Вид появляющихся из воздуха металлических конструкций произвел впечатление на наших новоявленных бойцов. Фролов, стоящий рядом, тихо выматерился, но постарался сохранить спокойное выражение лица. У его подчиненных реакция была примерно такой же но более эмоциональной. Из всего этого я смог сделать вывод, что один из офицеров, приданным нам для усиления имеет военно-морское прошлое, что не могло не заинтересовать.

'Надо будет к нему отправить Игоря Дунаева поговорить на военно-патриотические темы, да и Олег их будет разглядывать под микроскопом, вон как усмехается котяра'.

Я поднялся по пандусу и перешел в бункер, затем с некоторой задержкой стали появляться бойцы, практически сразу заполнившие комнату с установкой. На всякий случай тут же стояли Карев, Коротков, вооруженные автоматами. Когда все угомонились и по команде Фролова построились в две шеренги, при этом вертя головами, рассматривая помещение.

Тут было на что посмотреть. Стены и потолок, обшитые пластиковыми панелями, необычные светильники, дающие ровный белый свет и главное чистота, которая поддерживалась постоянными уборками с обязательным использованием пылесосов. Под потолком в углах комнаты, на кронштейнах, сваренных из металлических уголков, висели два жестко закрепленных немецких трофейных пулемета и гранатомет, с простейшей системой электороспуска, направленных на установку. Там же находились два баллона с самодельным напалмом и пара видеокамер, через которые дежурные по бункеру могли оценивать обстановку в комнате с установкой и в случае опасности сразу принять меры. Все это создавало определенную атмосферу силы, основательности, показывая всю степень серьезности, с которой обитатели бункера относятся к своей безопасности.

Я коротко обрисовал ситуацию прикомандированным бойцам.

— Товарищи командиры. Вас собрали для выполнения особого задания руководства Советского Союза. Вы уже поняли, что уровень секретности превосходит все, с чем вы сталкивались до этого. Вкратце, мы сейчас находимся в другом мире, в бункере. Наверху была война с применением оружия массового поражения, поэтому вам перед выходом были выданы общевойсковые защитные костюмы и противогазы. Сейчас вы группами по три человека проследуете в сопровождении старшины Вяткина в каптерку, где будете переодеты в обмундирование соответствующее этому миру. После этого вам будет выдано оружие, которое более подходит к войне в этом мире. Майор Дегтярев и бойцы его отряда проведут с вами инструктаж и практические занятия. Я понимаю, что с незнакомым оружием идти в бой неразумно, но простота и эффективность вас, надеюсь, приятно поразит. Со всеми возникающими вопросами по экипировке обращаться к Вяткину или к бойцам ОНАЗа Кареву и Короткову. Мы пока с товарищами командирами будем готовить операцию. Конечный инструктаж перед выходом.

Карев тут же деловито стал разбивать бойцов на тройки и в сопровождении Короткова отправлять на склад к Вяткину, где их уже ждали комплекты камуфляжной формы, ботинки с высокими берцами, разгрузки и автоматы Калашникова.

А вот меня терзали сомнения, что-то в этой ситуации было неучтено. Здоровая паранойя, которая частенько помогала мне, верещала как роженица при виде пьяного акушера, но вот за что зацепиться, я пока не знал. Олег озабоченно посматривал на меня, и выразил витавшую в воздухе мысль. Мы шли по галерее, обходя нагромождения ящиков с немецкой маркировкой. Что в них, знал только хозяйственный Вяткин и Светлана, которая еще с самого начала нашего затворничества в бункере вела учет материальных ценностей и продуктов.

— Что Серега тоже чувствуешь, что конкретно воняет?

— Ага. Есть такое дело, но вот в чем прокол, пока не могу понять.

— Думаешь в бункере у 'внутряков' засада?

— Все говорит против этого, но вот интуиция не соглашается. Ты, Олежек, давай разбирайся с предками, а я пока покумекаю, есть мысли, надо проверить.

