Занимательно о русском языке

Розенталь Дитмар Эльяшевич

Иванова Вера Андреевна

Потиха Зиновий Аронович

3 Морфология

 

 

Что такое морфология?

Услышав слово морфология, мы, естественно, поставим его в ряд уже знакомых слов биология, физиология, экология, филология. Зная, что эти слова обозначают названия наук, отраслей знания, мы поймем, что и морфология есть тоже наука. Но наука о чем? Нет ли ответа на этот вопрос в самом названии науки? Обращаемся к словарю и узнаем, что морфология как название науки относится не только к языку, но и к другим областям знаний, поэтому она и определяется как «учение о строении и форме организмов, минералов».

И уж совсем любопытно будет узнать, что изобретение самого термина из корней греческого языка (морфо — форма и логос — учение) принадлежит великому немецкому поэту Гёте, много лет изучавшему науку о строении и формах растений и животных.

У слов языка ведь тоже есть форма, есть строение. Например, слово книга совсем не похоже на слово читать, которое, в свою очередь, отличается от слова интересный. Чтобы составить из этих слов понятное предложение, нужно каждому слову придать особую форму: Читаю интересную книгу. В этом предложении есть смысл, определяемый тем, что мы употребили нужную форму (а не любую!). Нельзя, например, сказать: «читаю интересный книгу» или «читаю интересную книгой» и т. п.

Наука морфология и должна изучать, какую форму имеет в каждом случае слово, какое у него строение.

Термин «морфология» в русском языкознании стал укрепляться в конце XIX — начале XX в. В работах выдающихся языковедов того времени — И.А. Бодуэна де Куртенэ, Ф.Ф. Фортунатова, А.А. Шахматова, А.М. Пешковского, В.А. Богородицкого — он широко употребителен.

В сказочном королевстве Лингвинии (а такое королевство существует!) Язык является могущественным, храбрым королем, Грамматика — строгой, любящей порядок, королевой, у которой есть целая свита принцев и принцесс. Морфология — одна из прекраснейших принцесс этого королевства. Именно от нее зависит, в каком наряде, в каких доспехах должны выступать преданные ей слуги, которых зовут Существительное, Прилагательное, Числительное, Местоимение, Глагол, Наречие, Предлог, Союз, Частица, Междометие.

 

3.1 Имя существительное

Имя существительное — важнейшая часть речи. Еще первобытные люди, познавая природу, называли окружающие предметы и явления, и эти наименования закреплялись в языке. По наблюдениям ученых, существительные появляются в речи ребенка в числе первых слов. И это вполне понятно. Ребенок жадно смотрит на мир и хочет знать, как называется все то, что его окружает.

Замечательный советский лингвист А.М. Пешковский писал: «Категория существительного имеет огромное значение для нашей мысли. Без нее невозможны были бы никакое знание, никакая наука. Нельзя было бы, например, говорить ни о свете, ни о теплоте, ни об электричестве, ни о жизни, ни о государстве, ни о самом языке; ведь ничего этого отдельно не существует».

Имя существительное — самая представительная (по количеству слов) часть речи: по данным «Частотного словаря русского языка», из 9 тысяч наиболее частотных слов существительных — 4 тысячи, что составляет 44 %, следовательно, это — самая частотная часть речи: почти каждое второе слово в нашей речи — имя существительное.

Существительное — наиболее самостоятельная часть речи. Уже от них образуются прилагательные. Первоначальные сочетания зелень-трава, камень-стена, камень-хлеб, рать-сила постепенно преобразуются в сочетания зеленая трава, каменная стена, черствый хлеб, сильная рать… И до настоящего времени в фольклоре сохраняются древние выражения жар-птица, сапоги-скороходы, скатерть-самобранка, меч-самосек.

Имя существительное является ведущей частью речи и в грамматике: с наиболее характерными для русского языка грамматическими понятиями рода, числа, падежа, склонения мы впервые знакомимся, изучая эту часть речи.

«Своеобразная прелесть языка».

Один из основоположников сравнительно-исторического изучения славянских языков Франц Миклошич писал: «…кто, не лишенный поэтического чутья, погружался в родной язык, тот, конечно, знает, что различение родов и в наших глазах сообщает языку своеобразную прелесть».

Всем известно, что в русском языке существительные в единственном числе принадлежат к одному из трех родов. Это его яркая и важнейшая особенность. Что же положено в основу распределения существительных по родам? Задумывались ли вы над тем, почему слова мир, стол, дом, город, хлеб мужского рода, слова родина, стена, квартира, деревня, каша женского рода, а отечество, окно, жилище, село, молоко среднего рода? Даже если у вас и возникал такой вопрос, то на него сразу ответить очень трудно. Мы можем заметить, что названия, относящиеся к одному кругу понятий, являются словами разных родов. Например, названия дней недели распределяются по трем родам: понедельник, вторник, четверг мужского рода, среда, пятница, суббота женского, а воскресенье среднего. То же мы обнаруживаем в названиях предметов одежды (пиджак, костюм, тулуп, плащ — мужского рода; шуба, дубленка, кофта, блузка — женского, а пальто, платье — среднего), предметов питания (хлеб, картофель, лук — мужского; мука, крупа, капуста — женского, а мясо, молоко, масло — среднего) и т. д.

Какую бы область жизни общества, науки, культуры, техники мы ни взяли, все они будут представлены словами трех родов. Следовательно, с точки зрения современного русского языка распределение существительных по трем родам загадочно, необъяснимо. Но тогда каким же образом мы безошибочно узнаем, что, например, стол и стул — слова мужского рода, доска, парта, школа — женского, а окно, стекло — среднего?

Ответ прост: в русском языке в подавляющем большинстве случаев род определяется по окончанию: если существительное оканчивается на твердый согласный (школьник, ученик, учебник), то перед нами слова мужского рода; если существительные оканчиваются на -а(-я) (школа, ученица, земля), то они женского рода, если на -о(-е) (дерево, перо, поле), то эти слова среднего рода.

Слова, заимствованные из других языков и имевшие в них другой род, в русском языке получают род в соответствии с тем, какое окончание они получили в русском языке. Так, слова клуб, спорт, вокзал, футбол, баскетбол, трамвай, танк, матч, хоккей и т. п. относятся к мужскому роду, так как оканчиваются на твердый согласный j (орфографически й). Французские слова, имеющие в конце о или е, в русском языке стали словами среднего рода: бюро, пальто, депо, пюре, кашне, фойе и др. Слова на -а(-я) относятся к женскому роду: авиация, атака, революция, партия, ваза, газета и т. п. А как же быть со словами день, огонь, осень, лагерь, дверь, ноготь, кость, рояль, тюль и т. п., среди которых есть слова и мужского и женского рода? Как определить род этих существительных? Для лиц, владеющих русским языком, можно рекомендовать прием вопросов, подставляя к таким существительным местоимения мой, моя, мое или он, она, оно. К словам день, огонь, лагерь, ноготь, рояль можно подставить слово мой, и они будут относиться к мужскому роду. К словам же осень, дверь, кость — слово моя: они относятся к женскому роду. Однако среди таких существительных есть слова, к которым, если точно не знаешь, какого они рода, как будто можно подставить слова и мой и моя, и поэтому этим приемом воспользоваться нельзя. Это, например, слова тюль, картофель, толь, мозоль, табель, шампунь, персоль, лебедь и др. История их родовой принадлежности извилиста и весьма любопытна. О некоторых из них мы расскажем. Но чтобы не ошибиться в определении рода этих и других «трудных» слов, нужно обращаться к словарю.

А если для учащихся язык неродной? В этом случае прием подстановки местоимений не даст точного ответа. Какой же выход?

Некоторые методисты рекомендуют использовать формы косвенных падежей, которые для таких слов различны: день, дня, дню, но тень, тени. Но этот прием можно использовать, если речь идет о связном тексте, если же необходимо определять род в устной речи или для отдельных слов, взятых вне контекста, то предложенный прием не даст желаемого результата. Другие методисты предлагают определять род по согласованным с ними прилагательным: солнечный день, но длинная тень, черный рояль но белая вуаль. Однако этот прием, как и предшествующий, годится только для письменной речи, в устной же речи, когда необходимо составлять словосочетания, нужно прежде всего знать род имени существительного, чтобы правильно сочетать с ним прилагательное. Как быть? Выход один: обратиться к словарю, а наиболее частотные слова запомнить. Например:

Как по суффиксу определить род?

На доске Виктор Александрович написал слова строитель, жизнь, деятельность, радость, запись, вратарь, руководитель, способность, боязнь, наблюдатель, накипь.

— Прочитайте, пожалуйста, эти слова и определите их род. Посмотрите на них внимательно, есть ли в этих словах указание на род? — загадочно спросил Виктор Александрович.

Ребятам очень хотелось проникнуть в загадку рода этих слов. Постепенно стали подниматься руки.

Первый поднял руку Октавиан и сказал:

— Я разделил эти слова на две группы: в одной — слова мужского рода, в другой — женского — и сразу увидел, что слова с суффиксами -тель, -арь — слова мужского рода, а с суффиксами -ость, -знь или без суффикса — слова женского рода.

— Какой мы сделаем вывод?

— Нужно запомнить суффиксы, которые «подсказывают», какого рода слово.

…Как лебедь величавый…

В знаменитом стихотворении А.С. Пушкина «Воспоминания в Царском Селе», которое он читал на экзамене в присутствии Г.Р. Державина, есть такие строки:

И тихая луна, как лебедь величавый , Плывет в сребристых облаках .

Слово лебедь Пушкин здесь употребил в мужском роде. Однако с детских лет мы помним и другие строки, где это существительное имеет форму женского рода:

Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывет .

Следовательно, во времена Пушкина это существительное не имело устойчивого рода, что весьма отчетливо подтверждается «Словарем языка Пушкина», из которого узнаем, что слово лебедь Пушкин употреблял как в женском, так и в мужском роде, и количественно почти равномерно: в женском — 20 раз, в мужском — 18.

О слове лебедь и его роде пишет известный издатель «Русских народных сказок» А.Н. Афанасьев: «Имя лебедь, употребляемое в народной речи большею частью в женском роде, означает собственно „белая (светлая, блестящая)“; такое коренное его значение впоследствии подновлено эпитетом: белая лебедь». И далее А.Н. Афанасьев примерами из былин и легенд подтверждает установившийся женский род этого слова: «Одна из наиболее любопытных старинных былин содержит рассказ о том, что богатырь Поток женился на вещей красавице, которая впервые явилась ему на тихих морских заводях в виде белой лебеди. Предание, записанное Нестором, упоминает о трех братьях Кие, Щеке и Хориве и сестре их Лыбеди; первый дал название Киеву, два других брата — горам Щековице и Хоревице; Лыбедь — старинное название реки, впадающей в Днепр возле Киева».

В современном русском языке победила форма мужского рода, которая была преобладающей уже в XIX веке.

С.Т. Аксаков, великолепный знаток природы, посвятил лебедю вдохновенные строки: «Лебедь по своей величине, силе, красоте и величавой осанке давно и справедливо назван царем всей водяной, или водоплавающей, птицы. Белый как снег, с блестящими, небольшими глазами, с черным носом и черными лапами, с длинною, гибкою и красивою шеею, он невыразимо прекрасен, когда спокойно плывет между зеленых камышей по темно-синей, гладкой поверхности воды». Здесь отчетливо видна форма мужского рода этого слова.

Естественно возникает вопрос: «Почему мужской род вышел победителем?» Лебедь как существительное одушевленное изначально входило в ряд слов — названий птиц, относящихся к мужскому роду, отсюда и появление слов, обозначающих особей женского пола — лебедка, лебедушка. Но употребление слова лебедь в женском роде не исчезло, оно сохраняется в народнопоэтической речи и в поэзии. Например:

Снова надеждой сердца их полны . И не зима в просторах наших ,— То в небесах крылами машет Белая лебедь — подруга весны .

Черный кофе или черное кофе?

Вопрос может показаться странным, так как достаточно взглянуть только на банки с кофе, чтобы увидеть надпись: натуральный, растворимый. Следовательно, нужно говорить черный кофе? Не торопитесь с ответом.

Замечательный русский лингвист, создатель первой стилистической грамматики русского языка В.И. Чернышев еще в 1914 году писал: «Иностранные, не склоняющиеся слова на -а, -е, -и, -о, -у, означающие предметы неодушевленные единственного числа, употребляются обыкновенно в среднем роде». Среди многочисленных приведенных им примеров есть и теплое кофе. Но далее В.И. Чернышев пишет: «Однако у авторов встречаем иногда такие слова, употребленные и по мужскому роду, согласно с французским языком, из которого заимствованы». Приводятся примеры из Пушкина, Гоголя, Григоровича, Достоевского, в том числе иллюстрирующие употребление слова кофе: Потом свой кофе выпивал (А.С. Пушкин); Вельчанинов прихлебывал свой кофе (Ф.М. Достоевский). И затем В.И. Чернышев еще более определенно подтвердил мужской род интересующего нас слова: «…кофе тоже обыкновенно имеет форму мужского рода: молотый кофе, холодный кофе». Тем не менее, род кофе требовал всегда специальных замечаний.

В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова слово кофе относилось к мужскому роду, но не исключался и средний род, который оценивался как разговорный. Однако примеры, приводимые в словаре, все даны в форме мужского рода: молотый кофе, жареный кофе, черный кофе.

В последующих словарях русского языка (семнадцатитомном, четырехтомном и словаре С.И. Ожегова) слово кофе рекомендовалось употреблять только в мужском роде. Между тем форма среднего рода не была забыта, она пробивала себе дорогу, поэтому в Словаре-справочнике «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка» под редакцией К.С. Горбачевича отмечено: «В современной разговорной речи широко встречается употребление слова кофе и в среднем роде. Примеры: Я обменял на это кофе коробку табака» (К. Паустовский. Повесть о жизни). «А кофе действительно колдовское», — поспешил сказать Артем Игнатьевич (Ратнер. Степь широкая).

В «Русской грамматике» вновь подтвержден мужской род слова кофе, но отмечено: «…допустимо употребление этого слова и в среднем роде: сгущенное кофе с молоком». Такой же пометой сопровождается употребление слова кофе в среднем роде и в «Орфоэпическом словаре русского языка».

Так какого же рода слово кофе? — спросит нас нетерпеливый читатель. Ответим: мужского, но кто говорит черное кофе, молотое кофе, тот не делает ошибки.

Инженер или инженерша?

В одном классе завязался горячий спор: как назвать женщину, получившую профессию инженера или завоевавшую звание мастера спорта? Мнения разделились. Спор прекратился только после того, как учительница русского языка сказала: нужно говорить инженер Иванова, мастер спорта Петрова, министр Быкова, полковник милиции Сидорова.

Оказывается, есть слова, которые сохраняют форму мужского рода и тогда, когда они относятся к женщинам. Это объясняется тем, что большинство профессий, специальностей, должностей до Великой Октябрьской революции было занято только мужчинами. Имевшиеся соответствия женского рода инженерша, бригадирша, профессорша, генеральша, докторша называли жен по профессии мужа. В советское время женщины успешно овладели специальностями, бывшими ранее привилегией мужчин. Как же реагировал язык на это социальное завоевание? Для многих слов появились парные соответствия женского рода:

учитель — учительница

писатель — писательница

воспитатель — воспитательница

исполнитель — исполнительница

комбайнер — комбайнерка

тракторист — трактористка

моторист — мотористка

журналист — журналистка

скрипач — скрипачка

летчик — летчица

зенитчик — зенитчица

разведчик — разведчица

приемщик — приемщица

певец — певица

Наиболее последовательно такие пары образуются в спортивной терминологии:

спортсмен — спортсменка

чемпион — чемпионка

рекордсмен — рекордсменка

гимнаст — гимнастка

баскетболист — баскетболистка

волейболист — волейболистка

лыжник — лыжница

саночник — саночница

бегун — бегунья

прыгун — прыгунья

конькобежец — конькобежка

пловец — пловчиха

Однако большинство слов, называющих профессию, выполняемую и мужчиной и женщиной, не образуют соответствий для обозначения лиц женского пола, и тогда эти слова употребляются без изменений по отношению к мужчине и женщине. Список таких слов достаточно велик: агроном, астроном, врач, геолог, доктор, диктор, дирижер, инспектор, инструктор, капитан, кочегар, композитор, корректор, лектор, мастер, механик, милиционер, механизатор, оператор, председатель, проректор, профессор, режиссер, редактор, ректор, рентгенолог, счетовод, строитель, секретарь, языковед и др. По данным исследователя этого вопроса И.П. Мучника в русском языке таких существительных более 200.

Небезынтересно знать на этот счет авторитетное мнение известного советского писателя К. Федина. Как-то увидев в газете «Правда» слово пловчиха, он удивился и задал вопрос: «Но почему от слова пловец производится женский род пловчиха?» И продолжает: «Спрашивается, а как надо? А никак. Женщина будет тоже пловцом, как она врач, агроном, ученый, товарищ, борец, а не врачиха, не агрономка, не ученая, не товарка, не борчиха…» И затем К. Федин вспоминает эпизод, как ему в Ленинграде на Васильевском Острове ответила с гордостью женщина, когда он спросил: «Вы дворничиха?»

— Дворник, а не дворничиха, — пробасила она.

В целом, как видно, мнение К. Федина отражает тенденцию, характерную для русского языка. Но вот не понравившееся писателю слово пловчиха вошло во все словари русского литературного языка.

Таким образом, названные выше слова (врач, агроном, доктор и др.), оставаясь словами мужского рода, могут употребляться и по отношению к женщине, и в этом случае разрешается согласование данных слов с глаголом прошедшего времени в форме женского рода. Вот некоторые примеры: Нашим гостем была кинорежиссер Инна Туманян. Планету открыла советский астроном Т.М. Смирнова. Но определения при таких наименованиях профессий всегда употребляются только в форме мужского рода: известный композитор А. Пахмутова; Раиса Садыкова — первая казашка, ставшая профессиональным дирижером; известный пушкинист Т.Г. Цявловская; выдающийся политический деятель Индии Индира Ганди.

Особо следует обратить внимание на то, что даже в тех случаях, когда есть женские соответствия, в официальной деловой речи, в речи эмоционально приподнятой предпочтение отдается словам мужского рода. Первую в мире женщину-космонавта Валентину Терешкову называют отважным космонавтом; Героя Советского Союза Валентину Гризодубову — опытным и профессиональным летчиком; Ирина Левченко — талантливый писатель, журналист.

Очень часто для наименования различных родов деятельности женщин используются одновременно как слова мужского, так и женского рода. На мемориальной доске, посвященной Ванде Василевской, значится: «В этом доме в 1957–1964 гг. жила и работала славная дочь польского народа, выдающаяся писательница и общественный деятель».

Героиню гражданской войны Ларису Рейснер называют пламенной революционеркой, первой женщиной-комиссаром, бесстрашным воином революции, писателем.

Поскольку активное освоение женщинами профессий, ранее считавшихся мужскими, проходит во всех республиках нашей страны, то процесс обозначения женщин по профессии актуален не только для русского языка, но и для всех национальных языков Советского Союза.

Сравните, как называют женщину по профессии в вашем родном языке, в русском языке, и установите, в чем есть сходство, в чем различие. Особое внимание обратите на различие.

«Я — поэт».

У слова поэт есть женское соответствие поэтесса для наименований женщин, пишущих поэтические произведения. Однако четкого разграничения этих слов не наблюдается. Авторы, пишущие о женщинах-поэтессах, прибегают к варьированию этих слов, то есть называют женщину и поэтом и поэтессой, либо вовсе отказываются от второго слова и используют только первое.

Так, критик А. Михайлов в статье, посвященной узбекской поэтессе Зульфии, называет ее то поэтом («…раскрыла мир замечательного поэта»), то поэтессой («Листая страницы „Избранного“, легко догадываешься, как и чем жила поэтесса все уже послевоенные годы»).

Михаил Матусовский, обращаясь в день юбилея к Маргарите Алигер, пишет: «Сердце поэта отзывается на все радости бытия, все его горести, будь то тишина пустынной сибирской деревни Кукой, в которую не возвратился с войны ни один мужчина, будь то строгое молчание овдовевшей женщины из селения Лутовеньки, встретившейся поэту в пути во время поездки на Северо-западный фронт…».

Поэтом называет Расул Гамзатов армянскую поэтессу Сильву Капутикян: «А потом меня обрадовала твоя превосходная проза, которую, не скрою, я ревниво читал, тревожась, надолго ли ты оставила стихи, ведь ты для меня прежде всего прекрасный поэт!».

Критик Дм. Молдавский, создавая портрет Ольги Берггольц, пишет: «Тема Аввакума как символа народного, несокрушимого характера — это то, что стало гордостью поэта и что с гордостью и радостью находит он в себе самом». И далее: «Стихам Ольги Берггольц чаще всего чужды легкость, мелодичность. Они нарочито угловаты. Поэт легко меняет систему рифмовки, размер, точку обозревания предмета».

Интересно знать, как сами женщины-поэтессы себя называют. Н. Ильина в своих воспоминаниях об Анне Ахматовой пишет: «Она терпеть не могла, когда ее называли „поэтесса“. Гневалась: „Я — поэт“».

Ольга Берггольц пишет: «И еще особый наш поклон, и мой лично, как женщины-поэта и ленинградки, сестрам моим по гневу и печали, по радостям и победам — ленинградским женщинам».

Некоторые авторы противопоставляют эти слова, выдвигая на первое место слово мужского рода. Так, Павел Антокольский утверждает: «Марина Цветаева никогда не поэтесса. Она поэт. Ни кармина на губах, ни открытых плеч у нее не было никогда и не могло быть».

Альберт Лиханов пишет об Агнии Барто: «Обаятельная женщина, она всегда называла себя поэтом, раз и навсегда присвоив мужской род делу своей жизни. Мне кажется, это не прихоть и не случайность. Таким образом она подчеркивала мужественное начало своей работы».

Из всех примеров очевидно, что слову поэт придается более высокий смысл, отсюда в приподнятой, эмоционально насыщенной речи ему отдается предпочтение.

Балерина и …?

Более редким явлением следует признать отсутствие мужских соответствий к названиям профессий, обозначаемым словами женского рода.

