Скрип колеса. Это первое, что я услышал, когда сознание вернулось ко мне. После чего некоторое время не открывал глаз. Просто пытался понять, кто я, где нахожусь, и почему у меня все болит.

К счастью, с головой все было в порядке. Разум остался при мне, и вскоре все встало на свои места. Я – Оттар Руговир, король и чародей, бился с гиенообразными монстрами и едва не попал в плен. Или все-таки попал? Нет. Не попал. Руки не связаны. Ноги тоже свободны. А невдалеке голоса людей. Следовательно, меня отбили. Это уже хорошо. Само по себе. Хотя я и ранен.

Открыв глаза, несколько раз моргнул. Привык к свету и по солнцу, которое опускалось к линии горизонта, определил, что сейчас вечер и мы движемся на восток, в сторону гор. Мое тело на повозке. Рядом лежит еще один раненый, бледный Валли Виниор. А вокруг нас всадники.

– Валли… – позвал я фридлозе.

Склонив голову набок, он посмотрел на меня и отозвался:

– Чего, Оттар?

– У тебя какие ранения?

– Позвоночник поврежден.

– Серьезно?

– Чародеи говорят, что да. Сами они в полевых условиях меня исцелить не могут, сил не хватает. Поэтому вместе с тобой отправили в Койран.

– Ничего… Я восстановлюсь и лично тебя починю…

– Только на это и надежда… – Он улыбнулся, поморщился и добавил: – Меня обезболивающими снадобьями опоили. Поэтому ничего не чувствую. Но каждый резкий рывок в груди отдается.

– Расскажи, что было после того, как я сознание потерял.

– Мы набросились на монстра. Толпой его забили и сожгли. Тобой сразу маги занялись. Зельями поить не стали: ты во время сражения сильнодействующие эликсиры принимал. Решили тебя не тревожить, сам восстановишься.

– А что со мной?

– Рука сломана. Колено разбито. Много ушибов. В общем, ничего страшного.

– Потери у нас большие?

– Про битву ты знаешь. Половину сброда потеряли и почти тысячу профессионалов. По ночному сражению с монстрами точных подсчетов, когда нас увозили, не было. Минимум четыре сотни воинов полегло, три мага и оборотень. Еще раненых много.

– Почему нас в Койран отправили, а не оставили в войске?

– Так ведь мы отступили. Утром эльфы и гномы подтянулись. Пришлось отходить. Тебя в строю нет, и чародеи потери понесли. Поэтому Агликано решил не рисковать.

– Правильно генерал поступил.

– Это точно.

– Больше чудовищ не обнаружили?

– Нет.

– А мертвяков?

– Тоже нет. Сколько их было, больше сотни, перебили, а новые уже не поднимались.

– Долго я в беспамятстве провалялся?

– Остаток ночи и почти весь день.

– А что Хассо Риф?

– Он тоже хорошо повоевал. Воспользовался тем, что мы отвлекли на себя главные силы противника, и до развалин Таскурбаха прорвался. Врагов его воины много покрошили, но подробности мне неизвестны.

Виниор замолчал, и я оставил его в покое. После чего он закрыл глаза и заснул. А у меня не получилось. Боль не давала покоя, и я попытался сформировать знак Вайда. Иероглиф создал быстро, а вот наполнить его энергией не смог.

«Ладно, – подумал я. – Позже еще попробую…»

В конце концов я все-таки задремал и в следующий раз очнулся уже в долине. Меня перенесли в дом, и был осмотр, который устроили два чародея, связной «черных клинков» и мой главный охранник долины. Они заверили меня, что вскоре я полностью восстановлюсь, и пришлось им поверить. Тем более что я вновь сформировал знак Древних и даже смог закачать в него немного силы.

Ночь прошла спокойно. Меня напоили зельями, теперь уже можно, и на рассвете я самостоятельно поднялся. Ну и первое, что сделал, – сотворил знак «здоровье» и полностью восстановился. Затем исцелил Виниора и открыл портал в мир Ойрон. Нужно перебрасывать в Рунгию новые отряды наемников. Да и про дела своего королевства нельзя забывать…

В Вирбурге царило спокойствие, и моему дому ничто не угрожало. Соседи активно скупали и перепродавали магические зелья из Мореи, интриговали и пытались подкупить морейских дипломатов, а также моих чиновников. Жрецы местных культов притихли. Мэтр Герикэ варил зелья, получал из казны золотые монеты и проигрывал их в казино. Свежеиспеченные министры управляли королевством. А Кауко продолжал покорять племена и расширял территорию моего государства.

