Президент Фу Манчи

Ромер Сакс

 

ГЛАВА I

АББАТ ТЕРНОВОГО ВЕНЦА

К огромной бронзовой двери с рельефным изображением искаженного предсмертной мукой прекрасного лика Спасителя в терновом венце подъехали три автомобиля. Из первого выскочил мужчина и бегом бросился к двери. Вслед за ним из машин вышли еще десять человек. Над высокой башней завывал ветер, и на землю белым ковром ложился первый снег. Четыре охранника, как по волшебству выросшие из снежных, бело-голубых теней, выстроились перед дверью.

— Стейтон! — послышался резкий возглас.

Один из охранников шагнул вперед и вгляделся в приближающегося человека. Это был высокий худощавый мужчина лет тридцати, с мрачным лицом и шапкой черных спутанных волос. Охранник тотчас узнал его.

— Да, капитан.

Капитан обернулся к спутникам и тихо отдал какой-то приказ. Человек в кожаном пальто с меховым воротником и в низко надвинутой на лоб мягкой фетровой шляпе, уже присыпанной снегом — очевидно, главный в этой группе — позвонил в звонок у бронзовой двери.

Она открылась так быстро, словно кто-то — а именно невысокий элегантный молодой человек, по-женски миловидный — стоял за ней в ожидании звонка.

Мужчина в кожаном пальто стремительно шагнул через порог и быстро закрыл за собой бронзовую дверь. В небольшом холле, смежном с просторным в этот час пустующим помещением, обставленным под современный офис, он остановился.

Медная лампада, свисающая с кронштейна на стене, озаряла золотистым светом лицо вошедшего. Он снял шляпу и легко тряхнул волнистыми седеющими волосами. Сухое и худое лицо его казалось почти изможденным, пронзительный взгляд отличался твердостью закаленной стали, а загорелая до шоколадного цвета кожа мало гармонировала с местным климатом.

— Вы Джеймс Рише? — резко спросил он.

Элегантный молодой человек чуть наклонил голову.

— К вашим услугам.

— Проводите меня к аббату Донегалю. Он ожидает меня.

Рише пребывал в нерешительности. Посетитель нервным порывистым движением извлек откуда-то из-под пальто визитную карточку и вручил ее молодому человеку. Последний бросил на карточку быстрый взгляд, поклонился еще раз, почти по-восточному вежливо, и указал на открытую дверцу лифта.

Несколькими минутами позже Рише объявил бархатным голосом:

— Федеральный агент Пятьдесят Шесть.

Посетитель вошел в мягко освещенный кабинет, расположенный, судя по виду из окон, на самом верху высокой башни. Из-за заваленного книгами и бумагами стола поднялся единственный находившийся в кабинете человек. Мистер Рише снова поклонился на свой странный манер и ретировался, закрыв за собой дверь. Федеральный агент Пятьдесят Шесть небрежно скинул мокрое пальто прямо на пол и бросил сверху шляпу. Гость оказался высоким худощавым мужчиной в поношенном костюме из твида. Он шагнул с протянутой вперед рукой к хозяину кабинета — хрупкого телосложения священнику с сухим, заостренным лицом аскета, характерным для уроженцев Южной Ирландии, и густыми седеющими волосами. Он производил впечатление веселого и доброго человека со здоровым чувством юмора, но сегодня вечером в ясных глазах его застыло странное тревожное выражение.

— Благодарение Господу, святой отец! Вижу, с вами все в порядке.

— Божьими молитвами, сын мой. — Священник взглянул на визитку, положенную Рише на стол, и одновременно пожал протянутую руку гостя. — Я самым естественным образом приготовился к возможным неприятностям, но последние события…

Вновь прибывший пристально взглянул в глаза священнику, не выпуская его руки из своей, и быстро проговорил:

— Вы не все знаете.

— Этот арест…

— Это необходимость, поверьте. Я преодолел семьсот миль по воздуху с той минуты, как вы прервали на середине свое сегодняшнее обращение по радио.

Он резко повернулся и принялся расхаживать взад-вперед по заставленному книжными шкафами кабинету с масляными холстами, изображавшими библейские сюжеты, на стенах — несколько неуместными в просторном строгом офисе. Вытащив из кармана пиджака потемневшую от долгого употребления трубку из верескового корня, посетитель начал набивать ее табаком из кисета, по всей видимости столь же древнего, как и трубка. Аббат Донегаль бессильно опустился в кресло, взъерошил пальцами густые волосы и сказал:

— Прежде чем продолжить разговор, я хочу попросить вас об одной любезности. Трудно беседовать с человеком, не зная его имени.

Он взглянул на визитку на столе. На ней значилось: «Федеральный агент Пятьдесят Шесть». В правом нижнем углу стояла подпись президента США.

Федеральный агент Пятьдесят Шесть улыбнулся мимолетной искренней улыбкой, на миг сделавшей его значительно моложе.

— Согласен с вами, — отрывистой скороговоркой произнес он. — Смит — вполне обычное имя. Предположим, меня зовут Смит.

Снежный ветер завывал все громче за стенами башни — словно сонмы стенающих демонов просили впустить их. Густая завеса снега за незашторенными окнами скрывала от взгляда далекие огни фонарей. Сэр Патрик Донегаль зажег сигарету. Руки его слегка дрожали.

— Мистер Смит, если вам известно, что на самом деле произошло сегодня вечером, то скажите мне, ради Бога! — его густой мелодичный голос истинного оратора звучал сейчас тихо, почти невнятно. — На меня обрушился поток телеграмм и телефонных звонков, но согласно вашей инструкции… или… — он бросил взгляд на безостановочно расхаживавшего взад-вперед человека, — или приказу… я не отвечал ни на первые, ни на вторые.

Смит остановился на мгновение и, не выпуская из зубов трубки, взглянул на священника сверху вниз.

— После обморока вас привезли сразу сюда?

— Да. Меня хотели отвезти домой, но, следуя загадочным инструкциям из Вашингтона, привезли в результате сюда. Я очнулся в спальне, смежной с этим кабинетом.

— И последнее, что вы помните?

— Как я стою перед микрофоном с текстом выступления в руке.

— Понятно. — Смит снова начал расхаживать взад-вперед. — Если мне не изменяет память, последние ваши слова звучали так: «Но даже если Конституция останется неизменной, даже если мы удовлетворимся простой видимостью свободы, в этой стране будет существовать одно Зло, которое необходимо истребить, вырвать с корнем, полностью уничтожить… » Затем наступила тишина, потом послышались чьи-то приглушенные голоса, и, наконец, последовало объявление о том, что внезапно вам стало плохо. Святой отец, вы помните что-нибудь, кроме этого?

— Пожалуй, нет, — слабым голосом ответил священник, положив ладонь на лоб и изо всех сил пытаясь сосредоточиться. — Я начал терять контроль над собой еще незадолго до выступления. Я испытывал в высшей степени странные ощущения: все не мог собраться с мыслями, и мне казалось, что помещение радиостудии то сужается, то расширяется перед моим взором. В какой-то миг потолок вдруг потемнел и начал опускаться на меня. В другой момент мне привиделось вдруг, что я стою в основании бесконечно высокой башни. — Голос аббата постепенно окреп, и ирландский акцент стал более заметен. — Вслед за этими ужасными ощущениями наступило полное оцепенение ума и тела. И больше я ничего не помню.

— Кто ухаживал за вами? — резко спросил Смит.

— Мой собственный лечащий врач — доктор Рейли.

— Никто, кроме доктора, вашего секретаря — мистера Роше и, вероятно, вашего шофера, не входил сюда?

— Никто, мистер Смит. Как мне дали понять, таков был приказ авторитетных лиц, поступивший буквально через несколько минут после происшествия.

Смит остановился у стола напротив аббата и несколько мгновений пристально смотрел на собеседника.

— Вашу рукопись так и не нашли? — медленно спросил он наконец.

— К сожалению, нет. Ее, наверное, забыли в радиостудии.

— Напротив, наверняка не забыли, — сурово отрезал Смит. — Помещение студии обыскали самым тщательным образом знатоки своего дела. Нет, святой отец, вашей рукописи там нет. Я должен знать ее содержание — и источник поступившей к вам информации, ныне бесследно пропавшей.

Яростный порыв ветра сотряс Башню Тернового Венца и злобно завыл за стенами комнаты, в которой двое мужчин пытались найти решение проблемы, призванное повлиять на судьбу целой нации. Священник, куривший быстро и жадно, зажег следующую сигарету.

— Я не могу понять, — произнес он, и теперь в его голосе зазвучали нотки привычной уверенности и властности. — Не могу понять, почему вы придаете такое значение моим заметкам к последнему выступлению и почему мое неожиданное заболевание — естественным образом волнующее меня лично — вдруг так встревожило федеральные власти и вынудило их к таким странным действиям. — Священник откинулся на спинку кресла и взглянул в напряженное загорелое лицо собеседника. — Ведь по сути дела я нахожусь сейчас под арестом. А это, смею заметить, просто невыносимо. Я жду ваших объяснений, мистер Смит.

Смит подался вперед, оперся нервными, бронзовыми от загара руками на стол и пристально взглянул в поднятые на него внимательные глаза.

— С каким предупреждением хотели вы обратиться к народу? — осведомился он. — Что за Зло необходимо вырвать с корнем и уничтожить полностью?

После этих слов выражение лица аббата заметно изменилось. Казалось, он смутно вспомнил о чем-то, о чем хотел бы забыть навсегда. Он снова взъерошил волосы, теперь почти в смятении, и очень тихо произнес:

— Да поможет мне Бог. Я не знаю.

Внезапно аббат резко поднялся с места. Взгляд его стал безумным.

— Я не могу вспомнить. У меня полный провал памяти — во всем, что касается моего выступления. Должно быть, мой мозг поражен каким-то недугом. Доктор Рейли, думаю, придерживается такого же мнения — хоть он и молчит.

— Ничего подобного, — отрезал Смит. — Но рукопись необходимо найти. Это вопрос жизни и смерти.

Вдруг он умолк и как будто начал прислушиваться к вою ветра. Потом, не обращая внимания на священника, стремительно прыгнул через комнату и распахнул дверь настежь.

На пороге застыл в поклоне мистер Рише.

 

ГЛАВА II

ГОЛОВА КИТАЙЦА

В комнате с затейливо расписанным потолком, приличествующем скорее своду минарета, за длинным узким столом сидела странная фигура.

Янтарно-желтый свет лился в комнату через четыре высоких готических окна, расположенных так высоко, что выглянуть из них мог только великан. Плотного телосложения человек, на вид лет шестидесяти семидесяти, с великолепной гривой белоснежных волос был одет в ветхий шерстяной халат. На длинных нервных пальцах импозантного старика желтели пятна никотина, поскольку он беспрестанно курил египетские сигареты. Последние лежали рядом в раскрытой коробке, и он зажигал их одну от другой — и курил, курил, курил без остановки.

На столе перед седовласым человеком стояли семь телефонов, которые не бездействовали ни минуты. Когда два аппарата звонили одновременно, курильщик прикладывал одну трубку к правому, другую — к левому уху. Он никак не реагировал вслух на поступающие сообщения и не делал никаких записей.

Во время коротких перерывов человек занимался делом, в котором сторонний наблюдатель мог предположить его подлинное призвание. На большом деревянном постаменте лежал ком глины, а рядом — орудия труда скульптора. Этот необычный старик, огромный выпуклый лоб которого свидетельствовал о могучем интеллекте, трудился, создавая слепок лица какого-то странного китайца.

В одну из редких минут передышки, когда скульптор осторожно вылепливал аристократический нос глиняной головы, вдруг послышался приглушенный звон, янтарный свет померк в четырех окнах, и комната погрузилась в кромешную тьму.

Несколько мгновений стояла полная тишина. В темноте мерцал огонек сигареты. Затем раздался незабываемый голос — странно гортанный, но произносящий все слова с предельной отчетливостью.

— Вы получили последнее донесение с Восьмой базы?

Старик за столом ответил с немецким акцентом:

— Человек, известный как федеральный агент Пятьдесят Шесть, прибыл на радиостудию в двадцать минут первого. В только что полученном от номера Тридцать Восемь донесении говорится, что упомянутый агент в сопровождении капитана Марка Хэпберна из войск медицинской службы США и еще девятерых человек прибыл в Башню Тернового Венца в двенадцать часов тридцать две минуты — в дополнение к уже находившимся там представителям федеральных властей. В последний раз агент Пятьдесят Шесть упоминался в донесении в связи с его разговором с аббатом Донегалем. Содержание разговора осталось неизвестным. Более никаких новостей не поступало.

— Номер, отвечающий за рукопись?

— Он еще не представил рапорт.

— Когда получено последнее донесение от номеров с Уивер-фарм?

— В одиннадцать ноль семь. Орвин Прескотт по-прежнему живет там в уединении. Его планы, касающиеся дебатов в Карнеги-холле, остались прежними. Это сообщение от номера Тридцать Пять.

Вновь раздался приглушенный звон. Янтарный свет вновь вспыхнул за окнами — и скульптор с видимым удовольствием вернулся к своему занятию.

 

ГЛАВА III

НАД МЕТЕЛЬЮ

1

В кабинете сэра Патрика Донегаля на верхнем этаже Башни Тернового Венца Джеймс Рише стоял лицом к лицу с федеральным агентом Пятьдесят Шесть. У молодого человека явно поубавилось вкрадчивой учтивости.

— Ваше неожиданное появление, мистер Рише… вполне естественно, — произнес Смит, холодно глядя на секретаря. — Оно очень кстати. Давайте-ка вспомним ваши показания. Согласно вашим словам — к несчастью, аббат не помнит этого, — определенный материал для заключительной части обращения он получил в этом самом кабинете рано утром в субботу во время личной беседы с доктором Орвином Прескоттом.

— Полагаю, так. Хотя я при беседе не присутствовал.

В поведении Рише чувствовалась некоторая напряженность, и в голосе его слышалась легкая нервная дрожь.

— Как кандидат в президенты доктор Прескотт, несомненно, по политическим соображениям не мог обнародовать факты самолично. — Смит повернулся к аббату. — Святой отец, вы всегда имеете обыкновение готовить тексты ваших проповедей и речей в этом кабинете и отдавать их на просмотр мистеру Рише?

— Именно так.

— Ситуация проясняется. — Агент повернулся к Рише и продолжал: — Пожалуй, можно предположить, что последняя часть обращения — так и не прочитанная — была написана сэром Патриком от руки. Вы сами, насколько я понял, перепечатали первые страницы обращения.

— Да. Я показывал вам копию.

— Совершенно верно, — отрывисто согласился Смит. — Последний абзац кончался словами: «… вырвать с корнем и уничтожить полностью… »

— На этом текст обрывался. Аббат намеревался закончить рукопись позже. Он так и сделал. Ибо на пути в радиостудию сказал мне, что дописал текст обращения.

— А после… приступа?

— Я вернулся в студию немедленно. Но рукописи на столе не нашел.

— Спасибо. Все совершенно ясно. Не смеем больше вас задерживать.

Обливающийся холодным потом от нервного напряжения секретарь вышел и бесшумно прикрыл за собой дверь. Аббат Донегаль посмотрел на Смита почти жалобно.

— Я никогда не предполагал, что окажусь вдруг таким беспомощным. Представьте себе: я не помню ровным счетом ничего о беседе с доктором Прескоттом. Смутно помню лишь ужасный момент, когда очутился перед микрофоном и обнаружил, что умственные и физические силы покидают меня — а все происшествия, имевшие место в течение предыдущих сорока восьми часов, начисто выпали из моей памяти. Все же, кажется, Прескотт действительно был здесь и дал мне какую-то жизненно важную информацию. Но о чем? Силы небесные! — Священник в возбуждении вскочил с кресла. — О чем? Вы действительно полагаете, что я стал жертвой не собственного слабого здоровья, а чьей-то злой воли, которая пыталась воспрепятствовать распространению означенной информации?

— Не просто пыталась, святой отец, — прервал собеседника Смит. — Но добилась успеха! Вам вообще повезло, что вы остались живы.

— Но кто мог сделать это и каким образом?

— На первый вопрос я могу ответить. На второй, вероятно, смогу ответить, когда найдется пропавшая рукопись. Возможно, она уничтожена. У нас есть один шанс из тысячи. Сведениями о местонахождении доктора Прескотта мы обязаны телефонному звонку, который, к счастью, приняли лично вы.

— Почему вы говорите «к счастью»? Надеюсь, мистер Рише находится вне подозрений?

— Как долго он работает у вас? — осведомился Смит.

— Почти год.

— Его национальность?

— Американец.

— Я имею в виду происхождение.

— Не могу сказать.

— В нем чувствуется какая-то цветная кровь. Не могу понять, какая именно. Но ясно одно: доктор Прескотт находится в опасности. И вы тоже.

Аббат остановил безостановочно расхаживающего по кабинету Смита, положив ему руку на плечо.

— Но к власти стремится еще только один человек, мистер Смит. Это Харвей Брэгг. Не могу поверить, что он… Вы же не обвиняете Харвея Брэгга?

— Харвей Брэгг! — Смит презрительно рассмеялся. — Известный в народе под прозвищем Синяя Борода? Мой дорогой сэр Патрик, Харвей Брэгг — это маленькая пешка в большой игре!

— И все же он может стать президентом. Или диктатором.

Смит обернулся и устремил пронзительный взгляд на священника.

— Он почти наверняка станет диктатором.

Только дикое завывание ветра нарушало молчание, наступившее за этими словами. «Он почти наверняка станет диктатором».

Затем священник, подобно Петру Отшельнику, зажигавшему ораторским пылом сердца людей, обрел дар речи и спросил очень тихо:

— Почему вы говорите, что он будет диктатором наверняка?

— Я сказал «почти наверняка». Его боевой клич «Америка для каждого человека — и каждый человек для Америки» подобно огненному кресту летит над страной. Вы понимаете, что в своей предвыборной речи Брэгг дал заведомо невыполнимые обещания?

— Он пытается выполнить их! Его банк ворочает огромными деньгами!

— Вот именно! А у вас, святой отец, не возникало каких-либо сомнений касательно происхождения этих денег?

На краткий миг странное напряженное выражение появилось в глазах аббата. Какое-то смутное воспоминание встревожило его и тут же ускользнуло из сознания.

— Никаких, — устало ответил он. — Но сегодня у него больше последователей, чем у меня. Как духовное лицо, не пытаясь отыскать для себя выгоды, я старался — видит Бог, отчаянно старался! — вразумить и наставить на путь истинный людей. Всеобщая механизация превратила людей в безумцев. По мере того как машины подбираются все ближе и ближе к области чудесного, а наука взбирается все выше и выше — человек опускается все ниже и ниже. В один прекрасный день, когда машины достигнут звезд, дух человеческий низвергнется в первобытные джунгли.

Священник бессильно упал в кресло.

Смит оперся худой загорелой рукой о стол и наклонился к лицу собеседника.

— Харвей Брэгг — настоящий сын своего века, — напряженно проговорил он. — И за его спиной стоит одна могущественная личность! Я шел по следам этого человека из Европы в Азию, из Азии в Южную Америку и из Южной в Северную. Объединенные силы трех европейских держав и Соединенных Штатов пытались преградить путь этому человеку. Но он здесь! И раскол политических сил в этой стране он хочет использовать в своих целях!

— Как его имя, мистер Смит?

— В ваших интересах, святой отец, не знать его… до поры до времени.

Аббат выдержал пронзительный взгляд сверкающих глаз и кивнул головой, увидев искренность во взоре собеседника.

— Понимаю вас, мистер Смит. Церковь учит нас понимать людей без лишних слов. Вы не частный сыщик, нанятый президентом, и вас зовут не «мистер Смит». Но, думаю, мы с вами понимаем друг друга… Значит, вы говорите, что этот человек, кем бы он ни был, стоит за спиной Харвея Брэгга?

— Я говорю лишь одно: оставайтесь здесь, в стенах своей башни, до тех пор, пока не получите новых указаний от меня!

— Оставаться здесь пленником?

Патрик Донегаль резко поднялся с кресла — с видом неожиданно агрессивным и раздраженным.

— Да, пленником. Я говорю, святой отец, со всем уважением. У меня есть определенные полномочия.

— Полномочия могут быть даны вам конгрессом или лично президентом. Но мой первый долг — служение Господу, а второй — служение государству. Завтра в восемь часов утра я буду служить мессу.

Несколько мгновений они пристально смотрели друг на друга — затем Смит твердо сказал:

— Бывают времена, святой отец, когда у человека появляется долг еще более высокий, чем служение Господу.

— Но, друг мой, вы не можете заставить меня игнорировать мои непосредственные обязанности. Я не сомневаюсь в вашей искренности. Я никогда не встречал человека, более честного и компетентного. И не сомневаюсь в том, что мне действительно грозит опасность. Но в данном случае я сделал свой выбор.

Федеральный агент Пятьдесят Шесть на несколько долгих секунд задержал внимательный взгляд на священнике. Узкое лицо Смита казалось сейчас мрачнее прежнего. Потом он резко наклонился, поднял с пола кожаное пальто, шляпу и порывисто протянул руку аббату.

— Спокойной ночи, святой отец. Не стоит звонить. Я хочу спуститься сам — пусть это и займет чуть больше времени. Раз вы отказываетесь последовать моему совету, я оставлю вас в надежных руках.

— Я остаюсь в руках Бога, мистер Смит. Как и все мы.

2

На улице, за тяжелой бронзовой дверью с изображением Спасителя в терновом венце, продолжала бушевать королева Метель. В искаженное мукой лицо на двери огромными хлопьями летел снег — словно силы зла, правящие этой ночью, пытались оскорбить, унизить кроткого Учителя. Капитан Марк Хэпберн из войск медицинской службы США стоял у порога. Он мельком увидел желтоватое лицо Джеймса Рише, провожавшего гостя, и услышал его вкрадчивое: «Спокойной ночи, мистер Смит». Затем входная дверь закрылась, и ветер насмешливо захохотал и засвистел над Башней Тернового Венца.

За завесой снега смутно чернели фигуры охранников у машин.

— Послушайте, Хэпберн, — отрывисто проговорил Смит, — вот адрес: Уивер-фарм, Уинстон, штат Коннектикут. Позвоните туда и предупредите доктора Орвина Прескотта, чтобы он не отлучался из дому до моего прибытия. Мы должны отправиться туда как можно быстрее. Здесь следует выставить охрану. Лететь сегодня бесполезно. Остается специальный поезд до Кливленда. Пусть там нас ожидает самолет. Пилот должен найти взлетную площадку в пределах досягаемости от Уивер-фарм. Если метель стихнет, организуйте специальный поезд до Буффало.

— Будет сделано.

— Следите за Джеймсом Рише. Посылайте ежечасные отчеты в штаб. Жизнь этого священника весьма ценна. Проследите, чтобы он находился под охраной днем и ночью. С этой самой минуты начинайте пристальное наблюдение за Башней. И задерживайте без колебаний всякого, кто попытается выйти отсюда ночью.

— Куда вы сейчас, шеф?

— Я хочу осмотреть дом аббата Патрика. Встретимся на станции.

 

ГЛАВА IV

МИССИС ЭДЕР

1

Марк Хэпберн вернулся к Башне сквозь слепящую метель. Полномочия его нового шефа, известного под именем просто «Федеральный агент Пятьдесят Шесть», производили сильное впечатление.

Все приказы федерального агента Пятьдесят Шесть исполнялись без промедления. В частности, они заключались в переводе на запасной путь курьерского поезда с ограниченным количеством мест и отправке военного самолета из Дэйтона на встречу специального поезда.

Капитан смутно догадывался, что речь идет о вещах куда более серьезных, нежели вопросы будущего президентства. Этот загадочный властный человек с раздражающе резкой манерой поведения не подчинялся Департаменту юстиции США и даже не являлся гражданином Америки. Однако правительство облекло его высокой властью. В каком-то смысле дело имело международное значение. Кроме всего прочего, Хэпберн проникся симпатией к федеральному агенту Пятьдесят Шесть.

А завоевать симпатию Марка Хэпберна было совсем не просто. Три поколения предков-квакеров заложили крепкий фундамент для характера капитана — и даже поэтическая струнка его души (наследство матери кельтского происхождения) принципиально не меняла дела. Единственный результат восстания против собственной природы — тонкий томик стихов «Зеленые лилии», написанных в годы студенчества, — навсегда остался для Хэпберна поводом к легкому стыду. Марк посвятил себя медицине, в которой видел свое истинное призвание. Затем он служил в армии и теперь — в Федеральном бюро расследований.

Во времена ожесточенной борьбы за власть в стране произошел уже не один случай отравления политических деятелей, а токсикология являлась областью особенно глубоких знаний Марка Хэпберна. Кроме того, в ФБР высоко ценился военный опыт капитана.

Метель окутывала Башню Тернового Венца белым саваном. Только самые верхние окна слабо светились во мраке. Бронзовая дверь оставалась закрытой.

Хэпберн выпрыгнул из автомобиля, и навстречу ему из белого тумана выступил Стейтон.

— Есть какие-нибудь сообщения, Стейтон? У меня в распоряжении всего десять минут.

— Никто не выходил, капитан, и поблизости никто не появлялся.

— Отлично. Вас сменят на рассвете. Распоряжайтесь здесь сами.

И Хэпберн растаял в снежном мраке.

Некая нотка в диком вое ветра — немой призыв, посланный, возможно, из освещенных окон под крышей Башни, — подсознательно встревожила капитана. Он сделал свою работу безукоризненно. Однако что-то было не в порядке.

Марк Хэпберн замер, поставив ногу на подножку автомобиля, и вгляделся в мерцающие за пеленой снега огни высоких окон. Потом повернулся и пошел обратно к Башне. Почти в тот же миг навстречу ему выступил из темноты бдительный охранник и пропустил, узнав начальника. Скоро капитан оказался перед самой дальней от бронзовой двери стеной здания. Здесь не было входа и поэтому не стояло охраны. Хэпберн внимательно огляделся. Меховой воротник его пальто был поднял, и ветер играл растрепанными черными волосами молодого человека.

Вдруг послышался некий звук, едва различимый в шуме и свисте метели: скрип открывающегося окна… Капитан плотно прижался к стене.

— Все спокойно. Счастливо…

Джеймс Рише!

Затем кто-то легко спрыгнул в снег рядом с Хэпберном. Окно закрылось. Капитан протянул длинную мускулистую руку, схватил неизвестного и… уставился сверху вниз в самые прекрасные из всех когда-либо виденных в жизни глаза!

Пленницей его оказалась молодая женщина среднего роста. Тоненькая и хрупкая, она производила впечатление высокой. От яростного ветра ее защищала норковая шубка, кудри цвета полированного красного дерева прикрывал баскский берет. На одной руке пленницы болталась кожаная сумка. Бедняжка была так напугана, что Хэпберн чувствовал, как бешено пульсирует жилка на сжатом его железными пальцами тонком запястье.

Внезапно он осознал, что молча смотрит в синие глаза и удивляется невиданной длине и густоте прекрасных ресниц… и тогда чувство долга (сей вечный бич предков-квакеров!) вернуло его к действительности. Хэпберн слегка ослабил хватку — не дав, впрочем, при этом пленнице никаких шансов вырваться.

— Так-так… — Его сухой бесстрастный голос не выдал абсолютно никаких эмоций. — Это интересно. Кто вы и куда направляетесь?

Голос капитана звучал холодно и безжалостно. Пальцы его сжимали руку девушки, подобно стальному обручу. Пленница перестала сопротивляться, и страх ее явно возрос. Теперь она тряслась всем телом. Но все-таки Хэпберн восхитился ее отвагой, ибо она отвечала ему с видом весьма решительным и уверенным.

— Меня зовут Эдер… миссис Эдер. Я работаю у аббата Донегаля и сегодня задержалась допоздна. Конечно, всем известно о нелепом приказе не покидать дом, но мне просто нужно идти по делам. Я не собираюсь выполнять этот дурацкий приказ. И настаиваю на том, чтобы меня отпустили домой!

— Где вы живете?

— Это вас не касается! — выпалила пленница, яростно сверкнув глазами. — Если вам хочется, позовите аббата. Он подтвердит мои слова.

Марк Хэпберн выдвинул вперед тяжелый квадратный подбородок. Его глубоко посаженные глаза могли выдержать не мигая любой взгляд.

— Я сделаю это позже при необходимости, — сказал он. — Но сначала…

— Сначала я замерзну до смерти! — возмущенно воскликнула девушка.

— Но сначала скажите: что у вас в сумке?

— Личные бумаги аббата Донегаля. Я работаю с ними у себя дома.

— В таком случае дайте мне их посмотреть.

— Не дам! Вы не имеете права приказывать мне. Я прошу вас связаться с аббатом!

Не разжимая пальцев, Хэпберн резким движением свободной руки выхватил сумку.

— Не хочу быть грубым, — сказал он. — Но в настоящее время моя работа важнее вашей. Через час или даже раньше бумаги вернут вам. Лейтенант Джонсон проводит вас домой.

Капитан повел пленницу к автомобилям с твердым решением устроить небольшой разнос упомянутому лейтенанту Джонсону за то, что тот не выставил пост под окном. Марк Хэпберн чувствовал себя несколько не в своей тарелке. Шедшая рядом девушка внесла первое настоящее смятение в его пуританскую жизнь: она казалась слишком прекрасной — и, согласно вере его далеких предков, являлась не чем иным, как орудием дьявола.

Пленница неохотно повиновалась: прошла десять, двенадцать, пятнадцать шагов. Потом вдруг стала упираться, пытаясь выдернуть руку из руки капитана.

— Пожалуйста, пожалуйста, ради Бога! Выслушайте меня!

Молодой человек остановился. Они стояли совершенно одни в снежной круговерти, хотя десять или двенадцать охранников окружали Башню Тернового Венца со всех сторон. В падающем из окна слабом желтом свете Марк Хэпберн увидел поднятое к нему по-колдовски прекрасное лицо.

Она улыбнулась, эта миссис Эдер, работающая у аббата Донегаля. Улыбнулась робкой жалобной улыбкой, которая в любой другой ситуации могла показаться проявлением утонченного, но, безусловно, невинного кокетства. Теперь же она свидетельствовала об отчаянной борьбе с подступающими к глазам слезами.

Несмотря на врожденную суровость, Марк Хэпберн почувствовал, как учащенно забилось его сердце.

«Возможно, некоторые мужчины восхищались этими губами, — подумалось ему, — мечтали об этой просительной улыбке… возможно, все отдали ради нее… »

Эта женщина казалась неожиданным откровением. Для Марка Хэпберна — подлинным открытием. К ирландцам он относился подозрительно. Поэтому до конца не верил в искренность Патрика Донегаля. Миссис Эдер окружало мистическое гало, которое всегда выдает, но одновременно и защищает людей кельтского происхождения. Он не верил в этот мистицизм, однако не мог противостоять его коварному обаянию. Мысль о том, чтобы причинить девушке боль, внушала ему отвращение. Он вдруг представил свою пленницу прекрасным беспомощным мотыльком, вынесенным свирепым порывом ветра из какой-нибудь зеленой лощины, где по-прежнему прячутся в кустах прелестные феи и цветет трилистник.

Внезапно воспоминание о «Зеленых лилиях» показалось ему приятным и далеко не постыдным. На некий волшебный миг миссис Эдер помогла капитану воскресить в душе давно забытые настроения. Здесь, посреди бушующей снежной стихии, в обществе очаровательной молодой женщины, вызывающей, впрочем, инстинктивное недоверие, как и все имеющее отношение к Риму…

Именно последняя мысль — о Риме — вернула молодого человека к действительности. Здесь крылся какой-то заговор.

— Я не прошу вас, я умоляю вернуть мне бумаги и отпустить домой. Я обещаю вам найти вас завтра — если вы скажете, где искать, — и ответить на все интересующие вас вопросы.

Хэпберн не взглянул на девушку. Тени предков-квакеров тесно окружили его со всех сторон. Он угрюмо выдвинул вперед тяжелую челюсть и хрипло произнес:

— Лейтенант Джонсон проводит вас домой и вернет сумку, как только я удостоверюсь в том, что содержимое ее таково, как вы утверждаете.

2

В залитой янтарным светом комнате, где старик с выпуклым мощным лбом лепил голову зловещего китайца, зазвонил один из семи телефонов. Скульптор отложил в сторону инструмент, которым работал в данный момент, и поднял трубку.

— Это номер Двенадцать, — раздался в трубке женский голос, — говорит с Восьмой базы. В соответствии с приказом мне удалось бежать из Башни Тернового Венца. К несчастью, выпрыгнув из окна, я попала в руки федерального агента — имя его мне неизвестно. Под охраной лейтенанта Джонсона я направилась по первому пришедшему мне в голову адресу, якобы домашнему. Машина ФБР ехала за мной. Сильный снегопад сыграл мне на руку. Я сумела оторваться от автомобиля преследователя. К сожалению, федеральному агенту удалось изъять у меня сумку с рукописью. Больше докладывать нечего. Остаюсь здесь в ожидании дальнейших указаний.

Скульптор положил трубку на место и вернулся к работе. Потом он дважды отвлекался от своего занятия — принимая один звонок из Калифорнии и один из Нью-Йорка. Старик не делал никаких записей. И не отвечал звонившим людям. Он просто занимался своим на первый взгляд бесконечным делом: постоянно сминал и смазывал то ухо, то надбровную дугу глиняной головы и спокойно вылепливал их снова.

Раздался звон, в помещении погас свет, и в темноте прозвучал незабываемый гортанный голос:

— Дайте мне последнее донесение о выступлении Харвея Брэгга на стадионе «Голливуд».

— Последнее донесение получено один час семнадцать минут назад, — ответствовал голос с немецким акцентом, и огонек сигареты замерцал во тьме. — В десять двенадцать по тихоокеанскому времени. На стадионе собралось двенадцать тысяч человек, как уже докладывалось ранее. Лозунг Харвея Брэгга «Америка для каждого человека — и каждый человек для Америки» был принят с энтузиазмом. Его обещание — до сих пор им всегда выполнявшееся — в случае нужды дать через свой офис работу любому добропорядочному гражданину вызвало бурю восторга. Рапорт о конце выступления на стадионе «Голливуд» еще не поступил. Докладывал номер Сорок Девять.

На некоторое время воцарилась тишина — столь глубокая, что в ней отчетливо слышалось потрескивание горящего табака египетской сигареты.

— Донесение от номера Двенадцать, — старик бросил взгляд на электрические часы на столе, — поступило в два часа пять минут пополуночи.

И слово в слово этот обладающий феноменальной памятью человек пересказал донесение, полученное с Восьмой базы.

Послышался слабый звон, и комната вновь осветилась. Скульптор взял свой инструмент и вернулся к работе.

 

ГЛАВА V

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПОЕЗД

Курьерский поезд медленно двигался сквозь густую пелену снегопада.

— Они не посмеют пустить нас под откос, Хэпберн! — Федеральный агент Пятьдесят Шесть угрюмо улыбнулся и похлопал по сумке миссис Эдер. — Это наша защита. Но может быть предпринята попытка другого рода.

В отдельном вагоне Смит сидел напротив Хэпберна. Семеро человек из отряда, охранявшего Башню Тернового Венца, расположились в креслах вокруг них. Одни молча курили, другие тихо переговаривались, а некоторые не курили и не говорили, а украдкой поглядывали на капитана Хэпберна и его таинственного начальника.

— Вы отлично сработали, Хэпберн, — сказал Смит. — Я хитростью заставил признаться этого Рише в том, что это, — он похлопал по сумке снова, — и есть материал, доставленный доктором Прескоттом аббату Донегалю.

— Перед отъездом я приказал арестовать Рише.

— Прекрасно.

Поезд с грохотом несся сквозь тьму. Смит подался вперед и положил руку на плечо Хэпберна.

— Врагу известно, что доктор Прескотт докопался до правды. Каким образом он докопался до нее, нам необходимо выяснить. Безусловно, Прескотт — человек блестящего интеллекта. Я боюсь, Хэпберн… боюсь…

Железными пальцами Смит сжал плечо подчиненного как тисками.

— Вы читали это… и ту часть, в которой отец Донегаль описывает происшествие. О том, каким образом ему помешали выступить по радио, я начинаю догадываться. И особенно заметьте следующее, Хэпберн: проглядывая машинописные тексты, принесенные Джеймсом Рише на проверку, сэр Патрик облизывал палец, когда перелистывал страницы. Такая у него привычка. Как, это кажется важным?

— Только не мне, — признался Хэпберн, ошеломленно глядя на собеседника.

— Ах! Подумайте же как следует! — бросил Смит и продолжал: — Я знаю, почему вы так удручены. Вы упустили женщину. Но ведь вы раздобыли то, что мы искали. Здесь сведения о крупной иностранной организации, имеющей целью захват власти над Америкой. Пусть миссис Эдер не беспокоит вас. Ее поимка — это всего лишь вопрос времени.

Марк Хэпберн опустил голову.

В сумке оказался полный текст обращения аббата Донегаля, на последней, пятой странице которого раскрывался тайный заговор: будучи осуществлен, он поставил бы США под власть некоей таинственной безымянной личности, в распоряжении которой находился, очевидно, не только огромный капитал, но и бесчисленное множество людей.

В свете этого открытия новый шеф, «Федеральный агент Пятьдесят Шесть», полностью доверился Хэпберну. Капитан подозревал и прежде — но теперь знал точно, — что в США разворачивается какая-то драма мировых масштабов. В душе простой человек, он был страшно поражен, узнав, что в это тяжелое для всего мира время попал под начало сэру Дэнизу Найланду Смиту, бывшему комиссару Скотланд-Ярда, пожалованному званием баронета за службу на благо не только Британской империи, но и всего человечества. И в момент непростительной слабости он упустил женщину, которая могла стать для следствия ниточкой, невидимой ниточкой, ведущей к неизвестной сильной личности, жаждущей господства над Соединенными Штатами.

Предчувствие близкой опасности охватило небольшое общество в вагоне. Марк Хэпберн не один видел, как злобная метель швыряла пригоршни снега в бронзовый лик. Среди семерых сопровождавших их с Найландом Смитом человек были члены древнего религиозного ордена, ведомые по жизни твердой рукой аббата Донегаля. И эти последние в особенности сомневались и колебались, пока поезд вез их неизвестно куда сквозь вьюжную ночь. Они не знали подоплеки происходящих событий, а неведение рождает страх. Они знали единственное: им вменялось в обязанность охранять капитана Хэпберна и федерального агента Пятьдесят Шесть.

Внезапно состав резко затормозил и все девять человек попадали с кресел. Найланд Смит молниеносно вскочил на ноги и вскричал:

— Хэпберн! Идите вперед с двумя людьми! Этот поезд может замедлить ход, но не должен остановиться ни в коем случае!

Марк Хэпберн бросился вперед, на бегу хлопнув по плечу двоих из семи охранников. Они последовали за ним. Сквозь плотную снежную пелену через боковые окна все отчетливо увидели яркую вспышку.

— Выключите свет! — приказал высокий раздраженный голос. В дверях появился проводник, и вагон погрузился во тьму. За белой завесой снега полыхнула еще одна вспышка. Федеральный агент Пятьдесят Шесть подобрался на четвереньках к окну и выглянул наружу.

— Вы видите?! — вскричал он и схватил за руку скрючившегося рядом человека. — Видите?!

Поезд набирал скорость — очевидно, в результате приказа Хэпберна — и теперь мчался мимо отряда пулеметчиков, цепочкой растянувшегося вдоль железнодорожного полотна.

Специальный курьерский стремительно мчался сквозь тьму, когда Хэпберн вернулся в вагон. Он улыбнулся своей скупой улыбкой. Федеральный агент Пятьдесят Шесть поднялся на ноги и повернулся к подчиненному.

— Этот поезд не остановится больше до самого Кливленда, — спокойно произнес Хэпберн.

 

ГЛАВА VI

НА УИВЕР-ФАРМ

— Что это? — хриплым голосом спросил Найланд Смит.

Автомобиль остановился. Впереди чернел лес, окружающий Уивер-фарм. Уже сгустилась ночь, и, хотя вьюга утихла, мрачный снежный пейзаж внушал смутный ужас.

Среди деревьев мелькали неясные тени и огни фонарей и факелов!

Смит выпрыгнул из машины на едва заметную под снежным покровом дорогу. Марк последовал за начальником. Оба устремились к лесу и скоро наткнулись на человека, который рыскал с фонарем среди посеребренных морозом кустов.

— Что случилось? — задыхаясь, спросил Смит. Человек — судя по выправке, бывший военный — заколебался. Некоторое время он стоял с высоко поднятым фонарем в руке, пристально вглядываясь в незнакомца. Однако властные манеры Смита произвели на него должное впечатление.

— Мы из ФБР, — сказал Марк Хэпберн. — Что здесь происходит?

— Доктор Орвин Прескотт исчез.

Найланд Смит вцепился в плечо Хэпберна дрожащими пальцами.

— Боже мой! — прошептал он. — Мы опоздали!

Сжав кулаки, Смит бросился назад к машине. Марк Хэпберн обменялся несколькими словами с бывшим военным и устремился вслед за начальником.

Разбушевавшаяся метель вынудила их направиться поездом в Буффало. Из-за сильного снегопада самолет вынужден был сесть в двадцати милях от условленного места в Буффало. Смит и Хэпберн получили плохие новости от лейтенанта Джонсона.

После дерзкого побега миссис Эдер исчез и Джеймс Рише, которого Марк Хэпберн приказал арестовать…

И теперь они с трудом продвигались по занесенной снегом дороге к Уивер-фарм — белому особняку с зелеными ставнями, стоящему на отшибе. Современник колониальной Новой Англии, сей аванпост прогресса вырос там, возведенный руками белых людей, в те дни, когда индейцы еще охотились и рыбачили в лесах и обменивали оленину и тростниковый сахар на бусы. Последующие поколения перестраивали его на современный лад, и сегодня это был комфортабельный дом двадцатого века со всеми возможными удобствами.

Входная дверь была распахнута настежь, и в прекрасно обставленном вестибюле высокий, необычайно худой человек разговаривал с маленькой седоволосой старушкой. Человек держал в руке шляпу с очень широкими полями и постоянно притопывал ногами, стряхивая снег с ботинок. Выражение его лица казалось мрачным и официальным. На верхней лестничной площадке в полумраке толпились взволнованные слуги. Страх и тревога царили сейчас в этом — по-видимому, обычно спокойном — доме.

Седоволосая леди нервно вздрогнула, когда Марк Хэпберн шагнул через порог.

— Я капитан Хэпберн, — представился он. — Полагаю, вы ожидаете моего прибытия. Вы мисс Лэкин?

— Хорошо, что вы приехали, капитан Хэпберн! — Пожилая леди испуганно улыбнулась и протянула гостю пухлую, но изящную руку. — Я Эльза Фрейн, подруга и компаньонка Сары Лэкин.

— Боюсь, мы прибыли слишком поздно, — сказал Хэпберн. — Это федеральный офицер Смит. Мы встретили на нашем пути всевозможные препятствия.

— Мисс Фрейн, — заговорил Смит по обыкновению отрывисто и четко. — Мне нужно позвонить. Где телефон?

Мисс Фрейн, внезапно почувствовавшая себя совершенно непринужденно с этими странными ночными гостями, слабо улыбнулась.

— Очень жаль, мистер Смит, но несколько часов назад телефонная связь прервалась.

— О черт… — пробормотал Смит и принялся нервно дергать себя за мочку левого уха (подобное автоматическое движение, по наблюдению Хэпберна, свидетельствовало о высшей степени его сосредоточенности). — Это многое объясняет. — Он огляделся по сторонам, и острый взгляд его остановился наконец на лице высокого худого человека.

— Кто вы?

— Я помощник шерифа Блэк, — последовал простой, но угрюмый ответ. — У меня был приказ охранять Уивер-фарм.

— Знаю. Это мой приказ — и хорошо же вы выполнили его.

Офицер местной полиции оскорбленно сверкнул глазами. Властные манеры этого федерального агента раздражали его.

И вообще помощник шерифа всегда крайне неодобрительно относился к вмешательству ФБР в дела местной полиции.

— Человек в силах только выполнять свой долг, мистер Смит, — сердито ответил он. — И я свой выполнил как следует. Доктор Прескотт незаметно выскользнул из дома после наступления темноты сегодня вечером. Никто его не видел. Никто не знает, зачем и куда он пошел. Могу добавить еще следующее: пусть за безопасность доктора Прескотта отвечал лично я — но здесь находятся также несколько людей из ФБР, и они знают о происшествии не больше меня.

— Где мисс Лэкин?

— На озере с поисковым отрядом.

— Сара такая смелая, — пролепетала мисс Фрейн. — Я не вышла бы сегодня ночью из дома ни за что на свете.

Марк Хэпберн повернулся к ней.

— А что, есть какие-то свидетельства того, что доктор Прескотт направился именно в ту сторону?

— Мистер Уолш, федеральный агент, прибывший два часа назад, обнаружил ведущие к озеру следы.

— Джон Уолш — наш человек, — сказал Хэпберн, поворачиваясь к Смиту. — Вы хотите провести осмотр дома, или мы пойдем к озеру?

Некоторое время Найланд Смит смотрел на мисс Фрейн неподвижным отсутствующим взглядом, а потом спросил:

— В какое точно время прервалась телефонная связь?

— В пять минут четвертого, — раздался угрюмый голос помощника шерифа, — Мои люди сейчас пытаются найти место повреждения кабеля.

— Кто последний видел доктора Прескотта?

— Сара, — ответила мисс Фрейн. — То есть насколько мы знаем.

— Где это произошло и чем он занимался в тот момент?

— Он писал письма в библиотеке.

— Эти письма были отправлены?

— Нет, мистер Смит. Они остались лежать на столе.

— К этому часу уже стемнело?

— Да. Доктор Прескотт… он кузен мисс Лэкин, как вам известно… зажег настольную лампу. Так мне сказала Сара.

— Лампа горела, когда я прибыл по вызову, — прорычал шериф Блэк.

— А когда именно вы прибыли? — спросил Смит.

— Через двадцать минут после того, как возникло подозрение, что доктор Прескотт ушел из дома.

— Где вы находились в момент вызова?

— На дороге. Принимал рапорты у постовых.

— Кто-нибудь трогал письма доктора Прескотта после того, как они были написаны?

— Никто не трогал, — ответила мисс Фрейн.

Найланд Смит повернулся к помощнику шерифа Блэку и отрывисто приказал:

— Проследите, чтобы никто не входил в библиотеку до моего возвращения. Я хочу осмотреть спальню доктора.

Помощник шерифа коротко кивнул и двинулся через вестибюль.

Но едва Найланд Смит успел повернуться к лестнице, как из ночной тьмы за распахнутой входной дверью раздался глубокий женский голос. Безжалостный ветер снова крепчал и тоскливо завывал над лесом, подобно призрачной стае волков. Хлопья снега влетали в вестибюль.

— Его похитили, мистер Уолш, потому что он слишком много знал. Его следы обрываются на берегу озера. Озеро покрыто льдом… но следов больше нет.

Теперь обладательница голоса вошла в дом в сопровождении двух мужчин с фонарем. Это была высокая, внушительного вида женщина с седеющими волосами, благородными чертами лица и глубоко посаженными горящими глазами. Она остановилась, обвела взглядом присутствующих и вопросительно улыбнулась. Один из двух мужчин отдал честь Хэпберну.

— Меня зовут Смит, — представился федеральный агент Пятьдесят Шесть. — А это капитан Хэпберн. Вы мисс Лэкин, кузина доктора Прескотта? В мои обязанности входило охранять доктора. Боюсь, я не справился со своими обязанностями.

— Я также боюсь. — Женщина смотрела на него твердым взглядом прекрасных серьезных глаз. — Орвин пропал. Они похитили его. Он приехал сюда в поисках покоя и безопасности. Он всегда приезжал сюда перед важными общественными мероприятиями. Очень скоро в Карнеги-холле должны состояться его дебаты с Харвеем Брэггом. — (Она производила сильное впечатление, эта великосветская дама Старой Америки.) — Он узнал что-то, мистер Смит, — видит Бог, как бы я хотела знать, что именно! — и эти сведения помогли бы ему загнать Синюю Бороду обратно в глухие леса навсегда.

— Да, он узнал что-то, — угрюмо подтвердил Смит. Он протянул руку и крепко пожал локоть мисс Лэкин. В первый миг дама показалась ошеломленной (этот порывистый нервный человек внушал испуг!), но потом взглянула в его проницательные глаза и улыбнулась неожиданно доверчиво.

— Не отчаивайтесь, мисс Лэкин. Еще не все потеряно. Есть и другие, которые знают то, что стало известно доктору Прескотту…

В этот миг где-то вдалеке раздался телефонный звонок!

Помощник шерифа появился в дверном проеме справа от входа.

— Все ли телефонные звонки перехватываются, как было приказано? — резко спросил Смит.

— Да.

— Кто звонил?

— Не знаю, — ответил помощник шерифа. — Но кто-то спрашивает сэра Найланда Смита.

Блэк переводил изумленный взгляд с одного лица на другое. Найланд Смит пристально посмотрел на мисс Лэкин, мрачно улыбнулся и направился в библиотеку — длинное помещение с низким потолком и огромным камином в торцевой стене. Телефон стоял на столике рядом с камином.

Кто-то закрыл дверь библиотеки за спиной Смита, и в уютном помещении воцарилась внезапная тишина, нарушаемая лишь потрескиванием дров в камине. На пороге стояла Сара Лэкин и смотрела серьезными спокойными глазами на Смита. Из-за плеча ее выглядывал Марк Хэпберн.

— Слушаю, — резко произнес Смит в трубку. — Кто говорит?

Некоторое время невидимый собеседник молчал. Потом в трубке послышался голос:

— Неужели мне необходимо представляться вам, сэр Дэниз?

— Да, необходимо, доктор Фу Манчи! Но как это не похоже на вас: обнаруживать свое присутствие в самом начале игры! Вы находитесь на чужой территории сейчас. Как и я. Но на сей раз, доктор, клянусь небом, мы победим.

— Не верю, сэр Дэниз. Слишком многое поставлено на карту: судьба этой нации, возможно, всего мира… Поразительно, что еще находятся глупцы, которые не в силах оценить величие моих замыслов. По-моему, наш общий знакомый, доктор Прескотт, начисто лишен здравого смысла.

Найланд Смит повернул голову к двери и многозначительно кивнул Марку Хэпберну. Лицо его казалось изможденным и очень усталым.

— Поскольку в вашем распоряжении сейчас находится известная рукопись, полагаю, вы очень скоро узнаете, почему внезапно смолк голос аббата из Башни Тернового Венца. В интересах святого отца и в интересах доктора Прескотта советую вам как следует обдумать свой следующий шаг, сэр Дэниз…

Сердце Найланда Смита забилось чуть быстрей: Орвин Прескотт не умер!

— Красноречию аббата трудно противостоять… и я уважаю смелость. Но в один прекрасный день я, возможно, повторю слова вашего английского короля — кажется, Генриха Четвертого? — «Избавит ли кто меня от этого беспокойного священника?.. » И на мой зов откликнутся… и едва ли я пойду босиком каяться в грехах на могилу аббата.

Найланд Смит не ответил. Он сидел неподвижно и молча слушал.

— Мы вступаем в последнюю фазу борьбы, сэр Дэниз…

И гортанный голос смолк.

Смит бросил трубку на рычаг и вскочил на ноги.

— Связь прервалась! Быстро, Хэпберн! Ближайший телефон у соседей! Проверьте, откуда звонили, если сможете.

— Есть. — Марк Хэпберн выдвинул вперед челюсть и решительно застегнул пальто.

Сара Лэкин смотрела на Смита как зачарованная.

— И, черт возьми, Хэпберн! Вы любой ценой должны дозвониться до аббата Донегаля сегодня. Доктор Фу Манчи предупреждает только один раз…

 

ГЛАВА VII

БЕССОННЫЙ УГОЛОВНЫЙ МИР

1

Марк Хэпберн поставил крохотный пузырек очень редкого реактива на полку над головой, затем наклонился, припал глазом к окуляру микроскопа и некоторое время пристально рассматривал кусочек какой-то липкой бумаги под стеклом. Потом он выпрямился, потянулся и устало зевнул. Маленькая комната, в которой он находился, была оборудована под лабораторию. Тишину в ней нарушал лишь приглушенный гул, похожий на отдаленные раскаты грома.

Хэпберн зажег сигарету и подошел к окну. Приглушенный гул получил свое объяснение: то был шум транспорта на оживленных городских улицах.

Внизу лежали улицы ночного Нью-Йорка. Справа возносилось на головокружительную высоту к летящим грозовым облакам самое высокое здание в мире. Сверкали внизу то красные, то зеленые огни, слева ползла светящаяся гусеница поезда. Тысячи горящих окон складывались в геометрические прямоугольные узоры в темноте. Влажный густой туман не позволял увидеть отсюда факел, зажатый в высоко поднятой руке статуи Свободы.

Легкий шорох, раздавшийся в маленькой лаборатории на сороковом этаже небоскреба, заставил Хэпберна стремительно обернуться.