Так, известны, например, чисто «женские» профессии: маникюрша, кастелянша, няня, прачка, машинистка. А что получится, если вдруг одну из этих профессий освоит мужчина? С этим мы уже встречаемся. Восемнадцатилетний юноша, не желавший трудиться, с которым не могли справиться ни милиция, ни общественность, находит свое призвание в детском саду в роли няни. Фильм о нем назывался «Усатый нянь». Писательница Ф. Вигдорова в повести «По следам» рассказывает: «Редакция была, наверное, единственным в стране учреждением, где машинописным бюро заведовал мужчина. И назывался он машинист». Эти образования мужских соответствий звучат все-таки юмористично и вряд ли станут литературными вариантами к женским наименованиям. В этом плане поучительна история парного соответствия к слову балерина.

Слово балерина не имеет соответствия в мужском роде, но не потому, что это чисто женская профессия, а потому, что в русском языке существует правило, по которому названия лиц женского пола образуются от слов мужского рода (грузин — грузинка, блондин — блондинка, крестьянин — крестьянка).

На русской почве первоначально существовала пара балетчик — балетчица, образованная по законам русского языка, но во второй половине XIX века заимствуется итальянское слово балерина в связи с господством итальянских балерин на русской сцене. К этому слову мужского соответствия согласно правилам русского словообразования нет, поэтому рекомендуется использовать описательные выражения солист балета, танцовщик балета.

В настоящее время успешно осваиваются мужчинами сельскохозяйственные «женские» профессии — свинарка, доярка, птичница, телятница. Язык легко вышел из положения: возникли парные соответствия, отвечающие законам русского словообразования свинарь дояр, птичник, телятник. Но и здесь есть изменения: в связи с приходом техники начинает исчезать профессия доярки и дояра, заменяясь оператором машинного доения, которой овладевают как мужчины, так и женщины.

Грамматический род в животном мире.

Среди названий домашних животных, а также крупных зверей, птиц, родовые различия могут быть выражены двояко:

А лиса? Имеется ли этому слову парное соответствие в мужском роде? Посмотрим в словарь. Находим слово лис, но оно снабжено пометой «устарелое», поэтому малоупотребительно, хотя в литературе еще изредка встречается. Например, в стихах А.Н. Майкова:

Зашумел сыр-темен бор , Лис лисичку будит .

Другие же многочисленные представители животного мира имеют одно слово для обозначения особей как мужского, так и женского пола. К мужскому роду, например, относятся носорог, бегемот, крокодил, крот, бобр, горностай, тетерев, глухарь, филин, дятел, соловей, воробей, грач и др.; к женскому — рысь, норка, куропатка, галка, ворона и др.

Какой же можно сделать вывод о распределении слов — названий животных по родам? Ответ достаточно прост: род этих слов определяется по окончанию. Слова с нулевым согласным относятся к мужскому роду (сокол, тигр, лев, верблюд, буйвол и т. п.), а оканчивающиеся на -а(-я) — к женскому (собака, сорока, лама, чайка и т. п.). А оканчивающиеся на мягкий согласный? Они ведь могут быть и словами мужского рода (олень, лось, медведь, гусь, конь, зверь, соболь, голубь) и женского (лошадь, рысь, лань). А как различать? Можно рекомендовать такой прием: поскольку слов женского рода очень мало (всего пять), то их следует запомнить, а все остальные названия животных будут словами мужского рода.

Может возникнуть еще очень интересный вопрос: а средний род участвует в наименовании животных? Ответ таков: есть два слова (животное и насекомое), которые имеют форму среднего рода. Замечательно и то, что это обобщенные названия живых существ.

Грамматический род в растительном мире.

Растительный мир… Как разнообразен, как многолик он! Деревья, кустарники, травы, полевые растения, садовые растения, цветы, грибы, мхи, лишайники — все это растительный мир. И каждое дерево, каждый цветок, каждая травинка имеет свое название. А название — это слово. А у каждого слова есть род. Не рассказать нам о роде всех этих слов… Остановимся только на названиях деревьев.

Здесь та же картина, что и в животном мире. Обобщенные слова дерево, растение относятся к среднему роду по своим окончаниям, а названия конкретных деревьев и кустарников распределяются между мужским и женским родом в зависимости от окончания. Слова на -а(-я) относятся к женскому роду (береза, сосна, липа, осина, ива, черемуха, ольха, рябина, калина, яблоня, вишня, слива, груша), на нулевой согласный — к мужскому (дуб, вяз, клен, можжевельник, шиповник).

А на мягкий согласный? Только одно широко распространенное дерево (ель) названо словом женского рода, его легко запомнить; другие названия деревьев, оканчивающиеся на мягкий согласный, будут словами мужского рода (тополь, ясень).

Помогают узнавать род и определения, которыми наделил народ свои любимые деревья: огромный, вековой дуб; душистая липа; белая кудрявая береза; высокая стройная сосна; вечнозеленая ель; развесистый зеленый клен; стройный тополь; плакучая ива.

Скажите, какого рода названия деревьев в родном языке. Сравните с русским языком. Есть ли совпадения? Обратите внимание и на определения. Одинаковы ли они?

Загадка-шутка.

Какое небесное тело имеет два названия: одно — мужского рода, другое — женского?

Ответ содержится в стихах А.С. Пушкина:

Татьяна на широкий двор

В открытом платьице выходит,

На месяц зеркальце наводит,

Но в темном зеркале одна

Дрожит печальная луна…

Имеет ли грамматический род смысл?

Людей всегда волновал вопрос, почему одни слова мужского рода, другие — женского, а третьи — среднего?

Писатель С. Залыгин пишет: «…никто и никогда не сможет доказать, почему гайка называется гайкой, а не „гаем“ или „гайком“, почему сосна женского рода, а кедр мужского, почему среда — это она, а четверг — он, где-то, когда-то так повелось, вот и все…» К слову сказать, ученые-лингвисты, конечно, могут все объяснить, но ведь не все читают специальную литературу, поэтому любой человек сам стремится внести ясность в разделение предметов по роду, и смысл он находит в разделении лиц по роду в зависимости от пола.

Выдающийся языковед А.А. Потебня писал: «О том, имеет ли род смысл, можно судить лишь по тем случаям, где мысли дана возможность на нем сосредоточиться, т. е. по произведениям поэтическим». И действительно, в народной поэзии очень ярко отражаются смысловые оттенки, заложенные в категории рода. В песнях сокол — добрый молодец, лебедь — девица-красавица, Волга — матушка, а Тихий Дон — батюшка.

Похожие образы используются в художественной и публицистической литературе. Именно этот прием лежит в основе родового противопоставления названий рек Волга и Енисей в очерке А.П. Чехова: «Не в обиду будь сказано ревнивым почитателям Волги, в своей жизни я не видел реки великолепнее Енисея. Пускай Волга нарядная, скромная, грустная красавица, зато Енисей могучий, неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость».

Индийский поэт Прем Дхаван, опираясь на разный грамматический род названий рек Волги и Ганга, образно представил дружбу между Индией и Советским Союзом:

С чистой красавицей Волгой Встретился Ганг быстротечный: Дружба да будет долгой! Дружба да будет вечной!

Очень часто слова разного грамматического рода используются для передачи чувства любви, и тогда словам мужского и женского рода придается символический смысл. Например, в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Утес» два действующих лица — тучка и утес, через которых автор показывает чувство любви, по-разному ощущаемое и переживаемое его «героями»:

Ночевала тучка золотая На груди утеса-великана ; Утром в путь она умчалась рано , По лазури весело играя . Но остался влажный след в морщине Старого утеса. Одиноко Он стоит, задумался глубоко , И тихонько плачет он в пустыне .

В стихах А.С. Пушкина (перевод А. Мицкевича) слово тополь употреблено в женском роде, чтобы сохранить противопоставление хмеля и тополи, какое есть в стихах Мицкевича, поскольку в польском языке тополь женского рода (кстати, и в русском языке была традиция употребления этого слова в женском роде):

И всяк, переступивший воды , Лишен был жизни иль свободы . Лишь хмель литовских берегов , Немецкой тополью плененный , Через реку, меж тростников , Переправлялся дерзновенный , Брегов противных достигал И друга нежно обнимал .

Широк круг олицетворений, связанных со словами отец и мать. Например, в пословицах: Гречнева каша — матушка наша, а хлебец ржаной — отец родной.

В итоге учитель подчеркивает мысль о том, как народ стремится опоэтизировать язык, вдохнуть в него новый смысл, подсказываемый обществом, его строем, обычаями. Кроме того, необходимо вспомнить поэтические образы, связанные с грамматическим родом в родном языке учащихся, особенно пословицы, поговорки, народные приметы.

Вопросы для любознательных.

1. Есть ли среди существительных среднего рода одушевленные имена?

2. Какого рода слова картофель, пальто, тюль? Что вы знаете об истории этих слов и их роде?

Число имен существительных.

Известно, что имена существительные изменяются по числам. В русском языке различают два числа: единственное и множественное. Названия чисел понятны. Единственное произошло от слова един, что в старославянском языке значило один (с этим значением сохранилось слово единица), множественное — от слова множество. Число в грамматике, следовательно, обозначает количество предметов: если речь идет об одном предмете, употребляется единственное число, если предметов два или больше, то используется множественное число:

Если внимательно посмотреть на окончания существительных в единственном и множественном числе, то обнаружится замечательная особенность языка: если в единственном числе существительные, как правило, имеют разные окончания (стол, окно, книга), то во множественном числе большая часть существительных имеет окончания -ы, -и и -а, -ья (для среднего рода и некоторых существительных мужского рода).

Родовые различия во множественном числе оказываются затушеванными. Так, существительные облака, берега, города, снега, поля, моря, края, деревья, друзья, колосья, сучья, платья относятся либо к мужскому, либо к среднему роду, но во множественном числе они имеют одинаковые окончания. То же относится и к существительным парты, стены, руки, земли, столы, плакаты, полки, врачи, ножи, гости, гвозди, дни, ночи, тени, среди которых есть существительные и мужского рода и женского. Особенность эта подчеркивает разумное устройство языка, его экономность, поскольку главная задача числа — указать на количество предметов (один предмет или их много), а какого они рода — для нас в данный момент несущественно.

У числа существительных есть и вторая особенность: не все существительные могут изменяться по числам. Существительные вещественные (молоко, масло, крупа, чай, мед, творог, сметана; шелк, бархат, сатин, шерсть, ситец; медь, марганец, олово, золото, серебро, нефть и др.), собирательные (человечество, юношество, студенчество; хворост, тряпье, сор, листва и др.), отвлеченные (нежность, красота, белизна; молодечество, девичество; терпение, развитие, давление, наследие и др.), собственные (Ленинград, Москва, «Здоровье», Карпаты и др.) не изменяются по числам.

— А почему? — спросит любознательный ученик.

Объясняется это тем, что перечисленные группы слов, особенно вещественные и собирательные существительные, уже в форме единственного числа обозначают множество. Ведь крупа состоит из крупинок, хворост — из хворостинок, сор — из соринок, пух — из пушинок, молодежь — из молодых людей и т. д. Следовательно, по существу своему, по содержанию они обозначают множество, поэтому и не нуждаются во множественном числе.

— А когда говорят крупы, колбасы? Разве это не множественное число? — последовал вопрос другого ученика.

— Да, это форма множественного числа. Как мы помним, ее показателем является окончание -ы, но она обозначает не количество данного продукта, а разные его сорта.

Если говорят: «В магазине большой выбор круп», то хотят сказать, что в магазине есть разные ее виды (манная, перловая, ячневая, пшенная и др.); «Мастера молочного комбината вырабатывают более 200 различных сортов сыров» — указание на различные сорта есть в самом тексте.

Только множественное.

Сегодня учитель рассказал ребятам еще об одной удивительной черте русского языка. Оказывается, есть слова, которые употребляются только во множественном числе (оканчиваются на -ы, -и), но могут обозначать и один предмет, и много предметов. Так, в предложении В шкафу висели рубашки и брюки очевидно, что рубашек несколько, а вот количество брюк неясно (может быть и одни и несколько), поэтому для полной ясности необходимо указать количество (одни или двое, трое, четверо и т. д.).

Ребята называют такие слова: джинсы, носилки, весы, часы, вилы, деньги, обои, белила, кудри и др.

— У этих слов еще одна интересная особенность. Может быть, кто-то догадается? — спрашивает учитель. — Вспомните, какой грамматический признак теряют существительные, когда образуют форму множественного числа.

— Показатель рода, — осмелев, говорит Санду.

— Следовательно, если существительные всегда употребляются в форме множественного числа, то признака рода у них никогда не будет, — четко выводит правило Гена.

Учитель просит назвать еще такие слова. Ребята охотно откликаются на просьбу учителя:

— Брюки, ворота, выборы, переговоры, сливки, дрова, — один за другим произносили ребята, но как только они услышали слово каникулы, все радостно задвигались и заулыбались, и Виктор Александрович удовлетворенно произнес:

— Достаточно, — и задал еще вопрос. — А как вы думаете: в родном языке эти слова тоже не будут иметь множественного числа?

Ребята сосредоточенно молчали.

— Необязательно, так как каждый язык развивается по своим законам, и каждое слово имеет свою биографию, — уверенно ответила Надя.

— Правильно, — похвалил ее учитель.

«Свой читатель».

А. Барто рассказывает: «В детстве, когда я научилась читать, мне подарили стихи поэта Бальмонта. На первой странице я прочла: „У Бальмонта есть свой читатель“.

— У него всего один читатель? Так мало! — посочувствовала я Бальмонту».

Какая особенность значения единственного числа была еще неизвестна маленькой Барто?

Зачем нам необходимы падежи?

Употребляя слово в начальной форме, то есть в именительном падеже, мы только называем предметы, лица, события, явления природы, окружающий нас животный и растительный мир. Но ведь между людьми, предметами, явлениями природы, животным и растительным миром существуют сложные и разнообразные связи и отношения: пространственные, временные, условные, причинно-следственные, целевые и др. Посмотрите на предметы, окружающие вас в классе: стены, парты, доска, стол, дверь, учебники, тетради, ученики и т. д. Называя их, мы только даем им имя, но в каких отношениях они находятся друг с другом, нам не ясно. И лишь с помощью различных падежных форм, связывающих слова друг с другом, мы устанавливаем их взаимозависимость: В классе стоят парты. На партах лежат учебники. За партами сидят ученики. У стены стоит доска. В этих фразах лексический материал подан уже организованно. Эту организацию нам успешно удалось осуществить благодаря грамматике, устанавливающей правила связи слов друг с другом, а конкретно эти связи выражаются при помощи изменения слов по падежам.

Так, в первом предложении слово парты употреблено в именительном падеже, потому что оно обозначает предмет, о котором сообщается; существительное класс получает форму предложного падежа, который должен отразить пространственные отношения, возникшие между словами стоять и класс (стоять где? — в классе).

Во втором предложении между словом парты и глаголом лежат также устанавливаются пространственные отношения (лежат где?), поэтому оно и получает другую падежную форму — предложный падеж (на партах), что выражается в изменении окончания. Существительное парты и глагол сидят в третьем предложении тоже демонстрируют пространственные отношения, однако падежная форма здесь другая; она продиктована предлогом за, уточняющим в данном случае пространственные отношения и требующим после себя творительного падежа.

Следовательно, отношения, существующие в действительности между предметами, лицами, событиями и т. д., в языке проявляются как отношения между словами. В этих случаях слово не может остаться неизменным: оно изменяется по падежам.

Еще пример. Возьмем слова буря, небо, вихри, обозначающие явления природы. Простое их перечисление не даст нам представления о том, как они связаны между собой, в каких логических отношениях находятся, и только в осмысленных предложениях такая связь осуществляется, реализуясь в определенных грамматических формах. Например: Началась буря. Небо покрылось мглою. Летят снежные вихри. Пушкин выразил это стихами:

Буря мглою небо кроет , Вихри снежные крутя …

Итак, отношения между словами оформляются путем постановки каждого слова в определенной форме, путем придания каждому слову соответствующих окончаний.

Каждое слово имеет систему своих окончаний, посредством которых и образуется речевая цепь. Каждое существительное, выступая в этой речевой цепи в качестве его звена, обязательно принимает форму того или иного падежа.

Следовательно, падежи, устанавливая связь одних слов с другими, отражают тем самым существующие в реальном мире связи и отношения.

Если категория рода может отсутствовать в языке, так как она выражает «внутриязыковые» отношения, не имеющие аналогии в самой действительности, то система падежных отношений в том или ином выражении существует в любом языке.

Вспомните, как выражаются различные логические отношения в родном языке. Сравните способы их выражения с русским языком, обратив при этом внимание на различия, чтобы эффективнее усвоить систему падежей русского языка.

Названия падежей.

Грамматический термин «падеж» является переводом латинского слова casus («падение») на русский язык. Еще греческие ученые заметили, что существительные имеют свою основную, прямую форму и косвенную. Косвенные формы как бы отклоняются от прямой. Отсюда известный термин «склонение». Слова, употребляясь в речи, «падают» той или иной формой.

Названия русских падежей, за исключением творительного и предложного, произошли от латинских и представляют их дословный перевод.

Именительный — начальная форма для наименования предметов («имя» предмета).

Родительный — буквально означает «полученный с рождением». Такое название возникло потому, что родительный падеж без предлога при существительных очень часто обозначает лицо, являющееся родителем, создателем, владельцем (сын Ивана, дом отца, платье сестры).

Дательный — от слова даты, наиболее типичное его значение — название адресата, то есть имя лица, которому что-то дают.

Винительный назван так потому, что объект действия, обозначенный существительным, является причиной, вызывающей само действие (читать книгу, шить платье, делать зарядку). Н.М. Шанский доказал, что название падежу дано по слову вина, в семантике которого в древнерусском и старославянском языках было также и значение «причина».

Творительный связан с глаголом творить, так как одним из основных его значений является значение орудия действия (резать ножом, рисовать карандашом).

Предложный. Название введено М.В. Ломоносовым, поскольку этот падеж употребляется только с предлогами.

Почему в русском языке шесть падежей?

Такой вопрос возник в классе, когда учащиеся приступили к изучению падежей имен существительных.

— А в немецком языке четыре падежа.

— Ив молдавском только четыре падежа, — уверенно сказала Нина.

— А в литовском шесть падежей и одна звательная форма…

Ученики задумались, и каждому хотелось сказать что-то новое, но ничего в голову не приходило. Ребята молчали. Тогда учительница сказала:

— На один вопрос вы уже ответили: в каждом языке свое количество падежей, времен, наклонений; этот вопрос весьма интересен и требует размышлений и объяснений.

Количество падежей в русском языке тесно связано с тем, каким образом выражается падеж. В русском языке, как вам уже известно, он выражается окончанием.

— Если так, то падежей столько, сколько окончаний! — поспешил вставить сообразительный Гена.

— Это так, но не совсем так, — продолжала учительница. — Давайте запишем окончания существительных 1-го склонения:

— Считайте, сколько разных окончаний у существительных 1-го склонения. Оказывается, пять, а падежей шесть. Проделаем такую же работу с существительными 2-го и 3-го склонений.

Во 2-м склонении тоже пять разных окончаний, а в 3-м склонении только три. Если следовать точно количеству разных окончаний, то в 1-м и 2-м склонениях было бы по пять падежей, а в 3-м — всего три. Наверное, это было бы не совсем удобно: нужно было бы запоминать для каждого склонения свои падежи. Ученые нашли оптимальный вариант: шесть падежей были «вычислены» из сопоставления окончаний 1-го и 2-го склонений.

— А почему именно окончания 1-го и 2-го склонений? — спросила неожиданно Лилия Ивановна.

Ребята снова задумались.

Выручил всех Витаутас:

— Окончания 1-го и 2-го склонений были взяты за основу, потому что в этих склонениях большее количество разных окончаний.

Лилия Ивановна продолжала:

— Если в 1-м склонении можно было использовать одну форму для дательного и предложного падежей (Д. вод-е, П. о вод-е), то во 2-м склонении эти падежи различаются (Д. стол-у и П. о стол-е), и поэтому обойтись без дательного и предложного падежей невозможно. Итак, мы установили, что дательный и предложный падежи должны обязательно войти в систему русских падежей.

Во 2-м склонении тоже есть ряд падежей, совпадающих по своим окончаниям: для неодушевленных существительных такими являются именительный и винительный (есть дом и вижу дом), а для одушевленных — родительный и винительный (нет друга и вижу друга). Выходит, что мы могли бы обойтись без винительного падежа, но ведь в 1-м склонении винительный падеж имеет окончание, отличное от именительного и родительного падежей (вижу сестру). Значит, вот и получилось, что все падежи весьма необходимы русской грамматике. Не будь какого-нибудь одного из них, мы многого не могли бы выразить точно, только шестипадежная система прекрасно помогает нам передавать самые разнообразные значения.

— Как интересно! — восхищенно воскликнул Петя.

— Но ученые-лингвисты на этом не остановились, — сказала учительница, — вопрос о количестве падежей по-прежнему занимает их умы, и есть любопытные предположения о новых падежах. Кто в будущем захочет стать филологом, познакомится с этими теориями.

Очень важно сравнить количество падежей в родном языке учащихся и в русском и понаблюдать, какими падежами выражаются пространственные, временные, причинные и другие виды отношений в этих языках. Нужно проводить мысль, что любой язык при разном количестве падежей способен выражать самые различные отношения. Ученых всегда изумляли удивительные возможности языка, его умение соответствовать запросам своего времени.

Самый частый падеж.

Итак, мы узнали, как появились шесть падежей в русском языке. Но возникает новый вопрос: все ли падежи одинаково употребляются в речи, отдаем ли мы предпочтение какому-то одному или нескольким падежам или используем их равномерно?

Ученые задумались над этим, проанализировали тексты, подсчитали, и выявилась весьма примечательная картина. Оказывается, падежи употребляются крайне неравномерно: одни — часто, другие — редко.

В. Николаев, изучив детские газеты («Пионерскую правду» и некоторые другие) нашел, что самым частым падежом является именительный (33 %), затем идет родительный (24 %) и затем — винительный (20 %). На эти три падежа приходится 77 % всех падежных форм, а на остальные три падежа — всего 23 %.

