Охотница за скальпами

Сальгари Эмилио

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

 

I. Охота за бизонами

— Эй, Гарри, Джордж! Вы не чувствуете запаха дыма? Или у вас носы поотваливались?!

Те, кого спрашивали, — двое типичных бродяг, скитальцев охотники великих американских прерий, — рослые, здоровые, костлявые молодцы с бронзовыми лицами и зоркими орлиными глазами, озабоченно оглядывались по сторонам, шумно втягивая ароматный степной воздух.

— Должно быть, тебе померещилось, Джон, — отозвался старший из трапперов, Гарри.

— Померещилось? — начавший этот разговор гигант охотник, словно вылитый из стали, усмехнулся. — Слава Богу, ребята, мне шестьдесят лет, сорок с лишним из них я брожу по прериям, но до сих пор, если голова не кружилась от виски, мне ничего не мерещилось и никогда не обманывало обоняние. Держу пари, попахивает дымом, и странно, что вы этого не чувствуете.

Четвертый спутник, до сих пор молчавший, вмешался в разговор:

— Что вы болтаете? Я нанял вас не для болтовни, а для охоты на бизонов.

Эти слова, произнесенные высокомерным тоном, вызвали немедленный резкий отпор со стороны старшего траппера:

— Это в дряхлой Европе, милорд, вы можете кого-нибудь нанять. Таких вольных птиц, как мы, приглашают, милорд! Мы обязались сделать свое дело — и сделаем его, будьте спокойны, но командовать здесь вам не придется. Ответственность за свою и вашу шкуру здесь несем мы, уж извините, милорд. Так дайте нам самим позаботиться о деле: что вам кажется пустой болтовней, может быть чрезвычайно серьезно. Вы не в своем поместье, где за вами шляется толпа наряженных попугаями ливрейных лакеев, вы на Дальнем Западе. Гоняться за бизонами и добывать их шкуры не шутка, но за стадом бизонов может оказаться целое племя краснокожих, которые с удовольствием сдерут шкуру с нас с вами, милорд. Кстати, у вас, милорд, грива уж очень приметная, редкого в прериях рыжего цвета. Если попадетесь в руки краснокожим, эти черти будут очень рады, потому что из вашего скальпа, а может быть, и из вашей рыжей бороды какой-нибудь шутник сделает себе великолепное украшение.

— Какое украшение, мистер Джон? — заинтересовался тот, кого траппер назвал милордом.

— Воинский значок, — ответил Джон. И скомандовал: — Стой! Право, откуда-то тянет дымом, и это меня беспокоит,

Четверо всадников, затерявшихся в беспредельных просторах великих девственных степей Дальнего Запада Северной Америки, остановились, внимательно оглядываясь по сторонам.

Трое из них, охотники, сидели на великолепных мустангах, оседланных по-мексикански. Четвертому принадлежала крупная лошадь явно английских кровей. Да и сам он резко отличался от своих спутников, в которых с первого взгляда можно было безошибочно признать сыновей Северной Америки; милорд же был типичным уроженцем туманного Альбиона. Очень высокий, неимоверно худой, он обладал водянисто-голубыми глазами и большим ртом с выпятившимися вперед зубами, остроте которых позавидовала бы любая акула. Его тощее неуклюжее тело было облачено в костюм из белой фланели, совсем неподходящий для путешествий в прериях, а на голове красовался пробковый шлем, обмотанный голубой москитной сеткой.

После пятиминутного молчания англичанин спросил старшего траппера:

— Ну что, мистер Джон, где же ваши хваленые бизоны? Я уже начинаю раскаиваться, что поверил вашим рекомендациям и поручил вам организовать эту экспедицию. Кроме усталости, я ничего пока не испытываю. Бизонов, оказывается, очень мало, и вместо охоты на них вы угощаете меня россказнями про краснокожих, хотя всему миру известно, что нынешние краснокожие — это жалкие трусы, убегающие без оглядки при виде белого.

Траппер презрительно усмехнулся.

— Век живи, век учись, а дураком непременно помрешь, милорд. Должно быть, вы получили сведения о трусости индейцев от больших умников. Если верить вам, то краснокожие похожи на кроликов. Чуть на них кухарка топнет, они улепетывают под печку. Жаль, что нам с Гарри и Джорджем не довелось ни разу встретиться с такими кроткими индейцами. Если бы было время, мы могли бы порассказать вам о встречах с индейцами совсем иное. Жалко, что нет времени, — меня очень беспокоит этот проклятый запах дыма: не иначе где-то горит прерия. А это такая штука, что как бы нам самим не превратиться в кроликов, которых кроткие и трусливые краснокожие собираются зажарить живьем. Так что помолчите покуда, милорд!

С этими словами старый охотник, приподнявшись в стременах, снова вгляделся в горизонт.

Близился вечер. Огненный шар солнца скатывался за зубчатые пики величественной горной цепи Ларами, пересекающей штат Вайоминг, один из центральных штатов Северной Америки, и в наши дни отличающийся дикой природой и малой населенностью.

Спокойствие царило вокруг. Не было слышно ни единого звука, кроме пофыркивания четырех лошадей. Великая степь казалась безжизненной: поблизости не было ни зверя, ни птицы. Куда-то исчезли койоты, следовавшие за экспедицией в надежде поживиться остатками охотничьей трапезы, — мелкие степные волки, трусливые и вместе с тем наглые, хитрые и глупо алчные.

Что-то случилось в степи, но что именно? По большому количеству следов трапперы опытным глазом определили, что всего несколько часов тому назад здесь прошло большое стадо могучих обитателей прерий. А теперь, как ни всматривался в даль Джон, бизонов не было видно на всем пространстве, которое мог охватить взгляд.

— Не нравится мне это, — угрюмо ворчал он. — Что-то творится вокруг, а что — никак не разберу. Тишина эта подозрительна. Хоть бы кто-нибудь голос подал.

Словно в ответ на ворчание старого охотника издалека, с расстояния не менее полукилометра, до всадников донесся отчетливо слышный звук ружейного выстрела. Джон вздрогнул и пробормотал какое-то проклятие.

— Может быть, — обратился к трапперу англичанин, — здесь еще кто-нибудь охотится? Может, нам присоединиться к этим людям?

Не отвечая на вопрос милорда Джон обратился к младшим трапперам:

— А вы, ребята, что скажете?

— Надо бы посмотреть, — отозвался Гарри. — Пока мы не выясним, кто тут шляется, располагаться на ночлег рискованно. Ведь это территория сиу. А с ними не шутят.

— Вперед, ребята! — скомандовал Джон и дал шпоры своему мустангу. Лошади, утопая по грудь в густой и сочной, но уже начинавшей заметно подсыхать под беспощадным солнцем степной траве, понеслись в том направлении, откуда донесся звук ружейного выстрела. Через пять-шесть минут всадники остановились, повинуясь крику скакавшего впереди Джона. С земли поднялась целая стая мелких и крупных крылатых хищников, коршунов и воронов, закружившая над головами охотников, оглашая криками безмолвный простор степи, словно хотели отпугнуть их от места своего пиршества. Но, видя, что охотники продолжают путь в том же направлении, трусливое воронье разлетелось со зловещим карканьем в надвигающемся ночном сумраке.

— Слезай с лошади, ребята, ружья наизготовку! Здесь что-то случилось. Не я буду, если мы не наткнемся на труп.

Ведя лошадей в поводу, охотники сделали еще несколько шагов.

— О, кровожадные дьяволы! — вырвался гневный крик у Джона. — Я это предвидел: это — знак войны. Сиу вырыли топор войны, и Сидящий Бык вышел на тропу войны. Вот их первая жертва!

Шедшие за Джоном трапперы и даже эксцентричный англичанин не могли справиться с охватившим их ужасом при виде открывшегося кровавого зрелища. В центре вытоптанной полянки стоял невысокий столб, к которому был привязан совершенно голый человек. По телу струилась кровь, стекала с изуродованной, лишенной волос головы. Три стрелы торчали в левом боку бедняги, чуть ниже сердца.

Джон спешился и, бросив повод дрожавшей всем телом лошади, подошел к обезображенному трупу и отпрянул, увидев на груди несчастного характерный знак — нарисованную кровью птицу с расправленными крыльями.

— О, это знак Миннегаги, кровожадной дочери Яллы, женщины-сахэма! Если проклятая индейская змея, неосторожно выпущенная однажды из рук, теперь здесь со своими воинами — мы пропали.

— Мстит всем белым за смерть брата, расстрелянного нами в Ущелье Смерти по приказу полковника Деванделля во время первого восстания пяти индейских племен, — отозвался один из трапперов, угрюмо глядя на залитое кровью тело скальпированного.

— Не в добрый час отдал Деванделль свой приказ, — сказал Джон. — Нам дорого пришлось заплатить за расстрелянного индейца. И сам Деванделль потерял свой скальп. Кто только жив остался?

В этот момент раздался слабый, глухой стон. Охотники испуганно переглянулись. Первым опомнился Джон и бросился к скальпированному, голова которого неожиданно зашевелилась.

— Он жив! — воскликнул Джон. — Гарри! Помоги мне отвязать его.

Джон выхватил длинный мексиканский охотничий нож, чтобы перерезать веревки, привязывавшие несчастного к столбу, как вдруг новый крик вырвался у него из груди:

— Великий Боже! Или мои глаза меня обманывают? Гарри, Джордж, смотрите! Ведь это Гильс, почтальон из Кампы. Ах, несчастный!

В мгновение ока оживший был освобожден от веревок и уложен на одеяло, снятое с лошади Джона. Траппер поднес к его губам фляжку с виски. Жгучая жидкость словно гальванизировала умирающего: его глаза раскрылись, мутный взгляд устремился сначала на Джона, потом на его спутников.

— Индейский агент… Это ты, Джон? И, как всегда, с тобой Гарри и Джордж? А я… умираю. Поймали-таки меня краснокожие и… Конец моим странствованиям. Миннегага…

— Я так и знал! — пробормотал вполголоса Джон. — Это она мстит за смерть Яллы и Птицы Ночи.

— Я был тогда с вами в отряде Деванделля, — чуть слышно шептал умирающий Гильс. — Тогда удалось дешево отделаться, а теперь вот не выкрутился.

— Миннегага поклялась скальпировать всех, кто принял участие в той кровавой бойне, — сказал взволнованный индейский агент, вытирая капли пота, выступившие на лбу. — Эх, на кой черт меня понесло в это проклятое место, где на каждом шагу грозит гибель? Сумасшедший англичанин, от сплина гоняющийся за бизонами, мог бы и без меня организовать свою дурацкую экспедицию. А теперь гляди, как бы без скальпа не остаться, да и без головы в придачу.

