Весна пролетела быстро и совершенно незаметно. Покинув армию, которая осталась в районе Таскурбаха и начала создание мощного укрепрайона, я вернулся в мир Ойрон. После чего вновь занялся делами моего королевства и старался стать сильнее. Ведь чем скорее я достигну пика магической мощи и сравняюсь с последним магом Вайда, тем скорее освобожу народ моей матери. Тут все просто. Поэтому выходных дней не было, и постоянно что-то происходило. Одно событие сменялось другим, и я с трудом выкраивал время на семью. Часто хотелось покоя, и несколько раз я порывался бросить все, уехать на неделю в уединенный домик в горах, который со всех сторон будет прикрыт гвардией, и отдохнуть. Чтобы не было рядом чужих людей. Только я, Алоиза и малыш Хельги.

Однако слишком много я на себя взвалил и бросить тяжкую ношу не мог. Раньше надо было уходить в сторону, а теперь уже не получится, ибо поздно. Поэтому вставал рано, а ложился поздно и Алоизу с ребенком видел только ночью. Другая женщина, наверное, воспринимала бы мое частое отсутствие как пренебрежение и устраивала бы постоянные скандалы. Но Алоиза была другой, спокойной и уравновешенной, в этом мне сильно повезло. Она понимала меня, как никто другой, и когда бы я ни заходил в ее покои, всегда встречала меня с радостью.

В общем, у меня постоянная суета, а войска двух генералов, Рифа и Агликано, в это время продолжали боевые действия. Потерпев поражение, противник вновь попытался прорваться к горам и умылся кровью. К морейцам подошли запасные полки, роты следопытов, добровольцы и чародеи. А Эрнано Агликано получил новые отряды наемников и защитные амулеты. После чего общая численность наших войск достигла четырнадцати тысяч человек при поддержке тридцати пяти чародеев. Такую преграду смести без серьезного сражения нельзя, и враги, встретив сопротивление, отправили в Рунгию еще больше солдат и магов. Они шли отовсюду – из Райно, Несковии, Эльссарии, Шитторо, Басконды, Тирио и Бардиаты. По докладам разведки в Рунгии уже десять тысяч вражеских солдат и сорок магов, а в ближайший месяц численность вражеских войск возрастет вдвое, и они опять перейдут в наступление.

При этом из Мореи дополнительных воинов не присылают, и я думаю, что царь делает это специально. Пока противник дерется на севере, он не наступает на Рубайят. Хитрец он, Эраций Раен, и помощники у него такие же. Решают свои проблемы с минимальным привлечением своих сил и средств. Так что усиления Рунгийского корпуса можно ждать лишь в том случае, если генерала Рифа разобьют. Но зато начали работу полномочные послы царя Эрация в Вирбурге. Они ведут переговоры с моими венценосными соседями и собираются набирать в королевствах мира Ойрон не наемников, хотя от их услуг тоже не отказываются, а полки и батальоны регулярной армии.

Каково? Признаюсь честно, я до такого не додумался. А профессиональные царские дипломаты осмотрелись и сообразили, что за магические зелья и предметы короли и герцоги готовы платить не только золотом, но и своими подданными. Поскольку все на поверхности: феодал и аристократ желает вернуть себе и своим близким здоровье, былую красоту и молодость, усилить реакции организма или приобрести способность дышать под водой, словно рыба. Однако рано или поздно казна заканчивается. И что тогда? Можно отдать часть своих солдат. В большинстве они люди подневольные, крепостные или холопы, а войны все равно нет. Так пусть воюют во славу своего повелителя, принося ему доход. Примерно так рассуждали многие государи, а царские дипломаты всячески их в этом поддерживали и внедряли в головы ойронцев мысль, что люди – восполняемый ресурс.

Кстати, сначала я считал, что у морейцев ничего не выйдет. Но я ошибался. Нирский король уже готов передать царским дипломатам пару тысяч воинов, а бохемский пошлет в мир Кассерин два полка тяжелой кавалерии во главе со своим самым знаменитым полководцем генералом Арзамаем. И это короли, которые уже ведут со мной торговлю, то есть имеют доступ к магии. А что говорить о странах, которые находятся в отдалении? Там ажиотаж такой, что некоторые правители готовы половину своей армии отдать за магию, а потом объявить дополнительный набор. Ну а морейцы могут себе позволить платить за воинов зельями, ибо запасы у царя Эрация большие и благодаря ученикам Алькантарской академии, а также профессиональным алхимикам они постоянно пополняются.

