Черное море в конце декабря производит двойственное впечатление. Вспоминая теплые ласковые волны летних месяцев, с которыми ассоциируется у нормального человека отдых в Крыму, трудно поверить, что раскинувшиеся за бортом крейсера серые массы воды, могут радовать глаз. Пасмурное небо, небольшая качка и холод влажного морского воздуха не добавляли положительных эмоций всем находящимся на палубе. Но служба есть служба, и наблюдатели, расчеты артиллерийских и зенитных орудий, стоически переносили тяготы военно-морской службы.

Караван из крейсера 'Красный Крым', лидера 'Ташкент', двух эсминцев 'Бойкий' и 'Беспощадный', входящих в состав Черноморского флота совершали вроде бы обычный рейс, из Севастополя в Туапсе. За последнее время они совершили несколько таких переходов, вывозя раненных и материальные ценности из осажденного города и доставляя обратно подкрепления и боеприпасы под постоянными налетами немецкой авиации.

Но этот рейс отличался от всех остальных. Еще во время разгрузки в Севастополе на крейсер 'Красный Крым' прибыло около взвода НКВД-шников, которые успели переговорить практически со всеми членами экипажа, взяв с них расписки о неразглашении обстоятельств этого похода. Поздно ночью к Минной стенке, где крейсер стоял под погрузкой, прибыла колонна техники, возглавляемая странной многоколесной приземистой боевой машиной. За ней шли несколько автобусов, выглядевших достаточно необычно, благодаря обтекаемым и плавным обводам корпуса. К этому моменту пристань была освещена прожекторами, оцеплена бойцами батальона НКВД и под их контролем из автобусов стали выходить люди, подниматься по трапу на корабль и проходить в специально выделенные для них каюты. Среди пассажиров преобладали женщины, дети, но были и вооруженные мужчины в пятнистой форме, на которой были нашиты шевроны 'НКВД СССР'. Они наравне с бойцами НКВД, оцепляющими пристань, охраняли прибывших женщин, детей и многочисленные грузы, которые в срочном порядке перегружались в трюмы крейсера.

Через два часа, все автобусы и даже бронемашина с помощью портового крана оказались подняты на палубу корабля, закреплены и скрыты брезентовыми чехлами. С началом позднего декабрьского рассвета, крейсер Черноморского флота СССР 'Красный Крым' подходил к выходу Ахтиарской бухты, где его ожидали корабли сопровождения, лидер и два эсминца 2-го дивизиона Черноморского флота.

Когда уже совсем рассвело, корабли, идущие кильватерным строем, давно оставили за кормой Балаклавскую бухту и на крейсерской скорости уходили в сторону Туапсе. Комендоры крейсера с интересом рассматривали прохаживающихся по палубе бойцов НКВД, охранявших зачехленную технику, но особым внимание пользовались люди в необычной пятнистой форме. Еще при погрузке на палубе разместили и закрепили две спаренные зенитные установки с колесами по бокам, на сиденьях которых разместились бойцы в пятнистой форме, всем своим видом показывая решимость отражать атаки авиации противника. В дополнение к ним еще четверо таких же 'камуфлированных' расположились парами по каждому борту, держа наготове странные двухметровые трубы защитного цвета.

Обстоятельства рейса и жесткие требования секретности, заставляли матросов делать вид, что не замечают 'пятнистых', но косые взгляды нет-нет, но останавливались таинственных НКВД-шниках.

Ближе к обеду все надежды на пасмурную нелетную погоду не оправдались. Наблюдатели, контролирующие воздушную обстановку, расчеты зенитных орудий и крупнокалиберных пулеметов, озабоченно посматривали на небо, ожидая атаки немецкой авиации.

Командир крейсера, капитан 2-го ранга Зубков Александр Илларионович, стоял на мостике и хмурился, наблюдая все улучшающуюся погоду. Он снова яростно потер покрасневшие от недосыпа глаза и покосился на НКВД-шника в пятнистой форме, который с самого выхода из Севастополя облюбовал небольшой откидной столик с картами, разместив на нем странный прибор похожий на раскрытую книгу с многочисленными кнопками. От прибора на палубу были проброшены провода, ведущие к опломбированным блокам с антеннами, разнесенными по носу и корме корабля. Возле каждого из приборов находился вооруженный боец войск НКВД, как бы подтверждая особую ценность аппаратуры и оправдывая все необычные меры предосторожности и секретности, сопровождающие этот рейс.

