзажу. — Что вы об этом думаете?

Мэллори долго осматривал картину и в конце концов сказал:

— Ничего особенного.

— Тогда глядите, — улыбнулась она, протягивая руку в картину, и через миг извлекла маленький сухой листок.

— Проделайте это снова, — попросил Мэллори, с недоверием воззрившись на листок.

— С удовольствием.

Она снова погрузила руку в картину, на сей раз сорвав лесной цветочек.

— Изумительно! — воскликнул Мэллори. — И всякий может сунуть руку в любую из этих картин?

Вопрос детектива позабавил женщину.

— Вы все еще не поняли. Всякий может провести отпуск в любой из этих картин.

— В самом деле?

Она кивнула и повела его вдоль висящих на стене полотен.

— Каково ваше самое заветное желание, мистер… э-э?

— Мэллори.

— Каково ваше самое заветное желание, мистер Мэллори, — Майорка, Греческий архипелаг, Ямайка? — по очереди указывала она на пейзажи. — Путешествие по Амазонке? Пасторальные рощи? Вам больше не надо беспокоиться о паспорте и авиабилетах. Просто арендуйте картину на время предполагаемой поездки и вносите регулярную плату.

— И можно отправляться куда угодно?

— В любое из мест, написанных Адонисом Зевсом.

— Даже если такого места никогда на свете не было? — полюбопытствовал Мэллори.

— Пройдемте в зал Фантазии, мистер Мэллори, — улыбнулась она.

Вслед за женщиной он прошел в небольшую дверь.

— Не все наделены таким воображением, как вы, — прокомментировала она, — так что мы предпочитаем выставлять в главном зале наиболее популярные места отдыха. Эта комната предназначена для клиентов, более склонных к приключениям.

Она подвела детектива к полотну, изображающему почти нагого мужчину, ножом убивающего льва, и пояснила:

— Африка Тарзана. А вот Страна Чудес Алисы, — указала она на другую картину. Потом отошла еще на несколько футов, чтобы продемонстрировать захламленную комнату в викторианском стиле, забитую книгами, колбами, пробирками, ретортами и диковинной подборкой трофеев. — Дом 221-Б по Бейкер-стрит. Романтические покои сердца, ностальгический край рассудка, где всегда царит 1895 год.

Женщина повела Мэллори вдоль ряда других картин.

— Хотите ли вы заблудиться в гареме? Не хочется ли вам оживить мертвую плоть в своей лаборатории? Пострелять с Рустером Когберном? Поплыть на плоту вниз по Миссисипи с Геком Финном и Томом Сойером? Служить на "Пеко" во время охоты на Белого Кита? Мы можем обеспечить вам все эти путешествия и много-более того.

— А как это налажено?

— Вообще-то вы можете открыть счет, если собираетесь пользоваться нашими услугами не менее трех раз в год. В противном случае нам потребуется какое-либо удостоверение вашей личности для регистрации у нас, после чего вы можете либо сразу уплатить полную сумму аренды, либо открыть депозитный счет и подписаться на одну из платежных схем.

— Я имел в виду, как это делается с картинами?

— Все, что от вас требуется, это выбрать место отдыха и сообщить нам, сколько вы собираетесь отсутствовать, после чего я упакую картину и передам ее вам. — Она улыбнулась. — Потом вы просто унесете картину домой, повесите на стену и войдете в нее.

— А как оттуда выбраться?

— Точно так же. Однако, если вы собираетесь продлить отдых, выйдите ненадолго, чтобы позвонить нам — мы взимаем довольно большую пеню за просрочку с возвратом картины.

— А если я собираюсь уйти в отпуск насовсем? — осведомился Мэллори.

— Вы имеете в виду уход от дел, а не краткосрочные экскурсы? — уточнила женщина.

— Вот именно, — кивнул он.

— С этим нет ни малейших проблем, мистер Мэллори. Любую из наших картин можно не только взять в аренду, но и приобрести. — Она помедлила. — Позвольте поинтересоваться, в какого рода месте вы намерены поселиться навеки?

— Пока не решил. Вы не против, если я немного огляжусь?

— Ничуть, — доброжелательно ответила женщина. — Я буду в соседнем зале. Когда выберете то, что вам надо, просто /`(-%a(b% полотно к столу оформления.

— Спасибо, — сказал Мэллори и начал расхаживать взад-вперед вдоль ряда картин, изображающих богов, пирующих на Олимпе; Ихавода Крейна, удирающего от Всадника Без Головы; короля Артура, ведущего в битву рыцарей Круглого Стола;

Грея Ленсмана, палящего из бластера в босконских агентов;

Винни-Пуха и Пятачка на охоте за слонопотамом; Пого Поссума и Аллигатора Альберта в болоте Окефеноки; а еще Хэмфри Богарта, Сиднея Гринстрита, Питера Лорра и Мэри Астор, осматривающих Мальтийского Сокола.