— Умираю я, Джон, — глухим, чуть слышным голосом произнес скальпированный. — А ты спасайся, Джон. Скачи, несись. Найди генерала Честера. Скажи: Гильс сообщает, что Сидящий Бык вырыл топор войны. Поднялись все сиу… Бэд Тернер, должно быть, убит. Он был со мной, когда на нас напали. Доберись до Честера, Джон. Его лагерь на берегу Хорс-Крика. Скажи: краснокожие ловушку ему гото…

Гильс не закончил. По его истерзанному телу пробежала судорога, глаза закрылись, рука, лежавшая на груди, тяжело упала.

— Кончено! Одним добрым малым и храбрым траппером в прерии меньше, — произнес печально Джон, обнажая голову.

Англичанин, молча наблюдавший эту тяжелую сцену, тронул за рукав индейского агента.

— Мистер Джон! — сказал он гнусавым голосом. — Вы отвлекаетесь от ваших обязанностей. Вы, кажется, забыли, что обязались устроить мне охоту на бизонов, а вместо этого возитесь с человеком, даже не сказавшим, видел ли он тут бизонов, сколько и куда они пошли… Впрочем, это ваша вина, мистер Джон: вы должны были, прежде чем этот человек умрет, спросить его обо всем. Может быть, он еще жив? Налейте ему в рот водки и если он очнется, то спросите его о бизонах.

Индейский агент с негодованием стряхнул со своего плеча руку англичанина и закричал:

— К черту! Если вам нужны бизоны, милорд, так отправляйтесь искать их сами! У меня теперь есть дело поважнее, чем гоняться за животными!

— Но я вам заплатил вперед! — возмутился милорд.

— Что? Заплатили вперед? Я хоть сейчас верну вам деньги! Берите и убирайтесь с ними на все четыре стороны!

— Вы нарушаете наш контракт, мистер охотник! — возмутился англичанин. — Я отправлюсь в Вашингтон, сообщу о вашем поведении нашему послу, и вас посадят в тюрьму.

— Если угодно! Пожалуйста, садитесь на вашего коня и скачите к послу или хоть к самой королеве Виктории, — презрительно засмеялся траппер, пожимая плечами. — Только вот сердца у вас нет, да и в чердаке вместо мозгов, кажется, дряни какой-то понасыпано, но я все-таки должен вас предупредить, что мы со всех сторон окружены индейцами, и если вы двинетесь без нас, то берегите свою шкуру. Попадетесь в руки Миннегаги, пощады вам не будет, хоть вы и знатный иностранец.

— А кто эта Миннегага? — высокомерно осведомился англичанин, обращаясь к Джону. — Джентльмен или леди?

— Леди? — горько засмеялся траппер. — Я бы, скорее, назвал ее тигрицей в образе женщины.

— О! Это интересно! Я знал много светских львиц в Лондоне и Трувиле. Там были преопасные женщины, уверяю вас, мистер Джон. Но меня они никогда не могли покорить. И я думаю, что ваша мисс или миссис Миннегага окажется ничуть не опаснее, чем эти леди. Может быть, вы можете представить меня этой особе? У меня есть рекомендации из нашего посольства в Вашингтоне. Если потребуются какие-либо издержки, я не замедлю оплатить счет.

Тут траппер не выдержал и рассмеялся.

— Убей меня Бог! — воскликнул он. — Видел я чудаков и юродивых, но такого, как вы, милорд, еще не приходилось. Да поймите вы — эта «леди», которой вы так хотите быть представлены, два-три часа тому назад скальпировала несчастного Гильса.

— Но он был американец, — невозмутимо отозвался милорд, — а я — англичанин.

— Миннегага не спросит, откуда вы: прирежет или пристрелит — вот и все. Не будьте чудаком, милорд! Да и нам некогда возиться с вами. Лишь бы удалось свои скальпы спасти и предупредить Честера.

— А это кто? — осведомился англичанин. — Какой-нибудь родственник пресловутой мисс Миннегаги?

— А ну вас в болото! — не выдержал траппер. — Мистер Честер вовсе не краснокожий, а генерал на службе Северо-Американских Соединенных Штатов. Он здесь с небольшим отрядом, и, если мы его не предупредим, он может здорово вляпаться, На лошадей, ребята! И на поиски генерала!

Индейский агент взялся за узду своей лошади, но тотчас же резко остановился.

— Где моя голова, ребята?

— Разве ты ее потерял? — невольно рассмеялся кто-то из трапперов.

— Не до шуток, ребята! — рассердился Джон.

— Да что случилось? — спросил Гарри.

— Я говорю о Тернере. По словам Гильса, он был тут и если его не убили, то, возможно, и сейчас прячется где-нибудь здесь. Понимаете? Один-одинешенек, со всех сторон окруженный опасностями. Как-никак нас тут четверо, и стыдно было бы бросить товарища на произвол судьбы. Попытаемся выручить его.

— Попытаемся, — отозвались трапперы в один голос.

 

II. Прерия

Из-за горного хребта выплыла светлая луна, и ее призрачные голубоватые лучи осветили прерию,

С наступлением ночи степь оживилась; правда, ни людей, ни животных охотники не встречали, но пространство вокруг них пело и рассказывало сказки ночи миллионами голосов насекомых, скрывающихся в густой траве. Время от времени доносился зловещий и жалобный вой койота, выбравшегося в сумерках из своей норы на поиски добычи.

Трапперы ехали в угрюмом молчании, охваченные чувством близкой опасности. Иногда они обменивались короткими замечаниями по поводу увиденного в пути.

Англичанин, на которого никто больше не обращал внимания, сначала ворчал что-то о недобросовестности проводников, о непременном желании сейчас же заняться охотой на бизонов, но, сообразив наконец, что и его огненной шевелюре грозит опасность украсить мокасины какого-нибудь краснокожего вождя, покорился своей участи и последовал за трапперами.

Впереди маленького отряда, прокладывая ему дорогу, ехал старый индейский агент Джон, держа под рукою бьющую без промаха винтовку. Думы странника были мрачны: его беспокоила участь Бэда Тернера.

Если Тернер не попал в руки сиу, а на это можно было надеяться, ибо этот охотник славился своей храбростью, ловкостью и находчивостью на всем Дальнем Западе, то можно было предположить, что он, скорее всего, где-нибудь поблизости, укрывается в густой траве.

— Такого старого хитреца, — бормотал Джон, — не так-то просто захватить врасплох. Держу пари, он и на этот раз благополучно удрал от смерти, надув зубастую ведьму, как надувал уже тысячу раз. Мы поищем его.

Прошло несколько минут в этих блужданиях, как вдруг Джон круто повернулся к Гарри и сказал:

— Что-то происходит. Может, у тебя уши заложило, хоть ты лет на двадцать моложе меня, но я-то слышу отлично: впереди нас несется большое стадо бизонов. Сам знаешь, ночью бизоны не любят передвигаться, разве что уходят от какой-нибудь опасности.

— Может, индейцы за ними гонятся? — предположил Гарри.

— Черта с два! — выругался индейский агент. — Если гонятся сиу, то не за четвероногими, а за двуногими. Будь я проклят, если наше присутствие осталось до сих пор незамеченным для краснокожих ищеек Миннегаги или Сидящего Быка.

— Что же нам делать? — спросил Джордж. — Если мы пойдем навстречу бизонам, как бы они нас не растоптали!

— Дудки! — кратко отозвался Джон. — Во-первых, от копыт бизонов легче удрать, чем от лассо или стрелы индейцев. А во-вторых, очень возможно, что Бэд Тернер воспользуется случаем, чтобы замести следы, и пойдет за бизонами, тогда нам легче будет его разыскать.

— Боюсь, — тихо сказал Гарри, — если этот англичанин увидит поблизости бизонов, он не удержится и примется палить по ним. И одного выстрела будет достаточно, чтобы целая шайка индейцев бросилась по нашим следам.

— Верно! — отозвался Джон. — Ну, это можно уладить. Подъехав к англичанину, не слышавшему ни единого слова из этого разговора, Джон попросил его дать посмотреть охотничий карабин, ссылаясь на близость бизонов. Не подозревая подвоха, англичанин передал ружье индейскому агенту. Завладев карабином, Джон сказал:

— Вот что, сэр. Хоть бизоны и очень близко, но ружье я вам отдам только тогда, когда найду это нужным. А покуда обойдетесь без него.

Трудно представить, что произошло с англичанином, увидевшим себя безоружным.

Сначала он осыпал трапперов всеми известными английскому языку ругательствами, но, видя, что это на них не действует, соскочил с лошади, засучил рукава и стал вызывать на кулачный бой всех трех трапперов по очереди, обещая научить их деликатному обращению при помощи бокса. Но и это не произвело на охотников никакого впечатления.

— Если бы я был помоложе, милорд, — процедил сквозь зубы Джон, — да голова у меня была бы набита глиной, как кое у кого из нас, не во гнев будет сказано вашей милости, — то я был бы не прочь обменяться с вами парочкой ударов, чтобы испытать крепость ваших благородных костей. Но теперь не до пустяков. Делайте что хотите. А если у вас чешутся кулаки, то через пять минут вам представится отличный случай — бизоны очень близко: выберите вы себе какого-нибудь бугая и попробуйте подраться с ним. Если же вам дорога ваша шкура, то бросьте заниматься ерундой, садитесь на лошадь и гоните следом за нами. Ни ждать, ни нянчиться с вами у нас нет ни времени, ни охоты.

С этими словами охотник тронул своего мустанга. Гарри и Джордж последовали за ним, не обращая внимания на англичанина, который топтался на одном месте, неистово ругаясь и размахивая кулаками словно ветряная мельница.

— Неудобно оставлять его, — сказал Гарри.

— К черту все, — отозвался Джон. — Таков закон степи: если грозит опасность, нельзя терять время, тем более из-за фантазий этого полоумного. Он скоро опомнится и присоединится к нам. А если нет и если индейцы не оскальпируют его, мы вернемся сюда, когда пройдут бизоны, и возьмем его с собой. Но хватит болтать! Бизоны уже близко. Держите крепко своих лошадей, не разрешайте им поддаваться панике, а то будет плохо.

И в самом деле, гигантские четвероногие были уже рядом. В неверном свете луны можно было уже различить передовые ряды могучих бизонов, мчавшихся по степи. Дорогу прокладывали старые быки, с огромными, все сокрушающими рогами. На близком расстоянии за быками, тесно сбившись в кучу, мелкой трусцой двигались самки и телята. По бокам от основной массы животных тоже шли наиболее крепкие быки, должные защищать стадо с боков при нападении степных хищников.

