Как делили хабр, вспоминать буду долго.

Под стенами города собралась огромная толпа горцев, и все они хотели только одного – получить свою долю. Причем были такие, кто не участвовал в битвах и появился после падения Нирзоя. А вожди родов и кланов задним числом зачислили их в состав своих сотен. Почему так? По той простой причине, что они родственники и земляки. Раз все из одной деревни, отказать соседу нельзя. И так почти в каждом подразделении. Любителей дармовщинки оказалось много, и прежде чем стали делить добычу, между сотнями произошли боестолкновения. В результате все передрались, перессорились, и было убито несколько воинов.

Честно говоря, чего-то такого я ожидал. Горцы храбрецы, спору нет, особенно на своей территории. А в жизни это мелочные сквалыги, собственники и весьма неприятные субъекты. Да и как может быть иначе? Просто представить себе, как они живут, – и многое становится понятным.

Есть деревеньки, и в каждой свой клан. Вождь самый богатый и здоровый мужик. Он хозяин и владелец общинного стада. А помимо этого у каждой семьи есть своя скотина, как правило, корова и несколько овец. В основном за счет этого горцы и живут: молоко, мясо, шерсть. А после падения Нирзоя, когда мы захватили огромную по местным меркам добычу, каждый захотел обогатиться. Есть в хлеву корова – счастье. А будет две – счастья вдвое больше станет. Вот и приперлись горцы хабр делить. А бойцы, которые реально участвовали в сражениях и проливали свою кровь, стали гнать дармоедов. Слово за слово – в итоге пролилась кровь. Такие вот дела, и я еще раз подумал о том, что правильно сделал, когда отказался стать верховным вождем. Ведь в таком случае мне пришлось бы разгребать местные склоки. А оно мне надо? Конечно же нет.

В общем, войско успокоилось после полудня, и только затем произошел раздел добычи. Свои обещания я выполнил. Скотину, городские трофеи, ткани и продукты поделили вожди. Затем раскидали хабр по отрядам, и дальше дело сотников. А когда дележка была закончена, я обнаружил, что мое войско исчезло. Еще утром под стенами стояло больше трех тысяч воинов, а вечером в городе осталось человек триста, не больше. Остальные потянули добычу по домам, и если бы напали враги, Нирзой пришлось бы бросить. Но, к счастью, нирцы оставались на своих позициях, и ночь прошла спокойно, а утро принесло добрые вести.

С утра пораньше, когда я проснулся, появился Вольгаст, который привел с собой человека. Это был посланец бохемского короля, действительный статский советник граф Арнольд ун Габьер. По приказу своего короля, Терена Славного, в народе больше известного как Скупердяй, он проник на территорию Яфтара через земли мараханов, и они проводили его в Нирзой. Ну и я, разумеется, принял графа.

Арнольд ун Габьер оказался худощавым брюнетом в потрепанном темно-зеленом мундире. На первый взгляд человек неглупый. По крайней мере, взгляд умный. И, присев напротив меня, он сказал:

– Никогда не думал, что увижу настоящего чародея.

Я улыбнулся:

– Ближе к делу, господин граф. Думаю, вы принесли послание своего короля. Так не будем тянуть время.

– Да-да, господин чародей. – Он кивнул и протянул мне запечатанный свиток. – Пожалуйста, ознакомьтесь.

«Легко сказать – ознакомьтесь, – подумал я. – Местные языки при помощи магии освоил, а вот читать и писать не могу».

– Вольгаст, возьми, – отдал я команду оборотню, и когда он забрал свиток, вновь обратился к советнику: – Послание прочтем позже. А пока давайте поговорим. Ради чего вы приехали и чего ждете от нашей встречи?

Помедлив, граф вздохнул, собрался с мыслями и перешел к сути:

– Как вам известно, господин чародей, в прошлом мы с нирцами были союзниками и совместно захватывали Яфтар. Но затем нас подло обманули. Союзники ударили в спину, и нас оттеснили от гор. Теперь мы в нейтралитете. Ни мир, ни война. Они не трогают нас, а мы не помогаем врагам короля Фурро. Но вы случай особый, и мой повелитель король Терен, да будет благословен его род, принял решение оказать вам поддержку.

– Войсками?

– В данный момент мы считаем, что основная битва будет вестись между дипломатами. Однако если понадобится, Бохем поможет вам и войсками. К границе с Ниром выдвинулась армия нашего лучшего полководца генерала Арзамая. Без преувеличения, это лучший генерал столетия, и у него двадцать тысяч пехоты, а также четыре тысячи кавалерии. Причем хочу обратить ваше внимание на тот факт, что король выделил ему свои лучшие полки, в том числе и знаменитых «Белых кирасиров».

Я не знал, кто такие «Белые кирасиры», и про Арзамая пока ничего не слышал. Но в словах графа была гордость за своих военных, и я кивнул:

– Это хорошо. Но что взамен?

На лице советника появилась широкая улыбка, и он ответил:

– Разумеется, нас интересуют ваши таланты, господин чародей, и товары из иного мира. Мы до сих пор помним, какие зелья привозили торговые караваны Халли Фэшера. Про это у нас сложены легенды. И мы рассчитываем, что ваши чудодейственные микстуры пойдут в большой мир через нас. Ну и, конечно, мы будем иметь с этого доход. По-моему, все очень просто и логично.

– Хочу сразу сказать, господин граф, что пока мне предложить нечего.

– Но это ненадолго?

– Думаю, что если осяду в вашем мире, первая торговая ярмарка будет открыта через полгода. Наверное, зимой или весной следующего года.

– Превосходно. – От избытка чувств советник не сдержался и хлопнул в ладоши. – Нас это устраивает. Но, может быть, лучше отправить торговый караван сразу к нам?