Подойдя же к полотну, изображающему смертельный бой капитана Крюка с Питером Пэном, он остановился и принялся пристально вглядываться в картину. Отыскав нужный предмет на борту корабля Крюка, детектив снял картину со стены и понес к столу оформления.

— Блестящий выбор, мистер Мэллори, — одобрила женщина-клерк. — У второй звезды направо, и прямо до самого утра.

— Во что она мне обойдется? — спросил он.

— Вы хотите в аренду или приобрести?

— Приобрести.

— Цена всего двести долларов. На этой неделе у нас дешевая распродажа детских сказок. Вы сделали весьма удачный выбор. — Она сделала паузу. — Однако, поскольку вы собираетесь поселиться в картине насовсем, боюсь, в рассрочку продать мы ее не можем и платеж придется внести полностью.

— Я не местный, — неуверенно добавил детектив, — и не знаю, приемлемы ли здесь мои документы.

— Это не страшно, — заверила она. — На самом деле документы нужны лишь для аренды, а не для приобретения картины в личное пользование.

Вытащив из кармана две последние стодолларовые купюры, Мэллори вручил их продавщице.

— Не сомневаюсь, что вы с радостью присоединитесь к Потерянным Мальчикам и останетесь вечно юным, — с улыбкой сказала она. — И, конечно же, познакомитесь с принцессой Тифовой Лилией и феей Динь-Динь, а еще с Венди, Майклом и Джоном.

— Жду не дождусь, — ответил Мэллори. — Вы не могли бы завернуть ее? На улице все еще моросит, а я не хочу, чтобы картина испортилась.

— Конечно. — Женщина вытащила из-под стола лист плотной бумаги, завернула полотно и склеила упаковку липкой лентой, после чего вручила сверток детективу. — Спасибо за покупку, мистер Мэллори. Надеюсь, вы получите от картины настоящее удовольствие.

— Собираюсь, — заверил ее детектив.

Приостановившись у двери, он вытащил из кармана карту города, пару секунд изучал ее, вынул ручку, обвел нужное место кружочком, после чего снова убрал карту и ручку во вместительный карман накидки. Потом выглянул из окна, убедился, что баскетбольная площадка наконец-то свернула за угол по пути в Сент-Луис, взял картину под мышку и вышел.

Мюргенштюрм нигде не показывался, так что Мэллори нарочито медленно закуривал сигарету и завязывал шнурки, пока наконец не разглядел эльфа примерно в квартале позади. Убедившись, что Мюргенштюрм заметил его, детектив снова зашагал вперед.

Пройдя на север еще два-три квартала, свернул на запад и начал петлять по тесным переулкам, весьма затрудняя Мюргенштюрму слежку, но не делая ее совсем уж невозможной.

Наконец, проводив эльфа по невероятно запутанному маршруту минут двадцать, Мэллори вышел к "Кринглову воинству", поднялся на крыльцо и вошел в вестибюль.

— Еще раз привет, — сказал Крис, поднимая глаза от порножурнала, раскрытого на центральном развороте. — Ну как, нашли Липучку Гиллеспи?

Мэллори утвердительно кивнул:

— Он больше не вернется.

— А как насчет единорога? Его вы тоже нашли?

— Да.

— Хлопотливая вам выдалась ночка, верно? — ухмыльнулся Крис.

— Да к тому же я еще не закончил. Как дела с "Кристемой"?

— Со времени вашего ухода не было ни одного заезда, — пожал плечами Крис, — так что она практически не сдвинулась с места.

— В ней все еще есть недочеты?

— Раз-два и обчелся, — занял оборонительную позицию Крис.

— Знаете, — задумчиво проронил Мэллори, — на самом деле вам просто нужен спонсор.

— Спонсор? — переспросил Крис.

— Человек, готовый рискнуть некоторым капиталом, вложив его в тщательно спланированные полевые испытания "Кристемы", — кивнул Мэллори.

— Согласен. Но где же такого найдешь?

— Быть может, он стоит прямо перед вами.

— Вы?

— Возможно, — подтвердил детектив. — Но при одном условии.

— Вот так всегда, — уныло проворчал Крис.

— Это условие не слишком вас обременит.

— Ладно. Какое?

— В этом Манхэттене я только гость. Я хочу знать, работает ли "Кристема" в моем Манхэттене.

— Значит, вы хотите провести полевые испытания там, не так ли? — заинтересовался Крис.

— Правильно.