Дегтярев пошел в кают-компанию, где собирались переодетые бойцы, и им проводился ускоренный мастер-класс по обращению с автоматом Калашникова, подствольным гранатометом и средствами связи. Я на пару минут заглянул, чтоб посмотреть, как люди адаптируются к новой обстановке. Необычная кухонная посуда, микроволновка, жидкокристаллический экран во всю стену, где на этот момент с DVD прокручивался обучающий фильм по стрелковому вооружению, типы, модели, сборка-разборка, тактика применения.

Внимательно наблюдая за людьми, я очень скоро убедился, что профессионалы, которых нам прислал Судоплатов, очень быстро адаптировались в новой обстановке, хотя было заметно что технические новинки 21-го века произвели на них впечатление. Пока шел фильм, Вяткин с Воропаевым быстро организовали легкий перекус, и разогрев в микроволновке консервы и заранее сваренную кашу, раздавали парящие одноразовые пластиковые тарелки бойцам и те, чтоб не терять времени, работая челюстями, продолжали впитывать информацию, вываливаемую на них с экрана телевизора будущего. Было видно, что они сразу оценили достоинства неизвестного им оружия. За время моего пребывания в кают-компании Фролов несколько раз порывался задать вопросы, но его остановил Дегтярев, бесцеремонно поддерживая мой авторитет. Со свойственной ему манере он просто выдал.

— Майор Фролов. Майор государственной безопасности Зимин все вам разъяснит, когда для этого будет время, а сейчас учите новое оружие.

Я его решил поддержать.

— Изучайте, это оружие нового поколения. Попадет оно в армию, не знаю, но скорее всего отдельные спецподразделения будут оснащаться. Ладно, учитесь, я пока пойду, получу последнюю разведсводку.

В радиорубке сидели Катерина Артемьева, Валера Бойко, с перевязанной рукой, моя супруга и что-то оживленно обсуждали. Когда мы осваивали бункер, то старались избавиться от гнетущей обстановки холодных стен и темных коридоров, поэтому помещения которые должны были быть постоянно использоваться в первую очередь обшивались светлым пластиком. Здесь было светло. На стеллажах стояла различная аппаратура, а по стенам были развешаны распечатки с информацией по частотам и порядку радиообмена с Москвой и с бункером в Перевальном.

Когда я зашел, они подняли головы от экрана ноутбука и Светка, чуть скривив губы, озабоченно спросила.

— Сережа, вы будете штурмовать бункер Черненко?

— Да судя по всему, придется, хотя сама эта идея мне очень не нравится. Что-то тут не так. Вот что Катя, скажи, твой информатор насколько надежен и не может он работать под контролем?

— Да мы как раз этот вопрос и обсуждаем. Есть пара моментов, которые настораживают, вот и пытаемся выяснить.

Я заинтересованно взглянул на Катерину.

— Говори.

— Радиопередатчики, которые работают возле большого бункера в перевальном, как-то странно себя ведут.

— В чем это проявляется?

— Да вот вроде работают около двадцати передатчиков. Различие идет по частотам. Но вот по некоторым параметрам, вроде как реально переговариваются пять шесть человек, которые постоянно меняют на своих радиопередатчиках частоты, создавая видимость большего числа абонентов.

'Ну теперь понятно, зачем тут Бойко, он же у нас татарский хорошо знает'.

— Валера, что скажешь?

— Шесть тел, просто трындят, пытаясь менять голоса, но сильно не скрываются, думают, мы их слушать не будем. Как по мне, так нам голову дурят.

Я ненадолго задумался. Многое сходится.

— Валера, а ваши бывшие коллеги выходили на связь?

— Пару раз. Судя по голосам, два ударных отряда в районе водохранилища ждут нашего прохода.

— Ага, и нам чтоб прорваться по любому придется сначала надавать своим же, а затем, потрепанными иди к бункеру. Естественно нормальный командир на это не пойдет и попытается штурмануть бункер. Неплохой расчет. И нас там ждут… Не удивлюсь если основная масса бандюков уже разместилась на подступах к бункеру Черненко. Дадут втянуться в бой и затем ударят в тыл. А я то думал, чего же все так просто, только забыл, что они знают про существование второго бункера где-то по московской трассе, и соответственно выдвижение основных сил будут ждать отсюда. Срочно связь с Васильевым.