Вот такие дела. Дипломаты, как мне кажется, поступают нечестно и обманывают местных жителей. Однако я в это не вмешиваюсь. Продолжаю закупать зелья в Морее и помогаю мастеру Герикэ наладить собственное производство. Пока он варит не больше пятидесяти склянок восстанавливающих магических зелий в месяц, но обещает увеличить производство. Тем более что у алхимика появились помощники и есть дополнительный стимул. Он игрок, поэтому специально для него и иноземных гостей Вирбурга в городе был открыт игорный дом. Алхимик счастлив, оставляет там все свои сбережения и влезает в долги, которые я оплачиваю. Хотя как оплачиваю? Делаю вид, ибо в Вирбурге все мое, в том числе и игорный дом. Официальный хозяин авантюрист из королевства Рахти по имени Патрисиол Орби, но служит он мне. Пограничники поймали его, когда он переходил Арабат, а я был неподалеку и после короткой беседы решил оставить Патрисиола в городе. Свой мошенник и пройдоха на подхвате все равно нужен. Криминального мира у нас пока нет, но когда-нибудь он обязательно появится, это неизбежно. По этой причине лучше сразу ставить у его истоков человека, который будет контролировать воришек и бандитов, а попутно присматривать за шпионами наших соседей…

Сегодняшний день начинался как обычно. Проснулся и позавтракал, а потом принял советников из племени яфтариев, Будая и Симхо. Разумеется, говорили о переходе горцев под мою руку, и советники заверили меня, что через десять дней состоится общий сход вождей, которые пришлют ко мне делегацию с прошением о принятии их в подданство. По этому направлению все в порядке, и, вручив Будаю увесистый кошелек с золотыми монетами, я отпустил вождей.

Только они ушли, как появился Рип Шипастый с финансовым отчетом. У него все четко, специального коммерческого образования нет, но соображает горец хорошо. Опять же честен и хороший исполнитель. Когда необходимо, может рискнуть, но в авантюры ввязываться не станет, поэтому у Рипа ни одна монетка не пропадет. Он сообщил, что привезенные из Мореи товары уже распроданы. Значит, нужно отправлять в Рупьенгард очередных купцов, а заодно следует забрать наших торговцев, которые ездили в Ортенлейн и Алькантар.

Здесь все по плану. Портал в долину Койран открываю вечером. Отправлю купцов и одного из царских дипломатов. Потом ознакомлюсь с положением дел на фронте и встречусь с Валли Виниором. После прибытия царских представителей он в родном мире продолжает службу в ордене «черных клинков». Однако недавно прислал письмо, в котором просил о встрече. О чем он хотел поговорить, Валли не писал, но упомянул, что с ним будет его отец, глава клана Виниор. Видимо, разговаривать будет именно старый фридлозе, и есть над чем поломать голову. В чем причина его интереса? Делать этого не хочется, да и некогда – и без того проблем много.

С Рипом Шипастым все решили быстро, и его сменили военачальники – Кауко, Вольгаст, Ойген и Ромай. Они доложили о состоянии дел в вооруженных силах, и я остался доволен. Пограничная стража увеличена вдвое, а городская стража в полтора раза. В дополнение к этому продолжается вербовка профессиональных наемников, и сейчас у нас девять отрядов общей численностью две с половиной тысячи воинов. Для покорения независимых горцев, с учетом ополчения яфтариев и постоянным притоком наемных бойцов, этого хватит.

Кауко и Ромай, сделав доклады, отправились тянуть службу, а оборотень и северный следопыт задержались.

– Что-то случилось? – обратился я к ним.

Вольгаст покосился на Ойгена, и командир пограничников ответил:

– Вчера задержали очередного нарушителя.

– И что? Отберите у него все, что есть, дайте пинка и отправьте обратно в Нир.

– Мы так и собирались сделать, но решили не торопиться.

– Особый случай?

– Да. – Следопыт кивнул, а потом порылся в своей сумке и выложил на стол небольшой продолговатый ящик серебристого цвета: – У нарушителя изъяли вот это.

