Раздвинув мокрые ветки, ветеран Рубайятской кампании майор Урдо Кайпер выполз из укрытия и посмотрел в сторону Таскурбаха. И практически сразу рядом с ним появился Санто Кардар, бессменный командир взвода «Калияр». Опытные воины, несмотря на то что родились в разных мирах и произошли из разных социальных слоев, думали одинаково и понимали, что завтра поселение падет, а разношерстное войско Эрнано Агликано будет уничтожено. Подходил к концу шестой день обороны Таскурбаха, и седьмой закончится поражением наемников короля Оттара.

Единственный шанс для Агликано спастись – пойти на прорыв. Под покровом темноты вывести за разрушенные стены последних воинов, пробиться через боевые порядки противника и добраться до гор. Но шансы на это были невелики. Эльфы и союзники ушастых из Райно перекрыли все пути отхода. Они ждали прорыва, и Агликано, понимая это, скорее всего, останется на развалинах поселка и постарается дождаться подхода морейских полков, которые уже недалеко…

Сначала все складывалось неплохо.

В первый день наемные отряды Агликано с ходу захватили Таскурбах, укрепленный поселок возле старого тракта. Это успех, хотя договориться с местными жителями, которые проспали свою свободу, у королевского генерала не получилось. Только полсотни северных бродяг согласились присоединиться к нему, чтобы за звонкие золотые монеты сражаться с эльфами. А остальных Агликано приказал направить на укрепление стен и сооружение баррикад. Но укрепиться не получилось, ибо не хватило времени.

Тем же вечером к Таскурбаху подошли эльфийские рейнджеры, которые тоже собирались захватить поселок, дабы он послужил базой для войска ушастых перед атакой на Койран. Сотня лучших эльфийских воинов, без дополнительной разведки и не пытаясь вступить в переговоры, попробовала с ходу овладеть воротами и умылась кровью. Половина вражеских воинов полегла сразу, а иначе и быть не могло. Потому что поселок охранялся не местными разгильдяями, привыкшими полагаться на авторитет семьи Байхорно и стену, а наемными стрелками, которые встретили их шквалом стрел.

Кстати, бойцы взвода «Калияр» и оборотни наблюдали за этим со стороны, но не вмешивались, а занимались подготовкой схронов.

На второй день эльфы все же разобрались, кто перед ними, помог допрос беглецов из поселка, и новых попыток овладеть Таскурбахом не повторяли. Вместо этого, дождавшись подхода подкреплений, еще двух сотен рейнджеров, с которыми пришли маги, ушастые провели тщательную разведку местности и ничего не обнаружили. «Калияры» и Кайпер были мастерами своего дела, и король снабдил всех разведчиков дорогими охранными оберегами, а оборотни отошли в сторону.

На третий день эльфийские маги попробовали забросать поселок простейшими огненными шарами. Но из этого ничего не вышло – морейские чародеи отбили вражеские заклятия. И тогда эльфы применили собственное чародейство, присущее только их народу. Объединившись, они создали огромного зеленого червя, который попытался проникнуть в Таскурбах под землей. Однако вновь неудача, и опять все затихло. Эльфы проверили магическую оборону поселка и успокоились.

Активные боевые действия начались на четвертый день. К эльфам подошли два крупных отряда королевских драгун из Райно – именно они должны были стать основной ударной силой противника. И начался штурм. Под прикрытием магов и рейнджеров-стрелков драгуны спешились и направились к поселку. Они действовали быстро и решительно. Сообща эльфийские чародеи пробили оборону морейских магов и обрушили на защитников десятки заклятий. Меткие ушастые стрелки сбивали с палисада всякого, кто высовывался из-за стены. А драгуны, схватив таран, почти повалили ворота. Но на этом успехи врагов закончились. Эрнано Агликано бросил в бой резерв и вместе с морейскими офицерами лично принял участие в битве. Стрелы, камни, огонь и молнии – все это обрушилось на королевских солдат, и, бросив таран, те бежали.