Он увидел перед собой смуглое нервное лицо Найланда Смита.

— Боже правый, сэр Дэниз! Вы двигаетесь тихо, как кошка…

— Я открыл дверь своим ключом…

— Вы напугали меня.

— Вы нашли это, Хэпберн? Нашли?

— Да.

— И что же? — Узкое лицо Смита, обрамленное высоко поднятым меховым воротником, радостно засветилось. — Отличная работа! Что же это?

— Не знаю… то есть не знаю происхождение этого вещества. Но подобный концентрат используется в некоторых племенах Верхней Амазонки. Мне случилось припомнить, что в Медицинской академии есть образец означенного вещества, и я попросил его на время для исследования. Оно обладает замечательными свойствами, но, несмотря на многочисленные исследования, никто из ученых так и не смог выявить его составные части и открыть способ приготовления.

— Оно называется каапи?

— Да.

— Я должен был сразу понять! — воскликнул Найланд Смит. — Он использовал каапи и раньше — и весьма успешно. Но должен поздравить вас, Хэпберн: воображение редко соседствует с точным научным знанием.

Он скинул тяжелое кожаное пальто и бросил его в кресло. Хэпберн удивленно взглянул на начальника и улыбнулся — по обыкновению медленно.

Найланд Смит был в полицейской форме!

— За мной следили до самого штаба, — пояснил Смит, заметив улыбку подчиненного. — Уверяю вас, на обратном пути за мной уже не следили. Я оставил фуражку (которая мне мала) в полицейской машине. Купил пальто — очень полезное при такой погоде — в большом магазине с несколькими выходами и вернулся сюда на такси.

Марк Хэпберн оперся о стол со стеклянным верхом и с отсутствующим видом уставился на федерального агента Пятьдесят Шесть.

— Они, вероятно, знают, что вы здесь, — тихо и бесстрастно проговорил он.

— Несомненно! Они знают, что я здесь. Но им лучше увидеть, что я здесь не остался.

Хэпберн ненадолго задержал взгляд на начальнике, потом кивнул.

— Вы думаете, тогда они выйдут на вас в открытую?

Найланд Смит резко вытянул руку и схватил Хэпберна за плечо.

— Слушайте. Едва ли вы забыли вооруженный отряд, пытавшийся перехватить специальный курьерский. Сегодня вечером я вышел на улицу через любезно предоставленную мне управлением дверь личного пользования. На углу Сорок Восьмой я заметил машину, набитую до отказа вооруженными людьми.

— Что?!

— Я ехал на такси, принадлежащем корпорации «Лотос кэбз»…

— Я знаю ее. Это крупнейшая в Штатах корпорация подобного рода.

— Она может не иметь никакого отношения к делу, Хэпберн. Но шофер такси был подкуплен противниками.

— Вы уверены?

— Совершенно уверен. Я сказал шоферу: «Жмите на газ. Я федеральный агент, и сейчас можно пренебречь правилами уличного движения! »

— И что он?

— Притворился, что выполняет приказ, но явно пытался ввести меня в заблуждение! И вот посреди переполненной транспортом улицы мне пришлось выпрыгивать из машины, бежать бегом до Шестой авеню и нанимать там другое такси.

Он замолчал и глубоко вздохнул. Затем извлек из кармана пальто потрепанный кисет и принялся набивать трубку.

— Эта ваша лаборатория несколько угнетает. Давайте перейдем в гостиную. — И Смит направился в смежную с лабораторией просторную комнату. Хэпберн последовал за ним.

— Оба мы должны исчезнуть! — на ходу бросил через плечо Найланд Смит, потом остановился и обернулся к подчиненному. И, встретив пронзительный взгляд холодных серых глаз, Хэпберн сразу понял, что коллега не шутит.

— Сейчас на кон поставлена самая большая ставка из всех, которые когда-либо разыгрывал человек: власть над США. К своей реально существующей организации, о численности которой можно лишь догадываться, доктор Фу Манчи присоединил еще в высшей степени полезный для осуществления его целей уголовный мир.

Набив трубку, Найланд Смит автоматически попытался сунуть кисет в карман форменного мундира и, не обнаружив оного, раздраженно швырнул кисет на кресло. Он взял с мраморной каминной полки спичечный коробок и зажег трубку. Затем, окутанный клубами дыма, повернулся к Хэпберну и продолжал по обыкновению резким, пронзительным голосом:

— Вы можете поймать и обезвредить главарей банд, но при этом преступные формирования не прекращают своего существования. Они по-прежнему боеспособны и готовы к действию — и ждут единственно лишь умного и умелого руководителя. И вот такой руководитель появился… и взял в свои руки командование преступными группировками. Наши жизни, Хэпберн, — Смит щелкнул пальцами, — не стоят таких усилий. Но давайте проанализируем ситуацию.

Яростно попыхивая трубкой, он принялся расхаживать взад-вперед.

— Рукопись незаконченного обращения аббата Донегаля была пропитана неким идентифицированным вами составом, точная химическая формула которого вам неизвестна. Привычка святого отца смачивать слюной палец, переворачивая страницы, — замеченная соглядатаем, коим наверняка является Джеймс Рише, сбежавший секретарь, — привела к тому, что сэр Патрик отравился, не успев сделать заявление, которое доктор Фу Манчи считал несвоевременным. Аббат может вспомнить, а может и не вспомнить содержание пяти последних страниц обращения — однако в его интересах и, полагаю, в интересах всей страны ему лучше некоторое время хранить молчание. Пока что он выходит из игры. Вам все ясно, Хэпберн?

— Да.

— Клеящее вещество на марках к конвертах, находящихся в распоряжении доктора Прескотта на Уивер-фарм, похоже, того же происхождения. Прескотт покинул особняк и направился к озеру. Безусловно, он находился под действием наркотика. Как показало недавнее расследование, его перенесли по берегу к северной оконечности озера и оттуда — к дороге, где преступников ожидала машина. Судя по недавно поступившим сведениям, машина эта достигла штаба противника сегодня же ночью. То есть она, несомненно, направлялась в сторону Нью-Йорка.

— У нас нет никакой информации о человеке, подменившем канцелярские принадлежности на Уивер-фарм, — прозвучал бесстрастный голос Хэпберна.

— В настоящий момент нет.

Найланд Смит стремительно подошел к одному из окон гостиной.

— Где-то там внизу, — он резко ткнул пальцем в окно, — может быть, где-то среди миллионов видных отсюда огней, спрятан Орвин Прескотт.

— Полагаю, вы правы.

— Я почти уверен! Именно Нью-Йорк, а не Вашингтон избрал Фу Манчи в качестве базы. Через завербованных агентов он вел здесь работу последние несколько месяцев. И другие агенты стекаются к нему. Только сегодня утром мне сообщили из Скотланд-Ярда, что один давно известный преступник в двадцатый раз ускользнул из расставленных полицией сетей и, вероятно, бежал в Нью-Йорк. И Прескотта наверняка доставили в штаб доктора Фу Манчи. Одному Богу известно, через какие испытания ему суждено пройти и перед каким выбором его поставят! Вполне вероятно, у доктора Прескотта вообще не будет никакого выбора!

Найланд Смит сжал кулаки и в отчаянии погрозил мириадам мерцающих огней ночного Нью-Йорка.

— Посмотрите! — вскричал он. — Вы видите? Туман рассеялся. Вот стоит статуя Свободы. Вы понимаете, во что превратится этот символ, если мы проиграем?

Безумный огонь погас в его глазах, и Смит снова зажал трубку в крепких, ослепительно белых зубах.

— Но мы не проиграем, сэр Дэниз, — ответил Хэпберн своим сухим немелодичным голосом.

— Спасибо, — произнес Найланд Смит и сжал плечо подчиненного. — Доктор Фу Манчи — китаец. Следовательно, в каком квартале Нью-Йорка он разместит свой штаб?

— В Китайском…

Найланд Смит весело рассмеялся.

— Именно так, мой друг.

2

В маленькой комнате, залитой янтарно-желтым светом, старик спокойно работал над скульптурным изображением головы зловещего китайца. Послышался отдаленный звон, и комната погрузилась во тьму, в которой светился только ярко-красный огонек египетской сигареты. В тишине раздался высокий гортанный голос.

— Меня интересует последнее донесение от номера, ведущего слежку за федеральным агентом Пятьдесят Шесть в Нью-Йорке.

— К настоящему времени от него поступило лишь одно донесение, — незамедлительно ответил скульптор. — Федеральный агент Пятьдесят Шесть занимает номер в отеле «Регал-Атениэн». Там же проживает федеральный агент Марк Хэпберн, который занят химическими исследованиями. В самом начале девятого федеральный агент Пятьдесят Шесть покинул здание через служебный вход и сел в одно из такси корпорации «Лотос». Водитель идущей по следу машины получил соответствующие инструкции, но Пятьдесят Шестой ускользнул от него на углу Сорок Восьмой и достиг Централ-стрит в восемь часов тридцать пять минут. В заключение отчета говорится: «Полагаю, он до сих пор находится в штабе полиции, поскольку никто не заметил, чтобы он выходил оттуда».

После нескольких секунд молчания гортанный голос продолжал:

— Информируйте меня немедленно о любом донесении от номера Тридцать Восемь, в данный момент едущего из Кливленда в Нью-Йорк.

Вновь зазвенел отдаленный колокольчик, и янтарно-желтый свет залил маленькое помещение с куполообразным потолком. Седоволосый скульптор зажмурил глаза, словно внезапный свет ослепил его, потом взял со стола очки в черепаховой оправе, неторопливо надел их. Бросил окурок в пепельницу и вернулся к своей бесконечной работе.

 

ГЛАВА VIII

ЧЕРНАЯ ШЛЯПА

1

Такси корпорации «Лотос» с броским кузовом кремового цвета и розовой полосой остановилось на углу Малбери и Байярд-стрит. Из автомобиля вышел пассажир: смуглый невысокий мужчина — очень грациозный и изящный — в сером плаще и мягкой черной шляпе. На мгновение он задержался у машины и расплатился с шофером, внимательно поглядывая в ту сторону, откуда только что приехал.

Потом он пересек Пэл-стрит и пошел в направлении Восточного квартала.

Водитель развернул машину, но затем сделал крюк по Мотт-стрит. Он остановился возле заведения By Кинга и вошел туда. Три минуты спустя он вышел из ресторана, сел в такси и уехал прочь.

Тем временем человек в черной шляпе продолжал двигаться к восточной окраине города. Моросил редкий дождик, и холодный ветер гулял по улочкам Китайского квартала. Мужчина ускорил шаги. Из витрин ресторанов и магазинов лился ярко-желтый свет, однако азиатское население района в этот час искало спасения от непогоды под крышами. В любом случае человека в черной шляпе мало интересовали редкие прохожие, пробегавшие мимо него под тонкими струями дождя. Он шел вперед свободным широким шагом — явно твердо уверенный в собственной безопасности.

Когда мужчина проходил мимо открытых дверей, ноздри ему щекотал особый запах курений и пряных приправ, характерный для этих мест. Китаец законопослушен. Его образ жизни отличается от западного, но своих законов он придерживается с истинно религиозным рвением. Только деревенский житель, впервые приехавший с экскурсией в город, мог усмотреть что-то таинственное на улицах, по которым торопливо шагал сейчас человек в черной шляпе. Даже помощник инспектора Грегори из полицейского участка, ответственного за порядок в Китайском квартале, не заметил ничего необычного во время обхода общественных заведений и частных лавочек.

Кроме внезапно воцарившегося загадочного молчания в ресторане By Кинга, где помощник инспектора остановился поболтать с добродушным хозяином и выяснить местонахождение некоего подданного Небесной империи, ничего в поведении азиатов не внушало ни малейшего подозрения. Но впечатление внезапно наступившей с его появлением тишины в зале могло оказаться и ложным. Во всяком случае в ресторане By Кинга располагался центр организации Хип Синг Тонг — и, следовательно, заведение это могло служить местом выяснения отношений между соперничающими китайскими сообществами.

Помощник инспектора все еще анализировал свои впечатления от посещения By Кинга, когда, завернув за угол, чуть не столкнулся с человеком в черной шляпе.

Тот шел против сильного ветра, подавшись всем телом вперед и низко наклонив голову. Полицейский же шагал, развернув плечи и выпрямив спину, ибо ветер подгонял его сзади. Затем, в считанные секунды, черная шляпа исчезла из виду. В голове полицейского мелькнула мысль, что лицо встречного пешехода было скрыто полями низко надвинутой на лоб шляпы. Это мог быть китаец — а страж закона в данный момент как раз разыскивал одного из них.

Он оглянулся.

Прохожий уже скрылся с глаз.

Это была особенно ненастная ночь, и Грегори добросовестно выполнил данный ему приказ. Он потащился под ледяным дождем докладывать начальству о результатах обхода. В его участок поступил секретный приказ, предписывающий всем полицейским разыскивать некоего очень старого китайца, известного в Лондоне под именем Сэм Пак, и ныне скорее всего находящегося в Нью-Йорке. Описание означенного лица живо запечатлелось в мозгу Грегори. Человек в черной шляпе не вызывал подозрений, ибо разыскиваемый Сэм Пак был очень стар. Помощник инспектора не мог понять, зачем полиции понадобился древний старик. Однако инстинктивное подозрение сослужило бы ему хорошую службу, прислушайся он к нему.

После столкновения с офицером полиции незнакомец в черной шляпе завернул за первый же угол и, украдкой пронаблюдав оттуда за поведением Грегори, продолжил свой путь. Последний пролегал мимо ресторана By Кинга до самого конца длинного здания. Здесь человек в черной шляпе остановился в тени глубокой ниши в стене и зажег сигарету, прикрывая огонек ладонью. Затем он вынул из кармана плаща листок бумаги с машинописным текстом, взглянул на него — и бросил настороженный взгляд налево и направо. Убедившись таким образом, что в числе редких прохожих недавно встреченного полицейского нет, он пошарил рукой по стене справа от себя и нажал на кнопку звонка.

Потом мужчина в черной шляпе снова настороженно огляделся. В его направлении двигался только один прохожий: легко и бесшумно ступающий азиат. Послышался тонкий скрип открываемой двери. Человек повернулся и шагнул за порог, пошарив по стене левой рукой, нашел кнопку и нажал ее. Дверь за ним закрылась. Подождав еще несколько мгновений, вошедший нашарил в темноте выключатель — и яркий свет залил узкий коридор, в котором он находился сейчас. В противоположном конце коридора была закрытая дверь со звонком. Человек в черной шляпе нажал на кнопку звонка семь раз — очень медленно…

2

Не успел помощник инспектора Грегори достичь конца квартала, как навстречу ему из-за пелены тумана и дождя выступил высокий худой человек в форме капитана армии Спасения, седоусый и в очках. Полицейский собирался пройти мимо, поскольку присутствие представителя армии Спасения в таких районах и в такое ненастье было явлением довольно обычным, однако высокий капитан решительно преградил ему путь и произнес:

— Извините за беспокойство, но мне кажется, вы — офицер полиции.

Грегори смерил незнакомца взглядом и кивнул.

— Совершенно верно. Чем могу быть полезен?

— Я разыскиваю провинившегося солдата, своевольного брата, впавшего в грех. Я видел его не более пяти минут назад, но отстал от него на углу Пэл-стрит. Он направлялся в эту сторону и, возможно, проходил мимо вас.

— Как он выглядит?

— Невысокого роста, в сером плаще и мягкой черной шляпе. У нас нет намерения наказывать его за проступок, но мой долг — догнать и вернуть его.

— Он прошел мимо меня минуты две назад, — резко ответил Грегори. — В чем заключается его проступок?

— Растрата общественных денег. Но спасти можно любую заблудшую душу!

В этом резком мрачном голосе звучали странные нотки экзальтации, которые инспектор Грегори слышал довольно часто и прежде, но никогда не мог с уверенностью определить, свидетельствуют ли они об истинной набожности или нет.

— Я пойду с вами, — коротко сказал он. — Я знаю, куда он завернул, и знаю всех жителей на той улице. Нам лучше поторопиться!

Они повернулись, поспешили назад и скоро подошли к расположенному в угловом здании квартала ресторану By Кинга, в который Грегори заходил совсем недавно. Они завернули за угол и на время оказались защищенными от порывов ледяного ветра.

— Он мог пойти к By Кингу, — сказал Грегори. Двое мужчин стояли на пустынной темной улице, где лишь из двух-трех окон на мокрый тротуар лился яркий свет. — Подождите здесь, я проверю.

Он толкнул дверь ресторана, и в ноздри его спутника ударил характерный острый запах, присущий любому китайскому кварталу в мире. Через полминуты полицейский вышел из двери и доложил:

— У By его не было. Очевидно, он зашел в следующее заведение — иначе зачем еще он направлялся сюда? Разве что просто прогуливался. Вам известно, есть ли у этого человека какие-нибудь знакомые среди азиатов?

— Вероятно, много. — В резком голосе послышалась печаль. — Он служил в отделе, занимающемся делами Китайского квартала. Я вам очень обязан, но не смею больше утруждать вас. Хочу попросить лишь об одном одолжении: задержите означенного человека, если случайно встретите его.

Грегори кивнул и сказал:

— Все в порядке. Надеюсь, вы найдете беглеца.

Капитан армии Спасения двинулся вдоль по улице, мрачно рассматривая закрытые двери лавок слева и справа от себя — словно запоминая имена владельцев на вывесках, номера домов и китайские иероглифы. В конце квартала он снова повернул направо и, пройдя значительное расстояние, оказался наконец у станции наземной железной дороги…

Представители армии Спасения со всей страны собрались в ту неделю в Нью-Йорке, и группа младших офицеров обосновалась в отеле «Регал-Атениэн». Поэтому никто не удивился, когда в просторный мраморный вестибюль роскошной гостиницы вошел мрачный высокий капитан. Он шагнул в лифт и угрюмо бросил лифтеру:

— Тридцать третий.

Однако, выйдя на тридцать третьем этаже, где проживали два депутата из соседнего штата, капитан не стал заходить в их номер, но открыл дверь в конце длинного, устланного ковровой дорожкой коридора и начал подниматься по лестнице. Никого не встретив по пути, он достиг сорокового этажа и осторожно выглянул в другой пустынный коридор…

Марк Хэпберн беспокойно расхаживал по комнатам апартаментов, расположенных на верхнем этаже небоскреба. Он то смотрел в окно на залитый дождем город внизу, то прислушивался к гудению лифта, то обменивался взглядом со столь же взволнованным Феем, слугой Найланда Смита. Тот тоже нервно ходил взад-вперед по номеру — и вдруг резко остановился в маленькой прихожей, заслышав быстрые шаги в коридоре.

Мгновение спустя дверь открылась, и в гостиной появился хмурый капитан армии Спасения.

— Слава Богу! Сэр Дэниз, — сказал Хэпберн как можно более спокойно. — Я уже начал волноваться.

Капитан снял фуражку, очки, осторожно отклеил седые усы — и превратился в Найланда Смита.

— Спасибо, Хэпберн, — отрывисто бросил он. — Извините, что заставил вас нервничать. Но я оказался прав.

— Что?!

В гостиной бесшумно появился Фей — его бесстрастное лицо походило на маску.

— Виски с содовой, сэр? — спросил он.

— Спасибо, Фей. Чистое виски.

Торжествующий огонек плясал в ледяных глазах Смита.

— Похоже, у вас есть какие-то новости, — предположил Хэпберн.

— Есть! — Найланд Смит извлек из кармана форменного мундира трубку и кисет. — Моя догадка оказалась верной. Всего лишь догадка — и не более. Но я прав. Можете представить, кого я видел в Китайском квартале сегодня вечером?

— Неужели…

— Нет. Мне не настолько повезло. Но когда я сворачивал с Мотт-стрит, то натолкнулся на нашего друга Джеймса Рише, секретаря аббата Донегаля!

— Рише?

— Именно. Мне сопутствовала удача. Правда, потом она внезапно отвернулась от меня. Совершенно невероятно, Хэпберн, но ко мне вдруг подошел настоящий офицер армии Спасения! После короткого разговора он приказал мне предъявить удостоверение личности, и мне пришлось повиноваться. — Найланд Смит отвернул воротник мундира и показал золотой значок федерального агента. — Топорная работа, Хэпберн. Но что я мог поделать? Тем временем Рише скрылся. Я бросился за ним и, завернув за угол, столкнулся с полицейским офицером. Он видел Рише и помог мне, чем смог. Я запомнил все двери, куда мог зайти секретарь аббата. Но одно совершенно ясно, Хэпберн: штаб доктора Фу Манчи располагается в Китайском квартале!

 

ГЛАВА IX

СЕМИГЛАЗАЯ БОГИНЯ

Джеймс Рише, известный в своей организации как номер Тридцать Восемь, вошел в дверь — пятую по счету — и понял, что находится сейчас ниже уровня моря. Дверь немедленно закрылась за ним.

Рише оказался в просторном помещении с каменными стенами. Фонарь под шелковым абажуром свисал с маленькой консоли. Прямо напротив себя вошедший увидел занавешенный портьерой проем в виде арки. Над металлическим карнизом тускло мерцал полукруг света. Пахло здесь, как в китайском храме. В пустом зале стоял один диван с узкими подушками, на котором, скрестив ноги, сидел очень старый китаец в легком широком одеянии, подобном пелене голубого дыма. Он подался вперед и оперся о колени когтистыми руками с набухшими узловатыми венами. Китаец был бесконечно древним на вид: густая сеть морщин покрывала его лицо, и глаза казались простыми узкими щелочками в желтой коже. Он походил на статую из золота и слоновой кости, вырезанную насмешливой рукой китайского мастера.

Неуловимое движение склоненной головы подсказало Рише, что старик смотрит на него. Он отвернул левый лацкан пальто и показал маленький блестящий значок, несколько напоминающий фишки в игорных домах Монте-Карло.

— Джеймс Рише, — сказал молодой человек.

Одна когтистая рука протянулась к стене за спиной старика, и где-то в отдалении раздался приглушенный звон. Кривой узловатый палец указал на задернутую портьерой арку. Джеймс Рише пересек приемную, отодвинул легкую портьеру и шагнул за нее.

На улице моросил холодный дождь, но влага, которую молодой человек вытер со лба, не имела к ненастью никакого отношения. Он снял шляпу и огляделся по сторонам. Теперь Рише оказался в прямоугольном зале, тоже с каменными стенами и устланным коврами полированным каменным полом. В зале было семь дверных проемов: по два в правой, левой и торцевой стене и один — за спиной вошедшего. Над каждым проемом на железной скобе висел фонарь под шелковым абажуром цвета янтаря. Все арки были занавешены шторами семи разных цветов. Вдоль стен стояли мягкие диваны.

В центре пустого зала возвышался огромный пьедестал из черного гранита; на нем стояла гротескная статуя, достойная резца суперсовременного художника: богиня с семью зелеными глазами, каждый из которых был обращен к одному из семи входов. Здесь чувствовался все тот же затхлый запах курений — несколько отличный, однако, от самых характерных запахов Китайского квартала. В зале царила тишина, мертвая тишина. В противоположность бушующему на улице ненастью здесь было жарко, как в тропиках. Никто не появлялся.

Рише тревожно осмотрелся по сторонам. Затем — словно близость мумиеподобного китайца в приемной за портьерой придала ему смелости — он сел справа от арки, через которую только что вошел, и положил шляпу на подушку рядом с собой.

Молодой человек попытался сосредоточиться. Это место представлялось ему чудом хитрости — китайской хитрости и коварства. Сюда можно было проникнуть с улицы через потайную дверь (обнаружить которую представлялось делом весьма трудным), а вторая замаскированная дверь давала доступ в просторное помещение. Рише понимал: любая полицейская облава именно там и кончится. Однако он миновал еще три двери (вероятно, стальные) и три пролета ведущих вниз каменных ступеней, прежде чем достиг храма семиглазой богини. И двери эти кто-то открывал перед ним изнутри по мере его движения.

Ни звука не доносилось из приемной. Рише слегка переменил позу. Казалось, зеленый глаз наблюдает за ним. Но избежать взгляда одного из семи зеленых глаз здесь не представлялось возможным. Прекрасно видимый из любой точки зала гротескный идол обнаруживал какое-то странное сходство с женщиной, являл собой безобразную жуткую пародию на женское начало…

Джеймс Рише был квалифицированным адвокатом, несколько лет проработавшим в Лос-Анджелесе. Происхождение молодого человека (его бабушка по материнской линии была из канаков) явилось препятствием для успешной карьеры. Возможно, именно оно и сыграло главную роль в выборе Рише более короткого и легкого пути к богатству. Он стал адвокатом одного из крупных контрабандистов спиртным — и скоро знал как свои пять пальцев уголовный мир Чикаго и Нью-Йорка…

Тишина этого странного каменного подвала угнетала молодого человека — и он старался не смотреть на зловещую фигуру на черном пьедестале…

Бывшие его хозяева один за другим разбили свои корабли о скалы новой администрации. Затем новым приливом Рише снесло с мели — как раз в тот момент, когда он начал серьезно опасаться внимания со стороны ФБР. Некто неизвестный взял в свои руки управление распавшейся группировкой, к которой принадлежал Рише. Ему нашли высокооплачиваемую работу в качестве адвоката и секретаря аббата Донегаля и ввели в курс новых обязанностей. Но, несмотря на всю свою хитрость (а молодой человек был скорее хитер, нежели умен), он до сих пор не уяснил себе политические цели личности или личностей, державших под своей властью весь уголовный мир США от побережья до побережья.

О бывших своих компаньонах он ничего не слышал за время работы у аббата Донегаля в Башне Тернового Венца. Копии с корреспонденции аббата и тексты его проповедей и лекций он отсылал на некий нью-йоркский адрес.

Связь с настоящим своим хозяином Рише поддерживал через Лолу Дюма. Последние приказы, выполнение которых ознаменовалось обмороком аббата во время радиопередачи, тоже передала ему Лола… это соблазнительное создание с нежными изгибами тела, кожей кремового цвета, иссиня-черными волосами, мрачными миндалевидными глазами (глубокими темными озерами, в которых тонули человеческие души) и надменным, презрительным ртом… Лола!

Лола! Она влекла, манила и постоянно ускользала. Будь они заодно — все было бы им по силам! Девушка знала многое из того, что жаждал узнать Рише. Но ему удалось выяснить у нее единственное: они входят в состав организации, находящейся под началом Комитета Семи…

Ну и жара же здесь! Комитет Семи! У этого исчадия ада на пьедестале тоже семь глаз!

Время от времени Лола без предупреждения появлялась в ближайшем городе, поселялась в лучшем номере лучшего отеля и вызывала Рише на встречу. Именно Лола Дюма вручила ему значок в первый же день работы. Тогда он улыбнулся. Позже он улыбаться перестал. До самого побега из Тернового Венца он так и не сумел узнать, сколько же агентов «Семи» работало у аббата. Молодой человек поддерживал связь только с двумя: с миссис Эдер и ночным сторожем.

Теперь, двигаясь шаг за шагом в согласии с полученной накануне роковой радиопередачи инструкцией, озаглавленной «На случай провала», Джеймс Рише прибыл в Нью-Йорк и оказался наконец в штаб-квартире своего таинственного хозяина!..

Вдруг одна из цветных занавесей в противоположной стене отодвинулась в сторону — и в храме семиглазой богини появилась Лола Дюма.

 

ГЛАВА X

ДЖЕЙМС РИШЕ

1

Марк Хэпберн сидел за столом у телефона, принимая звонки, делая заметки в блокноте и в случае надобности отдавая приказы.

За столом у окна Найланд Смит работал с какими-то бумагами, в процессе изучения которых ему приходилось часто обращаться к одной из двух больших карт, прикрепленных рядом на стене. Хэпберн уже выкурил бессчетное количество сигарет. Густая завеса дыма почти скрывала Найланда Смита.

Несмотря на поздний час, молчаливый Фей возился на кухне.

Раздался звонок в дверь.

Смит повернулся в кресле. Хэпберн встал.

Фей прошел через гостиную к прихожей.

— Помни об инструкциях, — отрывисто предупредил Смит.

Но на бесстрастном лице Фея не отразилось ровным счетом ничего. Он вытянул вперед руку с небольшим пистолетом.

— Хорошо, сэр. — И открыл дверь.

На пороге стоял служащий отеля «Регал-Атениэн» в форме и еще один человек.

— Все в порядке, — сказал служащий. — Это посыльный Западного Союза…

Дверь закрылась, и Фей вернулся на кухню. Найланд Смит прочел письмо, доставленное посыльным. Он прочел его очень внимательно во второй и затем в третий раз, потом протянул Хэпберну.

— Что скажете?

Марк Хэпберн взял листок бумаги и прочитал:

Уивер-фарм,

Уинстон, штат Коннектикут

Уважаемый сэр Дэниз!

Случилось событие столь странное, что я решила немедленно известить Вас о нем (к сожалению, мой телефон опять испорчен). Сегодня рано вечером ко мне зашел человек, назвавшийся Джулианом Сэнки. Маленький, смуглый, с иссиня-черными волосами, он обладает манерами аргентинского жиголо. Приятный бархатный голос. Перво-наперво он взял с меня обещание никому, кроме Вас, не рассказывать о его визите. Затем мистер Сэнки сообщил, что располагает информацией, которая поможет нам определить местонахождение Орвина.

Я пообещала. Тогда он сообщил мне, что против своей воли является членом организации, поставившей целью сделать Харвея Брэгга диктатором. Затем мистер Сэнки сказал, что знаком с внутренней структурой организации и — на определенных условиях — готов передать всю информацию в наши руки. Согласно его словам, Орвин находится в данный момент под арестом в Нью-Йорке. Если Вы сможете обеспечить его (Сэнки) безопасность, последний укажет вам точный адрес Орвина.

У меня есть адрес, по которому нужно писать. Вероятно, дело не терпит отлагательств. Я буду в Нью-Йорке завтра и, если можно, зайду к Вам в четыре часа.

Как Вы полагаете, что нам делать?

Искренне Ваша Сара Лэкин.

Марк Хэпберн положил письмо на стол и спокойно заметил:

— Описание Сэнки подходит к Джеймсу Рише больше, чем к кому-либо из известных мне людей.

Найланд Смит торжествующе улыбнулся.

— Рад слышать это от вас. Вы приказали арестовать Рише. Он исчез и теперь хочет спасти свою шкуру.

— Возможно.

— Если это действительно Рише, то он станет ценной картой в нашей игре. Хэпберн, я прихожу в бешенство при мысли, что упустил этого парня сегодня вечером. Кроме того, к великому моему сожалению, наша милая корреспондентка не написала адреса, по которому можно связаться с этим «Джулианом Сэнки». Что-нибудь еще в письме привлекло ваше внимание?

— Да, — медленно проговорил Хэпберн. — На нем нет даты. Но моя собственная сестра редко датирует письма. Во-вторых, телефон.

— Телефон — это самое важное.

Марк Хэпберн встретил пристальный взгляд Найланда Смита.

— Мне не нравится испорченный телефон. Я знаю великого интригана, который играет против нас!.. И я сомневаюсь, что упомянутая в письме информация когда-нибудь попадет в наши руки…

2

Человек в желтом одеянии с широкими, очень длинными рукавами сидел за полированным столом в маленькой комнате. Судя по приглушенному шуму транспорта, проникавшему через три приоткрытых окна, комната располагалась где-то очень высоко над бессонным городом.

Вдоль двух стен стояли книжные стеллажи, лакированный стол размещался в углу, образованном стеллажами, и на нем, помимо аккуратных стопок папок с документами, лежали странного вида инструменты и приспособления.

На столе стоял фарфоровый кувшин с длинной резной трубкой, погруженной в него.

В жарко натопленной комнате чувствовался специфический аромат курений. Человек в желтом одеянии сидел, откинувшись на спинку резного мягкого кресла. Массивный череп его прикрывала черная шапочка, похожая на берет. Бесстрастное лицо сидящего напоминало одно из древних скульптурных изображений Будды-Гаутамы, вырезанное из слоновой кости художником, который не верил в доктрину Учителя. Некоторое время глаза человека оставались закрытыми, потом внезапно открылись. Они горели зеленым огнем, словно прозрачные кристаллы нефрита.

Человек в желтом надел очки и пристально вгляделся в квадратный освещенный экран, который находился перед ним на столе в числе прочих предметов непонятного назначения… На экране появилось живое изображение подземного зала, неусыпно охраняемого семиглазой богиней. Джеймс Рише разговаривал с Лолой Дюма.

Великий исследователь человеческих душ смотрел на экран холодным жестоким взглядом. Он изучал подчиненного, который до поры до времени добросовестно исполнял свою работу, но затем отступил от инструкций и навестил кузину Орвина Прескотта. Возможные последствия этого поступка уже были предусмотрены. И сейчас решалась судьба недисциплинированного работника.

Молодой человек и девушка стояли рядом в глубине зала, но голоса их звучали так отчетливо, словно они находились в комнате, где сидел китаец в желтом.

— Лола, все карты у меня на руках! — Рише обнял девушку за плечи и притянул к себе. — Не притворяйся. Мы вместе в этой игре.

Он потянулся к ее губам, но Лола Дюма отстранилась грациозным движением гибкого тела.

— Ты сошел с ума! Если однажды я приятно провела время с тобой, это еще не значит, что я сошла с ума тоже… — Она вывернулась из объятий и подняла к нему лицо с горящими черными глазами. — Я могу поразвлечься порой, но за работой я забываю о развлечениях. Ты глубоко заблуждаешься, дорогой, если думаешь, что можешь контролировать ситуацию.

— Но, говорю тебе, я взял игру в свои руки! — Молодой человек сжал кулаки, и голос его зазвучал напряженно и страстно. — Слово за тобой! Почему во главе всего должен стоять какой-то пришелец, иностранец, если мы с тобой…

— Ты глупец! Неужели ты хочешь умереть таким молодым?

— Послушай, Лола! Я не глупец. Я знаю, что Керн Адлер, крупнейший нью-йоркский адвокат, тоже в деле. Мне известно, что Блонди — это Ханн. И Блонди представляет интересы всех полезных людей, которые еще остались на свободе. Я знаю, как обработать Блонди. Мы с ним старые друзья. У меня находятся все материалы Донегаля. Никто лучше меня не осведомлен об организации Братства национального равенства. И, кроме того, я знаю, где искать поддержку, и мне не нужен Брэгг. Лола…

Тонкая, цвета слоновой кости рука с длинными острыми ногтями потянулась через лакированный стол.

Шесть из семи фонарей над занавешенными дверями в зале погасли.

— Что это? — пробормотал Рише. — Что мы должны делать сейчас?

Собственный пыл вдохновил его. Он чувствовал себя способным предстать перед самим Сатаной.

— Иди в освещенную дверь, — холодно сказала девушка. — Президент готов принять тебя.

Рише поколебался немного и шагнул к освещенному дверному проему, не разжимая кулаков. Лола Дюма ушла, растаяла в напоенной ароматом курений тьме… но один зеленый глаз богини наблюдал за молодым человеком из мрака. Он отодвинул занавес в сторону и шагнул в маленькую квадратную камеру с каменными стенами — совершенно пустую. С легким шорохом занавес опустился за его спиной. Рише огляделся по сторонам, уже не столь уверенный в собственных силах. Затем раздался высокий гортанный голос:

— Я недоволен вами, Джеймс Рише.

Молодой человек еще раз огляделся и раздраженно спросил:

— Кто это говорит? Подобные театральные представления производят мало впечатления. Разве я виноват в случившемся? Покажитесь. Я хочу поговорить с вами с глазу на глаз.

— Глупое желание, Джеймс Рише. Эта привилегия дана лишь номерам с Первого по Двенадцатый.

На лбу Рише выступили капли пота. Он попытался говорить властным тоном:

— Я требую справедливого отношения к себе!

— Я вам его обещаю, — ответил бесстрастный гортанный голос. — Вы получите инструкции в запечатанном конверте от номера на Третьей базе. И постарайтесь выполнить их в точности…

3

Марк Хэпберн рывком сел на кровати.

— Все в порядке, Хэпберн. — Голос принадлежал Найланду Смиту. — Извините, что разбудил вас, но у нас есть работа.

Щурясь от яркого света, Хэпберн непонимающе уставился на начальника, потом взглянул на часы. Они показывали три пятнадцать ночи. Но Найланд Смит был полностью одет.

— В чем дело? — Хэпберн наконец проснулся и начал быстро одеваться, встревоженный угрюмым выражением лица Смита.

— Не знаю… пока что. Мне позвонили пять минут назад… Ночной дежурный… Я еще не ложился. Такси — вероятно, это простое совпадение, но такси корпорации «Лотос» — подъехало к главному входу. Пассажир попросил водителя зайти в вестибюль и вызвать меня.

— Под каким именем?

— Имя названо на удивление точно, Хэпберн. Оно было напечатано на листе бумаги. Водителю велели спросить федерального агента, бывшего комиссара сэра Дэниза Найланда Смита, кавалера ордена Британской империи.

Хэпберн, уже наспех одетый, изумленно уставился на начальника.

— Но для всех, кроме меня и Фея, вы — просто мистер Смит!

— Вот именно! Поэтому-то я уверен, что тут не обошлось без доктора Фу Манчи, обладающего своеобразным мрачным чувством юмора. Очевидно, пассажир такси действовал по его приказу. Но не успел шофер сделать и трех шагов, как случилось нечто… Поспешим вниз. Таксист там… и его пассажир тоже.

Ночной дежурный и детектив отеля разговаривали с Феем у открытой двери номера.

— Более странного происшествия не припомню в своей жизни, — сказал дежурный. — Надеюсь лишь, что тревога не окажется ложной. Перечень этих званий ничего не говорит мне. Но вы мистер Смит, и я знаю, что вы — федеральный агент. Сюда, пожалуйста. Лифт ждет вас. Следуйте за мной. Я проведу вас кратчайшим путем.

Они спустились на первый этаж, торопливо прошли вслед за дежурным по служебному коридору, миновали два пустых кабинета и вышли в дальнем конце просторного главного вестибюля. Почти пустой зал (лишь несколько похожих на роботы служащих пылесосили здесь ковры) был погружен в полумрак: населенное призрачными тенями пространство. Из раскрытой двери кабинета ночного дежурного лился яркий свет.

Человек в накинутом поверх пижамы плаще рассматривал неподвижную фигуру, простертую на диване. В комнате находились еще три человека, включая таксиста.

Найланд Смит бросил взгляд на бледное, перепуганное лицо последнего, который смотрел через плечо доктора на тело на диване. Затем он стремительно шагнул вперед и пробормотал:

— Боже мой! Хэпберн! — Капитан стоял рядом. — Что это? Вы видели когда-нибудь что-либо подобное?

Наступило молчание, нарушаемое лишь отдаленным гудением пылесосов.

Распростертый перед ними человек был раздет до пояса (очевидно, доктор пытался сделать массаж сердца): на лице и шее покойника ярко алели многочисленные пятна, каждое диаметром в несколько миллиметров, похожие на мертвенно-бледной коже на капли крови…

— Никогда, — хрипло выговорил Хэпберн.

Доктор поднял взгляд на вошедших. Это был плотного телосложения мужчина германского типа с проницательными глазами, которые казались огромными за толстыми стеклами очков.

— Если вы мой коллега, — сказал он, — то добро пожаловать. Этот случай вне моей компетенции.

— В какое точно время он умер? — резко спросил Смит.

— Он был уже мертв, когда я подошел… хотя десять или более минут я пытался вернуть его к жизни.

— Эти алые пятна! — пробормотал перепуганный шофер. — Именно это он и выкрикнул: «Алые пятна! » — и потом рухнул наземь и стал с воплями кататься по тротуару.

Марк Хэпберн взглянул на Найланда Смита.

— Вы были правы. Упомянутая в письме информация никогда не станет нам известной.

На диване перед ними лежал Джеймс Рише, бывший секретарь аббата Донегаля!

 

ГЛАВА XI

АЛЫЕ ПЯТНА

— Что это, мистер? — прошептал таксист. — Новый вид лихорадки?

— Нет, — отрезал Смит. — Новый вид убийства!

— Почему вы так говорите? — доктор озадаченно взглянул на ужасное тело на диване.

Но Найланд Смит, не отвечая, повернулся к ночному дежурному.

— Никто из находящихся сейчас в вестибюле не должен покидать его без моего разрешения. Вы, — он указал на местного детектива, — поставьте охрану у такси возле главного входа. Никто не должен приближаться к автомобилю или залезать в него. Никто не должен проходить по тротуару между такси и входной дверью. Хэпберн, вызовите двух полицейских для охраны. И поскорее, вы нужны мне здесь.

Марк Хэпберн кивнул и вышел из кабинета дежурного в сопровождении детектива отеля.

— А если кто-нибудь из постояльцев вернется поздно ночью? — Дежурный говорил с сильным ирландским акцентом.

— Как зовут местного детектива?

— Лоукин.

— Лоукин! — крикнул Смит из открытой двери. — Всех постояльцев впускать через служебный вход.

— О'кей, сэр.

— Мистер Догерти, — продолжал Смит, поворачиваясь к ночному дежурному, — можно ли воспользоваться каким-нибудь кабинетом на первом этаже?

— Конечно, мистер Смит. Следующий за этим — к вашим услугам.

— Прекрасно. Вы уже позвонили в полицию?

— Я получил инструкции в первую очередь уведомить вас и капитана Хэпберна.

— Правильно. Полагаю, человек недостаточно тактичный не смог бы долго удержаться на этом месте. — Смит повернулся к таксисту. — Будьте любезны, пройдите за мистером Догерти в кабинет и подождите меня там.

Насмерть перепуганный шофер последовал за Догерти, стараясь не смотреть на диван. Двое мужчин и доктор остались в комнате.

— Полагаю, вы помощник ночного управляющего? — осведомился Найланд Смит.

— Да. Меня зовут Фиск, сэр. А это Джеймс Харрис, помощник детектива отеля.

— Отлично, — отрывисто произнес Смит. — Харрис, пойдите помогите Лоукину. — Харрис вышел. — А вы, мистер Фиск, передайте, пожалуйста, мистеру Догерти, что я хочу остаться здесь на некоторое время с доктором… доктором?..

— Шеки, — подсказал медик.

— … с доктором Шеки.

Помощник ночного управляющего вышел. Найланд Смит и доктор Шеки остались вдвоем рядом с мертвецом.

— Я хотел очистить помещение от лишних людей, не создавая ненужной паники, — пояснил Найланд Смит. — Но вы понимаете, что мы с вами рискуем умереть той же смертью, какую принял он?

— Этого я не понял, — признался доктор и с изменившимся выражением лица взглянул на ярко-красные пятна на коже мертвеца. — И не понял, почему вы подозреваете здесь убийство.

— Возможно, вы поймете позже, доктор. Когда вернется капитан Хэпберн. Можете вернуться сейчас в свой номер — мы вас позовем, когда все выясним.

В соседнем кабинете бледный от страха таксист отвечал на вопросы Найланда Смита.

— Он сел в машину на Таймс-сквер… Нет, я никогда не видел его прежде. Он дал мне адрес: отель «Регал-Атениэн», главный вход… Нет, он выглядел совершенно нормально. Когда мы остановились здесь, он сказал: «Пойдите к портье и узнайте, проживает ли в отеле этот человек, — и он просунул в окошечко лист бумаги. — Просто отдайте дежурному этот листок. Это имя трудно запомнить»…

— Вы все точно помните? — резко спросил Найланд Смит.

— Абсолютно точно. Я взял листок и вышел из машины… Вокруг никого не было. Когда я двинулся к двери, пассажир вынул из кармана что-то вроде записной книжки. Наверное, она там и осталась лежать, в салоне автомобиля… В следующее мгновение раздался первый вопль… Мистер! Это было ужасно! Он распахнул дверцу и вывалился прямо на тротуар.

— Где находились в этот момент вы? И что вы сделали вслед за этим?

— Я поднимался по ступенькам к двери. Потом повернулся и бросился вниз. Он корчился на земле и как будто пытался сорвать с себя одежду.

— Стоп. Вы в этом вполне уверены?

— Уверен! — горячо воскликнул таксист. — Совершенно уверен! Он содрал с себя плащ и начал разрывать воротник рубашки… Он кричал: «Алые пятна! Алые пятна! » — как я уже упоминал. Я слышал совершенно отчетливо. И он бился и корчился на асфальте, словно дрался с невидимым противником… Уф-ф… — Таксист снял фуражку и вытер лоб тыльной стороной ладони. — Я бросился в отель. Полицейских на улице поблизости не было. Вообще никого не было… Что я мог сделать, мистер? Мне показалось, он просто сошел с ума… Когда мы выбежали из отеля, он лежал уже почти спокойно — только скреб пальцами по асфальту…

В кабинет вошел ночной управляющий и доложил:

— Все отопление на первом этаже отключено, и все двери закрыты.

На улице стоял арктический мороз. Двое полицейских наблюдали, как Марк Хэпберн с электрическим фонариком исследует с помощью лупы каждый дюйм тротуара и ступенек, ведущих к главному входу. Запоздалых постояльцев провожали к двери за углом. В ответ на все вопросы полицейские неизменно отвечали одно и то же:

— Кто-то потерял очень ценную вещь.

В пустой гараж заехал герметически закрытый похоронный фургон, и в данный момент два человека в масках накачивали в него сильный бактерицидный газ.

Позже Хэпберн с помощью доктора Шеки (оба в хирургических полумасках и халатах) раздели и тщательно осмотрели тело и одежду Джеймса Рише. Затем покойника вместе с найденными при нем вещами увезли. Кабинет ночного управляющего закрыли. Главный вестибюль тоже — до дальнейших распоряжений Найланда Смита. Уже близился рассвет, когда доктор Шеки спросил Хэпберна:

— У вас случайно не сложилось впечатления, что этот человек умер от какой-то ужасной разновидности чумы?

Марк Хэпберн устало взглянул на коллегу. Оба были измучены до полусмерти.

— Честно говоря, доктор, я не знаю, от чего он умер…

 

ГЛАВА XII

НОМЕР ВОСЕМЬДЕСЯТ ОДИН

В залитой янтарно-желтым светом комнате со странными готическими окнами беловолосый старик курил сигарету и наносил последние штрихи на скульптурное изображение зловещего китайца. К стоящему рядом со столом деревянному планшету была прикноплена какая-то маленькая цветная картинка, часть которой скрывалась под белой бумагой таким образом, что на виду оставалось одно крохотное лицо.

Последнее скульптор изучал сейчас с помощью очень сильной лупы — затем он отложил лупу в сторону и принялся критически рассматривать глиняный бюст. Очевидно, произведение художника представляло собой вылепленную в натуральную величину голову человека, изображенного на картинке.

Видимо не удовлетворенный работой, скульптор со вздохом отложил очки в сторону и принялся разминать новый кусок глины. В этот момент янтарный свет погас и зазвенел приглушенный колокольчик. Раздался повелительный гортанный голос:

— Последний рапорт из «Регал-Атениэн».

— Получен в пять часов тридцать минут утра от номера, ответственного за отель. Вестибюль закрыт по приказу федерального агента. Кабинет ночного управляющего закрыт. Такси стоит в гараже на Лексингтон. Покойника, опознанного как Джеймс Рише, секретарь аббата Донегаля, отправили в морг полиции. Причина смерти не установлена. Федеральные агенты Хэпберн и Смит находятся в своем номере в отеле. Конец рапорта.

На некоторое время воцарилось молчание, нарушаемое лишь слабым тиканьем часов.

Затем вновь раздался голос:

— Включите записывающее устройство, номер Восемьдесят Один. Вы свободны на четыре часа.

Янтарно-желтый свет вновь залил комнату. Номер Восемьдесят Один поднялся с места. Выдвинув ящик стола, он воткнул три вилки в пульт, расположенный в тумбе. Один провод подсоединялся к странным электрическим часам, другой — к аппарату, соединенному с телефонами, а третий — к диктофону, который мог записывать до шести тысяч слов без смены цилиндра.

Номер Восемьдесят Один еще не успел отойти от стола, когда приглушенный звонок оповестил об очередном поступающем сообщении. Раздался слабый гул хорошо смазанных механизмов, рычаги телефона приподнялись, словно невидимая рука сняла трубку, — и блестящий черный цилиндр записывающего устройства начал вращаться, принимая информацию. На циферблате электрических часов загорелась лампочка, отмечая точное время поступления звонка.

Номер Восемьдесят Один подождал, пока цилиндр не кончил вращаться, словно не имеющие конца обязанности стали его второй натурой. Рычаги телефона опустились, послышалось слабое тиканье электрических часов. Номер Восемьдесят Один нажал кнопку на столе. Цилиндр вновь завертелся, и раздался голос только что звонившего человека.

— Говорю с Третьей базы. Аббат Донегаль исчез. Есть основания предполагать, что он ночью ускользнул из Башни Тернового Венца и направился в Нью-Йорк с целью присутствовать на дебатах в Карнеги-холле. Все номера, находящиеся на возможных путях следования аббата в Нью-Йорк, оповещены, но никаких сообщений от них до сего времени не поступало. Рапортовал номер Сорок Четыре.

Очевидно, убедившись в исправности механизма, номер Восемьдесят Один закрыл тумбу стола и встал. Сейчас он казался более крупным, чем в сидячем положении: неопрятный, но внушительного вида старик. Он с величайшей осторожностью взял со стола глиняный бюст, сунул в карман коробку египетских сигарет и направился к одной из глухих стек комнаты.

Нажатием невидимой кнопки он открыл потайную дверь, за которой обнаружилась ведущая вниз лестница. Старик в желтом начал спускаться по ступенькам, прижимая к груди глиняный бюст с такой осторожностью, с какой мать прижимает к груди новорожденное дитя. Он спустился на один пролет и вошел в небольшое замкнутое помещение. Заваленный книгами, бумагами и рукописями стол стоял у открытого окна. В алькове стояла кровать, а дальше за открытой дверью виднелась маленькая ванная. Отодвинув в сторону книги, номер Восемьдесят Один поставил на стол глиняную голову, потом пересек комнату и открыл стенной шкаф, на вид совершенно пустой. Он поднял трубку стоящего рядом телефона и произнес по-немецки:

— То же самое, что вчера. Но колбаса была несвежей. И мне нужно хорошее пиво. Поторопитесь, пожалуйста. У меня много дел.

Затем он вернулся к столу и мрачно уставился на раскрытую книгу с многочисленными карандашными пометками на полях. Книга называлась «Межзвездные циклы» и принадлежала перу профессора Альберта Моргеншталя — величайшего немецкого ученого, еврея по национальности, изгнанного годом раньше из Германии за нелояльное отношение к фашистскому строю и ныне — согласно имеющейся информации — покойному. Некоторое время номер Восемьдесят Один просматривал книгу, лениво переворачивая страницы и водя желтым от табака пальцем по отмеченным абзацам. Из стенного шкафа послышалось поскрипывание, и прежде пустующий объем его занял подъемник, нагруженный подносом с основательной закуской.

Номер Восемьдесят Один взял с подъемника бутылку вина с длинным горлышком и наполнил бокал. Он отпил глоток и поставил бокал на стол.

Потом он распахнул французское окно, за которым оказался узкий балкон с высокой витой оградой. На балконе стоял обшарпанный стол. Несколько мгновений номер Восемьдесят Один озирал с высоты панораму огромного города: покрытые снегом крыши, крохотные здания, величественные небоскребы, поблескивающие вдали водные пространства, свинцовое небо. На этой высоте было очень холодно. Пронизывающий ледяной ветер трепал седую гриву старика.

Но, словно не замечая лютого холода, номер Восемьдесят Один вынес на балкон глиняный бюст зловещего китайца и поставил его на стол. Под балконом покрытый снегом купол плавной дугой спускался к каменному парапету. Приглушенный шум уличного движения достигал ушей старика. Он вернулся за бокалом вина, поднял лицо к хмурому небу и воскликнул:

— За день освобождения! За день, когда мы встретимся лицом к лицу! — Потом опустил глаза к глиняной голове. — За день, когда мы встретимся лицом к лицу. За день, когда колесо Судьбы, затянувшее меня, навсегда остановится!

Он сделал большой глоток и презрительно выплеснул остатки вина в лицо глиняной скульптуры. Затем старик швырнул бокал себе под ноги, схватил свое произведение и поднял его высоко над головой.

С искаженным, безумным лицом, обнажив зубы в волчьем оскале, номер Восемьдесят Один швырнул глиняную голову с балкона. С глухим стуком ударилась она о металлическую крышу купола, и бесчисленные осколки ее посыпались на каменный парапет и оттуда — на какую-то лежащую далеко внизу улицу…

 

ГЛАВА XIII

ЗАПУТАННЫЕ НИТИ

1

В призрачном свете раннего зимнего утра Найланд Смит и Марк Хэпберн стояли у стола, рассматривая лежащие на нем загадочные вещи покойного Джеймса Рише.

Среди них был значок из золота и слоновой кости с номером тридцать восемь.

— Согласно показаниям таксиста, — сказал Найланд Смит, — подобные значки свидетельствуют всего-навсего о принадлежности их владельца к Лиге истинных американцев Харвея Брэгга. Похоже, в корпорацию «Лотос Кэбз» принимаются лишь члены упомянутой лиги.