Секунд через двадцать ответил Васильев.

— База, Дровосек на связи.

— Дровосек, это Феникс. Вы где?

— Квадрат восемнадцать-А.

— Прекращаете выдвижение. Ищите позиции для работы по окрестностям бункера 'внутряков'. Скорее всего, там засада, ждут нас и скопили все основные силы. В Перевальном обманка, отвлекают внимание. Предельная осторожность. Используйте разведку, противник соблюдает радиомолчание. Возможно наличие наблюдателей.

— Вас понял. Сколько у нас времени?

— Я думаю, часа два-три есть. Они ждут наших шагов. Если мы будем тянуть, на связь выйдет Семенов и попытается вынудить к каким-то действиям. В общем, играем в догонялки, кто кого перехитрит.

— Вас понял Феникс.

Закончив разговор с Васильевым, повернулся к сидящим тут же людям. Светка взволнованно смотрела на меня.

— Сережа и что будет дальше?

— Высылаем разведгруппы вокруг бункера, ищем наблюдателей. И никуда не лезем дальше. Им нужно было нас выманить, они почти этого добились. Теперь придется ждать их телодвижений, тут именно та ситуация когда проигрывает тот, кто делает первый ход.

Чуть задумавшись, я уже обратился к Катерине.

— Катя скажи у тебя есть еще информаторы в бункере? Нам не хватает разведданных.

— Есть, но это нужно попытаться туда пробраться.

— Это не приемлемо. Еще не хватало тебя туда пускать. Кстати, ребят, которых притащили вместе с Черненко, ты знаешь?

— Конечно. В общем-то не плохой народ. Оба из контрактников, не семейные. Черненко их обычно использовал как личную охрану.

— Могут они быть подставой Семенова и тех, кто это все организовал?

— Вряд ли. Слишком все запутанно.

— Значит, тогда делаем так. Света с Катей, по одному расспрашиваете этих 'сверчков'. Потом, то же самое, но через детектор лжи. У вас на все про все час, ну максимум полтора. Валера на подстраховке, я тебе в помощь Воропаева и Строгова дам. Надо знать все, по максимуму, иначе можем попасть в ловушку. А если действительно в бункере хозяйничают боевики и мы протормозим, татары всех там вырежут, тогда еще хуже будет. Действуйте.

Пока люди решали поставленные задачи, я связался с Артемьевым.

— Бычок, на связь.

— На связи Феникс.

— Ты слышал разговор с Дровосеком?

— Да. Все понятно. Конкретная подстава. Если все так, то они знают про Катькины контакты.

— Ага, я тоже так думаю, поэтому Бычок, облазь там все, возьми с собой кукушек, но выяви все огневые точки вокруг бункера, и кто там засел. Если 'внутряки' лезть не будем, подождем, пока Черненко не сможет говорить и не устроит внутренние разборки по поводу подставы. Если бандюки, всех там раскатаем тяжелой артиллерий. Сдается мне, что вся 'гопота' с Крыма тут собралась по нашу душу. Если удастся всех прищучить, нас тут вообще никто трогать не будет.

— Понял, Феникс, сделаем, посмотрим, пощупаем. Если что, языка брать?

— Ну так, чтоб шума не было.

— Вас понял, Феникс, конец связи.

Пока Санька разворачивался и готовил поисковую операцию, а моя супруга и Катерина допрашивали оставшихся в живых людей Черненко, я решил заняться нашим новым пополнением. Подняв трубку внутреннего телефона, связался с кают-компанией, дав команду привести ко мне майора Фролова.