В общем, я мог констатировать, что моя краткая отлучка ни на что не повлияла, и это правильно. Я один и не в состоянии уследить за всем. Для решения мелочей есть помощники, и пока они трудились в поте лица своего, король имел возможность заниматься другими вопросами. Поэтому, отправив в Рунгию новые отряды наемников и приняв очередной обоз из Великой Мореи, я посвятил себя отдыху и самообразованию, а попутно следил за посланцами в иные королевства и поисковиками.

С оборотнями и купцами все просто и понятно. Они занимаются своими делами, а я иногда наблюдал за ними и запоминал пейзажи, которые пролетали перед их взорами. Коллекция росла, и сейчас я мог переместиться в сотню точек, где никогда раньше не бывал. Хоть в Алькантар, столицу Великой Мореи, хоть на северное побережье океана, хоть в Несковию, хоть в Эльссарию, прямо к замку Заара дин-Нейдаля. Это давало мне свободу маневра, и я задумался о том, что могу открыть телепорт к жилищу моего врага, а затем обрушить на его неприступный замок боевой иероглиф. То-то будет спесивому эльфу неприятный сюрприз.

Бум! Один удар – и половины замка нет. Даже странно, почему мои предшественники и настоящие чародеи Вайда ничего подобного не делали. Хотя и так понятно. Эльфы сегодня – это лишь тень эльфов, которые проживали в мире Кассерин раньше. Беспечные Вайда считали, что эльфы друзья и помощники. Поэтому щедро делились с ними знаниями и артефактами. Вот и поплатились за доброту. А Заар дин-Нейдаль, как и другие эльфы, далекий потомок тех князей, которые смогли разгромить Вайда. Они растеряли многие знания, побывали под оккупацией морейцев, пережили множество войн, и все это не способствует росту мастерства и развитию магии. Ну и конечно же мне это только на руку. Следовательно, когда стану чуточку сильнее, я с удовольствием навещу Эльссарию и поделюсь с моими недругами некоторыми знаками Вайда. Например, такими иероглифами, как «смерч» и «ураган», «смерть» и «огонь», «безумие» и «лава», «молния» и «таран», «землетрясение» и «паника», «тьма» и «страх». Это из простых знаков, а ведь есть еще композитные, и даже если замки врагов прикрыты негаторами, можно наносить косвенный вред. Благо опыт непродолжительной войны в мире Ойрон, когда мне пришлось столкнуться с противодействием жрецов, уже имеется.

Впрочем, все это будет потом, а пока я продолжал коллекционировать пейзажи и находился в состоянии покоя, копил силы и понимал, что вскоре опять придется покинуть дворец. То ли вновь отправлюсь в Рунгию и буду биться с вражескими чародеями. То ли открою телепорт и окажусь рядом с логовом Тиар-Харга. Гадать смысла не было. Что раньше произойдет, тем и займусь.

Так пролетали дни. Один сменялся другим, и однажды рано утром, проснувшись в постели с Алоизой, я посмотрел на спокойно спящую женщину и подумал о том, что сегодня мой отпуск закончился. Почему я так решил? Да по той простой причине, что экспедиция мэтра Аматея уже должна пересечь озеро Биор и высадиться на острове Парым.

Одевшись, я покинул спальню и заглянул в детскую комнату, где няньки кормили сына, а затем отправился в свой кабинет. Здесь, как обычно, никого. Мне не мешали, и, поймав связывающие меня и поисковиков нити, я начал их проверять. Один носитель «второго взора» спал. Второй тоже отдыхал. Зато третий, оборотень, бодрствовал. Он находился на страже, обходил территорию, и я увидел мир его глазами.

Экспедиция на острове. Ровная гладь большого озера. На берегу лагерь. Палатки, лодки и костры. На страже несколько воинов. Туман. Ничего необычного, и все спокойно.

Оборотень повернулся в другую сторону, и я удовлетворенно кивнул. Логово Тиар-Харга долго искать не пришлось. Каменные развалины. Остатки разрушенной стены. Арка, и под ней темный провал. Что характерно, рядом нет зелени. Совсем. Ни деревьев, ни кустов, ни травы. На берегу, где лагерь поисковиков, все это есть, а вокруг развалин только черный грунт и выпирающие из него скальные наросты. Для меня это явный признак того, что если где и вести поиск Тиар-Харга, то именно здесь.

Запомнив пейзаж, я разорвал контакт с оборотнем и покинул кабинет. Вызвал Вольгаста и велел ему собрать группу гвардейцев. Медлить не станем, отправимся на остров Парым. Но не сразу. Неизвестно, как долго мы будем находиться на острове, и необходимо отправить в Рунгию новых бойцов, а заодно нужно узнать, что происходит на фронте.

Прямо из дворца, в сопровождении двух телохранителей и оборотня, я перешел на Тигриную гору, где меня уже ожидали.