— Но этот значок свидетельствует о большем, — задумчиво произнес Хэпберн.

— Согласен. Однако не думаю, что таксист это знает. Согласно его словам, обладатели подобных значков приказывали водителям «Лотоса» взять определенных пассажиров в определенных точках города и доложить начальству о месте их высадки.

— Но он отрицает, что получил подобный приказ прошлой ночью?

— Начисто. Если верить показаниям таксиста, Джеймс Рише выбрал его машину совершенно случайно.

Смит положил значок обратно на стол.

— Есть еще два любопытных для нас момента, — продолжил он. — Хотя могут возникнуть и другие, если нам удастся выяснить происхождение значка Рише. А именно его адрес… и вот это…

Смит указал на найденный на полу такси странный предмет.

Это был футляр для колоды игральных карт… однако никаких карт в нем не было!

В салоне автомобиля нашли также несколько листков чистой бумаги, свернутых таким образом, словно они лежали в футляре. Именно это, по мнению Смита, таксист и принял за записную книжку.

— В момент приступа Рише держал футляр в руке, — энергично сказал он. — Это факт первостепенной важности. — Сидящий с полузакрытыми глазами Хэпберн медленно кивнул. Никогда в жизни еще он не встречал человека со столь большим запасом энергии. Найланд Смит схватил товарища за плечо, словно поняв вдруг, насколько тот устал.

— Вы уже засыпаете! Не забывайте о визите мисс Лэкин в четыре часа. И ни слова о Рише при ней!

2

Зазвенел звонок; Фей с бесстрастным по обыкновению лицом пересек прихожую и открыл дверь. На пороге стояла высокая, элегантная женщина — седоволосая, в изящной шляпке, закутанная в меха. Человек в форме служащего отеля «Регал-Атениэн» обменялся взглядом с Феем, кивнул и пошел прочь.

— Сэр Дэниз ожидает вас, мадам. — Фей посторонился, пропуская гостью.

Из гостиной навстречу вышел Смит с протянутой рукой. Его худое загорелое лицо выражало сдержанное возбуждение.

— Мисс Лэкин! — воскликнул он. — Безмерно рад вас видеть! Я получил письмо, которое вы послали мне со специальным курьером, но ваш телефонный звонок заинтриговал меня еще больше. Пожалуйста, садитесь и расскажите все в подробностях.

Мисс Лэкин прошла в гостиную. Одну стену ее почти целиком занимали окна, за которыми простиралась обширная панорама Нью-Йорка. Тучи уже рассеялись. Зимнее солнце заливало холодным светом пейзаж невиданной красоты. На бесчисленных крышах далеко внизу, на горгульях и прочих причудливых архитектурных украшениях, нарушающих строгую геометрию карнизов, лежал снег. Нью-Йорк походил сейчас на волшебным образом увеличившийся в размерах город снежных гномиков. Вдали сквозь прозрачный морозный воздух виднелся залив, и еще дальше сверкало море. Над освещенным письменным столом возле одного из окон на стене висела огромная карта города. А рядом другая, более мелкого масштаба, — карта США. Две эти карты имели нечто общее между собой: их усеивали сотни булавок с разноцветными головками — воткнутые, казалось бы, наобум.

— Здесь довольно тепло, мадам, — произнес Фей. — Позвольте взять ваше пальто. — Он бережно перекинул через руку тяжелое меховое пальто и спросил: — Чашку чая, мадам?

— Английского, — отрывисто добавил Найланд Смит.

— Благодарю, — мисс Лэкин слабо улыбнулась. — Звучит соблазнительно. Пожалуй, я действительно выпью чашечку чая.

Смит стоял у каминной полки, заложив руки за спину. По чисто выбритому лицу детектива нельзя было предположить, что за последние двое суток он спал всего шесть часов. На нем был очень старый костюм из твида и полосатая рубашка с пристежным воротником, которая при ближайшем рассмотрении оказалась пижамной. Когда Фей вышел, Найланд Смит продолжил с чрезвычайно возбужденным видом:

— Мисс Лэкин, вы принесли письмо, о котором говорили?

Сара Лэкин вынула из сумочки конверт и вручила его собеседнику, не спуская с последнего внимательных серых глаз. Смит взглянул на написанный от руки адрес и прошел к письменному столу.

— Кроме того, у меня есть адрес, где мы должны были встретиться с той чрезвычайно неприятной личностью: вчерашним посетителем Уивер-фарм.

Найланд Смит мрачно бросил:

— Боюсь, этот адрес нам ничего не даст. — Он снова повернулся к освещенному столу. — Вот три письма, написанные Орвином Прескоттом перед исчезновением. Вы знаете, почему я забрал их и что обнаружил?

Мисс Лэкин кивнула.

— Копии писем были отосланы адресатам. Не могу судить точно, но, по-моему, это почерк доктора Прескотта.

— Совершенно верно, сэр Дэниз. Мы с кузеном так близки духовно, что ошибиться я не могу. Письмо безусловно написано рукой Орвина. Прочитайте его.

С кухни раздался легкий звон посуды: Фей занялся приготовлением чая. Найланд Смит вынул письмо, из конверта. Сара Лэкин пристально, почти завороженно, смотрела на него. Пусть знакомство их было кратким, но мисс Лэкин всей своей прекрасной душой потянулась к этому проницательному, неукротимому человеку, который все могучие силы тренированного ума бросил на борьбу с опасностью, грозящей обществу.

Он внимательно изучил письмо — дважды пробежал его глазами, потом прочел вслух:

«Дорогая Сара! Хочу несколько успокоить тебя. Ко времени получения письма ты уже будешь знать, что я стал жертвой заговора. Но я пошел на компромисс с противником, — и благодарю тебя и всех твоих друзей за то, что вам удалось скрыть от прессы факт моего временного исчезновения. Я проинструктировал Норберта, который вскоре свяжется с тобой. Мне пришлось пережить неприятные ощущения — и я до сих пор не вполне пришел в себя. Пожалуйста, веди себя так, словно тебе ничего не известно о постигшей нас неприятности, но не волнуйся насчет моего выступления в Карнеги-холле. Я буду там. Не хочу казаться нарочито таинственным — но не пытайтесь никак связаться со мной до самого вечера дебатов: это в моих интересах. Крепись же и будь мужественной.

Всегда твой Орвин».

— Даты нет, — заметил Найланд Смит. — Адреса нет. Лист вырван из обыкновенного блокнота. Конверт тоже совершенно обычный, с нью-йоркской маркой. М-м-м…

Он бросил письмо и конверт на стол и, взяв кисет, принялся набивать трубку. В гостиную вошел Фей и поставил поднос с чаем на маленький столик перед мисс Лэкин.

— Молоко или сливки?

— Молоко и один кусочек сахара. Спасибо.

Кроме едва заметных следов усталости на лице Найланда Смита да несколько необычного для человека, явно умеющего согласовывать свой внешний вид с требованиями общественных приличий, костюма сыщика, ничто в атмосфере комнаты, расположенной высоко над шумным Нью-Йорком, не свидетельствовало о страшной грозе, бушующей над головами этих двух людей.

— Я совершенно не представляю, что делать, сэр Дэниз, — нарушил тишину голос Сары Лэкин, когда Фей вышел из гостиной. Женщина не сводила твердого взгляда с собеседника. Найланд Смит закурил трубку, потом повертел ее в руках и бросил в пепельницу, отрывисто заметив:

— Пожалуй, за чаепитием вы не привыкли вдыхать табачный дым. Прошу вас, извините меня. Итак, передо мной встала самая большая и, возможно, последняя в моей жизни проблема…

— Сэр Дэниз… — Мисс Лэкин подалась вперед, взяла из пепельницы трубку и протянула ее Смиту. — Вы же знаете, я все понимаю. Я знакома с миром куда более широким, чем штат Коннектикут, — и мне нужна ваша помощь. Курите, если это помогает вам сосредоточиться. Что мне делать? Что вы посоветуете?

Найланд Смит несколько мгновений глядел в серьезные глаза женщины, затем с трубкой в руке принялся расхаживать по гостиной, дергая себя за мочку левого уха.

— Стиль письма похож на стиль вашего кузена? — наконец осведомился он.

— Да, в точности.

— Мне он показался несколько канцелярским.

— Орвин излагает свои мысли очень наукообразным языком, сэр Дэниз. Но, как правило, это не касается личных писем.

— А… кто такой Норберт?

— Морис Норберт — личный секретарь Орвина.

— Ясно. Мисс Лэкин, если я правильно понял, в этой борьбе за власть в США ваш кузен в действительности вовсе не метит на президентский пост?

— Он и не желает быть президентом. Выражаясь газетным языком, Орвин — стопроцентный американец, в лучшем смысле этого слова. Он надеялся пресечь кампанию, развязанную Харвеем Брэггом. Его цели сродни устремлениям аббата Донегаля. И его исчезновение со сцены в столь критический момент грозит роковыми последствиями.

— Согласен. Но, похоже, он не собирается исчезать со сцены навсегда.

— Значит, вы полагаете, он пишет правду?

— Да, я склонен так считать, мисс Лэкин. Мой совет вам: возьмите себя в руки и успокойтесь, как просит вас в письме кузен.

— Боюсь, я не согласна с вами, сэр Дэниз.

— Почему? — Он резко обернулся к женщине.

— Мы знаем, что Орвин похищен. Слава Богу, он жив! Но наверняка похитители силой заставили его написать письмо. Они пытаются выиграть время. Вы же сами видите, что они просто пытаются выиграть время!

 

ГЛАВА XIV

«АЛЫЕ НЕВЕСТЫ»

1

В небольшой заставленной книжными стеллажами комнате, расположенной высоко над Нью-Йорком, слабо освещенной и наполненной ароматом курений, доктор Фу Манчи в желтом одеянии, но без черной шапочки на огромном черепе сидел с закрытыми глазами за массивным лакированным столом. Из небольшой курильницы на углу стола поднималась тонкая спираль дыма — кто-нибудь мог приписать подобную любовь к изысканным запахам некоей изнеженности великого во всех остальных отношениях человека, но любой знакомый с действием на мозг благовонных курений Древнего Востока верно понял бы подлинные причины такого пристрастия. Таким образом вдохновлялись для предсказаний дельфийские оракулы. Специально приготовленные курения — подобные хайфе Древнего Египта — стимулируют работу подсознания. В комнате раздался голос, хотя, кроме величественного китайца, в ней никого не было.

Доктор Фу Манчи нажал кнопку, голос смолк, и в наполненной запахом благовоний комнате воцарилась тишина. Две, три, пять минут китаец сидел неподвижно с закрытыми глазами, положив тонкие руки на стол.

— Я здесь, хозяин, — произнес тихий голос по-китайски.

— Слушай внимательно, — ответил Фу Манчи на том же языке. — Это крайне важно. Сколько «алых невест» из Новой Зеландии имеется у тебя в запасе?

— Пятнадцать, хозяин. Я принес в жертву пятерых для Джеймса Рише — из опасения, что некоторые не смогут перенести холода.

— Мне доложили, что Враг Номер Один (я слышу ваше шипение, мой друг!) всегда спит с открытыми окнами. Принесите в жертву еще десять наших маленьких подруг. Проследите, чтобы он спал сегодня не в одиночестве.

— Мой господин, у меня нет исполнителя для этой работы. Будь здесь Али Хан, Квонг Ва или кто-нибудь еще из старых слуг… Но их нет. Что я могу сделать в этой цивилизованной стране, куда мой господин привез меня?

Последовали несколько мгновений тишины. Рука цвета слоновой кости с невероятно длинными, но все же красивыми ногтями неподвижно лежала на столе. Затем гортанный повелительный голос произнес:

— Жди приказов.

Тонкий палец нажал на другую кнопку, и вновь наступила тишина. Струйка дыма над курильницей становилась все тоньше и тоньше. Доктор Фу Манчи открыл зеленые, сверкающие, как изумруды, глаза, в которых светилась непреклонная воля, и протянул руку к небольшому пульту. Он вставил штепсель в розетку, и на пульте тотчас загорелась красная лампочка.

— Это Нью-Йорк?

— Керн Адлер слушает.

— Вы знаете, с кем говорите?

— Да. Что я могу сделать для вас, Президент?

Подобострастный голос Адлера звучал нервно.

— Мы еще не встречались с вами, — повелительным тоном продолжал Фу Манчи. — Однако, полагаю, вы обладаете определенной властью над структурами уголовного мира — иначе я не взял бы вас на работу.

Керн Адлер долго молчал, прежде чем заговорил снова.

— Если вы выразите свое желание конкретней, Президент, мне будет легче ответить на ваш вопрос.

— Мне нужен человек по имени Питер Карло. Найдите его. Затем получите дальнейшие инструкции.

Последовала еще одна пауза.

— Я могу найти его, Президент, — раздался затем нервный голос. — Но только через Блонди Ханна.

— Я не доверяю этому Ханну. Вы рекомендовали этого человека, но я еще не взял его на работу. У меня есть на то причины. Тем не менее поговорите с ним. Мое желание вам известно. Доложите, когда исполните его.

Красная лампочка на пульте продолжала гореть. Желтый палец нажал на маленькую кнопку — и в кабинете доктора Фу Манчи стало слышно все происходящее в офисе адвоката Керна Адлера, одного из крупных представителей уголовного мира, оставшихся на свободе после серьезной чистки. Адлер торопливо набирал телефонный номер, потом раздался хриплый голос:

— Привет, Керн. Полагаю, тебе нужен босс? Сейчас соединю.

Наступила тишина, нарушаемая лишь отдаленными звуками танцевальной музыки.

— Здорово, Керн, — заговорил затем тяжелый бас. — Что там у тебя новенького?

— Послушай, Блонди! Я хочу сказать тебе одну вещь. Если хочешь жить спокойно, соглашайся на сотрудничество. Ты меня понимаешь. Так будет лучше для твоего здоровья. Или ты входишь в дело сию секунду — или отходишь от всех дел навсегда. Мне нужна твоя помощь сегодня — и тебе придется оказать ее.

— А теперь послушай ты меня, Керн. Ты складно болтаешь, но, похоже, не понимаешь единственного: ты утонул и до сих пор еще не выплыл. Ты давно кончился, но не хочешь угомониться. Стань лицом к лицу со мной — и мы побеседуем. Я готов. И мне не нужна твоя протекция.

— Мне нужен Карло Муха, я готов хорошо заплатить ему. Для него есть работа сегодня ночью. Президент приказал…

— Президент мне ничего не приказывает! Но я найду тебе Карло Муху, если мне заплатят. Таковы мои условия — сегодня и всегда. Сколько я хочу? Карло будет стоить Президенту (черта с два он Президент) всего-навсего две тысячи долларов. На него можно выйти только через меня. Я его единственный агент, и мои комиссионные — это мой китайский язык.

— Но твои условия нелепы, Блонди. Рассуди здраво.

— А я и рассуждаю здраво. И хочу сказать тебе еще кое-что. — В низком хриплом голосе послышались угрожающие нотки. — Кто-то копался в моих документах прошлой ночью. Я украду тебя у твоих подружек, если узнаю, что это сделал ты. И следующее твое любовное письмо будет лишь перышком, упавшим на землю с крыла ангела.

В этот момент связь с Керном Адлером внезапно прервалась.

— Что за черт? — яростно прорычал Ханн. — Вы разъединили меня! Какого дьявола…

Но протестующие вопли его стихли, когда в трубке раздался гортанный голос.

— Вас соединили со мной — с Президентом… Поль Эркман Ханн — так вас, кажется, зовут? — мне импонирует ваша грубая сила. Вы жестоки. Но вас все равно можно использовать.

— Использовать? — Ханн задохнулся от бешенства. — Послушайте…

— Когда я говорю, слушать должны вы. В ваших документах прошлой ночью копался мой агент, никоим образом с Керном Адлером не связанный. Я узнал о вас многое из того, что интересовало меня, мистер Ханн…

— Вот как?! — по-бычьи взревел Ханн. — Тогда знай, дорогуша! Ты всего-навсего желтомордый чинк, насколько я могу судить. Это говорит мне о многом. Агенты ФБР сидят у тебя на хвосте, желтая крошка. На Централ-стрит уже известны твои отпечатки пальцев. А Гувер узнает тебя и по отпечаткам босых ног. Ты используешь старое укрытие в Китайском квартале, и по твоему следу идет голубоглазый паренек из Англии. Ты увяз по уши, Президент! И нуждаешься во мне, чтобы спасти свою шкуру. Приползай сюда — и обсудим условия.

Длинные пальцы цвета слоновой кости неподвижно лежали на столе. Глаза доктора Фу Манчи оставались закрытыми.

— Ваши доводы произвели на меня впечатление, — мягко произнес он шипящим голосом. — Похоже, вы действительно незаменимый для меня человек. Конечно, давайте встретимся и обсудим условия. Дело не терпит отлагательств…

2

Долгое время Марк Хэпберн безуспешно пытался заснуть. Образ молодой женщины неотступно стоял перед его внутренним взором. Он навел о ней все возможные справки — и полагал, что теперь досье на нее собрано полностью.

Она была вдовой офицера Соединенных Штатов, убитого на Филиппинах три года назад. От брака остался один ребенок, мальчик. Документы, с которыми женщина устраивалась на работу к аббату Донегалю, оказались подлинными во всех отношениях. Тысячу раз ночью и днем Марк Хэпберн вдруг переносился в далекий от действительности прекрасный мир грез, вспоминая глубокие синие глаза. Он не мог представить себе эту женщину замешанной в преступлении. Не мог примириться с подобной мыслью, несмотря на все подтверждающие ее факты.

Молодой человек хотел услышать из уст самой миссис Эдер доказательства ее невиновности — и готов был отнестись к ним с полной серьезностью. По ходу следствия он надеялся (и боялся одновременно) встретиться с ней вновь. Неужели он наконец влюбился — влюбился в недостойную женщину?! Ее побег из Башни Тернового Венца в ту ночь и попытка тайно вынести рукопись, проливающую свет на внезапный обморок аббата Донегаля, — все это требовало объяснения. Однако официальное досье на Мойю Айлин Эдер характеризовало последнюю как молодую женщину благородного происхождения с незапятнанной репутацией.

Она родилась в графстве Уиклоу в Ирландии. Ее отец, капитан Брюн, до сих пор служил на Британском флоте. Покойного мужа миссис Мойя Эдер встретила впервые во время визита Американского флота на Бермудские острова, где она отдыхала с родственниками. Он был ирландцем и прирожденным моряком — и молодые люди поженились еще до отплытия Американского флота. Все это Марк Хэпберн узнал за несколько дней напряженной следственной работы. Теперь, ворочаясь на постели, он снова и снова задавал себе вопрос: имел ли он право задействовать более двадцати агентов и истратить почти тысячу долларов на радиосвязь и телеграф для того, чтобы добыть эту информацию?

Судьбой страны играли сейчас те, кто привык жонглировать человеческими жизнями. Здравые люди молили, чтобы Конституция осталась неизменной. Другие верили в то, что ее усовершенствование (как утверждал доктор Прескотт) явится залогом основания новой Утопии. Другие же, совсем безумные, видели в будущей диктатуре Харвея Брэгга начало Золотого века…

Взяточничество и коррупция, подобно крысам, подточили самый фундамент американского общества; убийцы и преступники наводнили улицы городов… а он, Марк Хэпберн, тратил силы и средства на собирание материалов об одной-единственной женщине. Молодой человек ворочался с боку на бок, мучимый угрызениями совести.

Потом вдруг рывком сел в постели с зажатым в руке пистолетом.

Дверь его спальни очень тихо открылась.

— Руки вверх! — резко произнес Хэпберн. — Быстро!

— Не так громко, Хэпберн. Не так громко.

Это был Найланд Смит.

— Сэр Дэниз!

Смит быстро подошел к кровати.

— Я не хотел будить Фея. У него был тяжелый день сегодня. Но это наша работа, Хэпберн. Не шумите. Просто пройдемте тихонько со мной в мою спальню… Возьмите оружие.

В тишине Хэпберн босиком прошел по коридору и свернул в дверь перед самой прихожей. В комнате Найланда Смита было значительно прохладней: окна раскрыты и шторы на них раздвинуты. Далеко внизу сверкали миллионы огней. Приглушенный шум городского транспорта напоминал раскаты отдаленного грома.

— Закройте дверь.

Марк Хэпберн вошел и осторожно прикрыл за собой дверь.

— Заметьте, я не курил здесь некоторое время, — продолжал Найланд Смит, — хотя и не спал. Боялся огонька трубки.

— Почему?

— Видите ли, наш блестящий противник стал жертвой собственных привычек. У него сложилось обыкновение испытывать смертоносное оружие на какой-нибудь жертве и — в случае удовлетворительного результата — обращать это оружие против меня…

— Я не очень хорошо понимаю, о чем вы говорите.

— А вот о чем: если я не заблуждаюсь, сегодня доктор Фу Манчи намерен совершить покушение на мою жизнь.

— Как?! Но вы находитесь на высоте сорокового этажа над улицей!

— Увидим. Может, вы помните, что из смерти Джеймса Рише я сделал вывод о наличии здесь у Фу Манчи некоторых смертоносных средств из его арсенала…

— Помню. Но мои исследования ничего не дали.

— Подобные неудачи — часть нашей профессии, — сухо отрезал Найланд Смит. — Видите, Хэпберн, на комоде слева от вас установлены два сундука. Залезьте на комод и спрячьтесь за ними — для этой цели я поставил там стул. Ваша задача — незаметно наблюдать за окнами…

— Боже мой! — прошептал вдруг Хэпберн и схватил Смита за руку.

— В чем дело?

— Кто-то лежит в вашей постели!

— Никто в моей постели не лежит. И сейчас нельзя терять ни минуты. Это вопрос жизни и смерти. Займите свой пост.

Марк Хэпберн взял себя в руки: явное присутствие постороннего человека в спальне потрясло его. Но спустя несколько мгновений обычное холодное спокойствие вернулось к нему. Он взобрался на комод и скрючился в тесном закутке за сундуками таким образом, чтобы хорошо видеть окна спальни, оставаясь при этом незамеченным.

— Где вы, сэр Дэниз? — прошептал капитан.

— Тоже в укрытии, Хэпберн. Не предпринимайте никаких действий без моего приказа. А теперь прислушайтесь…

Марк Хэпберн начал прислушиваться. Он отчетливо чувствовал, что опасность придет со стороны окон — хотя о природе ее не догадывался ни в малой степени. Он слышал гудки такси, жуткое завывание пожарных сирен и стройный гул бесчисленных автомобилей. Затем на фоне отдаленного городского шума он услышал совсем рядом некий новый звук…

Звук слабый, тихий, но очень странный: похожий на удар ночной птицы или летучей мыши о каменную стену здания…

Хэпберн напряженно вслушался, сердце его забилось учащенно. Он решил поискать взглядом Найланда Смита. Уже привыкшие к темноте его глаза различили начальника: тот скрючившись сидел на бюро справа от окна с чем-то вроде короткоствольного пистолета в руке.

Затем Хэпберн вновь перевел взгляд на окно.

На фоне мрачного неба он видел четкий силуэт одного из самых высоких зданий Нью-Йорка. Только в трех из великого множества окон горел свет: одно из окон находилось на верхнем этаже, сразу под куполом, а два других — на самом куполе, венчающем высокое узкое здание. В мозгу капитана мелькнула случайная мысль: интересно, кто живет в тех высоких одиноких комнатах? Кто не спит в столь поздний час?

С его поста был виден еще один любопытный огонек: красная мигающая точка слева двигалась по направлению к реке. Затем она промелькнула далеко внизу, и по глухому грохоту Хэпберн понял, что мимо проследовал поезд…

Внезапно большую часть ночного пейзажа заслонил от взгляда четкий черный силуэт…

Он принадлежал человеку, который тоже бодрствовал в эту ночь и сейчас появился в окне, заслонив мерцающие огни города от взора Марка Хэпберна.

Капитан с трудом сообразил, что человек этот чудом вскарабкался по гладкой отвесной стене здания и теперь сидит на карнизе. Наступило мгновение напряженной тишины. Затем со стороны замершего на головокружительной высоте человека донесся шорох; тусклый желтый луч скользнул по стенам комнаты и наконец остановился на кровати.

Марк Хэпберн затаил дыхание. Он едва не выдал свое присутствие.

По виду разобранной постели можно было предположить, что в ней, закрывшись с головой одеялом, лежит спящий человек.

«Доктор Фу Манчи стал жертвой собственных привычек, — эхом прозвучали слова Найланда Смита в мозгу молодого человека. — У него сложилось обыкновение испытывать смертоносное оружие на какой-нибудь жертве и — в случае удовлетворительного результата — обращать это оружие против меня… »

Ночной гость устроился поудобнее на карнизе и протянул в комнату, прямо к постели, что-то вроде тонкой металлической трубки, раздвигающейся наподобие телескопа… На конце ее висел какой-то ящичек. Затем незнакомец сложил трубку — и проделал все это почти бесшумно. Хэпберн напряженно ждал слов команды, не сводя глаз с таинственного незнакомца.

Внезапно послышалось громкое зловещее шипение.

— Стреляйте! — раздался резкий голос Найланда Смита. — Стреляйте в него, Хэпберн!

Черная фигура в окне не изменила напряженной позы, и две огромные руки продолжали покоиться на подоконнике, когда Марк Хэпберн выстрелил один раз, второй… Потом зловещий силуэт исчез.

Странное шипение по-прежнему раздавалось в спальне. Снизу доносился приглушенный шум уличного движения.

Но, сжав кулаки и затаив дыхание, Марк Хэпберн вслушивался столь напряженно, что услышал это…

Глухой удар тела о землю во дворе внизу.

— Не двигайтесь, Хэпберн! — прозвучал властный приказ Найланда Смита. — Не шевелитесь, покуда я не разрешу вам сделать это!

Непонятный запах начал распространяться по комнате — тошнотворный запах какого-то химического вещества.

— Сэр Дэниз! — Это был голос Фея.

— Не входи сюда, Фей! — крикнул Найланд Смит. — Не открывай дверь!

— Хорошо, сэр.

Только очень проницательный человек различил бы нотки подавленной эмоции в обычно бесстрастном голосе Фея.

Шипение продолжалось.

— Это ужасно! — воскликнул Хэпберн. — Сэр Дэниз! Что происходит?

Шипение прекратилось. Теперь Хэпберн определил его происхождение.

— Справа от вас выключатель, — раздался в ответ взволнованный голос. — Попробуйте дотянуться до него, но не двигайтесь с места!

Хэпберн протянул руку вправо, нашарил на стене выключатель, повернул его, и в комнате вспыхнул свет.

Молодой человек обернулся и увидел Найланда Смита на бюро. Странное оружие, принятое Хэпберном в темноте за пистолет, оказалось огромным шприцем с длинной насадкой.

Комнату наполнил сладковатый отвратительный запах, напоминающий одновременно запах йодида и эфира.

Хэпберн взглянул на кровать… и готов был поклясться, что на ней лежит человек, накрытый с головой покрывалом! На подушке рядом с головой спящего лежала деревянная коробочка размером раза в два меньше коробки из-под сигарет. Одна из ее стенок — а именно обращенная к спящему — была откинута.

На подушке чернело множество непонятных черных точек…

— Возможно, наиболее активные еще живы. Хотя сомнительно. Но нужно быть осторожней.

Сквозь шум ночного Нью-Йорка до слуха находящихся в спальне донеслись взволнованные крики со двора внизу.

— Хорошо, что вы не промахнулись, Хэпберн, — отрывисто произнес Найланд Смит, спрыгивая на покрытый ковром пол.

— Меня учили стрелять метко, — бесстрастно ответил капитан.

Найланд Смит кивнул.

— Он заслужил эту смерть. Заподозрив о его приближении, я привел в надлежащий вид свою постель… Быстренько одевайтесь и присоединяйтесь ко мне в гостиной. Нас могут вызвать вниз в любой момент…

Тремя минутами позже оба стояли над столом в гостиной, рассматривая разложенных на листе бумаги черных насекомых. Запах йодида и эфира доносился из смежной спальни. Фей невозмутимо приготавливал виски. Костюм его был в безупречном порядке, за исключением двух незначительных деталей: из-под пиджака виднелся воротничок пижамы, а из-под брюк высовывались ночные тапочки.

— Этот вопрос находится в вашей компетенции, — сказал Найланд Смит. — Я в подобных вещах не разбираюсь. Но заметьте, они совершенно мертвы: ножки скрючены и поджаты. Вещество, которое было в шприце, изготовлено по рецепту моего старого друга Петри. Он находил его незаменимым в Египте… Спасибо, Фей.

Марк Хэпберн изучал мертвых насекомых через лупу. На сморщенных от воздействия смертоносного вещества черных тельцах отчетливо виднелись алые пятнышки. «Алые пятна» — именно эти слова произнес перед смертью Джеймс Рише.

— Ну и что это за насекомые, Хэпберн?

— Не могу утверждать наверняка. Они принадлежат к роду Lacrodectus. Укус их, вероятно, смертелен.

— Укус их безусловно смертелен! — отрезал Найланд Смит. — Укус двух и более таких насекомых влечет за собой смерть в течение трех минут — при этом на теле жертвы высыпают характерные алые пятна. Теперь вы знаете, что находилось в футляре из-под карт, который Джеймс Рише открыл в такси. Несомненно, у него был приказ сделать это в момент остановки у отеля. Одна из шуток доктора. Полагаю, это тропические насекомые?

— Безусловно.

— Теперь вы понимаете, почему я воспользовался вот этим, — он указал на шприц. — Мне приходилось встречаться со слугами доктора Фу Манчи, для которых взобраться на каменную стену дома не труднее, чем взойти по высокой лестнице.

— Боже правый! — хрипло произнес Хэпберн. — Этот человек — дьявол! Сумасшедший садист…

— Или гений, Хэпберн. Взгляните на резервуар, положенный нашим гостем на мою подушку. Он сделан из простой коробки из-под сигарет. Одна его стенка поднимается с помощью маленькой пружинки; последняя приводится в движение тонкой ниточкой, конец которой до сих пор лежит на карнизе. За вот этот крючок на крышке коробка подвешивалась к концу раздвижной трубки, дабы наемный убийца мог просунуть ее в комнату с карниза. Можете заглянуть внутрь. Я убедился, что ни одного насекомого в живых не осталось.

— Этот человек — самое страшное создание из всех, каких знала история Америки, — сказал Хэпберн. — Откуда он достает этих кошмарных насекомых? Он должен иметь агентов во всех уголках земного шара!

Найланд Смит принялся расхаживать взад-вперед, дергая себя за мочку левого уха.

— И он их, безусловно, имеет. За долгое время работы я еще ни разу не чувствовал столь остро необходимость действовать с максимальной осторожностью. Кроме того, кажется, мне начинают изменять силы.

— О чем вы говорите?

— Многие, многие годы, Хэпберн, от моего внимания ускользал совершенно очевидный факт. Есть один очень старый китаец, на след которого я натыкался во многих странах мира: в Лондоне, Ливерпуле, Шанхае, Порт-Саиде, Рангуне. И только теперь, когда он появился в Нью-Йорке, — и Бог знает, как он здесь оказался! — я понял вдруг, что этот грязный древний старик является главой штаба доктора Фу Манчи!

Несколько секунд Марк Хэпберн молча смотрел на собеседника, потом медленно произнес:

— Он отвечает за работу всех людей доктора Фу Манчи в Китайском квартале. Вы имеете в виду Сэма Пака?

— Сэма Пака — и никого другого, — отрывисто подтвердил Смит. — И правда об этом престарелом негодяе открылась мне во всей полноте всего несколько часов назад. Вы поймете мое удивление, когда сами увидите его. Он невероятно стар, и я всегда ставил его на иерархической лестнице всего одной ступенькой выше класса нищих бродяг. Однако во времена императрицы он был губернатором крупной провинций. В действительности же Сэм Пак работал политическим консультантом доктора Фу Манчи! Он один из четырех выпускников Кембриджа китайского происхождения и имеет научную степень Хейдельберга.

— Однако на вашей памяти он работал в трущобах Китайского квартала — содержателем бара?

— Завтра такое же может случиться в России. Принцы и великие князья (я говорю не о жиголо и не о самозваных аристократах), разбросанные по всему миру, в любой момент согласятся работать мусорщиками ради восстановления царской династии.

— Да, это верно.

— Итак, вы понимаете: нам нужно найти этого престарелого китайца. Подозреваю, именно он привез с собой коллекцию отвратительных насекомых, которых доктор Фу Манчи использовал столь успешно. О! Вот и телефон. Нас просят установить личность убитого…

 

ГЛАВА XV

«АЛЫЕ НЕВЕСТЫ»

(продолжение)

1

Старый Сэм Пак совершал ночной обход Третьей базы. Его сопровождали два китайца.

Где-то наверху бушевали политические страсти. Газеты прогнозировали ситуацию в Вашингтоне, забыв о любовных историях, убийствах и разводах. Пресса сообщала, что доктор Орвин Прескотт «отдыхает перед решающим сражением». Имя Харвея Брэгга упоминалось столь же часто. Другие кандидаты на высокий государственный пост мало интересовали журналистов. «Синяя Борода из Бэквуда» — пестрели заголовки на первых страницах газет. Америка начинала принимать Харвея Брэгга всерьез.

Но на Третьей базе безраздельно властвовал старый Пак. Китайский квартал умеет хранить свои секреты. Только обладающий особым чутьем западный человек (чутьем, какое развивается после многих лет изучения восточного образа жизни) мог понять, что затевается что-то необычное. Косые взгляды, неожиданные паузы, незаметные уходы при появлении посторонних лиц… Полицейские с Мотт-стрит часто докладывали о подобных явлениях в последнее время. Ответственные за диагностику азиатского синдрома пришли к заключению о прибытии в Нью-Йорк важной персоны из Китая.

Их предположение оказалось верным. К этому времени все китайцы, живущие в Штатах, знали о прибытии в Америку одного из членов Совета Семи — комитета, управляющего Си Фаном, самой опасной тайной организацией Востока.

Сэм Пак продолжал обход. Третья база представляла собой лабиринт коридоров и лестниц: китайская головоломка. В одном узком коридоре под храмом семиглазой богини вдоль стены стояли шесть ярко раскрашенных гробов — больших продолговатых ящиков со стеклянными крышками. Отвратительный затхлый запах гнили наполнял подземелье.

Один из сопровождающих Сэма Пака китайцев включил свет. Старый мандарин, почти целый век испытывающий на земле превратности судьбы, нес большую связку ключей. По мере движения по коридору он проверял одну за другой двери — заперты ли. Потом старик проверил маленькие ловушки, расположенные по торцам шести ящиков. За стеклом метались вспугнутые ярким светом какие-то гадкие ночные существа…

Массивная железная дверь в стене была надежно заперта на три замка. Здесь хранилась часть странного арсенала, о прибытии которого в Америку догадался Найланд Смит, и находился потайной ход, который соединялся со старым подземным тоннелем, ведущим к реке…

Этажом выше Сэм Пак отпер решетку и заглянул в уютно обставленную спальню. На кровати лежал погруженный в сон доктор Прескотт. Лицо его было смертельно бледным.

Слабое жужжание нарушало тишину подземелья. Сэм Пак вручил связку ключей одному из помощников и медленно поднялся к храму зеленоглазой богини. В зале стоял полумрак — лишь из-за одного цветного шелкового занавеса сюда просачивался слабый свет. Сэм Пак пересек зал, отодвинул занавес и произнес по-китайски:

— Я здесь, хозяин.

— Ты стареешь, мой друг, — раздался холодный, властный голос доктора Фу Манчи. — Заставляешь меня ждать. Жаль, что ты отказался от моего предложения оставить ночные спуски в гробницу.

— Я предпочитаю присоединиться к своим предкам, когда услышу их зов. Ваша мудрость внушает мне трепет. Пока я жив — я служу душой и телом нашим великим целям. Когда придет мой час, я с радостью умру.

Наступило молчание. Сгорбленный Сэм Пак, спрятав сморщенные руки в широкие рукава, ждал…

— Я хочу из твоих уст услышать отчет о работе, которую доверил тебе.

— Вы уже знаете, хозяин, что тот человек, Питер Карло, убит. Мне неизвестно, какие улики он оставил. Но ваш приказ относительно другого человека, Блонди Ханна, выполнен. Он привел Карло в заведение By Кинга, и я разговаривал с ними в потайной комнате. Я проинструктировал Карло, и он ушел. Затем я заплатил Ханну. Я подчинился вашему приказу, хотя и нахожу это необдуманной тратой денег. Остальное сделали А Фу и Чунг Чоу… Теперь у нас осталось только три «алые невесты»…

2

Через час после наступления рассвета Найланд Смит и Марк Хэпберн стояли у двух каменных столов, на которых лежали два мертвых тела.

Один из покойников при жизни был маленьким, но чрезвычайно мускулистым итальянцем с необычно крупными, сильными руками. Сейчас вид его изуродованного, страшно искалеченного тела внушил бы ужас даже человеку с очень крепкими нервами. В помещении раздавался звук капающей воды.

— Вы провели осмотр, доктор? — Найланд Смит обращался к полному румяному человеку, который добродушно улыбался, глядя на экспонаты жуткой выставки, — словно нежно любил их.

— Конечно, мистер Смит! — весело ответил полицейский врач. — Совершенно очевидно, что номер первый (я так называю его, поскольку он был доставлен сюда часом раньше соседа) скончался в результате падения с большой высоты.

— С очень большой высоты, — резко заметил Найланд Смит, — с сорокового этажа «Регал».

— Так я и понял. Замечательно! У него два огнестрельных ранения: одна пуля попала в правую руку, вторая в плечо. Конечно, раны не смертельны. Он скончался в результате сильного удара о землю — самым естественным образом. На руках у него были черные шелковые перчатки. Около тела найден электрический фонарик и тонкая раздвижная трубка из очень легкого металла.

Найланд Смит обернулся к стоящему рядом полицейскому офицеру.

— Мне сказали, инспектор, что вы подняли досье на покойного. Его личность установлена точно?

— Абсолютно точно, — протянул инспектор, который не переставая жевал резинку. — Это Питер Карло по кличке Муха, один из самых известных специалистов по верхним этажам в Нью-Йорке. Он взобрался бы и на статую Свободы, если бы нашел наверху что-нибудь представляющее ценность для вора. Он всегда носил черную шелковую маску и черные шелковые перчатки. Металлической трубкой он пользовался, когда по какой-то причине не мог войти в комнату. С помощью этой штуковины Карло спокойно мог подцепить дамское колечко, лежащее на туалетном столике в пятнадцати футах от окна.

— Не сомневаюсь, — пробормотал Марк Хэпберн. — Значит, с Питером Карло мы разобрались. Теперь…

И он повернулся ко второму столу.

На нем лежало тело огромного светловолосого человека германского типа. Руки покойного были страшно раздуты — так, что два сверкающих драгоценных перстня глубоко врезались в распухшие пальцы. На обеих волосатых руках виднелись алые пятна, и алая сыпь покрывала горло мертвеца. Безобразно раздутое лицо со стеклянными голубыми глазами представляло собой отвратительную карикатуру на лицо, при жизни отмеченное выражением жестокой, грубой силы. Этот покойник внушал еще больший ужас, чем изуродованное тело Питера Карло.

— Вытащен из реки к северу от Манхэттенского моста за десять минут до вашего прибытия, — пояснил инспектор Маккрю, энергично жуя жвачку. — Возможно, между этими двумя смертями нет никакой связи, но я подумал, что вас заинтересует утопленник.

Он оглянулся и поймал странный пронзительный взгляд федерального агента Смита. В обществе этого человека инспектор Маккрю чувствовал себя немного не в своей тарелке.

— А вот это действительно загадочный случай, — заговорил улыбчивый полицейский врач. — Номер второй вовсе не утонул, хотя его и выудили из реки…

— Почему вы так считаете?

— Это совершенно очевидно! — врач заговорил возбужденно и, шагнув вперед, указал пальцем на сыпь, покрывавшую бледную кожу мертвеца. — Обратите внимание на ярко-красную сыпь, характерную для водянки. Человек этот умер от действия какого-то яда — и затем его тело бросили в реку. Медицинские эксперты сделают более точное заключение о причине смерти — но в своих выводах я абсолютно уверен. И, насколько я понял, инспектор, — доктор бросил через плечо взгляд на офицера, — этот человек тоже хорошо известен полиции?

— Хорошо известен полиции! — эхом откликнулся инспектор Маккрю. — Да он хорошо известен всему Нью-Йорку! Это Блонди Ханн, в недавнем прошлом одна из важных шишек уголовного мира. Он был связан почти со всеми преступными группировками города. Держал ресторан в пригороде. Мы знали о его деятельности, но у него были сильные покровители среди политиков.

— Вы готовы написать заключение, доктор? — торопливо спросил Смит. — Я осматривал тело Карло вскоре после того, как его нашли. Полагаю, сейчас мы можем осмотреть тело и одежду Ханна?

— Мы уже сделали это, — сказал инспектор Маккрю. — Его вещи лежат на столе в кабинете.

Серо-голубые глаза федерального агента яростно сверкнули на бесстрастном загорелом лице. Инспектор никогда не отличался особой робостью, но этот ледяной взгляд буквально приковал его к месту.

— Я не отдавал такого приказа!

— Мы осмотрели тело еще до получения инструкций из ФБР.

— Интересно, кто это так распорядился? — Федеральный агент не сводил пронзительного взгляда с лица Маккрю. — Я не потерплю, чтобы мне мешали работать! Вы имеете дело, инспектор, не с обычным преступлением удачливого вора — но с преступлением, значительно более серьезным, нежели вы можете представить себе. Любой мой приказ следует выполнять с предельной точностью.

— Виноват. — На лице инспектора появилось выражение, какое не появлялось уже очень много лет (разве что во время разговоров с рассерженной женой). — Мы не знали, что вас интересует Ханн, и мои ребята просто действовали согласно установленному порядку.

— Покажите мне вещи покойного.

Инспектор Маккрю открыл дверь, и Найланд Смит в сопровождении Хэпберна и полицейского прошел в кабинет. Уже в дверном проеме он обернулся и обратился к угрюмому человеку в брезентовом плаще:

— Насколько я понял, вы — владелец лодки, который вытащил из воды тело. Я поговорю с вами позже:

На большом сосновом столе лежали две кучки вещей. В первой находилась пустая пачка из-под сигарет «Лаки Страйк», зажигалка, черная шелковая маска, черные шелковые перчатки, зубочистка, три долларовые бумажки и восьмидюймовая металлическая трубка пятнадцати футов длины в раздвинутом виде. Смит быстро, но внимательно осмотрел вещи Карло. Их он уже видел.

— Понимаете, тело Ханна только что принесли, — объяснил Маккрю. — Мы не успели выполнить все необходимые формальности.

— Забудьте отныне о заведенных порядках, — прозвучал в ответ решительный голос. — С этих пор я устанавливаю здесь порядки.

Федеральный агент Смит переключил свое внимание на вторую кучку вещей — более интересных и многочисленных. Здесь лежал устрашающего вида пистолет германского производства; маленький грушевидный предмет, в котором легко узнавалась ручная граната; золотой портсигар; нательный пояс с уже опустошенными карманчиками; десять золотых монет достоинством в двадцать долларов; алюминиевая зажигалка; два шелковых носовых платка, бриллиантовая заколка для галстука; связка ключей; упаковка жевательной резинки и большой пустой бумажник из акульей кожи, содержимое которого лежало тут же на столе: несколько писем, промокшая фотография, картонный футляр из-под игральных карт и, наконец, две тысячи долларов стодолларовыми купюрами.

— Где находилась бриллиантовая заколка? — резко спросил Найланд Смит.

— Он всегда носил ее в пальто наподобие значка, — ответил инспектор Маккрю.

— Где лежали купюры?

— В футляре из-под карт.

— Вы можете предположить, зачем человеку носить деньги в футляре?

— Нет, не могу, — ответил инспектор.

— А если эти деньги только что прислали Ханну, вы можете предположить, почему их послали в такой странной упаковке?

— Нет.

Инспектор Маккрю растерянно покачал головой, зачарованно глядя на собеседника.

— Однако, — продолжал Смит, — именно в этом футляре кроется разгадка таинственной смерти Блонди Ханна. — Он резко повернулся, двигаясь, словно на пружинах. Взрывная энергия этого человека просто поражала инспектора. — Все эти вещи я заберу с собой.

Найланд Смит положил руку на плечо Марку Хэпберну, который казался очень бледным в сером свете раннего утра.

— Обратите внимание на деньги в футляре из-под карт, — произнес он. — В этом футляре находилось еще что-то. Доктор Фу Манчи всегда отдает долги… и иногда с процентами…

 

ГЛАВА XVI

СИНЯЯ БОРОДА ИЗ БЭКВУДА

1

Мойя Эдер опустила голову под немигающим взглядом слегка раскосых, зеленых глаз. Человек за столом заговорил властным высоким голосом.

— Я принимаю ваши объяснения. Любой может потерпеть неудачу.

Миссис Эдер подняла ресницы и попыталась выдержать взгляд собеседника — однако не смогла и отвела глаза в сторону.

Лицо доктора Фу Манчи напоминало ей иногда маску дьявола, которая висела на стене в кабинете ее отца в Ирландии.

— Вы работаете на меня превосходно. Жаль, правда, что работаете только из страха. Я предпочитаю энтузиазм. Вы — очаровательная женщина; поэтому я нанял вас. Мужчины — восковые игрушки, и белые пальчики могут вылепить из них все, что угодно — что мне угодно… Ибо всегда, Мойя Эдер, ваши желания должны совпадать с моими — иначе нам придется расстаться.

Синие глаза быстро взглянули на говорящего — и вновь взгляд их метнулся в сторону. Мойя Эдер была безукоризненно одета, безукоризненно причесана и безукоризненно спокойна. Этот ужасный китаец, распоряжающийся сейчас жизнью молодой женщины, в любой момент мог отнять у нее все самое дорогое в жизни. Ее обтянутая перчаткой рука неподвижно лежала на ручке кресла, но миссис Эдер отвела лицо в сторону и закусила губу.

В маленьком тихом кабинете стоял тяжелый запах курений.

— Я старый человек, — продолжал завораживающий голос, — гораздо более старый, нежели вы можете предположить. — Яркие нефритовые глаза вновь закрылись. Казалось, китаец размышляет вслух. — Мне поклонялись, надо мной презрительно смеялись. Я знал лесть, издевку, предательство, со мной обращались, как с шарлатаном… как с преступником. В полиции трех европейских стран уже готов ордер на мой арест. Тем не менее я совершенно бескорыстен. — Он помолчал. Он сидел так неподвижно, что казался резной скульптурой… — Мои так называемые преступления заключались всего-навсего в устранении с моего пути тех, кто мешал мне. Я всегда мечтал о разумном устройстве мира, однако люди называли меня сумасшедшим. Я грезил о мире без войн и болезней, в котором будет строго контролироваться прирост населения и все рабочие руки найдут себе работу. Я грезил о вечном мире на земле. Кроме трех преданных последователей, ни один человек моей расы или другой не захотел посвятить свою жизнь достижению этой цели. И теперь самый мой непримиримый враг идет по моим следам…

Внезапно зеленые глаза открылись. Тонкие желтые руки с невероятно длинными заостренными ногтями высунулись из рукавов желтого одеяния. Доктор Фу Манчи встал во весь рост, воздев к небу зловеще красивые руки, и в голосе его зазвучали нотки экзальтации. Миссис Эдер судорожно вцепилась в подлокотники кресла. Никогда прежде в богатой событиями жизни не приходилось видеть ей зрелища столь вдохновенного фанатизма.

— О боги моих предков! — необычно высокий гортанный голос странно выделял шипящие звуки. — Повелители мира! Неужели все мои мечты закончатся в тюремной камере? Неужели мне суждено принять смерть простым преступником?

Несколько мгновений он стоял неподвижно с поднятыми руками — затем упал в кресло и спрятал ладони в рукава широкого желтого халата.

Мойя Эдер отчаянно пыталась сохранить самообладание. Человек этот пугал ее, как никто никогда в жизни. Инстинктивно она догадывалась, какие страшные преступления отмечали его жизненный путь. Он был холоден и безжалостен. Теперь, потрясенная неожиданным проявлением столь сильной страсти, миссис Эдер спрашивала себя: неужели она попала в руки одержимого безумца? Или этот зловещий хозяин ее судьбы достиг высот философии, не доступных для ума простого смертного?

Когда китаец заговорил снова, голос его звучал совершенно спокойно.

— В Соединенных Штатах я нашел примитивную, но достаточно эффективную организацию, готовую работать на меня. Запрещение продажи спиртных напитков привлекло в эту страну правонарушителей со всего мира. У них нет иной цели, кроме личной выгоды. Здравый смысл президента Рузвельта пресек незаконную деятельность многих преступных элементов. Часть пауков обезврежена, но паутину можно залатать. Видите ли, миссис Эдер, — сверкающие зеленые глаза открылись, — женщины ничего не понимают, им этого не дано от природы. Но именно женщины заставляют мужчин понимать многие вещи.

Теперь она не могла отвести от китайца взгляда. Доктор полностью подчинил ее своей воле — она чувствовала себя совершенно беспомощной. Магический огонь горел в зеленых глазах, но светилось в них еще что-то… что-то совершенно неожиданное для миссис Эдер — и именно это помогло ей взять себя в руки.

— Я не доверяю вам, — продолжал обладатель нефритовых глаз. — В мире мужчин ни одна женщина не достойна доверия. Все же, поскольку я тоже мужчина и очень одинок в последней своей схватке с западной цивилизацией, я позволю вам принять участие в осуществлении моих дальнейших планов. У меня есть возможность следить за работающими на меня людьми. Я знаю, на кого можно положиться…

У миссис Эдер возникло впечатление, что глаза собеседника пронизывают все пространство маленькой комнаты. Она погружалась в зеленое озеро — странное, глубокое, колдовское. Гортанный голос доносился до нее откуда-то издалека. Молодая женщина оказалась в плену чужой воли.

— Для меня не существует иного преступления, кроме неподчинения моей воле. Моя концепция жизни выше всех законов современного человечества. Когда я достигну своей цели, мои соратники разделят вместе со мной власть над миром. Из толпы демагогов, борющихся за власть в этой стране, я выбрал одного в качестве своего ставленника.

Мойя Эдер выплыла из зеленого озера. Доктор Фу Манчи закрыл глаза. Он сидел за лакированным столом, подобный резной скульптуре мертвого бога.

— Я посылаю вас к Харвею Брэггу, — продолжал гортанный повелительный голос. — Будете действовать согласно инструкциям.

2

В просторных апартаментах Эммануэля Дюма на Парк-авеню Харвей Брэгг давал один из своих приемов, которые одновременно шокировали и завораживали миллионы его последователей, узнававших об этих банкетах из утренних газет. Эти оргаистические развлечения, — напоминающие порой фантасмагорию нероновских пиров, а порой пародию на сцены в кабаре из голливудского фильма, — отмечали триумфальное шествие кандидата на пост президента от родного штата до Нью-Йорка.

Голубая Борода из Бэквуда — как окрестил Харвея Брэгга один из политических комментаторов — заинтересовал, развлек, шокировал и ужаснул жителей Юга и Среднего Запада и теперь готовился показать себя вторым Киром, повелителем нового Вавилона. Нью-Йорк был ярким апельсином, на который смотрели его жадные глаза. И он собирался выжать Нью-Йорк до последней капли.

Лола Дюма, занимавшая несколько двусмысленное положение при Харвее Брэгге, служила просто для придания блеска его странной репутации. Теперь, устраивая прием в доме ее отца, этот человек показал себя тем, кем себя считал: современным императором, чьи желания превыше любых законов и приличий.

Лола была дважды замужем и дважды разведена. После каждого развода она возвращала себе фамилию отца, которой необычайно гордилась. Эммануэль Дюма, сделавший колоссальное состояние в годы экономического подъема и почти все потерявший во время кризиса, объявлял себя (без всяких, впрочем, на то оснований) потомком блистательного квартерона, автора «Трех мушкетеров». Если живописная внешность и буйная грива седых волос могли служить доказательством подобного утверждения, тогда в любом суде последнее признали бы справедливым.

Моральная нечистоплотность, заметная даже во времена сухого закона, характеризовала скандальную жизнь Эммануэля Дюма. Впоследствии, когда большинство воротил с Уолл-стрит оказались на мели, неуклонное процветание Дюма оставалось для всех неразрешимой загадкой. Многие объясняли подобное благополучие связью между очаровательной дочерью Эммануэля с темпераментным сладкоречивым политиком, который грозился стать новым Муссолини Америки.

Стены зала, где проходил прием, были украшены подлинными картинами Мориса Лелуара, представлявшими иллюстрации к произведениям Александра Дюма, и обширной коллекцией рапир, пистолей и мушкетов. Были здесь и латы с плеча Луи XIII; и красная шапочка под стеклом, согласно табличке, некогда принадлежавшая тайному советнику короля кардиналу Ришелье; и шкатулки, зеркала и драгоценности Анны Австрийской. При виде этих и многих других исторических экспонатов просто разбегались глаза.