Я провел ладонью поверх ящика. Опасности нет.

– Что в нем?

Ойген пожал плечами:

– Неизвестный магический артефакт.

– Странно. Магии не чувствую.

– Чародей, который прикомандирован к пограничникам, тоже ничего не почувствовал. Только когда открыли ящик, он всполошился и сам в комнату досмотра прибежал.

– Интересно.

Сказав это, я открыл ящик и увидел предмет, отдаленно похожий на жезл. Грубая работа, словно делал ее дикарь. Много выступов и неровностей. Материал – железо с какими-то примесями, кое-где есть следы окисления. В общем, вещь ничем не примечательная, кроме того что от нее разило магией, и заряд был очень сильным. Для примера, если взять самого мощного чародея, который есть у меня, и поручить ему зарядку подобного артефакта, он потратит на это пару недель. Разумеется, с перерывами на отдых.

В голове сразу вопросы: «Откуда подобная вещь в мире Ойрон? Кто ее сделал? Для чего? Кто напитывал жезл энергией, если в этом мире нет магов?»

Повернувшись к Ойгену, я вопросительно кивнул:

– Где сейчас нарушитель границы и кто он?

– Это старик. Документов нет, и наши нирские коллеги не знают, откуда он взялся. На первом допросе он показал, что жезл нашел на острове Парым, что на озере Биор, когда был совсем молодым. Это в четырехстах пятидесяти милях к северо-востоку от наших границ, нейтральная территория, которую местные жители называют Проклятыми горелами. Людей там практически нет.

– И зачем этот старик покинул горелы?

– Прослышал, будто появился в нашем мире великий чародей. Вот он и подумал, что можно продать артефакт. Местные жрецы его сразу на костер могут отправить только за обладание вещью из Проклятых горел, а настоящий чародей может заинтересоваться.

– Что еще можешь сказать?

Следопыт покосился на артефакт и тяжело вздохнул:

– Странная ситуация. С одной стороны, все просто. Есть старик, который хочет нажиться и обеспечить свою старость. А с другой стороны – наш маг говорит, что на нем несколько заклятий. Откуда? Непонятно. И как он прошел триста пятьдесят миль по территории Нирского королевства? Не очень ясно. Да и про место, откуда он пришел, местные жители стараются не упоминать. Вроде бы тысячи лет назад там прошла битва с какими-то проклятыми людьми. Много крови было пролито, и с тех пор нормальные люди туда не ходят, а бродяг вроде этого старика часто казнят. Это ведь имеет под собой какую-то основу.

Вновь я провел ладонью над ящиком и просканировал артефакт. Прав Ойген, ситуация странная. А есть еще одна странность. Заряжали жезл относительно недавно. У каждого магического предмета есть свойство с годами терять заряд. А этот с виду древний предмет напитан энергией, только шкатулка блокирует излучение. И если кто-то хотел, чтобы я заинтересовался артефактом, то он своей цели достиг: мне уже интересно. Однако торопиться не стоит.

– Значит, так, – я посмотрел на Ойгена, – старика держать под замком и усиленной охраной.

– Есть! – Следопыт кивнул.

– Вольгаст, выделишь ему пару оборотней. А жезл передать мэтру Аматею. Пусть посмотрит, что это, и попробует разобраться в его свойствах.

Выслушав приказы, командиры оставили меня, а я вызвал Дугана. Кому, как не ему, знать местные легенды и сказания. Пусть расскажет о Проклятых горелах, а потом я подумаю и приму решение, как поступить с таинственным стариком и не менее таинственным артефактом.

Дугана долго искать не пришлось. Он находился рядом, в библиотеке, на которую я не жалел средств. Новые книги поступали в основном из Мореи, их привозили купцы. Хотя было немало трактатов из Нира, Бохема и других соседних государств. Поэтому библиотека за короткий срок скопилась богатая, свыше тысячи томов, и молодой сказитель пропадал там сутки напролет. Благодаря магии парень освоил множество языков и пытался узнать как можно больше. Так что читал все подряд, словно запойный пьяница, дорвавшийся до винного погреба, а попутно сочинял героические песни и писал летопись короля Оттара.