Стадо состояло из нескольких сот животных.

В то время, к которому относится этот рассказ, на Дальнем Западе бизоны уже не водились в таком количестве, как раньше, когда нередко в стаде было три, четыре и даже пять тысяч голов. Беспощадное истребление на протяжении многих десятилетий девятнадцатого века этих великолепных животных, не столько со стороны индейцев, живущих охотой, сколько со стороны алчных американцев, сократило поголовье бизонов. Но иногда, как в данном случае, еще встречались остатки огромных стад.

Наблюдая с расстояния в несколько десятков шагов могучий живой поток, опытный траппер становился все более мрачным.

— Не пойму, — ворчал он, — что творится. Единственной причиной этого бегства бизонов может быть лишь степной пожар. Запах дыма все усиливается.

— Но огня не видно, — отозвался кто-то из молодых трапперов.

— Это ничего не значит, — отозвался индейский агент. — Пока ветер слаб, мы не скоро увидим огонь. Но степь впереди нас горит.

— Что же, Джон, придется возвращаться? Подберем этого полоумного англичанина и махнем к генералу Честеру. Бэда Тернера уже не разыщешь.

Индейский агент не отвечал. Приподнявшись на стременах, он упорно глядел куда-то в сторону, сжимая дуло неразлучного карабина.

Минуту спустя он крикнул:

— Будь я неладен, если это не Бэд Тернер! Он улепетывает во все лопатки от шести или семи краснокожих. Бац! Одним красным червяком меньше. Нет — убита только лошадь, а всадник подымается.

С небольшого пригорка, у подножия которого уже показались первые ряды бизонов, трапперам было отлично видно, как за одиноким всадником в белом плаще гналась группа индейцев.

— Вперед, ребята! — воскликнул Джон.

Повинуясь его приказанию, трапперы пришпорили своих лошадей и ринулись прямо в живой поток из нескольких сот бизонов. На скаку всадники неистово кричали и стреляли из револьверов не целясь, с единственным намерением испугать бизонов и заставить их расступиться. Рискованный маневр удался блестяще, и, словно переплыв через черные волны ревущего потока, маленький отряд несколько минут спустя уже выбрался на простор, откуда еще яснее открылась сцена погони индейцев за беглецом.

Преследователей было пятеро. Время от времени они стреляли по беглецу, но дикая скачка не давала возможности хорошо прицелиться и пули безрезультатно сверлили воздух.

Увидев охотников, Бэд поспешил изменить направление, чтобы скорее присоединиться к ним. Индейцы тоже заметили, что к нему идет помощь, но это их не остановило. Слишком ценной была добыча, чтобы отказаться от нее без боя, тем более что на стороне индейцев был небольшой численный перевес. И в эту голубую, полную очарования ночь по просторам девственных степей две группы людей мчались навстречу друг другу, неся в груди не мир и любовь, а ненасытную, неугасимую ненависть двух рас.

— У них, должно быть, винчестеры, — сказал Джон, придерживая своего мустанга. — Стой, ребята! Наши карабины бьют дальше, и нам надо этим воспользоваться. Цельтесь вернее! Ты, Гарри, бери кого-нибудь левее, я буду бить в середину, а тебе, Джордж, — правая сторона. Ну, разом!

Три выстрела почти слились в один. Три огненных меча рассекли воздух. Когда голубоватый пороховой дым рассеялся в душном ночном воздухе, трапперы увидели, как беглец, освободившись от погони, галопом приближается к своим спасителям. Двое индейцев, завернув лошадей, унеслись в ночную мглу. Остальных не было видно — пули охотников остановили их стремительный бег, поразив или всадников, или лошадей.

— Джон! Индейский агент! — радостно кричал, приближаясь к трапперам, спасенный. — Как раз вовремя! Я уже думал, что мне не уйти от этих зверей.

— Здорово, Бэд! — Индейский агент протянул пришельцу свою могучую длань. — Рад, что мне удалось оказать тебе маленькую услугу! Только боюсь, что опасность, грозящая нашим скальпам, не исчезла. Дела у нас неважные. Ну, да об этом еще подумаем.

 

III. Бэд Тернер

Ныне Бэд Тернер — полулегендарная фигура. Вокруг его имени, как и вокруг имени другого героя Дальнего Запада, Буффало Билла, создана целая литература, в которой нагромождены горы самой фантастической лжи. На самом деле Бэд Тернер отнюдь не выдумка досужих романистов: он умер в глубокой старости, в 1908 году, в городе Тантоне, на Миссури. Его жизнь — это пестрая и, к сожалению, часто кровавая сказка. Похождениями этого человека, не выдуманными, а настоящими, часто кажущимися более фантастичными, чем любая сказка, можно исписать несколько десятков томов. Достаточно сказать, что на Дальнем Западе, где не удивить храбрецами, вся жизнь которых соткана из кровавых приключений, Бэд Тернер ухитрился выделиться и приобрести особую репутацию.

Бэд Без Промаха, Кровавый Бэд — таковы прозвища, данные Тернеру народом.

Но пусть наш читатель не думает, что Бэд Тернер был кровожадным молодцом типа тех многочисленных степных бродяг Северной Америки, для которых чужая жизнь — игрушка, безнаказанное злодеяние — приятная забава. Ничего подобного.

Правда, Бэд Тернер на своем веку пережил множество приключений и едва ли был в состоянии сказать, сколько человек пали от его руки. Тут были и мексиканские ковбои, и золотоискатели гамбусино, и европейские переселенцы, и охотники-янки, и еще большее число краснокожих. Но никогда Бэд Тернер не осквернил рук, охотясь за индейскими скальпами, за которые, как известно, «гуманное» мексиканское правительство еще недавно выплачивало убийцам премию в пятьдесят долларов,

Храбрый, но сдержанный, по существу, добродушный, но и самолюбивый, Бэд Тернер никогда ни на кого не нападал, никого не трогал, не искал приключений. Но горе тому, кто оскорбил или вызвал этого человека: Бэд Тернер не знал, что такое пощада. Кроме того, он был непримирим и беспощаден к той человеческой накипи, что хлынула потоком на Дальний Запад при первых сообщениях о золотых и серебряных россыпях этого сказочно богатого края. Как-то само собой получилось, что Бэд Тернер стал истребителем конокрадов, грабителей больших дорог и насильников, отравлявших жизнь населения приисков.

Услышав о кровавых подвигах какого-нибудь бандита, державшего в страхе всю округу, или обращенную к нему просьбу о помощи ограбленного поселенца или золотоискателя, Бэд Тернер являлся на место и не успокаивался, пока не свершалось правосудие. И не его вина, что в этой местности среди одичалого, предоставленного самому себе населения господствовал единственный закон: око за око, жизнь за жизнь…

Популярность Бэда Тернера была такова, что население округа Голд-Сити избрало его шерифом. Старожилы и теперь еще вспоминают, как Тернер без пощады истреблял грабителей поездов и прочих бандитов с большой дороги.

Между прочим, к этому времени относится и нашумевший поединок Тернера с одним из знаменитых злодеев Дальнего Запада, бандитом Кроуфордом, наводившим панику на многочисленные поселки у серебряных рудников Колорадо. Борьбу с бандитом вели отряды американской милиции, причем экспедицией руководил знаменитый Буффало Билл; но на этот раз прославленному герою Дальнего Запада не везло: Кроуфорд, словно заколдованный, непостижимым образом исчезал из самых хитрых ловушек. Услышав об этом, Бэд Тернер прибыл за несколько сот километров к месту кровавых подвигов Кроуфорда и явился в лагерь Буффало Билла со странной и страшной ношей: он держал человеческий труп поперек седла.

— Доброе утро, Коди! — сказал он, когда Буффало Билл вышел из своей палатки ему навстречу. — Кажется, ты искал именно этого человека. — И он сбросил с седла на траву к ногам Буффало Билла изуродованный труп.

— Джек Кроуфорд? — невольно попятился Буффало Билл, узнав прославленного бандита.

— Как видишь! — хладнокровно ответил Тернер. — Он прятался в непроходимых зарослях. Ты его совсем затравил. Ну, я поехал к нему и предложил испробовать, чей револьвер лучше. Оказалось, что этот молодчик стреляет недурно, но слишком горячится, и вот я привез показать его тебе…

— Какого черта вы делаете здесь, Тернер? — осведомился индейский агент Джон, пожав руку спасшегося от индейцев шерифа. — Разве вы не знаете, что это — территория сиу?

— Именно потому, что я знал об этом слишком хорошо, вы меня встретили в приятной компании, — смеясь, отозвался Тернер. — А вот какая нелегкая принесла сюда вас, когда весь край вот-вот будет охвачен огнем восстания?

— В том-то и штука, что я ничего не знал о восстании, — несколько смущенно отозвался индейский агент. — Мы с товарищами взялись сопровождать сюда одного полоумного англичанина, чтобы устроить ему охоту на бизонов, а попали в осиное гнездо. Только два или три часа назад мы узнали, что Сидящий Бык и Миннегага, дочь кровожадной Яллы и Красного Облака, вырыли топор войны. Мы узнали это от вашего товарища Гильса.

— Значит, он спасся? Где он?

— Увы, нет. Миннегага скальпировала несчастного. Проклятие сорвалось с губ Бэда Тернера.

— Судьба! — произнес он глухо. — Но это закон прерий. Помолчав немного, он заговорил снова:

— Ну, господа, что ж вы думаете предпринять? Сами видите, какая тут заваривается каша. Единственное спасение — удирать отсюда как можно быстрее. Самое лучшее — следовать за бегущими бизонами, если ваши лошади еще в силе.

— Я и сам так думаю! — ответил индейский агент. — Кстати, по дороге придется поискать отставшего от нас англичанина.

— А это что еще за фигура? — осведомился Бэд Тернер.

— Поедем, а по дороге я все расскажу. И маленькая группа галопом тронулась в путь, идя по следам убегавших к югу бизонов.

Часа полтора или два до полуночи и еще часа два после длился этот бег. Лошади заметно устали, но еще бодро держались на ногах. Индейцы не показывались, но никто из охотников не сомневался, что они где-то рядом. Впрочем, не эта опасность смущала индейского агента: с каждым часом по мере приближения рассвета он все сильнее чувствовал запах гари, наполнивший душный воздух прерий. Короткая ночь миновала, забрезжила утренняя заря, потом заблестели лучи всплывшего на горизонте солнца.