Когда Фролов в сопровождении Карева вошел в помещение, я на экране ноутбука просматривал карту Симферополя, особенно район расположения бункера Черненко. Это было место, прилегающее к пассажирскому железнодорожному вокзалу, где до войны дислоцировался батальон внутренних войск, на территории которого располагался большой вместительный бункер, построенные еще в давние советские времена. Вокруг основных входов в бункер располагались полуразрушенные пятиэтажки, в которых легко можно было спрятать несколько сотен бойцов. Освобождение вроде как захваченного боевиками убежища в таких условиях становилось опасным делом, если существовала возможность удара с тыла. Естественно я не собирался прорываться с боем и вести своих людей на убой. В такой ситуации надо было придумать нечто нестандартное, что могло вынудить пойти моих противников на шаги, не предусмотренные их планом, что сразу повлечет за собой неизбежные ошибки и элементарную демаскировку их сил.

В отсек зашли Фролов и Дегтярев, которого видимо очень интересовал наш разговор. Оба с интересом осматривали обстановку, особенно аппаратуру радиоперехвата.

— Я смотрю у тебя тут чуть ли не комплекс 'Кольчуга' на коленке собран. Ты же у нас всегда был любителям с железками повозиться. Ну что Сергей, что у нас там новенького?

— Да новости есть, но не совсем те которые ожидались. Реально мы в цейтноте. Обложили нас знатно и без живого Черненко не проливая кровь выкрутиться будет весьма проблематично.

— Так в чем проблема?

— Надо хирурга с той стороны срочно вызывать. И времени у нас очень мало.

— Так рассказывай в чем проблемы?

— В Перевальном обманка, сидят там с десяток 'зверьков' и изображают из себя крупную банду.

— А остальные где?

— А вот не известно. Молчат они в эфире, прекрасно зная, что мы мониторим все радиостанции. Скорее всего у бункера 'внутряков' засели, нас ждут.

— Разведку послал?

— Конечно, но ты же знаешь, что не так уж легко их будет найти, они прятаться тоже умеют. На крайний случай у моих людей есть тепловизор.

— Ого, откуда такое сокровище?

— Да не совсем то, что ты думаешь. Это пожарники ставили на побережье роботизированные камеры снабженные тепловизорами для выявления пожаров. Вот мы один во время войны и свинтили. Но сам знаешь, насколько они эффективны.

— Тогда что делаем?

— Васильев размещаем в двух километрах от бункера две трофейные гаубицы и сидит в засаде. Мои рыскают в окрестностях ища следы 'зверьков' и, в 41-м напрягаю Судоплатова, чтоб срочно мне нашел хирурга. Времени ждать светил из Москвы нет.

— Хочешь выждать и дать им возможность сделать первый ход?

— Да. Как по мне так тут именно та ситуация, когда спешить не стоит. На первом этапе нас почти переиграли, хорошо, что люди не попали в засаду. Ты Олег готовь своих ребят, чтоб они по окрестностям пошарили, поискали наблюдателей.

— Хорошо. Сейчас сделаю.

Но уходить не стал, оставшись стоять возле входа, чуть иронично посматривая на меня. Я удивленно глянул на него.

— Да вот хочу послушать, что ты майору будешь рассказывать. Прямо кадры из фантастического фильма.

— Олег, давай не парь мозги, отправляй людей в разведку, я пока свяжусь с Москвой на счет хирурга. Кстати можешь пару человек из пополнения на поверхность вывести, обкатать в новых условиях.

Он весело хмыкнул, повернулся и пошел в сторону кают-компании.

Все это время майор Фролов сидел рядом, с интересом рассматривая необычное оборудование и внимательно прислушиваясь к нашему разговору. Как профессиональный военный он уже освоился с новой формой и вполне колоритно смотрелся в новом необмятом камуфляже, но вот многочисленные непонятные вещи, да и вся обстановка, не смотря на его выдержку, нервировала. Я прекрасно все это видел, поэтому решил дать пояснения.

— Товарищ майор, как вас по имени-отчеству?

— Михаил Петрович, товарищ майор госбезопасности.

— Так вот, Михаил Петрович, можете меня называть Сергей. Мы вроде как ровесники, и в нынешней обстановке длинные обращения просто мешают работе. Я вижу, у вас скопилось много вопросов, но дайте мне еще пару минут.

— Конечно, Сергей.

— Вот и хорошо.

