Зима в провинции Яфтар выдалась холодной и снежной, почти как в родной Дрангии. Так что мне не привыкать. Главное, что в моем доме, который раньше принадлежал наместнику короля, было тепло и уютно. Поэтому я его почти не покидал. Как расторговался с нирцами и бохемцами, которые за очень хорошую цену выкупили у меня все магические зелья и зачарованные предметы из мира Кассерин, так и заделался домоседом. Раз в два-три дня совершал переход на Тигриную гору, которая с недавних пор стала охраняться воинами Кауко, и открывал портал в долину Койран. После чего навещал Юссира и возвращался. А все остальное время тратил на общение с Алоизой и сыном, которого она мне родила и которого назвали Хельги. Плюс к этому занимался изучением знаков, чтением книг из библиотеки Фэшера и размышлял о своем будущем.

Несмотря на зиму, вокруг меня постоянно что-то происходило. В Вирбурге появлялись новые жители и красивые девушки, присылаемые местными вождями. На границе пограничники и оборотни Вольгаста каждый день перехватывали авантюристов, ищущих чуда больных людей и беглецов. В горах ссорились и мирились вожди горцев, которые потом приезжали ко мне, просили аудиенции и слезно умоляли вмешаться в их местечковые разборки. Представители бохемского и нирского королей терпеливо ждали наступления весны, когда состоится следующая распродажа привезенных из мира Кассерин магических товаров. Мастер Герикэ создавал лабораторию и собирался варить зелья, востребованные местными жителями. А мои соратники ловили шпионов, медленно, но уверенно увеличивали численность войск и завлекали в город мастеров. В первую очередь строителей, дабы сделать из Вирбурга неприступную твердыню.

Однако все это по сравнению с главной целью, освобождением народа Вайда, мелочи. Поэтому меня они интересовали мало, и как-то вдруг пришло понимание того, что все бренно, а потом накатила тоска. Можно стать местным королем, причем таким, что равного не будет. Но зачем и ради чего? Можно объединить местные племена, а потом покорить племя оксиан, в землях которых много золота. Но разве нет у меня золота? Можно проложить через горы широкий тракт, выйти к морю и построить порт. Но разве я морской путешественник? Можно собрать гарем из самых красивых женщин мира Ойрон и посвятить себя любовным утехам. Но рядом была Алоиза, которая смотрела на меня влюбленными глазами, и не хотелось ее обманывать. Можно даже стать предводителем религиозного культа имени себя любимого. Но я этого не хотел и к поклонению относился равнодушно.

В общем, это был сложный период, слишком много я думал, и во мне боролись три разных человека. Первый – морейский служака, сын северного барона, воин и патриот, который мечтал вернуться на родину. Второй – потомок Вайда, последыш, которого преследуют и желают взять под контроль. Третий – Оттар Руговир, обычный человек, желания которого просты и незатейливы: обеспечить будущее своего ребенка и безопасность своей семьи.

Такие вот расклады, и временно я самоустранился от дел, замкнулся в себе и ни на что не обращал внимания. Апатия овладела мной, и виной всему, как мне кажется, накопившаяся усталость. Слишком долго я бегал, суетился, воевал и думал о других людях. Поэтому едва не надорвался. Но в конце концов, после двухмесячного отдыха, восстановился и вновь стал самим собой. Морейский служака, потомок Вайда и обычный человек смогли договориться, слились воедино, и я перестал копаться в душе. Долой хандру! Пора определиться, чего я хочу и к чему иду.

Дабы избавиться от врагов и преследователей, я обязан получить как можно больше знаний и стать настолько сильным магом, чтобы никто не мог причинить мне вреда. При этом, раз уж я человек семейный и у меня есть наследник, нужно позаботиться не только о своей безопасности, но и о будущем сына. Следовательно, необходимо отстраивать Вирбург, увеличивать армию, набирать мастеров и готовиться к новым вылазкам в родной мир. Чем больше воинов и верных людей у меня будет, тем лучше. И золото лишним не бывает, как и территории. Так что рано я расслабился. Надо расширяться и укрепляться, пока есть такая возможность, и не надо тосковать. Дал слабину, и больше это повторяться не должно.