— Вот они, бизоны! — воскликнул Джон.

В самом деле, огромная черная масса, живой поток, образованный многими сотнями, может быть, даже тысячами степных колоссов, чернел на горизонте, двигаясь к берегам Хорс-Крика. Там, как знали трапперы, находился отряд генерала Честера, оберегавший поселения белых от возможного нападения индейцев. Отряду за последнее время немало досталось — среди индейцев шло серьезное брожение, и пять великих племен, принимавших участие в первом кровавом восстании, со дня на день готовились выйти на тропу войны.

Немного спустя Джон разглядел одинокую человеческую фигуру, двигавшуюся параллельно стаду бизонов: это был эксцентричный англичанин.

Едва охотники приблизились к милорду, как он набросился на Джона с упреками, осыпая его всевозможными ругательствами.

— Вы дерзко и нагло обманули меня! — кричал он. — Это грабеж и разбой! Это позор! Целая тысяча бизонов прошла мимо меня, а я не мог стрелять в них, я не мог убить ни одного. Я расскажу все нашему послу в Вашингтоне!

— Сколько угодно! — хладнокровно ответил Джон.

— Я напечатаю письмо в «Тайме»!

— Хоть десять! — ответил Джон. — Я вам уже говорил, милорд: не глупите. Тут не до бизонов. Впрочем, вот ваш карабин. Можете охотиться сколько вам будет угодно. Бизоны рядом.

— Да! Я буду охотиться! Я для этого приехал из Англии!

— Хорошо. Делайте что хотите. Но должен вас предупредить еще раз, что всем нам грозит смертельная опасность и надо отсюда удирать.

— Если вы струсили, то можете удирать! — высокомерно махнул рукой англичанин, внимательно осматривая полученное назад драгоценное оружие.

Лицо индейского агента потемнело, глаза сверкнули, но внимательно следивший за переговорами Бэд Тернер положил руку на его плечо со словами:

— Оставьте этого человека в покое. Он вовсе не эксцентричен, а просто помешан. Пусть делает что хочет.

Четыре траппера вновь погнали лошадей, покидая место, где оставался англичанин. Гарри крикнул ему:

— Эй вы, как вас там зовут! Бросьте заниматься ерундой! Индейцы церемониться не будут, а просто перережут вам глотку!

— Не ваше дело! — ответил англичанин, заряжая карабин. Отъехав на полкилометра, охотники услышали выстрелы карабина англичанина: милорд принялся за истребление бизонов.

— Пропадет ни за понюх табаку! — проговорил, пожимая плечами, Джон.

— Да, наши дела неважны, — озабоченно отозвался Бэд Тернер. — Смотрите — дорога к реке для нас отрезана: там бушует степной пожар.

— Придется ехать в горы, — сказал Гарри.

— Едва ли мы спасемся там от пожара, — заметил Тернер, вглядываясь в дымную даль. — Впрочем, ничего другого не остается, как испробовать этот путь. А что вы думаете, Джон?

— Думаю, что самое лучшее — следовать за бизонами, — сказал охотник. — Авось они проложат себе и нам дорогу через пылающую равнину.

 

IV. Ужасное зрелище

Прошло около четверти часа, и четверо всадников снова встретились с передовыми колоннами бегущих бизонов. Среди животных царило беспокойство, — по-видимому, они уже почуяли запах гари и сознавали, какая опасность грозит им. Бизоны мчались галопом, оглашая воздух мычанием и глубокими вздохами. Этот концерт производил ошеломляющее впечатление. Земля гудела и дрожала под копытами сотен и сотен массивных ног, стоял такой гул, словно сто локомотивов мчались по бесконечной равнине.

— Смотрите! — воскликнул индейский агент, показывая на мелькавшее вдалеке другое животное среди бизонов: это была лошадь, в которой зоркий глаз охотника узнал коня эксцентричного англичанина, но всадника в седле не было.

— Что с ним сталось, с этим полоумным? — сказал Гарри.

— Должно быть, какой-то бизон сбил его рогами с седла, — отозвался Джордж. — Туда ему и дорога. Авось после этого он излечится от своего сплина. Или одним полоумным на свете станет меньше. Убыток невелик.

— Так-то так, — вмешался в разговор Джон, — а все же дорого бы я дал, чтобы точно знать, какая участь его постигла. Может быть, и в самом деле его затоптали бизоны, но он мог попасть и в руки краснокожих. Ведь эти звери, несомненно, будут продолжать погоню, чтобы захватить нас живыми и порадовать душеньку Миннегаги.

— Это уж точно! — улыбнулся Гарри. — Миннегага с пребольшим удовольствием собственноручно будет пытать нас, а потом оскальпирует,

— Что вы все толкуете о Миннегаге? — осведомился Тернер, поглядывая вопросительно на старшего из трапперов. — Или вам с ней приходилось сталкиваться раньше?

— Долго рассказывать, а у нас нет времени, — отозвался Джон, пожимая плечами. — Но что нам делать теперь? По-моему, надо бы дать лошадям немного передохнуть. Они еле на ногах держатся. Беда, если индейцы налетят.

Трапперы, следуя совету и примеру Джона, отпустили поводья, переводя лошадей с галопа на легкую рысь. Они продолжали двигаться по степи, зорко поглядывая по сторонам в надежде отыскать англичанина: как-никак его великолепный карабин, если бы пришлось столкнуться с индейцами, мог оказаться весьма полезным. Но напрасно: англичанина не было видно, а его чистокровный жеребец по-прежнему двигался среди бизонов, которые, по-видимому, не обращали никакого внимания на неожиданного спутника.

Трудно сказать, что именно случилось с англичанином, но если бы он был жив и свободен, то, вероятно, дал бы знать о себе выстрелами из карабина, а выстрелов не было слышно. Значит, он или погиб, или схвачен индейцами.

Тем временем запах гари становился все сильнее и дымные тучи, поднимавшиеся на востоке, становились явственнее, словно вырастали на глазах. Временами уже можно было разглядеть целый лес дымных столбов, колыхавшихся под напором ветра, огненные потоки, бежавшие по беспредельному простору степи. Их было множество, они мчались со сказочной быстротой прямо на путников, гонимые поднявшимся с востока ветром, не зная препятствий. Одно могло удержать разлившийся по равнине пожар — вода. Но трапперы знали, что надеяться на воду не приходилось. Здесь на протяжении многих километров не было не то что реки, но и мало-мальски приличного ручья.

Бизоны с каждой минутой становились все беспокойнее: громче мычали, поднимаясь на дыбы, и бестолково толпились на одном месте или мчались тесно сомкнутыми рядами, а потом вдруг рассыпались во все стороны, чтобы через минуту снова собраться вместе. А беспощадный огонь гнался за ними по пятам, как бы наслаждаясь злой игрой с охваченными ужасом животными.

Около трех часов пополудни четверо охотников, лошади которых окончательно выбились из сил, были вынуждены остановиться и дать отдых верным животным. Кстати подвернулось небольшое и неглубокое болотце, которое помогло утолить жажду измученных людей и коней.

Едва трапперы снова двинулись в путь, как увидели, что с севера поднимаются те же зловещие столбы дыма. Свободным оставался путь на юг и юго-запад, то есть в глубь территории индейцев сиу, но кто мог гарантировать, что степь не вспыхнет там раньше, чем белым охотникам удастся добраться до безопасного места?

— Наверное, индейцы поклялись испечь нас заживо в этой огненной печи. Пожалуй, генерал Честер получит мой рапорт о начавшемся восстании индейцев на том свете, — обескураженно пробормотал Бэд Тернер.

— Да, наше дело табак! Ничего не могу придумать для спасения, голова совсем не работает. Дурак дураком сделался. Пожалуй, почище нашего милорда, — отозвался Джон. — Не придумаете ли вы чего-нибудь, шериф?

— Трудно придумать, — ответил Тернер. — Впрочем, попробовать можно. Очень кстати вот те болотца. Трава здесь не будет гореть так сильно, как в других местах.

В этот момент мимо находившихся в огненной ловушке трапперов проходила небольшая группа бизонов. По команде Тернера охотники пристрелили несколько великолепных животных, выбирая наиболее крупные экземпляры. Затем в мгновение ока они выпотрошили туши бизонов, работая так, словно огненный поток не приближался к ним, грозя пожрать их. Было видно, что огонь кольцом подбирается к тому месту, где работали охотники.

— Понимаю! — догадался Джон. — Вы думаете, Тернер, что, забравшись в туши бизонов, мы не изжаримся?

— По крайней мере попытаемся, — ответил шериф. — Я однажды уже пробовал это: проклятые арапахо подожгли степь, чтобы выкурить меня; я убил своего коня, выпотрошил, спрятался в его брюхе, скорчившись в три погибели, и, как видите уцелел. Когда смотришь смерти в глаза, и в брюхо клячи заберешься, чтобы улизнуть от нее. Кстати: порох! Давайте сюда весь порох и вообще все заряды. У меня есть непромокаемый мешок, попробуем все то, что может взорваться, положить в эту неглубокую лужу. Туда же бросайте седла и ваши лассо. Лошадей пускайте на волю. Жалко терять их, но ничего не поделаешь…

— Уф! Становится жарко! Я задыхаюсь! А ты, брат Джордж? — спросил Гарри.

— Уже задохнулся, — отозвался тот.

— Не торопитесь, задохнуться всегда успеете! — прикрикнул на них Тернер. — Экие неженки, подумаешь! А еще трапперы.

— Да мы…

— Не болтать! Каждый в отдельности влезайте в брюхо любого из убитых нами бизонов, предварительно окунувшись в ближайшее болотце! — скомандовал Тернер.

И люди исчезли в окровавленных тушах животных. Кругом творилось что-то ужасное.

Огненное кольцо сжималось все теснее и теснее, оставляя пока нетронутым лишь крохотное пространство, на котором толпились не успевшие уйти от беспощадной стихии и осужденные на гибель бизоны. Искры и раскаленный пепел падали на животных дождем, нанося им мучительные раны, поджигая волнистые гривы. Дым, такой густой, что в нескольких шагах ничего не было видно, носился волнами. Казалось, горит воздух.

Прошло время, и огненный ураган, пожрав все живое на этом месте, умчался дальше, оставляя за собой обгоревшие стволы степных растений и обугленные туши нескольких сот бизонов и четырех лошадей.

Воздух был еще заполнен жаром и местами огненные струйки бежали по почерневшей земле, когда из одной туши вылезла покрытая копотью и кровью человеческая фигура. Это был Бэд Тернер.

— Джон, Гарри, Джордж! Вы живы или изжарились? — закричал он.

