Через несколько дней медведь наведался в свою кладовку на берегу реки. Здесь он одержал победу над дикой свиньей, лишил добычи грифов, вволю попировал. Он долго слонялся возле места удачной охоты, и ему снова повезло.

Семейство кабанов рассыпалось по лесу, выискивая съедобные корешки. Впереди шла мать. Отец замешкался где-то, оставив поросят \ без прикрытия. Всей оравой они подошли к узкой части реки, где ее можно было перейти вброд. Малышам не хотелось лезть в воду, но мать решительно двинулась вперед, почти вплавь одолев глубокое место брода. Поросята, испуганно повизгивая, нерешительно толклись на берегу. Набравшись храбрости, они один за другим входили в воду, и на берегу остался лишь один поросенок. Увидев, что все его покинули, он испуганно завизжал. Этот визг и услышал враг. Старый когарский медведь хорошо знал, как кричит отставший поросенок. Жалкий визг придал злодею отваги, и он, крадучись, поспешил к берегу.

Мать семейства решила преподать своему отпрыску урок беспрекословного послушания, не отзывалась на его крик и уходила дальше и дальше. Брошенный поросенок завопил громче. Вдруг земля у него над головой стала осыпаться под чьей-то тяжестью. Удар мощной лапы, и малыш смолк. Когарский медведь вытянул длинный нос и схватил свою жертву. Он поспешил скрыться из виду. Прячась за дерево, склонившееся к воде, медведь взобрался на высокий уступ и побежал в гору. Устроившись на противоположном склоне холма в полной безопасности, он кромсал поросенка и, наверное, думал по-своему: «До чего ж оно сладкое, это кабанье мясо! А сами кабаны вовсе не такие уж сильные и страшные, как мне показалось. Нечего их бояться, надо их убивать и есть».