На пятый и шестой день противник получил подкрепления, и штурм продолжался. Эльфийские маги, которых было больше, измотали морейцев, разрушили стены и взялись за дома. Драгуны, потеряв почти тысячу человек, несколько раз врывались в Таскурбах, вступали в ближний бой с наемниками из мира Ойрон и вновь откатывались. А стрелки эльфов в это время на выбор выбивали защитников поселка.

Свою задачу наемники выполнили и даже перевыполнили, но отойти не могли. Разведчики не знали, сколько воинов осталось у Агликано, так как связи с ним не было. Однако они могли предположить, что вместе с жителями Таскурбаха, которым все равно пришлось сражаться, у генерала не больше шестисот человек, а то и меньше. Плюс истощенные маги и много раненых, не только воинов, но и гражданских, которые попали под эльфийскую стрелу или заклятие. А на подходе, как докладывали вернувшиеся из рейда бойцы Кардара, основные силы противника, пехотные полки из Райно, эльфийские дружинники и наемники гномов…

Осмотревшись, Кайпер откатился назад и посмотрел на Кардара, который спросил его:

– Что будем делать?

– Отрабатывать деньги нанимателя, – ухмыльнулся майор и добавил: – Работаем по первому варианту. Попробуем спровоцировать бойню между людьми и эльфами. Они стоят двумя лагерями, и между ними группы боевого охранения. Нападем на охранников, вырежем пару дозоров и разбежимся в разные стороны. Ты со своими воинами бежишь к драгунам, а я к эльфам. Будем панику сеять и резать вражеских офицеров.

– Я не против поработать. – Кардар кивнул. – Но как бы тебя эльфы не сцапали.

– Не беспокойся. Я знаю их язык. По молодости в столице увлекался стишками и общался с хорошими учителями, которые уверяли, что мой Reany inoss весьма неплох. Опять же король Оттар свою магию применял, и это должно помочь, а еще рядом оборотни, они мне помогут.

– Что-то я их не вижу.

Издав еле слышный свист, майор указал Кардару на кусты слева от себя. Там мелькнула серая шкура зверя, который не приближался, и наемник спросил морейца:

– Как ты его почуял?

Улыбнувшись, Кайпер пожал плечами и ответил:

– Настоящие морейцы, особенно потомственные дворяне, обладают многими талантами, которые помогают нам.

– Да уж… – протянул наемник. – Не простой вы народ. Только ты все равно будь осторожней, а то за тебя король с нас головы снимет.

Сказав это, он отправился к своим воинам, и началась подготовка к ночной вылазке, которая могла помочь осажденным и отвлечь врагов.

Разведчики в одинаковых черных комбинезонах и масках, скопированных с боевой униформы нирских ликвидаторов из отряда «Королевские кобры», давно ждали приказа. Поэтому сборы были недолгими, и как только стемнело, «калияры» и майор Кайпер покинули свои укрытия, замаскировали схроны и направились к вражескому лагерю.

Обойдя два секрета, разведчики оказались между лагерями эльфов и людей. После чего Кайпер приподнял правую ладонь, и воины замерли, а затем прижались к земле.

Стоп! Противник был рядом. Кайпер чувствовал это, и подсознание нашептывало ему, что дальше он должен пойти один, иначе вспугнет вражеских воинов. За годы своей службы в разведке майор, которому не зря дали прозвище Тень, привык доверять своим чувствам. Многому он научился в родовом замке Кайперов. Что-то пришло позже, во время занятий на полигонах. Но прорыв произошел во время Рубайятской кампании. И если бы он не связался с заговорщиками, сейчас наверняка уже стал бы полковником и продолжал служить царю Эрацию где-нибудь на восточной границе. Но ничего не изменить, и майор был доволен тем, что его не упекли пожизненно в темный каменный мешок, а вернули свободу и он вновь может воевать.