Единственное что раздражало командира корабля, так это срочность, с которой пришлось, чуть ли не бежать из города. По уму, надо было дождаться следующего вечера и выходить в ночь и к рассвету уже уйти из зоны действия немецкой авиации. Особые полномочия, которыми были наделены НКВД-шники, доставленные несколько дней назад на подлодке в Севастополь, не оставляли сомнений в важности вывозимых людей и техники.

На мостик поднялись майор госбезопасности Дегтярев и капитан Дунаев, облаченные в такую же пятнистую форму, как и большинство пассажиров крейсера. По едва заметным приметам, Зубков еще при погрузке разглядел в них моряков, которые усиленно старались не выглядеть такими. Особенно это стало понятно, когда при погрузке чуть не разбили ящики с оборудованием, Дунаев разразился таким трехэтажным матом, что его войсковая принадлежность стала понятна всем и без пояснений. Его улыбчивый и ироничный начальник, Дегтярев, с внимательными глазами побитого жизнью человека, парой фраз умудрился выдать себя с потрохами, да и то, как оба этих пятнистых НКВД-шника скакали по трапам, доказывало их морское прошлое.

Перед самым отходом корабля на пристань выскочила машина с пулеметом на раме, и из нее вышли несколько людей, в такой же форме и один высокопоставленный начальник из того же ведомства.

Они недолго говорили с Дегтяревым и Дунаевым, потом обнялись и когда все поднялись на борт и убирали трап, с пристани в мегафон прокричали.

— Медузяка, удачи, не подведи.

На что Дегтярев, не пользуясь какими-либо средствами, выдал длинную и непечатную фразу, от которой большинство присутствующих людей покатилось со смеху и у многих поднялось настроение. Чувствовалась какая-то сила и уверенность этих необычных людей.

И вот сейчас оба поднялись на мостик, даже не ради приличия, а по привычке попросив разрешения, что еще раз подтвердило догадки Зубкова.

Дегтярев деловито подошел к своему бойцу, уткнувшемуся в светящийся экран прибора, и поинтересовался обстановкой.

— Севернее сорок километров, немецкий разведчик. Северо-запад тридцать километров, групповая цель, идентифицировано шесть различных передатчиков и голосов. Судя по скорости либо торпедоносцы, либо бомбардировщики.

— Результаты перехвата?

— Немцы.

— Выведи привязку по карте.

Он повернулся к капитану корабля, внимательно наблюдавшему за диалогом, и попросил его подойти.

— Товарищ капитан второго ранга, подойдите пожалуйста, вам будет это интересно.

Зубков с интересом уставился на светящийся экран. Там была выведена достаточно точная карта Крымского побережья, зеленым кружком местоположение корабля и несколько точек, выделенные красным.

Возле каждой из красных точек была выведена информация о курсе и скорости. Наметанный глаз моряка, сразу понял, что ему показывают. Но требовались пояснения, поэтому Дегтярев чуть кивнул, и распорядился.

— Сержант, докладывайте.

Молодой парень в пятнистой форме, руки которого порхали по кнопкам с русскими и английскими буквами, как на печатной машинке, двигал странное устройство на столе, видимо управляя стрелкой на экране прибора, дал развернутое пояснение о приближающихся целях, скорости и местоположении.

Зубков всматривался в экран и испытывал странное чувство. Наверно так себя чувствует слепой, получивший на время зрение. Так и здесь. Ему пояснили, что тут отражаются все источники радиоизлучения, которых могут услышать чувствительные приборы НКВД-шников.

— Нас заметили?

— Нет. Это в районе летает пара немецких разведчиков. Скорее всего, засекли какой-то корабль и на него наводят эскадрилью бомбардировщиков. Нас пока не обнаружили. Мы отслеживаем. Но если они идут в режиме радиомолчания, то они для нас пока невидимы.

В таком напряженном состоянии крейсер шел еще два часа, пока с поста наблюдения не передали о появлении высотной одиночной цели. На такой высоте его достать стоящими на вооружении крейсера и кораблей сопровождения средствами ПВО невозможно.

Зубков оглянулся на Дегтярева. Тот спокойно стоял рядом с сержантом и смотрел на экран.