– Пока еще не время. Рано об этом говорить.

– Согласен, вы будете предлагать товар, значит, условия диктуете вы. И теперь дело за малым – принудить короля Фурро к миру. Кстати, сейчас в его военном лагере наши послы. Они дадут ему понять, что затягивать мирные переговоры не стоит.

– От меня что-то требуется – подпись под договором или клятва?

– Нет, господин чародей. Мы верим вам, а вы верите нам. Взаимное доверие – залог добрых партнерских отношений в будущем. Поэтому про письменные договоры поговорим, когда все уладится.

– Хорошо. Позже мы пообщаемся еще, а сейчас отдыхайте. Наверное, вы устали с дороги?

– Да. – Граф встал и резко, по-военному кивнул: – Благодарю.

Советник удалился, и Вольгаст сказал:

– Слишком все гладко. Не верю я в добрососедские отношения. А ты как считаешь, Оттар?

– Мне тоже не верится, что бохемцы вот так сразу решили нам помогать. С одной стороны, торговля со мной и дружба с чародеем для них выгодны. Этого отрицать нельзя, и они нам помогут. Но расслабляться и полностью доверять королю Терену мы не станем.

– Правильно. – Оборотень согласился со мной и неожиданно к чему-то принюхался.

– Что-то не так?

Он ухмыльнулся:

– У нас еще гости. Точнее, гостья.

– Кто именно?

– Девушка-убийца, которую ты отпустил. Она идет к нам. Вместе с Ойгеном.

– Надеюсь, она принесла ответ своего короля.

– Посмотрим.

Мы замолчали, и через пару минут появился Ойген, а с ним была Кобра.

– Командир, – следопыт покосился на девушку, – через реку перебралась убийца и сама вышла к нашему патрулю. Говорит, что к тебе с важным известием.

– Так и есть, Ойген. Подожди за дверью.

Вновь скрипнула дверь, и Кобра, приблизившись, сказала:

– Твое задание выполнено, колдун. Я смогла встретиться с королем Фурро, и он готов начать переговоры. Место встречи на мосту через Арабат. Завтра на восходе солнца.

– Ты молодец.

– Теперь твоя очередь, колдун. Отдай Бачу.

– Вот встретимся с королем – тогда и отдам. А сейчас отправляйся в темницу. Если не солгала, получишь свободу.

Прищурившись, девушка смерила меня злым взглядом, а я улыбнулся и бросил оборотню:

– Вольгаст, проводи нашу гостью в камеру.

Оборотень махнул Кобре рукой:

– За мной.

Вновь я остался один. Встал, подошел к окну и, посмотрев на опустевший город, подумал, что жизнь начинает налаживаться и приобретать какие-то очертания.

В то время как Оттар Руговир, молодой маг и самопровозглашенный король, встречался с советником бохемского короля и Коброй, в расположении нирской армии проходила другая встреча. Король Фурро в неофициальной обстановке общался с послом своего венценосного соседа Терена, и говорили они, разумеется, про Оттара.

Фурро Второй, пожилой и очень бледный брюнет, вечно больной и страдающий от множества болезней, как обычно, был не в духе. Закутавшись в толстый шерстяной плащ, он восседал на походном троне и смотрел на своего собеседника герцога Мило Иштарги. А посол, пышущий здоровьем крепыш, красавец и любимец дам, вел себя весьма непринужденно, грел над жаровней руки и улыбался.

– Значит, твой государь настаивает на том, чтобы мы оставили Яфтар пришельцу из иного мира? – спросил король.

– Так и есть, ваше величество, – отозвался герцог и добавил: – И еще мой государь просит вас взглянуть на все происходящее с позитивной точки зрения.

– В смысле?

– Король Терен видит в появлении чародея не зло, а благо для нас.

– Понятно. – Фурро презрительно скривился. – Бохемцы надеются нажиться на спекуляциях, перепродавая редкие товары и магические зелья, которые привезет чародей. А нам-то с этого что? Мы теряем Яфтар и плацдарм для экспансии на север, к золотым рудникам. Так что никакого позитива я не вижу.

– Позвольте мне развить свою мысль более подробно, ваше величество?

– Попробуй, герцог.

– И еще, разрешите говорить начистоту?

– Да. Дозволяю.

– Вы, ваше величество, не имеете детей, и жить вам осталось пять-шесть лет. А потом ваше королевство развалится, и начнется гражданская война. Все это из-за болезней, которые одолевают вас и подрывают ваше драгоценное здоровье. Но представьте себе, что будет, если чародей сможет избавить вас от недугов? Медицина не смогла ничего сделать, и жрецы не в силах исцелить вашу особу. Но чародей – иное дело. Что вы на это скажете?

Фурро хмыкнул:

– Предположим, что он сможет поставить меня на ноги. Но за это придется простить чародею гибель моих воинов и отдать ему провинцию. Не слишком ли велика цена?

– Так ведь условия можно пересмотреть.

– Не понимаю, о чем ты, герцог.

– Чародей силен. Это неоспоримый факт. И нам его не одолеть, мы к этому не готовы. Однако мы можем втереться к нему в доверие, окружить пришельца своими людьми, шпионами и купцами. А когда разведаем его секреты, тогда и нанесем удар. Главное – получить доступ к магии и проходу в иные миры.

– А ты хитрец, герцог.

– Не я, ваше величество, а мой король. Не скрою, между нашими государствами много противоречий и есть разногласия. Но у нас есть и нечто общее. Мы плоть от плоти этого мира, а чародеи приходят и уходят.

– Возможно, мой брат Терен прав… Возможно… И нам стоит подождать удобного случая, чтобы побольше узнать о личности чародея… Но о своем решении я сообщу завтра, после встречи с пришельцем…