Иная картина характерна для разговорной речи.

В.А. Никонов установил, что самым частым падежом в ней тоже является именительный, но на его долю падает уже 50 %, а остальные 50 % распределяются между пятью падежами, среди которых первое место занимает винительный — 20 %, на втором месте родительный — от 11 % до 16 %, а на три падежа (дательный, творительный и предложный) остается только от 14 до 19 %.

Совсем по-другому распределяется употребление падежных форм в деловой, научной и политической речи. Здесь пальма первенства принадлежит родительному падежу — 36–46 %, на именительный падает 25 %, а на остальные четыре падежа — 30–40 %.

Попробуем сделать вывод из сказанного: во всех стилях самыми частыми падежами остаются именительный, родительный и винительный. Следовательно, именно на эти падежи нужно обратить особое внимание.

Весна, весною, о весне.

В рощах птичье пение , А в классе — тишина . Проходим мы склонение , Склоняется «весна» . Склоняем вслух: «Весна, весны … » А за окном ручьи слышны . На парте не сидится мне , А тут «весна, весны, весне» . Под крышей носятся стрижи , Смеются надо мною — У них не спросят падежи: «Весна, весны, весною» . Внизу разноголосица: «А ну пробей! На спор!» Под партой ноги просятся К болельщикам, во двор . «Пришла ве-сна , Дождись ве-сны , (Дождался, листики видны!) Привет ве-сне , Встречай ве-сну , (Куда ж я руку протяну?) Весна, весны, весне, весну , Весною, о весне … » Гуляет зайчик по окну , Как солнце на блесне , По стене слоняется , Ничем не заслоняется . Весна. Вот это — слово , Весело склоняется!

В этом стихотворении поэт Я. Аким дал полностью склонение слова весна в единственном числе. Выпишите все падежные формы слова весна . Выучите это веселое стихотворение, и вы без ошибки будете склонять слова, относящиеся к этому склонению. К какому? Какие еще слова в этом стихотворении склоняются, как слово весна ?

Зимняя бахрома.

На сосне и на березе — Бахрома: Белой пряжей Их запутала зима . И оставила Распутывать весне Эту пряжу на березе И сосне .

Слова какого склонения использовал поэт В. Орлов, чтобы так ярко нарисовать зимний пейзаж? Какой падеж здесь отсутствует?

Склонять по падежам.

Все, видимо, знают, что выражение склонять во всех падежах стало крылатым, и значит оно «часто упоминать, много говорить о ком-либо, обычно с неодобрением и осуждением».

Вот какую историю рассказал нам Андриеш Морару:

«Я впервые понял, что означает это выражение, в пионерском лагере. Мой друг, Коля Смирнов, совершил какой-то проступок. На линейке старшая пионервожатая обратилась к нам:

— Ребята, сегодня произошел очень неприятный для нашего лагеря случай.

— Сейчас начнут склонять по падежам, — недовольно пробурчал Коля, дернув меня за рукав.

— Смирнов Коля — организатор…

— Именительный… — буркнул проказник.

— У Коли Смирнова не хватило пионерского сознания…

— Родительный… — услышал я голос друга.

— А ведь Смирнову было известно… — продолжала пионервожатая, а друг мой злорадно прошептал:

— Дательный…

Быть же такому совпадению: падежи следовали в установленном порядке, и когда прозвучал предложный, „отчитывание“ кончилось».

Во «Фразеологическом словаре русского языка» найдите этот оборот и прочитайте, что о нем написано. Есть ли такой оборот в родном языке? Если нет, то найдите его синоним. В каких случаях такие обороты употребляются?

Терпение.

Кто более иль менее С терпением знаком , Считает он терпение Совсем не пустяком . По щучьему велению Оно не входит в дом , Мы учимся терпению , И учимся с трудом . Не случай, не везение Тебе помогут вдруг , Терпение, терпение — Твой самый верный друг . Под натиском терпения , Приняв неравный бой , Таблица умножения Падет перед тобой . С черчением и пением Справляются терпением . Учись — и здесь терпение! — Справляться с долотом , К терпению умение Прибавится потом . И есть такое мнение У всех людей труда , Что главное — терпение . Во всем. Везде. Всегда . И разве без терпения Я мог бы кончить в срок О нем стихотворение — Вот эти тридцать строк!

В стихотворении Г. Мамлина слово терпение употреблено почти во всех падежах, кроме одного. Какой падеж отсутствует? Найдите его место в стихотворении. К какому склонению относится это слово? Какая главная мысль этого стихотворения?

Бороться за свои идеалы без поражений.

Выдающийся советский ученый академик С.Г. Струмилин не дожил до своего столетия трех лет и четырех дней. Этот «почти век» был необычайно щедрым не только на труды и дни, но и на события — решающие в жизни страны, на встречи с людьми, оставившими заметный след в ее истории, на новизну замыслов, открытий и свершений — революционную новизну, призванную обновить мир.

На вопрос: «Что бы Вы хотели, основываясь на личном опыте, пожелать молодежи?» — академик С.Г. Струмилин ответил:

— Желаю всей молодежи никогда не стариться, сохраняя всю свою юную прямоту, смелость и жизнерадостность. Работать — без брака, дружить — без расчета, любить — без измены, преодолевать пережитки прошлого — без сожаления и бороться за свои идеалы — без поражений.

Какие два падежа помогли академику С.Г. Струмилину так точно выразить свою мысль? Попытайтесь, используя эти падежи, сформулировать свои жизненные идеалы.

Два окончания.

Сегодня утром мама сказала мне:

— Иди, пожалуйста, в магазин и купи килограмм сахару и буханку хлеба.

По дороге в магазин я решил заняться делом. Мы сейчас в школе учим падежи, поэтому, чтобы уметь хорошо склонять, я стараюсь в уме определять сразу падежи слов: …в магазин — винительный, килограмм… — винительный, …сахару — родительный, буханку… — винительный, …хлеба — опять родительный. Но ведь слова сахар и хлеб одного склонения, а имеют разные окончания. Попробовал сказать одинаково: килограмм сахару, но «буханку хлебу» никто не говорит. Тогда я решил иначе: килограмм сахара, буханка хлеба. Так, оказывается, сказать можно. «В чем дело?» заинтересовался я.

Решил посмотреть в учебник, но ответа там не нашел, тогда я обратился к своей учительнице Лилии Ивановне, и вот что она ответила:

— Некоторые существительные мужского рода в родительном падеже, наряду с окончанием -а(-я) имеют и окончание -у(-ю), например: стакан чаю, но посевы чая, кусок сыру, но производство сыра, килограмм меду, но сбор меда. Интересно здесь еще и то, что в первых примерах окончание -у(-ю) можно свободно заменить на -а(-я), т. е. сказать стакан чая, кусок сыра, килограмм меда, и смысл этих сочетаний не изменится. Во вторых примерах никак нельзя окончание -а(-я) заменить на -у(-ю) («посевы чаю» звучит не по-русски). Следовательно, только в каких-то отдельных значениях, с какими-то определенными словами можно употреблять окончание -у(-ю). В каком значении и с какими словами?

Ребята задумались. Тогда Лилия Ивановна говорит:

— Давайте придумаем еще словосочетания, где можно употребить два окончания, а где — только одно.

Ученики немного подумали, а потом в классе поднялось много рук. Каждый хотел, чтобы именно его сочетание услышали все ученики класса.

— Будем говорить по очереди, — предложила Лилия Ивановна.

— Литр квасу, но вкус кваса, — бойко сказала Нина.

— Бак бензину, но очистка бензина, — вставил свой пример Толя.

— Пакет рису, но урожай риса, — продолжила Света.

— Бутылка клею, но состав клея, — придумала Галя.

— Примеров уже достаточно и, наверное, можно решить, что же за слова, которые могут иметь два окончания, — остановила ребят Лилия Ивановна, — подумайте сами…

Но ребятам такое задание оказалось не под силу, и Лилии Ивановне пришлось самой объяснить, что это за слова.

— Эти слова обозначают вещество. Таких слов в русском языке много: они обозначают пищевые продукты (сахар, сыр, жир, рис, квас), материалы (фарфор, глина, гипс, мрамор), виды тканей (сатин, шерсть, шелк, ситец), металлы (железо, серебро, золото, свинец), сельскохозяйственные культуры (картофель, пшеница, горох, овес).

Окончание -у(-ю) присоединяется к таким существительным, когда нужно указывать на часть вещества, поэтому вы, видимо, обратили внимание, что первым словом в сочетаниях были слова, называющие меру (литр, метр, килограмм, пакет и т. д.).

Еще одна характерная особенность этого окончания: оно встречается только у существительных мужского рода, а существительные среднего рода, хотя и склоняются по этому склонению и обозначают вещество, тем не менее окончания -у(-ю) не получают (литр молока, килограмм масла, кусок сала).

— А почему? — раздались голоса в классе.

Лилия Ивановна загадочно улыбнулась, но сказала:

— Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо знать историю русского языка. Кто из вас захочет поступить на филологический факультет, тот будет знать подробно, как все происходило, а мы свою беседу закончим таким правилом: если сомневаешься, какое выбрать окончание, то лучше пользоваться окончанием -а(-я), так как оно является основным, а -у(-ю) — вариантным.

Крейсеры и крейсера.

Ученики пятого класса писали изложение. Одни написали: «Все крейсеры приветствовали „Аврору“ долгими гудками», другие: «Все крейсера приветствовали „Аврору“ долгими гудками». Исправлений не было. Ребята заинтересовались, кто же написал правильно? Спросили Лилию Ивановну. Вот что она рассказала:

— Существительные мужского рода в именительном падеже множественного числа имеют окончания -ы, -и: столы, полы, шкафы, волы, кони, карандаши, врачи и т. п. Но некоторые существительные мужского рода второго склонения в именительном падеже множественного числа получают ударное окончание -а(-я): города, острова, мастера, края, якоря. Это окончание сравнительно молодо. Появилось оно в языке лет 500 назад и долго было малоупотребительным. М.В. Ломоносов в первой русской грамматике привел только три слова мужского рода с окончанием -а: рога, бока, глаза. Все другие слова мужского рода имели только окончания -ы, -и.

Но окончание -а(-я) оказалось очень активным, и за 200 лет (после грамматики М.В. Ломоносова) оно резко расширило свои границы, захватывая в свою сферу все новые и новые слои лексики. Теперь таких слов насчитывается около 600, но, правда, среди них много просторечных и диалектных, поэтому нужно сразу предупредить, что к употреблению окончания — а(-я) следует относиться с осторожностью.

«Орфоэпический словарь русского языка», вышедший в 1983 году, внес большие изменения в употребление окончания -а(-я): изменения эти шли в сторону увеличения слов, получивших право употребляться с флексией -ы(-и) и -а(-я). Эти окончания для них были признаны равноправными: тракторы и трактора, секторы и сектора, слесари и слесаря, токари и токаря, цехи и цеха, корректоры и корректора, крендели и кренделя, кузовы и кузова, кондукторы и кондуктора, инструкторы и инструктора, редакторы и редактора и др. Слова крейсеры и крейсера тоже входят в эту группу, поэтому никто из вас не сделал ошибки. Не делают ошибки и поэты, которые в одних случаях употребляют одну форму, в других — другую. Например, поэт Н. Савостин пишет:

Снежинки все реже, все реже , И тракторы вышли из парка .

А поэт В. Куделин отдает предпочтение другой форме:

Лишь в поле голом слышно , Как трактора гудят …

Но не во всех случаях обе формы равноправны. Есть пары, в которых слово с окончанием -ы(-и) является основной формой, а с окончанием -а(-я) — допустимой. Как понимать допустимый вариант? Это вариант менее желательный, но он уже литературен: употребляя его, мы не нарушаем норму. Поэтому можно говорить джемпера, договора, полюса, почерка, рапорта, свитера, соуса, рупора, шторма, вымпела.

— А я всегда так говорил: свитера, джемпера… — перебил Лилию Ивановну любознательный Коля.

— Твое замечание уместно. Действительно, тот или иной вариант сначала появляется в разговорной речи, и если он будет распространенным, то ученые «услышат» его и узаконят его употребление в литературном языке, что и произошло со словами, которые я вам назвала.

— Новым в «Орфоэпическом словаре» явилось и то, — продолжала Лилия Ивановна, — что многие слова с окончанием -а(-я) разрешено употреблять в профессиональной речи: шофера, боцмана, мичмана, штурмана, клапана, плинтуса, вентиля и др. Однако в литературной речи эти слова должны употребляться с окончанием -ы(-и). Для подтверждения можно привести два четверостишия из стихотворения И. Кобзева «Шоферы»:

Шоферы, спутники шоферы! Я навсегда у вас в долгу За то, что дальние просторы Вы мне дарили на веку! .. И не унять в душе укоров , Что мы ни в песнях, ни в стихах Еще не спели о шоферах , Как в старину о ямщиках!

— Но во многих случаях словарь рекомендует только формы с окончанием -ы(-и). Нужно говорить и писать бухгалтеры, вызовы, тренеры, взводы, аэропорты, фронты, порты, торты, инженеры, месяцы, выборы. Формы с -а(-я) в этих словах известный писатель К. Чуковский воспринимает как «что-то залихватское, бесшабашное, забубенное». Вот почему, по его мнению, «всякий, кто скажет „выбора“, сразу зарекомендует себя как человек не очень высокой культуры».

Проверьте себя, как вы произносите приведенные слова. Обратите внимание на ударение в них.

«Грома тяжелые гремят».

В замечательном стихотворении С. Орлова «Его зарыли в шар земной» есть строки:

На рыжих скатах тучи спят . Метелицы метут . Грома тяжелые гремят , Ветра разбег берут .

Наше внимание останавливают формы грома и ветра, кажущиеся нам необычными, даже неправильными, однако вместе с тем мы чувствуем и важность, даже необходимость присутствия этих форм для создания высокого, торжественного настроя стихотворения. Обратившись к «Орфоэпическому словарю русского языка», найдем подтверждение своему восприятию, а именно: узнаем, что такое употребление характерно для поэтической речи. И действительно, эти формы в сочетании с другими языковыми средствами создают рельефный образ космического пейзажа, построенный на контрасте «простого солдата, без званий и наград» и земного шара, ставшего для него мавзолеем.

Эти поэтические формы встречаются и в стихах других поэтов. Например, в стихах Н. Тихонова «Огненный год»:

В разгаре ярая зима , Мороз, метели вой — А по-весеннему грома Гремят над головой .

В стихах А. Никаноркина:

Волнами узкого пролива Идут упрямые ветра .

Находим мы эти формы и в стихах В. Инбер, М. Алигер, А. Недогонова, А. Прокофьева, Ю. Друниной и др. Может возникнуть вопрос: Почему же поэты отдают предпочтение формам на -а(-я) (хотя при этом нельзя думать, что форм на -ы(-и) в поэзии вовсе нет)? На этот счет есть высказывания ученых, которые полагают, что формы именительного падежа множественного числа на -а(-я) благодаря ударному окончанию звучат яснее и резче, что и способствует созданию необходимого художественного эффекта. Как бы подтверждая эту мысль, В. Высоцкий писал:

Мы говорим не штóрмы, а штормá — Слова выходят коротки и смачны . «Ветрá» — не «вéтры» сводят нас с ума , Из палуб выкорчевывая мачты .

Листья или листы?

Двух учениц Лилия Ивановна вызвала к доске и попросила просклонять слово лист во множественном числе. Когда ребята посмотрели на доску, то были очень удивлены, так как ученицы по-разному просклоняли это слово.

Все ученики с особым вниманием смотрели на Лилию Ивановну: кто же правильно просклонял? Учительница многозначительно улыбнулась и неожиданно для всех ответила, что обе просклоняли правильно.

— Как? — заволновались ребята. — Разве одно слово может склоняться по-разному?

Когда все успокоились, Лилия Ивановна сказала:

— Подумайте, пожалуйста, в чем здесь дело.

Быстрее всех поднял руку Игорь.

— Я догадался: у этих форм разное значение: листы в книге, в тетради, листы железа, фанеры, а листья на деревьях.

— Совершенно верно, — довольная, сказала Лилия Ивановна.

— А я помню стихи А.С. Пушкина, где используется форма листы, хотя речь идет о листьях, — возразила Надя и прочла стихи:

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает Последние листы с нагих своих ветвей …

— Да, Пушкин употреблял обе формы. В поэтической речи может встретиться форма листы и в наше время, — поясняет Лилия Ивановна.

Ребята заинтересовались такими словами:

— А много ли этих слов в русском языке?

И вот что они услышали:

Слов, которые бы различались в склонении во всех падежах, как листы и листья, мало, больше слов, которые имеют разные окончания только в именительном падеже множественного числа. Вот некоторые из них:

Затем ребята перевели все эти слова на родной язык и установили, одному ли слову соответствуют эти разные значения или двум разным словам.

Родительный падеж множественного числа.

Рассказывая об именительном падеже множественного числа, мы отметили одну его примечательную особенность: если в единственном числе в большинстве форм ярко проступают родовые различия (книг[а], стол[], окн[о]), то во множественном числе эти различия смазываются, затушевываются. Окончание -ы(-и), например, имеет большинство существительных и мужского и женского рода (завод[ы], стол[ы] и стран[ы]), окончание -а(-я) встречается у существительных мужского рода (снег[а], город[а]) и среднего (зерн[а], сел[а]), окончание -и свойственно существительным мужского (корабл[и], гвозд[и]) и женского рода (степ[и], тен[и]).

Родительный же падеж характерен тем, что в нем в той или иной степени проявляются родовые различия. Например, существительные журнал и газета, относящиеся к мужскому и женскому роду, в именительном падеже множественного числа утрачивают различие в окончаниях (журнал[ы], газет[ы]), а в родительном падеже множественного числа различия вновь восстанавливаются, так как существительные мужского рода получают окончание -ов(-ев) (журнал[ов]), а женского — нулевое (газет[]).

Существительные мужского и среднего рода, имеющие окончание -а(-я), также в родительном падеже различаются по окончаниям: существительные мужского рода имеют окончание -ов(-ев) (народ[ов], стол[ов], город[ов]), а среднего — нулевое (мест[], стекол[], государств[]).

А вот существительные мужского и женского рода, оканчивающиеся на мягкий согласный, в именительном падеже множественного числа имеют одинаковое окончание -и, а в родительном — -ей (гвозд[ей], гост[ей], корабл[ей] и кост[ей], мысл[ей], двер[ей]).

Может возникнуть вопрос: Почему же в одних случаях родительный падеж множественного числа указывает на родовые различия, а в других — нет? Есть ли здесь какая-нибудь закономерность? Закономерность, оказывается, есть, и состоит она в следующем. Родительный падеж реагирует на родовые различия в тех случаях, когда они обозначены в единственном числе.

Так, портрет и комната в единственном числе имеют четкие различия по роду, в именительном падеже множественного числа эти различия исчезают (портрет[ы], комнат[ы]), но они вновь появляются в родительном падеже множественного числа (портрет[ов], комнат[]). То же самое происходит и с мужским и средним родом: в единственном числе — голос[], берег[], сел[о], числ[о], во множественном числе это различие утрачивается (голос[а], берег[а], сел[а], числ[а]), а в родительном падеже множественного числа оно как бы восстанавливается (голос[ов], но сел[], чисел[]).

Однако, эта закономерность не является абсолютной. Она не срабатывает, например, в тех случаях, когда существительные мужского и среднего рода оканчиваются на -ья. В единственном числе здесь различие по роду проводится последовательно: в мужском роде — колос[], стул[], брат[]; в среднем — дерев[о], пер[о], полен[о]. В именительном падеже множественного числа оно исчезает: колось[я], стуль[я], брать[я], деревь[я], перь[я], полень[я]. В родительном падеже множественного числа у слов обоих родов также одно окончание: колось[ев], стуль[ев], брать[ев], перь[ев], полень[ев].

Приведенный случай может поколебать как бы выявленную тенденцию, однако он не должен вас разочаровывать, поскольку закономерность охватывает огромное количества слов, а количество слов, нарушающих эту тенденцию, невелико.

Чтобы убедиться в этом, возьмите 10 слов мужского и женского рода, называющие окружающие вас лица и предметы (отец, шкаф, учебник, дневник, книга, сторона и т. п.) и проверьте, действует ли выявленная тенденция.

То же самое можно проделать и со словами мужского и среднего рода, получающими в именительном падеже множественного числа окончание -а(-я) (дом, берег, вечер, вещество, хозяйство, стадо и т, п.).

И в заключение приведем стихотворение В. Жака «Дело чести», интересное тем, что в нем существительные, относящиеся к одному роду (какому?) имеют различные окончания в родительном падеже множественного числа. Как объяснить это различие?

Дело чести.

Нужно нашим Новостройкам Мастеров умелых сколько? Столяров , Маляров , Агрономов , Кузнецов , Инженеров , И врачей , Избачей , Учителей , Машинистов , Трактористов , Техников , Механиков , И шахтеров , И монтеров , Счетчиков , Нефтяников! Кто к труду готовил нас? Школа! Вот зачем позвали нас В школы! Вот о чем звонки звенят , от о чем завод гудит: — Дело чести для ребят Быть в ученье впереди .

Капитан звездного океана.

Писатель Ю. Медведев рассказывает о беспримерном научном подвиге датского астронома XVI века Тихо Браге:

«Двадцать лет минуло, как он поселился на острове. Двадцать весен лопались синие льды на море и уплывали в океан. Двадцать осеней кричали высока над скалами гагары, улетали к югу, провожаемые падающей листвой. Двадцать зим рождались и умирали белые снега. А он, Тихо Браге, сидел как прикованный в своем дворце. Он следил ход созвездий, потаенное бытие светил».

Прочитав этот отрывок, учитель обратит внимание учащихся на некоторые необычные формы. Названия времен года (весна, лето, осень, зима) по-разному себя ведут при образовании форм множественного числа.

Подтверждает это наблюдение «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, в котором только для двух слов (весна и зима) приведены формы множественного числа (вёсны, вёсен, вёснам и зимы, зим, зимам), для существительного лето отмечено, что множественное число не употребляется, а для слова осень формы множественного числа не указаны. Следовательно, «двадцать вёсен» и «двадцать зим» соответствуют данным словаря. Но и слово осень тоже может иметь форму родительного падежа множественного числа, однако несомненно и то, что употребляется эта форма весьма редко. Тем интереснее наш пример.