Решение было принято, и что делать дальше, понятно. После чего я обошел город, навестил мастерскую Герикэ, который находился под неусыпным контролем и усиленной охраной, поговорил с соратниками и вызвал к себе Вольгаста.

Оборотень вошел в комнату, и я сразу сказал:

– Докладывай.

– О чем? – удивился он.

– Обо всем. Как дела в гвардии? А еще какие мысли и планы у тебя есть по развитию нашего маленького королевства? Давай, не стесняйся.

– Оклемался все-таки? – Вольгаст усмехнулся и добавил: – У Халли тоже так бывало, накатит печаль – и сидит, думает. Потом вскакивал и давай работать за пятерых. В этом ты на брата очень сильно похож.

– Воспоминания про Халли послушаю как-нибудь в другой раз. – Я тоже улыбнулся.

– Верно, – согласился оборотень и перешел к докладу: – В городе тихо. Под моим командованием по-прежнему сорок воинов и полтора десятка дикарей. Службу тянем добросовестно, нужды ни в чем не испытываем. Таковы дела в гвардии. А вот планов по развитию королевства нет. Как-то не задумывался над этим, ибо не мой уровень.

– А зря.

– Почему?

– Да потому, Вольгаст, что мы с тобой в одной лодке и нам из нее еще долго не выпрыгнуть. По-настоящему я могу доверять только тебе, а остальные люди случайные. Даже Ойген и Наймар.

– Вот теперь я тебя понял. – Он присел напротив меня, помолчал и спросил: – Сам-то чего хочешь?

– Не суть, чего я хочу. Важно, что нам требуется крепкое и самодостаточное государство с сильной армией, казной и большими запасами для ведения войны.

– Так нам же здесь после заключения мира с королями опасаться некого, – удивился он.

– Это сейчас, а потом – кто знает, что будет? Местные священники соберутся и объявят против нас священный поход. Может такое произойти?

– Да, – согласился он со мной.

– То-то же. Как навалятся со всех сторон – и конец нам, придется уходить обратно в мир Кассерин, а там недругов хватает.

– Я тебя понял.

С этого момента мы попусту не болтали, раскинули на столе карты и стали думать над нашими дальнейшими шагами. Одна голова хорошо, а две лучше.

В настоящий момент у нас есть база в родном мире и Вирбург, который по местным меркам охраняется неплохо. С одной стороны от него получившие свободу племена, а с другой земли нирского короля. Горцы союзники, а нирцы в вооруженном нейтралитете. Пусть пока так и остается, хотя вскоре придется объединить яфтариев и заставить их стать моими подданными. Как? Да очень просто, поскольку ничего нового придумывать не надо. Вождей купить, убедить или запугать, а соплеменники пойдут за ними. Такая тактика использовалась королевскими наместниками, и нам она тоже сгодится. А то горцы уже хлебнули свободы. Раньше над ними постоянно висел карающий меч в виде воинов короля, а теперь никого. Вот они и стали резать друг друга. Кровью уже умылись, и сейчас многие вспоминают оккупантов добрым словом. Они хоть и драли три шкуры и вырезали самых активных борцов за свободу, зато горцы жили дружно, соседей не убивали, девчонок не воровали, пастбищ не делили и не угоняли скотины.

Разумеется, нирцев уже не вернуть. Я этого не допущу, и в этом вопросе вожди меня поддержат. Но порядок придется наводить. А для этого нужны не только увещевания, но и судьи, за спиной которых встанут воины, готовые бить и вязать, а если понадобится, то и рубить ослушников. Моя дружина и городская стража Кауко для этого подходили плохо, они местные, а Вольгасту заниматься усмирением бунтовщиков и отловом разбойников просто не по чину. И отсюда следующий вопрос. Где взять новые контингенты воинов?