Вслушиваясь в тишину и принюхиваясь к запахам, Кайпер скользнул вперед. Он сам не заметил, как достал пару метательных клинков и спустя минуту оказался перед вражескими солдатами. Это были драгуны, три человека, и они не успели оказать Кайперу сопротивления.

– Ты… – Один из солдат потянулся к мечу, и лазутчик вскрыл его горло клинком.

Затем он метнул второй нож в следующего солдата и не глядя мог с уверенностью сказать, что попал ему в глаз. А на последнего он прыгнул с окровавленным клинком и, зажимая противнику рот левой ладонью, правой ударил его в висок. Сталь с легкостью пробила хрупкую кость и вонзилась в мозг.

Уничтожение трех драгун только разогрело майора, и когда подтянулись «калияры», он вытащил клинки из мертвецов, обтер их и опять пошел в головном дозоре.

Следующий пост охранялся пятью воинами, и вновь это были королевские солдаты. Разведчики атаковали их одновременно со всех сторон, и опять никто не успел поднять тревоги. А вот дальше начались сложности, потому что наемники и Кайпер напоролись на эльфов из патруля.

Рейнджеров было четверо, и майор почуял их приближение. Однако эльфы держались настороженно, и прежде чем они погибли, один успел отскочить в сторону, закричать и поднять тревогу. Впрочем, разведчикам это было только на руку, и Кайпер, махнув Кардару рукой, погнался за последним эльфом, который не стал играть в героя и помчался к своему лагерю.

– Oitto! – кричал эльф на ходу. – Oitto!

«Тревога!» – перевел Кайпер возгласы врага, и когда лагерь был совсем рядом, присоединился к нему:

– Ge orie tagax humanie! Lain kiel orie! На нас напали люди! Они предали нас! – подражая эльфам, на чистом Reany inoss выкрикивал он, и беглец обернулся.

Это было ошибкой эльфа, потому что майор быстро догнал его и с разбегу ударил обеими ногами в грудь, а затем свалился на него сверху и ударом кулака сломал врагу переносицу. Бил Кайпер сильно, и эльфу этого хватило. Он сильно дернул ногами и замер, а майор, оставаясь в темноте, чувствовал, что оборотни рядом, и продолжал орать:

– Ge orie tagax humanie! Lain kiel orie!

В лагере эльфов поднялась тревога, забегали воины, и возле огня невдалеке от Кайпера мелькнула зеленая мантия эльфийского мага. Достойная цель для него, и он приблизился к кострам, замер на границе света и тьмы, дождался, когда вновь появится вражеский маг, и метнул в него нож.

Майор не промазал. Клинок, пробив одежду, вонзился в тело чародея, и он, всплеснув руками, упал в костер.

«А вот теперь надо уходить», – подумал Кайпер, но сделать это было нелегко.

Убийцу чародея заметили, и сразу несколько воинов, судя по всему, весьма опытные бойцы, бросились за ним. Мореец знал, чем их придержать, и подготовил самое мощное заклятие, каким владел. Подготовка прошла быстро, сказывался многолетний опыт, и майор метнул навстречу врагам «огненные капли». Горсть багровых искр, с шипением рассекая воздух, пролетела десяток метров, и магический огонь опалил эльфов. К сожалению для Кайпера, только двоих, и заклятие не причинило им особого вреда – обожгло, затормозило, и только.

Словно заяц, убегающий от гончих псов, майор бросился в спасительную темноту. Теперь уже он стал беглецом. На ходу метнул нож за спину, в сторону ближайшего преследователя, и тот отбил его мечом.

«Серьезный противник», – промелькнула в голове мысль, и когда Кайпер почувствовал, что оборотни находятся слева и справа от него, он резко остановился, выхватил короткий пехотный меч и развернулся навстречу преследователям.

– Goinn! Умри! – выдохнул передовой эльф с узким серебристым мечом в руке и атаковал майора.