Лола Дюма была в полупрозрачном изумрудно-зеленом одеянии типа пеньюара, едва скрывающем от глаз ее стройное нежное тело. Вокруг девушки толпились возбужденные журналисты. Эммануэль Дюма в бархатной блузе с черным пышным бантом на шее тоже беседовал с группой гостей.

Как известный покровитель и добрый знакомый Харвея Брэгга, он приобрел еще большую по сравнению с прежней известность. Правда, эти двое — отец и дочь — могли бы стать центром внимания практически в любом обществе, единственно благодаря своей красоте (ибо Эммануэль Дюма отличался чрезвычайно привлекательной внешностью).

В зале толпились приглашенные. Известные представители высшего света, которые прежде не снизошли бы до знакомства с Дюма, сейчас восхищались коллекцией оружия и рассматривали картины на стенах, силясь обратить на себя внимание хозяина.

Здесь присутствовали и политические деятели всех направлений.

В воздухе висел густой табачный дым. Шампанское лилось рекой — безостановочно, словно фонтаны в парках Версаля. Многие знаменитые особы оставались незамеченными в этом пестром собрании — ибо отец и дочь Дюма затмевали всех своей красотой и блеском. Казалось, никто из присутствующих, за исключением нескольких женщин, не в силах отвести взгляд от этой великолепной пары — однако все в мгновение ока забыли о хозяевах дома, когда в гостиную без объявления широкими шагами вошел Харвей Брэгг.

Глаза всех гостей устремились на вошедшего. Защелкали фотоаппараты, зашуршали страницы торопливо открываемых блокнотов.

Синяя Борода — Брэгг — был безусловно яркой личностью. Прозвище его имело двойной смысл. Отчасти оно объяснялось количеством брачных союзов Харвея в прошлом; отчасти — его необычно смуглой кожей. Он был чуть выше среднего роста, спортивного телосложения, с чрезвычайно широкими плечами и узкой талией — но при этом обладал в высшей степени развитой мускулатурой бедер и икр, какой отличаются танцовщики русского балета. Он двигался легкой пружинистой поступью боксера. Яркие карие глаза с насмешливыми искорками в них освещали грубое чернобровое лицо, и прямые черные волосы густыми блестящими прядями падали на смуглый лоб. Харвей был тщательно выбрит, однако подбородок его казался голубым даже под толстым слоем пудры.

— Ребята! — воскликнул он голосом, похожим на голос боцмана, отдающего приказ матросам. — Искренне сожалею, что опоздал! Но, полагаю, мистер и мисс Дюма замечательно развлекли вас. Честно говоря, ребята, меня страшно ломало с похмелья…

Это признание было встречено всеобщим смехом.

— Признаюсь, я только что встал с постели. Но я помнил о встрече с вами — и потому нырнул в ванну, побрился, и вот я уже тут как тут!

Замелькали слепящие вспышки фотоаппаратов. Кинокамеры увековечивали характерную позу и костюм бывшего хозяина лесной глуши, который метил ныне в Белый дом.

Костюм же его состоял из надетого на голое тело небесно-голубого халата и красных шлепанцев. Но это был Харвей Брэгг — Синяя Борода, человек, который грозился уничтожить Конституцию и стать новым Гитлером США. Его безобразие (ибо, несмотря на физическую силу и атлетическое телосложение, он обладал безобразной внешностью) внушало благоговейный трепет всем присутствующим на том собрании. Его оглушительный голос ярмарочного зазывалы перекрывал все слабые голоса оппозиции. Он был Харвеем Брэггом. Потенциальным всемогущим Диктатором Америки.

В группе репортеров, жадно внимающих словам Брэгга, находился один неизвестный другим новичок, который представлял популярнейший еженедельник Нью-Йорка. Это был высокий молодой человек в очках, с густыми растрепанными волосами, седеющими на висках, и с щетинистой бородкой. Широкополая черная шляпа и просторный плащ с капюшоном выдавали в нем обитателя Гринвич-Виллидж.

От острого взгляда его глубоко посаженных глаз не укрывалось ничего из происходящего в переполненном зале. Он сделал несколько пометок в блокноте и теперь внимательно наблюдал за Синей Бородой.

— Мальчики и девочки! — Харвей Брэгг поднял руки, как бы благословляя всех собравшихся. — Я знаю, что все вы хотите услышать. Вы хотите услышать, что я собираюсь сказать Орвину Прескотту в Карнеги-холле.

Брэгг опустил руки, когда в ответ на его заявление раздался возбужденный гул голосов, и дождался тишины.

— Я скажу единственное. И это касается, ребята, всех вас… Он сделал плавный жест левой рукой, охватывая все собрание газетчиков. — И весь народ в целом. Я скажу следующее. Наша страна, которую все мы любим, несчастна. Мы знавали тяжелые времена — но мы выстояли. У нас есть стойкость и мужество. И мы остались живы после многих передряг. Да, сэр! Мы выжили, чтобы встретиться лицом к лицу с грядущими опасностями. И я хочу спросить вас, доктор Прескотт: вы торгуете утилем в угоду аббату Тернового Венца — или распродаете свое собственное добро?

Вслед за отцом и дочерью Дюма зааплодировали все присутствующие.

— Я не говорю, ребята, что вся болтовня аббата Донегаля яйца выеденного не стоит. Я утверждаю, что обещания, полученные из вторых уст, не внушают доверия. Я хочу услышать, что может пообещать народу лично доктор Прескотт, и увидеть плоды непосредственно его деятельности. Я не обещаю — я делаю. Ни один гражданин, обратившийся в Лигу истинных американцев, не остался без работы!

Снова раздались громкие аплодисменты.

— Мы ищем человека, способного действовать! Прекрасно! Все сроки истекли. Начинается схватка! Справа Донегаль — Прескотт, слева Харвей Брэгг! Америка для каждого человека — и каждый человек для Америки!

Крики «ура» и оглушительные аплодисменты завершили выступление оратора. Харвей Брэгг с высоко поднятыми руками возвышался над собранием людей, возбужденных его грубым красноречием. В этот момент сквозь жужжание кинокамер и треск фотоаппаратов до слуха Брэгга долетел осторожный шепот:

— Вас хочет видеть одна леди, мистер Брэгг.

Герой дня неохотно опустил руки и обернулся. Позади стоял его личный секретарь Сальвалетти. Они обменялись быстрыми взглядами. Вокруг суетились журналисты.

— Срочное дело? — прошептал Харвей Брэгг.

— Номер Двенадцать.

Брэгг вздрогнул, но тут же взял себя в руки.

— Хорошенькая?

— Красотка.

— Извините, друзья мои! — Мощный голос Брэгга перекрыл возбужденный гомон гостей. — Я вернусь через две минуты.

Лола Дюма была одной из тех, кто услышал обмен тихими репликами. Она закусила губу, резко повернулась и направилась к сенатору с Юга, которого Харвей Брэгг недолюбливал. Вторым был никому не известный журналист-новичок. Он последовал за Лолой Дюма и скоро завязал с ней разговор.

Откупоривались все новые и новые бутылки вина. Газетчики любили бывать на заданиях в доме Дюма…

Прошло более пяти минут, прежде чем Харвей Брэгг возвратился. Он вел за руку очаровательную женщину: ее элегантное платье подчеркивало безукоризненные линии стройного тела, а маленькая французская шляпка сидела на распущенных кудрях цвета красного дерева в высшей степени изящно.

— Люди! — проревел Синяя Борода. — Хочу представить вам моего нового секретаря. — Он взглянул на Лолу и злобно улыбнулся. — Эта девочка знает политическую ситуацию в стране лучше самого Харвея Брэгга!

3

Все здание «Регал-Тауэр» — самую дорогую и фешенебельную часть отеля «Регал-Атениэн» занимали полицейские офицеры и федеральные агенты. Всем гостям, выражавшим желание поселиться в «Регал-Тауэр», говорили, что там мест нет; а проживавших в той части отеля постояльцев вежливо, очень вежливо попросили переехать в другие номера под предлогом срочной реконструкции здания.

Все без исключения служащие — от швейцаров при входе до клерка за стойкой регистрации, включая лифтеров и коридорных, — были переодетыми полицейскими.

Были предприняты все доступные меры для того, чтобы обеспечить секретность поступающих и выходящих телефонных звонков. Ни один штаб никогда еще не охранялся столь тщательно. Наступили времена Армагеддона, хотя мало кто понимал это. И Найланд Смит при поддержке правительства США сражался не во имя спасения Конституции и не ради мирной жизни в стране — но во имя будущего всего человечества. А силы противника возглавлял безумный гений…

Одетый в привычный твидовый костюм, Найланд Смит беспокойно расхаживал взад-вперед по гостиной, зажав трубку в зубах. Его решительности и сосредоточенности мог бы позавидовать любой фельдмаршал. И любой фельдмаршал выбрал бы себе такого начальника штаба, как Марк Хэпберн. Но…

Кто-то открыл дверь номера.

Как по волшебству в вестибюле вырос Фей с засунутой в правый карман рукой. Найланд Смит проворно отступил влево и занял позицию, позволяющую ему видеть входную дверь, оставаясь при этом незамеченным. В прихожую вошел высокий бородатый человек с бледным лицом.

— Хэпберн! — воскликнул Смит, спеша навстречу вошедшему. — Слава Богу, вы целы и невредимы! Что нового?

Капитан Марк Хэпберн, представлявший собой пародию на себя самого, криво улыбнулся. Его бледность и седина на висках были искусственного происхождения. Однако борода и усы являлись растительностью естественной, хоть и подвергнутой воздействию химических красителей. В соответствии с планом эту внешность ему вменялось сохранять довольно долгое время.

— Я иду прямо с приема Брэгга, имевшего место в апартаментах Дюма, — сообщил он, снимая очки и устало глядя на Найланда Смита. — Новостей в целом никаких, кроме того, что личный секретарь Брэгга совершенно определенно связан с доктором Фу Манчи.

— Брэгг уличен уже дважды, — мрачно заметил Найланд Смит. — Лола Дюма почти наверняка работает на доктора.

— Да. — Марк Хэпберн устало опустился в кресло. — Но в этой компании существуют некоторые трения. Незадолго до моего ухода Брэггу доложили о приходе некоей женщины. Мне удалось подслушать разговор между Сальвалетти и Брэггом. Но по тому, как Лола Дюма посмотрела на последнего, я понял, что отношения их становятся натянутыми.

— Опишите Сальвалетти, — кратко попросил Смит. Марк Хэпберн прикрыл глаза. Смит пристально наблюдал за ним. В поведении помощника ему чудилось что-то странное.

— Чуть выше среднего роста, бледный, сутулый. Светло-голубые глаза, темные длинные волосы, мягкий голос и мерзкая улыбка.

— Когда-нибудь видели его раньше?

— Никогда.

— Очевидно, выходец из уголовного мира Америки, — пробормотал Смит. — Поэтому, вероятно, я не знаю его. Вы уверены, что Брэггу доложили именно о женщине?

— Абсолютно уверен. Харвей Брэгг привел ее в гостиную и представил как своего нового секретаря. Именно об этой женщине я хочу поговорить с вами. Я не знаю, что делать. Это была миссис Эдер… которая по моей вине ускользнула из Башни Тернового Венца.

 

ГЛАВА XVII

ХОД АББАТА

1

В помещении с готическими окнами под куполом, где проводил большую часть жизни Обладатель Феноменальной Памяти, погас свет. В темноте мерцал красный огонек сигареты.

После непродолжительного молчания знакомый гортанный голос приказал:

— Отчеты от номеров, ведущих наблюдение за Найландом Смитом.

— Получено три отчета. Мне пересказать их в деталях или подытожить сообщения?

— Подытожьте.

— Доказательств того, что он покидал свою штаб-квартиру в течение последних двенадцати часов, нет. Номер Сорок Четвертый предполагает, что Смит заходил в полицейский морг. Это сообщение не подтверждено. Два номера и восемь оперативных работников на двух автомобилях держат под наблюдением Сентрал-стрит. Федеральный агент Хэпберн из «Регал-Тауэр» не выходил. Таково краткое содержание трех донесений.

В комнате по-прежнему было темно.

— Последний рапорт об аббате Донегале.

— Получен через тридцать минут после исчезновения последнего. Человек, похожий по описанию на аббата, взял напрокат машину у Эльмиры. Вероятно, он прибыл туда с Запада самолетом американской авиакомпании. Изображает англичанина. Ходит с моноклем и носит с собой спортивную сумку с принадлежностями для игры в гольф…

В кабинете, по странному совпадению находящемся на такой же высоте, что и штаб Найланда Смита, но пропитанном не запахом табачного дыма, а ароматом курений, доктор Фу Манчи сидел за лакированным столом. Кроме него, в кабинете никого не было.

Жизнь человека, стремящегося стать властелином Империи, одинока и уныла — пусть тысячи людей готовы выполнять его приказы. Одиночество — мать вдохновения. Получив отчет от Обладателя Феноменальной Памяти, китаец сидел неподвижно с закрытыми глазами в высоком резном кресле. Потом он заговорил так, словно кто-то стоял рядом. На маленьком блестящем пульте перед ним горели две лампочки: зеленая и желтая.

— Отправьте поисковую группу на автомобиле, — произнес он бесстрастным гортанным голосом. — Пусть проверят все фермы, придорожные закусочные и отели, расположенные по указанному маршруту. Аббат Донегаль путешествует инкогнито. Он может изображать английского туриста. Если его найдут — пусть не трогают, но задержат. Ответственный за Донегаля номер должен регулярно посылать сообщения о ходе поисков. Это личный приказ Президента.

Тонкая желтая рука с длинными острыми ногтями протянулась к пульту, и две лампочки погасли. Доктор Фу Манчи открыл чуть затуманенные зеленые глаза и поднял крышку серебряной шкатулки, которая стояла перед ним на столе. Он извлек оттуда маленькую изящную трубку для курения опиума и вставил золотую иглу в резервуар с черным смолистым веществом, полученным в результате вытяжки из белого мака. Доктор не спал сорок восемь часов…

Почти в тот же самый момент в номере, расположенном на верхнем этаже «Регал-Тауэр», Марк Хэпберн говорил по телефону. Он велел переводить все телефонные звонки на его комнату, дабы не беспокоить начальника: Найланд Смит наконец спал.

— Пассажир, сошедший с самолета в Эльмире, похож на человека, которого мы разыскиваем, — говорил он по обыкновению сухим монотонным голосом. — То, что он ходит в бриджах и с моноклем и носит с собой спортивную сумку, ничего не значит. Я установил, что аббат Донегаль раньше пользовался моноклем и лишь потом надел очки. Кроме того, он играет в гольф. Английский акцент ничего не доказывает. Проверьте все придорожные закусочные и отели по возможному маршруту его следования от Эльмиры. Возьмите машину с рацией, дабы мы имели возможность следить за вашими передвижениями. Регулярно докладывайте о ходе поисков. Если опознаете аббата — ничего не предпринимайте без моего приказа. Известие об исчезновении аббата не должно просочиться в прессу. Но он, вероятно, направился в Нью-Йорк с целью занять место Прескотта, в случае если последний не сможет появиться в Карнеги-холле в день дебатов. Это нарушит все наши планы. Хорошо… До свидания.

И Хэпберн положил трубку.

2

В вестибюле маленького деревенского отеля два человека пили кофе у растопленного камина. За окнами бушевала гроза. Ветер завывал в дымоходе, и, когда открылась входная дверь, за ней виднелась завеса мокрого снега. Была ужасная ночь.

Двое у камина представляли собой странную пару. Один мужчина — худощавый, жилистый, чисто выбритый и румяный, с седеющими волосами — был одет в твидовый пиджак, брюки для игры в гольф, толстые шерстяные гетры и коричневые башмаки. Сидящий рядом священник — такого же телосложения и со столь же тонкими чертами лица — смотрел на собеседника, близоруко щурясь. Внимательный наблюдатель заметил бы некоторое физическое — но не духовное — сходство этих двух людей.

— Я хотел сказать, — говорил мужчина с моноклем, набивая трубку, — что сейчас не самое лучшее время для знакомства с Америкой. Согласен, но ничего не могу поделать, если вы меня понимаете. Знаете, как это бывает: сейчас или никогда. Все были чрезвычайно милы… — он зажег спичку. — Я глупый осел. Больше винить некого. Благодаря вам я понял, что сейчас не имеет смысла продолжать путь.

— Мне сказали, что милях в двадцати отсюда живет полковник Шаллоне. — Мягкий голос священника являл собой резкий контраст голосу собеседника. — Лично у меня нет выбора.

— Что?! — Человек с моноклем удивленно поднял глаза от трубки, которую пытался раскурить в этот момент. — Вы намерены продолжать путь?

— Долг обязывает.

— О, понимаю, сэр.

В вестибюль с улицы вошли три человека — энергичных, плотных и суровых на вид.

— Ну, наконец повезло! — воскликнул один из них. Все трое смотрели на обладателя монокля. Один из мужчин — очевидно, главный в группе — поднял руку, словно призывая остальных к молчанию, и шагнул вперед. В этот момент в вестибюле появился хозяин отеля. Мужчина остановился и сурово взглянул на него.

— Найдите немного шотландского виски, — приказал он. — Настоящего. И не здесь. Поищите где-нибудь в другом месте. Здесь у нас деловой разговор.

Хозяин отеля, молчаливый американец, кивнул и исчез в дверном проеме. Суровый мужчина, не снимая шляпы, стоял и рассматривал человека с моноклем. Его товарищи занимались тем же самым. Объект же повышенного внимания, зажав трубку в зубах, растерянно и изумленно взирал на троих незнакомцев.

— Не хотелось мешать вам, — главный небрежно кивнул священнику. — Извините. Но я должен попросить вас… — Тяжелая рука опустилась на плечо человека с моноклем, — выйти со мной буквально на минуту. Хочу задать вам пару вопросов.

— Что это значит, черт возьми?

— Я полицейский и выполняю ответственное задание. Просто пара вопросов.

— В жизни не слышал подобного вздора! — заявил обладатель монокля, поворачиваясь к священнику. — А вы?

— Возможно, вы избавите себя от лишних неприятностей, если побеседуете с офицером.

— Хорошо. Спасибо за совет. Смешно и нелепо, но…

Крепко зажав трубку в зубах, он вышел из вестибюля в сопровождении офицера и двух его помощников. Они оказались в маленьком холле с лестницей, ведущей к верхним этажам. На столе здесь стояла бутылка виски, стаканы и графин холодной воды.

— Идти дальше нет необходимости, — сказал полицейский. — Выясним все здесь. — Он устремил тяжелый взгляд на человека в гетрах. — Послушайте, аббат, к чему весь этот маскарад?

— Что значит «Аббат»?! — прозвучал сердитый ответ. — Меня зовут не Аббат. А если даже и так, то обращаться ко мне подобным тоном — неслыханная наглость.

— Давайте без шуток, это не смешно. Я здесь нахожусь по важному делу. Так какое же имя сочетается с этой стекляшкой в глазу?

— У меня большое желание, — с холодной яростью ответил его собеседник, — послать вас к черту. — Он смерил ледяным взглядом поочередно всех троих угрюмых мужчин. — Вы идете по ложному следу, друзья мои.

Он резко сунул руку во внутренний карман и мгновенно оказался под прицелом трех пистолетов. Не обращая на них внимания, обладатель монокля протянул главному офицеру британский паспорт. Последовала минута зловещего молчания, в течение которой полицейский самым тщательным образом изучал документ и сравнивал внешность стоящего перед ним человека с фотографией в паспорте.

Наконец он обернулся к своим спутникам.

— Ребята, мы ошиблись. Это капитан гренадерских войск достопочтенный Джордж Фосдайк-Фосдайк. Сообщите на базу и получите от Президента дальнейшие инструкции…

Спустя десять минут достопочтенный Фосдайк-Фосдайк остался в вестибюле отеля в полном одиночестве. Трое полицейских ушли. В окне за завесой мокрого снега капитан увидел промелькнувший мимо мощный автомобиль. Добродушный священник тоже исчез. Достопочтенный Фосдайк-Фосдайк был раздражен и заинтригован.

— Разрази меня гром! — воскликнул он.

В этот момент, когда сквозь завывания ветра слышался еще шум отъезжающей машины, снаружи раздался рев другого, еще более мощного автомобиля — подъезжающего к отелю. Дверь снова распахнулась, и в вестибюль вошли два человека. Фосдайк-Фосдайк обернулся к вошедшим.

— На этот раз нам повезло, шеф! — произнес один, обнажив в улыбке ослепительно белые зубы.

Другой кивнул и шагнул вперед.

— Добрый вечер, сэр Патрик Донегаль, — сказал он и, раздвинув на груди мокрый плащ, показал золотой значок. — Ну и заставили же вы нас побегать!

— Эй! Послушайте! — воскликнул Фосдайк-Фосдайк. — Эта идиотская шутка уже устарела!

А добродушный священник на стареньком, но резвом «форде» мчался сквозь снег в сторону Нью-Йорка. Аббат Тернового Венца продолжал свое путешествие.

 

ГЛАВА XVIII

МОЙЯ ЭДЕР ПОЯВЛЯЕТСЯ ВНОВЬ

Мойя Эдер вышла из лифта, пересекла мраморный вестибюль роскошного многоквартирного дома и вышла на Парк-авеню. Она куталась в норковую шубку, и маленький баскский беретик плотно сидел на ее кудрях цвета красного дерева. Пронзительный ледяной ветер на время разогнал облака на сверкающем небе. Мойя с наслаждением вдохнула холодный свежий воздух, который казался тем более чистым после прокуренной гостиной Дюма.

Новое назначение пугало молодую женщину. По какой-то известной только Президенту причине ее назначили на место Лолы Дюма. А она боялась недовольства Лолы почти так же, как недовольства Президента. В жилах мисс Дюма текла желтая кровь — более заметная в ней, нежели в ее отце — и это делало девушку опасным врагом. Мойя, встречавшая Лолу несколько раз прежде, считала ее восхитительно красивой, но злой колдуньей, искушенной в таинственных ритуалах.

Молодая женщина быстро пошла в сторону ближайшего отеля: там организация, к которой она против своей воли принадлежала, сняла для нее номер на имя Айлин Брион. Мойя чувствовала себя так, словно только что избежала опасности.

Харвей Брэгг, потенциальный диктатор Америки, принял ее с таким энтузиазмом, с каким султан принимает в свой гарем юную рабыню-черкешенку. И ей не к кому было обратиться за помощью — разве что к Президенту. Как ни странно, она верила этому величественному, но злому человеку.

Газеты, много внимания уделяющие политическим новостям, не оставили, однако, незамеченной смерть Джеймса Рише. В глубине души Мойя была уверена: Джеймса Рише казнили по приказу Президента. Могущество зловещего китайца внушало ужас, но — хотя в его руках находилась сейчас жизнь куда более дорогая для Мойи, чем собственная, — молодая женщина служила ему не только из страха. Доктор Фу Манчи никогда не заставлял миссис Эдер совершать поступки, идущие вразрез с ее жизненной философией. Иногда во сне китаец представлялся ей Сатаной, падшим сыном утра, но втайне она не сомневалась в ненарушимости данного им слова. С точки зрения западного человека деяния доктора были отвратительны, однако, как ни странно, он всегда поступал по принципу «меры за меру» в отношении своих подчиненных.

Первые инструкции, полученные Мойей в отношении Брэгга, касались будущих дебатов в Карнеги-холле. Она вручила новому хозяину какие-то отпечатанные на машинке заметки, многие из которых он яростно раскритиковал. Во время первой беседы с ним молодая женщина с удивлением поняла: Брэгг никогда не встречался с Президентом!

— Я имею дело с этой шайкой уголовников до тех пор, пока они платежеспособны, — объявил он. — Но можете передать своему «Президенту», что мне нужны его деньги, а не приказы!

Мойя напомнила Брэггу, что все полученные ранее указания неизменно способствовали его успеху. Страшно заинтригованный хозяин попытался устроить секретарше допрос. Потерпев неудачу, он изменил тактику и грубо и страстно овладел молодой женщиной…

На ходу Мойя подняла лицо к целительному в своей чистоте лунному свету. Сальвалетти тактично прервал эту первую встречу, но молодая женщина содрогалась при виде Сальвалетти, как инстинктивно содрогаются при виде змеи. С тех пор подобные сцены повторялись много раз.

Мойя Эдер достигла отеля и уже входила в дверь, когда кто-то тронул ее за плечо.

Это случилось наконец — и она почувствовала облегчение и почти радость.

С той снежной ночи у Башни Тернового Венца Мойя с часу на час ожидала ареста. Она быстро обернулась.

Позади стоял высокий бородатый человек в очках, черной шляпе и плаще с капюшоном.

— Живете здесь, миссис Эдер? — сухо поинтересовался он.

Тихий голос ее почти потонул в шуме уличного движения.

— Да. Кто вы и что вам надо?

Но еще не договорив до конца, она поняла, что слышала этот монотонный голос раньше. Глаза мужчины сверкнули за стеклами очков.

— Мне надо поговорить с вами.

— Но я не знаю вас.

Мужчина раздвинул плащ на груди, и Мойя увидела блеск золотого значка. Да, она оказалась права: это федеральный агент! Все кончено, она попала в руки правосудия и освободилась наконец из-под власти ужасного Президента. Но…

Вестибюль роскошного дома пустовал — ибо час был поздний. Усевшись напротив федерального офицера за маленький столик, Мойя Эдер уже полностью владела собой. За последние годы она поняла, что не может позволить себе роскошь быть женщиной, и благодарила небо за доставшиеся ей по наследству мужество и здравый смысл. Эти качества спасли ее от сумасшествия, от самоубийства — и от вещей даже более страшных.

Федеральный агент снял черную шляпу. Мойя тут же узнала его и с удивлением осознала, что почувствовала мгновенный укол радости.

Молодая женщина улыбнулась этому бородатому человеку — а она прекрасно знала, насколько обворожительна ее улыбка.

— Должна ли я считать себя арестованной? Ведь если так, то едва ли мне представится счастливая возможность побега, как в прошлый раз.

Марк Хэпберн снял очки в черепаховой оправе и устремил тяжелый взгляд на собеседницу. Она помнила эти глубоко посаженные глаза — мечтательные глаза поэта. Теперь они были холодны и суровы. Ее отвага и дерзость пробудили в сердце Марка Хэпберна дух предков-квакеров, бессонный дух пуритан. Когда он заговорил, голос его звучал жестко.

— Теоретически я должен арестовать вас, миссис Эдер. Но мы не столь неукоснительно придерживаемся буквы закона, как полиция. — Молодой человек смотрел на ее твердые, прекрасного рисунка губы и старался понять, как обладательница их могла дарить поцелуи Харвею Брэггу. — С той самой ночи у Башни я искал случая побеседовать с вами.

Мойя не ответила.

— Ваш коллега по работе у аббата Донегаля недавно был убит. Вы слышали об этом?

Миссис Эдер кивнула.

— Да. Но почему вы считаете, что он убит?

— Потому что я знаю, кто убил его. И вы тоже знаете. Это доктор Фу Манчи!

Марк Хэпберн произнес последние слова с особым нажимом, ни на миг не сводя взгляда с женщины. Но тем самым он лишил ее возможности безбоязненно говорить правду. Миссис Эдер предполагала, что федеральный агент знает о существовании Президента — но для всех членов организации имя последнего оставалось неизвестным, и лишь два раза ей довелось слышать, как в беседе его называли «Маркизом».

— Сколько мне помнится, — спокойно ответила Мойя, — я никогда в жизни не встречала человека по имени Фу Манчи.

Марк Хэпберн, получивший от Найланда Смита разрешение вести это дело самостоятельно, понял, что взялся за непосильную задачу. Женщина боролась за свою свободу — и он не мог терзать ее. Молодой человек помолчал несколько секунд, продолжая пристально смотреть на собеседницу, потом произнес:

— Мне чрезвычайно неприятно, миссис Эдер, представлять вас на допросе в полиции. Но вы, как и я, должны знать, что некие силы приводят в выполнение план захвата власти в этой стране. Вы замешаны в этом деле. Мой долг велит мне тоже вмешаться в происходящее. Я могу обеспечить вашу безопасность. Вы можете покинуть страну, если хотите. Я знаю, откуда вы приехали сюда и где находится в настоящее время ваш отец…

Глаза Мойи широко раскрылись на миг и затем закрылись почти полностью. Этот человек был прямодушен и честен: он предлагал ей свободу, давал шанс жить собственной жизнью снова… и она не могла, не осмеливалась принять его предложение!

— Ваше место не в банде убийц. Вы принадлежите к совершенно другому обществу. Я хочу, чтобы вы вернулись туда. Поверьте мне — и не пожалеете. Но если вы попытаетесь обмануть меня, у меня не останется никакого выбора.

Марк Хэпберн замолчал, продолжай глядеть прямо в лицо Мойи. Она смотрела в сторону невидящим взглядом. Но чувствительной и сострадательной душой своей молодой человек понял, что собеседница услышала его слова и сейчас отчаянно пытается решить для себя какую-то неизвестную ему проблему. В полутемном вестибюле стояла полная тишина, поэтому, когда в дальнем конце зала прежде не замеченный человек встал с кресла и прошел к лифту, Марк Хэпберн резко обернулся и бросил в его сторону настороженный взгляд. Миссис Эдер по-прежнему была погружена в раздумья. После долгого молчания она решительно взглянула на молодого человека и твердо сказала:

— Я доверюсь вам, поскольку чувствую, что могу это сделать. Я рада нашей встрече: в конце концов, может быть, это выход для меня. Вы поверите мне, если я поклянусь действовать неукоснительно по плану, который собираюсь предложить вам…

Двумя минутами позже человек, поднявшийся на лифте из вестибюля, говорил по телефону из своего номера:

— Мисс Айлин Брион беседует в холле с бородатым человеком в очках и плаще с капюшоном. Время: два часа пятьдесят пять минут. Докладывал номер Сорок Девятый.

 

ГЛАВА XIX

КИТАЙСКИЕ КАТАКОМБЫ

1

Орвин Прескотт открыл глаза и обвел медленным взглядом маленькую спальню: два стола со стеклянным верхом, белые стены, лампа под зеленым абажуром возле кресла, в котором сидела медсестра. Очень красивая медсестра, темные глаза которой были устремлены на доктора.

Он заговорил не сразу, но некоторое время лежал, наблюдая за девушкой и размышляя.

Что-то происходило в Карнеги-холле. Память работала плохо… Что-то случилось во время его дебатов с Харвеем Брэггом. Неужели переутомление и чрезмерное волнение привели к нервному срыву? Он очнулся явно в какой-то клинике.

Состояние его ума логично объяснялось подобным предположением. Орвина Прескотта зачаровали прекрасные темные глаза под белым головным убором сиделки. Лицо девушки показалось ему смутно знакомым. Он слабо пошевелился и с облегчением понял, что тело вполне повинуется ему.

— Сестра… — Голос доктора звучал громко и повелительно, следовательно, мозг и тело по-прежнему верно служили ему, что бы там ни случилось. — Все это в высшей степени странно. Пожалуйста, скажите, где я нахожусь?

Сиделка встала с кресла и подошла к постели. Она была очень стройной и тонкой и двигалась необычайно грациозно.

— Вы находитесь в клинике Парк-Хаус, доктор Прескотт. И я рада, что вы полностью пришли в себя.

— Я потерял сознание во время дебатов?

Сиделка улыбнулась и отрицательно покачала головой.

— Что за странная мысль, доктор? Но я понимаю, почему у вас возникло такое предположение. Вы помните, конечно, как ушли из Уивер-фарм, дома вашей кузины? Шел снег. Вы поскользнулись и упали и долгое время пролежали без сознания. Вас доставили сюда. Сейчас за вами наблюдает доктор Сигмунд. Но все будет в порядке, вот увидите.

— Я чувствую себя хорошо, как никогда в жизни.

— Вам действительно уже хорошо.

Девушка опустилась в кресло рядом с кроватью и положила прохладную ладонь на лоб Прескотта. Опущенные на больного темные ее глаза были невероятно красивы.

Внезапно доктор Прескотт порывисто сел.

— И все же я не понимаю. Уверяю вас, я помню целые эпизоды дебатов в Карнеги-холле: триумф Брэгга, собственное поражение, полную свою неспособность отражать грубые выпады соперника…

— Вам все приснилось, доктор. Естественно, мысль о будущих дебатах занимала ваш мозг. Не волнуйтесь.

Медсестра ласково заставила больного лечь.

— В таком случае что произошло на самом деле? — с вызовом спросил он.

Медсестра снова успокаивающе улыбнулась.

— Еще ничего не произошло — кроме того, что мы привели вас в полный порядок, и вы можете принять участие в дебатах в Карнеги-холле сегодня вечером.

— Что?

— Дебаты в Карнеги-холле состоятся сегодня вечером, и, уверена, после беседы с вашим секретарем мистером Норбертом — который ожидает за дверью — вы будете совершенно готовы к выступлению.

Орвин Прескотт пристально смотрел на девушку. Новая ужасная мысль зародилась в его мозгу.

— Так, значит, вы уверяете… прошу вас быть откровенной со мной… что дебатов еще не было?

— Даю вам слово. — Взгляд сиделки казался предельно искренним. — Ничего загадочного в ваших фантазиях нет: вам просто привиделся живой сон на тему, так долго занимавшую ваше воображение.

— Значит, я нахожусь здесь?..

— Со времени несчастного случая, доктор. — Девушка поднялась, пересекла палату, нажала на кнопку звонка и объяснила: — Я вызываю мистера Норберта. Естественно, он хочет видеть вас.

Но в мозгу Прескотта звучали целые фразы из дебатов в Карнеги-холле. Как наяву, он видел Брэгга и полный народа зал — словно живые картины прокручивались перед его умственным взором!

Дверь открылась, и вошел Норберт — смуглый, тщательно причесанный, с аккуратными черными усами офицера Британских войск. Он шагнул к постели с протянутой рукой и воскликнул:

— Доктор Прескотт! Замечательно! — Он повернулся к сиделке. — Сестра Арлен, я поздравляю вас. Доктор Сигмунд очень доволен вами.

— Раз вы здесь, Норберт, — сказал Прескотт, — давайте все выясним. Многое остается совершенно непонятным. Невероятно, чтобы я мог пролежать здесь…

— Забудьте обо всем этом сейчас, доктор! — настойчиво попросил Норберт. — Мне сказали, что вы полностью поправились. И в данный момент нужно думать об одном: о предстоящих дебатах.

— Они действительно состоятся сегодня вечером?

— Понимаю ваше удивление — но действительно сегодня вечером. Вообразите себе наше волнение! Дебаты — самое серьезное препятствие на стремительном пути Харвея Брэгга к Белому дому. Я хочу освежить в вашей памяти все наши заметки, сделанные до несчастного случая на Уивер-фарм. Мне пришлось уехать в Вашингтон, вы помните? Я добавил еще несколько положений. Вы в состоянии немного поработать сейчас?

Он повернулся к сиделке.

— Сестра Арлен, вы уверены, что это не утомит мистера Прескотта?

— Доктор Сигмунд уверен, что это будет способствовать окончательному его выздоровлению.

Взгляд доктора Прескотта задержался на прекрасном смуглом лице. Затем доктор повернулся к Морису Норберту. Он ощутил растущее в душе возбуждение и страстное желание выполнить стоящую перед ним великую задачу.

— Возможно, когда-нибудь я пойму, но сейчас…

Норберт открыл папку.

2

В маленьком квадратном помещении с каменными стенами, глубоко в китайских катакомбах, старый Сэм Пак сидел, скрючившись, на диванчике у стены. Сгорбленная неподвижная фигура напоминала со стороны набальзамированную мумию. В комнате почти не было мебели: стоял один лишь длинный узкий стол и кресло рядом. На столе лежали какие-то медицинские инструменты. Пол устилали два ковра. В дверном проеме в виде арки висели алые занавеси.

Внезапно они раздвинулись, и в комнате появился высокий человек в черном пальто с каракулевым воротником, в каракулевой шапке и в очках. Когда он вошел — совершенно бесшумно, — Сэм Пак вскочил и низко, на китайский манер, поклонился. Высокий человек прошел к креслу у стола и сел.

Он снял очки. Прекрасное изборожденное морщинами лицо его, столь многим напоминавшее лик Сатаны, открылось Сэму Паку во всем своем величии.

— Садись.

Сэм Пак вновь занял свое место.

— Ты гарантируешь, — продолжал резкий гортанный голос, — присутствие доктора Прескотта на дебатах сегодня вечером?

— Даю вам слово, Маркиз.

— Три капли настойки нужно дать за десять минут до выхода.

— Будет сделано.

— Кроме того, друг мой, мы страдаем от рук бездарей, которых вынуждены нанимать. Этот несносный священник Патрик Донегаль выскользнул из наших сетей, и нет уверенности, что он не попал сейчас в руки Врага Номер Один.

Сэм Пак медленно склонил древнюю голову в знак согласия.

— Появление аббата в Карнеги-холле, — продолжал доктор Фу Манчи, — может сорвать все мои планы. Однако, — он снял тяжелые перчатки и положил длинные костлявые руки на стол, — я пребываю в неизвестности.

— На войне, хозяин, всегда есть элемент неопределенности.

— Неопределенность присуща несовершенному плану. Неуверенным может быть только дурак, — ответил Фу Манчи шипящим голосом. — Но условия крайне неблагоприятны для меня, мой друг. Представьте мне этого человека, Германа Гроссета, которого вы выбрали для выполнения великой задачи.

Сэм Пак слегка пошевелился и нажал на кнопку звонка. Занавес раздвинулся, и в дверном проеме появился слуга-китаец. Получив краткие указания, он вышел.

В странной комнате наступило молчание. Доктор Фу Манчи сидел с полузакрытыми глазами, откинувшись на спинку кресла. Сэм Пак по-прежнему напоминал мумию, которую некий легкомысленный археолог в виде шутки посадил на диван. Затем послышались торопливые шаги, занавеси раздвинулись, и в комнату вошел человек.

Среднего роста, невероятно мощного телосложения, темнолицый, угрожающего вида Герман Гроссет производил впечатление человека, с которым лучше не ссориться. Вошедший безо всякого испуга осмотрелся по сторонам, с явным безразличием встретил взгляд полузакрытых зеленых глаз и практически проигнорировал присутствие старого Сэма Пака. Он шагнул к столу и уставился сверху вниз на доктора Фу Манчи.

Чертами темнобрового лица мужчина отдаленно напоминал Харвея Брэгга. И действительно, Гроссет приходился потенциальному диктатору США единоутробным братом.

— Итак, вы и есть Президент? — В уверенном голосе звучали нотки заинтересованности. — Рад познакомиться с вами, Президент. Не правда ли, смешно? Вы поддерживаете Харвея, но приглашаете к себе в офис меня.

— Обстоятельства дела таковы, — последовал холодный ответ, — что если вы не угодите мне, то едва ли выйдете отсюда.

— О! Вы собираетесь предложить мне закрытый автомобиль и секретную командировку? — Гроссет расхохотался и с грохотом опустил кулак на стол. — А ну-ка!

Молниеносным движением он выхватил из кармана пистолет и направил его на доктора Фу Манчи.

— Я пошел на такой риск, потому что умею постоять за себя. Пока вы играете за Харвея, я играю на вашей стороне. Но вы отправитесь в свой китайский рай в ту самую минуту, когда попытаетесь перейти ему дорогу. Харвей станет президентом. Харвей станет диктатором. Только таким образом можно навести порядок в стране. Я без колебаний… — он постучал дулом пистолета по столу, краем глаза наблюдая за старым китайцем на диванчике, — я без малейших колебаний застрелю любого, кто осмелится встать на пути брата. Он поступил верно, назначив меня начальником отряда телохранителей.

Длинные желтые руки доктора Фу Манчи с жуткими на вид заостренными ногтями оставались совершенно неподвижными. Ни один мускул не дрогнул на зловещем лице китайца. Глаза его казались зелеными щелками на желтой маске.

— Никто не сомневается в вашей преданности Харвею Брэггу, — мягко произнес Фу Манчи. — Этот вопрос не подлежит обсуждению. Мне известно, что вы любите брата.

— Я готов умереть за него.

Пистолет исчез в кармане, откуда появился. Двое обнаженных по пояс мужчин совершенно бесшумно появились в комнате и, словно две пантеры, прыгнули сзади на Гроссета.

— Черт! — взревел он. — В чем дело?

Он резко наклонился вперед, пытаясь перебросить через могучее плечо одного из нападающих, но не смог, схваченный железными руками.

— Ты, проклятый желтокожий обманщик! — простонал Гроссет, когда ему до хруста в костях заломили руку за спину.

В раскрытом рту его тут же оказался кляп. Гроссет зарычал, застонал, попытался пнуть невидимого противника — затем почувствовал болезненное нажатие чьих-то пальцев на глазные яблоки и потерял способность сопротивляться…

Он даже не видел своих противников, когда ему связывали руки и ноги.

Во время этой сцены доктор Фу Манчи даже не пошевелился. Связанного человека, яростно мычащего и испепеляющего китайского доктора ненавидящим взглядом, вынесли из комнаты. Тогда Фу Манчи произнес гортанным голосом, обращаясь к мумиеподобной фигуре на диване:

— Друг мой, тебе удалось завербовать на работу несколько отличных слуг. Это хорошо.

— Да, хорошо, — пробормотал Сэм Пак.

— Сегодня, — решительно продолжал китаец, — нужно провести проверку. На ту женщину, Эдер, которой я доверил опеку Харвея Брэгга, можно положиться. Она у меня в руках. Но сам Брэгг в своем наглом высокомерии может подвести нас. Больше меня ничего не тревожит. — Фу Манчи закрыл глаза и как будто начал думать вслух: — Если Враг Номер Один действует совместно с аббатом Донегалем, то нужно перекрыть все входы в Карнеги-холл. Это я могу организовать. Больше нам бояться нечего.

Он осторожно взял со стола шприц с бледно-зеленой жидкостью. Сэм Пак смотрел на хозяина затуманенным взором. Доктор Фу Манчи встал и произнес с энтузиазмом ученого-исследователя:

— К сожалению, от первого вашего эксперимента по применению этого крайне интересного наркотика зависит наша удача или неудача в деле чрезвычайной важности. Пойдемте, друг мой. Я хочу, чтобы вы присутствовали при этом…

Они пересекли тихий храм семиглазой богини: доктор Фу Манчи двигался бесшумной кошачьей походкой, старый Сэм Пак шаркал позади. Они спустились по каменной лестнице, прошествовали по коридору с шестью разноцветными контейнерами и миновали железную дверь, за которой начинался ведущий к реке потайной ход.

В маленькой камере, ярко освещенной подвесной лампой, слуги уже заканчивали привязывать пленника к скамье, когда доктор Фу Манчи появился в дверном проеме.

— Можете идти! — скомандовал доктор по-китайски. Слуги поклонились и вышли. Их мускулистые тела блестели от пота. Гроссет тоже обливался потом. Он был раздет до пояса, и его глаза буквально вылезали из орбит.

— Выньте кляп, друг мой, — приказал доктор Фу Манчи.

Старый Сэм Пак склонился над Гроссетом и неожиданно ловким движением раздвинул ему рот, извлекая оттуда кляп. Гроссет повернул голову в сторону и с отвращением сплюнул.

— Грязные желтые убийцы! — прошептал он задыхаясь. — Вас подкупили. Может, вы надеетесь… — Мощная грудь его часто вздымалась. — Может, вы надеетесь протащить в Белый дом президента? Знайте же: если с Харвеем что-нибудь случится, в Соединенных Штатах никогда не будет диктатора!

— Мы не сомневаемся в вашей любви к Харвею Брэггу, — произнес доктор Фу Манчи.

— А у вас нет оснований сомневаться! Посмотрите, как я умру за него здесь и сейчас. Знайте: он величайший человек в этой стране не для одного поколения американцев! Подумайте над моими словами.

— Вы не собираетесь изменить свое мнение по некотором размышлении?

— Не собираюсь. — Голос Гроссета набирал силу. — Послушай, ты, желтолицее исчадие ада! Ты не купишь меня за все золото Вашингтона. Я посвятил Харвею жизнь… и умру за него!

— Восхитительные сантименты, — пробормотал доктор Фу Манчи, нагибаясь со шприцем в руке над связанным человеком.

— Что вы собираетесь делать? — завопил Гроссет с неожиданным ужасом. — Что вы собираетесь делать? О, грязная желтая свинья! Будь у меня развязаны руки…

— Я собираюсь убить вас, мой друг. Для вас больше нет места в моих планах.

— Хорошо, застрелите меня, — простонал пленник. — Или убейте ножом. Но эта штука…

Он испустил дикий вопль, когда игла вонзилась в его тело. Голубые вены веревками вздулись на лбу и мощных руках связанного человека, когда он последним отчаянным усилием попытался освободиться от пут. Но тщетно. Гроссет мучительно застонал и затих.

Доктор Фу Манчи отдал шприц старому мандарину, бесстрастно наблюдавшему за происходящим, наклонился и приник ухом к груди бездыханного человека. Потом выпрямился и кивнул.

— Вторую инъекцию следует сделать за два часа до операции, — Фу Манчи посмотрел сверху вниз на привязанное к скамье могучее тело. — Ты убил множество людей, защищая своего идола, Гроссет. О семерых жертвах мне известно наверняка, но были и другие. Свою карьеру ты закончишь убийством настоящего врага…

3

Карнеги-холл был набит до отказа. Такую аудиторию не собрал бы и Фриц Кестлер. Безрассудные обещания Харвея Брэгга — к которому серьезные политики относились, как к ничтожному царьку местного значения, и который превратился теперь в признанного национального лидера — заставили американцев признать, что диктатура, до последнего времени являвшаяся предметом для насмешек, может действительно установиться в стране.

Лига истинных американцев предположительно насчитывала уже пятнадцать миллионов членов. Многие тысячи бездомных и потерявших надежду людей получили с помощью Харвея Брэгга работу — и этот факт не подлежал сомнению. Все предпринятые старой администрацией меры — даже самые жесткие — не могли погасить лихорадочного восторга, внушаемого простому народу Синей Бородой из Бэквуда.

Неуклонно растущая по численности часть населения считала его спасителем страны. Другие, более разумные граждане видели в нем угрозу для Конституции. Доктор Прескотт — образованный и искренний человек — сумел вбить клин между двумя враждующими сторонами.

Каждый здравомыслящий гражданин оценивал по достоинству стремление доктора Прескотта к разумному управлению страной. Сейчас его целью было расколоть лагерь Брэгга. Но некоторые считали, что втайне он стремится занять президентское кресло — пусть сам Прескотт и отвергал подобные обвинения.

За пределами страны ходили слухи, что он покажет себя сегодня вечером на дебатах.

У доктора Прескотта несомненно было много поклонников среди мыслящих людей, и политические эксперты понимали: если в одиннадцатом часу на его чашу весов ляжет авторитет аббата Тернового Венца, то силы Орвина Прескотта станут столь же грозными, как силы Харвея Брэгга.

В течение нескольких последних месяцев все остальные претенденты на президентское кресло были сметены с политической карты. Республиканцы сплотились вокруг доктора Прескотта. Фермеры твердо стояли за старую администрацию, хотя в Огайо образовалась довольно крупная партия сторонников Брэгга. Призрак третьей, консервативной партии уже витал вокруг аббата Донегаля, близкого друга Прескотта.

Огромное здание полностью находилось под контролем полиции. Переодетые полицейские патрулировали по всему маршруту от дома Дюма на Парк-авеню до дверей Карнеги-холла. До самого начала дебатов никто не знал о местонахождении Прескотта. Зоркие полицейские впустили в зал зрителей, числом более трех тысяч, внимательно разглядывая каждого входящего.

Военный оркестр играл патриотическую музыку — и три тысячи голосов подхватывали отдельные песни. Публика пребывала в напряженном ожидании и страшном возбуждении.

Найланд Смит находился в недосягаемом для гула взволнованной толпы офисе, откуда поддерживал постоянную связь с полицейским управлением и Феем, дежурившим у телефона на верхнем этаже «Регал-Тауэр». Марк Хэпберн в очках и с бородой ходил по всем этажам Карнеги-холла и время от времени докладывал о результатах наблюдений.

Снаружи свет прожекторов превратил ночь в день. Группа кинооператоров ждала прибытия в Карнеги-холл известных представителей высшего света.

Тысячи разочарованных, не сумевших попасть на дебаты, запрудили близлежащие улицы. Патрульные полицейские — пешие и конные — расчищали в толпе дорогу для подъезжающих машин.

Хэпберн вошел в офис как раз в тот момент, когда Найланд Смит опускал трубку на рычаг. Смит обернулся и вскочил на ноги.

Сара Лэкин, сидевшая в кресле у стола, вопросительно взглянула на вошедшего. Марк Хэпберн отрицательно покачал головой и снял очки.

— Почти наверняка можно утверждать, — произнес он по обыкновению бесстрастным, монотонным голосом, — что аббат Донегаль здесь еще не появлялся.

Найланд Смит принялся расхаживать взад-вперед по комнате, дергая себя за мочку левого уха. Потом сказал:

— И с Мотт-стрит тоже никаких новостей не поступало. Я начинаю удивляться… и сомневаться.

— Я считалась с вашим мнением, — раздался серьезный голос мисс Лэкин. — Но никогда не скрывала своей точки зрения. Полагаю, поверив письму (написанному, надо признать, действительно рукой Орвина), вы совершили ошибку.

— Телефонный звонок Мориса Норберта, поступивший сегодня утром, подтверждает верность предпринятых нами шагов, — сухо заметил Хэпберн.

— Здесь я должна согласиться с вами, капитан Хэпберн, — признала мисс Лэкин. — Но не могу понять, почему мистер Норберт не смог навестить меня или вас лично. Действительно, у Орвина есть обыкновение скрываться от прессы перед разными важными выступлениями, но до сих пор я входила в число его доверенных лиц. — Она поднялась с кресла. — Я знаю, сэр Дэниз, что вы сделали все возможное, чтобы установить местонахождение Орвина. Но я боюсь. Так или иначе, я боюсь.

Издали донесся приглушенный восторженный рев толпы.

— Посмотри, кто это, Хэпберн, — резко приказал Найланд Смит.

Хэпберн выбежал за дверь. Мисс Лэкин пристально смотрела в мрачное загорелое лицо человека, расхаживающего взад-вперед по комнате. Внезапно он остановился перед ней и, положив руку ей на плечо, быстро, проговорил:

— Возможно, вы правы, а я нет. Однако я верю, что Орвин Прескотт появится здесь сегодня вечером.

Марк Хэпберн вернулся и лаконично отрапортовал:

— Мэр Нью-Йорка. Начали съезжаться большие люди. — Он взглянул на часы. — До начала еще полно времени.

— В любом случае мы сделали все, что могли, — сказал Найланд Смит. — И нам остается одно: ждать.

 

ГЛАВА XX

КИТАЙСКИЕ КАТАКОМБЫ

(продолжение)

1

Орвин Прескотт оделся с большей тщательностью, чем обычно. Морис Норберт принес ему вечерний костюм и дорожный несессер — и в великолепно оборудованной ванной комнате, смежной со спальней, Прескотт принял душ, побрился и нарядился для столь важного события.

Сестра Арлен доступно объяснила доктору отсутствие окон в палате: это была специальная комната для отдыха, в которую помещали пациентов со случаями нервного переутомления. Доктор Сигмунд счел целесообразным поместить сюда нового больного, — особенно ввиду предстоящих последнему тяжелых испытаний. Орвин Прескотт еще не видел своего лечащего врача. Вполне довольный состоянием пациента, тот оставил его на попечение сестры Арлен, а сам отправился по вызову к какому-то больному.

Орвин Прескотт был готов остаться под опекой сиделки сколь угодно продолжительное время. Хотя в жилах сестры Арлен явно текла какая-то восточная кровь, она казалась доктору самым очаровательным существом из всех когда-либо встреченных им в жизни.

Он понимал, что начинает увлекаться этой грациозной девушкой, чей ласковый голос звучал во всех его тревожных снах, предшествовавших полному выздоровлению. И теперь, стоя перед зеркалом, Орвин Прескотт подумал, что за годы своей политической карьеры он никогда еще не выглядел столь внушительно и уверенно. Он пристально изучал свое тонкое, почти изможденное лицо, бледность которого лишь подчеркивала выразительную линию темных бровей и коротких седых усов.

Орвин Прескотт полностью контролировал ситуацию. Прописанные лечащим врачом препараты, безусловно, обладали замечательными свойствами. Сознание доктора было на удивление свежим и ясным: он отчетливо помнил каждый факт и каждую цифру из материалов, подготовленных Норбертом к сегодняшнему выступлению. Прескотт предвидел все возможные перипетии дебатов: его подсознание опережало ход времени. Он знал, что сегодня ни один кандидат на президентский пост не в силах победить его. Ему нечего опасаться грубого красноречия Харвея Брэгга.

Вполне удовлетворенный своей внешностью, доктор Прескотт нажал на кнопку звонка, и в палату вошел Морис Норберт — тоже в вечернем костюме; выглядел он весьма импозантно.