Как я и предполагал, Дуган о Проклятых горелах знал. Информации было немало, и когда сказитель вывалил ее на меня, пришлось некоторое время посидеть в тишине и поразмыслить о том, что происходило в мире Ойрон пару тысяч лет назад. А самое главное, каким боком события седой старины и отголоски былых эпох могут повлиять на меня.

Если быть кратким, давным-давно в мире Ойрон произошла большая война. Сторонники двух богов, Нохха и Дагобара, прозванного Пресветлым, схлестнулись с почитателями некоего темного бога, чьего имени история не сохранила. При этом главный храмовый комплекс темных находился именно в пределах Проклятых горел, и было их храмов гораздо меньше, чем пресветлых. Однако, несмотря на численное преимущество врагов, они раз за разом отражали натиск соседей. В основном за счет того, что у них имелись мощные чародеи и непобедимые мутанты, которые были способны преобразовывать свои тела. А порой темные даже переходили в контрнаступление и уничтожали целые царства.

Как долго шла война, неизвестно. В самых старых летописях сказано, что тысячи лет. Бред, конечно. Но понятно, что очень долго. И в итоге темные потерпели сокрушительное поражение. Избранная дружина Дагобара обманом проникла в главный храм противника. После чего активировала артефакт огромной разрушительной силы, который уничтожил логово темных, и по Проклятым горелам прокатился огненный шквал. Храмовый комплекс был уничтожен. Города и крепости, которые находились рядом, тоже, а потом по дымящимся развалинам прошли группы карателей, которые не щадили ни молодых, ни старых. Множество людей погибло, и рельеф местности изменился. Жить там было нельзя, ибо на пепелище ничего не росло, и о Проклятых горелах постарались забыть.

Однако прошли тысячелетия, природа восстановилась, и в Проклятых горелах стали селиться изгнанники, воры и разбойники, которые вели раскопки и находили древние вещи. Иногда они вытаскивали из-под слоя обугленного грунта оружие, куски металла или монеты, а порой магические артефакты. Естественно, бродяги пытались их обменять на продовольствие или нужные вещи. Но церковь была на страже и ловила тех, кто проживал в Проклятых горелах. А потом отправляла против бродяг карательные экспедиции. Бродяг убивали и сжигали на кострах, а опасные артефакты исчезали. По одной версии они переплавлялись. По другой прятались в глубокие подвалы под храмами Нохха и Дагобара.

Со временем все затихло. Бродяги крайне редко вылезали из Проклятых горел. Поэтому про них вновь стали забывать. Но вот один из них появился у меня. Это неспроста. На нем заклятия, и с ним артефакт неизвестного назначения, который заряжен под завязку. И как с ним поступить, я не знал. Требовалось еще больше информации и личный разговор с бродягой. Поэтому, на время позабыв о нем, я вызвал Наймара.

С бургомистром, который помимо этого являлся министром сельского хозяйства, финансов и внешней политики, до самого вечера обсуждали состояние наших дел. В частности, нехватку строителей, расходы и отношения с соседями. Вопросов было много, и мы разговаривали долго, с перерывом на обед, до самого вечера. А когда стало смеркаться, я открыл портал на Тигриную гору, а затем переход в Койран и новый портал к Рупьенгарду.

Купцы и царский дипломат отправились в Великую Морею, а к нам прибыл караван из десяти тяжелогруженых повозок, который привез новую партию товаров. Все по плану, и пока купцы делали доклад Рипу Шипастому, я общался с генералом Агликано.

Мы сидели возле костра, по-простому, и генерал, бросая на меня быстрые взгляды, говорил:

– Оттар… Ваше величество… Мне нужны подкрепления. Если противник начнет новое наступление, а это произойдет в ближайшее время, мы не удержимся. Нас сомнут и растопчут.

– И сколько воинов тебе нужно?

– Еще хотя бы пять тысяч мечей. А еще необходимы маги. Чем больше чародеев, тем лучше.

– Воинов ты получишь.

– Наемников?

– Конечно.

– Сколько?

– Пару тысяч.

– Когда?

– Через пару недель. И генерал Риф тоже получит подкрепления. До конца месяца, думаю, около шести тысяч из мира Ойрон, а потом еще десять.

– А маги?

– Их не будет.

– Почему?

– Царь не присылает новых чародеев в Рунгийский корпус, а я магов завербовать не могу.

– И в чем причина?