А что же собой представляет форма лет в словосочетании двадцать лет? На память приходят обычные в речи сочетания пять лет, десять лет, сто лет и т. д., когда мы сообщаем о возрасте или вообще о времени. Лет, следовательно, форма родительного множественного числа слова год, и теперь она уже никак не связана со словом лето (только по происхождению!).

«Сколько лет, сколько зим!» — восклицаем мы, когда встречаем того, кого долго не видели. В этом фразеологизме лет тоже не связано с существительным лето, а обозначает время, т. е. является формой родительного падежа множественного числа от существительного год. Выражение это включено в «Учебный фразеологический словарь русского языка», поэтому с ним непременно нужно познакомиться.

Существительные весна, зима и осень относятся к женскому роду, а в родительном падеже множественного числа имеют разные окончания: весна и зима — нулевое, а осень — -ей. Почему?

Только пять падежей…

Учитель начал свой рассказ:

— Ребята, вы помните, что в русском языке шесть падежей. И если слово склоняется в единственном и во множественном числе, то получится 12 форм. (Учащиеся склоняют слово карандаш и убеждаются в справедливости слов учителя.)

— Но не все слова имеют 12 форм, так как есть существительные, которые склоняются только в единственном числе: молоко, тесто, терпение, мир, труд и др.

А есть существительные, у которых нет единственного числа: счеты, перила, чернила.

Загадочно улыбнувшись, Виктор Александрович спросил:

— А знаете ли вы слова, у которых нет какого-то одного падежа?

На этот вопрос никто не мог ответить. Тогда учитель попросил просклонять слово мечта, и когда Лена дошла до родительного падежа множественного числа, то почувствовала, что «мечт» не говорят.

Виктор Александрович подтвердил, что действительно так не говорят, и привел убедительный пример: А.С. Пушкин в своих произведениях употребил слово мечта около 200 раз, и есть примеры во всех падежах, кроме родительного падежа множественного числа.

— А если потребуется именно родительный падеж множественного числа? — поинтересовался Гена.

— Безвыходного положения не возникнет: можно использовать форму этого падежа от существительного мечтание (мечтаний).

Вот пример из повести М. Горького «В людях»: «Бесшумно пролетела вещая птица щур, предмет жадных мечтаний моих, — вот бы поймать!»

— А много ли таких слов? — допытывался Гена.

— Не так много, но есть. Это слова юла, егоза, кума, тамада. А некоторые слова, хотя и имеют эту форму, но она почти или совсем не употребляется. Это слова кочерга, тахта, чалма и некоторые другие, — сообщил ребятам Виктор Александрович.

Ребята были крайне заинтересованы, потому что раньше никогда не слышали о таких словах.

Трудные фамилии.

Пятиклассники внимательно следили за быстрым движением мела в руках учительницы и даже подсказывали окончания склоняемых существительных…

— А теперь каждый из вас должен просклонять свою фамилию, — сказала Лилия Ивановна.

Ученики принялись за дело. В классе воцарилась тишина. Не прошло и минуты, как Толя Ильченко стал почесывать в затылке, Надя Белых заерзала на парте, а Лева Купча и Лида Кучма заглянули друг другу в тетради, переглянулись и… в один голос спросили:

— А как нам быть?

— И у меня ничего не получается, — сказала Надя Белых. — Окончаний нет.

— А у меня есть, — робко улыбаясь, промолвил Толя Ильченко, — только они не приклеиваются…

Класс наполнился гулом. Учительница, улыбаясь, смотрела на детей. Когда шум утих, она сказала:

— Я очень рада, что у вас есть языковое чутье. Вот Толя Ильченко говорит, что к его фамилии окончания не «приклеиваются». Он прав: русские и украинские фамилии на -о и -их(-ых) не склоняются. Нужно говорить и писать: Читал произведения Т. Шевченко, Г. Седых. Не склоняются собственные и нарицательные существительные иноязычного происхождения с конечными гласными -о, -е, -и, -у, -ю и с конечным ударным -а. Например, романы Гюго, музыка Массне, конкурс скрипачей имени Паганини, пьесы Дюма.

Не склоняются иноязычные собственные имена существительные, обозначающие лица женского пола и оканчивающиеся на согласный: романы Жорж Санд, роман Э. Войнич. Не склоняется поэтому и фамилия нашей ученицы Лены Бондарчук.

А вот Леве Купче и Лиде Кучме совсем легко: их фамилии, как и все фамилии на -а(-я), независимо от того, мужские или женские, склоняются как существительные первого склонения.

Видите, ребята, какие трудности таит в себе грамматика, но они преодолимы, — закончила беседу Лилия Ивановна.

Вопросы для любознательных.

1. В каком падеже в слове сердце произносится д?

2. Какие существительные в пяти падежах единственного и множественного числа имеют одинаковое окончание? В каких падежах? Какое окончание?

3. Мальчика звали Юлий, а девочку — Юлия, их имена по-разному склонялись в единственном числе, а во множественном числе одинаково, за исключением двух падежей. Каких падежей?

4. Загадка-шутка:

Как правильно сказать:

У рыбов нет зубов,

У рыбей нет зубей

или — у рыб нет зуб?

Про пана Трулялинского.

Б. Заходер перевел веселые стихи польского поэта Юлиана Тувима. В них очень остроумно показан в действии морфологический закон словообразования.

Кто не слышал об артисте Тралиславе Трулялинском! А живет он в Припевайске, В переулке Веселинском. С ним и тетка — Трулялётка, И дочурка — Трулялюрка, И сынишка — Трулялишка, И собачка — Трулялячка. Есть у них еще котенок, По прозванью Трулялёнок И вдобавок попугай — Развеселый Труляляй! На заре они встают, Чаю наскоро попьют, И встречает вся компания Звонкой песней утро раннее. Палочку-трулялялочку Поднимает дирижер, И сразу по приказу Зальется дружный хор: Тру-ля-ля да тру-ля-ля! Тра-ля-ля да тра-ля-ля! Честь и слава Тралиславу! Трулялинскому хвала! Трулялинский чуть не пляшет — Дирижерской палкой машет И, усами шевеля, подпевает: «Тру-ля-ля!» «Тру-ля-ля» — звучит уже На дворе и в гараже, И прохожий пешеход Ту же песенку поет. Все шоферы — Трулялёры, Почтальоны — Труляльоны, Футболисты — Трулялисты, Продавщицы — Трулялицы, Музыканты — Трулялянты, И студенты — Труляленты. Сам учитель — Трулялитель, А ребята — Трулялята! Даже мышки, даже мушки Распевают: «Трулялюшки!» В Припевайске весь народ Припеваючи живет.

Найдите существительные, образованные путем известных вам суффиксов. Что вы знаете об этих суффиксах? Какое значение они придают словам? Попытайтесь сами сочинить подобные стихи, используя те же суффиксы.

Мостовики.

Нет, не предвидела природа , Кроившая материки , Людей особенного рода По имени: мостовики . … Там, где большая трасса БАМа Легла сквозь реки и хребты ,— Там одержимо и упрямо Ребята делают мосты! Над ручьишком — мостишко , Над речонкой — мостчонко , Над рекою — мост В полный рост! Так повелось от века к веку На много лет, на много верст: От человека к человеку Быть должен мост, душевный мост!

В стихотворении Л. Куклина есть несколько слов, образованных от слова мост . Найдите их. Что они означают? Какие суффиксы в них использованы и как пишутся эти суффиксы? Как вы понимаете выражение душевный мост ?

Ласковые слова.

В детстве говорим мы ласковые слова: мамочка, мамуля, мамулечка, мамуся, маменька… А в ответ слышим: доченька, дочурка, дочуша, сыночек, сынок, сынуля, сынуленька… А сколько ласковых и нежных слов в русских сказках: сестрица Аленушка, братец Иванушка, лисичка-сестричка, петушок — золотой гребешок, курочка-рябушечка, крошечка-хаврошечка…

Русский язык богат уменьшительно-ласкательными суффиксами. В «Загадке» А. Прокофьева много слов с такими суффиксами. Найдите эти слова. Как они образованы?

Девочка Аленушка Посадила зернышко , Летом выросло на грядке Золотое солнышко . Позвала Алена Галю , Нашей Гале говорит: «Я его оберегаю . Ночью солнышко горит . А к нему бежит тропинка , Колокольчиком звеня … Поняла ли ты, Галинка , Что за солнце у меня?»

«Жалкие» слова.

А.И. Куприн, вспоминая свое сиротское детство, писал:

«Моя мать рано овдовела, и мои детские впечатления неразрывны со скитаньем по чужим домам, клянченьем, подобострастными улыбками, мелкими, но нестерпимыми обидами, угодливостью, слезливыми, жалкими гримасами, уменьшительными словами: кусочек, капелька, чашечка чайку».

Неравноправные отношения между разными социальными слоями общества, описанные А.И. Куприным, исчезли из нашей жизни, но уменьшительные слова, угнетавшие и унижавшие в детстве мальчика, остались; однако, они получили другое назначение. Продавцы, парикмахеры, официанты и др., желая вежливо обратиться к покупателю, клиенту, могут говорить: Вам батончик? Котлеточки будете заказывать? Какую Вам стрижечку?

В этом случае уменьшительно-ласкательные слова совершенно неуместны: они придают речи подобострастный оттенок.

 

3.2 Имя прилагательное

В самом названии части речи — имя прилагательное — уже содержится намек на то, что это слово должно к чему-то «прилагаться», присоединяться. К каким же словам присоединяются прилагательные? Ответить на этот вопрос нетрудно.

Посмотрите в комнате на любой предмет, например на стол. Что можно о нем сказать? Каждый ответит по-разному, но обязательно к слову стол присоединит какое-нибудь прилагательное (круглый, квадратный, овальный, маленький, большой, деревянный и др.).

Лене мама ко дню рождения подарила платье, и девочка с восторгом рассказывает своей подружке, какое же оно (шерстяное, синее, с белым воротником и белыми манжетами, с большими накладными карманами).

А для какой же цели прилагательные присоединяются к существительным? Так ли они нам необходимы в речи?

Вспомним несколько сценок из жизни.

Уходя на работу, мама торопливо «отдает приказания»:

— Маша, свари, пожалуйста, кашу, а ты, Коля, сходи в магазин за хлебом.

Но вдогонку ей слышится вопрос:

— Какую кашу сварить? Манную, рисовую, пшенную или гречневую?

И Коля тоже спешит спросить:

— А какого хлеба купить, белого или черного?

И мама уточняет: кашу надо сварить рисовую, а хлеба купить белого. Следовательно, только прилагательные сделали ясным смысл задания.

Мы в магазине.

Женщина обращается к продавщице:

— Покажите, пожалуйста, вот тот материал.

Но в ответ слышит:

— Какой?

— Красный в белую полоску, — поясняет покупательница.

Очень важной частью речи является имя существительное, дающее имена всем предметам и явлениям окружающей действительности. Но как беден был бы наш язык, если бы мы ничего не знали о предмете, кроме его названия. Мы говорим комната, и в нашем сознании уже готовы слова, которыми мы можем ее охарактеризовать: большая, просторная или, напротив, маленькая, тесная.

Что бы мы ни делали, где бы мы ни были, человеческий мозг стремится не только назвать предмет, но и оценить его, определить его качественную сторону. Нас всюду сопровождают вопросы какой? какая? какое? Отвечая на эти вопросы, мы называем различные признаки, которыми обладает предмет: Человек какой? — Добрый, хороший, злой, чуткий, внимательный, умный и т. д. Погода какая? — Солнечная, холодная, ветреная, морозная, дождливая и т. д. Все эти слова, которые «прилагаются» к именам существительным для обозначения различных признаков, и получили название прилагательных.

По количеству употребляемых слов прилагательные занимают 3-е место (после существительных и глаголов). Из 9 тысяч самых частых слов на долю прилагательных приходится около полутора тысяч, что составляет 16,6 %.

По частоте употребления прилагательные занимают 5-е место (существительное, глагол, местоимение, предлог, прилагательное).

Самые частые прилагательные: большой, новый, советский, старший, великий, последний, молодой, высокий, хороший, важный, полный, русский, главный, маленький, военный, черный, белый, старый, огромный, общий, нужный, красный, крупный.

Без труда учащиеся соединят данные прилагательные с существительными: большой дом, новый фильм и т. д.

Составьте свои словосочетания, подбирая все новые и новые существительные. Помните, что прилагательное изменяется по родам, поэтому можно сказать большой город , большая страна, большое окно и т. д. Выигрывает тот, кто последний составит словосочетание и после него нового никто не придумает.

Признак предмета.

Когда определяют прилагательное как часть речи, то говорят, что оно обозначает признак предмета. Что же такое признак предмета?

Под предметом понимается имя существительное, а признак — это его отличительные свойства, качества, которые выражаются именами прилагательными. Отсюда следует, что качество, свойство обязательно должно быть отнесено к предмету, поэтому имя прилагательное является вечным спутником существительного. Сочетаясь с ним, прилагательное может обозначать самые различные признаки: цвет (белый снег, синие глаза, красный шарф, черная земля, фиолетовое платье, сиреневый закат), форму (круглый стол, овальное зеркало, квадратный ящик, крутой спуск), размер (высокий юноша, длинный стол, узкий подоконник, широкая дорога, огромная страна), запах (цветочный, терпкий, приятный, неприятный), принадлежность (мамино пальто, папин портфель, отцова шапка), внутренние качества человека (добрый человек, храбрый воин, волевой спортсмен, настойчивый директор, целеустремленный ученый, злая женщина, упрямый мальчик), внешние качества человека (красивая девушка, розовощекий малыш, стройный парень) и др.

Все эти признаки могут быть объединены под общим названием — качество. Но в современном русском языке качество, признак могут быть выражены и существительными и глаголами. Например: Белизна снега. Снег белеет. Зелень полей. Поля зеленеют. Синева моря. Море синеет.

В чем же разница между этими предложениями и сочетаниями белый снег, зеленое поле, синее море, где признак предмета выражен прилагательными?

Главная разница состоит в том, что существительные и глаголы не находятся в обязательной зависимости от определяемых предметов, они могут употребляться самостоятельно, например: «У него был немного вздернутый нос, зубы ослепительной белизны и карие глаза» (М. Лермонтов). «Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь, в лучах вечернего солнца» (Л. Толстой).

Прилагательные же неотделимы от существительных: как нитка за иголкой, прилагательное следует за существительным; правда, принятый в русском языке порядок слов (сначала прилагательное, потом существительное) может создать иллюзию зависимости существительного от прилагательного, но это совсем не так: в словосочетании «прилагательное + существительное» независимым является существительное, и от него зависит морфологическая характеристика прилагательного, т. е. его род, число, падеж.

Как только прилагательное «расстанется» с существительным, оно само мгновенно превратится в существительное: рабочий день, но рабочий, военный завод, но военный, постовой милиционер, но постовой и т. п.

Разница между прилагательным и глаголом еще и в том, что признак, обозначенный глаголом, — это активный признак, развивающийся, реализующий те свойства, которые внутренне присущи предмету, а признак, названный прилагательным, пассивный, он как бы накладывается на предмет, он внешний по отношению к нему. Так, когда мы говорим трава зеленеет, то хотим сказать, что она становится зеленой, этот признак изменяется во времени; а признак прилагательного (трава зеленая) остается постоянным. А.М. Пешковский это различие показывает на примере из стихов Ф.И. Тютчева:

Смотри, как роща зеленеет , Палящим жаром облита , И в ней какою негой веет От каждой ветки и листа!

«Здесь живительная сила зелени среди палящего жара прекрасно выражена глаголом зеленеет. Это зеленеет как нельзя больше подходит именно к веющей негой роще. Если было бы сказано „как роща зелена“, это дало бы впечатление спокойствия, неподвижности».

И последнее, самое главное: при различии частей речи всегда нужно учитывать их грамматическую характеристику, которая в полном объеме никогда не совпадает у разных частей речи.

Прилагательные-определения.

Велика роль прилагательных в художественной литературе. По значению, как уже отмечалось, прилагательные чрезвычайно разнообразны, поэтому они широко используются при создании портретных характеристик героев, при описании их чувств, настроений, душевных переживаний.

Вот, например, портрет Феди из рассказа И.С. Тургенева «Бежин луг»: «Это был стройный мальчик, с красивыми и тонкими, немного мелкими чертами лица, кудрявыми белокурыми волосами, светлыми глазами и постоянной полувеселой, полурассеянной улыбкой».

22 слова в этом отрывке, включая союзы и предлоги, и среди них 10, т. е. почти половина, прилагательных.

Другие слова использует, иной портрет рисует И.С. Тургенев, описывая внешность второго мальчика, Павлуши: у него «…волосы были всклокоченные, черные, глаза серые, скулы широкие, лицо бледное, рябое, рот большой, но правильный, вся голова огромная, как говорится, с пивной котел, тело приземистое, неуклюжее». Среди слов этого отрывка тоже почти половина прилагательных. И обратите внимание: ни одно слово не повторяется. Для нового портрета художник находит и новые слова.

Понятно, что в создании художественного образа участвуют все слова в тексте, но особая нагрузка в этих отрывках падает на прилагательные, благодаря их неограниченной возможности раскрывать сущность предметов.

Особая роль принадлежит прилагательным в создании впечатляющих картин природы. В произведениях как классической русской литературы, так и современной советской мы найдем огромное количество великолепных описаний лесов, рек, озер.

У каждого писателя свой взгляд, свое настроение и своя система художественных средств. Но едва ли не постоянным во всех этих разнообразных описаниях является присутствие прилагательных.

Приведем некоторые примеры. Вот начало замечательного рассказа И. Бунина «Антоновские яблоки»:

«Вспоминается мне ранняя погожая осень… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести».

Здесь обычными, давно нам знакомыми словами создается застенчивая красота осеннего пейзажа, вызывающая у читателя светлую грусть.

Мастером пейзажных картин в советской литературе справедливо считается К. Паустовский. В его произведениях мы встретим необыкновенные по красоте и правдивости описания природы. Вот одно из них:

«Я много видел живописных и глухих мест в России, но вряд ли когда-нибудь увижу реку более девственную и таинственную, чем Пра.

Сосновые сухие леса на ее берегах перемеживались с вековыми дубовыми рощами, с зарослями ивы, ольхи и осины. Корабельные сосны, поваленные ветром, лежали, как медные литые мосты над ее коричневой, но совершенно прозрачной водой…

Река шла с причудливыми изгибами…

Но удивительнее всего в этих местах был воздух. В нем была полная и совершенная чистота.

А среди дня и река и леса играли множеством солнечных пятен — золотых, синих, зеленых и радужных. Потоки света то меркли, то разгорались и превращали заросли в живой, шевелящийся мир листвы. Глаз отдыхал от созерцания могучего и разнообразного зеленого цвета».

И здесь же писатель делает вывод: «Тургенев говорил о волшебном русском языке. Но он не сказал о том, что волшебство языка родилось из этой волшебной природы и удивительных свойств человека».

В этом отрывке тоже много прилагательных (каждое четвертое слово) обычных, известных, но рукою мастера, художника они поставлены так, что воспринимаем их как открытие.

Меткие, «озаряющие» слова.

Кроме своей обычной функции — определять предмет, называть его типичные признаки, — в художественной литературе прилагательные получают дополнительное значение — «озарять предметы», по меткому выражению критика XIX века В.П. Боткина.

Такие прилагательные называют эпитетами. Эпитет — это самое меткое, самое свежее, самое нужное слово, которое выбирает писатель каждый раз, изображая уже известный нам предмет.

Когда мы говорим «синее море», «огромное море», то мы передаем цвет моря и его размер, опираясь на реальный цвет и размер, но если художник слова пишет «мраморное море», «сапфирное море», то он дает дополнительную, художественную характеристику моря, основанную на сравнении: море седое, как мрамор, или синее, как сапфир. Такие эпитеты делают описание наглядным, ощутимым.

Достичь высокого мастерства в создании эпитетов чрезвычайно трудно. Это под силу только большим писателям. Но каждый школьник, внимательно вглядывающийся в окружающий его мир, наблюдающий природу, чутко прислушивающийся к ее звукам, замечающий ее запахи, может развить в себе эстетическое чувство, которое найдет выражение в образных словах.

Первым помощником на пути воспитания эстетического чутья к слову должен стать учитель родного языка и литературы и, несомненно, учитель русского языка и литературы.

В связи с этим можно рекомендовать учителю рассказать учащимся о «Словаре эпитетов русского литературного языка» К.С. Горбачевича и Е.П. Хабло, в котором отражены эпитеты 600 писателей и поэтов. Авторы словаря приняли широкое понимание эпитета, поэтому в Словарь включены не только собственно эпитеты, но и прилагательные-определения.

Количество приводимых эпитетов, как правило, весьма велико, но естественно, что оно различно в зависимости от определяемого слова. Так, например, к слову море дано 138 эпитетов. Оно характеризуется по величине ( безбрежное , бескрайнее, громадное, неоглядное, широкое и др.), по глубине ( глубокое , бездонное ), по цвету ( бирюзовое , жемчужное, изумрудное, лиловое, молочное, серебристое, туманное, черное и др.), по состоянию поверхности ( буйное , взволнованное, грозное, кипучее, пасмурное, разъяренное, штормовое, шумное ), по психологическому восприятию ( величавое , веселое, капризное, ласковое, мрачное, суровое, торжественное, угрюмое, чарующее и т. д.). Как видите, палитра оценок моря весьма разнообразна!

Еще больше эпитетов имеет слово музыка — 280. Она бывает беззаботной , благоговейной, божественной, возвышенной, гармоничной, гордой, грациозной, грубой, задорной, задумчивой, зажигательной, идиллической, ликующей, минорной, мажорной, легкой и т. д. Эпитетов так много, что лучше открыть словарь на соответствующей странице, прочитать и восхититься той многообразной и великолепной гаммой чувств, которые вызывает музыка.

Но чемпионами по количеству эпитетов, видимо, являются слова лицо — 591 эпитет и глаза — 480. К ним примыкают жизнь — 334 эпитета и язык — 324 .

