От Дэн-Ривер Бридж в Мэйо ведет длинная пыльная дорога. Весь этот долгий путь пробежала Серовласка, молодая, пышущая здоровьем дикая свинья. Она едва достигла поры зрелости; сложением и длинными ногами Серовласка напоминала важенку. Ее атласная серая шкура, лоснившаяся на солнце, сейчас вобрала в себя красноватую пыль старой виргинской дороги.

Серовласка спускалась по горному кряжу, поводя по сторонам чувствительным носом, чутко настораживая уши при каждом звуке. Порой она брала след, как охотящаяся лиса, или тщательно изучала запахи у придорожных столбов, стоявших вдоль ее пути или на перекрестках.

Прошел час, за ним — другой, но наша путешественница с упорством и неутомимостью, свойственными ее племени, продолжала свой поиск, чутко откликаясь на все, что указывали уши, нос, глаза. Миля за милей оставались позади, но, и достигнув долины Мэйо, Серовласка по-прежнему стремилась вперед. Вдруг на пути ей попался столб, о который было очень удобно почесаться. Начесавшись вволю, Серовласка побежала дальше. «Что за прихоть?» — спросите вы. Как часто по нашим собственным поступкам можно судить о поступках животных! В жизни каждого человека наступает время, когда его переполняет желание отправиться на поиски счастья в большой мир. И тогда мудрецы говорят:

— Пусть идет!

Подобное желание овладевает и дикими животными, и тогда умнейшие из них уходят с насиженных мест. Вот и Серовласка отправилась на поиски счастья.

Она часто останавливалась на перекрестках дорог, тщательно изучала все запахи, приносимые ветром, и снова отправлялась в путь. Вечером она уже была в лесах за нижним мостом через реку Когар.