– Морейцы копят силы в Рубайяте, это тебе известно, и Риф отвлекает вражеские резервы на себя. Вот его и не усиливают. А мне ставят препоны и не дают развернуться. «Черные клинки» замалчивают, что открыт проход в иной мир. Многие об этом знают, информацию полностью не утаить, тем более что наши купцы уже работают и открыли в Морее пару представительств. Но подробности неизвестны, и желающих стать моими подданными нет.

– А если взять морейцев, которые сидят в тюрьмах?

– Кого можно, «черные клинки» уже отдали, а по остальным вопрос решается со скрипом. Так они говорят, а проверить их пока нет никакой возможности. Я просил отдать мне генерала Эрахова и его сподвижников, но ответ не поступил. Сегодня Виниор прибыл, возможно, у него будут новости.

– А с дворянами что, которых ты посадил в тюрьму?

– Троих передам тебе, под твою ответственность. Они, кажется, одумались. А остальных я продал.

– Нирскому королю?

– Нет. В Хоршварт. Торговые представители этого государства выиграли аукцион.

– И почем сейчас породистые морейские дворяне?

– Пять тысяч кейро каждый.

– Два с половиной килограмма золотом?

– Да.

– Не очень-то и дорого.

– Я тоже на бо́льшую сумму рассчитывал.

Генерал почесал затылок и задал новый вопрос:

– Указания будут?

– Обязательно. Если противник начнет нажимать слишком сильно, отходи к долине Койран и занимай укрепрайон на перевале. Его мы точно удержим.

– А как же Риф?

– Он человек опытный, прорвется. Если считаешь нужным, предупреди его о намерении отвести свое войско.

– И почему я должен бросить его в трудную минуту?

– По той простой причине, что появится повод надавить на «черных клинков» и царя. Пусть думают. Либо мы союзники и они оказывают мне поддержку, либо каждый сам по себе. Ради интересов царя Эрация я свои ресурсы тратить не хочу.

– Как-то это не по чести.

– Только не надо честь вспоминать, Эрнано. Ты клялся в верности царю Эрацию, но был готов его предать. Ты этнический мореец, а «черные клинки» продали тебя и других изгнанников мне за выгодный договор. Ты мой генерал, а отправляешь на имя Тейваза Кано донесения о том, что вокруг происходит.

Агликано посмотрел исподлобья и спросил:

– Давно ты знаешь, что «черные клинки» меня завербовали?

– С самого начала знал.

– И все равно присвоил мне чин генерала?

– Да.

Помолчав, генерал поднялся и сказал:

– Если тебе интересно, то я «черных клинков» послал куда подальше. Только три донесения написал, а потом решил, что хватит. Все равно они мне ничего не сделают.

– Правильно поступил. Больше ничего сказать не хочешь?

– Только одно. Вчера «черные клинки», прикомандированные к Рунгийскому корпусу, задержали группу убийц, которые прибыли из Мореи за твоей головой.

– Что-то долго они тянули с их задержанием.

– «Черные клинки» выявляли связи убийц.

– И выявили?

– Подробностей не знаю. Слышал только, что арестованы четыре офицера.

– Понятно.

– Разрешите идти, ваше величество?

– Иди, генерал. Через неделю встретимся, если все будет по-прежнему, и еще поговорим.

Кивнув, генерал исчез в темноте. Но в одиночестве я был недолго, поскольку появился Валли Виниор, и с ним – крепкий седой здоровяк, судя по всему, его отец, Вендо Виниор.

После взаимных приветствий и знакомства с главой рода Виниор была короткая беседа с Валли, который сообщил, что «черные клинки» и лично Тейваз Кано пытаются добыть для меня новых чародеев, мастеров и военных. Но сказано это было так, что мне стало ясно – подозрения подтверждаются, и орден «черных клинков» не торопится меня усилить. Они просто тянут время. Когда прижмет, все-таки пришлют кого не жалко. А пока я справляюсь и выполняю свою часть договора, можно особо не суетиться. Работа идет? Да. Движение есть? Да. Контакты в мире Ойрон завязываются? Да. Исследование магии Вайда проводится? Да. И «черных клинков», в первую очередь командора Дигеона, это устраивает. Чего-то подобного следовало ожидать. Поэтому я не возмущался, а согласился с доводами Виниора и сказал:

– Оставим пока наши дела с «черными клинками» и поговорим о другом.