На ноутбуке быстро запустил программу управления малым порталом. Введя несколько дополнительных паролей, активировал систему и дал команду на включение установки. Пока система выходила на рабочий режим, открыл в другом окне программу шифрования и отправки сообщений руководству СССР, быстро настучал текст, с просьбой немедленно предоставить опытного хирурга и списком возможных кандидатур, зашифровал его. Когда установилось устойчивое соединение с 41-м годом, дистанционно выдвинул антенну и с помощью автоматизированной системы отправил шифрограмму в Москву. Получи подтверждение приема, деактивировал систему. Фролов все это время сидел рядом и молча наблюдал за моими манипуляциями.

— Ну что, Михаил Петрович, теперь я могу ответить на ваши вопросы.

— На раз так, то можете называть просто Михаил.

— Хорошо. Так что вас интересует?

— Что это за место, кто вы и что за мир?

— Если кратко, это мир будущего. На поверхности 2013-й год. Здесь произошла Третья Мировая война с применением оружия массового поражения. Цивилизация как таковая уничтожена. На поверхности идет непрекращающаяся война на продукты и горючее. В данный момент мы находимся в бункере в Крыму, недалеко от Симферополя. Мы местные, то есть для вас — мы ваши потомки. В политическую ситуацию я вдаваться не буду. Достаточно знать, что ваше руководство проинформировано полностью и приняло решение отвлечь с фронта подготовленных бойцов для помощи нам.

— Ну вы то кто? Раз представляют как сотрудника НКВД?

— Я ваш коллега из будущего, офицер военной разведки. В определенных целях аттестован и получил звание сотрудника органов госбезопасности СССР. Даже имею боевой орден за оборону Могилева.

— Офицер?

— Не удивляетесь, с 43-го года и слова 'офицер' и 'солдат' будут возвращены в обиход, так же как и погоны. Это исторический факт.

— А война?

— Будет выиграна, правда с большими потерями. Наши танки будут в Берлине в апреле 45-го.

Он, успокоившись, спросил.

— Сергей, а с кем мы здесь будем воевать?

— Татарские бандформирования и украинские националисты. Хотя после войны тут все смешалось и уже не поймешь где военные, где бандиты. В общем, ваша задача состоит в том, чтоб помочь нам решить проблему, освободить семьи офицеров, захваченные бандитами и очистить район от враждебного элемента. В дальнейшем изучать боевую технику, особенно тактику ее применения, что очень будет необходимо, когда аналогичная техника начнет поступать на вооружение Красной Армии.

— Понятно. Вы собираетесь переправлять технику из будущего?

— Да. С вами прислали не новичков, поэтому многое объяснять не придется, да и майор Дегтярев профессионал высокого уровня. Но это не все. Здесь сохранилось много заводов, на которых можно производить необходимую для Советского Союза технику, поэтому нам жизненно необходимо навести тут порядок и запустить производство. Это особенно важно когда практически все предприятия европейской части СССР эвакуируются за Урал. А тут место абсолютно недоступное для противника.

Фролов согласно кивнул головой, соглашаясь со мной.

— Скажите, Сергей, а что с миром то произошло?

— Ну я то вам говорил, мировая война. Хотя этому и предшествовали множество локальных конфликтов. Советский Союз задавили. Мировой империализм, как это не смешно есть, точнее был для нас и пытался заполучить мировое господство — результат, конец цивилизации. Надеюсь у нас получится изменить историю, и первый этап, это уменьшить потери во Второй Мировой войне для Советского Союза используя информацию и оружие из будущего.

Фролов молча слушал мой рассказ, хмурился, но сдержался и лишь коротко спросил.

— Когда в бой?

— Пока непосредственный огневой контакт откладывается. Ждем когда бандиты и их приспешники попытаются на нас надавить и выманить из бункера. Поэтому поговорите со своими людьми, объясните ситуацию.

— Хорошо, Сергей. Но как-то необычно. Война в будущем.

— Да я сам в первое время так же себя чувствовал, но человек такое существо, что ко всему привыкает быстро. Раз Судоплатов вас подключил к этому проекту, значит вам с нами еще долго придется общаться.