Я считал, что придется искать бойцов в родном мире, раз уж горцы плохо идут в мою армию и у нас много золота. Глаз замылился, как говорится. Но оборотень обратил мой взор в иную сторону. Рядом многолюдные королевства, в которых развито наемничество и немало профессиональных убийц, готовых за звонкую монету оберегать того, кто платит, и выполнять любые его приказы. Понятно, что среди наемников будут шпионы нирцев, бохемцев и других государств. Но с этим придется мириться, и предварительно, прикинув состояние моей казны, мы пришли к выводу, что можем позволить себе наем трех-четырех тысяч воинов на один год. С такими силами Яфтар можно держать под контролем без особого напряжения, и еще останется золото на строителей, подкуп вождей, развитие алхимической мастерской, магические ингредиенты и прочие траты, которые неизбежно возникнут в процессе. Естественно, это с учетом того, что будут не только доходы, но и расходы.

Что еще стоило упомянуть?

Конечно же нельзя забывать о долине Койран и Тигриной горе. В точке перехода необходимо построить форт, а долину Койран отгородить от мира стеной и башнями. После чего в распоряжение Юссира будет передана сотня воинов, а если понадобится, то и больше.

В общем, что делать в ближайшее время для развития королевства и укрепления обороноспособности, определились. А помимо того весной мне придется отлучиться, вместе с отрядом гвардейцев присоединиться к обозу старшины Серпака и совершить путешествие в Райно и Несковию. Зелья и зачарованные предметы для торговли с соседями брать нужно, а в Морею теперь не сунешься – слишком опасно. Хотя, возможно, я ошибаюсь. Однако рисковать и вновь встречаться с «черными клинками» желания не было.

После того как хандра оставила меня, начались трудовые будни. В горы были посланы гонцы к самым главным вождям яфтариев, Будаю и Симхо. Оба числились моими советниками и ежемесячно получали небольшую горстку монет, так сказать, для поддержания штанов. Оба люди хитрые и сами себе на уме, но они на моей стороне. Сын Симхо богатырь Кауко – один из моих командиров, а дочь Будая замужем за Ромаем, который возглавляет отряды лучников. Поэтому, раз уж их родственники служат мне, а сами они не прочь иметь регулярный доход, деваться им некуда, и они, помимо того что управляли своими родами, наблюдали за племенами и регулярно присылали в Вирбург доклады о том, что происходит в горах.

А пока вожди не приехали, я занимался другими делами. В долину Койран перебросил полсотни воинов, рабов и бригаду строителей. Юссир обрадовался и сразу же начал раздавать приказы. Он мечтал о своей ферме вдали от людей, но отставному сержанту это быстро наскучило. А теперь он опять востребован, и у него в подчинении полторы сотни людей, готовых выполнять его распоряжения.

Только разобрался с этим, как сразу же отправил в Нир, Бохем, Горвик, Ириор, Демер, Рахти, Берлай и Хоршварт послания к наемным командирам. Кто желает заработать деньги, имеет боевой опыт и хорошо владеет оружием – все ко мне. Главное, приходите, а в процессе отсеем зерна от плевел. Посланцами стали авантюристы, которых отловили наши пограничники, и в качестве награды каждому предложили золото. Разумеется, по результату деятельности. После чего с послами Нира и Бохема были проведены переговоры о свободном пропуске наемников в горы. Деваться им некуда, ибо вступать со мной в конфликт они не хотели, особенно после получения чародейских зелий, чудодейственную силу которых уже оценили местные дворяне. Поэтому моя просьба была удовлетворена.

Вербовщики помчались исполнять приказ искать наемников, и в этот же день появились вожди. Оба в меховых шубах и с золотыми цепями на груди, перстнями на пальцах и на дорогих лошадях. Прямо настоящие бароны, почти самовластные правители. Хотя я знал, что, несмотря на добычу, которую горцы получили после раздела хабра, рядовые горцы по-прежнему бедствуют, а некоторые даже голодают. Впрочем, вождей это не касалось. Правители, даже выборные, как правило, всегда живут сытнее и богаче, чем те, кто их выдвигал на высокий пост и поддерживал.

Я встретил вождей за столом: как раз ужин. Пригласил их присесть и быть гостями. А когда яфтарии насытились, утолили первый голод и жажду, пока они не окосели от вина, начал серьезный разговор.

– Что происходит в горах, вожди? – спросил я советников.