Валли опустил голову, и я обратился к старшему Виниору:

– Уважаемый Вендо, что привело вас ко мне, и зачем вы искали встречи?

Старый фридлозе ждал подобного вопроса и ответил сразу:

– Как тебе известно, король Оттар, Рунгия наша родина. Поэтому мы хотим переселиться сюда.

– Так переселяйтесь. – Я развел руками, улыбнулся и добавил: – Рунгия большая, места всем хватит. Тем более сейчас, когда здесь появились морейские полки.

– Это верно, Рунгия большая, и можно найти тихое место, где нас не потревожат. Но мы, мой род Виниор, хотим поселиться в долине Койран и стать твоими подданными.

– Почему?! – Я немного удивился, потому что не ожидал этого.

– Все просто. Предки фридлозе служили Вайда.

– Так и есть. Но потом они оставили их.

– Однако это не было предательством.

– Согласен. Истек срок договора, и оборотни, которые позже основали Рунгийское королевство и стали предками фридлозе, ушли, когда исполнили свой долг.

– Вот только счастья нам это не принесло.

– Не мне судить, но вы уцелели, и это уже хорошо.

– Да-да. Однако среди фридлозе, по крайней мере среди некоторых родов, бытует мнение, что мы снова должны служить Вайда. Пока такой один – это ты.

– И что, многие фридлозе намерены стать моими подданными, если я приму вас?

– Сейчас только мой род, тридцать семь фридлозе.

Размышлять о том, стоит принимать клан Виниор под свое крыло или нет, смысла не было. Они мне нужны, тут все понятно. Но я решил сразу предупредить старого вожака о подводных камнях:

– Уважаемый Вендо, конечно, я готов принять фридлозе, выделить им земли в Койране, и они займут достойное место в моем пока еще небольшом королевстве. Однако вы должны понимать, что в таком случае вы потеряете подданство Великой Мореи и защиту царя Эрация.

– Мы это понимаем, и нас это не смущает. Есть моменты, когда нужно рискнуть, и я, как глава рода Виниор, готов к этому.

– В таком случае можете считать, что о главном мы договорились…

Дальше в течение двух часов мы обсуждали вспомогательные вопросы. Когда фридлозе появятся, что им нужно и какими умениями обладают члены рода Виниор. Это нужно оговаривать сразу, иначе никак, и расстались мы довольные друг другом. Кстати, если род Виниор уходит из Мореи, Валли и другие фридлозе, которые служат морейской короне, обязаны оставить службу. А сделать это нелегко, и могут возникнуть проблемы, ибо каждый служака тянет на себе груз морейских секретов. «Черных клинков» это не обрадует. Следовательно, чтобы Валли и его родственников не убрали, придется обговаривать этот момент с царскими послами.

Впрочем, наверняка старый Виниор подстраховался и полностью рвать все связи с морейцами не станет. А Валли уже обговорил вопрос переселения рода в Рунгию со своими непосредственными начальниками, и командор Дигеон дал на это согласие. Слова остаются словами, и клятвам я не доверяю. Поэтому понимаю, что фридлозе могут работать на две стороны – служить мне и морейцам. В этом нет ничего нового, и если оглядеться по сторонам, вокруг меня половина таких людей. Но что это меняет? Ничего. Это надо воспринимать спокойно и двигаться дальше.

Окончив беседу с фридлозе, я собрался открыть портал в Ойрон. Но в этот момент подошел Рип Шипастый, который передал мне записку.

– Что это? – спросил я его.

– Одному из наших купцов в карман подбросили. Как раз в том месте, которое ему было велено навещать два раза в седмицу.

Понятно, послание от Кайры. Развернув записку, я прочел: «Доехал хорошо. Дядя умер. Племянников и прочую родню перевез на новое место жительства. Скоро будут интересные новости».

Шифра нет, и все просто. Рок Кайра нанял крутых бойцов, которые помогли ему убрать дядюшку Нодара, и сейчас возглавил подпольный клан. Явки и пароли сменили. Поэтому, даже если Марика и другие убийцы, которые так и не добрались до меня, расколются, «черные клинки» никого не найдут.

Что же, пока все относительно неплохо.