Послышались глухие голоса. Три ближайшие туши бизонов, словно ожив, зашевелились, и через минуту показались остальные охотники, измученные, задыхающиеся, но все же чудом спасшиеся от гибели.

Если бы кто-нибудь заглянул сюда через полчаса, то нашел бы наших знакомых за самым прозаическим занятием: как ни ничтожно было количество воды в ближайшей луже, тем не менее трапперы, едва избавившись от опасности, немедленно выкупались и выстирали свою одежду, которая моментально высохла. Затем, осмотрев груды погибших в огне бизонов, они без труда нашли несколько таких, которые буквально изжарились заживо, и вырезали из туш наиболее сочные куски мяса. Расположившись на кочках, зелень которых была не совсем уничтожена пожаром, охотники мирно беседовали. Теперь времени было достаточно: раньше наступления ночи нечего было и думать, чтобы отправиться в путь и не попасть к индейцам, и поэтому индейский агент воспользовался случаем, дабы рассказать шерифу из Голд-Сити о прошлом и о событиях, с которыми было связано имя Миннегаги.

Не будем передавать подробно содержание его рассказа, в общих чертах совпадающего с тем, что узнал читатель из нашей повести, названной «На Дальнем Западе».

Бэд Тернер с большим вниманием выслушал историю приключений и бедствий злополучного полковника Деван-делля, который поплатился за ошибку молодости, брак со свирепой Яллой, разбитой жизнью и имел несчастье, не зная, что молодой индеец Птица Ночи — его родной сын, расстрелять юношу. Затем, попав в руки Яллы, был ею скальпирован и лишь случайно спасен третьим полком добровольцев Колорадо 29 ноября 1864 года на берегах Сэнди-Крик, где под штыками разъяренных американцев полегли лучшие вожди пяти племен, участвовавших в великом восстании индейцев.

— А какое отношение к этому имеет Миннегага? — осведомился Бэд Тернер, выслушав печальную повесть Джона. — Я что-то смутно припоминаю… Кажется, она была дочерью этой самой тигрицы в образе человека, Яллы. Неужели же Деванделль был и ее отцом?

— Нет, — ответил индейский агент. — Этот ядовитый змееныш рожден Яллой много лет спустя после того, как Деванделль покинул индианку. Ялла вышла замуж за вождя Воронов Красное Облако. Он, кажется, жив и сейчас.

— Конечно, жив, проклятый пьяница! — с гневом отозвался Тернер. — Они с Миннегагой не разлучаются. Так вот какая история! Я и не подозревал, что в это дело намешано столько личного. А история, признаюсь, презанимательная.

— Будь она проклята, эта история, со всей ее занимательностью! — выругался индейский агент. — Только мы трое, не считая семьи Деванделля и самого полковника, уцелели из всего отряда, сопровождавшего полковника в злополучной экспедиции к Ущелью Смерти. Было еще несколько человек, но всех их постигла необычная судьба: одни странным образом пропали без вести в прерии, другие убиты индейцами в таких местах, где, казалось, им не грозила ни малейшая опасность. Я думаю, что их гибель — дело рук Миннегаги. Я хорошо знаю эту гремучую змею, достойную дочь свирепой Яллы! Она тогда была еще ребенком, но уже отличалась беспощадностью и кровожадностью пантеры, а теперь превратилась в настоящее чудовище. Несколько раз и нам с Гарри и Джорджем чудом удавалось выкарабкаться из беды, неожиданно обрушивавшейся на наши головы, причем всегда были доказательства, что кто-то специально подстраивал эти штуки.

— Миннегага? — спросил Тернер удивленно.

— Больше некому, — кивнул головою Джон.

— Так как же вы рискнули сейчас забраться в эту область?

— А кто же знал, что вспыхнет восстание? — ответил сердито Джон. — Состояния у нас нет. Хоть Деванделль и предлагал нам поселиться в его поместье и дать землю, да какие скваттеры из нас? Мы — прирожденные охотники, степные бродяги и будем бродить по прерии до самой смерти. Ну а тут еще, как на грех, подвернулся этот полоумный англичанин и уговорил нас отправиться на охоту за бизонами. Конечно, если бы знать, что такая ерунда выйдет… Но кто же знал?

— Э! Да что толковать…

— Конечно, если мы попадем в руки нашей приятельницы Миннегаги, то пощады нам не будет. Ну а если эта змея подвернется нам, черти в аду тоже порадуются. Я вот этими самыми руками сначала подстрелил мамашу Миннегаги, краснокожую красавицу Яллу, потом разбил ей череп прикладом моего карабина и, как водится, снял скальп… Много на своем веку мне пришлось снять скальпов, но никогда ни одну женщину, кроме Яллы, я не скальпировал. Но это была не женщина, а настоящий демон. Миннегага же еще свирепее и злее, так что и с ней, если удастся, церемониться не буду.

Наступило молчание.

Казалось, тени прошлого носились вокруг погруженных в задумчивость охотников. Внезапно Тернер, словно боровшийся сам с собой, заговорил взволнованным голосом:

— Ну ладно! Придется выкладывать начистоту. О Джордже Деванделле вы, Джон, не знаете? Слышали, что он стал лейтенантом разведчиков третьего полка?

— Он писал мне об этом из Сент-Луиса. А что?

— Часть этого полка входит в состав отряда Честера, и лейтенант Деванделль не так давно был здесь.

— Джордж? Ну, дальше! Говорите же, Бэд!

— Плохо, Джон. Молодой Деванделль с небольшим отрядом разведчиков отправился исследовать горные проходы цепи Ларами и…

— И что же? Да говорите же, не томите!

— И пропал без вести вместе со всеми своими солдатами.

— Господи Боже! — воскликнул, бледнея, Джон. — Уж не хотите ли вы сказать, что…

— Нет, я ничего не знаю. Честер послал меня на разведку, узнать, что сталось с Деванделлем. Это еще не все, дружище. По слухам, лейтенанта провожала какая-то молодая девушка, которая тоже исчезла. Боюсь, что это была его сестра.

Индейский агент сидел в позе безнадежного уныния, тупо глядя прямо перед собой. Казалось, неожиданная весть сломила его. Но минуту спустя он вскочил и закричал как безумный, потрясая огромными кулаками:

— Так! Сколько раз мучила меня мысль, правы ли мы, янки, истребляя краснокожих, словно это не люди, а звери! Ну и миссионеры много хороших слов наговорили. Люди — братья! Любите друг друга! Если кто-нибудь вас ударит по правой щеке, не суйте вы ему нож в ребра, а подставьте левую щеку. И так далее. И становилось мне стыдно, что сам я не раз в индейской крови купался. А теперь… Будь я проклят! Если мне скажут, что за одного краснокожего мне десять лет в огне гореть, все равно не успокоюсь, пока не задушу еще несколько красных змей. Знаю, чьих это рук дело! Помни же, Миннегага!

Он упал на еще дымящуюся землю, закрыв лицо руками. Его огромное тело сотрясалось от рыданий. Остальные в молчании сидели вокруг.

Ночь прошла. Под утро охотники покинули свое убежище и тронулись пешком к горам Ларами, намереваясь покрывающими предгорья лесами добраться к Чегватеру, в воды которого впадает Хорс-Крик.

В этом путешествии прошел целый день.

Под вечер, измученные, голодные и изнуренные жаждою, они добрались наконец до манивших тенью и прохладой первых деревьев, но вдруг Бэд Тернер испустил предупреждающий крик:

— Берегитесь! Индейцы!

 

V. Лорд Вильмор

Странная, даже фантастическая и, более того, кошмарная сцена происходила в степи, где беспомощно метались охваченные паникой бизоны, почти со всех сторон окруженные огненным кольцом степного пожара, где воздух был насыщен едкой гарью и носились столбы дыма: два человека, белый и красный, выбрав небольшую площадку, вели по всем правилам боксерский поединок, осыпая друг друга тяжелыми ударами, налетая друг на друга и разбегаясь, сходясь снова и снова.

В воздухе мелькали кулаки, раздавались глухие удары, временами сопровождаемые невольными стонами дерущихся.

Одним из боксеров был лорд Вильмор, эксцентричный охотник за бизонами. Но кто же был его соперником? Вернемся немного назад.

Лорд Вильмор, заполучив обратно свое драгоценное оружие, с усердием, достойным лучшего применения, истреблял бизонов, благо охваченные паникой животные совершенно не обращали внимания на в упор расстреливавшего их англичанина.

В самый разгар охотничьих подвигов лорда Вильмора рядом с ним словно из-под земли вынырнул обнаженный до пояса индейский всадник, покрытый боевой раскраской. Индеец довольно долго наблюдал за англичанином, потом, по-видимому поняв, с кем имеет дело, выждал, когда Вильмор разрядил свой карабин, и приблизился к нему со словами:

— Мой белый брат достаточно натешился. Пусть отдаст мне свое ружье и все, что у него есть в карманах.

Несколько удивленный, но ничуть не растерявшийся лорд Вильмор высокомерным тоном посоветовал своему краснокожему брату «отправляться к дьяволу». Они встали друг перед другом, обмениваясь подобными любезностями, причем индеец говорил на чистом английском языке. Переругивание закончилось тем, что лорд Вильмор попытался смять противника натиском и ускакать прочь. Но краснокожий был начеку, его томагавк мелькнул в воздухе и ударил коня милорда в бок. Раненый конь взвился на дыбы, сбросил с себя всадника и умчался в степь. Лорд вскочил на ноги и бросился на индейца, со смехом глядевшего на него.

— Я покажу тебе, краснокожий бандит, что такое лондонский бокс! — кричал Вильмор, задыхаясь от гнева.

— Ладно! А я тебе покажу, как дерутся в Чикаго! — хладнокровно ответил индеец.

— Ты изучал бокс в Чикаго? — удивился лорд. — Но ведь ты — индеец?

— Ну, не совсем. Видишь ли, мой добрый белый брат, янки называют меня Сэнди Гук, прибавляя титул «грабитель железных дорог». Но для краснокожих я — Красный Мокасин. В наше время, оказывается, выгодно быть рожденным от белого тигра и красной обезьяны, каковою была моя почтенная мамаша. Но вы, милорд, кажется, обещали дать мне урок бокса.

— В Англии благородные люди не дерутся с такими, как ты! — возразил Вильмор высокомерно. — А в случае нападения зовут ближайшего полисмена.

— Ну, у нас нравы демократичнее, — с явной насмешкой ответил индеец. — Полисменов здесь нет. А я не прочь поразмять кости и получить удовольствие, своротив кое-кому скулы хорошим ударом. Впрочем, может быть, вы струсили, мой высокорожденный белый брат?