— Товарищ майор, он в режиме радиомолчания шел. У нас же пассивная система. Пока они вякать в эфире не начнут, мы их не видим.

— Я понимаю. Включить режим селективного подавления связи.

Затем достал странный черный прибор с антенной и надписью на английском языке 'Kenwod'. Нажал кнопку и дал команду.

— Всем стрелкам. Полная готовность.

Прибор, оказавшийся радиостанцией, что-то в ответ проскрежетал, но понять уже не было возможности, на корабле уже заревели сирены и по палубам затопали множество ног матросов и командиров, занимающих места по боевому расписанию. Такие же сирены слышались на идущих в кильватере лидере и эсминцах.

Зубков вышел на палубу и смотрел в бинокль за улетающим самолетом, которому вдогонку безрезультатно хлопали 76-мм зенитные пушки. Он повернул голову и увидел рядом Дегтярева. Лицо его посуровело и взгляд, из иронического и веселого, стал сосредоточенным и стальным, как у снайпера, готовящего выстрел.

Зубков невесело усмехнулся.

— Нас обнаружили. Теперь скоро жди гостей.

Повернул голову и дал команду рулевому изменить курс, а сигнальщику отсемафорить на корабли сопровождения об изменении курса.

Дегтярев спокойно выслушал команды капитана крейсера и от себя ответил.

— Ну не так скоро они нас обнаружат. У разведчика некоторое время будут проблемы с радиосвязью. Минут десять, пятнадцать. Тут можете поверить, товарищ капитан 2-го ранга.

Но на кораблях все и так понимали, что скоро их ожидает встреча с немецкими бомбардировщиками.

Через час, когда часовая стрелка на специальном морском хронометре в рубке управления перескочила отметку в два часа дня, служба радиопеленгации доложила о том, что в их сторону направляются несколько источников радиоизлучения. На этот момент система радиоподавения была отключена и немецкая эскадрилья, не нашедшая караван русских судов, разделилась на несколько пар, чтоб расширить зону поиска. Все это слушалось на капитанском мостике и один из НКВД-шников, неплохо знающий немецкий язык, давал пояснения. Судя по зонам охвата и курсам, в сторону каравана направлялась пара самолетов, и примерное время пересечения курсов составляло около двадцати минут.

По команде с флагмана, лидер и эсминцы вышли из кильватера и стали расходиться веером к вероятному курсу появления пары немецких бомбардировщиков.

В это же время опять включили систему селективного подавления радиосигнала и ждали только появления немецких самолетов, которые начнут атаковать и попытаются связаться с остальными бомбардировщиками эскадрильи. Но весь расчет строился на то, что они не успеют связаться и попытаются атаковать корабли и на этот случай у советских моряков, а точнее у их пассажиров есть несколько интересных сюрпризов.

Пара самолетов появилась несколько раньше, но все уже были готовы и как только они начали заход на самый крупный корабль, крейсер 'Красный Крым', небо окрасилось многочисленными облачками разрывов зенитных снарядов. Все четыре корабля стали выполнять маневр уклонения, идя зигзагом, пытаясь сбить прицел заходящим на пикирование 'лаптежникам'.

В воздухе завыли сирены атакующих самолетов. Недалеко от крейсера шел лидер 'Ташкент' на котором находились несколько 37-мм зенитных автоматических пушек, которые почти непрерывно хлопали, создавая огневую завесу для флагмана. Тут же, почти как пулеметы затрещали зенитные спаренные пушки, установленные на крейсере перед самым отплытием. С кормы и носа в сторону немецких самолетов потянулись плотные цепочки трассирующих снарядов. Необычная, практически бешеная, скорострельность русских зенитчиков напугала немецкого пилота, и он сбросил бомбу, не дойдя до 450 метров, самой оптимальной высоты для бомбометания. Идущий за ним самолет не успел отвернуть, спустился чуть ниже и буквально брюхом налетел на облако летящих навстречу трассирующих снарядов. Прошло несколько мгновений и, потеряв крыло, самолет завертелся в воздухе, взорвался и огненным шаром устремился вниз.

В метрах пятидесяти, перед крейсером, поднялся высокий фонтан воды, окативший находящихся на носу 'пятнистых' НКВД-шников и комендоров носовых орудий.