Обычный человек не смог бы устоять перед натиском прожившего много лет эльфа. Но морейцы, тем более дворяне, никогда не были обычными, и в этом заключалась одна из главных причин, почему их ненавидели. Скорость реакции у тренированного армейского диверсанта Кайпера была такой же, как у его врага, и он легко отбил выпад эльфа. После чего ушастый отступил – видимо, хотел дождаться своих сородичей. И в этот момент из темноты на него обрушился оборотень, который сбил эльфа с ног и вцепился ему в горло.

– Дальше без меня! – бросил Кайпер и вновь побежал.

Оборотни смогли остановить эльфов. Они убили троих и ранили еще четверых врагов, но и сами потеряли одного. Однако Кайпера это не заботило. Майор отыскал «калияров», которые с боем отступали от лагеря королевских солдат, и они покинули поле боя. Все живы и здоровы, а дело сделано.

Как и надеялся Кайпер, эльфы и люди начали перестрелку. С обеих сторон были жертвы, хоть и небольшие, а потом командиры все же навели порядок и разобрались в том, что произошло на самом деле. В лагерях противника наступило затишье, и драгуны стали готовиться к окончательному штурму Таскурбаха, а эльфы выслали на поиски диверсантов несколько групп рейнджеров. Но было поздно. Эльфы и королевские воины провозились до полудня, а затем появились полки генерала Хассо Рифа, наемники из мира Ойрон и с ними король Оттар.

Корпус генерала Хассо Рифа все-таки появился в Рунгии, и первыми подошли два полка ветеранов, 43-й пехотный и 27-й кавалерийский. Магов было мало, всего пятеро, обозы отстали, и вместе с ними полки из новобранцев. Генерал Риф, который меня сразу же узнал, делал все, что в его силах, дабы ускорить прохождение войсковых колонн через Дрангию и Хартоссу, а потом еще и Рунгию. Но дорог на севере мало, а где-то совсем нет, и как генерал ни старался, он привел только авангард, который уже на третий день был вынужден вступить в бой.

Эрнано Агликано, как и обещал, удержал Таскурбах, но был окружен и вырваться из поселения самостоятельно не мог. Бросать его, инструкторов, истощенных магов, раненых наемников и жителей поселения конечно же нельзя. Во-первых, это не по чести. Во-вторых, нельзя терять ценный человеческий ресурс, особенно чародеев и этнических морейцев. А в-третьих, необходимо бить врага на стадии сосредоточения, пока он не собрал все свои силы в кулак. Следовательно, нужно выручать моего первого генерала и разгромить противника сейчас, пока есть такая возможность. Все просто, и мотивация на поверхности.

Войска Рифа сами по себе, при незначительной поддержке чародеев, противника одолеть не могли. Я был в этом уверен. Поэтому принял решение присоединить к морейским войскам еще полторы тысячи слабо подготовленных наемников, которые только что подписали контракт на службу, а также вольную роту «Дан-Рак» и конную сотню «Эббо». Мало того – сам отправился в поход, лично. А со мной конечно же пара морейских магов, которые немного оклемались, Вольгаст с дикими оборотнями и гвардия. Еще просились Кауко и Ромай со своими горцами, но пришлось им отказать. Пусть оберегают Вирбург – это главная их задача на данный момент, а войны еще всем хватит, не только обычной, но и магической.

Долину Койран я покидал словно настоящий король. На породистом белом жеребце, который был подарен мне королем Бохема, с золотым обручем на голове (походный венец), с парадным мечом на боку и в красном плаще. Что поделать, не наигрался еще в короля, и хотелось попробовать, каково это – быть властителем. А то за трудами и заботами некогда. Кружусь, словно белка в колесе, света белого не вижу. Будто и не король вовсе, а ответственный чиновник, который озабочен выживанием и развитием колонии. По этой причине я ехал во главе своих полков и старался изобразить величие.