Полторы тысячи воинов выстроились на дороге. В основном это наемники морейцев, которые встанут под знамена Хассо Рифа и генерала Арзамая.

– Ваше величество, – ко мне подбежал дружинник из племени яфтариев, которые охраняли портал, – на посту без происшествий. Доложил сотник Умтар Горайн.

– Хорошо, сотник. – Я кивнул ему и указал на отряды наемников: – Что делать, знаешь?

– Так точно, ваше величество. Портал открывается, и мы поторапливаем наемников. Время дорого.

– Отлично. Начинаем.

Открыв портал в мир Кассерин и постоянно его подпитывая, я отошел в сторону и проследил за тем, как отряды покидают Тигриную гору. Ничего необычного не произошло, и вскоре я перебрался в долину Койран, а потом закрыл портал.

Наемники, которых встретили люди Юссира, без промедления двинулись к перевалу. К домам я идти не стал, присел возле точки перехода на нагретый солнцем камень и дождался гонца от Агликано. Это был морейский офицер в чине капитана. Он торопился и выглядел встревоженно. А за его плечом, поддерживая руками края мантии, семенил дежурный чародей.

– Государь, – офицер коротко кивнул и протянул мне скрепленный сургучной печатью пакет, – доклад от генерала Агликано.

Сломав печать, я прочитал послание генерала и поморщился, ибо за минувшие двое суток обстановка поменялась кардинально и далеко не в лучшую сторону. Вчера эльфы и гномы, в очередной раз получив подкрепления, все-таки перешли в наступление, взяли армию Хассо Рифа в оперативное окружение и отсекли Рунгийский корпус от армии Агликано. При этом они поставили моего полководца в такое положение, что он оказался на выгодной позиции, с которой мог легко перейти в контрнаступление и деблокировать войска морейцев. Судя по всему, они заманивали Агликано, и генерал принял решение отступать. При помощи чародеев он связался с генералом Рифом и сообщил ему о намерении уходить. На что Риф, опытный вояка, не возразил, а наоборот, одобрил решение Агликано.

После этого моя армия начала отступление. Для противника это было неожиданностью, и, воспользовавшись замешательством врагов, генерал Хассо Риф разделил свой корпус на две части и пошел на прорыв. Половину корпуса, преимущественно пехоту, он повел лично, а вторую часть, кавалеристов и егерей, возглавил генерал Арзамай. Им удалось прорваться, хотя потери были огромными, и теперь линии фронта не существует. Агликано ведет десять с половиной тысяч воинов и оставшихся чародеев строго на восток, в Койран. Риф уходит на северо-восток, к горным перевалам, где легко держать оборону. Арзамай с крупным конным отрядом и егерями движется на юго-восток, в сторону Райно, по старому тракту. А противник в это самое время преследует все три наши армейские группировки, но основная цель для эльфов конечно же Койран.

Таково положение дел, согласно донесению Агликано, который уже завтра будет в долине. Риф и Арзамай нам помочь не могут, самим бы оторваться. Ну и кто виноват в том, что так вышло? Для меня ответ очевиден. Разумеется, виноваты морейцы, «черные клинки» и лично царь Эраций. Они добились чего хотели, отвлекли противника и заставили эльфов с союзниками сконцентрироваться на севере. Причем морейцы добились этого, используя меня как приманку, с минимальным расходом личного состава, магов и ресурсов. Классическая схема – борьба с врагом чужими руками.

Однако с виновниками будем разбираться потом, если сможем. А пока требовалось решить: что делать дальше?

Койран придется оборонять, сомнений в этом нет. Подкрепления в Рунгийский корпус, наемников, нужно вернуть обратно в долину – все равно они Рифа не найдут и не догонят. Оборону возьмет на себя Агликано, а мне вновь придется воевать с вражескими магами, которые наверняка будут использовать мощные негаторы и подтянут к горам всех воинов и чародеев. Но как тогда быть с поисками Тиар-Харга? Вот вопрос так вопрос.

Я оказался перед выбором. Что в приоритете – оборона Койрана или Тиар-Харг, о котором практически ничего не известно? Меня одолевали сомнения, и тогда я доверился интуиции, а затем вспомнил чародея Тейта. Он очень жалел, что не отправился к Тиар-Харгу, и я оказался в том же самом положении.

«Сначала Тиар-Харг, а только потом оборона Койрана, – я принял решение. – Неделю Агликано без меня продержится».

Определившись со своими дальнейшими действиями, я поднялся и начал отдавать приказы. За час обозначив, кто и чем будет заниматься во время обороны долины, поговорил с представителем Великой Мореи и написал Агликано письмо с инструкциями, а потом вернулся в мир Ойрон. Через несколько минут оказался во дворце, а еще через полчаса открыл телепорт на остров Парым.