— Я велел подать машину через двадцать минут, доктор, — доложил секретарь. — Сейчас я поеду вперед, чтобы предупредить наших друзей о вашем скором прибытии и обеспечить должные условия для выступления. Вы никогда не выглядели более готовым к решающему сражению.

— Спасибо вам за такого замечательного врача, Норберт. Я никогда не чувствовал себя более уверенно.

— Приятно слышать. Теперь я поеду вперед. Вы выезжайте через двадцать минут. Ваши вещи отсюда я заберу завтра. Полагаю, лучше ехать в машине с опущенными жалюзи. Меньше всего нам нужны уличные овации, которые могут задержать вас. Итак, жду вас в Карнеги-холле.

Через две минуты после ухода Норберта в палате появилась сестра Арлен.

— Я уже начал бояться, что не увижу вас перед отъездом.

Девушка стояла у двери, положив руку на изящное бедро, и смотрела на доктора миндалевидными черными глазами.

— Как вы могли подумать, что я отпущу такого интересного пациента, не пожелав ему удачи в сегодняшнем выступлении?

— Ваше пожелание значит для меня очень много. Я никогда не забуду вашу доброту.

— Вы очень любезны. Я всего лишь выполняла свой долг.

Она опустилась рядом с ним на диванчик и взяла предложенную доктором сигарету из портсигара, предусмотрительно оставленного в палате Норбертом. Орвин Прескотт смутно чувствовал, что девушка несколько напряжена.

— Надеюсь снова увидеть вас когда-нибудь, — сказал он, давая сестре Арлен прикурить. — Или это слишком смелая надежда?

— О нет, — девушка улыбнулась. — Не вижу причины, почему бы нам не увидеться когда-нибудь. Но… — она поколебалась, быстро взглянула на Прескотта и тут же отвела взгляд в сторону. — Я практически оставила светскую жизнь. И покажусь вам чрезвычайно скучной собеседницей.

— Почему вы оставили светскую жизнь? — серьезно спросил доктор Прескотт. — Вы такая молодая и красивая. Весь мир открыт перед вами!

— В каком-то смысле да. Возможно, когда-нибудь мне представится возможность все объяснить вам. Но сейчас… — сестра Арлен поднялась с диванчика. — До вашего отъезда я должна выполнить еще одну обязанность… это указание лечащего врача.

Она подошла к столу со стеклянным верхом и осторожно капнула из стеклянного пузырька в стакан несколько капель бесцветной жидкости. Затем разбавила лекарство водой из графина и протянула стакан Орвину Прескотту.

— Я выполняю свою последнюю обязанность по отношению к вам, и вы выписываетесь из клиники как полностью выздоровевший.

Сестра Арлен улыбнулась. Именно эта улыбка виделась доктору во снах: незабываемая ласковая улыбка красивых полных губ. Он взял стакан и осушил его. Жидкость была совершенно безвкусной.

Почти сразу Орвин Прескотт как по волшебству почувствовал небывалое возбуждение. Интеллектуальная сила доктора — и без того уже значительная — достигла той точки, когда ему стало казаться, что весь мир лежит у его ног и все человечество является лишь глиной, из которой можно лепить ступени, ведущие к невиданно высокой цели (доселе недосягаемой даже для человеческой фантазии). Это было что-то вроде опьянения, какого он не испытывал никогда прежде в своей упорядоченной, размеренной жизни. Как долго оно длилось, Прескотт не мог судить — как не знал, было ли оно действительным или воображаемым.

Ему показалось, что, потеряв самообладание, он заключил в объятия обольстительную женщину — и она почти сдалась, но внезапно вырвалась из его рук…

Потом вдруг в мгновение ока наступило неожиданное и полное протрезвление.

Орвин Прескотт уставился на сестру Арлен. Она стояла в двух шагах от доктора и пристально и напряженно смотрела на него.

— Очень сильнодействующий препарат… — извиняющимся тоном пробормотал Прескотт.

— Возможно, у меня дрогнула рука, и я перелила несколько капель. — Беззаботный голос сестры Арлен звучал несколько нетвердо. — Думаю, вам пора идти. Позвольте проводить вас.

Через минуту доктор Прескотт уже ехал в маленьком лифте вместе с сестрой Арлен. Затем он оказался в самом конце длинного коридора и вышел через раскрытую дверь в крытый двор, где стоял «кадиллак». Шофер в дорожных очках (азиат, судя по цвету кожи) открыл дверцу машины.

— До свидания, — сказал Орвин Прескотт, поставив одну ногу на подножку. Он держал сестру Арлен за руку и немного испуганно смотрел в ее темные глаза.

— До свидания, — ответила девушка. — И удачи вам.

Окна в салоне были плотно закрыты шторами. Мгновение спустя дверца захлопнулась, и автомобиль тронулся с места.

2

Доктор Фу Манчи сидел в комнате с каменными стенами за узким столом, на котором лежали странные приспособления, напоминающие медицинские инструменты. Его длинные желтые пальцы с заостренными ногтями неподвижно покоились на столе. Глаза китайца были закрыты. Занавеси в дверном проеме раздвинулись, и в комнату вошел Сэм Пак. Сэм Пак — под этим именем скрывался человек, некогда хорошо известный в Китае. Правда, тогда его имя звучало иначе.

Доктор Фу Манчи продолжал сидеть с закрытыми глазами.

— Орвин Прескотт находится на пути к Карнеги-холлу, — доложил старик на китайском, но не на том китайском, к которому привыкла лондонская полиция, поднаторевшая в восточных наречиях. — Женщина выполнила работу, но не слишком удачно. Боюсь, под конец она налила не три, а четыре капли.

— На нее нельзя положиться, — шипящий голос прозвучал совершенно отчетливо, хотя тонкие губы Фу Манчи едва шевелились. — Эту женщину рекомендовали надежные люди, но страстность делает ее опасной. Она чрезмерно любвеобильна и способна к состраданию: это негритянская кровь. Ее романы меня не касаются. Если она видит в мужчинах свои игрушки — пусть играет ими на здоровье. Но суть и смысл ее женственности должны принадлежать мне. Эта женщина почувствует на своих губах долгий поцелуй смерти, если предаст меня… Именно поэтому я в решающий момент убрал ее из окружения Харвея Брэгга и заменил на некую Эдер… Вы уверены насчет передозировки препарата?

Колдовские нефритовые глаза открылись и остановились на сморщенном лице Сэма Пака.

— Я наблюдал за ней — у нее тряслись руки. Прескотт опьянел на несколько мгновений. Я сужу по этому.

— Она будет наказана, если это так. — Гортанный голос звучал очень резко. — Последнее донесение об этом несносном аббате.

— Номер Двадцать Пять, ответственный за патрульные машины в районе Карнеги-холла, докладывает, что аббат Донегаль в здание не входил.

Последовало недолгое молчание.

— Это может означать две вещи, — раздался затем шипящий голос. — Либо он уже проник в здание — либо он находится в руках федеральной службы, и Враг Номер Один торжествует, наконец.

Старый Сэм Пак издал звук, похожий на шипение разъяренной змеи.

— Даже я начинаю сомневаться в благосклонности наших богов, — продолжал высокий решительный голос Фу Манчи. — Где мои хваленые силы, где блестящие агенты, которых только я умею нанимать и использовать наилучшим образом? Где тысячи слуг, рассеянных по всему миру? Как гончий пес, Найланд Смит все время шел по моим следам — и в любой момент может залаять за моей дверью. При одной мысли об этом гордость моя рассыпается, подобно карточному домику. Боги моих отцов, — голос Фу Манчи звучал все тише и тише, — неужели мне суждено потерпеть поражение?

— Не впадайте в мусульманские заблуждения, — просипел старый Сэм Пак. — Ваши длительные отношения с арабами внушили вам подобный пессимизм.

Мало кто смог бы выдержать злобный взгляд сверкающих зеленых глаз — теперь полностью открытых. Но Сэм Пак невозмутимо продолжал:

— У меня тоже есть здравый смысл, хотя он и несравним с вашей великой мудростью. Историю своей жизни вы пишете собственной рукой. Вы прекрасно знаете: фатализм глуп. Я, безымянный, говорю так, потому что преданно служу и ничего не боюсь рядом с вами.

Доктор Фу Манчи поднялся с места. Его костлявые, но изящные пальцы принялись перебирать инструменты на столе.

— Без тебя, мой друг, — мягко произнес он, — я остался бы один в последней схватке с врагом, которая, похоже, будет моим Ватерлоо. — Кошачьей поступью китаец обогнул стол. — Давай вернемся к нашему важному эксперименту. В случае неудачи нам придется полностью пересмотреть наши планы.

— Мудрый человек может построить башню на фундаменте из ошибок.

Доктор Фу Манчи бесшумно вышел в зал семиглазой богини, пересек его и спустился по лестнице. Старый Сэм Пак следовал за хозяином по пятам. Они прошли по коридору с шестью разноцветными гробами и вошли в камеру, где на деревянной скамье лежал Герман Гроссет. Пленник — уже освобожденный от пут — казалось, мирно спал.

Один из китайцев Сэма Пака охранял спящего. При появлении доктора Фу Манчи он поклонился и вышел. Старый Сэм Пак склонился над неподвижным телом и прижался ухом к волосатой груди. Не меняя позы, он поднял глаза на хозяина и кивнул.

Доктор Фу Манчи пристально посмотрел на мускулистое тело на скамье и сделал знак Сэму Паку. Старый китаец с обезьяньей ловкостью повернул взъерошенную голову Гроссета в сторону. Шприцем с тонкой иглой Фу Манчи сделал инъекцию, потом отложил шприц в сторону и принялся внимательно рассматривать пациента. Прошло почти две минуты… Затем Фу Манчи прыснул из пульверизатора сначала в правую, а потом в левую ноздрю бездыханного человека.

Через десять секунд Гроссет внезапно резко сел на скамье и дико осмотрелся по сторонам. Взгляд его приковали два зеленых колдовских глаза. Мускулистые руки Гроссета судорожно вцепились в края скамьи, и пленник словно окаменел в такой позе.

— Вы поняли? — прозвучал странный тихий голос. — Сигналом к действию будет слово «Азия».

— Я понял, — ответил Гроссет. — Никто не остановит меня.

— Слово «Азия», — монотонно повторил Фу Манчи.

— «Азия», — эхом откликнулся Гроссет.

— До тех пор пока вы не услышите это слово… — голос исходил как будто из глубины сверкающего зеленого озера, — забудьте, забудьте все, что вам следует сделать.

— Я забыл.

— Но вспомните… вспомните, когда услышите слово «Азия».

— Азия.

— Забудьте все и спите. Но помните слово «Азия». Герман Гроссет откинулся назад и мгновенно погрузился в глубокий сон.

Доктор Фу Манчи повернулся к Сэму Паку и сказал:

— Все остальное — по твоей части, мой друг.

 

ГЛАВА XXI

КАРНЕГИ-ХОЛЛ

1

Харвей Брэгг сидел за письменным столом в кабинете Дюма — уже одетый подобающим образом для выступления, которому суждено было остаться навсегда в истории Америки. В нише над столом стояла копия знаменитой статуи Бюсси Дюбуа, и сам стол, некогда принадлежавший кардиналу Мазарини, представлял большую историческую ценность.

— Послушай, детка, — Харвей Брэгг поднялся с кресла. — Я готов действовать, но я привык играть лишь за Харвея Брэгга и ни за кого другого. Растолкуй мне правила игры, Айлин. Никто не знает их лучше тебя. Лола — крепкий орешек, но, полагаю, ты — послушная девочка.

Мойя Эдер сидела в кресле у торца стола, подняв глаза на хозяина.

— Что вы хотите знать?

— Я хочу знать… — Брэгг шагнул вперед, оперся руками о стол и склонился над женщиной. — Я хочу знать, не хотят ли меня обвести вокруг пальца, и если да — то храни Господь человека, который собирается это сделать! У меня осталось довольно много денег — частично полученных от этого невидимого Президента. Кажется мне, что Президент бросает деньги на ветер… а я никогда еще не встречал богача, который вкладывал бы капитал в дохлое дело. Этот сумасшедший держатель акций пытается диктовать мне условия игры. Послушай, Айлин: я пойду туда, куда мне прикажут, только в том случае, если я буду знать, куда именно я иду.

Несколько мгновений в кабинете стояла тишина, нарушаемая лишь доносившимся с Парк-авеню приглушенным гулом транспорта.

— Вы поступите глупо, — спокойно ответила Мойя, — если поссоритесь с человеком, который безоговорочно поверил вам и готов финансировать вашу деятельность. Его цель — сделать вас президентом Соединенных Штатов. Он выбрал меня в качестве вашего секретаря, поскольку считает достаточно компетентной для этой работы. Больше ничего не могу сказать вам. Это в высшей степени влиятельное лицо желает остаться неизвестным. Не вижу никаких оснований для ссоры с ним.

Харвей Брэгг наклонился ниже, не сводя пронзительного взгляда с очаровательного лица молодой женщины.

— Я понял много намеков — из тех, которые ты сделала. Но… — Он яростно ударил ладонью по столу. — Я даже не знаю сейчас, появится ли доктор Прескотт на дебатах сегодня!

— Появится.

— Смешно, не правда ли? — Теперь лицо Харвея отделяло от лица Мойи лишь несколько дюймов. — Мой секретарь досконально знает все последние ходы в игре, а я в ней — всего лишь пешка. И еще одно, Айлин. Может быть, ты знаешь, что случилось с Германом Гроссетом? За последний час никому не известно о его местопребывании. А я никогда не выхожу на улицу без Германа.

Брэгг схватил Мойю за плечи. Она отвернула лицо в сторону.

— Возможно, ты умнее, чем кажешься, крошка. Ты знаешь мои силы. Никакой Президент не может помешать мне сейчас. Посмотри на меня. Я хочу сказать тебе…

Раздался резкий стук в дверь.

— Черт! — прорычал Харвей Брэгг. Он отпустил Мойю и обернулся.

— Войдите!

Дверь открылась, и в кабинет с извиняющейся улыбкой вошел Сальвалетти.

— Ну? — грозно рявкнул Брэгг.

— Пора ехать в Карнеги-холл, — звонким беззаботным голосом объявил Сальвалетти.

— Где Герман? Я хочу видеть его!

Молодой человек легко поклонился.

— Естественно, вы волнуетесь. Я тоже. Но он уже здесь.

— Что?

— Появился всего пару минут назад. Он объясняет свое длительное отсутствие несколько… — секретарь пожал плечами.

— Что? Наклюкался в такой день?!

— Не думаю. Во всяком случае с ним уже все в порядке.

— Пусть он поднимется ко мне! — прогрохотал Харвей Брэгг. — Я хочу сказать ему пару ласковых…

— У нас мало времени. Но если вы настаиваете…

— Настаиваю.

Он тихо выругался, глядя в спину уходящему секретарю, и обернулся к Мойе Эдер. Ледяное спокойствие молодой женщины взбесило его.

— Какая-то чертовщина творится кругом. И, полагаю, мисс Брион, вы в курсе происходящего.

— Мне известно не больше, чем вам, мистер Брэгг. Могу сказать вам единственное: в ваших собственных интересах помнить о…

— Ладно! Конечно, я все помню. Я по уши завяз в этой истории. Но после сегодняшнего вечера я выкарабкаюсь.

Дверь с грохотом распахнулась, и в кабинет ворвался Герман Гроссет с безумным блуждающим взглядом.

— Харвей, — хрипло произнес он, — прости меня. Ты не поверишь, но я весь день и капли в рот не брал. То ли это давление, то ли начальная стадия сумасшествия. У нас же это наследственное, Харвей! Послушай… — Он встретил гневный взгляд брата. — Подожди, дай мне сказать. Чуть больше часа назад я принял очень странный телефонный звонок и решил провести небольшое расследование. Но, разрази меня гром, Харвей! Дальше я ничего не помню.

— Как это понимать? — прорычал Брэгг.

— Я не знаю, что происходило со мной со времени упомянутого телефонного разговора (содержание которого я тоже не помню) до того мгновения, когда пять минут назад я очнулся в кресле в вестибюле — страшно сонный и пребывающий в полном неведении относительно своих перемещений в течение последнего часа.

— Ты пьяная свинья! — прогремел Харвей Брэгг. — Вот кто ты! Пьяная свинья! Ты весь день заливал глаза. И теперь плетешь небылицы, чтобы оправдаться. Марш к машинам! Мы уже опаздываем!

— Мне не нравятся твои слова, — яростно проговорил Герман Гроссет. — Они безосновательны и несправедливы.

— Справедливы — несправедливы! — выкрикнул Брэгг. — Займись своей работой. А я займусь своей.

Спустя две минуты три мощных автомобиля пронеслись по Парк-авеню в сторону Карнеги-холла. В первой машине сидели четыре вооруженных телохранителя, во второй — Харвей Брэгг и Сальвалетти, а в третьей — еще три телохранителя и Герман Гроссет.

Синяя Борода находился под надежной охраной.

2

Во временном офисе Найланда Смита наступило молчание, полное невысказанных мыслей.

Морис Норберт только что перестал говорить и, улыбаясь, переводил взгляд с одного лица на другое. Найланд Смит сидел на краю стола, обхватив худыми смуглыми руками поднятое колено, и пристально смотрел на молодого человека. Сара Лэкин тоже смотрела на него неподвижным, серьезным взглядом.

Незадолго до этого к ним присоединился сенатор Локли — один из наиболее преданных приверженцев Орвина Прескотта, — и его добродушное румяное лицо выражало сейчас крайнее удивление и сомнение. Тишину нарушил Найланд Смит.

— В вашей истории, мистер Норберт, есть несколько странных моментов — но в настоящее время мы не имеем возможности проверить факты. Если мы правильно поняли, доктор Прескотт связался с вами по телефону приблизительно в то же время, что и с мисс Лэкин, и дал вам определенные инструкции, которые вы выполнили. Согласно инструкциям, вы встретили в указанном месте автомобиль, на котором вас отвезли в некую неизвестную вам клинику, где доктор Прескотт проходил курс лечения у некоего неизвестного вам врача.

— Именно так.

Морис Норберт продолжал улыбаться.

— Доктор приказал вам взять его одежду и прочие вещи. Надо полагать, он пришел к какому-то соглашению с похитителями и собирался появиться в Карнеги-холле сегодня вечером.

— Именно так, — повторил Морис Норберт.

Сара Лэкин пристально смотрела на молодого человека, но ничего не говорила. Сенатор Локли откашлялся и заявил:

— Я не понимаю, почему вы покинули Орвина, едва найдя его. Думаю, даже сейчас у нас не может быть уверенности в том, что он приедет.

— Это один из странных моментов, о которых я упомянул… — Найланд Смит встал и принялся расхаживать взад-вперед по офису. Потом вдруг резко обернулся к Норберту. — Я не совсем понимаю вашу роль в этой истории. И, полагаю… — Он бросил взгляд в сторону. — Полагаю, мисс Лэкин разделяет мои сомнения.

— Да, разделяю, — глубоким, спокойным голосом подтвердила Сара Лэкин.

— Извините, конечно, — Норберт поклонился в сторону мисс Лэкин. — Но сегодня все, безусловно, крайне возбуждены и устали. Возможно, завтра факты приобретут иную окраску. Но уверяю вас всех: доктор Прескотт скоро будет здесь. — Он взглянул на часы. — В действительности я должен спуститься вниз и встретить его. Прошу вас сделать все, о чем я просил. Сенатор, не присоединитесь ли ко мне? Доктор Прескотт изъявил желание, чтобы мы находились рядом с ним на помосте.

Сенатор Локли перевел беспомощный взгляд с Сары Лэкин на Найланда Смита и вышел за Норбертом из офиса.

— Как долго он служит у доктора Прескотта? — резко спросил Смит, когда дверь закрылась.

— Морис Норберт служит у моего кузена больше года.

— Хэпберн сейчас поднимает материалы на него. Это оказалось делом довольно хлопотным, но завтра мы будем знать все детали его биографии.

В это мгновение дверь снова распахнулась, и в офис вошел аббат Тернового Венца в облачении простого священника!

За его левым плечом виднелось бородатое лицо Марка Хэпберна. Найланд Смит буквально прыгнул вперед и вскричал:

— Сэр Патрик Донегаль! Славу Богу, вы здесь — целый и невредимый!

Марк Хэпберн вошел в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Мое путешествие в город, мистер Смит, — спокойно ответил аббат, — доказало, что я подвергался определенной опасности. — Он улыбнулся и пожал протянутую руку. — Но я предупреждал вас, что меня трудно удержать взаперти. В этот решающий для страны момент я счел своим долгом присутствовать здесь лично.

— Одна из наших патрульных машин, — сухо сказал Хэпберн, — подобрала аббата двадцать минут назад и доставила сюда под охраной. Хочу заметить, что охрана была совершенно необходима.

— Это действительно так, — согласился аббат. — Угрожающего вида компания в «кадиллаке» преследовала меня на протяжении последних нескольких миль. Но… — Он перестал улыбаться. — Я достиг своей цели. Если практически я продолжаю находиться под арестом, то настаиваю тем не менее на одной вещи, мистер Смит!.. В случае, если мой друг Орвин Прескотт не появится здесь, позвольте мне выступить против Харвея Брэгга сегодня.

Снизу донесся гул, подобный рокоту наступающей бури. Марк Хэпберн кивнул Найланду Смиту и вышел. Сара Лэкин встала с кресла, наконец-то проявляя первые за весь вечер признаки волнения. Смит прошел к двери и выглянул в коридор.

Гул нарастал — тысячи голосов восторженно приветствовали чье-то появление, заглушая музыку военного оркестра. Марк Хэпберн бегом возвратился назад.

— Доктор Прескотт на помосте! — выкрикнул он с несвойственным ему возбуждением. — Только что прибыл Харвей Брэгг!

3

Знаменитые дебаты, вошедшие в анналы американской истории, состоялись в атмосфере крайнего возбуждения, какой не помнил никто из присутствующих. Впоследствии многие вспомнили некоторые странные особенности дебатов: например, то, что Харвей Брэгг читал текст по бумажке, хотя обычно говорил экспромтом (и если был в ударе — многие часы подряд). Кроме того, он часто поглядывал в сторону своего секретаря Сальвалетти, который как будто порой подсказывал ему.

Невидимый для публики сэр Патрик Донегаль следил за словесной дуэлью политических соперников. Не в силах теперь вмешаться в ход событий, он — как и все присутствующие в зале — очень скоро понял, что Орвин Прескотт потерпел поражение.

С точки зрения ораторского искусства выступление доктора, возможно, было лучшим за всю его карьеру: его красивый, благозвучный голос и образованность производили весьма выгодное впечатление по сравнению с грубым ревом и прискорбным историческим невежеством оппонента. Но почти каждым своим высказыванием доктор играл на руку Харвею Брэггу; он попадал в ловушки, которых избежал бы и ребенок. С достоинством и уверенностью, блестящим литературным языком он делал заявления, которые даже самый благорасположенный критик счел бы идиотскими.

Временами казалось, что Орвин Прескотт сам сознает это. Не раз он поднимал руку ко лбу, словно собираясь с мыслями, — и присутствующие заметили, что именно вопросы, заданные Брэггом с явной подсказки Сальвалетти, ввергли доктора в состояние полной беспомощности и растерянности.

Самые ярые его сторонники пали духом. Задолго до конца дебатов Харвей Брэгг предложил стране богатство и процветание. Доктор Прескотт не смог предложить ничего, кроме красивых пустых фраз.

И величайший оратор Соединенных Штатов, аббат Тернового Венца молча слушал — и смотрел! — как его друг Орвин Прескотт каждым новым произнесенным словом сокрушает блестящую репутацию, которую он так долго и так достойно созидал.

Это был триумф Синей Бороды.

4

В заставленной книжными стеллажами комнате высоко над Нью-Йорком доктор Фу Манчи сидел за лакированным столом.

Дебаты в Карнеги-холле транслировались по радио от побережья до побережья. Фу Манчи в желтом одеянии и в шапочке мандарина сидел и слушал с закрытыми глазами. Отраженный свет настольной лампы под зеленым абажуром подчеркивал необычное сходство китайца с фараоном Сети Первым.

Лежащие на столе желтые руки оставались неподвижными по мере того, как Орвин Прескотт все больше запутывался в сетях, хитро расставляемых Харвеем Брэггом. Только иногда, когда последний вдруг начинал колебаться и подыскивать нужные слова, длинные заостренные ногти легко постукивали по полированной поверхности.

Трижды за время этих памятных дебатов желтая лампа зажигалась на пульте.

Продолжая внимательнейшим образом следить за ходом дебатов, доктор Фу Манчи выслушал сообщения Человека с Феноменальной Памятью. Все они исходили от номеров, ответственных за перехват аббата Донегаля. Третий, последний рапорт вызвал легкое постукивание длинных ногтей по блестящей поверхности стола. В донесении говорилось, что патрульная полицейская машина подобрала аббата в нескольких милях от Нью-Йорка и увезла из-под самого носа людей Президента…

Дебаты завершились овацией, адресованной Харвею Брэггу. За один час он продвинулся на много ступенек вперед к Белому дому и вывел из игры единственного оставшегося серьезного соперника. Поскольку аббат Тернового Венца молчал, будущее Америки определялось теперь усилиями правительства и Харвея Брэгга.

Оглушительные аплодисменты еще гремели в зале Карнеги-холла, когда доктор Фу Манчи отключил микрофон. В маленькой, заставленной стеллажами комнате наступила тишина. Костлявые пальцы открыли серебряную шкатулку: доктор Фу Манчи искал вдохновение в опиуме.

Ошеломленный Орвин Прескотт упал в кресло во временном офисе Найланда Смита и закрыл лицо ладонями. Он до сих пор не вполне осознавал, что поставил на себе крест как на политическом деятеле и сделал роковые заявления, которые никогда уже не сможет взять назад.

Сара Лэкин села рядом с кузеном. Сенатор Локли исчез. Найланд Смит взглянул на Марка Хэпберна, и они вместе вышли в коридор.

— Где аббат Донегаль? — спросил Смит.

— Остался на попечении лейтенанта Джонсона, — сухо ответил Хэпберн. — Во второй раз Джонсон не допустит ошибки. Аббат Донегаль не покинет Карнеги-холл без вашего разрешения.

— Орвин Прескотт находится под воздействием либо наркотиков, либо гипноза, — отрывисто произнес Найланд Смит. — Либо того и другого одновременно. Это один из самых хитрых и ловких ходов Фу Манчи. Одним ударом сегодня вечером он расправился с доктором Прескоттом и вывел Харвея Брэгга на первую роль.

— Да. — Марк Хэпберн взъерошил и без того взлохмаченные волосы. — Это было невозможно слышать и видеть. Аббат Донегаль просто трясся от ужаса. Сэр Дэниз! Этот человек — колдун. Я начинаю отчаиваться.

На ходу Найланд Смит порывисто схватил капитана за руку и воскликнул:

— Не отчаивайтесь пока! Еще не все кончено!

Они начали спускаться на первый этаж. Там разгоряченный успехом Харвей Брэгг, уже вкусивший сладких плодов диктаторства и оглушенный овациями огромной толпы, вышел в небольшой вестибюль, забитый привилегированными гостями и репортерами.

Его охрана — сильная и надежная, как ни у кого в Соединенных Штатах, — следовала за ним. Поль Сальвалетти шел рядом с хозяином.

— Люди! — вскричал Брэгг. — Знаю, что вы чувствуете сейчас! — Он встал в свою любимую позу и вскинул руки над головой. — Все вы дышите сейчас воздухом новой, лучшей Америки… Сметено еще одно препятствие на пути к счастью всей нации. Люди! Нет иного плана переустройства общества, кроме моего. Наконец мы можем приступить к построению самых совершенных механизмов государственного управления из всех, какие когда-либо знала Америка.

— Не только Америка, но и любая другая страна! — Чистый музыкальный голос Сальвалетти поднялся над гулом толпы. — Африка, Европа — или Азия.

Когда он произнес слово «Азия», Герман Гроссет, до сих пор красный от возбуждения, вдруг смертельно побледнел. Глаза его засверкали, в уголках губ запузырилась пена. Молниеносным движением он выхватил из кармана пистолет, прыгнул вперед и дважды выстрелил Харвею Брэггу в сердце…

Все онемели от ужаса и изумления. Наступило мгновение тишины, подобной мучительному стону.

Затем верные телохранители, опоздав лишь на секунду, буквально изрешетили пулями тело Германа Гроссета.

Он умер раньше своей жертвы. Простреленный десятками пуль, он бездыханный рухнул на пол, в то время как Харвей Брэгг упал на руки Сальвалетти.

— Герман! Боже мой! Герман… — были последние слова умирающего.

 

ГЛАВА XXII

ТАЙНА МОЙИ ЭДЕР

1

— Я теряюсь в догадках, Хэпберн! — Найланд Смит нервно расхаживал взад-вперед по гостиной. — Я не вижу смысла в этой шараде.

— Я тоже, — откликнулся капитан.

Смит уставился в окно на давно знакомый городской пейзаж. Стоял прекрасный зимний день. Статуя Свободы вдали виднелась совершенно отчетливо во всех деталях. Высокие здания подобрались как будто ближе к «Регал-Тауэр», и казалось, полгорода заглядывало в окна гостиной.

— В принципе я предполагал, что Орвин Прескотт может пережить нервный срыв и полностью потерять память. Его плачевное выступление в Карнеги-холле явилось результатом какого-то гипнотического внушения — в умении воздействовать на человеческую личность таким образом доктору Фу Манчи нет равных.

Марк Хэпберн зажег сигарету и медленно проговорил:

— Раньше я считал, что вы несколько преувеличиваете всемогущество этого человека. Теперь я считаю, что в своих рассказах вы преуменьшили его силы. Сэр Дэниз! Он не просто величайший ученый мира — он волшебник!

— Выбросьте из головы «сэра Дэниза»! — прозвучал резкий ответ. — Я урожденный Смит. Пора бы уже запомнить это.

Марк Хэпберн улыбнулся одной из редких в последние дни улыбок — улыбкой застенчивого школьника.

— Рад слышать это от вас, Смит, — смущенно сказал он. — Ибо я горжусь тем, что мы с вами друзья. Возможно, это звучит глупо, но это действительно так.

— Я ценю вашу дружбу.

— Насколько я понял из ваших слов, — продолжал Хэпберн, — существует возможность (хотя в своей медицинской практике я с подобными случаями не сталкивался) вложить в мозг находящегося в наркотическом опьянении человека некую программу действий, которую он выполнит по пробуждении. То есть я могу поверить, что именно это и произошло с Орвином Прескоттом. Это совершенно неправдоподобная история, но вам известны аналогичные случаи. Мне таковые неизвестны. Мы имеем дело с человеком, обогнавшим современную науку по меньшей мере на целое столетие.

— Прескотт сошел с политической арены, — отрывисто произнес Смит. — Но сейчас доктор находится в надежных руках и, надеюсь, скоро оправится от пережитых потрясений. Меня печалит исчезновение Норберта. Ответственность за этот просчет я полностью беру на себя.

— Мы можем еще найти его, если прочешем все Штаты, — резко сказал Хэпберн. — Бегство секретаря было тщательно спланировано. Я все проверил. Винить тут некого. Подготовка к этой операции шла более года. Доктор Фу Манчи действовал через своих агентов задолго до своего прибытия в Америку.

— Знаю, — бросил Смит. — И уже довольно долгое время. Но я не понимаю и никак не могу уяснить себе единственное: какую роль в планах доктора играет смерть Харвея Брэгга?

Он устремил пронзительный взгляд на Хэпберна и почти автоматически принялся набивать трубку…

— Герман Гроссет — пьяница и негодяй. Единственным достоинством этого человека можно считать его преданность сводному брату. Он был убийцей, как показывают ваши изыскания. Такой человек подобен немецкой овчарке: его злобу легко можно обратить против хозяина… И мне кажется странным… — Он сунул кисет в карман халата и зажег спичку. — Мне кажется чрезвычайно странным…

— Мне тоже, — монотонным голосом произнес Марк Хэпберн. — Я не перестаю удивляться с тех пор, как это случилось. Несомненно, этот чертов китаец всячески способствовал продвижению Брэгга. Трудно поверить, что смерть Синей Бороды входила в его планы. Если Фу Манчи хотел сотворить из крикливого демагога героя, то он преуспел в этом… — Капитан замолк на несколько мгновений. — Смит! Сейчас забальзамированное тело Брэгга перевозят из Нью-Йорка на родину. Мертвый, он стал еще более великим, нежели был при жизни. Сегодня пятьдесят процентов не сведущих в политике американцев считают Брэгга величайшим со времен Линкольна государственным деятелем, убитым в роковой для отечества час.

— Это правда. — Найланд Смит выпустил клуб дыма. — Как я уже заметил, мне непонятен смысл происшедшего. Хочется верить, что планы доктора расстроились каким-то образом.

Он опять принялся расхаживать по гостиной.

— Переданную по радио речь Сальвалетти можно считать классической во всех отношениях, — монотонно продолжал Хэпберн. — В действительности она была просто блестящей. Хотя я не понимаю ее цели. Харвей Брэгг представлен в ней как мученик, отдавший жизнь за народ.

— Сальвалетти с набальзамированным телом покойного направился на Юг специальным поездом, — отрывисто сказал Найланд Смит. — На каждой станции у поезда разыгрываются бурные сцены народного горя. Что нам известно об этом человеке?

— Подробности его биографии выясняются в настоящий момент. Пока нам известно лишь следующее: он итальянец, получил образование священника, покинул Италию в возрасте двадцати трех лет и получил гражданство США пять лет назад. Он работал у Брэгга с начала 1934 года.

— Я слушал его речь, Хэпберн. И должен признать, нашел ее весьма проникновенной и трогательной, несмотря на полное отсутствие с моей стороны симпатии к объекту красноречия.

— Да… речь была просто великолепной. Но сейчас, Смит, меня… э-э… очень тревожит ваш поход.

Найланд Смит остановился на секунду и пристально взглянул на Марка Хэпберна, не выпуская трубки из зубов.

— Не больше, чем меня — ваш, Хэпберн. Помните, что говорил Киплинг о тряпках, костях и пучке волос?..

— Это нечестно, Смит. Я искренне признался вам, что миссис Эдер чрезвычайно интересует меня. Просто уму непостижимо, как такая женщина может работать на доктора Фу Манчи!

Найланд Смит остановился напротив помощника и, порывисто схватив его за плечо, сказал:

— Не считайте меня циником, Хэпберн. Мы все прошли сквозь подобный огонь, но… будьте очень осторожны!

— Мне просто нужно время, чтобы разобраться в ситуации. Думаю, миссис Эдер лучше, чем кажется. Признаю, я становлюсь мягок, когда дело касается этой женщины. Но, возможно, в конце концов она не так уж и виновата. Дайте ей шанс. Мы же не все знаем.

— Оставляю ее вам, Хэпберн. Но повторяю: будьте осторожны. Я бы отдал полжизни, чтобы узнать, что творится на душе у доктора Фу Манчи в данный момент! Пребывает ли он в растерянности, подобно мне?

Смит снова принялся расхаживать по гостиной.

— Однако… нам предстоит тяжелый день. Вытяните из этой женщины все, что только возможно. Я же посвящу все свое внимание базе Фу Манчи в Китайском квартале.

— Я начинаю думать, — сказал Хэпберн со своей трогающей душу искренностью, — что эта база в Китайском квартале — всего лишь миф.

— Не слишком уповайте на это, — отрывисто ответил Найланд Смит. — Я же собственными глазами видел, как покойный секретарь аббата Донегаля исчез за поворотом неподалеку от заведения By Кинга. Это можно считать по меньшей мере важным обстоятельством. Переодетый и загримированный, я провел много часов, исследуя этот район от реки до реки.

— Я страшно волновался всякий раз, когда вы задерживались на…

— На моей собственной базе в Китайском квартале? — подхватил Смит.

Он разразился смехом — и как будто сбросил на мгновение груз забот с души…

— Вы должны поздравить меня, Хэпберн. В образе полупьяного палубного матроса, скрывающегося от иммиграционных властей, я заметно преуспел в отношениях с миссис Мальруни, хозяйкой квартиры на Орчард-стрит! Я склонен ко всем порокам от гашиша до рома и начинаю подозревать, что упомянутая дама неравнодушна ко мне.

— А как же насчет тряпок, костей и пучка волос? — лукаво поинтересовался Хэпберн.

Найланд Смит несколько мгновений молча смотрел на помощника, затем расхохотался еще более весело.

— Один ноль в вашу пользу. Но, честное слово, я чувствую, что мои изыскания не бессмысленны. Возможно, оставленная Рише нить никуда не ведет. Но тщательное изучение района возле Ист-Ривер начинает приносить определенные плоды.

Он оборвал смех и внезапно помрачнел.

— Вспомните о Блонди Ханне, тело которого вытащила из воды речная полиция.

— И что же?

— Все факты свидетельствуют о том, что он умер не в воде и даже не рядом с водой. Я могу ошибаться, Хэпберн… но, думаю, мне удалось обнаружить речные ворота, ведущие на базу доктора Фу Манчи!

— Что?!

— Посмотрим. Меня чрезвычайно заинтриговало прибытие в Нью-Йорк сегодня утром китайского генерала Ли By Чанга. Я всегда подозревал в Ли By Чанге одного из членов Совета Семи.

— Кто такие «Семеро»?

Найланд Смит прищелкнул пальцами.

— Сейчас нет времени углубляться в это. У нас обоих много дел сегодня. К вечеру займите пост в Китайском квартале. Если мы разминемся — инструкции для вас будут лежать на столе. И Фей будет постоянно на связи…

2

Марк Хэпберн сидел на скамейке в Центральном парке и смотрел на аллею, ведущую от Школьных ворот. Наконец он увидел фигуру Мойи Эдер.

Стоял замечательный зимний день. Прозрачный воздух пьянил, как вино. Сердце Хэпберна подпрыгнуло в груди при виде женщины, и он тут же почувствовал угрызения совести.

Для этой женщины данная встреча знаменовала собой очередной ход в борьбе за свободу. Но для Марка Хэпберна — если говорить честно — это было любовным свиданием. Наверно, Найланд Смит поступил неразумно, доверив молодому человеку эту важную операцию, имеющую целью захват вражеского крепостного моста. Кроме всего прочего, для Хэпберна это было просто мучительно…

Ему нравилась легкая походка миссис Эдер и гордая посадка головы. В каждой линии ее изящного тела чувствовалась порода. Связь этой молодой женщины с бандой головорезов, контролирующей, судя по всему, весь уголовный мир Америки, являлась для Хэпберна неразрешимой загадкой.

Миссис Эдер улыбнулась, когда молодой человек поднялся со скамейки и поприветствовал ее. Хэпберну пришла вдруг в голову дикая мысль обнять и поцеловать очаровательную женщину, словно давнюю любовницу, — и на мгновение у него закружилась голова. На самом же деле он сказал:

— Вы очень пунктуальны, миссис Эдер.

Она опустилась на скамейку рядом с ним. Ее спокойствие — действительное или притворное — обескуражило молодого человека. После нескольких мгновений неловкого молчания Марк Хэпберн спросил:

— Полагаю, смерть Харвея Брэгга означает некоторые перемены в планах вашего хозяина?

Мойя отрицательно покачала головой.

— Для меня — нет. Я продолжаю работать на Парк-авеню.. Лига истинных американцев продолжает существовать, и Поль Сальвалетти возглавляет ее.

Она говорила бесстрастным, немного усталым голосом.

— Но вы сожалеете о смерти Харвея Брэгга?

— Как христианка — да, ибо я не считаю, что он был готов к смерти. Но как человек… — Она помолчала, глядя в холодное голубое небо. — Не знаю, что бы я сделала, если бы он остался в живых. Понимаете… — Мойя повернулась к Хэпберну, — у меня не было выбора. Я должна была служить у него. Но моя жизнь превратилась в настоящий ад.

Марк Хэпберн отвел глаза в сторону. Он боялся встретить взгляд Мойи. Предупреждение Смита: «Будьте осторожны» звенело у него в ушах.

— Почему вы были вынуждены служить у него? — спросил он.

— Ну… Вам наверняка будет трудно понять это… Но Харвей Брэгг, сам того не зная, являлся всего лишь незначительным винтиком в огромном механизме. Я — другой винтик в том же механизме. — Она безрадостно улыбнулась. — На самом деле он никогда по-настоящему не руководил Лигой истинных американцев — как и многими другими организациями, главой которых номинально числился.

— Но кто же руководил ими?

— Я действительно не лгу, когда говорю, что не знаю. Но за кулисами сцены действует личность куда более значительная, чем Брэгг. Поверьте, больше я ничего не могу сказать вам в данный момент.

Хэпберн сжал кулаки в карманах плаща.

— А убийство Харвея Брэгга произошло в соответствии с… — он поколебался: — … с вращением колес этого огромного механизма?

— Не знаю. Я знаю лишь одно: смерть Брэгга не должна помешать работе лиги в соответствии с задуманным планом.

— В чем же заключается этот план?

Мойя Эдер помолчала.

— Не уверена, но полагаю, он имеет целью установить новую форму государственного правления в Штатах. Честное слово, — она поднялась на ноги, — больше я ничего не могу сказать вам. Мистер Перселл, вы заключили со мной сделку, и у вас мало времени. Вы поймете, насколько трудно мне отвечать на некоторые ваши вопросы, когда лучше узнаете мое положение.

Марк Хэпберн тоже встал и кивнул. Его мать носила в девичестве фамилию Перселл, и именно под этой фамилией он представился миссис Эдер.

— В какую сторону мы пойдем?

— Пожалуй, в эту, — и молодая женщина направилась к конной статуе генерала Шермана.

Хэпберн молчал, изредка искоса поглядывая на столь же молчаливую спутницу. Последняя не предпринимала попыток нарушить молчание, пока они не дошли до конца верховой тропы.

— Возьмем такси?

— Да, только не компании «Лотос».

— Почему?

Они вышли из парка через Школьные ворота.

— На то есть причины. Смотрите! Вон то подойдет.

Такси поехало по названному Мойей адресу, который Марк Хэпберн старательно запомнил.

— Насколько я понял, — сухо заговорил он, — Харвей Брэгг являлся директором транспортной корпорации «Лотос».

— Да.

Марк Хэпберн начал постепенно постигать грандиозность замысла. Автомобили корпорации «Лотос» колесили практически по всем штатам. Все работники «Лотоса» входили в Лигу истинных американцев. Это он знал. Если предположить, что все служащие «Лотоса» при необходимости могли вести шпионскую работу, то какая организованная сеть осведомителей находилась в распоряжении хозяина! Неограниченные возможности открывались уму Марка Хэпберна. Он повернулся к спутнице и встретил ее серьезный взгляд.

— Когда мы прибудем к дому, прошу вас, разыграйте роль моего старого друга, — попросила она. — Вы не против?

Марк Хэпберн стиснул зубы. Затянутая в перчатку рука Мойи безвольно лежала на сиденье рядом с ним. Он схватил ее и сжал на несколько мгновений.

— Я искренне хотел бы быть вашим старым другом!

Молодая женщина улыбнулась в ответ — спокойно и почти ласково.

— Спасибо. Думаю, нам следует тогда обращаться друг к другу по именам. Поэтому я разрешаю вам называть меня Мойей. А как мне называть вас?

В глазах миссис Эдер заплясали веселые огоньки, и над левым уголком ее губ появилась маленькая ямочка.

— Марк.

— Спасибо, — сказала Мойя. — Наверное, очень скоро вас окрестят «дядей Марком».

3

Доктор Фу Манчи нажал на кнопку на столе, и янтарно-желтый свет погас в помещении под куполом, где Обладатель Феноменальной Памяти после многих часов неторопливой работы заканчивал очередную глиняную голову величественного китайца.

— Последний рапорт от номера, ответственного за патрулирование Мотт-стрит, — кратко приказал гортанный голос.

— Получен в три часа десять минут пополудни. Гласит следующее: с полудня число правительственных агентов и представителей полиции здесь увеличилось вдвое. Доступ ко входам номер один и два невозможен. Руководство силами осуществляет хорошо вооруженный правительственный агент, личность которого до сих пор не установлена. Обстоятельства указывают на возможность облавы. Рапорт от номера Сорок Один.

Янтарный свет вновь залил помещение с готическими окнами, и скульптор с зажатой в зубах сигаретой продолжил работу над выпуклыми надбровными дугами глиняной головы.

Доктор Фу Манчи сидел некоторое время с закрытыми глазами. Его первые шаги в решающем сражении оказались удачными. Сделать следующий ход было труднее. Обыкновенный человек не смог бы долго дышать спертым воздухом этого кабинета. Сероватая струйка дыма поднималась из стоящей на углу стола курильницы. У доктора Фу Манчи были свои методы стимуляции умственной деятельности. Наконец он нажал какую-то кнопку, и на пульте загорелось две лампочки.

— Слушай внимательно мои указания, — после недолгого молчания произнес он по-китайски.

— Слушаю, хозяин, — ответил голос Сэма Пака.

— Противник собирается напустить на нас собак. Слушай же со всем вниманием. Никто не должен входить на Третью базу или выходить из нее до моих дальнейших распоряжений. Двери, ведущие к выходам на улицу, должны оставаться запертыми. Наши ночные гости войдут через речные ворота. Ты отвечаешь за их безопасность. Все они важные особы; некоторые — выдающиеся личности. Буду держать тебя в курсе дела…

4

— Вот, Марк… Пока вы здесь, я буду называть вас по имени. Вот — причина моей беспомощности…

Через французские окна Марк Хэпберн выглянул из расположенных на крыше небоскреба апартаментов в небольшой садик со скудной зимней растительностью и замерзшим фонтаном. Должно быть, весной и летом здесь был чудесный уголок. В лучах морозного солнца маленький кудрявый мальчуган возился с няней — солидной женщиной средних лет. Она — по предположению Хэпберна, обычно мрачная, — сейчас весело смеялась, глядя на своего подопечного.

Веселость ее не производила впечатления натужной веселости исполнительной служанки. Это была неподдельная искренняя радость. Положив у стены несколько подушек, мальчик пытался встать на голову, и няня разражалась безудержным смехом всякий раз после падения своего раскрасневшегося от натуги подопечного. Вскоре малыш оставил свои акробатические упражнения и, улыбаясь, уселся на подушке.

— Ну, слава Богу, угомонился! А будешь продолжать — вся кровь прильет к твоей маленькой головке! — воскликнула женщина с заметным ирландским акцентом.

— Неужели у меня в голове есть кровь, Гоффи? — спросил мальчик, широко раскрыв глаза. — Я думал, она доходит только досюда. — И он указал пальчиком на горло.

— А откуда, ты думаешь, она берется, когда у тебя из носа идет кровь?

— Никогда не думал об этом, Гоффи!

Марк Хэпберн смотрел на растрепанные ветром каштановые кудряшки, ясные голубые глаза, очаровательные губы, округлое личико — и испытывал незнакомое ему доселе смешанное чувство жалости и неожиданной нежности. Он медленно повернул голову и взглянул на Мойю Эдер.

Губы ее дрожали, но в глазах светилось счастье. Она улыбалась и молча ждала.

— У меня нет вопросов, — сказал Марк Хэпберн, и голос его прозвучал мягче обычного. Он помнил содержание досье на Мойю Эдер, которое собрал с таким трудом. — Я должен был догадаться сразу…

— Да, — кивнула Мойя. — Это мой сын. Ему только что исполнилось четыре…

5

Когда в скором времени Марк Хэпберн встретился с Робби Эдером лично, мальчик одобрил в новом знакомом все, за исключением колючей бороды. Это был прямодушный маленький разбойник с обезоруживающей улыбкой, который не старался скрыть своих симпатий и антипатий.

— Ты мне нравишься, дядя Марк. Только усы у тебя дурацкие, — подытожил он свои впечатления.

Подобным образом выраженная нелюбовь к бородам и усам вызвала бурный протест со стороны потрясенной няни и подробный допрос со стороны Мойи, которая строго хмурилась, хотя в глазах ее плясали веселые огоньки. В ходе допроса выяснилось, что усы и лохматые волосы ассоциировались у Робби с особой формой сумасшествия.

— Я знаю там одного такого… — объяснил мальчуган, неопределенно показывая куда-то наверх, вероятно, на небо. — У него волосы развеваются на ветру прямо как у тебя. И у него такие же смешные усы. Он делает головы. Потом поднимает их вот так и разбивает. Так что видишь, дядя Марк, он действительно сумасшедший.

Робби широко улыбался.

— О чем ты, Робби? — Мойя присела на подушку, обняла сына за плечи и подняла взгляд на Марка. — А вы понимаете, о чем он говорит?

Марк медленно покачал головой, глядя в обращенные к нему прекрасные глаза — такие похожие и в то же время такие непохожие на глаза мальчика. Он вдруг почувствовал себя совершенно счастливым — но тут же постарался задушить эту незнакомую радость (как он мог быть счастливым в тяжелые времена противостояния, убийств, гнусного лицемерия?!) холодной рукой пуританина. Няня Гофф ушла, оставив их троих в садике.

Какое-то новое выражение, появившееся на лице Хэпберна, заставило Мойю отвернуться. Она прижалась щекой к кудрявой головке сына.

— Мы не понимаем, о чем ты, малыш. Объясни, пожалуйста.

— Я говорю об одном человеке, который мужчина, — настойчиво объяснял Робби, поднимая лицо к матери. — И он живет там, наверху.

— Где именно, Робби?

Мойя искоса взглянула на Марка Хэпберна. Он пристально смотрел на нее.

Мальчик ткнул пальчиком вверх.

— На самом верху вон той высокой башни.

Марк Хэпберн взглянул в ту сторону, куда указывал Робби. Малыш имел в виду «Страттон-Тауэр», одно из самых высоких зданий Нью-Йорка — именно оно являлось составной частью городского пейзажа, открывавшегося из окон их со Смитом номера в отеле «Регал-Атениэн». Молодой человек продолжал смотреть на небоскреб, пытаясь ухватить какое-то смутное воспоминание, пробужденное в уме видом похожего на обелиск здания с остроконечным куполом, которое четко вырисовывалось на фоне голубого холодного неба.

Хэпберн поднялся на ноги и подошел к высокому парапету, ограждающему садик на крыше. Сейчас он находился гораздо ниже сорокового этажа «Регал-Тауэр» — но гораздо ближе к зданию с куполом.

— Он всегда выходит ночью. Только иногда я сплю и не вижу его.

Именно слово «ночью» помогло Хэпберну ухватить ускользающее воспоминание — воспоминание о трех освещенных окнах на самом верху «Страттон-Тауэр», на которые он обратил внимание в ту ночь, когда они с Найландом Смитом ждали появления Мухи — Карло.

Марк повернулся и взглянул на Робби с новым интересом.

— Так ты говоришь, он делает головы?

— Да. Я видел.

— По ночам?

— Не всегда.

— И потом разбивает их?

— Да, всегда разбивает.

— А как он разбивает их, милый? — спросила Мойя, искоса взглядывая на серьезное лицо Хэпберна.

Согласно сопровождавшемуся выразительными жестами рассказу мальчугана, этот сумасшедший сбрасывал головы с балкона на купол, где они и разбивались вдребезги.

Глубоко тронутый видом очаровательной матери, обнявшей прелестного сына, Хэпберн поддался искушению наклониться и еще раз ласково взъерошить каштановые кудри малыша.

— Похоже, ты здесь не скучаешь, Робби!

Позже Марк Хэпберн сидел в изящно обставленной гостиной, глядя на Мойю Эдер. Она улыбнулась почти застенчиво и заговорила:

— Наверно, вам трудно понять, но…

Дверь открылась, и в гостиную просунулась кудрявая головка.

— Дядя Марк, не уходи, пока я не попрощаюсь с тобой! — улыбаясь, крикнул мальчуган и исчез.

Марк Хэпберн смотрел на Мойю, которая с притворной суровостью знаком прогнала сына прочь, и задавал себе вопрос: есть ли на свете что-нибудь более прекрасное, чем молодая любящая мать.

— Я рад, — сказал он, и в его монотонном голосе прозвучали новые, странные нотки, — что у вас в жизни есть такой большой интерес.

— Это единственный мой интерес, — просто ответила Мойя. — Я живу для него. В противном случае, — она покачала головой, — меня бы здесь не было.

— И все же я не понимаю, почему вы служите этому человеку, которого называете Президентом.

— Все очень просто. Все выходы из здания день и ночь охраняются невидимыми стражами. Когда Робби с няней выходят на улицу, за ними неотступно следят до самого их возвращения. Сыну запрещено гулять по улицам — их с Мэри Гофф отвозят в сад одного особняка на Лонг-Айленде. Это единственная его игровая площадка — за исключением садика на крыше.

— Боюсь показаться тупым, но я все еще не понимаю.

— Эти апартаменты принадлежат Президенту, хотя он редко появляется здесь. Мэри Гофф — моя собственная служанка. Она работает у меня со времени рождения Робби. Больше… у меня никого нет. Однажды Робби исчез на целых два месяца…

— Его похитили?