Однако вскоре мне это надоело. Оценить мой наряд никто не мог, кругом северные пустоши, зрителей нет, и время от времени с темных небес накрапывал холодный дождик. В общем, некомфортно, и на первом же привале я сменил королевский наряд на привычный полевой мундир, а затем отправился к генералу Рифу. Предстояло обсудить примерный план предстоящего сражения. Но вместо этого мы вспоминали прошлое, начало войны с Рубайятом, и генерал делился морейскими новостями. Кстати, заодно я узнал, как морейские дворяне и военные отнеслись к аресту сторонников Айрика Раена. Я спросил об этом генерала, который держался со мной на равных, и он ответил сразу.

– Понимаешь, Оттар, – генерал подбоченился в седле, – по большому счету всем наплевать на арест заговорщиков. Они решили сыграть в опасную игру без принуждения и по собственной воле. При этом ни от кого не прятались и не скрывались. Много болтали и трепали языком там, где не следовало этого делать, и в итоге проиграли. Так что неожиданностью арест сторонников князя Айрика ни для кого не стал, даже для них самих. Общество было готово к этому, я имею в виду дворян, купцов, офицерство, промышленников и чародеев. А простые люди даже не заметили, что пропал какой-то аристократ или чародей.

– И что, совсем никто не возмущается? – спросил я генерала.

– Есть такие. Но это родственники. Они не могут не переживать за своих близких. Однако репрессии не носили массового характера. Ну, арестовали «черные клинки» двести человек по всему государству. Это немного. И еще столько же было допрошено в качестве свидетелей и невольных соучастников. На политику и экономику это особо не повлияло. А когда пять старинных дворянских родов решили отправить в царский дворец делегацию с прошением о создании особой комиссии, которая сможет контролировать ход расследования, Ига Дигеон предоставил им допросные листы главных заговорщиков. Этого делегатам показалось мало, и тогда перед ними выступили свидетели, которые полностью раскаялись в своих поступках. После чего главы родовитых семейств постарались поскорее забыть, что у них в родне были такие люди. Сам понимаешь, если есть неопровержимые свидетельства того, что заговорщики собирались убить царя и его детей, в этом случае против системы даже самый упорный аристократ бороться не станет. А то ведь под удар может попасть весь род.

– Интересно, кто же давал такие свидетельства против себя и других заговорщиков?

Не думал, что Риф ответит, но он это сделал – усмехнулся и сказал:

– Кое-кого ты даже знаешь.

– Например?

– Сьеррэ Эрахова, племянника генерала Эрахова. Как говорят, генерал держался до последней возможности и главной вины, планов убить государя, не признавал даже под пытками. Но Сьеррэ своего дядю утопил. Сдал все, что знал и о чем только догадывался.

Кроме чувства брезгливости по отношению к мерзавцу Сьеррэ я ничего не почувствовал. Всемогущий дядя тянул его долго, а в итоге просчитался и поплатился за это. Бывает такое, что даже родственники предают. Однако кое-что в словах Рифа меня зацепило, и я задал новый вопрос:

– Откуда тебе известно, что я был знаком с младшим Эраховым?

– Все просто. Перед отбытием к месту формирования корпуса я встречался с царем, а потом с командором Дигеоном. Он дал почитать твое досье, дабы я понимал, с кем придется иметь дело, и там был описан конфликт с младшим Эраховым.

– Наверное, толстое у меня досье?

– Это точно. Не маленькое. Я все не осилил, времени было мало. Да мне все и не показали.

Вот так, разговаривая, мы коротали время. А планы сражения обсудили на следующий день, когда из разведки вернулась группа оборотней.

Диспозиция простая. В Таскурбахе держатся наши воины и местные ополченцы, которые от пожаров и магических заклинаний эльфийских чародеев понесли серьезные потери. Противник рядом, продолжает штурмовать поселок и закрывает Агликано дорогу к горам. При этом врагов пока меньше, чем нас. Королевских солдат из Райно, в основном драгун, около двух тысяч, и эльфов четыре сотни. Магов у них полтора десятка. Однако на подходе значительные вражеские силы, и чем раньше мы атакуем, тем лучше. Поэтому на сложные маневры времени нет, и план был простым. Подходим к Таскурбаху, разворачиваемся в боевые порядки, и наша пехота идет в атаку. Маги прикрывают воинов. А когда противник побежит, сомнений в этом не было, морейская кавалерия начинает преследование и рубит всех, до кого дотянется.