Насмешка подействовала: лорд Вильмор, заревев, как раненый бык, ринулся на своего противника, нанося удар за ударом. Но он встретил достойного противника: индеец, хотя и вынужденный попятиться под натиском костлявых кулаков лорда Вильмора, тем не менее с большим искусством парировал их, нанося в свою очередь удары.

И наконец ему удалось ударить лорда в щеку с такой силой, что тот едва не опрокинулся навзничь. Щека моментально вздулась, и лорд выплюнул на траву два выбитых зуба.

— Признает ли себя побежденным мой благородный белый брат? — осведомился злорадно Сэнди Гук.

— Глупости! Двумя зубами меньше или больше — разница невелика!

Лорд сполоснул рот глотком виски и снова стал в позицию. Минуту спустя ему удалось нанести противнику страшный удар головою в живот. Индеец как громом пораженный покатился на траву, но раньше, чем истекли по правилам бокса пять минут, снова стоял на ногах, хотя и не очень твердо.

— Хуг! — сказал он. — У моего белого брата лоб крепче, чем у бизона.

— У всех Вильморов крепкие черепа, — согласился милорд. — Будем продолжать?

— Разумеется! Только я попросил бы поделиться со мною вашей водкой, милорд.

Англичанин рыцарски протянул противнику свою фляжку. Тот одним духом почти осушил ее и отдал со словами:

— Спасибо! В сущности, вы — добрый парень, хотя и чудак. Слушайте, какого черта вы здесь?

— Я охочусь на бизонов. Эмоции охотничьей жизни излечивают от сплина.

— Не знаю, что это за штука. Но дело в том, что степь горит и вы здесь изжаритесь, как гусь на вертеле. Бросим эту канитель! Конечно, я не могу отпустить вас, не очистив ваших карманов. Но я тоже добрый парень: ручаюсь, что я вас не подстрелю, а доставлю в лагерь индейцев целым и невредимым. Вам будет нетрудно отделаться от бедняков краснокожих небольшим выкупом, и вы будете свободны. Тогда можно будет опять охотиться за бизонами, но, разумеется, в других местах. По рукам, что ли?

— Я никогда не вхожу в сделки с жуликами, будь они белыми, красными или красно-белыми. Вы, мистер красно-белый бандит, получив удар головой в живот, кажется, струсили и не хотите больше драться?

— Я струсил?! — взревел Сэнди Гук. — Плохо же вы знаете единственного сына моей матери! Драться так драться! Начинайте!

И опять замелькали кулаки, опять послышались удары. Тем временем прерия все больше и больше окутывалась дымом, огненные потоки заливали все большее пространство-Исход поединка долго оставался неясным. Неожиданные соперники оказались равны по силе и искусству, и их страшные удары, похоже, могли продолжаться без конца. Но вот лорд Вильмор, зрение которого несколько ослабло от выедавшего глаза дыма, сделал неверный выпад, оставив открытой грудь. Сэнди Гук не преминул воспользоваться случаем, и его кулак со страшной силой обрушился на левый бок англичанина, который опрокинулся навзничь и лежал с закрытыми глазами. Сэнди Гук вынул из кармана часы и подождал, пока прошло пять минут.

— Ну, победа моя! — сказал он по прошествии пяти минут. — Парень дерется, право, молодцом, и жаль будет, если я ухлопал его.

С этими словами степной рыцарь склонился над поверженным в прах врагом и с поразительной, свидетельствовавшей о многолетней практике ловкостью очистил карманы своей жертвы.

— Мой чудак, оказывается, жив, только в обмороке, — бормотал себе под нос Сэнди Гук. — Попробую отвезти его в лагерь индейцев, моих краснокожих братьев. Может быть, этот чудак пригодится им на что-нибудь. Не оставлять же его жариться тут?..

И с этими словами метис взвалил казавшееся безжизненным длинное тело англичанина на спину своего мустанга, вскочил в седло сам и дал лошади шпоры. И вовремя: прерия пылала, и только на юге еще оставался не залитый огненным потоком уголок, по направлению к которому и двинулся Сэнди Гук, увозя побежденного врага.

Когда незадачливый охотник за бизонами очнулся и открыл глаза, он с удивлением увидел себя в странной обстановке: кругом не было и следа степного пожара. Воздух был свеж и чист, земля покрыта яркой и сочной зеленью, кругом в живописном беспорядке стояли индейские типи и вигвамы. Возле лежавшего на земле Вильмора сидел пожилой индеец с малиновым носом, явно свидетельствовавшим о пристрастии «краснокожего брата» к продуктам водочных заводов бледнолицых. Тут же находился и Сэнди Гук. Бандит хлопотал о том, чтобы привести в чувство своего противника, и, раздобыв где-то фляжку тафии, водки, специально сбываемой белыми торговцами индейцам, вливал в рот Вильмору эту огненную жидкость.

Англичанин машинально проглотил несколько глотков ядовитой смеси, в состав которой входят, как известно, купорос и серная кислота, добавляемые для крепости. Как ни привычен был к спиртным напиткам его организм, не выдержав испытания тафией, лорд Вильмор поперхнулся, раскашлялся, расчихался.

— Дьяволы! Вы хотите меня отравить! — закричал он.

— Ничего подобного, мой белый брат, — злорадно ухмыляясь, отозвался Сэнди Гук. — Это, видите ли, некого рода ликер, изготовляемый янки для краснокожих. Правда, мухи дохнут, нализавшись этой штуки. Но люди пьют и… и тоже дохнут, хотя не всегда и не сразу. У вас удивительно крепкая натура, милорд, так что несколько глотков тафии вам не повредят. Поднимайтесь.

— Где я, мистер бандит?

— У моих краснокожих братьев, милорд. Сейчас я познакомлю вас с одной милой женщиной, которую зовут охотницей за скальпами. Приободритесь, оправьтесь. Очень может быть, что ваша оригинальная шевелюра понравится этой мисс.

В словах бандита явно звучала насмешка, но англичанин не обратил на нее никакого внимания. Он, казалось, о чем-то думал.

— Кажется, вы свалили меня с ног ударом в грудь, мистер красно-белый жулик?

— осведомился он.

— Если быть точным, милорд, мой кулак попал вам ниже левой ключицы. А что?

— Удар был не совсем правильным. Во-первых, дым разъедал мне глаза. Во-вторых…

— Что вы этим хотите сказать, милорд?

— А то, что я не признаю победу за вами!

— Вот как? — удивился Сэнди Гук.

— Разумеется. И если вы не струсили, то я не прочь доказать вам это. Мы можем начать хоть сейчас. Дайте только мне хлебнуть еще вашего ликера для истребления мух.

И оригинал, выпив несколько глотков ядовитой жидкости, приподнялся на ноги и стал оглядываться вокруг, выискивая удобное местечко для нового боя.

Но возобновить поединок не удалось. Из ближайшей большой палатки вышел какой-то молодой индеец и сказал Сэнди Гуку, что сахэм Миннегага ожидает его и его пленника.

— Если любезная и кроткая Миннегага, — сказал Сэнди Гук, обращаясь к англичанину, — не прикажет, милорд, снять с нас шкуру или перерезать для краткости горло, я не прочь доставить вам это удовольствие и показать, что в Чикаго умеют драться не хуже, чем в Лондоне. Но теперь не до этого. С Миннегагой не шутят. Идемте к ней, и молите вашего Бога, чтобы мы застали эту мисс в добром расположении Духа.

Англичанин, насколько мог, привел в порядок свой костюм. Очистил от пыли пробковый шлем, обтянутый белым полотном, аккуратно расправил и перевязал заново голубую сетку, пригладил длинные шелковистые баки. Затем он последовал за Сэнди Гуком, не выказывая ни малейшего признака смущения или робости, словно отправляясь выпить чашку чая в приятной компании, устроившей пикник где-то в поле. В его душе жила непоколебимая уверенность, что ему не грозит никакая опасность. Разве он не был сыном Альбиона? Разве Англия не величайшая держава мира? И разве она не умеет защищать своих детей, в каком бы глухом углу земного шара они ни находились?

Милорд Вильмор вошел в палатку женщины-сахэма, мстительной и кровожадной Миннегага, твердыми шагами и с высоко поднятой головой. Увидев же Миннегагу, одетую в живописный полумужской костюм воинов сиу, англичанин отвесил ей поклон, словно перед ним стояла не индианка, а фрейлина двора ее величества королевы Англии, императрицы Индии всемилостивейшей Виктории.

Странный вид чудака заметно удивил Миннегагу, которой до этих пор не приходилось сталкиваться с людьми такого типа. Но в глазах девушки по-прежнему горел злой огонек, выдававший ее ненависть ко всем бледнолицым.

Наши читатели, расставшиеся с дочерью неукротимой Яллы на берегах Сэнди-Крик, во время знаменитой «Кровавой бани» 1864 года, едва ли бы узнали свою старую знакомую, спутницу индейского агента Джона и его товарищей Гарри и Джорджа — маленькую Миннегагу. За истекшие годы Миннегага выросла и похорошела, превратившись в настоящую красавицу. Она была так стройна, что любой скульптор желал бы сделать ее своею моделью для изображения в мраморе или бронзе символа молодости, силы, грации, здоровья и красоты. Лишь несколько красноватый оттенок кожи да что-то в чертах лица выдавало индейское происхождение сахэма. Живописный костюм из оленьей кожи, расшитый разноцветными шелками, удивительно шел девушке, подчеркивая красоту ее юного и стройного тела со стальными мускулами и бархатной кожей. И как-то не бросалось в глаза, что за поясом, обвивавшим мягкими складками стройный стан Миннегага, красовался целый арсенал, а ее мокасины были украшены коллекцией скальпов, в числе которых были скальпы белых женщин и детей, безжалостно убитых этим вампиром в образе очаровательной девушки.

Миннегага сидела около разложенного прямо на полу небольшого костра, наполнявшего типи едким смолистым дымом. Рядом с ней, на таком же сиденье — выбеленном солнцем огромном черепе бизона — словно фантастическая статуя сидел уже знакомый нам индеец с малиновым носом. Это был наш старый знакомый лжегамбусино, муж свирепой Яллы, вождь Воронов Красное Облако, отец Миннегага. Красное Облако овдовел в тот памятный день, когда воины пяти племен и почти все их вожди полегли под штыками американских солдат на берегах Сэнди-Крик. Годы не прошли бесследно для вождя Воронов: хотя он и был по-прежнему прям, а мускулы его крепки, точно стальные канаты, но в волосах уже просвечивали серебряные нити, глаза были мутны, а лицо с резкими чертами изрезали глубокие морщины.