— В этом я и не сомневаюсь.

Но не сдержался и высказался.

— Прямо фантастика какая-то. Мы в будущем. И светлого то будущего не наступило. И вообще все-таки как так получилось?

— Михаил, давайте об этом поговорим попозже, когда ситуация будет не столь критичной. Вам сейчас нужно готовиться и готовиться. Особенно к бою в условиях коридоров и галерей. Олег в этом отношении хороший специалист.

Фролов согласно встал, кивнул головой и вышел из отсека, где его поджидал Карев в качестве провожатого.

Тут же нарисовался Дегтярев, который уже подготовил людей для выхода на поверхность и ждал моей санкции, все-таки система безопасности бункера работала и без разрешения просто так выйти или зайти, не нарвавшись на неприятности, было невозможно, мы с Санькой в свое время потратили много времени, разрабатывая ловушки и неприятные сюрпризы.

Минут через десять, после того как выпустил на поверхность две разведгруппы, ко мне подошел Валера Бойко в сопровождении Кати Артемьевой и одного из людей Черненко, которых они должны были допрашивать.

— Командир, надо поговорить.

— Серьезные новости?

— Очень.

— Ну пойдем в кают-компанию.

— Наедине. Пока новости не для всех, а там уж решайте.

Такая таинственность меня заинтриговала и заставила напрячься в предчувствии больших неприятностей.

Когда мы уединились, Бойко представил своего бывшего сослуживца. Это был худой невысокий, но жилистый паренек, не вызывающий особых опасений. Хотя прекрасно знал, что именно такие худые да жилистые опаснее всего.

— Прапорщик Вербицкий. Он из полка 'внутряков' с Черненко с самого начала.

— Как зовут? Откуда родом?

— Юрий. Юрий Алексеевич. Родом из-под Мелитополя.

— Понятно. Рассказывай. Только учти времени очень мало, да и сам понимаешь, что тут такие разборки начались, и для выживания придется принять чью-то сторону. Надеюсь, у тебя колебаний не будет.

Катерина, стоявшая чуть в сторонке, пояснила.

— Все нормально командир. Парень неплохой, я его на детекторе прогнала. Мотивация вполне определенная, без заскоков. В нынешних условиях наш человек.

— Давай это я буду решать.

— Конечно командир.

— Хорошо, Юра теперь рассказывай.

— Ну в общем, товарищ майор, мы ждали что сюда прибудут спецы из Херсона, где у товарища полковника друг служит, но их почему то остановили, а потом выясняется, что командир арестован и к нам отправляют группу спецназа ВМСУ из Измаила.

— С чем это связано? Есть какие-то версии?

— А тут и думать нечего. Киев дал команду, кто-то стукнул, что Черненко с херсонцами договаривается по поводу вас, вот и решили подстраховаться, отправили сюда других людей, а нам дали команду их встретить и разместить.

— А каким боком тут татары и Семенов?

— Вы знаете, что у Семенова была своя группа, и в последнее время он осмелел и вмешивался в распоряжения Черненко. У него был свой закрытый канал связи с Киевом, по которому он получал особые распоряжения и задания. Черненко злился, но ничего не мог поделать, ведь полномочия Семенова не раз подтверждались из Киева, поэтому информация о том, чем занимался его зам, была отрывочная и неполная. Но достоверно известно, что к пропаже обеих караванов с продуктами и боеприпасами, Семенов имеет самое непосредственное отношение.

— Думаешь, он сливает информацию татарам?

— Уверен. Но доказательств нет.

— Как ты думаешь, что их связывает и почему решили валить спецназ ВМСУ и самого Черненко?

— Точно не знаю, но Семенову надо стать командиром отряда и контролировать Симферополь для своих темных делишек. Просто так убрать Черненко нельзя. Не тот человек. А вот свалить все на вас, группу которая быстро набирает силу и авторитет и в скором будущем может помешать их планам, будет самым лучшим вариантом.

— Ты говоришь про темные делишки Семенова. Что это в себя включает?