— Нет проблем! — радостно заявил портье. — Черт, и вообще, в вашем Акведуке сиденья куда удобнее. — Он пристально взглянул на Мэллори. — О какой сумме мы говорим?

— Большущей.

— По рукам! Когда приступать?

— Скоро, — ответил детектив. — Но сперва давайте на минутку поднимемся в комнату Гиллеспи.

— Ладно, но только вы там ничего не найдете. Я вроде как прибрался там после вашего ухода. — Он насупился. — Так бы и убил этого маленького ублюдка!

— Да? За что?

— Большая часть драгоценностей оказалась подделкой!

— Что ж, никто ведь не говорил, что он сообразителен; просто нечист на руку. — Краем глаза Мэллори заметил, как сбоку мелькнуло что-то зеленое. — Вы помните дорогу в комнату Гиллеспи?

— Пятнадцать, двенадцать, четырнадцать, тринадцать, — доложил Крис. — Просто, как дважды два.

— Пятнадцать, двенадцать, четырнадцать, тринадцать, — повторил Мэллори. — Вы уверены?

— После вашего ухода я побывал там трижды, — заверил Крис.

— Ладно, — согласился детектив. — Пошли. Они на лифте поднялись на пятнадцатый этаж, спустились по лестнице до двенадцатого, взошли на четырнадцатый и наконец опять сошли на тринадцатый.

— Пришли, — объявил Крис, открывая дверь.

— Вы в самом деле прибрались здесь, правда? — заметил Мэллори, озирая почти пустую комнату. Журналы, видеокассеты и почти вся добыча исчезли.

Осталось очень немногое, кроме поломанной мебели Гиллеспи, его кукольной кроватки, кухонной утвари, полусотни непарных вязаных носков и пары сотен клубков бечевки.

— Я полагал, что просто взимаю с него просроченную плату за постой, — усмехнулся Крис.

— А если Ник Святой спросит о ней, так вы ее просто приберегли для него, — холодно прокомментировал Мэллори.

— В точности так, — подтвердил Крис. Мэллори принялся разворачивать полотно.

— Что это? — поинтересовался портье.

— А на что похоже?

— Ну, вроде как бесталанный ребенок перерисовал книжку комиксов масляными красками.

— В самом деле, правда? — согласился Мэллори, поднося картину к свету.

— Ну, если и вправду хотите увидеть настоящее искусство, — доверительно произнес Крис, — пойдемте обратно в вестибюль, и я покажу вам кое-какие журнальчики, которые конфисковал отсюдова.

— Может, после. — Мэллори осматривал стены, пока не обнаружил вбитый в штукатурку гвоздь. — Похоже, идеальное место для нее, — провозгласил он, вешая картину на гвоздь.

— Как скажете. Только я все едино в толк не возьму, чего вы в ней нашли.

— У нее имеются скрытые достоинства, — ответил Мэллори. — Может, со временем до вас дойдет.

— Смахивает на плесень, — убежденно заявил Крис и с любопытством взглянул на детектива. — Так ради этого вы сюда и пришли — чтобы повесить эту картину на стену?

— И подождать, — добавил Мэллори.

— Кого?

— Того, кто подойдет к двери следующим. — Мэллори направился к кофейнику. — Не хотите кофейку?

— Нет, спасибо. Я на этом пойле всю ночь.

— Что ж, если вы не против, я все-таки выпью. — Взяв кофейник, Мэллори наполнил свою чашку "Нью-Йорк Мете". — Как ни крути, эта чертова чашка принадлежит мне.

Он уже собирался отхлебнуть кофе, когда дверь распахнулась и на пороге встал Мюргенштюрм с револьвером в руке.

— Ладно, Джон Джастин! Где он?

— Где кто? — невинно поинтересовался Мэллори.

— Ты знаешь, что мне надо! Где рубин?

— Рубин? Я не видел тут никакого рубина. — Детектив обернулся к Крису. — А вы не видали?

— Чего-то я не улавливаю, про чего это вы. — Крис попятился от эльфа.

— Меньше чем через час уже рассветет! — рыкнул Мюргенштюрм. — Если я к тому времени не смогу его заполучить, я покойник!

— Ну, тут уже я не виноват, — возразил Мэллори. — У тебя была масса времени, чтобы убраться из города.

— Они бы меня нашли, — убежденно заявил эльф. — Если мне придется умереть, я умру не один, обещаю тебе, Джон Джастин! — Он шагнул вперед. — Ну, где он?

— Ты в самом деле убьешь меня, правда? — спросил Мэллори.

— У меня нет выбора.

— Ну ладно, — вздохнул детектив. — Я тебе покажу.

— Я рад, что мы пришли к взаимопониманию. Где же?