Двое бойцов НКВД в пятнистой форме, вскинули на плечи двухметровые трубы. Некоторое время прицеливались, почти синхронно раздались хлопки и с диким шипением за уходящим после пикирования бомбардировщиком, устремились две ракеты, оставляя за собой дымный след.

На всех кораблях несколько сотен пар глаз с надеждой следили за огнями реактивных сопел, приближающихся к самолету с крестами на крыльях. Пара мгновений и один из огоньков потух и уже бесполезная ракета, чуть пролетев по инерции, стала падать в море, но, не прошло и нескольких секунд, взорвалась яркой вспышкой — сработал самоликвидатор.

Судьба второй ракеты была более интересной. Подлетев к самолету, который пытался маневрировать и удрать от смертоносного оружия, она взорвалась. Большое число поражающих элементов буквально изрешетили немецкий самолет, тут же взорвался бензобак и вниз уже падали горящие обломки, ничем не напоминающие гордость германской авиапромышленности.

По кораблям разнесся громкий единый вопль 'Ура!'. Кричали все, даже командир корабля. Он, замотанный постоянными налетами немецкой авиации радостно повернулся к Дегтяреву, скромно стоящему на палубе и замолчал, увидев его спокойный, усталый и чуть ироничный взгляд, человека, который доволен, как к его подарку относятся детишки.

Зубков, успокоился и тут же задал вопрос, которые его волновал.

— Они успели передать наши координаты?

— Нет, товарищ капитан второго ранга. Это я вам гарантирую. Все что они узнали, утонуло вместе с самолетами.

Чуть помолчал, думая о своем и потом как бы невпопад спросил:

— А тут когда кормить-то будут? Может и за сбитые нальют? Согласитесь, мои ребята сегодня неплохо поработали.

В Туапсе пришли уже ночью. Замотанные нервотрепкой опасного перехода, все вздохнули спокойно, когда корабли входили в порт. Тут же на пристани расположился батальон морской пехоты, готовящийся к отправке в Севастополь. Не смотря на плохую погоду и ветер, со стороны моряков раздавался смех и играла гитара.

Когда с 'Красного Крыма' началась выгрузка техники и пассажиров, район оцепили бойцы батальона НКВД, при поддержке комендантской роты. Но на необычную технику, закрытую брезентовыми чехлами и бойцов в пятнистой форме с шевронами 'НКВД СССР' моряки обратили внимание. Разгрузка продолжалась пару часов, и когда кран спустил на пристань боевую многоколесную машину, к которой сразу подбежали несколько 'пятнистых' НКВД-шников, командир морпехов, высоченный капитан-лейтенант рванул к оцеплению и закричал во все горло.

— Игорь! Игорь Дунаев!

Один из 'пятнистых' резко повернул голову и стал вглядываться в темноту, прикрывая глаза от света прожекторов. Потом разглядев, бросился к оцеплению. Чуть позже за ним подбежал майор Дегтярев в сопровождении двух бойцов в касках и с необычными автоматами.

Разорвав оцепление, Дунаев обнимался с высоченным моряком. Рядом толпились матросы из севастопольского пополнения и несколько НКВД-шников, не знающих что делать в такой ситуации.

Дегтярев спокойно, вполголоса сказал.

— Игорь…

Тот повернулся и эмоционально выдал.

— Так это Артур Букин вместе в ЭПРОНе служили.

— Игорь, время.

Тот опустил голову, поняв, что общаться с другом он не может. Но и тот был не робкого десятка. Он глянул на шеврон с надписью 'НКВД СССР' и чуть скривившись, спросил.

— Игорь ты чего к ним подался? Говорили что погиб, мы уж тебя и помянули.

— Долгая история Артур. Не суди, я не могу многое рассказывать. Знаешь что…

Он чуть задержался, обдумывая свое решение, потом про себя пробурчал:

'Командир поймет'.

— Значит так Артур, слушай и не перебивай. Когда будете в Севастополе, тебя найдет майор госбезопасности Зимин. Не морщись. Когда станет действительно тяжело, он поможет. Я ему про тебя сообщу. И запомни, эти своих не бросают…

После чего, подгоняемый окриками, запрыгнул на проезжающую многоколесную боевую машину, на броне которой вольготно расположились бойцы НКВД в пятнистой форме.