— Да. Его похитили. Это произошло еще до всего… Потом Президент послал за мной. Естественно, я сходила с ума от отчаяния… думала, просто умру. Он сделал мне предложение, которое, наверное, приняла бы любая мать. Я согласилась без колебаний. Мне разрешается приходить сюда, даже приводить друзей — пока я выполняю возложенные на меня обязанности. Если я подведу Президента… — она закусила губу, — я никогда больше не увижу Робби.

— Но в конце концов в этой стране существует закон! — горячо воскликнул Марк Хэпберн.

— Вы не знаете Президента, — ответила Мойя. — А я знаю. Никакой закон не остановит этого человека, если он решит похитить моего сына. Вы дали мне обещание — и вы ведь сдержите его? Вы ведь не попытаетесь ничего предпринимать в отношении Робби без моего ведома?

Несколько мгновений Марк Хэпберн молча смотрел на нее, потом ответил:

— Не попытаюсь, хотя нахожу ситуацию крайне неприятной. Я подвергаю вас серьезной опасности… Вы имеете в виду… — он поколебался, — что о моем сегодняшнем визите будет доложено Президенту?

— Конечно. Но старые друзья семьи допускаются к Робби. Полагаю, вы достаточно хорошо осведомлены о моей жизни, чтобы сойти за старого друга?

— Да, — сказал Марк Хэпберн. — Можете считать меня своим старым другом…

6

В комнате, где Обладатель Феноменальной Памяти спокойно работал над странным произведением искусства, послышался отдаленный звонок, и янтарно-желтый свет погас.

— Последний рапорт от номера, ответственного за охрану Третьей базы, — раздался ненавистный повелительный голос.

— Рапорт поступил в пять часов пятнадцать минут. Полиция стягивает большие силы. Доступ китайцев к районам один, два и три запрещен. Личность агента до сих пор не установлена. Несколько детективов и федеральных агентов с полудня заходили в заведение By Кинга. Конец донесения от номера Сорок Первого.

Последовало несколько мгновений молчания. Обладатель Феноменальной Памяти прикурил в темноте новую сигарету от окурка старой.

— Последний рапорт от номера, ответственного за Айлин Брион, — приказал голос.

— Поступил в четыре часа сорок пять минут. Бородатый человек в очках и пальто с меховым воротником — на вид приблизительно лет тридцати пяти — прибыл вместе с ней в апартаменты в три часа двадцать девять минут. Оставался там в течение часа. По выходе оттуда пешком направился к «Гранд-Сентраль». Там оперативники потеряли его в толпе. Конец донесения от номера Тридцать Девять.

— В высшей степени неудовлетворительная работа. Последний рапорт из «Регал-Атениэн».

— К настоящему времени поступил только один, в пять часов десять минут вечера. В связи с долгим отсутствием федеральных агентов Хэпберна и Смита у номера возникло предположение…

— Предположение — это не рапорт, — резко произнес гортанный голос. — Какой именно номер у этого наблюдателя?

Последовала короткая пауза.

— Подключите записывающее устройство к телефонам, — приказал затем властный голос. — Вы свободны на четыре часа.

Комнату вновь залил янтарно-желтый свет. Трагическим жестом откинув со лба гриву белоснежных волос, скульптор подсоединил к телефонам диктофон, который во время его отсутствия записывал поступающие сообщения. Ни один звонок не раздался, пока Обладатель Феноменальной Памяти любовно собирал свои инструменты, составляющие единственную радость его одинокой жизни.

Взяв незаконченную работу, он вышел через потайную дверь и спустился в неприбранную комнату, которой ограничивалось пространство его существования.

Старик распахнул настежь французские окна и вышел на балкон.

Закатное солнце в безоблачном небе бросало странные красные отсветы и багровые блики на невообразимые каменные здания, расцвечивало алым гладь далеких вод, и в фантастическом вечернем освещении Нью-Йорк представал в совершенно новом, неузнаваемом виде — даже для усталого взора человека, так часто взиравшего с высоты на город.

Поставив глиняную голову на стол, скульптор взял с подоконника фотографию крохотного цветного портрета — той самой модели, которую он постоянно пытался воспроизвести в глине.

7

Марк Хэпберн прекрасно сознавал, что за ним следят от самых дверей дома, где жила Мойя Эдер с маленьким сыном — пленником всемогущего Президента, — и испытал почти безумный восторг, оторвавшись от своих преследователей на большой железнодорожной станции.

Двоих соглядатаев Хэпберн заметил, едва спустившись по ступенькам на тротуар. Он понимал: счастье Мойи и, возможно, жизнь Робби зависят от того, насколько хорошо удастся ему роль старого друга семьи.

Кроме того, Марк любой ценой старался подавить растущий в глубине его души страх — почти суеверный — перед силой доктора Фу Манчи. И даже небольшая победа над агентами этого зловещего невидимого существа помогла ему частично преодолеть чувство собственной неполноценности перед противником. Он оторвался от своих преследователей — обычных уголовников на вид — без особого труда.

В условленном месте Хэпберна ждал грузовик с фургоном. В фургоне капитан переоделся в голубой комбинезон и скоро вошел через служебный вход «Регал-Атениэн» в надвинутой на глаза форменной фуражке и с упакованной корзиной под мышкой.

Убийство Синей Бороды отодвинуло на задний план новости о смерти Блонди Ханна — полубога уголовного мира — и Мухи Карло, знаменитого вора. Имя Харвея Брэгга не сходило с газетных страниц. Смерть этого человека произвела большую сенсацию, чем вся его жизнь. Тысячи людей выстраивались вдоль железной дороги, по которой двигался траурный поезд, дабы отдать последнюю дань уважения покойному.

Марк Хэпберн перестал задаваться вопросом, какую роль играет убийство Брэгга в планах извращенного гения, жаждущего править Америкой. Он пребывал в состоянии счастливого возбуждения, ибо увидел подлинную нежность во взоре Мойи Эдер, — и с чувством вины сознавал, что, вероятно, не выполнил своего долга перед правительством и даже не знал теперь, в чем вообще этот долг заключается. Но когда Фей с бесстрастным лицом открыл ему дверь номера, Хэпберн почувствовал еще большее возбуждение — поскольку сегодня Найланд Смит собирался предпринять отчаянную попытку схватить хоть кого-нибудь из жестоких заговорщиков — возможно, даже самого хозяина, — в их подземном логовище.

 

ГЛАВА XXIII

РЕЧНЫЕ ВОРОТА ФУ МАНЧИ

— Заглушите мотор, — скомандовал Найланд Смит. — Плывите по течению.

Шум мотора стих.

В морозном воздухе вокруг светились миллионы огней — казалось, огни эти поднимаются к самому небесному своду. Полосы красного и зеленого света на берегах отражались на глади медленно текущей воды. На мостах мигали и стремительно проносились взад-вперед огоньки, похожие на светлячков. Медленно проплыли в темноте яркие кормовые фонари парома. Катер с заглушенным мотором, скрытый от миллионов безжалостных глаз густой тенью, бесшумно двигался к намеченной цели.

— Насколько я понял, — раздался с носа катера голос Смита, — пришло донесение о прибытии четвертого человека.

— Совершенно верно, шеф, — ответил капитан полиции Кэрриган. — Его заметили и дали нам знать вспышкой фонаря две минуты назад.

Короткие предупредительные гудки буксиров, протяжные сирены больших судов дополняли расцвеченный яркими огнями речной пейзаж. Гул городского транспорта доносился издали. Ветер ослаб и превратился в легкий восточный бриз. Однако ночь была чрезвычайно холодной.

— Там трап с люком, ведущим на пристань, — сказал Кэрриган.

— И пристань эта принадлежит Южному торговому пароходству?

— Совершенно верно.

Покойный Харвей Брэгг — как с большим трудом выяснил Найланд Смит — контролировал деятельность Южного торгового пароходства.

— Мы у цели! — объявил голос из темноты.

— Мотор не запускать! — распорядился Найланд Смит. — Заводите катер в канал. Здесь достаточно места.

Из темноты пролива уже не были видны огни Манхэттена. Слышались резкие гудки пароходов, и фонари идущего от Бруклина парома бросали янтарно-желтые блики на маслянистую воду. Совсем рядом прошел буксир — и катер закачался на поднятых им волнах. Огни города померкли в свете сильного прожектора.

Впереди стала видна дощатая пристань. Ведущая наверх лестница терялась в густой тени. Набегающие волны с тихим зловещим плеском бились о деревянные сваи.

— Теперь тише! — приказал Найланд Смит. — Причаливайте. Сколько там человек, Кэрриган?

— Сорок два, шеф.

— Я не вижу ни души.

— Хорошая работа!

Найланд Смит оперся рукой о плечо стоящего на носу судна человека и вскарабкался на пристань. За ним последовал Кэрриган. Фонари проходящего мимо буксира высветили группу высадившихся людей, похожую в призрачном освещении на собрание демонов; угрожающе блеснуло дуло пистолета в руке Кэрригана.

— Четвертого пассажира привезли те же двое? — спросил Смит.

— Не могу утверждать наверняка. Надо спросить у Азиата, который несет вахту наверху. Но троих привезли сюда два китайца. Один из них позвонил в звонок — последнего, полагаю, я смогу найти. Я наблюдал за ними в бинокль. Сколько раз он позвонил, трудно сказать, но точно — больше одного.

— Я знаю, сколько раз, Кэрриган. Семь раз… Ищите кнопку звонка.

— Вот дверь! — Кэрриган щелкнул пальцами и произнес. — Мы не знаем, как она открывается. Знаем лишь, что все-таки открывается.

— Это не имеет значения. Позвоните семь раз.

Капитан полиции поднял руку к утопленному в стене звонку и нажал на него семь раз. Почти мгновенно дверь отворилась. За ней царила кромешная тьма.

— Вперед! — воскликнул Кэрриган.

Найланд Смит и капитан направили лучи электрических фонарей в черный провал. Где-то наверху раздался свист, затем послышался частый топот ног по деревянному настилу и приглушенный гул встревоженных голосов.

— За мной, Кэрриган! — резко скомандовал Смит.

Кэрриган шагнул вслед за начальником в темноту, теперь частично рассеиваемую светом двух фонарей. Они оказались в тоннеле с каменными стенами, дальний конец которого терялся во мраке. Кэрриган обернулся и крикнул:

— Сюда, ребята!

Звуки шагов отражались зловещим эхом от стен узкого тоннеля.

Сквозь дверной проем позади виднелась мерцающая гладь воды. Фонарь Найланда Смита плясал далеко впереди.

— Подождите меня, шеф! — тревожно крикнул Кэрриган.

В дверном проеме на фоне мерцающей воды появился силуэт офицера, который руководил заранее спрятавшимся на причале отрядом полицейских, — и Кэрриган бросился по тоннелю вслед за Найландом Смитом.

Он не успел сделать и пяти шагов, когда Найланд Смит обернулся.

— Подождите своих людей, Кэрриган! — резко крикнул он, и гулкое таинственное эхо подхватило и разнесло по всему тоннелю слова приказа.

Кэрриган остановился и оглянулся назад. Похожая на цепочку муравьев цепочка людей вползла в подземный тоннель.

— Боже мой! — простонал вдруг Кэрриган. — Что это?

Раздался глухой стук — и светлое пятно дверного проема исчезло с глаз. Кэрриган направил фонарь в ту сторону. Найланд Смит бегом возвратился назад.

Железная дверь, устройством напоминающая шлюзные ворота, опустилась между ними и выходом к реке… Путь назад был отрезан!

 

ГЛАВА XXIV

ОСАДА КИТАЙСКОГО КВАРТАЛА

1

Храм семиглазой богини озарял свет, льющийся из окружающих его альковов. Поскольку все они были занавешены шторами разного цвета, световой эффект получался крайне необычный. Занавеси были чуть раздвинуты — так что из центра зала, где стоял семиглазый идол, становилось видно, что большинство альковов занято.

По шелковым занавесям двигались тени. Раздался удар гонга — и все движение прекратилось.

Медный гул еще звучал под каменным потолком, когда в зал вошел доктор Фу Манчи в просторном желтом одеянии и шапочке мандарина. Он занял место за столом возле пьедестала статуи и взглянул на лежащие на столе бумаги.

— Приветствую вас! — гортанным голосом произнес он.

В ответ из-за занавесей раздались приглушенные нестройные голоса.

— Я буду говорить по-английски, — решительно продолжал доктор Фу Манчи, отчетливо выговаривая каждый слог, — поскольку мне известно, что все присутствующие владеют этим языком. Отсутствующие на собрании члены Совета Семи представлены сегодня доверенными лицами, одобренными Советом. Но, поскольку по традиции только один из семи имеет право знать шестерых остальных, мы поставлены перед необходимостью проводить нашу встречу таким образом.

Приглушенный гул голосов служил ему ответом.

— Мне удалось обеспечить избранному нами главе исполнительной власти такое положение, когда ему не страшны никакие происки противников. Само собой разумеется, он с радостью поддержит Лигу истинных американцев. Священника Патрика Донегаля я еще не заставил замолчать окончательно… Этот священник олицетворяет для меня вызов Рима нашей более древней и более глубокой философии…

Необходимые меры будут предприняты, когда расцветет мак. Я хотел бы сказать вам гораздо больше, но сделаю это позже, ибо сегодня мы послушаем избранного нами главу исполнительной власти. Он обращается к публике в зале законодательного собрания, где еще недавно задавал тон Харвей Брэгг. Это его второе публичное выступление со времени смерти Брэгга. Оно лучше любых моих слов убедит вас в мудрости вашего выбора. Прошу тишины. Вы слушаете трансляцию государственной радиокомпании.

Доктор Фу Манчи точно рассчитал время своего обращения к собравшимся: едва он произнес последние слова, как по радио прозвучало объявление диктора о начале трансляции.

Послышался оглушительный рев толпы — затем постепенно наступила тишина. Поль Сальвалетти начал свою речь, отмеченную одновременно изяществом слога и безупречным построением фраз — и призванную занять достойное место в истории американской риторики.

Сальвалетти, прозванный с тех пор Серебряным Языком, являлся, вероятно, одним из четырех величайших ораторов мира. Прошедший обучение у Великих Отцов Риторики и усовершенствовавший свое искусство в знаменитой Театральной академии, он свободно говорил на семи языках и владел непростым даром подчинять своему влиянию массы. Последние два года Сальвалетти весьма эффективно, но скромно и тихо работал личным секретарем Харвея Брэгга. Последний безоговорочно доверял ему. Ставленник Фу Манчи лучше любого другого человека знал механизм работы Лиги истинных американцев, транспортной корпорации «Лотос» и других организаций, стоящих за спиной демагога от политики. Он хорошо знал человеческую природу и имел огромное преимущество перед Брэггом в виде глубокой образованности. Сальвалетти мог говорить с южанином на языке Юга и обращаться к миру на языке Цицерона.

Итак, он начал речь — современную версию речи Марка Антония над телом Цезаря…

2

— Что за дьявольщина? — прорычал Кэрриган. — Мы в ловушке!

Лучи двух фонарей высветили железную дверь, перегородившую тоннель. Из-за нее доносились еле слышные голоса оставшихся по ту сторону полицейских.

— Этого я не учел, — пробормотал Найланд Смит. — Но не стоит отчаиваться. Надо подумать.

— Похоже на то, шеф, — сказал Кэрриган, — что через некоторое время после семи звонков автоматически опускается вторая дверь — таким образом не давая возможности проникнуть в тоннель большой группе людей.

— Да, видимо так, — резко произнес Смит. — Но очевидно единственное: мы отрезаны от реки.

— Да.

Они стояли, прислушиваясь. До слуха их донесся приглушенный голос, отдающий какие-то приказы, однако слов было не разобрать. Тяжелая железная дверь глубоко и прочно сидела в прорезанных в полу и стенах желобах.

— Вы слышите плеск воды, шеф? — тихо спросил Кэрриган.

— Слышу.

Найланд Смит осветил фонариком пол и стены впереди: каменный тоннель казался бесконечным.

— Говорили вроде, — продолжал Кэрриган, — что где-то здесь в прошлом был какой-то подземный источник, который впоследствии пустили по канализационной трубе. Вы слышите журчание?

— Да.

— Наверное, этот источник где-то поблизости или прямо у нас под ногами. Он течет из какого-то пруда в Колумбус-парке.

— Надо полагать, все в порядке… — спокойно заметил Найланд Смит.

— Кроме того, что мы оказались в западне.

— Но если, как вы предполагаете, наружная дверь открывается автоматически, а эта опускается через определенный промежуток времени — значит, мы можем безбоязненно продолжать путь.

— Я бы чувствовал себя уверенней с отрядом из сорока человек за спиной.

— Я тоже. По всей вероятности, им просто нужно закрыть первую дверь, нажать на звонок семь раз и поочередно входить в тоннель небольшими партиями.

— Разумно. Но догадаются ли они? Эй! Посмотрите-ка сюда!

Кэрриган направил луч фонаря вниз — рука его тряслась от возбуждения. Нестройный шум голосов стал громче. Под железной дверью появилась щель. Дверь медленно поднималась.

— Она опускается автоматически через полминуты после открытия внешней двери, — сказал Найланд Смит. — Должно быть, ребята закрыли первую дверь — и таким образом заработал подъемный механизм.

— Я жду. — Кэрриган мрачно смотрел на медленно поднимающиеся шлюзные ворота. — Я не угорь, чтобы пролезть в такую щель. Выйду отсюда — первый закричу «ура»…

На улицах Китайского квартала вокруг подозрительной территории стояли полицейские кордоны. В течение дня шла проверка всех жителей района, а также входящих и выходящих за линию кордона людей. Большинство из них были китайцами, а китайцы — законопослушные граждане. Представители любой другой национальности открыто возмутились бы подобной осадой.

Марк Хэпберн с тремя полицейскими руководил операцией. Он пребывал в состоянии лихорадочного возбуждения, о чем свидетельствовал тревожный блеск его глубоко посаженных глаз. Он должен был следить, чтобы никто из невидимых членов организации доктора Фу Манчи не скрылся через выходы, так и не обнаруженные в ходе расследования. Сознание важности момента помогло Марку отодвинуть мысли о Мойе Эдер на задний план.

Ночь была чрезвычайно холодной. Дул ледяной ветер с Атлантики. Свежий ветер бодрил, как шампанское.

Часть улицы перегораживали кордоны. Все квартиросдатчики подверглись подробному допросу относительно своих жильцов. Полицейские тщательно — от подвалов до чердаков — осмотрели все рестораны и кафе, и особенно заведение By Кинга.

Марк Хэпберн действовал по обыкновению энергично и эффективно. Операция проводилась в открытую. Весь Китайский квартал знал, что район прочесывают в поисках какого-то серьезного деятеля уголовного мира.

Весь Китайский квартал находился в напряженном ожидании, ибо теперь по таинственным каналам распространялась новость о пребывании в городе членов Совета Семи, руководящего деятельностью Си Фана. Ужасное японское общество Черного Дракона являлось всего лишь ответвлением Си Фана, который протянул свои невидимые щупальца практически во все страны мира. И ни один житель Востока не дал бы и гроша за жизнь человека, попавшего в черные списки Си Фана.

3

В храме семиглазой богини доктор Фу Манчи сидел с закрытыми глазами, положив длинные, цвета слоновой кости руки на стол, и внимал мелодичному голосу далекого оратора и восторженному гулу аудитории, которая являлась лишь ничтожно малой частью огромной аудитории, слушающей сейчас речь Сальвалетти — речь, призванную сыграть странную роль в истории страны. Другие незримые слушатели сидели так же тихо и неподвижно в таинственных камерах, расположенных вокруг центрального зала.

В седьмом по счету алькове, откуда открывался доступ к ряду ведущих на улицу железных дверей, мумиеподобный Сэм Пак сидел на диванчике и внимал вместе с остальными благозвучному, вдохновенному голосу оратора.

Очень слабое жужжание раздалось прямо над головой старика и заставило его открыть глаза, подобные щелочкам в посмертной маске. Сэм Пак поднял взгляд и увидел светящуюся голубую точку… Прошло две, три, четыре минуты — голубая лампочка продолжала гореть. Это казалось странным.

Голубая лампочка зажглась в порядке вещей — поскольку со стороны реки ожидалось появление седьмого представителя Совета, и это означало, что речные ворота открыли один или два человека, знавшие секрет хитроумного механизма. То, что лампочка не погасла, могло означать единственное: внешняя дверь осталась открытой — и это казалось непонятным.

Но когда Сэм Пак поднялся с диванчика и бесшумно направился к выходу, лампочка замигала, потускнела, снова замигала и наконец погасла.

Наверху определенно происходило что-то странное.

Простой смертный сразу забил бы тревогу, но Сэм Пак был великим человеком. Он открыл дверь и начал подниматься наверх, включая по пути свет. Затем он остановился посреди каменного коридора под висячей лампой и потянул ее вниз.

При этом часть сплошной на вид стены высотой пять и шириной три фута откинулась назад наподобие подъемного моста. Сэм Пак, сгорбившись, шагнул в темный проем. Таинственный плеск воды стал слышен, когда потайная дверь стала на место. Здесь пахло сыростью и плесенью. Старик нашарил в темноте железные поручни, извлек из складок синего одеяния фонарик и посветил им вперед.

Он стоял на железной галерее, тянущейся над сточным каналом. Сюда вел подземный ход из расположенного под Китайским кварталом лабиринта.

Сэм Пак медленно двинулся вперед — сгорбленная зловещая фигура в таинственном мрачном окружении.

Там, где маслянистые воды исчезали под аркой, галерея кончалась глухой каменной стеной.

Сэм Пак пошарил по камню сморщенными костлявыми руками, приводя в движение какой-то потайной механизм, — и из стены выдвинулся небольшой ящик, в котором находился телефон. Старик поднял трубку и прислушался. Потом положил трубку на рычаг, задвинул потайной ящик обратно в стену и с проворством, необычным для человека его лет, двинулся по галерее назад. Случилось нечто неприятное, но не совсем непредвиденное.

Враг взломал речные ворота.

4

На углу Дойер-стрит у заграждения собралась толпа. Желающих пройти за полицейский кордон отправляли к дежурному офицеру в обход квартала. Высокий бородатый человек в пальто с поднятым воротником и надвинутой на глаза шляпе стоял в тени возле большого автомобиля с пуленепробиваемыми окнами и внимательно вглядывался в толпу за заграждением. К нему подошел посыльный из местного отделения полиции.

— Капитан Хэпберн?

— Да. В чем дело?

— Похоже, мы потеряли связь с отрядом федерального агента Смита.

— Никаких новостей?

— Никаких.

Марк Хэпберн внезапно испытал сильный приступ страха. Никто не знал, какие опасности поджидают отряд (хотя и многочисленный) у речных ворот, и никто не имел представления о силах грозной организации, с которой боролся Найланд Смит. Воображение живо нарисовало капитану тысячи страшных возможностей. Джонсон прекрасно мог справиться здесь и один — собственно говоря, основная часть работы лежала именно на нем: Хэпберн просто наблюдал за ходом операции и принимал рапорты. С другой стороны, броситься сейчас к реке практически означало бы покинуть пост. Марк повернулся к стоящему рядом человеку.

— Ступайте возьмите катер и выясните обстановку на реке. Затем быстро возвращайтесь и доложите мне.

— Есть, капитан.

Марк Хэпберн сел в бронированную машину и дал краткие указания водителю.

Автомобиль остановился у заведения By Кинга, и в сопровождении трех полицейских Марк Хэпберн вошел в дверь. Заведение посещали одни азиаты — за исключением самых любознательных туристов, которых интересовала эта достопримечательность Китайского квартала.

Гул голосов стих, когда небольшой отряд вошел в зал; воцарилось выжидающее молчание. Четверо мужчин проследовали к бару, расположенному в дальнем конце помещения, внимательно разглядывая по пути сидящих в кабинетах посетителей. За стойкой бара с елейной улыбкой восседал сам By Кинг. Хитрые глаза его поблескивали на жирном рябоватом лице.

— О! Джентльмены! — воскликнул он, потирая руки. — Вы желаете выпить свежего пива? — В его речи причудливо мешался акцент Бронкса и Шанхая.

Теперь все присутствующие, кроме By Кинга, разговаривали приглушенными голосами. Это шипение, подобное шипению змеи, создало зловещую атмосферу.

— Да. Немного свежего пива и немного свежих новостей.

— By Кинг с радостью расскажет все, что знает. — Хозяин поставил на стойку четыре кружки пенистого пива. — Просто скажите, что именно вас интересует, и By Кинг все расскажет, если знает — правда, едва ли он знает.

Марк Хэпберн расплатился за пиво и кивнул своим спутникам. Облокотясь о стойку, они принялись рассматривать посетителей в кабинках. На втором этаже здания находился еще один зал, а выше (согласно утверждению местных полицейских) — еще один, где играли в фан-тан и предавались прочим запрещенным развлечениям.

— Похоже, вы заняты? — спросил Хэпберн.

— Да. — Китаец обнажил в улыбке ряд ровных, но темных зубов. — Очень занят. Посетители жалуются на странные дела, творящиеся на улице. Вам о них, конечно, известно?

— Мои друзья, вероятно, знают. Я лично собираю материал для газеты.

— О, конечно! Вы журналист?

— Точно. Полагаю, вы знаете большинство своих завсегдатаев?

— Всех, мистер. Все очень старые друзья. Одни богатые, другие без гроша в кармане — но все хорошие старые друзья. Китаец китайцу всегда друг, иначе… — Он пожал плечами. — Иначе разве это китаец?

— Да, пожалуй. Но меня вот что интересует. — Хэпберн устремил глубоко посаженные глаза на хозяина заведения. — Я слышал, что один из Семерых находится сейчас в городе. Это действительно так, By?

Не столь глубоко, как Найланд Смит, знающий психологию азиатов, он искал на рябом лице какие-либо признаки смятения — но тщетно. На бесстрастном лице By Кинга не отразилось ровным счетом никаких чувств.

— Семеро? — невинно переспросил он. — А кто такие эти Семеро, мистер?

5

— Признаюсь, я рад выбраться отсюда, — пропыхтел Кэрриган, протискиваясь под частично поднятой дверью. — Что-то не нравится мне этот тоннель.

Из-под гулкого настила пристани раздался предостерегающий окрик:

— Тише!

Нестройные возбужденные голоса стихли. Полицейские толпились в темном пространстве между внутренней дверью и внешней, которой не давала закрыться полностью просунутая в щель мачта с катера.

— Это Азиат, — сказал Кэрриган. — Давайте послушаем, что он скажет.

— От моста сигналит катер, — раздался голос невидимого Азиата. — Вы не попали в западню?

— Попали, но уже выбрались, — коротко ответил Кэрриган и повернулся к Найланду Смиту. — Что будем делать дальше?

Смит, представляющий собой пародию на самого себя — в потрепанном костюме и сдвинутой набекрень холщовой кепке некогда белого цвета, — молча стоял рядом с капитаном полиции и задумчиво дергал себя за мочку левого уха.

— Наши планы изменились, — бросил он наконец. — Я не все предусмотрел. Соберите всех людей в укрытие, Кэрриган, и выведите катер за пределы видимости отсюда. Оставьте с нами двух людей. Приступайте к выполнению приказа.

— Слышал? — крикнул Кэрриган Азиату. — Всех людей собрать в укрытие — как было сначала. Катер отходит от пристани, становится поодаль на якорь и ждет сигнала. Выполняйте приказ! — Он обернулся к двум стоящим рядом с полуоткрытой дверью мужчинам. — Вы двое остаетесь здесь. Остальные уходят.

Три человека спустились в катер, другие полезли по трапу на верхний док. Катер пошел через реку — подобный призраку на фоне мириадов отраженных в воде огней — и исчез из виду.

— Надо закрепить в двери какой-нибудь клин — складной нож или еще какой-нибудь предмет, способный выдержать сильное давление.

— Готово, шеф! — раздался в ответ голос. — Я заклинил дверь.

— Хорошо. Кэрриган, идите за нами. Вы двое зайдите внутрь, но внимательно следите за дверью.

Два черных силуэта мелькнули в дверном проеме.

— Готовы? — резко спросил Смит.

— Готовы, шеф.

— Тяните дверь на себя. Теперь, Кэрриган, нужно втащить мачту внутрь… Теперь отпускайте потихоньку дверь, — задыхаясь, скомандовал Найланд Смит. — Но постарайтесь, чтобы она не закрылась окончательно.

Приведенная в движение мощной пружиной, дверь начала закрываться, таща за собой двух мужчин, — и одновременно с этим вторая дверь медленно, дюйм за дюймом, стала подниматься вверх.

— Больше не можем держать, капитан, — с трудом проговорил наконец один из полицейских. — Сейчас пальцы отдавит.

— Отпускайте, — скомандовал Смит.

Дверь захлопнулась с легким лязгом, и Найланд Смит направил луч фонарика вверх.

Шлюзный затвор высовывался на два дюйма из прорези в потолке тоннеля.

Точный механизм действия хитроумного устройства оставался не совсем ясным. И укрыться в каменном коридоре вошедшим было негде.

— Я понял вашу мысль, — сказал Кэрриган. — Но у нас нет шансов уцелеть, если мы не откроем огонь.

— Без приказа не стрелять.

— Думаю, они все равно раскусят этот номер с дверями, — заметил один из полицейских.

— Когда они сунутся на док, Азиат встретит их должным образом, — ответил Кэрриган. — Приготовьте оружие, ребята. Как только эта дверь откроется — набрасывайтесь на них.

Наступила тишина, нарушаемая лишь плеском реки, доносившимся сквозь узкую щель заклиненной двери.

— Надо проверить еще одну вещь, шеф, — сказал Кэрриган. — А вдруг механизм не работает, когда дверь не плотно закрыта? Потяните ее, ребята… осторожно… просто посмотрим, все ли в порядке.

— Сэр, все в порядке, она открывается.

— Тогда стойте там, — приказал Найланд Смит, — и тяните на себя, если почувствуете толчок.

Спрятавшийся на верхнем доке Азиат увидел маленький моторный катер, который тихо шел вниз по течению, то выплывая на свет, то пропадая в густой тени. Один из двух китайцев стоял на носу суденышка, пристально вглядываясь вперед; второй управлял катером. На корме виднелась смутная человеческая фигура. Над водой плыл туман.

В свете прожекторов проплывающего мимо парохода стало видно, что человек на корме одет в черный непромокаемый плащ и клеенчатую зюйдвестку, козырек которой полностью скрывал его лицо. Точно так же были одеты остальные пассажиры катера.

Укрывшийся на доке отряд затаив дыхание наблюдал, как маленькое судно покачнулось на маслянисто поблескивающих волнах, свернуло в узкий канал — невидимый с середины реки — и остановилось возле ведущего на пристань трапа. Стоящий на носу катера человек схватился одной рукой за железный поручень, а вторую протянул пассажиру. Шум мотора стих, и все огни на суше погасли.

Осторожно ступая, пассажир прошел к трапу и с помощью матроса поднялся по нему. На пристани они шепотом обменялись несколькими фразами — не слышными для притаившихся наверху людей. Но Азиат, наблюдавший за предыдущей высадкой в бинокль, предположил, что возглавляет группу китаец, который стоял на носу катера…

В темном тоннеле четверо мужчин напряженно ждали. До слуха их донесся слабый скрип деревянных ступенек.

— Станьте к двери, — прошептал Кэрриган. — И хватайте их.

Дверь открылась — неизвестно, приведенная ли в движение потайным механизмом или усилиями двух стоящих за ней мужчин.

— Руки вверх! — резко скомандовал Найланд Смит.

Он направил луч фонарика прямо в лицо впереди идущего человека.

Но даже в этих чрезвычайных обстоятельствах на бесстрастном монгольском лице не отразилось ровным счетом ничего. Человек поднял руки. Его спутник в блестящем черном плаще тоже.

Снаружи донесся приглушенный крик, шум бегущих ног и громкий всплеск воды.

— Ловите его! — раздался крик Азиата. — Он спрыгнул с катера!

Послышались ответные крики и топот многих ног по деревянному настилу.

— Обыщите задержанного, Вейгуд, — приказал Кэрриган. — А вы — обыщите китайца.

Человек по имени Вейгуд грубо сдернул зюйдвестку с головы пассажира катера и сорвал с него плащ, в то время как второй полицейский принялся обыскивать неподвижно стоящего китайца.

Найланд Смит пристально вгляделся в открытое теперь для обозрения лицо задержанного — и осознал ужасный факт. Счастливый случай, столь редко приходящий Найланду Смиту на помощь, помог ему выбрать для нападения на штаб доктора Фу Манчи ночь, когда проходило собрание самых влиятельных членов тайной организации.

Он думал увидеть перед собой суровые черты генерала Ли By Чанга — но его ожидало разочарование.

Найланд Смит увидел лицо восточного типа, но характерное скорее для жителя Ближнего, а не Дальнего Востока: гордое, оливкового цвета, с горящими черными глазами и надменным ртом. Но это было совершенно незнакомое лицо.

У китайца изъяли пистолет и устрашающего вида нож. Спутник его оружия при себе не имел, и — странное дело! — под плащом на нем оказалась черная сутана с капюшоном!

В дверь ворвался Азиат и доложил:

— Мы упустили второго китайца. Он плавает, как акула. Должно быть, очень долго плыл под водой, прежде чем вынырнул. Во всяком случае его и след простыл. А с моря надвигается туман.

— Плохо дело, — резко сказал Смит. — Однако продолжайте наблюдать за рекой. — Он повернулся к Кэрригану и приказал: — Выведите китайца на пристань. Я хочу задать его спутнику несколько вопросов.

Через несколько мгновений Найланд Смит стоял перед величественным пленником, чье лицо было освещено фонарем Кэрригана.

— Вам знаком тот китаец, Кэрриган?

— Нет. Но его легко узнает Финней с Мотт-стрит. Он знает всех китайцев в городе.

Смит устремил пронзительный взгляд на египтянина (он уже определил национальность задержанного).

— Ваше имя?

— Какое вы имеете право задавать мне вопросы?

Человек на удивление хорошо владел собой и говорил на безукоризненном английском свободно и грамотно.

— Я правительственный агент. Ваше имя?

— Судя по вашему обращению с моим китайским знакомым, молчанием я не добьюсь ничего, кроме рукоприкладства, — ответил египтянин. — Меня зовут Ахмед Фаюм. Вы желаете взглянуть на мой паспорт?

— Отдайте его капитану полиции Кэрригану.

Из складок странного одеяния египтянин извлек паспорт и вручил его Кэрригану. Тот смерил задержанного характерным для полицейского грозным взглядом и раскрыл документ с такой яростью, словно ненавидел его.

— Когда вы прибыли в Нью-Йорк?

— Прошлой ночью пароходом «Иль де Франс».

— И остановились?..

— В «Гросвенор-гранд».

— Какие у вас дела в США?

— Я совершаю визит в Вашингтон.

— Вы дипломат?

— Я вхожу в свиту короля Египта Фуада.

— Все верно, — прорычал Кэрриган, поднимая глаза от паспорта. — Но что-то тут определенно неладно. — На лице его появилось озадаченное выражение.

— Мистер Фаюм, — резко сказал Смит, — может быть, вы объясните, что вы делаете здесь ночью в компании двух подозрительных личностей?

Египтянин едва заметно улыбнулся.

— Естественно, я не знал, что это подозрительные личности. Когда мне дали их в проводники в египетском консульстве, у меня сложилось впечатление, что мы направляемся в некое уникальное увеселительное заведение где можно покурить гашиш и получить массу прочих удовольствий.

— Понятно. Но к чему этот маскарад?

— Черное домино? — Египтянин продолжал улыбаться. — Его дали мне мои проводники — поскольку посетители подобных заведений не всегда хотят быть узнанными.

Некоторое время Найланд Смит продолжал смотреть в огромные черные глаза задержанного, потом сухо бросил:

— Ваш рассказ требует проверки, мистер Фаюм. Пока что вам придется считать себя арестованным. Будьте любезны, выньте все из своих карманов.

Ахмед Фаюм пожал плечами и безропотно повиновался.

— Боюсь, — спокойно заметил он, — вы создаете почву для международного конфликта…

6

Рапорт, полученный по выходе из заведения от посланного Хэпберном к реке человека, обнадеживал. Найланд Смит обнаружил речные ворота и арестовал двух человек. Боевые операции на том фронте шли по плану.

Жизнь осажденного квартала текла в соответствии с заведенным порядком. Стоицизм азиатов — как фатализм арабов — учит людей принимать вещи такими, как они есть. Из открытых дверей лавочек доносился смешанный запах пахучих палочек и бомбейской парусины. Заманчиво сияли витрины ресторанов: устрицы, речные раки и прочие милые желудку китайца Деликатесы в окружении аппетитной зелени красовались за стеклом. Джон-китаец безмятежно занимался делом — так что полицейский кордон в конце улицы выглядел довольно нелепо.

Марк Хэпберн испытывал сильную тревогу. Уникальный опыт Найланда Смита заставил его безоговорочно поверить в существование китайского штаба и речных ворот. В свете же этой теории версия о существовании в окруженном квартале входов в подземелье казалась вполне логичной.

Хэпберн повернулся к полицейскому инспектору Финнею, который молча шел рядом.

— Вы говорите, что в Китайском квартале больше нет никаких тайн. Если это так…

Инспектор Финней — невысокий, плотный мужчина с красным тяжелым лицом, одетый в плащ и твердую черную шляпу, — решительно объявил в ответ:

— Никаких железных дверей здесь больше нет. Железную дверь невозможно привезти и установить без того, чтобы я не узнал об этом. Их использовали в игорных домах и курильнях опиума. Мои ребята не глухи и не слепы. Одно слово — и мы проверяем весь квартал. И все незнакомые личности проверяются самым тщательным образом.

Сразу за барьером, возле которого стояла группа зевак, Хэпберн обернулся к Финнею.

— Мы не проверяли еще одну часть Китайского квартала — а именно крыши. Джонсон, — обратился он к одному из сопровождающих его полицейских. — Вы останетесь здесь за меня. Думаю, это не займет много времени.

Десятью минутами позже Хэпберн в сопровождении инспектора Финнея и двух полицейских уже взбирался по пожарной лестнице на задней стене здания склада — пустующего на вид. Ни в одном окне не горел свет. Когда они наконец ступили на плоскую свинцовую крышу, Хэпберн резко приказал:

— Держитесь в тени. Иначе нас могут увидеть с крыши вон того высокого здания в конце квартала.

— Конечно, — откликнулся Финней. — В этом здании находится заведение By Кинга. Оно занимает три нижних этажа — а выше располагаются меблированные комнаты. Сегодня в шесть часов вечера я проверил их все до единой, а за входом с улицы наблюдает мой человек.

— На верхнем этаже здания By Кинга горит свет. Вы не припомните, кто живет там?

— Сам By Кинг и его жена, — раздался сзади голос одного из полицейских. — Он владелец всего дома, но часть комнат сдает. By Кинг — один из самых богатых китайцев в городе.

Марка Хэпберна охватило лихорадочное волнение. Он почувствовал острую необходимость безотложных действий. Все эти бесплодные и бесцельные исследования не смогли полностью завладеть его умом. Даже сейчас, когда миллионы городских огней сверкали вокруг и странно изменившийся уличный шум доносился до слуха, а где-то далеко внизу лежала еще нераскрытая, манящая тайна — он унесся мыслями, уже не в первый раз за вечер, в мир грез, где властвовала Мойя Эдер.

Марк пытался представить, чем занимается она в данный момент, какие новые обязанности возложил на нее зловещий Президент. Молодая женщина почти ничего не сказала ему. Он знал единственное: рабская зависимость Мойи Эдер от Президента может привести ее на таинственную базу в Китайском квартале — в эту ужасную берлогу, которая иногда в самом гротескном виде рисовалась ему во сне. Следовательно, в случае успешного осуществления операции у речных ворот Мойя Эдер может оказаться пленницей Найланда Смита!

По улицам Китайского квартала полз сырой серый туман, несомый с моря порывистым ветром.

— Можно как-нибудь заглянуть в те комнаты? — спросил Хэпберн.

— Можно подойти к двери и позвонить в звонок, — ответил Финней. — В противном случае это не так легко сделать. Кажется, пожарная лестница того здания соединяется с крышей стоящего рядом, более низкого. Но я не знаю, сможем ли мы перепрыгнуть с этой крыши на ту.

— Держитесь по возможности в тени, — приказал Хэпберн и двинулся в сторону здания By Кинга, которое возвышалось над плоскими свинцовыми крышами, подобно сторожевой башне.

7

— Здесь что-то не так, — сказал Найланд Смит. С железной галереи он посветил фонариком на медленно текущую зловонную воду.

— Мы вышли к одному из главных стоков, — откликнулся Кэрриган, — вот что здесь не так. И вероятно, находимся на пути ко второму стоку — то есть уже за пределами подозрительной территории.

Он обернулся и поглядел назад. Глазам его предстало фантастическое зрелище: множество светящихся точек мелькало в черном тоннеле — то были фонари сопровождающих Найланда Смита полицейских… Иногда случайный луч выхватывал из скопления неверных теней какое-нибудь лицо. Раздавались приглушенные голоса и шаги множества ног по железным ступенькам.

— Можно попробовать вернуться, — послышался сзади чей-то крик. — Так мы будем идти всю ночь.

— Поворачивайте назад, — раздраженно бросил Смит. — Здесь задохнуться можно. Очевидно, мы пошли не в ту сторону.

— Здесь какая-то ловушка, — согласился Кэрриган. — Все, что нам остается сделать, — это устроить засаду у крысиной норы и ждать, пока крыса сама не вылезет из укрытия.

Найланд Смит рассчитывал совсем не на это. Он испытывал страшное разочарование. Провал его далеко идущих планов казался бы ему чрезвычайно унизительным, когда бы не арест двух подозрительных личностей. Последний по крайней мере подтверждал его теорию о существовании под доком Южного торгового пароходства потайной двери, которой пользовалось окружение доктора Фу Манчи.

Найланд Смит приходил в бессильную ярость при мысли (осенившей его в момент ареста египтянина), что, по всей вероятности, именно сегодня ночью происходило собрание Совета Семи.

Эта ряса с капюшоном казалась особенно важной. У членов Совета имелись веские основания скрывать свою подлинную личность от других. Ахмед Фаюм являлся одним из Семи — одним из руководителей тайной организации Си Фан. Но согласно положению о дипломатической неприкосновенности, его нельзя будет обвинить ни в каких действиях, направленных против правительства США.

Из опыта Найланд Смит знал, что допрос китайца ничего не даст. Он не сомневался в принадлежности арестованного к организации доктора Фу Манчи, но и сознавал безнадежность любых попыток вырвать у него признание в этом. Второй китаец скрылся от полиции и, вероятно, уже поднял тревогу…

В словах Кэрригана Смит нашел единственное утешение: продолжать осаду Китайского квартала в ожидании каких-либо ощутимых результатов не имело смысла. Он был прав в своих предположениях, но на сей раз он проиграл. Оставался лишь слабый проблеск надежды. Найланд Смит внезапно почувствовал радость от мысли, что второму китайцу удалось бежать.

Если сегодня в штабе доктора Фу Манчи собрались важные особы (а это почти не вызывало сомнений), то налет на речные ворота вызовет отчаянную попытку бегства через выходы наверху!

Но Найланд Смит был очень молчалив, когда вместе с Кэрриганом шел на ощупь назад по зловонному тоннелю. Временами сверху доносился неясный раскатистый шум тяжелого транспорта и постоянно слышался гулкий шепот и плеск воды. В месте пересечения нижней смотровой галереи с верхней, по которой они двигались, Найланд Смит остановился и отрывисто спросил:

— Как вы полагаете, где мы сейчас находимся, Кэрриган?

— Примерно где-то под Байяром и Ист-Бродвеем. Если я и ошибаюсь, то ненамного.

— Прикажите своим людям наблюдать за этим местом.

8

— Держите лестницу крепче, — приказал Хэпберн инспектору Финнею и двум его помощникам.

Во дворе склада они нашли короткую лестницу-стремянку и втащили на крышу. Теперь она нависала над зияющим черным провалом, на дне которого сквозь пелену тумана слабо мерцали огни фонарей и автомобильных фар. Снизу доносились искаженные голоса людей и приглушенный шум транспорта — только характерных гудков такси не было слышно, ибо как раз здесь пролегала одна из перекрытых полицией улиц. Вход в заведение By Кинга находился прямо внизу.

— Готово, капитан.

Марк Хэпберн начал осторожно карабкаться по лестнице.

Густая тень от высокого дома By Кинга скрывала его. Это было рискованное путешествие: Хэпберн не осмеливался поднять глаза к холодному звездному небу и не решался взглянуть вниз, в туманную расселину между домами. Ступенька за ступенькой продвигался он к цели — к высокому светящемуся окну. Медленно-медленно поднимался капитан по лестнице.

И вот наконец он вцепился руками в карниз, заглянул в окно… и увидел зрелище столь странное, что не сразу смог оценить его значение…

Взору Хэпберна предстала причудливо обставленная гостиная — предметы убранства и затейливые светильники наводили на мысль о Востоке. На полу лежали яркие, пестрые ковры, и вдоль двух стен стояли диваны. Гостиную заливал багровый свет — поэтому Марку стоило большого труда разглядеть, что же происходит в дальнем конце комнаты.

Там два китайца тянули на себя трос из открытого окна. Это само по себе казалось необычным — но присутствие третьей и последней фигуры в гостиной делало сцену окончательно странной.

Это был человек в черной рясе с капюшоном, полностью закрывающим лицо, но с прорезями для глаз. Когда бы не цвет одеяния, человек мог бы сойти за одного из Милосердных Братьев.

Он стоял совершенно неподвижно возле китайцев, которые подтягивали на тросе к окну некое приспособление, напоминающее кресло. Даже сейчас Марк Хэпберн еще не осознал важность происходящего. Человек в капюшоне подхватил подол рясы и с помощью одного из китайцев уселся в подтянутое к окну кресло. Двое слуг снова взялись за трос.

Черная фигура исчезла за окном.

Наконец Хэпберна осенило. Налет Найланда Смита на речные ворота оказался удачным… Именно здесь находился запасной выход из осажденного Китайского квартала!

Сколько человек уже успело уйти? Сколько еще осталось? Все стало ясно как день. Через улицу к какому-то высокому зданию напротив тянулась канатная дорога — и над самыми головами патрульных полицейских эти люди переправлялись в безопасное место!

Марк Хэпберн начал спускаться. Еще было не поздно окружить соседний дом…

Но вдруг он замер на месте.

Из занавешенного портьерой дверного проема в левой стене комнаты появилась следующая фигура.

Это был высокий человек в желтом одеянии. Величественные черты его лица носили печать такой внутренней силы, что Хэпберн буквально оцепенел на несколько мгновений. Крепко вцепившись в карниз, он смотрел… смотрел на внушительную фигуру с высоко поднятыми плечами, неподвижно стоящую у портьеры. Возможно, внимание его стало настолько напряженным, что величественный человек почувствовал близкое присутствие чужака.

Массивная голова медленно повернулась, и Хэпберн встретил взгляд ярко-зеленых глаз… Никогда в жизни не видел он таких глаз. Марк не знал, видно ли его за оконным стеклом из тускло освещенной гостиной. Но одно он знал наверняка.

Перед ним стоял доктор Фу Манчи.

 

ГЛАВА XXV

ОСАДА КИТАЙСКОГО КВАРТАЛА

(продолжение)

Возбужденный от сознания значимости момента, Хэпберн стремительно взлетел на самый верх шаткой лестницы и, вцепившись в скобу, приделанную сбоку от рамы для удобства мойщиков окон, ударом ноги разбил стекло.

Он наклонился, направил пистолет на фигуру в желтом одеянии и приказал высоким, срывающимся от волнения голосом:

— Руки вверх, доктор Фу Манчи!

Морской туман продолжал свое незаметное наступление на улицы Китайского квартала. Один за другом исчезали из виду огни фонарей внизу. От подножия лестницы раздался предостерегающий крик:

— Осторожней, капитан! Мы не сможем поймать вас, если вы сорветесь…

Но Хэпберн едва расслышал предупреждение. Все его внимание было сосредоточено на жутком существе, стоящем у занавешенного портьерой дверного проема. Двое китайцев у раскрытого окна являли собой образец превосходно вышколенных слуг: услышав звон разбитого стекла и резкий окрик, они не вздрогнули и не обернулись — но продолжали механически выполнять свою работу.

Не сводя с Хэпберна пронзительного взгляда зеленых глаз, высокий китаец медленно поднял руки. Если он и не видел в темноте противника, то дуло пистолета видел вполне отчетливо.

— Переместитесь чуть влево! — раздался снизу отчаянный крик. — Нам не удержать лестницу!

На один непоправимый миг Хэпберн отвел глаза в сторону, и комната тут же погрузилась в полную тьму.

Вцепившись в скобу, Хэпберн выстрелил в направлении дверного проема… и в свете вспышки увидел, что там уже никого нет. Продолжать стрельбу не имело смысла. Он наклонился вниз.

— Передайте Джонсону, что через улицу натянута канатная дорога! Чертов туман сыграл им на руку. Окружите и обыщите дом напротив.

Скоро снизу донеслись приглушенные крики и разбегающиеся шаги…

— Арестуйте всех у By Кинга! Обыщите дом от подвала до крыши!

Хэпберн вновь выстрелил в направлении дальнего окна, целясь поверх голов китайцев, и услышал звук торопливых шагов. Затем наступила полная тишина. Движимый все тем же острым чувством возбуждения, испытанным при виде легендарного доктора Фу Манчи, Марк нашарил ногой верхнюю перекладину лестницы и с риском для жизни начал спускаться на нижнюю крышу. Финней поймал его за руку, стремительно оттащил от парапета и хрипло спросил:

— В чем дело, капитан? Я почти прилип к этой чертовой лестнице!

— Канатная дорога через улицу. Скорей! Нельзя терять ни минуты!

Но в этот момент лейтенант Джонсон, приказав компетентному подчиненному заняться By Кингом и его домом, уже входил в указанное Смитом здание.

Первый этаж его занимала галантерейная лавка, а остальные — меблированные комнаты. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что хозяином дома является не кто иной, как By Кинг. Все помещения снизу доверху подверглись тщательному обыску. На самом верхнем этаже произошла некоторая заминка.

Там находилась штаб-квартира китайского общества Хип Синг Тонг. К замку ее двери не подходил ни один ключ, а попытки взломать дверь не принесли успеха.

На всякий случай полицейские арестовали всех находившихся в здании: мужчин, женщин и детей. Полицейские фургоны уже увозили задержанных в участок, когда Хэпберн вылетел из лифта на верхнем этаже. Попытки взломать ведущую в храм Тонга дверь продолжались. В это время раздался крик:

— Дайте пройти!

По лестнице поднимался полицейский, который тащил за шиворот китайца преклонных лет.

— У него есть ключ, — кратко пояснил он.

Мгновение спустя дверь распахнулась. Щелкнул выключатель, и свет залил безвкусно убранную пеструю комнату.

Густой странный аромат курений плыл в сквозняке от открытого окна в сторону вошедших. На полу валялись тросы и прочие детали механизма. К одной из балок на потолке крепился ворот. Именно сюда вела канатная дорога из верхнего этажа здания By Кинга.

Храм Тонга был совершенно пуст…

 

ГЛАВА XXVI

СЕРЕБРЯНАЯ ШКАТУЛКА

1

В своем кабинете доктор Фу Манчи говорил негромким голосом. На пульте перед ним горели две лампочки.

— Это было хорошо сделано, мой друг. Но остальное — просто вопрос времени. Третью базу следует покинуть немедленно. Очень жаль, что наш египетский представитель арестован. Надо предпринять шаги к его освобождению. В молчании By Чанга можно не сомневаться. Остальные представители находятся в безопасности. У тебя мало помощников — посему большей частью великолепных экземпляров нашей коллекции придется пожертвовать. Но обеспечь собственную безопасность и не оставляй после себя ни одной нити, которой мог бы воспользоваться противник.

— Я понял, хозяин, — раздался в ответ голос старого Сэма Пака. — Все будет сделано.

— Инстинкт превыше разума, — продолжал доктор Фу Манчи. — Инстинктивно Враг Номер Один вышел на наш след. Я слышу твое шипение, мой друг. У меня есть один план.

— Вы желаете, Маркиз, оставить доступ на базу свободным?

— Да, таково мое желание. Оставим им этот бесполезный триумф: он сделает их слепыми. Третья база должна прекратить свое существование. Займись этим делом, мой друг.

Длинный желтый палец нажал кнопку на пульте. Две лампочки погасли, но зажглась еще одна.

— Рапорт от номера, ведущего наблюдение за Третьей базой, — приказал доктор Фу Манчи.

— Получен в одиннадцать часов тридцать шесть минут, — ответил Обладатель Феноменальной Памяти. — Полицейская облава на заведение By Кинга началась в одиннадцать ноль пять, и все находящиеся в здании, включая By Кинга и членов его семьи, арестованы. Запасной выход перекрыт. Произведен ряд других арестов — в общей сложности арестовано сорок человек. По всем улицам установлены кордоны, и квартал тщательно патрулируется. Личность правительственного агента, ответственного за операцию в Китайском квартале, установлена: это капитан Марк Хэпберн из войск Медицинской службы США. Капитан Хэпберн покинул осажденную территорию — за ним установлена слежка. Докладывал номер Тридцать Седьмой.