— Там, — указал Мэллори на картину.

— Там?! — недоверчиво переспросил Мюргенштюрм.

— В сундуке с сокровищами капитана Крюка, — растолковал Мэллори. — Я думал, там он будет в безопасности, пока я не надумаю за ним прийти.

Мюргенштюрм прищурился.

— Толково, Джон Джастин, очень толково! — Он победно ухмыльнулся. — Но, пожалуй, я все-таки чуточку толковее!

— Быть может, — согласился Мэллори. — А может, и нет.

— Ты это о чем?

— Гранди, наверное, следил за каждым нашим шагом с тех самых пор, как мы вышли со склада, — объяснил Мэллори. — Неужели же ты считаешь, что он позволит тебе войти в картину, а?

Мюргенштюрм зажмурился, предельно напряженно сосредоточившись на миг, затем снова распахнул глаза.

— Я снова заморозил Время для него. По крайней мере на девяносто секунд он не представляет ни малейшей угрозы.

— Зато когда он придет в себя, то сразу же выйдет из себя крайне разъяренным демоном, — заметил Мэллори.

— Но к тому времени я уже буду в твоем Манхэттене с рубином, — возразил Мюргенштюрм. — Стань вон там у стены, рядом со своим дружком.

Мэллори перешел на указанное место.

— Пистолет я беру с собой, — предупредил Мюргенштюрм. — Eсли попытаешься последовать за мной, я без колебаний пущу его в ход.

— Искренне верю, — сказал Мэллори.

— Да уж пожалуйста.

Мюргенштюрм подтащил стул к картине, вскарабкался на него и вошел в мир Питера Пэна.

Мэллори тотчас же прошел вдоль стены до угла комнаты, осторожно приблизился к полотну и, добравшись до него, стремительно повернул лицом к стене, с мрачной усмешкой проронив:

— Обаяние мозгам не замена, как ни поверни.

— Черт возьми, что происходит?! — не выдержал Крис.

— Некогда объяснять. У нас меньше минуты до того момента, когда Гранди очнется и снова начнет следить за мной. Ты все еще хочешь провести полевые испытания "Кристемы"?

— Да, черт возьми!

— Ладно. — Детектив вытащил из кармана карту города. — Ступай по Пятой авеню, пока не дойдешь до этого переулка. Я отметил его на карте.

— И что потом?

— Найдешь на улице двух мужиков, играющих в шахматы.

— В такую погоду, в шесть утра?! — засомневался Крис.

— Сдается мне, эта игра — единственная константа в постоянно меняющейся вселенной. Потому-то я их и выбрал. — Мэллори вперил в портье пристальный взгляд. — А теперь слушай внимательно, потому что времени повторять у меня не будет. Рядом с белым ферзевым слоном на четвертом поле будет солонка. Открой ее и высыпь соль. Если подруга по имени Фелина в точности следовала моим инструкциям, на дне солонки ты найдешь самый большой рубин на свете. Немедленно отправляйся с ним в мой Манхэттен, заложи его или продай, и у тебя будет порядочный оперативный капитал для "Кристемы". Понял?

— Да, но…

— Никаких "но", — отрезал Мэллори, бросив взгляд на часы. — Выжди минут пять после моего ухода, прежде чем отправиться за ним, и если хочешь прожить достаточно долго, чтобы испытать "Кристему", не упоминай о камне ни единой живой душе!

— Как прикажете.

— Так и приказываю. Ну, пошли. Через десять секунд он придет в себя.

Выйдя за порог, они спустились по лестнице на двенадцатый этаж и архаичным лифтом съехали на первый.

— Кстати, — спросил Крис, когда Мэллори уже собирался выйти, — что будет с эльфом?

— Мыслю, ему придется как-нибудь ладить с капитаном Крюком и мистером Сми, пока кто-нибудь не повернет картину, — усмехнулся Мэллори.

— Но ведь ни у кого нет ни малейшего повода заходить туда, — отметил портье.

— Что ж, приходится идти на какой-то риск, когда становишься пиратом. Крис рассмеялся:

— Не хотите хлебнуть горячительного перед уходом?

— Нет, спасибо. Мне еще надо успеть сделать пару дел до рассвета.

— Спасибо, что заглянули. Ночь выдалась интересная.

— Пожалуйста, — ответил Мэллори, а затем, специально для Гранди, добавил:

— О моем финансировании "Кристемы" переговорим подробнее, когда я загляну к вам в следующий раз.

Затем вышел на улицу, прежде чем Крис успел ответить, зашагал по мокрым тротуарам, очень довольный собой, а черные предутренние небеса тем временем мало-помалу начинали сереть.