Количество эпитетов и их удивительное разнообразие завораживают настолько, что оторваться от чтения словаря трудно. Настоятельно советуем познакомиться с ним и использовать его в своей учительской практике.

«Кавказ подо мною…»

А.С. Пушкин страстно любил природу. Его волшебным пером в русской литературе впервые был художественно изображен величественный Кавказ с уходящими ввысь седыми громадами утесов, с шумящими, грозно низвергающимися водопадами, с пенящимися потоками, стремительно бегущими по крутым тесным ущельям…

Когда мы читаем строки из «Кавказского пленника», то перед нашим взором как бы встает картина седого Эльбруса:

В час ранней, утренней прохлады Вперял он любопытный взор На отдаленные громады Седых, румяных, синих гор . Великолепные картины! Престолы вечные снегов , Очам казались их вершины Недвижной цепью облаков . И в их кругу колосс двуглавый , В венце блистая ледяном , Эльбрус огромный, величавый Белел на небе голубом .

М.Ю. Лермонтов в своих произведениях также часто воспевает величественные горы Кавказа.

… Казбек, как грань алмаза , Снегами вечными сиял , И, глубоко внизу чернея , Как трещина, жилище змея , Вился излучистый Дарьял ; И Терек, прыгая, как львица С косматой гривой на хребте , Ревел — и хищный зверь и птица , Кружась в лазурной высоте , Глаголу вод его внимали ; И золотые облака Из южных стран, издалека Его на север провожали ; И скалы тесною толпой , Таинственной дремоты полны , Над ним склонялись головой , Следя мелькающие волны ; И башни замков на скалах Смотрели грозно сквозь туманы — У врат Кавказа на часах Сторожевые великаны!

Сравните описание Кавказа в стихах А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Какие эпитеты использует Пушкин, какие — Лермонтов, а какие встречаются в обоих отрывках?

Обратите особое внимание на художественный прием, называемый олицетворением (изображение стихийной силы, явления природы в образе живого существа). Он часто употребляется в поэтической речи.

«Хлеб — всей жизни голова».

В стихотворениях А. Прокофьева и В. Бакалдина хлеб характеризуется различными прилагательными. На что обратили внимание поэты, используя разные прилагательные?

Хлеб.

Не о звездах на небе , А о хлебе , О хлебе: О родном, неразлучном , И так без конца , Все о том, о насущном , Что в поте лица … Хлеб целинный , Глубинный , Хлеб предгорный , Долинный , Хлеб тамбовский , Кубанский , Хлеб Рабоче-крестьянский ; Хлеб орловский , Елецкий , Хлеб Республик Советских , Хлеб отменный С Алтая , Хлеб — Стена золотая . Ты стоишь , Словно войско , Боевой , Комсомольский ; Ты стоишь , Словно войско , Каждый колос — Геройский!

* * *

У народа есть слова: «Хлеб — всей жизни голова» . Хлеб не только Белый , Серый , Сдобный , «Докторский» , Ржаной . Он еще, сказать к примеру , Трудовой И даровой . Легкий — тяжкий , Горький — сладкий , Хлеб различен меж собой . У него свои повадки . У него характер свой …

Все ли эпитеты этих стихов приведены в «Словаре эпитетов», в котором к слову хлеб дано 68 эпитетов?

Прилагательные в загадках.

Народ создал много загадок. В них отразились его житейская мудрость и нравственные устремления. В загадках открылся полный простор для творческой фантазии народа. Цель загадки — раскрыть поэтическую сторону простых и хорошо известных всем предметов. Прилагательные, обозначая признаки предмета, оказываются очень удобным средством, чтобы описать предмет, не назвав его, а именно это и нужно для загадки. Мы приведем несколько загадок, построенных на прилагательных.

Попробуйте их отгадать.

#i_031.png

Бежит свинка , Железная спинка , Льняной хвостик .

#i_032.png

Черный Ивашка , Деревянная рубашка . Где носом поведет , Там заметку кладет .

#i_033.png

Тонкий, высокий Упал в осоку , Сам не вышел , А детей вывел .

#i_034.png

Сама длинная , Нос длинный , А ручки маленькие .

#i_035.png

Сам алый , Сахарный . Кафтан зеленый , Бархатный .

#i_036.png

Земля беленькая , А птички на ней Черненькие .

Прилагательные качественные и относительные.

Советский языковед Ю.С. Степанов считает, что различие качественных и относительных значений прилагательных «одно из самых тонких и сложных». Оно проводится не во всех языках. В русском уже ученики 5-го класса учатся различать качественные и относительные прилагательные.

Все имена прилагательные отвечают на вопросы какой? какая? какое?

Какой? — большой дом, июльский день, городской житель.

Какая? — холодная погода, осенняя природа, районная олимпиада.

Какое? — майское утро, радостное настроение, шелковое платье.

Среди приведенных примеров есть и качественные и относительные прилагательные. Как же их различать?

На помощь приходит грамматика, а именно: качественные прилагательные, в отличие от относительных, имеют целый набор грамматических признаков, по которым сравнительно легко определяется разряд прилагательных.

Качественные прилагательные обозначают такой признак, который может то увеличиваться, то уменьшаться, и это выражается в наличии степеней сравнения: красивый — красивее, громкий — громче, тонкий — тоньше.

Качественные прилагательные образуют краткие формы: вежливый — вежлив, белый — бел, старый — стар, известный — известен.

От качественных прилагательных можно образовать слова с уменьшительно-ласкательными или увеличительными суффиксами: чистый — чистенький, зеленый — зелененький, длинный — длиннущий, высокий — высоченный.

От качественных прилагательных легко образуются наречия на -о(-е) и существительные с суффиксами -ость(-есть), -изн-, -ин-, -от-: ясный — ясно, ясность; новый — ново, новизна; толстый — толсто, толщина; теплый — тепло, теплота.

Есть и еще одна примечательная особенность качественных прилагательных. Они свободно сочетаются с наречиями степени: очень густой, чрезвычайно трудный, совершенно непонятный.

Некоторые учителя, опираясь на эту особенность, рекомендуют учащимся правило: если к прилагательному можно присоединить наречие очень, то это качественное прилагательное.

Это правило, естественно, имеет исключения, но во многих случаях оно действует безупречно.

И, наконец, еще одна замечательная особенность качественных прилагательных: они могут иметь антонимы (хороший — плохой, широкий — узкий, длинный — короткий, острый — тупой) и синонимы (активный, деятельный, энергичный, инициативный; вежливый, учтивый, корректный, деликатный; большой, крупный, значительный).

Как видите, признаков много. Но не обязательно одновременно пользоваться всеми. Достаточно какого-нибудь одного из всех перечисленных, чтобы считать прилагательное качественным.

Прилагательные, обозначающие признаки через отношение к предмету, называются относительными. Признаки эти постоянные, не способные изменяться, поэтому всех грамматических и лексических особенностей качественных прилагательных они не имеют, т. е. характеризуются отрицательно: у них нет степеней сравнения, кратких форм, синонимов и антонимов и т. д.

Однако и у них есть свои особенности. Назовем главную. Так как относительные прилагательные образуются от имен существительных, наречий, глаголов, числительных, то их можно «вернуть обратно»: золотое кольцо — кольцо из золота, молочная каша — каша на молоке, сельский житель — житель села, сегодняшние новости — новости, которые передавали сегодня. Таким образом, эти предложно-падежные обороты можно рассматривать как своеобразные синонимы к относительным прилагательным.

Различаются качественные и относительные прилагательные и по признакам, которые они обозначают. Качественные обычно обозначают цвет (белый, красный, оранжевый, синий), размер (широкий, узкий, огромный, маленький), внутренние качества (добрый, злой, храбрый, трусливый, торопливый), внешние качества (красивый, некрасивый, кудрявый, бледный), оценку (хороший, плохой, вредный, полезный) и еще много других признаков. Относительные обычно обозначают признаки, связанные с временем (майский, летний, зимний, утренний), с местом (городской, сельский, московский, американский), с материалом (железный, шелковый, фарфоровый, пластмассовый).

Различаются ли в вашем родном языке качественные и относительные прилагательные?

«Мерзни, мерзни, волчий хвост!»

Всем, безусловно, знакомы эти слова из сказки о незадачливом волке, который лишился своего хвоста.

Нас здесь должны заинтересовать слова волчий и лисий. К ним можно прибавить бараний, овечий, медвежий, собачий, заячий, коровий и др. Это тоже прилагательные, но особенность их в том, что они отвечают не на вопрос какой? как все качественные и относительные прилагательные, а на вопрос чей?

Это новый разряд прилагательных. Называются они притяжательными, поскольку главное их назначение — указывать на принадлежность лицу или животному. Поэтому они и образуются только от названий животных или лиц.

От названий лиц, обозначающих родственные отношения или названия профессий, образуются притяжательные прилагательные: отцов, мамин, папин, дедушкин, сестрин, братнин, бригадиров и т. д. По грамматическим признакам притяжательные прилагательные близки к относительным: они не имеют степеней сравнения, кратких форм, не образуют наречий и т. д. Но есть и свои признаки: они имеют особые суффиксы и особо склоняются.

Наиболее известны два фразеологических оборота, содержащих притяжательные прилагательные: собачий холод и по щучьему велению.

Первый употребляется, когда нужно сказать об очень сильном холоде (такой, какой не вынесет и собака); второй оборот сказочного происхождения и означает «без вмешательства кого-либо, само собой, как в сказке».

Вопросы для любознательных.

1. Почему от существительных среднего рода не могут быть образованы притяжательные прилагательные?

2. Почему от названий предметов не могут быть образованы притяжательные прилагательные?

3. Одинаково ли склоняются прилагательные рабочий и плотничий, рыжий и медвежий, синий и окунай?

«Яркий и сложный узор».

Хотя мы отметили довольно резкую разницу между качественными и относительными прилагательными как по грамматическим признакам, так и по лексическим значениям, однако самое поразительное состоит в том, что «граница между качественными и относительными прилагательными, — как пишет академик В.В. Виноградов, — очень подвижна и условна. Она по большей части проходит внутри одного и того же слова…». Это утверждение надо понимать в том смысле, что почти в каждом относительном прилагательном заложен оттенок качественности, который уже развился в самостоятельное качественное значение или разовьется в будущем.

Для примера можно взять известное всем слово вишневый. В нем два значения: в первом «состоящий из вишен» (вишневый сад), «приготовленный из вишен» (вишневое варенье) оно является относительным прилагательным, а во втором «темно-красный, цвета вишни» (вишневое платье) — качественным.

«Яркий и сложный узор переплетающихся качественных и относительных значений» академик В.В. Виноградов показывает на примере прилагательного золотой: относительные значения — «содержащий золото» (золотой песок, золотые россыпи), «сделанный из золота» (золотой перстень, золотая цепочка), «исчисляемый на золото» (золотая валюта, золотой рубль); качественные значения — «блестяще-желтый, цвета золота» (золотые кудри, золотые лучи, золотые нивы), «замечательный по своим достоинствам, прекрасный, очень хороший» (золотой человек, золотое сердце, золотые слова), «счастливый, благоприятный» (золотое время, золотая пора).

Но следует помнить и о том, что, развивая качественные значения, прилагательное золотой сохраняет грамматические признаки относительного прилагательного, т. е. оно не имеет ни степеней сравнения, ни кратких форм, не образует наречия и отвлеченного существительного.

Так «ведут себя» и другие относительные прилагательные, развивающие качественные значения.

Другой замечательный пример развития качественных значений находим в прилагательном железный, в результате чего появляются значения «сильный, крепкий» (железное здоровье, железная логика), «непоколебимый, непреклонный» (железный человек, железная воля). Именно в этом значении употребил слово железный писатель А. Серафимович, назвав произведение, посвященное гражданской войне, «Железный поток».

Активно развиваются качественные значения в прилагательном стальной: «светло-серый, цвета стали» (платье стального цвета, стальная гладь моря), «крепкий, сильный» (стальные мускулы, стальные нервы), «непреклонный, непоколебимый» (стальная воля, стальной человек), «твердый, уверенный» (стальной голос), «жесткий, холодный, недружелюбный» (стальной взгляд).

Можно привести и еще примеры: относительные значения — воздушный насос, воздушная струя, воздушные течения; качественные значения — воздушное платье, воздушная походка, воздушное пирожное; деревянный дом, деревянные игрушки и деревянная поза, деревянное лицо, деревянный голос; человеческий труд, человеческий след и человеческое обращение, человеческое отношение.

Работу по определению качественных и относительных значений следует продолжить на материале художественного произведения, изучаемого в данный момент.

Наблюдение над развитием качественных значений показывает, что они более разнообразны (по сравнению с относительными), выразительны, динамичны.

Красный цвет.

Большой смысловой и художественной силой в русском языке обладает слово красный. Если кого-либо из ребят спросить, что означает слово красный, то, безусловно, последует твердый и уверенный ответ: это один из основных цветов, это цвет крови, цвет нашего знамени, цвет пионерского галстука.

Более наблюдательные ученики ответят, что слово красный может означать также «революционный, советский»: красный партизан, красный воин, красная гвардия, красное знамя.

А что же означает слово красный в пословицах и выражениях: Не красна изба углами, красна пирогами; На миру и смерть красна; Долг платежом красен; красная девица, красный день, красное солнце? В этом случае мы имеем дело с древним значением этого слова «красивый, прекрасный». Н.А. Некрасов пишет: «Толпа без красных девушек, что рожь без васильков». Д. Григорович употребляет этот эпитет для описания прекрасного солнечного дня: «Торжественно тихо начиналось утро; все обещало такой же красный, солнечный день, как был накануне».

В настоящее время с этим значением сохранились лишь отдельные выражения: красная дичь (лучшая болотная дичь), красный зверь (наиболее ценный), красное словцо (остроумное, меткое).

Главная площадь Москвы названа Красной площадью еще во второй половине XVII века, и это название соответствовало значению «красивая». Сейчас определение Красная мы воспринимаем как «революционная, связанная с советским строем».

В стихотворении Л. Щипахиной красный цвет — это цвет Великой Октябрьской революции.

Есть особая сила В том яростном празднике — красном , С красной буквы начавшем Великую пропись судьбы . …… Ураганными нотами Сложена красная песня , И плывет над землею Призывный ее перезвон . Красной площади вторит Победная Красная Пресня , Откликаются эхом: Красноярск , Краснодар , Краснодон …

В этом стихотворении упоминаются названия, содержащие слово красный. О Красной площади мы уже говорили. Значение «красивый, видный» отражено в названии города Красноярска. А вот города Краснодар и Краснодон свои названия получили после Великой Октябрьской революции, где первая часть этих наименований является символом революции.

Обратившись к «Краткому топонимическому словарю» В.А. Никонова, выпишите из него названия с прилагательным красный и определите, в соответствии с каким значением они возникли .

Ребята, также вспомните, есть ли названия со словом красный в вашей республике, области, крае. Когда возникли эти названия, и какое значение слова в них отражено?

Блокада — белое слово.

Все советские люди помнят и никогда не забудут трагедию, которую перенесли ленинградцы в Великую Отечественную войну. Называется эта трагедия блокадой. Суровый и горестный смысл этого слова не нуждается в определениях. Ольга Берггольц, проведшая все дни блокады в Ленинграде и написавшая об этих тяжелейших, «чернейших днях» книгу «Говорит Ленинград», почти никогда не соединяет слово блокада с прилагательными, а только с существительными: «дни блокады», «кольцо блокады», «прорыв блокады», «уничтожение блокады», «ликвидация блокады».

Ко Дню Победы журналисты газеты «Комсомольская правда» решили рассказать о жителях одного дома в Ленинграде, переживших блокаду. Когда они пришли в одну квартиру, их встретили с удивлением: «Писать летом о блокаде? — Но ведь блокада очень холодное слово — белое». Журналисты пишут: «Мы не нашлись, что ответить, а потом подумали: верно замечено. Белые морозы, белый лед Ладоги, белые маскхалаты — простынная броня — уходящих на фронт отрядов, наконец, провалы окон многоэтажных домов, из которых будто вынули теплую сердцевину и поселили внутри белое небо.

— Никогда больше не видел в городе такого чистого, белого снега, — отметил рабочий с „Электросилы“. — Белый снег — это запомнилось. А белые ночи? Восторг выпускниц, фейерверк в Петергофе, большие таинственные пароходы, бесшумно скользящие вдоль вставших навытяжку строгих мостов. Это все было в той жизни…

Точно подмечено: блокада — белое слово. Уж не от раскаленности ли чувств человеческих — белое? От ненависти. От любви. Или от того и другого вместе…»

К этому можно только добавить, что высокой художественной силой обладает любое верно найденное слово, использованное по-новому, в новом словесном окружении. И в данном случае прилагательное белое с потрясающей силой передает трудности, лишения, беды изнурительных, тяжелейших дней блокады.

«Корень учения горек, а плод — сладок».

Прочитав эту пословицу, каждый задумается, когда же она говорится? И, несомненно, ответ будет найден. В этой пословице народ выразил одну из главных своих заповедей: ничего человеку не дается без труда, любое учение (в школе, в училище, в спорте, на работе) всегда связано с трудностями, с огромным напряжением сил; однако весь этот труд, все эти усилия искупаются теми высокими результатами, которые обязательно приходят.

Как мы знаем, богатый жизненный опыт народа очень часто отражается (запечатлевается) в пословицах и поговорках — в этих ярких произведениях народной мудрости.

Антонимы, имея противоположное значение, позволяют оценивать лица, предметы, события с диаметрально противоположных сторон, что придает высказыванию наглядность, выпуклость. И поэтому антонимы так часто встречаются в пословицах, поговорках, изречениях, крылатых словах. Вот почему мы и начали рассказ с пословицы, содержащей антонимы.

А вот и другие примеры.

Маленькое дело лучше большого безделья.

Новых друзей наживай, а старых не теряй.

Ранняя птичка носик прочищает, а поздняя — глаза продирает.

В каждой из этих пословиц заключен глубокий смысл.

Велика роль антонимов-прилагательных и в художественной литературе. В поэзии А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова, А. Блока, В. Маяковского, К. Симонова, Е. Евтушенко, Р. Рождественского, А. Вознесенского мы обязательно встретимся с этими словами, обладающими большой эмоционально-экспрессивной силой.

Учитель с учащимися обсуждают те истины, которые вложены народом в эти пословицы, находят в них антонимы-прилагательные. Нужно обратить внимание на то, есть ли в родном языке учащихся пословицы с таким же смыслом. В какой словесной форме они выражены?

На уроках литературы всегда следует обращать внимание на эстетическую роль антонимов для понимания идейно-художественного содержания изучаемого произведения.

«Тиха украинская ночь».

В поэме А.С. Пушкина есть прекрасная картина летней украинской ночи:

Тиха украинская ночь . Прозрачно небо. Звезды блещут . Своей дремоты превозмочь Не хочет воздух. Чуть трепещут Сребристых тополей листы . Луна спокойно с высоты Над Белой Церковью сияет И пышных гетманов сады И тихий замок озаряет .

Обратим внимание на прилагательные. Они есть почти в каждой строке, но по форме различны: одни из них полные, другие — краткие. Отличаются они окончаниями. Так, в полной форме прилагательные всех трех родов имеют соответственно окончания -ый(-ий), -ая(-яя), -ое(-ее): тихий, тихая, тихое; в краткой — нулевое, -а(-я), -о(-е): тих, тиха, тихо.

Легко понять процесс образования кратких форм, для чего необходимо от полной формы отбросить окончание и прибавить окончание краткой формы.

Но не только этим отличаются краткие формы от полных. Они иначе изменяются: полные склоняются по родам, числам и падежам, а краткие изменяются только по родам и числам. Поэтому полных форм значительно больше по сравнению с краткими. Чтобы узнать, сколько же кратких форм может быть, приведем стихотворение С. Острового.

Талант.

Ах, как талантливо поле это — Какое в нем яркое выткалось лето . Ах, как талантлива речка эта — Какое в ней стихотворение света . Ах, как талантливы звезды эти — Небо рисуют почти как дети . Ах, как талантлива эта пчела , Взлетела — и землю приподняла!

В первой строчке форма среднего рода (талантливо), во второй — женского рода (талантлива), в третьей — множественного числа (талантливы). Какая форма отсутствует? Нетрудно догадаться, что нет формы мужского рода. Попробуем дополнить стихотворение, включив эту форму:

Ах, как талантлив этот поэт , Сочинивший прекрасный куплет!

И еще одна особенность есть у кратких прилагательных. Если полные прилагательные в предложении выступают определениями и сказуемыми, то краткие прилагательные — только сказуемыми.

Ученики хорошо усвоили, что краткие прилагательные по падежам не склоняются, т. е. не изменяются.

— А почему же они не склоняются?

Наступило молчание. Никто из ребят не мог ответить на этот вопрос. Тогда Виктор Александрович, улыбнувшись, сказал:

— Давайте рассуждать логически. Каким членом предложения бывают краткие прилагательные?

Почти все ученики подняли руки. Ответил Витя:

— В предложении краткие прилагательные бывают сказуемыми.

— А с каким членом предложения связано сказуемое? — снова задал вопрос Виктор Александрович.

— Сказуемое связано с подлежащим, — поспешил ответить Коля.

— А в каком падеже бывает подлежащее?

— Подлежащее всегда имеет форму именительного падежа, — отчетливо сказала Нина.

— Следовательно…

— Следовательно, — подхватил сообразительный Толя, — сказуемое может быть только в именительном падеже, и другие падежи ему не нужны.

Всем очень понравился ответ Толи. А Виктор Александрович рассказал ребятам, что в древности краткие прилагательные склонялись по падежам и имели такие же окончания, как и у имен существительных. Но, перестав быть определениями (эту роль успешно стали выполнять полные прилагательные) и сохранив роль сказуемых, они потеряли и способность изменяться по падежам. Но память о том времени сохраняется в таких уцелевших выражениях: на босу ногу, средь бела дня, от мала до велика. Два последних оборота включены в «Учебный фразеологический словарь русского языка».

Сколько же всего форм имеют краткие прилагательные?

Вспомните, есть ли краткие прилагательные в родном языке. Похожи ли она на краткие формы в русском языке? Почему краткие прилагательные не склоняются?