Они переглянулись, и ответил Будай, как старший и более опытный:

– В горах все неладно, король. Мы докладывали. Но если ты наших писем не читал, то я повторюсь. Плохо в горах. Аспары засели в Триаре и выбрали верховного вождя, который при многочисленных свидетелях смеет называть тебя самозванцем. Слишком много он о себе возомнил и нас, яфтариев, которые пошли с тобой освобождать Яфтар от оккупантов, грозится перебить. Наглец! Мараханы и эставьены дотла спалили нирский городок Лодьен, а потом рассорились из-за добычи и пленников. Ченгоцы и скруты разгромили королевские форты на севере. Только от одной напасти избавились, как новая появилась. Дикие племена с горы Идольцо атакуют их поселения и угоняют скот. А мы, яфтарии, все еще ждем, когда ты одумаешься, примешь звание руг-ан-ругана и наведешь порядок. Ведь так предсказал пророк Дуган.

Сказав это, Будай и Симхо посмотрели на меня, а я покачал головой и сказал:

– Быть верховным вождем я не хочу, вы об этом уже знаете, и я от своего слова не отступлюсь.

– Значит, племена так и останутся без правителя?

– Почему же? Признайте меня своим королем, дайте положенные клятвы на верность – и все изменится.

– Это невозможно, – Будай покачал головой.

– То есть признавать власть нирского короля вы были готовы, а мою – нет?

– Есть разница между оккупантом и освободителем.

– Однако, насколько я знаю, многие горцы уже жалеют об изгнании нирцев.

– Так и есть. – Вождь не стал отрицать очевидного.

– Вот видишь. А что будет через год, когда мужчин в ваших деревнях уже не останется, а скот угонят жадные соседи?

Вожди опустили головы. Они понимали, что будущее может быть именно таким, и я продолжил:

– Ходить вокруг да около не стану, позвал вас не ради вкусного ужина и пустой беседы. Поэтому скажу как есть, и два раза своего предложения повторять не стану. Я не стану руг-ан-руганом, но буду вашим королем. Яфтариям самые низкие налоги, за преданность и особые заслуги, а вам и другим сильным вождям, кто готов встать под мое знамя и дать клятву, дворянское звание и соответствующие привилегии. Остальные племена последуют за вами или будут покорены. Вы меня знаете, я смогу их усмирить.

– А если мы откажемся? – спросил Симхо.

– Тогда я буду ждать и наблюдать за тем, как вы истекаете кровью. После чего позову других вождей и сделаю свое предложение уже им. Как думаете, Эркен согласится стать потомственным графом?

– Согласится, – кивнул Будай.

– А вы согласитесь?

Опять вожди переглянулись, и я услышал ответ:

– Мы тоже согласны. Однако нам нужно время.

– Никто вас не торопит. Есть остаток зимы и весна, а летом я соберу общий сбор яфтариев, и на нем все решится.

Дальше разговаривали о мелочах и уточняли детали. Основное было сказано. А утром вожди уехали, и я провел нехитрые подсчеты. После исхода нирских колонистов и понесенных горцами потерь в провинции Яфтар, которую я намерен сделать королевством, проживает примерно триста восемьдесят тысяч человек. Яфтариев сто десять тысяч, аспаров семьдесят, эставьенов и ченгоцев по шестьдесят, мараханов сорок пять, а скрутов тридцать пять. Это вместе с населением Вирбурга, в котором проживают выходцы из разных племен, и если яфтариев я смогу взять под руку без крови, с остальными придется воевать. Только меня это не смущало. Если понадобится, буду применять боевые знаки, особенно против «гордых» аспаров, которые нирским чиновникам сапоги лизали и воинам короля своих женщин в постель посылали, а теперь чересчур осмелели. Видимо, много трофейного вина и браги пьют, оттого языки и развязались.

Впрочем, это планы на лето и осень. До общего схода яфтариев еще далеко, а сейчас нужно думать о торговле. Поэтому, вызвав Вольгаста и Кауко, я приказал собрать еще полсотни воинов, которые отправятся на усиление гарнизона в долину Койран, и взять гвардейцев. Приказ был выполнен быстро, и спустя полчаса мы оказались в мире Кассерин. Мне, конечно, тяжело переводить через портал целые отряды, но справлялся.

