— Отец, это был такой ужас! Прямо возле речки Когар. Я тебя за полчаса туда доведу!

Отец Лизеггы отправился за ней, прихватив ружье и собаку, и вскоре они вошли в земляничное царство близ речки Когар. Подойдя поближе, они увидели грифов, кружащихся над лесом. Лизетта отыскала место гибели Колючей Холки. Медведь задрал ее и успел полакомиться свининой. Под телом матери и возле нее лежали поросята, убитые одним ударом могучей жестокой лапы.

Прунти ругался при виде каждой новой жертвы, а Лизетта плакала. Вдруг собака залилась лаем, обнаружив что-то под кустом. Прямо перед псом храбро стоял маленький рыжеголовый поросенок, грозно клацая крошечными челюстями, пока на них не показалась пена. Он с визгом бросал вызов новому чудовищу.

— Ага, один все-таки спасся! — воскликнул Прунти. — Какой молодец!

И пока малыш Буйный героически выдерживал натиск собаки, отец Лизетты пробрался через куст сзади и, ухватив поросенка за заднюю ногу, поднял его. Малыш протестующе визжал и клацал челюстями, когда фермер засовывал его в охотничью сумку.

— Бедняжка, весь пятачок ободран, и голодный, наверно. Боюсь, такой малец не выживет, — сказал отец.

— Можно я возьму его себе? — взмолилась Лизетта. — Уж я-то его выхожу.

Она тут же получила разрешение. А Прунти отнес на место гибели Колючей Холки огромный медвежий капкани установил его возле жертвы. Но туда попал лишь незадачливый гриф. Медведь с реки Когар был слишком хитер, и его не удалось провести таким образом. Грифы, насекомые и растения совместными усилиями скрыли следы трагедии.