— Торговля рабами, оружием, боеприпасами, наркотой.

— Ага, а в Перевальном была перевалочная база. То-то мне показалось странным что галереи и залы переделаны в загоны, да и нового оружия и боеприпасов на складах слишком много было. Теперь понятно почему Ильяс так борзел, с такой то крышей. Да уж. Мир в дерьме, а они все никак не уймутся. Все им Родину нужно продать.

— Черненко тоже так думал.

— Ну тогда можно сказать что в Киеве минимум две враждующие группировки, и Черненко и Семенов принадлежат каждый к своей, иначе бы тут давно поставили своих людей и все делали по-тихому. Тогда понятно, нас делаю козлами отпущения, натравливают спецуру и берут снова район под свой контроль.

Я задумался. Положение крайне интересное.

'Олега просто послали, не предполагая что отправляют на убой, значит, на стороне Черненко и Дегтярева стоят вояки. Кто за Семеновым, придется разбираться, скорее всего, или госбезопасность, как раз темные делишки такого рода в их стиле или бывшие безопасники, прописавшиеся во власти, иначе откуда бы они доставали столько оружия, явно нулячее с консервации. Поэтому Семенова с татарами нужно сработать громко, но не цеплять вояк и членов их семей. И вариантов уже нет, нас приговорили, а спешка говорит о том, что скоро должен прибыть груз и его нужно оплатить и перегрузить'.

Пока я размышлял, все мои собеседники выжидательно на меня смотрели.

— Вот что Юра, ты пока отдохни немного. Все что ты сказал очень интересно и вероятно вскоре тебе придется поучаствовать в боях.

— Я не против.

— Ну вот и хорошо. Семья то у тебя есть?

— Да как-то не получилось. Девушек свободных нет.

— Ну это не проблема. Я знаю место, где этих девушек много.

Он улыбнулся.

— В Антарктиде?

Тут я ухмыльнулся, увидев такие же ухмылки на лицах Артемьевой и Бойко.

— Ну типа того. Во всяком случае, обещаю, что не пожалеешь что с нами связался.

Когда его увели снова в камеру, я вызвал Дегтярева. Он видимо ждал моего вызова, поэтому нарисовался возле входа буквально секунд через тридцать.

— Ну что Серега все прояснилось?

— В стратегическом плане многое прояснилось, но вот по тактике пока есть вопросы. Скажи Олежек, как у вас устроена система управления, кому подчиняетесь и какие есть разные группировки у власти. Почему спрашиваю, по ходу вас слили, что бы дискредитировать нашу группу и в регионе поставить своего человека.

— Семенова?

— Его. Как по мне, так почерк 'гебни' просматривается.

— Я тоже об этом думал. Да и то, что ты рассказывал про запасы нового оружия в Перевальном, наводит на размышления. Опять суки левака гонят, бандюкам инфу сливают.

— Вот и я про то. Скорее всего тут работорговля замешана. В бункере слишком много клеток для содержания людей. И дорога через перевал как раз контролируется. В общем, Олежек, списали и вас и нас. И тут скорее всего скоро появится еще спецура зачищать оставшихся в живых после боев с татарами. Как хочешь, но сообщи своим, чтоб не лезли, иначе попадут под дружественный огонь.

— Понятно. Так что делать то будем?

— Отправим человека в Москву с техникой, получим хирурга и попытаемся поднять Черненко.

— А в нашем времени?

— Будем ждать их хода. У них ограничения по времени, поэтому Семенову нужно решить проблему очень быстро и предоставить наши мертвые тушки как доказательство очередного преступления москалей. Вот пусть действует. Штурмовать бункер в Перевальном они не смогут — пупок развяжется, да и силы у них там только чтоб наблюдать и показывать свою активность. Поэтому пусть мучаются и думают. Если начнут какую-либо передислокацию, мы это узнаем, наблюдатели не только у них есть. Так что готовим БТР к выходу в прошлое и ждем информацию от моей разведки, народ там опытный, если что есть — разнюхают и 'языка' притянут.