Найдите в словаре выражения средь бела дня , от мала до велика . Объясните, что они обозначают и когда их следует употреблять .

«Всегда готов!»

Всем хорошо известны строгость и чеканность пионерского призыва и ответа. А чем же создаются эти строгость и чеканность? Немалую роль здесь играет краткая форма имени прилагательного. Именно в ней ученые видят категоричность, решимость, отсюда и особая ее экспрессия. Художники слова «разгадали» это давно и поэтому активно используют эту форму в своих произведениях.

Например, А.С. Пушкин, описывая свою любимую героиню Татьяну из «Евгения Онегина», использует краткие прилагательные:

Дика, печальна, молчалива , Как лань лесная боязлива , Она в семье своей родной Казалась девочкой чужой .

Петр I перед Полтавским боем нарисован А.С. Пушкиным так:

Из шатра , Толпой любимцев окруженный , Выходит Петр. Его глаза Сияют. Лик его ужасен . Движенья быстры. Он прекрасен , Он весь, как божия гроза .

Появление Петра в этой картине, по мнению В.Г. Белинского, «…изображенное огненными красками, поражает читателя», и определенную роль играют здесь краткие прилагательные, передающие сильный характер Петра, его собранность, динамизм и горячую веру в победу над врагом.

В.Г. Белинский для характеристики языка Пушкина тоже избирает краткие формы прилагательных, что придает фразам строгость, чеканность и определенный ритм: «Стих Пушкина нежен, сладостен, мягок, как ропот волны, тягуч и густ, как смола, ярок, как молния, прозрачен и чист, как кристалл, душист и благовонен, как весна, крепок и могуч, как удар меча в руке богатыря».

Многие ученые задумывались над тем, чем же отличаются краткие и полные прилагательные, когда они употребляются в форме сказуемого. Разные высказывались суждения, но единого мнения нет. Оценивая краткие формы, обычно отмечают их большую определенность, книжность, категоричность.

В современном русском языке краткие прилагательные наравне с полными используются и в прозаических, и в поэтических текстах.

В заключение приведем четверостишие учительницы К. Быковой, в котором она свой восторг перед зерном передает через краткие формы имен прилагательных:

Как солнце, оно лучисто , Как совесть, светло и чисто . Могуче, всесильно зерно , Ядро всей жизни оно!

Попытайтесь написать стихотворение (четверостишие), используя краткие прилагательные.

«Человек тверже камня, нежнее цветка».

Замечательные слова афганской пословицы прославляют твердость, стойкость духа человека и одновременно нежность, чуткость его души, и эти высокие нравственные качества человека народ запечатлел в пословице, избрав для нее формы сравнительной степени прилагательных.

В жизни человека сравнение играет огромную роль: оно является важнейшим приемом мышления. Все познается в сравнении: не зная плохого, нельзя оценить хорошее; нельзя понять сложное, не зная простого; не узнаешь трудного без легкого, скорого — без медленного, белого — без черного. Это наблюдение народ отразил в своих пословицах:

Не узнав горя, не узнаешь и радости.

Не отведав горького, не узнаешь и сладкого.

Сравнение является и древнейшим поэтическим приемом, в котором один предмет сопоставляется с другим для более наглядного, выпуклого представления, в результате чего усиливается художественное значение первого предмета.

Сравнивать можно все: людей, животных, предметы, явления природы, внутренние переживания, — и характер сравнений тоже весьма разнообразен. Предметы можно сравнивать по размеру (пятиэтажный дом ниже шестнадцатиэтажного), по температуре (эта зима теплее прошлогодней), по весу (чемодан тяжелее сумки), по возрасту (брат моложе сестры), по интеллекту (Чацкий умнее Молчалина), по качеству (платье новее пальто), по оценке (фильм лучше спектакля), по вкусу (мед вкуснее сахара) и т. п. По такому образцу построены многие пословицы.

Утро вечера мудренее.

Трава соломы зеленее.

Правда светлее солнца.

Правда чище ясного солнца.

Для выражения сравнения в русском языке существует специальная форма, которая называется сравнительной степенью. Какова ее роль в языке? Ответ подсказывается ходом предшествующих рассуждений: быть одним из способов выражения сравнения.

Что же означает сравнительная степень? Формы выше, теплее, тяжелее, моложе, умнее, новее и т. п. указывают, что в одном предмете качество содержится в большей степени. Предметы оцениваются (сравниваются) один относительно другого. Как видно из примеров, сравниваться могут как однородные предметы, так и разнородные. Сравниваемый предмет может и вовсе отсутствовать, он как бы подразумевается. Так, К. Паустовский пишет: «В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек». Эту фразу можно понять так: в детстве (по сравнению с юностью, зрелостью) краски природы, восприятие жизни ярче, объемнее, острее.

При образовании сравнительной степени нужно внимательно следить за выбором нужного суффикса. В заголовке отражены как раз главные суффиксы, участвующие в образовании сравнительной степени, — -ее и -е. Когда же следует выбирать первый суффикс, когда — второй? На выбор суффикса влияет согласный основы. Если она оканчивается на г, к, х, з, с, д, т, ск, ст, то избирается суффикс — е. Кроме того, происходит чередование согласных (дороже, громче, тише, ниже, выше, моложе, богаче, проще).

«На фронте нужны покрепче сапоги».

В стихотворении «Чернозем» советский поэт Е. Винокуров пишет:

На фронте, это аксиома , Нужны покрепче сапоги . Подчас из гущи чернозема Не в силах вытянуть ноги!

Здесь сравнительная степень употреблена с приставкой по-, которая может быть присоединена ко всякой форме сравнительной степени (посильнее, побогаче, поумнее, покрасивее и т. п.). Особенность эту Н.Г. Чернышевский назвал «чрезвычайно оригинальным явлением в русском языке» ее нет ни в одном из европейских языков.

Возникает вопрос, какое же значение сообщает приставка по-, будучи присоединена к форме сравнительной степени? На этот счет есть разные мнения, однако наиболее распространенными следует считать два значения: значение слабого усиления качества и, напротив, его увеличения до допустимой возможности. Именно второе значение мы усматриваем в примере из стихов Е. Винокурова: на фронте нужны сапоги не просто крепче обычных, а как можно более крепкие.

Первое значение мы находим в примерах, встречающихся в охотничьих рассказах С.Т. Аксакова, когда он, описывая птиц, зверей, сравнивая их, употребляет часто формы с по-. Например: «Он (куличок) издали похож на поручейника, но как-то зеленовато-сер, на ногах несколько его пониже и вообще поменьше, только складнее и подбористее». Ослабление качества подтверждается наличием наречия несколько, имеющего значение «немного». Первое значение является и часто встречающимся, именно оно характерно для разговорной и художественной речи, когда говорящий или автор стремится смягчить, ослабить то усиление качества, которое заключено в сравнительной степени.

Остановимся еще на одной особенности форм с по-. В принципе любая форма сравнительной степени может получить приставку по-, но трудности, видимо, возникают в тех случаях, когда сравнительная степень обозначает высокую степень качества. Рассмотрим пример из К. Паустовского: «Эту волну сменила другая волна, пошире, покруче, и вот она раскатывается, становится мощнее, и нет дерева, которое бы устояло перед нею». В нем три формы сравнительной степени, две из них имеют приставку по- (пошире, покруче), одна (мощнее) нет. Формами с по- автор смягчает ту напряженность, которую несут формы сравнительной степени. Мощнее автор употребляет без приставки по- потому, что в самом слове заключена высокая степень качества («очень сильный») и сочетание с приставкой по- привело бы к нарушению смыслового согласования — смысловому дисбалансу.

Понаблюдайте за своей речью и речью своих товарищей и близких. В каких случаях вы употребляете формы сравнительной степени с приставкой по- .

Шурка.

Я смотрю — в избе мой брат , У него шинель до пят . Он с запиской отпускной К нам пришел на выходной , Шурка — слесарь в мастерской , Он такой степенный , Представительный такой , Прямо как военный .

Какой частью речи являются выделенные слова?

Образуй быстро.

Коля и Женя идут в школу.

— Мы с братом игру придумали, — говорит Женя.

— Какую?

— Очень простую. Я называю имя существительное, а он должен быстро от него образовать прилагательное.

— Давай играть! — предлагает Коля.

— Давай! — соглашается Женя и говорит: — Хлеб.

— Хлебный, — быстро отвечает Коля.

— Асфальт!

— Асфальтированная дорога.

— Сахар!

— Сахарный песок.

— Стол.

— Стол… стол…

Не может Коля образовать быстро прилагательное. Женя объявляет: «Я победила! Теперь ты называй существительные, а я буду образовывать прилагательные».

И Коля назвал такие слова: береза, осина, полотно, кожа, шелк, яблоня, груша, революция, стихия, правда, Россия.

Образуйте и вы от этих слов прилагательные и укажите, какие же суффиксы вы использовали.

Рассказ о ветряной мельнице.

Сегодня у ребят трудный урок. Они изучают правописание суффиксов -н- и -нн- в прилагательных.

Учитель вошел в класс и тут же дал задание написать небольшой рассказ, в котором бы встретились различно пишущиеся слова с корнем ветр-. Лучшим оказался рассказ Оли. Вот что она написала: «В тихий, безветренный день мы пошли в лес. По дороге увидели ветряную мельницу, которая не работала, так как ее огромные крылья могут вращаться только в ветреные дни…» Учитель похвалил Олю, так как она в своем рассказе использовала три прилагательных, которые пишутся различно.

Ода блокадному хлебу.

Блокадному, не иному , Ржаному и не ржаному , Хоть звали его — ржаной , Землистому, земляному , Всей тяжестью налитому , Всей горестью земной ; Мякинному, остистому , Невесть на каких дрожжах Взошедшему, водянистому , Замешенному на слезах ; Ему, что глазам бесслезным Снился и наяву , Ему, с годиной грозной Вошедшему в молву ; Ему, ему, насущному , …… Спасителю, благодетелю , Чьим чудом и я дышу , Блокадной страды свидетелю , Оду мою пишу .

Выпишите из стихотворения прилагательные, определите, как они образованы, подчеркните суффиксы и ответьте на вопрос: Почему во всех прилагательных пишется одно н , а в слове мякинный — два?

Загадка помогла.

Надя учится в седьмом классе, а ее сестра Оля — в пятом. Из школы они часто идут вместе.

— Сегодня мы писали диктант, — рассказывает Надя.

— Трудный?

— Нет! Правда, встретились прилагательные с суффиксами -ан-, -ян-, -ин-, и некоторые девочки написали одну букву н, а я не ошиблась, написала два н.

Оля даже остановилась от удивления.

— Да ты что, Наденька?! Прилагательные с суффиксами -ан-, -ян-, -ин- пишутся с одним н.

Надя улыбнулась.

— Не волнуйся, Оля. В диктанте были исключения: деревянный, стеклянный, оловянный. А я с шестого класса запомнила, что они пишутся с двумя н.

— Как же? — спросила Оля.

— Очень просто. Есть загадка об оконной раме:

Поля стеклянные,

Межи деревянные,

Ручки оловянные.

— Вот здорово! — воскликнула Оля. — Я постараюсь запомнить эту загадку, ведь в ней все три прилагательных — исключения.

Вопросы для любознательных.

1. Почему качественные прилагательные могут быть непроизводными и производными (молодой, умный), а относительные и притяжательные всегда производные (летний, папин)?

2. Какое окончание состоит из первой и последней букв алфавита?

3. Есть ли в русском языке несклоняемые прилагательные?

 

3.3 Имя числительное

Везде и во всем человека окружают числа. Без чисел невозможна наука и сама жизнь…

Огромную роль в жизни человека играют числа первого десятка. От них фактически и возникло все многообразие числительных, позволяющих вести счет.

Слова, называющие числа, образуют в русском языке самостоятельную часть речи, обладающую своими грамматическими признаками. Название «числительное» является производным от слова число, образованным по аналогии с наименованиями других именных частей речи (существительное, прилагательное).

По частоте употребления числительные занимают 8-е место. Среди девяти тысяч самых частотных слов 55 числительных, самыми частотными из них являются один, два, три, четыре, пять, десять, семь, шесть. В первую десятку самых частотных числительных входят и тысяча и миллион, однако их нельзя безоговорочно отнести к числительным, так как чаще они все-таки выступают в роли существительных.

От одного до семи.

Из приведенного списка частотных числительных видно, что в него входят слова первого десятка от одного до семи. Частота употребления подкрепляется их словообразовательной активностью, поскольку на основе этих слов возникло много имен существительных, прилагательных, наречий: одиночка, одиночество, двойка, двойник, тройка; одиночный, одинарный, двоякий, двойной, троякий, тройной; однажды, дважды, вдвоем, втроем, вчетвером и др.

Особенно много образовано сложных слов: одноактный, однобокий, однозвучный, однокомнатный, однообразный, одноразовый, двухбалльный, двухгодичный, двухкамерный, двухместный, двухнедельный, двухъярусный, трехкратный, трехпроцентный, четырехведерный, четырехэтажный и др.

Частота их употребления подтверждается и большим количеством фразеологизмов, содержащих эти же числительные: все как один (единодушно), в один голос (согласно, единодушно), ставить на одну доску (приравнивать к кому-либо), стричь под одну гребенку (уравнивать всех), за один присест (сразу), один как перст (одинок); в два счета (очень быстро), палка о двух концах (может кончиться хорошо или плохо), как дважды два (очень просто), ни два ни полтора (весьма неопределенно), как две капли воды (очень похожи), убить двух зайцев (сделать одновременно два дела); наговорить с три короба (много), заблудиться в трех соснах (не суметь разобраться в чем-либо простом); в четырех стенах сидеть (не выходить из дому), идти на все четыре стороны (в гневе говорится, что разрешается идти куда хочет); без пяти минут (очень скоро будет кем-нибудь), знать как свои пять пальцев (очень хорошо знать); семь пятниц на неделе (часто менять свои решения), семь потов сошло (о крайнем напряжении, приложенном кем-либо для осуществления чего-либо).

Какие фразеологизмы с числительными первого десятка есть в родном языке? Сравните с русским языком. Каких фразеологизмов больше — одинаковых или разных?

Таинственное число.

Семь — особое число, в нем есть некое волшебство.

Семь дней в неделе, семь планет на небе, семь мудрецов на свете было, семь чудес на свете, семь раз отмерь, а один раз отрежь, семеро одного не ждут, семи пядей во лбу, до седьмого пота, быть на седьмом небе, семь шкур спускать с кого-нибудь, семь верст до небес, и все лесом, семь бед — один ответ.

Вот наиболее известные фразеологизмы и пословицы с числительным семь. Как видите, их не мало.

Чем это объяснить? Примерно четыре тысячи лет тому назад у древних народов, находившихся на территории современного Ирака, были уже первые астрономические познания. Эти народы наблюдали на звездном небе движение пяти планет, которые вместе с Солнцем и Луной составляли семь небесных светил. Древние ученые заметили, что лунный месяц равен двадцати восьми суткам, и разделили его на четыре равные части с тем, чтобы каждый из семи дней посвятить одному из семи божеств. Так возникла семидневная неделя, которая перешла ко многим другим народам и дошла до нас.

Число семь считалось священным и было весьма распространено.

Арбуз Фэмела.

«Фэнел знает: если поделить арбуз на две части, будут есть он и сестренка, на три части — он, сестренка и мама, на четыре — он, сестренка, мама и папа, а если разрезать его на пять частей — то будут есть и он, и сестренка, и мама, и папа, и дедушка!..

И когда папа приносит Фэнелу арбуз, Фэнел делит его на много-много долек, чтобы хватило всем на земле!..»

Ребятам очень понравился рассказ молдавского писателя Н. Есиненку о добром и справедливом Фэнеле.

Когда дети затихли, Лилия Ивановна сказала:

— Ребята, обратите внимание, как сочетаются числительные два, три, четыре, пять с существительными.

Виорел ответил:

— Две части, три части, но почему-то пять частей…

Лилия Ивановна просит ребят назвать сочетание этих числительных с другими существительными.

— Две книги, три книги, четыре книги, но пять книг, — быстро назвала сочетания Надя.

— Теперь составьте сочетание с существительными мужского и среднего рода, — просит Лилия Ивановна.

— Два учебника, три учебника, четыре учебника, но пять учебников, — называет сочетания Андриеш.

— Два яблока, три яблока, четыре яблока, но пять яблок, — уверенно продолжает Таня.

Затем ребята вместе с учительницей выясняют, в каком падеже стоят существительные при числительных два, три, четыре и в каком — при числительных пять и выше.

Оказывается, падеж при всех числительных одинаковый — родительный, разница в числе: при числительных два, три, четыре существительные имеют форму родительного падежа единственного числа, а при числительных от пяти и выше — форму родительного падежа множественного числа.

Ребята на этом не успокаиваются и спрашивают: «Почему?»

Учительница отвечает, что объяснение этому существует, но нужно знать историю языка. Кто в будущем захочет стать учителем русского языка, тот сможет объяснить эту загадку, а сейчас мы будем помнить правило и в соответствии с ним составлять сочетания числительных с существительными.

Река.

Три девушки и трое юношей каждый вечер проводили время за рекой. Однажды вода в реке совсем высохла, и молодые люди перешли на другой берег, даже не замочив ног. Возвращаясь же домой, они вдруг увидели, что в реке снова полно воды. Что им было делать? Как перебраться назад, на свой берег?

Тогда один из молодых людей поднял с земли кусочек дерева, встал на него вместе со своей любимой и переплыл реку. Другой же достал из кармана кошелек, вобрал в него всю воду из реки и вместе со своей девушкой перешел реку по дну. А третий юноша рассек воду в реке своим ножом с такой силой, что она поднялась стеной справа и слева, и тогда он вместе со своей девушкой перешел на другой берег реки.

Кто же из троих молодых людей оказался самым искусным?

Ответьте на вопрос африканской сказки.

К этой сказке можно задать еще и грамматический вопрос: Почему при слове девушки употреблено количественное числительное три , а при слове юношей — собирательное числительное трое ? При каких еще существительных возможно употребление собирательных числительных?

Сказка продолжается.

Учитель начал урок так:

— Ребята, я вам расскажу еще одну африканскую сказку, в которой тоже есть грамматический вопрос.

Жила очень красивая девушка. Все юноши пытались с ней познакомиться, но она даже смотреть на них не хотела. Но вот однажды пришли трое молодых людей, и сразу все трое к ней посватались. Девушке все трое так понравились, что она никак не могла решиться выбрать одного из них.

Тогда отец сказал, что девушку возьмет тот, кто достанет для нее волшебный подарок.

Друзья не стали задерживаться и отправились в путь искать подарок невесте. В дальних странах они нашли волшебные подарки, но вдруг узнают, что девушка умерла, и ее собираются хоронить. Благодаря своим волшебным подаркам они ее спасают. Кто же станет ее женихом? Каждый юноша имел на это право.

Отец девушки сказал:

— Сами решайте, кто возьмет мою дочь в жены.

После долгих споров к единому мнению не пришли.

Тогда девушка сказала:

— Вы все трое меня спасли. Значит, мы не должны расставаться. Будем жить вместе. Я буду готовить вам пищу.

И только она это сказала, как превратилась в горшок, в котором готовят пищу, а трое юношей превратились в три камня.

И сейчас ты везде видишь три камня, а на них горшок. Под ним разведен огонь, и варится пища. Но теперь ты будешь знать, откуда произошли эти три камня и горшок.

Ребятам очень понравилась и эта африканская сказка. А Виктор Александрович приготовил для них уже грамматический вопрос:

— Почему при слове юноша употребляется собирательное числительное, а при слове камень — количественное?

Ребята сразу догадались и правильно ответили, что существительное юноша обозначает лицо мужского пола, а камень — неодушевленное существительное. Виктор Александрович дополнил ответ учеников, сообщив им, что собирательные числительные сочетаются также с названиями детенышей животных (четверо волчат, трое медвежат) и с существительными, употребляющимися только во множественном числе (двое часов, трое носилок).

Ь в числительных.

— Толя, почему у тебя нет ошибок на правописание ь в числительных? — спросила Лена.

— А разве ты не знаешь простого правила о правописания ь в числительных? — удивился Толя. — Есть правило: в числительных может быть только один ь: если он есть в середине, то его нет в конце. Посмотри: пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, пятьсот, шестьсот, семьсот — во всех этих числительных ь стоит в середине, а в числительных пятнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать ь стоит в конце, следовательно, в середине его не может быть.

Но запомни: это правило относится только к числительным в именительном и в винительном падежах, а в других падежах может быть и два ь, например в творительном (пятьюдесятью, шестьюдесятью), или вообще не быть ни одного ь, например в родительном, дательном и предложном падежах (пятнадцати, шестнадцати, пятидесяти, шестидесяти).

Из истории числительных.

Начиная с одиннадцати и кончая двадцатью и тридцатью, числительные имеют необычное сочетание — дцать, которое в других числительных не встречается. И на уроке ребята обратили на это внимание и спросили учительницу. Вот что она рассказала:

— Это интересный вопрос, так как он заставляет нас обратиться к истории языка. Все мы знаем числительные первого десятка. Числительные второго десятка создавались уже на основе имеющихся числительных, что как нельзя лучше говорит о действии закона экономии. Наши предки считали: один на десяте, два на десяте, т. е. один плюс к десяти, два над десятью. Постепенное слияние трех слов в одно слово и дало нам одиннадцать, двенадцать, тринадцать; числительные один, два, три и другие хорошо «сохранились» в них, а десять, находившееся в заударном положении, подверглось фонетическому изменению. Так и возникло необычное сочетание дцать, входящее теперь вместе с бывшим предлогом на в суффикс.

— А я сейчас могу ответить, почему в числительном одиннадцать нужно писать два н, — с места воскликнул Толя. Вслед за ним многие тоже подняли руки.

— Два н появилось потому, что слово один, оканчиваясь на н, соединяется с предлогом на: один + на + дцать, — ответил довольный Толя, — а другие числительные не имеют на конце н, поэтому в них одна буква н: две + на + дцать, три + на + дцать и т. п.

Миллион.