Сидя рядом с дочерью, Красное Облако не выпускал изо рта длинного чубука своего калюме, наполняя легкие едким дымом «морики», табачного зелья, смоченного водкой. К окружающему Красное Облако относился с каким-то каменным равнодушием и, казалось, не обратил внимания на появление в типи лорда Вильмора, фигура которого вызвала любопытство у Миннегага.

— Это тот человек, которого ты нашел в прерии? — спросила Миннегага у стоявшего рядом метиса. — А где же другие?

— Не знаю, — смущенно ответил Сэнди Гук. — Ты же знаешь, сахэм, подожженная по твоему приказу прерия превратилась в огненный океан, и те люди затерялись в волнах огня. Этот человек был с ними. Я подумал, что он может тебе пригодиться…

— На что именно? — усмехнулась Миннегага.

— А хотя бы на то, чтобы получить точные сведения об остальных.

— Чего стоят эти сведения? Мне нужны сами люди. Главным образом индейский агент Джон, за которым я бесплодно гоняюсь столько лет. Ведь это он снял скальп с моей матери!

— И с моей жены, — глухо отозвался из угла старый вождь Воронов.

— Где же индейский агент Джон? — упрямо твердила Миннегага, сверкая глазами. — Где его спутники?

— Я не мог ничего поделать, — пожал плечами Красный Мокасин. — Равнина пылала, трапперы затерялись в огне. Скорее всего, они сгорели, и ты можешь быть довольна, что без особого труда избавилась сразу от трех врагов.

— Быть довольной, что эти люди погибли и я не могла насладиться их мучениями? Довольствоваться тем, что они сгорели, когда за скальп одного Джона я согласна была отдать полжизни?

— Что делать? Говорю, спроси этого человека, сахэм. Он был вместе с трапперами и, может быть, наведет на их след.

— А сам он что из себя представляет?

— Англичанин, знатный человек, лорд. Как тебе это объяснить? Скажем так: один из сахэмов племени бледнолицых, живущего за Великой Водой.

— Хорошо. Я поговорю с ним. Выйди, но будь рядом с моим типи и держи наготове несколько воинов.

Повинуясь приказу женщины-сахэма и оставив пленника, метис направился к выходу. Но что-то шевельнулось в душе у этого дикого субъекта.

— Жаль будет, если эта ядовитая змея покончит с моим белым братом, у которого такая крепкая голова и такие здоровые кулаки, — пробормотал Сэнди Гук. — Он парень ничего себе. Кроме того, если он уцелеет, можно было бы еще разок-другой устроить бокс. Хотя я и отдубасил его, но он лихо дерется и знает несколько ловких ударов, которые я не прочь бы изучить. Всякое познание — благо, и всякое искусство — благородно. Так когда-то вбивали в мою голову в школе. А тут, когда есть возможность кое-чему научиться, я рискую тем, что с моего учителя снимут скальп. Право, жаль.

Бандит обернулся к Миннегаге со словами:

— Слушай, сахэм. Не торопись убивать этого человека.

— Почему я должна щадить его? Его скальп будет как раз на месте на моих мокасинах.

— Так-то так. Скальп у него великолепный. Я и сам мог снять скальп с его головы там, в прерии. Но я недаром доставил тебе этого человека живым: один Великий Дух знает, как обернутся наши дела. Я человек осторожный. Всегда люблю назад оглянуться и приготовить себе лазейку на случай неудачи. Говорю тебе: этот человек, хотя и кажется полоумным, тем не менее — великий сахэм своего племени. Если нам не повезет, ты всегда сможешь взять за него большой выкуп.

— На что мне деньги? — презрительно усмехнулась Миннегага.

— Да, у тебя много золота, я знаю. Но представь, что в руки янки могут попасть наши братья. Кто гарантирует, что в плену не окажутся даже сахэмы? Тогда за свободу одного этого англичанина янки охотно отпустят на свободу десятки простых воинов или парочку вождей. Подумай об этом. По моему мнению, живой осел всегда стоит дороже, чем мустанг, с которого содрали шкуру. Впрочем, поступай как знаешь.

С этими словами оригинальный бандит вышел, оставив Миннегагу, казалось совершенно не слушавшую его советы: она упорно глядела на желтовато-серебристые волосы лорда Вильмора полными мрачного огня глазами, словно изучая, где лучше сделать надрез, чтобы сорвать с головы злополучного туриста его оригинальный скальп.

— Кто ты, белый? — обратилась к Вильмору Миннегага. — Ты не янки? Не солдат?

Молодая индианка говорила на ломаном языке, но лорд Вильмор без труда понял ее вопрос.

— Я никогда не имел ничего общего с американцами, — ответил он, отвешивая легкий поклон Миннегаге. — Я — англичанин.

— А велика ли та страна, где ты рожден, и где она находится?

Кровь бросилась в лицо гордого сына Альбиона. Как? Эта женщина ничего не знает о великой Англии? О той самой Англии, имя которой с трепетом произносят негры Центральной Африки, дикие индейцы Гран-Чако, эскимосы, обитатели пещер и джунглей Индостана, похожие на обезьян аборигены пустынь Центральной Австралии, обитатели Огненной земли — словом, весь мир!..

Он задыхался от негодования, вызванного оскорблением национального достоинства Великобритании.

Красному Облаку удалось подлить еще масла в огонь:

— Я знаю англичан, — сказал старый вождь Воронов. — Они живут на севере от страны Великих Озер и говорят языком френчменов.

Красное Облако путал Канаду с Великобританией… Канадцев с чистокровными англичанами! Предполагал, что англичане говорят по-французски. Последнего оскорбления благородный лорд не мог перенести. Ругательства полились из его уст:

— Красная обезьяна! Пьяница из Уайт-Чепеля! Рогатый осел! Суринамская жаба! Сам ты — френчмен, и даже еще хуже! Мало тебя колотили в школе. Твой учитель географии и истории — старая резиновая калоша! А ты сам — испанский мул!

— Какая ядовитая муха укусила этого белого идиота? — не выпуская трубки изо рта и не меняя выражения лица осведомился Красное Облако у своей дочери, с любопытством следившей за беснованиями англичанина.

Лорд Вильмор обратился к Миннегаге со словами:

— Но неужели, мисс, вам в пансионе не объясняли, что такое Великобритания?

— Я знаю, — ответила Миннегага, — что это страна, в которой живут белые люди, такие же, как и янки, наши враги. Этого с меня довольно.

— Я еще раз говорю вам, мисс, что у вас в пансионе никуда не годные учительницы! Как?! Разве они не объяснили вам, что те самые канадцы, которых вы путаете с англичанами, принадлежат, правда, к великой белой расе, но являются непримиримыми врагами всех янки?

— Я знаю только одно: что белые — враги краснокожих. Для меня каждый белый

— хуже ядовитой змеи. Он — враг!

— Вы невежественны, мисс, как… как ирландская деревенская девка. Говорю же вам…

— Отвечай только на вопросы, бледнолицый! Зачем ты попал в наши земли?

— Охотиться на бизонов, чтобы избавиться от сплина.

— Что такое сплин?

— Нервная болезнь. Говорят, зависит от нашего туманного климата.

— А климат тоже болезнь? Понимаю: должно быть, врачи твоего племени посоветовали тебе натираться жиром бизонов, чтобы выгнать из костей этот самый климат.

Лорд Вильмор возмущенно пожал плечами, но промолчал. Он понимал, что любые попытки объяснить разницу между климатом и сплином этой невежественной индейской мисс будут бесполезны.

Немного помолчав, женщина-сахэм продолжила допрос:

— У тебя были спутники. Одного из них звали Джон, индейский агент. Куда он делся? Почему они покинули тебя?

— Это бесчестные жулики, трусы, бабы! Я не знаю, где они. Я их нанял для охоты на бизонов, а они, вместо того чтобы помочь мне убивать животных, стали возиться с каким-то подстреленным человеком, который потерял свои волосы.

Злобная улыбка показалась на губах Миннегаги. Она выпрямилась и энергичным жестом показала на висевший на стене типи круглый щит, украшенный свежим, еще окровавленным скальпом.

— Вот скальп этого человека! Это я сорвала волосы с его головы! — торжественно заявила индианка.

— Вот как? — поднял брови милорд. — Вы очень похожи на азиатскую тигрицу, мисс. Напрасно вы гордитесь таким мерзким делом. Ни одна английская мисс не позволит себе ничего подобного.

— Я должна отомстить! И я отомщу! Моя мать была скальпирована. И знаешь, белый человек, кем именно? Твоим же братом, бледнолицым, тем самым индейским агентом Джоном, с которым ты был здесь. Но в моих руках ты, а его нет. Ты должен сказать мне, где я его найду.

— Но я решительно не знаю, куда он девался. Я был занят охотой на бизонов и не следил, куда поехали эти негодяи.

— Ты не хочешь сказать мне, где их искать? Ты становишься между моей местью и ими? Но я заставлю тебя говорить!

Миннегага, охваченная гневом, вскочила и, казалось, была готова броситься на пленника. Ее глаза блистали, рука судорожно сжимала рукоятку заткнутого за пояс кривого мексиканского ножа.

Как ни хладнокровен был англичанин, но и его поразило выражение чисто звериной злобы, исказившей красивые черты Миннегаги.

— Моя маленькая пантера, — сказал он успокаивающим тоном, — мне не нравится видеть вас такой взволнованной. Вы, старичок с красным носом, кажется, папаша этой девицы? Вы должны успокоить ее нервы.

— Хуг! — отпустил неопределенное восклицание Красное Облако не меняя своей позы.

— Бросьте свою трубку и поговорите с этим маленьким бесенком, который готов задохнуться от злости, — апеллировал к отцовскому авторитету англичанин.

Но индеец, пожав плечами, продолжал спокойно курить. Миннегага, гнев которой возрастал, дрожа всем телом, выкрикивала проклятия и угрозы прямо в лицо лорду Вильмору.

— Будешь ли ты говорить, бледнолицая собака?! — кричала она.

— Я не привык разговаривать с сумасшедшими. И мне нечего сказать вам, грубая молодая мисс.

— Так я заставлю тебя развязать язык! Твой скальп пригодится для моей коллекции.

— Мой скальп? — нахмурился Вильмор. — Не советую допускать какое-либо насилие над моей персоной. Не забывайте, мисс, что я — англичанин и наследственный член палаты лордов. Правительство Великобритании заставит вас дорого заплатить за каждый мой волосок. Предупреждаю вас: воздержитесь от насилия надо мной.