Наконец мы добрались до поля боя и на ходу стали разворачиваться. Но тут противник нас удивил. Главным военачальником во вражеском войске был некто Майнирил дин-Акрай, никому не известный эльфийский князек из свиты Заара дин-Нейдаля, и он отдал приказ королевским драгунам атаковать нас. Они конечно же приказ выполнили, выстроились конными шеренгами и помчались на нашу пехоту. Морейцы выстояли, а вот наемники сдержать натиска опытных воинов из Райно не смогли. Поэтому на помощь им устремились дополнительные отряды и рота «Дан-Рак». После чего завязалось кровопролитное сражение.

Как сказал один древний писатель, описывающий батальные сцены, все смешалось. Кони и люди, крики людей и звон оружия. Полнейший хаос. А тут еще с новой силой зарядил дождь, который усиливался благодаря вмешательству эльфийских чародеев, оказавшихся хорошими погодниками, и нанести ответный магический удар по противнику не получалось. Видимость плохая, и вражеские солдаты смешались с нашими. Кто, где и чей – понять трудно.

Нужно было что-то делать, и я попробовал развеять тучи. Сначала неудачно, но со второй попытки у меня все получилось. Вызванный магией Вайда сильный ветер разогнал облака, небо очистилось, и нас ожидал неприятный сюрприз. Пока мы перемалывали драгун, которые почти все полегли в битве, эльфы, оставив лагерь, отступили. Они подставили своих союзников, бросили их, а сами спаслись бегством. Видимо, Майнирил дин-Акрай понял, что сегодня воинская удача не на его стороне, и решил спасать драгоценные жизни сородичей.

Эльфы двигались очень быстро. Когда это необходимо, они умеют ускоряться, а потом сутками идти без сна и отдыха. Однако выпускать их не хотелось – все-таки они наш главный враг, – и генерал Риф отправил в погоню морейских кавалеристов. Вместе с конной сотней «Эббо» я последовал за ними, и уже под вечер мы догнали ушастых. Они втягивались в густой лес, там наша кавалерия бесполезна, и все, что я смог, – вложить побольше сил в один магический удар.

Композитного знака «ураган» – «смерть» – «огонь» сформировать сразу не смог – притомился, и никак не получалось сосредоточиться. Но в конце концов я его сплел, напитал энергетикой и направил на вражеский арьергард. По моему замыслу должно было сложиться нечто грандиозное и ужасное по своей разрушительной мощи. Однако вместо мощного огненного урагана с примесью смертоносных чар состоялся не очень сильный воздушный взрыв, который пригнул к земле несколько деревьев на опушке леса, сбил с ног полтора десятка рейнджеров и слегка присыпал их пеплом.

Это не тот результат, на который я рассчитывал. Но в чем причина неудачи, гадать не пришлось, потому что я почувствовал, как между нами и противником возникло невидимое силовое поле. Без сомнений, это был негатор. Эльфы использовали его ради своего спасения, и нам их не уничтожить. По крайней мере, сегодня, ибо на противоположной стороне леса, всего в десяти милях, стоят лагерем наемники из Несковии.

«Не всегда ты будешь одерживать победы, – подбодрил я себя. – Наверняка будут поражения и просто неудачи. Так что будь к этому готов».

Развернув коня, я направился обратно в Таскурбах и махнул рукой воинам:

– Возвращаемся.

Всадники последовали за мной – не только сотня «Эббо», но и морейцы. А в лес юркнул Вольгаст, и с ним его стая. Не получилось у нас ушастых потрепать – так их оборотни достанут.