Последовало несколько мгновений тишины. Длинные пальцы лежали на лакированном столе неподвижно — словно вырезанные из дымчатой слоновой кости.

— Рапорт от номера, ответственного за безопасность наших представителей, — приказал затем Фу Манчи.

— Рапорт из Комитета безопасности получен в одиннадцать часов пятьдесят минут. Все делегаты вернулись в свои отели, за исключением египетского представителя. Его арестовали у Четвертого входа вместе с неким By Чангом. Об этом аресте докладывалось раньше.

— Последний рапорт от номера, наблюдающего за Четвертым входом.

— Получен в одиннадцать тридцать восемь. Отряд под командованием капитана полиции Кэрригана ушел, оставив у входа группу охранников из семи-восьми человек. Конец донесения от номера Сорок Девять.

— Подготовьте отчет по рапортам, полученным со всех концов страны. Через час доложите в соответствии с установленным порядком.

Вновь янтарно-желтый свет залил комнату с готическими окнами, обладатель чудесной памяти вернулся к своей бесконечной работе над головой величественного китайца. В тот же момент длинная рука Фу Манчи потянулась к серебряной шкатулке. Доктор откинул крышку и извлек из шкатулки изящные приспособления для курения опиума.

2

— Как это понимать? — резко спросил Найланд Смит.

Когда Хэпберн вошел в гостиную, он завтракал, одновременно просматривая прислоненную к кофейнику «Нью-Йорк таймс». Ничто на бронзовом лице Найланда Смита, кроме легких теней под глубоко посаженными глазами, не говорило о состоянии крайнего нервного напряжения, в каком он пребывал последние двое суток. Пристально глядя на Хэпберна, он принялся механически набивать трубку.

Хэпберн сбрил усы и бороду — и вновь превратился в чисто выбритого и опрятного самого себя. Он улыбнулся почти извиняющейся улыбкой и осведомился:

— Не ваш ли друг Киплинг говорил, что женщины и слоны никогда ничего не забывают? Полагаю, он должен был включить в этот ряд и доктора Фу Манчи. Во всяком случае в меня стреляли дважды прошлой ночью.

Найланд Смит кивнул.

— Вы правы. Я на мгновение забыл, что он видел вас в окне. Да, бородатому газетчику придется исчезнуть.

Из кухни появился Фей с подносом, и по гостиной распространился аппетитный запах завтрака. Фей держался как вышколенный слуга в мирном английском доме.

— Я варю свежий кофе, сэр, — сообщил он Хэпберну. — Он будет готов через минуту.

Фей снял серебряные крышки с блюд и удалился.

— Я прихожу к заключению, — сказал Найланд Смит, пока Хэпберн исследовал содержимое блюд и тарелок, — что мы уже злоупотребили гостеприимством хозяев отеля. Теперь поимка одного из нас — или обоих сразу — всего лишь вопрос времени.

Хэпберн не ответил. Найланд Смит чиркнул спичкой, зажег трубку и продолжал:

— До сих пор нам страшно везло, хотя оба мы порой сильно рисковали. Но мы знаем: за отелем ведется круглосуточная слежка. Полагаю, нам пора сменить место жительства.

— Склонен согласиться с вами, — медленно ответил Марк Хэпберн.

— Пресса, — Найланд Смит указал пальцем на разбросанные по ковру газетные листы, — молчит о нашей бесплодной облаве. Это провал, Хэпберн! Мы не можем арестовать никого из задержанных. У нас нет никаких улик!

— Знаю.

Фей принес кофе и вновь удалился в свое крохотное святилище.

— Мы найдем китайский подземный лабиринт — для нас это лишь вопрос времени, — продолжал Смит, бессознательно повторяя слова доктора Фу Манчи. — Я заходил сегодня утром в участок. Допрашивать китайца — это бесполезная трата сил. By Кинг, как я и предвидел, от всего отпирается. Сентрал-стрит начинает поглядывать на меня, как на надоедливого фанатика. Все же, — он резко ударил ладонью по столу, — насчет базы в Китайском квартале я оказался прав. Но к тому времени, как мы найдем ее, она будет уже пустовать. Это тупик, Хэпберн. И наш следующий ход пока неясен. — Найланд Смит указал на прислоненную к кофейнику газету. — Я везде начинаю ощущать присутствие доктора Фу Манчи. Сегодня утром на ближайшем углу я чуть не стал жертвой дорожно-транспортного происшествия, хотя никуда не выхожу без очков и сутаны.

— А что случилось?

— Тяжелый грузовик, не обращая внимания на огни светофора, на всей скорости помчался прямо на мой автомобиль. Меня спасло только искусство моего шофера… Грузовик принадлежал транспортной корпорации «Лотос».

— Но Смит…

— Этого следовало ожидать. Наш враг — человек гениальный. Наши жалкие увертки, вероятно, страшно веселят его. Посмотрите, что поставлено на карту! Вы знаете ситуацию в Абиссинии. Победа доктора Фу Манчи в этой стране положит конец всем далеко идущим планам Италии.

— Вы так полагаете? — Хэпберн резко вскинул голову и взглянул на Смита.

— Я знаю наверняка, — ответил тот. — Карта мира скоро изменится, если мы не сможем удержать под контролем ситуацию в Америке. Вы вполне осознаете тот факт, что практически за одну ночь Поль Сальвалетти стал национальным героем?

— Да. Но я не могу понять, каким образом ой вписывается в схему.

— Тут есть одно странное обстоятельство…

— Вы о чем?

— Лола Дюма сейчас неотступно находится при Сальвалетти. Она постоянно появляется с ним на приемах и встречах.

— А что тут странного? Она всегда была связана с Лигой истинных американцев.

— Лига истинных американцев — это просто очередное имя доктора Фу Манчи. — Смит резко встал с кресла и принялся расхаживать по гостиной. — Это наводит на очень интересные размышления: очевидно, за спиной Сальвалетти стоит Фу Манчи. Другими словами, Сальвалетти — вовсе не выскочка, волей случая занявший освободившееся место…

— Силы небесные! — Хэпберн положил вилку на стол. — Вы хотите сказать, что это место освободили для него специально?..

— Именно.

— Возможно ли это?

— План Фу Манчи постепенно становится ясным. Мы слишком пристально рассматривали малый его фрагмент и упустили целое. Я ознакомился с досье на Сальвалетти. Оно собрано еще далеко не полностью, но, похоже, молодого человека в течение долгого времени целенаправленно подготавливали именно к этой миссии. Слава Богу, что аббат Донегаль в безопасности! Я говорил прежде и говорю снова: жизнь этого священника бесценна для Америки. Возможно, ему еще придется грудью останавливать наступающий прилив. Взгляните на газеты… — Он на ходу подцепил ногой разбросанные по полу газетные листы. — Серьезным проблемам Старого Света уделяется сейчас очень мало внимания. На нервный срыв доктора Прескотта (ибо именно таков окончательный диагноз) пресса откликнулась лишь краткой сводкой о состоянии здоровья с Уивер-фарм. Несколько убийств, ознаменовавших прибытие Фу Манчи в Соединенные Штаты, отошли на задний план. Даже наша облава в Китайском квартале осталась почти незамеченной. Нет, Харвей Брэгг, Мученик, продолжает оставаться главной темой последних новостей — и имя его стоит теперь рядом с именем Поля Сальвалетти. И — что не менее важно — на сцене появляется Лола Дюма.

Наступило молчание, нарушаемое лишь приглушенным голосом Фея, который отвечал на телефонный звонок в соседней комнате. Очевидно, ни одно из полученных сообщений не представляло большой важности, но Фей тщательно регистрировал все звонки. Смит поглядел в окно и увидел, что туман бесследно рассеялся. Кристально прозрачный воздух, характерный для Нью-Йорка в зимние месяцы, обеспечивал великолепную видимость.

— Вы смотрите на здание «Страттон», Смит? — поинтересовался Хэпберн.

— Да. А что?

— Помните, я рассказывал вам о странным человеке, который, по словам Робби Эдера, живет там на верхнем этаже?

— Да.

— Возможно… Да, меня чрезвычайно заинтересовал этот человек, поскольку, возможно, он имеет какое-то отношение к Мойе Эдер. Я навел справки вчера вечером и сегодня утром получил ответ. И тут обнаружилось одно весьма странное обстоятельство…

— Какое именно?

Найланд Смит обернулся и взглянул на Хэпберна.

— Согласно полученному донесению, все здание занимают офисы концернов, к которым имел непосредственное отношение покойный Харвей Брэгг.

— Что?!

— Там располагается Нью-Йоркский штаб Лиги истинных американцев, главный офис транспортной корпорации «Лотос» и даже контора Южного торгового пароходства.

Найланд Смит стремительно подошел к столу, оперся на него руками и, наклонившись вперед, пристально взглянул на Марка Хэпберна.

— Это интересно… — медленно проговорил он.

— Пожалуй. По крайней мере странно. Поэтому я сегодня рано утром договорился о проверке электрической проводки во всем здании — через центральную электрическую компанию города. Возможно, она ничего не даст, но во всяком случае я получу доступ к некоторым помещениям «Страттона».

— Вы всерьез заинтриговали меня. — Найланд Смит возвратился к окну и задумчиво уставился на небоскреб. — Значит, Лига истинных американцев? Вы должны понимать, Хэпберн, что грандиозные планы Фу Манчи не ограничиваются установлением его власти в одних Соединенных Штатах. В будущую сферу влияния входят Австралия, Филиппины и, наконец, Канада.

— Но, во имя всего святого, откуда берутся деньги на осуществление столь масштабных замыслов?

— Это предприятие финансирует Си Фан — самая древняя и самая могущественная организация в мире. Я содрогаюсь при одной мысли о возможной реакции народа в случае, если правда о Лиге истинных американцев — с ее лозунгом «Америка для каждого человека — каждый человек для Америки! » — станет общеизвестна. Но вернемся к нашим делам: каковы ваши планы относительно миссис Эдер?

— У меня нет никаких конкретных планов, — медленно ответил Марк Хэпберн. — Я вам рассказал все, что знаю о ней. И, думаю, вы согласитесь, что она находится сейчас в крайне опасном положении.

— Да. И она, и ее сын. Полагаю, миссис Эдер сама выходит на связь с вами?

— Да. Иначе никак нельзя.

Некоторое время Найланд Смит пристально смотрел на Хэпберна, потом сказал:

— Возможно, эта женщина — наша козырная карта в игре, Хэпберн. Но, честно говоря, я не представляю, как ею ходить.

3

— А я видел того смешного человека вчера ночью, Гоффи, — сказал Робби Эдер, кладя на стол ложку и поднимая расширенные глаза на няню Гофф. — Смешного человека, который лепит головы.

— Наверно, тебе приснилось, малыш, — отозвалась няня. — Я лично никогда не видела его.

Но Робби невозможно было сбить с толку. Согласно его рассказу, таинственный сумасшедший, который швырял глиняные головы из своей студии на верхнем этаже, вновь появлялся последней ночью. Робби проснулся очень поздно; он понял, что уже очень поздно, «по виду небушка». Мальчик подошел к окну и увидел, как человек бросает глиняную голову прямо на купол под балконом.

— В жизни не слышала более глупой сказки, — заявила няня Гофф. — Боже, сохрани малыша — он бредит!

— Вовсе не бредю, — упрямо отрезал Робби. — Пожалуйста, дай мне еще варенья. А мама придет сегодня?

— Не знаю, милый. Надеюсь, да.

— А мы пойдем в сад?

— Если погода будет хорошая.

Некоторое время Робби сосредоточенно жевал хлеб с вареньем, потом спросил:

— А дядя Марк придет?

— Вряд ли, милый.

— Почему нет? Мне нравится дядя Марк — весь с головы до ног, кроме усов. Мне нравится и желтый дядя тоже, только он никогда не приходит.

Няня Гофф с трудом подавила дрожь. Человек, которого мальчик окрестил «Желтым дядей», приводил суеверную шотландку в ужас, какого она никогда не знала прежде. Его существование в жизни столь же уважаемой, сколько любимой миссис Эдер представлялось женщине неразрешимой загадкой. Каким образом ее хозяйка — красивая и прекрасно воспитанная — могла тесно общаться с ужасным китайцем, Мэри Гофф была просто не в силах понять. Привязанность же Робби к этому зловещему существу приводила ее в еще большее недоумение.

— Подарил мне машинку на день рождения, — мечтательна вспомнил Робби. — Желтый дядя.

Когда часом позже с упакованной в багажнике огромного «роллса» новой игрушкой одинокий маленький Робби в сопровождении няни Гофф и веселого чернокожего шофера отправился на твою игровую площадку на Лонг-Айленд — за ним последовал автомобиль охраны.

На значительном расстоянии от последнего держалась машина лейтенанта Джонсона, замыкавшая эту странную процессию.

 

ГЛАВА XXVII

ЗДАНИЕ «СТРАТТОН»

Марк Хэпберн в голубом комбинезоне и форменной фуражке вылез из окна на находящийся на головокружительной высоте парапет. За ним последовали два человека в такой же форме. Один из них являлся служащим Центральной электрической компании, а другой — правительственным агентом. Они стояли на высоте сорок седьмого этажа здания «Страттон». Над ними сверкала свинцовая крыша купола. Снизу доносился неумолчный гул Нью-Йорка.

— Сюда, — сказал Марк Хэпберн и решительно двинулся вдоль парапета.

Он не отрываясь смотрел в глубокий провал между домами и наконец остановился в том месте, откуда открывался вид на Парк-авеню.

Грозовые тучи собирались и плыли над городом. Когда Марк Хэпберн поднимал глаза к небу, ему казалось, что высокое здание раскачивается, как корабль на волнах. Поэтому он старался смотреть себе под ноги. Внезапно он с трудом подавил радостное восклицание.

В желобе под парапетом лежала куча глиняных осколков — в самых крупных из них угадывались обломки некоего скульптурного изображения. Безумец из «Страттона» был не мифом — он существовал в действительности!

Хэпберн на миг поднял взгляд к небу. При виде бегущих над куполообразной крышей небоскреба облаков у него закружилась голова. Молодой человек покачнулся и поспешно зажмурил глаза. Но он успел увидеть то, что хотел. На самом верху свинцового купола находилась железная галерея, куда выходило два окна…

— Осторожней, капитан! — воскликнул правительственный агент, увидев, как его спутник пошатнулся. — Упасть отсюда значительно проще, чем залезть сюда.

Справившись с приступом дурноты, Хэпберн вновь взглянул на осколки под ногами.

— Все в порядке. Я никогда не занимался скалолазанием.

Он опустился на колени и с пристальным вниманием принялся изучать глиняные обломки. Последние определенно являлись фрагментами глиняной головы (возможно, не одной, а нескольких), но были слишком малы, чтобы получить отчетливое представление о целом.

— Соберите эти осколки, — приказал Хэпберн, — и отнесите их вниз.

Служащий электрической компании в уважительном молчании наблюдал за двумя агентами.

— О! А это что? — внезапно воскликнул капитан. Он держал в руке маленький деревянный планшет, к которому двумя кнопками было прикреплено цветное миниатюрное изображение лица в бумажной рамке.

Хэпберн осторожно отделил миниатюру от планшета и внимательно рассмотрел ее.

Это была трехцентовая марка фирмы «Дэниел Уэбстер» тысяча девятьсот тридцать второго года выпуска, приклеенная к кусочку картона и забранная в широкую бумажную рамку с прорезью посередине, в которой виднелось зловещее лицо некоего китайца.

Марк Хэпберн вынул записную книжку и осторожно вложил в нее странную находку. Когда он сунул записную книжку в карман, ему внезапно вспомнились колдовские зеленые глаза, устремленные прямо на него, и незабываемое лицо доктора Фу Манчи, которое он видел сквозь разбитое окно в ночь облавы в Китайском квартале…

Да, никакой ошибки здесь не могло быть! Марка «Уэбстера» представляла собой карикатуру (но карикатуру легко узнаваемую!) на доктора Фу Манчи.

Да, теперь Найланду Смиту было над чем поразмыслить. Больше нельзя было делать ни одного неверного шага. Но здание «Страттон» целиком занимали люди, прямо или косвенно связанные с деятельностью Лиги истинных американцев. На верхнем этаже здесь жил сумасшедший, который лепил и разбивал глиняные бюсты и, очевидно, в недавнем прошлом являлся обладателем странной миниатюры. Отсюда к доктору Фу Манчи определенно тянулась какая-то ниточка. Обстоятельства дела требовали проверки — но проверки очень осторожной.

Пока Хэпберн не без оснований полагал, что его расследование в «Страттоне» не вызвало ни у кого никаких подозрений. Под предлогом проверки электропроводки он проник в ряд кабинетов на разных этажах здания, но нигде не заметил ничего необычного и встретил вежливое содействие со стороны управляющего, мистера Шмидта. Теперь оставалось выяснить, возникнут ли какие-нибудь препятствия на их пути, если они выразят желание осмотреть помещения на самом верху купола.

Пятью минутами позже Хэпберн влез через окно в помещение, которое занимающая сорок седьмой этаж фирма использовала, очевидно, под склад, — и не смог сдержать вздоха облегчения, почувствовав под ногами вместо раскачивающегося парапета надежный пол с резиновым покрытием. Там Хэпберна и его спутников ожидал мистер Шмидт, представляющий владельцев здания.

— На этом этаже, кажется, все в порядке, — сказал Хэпберн. — Но как бы нам осмотреть помещение над куполом?

Мистер Шмидт несколько мгновений холодно смотрел на него, потом коротко ответил:

— Туда пройти невозможно. Лифты поднимаются только до этого этажа. Туда ведет лестница, но дверь на нее заколочена. Полагаю, по распоряжению пожарной комиссии. Там наверху ничего нет. Купол выполняет исключительно декоративную функцию.

— Но мне надо довести инспекцию до конца. Установка лестницы на крыше обойдется дорого. Гораздо дешевле взломать дверь, ведущую на эту лестницу, не правда ли?

— Я не имею права распоряжаться здесь, — поспешно ответил мистер Шмидт. — Позвольте мне проконсультироваться по этому вопросу с владельцами «Страттона».

Марк Хэпберн незаметно толкнул локтем служащего электрической компании, и тот спросил:

— Когда вы дадите нам знать о результатах консультации, мистер Шмидт? Мы должны представить отчет начальству.

— Я позвоню вам завтра утром.

Марк Хэпберн почувствовал удовлетворение. И без свидетельства Робби Эдера он самолично видел горящие над куполом окна — а сегодня окончательно убедился в том, что верхнее помещение «Страттона» обитаемо.

 

ГЛАВА XXVIII

ПОЛЬ САЛЬВАЛЕТТИ

Чуть раздвинув шторы, Лола Дюма смотрела вниз на заполненные народом террасы. Силуэты пальм отчетливо вырисовывались на фоне вечернего неба; поблескивало вдали море серо-стального цвета. Вид темной толпы наводил на мысль о блюде черной икры. В этом бесчисленном людском море жизнь пульсировала столь мощно, что волны эмоций, казалось, достигали Лолы.

До нее доносились бурные аплодисменты и крики, и над этим восторженным ревом — подобно голосу гобоя в громе оркестра — плыло имя Сальвалетти.

Сальвалетти!

И это было лишь началом триумфального шествия, которое неминуемо должно было закончиться у Белого дома. Дюма нервно сжала занавеску дрожащими тонкими пальцами, унизанными перстнями. Толпа все еще кричала и бурлила, когда девушка резко обернулась на тихий скрип открываемой двери.

В комнату вошел Поль Сальвалетти.

Всеобщее поклонение и долгожданный успех превратили этого человека в бога. Бледное лицо его вдохновенно светилось, темные глаза горели. Сегодня против обыкновения он не сутулился — вся его фигура с широко расправленными плечами выражала величие победителя. Перед Лолой стоял не секретарь покойного Харвея Брэгга — но новый Цезарь.

— Поль! — Она шагнула вперед. — Это триумф. Ничто больше не сможет остановить тебя!

— Ничто, — откликнулся он, и при звуках его мелодичного голоса дрожь пробежала по телу девушки. — Ничто!

— Сальвалетти для Юга! — послышался за окнами рев толпы.

Затем последовал взрыв рукоплесканий и дружное скандирование;

— Саль-ва-лет-ти! Саль-ва-лет-ти!

Человек, из полной неизвестности вознесшийся на заоблачные вершины славы, улыбнулся.

— Лола, ради этого стоило ждать.

Она шагнула к нему, протянув вперед прекрасные обнаженные руки, и с возгласом почти безумного восторга молодой человек обнял ее. Мир лежал у его ног — слава, богатство, красота. Он молча обнимал девушку, в то время как все более и более настойчиво толпа требовала:

— Саль-ва-лет-ти! Саль-ва-лет-ти! Америка для каждого человека и каждый человек для Америки!

Зазвонил телефон.

— Возьми трубку, Лола, — попросил Сальвалетти. — Сегодня я не хочу говорить ни с кем, кроме тебя.

Лола Дюма бросила на него пристальный взгляд. Терпкое вино успеха несколько вскружило Полю голову. Он говорил с высокомерием, которое до сих пор умело скрывал. Девушка пересекла комнату и подняла трубку телефона.

Несколько мгновений она слушала со всевозрастающим напряжением, затем положила трубку на стол и обернулась.

— Это Президент.

Эти два слова произвели мгновенную перемену в Сальвалетти.

— Что? — прошептал он и после секундного колебания прошел по-кошачьи бесшумно к столу и взял трубку.

— Поль Сальвалетти слушает.

— Я внимательно наблюдаю за вами, — послышался властный гортанный голос. — На этой стадии вы не должны совершать ни одной ошибки. Слушайте мой приказ. Выйдите сейчас на балкон. Ничего не говорите — просто покажитесь народу. Потом выведите на балкон Лолу Дюма, пусть все увидят и ее тоже. Выполняйте приказ.

Связь прервалась.

— Что? — спросила Лола.

— Приказ, которому я должен подчиниться. — Сальвалетти ободряюще улыбнулся.

Он подошел к балконной двери, широко раздвинул занавеси и вышел на балкон. Возбужденный рев толпы встретил его появление. Некоторое время Сальвалетти стоял в лунном свете — бледный и величественный, — затем поклонился и, обернувшись, поманил к себе Лолу Дюма.

— Выйди. Ты должна присоединиться ко мне.

Он вывел Лолу за руку на балкон, и женщину, тесно связанную с Харвеем Брэггом — основателем Лиги истинных американцев, потенциальным спасителем страны, — встретила почти истерическая овация толпы…

Оказавшись снова в комнате с задернутыми шторами, Лола Дюма упала на диван; глаза и губы ее манили и звали. Молодой человек стоял рядом, гладя на девушку сверху вниз.

— Поль, — спросила она, — этот приказ дал тебе Президент?

— Да.

— Вот видишь, — нежно проворковала Лола. — Он выбрал тебя. Ты доволен?

 

ГЛАВА XXIX

ЗЕЛЕНЫЙ МИРАЖ

1

Марк Хэпберн проснулся и рывком сел в постели. Холодный пот выступил у него на лбу. Молодой человек отчетливо помнил приснившийся ему сон: он находился в бесконечном тоннеле (очевидно, этот образ навеял на него рассказ Найланда Смита о попытке проникнуть в штаб доктора Фу Манчи через речные ворота). Какое-то время, показавшееся ему мучительно долгим, он шел по этому тоннелю, держа в руке огарок толстой восковой свечи наподобие церковной. Тоннель извивался и сворачивал то в одну, то в другую сторону. За каждым поворотом Хэпберн надеялся увидеть свет дня, но всякий раз его ожидало разочарование.

Сознание какой-то острой необходимости гнало его вперед. Любой ценой он должен достичь конца подземного хода. На карту поставлено нечто гораздо более ценное, чем его жизнь. Справа и слева от Хэпберна появились черные провалы уводящих вдаль новых ходов: тоннель постепенно превращался в лабиринт. Все подземные коридоры были совершенно одинаковыми. В отчаянии Хэпберн бросился в тоннель, уводящий вправо. Он казался бесконечным. Тогда молодой человек свернул влево — и другой бесконечный тоннель простерся перед ним.

Свеча почти догорела, горячий воск заливал пальцы. Если Хэпберн не успеет выбраться на свободу до того, как погаснет жалкий огарок, кромешная тьма поглотит его — и он, заблудшая душа, будет обречен вечно блуждать в жутком подземном лабиринте, вдали от мира живых людей…

Слепая паника охватила Хэпберна. С диким воплем он бежал вдоль тоннеля, сворачивая то вправо, то влево. Свеча догорала. Он продолжал бежать. Вдруг ему пришло в голову, что на карту поставлена жизнь Найланда Смита. Он должен выйти на поверхность земли — иначе случится несчастье не только с Найландом Смитом, но и со всем человечеством. Свеча, превратившаяся в тонкий восковой диск, расплылась в его пальцах…

Тут Хэпберн проснулся.

В номере было очень тихо. Ни единый звук — за исключением неумолчного гула бессонного города — не нарушал тишину.

Хэпберн нашарил под кроватью ночные туфли. Сигарет в комнате он не нашел и решил пройти в гостиную, чтобы выпить глоток спиртного. Жуткий сон о бесконечном тоннеле потряс его.

Стояла кристально прозрачная ночь, почти полная луна лила холодный свет на город. Не включая лампу из боязни разбудить чутко спящего Найланда Смита, Хэпберн ощупью пробрался в гостиную. Сигареты лежали на столе возле телефона, но спичек поблизости не оказалось.

Хэпберн оглянулся и за раскрытой дверью увидел залитую лунным светом комнату, оборудованную под временную лабораторию. Из ее окна была видна крыша дома, где жила Мойя Эдер. Марк вспомнил, что оставил спички в лаборатории. Он вошел в комнату, подошел к окну… и тут же забыл о своем первоначальном намерении.

Он напряженно замер на месте, глядя вниз.

Из расположенного этажом ниже окна в крыле отеля «Регал» с расстояния не более двадцати футов на него смотрел доктор Фу Манчи.

Какой-то первобытный инстинкт не позволил Хэпберну признать реальность увиденного — молодой человек никак не мог поверить в близкое присутствие зловещего китайца. Это было продолжением жуткого сна — он просто еще не проснулся. Яркие зеленые глаза сверкали в лунном свете, подобно полированному нефриту. Хэпберн завороженно смотрел вниз…

Его первоначальный порыв — разбудить Смита, чтобы окружить здание отеля, — бесследно пропал. Колдовские зеленые глаза приковали к себе все внимание молодого человека…

Внезапно он осознал (конечно, сон продолжался!), что занимается в лаборатории приготовлением какого-то странного препарата. Ничего подобного ему не приходилось готовить никогда в жизни — но Хэпберн смешал необходимые ингредиенты с чрезвычайным тщанием, ибо от этого лекарства зависела жизнь Найланда Смита…

Со шприцем в руке он прокрался по коридору к следующей двери и прислушался. Ни звука не донеслось до его слуха.

Очень тихо Хэпберн открыл дверь и вошел.

Найланд Смит неподвижно лежал в постели, положив худые загорелые руки поверх одеяла. Условия показались во сне Марку Хэпберну идеальными. Крадучись он пересек спальню. Конечно, едва ли он сумеет сделать инъекцию, не разбудив Смита — но по крайней мере часть лекарства все же успеет ввести товарищу.

Смит не пошевелился, когда Хэпберн осторожно завернул рукав его пижамы. Молодой человек вонзил иглу шприца в руку спящего…

2

Чьи-то невидимые руки схватили Хэпберна сзади, рывком оттащили от кровати и швырнули на ковер.

Он тяжело упал, ударившись головой о пол. Шприц выпал из его пальцев, и, когда Смит резко сел в постели, сознание Хэпберна целиком заняла одна-единственная мысль: он не успел совершить задуманного — и теперь его друг должен умереть.

Он перевернулся на живот, поднялся на колени и увидел перед собой дуло пистолета, зажатого в руке Фея.

— Хэпберн! — раздался неподражаемый голос Найланда Смита. — В чем дело?

Найланд Смит выпрыгнул из постели и зажег свет.

Фей — босой и в пижаме — выглядел несколько взъерошенным, но сохранял при этом полное самообладание.

— Непонятно, сэр, — ответил он, пока Хэпберн медленно поднимался на ноги и, сжав голову руками, пытался прийти в себя. — Меня разбудил звон колб и пробирок.

— Пробирок?

Марк Хэпберн упал в кресло и тупо пояснил:

— Я был в лаборатории. Честно говоря, не знаю, что я там делал.

Найланд Смит сидел на краю кровати и пристально смотрел на товарища.

— Я встал и очень тихо пошел в лабораторию. Там капитан Хэпберн тщательно отмерял в мензурке какие-то вещества. Потом он огляделся по сторонам, словно потерял что-то, подошел к окну и выглянул из него. Он стоял там довольно долго.

— Куда он смотрел? — резко спросил Смит.

Хэпберн застонал, продолжая сжимать голову руками. Воспоминание о каком-то странном, ужасном эпизоде ускользало из его памяти.

— Полагаю, в окно напротив, чуть правее и ниже нашего, сэр. Поскольку капитан стоял так довольно долго, я прокрался в соседнюю комнату и тоже выглянул из окна. — Фей помолчал и откашлялся. — Я бы не повел себя таким образом, если бы не увидел глаза капитана Хэпберна…

— Что ты имеешь в виду?

— Мне показалось, сэр, что он спит с открытыми глазами! Поэтому, заслышав его шаги, я спрятался за дверь и затем проследовал за ним до самой вашей спальни. Капитан открыл дверь очень тихо. Я шел за ним по пятам до кровати…

Вдруг послышался сдавленный голос Хэпберна:

— Шприц! Шприц! Боже мой! Неужели я дотронулся до вас?

Марк Хэпберн вскочил с кресла и огляделся по сторонам с совершенно безумным видом.

— Вы об этом, Хэпберн? — Найланд Смит поднял с пола авторучку и одновременно взглянул на свою левую руку. — Похоже, вы ткнули в меня пером.

Марк Хэпберн, сжав кулаки, уставился на авторучку. Это была совершенно новая авторучка, купленная только накануне (старая разбилась во время облавы в Китайском квартале). В эту же он еще не успел набрать чернил. Марк постепенно осознавал невероятный факт… Он приготовил некую смесь — о составных частях которой в данный момент не имел ни малейшего представления, — но вообразил, что набирает ее в шприц. Вместо этого он набрал препарат в авторучку, ибо шприца у него в лаборатории не было!

Найланд Смит не сводил пристального взгляда со смятенного лица товарища.

— Я спал или находился под гипнозом? — простонал Хэпберн. — Силы небесные! Я вспомнил… Я подошел к окну и увидел его глаза. Он смотрел на меня.

— Кто смотрел? — спокойно спросил Смит.

— Не знаю, кто это был, сэр, — Фей смущенно откашлялся. — Но я в жизни не видел лица ужасней. Лунный свет озарял его — и зеленые глаза сверкали…

— Что?!

Найланд Смит вскочил на ноги и устремил пронзительный взгляд на Марка Хэпберна. Странный случай получил объяснение, наконец.

— Доктор Фу Манчи — самый искусный гипнотизер в мире, — резко произнес он. — За те несколько секунд, что вы смотрели на него из окна, он, вероятно, частично подчинил своей воле ваше сознание. — Смит поспешно накинул на плечи халат, висевший на спинке кровати. — Быстро, Фей! Позовите Уатта! Он дежурит в вестибюле.

Фей выбежал из номера.

Найланд Смит бросился к окну, распахнул его и высунулся наружу.

— Где вы видели его, Хэпберн?

Марк Хэпберн медленно приходил в себя. Он перегнулся через подоконник и указал пальцем вниз.

— В правом крыле, третье окно с края, двумя этажами ниже нашего.

— Там никого нет, и в комнате темно. — Где-то в ночи прозвучал призрачный вой пожарной сирены — привычное соло в симфонии огромного города. — Я чудом избежал смерти. Несомненно, вы действовали в состоянии гипнотического транса. Показания Фея подтверждают это. Рискованный ход! Должно быть, доктор в отчаянии. — Найланд Смит взглянул на лежащую на столе авторучку и задумчиво пробормотал: — Фу Манчи понадеялся на то, что у вас в лаборатории есть шприцы. Вы повиновались его приказам и таким образом спасли мне жизнь!

В течение всего нескольких минут Уатт — правительственный агент, дежуривший на первом этаже, — разыскал ночного управляющего отелем и в сопровождении двух детективов поднялся на тридцать восьмой этаж правого крыла здания, где находилась подозрительная комната…

— Уверяю вас, там никого нет, мистер Уатт, — сказал управляющий, крутя ключ на указательном пальце. — Сегодня утром отсюда съехал некий мистер Экштейн, такой смуглый мужчина, возможно, еврей. Одно лишь обстоятельство можно посчитать странным…

— Какое именно? — спросил Уатт.

— Он увез с собой ключ от номера… — Мистер Догерти уныло улыбнулся. — К несчастью, это случается довольно часто. Но, возможно, в данном случае постоялец сделал это не без тайного умысла.

Они вошли в пустую спальню с двумя кроватями, уже застеленными для следующих постояльцев. Ни в гостиной, ни в ванной ничто не говорило о недавнем присутствии незваного гостя…

Детективы еще осматривали помещение, а Найланд Смит на сороковом этаже отеля отдавал различные приказы по телефону, когда высокий мужчина в меховой шубе, широкополой шляпе и очках вошел в лифт на тридцатом этаже и спустился на первый…

— Никого не выпускать из отеля, пока я не спущусь вниз, — кратко распорядился Найланд Смит. — Поставьте охрану у каждого лифта и у каждого выхода.

Ночной управляющий, Уатт и два детектива вышли из лифта в конце огромного главного вестибюля. Мужчина в шубе шагал по покрытому ковровой дорожкой центральному проходу между колоннами. В этот поздний час в вестибюле горели лишь несколько ламп. Откуда-то доносился шум пылесосов. Мужчина спустился по мраморным ступенькам в нижний вестибюль. Ночной портье с любопытством взглянул на проходящего мимо постояльца.

Человек стремительно шагал вдоль ряда цветочных, ювелирных и прочих киосков, расположенных в холле огромного отеля, и наконец вышел прямо к лифту, на котором спустился Уатт с сопровождающими его лицами.

Не замедляя шагов, мужчина в шубе прошел мимо и повелительно крикнул на ходу:

— Никого не выпускать из отеля! Поставьте людей у каждого лифта и у каждого выхода!

Он толкнул вращающиеся двери и спустился по ступенькам на тротуар. Рядом тут же остановилось такси корпорации «Лотос». Мужчина сел в автомобиль, и тот тронулся с места. Он уже заворачивал за угол Парк-авеню, когда детективы выбежали из западного крыла здания, бросились к главному входу и с топотом взбежали по ступенькам. Один из них кинулся к портье. Федеральный агент Уатт бежал через вестибюль навстречу коллегам.

— Кто-нибудь выходил из отеля в последние пять минут? — спросил детектив. — Или нет?

Перепуганный портье еще не успел ответить, а такси «Лотос» уже мчалось по пустынным ночным улицам — и доктор Фу Манчи, расслабленно откинувшись на спинку сиденья, отдыхал после опасной и изнурительной для мозга работы. Он не сомневался, что попытка убрать Врага Номер Один увенчалась успехом. Деятельность Найланда Смита начала серьезно мешать его собственной. Облава в Китайском квартале доставила доктору много хлопот, и, судя по последним полученным им донесениям, Найланд Смит не собирался останавливаться на достигнутом…

 

ГЛАВА XXX

ПЛАН НАПАДЕНИЯ

Серый свет раннего утра медленно вползал в гостиную.

— Предпринятая сегодня ночью попытка вполне характерна для доктора, — сказал Найланд Смит. Он сидел в халате, надетом поверх пижамы.

— Слабое утешение для меня, — отозвался Хэпберн из глубокого кресла.

— У вас нет причин для расстройства, — сказал Смит. — Я знавал многих людей, которые подвергались коварному внушению доктора Фу Манчи. Собственно, я и сам отношусь к их числу. Доктору незнакомо чувство страха. Несомненно, он был здесь собственной персоной — здесь, в штаб-квартире врага. И улизнул из-под самого носа полицейских. Это великий человек, Хэпберн.

— Да, великий.

— У нас нет веских оснований полагать, что вас одурманили наркотиками прошлой ночью, но мы не можем быть вполне уверены, ибо методы доктора весьма хитроумны. Несомненно, он воздействовал на ваш мозг, когда вы спали. Сон о бесконечном лабиринте и мысль о необходимости выбраться из подземелья во имя спасения моей жизни внушены вам волей Фу Манчи. Вы спали, хотя считали (и даже сейчас продолжаете считать в глубине души), что бодрствуете. Он совершил лишь одну ошибку, Хэпберн: не усомнился в наличии шприца в вашей лаборатории.

— Но я зарядил авторучку каким-то чрезвычайно сильным наркотическим веществом, определить состав которого в данный момент не представляется возможным.

— Все внушенные вам указания вы выполнили наилучшим образом. Сила Фу Манчи — страшная вещь. Однако по случайности — по чистой случайности — и по недосмотру доктор потерпел неудачу. Слава Богу! Давайте проанализируем ситуацию.

Марк Хэпберн потянулся за сигаретой. Небритое лицо его казалось измученным.

— Мы начинаем беспокоить врага. — Найланд Смит забегал взад-вперед по гостиной, яростно попыхивая трубкой. — Совершенно очевидно, что под домом By Кинга находится какая-то потайная лестница, имеющая выход на улицу. С минуты на минуту наши люди должны найти ее… К ней ведет подземный ход от места, которое я условно называю речными воротами. Поэтому Финнею и неизвестно о ее существовании. С имеющимся в нашем распоряжении оборудованием мы легко сможем проникнуть в подземелье независимо от того, сколько железных дверей преградят нам путь. Вход в лабиринт со стороны реки найти невозможно. Но проникновение на базу Фу Манчи из Китайского квартала — всего лишь вопрос времени.

Найланд Смит яростно затянулся, но трубка уже погасла. Он бросил ее в пепельницу и продолжал расхаживать по комнате. Мучимый сознанием собственной вины, Марк Хэпберн завороженно наблюдал за товарищем.

— Неизвестно, знает ли миссис Эдер что-либо, могущее оказаться полезным для нас. Согласно донесению лейтенанта Джонсона, ее сына Робби вполне можно перехватить во время одной из поездок на Лонг-Айленд.

— Владелец особняка на Лонг-Айленде с семьей находится сейчас на побережье, — монотонным голосом сказал Марк Хэпберн. — Он, как вы, вероятно, знаете, вместе с покойным Харвеем Брэггом являлся директором транспортной корпорации «Лотос».

— Знаю, — кивнул Найланд Смит. — Тем не менее он может и не подозревать о существовании доктора Фу Манчи. В том-то и загвоздка, Хэпберн. Кроме этого, перед нами стоят следующие вопросы: а) может ли миссис Эдер принять от нас реальное содействие; б) небезопасна ли подобная попытка?

— Возможно, у негра-шофера есть приказ застрелить мальчика в крайнем случае, — ответил Хэпберн. — Честно говоря, я не чувствую себя вправе идти на такой риск.

— В случае успеха…

— Ее соучастие будет совершенно очевидным… Фу Манчи расправится с ней…

Найланд Смит остановился на мгновение, взглянул на Хэпберна и закончил:

— Если мы одновременно не похитим и саму миссис Эдер.

Марк Хэпберн порывисто вскочил на ноги, бросив недавно зажженную сигарету в пепельницу, и возбужденно воскликнул:

— Клянусь небом, Смит! Это решение проблемы!

— Над этим стоит подумать, но план требует тщательной разработки. В настоящий момент я расположен заняться вплотную зданием «Страттон» — не подвергая опасности жизнь миссис Эдер и ее сына. Ваше расследование там на многое проливает свет.

Найланд Смит подошел к письменному столу и принялся разглядывать лежащие на нем осколки.

— На мой взгляд, проверку электропроводки в здании следует продолжить — в случае необходимости заручившись поддержкой Пожарного департамента. Инспекцию можно провести по окончании рабочего дня, когда все конторские служащие разойдутся по домам. Но, полагаю, вводить в курс дела мистера Шмидта нецелесообразно. Вы согласны?

— Да, — медленно ответил Хэпберн. — Я сам об этом думал. Но, Смит…

Смит обернулся и пристально взглянул на товарища.

— Вы понимаете мои чувства? Во-первых, вы знаете… я не скрываю, что мне глубоко не безразлична судьба Мойи Эдер. Это плохо… ведь она находится в стане противника. Во-вторых, я оказался таким слабаком, что этот чертов китаец едва не сделал меня слепым орудием убийства. Как вы можете по-прежнему доверять мне?

Найланд Смит стремительно шагнул вперед и, положив Хэпберну руки на плечи, пристально посмотрел ему в глаза.

— Я доверяю вам, как доверяю всего нескольким самым надежным людям. Пусть этот случай с гипнозом не тревожит вашу совесть. На свете нет человека, способного противостоять силе внушения, которой обладает Фу Манчи. Запомните единственное: если вам доведется еще раз встретиться с доктором — не смотрите ему в глаза.

— Спасибо, — сказал Марк Хэпберн. — Вы очень добры ко мне.

Смит пожал протянутую ему руку, похлопал Хэпберна по плечу и вновь принялся расхаживать взад-вперед по гостиной.

— Короче, — продолжал он, — мы начали постепенно продвигаться вперед. Но с течением времени борьба обострится. На мой взгляд, наши жизни сейчас нельзя считать застрахованными. И я серьезно тревожусь за аббата Тернового Венца.

— Да… — Марк Хэпберн кивнул и, взяв новую сигарету, устремил усталый взгляд в окно, на серые крыши утреннего Нью-Йорка. — Этого человека нельзя заставить замолчать надолго. И доктор Фу Манчи наверняка знает это.

— Он знает, — резко сказал Смит. — И я боюсь, что он начнет действовать. Будь ситуация попроще, я предпочел бы начать действовать первым. Но дело организовано так хитро, что наш фронт атаки весьма ограничен. Полагаю, за исключением ближайшего окружения мандарина, ни один работающий на Лигу истинных американцев человек не имеет ни малейшего представления о конечных целях лиги и об источниках финансирования. Все рапорты — а я ознакомился с сотней их — указывают на это. Многие тысячи безработных получили через лигу работу. Взгляните на карту! — Он ткнул пальцем в стену. — Каждый красный флажок на ней свидетельствует об очередном успехе доктора Фу Манчи! Люди честно выполняют возложенные на них организацией обязанности. Но в назначенный час каждый из них громко выкрикнет одни и те же слова; каждый из них — на севере, юге, западе и востоке — является солдатом огромной армии и, сам того не зная, способствует установлению в этой стране власти доктора Фу Манчи, осуществляемой через его ставленника…

— Сальвалетти!

— Да, Сальвалетти. Наконец это стало очевидным. И стало очевидным, что его долго готовили к этой миссии. Я даже начинаю догадываться, почему рядом с ним появилась Лола Дюма. Еще неделя-две, и у Сальвалетти будет больше последователей, чем было когда-либо у Харвея Брэгга. Ничто не сможет остановить его — ничто, кроме разоблачения намерений доктора Фу Манчи…

— Но кто сможет сказать людям правду? Кого они станут слушать?

Найланд Смит остановился возле двери, повернулся и взглянул на неясную фигуру в глубоком кресле.

— Аббат Тернового Венца, — ответил он. — Но это может стоить ему жизни…

 

ГЛАВА XXXI

ПРОФЕССОР МОРГЕНШТАЛЬ

Обладатель Феноменальной Памяти увлеченно работал над глиняной скульптурой. Перед ним стоял деревянный планшет с прикнопленной к нему фотографией, представлявшей собой увеличенное изображение трехцентовой марки. Скульптор всецело отдался работе. Глиняная голова обретала карикатурное сходство с чертами доктора Фу Манчи: то была злая пародия на прекрасное злое лицо.

Получаемые по телефону сообщения свидетельствовали о спешном изменении планов Фу Манчи в районе Нью-Йорка. Часто повторялись имена Найланда Смита и капитана Хэпберна. Очевидно, эти двое возглавляли силы противника. В рапортах, поступающих от агентов с Юга, говорилось о триумфальном шествии по стране Сальвалетти. Редкие звонки с Аляски свидетельствовали о нормальном развитии событий там. Единственное тревожное сообщение поступило со Среднего Запада: в нем упоминалось имя аббата Донегаля (ничего не говорящее Обладателю Феноменальной Памяти), который, похоже, являлся объектом пристального внимания многих агентов.

Все это ровным счетом ничего не значило для пленника, в мозгу которого хранились все донесения, полученные им с первого часа заключения. Порой он с тоской вспоминал счастливое время своей жизни в Германии; вспоминал, как в своем клубе на спор пересказывал наизусть целые страницы берлинской «Тагеблатт» — и неизменно выигрывал. Но все это было еще до его изгнания из страны. Только теперь он понял, насколько счастлив был тогда. С тех пор он словно умер — превратился в живой труп… Тонкими пальцами старик мял податливую глину. Его вера в справедливого Бога осталась неизменной.

Неожиданно дверь, ведущая в его личные апартаменты, отворилась, и на пороге появился высокий человек в темном пальто с каракулевым воротником и в каракулевой шапке. Скульптор прекратил работу и замер на месте — глядя на живое лицо доктора Фу Манчи, которое он так долго пытался воспроизвести в глине.

— Доброе утро, профессор Моргеншталь!

Доктор Фу Манчи говорил на немецком — говорил почти безукоризненно, разве что несколько подчеркивая гортанные звуки. Профессор Моргеншталь — математический гений, опровергнувший все прежние теории об относительных расстояниях между планетами; создатель новой карты звездного неба, доказавший независимость лунных затмений от отбрасываемой Землей тени и вынужденный теперь в одиночку выполнять непосильную работу по принятию телефонных донесений, — не пошевелился. Колоссальный мозг его являлся единственным архивом, в котором хранились все рапорты, приходящие в секретный штаб с разных концов страны. Профессор молча продолжал смотреть на человека в каракулевой шапке.

Наконец-то долгожданный час пробил! Он оказался лицом к лицу со своим поработителем…

Мускулы сильного тела напряглись в ответ на поступивший из мозга сигнал. Профессор Моргеншталь решил убить стоящего перед ним человека любой ценой.

Перед его мысленным взором пронеслись сцены последних лет жизни: изгнание из Германии и бегство в США, где никто не заподозрил в нем знаменитого автора «Межзвездных циклов»; собственная смерть (ибо он, конечно, умер) в дешевой квартире в Бруклине — и возвращение к жизни (этот человек, это воплощение дьявола, стоял у изголовья его постели!), последующее рабство и горькие муки.

Да, живой или мертвый (ибо порой профессор считал себя бесприютным духом, не обретшим нового тела) — он обязан был совершить по крайней мере одно доброе дело: ужасный китаец должен умереть.

— Несомненно, ваши обязанности утомили вас, профессор, — продолжал гортанный голос. — Но скоро все изменится к лучшему. У меня возникла необходимость изменить планы. Для вас нашли другое помещение — с аналогичными удобствами.

Профессор Моргеншталь, сидящий за тяжелым столом с пультом понял, что ему необходимо потянуть время.

— Мои книги, — сказал он. — Моя аппаратура.

— Все уже перевезено на новое место. Будьте любезны, следуйте за мной.

Профессор Моргеншталь медленно поднялся на ноги под взглядом немигающих зеленых глаз и начал обходить стол, на котором стоял почти завершенный глиняный бюст. Он мысленно оценивал вес высокого худого китайца — и оценивал его с точностью до унции.

Но в тот момент, когда профессор вышел из-за стола и уже готовился схватить голыми руками за горло желтолицее чудовище, вытащившее его из могилы затем только, чтобы швырнуть в ад реальной жизни, пристально наблюдающие за ним зеленые глаза как будто чуть расширились: они становились все больше и больше. Профессор забыл о своем намерении… и забыл, кто он вообще такой.

 

ГЛАВА XXXII

ПОД ЗДАНИЕМ ВУ КИНГА

— Остановитесь! — крикнул инспектор Финней. Рев сварочной горелки стих. Они вскрывали уже третью дверь под рестораном By Кинга в ведущем вниз тоннеле, сам факт существования которого вызвал вежливое удивление со стороны китайца.

— Что нового? — крикнул инспектор, подняв голову.

— Мы открыли дверь, выходящую на улицу! Оставив людей со сварочной горелкой, инспектор бросился наверх. В тоннеле было душно от едкого дыма. Огромная тяжелая дверь, выложенная с наружной стороны кирпичами под кладку стены, была открыта. Несколько раскрасневшихся от усилий человек рассматривали ее. Двое полицейских отгоняли прочь любопытных прохожих.

— Вот, значит, как, — пробормотал Финней.

— Неудивительно, что мы не могли найти ее, — сказал один из работников, откидывая прядь влажных волос с потного лба. — Она выглядит в точности как кирпичная стена и совершенно не простукивается.

— Она и не может простукиваться, — сухо заметил Финней. — Это и есть кирпичная стена — только открывающаяся. Итак, где мы находимся?

Он вышел на улицу и огляделся по сторонам. Потайная дверь находилась в глубокой нише между зданием By Кинга и китайской табачной лавкой. Сдвинув на затылок твердую черную шапку, Финней с озадаченным выражением лица рассматривал черный провал, зияющий в том месте, где на протяжении многих лет он привык видеть сплошную кирпичную стену.

— Разрази меня гром! — пробормотал инспектор.

— Полагаю, это на руку By Кингу, — сказал один из полицейских. — Если уж мы не знали о существовании этой чертовой двери, то китаец может смело утверждать, что он не знал тем более.

— Да, он так и сделает, — ответил Финней. — И вероятно, доказать ничего не удастся… Где-то здесь должен быть звонок.

— Мы нашли его. Здесь висели щиты с объявлениями, под одним из них он и находился.

Инспектор Финней бросил настороженный взгляд на бесстрастные лица нескольких китайцев, которые издали наблюдали за происходящим, и вновь вернулся в тоннель. На огромной железной двери стоял сложный замок, приводимый в действие электричеством — но откуда, еще оставалось выяснить…

Десятью минутами позже третья дверь поддалась мощному натиску полицейских — и инспектор Финней оказался в причудливо обставленном прямоугольном помещении, — судя по всему, давно заброшенном. Сейчас в нем пахло, как в литейном цехе.

— Похоже на старую курильню опиума, — сказал один из вошедших. — Но видно, что ею давно не пользовались.

— Обследуйте все стены, — приказал Финней. — Это еще не конец.

Люди инспектора почти в течение часа сдирали обшивку со стен — и наконец обнаружили искусно замаскированную четвертую потайную дверь.

— Приступайте к работе, ребята, — сказал Финней. Обливающиеся потом полицейские притащили вниз сварочный аппарат и занялись подготовкой его к работе. Финней задумчиво смотрел на полосу выщербленной стены. Он не знал — и никогда не узнал, — что в этом самом месте за стеной проходит винтовая лестница, ведущая из глубины подземелья на верхний этаж здания By Кинга. Но поскольку обнаружить ее можно было лишь посредством измерения толщины стен — а никак не простукиванием, — инспектор Финней самым естественным образом сосредоточил свое внимание на только что обнаруженной четвертой двери.

Эти железные двери приводили его в ярость. Финней вспомнил свой недавний разговор с правительственным агентом Хэпберном: тогда он хвастливо заявил о полной своей осведомленности относительно всех железных дверей в Китайском квартале. Сегодня инспектору пришлось проглотить горькую пилюлю — ибо неизвестных ему дверей оказалось целых четыре!

Однако Финней утешал себя мыслью, что ни один человек не может знать все. По крайней мере он мог поздравить себя с обнаружением потайной лестницы. Измерения стен между восточным крылом здания By Кинга и смежным свидетельствовали о наличии между ними некоего пространства. В доме By Кинга люди инспектора вскрыли пол и обнаружили под ним уводящую вниз глухую стену. Взломав потайную дверь в последней, они оказались на первом этаже подземелья. Это была хорошая работа! Инспектор надвинул твердую шляпу на лоб и закурил сигарету…

Со времени начала операции ранним утром до момента вскрытия четвертой двери прошло много часов напряженного труда. Инспектор стоял на улице, размышляя о возможном назначении потайного подземного сооружения, когда снизу раздался крик:

— Готово!

Минутой позже он стоял на нижней ступеньке лестницы, освещая фонарем грязную маслянистую воду.

— Похоже, это уровень моря, — послышался рядом голос одного из помощников. — Но, кажется, ступеньки ведут ниже.

Инспектор направил луч фонаря на противоположную стену зловонного колодца и увидел в ней прямоугольный проем, поднимающийся на два-три фута над поверхностью воды.

— Там еще одна железная дверь, — прорычал он. — Но она открыта. Интересно, что находится за ней?

Сам инспектор был невысокого роста и плотного телосложения. Он повернулся к одному из своих помощников и спросил:

— Какой у тебя рост, Раскин?