Резкий свист иккискота, инструмента, сделанного из берцовой кости человека, всколыхнул воздух типи. Это был сигнал, данный женщиной-сахэмом. В одно мгновение типи наполнился воинами сиу, предводимыми Сэнди Гуком. Лорд Вильмор был сбит с ног, вытащен из типи. Несмотря на отчаянное сопротивление, с него содрали одежду, обнажив до пояса, и привязали к врытому в землю столбу.

Особенно усердствовал при этом метис, которого лорд осыпал всевозможными ругательствами. Когда Вильмор был привязан к столбу, он принес горшок с красной краской и своеобразную кисточку из птичьих перьев. Этой кисточкой Гук старательно нарисовал на белой груди Вильмора три концентрических круга и, закончив свою работу, любовался ею, прищурив глаза.

— Ей-богу! Лопни мои глаза, я лихо умею рисовать! Какая жалость, что мои милые родители сделали меня бандитом. Конечно, это тоже достойная уважения профессия, но лично я предпочел бы быть художником и только ради развлечения изредка кого-нибудь грабить. Мне кажется, что во мне погибает истинный артист.

Он снова, прищурив глаз, с удовольствием посмотрел на дело своих рук — резко выделявшиеся на груди пленника кроваво-красные круги.

 

VI. Столб пыток

Едва метис закончил разукрашивать злополучного лорда Вильмора, как из типи вышла Миннегага в сопровождении своего почтенного отца — Красного Облака, не расстававшегося со своим калюме. Одновременно с ними к столбу пыток, где был привязан Вильмор, подошло с полдюжины старых, очень безобразных, одетых в грязные пестрые тряпки индианок. При одном взгляде на них становились понятными средневековые легенды о ведьмах. В руках старух были факелы из смолистых ветвей. Они с криком размахивали факелами, разбрасывали искры. Их крики послужили сигналом для сбора пятидесяти или шестидесяти воинов, закинувших за плечи свои ружья, окруживших столб пыток широким кругом и приготовившихся начать пресловутый «танец смерти».

Четверо музыкантов с барабанами расположились около англичанина. Присев на корточки, они принялись с усердием, достойным лучшего применения, терзать свои инструменты, время от времени прерывая монотонный гул тамбуринов заунывными свистками иккискотов.

Шесть мегер, прорвав хоровод воинов, ринулись к столбу пыток, словно хотели растерзать пленника, но ограничились размахиванием над его головой факелами, осыпая англичанина дождем искр. Потом, образовав круг, они понеслись в неистовой пляске, состоящей из диких прыжков, сопровождаемых нечеловеческим визгом.

Все это вместе взятое — топот ног, губ барабанов, свистки, визгливые крики

— создавало неимоверную какофонию,

Шедшие хороводом воины не отставали от старух: они выплясывали с таким усердием, что почва дрожала и гудела под их ногами. Индейцы позванивали своеобразными кастаньетами, колокольчиками и бубенчиками и оглашали воздух монотонным криком: «Хуг, хуг!»

Женщина-сахэм Миннегага расположилась несколько в стороне от пляшущих, полулежа на разостланной шкуре бизона. Красное Облако присел рядом с ней на корточки. В этой позе он напоминал костлявого и свирепого гризли, серого медведя Скалистых гор, и по-прежнему отравлял воздух едким дымом смоченного в водке табака.

Пока шло представление у столба пыток, назначенные в караул часовые оберегали покой индейцев. Сидя на неподвижных мустангах, они всматривались в окрестности лагеря, уделяя особое внимание еще дымящейся после пожара прерии.

Странный и нелепый танец продолжался около получаса. Затем последовала смена декораций: появился совершенно нагой индеец, который принялся выделывать прямо-таки фантастические пируэты, кружиться волчком и, наконец, испустив пронзительный крик, растянулся во весь рост на земле. Эта фигура должна была изображать смерть человека, телом которого овладел Мабойя — злой дух индейской мифологии. Едва комедиант упал, как кружившиеся у столба пыток воины с гиканьем рассыпались, а ведьмы вновь схватили свои факелы и замахали ими над головой злополучного пленника.

Они то подскакивали к лорду Вильмору вплотную, словно желая выжечь ему глаза или спалить длинные баки, то с диким визгом отскакивали от него. Искры, падая дождем на обнаженный торс англичанина, причиняли ему мелкие, но болезненные ожоги, заставлявшие несчастного извиваться всем телом и орать благим матом.

Словарный запас лорда Вильмора оказался настолько обширен, что познаниям аристократа позавидовал бы любой извозчик. К сожалению, из всех присутствующих здесь красоту его выражений мог оценить только метис, понимавший английский язык, но неистовый крик и особенно гримасы англичанина, грозившего старым ведьмам наказанием от имени Великобритании, были понятны всем. Воины и старухи буквально катались по земле, задыхаясь от смеха. Этот смех еще больше выводил из себя несчастного охотника за бизонами.

Эта игра продолжалась недолго, — возможно, истязая Вильмора, индейцы боялись зайти слишком далеко и сжечь роскошную золотисто-рыжую шевелюру, которая обещала дать редкий по красоте скальп.

Шесть ведьм, утомившись, наконец прекратили свое издевательство над Вильмором, но на прощание каждая из них по очереди ткнула пылающим факелом в тело англичанина. Тогда на сцену выступил Сэнди Гук, или Красный Мокасин. Он подошел к страшно ругающемуся лорду и поднес к его губам фляжку с отвратительным джином, от которого за версту несло серной кислотой, сказав;

— Ну-ка, глотните, ваша светлость! Откройте пошире пасть и валяйте сколько влезет. Напиточек хоть куда! Подкрепитесь, чтобы достойно выдержать второе испытание.

— Как, разбойники? Неужели вы не кончили терзать меня? — простонал лорд.

— Что вы! Комедия только еще начинается.

— Убийцы!

— Эй, эй! Вы неважно себя ведете, милорд! — издевался Сэнди Гук. — Такой храбрый охотник за бизонами, а держит себя перед благородным обществом словно школьник. Плохое представление о выносливости подданных ее величества королевы Виктории вынесут мои краснокожие братья. На вашем месте любой индеец пел бы во все горло какую-нибудь песню, хвастаясь тем, сколько врагов он зарезал, сколько снял скальпов. И такой индеец дал бы сжечь себя живым не моргнув глазом. А вы хнычете как ребенок.

— Но я — не индейская собака!

— Ну, разумеется. Вы — человек белой расы… Ну же, валяйте! Пейте джин и начинайте петь! Предположим, вы споете нам «Боже, храни королеву». Но я давно не слышал, как поют «Правь, Британия, морями!». Голос у вас есть, вот насчет слуха — не знаю. Да тут и нет строгих критиков…

— Чтоб ты сдох, негодяй! Чтоб вы все провалились сквозь землю!

— Да пейте же джин! Неужто не хотите?

— Не хочу, разбойник!

Сэнди Гук пожал плечами и отошел в сторону со словами:

— Вот упрямец. Ну ладно. Джин я сберегу. Вы еще запросите его, когда станет невмоготу.

Едва закончились эти переговоры, из толпы вышли шесть индейских воинов, вооруженных луками и тонкими стрелами. Они расположились шеренгой в сорока или пятидесяти метрах от столба пыток и опустились на левое колено.

Эти дикари, давно променявшие лук, верного друга своих предков, на винчестеры и кольты, сегодня собирались вспомнить старое искусство и показать, что и они метко умеют стрелять из лука.

Индейцы не собирались убивать англичанина, поэтому они заменили стальные наконечники стрел колючками какого-то кустарника. Эти стрелы могли нанести более или менее глубокие уколы, но отнюдь не смертельные раны.

Наблюдать за стрельбой в живую мишень собралась большая толпа воинов. Они сидели на корточках и оживленно разговаривали. Здесь же был Красное Облако, казалось полностью поглощенный раскуриванием своего калюме. Рядом с ним на шкуре бизона лежала Миннегага. Она равнодушно ела какие-то фрукты и лишь изредка поглядывала на привязанного к столбу пыток англичанина злыми глазами.

Видя жуткие приготовления стрелков из лука, лорд Вильмор бесновался и кричал диким голосом. Это только доставляло удовольствие кровожадным дикарям.

Вот послышался характерный свист летящей стрелы — и следом за ним вопль англичанина: стрела угодила почти в самый центр нарисованных Гуком кругов и впилась в мускулы, нанеся совершенно неопасную, но болезненную рану.

— Негодяи! Звери! Янки правы, истребляя вас, как гадюк! Да сгинете вы все до последнего человека! — кричал Вильмор, дергаясь всем телом.

Снова свист, снова вопль боли — новая стрела впивается в тело несчастного. И снова, и снова…

Казалось, этой пытке не будет конца, но неожиданно Миннегага подала знак и стрельба прекратилась. Сэнди Гук с неизменной фляжкой джина приблизился к англичанину. Тот встретил его неистовыми ругательствами и проклятиями. Метис хладнокровно выждал, пока у англичанина не перехватило дух, и тогда сказал:

— Послушайте, милорд. Клянусь моей честью — пусть это будет честь бандита, — что я вовсе не желаю вам зла. Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы спасти вас от смерти. Ей-богу, вы — парень ничего, и как-никак в моих жилах гораздо больше крови белых, чем индейцев. Я чувствую себя солидарным с вами.

— Что ты хочешь от меня, разбойник?!

— Не упрямьтесь и расскажите Миннегаге, куда девался ваш конвой. Эта индианка рвет и мечет, потому что от нее ускользнул ее злейший враг — индейский агент Джон. Его голову она сменяла бы по весу на золото.

— Но я ничего не знаю!

— Говорю вам, не упрямьтесь! Серьезно. Вы думаете, что вы уже подверглись пытке? Это грубая ошибка. На самом деле то, что вы испытали, только цветочки. А ягодки будут впереди. В вас постреляют еще с четверть часика, потом примутся загонять под ногти заостренные кусочки дерева. Вы вытерпите это — индейцы обвяжут каждый ваш палец в отдельности насыщенным серой трутом и потом подожгут его. Кончится тем, что вас разложат на земле и на вашей груди разведут костер. Я не знаю точно, чем это кончится. Но если вы и выживете, то дышать вам придется уже не легкими, которые будут совершенно испорчены, а жабрами.

— А еще что вы придумаете, звери?

— О, после этого сама Миннегага займется приведением в порядок вашей прически. Из нее вышел бы прекрасный парикмахер, как из меня — настоящий художник. Конечно, работать она будет не гребе