Юссир нас ждал и похвастался успехами. Заготовлены бревна и камни для постройки оборонительных сооружений, расчищены подходы к пещерам, в которых могут находиться другие тайники Халли Фэшера, разобраны развалины, оставшиеся от предыдущих владельцев, и осталось дождаться хорошей погоды. После чего, как только из Вирбурга привезут недостающие стройматериалы, которые придется перетаскивать через портал, можно начинать возведение стены на перевале и сторожевых башен.

Все хорошо. Все замечательно. Все отлично. Кроме одного. Неподалеку крутятся отряды гномов и эльфов. Обычно они бродят возле границы с Мореей, которую постоянно переходят для нападений на мирных жителей. Однако в последние два дня появились в центральной части Рунгии. Местных они не трогают, понимают, что не стоит тревожить тех, кто может дать отпор, ибо люди здесь проживают суровые. Но при этом длинноухие кого-то ищут и даже пытались подойти к долине Койран. Воины их отпугнули, и эльфы, не поняв, кто перед ними, отошли. Но что будет дальше? Этот вопрос Юссира обеспокоил очень сильно. Ну и меня конечно же тоже. Ведь они могут искать меня, и если так, то плохи наши дела. Очень быстро враги поймут, что я открыл портал в иной мир, и пригонят сюда штурмовиков. Возможно, они не смогут с ходу взять Койран. И что тогда? Они просто заблокируют меня в долине, и это поражение, так как о торговле можно забыть. Я смогу переходить только в те места, где раньше бывал. При условии, что нет помех и рядом не работает негатор. А эльфы твари такие, что негатор появится точно.

Однако дергаться я не стал. Чему быть, того не миновать. Прежде всего нужна информация о противнике, и я выслал разведчика. Естественно, самого лучшего, Вольгаста. А сам занялся укреплением обороны и расставил на позициях воинов, которые должны прикрыть долину в случае нападения. После чего, используя знаки Вайда, выставил пассивный магический охранный периметр. Теперь врасплох нас не застанут.

Так прошел первый день моего пребывания в долине. А на второй день вместе с Кауко я полез в пещеры, раз уж заняться нечем, и попробовал отыскать клады брата. Но, к сожалению, кроме нескольких серебряных монет, ничего не обнаружил. Мы обследовали половину пещер, а результат мизерный. Так себе денек. Оставалось дождаться Вольгаста, дабы узнать новости, и он появился ночью.

Перекинувшись в человека, оборотень сделал доклад, и расклад следующий. Эльфы и гномы в самом деле ведут поиск. Но ищут они не меня, а морейский отряд, который находится в сорока милях к северо-западу от нашей долины. Это хорошо, что их внимание сосредоточено на иной цели. Однако среди морейцев, которых длинноухие и коротышки вот-вот прижмут к горам, есть мои знакомые, капитан Фредегард Оракис и корнет Валли Виниор. Теперь они «черные клинки» и появились в северных пустошах не ради собственного развлечения. Наверняка они искали меня. Поэтому можно про них забыть и сделать вид, что я этих людей никогда не знал. Повезет – выберутся, а нет – значит, перебьют царских шпионов эльфы и гномы.

Таким было мое первое желание. Но забыть про бывших сослуживцев не получилось. С Оракисом и Виниором мы неоднократно плечом к плечу стояли в одном строю и вместе проливали кровь. Это факт. Они хорошие люди, честные вояки и настоящие морейцы. И это тоже факт. Поэтому нельзя отдавать их на заклание врагам, даже несмотря на опасность раскрыть себя, и я решил отправиться на выручку морейцам.

Отряд у меня небольшой – гвардейцы, Вольгаст и Кауко. Главная цель – вблизи посмотреть на то, что будет происходить с отрядом Оракиса. А вступать в бой или нет – решу на месте. Проводник есть, круче оборотня местность никто не знает, даже местные следопыты, и шансы остаться незамеченными у нас хорошие. Так что вперед. Рюкзак на плечо – и сквозь ночь, снегопад и ветер, навстречу опасности.