— Шесть футов один дюйм, инспектор.

— Плавать умеешь?

— И неплохо.

— Если ступеньки продолжаются под водой, тебе не придется плыть. Полагаю, ты сможешь пройти к той двери, держа фонарь над головой. Ну, как?

— Попытаюсь.

Раскин разделся и, сжав в правой руке фонарь, принялся медленно спускаться по каменным ступенькам. Вода дошла ему до плеч, когда он воскликнул:

— Все, я стою на полу!

— Иди осторожно, — предупредил Финней. — Если потеряешь опору под ногами, выныривай и плыви назад.

Раскин не ответил. Держа фонарь над головой, он двигался вперед. Он дошел до прямоугольного проема в противоположной стене и на несколько мгновений застыл на месте.

— Боже милостивый! — послышался затем его сдавленный крик.

Фонарь выпал из дрогнувшей руки Раскина и исчез под водой. Раздался громкий плеск и бульканье. Финней молниеносно скинул шляпу и плащ и, поднимая фонтаны брызг, бросился вниз по ступенькам. За ним последовал один из полицейских.

— Посветите на воду! — крикнул инспектор оставшимся наверху людям.

Голова Раскина показалась над темной поверхностью воды. Финней схватил помощника за руку и вытащил на ступеньки. Тот лежал, дрожа всем телом от пережитого потрясения, и указывал пальцем в сторону дверного проема…

— Там дальше целое озеро! — задыхаясь, проговорил Раскин. — И в нем живет какое-то ужасное существо… настоящее чудовище! Я видел, как горят его глаза!..

Храм семиглазой богини был затоплен Сэмом Паком, но голова идола еще оставалась над поверхностью воды…

 

ГЛАВА XXXIII

БАЛКОН

Управляющий «Страттоном» мистер Шмидт вышел из лифта на верхнем этаже здания. За ним следовали два человека. Один из них — в голубом комбинезоне и с кожаной сумкой на длинном ремне через плечо — являлся служащим электрической компании. Мистер Шмидт узнал в нем одного из вчерашних инспекторов. Второй — высокий худой мужчина в очках и с военными усами — представлял страховую компанию «Фолкэн», отвечающую за безопасность «Страттона».

С кресла, стоящего у обитой зеленым сукном двери, навстречу им поднялся человек в форме служащего Пожарного департамента.

— Извещать Пожарный департамент не было никакой необходимости, мистер Энгельберт, — сказал Шмидт, обращаясь к седоусому мужчине. — Прежде эта дверь была заколочена досками. Представители Пожарного департамента отодрали обшивку в соответствии, полагаю, с вашими инструкциями и сочли нужным поставить здесь охрану. Не вижу в этом абсолютно никакой необходимости.

Мистер Энгельберт кивнул и ответил:

— Директора компании несут серьезную ответственность за безопасность этого здания, мистер Шмидт. И в связи с пронесшимися недавно над Средним Западом сильнейшими грозами мы считаем себя обязанными проверить состояние электропроводки.

— Да, я все согласовал с начальством, мистер Энгельберт. Я достал ключи от ведущей наверх лестницы, но вы заставили нас изрядно похлопотать.

Всего несколько из сотен окон светилось в огромном здании: почти все служащие расположенных в «Страттоне» офисов разошлись по домам. На трех близлежащих улицах ничто не указывало на устроенную вокруг здания засаду. Сам мистер Шмидт — ни в чем не повинный, кроме как в неукоснительном исполнении обязанностей, возложенных на него Лигой истинных американцев, — не подозревал, что помещения опустевших к вечеру офисов на верхнем этаже битком забиты полицейскими.

— Все в порядке, сэр, — сказал пожарный.

Мистер Шмидт извлек из кармана связку ключей, выбрал из нее один — и не без некоторого труда открыл обтянутую зеленым сукном дверь.

— Хочу сказать здесь и сейчас, — заявил он, оборачиваясь к остальным, — что я никогда не поднимался под купол. За время моей работы в «Страттоне» эта дверь никогда не открывалась. Там находятся комнаты, которые некогда занимал мистер Джером Страттон, ныне покойный… — Управляющий пожал плечами. — Конечно, он был эксцентричным человеком. Купол закрыли несколько лет назад, поскольку оттуда нет опасного выхода на случай пожара. Я пойду вперед с фонарем. Там нет света.

Он вошел в дверь, освещая себе дорогу. Служащий электрической компании последовал за ним. Мистер Энгельберт задержался на пороге и кратко сказал пожарнику:

— Вы помните приказ?

— Конечно, сэр.

Найланд Смит (в строгом костюме служащего и с седыми усами, позаимствованными у капитана армии Спасения) последовал за Марком Хэпберном (ныне представителем Центральной электрической компании) в темноту, которую рассеивал лишь свет фонарика мистера Шмидта. Хэпберн зажег свой фонарик тоже.

Они находились в странном восьмиугольном помещении с выходящими на юг тремя окнами. Судя по некоторым признакам, прежде у стен стояла мебель. Теперь помещение пустовало.

— Полагаю, мы поднимемся на самый верх, — сказал Хэпберн.

Мистер Шмидт принялся изучать листок бумаги с грубо нарисованным на нем планом.

— Дверь находится где-то здесь, — неуверенно произнес он. — Одна из причуд покойного мистера Страттона.

Он прошел к стене напротив центрального окна, несколько мгновений копошился возле нее, наконец вставил ключ в замочную скважину и открыл до сих пор невидимую дверь.

— Сюда, пожалуйста.

Они поднялись по голым каменным ступенькам на лестничную площадку и, открыв еще одну дверь, оказались во второй восьмиугольной комнате — значительно меньшей по размеру, нежели нижняя, и также совершенно пустой.

— Видите… — Шмидт поводил лучом фонарика по стенам. — За теми французскими окнами находится балкон…

— Вижу… — пробормотал Найланд Смит, внимательно оглядываясь по сторонам.

— С той галереи я, вероятно, смогу увидеть кабель, ведущий к флагштоку, — монотонно произнес Хэпберн.

— Окна просто заперты на задвижку, — сказал Шмидт. — Думаю, выйти на балкон не составит труда.

Внезапно Найланд Смит резко повернулся к управляющему.

— А выше есть еще помещение?

Марк Хэпберн отодвинул щеколду и открыл одно из тяжелых окон.

— Насколько мне известно — да. Маленькая комната с куполообразным потолком, непосредственно под флагштоком. По-моему, к ней ведет дверь… — он поколебался, — тоже находящаяся в стене напротив центрального окна. Посмотрим, смогу ли я открыть ее.

Он прошел к стене, в то время как Хэпберн вышел на балкон — на тот самый балкон, по которому так часто расхаживал в тоске несчастный профессор Моргеншталь…

— Есть! — торжествующе выкрикнул Шмидт.

— Прекрасно, — сказал Найланд Смят. — Буду весьма обязан вам, мистер Шмидт, если вы сейчас спуститесь вниз и передадите дежурному пожарному, чтобы он никуда не уходил с поста без моего приказа. А мы тем временем продолжим осмотр.

— Конечно, мистер Энгельберт. Я сразу вернусь.

Мистер Шмидт пересек комнату, и через мгновение с лестницы донеся звук его удаляющихся шагов.

— Хэпберн! — резко окликнул Смит товарища.

Хэпберн вернулся с балкона в комнату.

— Это место покинули совсем недавно — всего несколько часов назад. Но все равно, наша последняя надежда — на верхнем этаже.

Он двинулся вверх по лестнице, освещая фонариком ступеньки. Короткая лестница вела к открытой двери на верхней площадке. Маленькая комната под куполом с готическими наборными окнами странного янтарно-желтого цвета, которые, казалось, выходили не на улицу, была пуста!

— Мы находимся сейчас прямо под флагштоком, — бесстрастно констатировал Хэпберн. — Он гораздо умнее нас. Меня заметили еще во время первого моего визита в «Страттон».

Найланд Смит бессильно опустил руки — луч фонаря уперся в пол у его ног — и медленно произнес:

— Он опять выиграл! Возле зеленой двери весь день стояла охрана. Значит, отсюда есть другой выход. Хитрый, хитрый дьявол! — Но мгновение спустя неукротимый человек вновь воспрянул духом и совсем другим тоном — резким и энергичным — приказал: — За мной, Хэпберн, вниз!

Но в нижней комнате с пустым альковом и крохотной ванной (бывшем жилище эксцентричного миллионера-отшельника) Найланд Смит огляделся по сторонам с чувством, похожим на отчаяние.

— У нас есть свидетельства того, что двое суток назад в этой комнате кто-то жил. Еще рано сдаваться, Хэпберн.

— Я хочу посмотреть, какой вид открывается с балкона.

— Прекрасно понимаю вас.

Не обращая внимания на добродушно-насмешливый тон товарища, Хэпберн вышел на балкон с железным ограждением. Смит последовал за ним.

— Где живет мальчик, Хэпберн?

— Как раз пытаюсь определить. Минуточку… я видел горящие окна этой комнаты из нашего собственного номера в «Регал». Так что давайте сначала найдем здание отеля.

— Это очень легко сделать. — Найланд Смит указал пальцем. — Вон его центральная часть.

— Значит, жилище Робби Эдера находится к западу от этого места, поскольку я совершенно точно знаю, что его не видно из наших окон.

— Это весьма прискорбно, — сухо заметил Найланд Смит.

— Я вовсе не о том, Смит. Я думаю совсем о другом. Мне кажется…

Он осекся, заслышав легкий скрип за спиной — слабый скрип, прозвучавший, впрочем, вполне отчетливо здесь, на огромной высоте, где неистовая какофония Нью-Йорка превратилась в тихий, ровный гул, слитное пение миллионов пляшущих внизу светлячков.

Найланд Смит резко повернулся, словно приведенный в движение невидимой пружиной.

Французское окно было закрыто и заперто на задвижку. В призрачном свете затуманенной луны за окном стоял доктор Фу Манчи и пристально смотрел на них!

Он был в тяжелом пальто с каракулевым воротником и в каракулевой шапке. Одно только тонкое стекло разделяло их…

— Хэпберн! — Смит выхватил пистолет. — Не смотрите ему в глаза!

Странные зеленые глаза сверкали, словно изумруды…

— Стрелять бесполезно, сэр Дэниз! — донесся до них холодный решительный голос. — Стекла пуленепробиваемые: моя собственная разработка на основе великого изобретения англичанина.

Палец Найланда Смита дрогнул на курке. Сыщик знал: доктор Фу Манчи никогда не лгал. Но сейчас в его делах наступил кризис. Он отступил на шаг назад и выстрелил.

Пуля отрикошетила от бронированного стекла и со свистом отлетела в сторону. Доктор Фу Манчи не пошевелился!

— Боже мой! — простонал Хэпберн.

— Вы слышите мой голос через расположенные над окнами вентиляционные отверстия, — продолжал китаец. — Сожалею, что дал вам повод усомниться в моих словах, сэр Дэниз.

Хэпберн отвернулся прочь, отчаянно пытаясь взять себя в руки, и тупо уставился вниз с балкона…

— Вы один из немногих сильных людей, встреченных мной за долгую жизнь, — продолжал доктор Фу Манчи, — который может выдержать мой взгляд. За это я уважаю вас. Я знаю, каких трудов стоило вам развить такую сильную волю, и сожалею о печальной необходимости, перед которой вы меня доставили. Наши взаимоотношения — порой утомительные — никогда не были бесчестными.

Фу Манчи наклонился и поставил на пол маленькую шарообразную лампу — она ярко вспыхнула. Он шагнул ближе к окну.

— В дни великих свершений я не намерен терпеть никакого вмешательства в свои дела. Я выбрал Поля Сальвалетти в качестве правителя в Белом доме. Здесь, в Соединенных Штатах, я собираюсь основать свою империю. Снова и снова вставали вы на моем пути, сэр Дэниз, — но на этот раз вы опоздали. Вы правы: действительно, существует другой вход в эти помещения, которые совсем недавно занимали профессор Моргеншталь (чье имя наверняка знакомо вам) и я сам.

— Смит… — прошептал Хэпберн. — У нас есть шанс…

Но Найланд Смит не обернулся. Он напряженно наблюдал за доктором Фу Манчи. Великий китаец заводил какой-то похожий на часы механизм, потом поставил его на пол рядом с лампой и снова заговорил:

— Я прощаюсь с вами, сэр Дэниз, — поверьте, не без сожаления. Ваша сила логического мышления ограниченна, но ваш дар интуиции замечателен. В этом смысле я считаю вас одной из семи самых светлых голов среди представителей белой расы. Капитан Хэпберн обладает многими выдающимися достоинствами. Я с удовольствием взял бы его к себе на службу. Однако он сделал другой выбор. Взрывная сила этого небольшого механизма, который я положил на пол, наверняка удивит вас. Взрыв произойдет через сто двадцать секунд и полностью уничтожит купол здания «Страттон». Я должен покинуть вас, джентльмены…

Он повернулся, пересек освещенную шарообразной лампой комнату и скрылся за дверью.

Найланд Смит, сжав кулаки, смотрел ему вслед горящим взором.

— Хэпберн! — сказал он. — Я слепой безумец. Простите меня, ради Бога.

— Смит! Смит! — Хэпберн схватил товарища за руку. — Я все пытаюсь сказать вам, но вы меня не слышите… Вы помните, под каким предлогом мы явились сюда?

— Под предлогом проверки электрического кабеля. Но какое это может иметь значение сейчас?

— Огромное! Смотрите!

Хэпберн указал наверх, и Найланд Смит поднял голову.

Рядом с балконом по стене спускался на темнеющий внизу парапет электрический кабель…

— Бог не оставил нас! — прошептал Смит. — Но выдержит ли кабель вес человеческого тела?

 

ГЛАВА XXXIV

СОВЕТ СЕМИ

— Со времени нашей последней встречи, сэр Дэниз, — сказал аббат Тернового Венца, — в истории Америки появилось несколько новых удивительных глав.

Найланд Смит стоял у окна кабинета в Башне Тернового Венца и смотрел с высоты на залитый солнцем зимний пейзаж. Он повернулся и кивнул. Память его хранила мельчайшие подробности предыдущего визита к аббату. И теперь, когда судьба Соединенных Штатов висела на волоске, он был так же далек от успеха, как в тот вечер, когда впервые вошел в этот кабинет. Трубка его дымила, как топка паровоза. Аббат Донегаль зажег очередную сигарету…

Взрыв в «Страттоне» уже отошел в далекое прошлое. В охваченной лихорадочным возбуждением стране только самые сенсационные новости могли продержаться на страницах газет более двух суток.

Осколки купола попадали на землю на невероятно большом расстоянии от эпицентра взрыва. Гигантское здание сотряслось до самого основания, в каменной кладке появились огромные трещины. Пожарные в необычных для их практики условиях работали как одержимые. Причиненный зданию ущерб оценить было сложно, но, к счастью, обошлось без человеческих жертв.

Спуск с купола по электрическому кабелю напоминал кошмар — из тех, что мучают людей во сне, но Смит и Хэпберн справились с ним. Затем они бросились вдоль узкого парапета к окну офиса, занятого отрядом полиции, а оттуда очертя голову помчались вниз по лестнице, поскольку лифт не мог вместить всех…

Причина таинственного взрыва до сих пор не получила объяснения в прессе.

— Огромные доходы неясного происхождения дают Сальвалетти большую свободу действий, — сказал аббат. — Он переманил на свою сторону многих моих последователей. Пострадало Братство национального равенства. Мой бедный друг Орвин Прескотт, как вам известно, отправился в кругосветное путешествие. Эта проклятая кампания и таинственное отравление — подобного которому не знали со времен Борджиа — оборвали прекрасную карьеру. Не счесть и других жертв. Сомневаюсь, что вам известно их число.

— Несколько раз я сам с трудом избежал серьезной опасности, — мрачно откликнулся Смит. — Да и вы тоже, сэр Патрик, прошли через тяжелые испытания. Ваше упоминание во вчерашнем выступлении по радио о некоей тайной деятельности азиатских колоний по всей стране произвело настоящую сенсацию. Именно поэтому я прибыл сюда. — Он оперся руками о стол и сверху вниз посмотрел на священника. — Только благодаря вашему молчанию вы оставались живы до сих пор.

— Это молчание необходимо было нарушить, — сурово произнес аббат Донегаль.

— Я предпочел бы, чтобы вы дождались моего разрешения на это. — Найланд Смит выпрямился и принялся мерить кабинет шагами. — В моем распоряжении нет достаточного количества людей, чтобы обеспечить должным образом вашу безопасность. Вашингтон — как мы с вами прекрасно знаем — превратился в военный лагерь. Страна находится в состоянии лихорадочной тревоги, какой не наблюдалось даже во время войны. Известные люди переходят на сторону противника!

— Я знаю, сэр Дэниз, — печально ответил аббат. — Но мне сообщили, что некоторые люди переходят в стан врага при весьма странных обстоятельствах. — Священник поднял глаза на Найланда Смита.

— Совершенно верно! Во многих случаях применялись жестокие формы давления на людей. И цель моего визита к вам следующая… — Смит остановился перед столом, за которым сидел аббат. — Вы сообщили о своем намерении коснуться этой стороны кампании в следующем своем обращении в среду вечером. И пообещали сделать ряд других разоблачений. В результате этого вашей жизни, сэр Патрик Донегаль, угрожает серьезная опасность. Я спрашиваю вас как мужчина мужчину: что вам известно? О чем вы собирались говорить?

Подперев подбородок рукой, аббат смотрел в пустоту невидящим взглядом. Он напоминал изваяние какого-то средневекового монаха, пытающегося постичь Великую Тайну. Найланд Смит молча смотрел на него.

Он по-настоящему уважал сэра Патрика Донегаля и, несмотря на поверхностность их знакомства, испытывал к священнику подлинную симпатию. Если когда-то он и сомневался в его искренности, то теперь все сомнения рассеялись без следа: это был глубоко образованный, бесстрашный и непоколебимый в своей вере человек. Смит прекрасно знал, что у аббата есть источники информации в Департаменте юстиции.

— Я знаю характер человека, который ценой многих жизней расчистил перед Полем Сальвалетти дорогу к Белому дому. Я не знаю его имени. Он происходит из очень древнего китайского рода и обладает глубокими познаниями во многих сферах науки. Он руководит тайным обществом — или по крайней мере входит в состав его правления, — базирующимся в Тибете, но имеющим филиалы во всех странах света, где живут азиаты.

— Вы знаете название этого общества? — спросил Найланд Смит.

— Нет. Наши миссионеры на Востоке называют его порой «Обществом Семи» и считают порождением Сатаны, воплощенного на Земле через волю злых людей. Итальянская мафия многие годы была язвящим шипом в теле Церкви. Один мой старый друг, работающий в Японии, говорил, что Общество Черного Дракона держит людские умы в тисках надежней любой религии. Но… «Общество Семи»… — Он смолк и поднял глаза на собеседника.

Найланд Смит кивнул.

— Мне говорили, что богатство их несметно. В организацию входят высокопоставленные лица, обладающие огромным общественным и политическим влиянием. И все их силы собраны сейчас для удара по Конституции Соединенных Штатов. Видите, сэр Дэниз, — аббат улыбнулся, — я далеко продвинулся в своих изысканиях.

— Да, далеко, — согласился Найланд Смит и вновь принялся расхаживать по кабинету.

— Сам Сатана во плоти сошел на Землю, — сказал аббат; лицо его одухотворенно засветилось, и набравший силу голос зазвучал вдохновенно. — Он в открытую вершит злодеяния. И мы призваны сокрушить его.

Внезапно выражение его лица резко изменилось, и он вновь стал практическим земным человеком.

— И в этом мы с вами заодно, федеральный агент Пятьдесят Шесть! — сэр Патрик улыбнулся. — Я готов выслушать ваши советы, но не обещаю последовать им.

Найланд Смит смотрел из окна. Вдали справа в хрустально-прозрачном воздухе поблескивала широкая река. Он подергал себя за мочку левого уха, обернулся и быстро проговорил:

— Я никогда не даю бесполезных советов. Вы избрали свой путь — и я не в силах помешать вам. Но если мы с вами заодно, я имею право настаивать на некоторых вещах. — Он оперся ладонями о стол и устремил взгляд холодных глаз — словно пытаясь прочесть сокровенные мысли собеседника. — Я несу ответственность за вашу личную безопасность. Вы должны помочь мне. С этой минуты ваша жизнь должна быть целиком посвящена нашему общему делу. Я приму необходимые меры для вашей защиты; условия покажутся вам тяжелыми… но вы обязаны принять их. Я дам вам дополнительную информацию об этом грандиозном заговоре. Вы один в силах противостоять наступающему приливу. Я сообщу вам имена. От результатов вашей деятельности зависит наш конечный успех.

— Успех или поражение в делах людей — всегда вопрос чистой случайности, — ответил аббат. — Помолвка Поля Сальвалетти и Лолы Дюма имела куда больший общественный резонанс, чем любое бракосочетание лиц королевской крови в Старом Свете. Этот гениальный слуга Дьявола, стремящийся к власти над Соединенными Штатами, доказывает свою человеческую природу — ибо человеческой природе свойственно ошибаться.

— Ясно! — В глазах Найланда Смита загорелся огонь с трудом сдерживаемого возбуждения. — Вы располагаете информацией о личной жизни Сальвалетти?

— Информацией, которую я обнародую — как велит мне сделать моя совесть…

 

ГЛАВА XXXV

ЛИГА ИСТИННЫХ АМЕРИКАНЦЕВ

— Наш успех сегодня, друг мой, и даже наша безопасность зависят от того, сумеем ли мы заставить замолчать этого упрямого священника, — сказал доктор Фу Манчи.

Он сидел в комнате, в которой находились все предметы обстановки из его бывшего кабинета на верхнем этаже «Страттона». Экзотический пряный запах курений уплывал через раскрытые на веранду окна. За узкой лужайкой поднималась высоко к небу стена леса. Деревья стояли в прозрачных зеленых кружевах ранней весны, которые позже чудесным образом должны были превратиться в пышные одеяния лета.

После взрыва в «Страттоне» доктор Фу Манчи бесследно исчез из поля зрения противника. Храм семиглазой богини не выдал никаких секретов тайной организации. Сэм Пак оставался неуловимым — хоть его и разыскивали по всей стране. В результате объявленного по всем штатам розыска противник так и не смог раздобыть доказательства пребывания доктора в Америке.

Только дела Фу Манчи свидетельствовали о его присутствии в Соединенных Штатах.

Сальвалетти превратился в кумира для огромной части народа. Его будущая женитьба на Лоле Дюма обещала стать общественным событием международного значения. Отчаянная борьба здравомыслящих людей, которые понимали, что Лига истинных американцев — не более чем сверкающий мыльный пузырь, не встречала поддержки. В прошлом бездомные и отчаявшиеся люди не склонны прислушиваться к критике, направленной против их благодетелей. В результате многих бурных конференций в Вашингтоне правительство начало проводить политику замалчивания — ибо не считало нужным разглашать факты, указывающие на существование азиатского заговора под прикрытием лиги. Подобное заявление требовало серьезных доказательств, а их — несмотря на лихорадочную деятельность тысяч агентов по всей стране — до сих пор не было. Источники финансирования лиги не подлежали проверке: лига находилась в прекрасных отношениях с Министерством финансов. Однако, как доказывал сэр Дэниз группе экспертов, Лига истинных американцев тратила, по самым приблизительным оценкам, два миллиона долларов в неделю.

Как она могла позволить себе такие траты?

Найланд Смит знал как. Но объяснение казалось таким фантастическим, что он не осмеливался предоставить его ограниченным чиновникам, чье воображение усохло за многие годы работы с не вызывающими сомнения фактами.

Затем как гром среди ясного неба раздался голос из Башни Тернового Венца. Он взбудоражил страну, и так находящуюся в состоянии крайнего нервного напряжения. Наконец прозвучал долгожданный, заслуживающий доверия голос!

Поль Сальвалетти не пытался скрыть, что его программа имеет целью установление личной диктатуры. Его политика перераспределения национальных сокровищ — непонятная и неприемлемая ни для одного порядочного человека — находила тем не менее большую поддержку среди тех, кто получал от нее выгоду. В сельскохозяйственных местностях появилось множество ферм лиги. Их продукцию собирали и распределяли через ту же организацию: во всех городах открылись магазины от Лиги истинных американцев. И это был всего лишь костяк колоссального механизма, посредством которого лига намеревалась взять под контроль все основные отрасли промышленности в стране.

Сальвалетти выполнил некоторые обещания Брэгга — обещания, совсем недавно казавшиеся несбыточными…

Когда солнечный луч коснулся сморщенного лица Сэма Пака, который скрючившись сидел на стуле возле окна, оно на фоне зеленого леса показалось неживым уродливым лицом мумии.

— Что знает этот священник такого, чего не знают другие, Хозяин? Доктор Орвин тоже знал о нашем появлении в стране…

— Его источники информации мы обнаружили — и уничтожили… Орвин Прескотт выполнил свою роль в нашей игре.

— Да, это так.

Никто не смог бы сказать, открыты или закрыты глаза Сэма Пака, когда он повернул сморщенную желтую голову в сторону сидящей за столом величественной фигуры.

— Враг Номер Один не смог раздобыть доказательства, подтверждающие истинность сделанного аббатом заявления. — Казалось, доктор Фу Манчи размышляет вслух. — Он всячески мешал и досаждал нам, но великая работа продолжалась и теперь близится к своему торжественному завершению. Если сейчас нас постигнет неудача — значит, его боги оказались сильнее наших. Поэтому я так опасаюсь священника.

— Мудрый человек боится лишь того, о чем имеет представление, — проговорил старый Сэм Пак. — Ибо против неизвестного нет защиты.

Доктор Фу Манчи смотрел на мудрое лицо помощника, положив неподвижные длинные руки на стол перед собой.

— У священника есть источник информации в Секретной Службе, — мягко произнес он. — Сальвалетти, которого я растил, как садовник растит хрупкую лилию, нужно охранять день и ночь.

— Сальвалетти именно так и охраняют, Маркиз. Штат его телохранителей в пять раз больше отряда, отвечавшего за безопасность Харвея Брэгга.

На несколько мгновений наступило молчание. Доктор Фу Манчи устремил из-под полуопущенных век задумчивый взгляд на лесной пейзаж за окном.

— Согласно некоторым донесениям, он порой ускользает из-под опеки телохранителей. — Фу Манчи говорил почти шепотом. — Лола Дюма подтверждает это. Мои чикагские агенты невежественны и тупы. Я жду объяснения этих тайных походов.

Сэм Пак медленно кивнул сморщенной головой.

— Я применил строгие меры воздействия к номеру, ответственному за безопасность Сальвалетти, Хозяин. Это был японский врач Шошима.

— Был?

—  Он самым достойным образом совершил харакири прошлой ночью…

Молчание вновь воцарилось в комнате, где два невидимых паука плели странную густую паутину на станке американской истории. Небольшая ферма, с которой доктор Фу Манчи продолжал отдавать приказы своим агентам, стояла на отшибе от шоссе — на земле, принадлежащей одному из ярых сторонников Лиги истинных американцев. Хозяин фермы не имел представления о подлинной личности арендатора, предоставив свои владения в полное распоряжение лиги.

В молчании доктор Фу Манчи сидел неподвижно, устремив взгляд на далекий лес. Сэм Пак напоминал холодную статую: сейчас никто не заметил бы в нем признаков жизни. Белка взбежала по свисающей над террасой ветке дерева, заглянула в комнату, легко перепрыгнула на соседнюю ветку и исчезла с глаз. Вечернее пение птиц знаменовало наступление сумерек.

— Я переберусь на Шестую базу в Чикаго, — раздался наконец гортанный голос. — Профессор составит мне компанию. Я должен присутствовать там лично в субботу вечером.

— План готов, Маркиз. Но вам придется ехать через Нью-Йорк.

— Я тронусь в путь в течение часа, мой друг. Возможно, по дороге на Шестую базу я лично засвидетельствую почтение аббату Донегалю. Субботнее обращение Сальвалетти к народу имеет целью заручиться поддержкой жителей Среднего Запада, до настоящего времени преданных старой администрации. Мы должны заставить священника замолчать…

 

ГЛАВА XXXVI

УРАВНЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ

1

Марк Хэпберн не мог усидеть на месте от волнения и тревоги. Он поднялся со скамейки в Центральном парке и пошел по направлению к Школьным воротам.

Смит на рассвете отправился самолетом к аббату Донегалю, чьи разоблачения отдельных людей и целых организаций, выступающих против существующей Конституции, привели в состояние крайнего возбуждения миллионы радиослушателей от побережья до побережья. Сознание близкого поражения приводило Хэпберна в уныние. Ничто не может остановить триумфальное шествие Поля Сальвалетти к Белому дому…

И теперь впервые за все время знакомства Мойя Эдер не явилась на назначенную встречу. В глубине сердца Хэпберн чувствовал страх. Лейтенант Джонсон установил местонахождение игровой площадки Робби на Лонг-Айленде, но испуганная Мойя взяла с Марка обещание никогда больше не следить за сыном.

Президент устроил ей допрос по этому поводу! Очевидно, ее объяснения удовлетворили хозяина — однако утверждать это с уверенностью она не могла.

И теперь Мойя не пришла на встречу, которую сама же назначила в записке, переданной Марку через Мэри Гофф.

Хэпберн знал, что никогда не простит себе, если станет невольной причиной какого-нибудь несчастья в ее жизни. Он дошел почти до самых ворот, но Мойя не появилась. Его беспокойство возросло. Он повернулся и поспешил обратно.

Хэпберн почти дошел до знакомой скамейки, когда увидел Мойю, приближающуюся к месту встречи с противоположной стороны. Ему захотелось громко закричать от радости и облегчения. Он торопливо зашагал навстречу молодой женщине.

К удивлению Хэпберна, Мойя не ускорила шаг, но продолжала идти, словно не замечая его. Сердце молодого человека болезненно сжалось. Что это значит? И как он должен вести себя? Теперь Марк уже мог различить ее лицо… Оно казалось смертельно бледным.

Едва заметным движением головы, быстрым взмахом ресниц Мойя предупредила друга:

— Не заговаривайте со мной!

Он прошел мимо, устремив безразличный взгляд вперед и чувствуя, как покрывается холодной испариной лоб. До слуха его долетели еле слышные слова:

— За мной кто-то следит. Не упускайте его из виду.

Марк Хэпберн свернул с аллеи на узкую дорожку. Мимо прошел невысокий плотный мужчина, не обративший на него никакого внимания. Хэпберн прошел по дорожке десять — двенадцать шагов, затем продрался сквозь кусты, обогнул огромный валун и вновь вышел на аллею.

Следивший за Мойей человек теперь находился в двадцати ярдах впереди. Хэпберн последовал за ним, в скором времени свернул на тропинку, ведущую к пруду, и увидел Мойю.

Она сидела на скамейке с книжкой на коленях и наблюдала за играющими на площадке детьми.

Человек прошел мимо, не останавливаясь, за ним приблизился к скамье и Хэпберн. Мойя низко склонилась над книгой. Марк прошел мимо тоже, проводил плотного мужчину до самых ворот парка и затем вернулся.

Мойя подняла глаза от книги. Она по-прежнему была очень бледна и встревожена.

— Он ушел? — слабым голосом спросила она.

— Да.

— Отправился сообщать о результатах слежки. — Мойя закрыла книжку и тяжело вздохнула. — Похоже, я под подозрением. Полагаю, время от времени все члены организации подвергаются подобной проверке. У хозяина какие-то крупные неприятности. Вероятно, вы знаете, в чем дело. Я — не имею понятия. Но в результате на мои плечи свалилось страшно много механической работы. Я принимаю сотни донесений — на первый взгляд совершенно бессмысленных, — стенографирую их и передаю по телефону, когда мне звонят.

— А кому вы передаете их, Мойя?

— Какому-то мужчине, который говорит с немецким акцентом. Я не знаю, кто это. — Она нервно вертела в руках книгу. — Потом еще это бракосочетание Сальвалетти и Дюма. Старый Эммануэль и я отвечаем за подготовку к этому мероприятию. Лола же ездит с Сальвалетти по стране, как вы знаете. Все это чистейшей воды пропаганда, и нам повсюду оказывают содействие. Но все равно это ужасно тяжелая работа. Нельзя забывать ничего, что может способствовать продвижению Сальвалетти к Белому дому.

— Убийство Харвея Брэгга было первым шагом на этом пути, — медленно произнес Хэпберн. — Но…

Он прикусил язык. Его агенты установили местонахождение доктора Фу Манчи и человека, известного под именем Сэм Пак. Ферма в Коннектикуте в настоящее время была окружена отрядом под командованием лейтенанта Джонсона…

Мойя ответила не сразу. Некоторое время она сидела неподвижно, устремив взгляд в пустоту перед собой, потом заговорила еле слышным голосом:

— Возможно, это и правда. Даю вам слово, я не знаю, так это или нет. И, надеюсь, вы понимаете… — Мойя повернула голову, и Хэпберн заглянул в прекрасные встревоженные глаза, — если бы я знала, то не призналась бы вам в этом.

Некоторое время Хэпберн молча смотрел на молодую женщину, затем бесстрастно проговорил:

— Да, понимаю. Вы придерживаетесь правил игры — хоть и играете на стороне самого злого человека в мире.

— Президент! — Мойя вымученно улыбнулась. — Порой мне кажется, он стоит выше понятий добра и зла. Он мыслит на уровне, просто недоступном для нас. Вам никогда не приходила в голову подобная мысль, Марк?

— Да, — Хэпберн кивнул. — Найланд Смит тоже так считает. Но это просто значит, что ваш хозяин вдвойне опасен для человечества. Поскольку вы такая прямодушная и искренняя, Мойя, я не могу рассказать вам все, что мне известно о Президенте. Это комплимент, ибо я знаю: если вас спросят, вы сочтете себя обязанной ответить правду.

Мойя взглянула на Хэпберна и тут же отвела глаза в сторону.

— Да, наверно. Но… — она судорожно сжала руки, — если говорить честно, сегодня мне абсолютно все равно, кто будет править страной. В конце концов все формы правления похожи одна на другую. Я страшно тревожусь за Робби.

— В чем дело, Мойя?

Хэпберн наклонился к молодой женщине. Она продолжала смотреть в сторону: слезы поблескивали у нее на ресницах.

— Он очень болен.

— Боже мой! — Самым естественным образом Хэпберн положил руку Мойе на плечо. — Почему вы не сказали мне сразу? Что с ним? Кто лечит его?

— Доктор Бернетт. У него дифтерия. Он заразился во время последней поездки на Лонг-Айленд. Говорят, там началась эпидемия.

— Но при уходе знающего врача дифтерия…

— Робби становится все хуже и хуже. Я хочу проконсультироваться у какого-нибудь медика. Сейчас я должна спешить назад.

Марк Хэпберн проклял себя за тупость! Ведь Мойя знала, что он медик по образованию.

— Позвольте мне осмотреть мальчика, — страстно попросил он. — Я знаю, это звучит самонадеянно… То есть я вполне заурядный врач. Но по крайней мере я лично заинтересован в здоровье Робби.

— Я и хочу, чтобы вы осмотрели его, — просто ответила Мойя. — Именно поэтому я и вызвала вас…

2

Найланд Смит поспешно спустился с трапа и побежал через ярко освещенное летное поле к ожидающему его автомобилю. Громко хлопнула дверца, и машина тронулась.

— Вы кто? — резко спросил Найланд Смит у сидящего в салоне человека.

— Джонсон.

— О, Джонсон! Пополнение из морского флота, полагаю. Как Хэпберн — пополнение из сухопутных войск. Меня уведомили, что доктор Фу Манчи и Сэм Пак выслежены на ферме в Коннектикуте. Еще какие-нибудь новости?

— Доктор Фу Манчи покинул ферму на автомобиле несколько минут назад. Наш отряд не успел задержать его.

— Проклятье! — Найланд Смит ударил кулаком правой руки по ладони левой. — Слишком поздно… Как всегда слишком поздно!

— Он направился в Нью-Йорк. По всем возможным маршрутам расставлены посты. Я прилетел, чтобы встретить вас.

— Даже переодетый, доктор обращает на себя внимание высоким ростом, — сказал Смит. — Скажите, где высадить вас. Поддерживайте связь с отелем «Регал».

Перед ними по пустынной дороге ехала одна полицейская машина, вторая замыкала процессию. Но вдруг мимо них на скорости шестьдесят пять миль в час пронесся автомобиль с потушенными фарами.

Раздался треск пулемета, град пуль обрушился на автомобиль Найланда Смита. Не более чем в пяти ярдах за ним с грохотом взорвалась мощная бомба.

Машина с потушенными фарами с ревом умчалась вперед — машина с двигателем от «роллса», позволяющим ей развивать до двухсот миль в час…

Бронированные стекла потрескались в нескольких местах — но ни одна пуля не проникла в салон.

Автомобиль остановился, и Джонсон вышел на дорогу.

— Эй, впереди, у вас там все в порядке?

— Да, сэр.

Из полицейских машин повыскакивали люди и бросились к автомобилю Найланда Смита.

— Все по местам! — громко приказал последний. — Не стоило останавливаться…

На крытой стоянке возле «Регал-Атениэн» Смит выскочил из машины и бегом бросился в отель. Крестообразная дверь еще вращалась за ним, когда правительственный агент Уатт вышел из конторы управляющего.

— У меня для вас донесение от капитана Хэпберна.

Найланд Смит остановился на полпути к лифту и обернулся.

— Да?

— Он не может появиться здесь в назначенное время и просит вас подождать его звонка.

Наверху в номере Фей приготавливал виски.

— Почему задержался капитан Хэпберн? — спросил Найланд Смит. — Ты не знаешь?

— Не знаю, сэр. Но, думаю, из-за леди.

— Миссис Эдер?

— Да, сэр. Мэри Гофф — замечательная женщина, которая заходила сюда и прежде, — принесла капитану Хэпберну записку сегодня утром сразу после вашего ухода, сэр. Капитан Хэпберн отсутствовал дома весь день, но вернулся с час назад, собрал какие-то инструменты в лаборатории и снова ушел.

Найланд Смит поставил стакан на стол и принялся раздраженно набивать трубку.

Это было странным отступлением от заведенного порядка, а Марк Хэпберн во всем неукоснительно следовал заведенному порядку. Смит ничего не понимал. Конечно, он прибыл раньше условленного времени, но рассчитывал застать здесь Хэпберна. В этот решающий момент отсутствие начальника штаба могло обернуться самыми серьезными неприятностями. Каждая минута, каждая секунда сейчас была дорога. Доктор Фу Манчи шаг за шагом теснил противника. Его холодный неумолимый гений воплощал задуманное в жизнь, несмотря на упорное противостояние их сил…

Раздался телефонный звонок. Фей взял трубку и несколько мгновений слушал. Затем поднял глаза на Смита.

— Это капитан Хэпберн, сэр.

3

— Как он, доктор Бернетт?

Голос Мойи срывался, в глазах ее застыл страх. Доктор Бернетт — молодой человек с располагающими манерами и престижной практикой — задумчиво нахмурился и покачал головой.

— У вас нет оснований для тревоги, миссис Эдер. Но я не совсем удовлетворен течением болезни.

Мойя обернулась к Хэпберну, входящему в этот момент в гостиную. Его непокорные волосы были сейчас растрепаны больше обыкновения. Он остро сознавал опасность ситуации — ибо знал, что о его приходе будет немедленно доложено Президенту таинственными вездесущими агентами. Однако в голове у него созрел план. Если Мойя окажется в опасности, он объявит себя федеральным агентом, который втерся к ней в доверие с целью вытянуть из нее какую-нибудь информацию.

— Доктор Бернетт, это… — Мойя колебалась долю секунды. — Это доктор Перселл, мой старый друг. Вы не возражаете, если он осмотрит Робби?

Доктор Бернетт холодно поклонился.

— Конечно, не возражаю. Собственно говоря, я сам хотел пригласить для консультации еще кого-нибудь — исключительно в интересах вашего спокойствия, миссис Эдер. Я подумывал о докторе Детмолде.

Доктор Детмолд имел репутацию лучшего консультирующего медика в Нью-Йорке, и Марк Хэпберн — честный как с собой, так и с другими — на мгновение смутился.

— Мальчик сейчас спит, — сказал доктор Бернетт. — И я не хотел бы будить его. Но если вы пройдете сюда, доктор… э-э… Перселл, я с удовольствием выслушаю ваши соображения.

В тускло освещенной спальне няня Гофф сидела у постели спящего Робби. По ее виду можно было легко предположить, что она не спала последние сутки. Когда Хэпберн вошел, в усталых глазах женщины мелькнула радость.

Марк поманил Мэри Гофф к окну и шепотом сказал:

— Он очень бледен. Какой у него пульс?

— Плохи дела, сэр! Бедный малыш умирает у меня на глазах. Он задыхается… и ничего не может проглотить! Как помочь ему?

Марк Хэпберн подошел к постели и осторожно потрогал шею мальчика: гланды были сильно увеличены. От прикосновения — хоть и очень легкого — Робби проснулся. Большие глаза его казались остекленевшими. Мальчик никого не узнавал.

— Пить… — прошептал он. — Горло… как больно!

— Бедная крошка, — прошептала Мэри Гофф. — Он просит воды, и каждый раз, когда пытается сделать глоток, я боюсь, что он задохнется. О, что делать? Он умирает!

Хэпберн начал осмотр маленького пациента с помощью медицинских инструментов, которые он поспешно собрал у себя в лаборатории. Это было трудным делом, но наконец обследование закончилось…

У Хэпберна не хватило духа остановить Мойю, которая с отчаянным выражением на лице подошла к кровати сына — хотя он мучительно сознавал грозящую ей опасность. Марк знаком позвал доктора Бернетта в гостиную и сказал:

— Боюсь, поражена гортань. При этом освещении я не могу провести обследование должным образом. Но каково ваше мнение?

— Мое мнение таково, что эта Гофф, являясь прекрасной няней, испытывает сентиментальную привязанность к пациенту и самым неуместным образом расстраивает своими пустыми страхами миссис Эдер. Курс антибиотиков я назначил, признаюсь, с некоторым опозданием. Но если проводить лечение в строгом соответствии с моими предписаниями, то оснований для тревоги нет.

Марк Хэпберн взъерошил пятерней волосы.

— Хотел бы я разделить ваш оптимизм. Вы знаете телефон доктора Детмолда? Я хочу поговорить с ним.

4

— Уравнение человеческих душ… Оно никогда не имеет решения, — пробормотал Найланд Смит.

Он повесил трубку и подошел к окну.

Ночь смотрела миллионами глаз. Мерцали огни Нью-Йорка… Безусловно, ситуация была сложной. Он мысленно поставил себя на место Хэпберна. А Хэпберн просил лишь разрешения дождаться прихода известного медика.

Найланд Смит смотрел на лишенное купола здание «Страттона». Только на нескольких нижних этажах его горели окна. Мощный взрыв нанес зданию такой ущерб, что даже сейчас эксплуатировать верхние этажи его не представлялось возможным. Наверняка тот снаряд являлся личным творением доктора Фу Манчи!

И по сей день зловещий китаец продолжал действовать, сплетая сложную паутину заговора, недоступную воображению простого человека…

Может ли что-нибудь остановить шествие по стране Поля Сальвалетти? Американцы начали искренне приветствовать фашистское движение, возглавляемое блистательным Сальвалетти. В следующую среду в восемь вечера аббат Донегаль должен сказать (если останется в живых к тому времени) народу всю правду. Какова будет реакция народа?

Доктор Фу Манчи купил Соединенные Штаты за золото.

Однажды в присутствии Найланда Смита он сказал:

— Золото! Я могу утопить человечество в золоте!

Китайскому доктору был известен секрет, раскрытию которого посвятили свои жизни тысячи алхимиков. Смит давно знал, что Фу Манчи проводит крупномасштабные операции с золотом — и именно они являются причиной финансовых кризисов, от которых по сей день страдают все страны мира.

Сегодня конец казался ему близким. Стоя в одиночестве у окна, Найланд Смит переживал тяжелую внутреннюю борьбу.

Возможно ли остановить сверхчеловека, который сражается оружием, недоступным для простых смертных, и который объединил вокруг себя несметные силы? Оставался всего один путь — тот, который на месте Найланда Смита, несомненно, выбрал бы сам доктор.

Лишь со смертью Сальвалетти может рухнуть все это мощное сооружение…

Но в методы борьбы Найланда Смита убийство не входило — пусть даже от этого зависела судьба страны и всего Западного мира.

Был еще один путь: физическое уничтожение доктора Фу Манчи. Лишенный жесткого контроля, гигантский механизм перестанет работать должным образом: потерявший управление корабль помчится по воле ураганного ветра.

Раздался звонок. Фей подошел к телефону.

— Это лейтенант Джонсон, сэр.

Найланд Смит взял трубку.

— Да, Джонсон, слушаю.

— Чуть не поймали! — Голос Джонсона дрожал от возбуждения. — Один из наших патрульных опознал доктора Фу Манчи, но его машина развила огромную скорость и ушла от преследования. Был оповещен следующий пост, и машину задержали. Она оказалась пустой. Мы взяли одного шофера.

— Еще что-нибудь?

— Да. В Гринвиче замечены два человека, которые обменялись автомобилями. Описание одного из них совпадает с приметами доктора. Оно передано всем постам. Говорю из здания «Таймс».

— Оставайтесь на месте. Я свяжусь с вами.

Найланд Смит повесил трубку и крикнул:

— Фей!

Фей бесшумно появился в гостиной.

— Капитан Хэпберн находится сейчас по второму адресу миссис Эдер — он в записной книжке на столике. У меня нет ее телефонного номера. Если капитан понадобится мне — пошли за ним одного из наших людей.

— Будет сделано, сэр.

— Оставайся на связи. Сейчас я ухожу.

— Без маскировки, сэр?

— Да. — Найланд Смит мрачно улыбнулся. — Попытка изменить место жительства провалилась. И я не намерен развлекать врага, расхаживая перед ним в нелепых маскарадных костюмах.

 

ГЛАВА XXXVII

ВЕЛИКИЙ ВРАЧ

1

— Я позвонил доктору Детмолду, — сказал Хэпберн, — и попросил его привезти с собой… — он поколебался, — все необходимые лекарства.

Мойя судорожно вцепилась Хэпберну в плечи и впервые за время их странной дружбы оказалась в его объятиях.

— Это значит… — она смотрела на него с выражением, которое он будет помнить всю жизнь. — Это значит, что…

— Не волнуйтесь, Мойя, дорогая моя. Все будет в порядке. Но я рад, что пришел.

— Марк, — прошептала Мойя. — Я только сейчас осознала, как хотела встретить человека… на которого можно положиться.

Марк Хэпберн погладил волосы молодой женщины — как столько раз мечтал сделать.

— Вы уверены, что можете положиться на меня?

— Да… уверена.

У Хэпберна зашумело в ушах и учащенно забилось сердце. Когда он заговорил, голос его звучал еще более монотонно, нежели обычно.

— Я не очень хороший вариант, Мойя. Но когда все беды останутся позади… поскольку сейчас я не имею права просить вас…

Мойя подняла на него блестящие от сдерживаемых слез глаза — но в них он прочел все, что сделало ненужными дальнейшие слова.

Всю скрытую страстность своего сложного характера вложил Хэпберн в тот первый поцелуй. И когда Марк оторвался от губ Мойи, он точно знал в глубине сердца своего, что наконец нашел подругу жизни.

— Мойя, дорогая…

Голова молодой женщины покоилась на его плече.

— Марк, милый… Телефон здесь прослушивается. Возможно, о твоем разговоре с доктором Детмолдом уже известно…

— Это не имеет значения. Если твои… хозяева застанут меня здесь, я объявлю свое подлинное имя и звание и арестую всех.

Мойя мягко высвободилась из его объятий и отступила на шаг, когда в комнату вошел доктор Бернетт.

— В некоторых отношениях, — произнес последний, — состояние пациента внушает опасения. Моя дорогая миссис Эдер… — Он похлопал молодую женщину по плечу. — Мальчик находится в очень хороших руках. Доктор Детмолд приедет?

— Да, — ответил Хэпберн.

— Уверен, он согласится с моим мнением. Симптомы вполне характерны для курса лечения, который я назначил.

Марк Хэпберн полностью разделял эту мысль. Только великолепное природное здоровье помогало до сих пор Робби сопротивляться действию дифтеритной палочки.

— Извините, — пробормотал Хэпберн. — Я хочу взглянуть на больного.

В тишине спальни он склонился над постелью Робби. Невыразимая мука застыла в глазах няни Гофф. С мальчиком только что случился сильнейший приступ кашля, во время которого он чуть не задохнулся. Прерывистый пульс у него едва прослушивался. Хэпберн на цыпочках подошел к раскрытому окну, знаком подозвал к себе Мэри Гофф и шепотом принялся расспрашивать ее о состоянии пациента.

Скоро дверь открылась, и в спальню вошли доктор Бернетт и Мойя. Первый потрясение уставился на больного, и нотки уверенности стихли в его голосе.

С Робби произошла перемена к худшему, заметная даже непрофессионалу. Доктор Бернетт подошел к постели. Послышались три глухих удара в дверь квартиры — словно кто-то стучал кулаком…

— Доктор Детмолд! — прерывисто прошептала Мойя и бросилась в прихожую.

Двое мужчин в тревоге склонились над несчастным малышом, но донесшийся из холла сдавленный вскрик и звук шагов заставил Хэпберна выпрямиться. Он повернулся как раз в тот момент, когда в спальне появился высокий человек.

Человек в длинном черном пальто с каракулевым воротником и в каракулевой шапке. Сердце Марка Хэпберна на несколько мгновений перестало биться — и он замер, пригвожденный к месту взглядом зеленых глаз доктора Фу Манчи!

Молодой человек буквально лишился дара речи. Доктор Фу Манчи снял шапку, бросил ее на кресло и обратился к доктору Бернетту:

— Вы — лечащий врач?

Гортанный голос его звучал тихо, но повелительно.

— Да. Позвольте поинтересоваться, кто вы такой, сэр?

Доктор Бернетт взглянул на кожаную сумку, которую вновь прибывший поставил на пол. Проигнорировав последний вопрос, доктор Фу Манчи склонился над Робби, затем выпрямился и обернулся к вошедшей в спальню Мойе.

— Почему вы не известили меня раньше? — резко спросил он.

Мойя вцепилась обеими руками себе в горло, борясь с подступающей истерикой, и прошептала:

— Откуда я могла знать, Президент, что…

— Верно, — кивнул Фу Манчи. — Я был очень занят. Возможно, я несправедлив. Мне следовало запретить последнюю поездку мальчика. Я знал, что в том районе начинается эпидемия.

Его неподвижный взгляд подействовал на Мойю успокаивающе.

— Ваша единственная вина в том, что вы женщина, — спокойно сказал доктор Фу Манчи. — До самого последнего момента вы честно исполняли свои обязанности по отношению ко мне. Теперь я должен выполнить свой долг. Я гарантирую вам безопасность мальчика. Я никогда не нарушаю своего слова — ибо из маленьких ошибок вырастают огромные беды.

— Я протестую! — с оскорбленным видом вмешался вдруг доктор Бернетт. — С минуты на минуту мы ожидаем прибытия доктора Детмолда.

— Детмолд — дилетант, — презрительно сказал Фу Манчи, опускаясь на кресло возле постели больного. — Я отменил вызов.

— Это неслыханно! — воскликнул Бернетт. — Я приказываю вам оставить моего пациента в покое.

Доктор Фу Манчи несколько раз провел тонкой желтой рукой над лбом мальчика, затем раздвинул губы больного большим и указательным пальцами и заглянул ему в рот.

— Когда вы прописали антибиотики?

Доктор Бернетт стиснул зубы, но промолчал.

— Я задал вам вопрос.

Доктор Фу Манчи устремил пронзительный взгляд зеленых глаз на Бернетта — и последний ответил:

— Вчера, в одиннадцать часов вечера.

— На восемь часов позже, чем следовало. Дифтеритная пленка обволокла гортань.

— Но я регулярно снимаю ее.

Мойя судорожно вцепилась в руку Хэпберна и прошептала:

— Боже мой? Что мне делать?

Шепот ее достиг слуха доктора Фу Манчи.

— Вам следует набраться мужества и подождать в гостиной с Мэри Гофф, пока я не позову вас. Идите, пожалуйста.

Мойя бросила на Хэпберна отчаянный взгляд и вышла, опираясь на руку няни Гофф. Доктор Фу Манчи поднялся с места.

— Необходимо хирургическое вмешательство.

— Я протестую! — охваченный возмущением Бернетт забылся и заговорил неуместно громким голосом. — Я запрещаю вам дотрагиваться до моего пациента, пока не проконсультируюсь с доктором Детмолдом. Даже если вы и достаточно квалифицированны для хирургического вмешательства — в чем я лично сомневаюсь, — я все равно не разрешаю вам проводить операцию.

Взгляд зеленых пронзительных глаз проник, казалось, в самые сокровенные тайники подсознания Бернетта. И он внезапно осознал полную свою неком