Знаменитый путешественник Марко Поло, посетивший в XII! веке Китай, чтобы передать свое восхищение его несметными богатствами, и придумал слово миллион, которое состоит из итальянского слова милли, означающего «тысяча», и оне, соответствующего русскому увеличительному суффиксу -ищ- (например, домище, ручища, лесище). Таким образом, слово миллион дословно соответствует несуществующему в русском языке слову тысячища.

Вопросы для любознательных.

1. Почему тройка, четверка, пятерка, сотня относятся к существительным, а три, четыре, пять, сто — к числительным, ведь числовое значение у них одинаково?

2. Чем отличается склонение числительных пять, пятнадцать, пятьдесят, пятьсот?

3. В склонении каких числительных есть только две формы?

4. Чем отличается склонение словосочетаний пять книг и стопка книг?

5. В каком падеже различается склонение сочетаний два ученика и двенадцать учеников?

6. Почему числительные два, три, четыре не могут сочетаться с существительными, употребляющимися только во множественном числе (сани, носилки, очки и т. д.)?

 

3.4 Местоимение

Мир местоимений широк и многообразен. Без местоимений нет языков. В своей речи мы постоянно ими пользуемся, поэтому не случайно, что по частоте употребления местоимения занимают 3-е место (после существительных и глаголов). Однако частота местоимений резко отличается от частоты других частей речи, в данном случае существительных и глаголов. Это отличие обусловлено тем, что существительных среди девяти тысяч самых частотных слов насчитывается около четырех тысяч, глаголов — около двух с половиной тысяч, а местоимений — всего 69. Отсюда ясно, что при малом количественном составе, но высокой частоте употребления местоимения должны постоянно повторяться в нашей речи, как в устной, так и в письменной. В общем частотном списке на первые 30 слов приходится 14 местоимений. Вот эти местоимения: я, что, он, это, ты, мы, этот, она, они, весь, то, все, свой, который.

Возникает законный вопрос: «А зачем нам нужно так часто повторять местоимения? Разве нет им альтернативы среди других частей речи?» Нет, без местоимений обойтись нельзя, а в силу частого употребления и малого количества повторение их неизбежно, так как постоянно возникает необходимость указывать на предметы, события, явления, качества, о которых уже упоминалось раньше. Как длинна, как нудна была бы наша речь, если бы в ней не было местоимений. Мы вынуждены были бы повторять одни и те же существительные и прилагательные, а они, как правило, длиннее местоимений. Местоимения создают нам речевое удобство, так как экономят время и пространство.

Известный советский лингвист А.А. Реформатский образно писал о местоимениях: «Местоимения удобны и прагматичны, но в них нет „перелива красок“ настоящего живого слова, они не могут иметь при себе характиризующего эпитета… Они, „как запасные игроки“ на футбольном поле или „дублеры“ в театре, выходят на поле, когда вынужденно „освобождают игру“ знаменательные слова».

Винни-Пух и местоимения.

Учитель прочитал ребятам песенку Винни-Пуха, сочиненную поэтом Б. Заходером:

На днях, не знаю сам зачем , Зашел я в незнакомый дом , Мне захотелось Кое с Кем Потолковать о том о сем . Я рассказал им, что, когда И почему и отчего , Сказал, откуда и куда , И как, и где, и для чего ; Что было раньше, что потом , И кто кого, и что к чему , И что подумали о том , И если нет, то почему! Когда мне не хватало слов , Я добавлял то «ах», то «эх» , И «так сказать», и «будь здоров» , И «ну и ну», и «просто смех»! Когда ж закончил я рассказ , То Кое-Кто спросил: «И все? Ты говорил тут целый час , А рассказал ни то ни се!»

Ребята тоже были в недоумении, так как ничего не поняли из песенки Винни-Пуха.

— В чем же ошибка Винни-Пуха, который так подробно, так эмоционально рассказывал о своих похождениях, но остался непонятым? — спросил Виктор Александрович.

— Содержание песенки непонятно потому, что неизвестно, с кем разговаривал Винни-Пух, о чем, что было раньше, что потом. Он употребляет слова что, когда, им, кого, которые не разъясняются, — ответил Толя.

— А вам знакомы эти слова?

— Здесь есть местоимения что, кого, к чему, им.

— Что же забыл (или не знал!) Винни-Пух?

— Винни-Пух не знал, что местоимения только указывают на лица, предметы, события, качества, а конкретный смысл становится ясным или из ситуации, или из предшествующего контекста, — подвел итог Аурел.

В заключение Виктор Александрович предложил исправить ошибку Винни-Пуха и составить рассказ, который был бы понятен всем.

Ты и вежливое Вы .

В употреблении 2-го лица местоимения, обращенного к собеседнику, в русском языке есть такая особенность: к старшим по возрасту и по положению и к незнакомым людям нужно обращаться на «Вы». Таковы этические нормы, сложившиеся в нашем обществе, обусловленные социальным и семейным укладом, культурными традициями.

В царской России к барину нужно было обращаться на «вы», а он к своим крестьянам, независимо от возраста, обращался на «ты». В армии офицерам говорили «вы», а солдатам — «ты». Поэтому первым приказом по армии после Великой Октябрьской революции был приказ об обращении к солдатам на «вы».

Известны даже трагические последствия грубого обращения на «ты». Об этом рассказывает писатель В.Н. Иванов в книге «Александр Пушкин и его время»:

«30 октября 1830 года в „Литературной газете“ появилось такое сообщение:

Вот четыре строчки Казимира де Виня для памятника, который предполагается воздвигнуть в Париже жертвам Июльской революции:

Ответь мне, Франция, как звали тех героев?

Имен их здесь на памятнике нет!

„Свободной ставши вмиг — спросить их не успела!

— Вот мой ответ!“

Это упоминание о революции подымает бурю.

Бенкендорф потребовал к себе А. Дельвига и в присутствии жандармов самым грубым образом обратился к нему с вопросом: „Что ты опять печатаешь недозволенное?“

Выражение „ты“ вместо общеупотребительного „вы“ не могло с самого начала этой сцены не подействовать весьма неприятно на Дельвига.

На возражения Дельвига Бенкендорф раскричался и выгнал его со словами: „Вот, вон, я упрячу тебя с твоими друзьями в Сибирь“.

Друзья Пушкина и Дельвига протестовали против грубости генерала, заставили извиниться перед Дельвигом и даже разрешить выпускать газету… Но вся эта история так подействовала на Дельвига, что он свалился, заболел, впал в апатию и больше так и не встал со своего дивана».

В наше время социальные причины различий в употреблении «ты» и «вы» исчезли, однако вопрос использования этих местоимений с повестки дня не снят. И довольно часто вспыхивают острые дискуссии о нарушении норм культуры речи в употреблении этих местоимений. Но здесь мы уже выходим за рамки языка и вступаем в область социально-этических, культурно-исторических и национальных отношений, существующих в стране, в обществе, в семье (в отдельных национальных регионах, например, в семье принято называть родителей на «вы»).

Проводится ли различие между «ты» и вежливым «вы» в вашем родном языке? Какие нормы употребления этих местоимений существуют?

«Пою мое Отечество, Республику мою!»

В. Маяковский в поэме «Хорошо!» писал:

Улица — моя . Дома — мои . …… Стала оперяться моя кооперация . Радуюсь я — это мой труд вливается в труд моей республики . …… Пыль взбили шиной губатой в моем автомобиле мои депутаты . Сидите, не совейте в моем Моссовете . …… Револьвер желт . Моя милиция меня бережет .

В этом отрывке В. Маяковский часто употребляет притяжательные местоимения мой, моя, мои. Естественно, мы не можем подумать, что все названное поэтом принадлежит ему лично, в каком значении обычно встречаются притяжательные местоимения (моя книга, моя шапка, мой портфель). Здесь В. Маяковский употребляет это местоимение в обобщающем значении вместо местоимения наш, т. е. принадлежащий мне вместе с другими членами этого коллектива. В данном случае поэт выступает от имени всей страны — Союза Советских Социалистических Республик, полноправным членом которого он является.

Это значение прочно укрепилось в русском языке. Писатель В. Очеретин в статье «Мой Первомай» такому значению придал особое социальное звучание: «День Победы я встречал со своими в Праге. В своей бригаде. В своем батальоне. Это самое большое в жизни счастье, самое великое, что только можно чувствовать: мой батальон, мой завод, моя страна. И иметь почетное право гражданина сказать: мой труд, мой мир, мой май. Я с наслаждением пишу эти высокие слова».

В обычной жизни мы также часто используем притяжательное местоимение в таком значении, когда произносим моя школа, мой класс, мой отряд, мой город, мой учитель и т. п.

Свой хлеб…

Механизатор одного из колхозов Воронежской области С. Воронов пишет:

«Первого выхода в поле я всякий раз жду с волнением, как и всякий потомственный пахарь, который в поте лица добывает на поле свой хлеб.

Свой хлеб… Простые, казалось бы, слова, а сколько в них заложено глубокого, мудрого смысла! Свой хлеб — это признак взросления, приобщения к серьезному, настоящему делу, житейской независимости („Хватит на шее отцовской сидеть — пора и свой хлеб зарабатывать!“). Свой хлеб — это нравственное достоинство человека, уважение к самому себе („Свой хлеб ем — на чужой не зарюсь“). Наконец, свой хлеб — это залог могущества всей нашей державы, ее уверенность в завтрашнем дне. Хлеб ведь — это не газ и не нефть, запасы которых могут иссякнуть. Посеял его весной — будешь осенью опять с урожаем…

Глубоко убежден: мы можем и должны производить хлеба столько, что его с лихвой хватит и для своих нужд, и на продажу. Возможности для этого есть — сужу прежде всего по опыту своего коллектива».

В этом очерке автор намеренно и с определенным смыслом употребляет притяжательное местоимение свой, придавая ему обобщенный смысл. Здесь же в расширенном смысле употребляется и существительное хлеб. Свой хлеб — это средства к существованию, добытые самостоятельно, собственным трудом, что и обеспечивает человеку его нравственное достоинство. Свой хлеб — это хлеб заработанный.

В этом тексте приведено несколько пословиц с местоимением свой . Дополнительно к ним найдите фразеологизмы с местоимением свой в «Учебном фразеологическом словаре русского языка» и установите, какое они имеют значение. Употребляют ли эти фразеологизмы учащиеся в своей речи?

«Нашим товарищам наши дрова нужны».

В поэме В. Маяковского «Хорошо!» есть такая глава:

Холод большой. Зима здоровá . Но блузы прилипли к потненьким . Под блузой коммунисты. Грузят дрова На трудовом субботнике . …… В наши вагоны, на нашем пути , наши грузим дрова . Можно уйти часа в два ,— но мы — уйдем поздно . Нашим товарищам наши дрова нужны: товарищи мерзнут . Работа трудна, работа томит . За нее никаких копеек . Но мы работаем, будто мы делаем величайшую эпопею . Мы будем работать, все стерпя , Чтоб жизнь, колеса дней торопя , бежала в железном марше в наших вагонах, по нашим степям , в города промерзшие наши .

Этот отрывок замечателен использованными в нем художественными средствами, из которых обратим внимание на одно.

В. Маяковский выделяет разрядкой местоимения мы и наши. Именно на этих словах лежит огромная смысловая нагрузка. Собравшиеся люди — это коллектив, обозначенный емким словом мы, где каждый имеет право судить о своем государстве, в котором каждый человек своим трудом помогает создавать и укреплять «нашу советскую власть», поэтому ему и дается право сказать «наши вагоны», «наши дрова», «наши товарищи», «наши города». Эти новые сочетания старых слов впервые, видимо, появились в поэзии Маяковского.

Какое это местоимение?

Два ученика вошли в класс и увидели на доске остатки склонения одного местоимения. Ребята стали спорить. Один утверждал, что здесь даны косвенные падежи определительного местоимения сам, а другой настаивал на том, что на доске — косвенные падежи местоимения самый.

Учитель пришел на помощь учащимся, попросив просклонять эти местоимения и определить, кто же из ребят был прав. Затем ребята вместе с учителем выяснили, по каким падежам можно точно установить, какое перед нами местоимение. И в заключение учитель задал еще один вопрос: Чем же еще различаются в склонении эти местоимения (кроме различий в флексиях)?

Неопределенные местоимения.

Учитель начал урок, прочитав стихотворение Ю. Коваля «На яхте»:

Однажды куда-то на яхте Откуда-то Кто-то поплыл . Летали какие-то чайки , О чем-то кричали ему . Какой-то дельфин остроносый В зеленые волны нырял . И ветер, почти незаметный , Чуть-чуть паруса надувал . Наверно, какие-то люди Глядели уплывшему вслед . И кто-то, наверное, думал: «Скорей возвращайся назад» . И мне бы хотелось на яхте В открытое море уйти , Послушать, о чем кричат чайки , Дельфина увидеть в волнах . А вечером после заката На берег вернуться, домой . Но пусть меня кто-нибудь встретит , Но пусть меня кто-нибудь ждет .

Затем началось обсуждение. Учащихся интересовала главная мысль этого стихотворения, и они решили, что оно о романтике путешествий, о дружбе, о верности. И выразить эту идею автору помогают местоимения, которых здесь много. Какие местоимения здесь преобладают? Это неопределенные местоимения, которые не дают конкретного представления о предмете, о лице (кто-то поплыл, кто-то думал, кто-нибудь встретит), о признаке (какие-то чайки, какие-то люди, какой-то дельфин). Эти местоимения создают настроение неизвестности, загадочности.

Потом учащиеся выяснили, как образуются такие местоимения, что отчетливо видно из морфемного состава. У всех этих слов есть морфемы то и нибудь, которые и придают этим местоимениям значение неопределенности. Для убедительности нужно сравнить местоимения кто и кто-то, кто-нибудь, что и что-то, что-нибудь, какой и какой-то, какой-нибудь.

Ребята вспомнили, что есть еще морфемы неопределенности — -либо (кто-либо, что-либо, какой-либо) и кое-, которая всегда ставится впереди (кое-кто, кое-что, кое-какой).

Неопределенность может выражать и приставка не-, которая в этих случаях всегда будет ударна: некто, нечто, некоторый.

Как выражается значение неопределенности в вашем родном языке? Что есть общего и что различного с русским языком?

Джонни.

На этот раз Виктор Александрович, стремительно войдя в класс, попросил Гену прочесть стихотворение Б. Заходера. Всем ребятам понравилось шутливое стихотворение. Все заулыбались…

Жил на свете Джонни , Знаете его? Не было у Джонни Ровно ничего! Нечего покушать , Нечего надеть , Не к чему стремиться , Не о чем жалеть . Нечего бояться , Нечего терять … Весело живется , Нечего сказать!

В беседе учащиеся выясняют, что в этом стихотворении употреблены отрицательные местоимения ничто и нечего. Первое употреблено в форме родительного падежа («Не было у Джонни Ровно ничего»), второе — в форме родительного, винительного, дательного и предложного («нечего покушать, нечего бояться, нечего надеть, не к чему стремиться, не о чем жалеть»).

Отрицательные местоимения замечательны рядом необычных особенностей. На первую обратили внимание сами ребята: нечего и ничего написаны в одно слово, а не к чему, не о чем — в три; предлог присоединяется не ко всему местоимению, как у существительных, а рассекает местоимение на две части, что, естественно, приводит к трудностям правописания таких местоимений.

Вторая особенность в том, что местоимения некого и нечего не имеют именительного падежа, и мы их употребляем только в пяти падежах. Ребята легко просклоняли эти местоимения, хотя и возникла заминка с образованием формы винительного падежа.

Третья особенность связана с правописанием приставок не- и ни-, но пока обсуждали другие особенности, возник ответ: приставка не- всегда ударна, а ни- — безударна: нéчего, нéчему, но ничегó, ничемý.

Вопросы для любознательных.

1. Какие разряды местоимений различаются только значением?

2. В каком местоимении два звука, но одна буква?

3. Известно, что местоимения 3-го лица, употребляющиеся с предлогом, принимают начальный н (у нее, от нее, за ним). Почему нет н в местоимениях следующих примеров: За ее домом начиналось уже поле. У его стола стояла книжная полка.

4. Какие местоимения не имеют именительного падежа?

5. Какие местоимения имеют форму только одного падежа?

 

3.5 Глагол

Бобочел вернулся из школы весь в чернилах и счастливый — дальше некуда.

— Хорошо было сегодня в школе!

— Ну, расскажи.

— Сначала я чуть было не опоздал. Когда наша Жавра добежала до школы, там уже было полно щенят. Лупушор того смуглого Петрика, Вулкан тех двух братьев, и Тузик уже был там.

Мама отложила все свои дела:

— Ну-ну?

— На первой перемене они играли в жмурки. Жавра будто бы пряталась, Лупушор с Тузиком ходили ее искать. Потом настала их очередь прятаться, но они никак этого не могли понять, и пока мы им втолковали, что да как, опять был звонок…

— А потом что было?

— На большой перемене была драка. То есть чуть-чуть не дошло до драки. Лупушор кинулся на Тузика, да тот не трус, тот умеет за себя постоять. Потом с чего-то они вдвоем надумали напасть на Жавру, да только наша Жавра большая, ее пока сдвинешь с места, пока приспособишься, за что ухватить…

— И не подрались?

— Нет.

— А чем все закончилось?

— Да ничем.

— Ну, а выучили они там хоть что-нибудь?

— Как же! Выучили все, что нужно было.

— Например?

— Вот, например, учили, что значит глагол.

— И что значит глагол?

— Слово, обозначающее действие. Например, бегать, прыгать, играть. Это все глаголы.

Мама была вне себя от удивления:

— Скажи пожалуйста! Полная деревня щенков, носятся как угорелые, и никому даже в голову не придет, что они уже знают, что такое глагол.

В этом динамичном рассказе молдавский писатель Ион Друцэ показал, как грамматика тесно переплетается с жизнью и как надо уметь связывать ее с жизнью, видеть ее многообразные проявления в жизни. Юный герой рассказа Бобочел, наблюдая за своими любимцами щенками, за их игрой, прекрасно понял тему, изучавшуюся на уроке грамматики: глагол — часть речи, обозначающая действие.

«Самая огнепышущая, самая живая часть речи».

Глагол — необыкновенная часть речи. Необыкновенна она уже тем, что обозначает действие, и поэтому глагол обладает огромным потенциалом для выражения бесчисленных действий, сопровождающих человека и многообразные аспекты его деятельности (трудовой, социальной, экономической, научной, общественной, политической и др.), различные явления природы.

По частоте употребления глагол занимает второе место (после существительных). В общий частотный список из 9 тысяч слов глаголов входит около 2500. Самыми частотными из них являются мочь, сказать, говорить, знать, стать, видеть, хотеть, пойти, дать, есть, стоять, жить, иметь, смотреть, казаться, взять, понимать, сделать, делать, значить.

Кроме содержательной насыщенности глагола, он обладает еще и высокой эстетической ценностью, на что специально обращали внимание многие писатели.

Приведем два наиболее ярких высказывания известных советских писателей: «Глагол — самая огнепышущая, самая живая часть речи. В глаголе струится самая алая, самая свежая, артериальная кровь языка. Да ведь и назначение глагола — выражать само действие!» (А. Югов). «…По моему глубокому убеждению, вся разительность прозы — в глаголе, ибо глагол — это действенность характера…» (Ю. Бондарев).

Глаголы речи.

С самого раннего детства до глубокой старости вся жизнь человека связана с языком, речью. Дар речи… Каких только эпитетов не было дано этому бесценному чуду природы! Бессмертный… необыкновенный… божественный… изумительный… благословенный… Но, может быть, наиболее сильные слова о даре человеческой речи сказаны замечательным писателем В.Г. Короленко: «Гениальная поэма остается для нас гениальной поэмой! Но что она значит перед самим даром речи, перед чудным орудием мысли — языком, которого не выдумать никакому отдельному гению, ни даже собранию всех гениев всех народов!».

Можно привести великолепные образцы использования глаголов речи в художественной литературе. Вот, например, В. Распутин в повести «Последний срок» на трех наугад выбранных страницах употребляет около 20 разных глаголов речи, мысли, чувства, повторив два раза только слово сказать. Вот эти глаголы: вспомнить, спрашивать, говорить, знать, объяснить, засмеяться, признаться, подсказать, буркнуть, махнуть, кольнуть, разозлиться, взбелениться, просить, пожаловаться, хвалить, сказать, посоветовать, причмокнуть.

Художественный эффект усиливается, если к глаголам речи присоединяются еще и наречия, характеризующие глаголы: удивленно согласилась, испуганно перебила, резонно спросила, весело сказала и т. п.

Выразительность языка достигается не только подбором новых глаголов, но и употреблением глаголов, различающихся приставками (сказать, досказать, высказать, недосказать, пересказать; спросить, переспросить, выспросить, расспросить, доспросить). Особенно много приставочных глаголов образуется от глагола говорить: заговорить — «начать говорить»; приговаривать — «говорить, сопровождая этим какое-либо действие»; проговорить — «произнести, сказать»; оговорить — «заранее ставить какие-нибудь условия», «возводить обвинение на кого-нибудь»; отговорить — «убеждать не делать чего-либо», «перестать говорить»; уговорить — «убедить кого-либо», «успокоить, утешить»; наговорить — «много говорить чего-нибудь», «ложно обвинить кого-нибудь» и др. Количество приставочных глаголов увеличится, если сюда включить и глаголы с -ся: заговориться — «увлечься разговором»; проговориться — «сказать то, что не следовало говорить»; наговориться — «поговорить вдоволь»; оговориться — «по ошибке сказать не то, что было нужно»; договориться — «прийти к соглашению после переговоров»; уговориться — «прийти к взаимному соглашению о чем-нибудь» и др.

Чем тоньше становится человеческий ум, чем глубже он познает окружающий мир, тем разнообразнее глаголы, обозначающие речь, мысль и чувства.

Глаголы труда.

Все прекрасное на земле сделано трудом человека. Энгельс писал: «Труд — источник всякого богатства… Но он еще и нечто большее, чем это. Он — первое условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал человека».

О труде существует бесконечное множество пословиц и поговорок:

Не потрудиться, так и хлеба не добиться.

Труд человека кормит, а лень портит.

Терпение и труд все перетрут.

Трудовая денежка до веку кормит и др.

О труде вдохновенно писали наши художники слова, прославляя творения рук человеческих. Певцом труда был М. Горький. Он оставил нам замечательные страницы, воспевающие простой человеческий труд. Вот одно из таких описаний: «Блоки визжали и скрипели, гремели цепи, напрягаясь под тяжестью, вдруг нависшей на них, рабочие, упершись грудями в ручки ворота, рычали, тяжело топали по палубе…

Фомой овладело странное волнение: ему страстно захотелось влиться в этот возбужденный рев рабочих, широкий и могучий, как река… Добежав до ручки ворота, он с размаха ткнулся об нее грудью и, не чувствуя боли, с ревом начал ходить вокруг ворота, мощно упираясь ногами в палубу. Невыносимая радость бушевала в нем… Ему казалось, что он один, только своей силой ворочает рычаг, поднимая тяжесть, и что сила его все растет».

Как же язык «откликнулся» на эту важнейшую область человеческой деятельности? Какие слова существуют в языке, чтобы в полной мере отразить величие человеческого труда?

Вспомним наиболее общие слова, обозначающие трудовую деятельность: работать, делать, трудиться. А в каждой отрасли есть свои слова: в сельском хозяйстве — пахать, сеять, косить, боронить, сгребать, жать, полоть, убирать, молотить, копнить и др.; в строительстве — строить, штукатурить, асфальтировать, бетонировать, красить, белить, месить и др.; в домашнем быту — варить, чистить, мыть, стирать, печь, вытирать, полоскать, выжимать, резать, гладить, мочить, солить и др.

Большим разнообразием отличается глагольная лексика разных народных ремесел.

Но и при большом количестве глаголов труда все-таки они не охватывают все разнообразие трудовой деятельности. Можно, к примеру, назвать самые распространенные профессии: педагог, врач, инженер, токарь, слесарь, директор, бухгалтер, счетовод, шофер, кондуктор, художник, архитектор, повар, мастер, кассир, артист и т. п. — и мы видим, что глаголов, обозначающих действия, связанные с этими профессиями, нет, и мы вынуждены в этом случае использовать описательные обороты: работаю врачом, кассиром, слесарем, токарем, бухгалтером и т. п. Имеющиеся глаголы типа токарничать, слесарничать не означают «работать токарем или слесарем», а только «уметь выполнять токарные или слесарные работы».

Напрашивается вывод: большинство названий профессий не имеет соответствующих глагольных обозначений. В этом есть своя целесообразность. Профессии называются именами существительными, количество их ежегодно возрастает, не от каждого существительного — наименования профессии можно образовать глагол, поэтому для обозначения трудовой деятельности человека в русском языке используются, как правило, описательные обороты, состоящие из общего «трудового» глагола работать + название профессии (работаю художником, врачом, учителем и т. п.).

Глаголы звучания и цвета.

Нас всюду окружают звуки. Просыпаемся от заливистого звона будильника, начинают хлопать двери, на улице громыхает проезжающий мимо грузовик, на кухне гремят посудой, а в умывальнике булькает вода.

Из репродуктора доносится бодрая музыка…

В морозный день скрипят шаги по хрустящему снегу. В дождливый день крупные капли барабанят по стеклам, а на улицах вода хлюпает под ногами прохожих.

Не переставая ни на минуту, тикают часы. Звуки для человека настолько обычны, что неестественной ему кажется абсолютная тишина. Не случайно поэтому в программу подготовки космонавтов включено и «испытание тишиной».

А сколько новых звуков мы услышим в лесу! Разноголосо поют птицы, шаловливо журчит ручей, шумят столетние сосны, шелестит листва, жужжат пчелы, добывая нектар из цветов, а у вас гулко стучит сердце от переполняющей радости общения с природой.

Замечательный русский писатель А. Мельников-Печерский, описывая лес, его красоту, создает яркую картину цветущих трав и по-разному звучащих голосов.

«Все деревья в полном соку, все травы цветут, благоухают. Куда ни оглянись, все цветы, цветы и цветы… Там желтеет зверобой, синеют темно-голубые бубенчики и середь яркой изумрудной зелени белеет благовонная купена и алеют зрелые ягоды костяники.

Стоном стоят лесные голоса, без умолку трещат в высокой сочной траве кузнечики и кобылки, вьются над цветами жучки и разновидные козявки, воркуют серо-сизые с зеленой шейкой дикие голуби, как в трубу трубит черная желна, стучат по деревьям дятлы, пищат рябчики, уныло перекликаются либо кошкой взвизгивают желтенькие иволги, трещат сойки, жалобно кукуют кукушки и на разные голоса весело щебечут свиристели, малиновки, лесные жаворонки и другие мелкие пташки… И все эти звуки сливаются в один стройный гул, полный жизни и довольства жизнию».

Лесной оркестр.

В этом месяце соловей так распелся, что и днем и ночью свищет и щелкает.

Ребята удивляются: а когда же он спит? Весной птицам спать долго некогда, птичий сон короток: успевай соснуть между двух песен, да в полночь часок, да в полдень часок.

На утренних и вечерних зорях не только птицы, все лесные жители поют и играют, кто на чем и как умеет.

Звонкими, чистыми голосами поют зяблики, соловьи, певчие дрозды. Скрипят жуки и кузнечики. Барабанят дятлы. Свистят флейтой иволги и маленькие дрозды-белобровики.

Лают лисица и белая куропатка. Кашляет козуля. Воет волк. Ухает филин. Жужжат шмели и пчелы. Урчат и квакают лягушки.

Никто не смущается, если у него нет голоса. Каждый выбирает себе музыкальный инструмент по своему вкусу (В. Бианки).

Прочитав рассказы о глаголах звучания, многие, видимо, удивятся: как велико их разнообразие и как мало мы знаем таких глаголов! В беседе с учащимися учитель обратит внимание на идейно-художественное значение этих рассказов, их роль в экологическом воспитании.

Умеете ли вы различать лесные звуки, слушать лес? Слышали ли вы хотя бы некоторые из глаголов звучания, названных писателями?

Гром грохочет…

Сколько превосходных слов существует в русском языке для так называемых небесных явлений!

Летние грозы проходят над землей и «заваливаются» за горизонт. В народе любят говорить, что туча не прошла, а свалилась.

Молнии то с размаху бьют в землю прямым ударом, то полыхают на черных тучах, как вырванные с корнем ветвистые золотые деревья.

Радуги сверкают над дымной, сырой далью. Гром перекатывается, грохочет, ворчит, рокочет, встряхивает землю.

В небольшом отрывке из «Золотой розы» К. Паустовский дает нам впечатляющую зарисовку грозы, молнии, радуги и грома. И главным художественным средством здесь выступает глагол.

«Буря мглою небо кроет…»

Исследователи творчества А.С. Пушкина отмечали, что поэт всегда был скуп на прилагательные. Есть строфы, в которых прилагательные почти полностью отсутствуют, и в этом случае идейно-художественным центром текста становятся глаголы.

Поэт Вс. Рождественский, анализируя «Зимний вечер», обращает внимание на то, как А.С. Пушкин описывает вьюгу. Образ вьюги (бури) сначала дается через зрительные впечатления:

Буря мглою небо кроет , Вихри снежные крутя .

Затем автор переходит к звуковым образам:

То, как зверь, она завоет , То заплачет, как дитя , То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашуршит , То, как путник запоздалый , К нам в окошко застучит .

Слух поэта различает и завывание ветра, и плач ребенка, и шорох соломенной крыши, и стук кого-то в окошко. И все это дано поэтом через простые сравнения с обычными явлениями деревенской жизни.

Весь отрывок полон движения, жизни, и достигается это Пушкиным благодаря мастерскому использованию глаголов. Что делает буря? Она «кроет небо», «воет», «плачет», «шуршит соломой», «стучит в окошко». Нельзя не заметить, что почти все глаголы имеют приставку за-, которая сообщает им, с одной стороны, значение начала действия, а с другой — единый музыкальный ритм строфы.

О любви А.С. Пушкина к глаголам пишет и поэт С. Маршак:

«Глаголы, великолепные, энергичные, действенные, пронизывают все описание Полтавской битвы:

Полки ряды свои сомкнули , В кустах рассыпались стрелки . Катятся ядра, свищут пули ; Нависли хладные штыки . Сыны любимые победы , Сквозь огнь окопов рвутся шведы ; Волнуясь, конница летит ; Пехота движется за нею …» [45]

Примеры использования глаголов, как в творчестве Пушкина, так и в произведениях других авторов весьма многочисленны, и задача учителя на этих примерах показать, в чем же состоит изобразительная сила глагола — она в динамике, в движении, в радости действия и достижения победы.

Сила русского глагола.

Удивительным свойством русского глагола является его способность не только называть действие, но и показывать, как оно протекает во времени. А протекает оно необычайно разнообразно: может совершаться длительное время (прыгать, толкать, кричать, думать, слушать), но может произойти в один момент (прыгнуть, толкнуть, крикнуть, блеснуть), может обозначать начало действия (запеть, закричать, заболеть, загреметь) или, напротив, его конец (допеть, доварить, доделать, дописать, дочитать), может указывать на действие, доведенное до определенного результата (прочитать, сварить, выбелить, отстроить, прожарить), или происходить время от времени, с некоторыми перерывами (помешивать, похаживать, подкармливать, почитывать), или сопровождать другое действие (подпевать, приплясывать, подыгрывать, притопывать), или действие, ограниченное во времени (посидеть, полежать, почитать, поговорить), или действие ослабленное (подкрасить, подклеить, подтаять), или, напротив, интенсивное действие, усиленное в своем проявлении (раскормить, разодеться, расхвалить, разговориться).

Значений этих много, и рассказ о них может быть продолжен. Но уже очевидно то, что эти весьма своеобразные значения возникают при присоединении к глаголу или новой приставки, или нового суффикса, а иногда и того и другого. Так, например, от глагола играть можно образовать почти все названные здесь значения: заиграть, доиграть, выиграть, подыграть, разыграться, доиграться, отыграться и др.

Именно это свойство глагола восхищало художников слова. Так, В.Г. Белинский писал: «…русский язык необыкновенно богат для выражения явлений природы… В самом деле, какое богатство для изображения явлений естественной действительности заключается только в глаголах русских, имеющих виды! Плавать, плыть, приплывать, приплыть, заплывать, отплывать, заплыть; уплывать, уплыть, наплывать, наплыть, подплывать, подплыть, поплавать, поплыть…»

Эту же мысль повторил замечательный поэт начала XX века В.Я. Брюсов: «Сила русского глагола в том, что школьные грамматики называют видами. Возьмем четыре глагола одного корня: стать, ставить, стоять, становить. От них при помощи приставок пред, при, за, от и др., флексии возвратности и суффиксов „многократности“ можно образовать около 300 глаголов… Таковы: статься, ставиться, становиться, встать, вставить, вставать, вставлять, достать, доставить, достоять, доставать, доставлять, достаивать, доставливать, достаться, доставиться, достояться, доставаться, доставляться и т. д.»

В.Я. Брюсов, как и В.Г. Белинский, в возможности глагола присоединять к себе различные приставки и суффиксы увидел мощное средство обогащения русского языка глаголами.

Чтобы убедиться в справедливости отмеченных наблюдений, необходимо проделать аналогичную работу, взяв другие достаточно распространенные глаголы.

Четко установите, есть ли в вашем родном языке виды и указанный способ образования новых глаголов.

Видовые пары.

Появляясь «на свет», глагол, как правило, уже относится к определенному виду, которых в русском языке два: несовершенный — писать, рассказывать, раскалывать, отвечать, посещать и совершенный — написать, рассказать, расколоть, ответить, посетить. Глаголы несовершенного и совершенного видов объединяются в пары: писать — написать, заморозить — замораживать, перечитать — перечитывать. Эти пары называются видовыми: они имеют одно значение, а различаются только грамматически — относятся к разным видам.

Разница между глаголами одной видовой пары наиболее ощутима в тех случаях, когда эти два глагола употреблены в одном тексте. Вот несколько таких текстов:

«Выдающийся деятель культуры В.В. Стасов прожил большую, бурную и плодотворную жизнь, до конца дней не выпуская из рук боевого пера. Он оставил богатое литературное наследие.

Горький мудро сказал о нем:

— Вот человек, который делал все, что мог, и все, что мог, — сделал…»

В этом тексте видовую пару образуют глаголы делал — сделал: первый обозначает действие в его течении, а второй — действие, доведенное до результата.

Аналогичный пример находим и в оценке, данной известным советским писателем Д. Граниным замечательному ученому-биологу А.А. Любищеву в повести «Эта странная жизнь»:

«Про Любищева никогда нельзя было сказать: он „стал“. Он всегда — „становился“. Он все время искал, менялся, пересматривал, повышал требования к себе и к своим идеалам».

Видовой парой глагола стал — становился Д. Гранин очень образно и экономно выразил основное свойство творческой натуры знаменитого ученого.

Объединение глаголов в видовые пары вызывает особые трудности, как правило, в тех случаях, когда они образуются с помощью приставок. Известно, что приставки обычно придают глаголу новое значение. И лишь в целом незначительная группа приставочных глаголов выступает в качестве видовых пар. Так, из 17 приставочных глаголов, образованных от глагола писать, видовой парой к нему выступает только глагол написать, все же остальные образуют видовые пары с суффиксальными формами: списать — списывать, записать — записывать, подписать — подписывать, выписать — выписывать, описать — описывать и т. п. Из 13 приставочных глаголов с корневым глаголом ехать видовой парой к нему не является ни один глагол. Видовые пары они образуют с суффиксальными глаголами: въехать — въезжать, подъехать — подъезжать, доехать — доезжать, уехать — уезжать, приехать — приезжать и т. п.

Из 10 приставочных глаголов, образованных от глагола читать, также ни один не выступает к нему в качестве видовой пары. Эти глаголы остаются вне видовых пар и называются одновидовыми глаголами.

Работа Л.Н. Толстого над языком.

На способность русского глагола соединяться с различными приставками и при этом получать новые значения обратил внимание и Л.Н. Толстой, но несколько с другой стороны.

При всей «легкости» присоединения приставок к глаголам, этот процесс для каждого глагола или группы глаголов индивидуален, поскольку сочетаемость глаголов с приставками в принципе избирательна.

А. Фадеев в одном из своих выступлений, говоря о том, какую гигантскую предварительную работу проделывал Л.Н. Толстой, приступая к работе над новой книгой, приводит такой пример: «Толстой записывает приставки на, при, за, у, с, под, от, раз, об, до, в, из, вы, пере, про, по и пробует, какие глаголы к ним походят, а потом делает вывод, что глагол вести можно употребить со всеми этими приставками… Можете себе представить, какую работу он проделал со всеми глаголами, чтобы найти именно тот глагол, к которому подходят все приставки!»

Попробуйте употребить приставки с разными глаголами, выбрав наиболее употребительные (например: говорить , думать, читать, писать, ходить ), и вас на этом пути тоже ждут открытия.

«Сильно работать, много думать».

Писатель С. Елпатьевский, вспоминая о Л.Н. Толстом, пишет, что «ему было чуждо и несвойственно употреблять слова поработать, подумать, а нужно было сильно работать, много думать — над тем, что приходило к нему изо дня в день в виде бесчисленных писем и расспросов, над постоянными, никогда не прерывающимися запросами его духа, над своей проповедью и над художественными образами, старыми и новыми, которые неотступно стояли перед ним, от которых он никогда не мог уйти…».

Прочитав этот отрывок, невольно задумаешься над тем, почему же Толстому не нравились глаголы поработать, подумать, чем они его не удовлетворяли?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо знать точное значение этих слов.

Обращаемся к «Словарю русского языка» С.И. Ожегова, в котором находим: подумать — «думать некоторое время»; поработать — «работать некоторое время». Как видим, они указывают на ослабленность действия, его неполноту. Именно эти значения и были неприемлемы для Л.Н. Толстого, великого труженика, который всю жизнь думал, работал, читал, писал…

«Все вмиг закрутилось-завертелось».

Известный советский журналист Я. Голованов в очерке, посвященном Архангельской земле, пишет:

«Однако самым счастливым стал для Архангельска 1693 год, когда царь Петр прибыл взглянуть на свой единственный морской порт. Царю — 21 год. Был он горяч безмерно, для архангельских воевод катастрофически энергичен, все вмиг закрутилось-завертелось, задергалось и запрыгало, словно от ожога неистово горящих Петровых глаз».

В этом отрывке нас интересуют глаголы с приставкой за-. Чем же они могут привлечь внимание и почему именно с ними автор связывает счастливый год для Архангельска?

Приставка за- среди нескольких своих значений имеет значение начала действия. Глаголов с этой приставкой довольно много: зааплодировать, заблагоухать, зазеленеть, зазвучать, зазвонить, засиять, заиграть, заморосить, заплакать, заплясать и др.

Писатели, используя глаголы с этой приставкой, создают различные картины природы, деятельности людей, механизмов, в основе которых динамика, изменения.

Вот, например, впечатляющий образ косаря, нарисованный А.В. Кольцовым посредством глаголов начала действия:

Зажужжи, коса , Засверкай кругом! Зашуми, трава , Подкошенная .

А это уже картина XX века:

Мотор заревел, зажужжали, зацокали механизмы, и комбайн, ведомый мощным трактором, двинулся… срезая пшеницу (Г. Шолохов-Синявский. Волгины).

Язык по-прежнему великолепно выполняет свои функции. Глаголы, обозначающие начало действия, всегда останутся в языке, так как народ мудро говорит:

Хорошее начало — половина дела.

Лиха беда начало.

Без начала нет конца.

Времена глагола.

— Глаголы изменяются по временам, — четко отвечал Толя. — Они могут иметь прошедшее, настоящее и будущее время.

Учительница остановила Толю и обратилась к классу:

— Приведите пример.

Поднялось много рук.

— Пожалуйста, Оля.

— Я знаю стихотворение, в котором встречаются глаголы всех трех времен.

Утро.

Звезды меркнут и гаснут. В огне облака . Белый пар по лугам расстилается . По зеркальной воде, по кудрям лозняка От зари алый свет разливается . Дремлет чуткий камыш. Тишь — безлюдье вокруг . Чуть приметна тропинка росистая . Куст заденешь плечом, — на лицо тебе вдруг С листьев брызнет роса серебристая . Потянул ветерок, — воду морщит-рябит . Пронеслись утки с шумом и скрылися .

— Чудесное стихотворение. А ты знаешь, кто его написал?

— Поэт Иван Никитин. Оно напечатано в сборнике «Родные поэты», и он у меня есть.

— Оля, ты будешь называть глаголы, а ребята будут определять их время.

Идет весна.

Никогда не свети солнце так ярко, как в марте, никогда не бывает небо таким просторным и чистым, как в марте, и чем ярче сияет солнце, тем злее ночной мороз.

За ночь мороз старательно затягивает лужи узорчатым ледком, развешивает по краям крыши бахрому сосулек, сковывает сугробы. А солнце, отоспавшись за зиму, весело расправляется по-своему: растапливает ледяные пленки на лужах, острым лучом отпиливает сосульки, и они падают с хрустальным звоном. Сугробы дряхлеют, оседают, уходят в землю.

Длинным днем хозяйничает солнце, короткой ночью — мороз. И морозу не хватает ни времени, ни сил, чтобы восстановить то, что разрушило солнце. А солнце расчищает дорогу весне, которая идет с юга на север и скатывает снеговой ковер с земли.

В каком времени употреблены глаголы в рассказе 3.Воскресенской? Почему автор выбрала для описания прихода весны именно эту форму времени? Какие слова в рассказе говорят о том, что описанная картина повторяется, происходит ежегодно?

Вмешательство цензора исправлено.

В стихотворении Н.А. Некрасова «Поэт и гражданин» есть такие строки:

В ночи, которую теперь Мы доживаем боязливо , Когда свободно рыщет зверь , А человек бредет пугливо ,— Ты твердо светоч свой держал …

Этих строк в свое время коснулась рука цензора, и они читались так:

В ночи, которую теперь Мы доживаем боязливо , Когда свободно рыскал зверь , А человек бродил пугливо …

Как будто изменения незначительны: настоящее время глаголов заменено на прошедшее, однако смысловое отличие одного варианта от другого огромно.

К. Чуковский, большой знаток творчества Н.А. Некрасова, обнаружил это вмешательство цензуры и истолковал его следующим образом:

«Так как стихотворение написано вскоре после воцарения Александра II в эпоху либеральных надежд и восторгов, первый вариант внушал читателю неверную мысль, будто, по мнению Некрасова, николаевские порядки уже позади, тогда как во втором варианте выражалось подлинное убеждение поэта, что царствование Александра II не принесло никакого существенного облегчения народу. По-прежнему — как и в былую эпоху —

… свободно рыщет зверь , А человек бредет пугливо .

Впервые этот вариант был введен в Полное собрание сочинений и писем Н.А. Некрасова в 1948 году».

Истолковать так восстановленный вариант текста К. Чуковскому давала право одна из особенностей глаголов настоящего времени, которые могут обозначать действие постоянное, не связанное с временными ограничениями. Это значение настоящего времени является весьма распространенным и широко представлено в художественной литературе.

«Весна! Выставляется первая рама…»

Кто не знает этой строчки замечательного стихотворения известного поэта XIX века А.Н. Майкова!

Весна! Выставляется первая рама — И в комнату шум ворвался , …… И говор народа, и стук колеса . Мне в душу повеяло жизнью и волей: Вон — даль голубая видна … И хочется в поле, в широкое поле , Где, шествуя, сыплет цветами весна!

В нем воспевается приход весны, той весны, когда уже тепло («Выставляется первая рама»), ярко светит солнце («даль голубая видна») и «хочется в поле», где полновластно царствует весна, рассыпая свои цветы. И это ощущение радости жизни, свободы, кипения жизненных сил передано так зримо, так рельефно, как будто эти чувства ты испытал и испытываешь сам.

Являясь поэтическим шедевром, как по форме, так и по содержанию, это стихотворение примечательно и с чисто лингвистической стороны, со стороны употребления в нем глагольных времен.

Начинается стихотворение строкой, в которой глагол имеет форму настоящего времени, обозначая действие обычное, повторяющееся из года в год (выставляется первая рама). Во второй же строке глаго