Потерянные царства

Ситчин Захария

История открытия Нового Света неразрывно связана с легендой об Эльдорадо и с неутомимой погоней за золотом. Но алчные конкистадоры даже не подозревали о том, что лишь повторяют путь, проторённый за много столетий до них.

Известный историк и лингвист, блестящий исследователь древних цивилизаций Захария Ситчин приводит неоспоримые материальные доказательства того, что все культурные, научные и архитектурные достижения Старого Света, которыми так гордились европейцы, уже много веков до этого существовали у древних ацтеков и майя. И человечество лишь заново открывало для себя прошлое…

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

История открытия Нового Света неразрывно связана с легендой об Эльдорадо и с неустанной погоней за золотом. Но конкистадоры не подозревали, что они лишь повторяют путь, уже пройденный за много тысячелетий до них.

Свидетельства человеческой алчности, рассказы о грабежах и безжалостном разрушении памятников в погоне за сокровищами умаляют удивление, охватившее европейцев, столкнувшихся с цивилизациями, очень похожими на цивилизации Старого Света: с империями и царскими дворами, городами и святилищами, изобразительным искусством, поэзией, храмами, священниками, а также символами в виде креста и верой в Создателя. Не меньшее изумление вызывали легенды о белокожих богах, которые покинули эти места, но обещали вернуться.

Тайны и загадки майя, ацтеков, инков и их предшественников, озадачившие конкистадоров, и теперь, пять столетий спустя, продолжают удивлять.

Как, когда и почему в Новом Свете возникли эти Цивилизации, и можно ли считать простым совпадением тот факт, что чем больше мы узнаем о них, тем ощутимее проявляется их сходство с древними цивилизациями Ближнего Востока?

Мы убеждены, что ответ на этот вопрос может быть получен только после признания за действительный факт - а не миф - присутствия на земле аннунаков, «тех, кто спустился на Землю с небес».

В книге мы попытались представить доказательства этой точки зрения.

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЭЛЬДОРАДО

Сегодня Толедо - это тихий провинциальный городок, расположенный в часе езды к югу от Мадрида, однако мало кто из гостей Испании минует его, потому за городскими стенами хранятся памятники различных культур, а также свидетельства уроков, которые преподносит нам история.

Местные предания гласят, что Толедо был основан за две тысячи лет до начала христианской эры потомками библейского Ноя. Многие утверждают, что его название происходит от древнееврейского слова Толедот («летопись поколений»); его древние дома и величественные храмы были свидетелями обращения Испании в христианство - расцвета и краха мавританского королевства и выкорчёвывания богатого еврейского наследства.

Для Толедо, всей Испании и других стран 1492 год стал поворотным пунктом трёх исторических процессов, протекавших на этой территории. Все эти события происходили в Испании, на земле, которая издавна называлась «Иберией» - название, единственным объяснением которому может быть термин ыбри («евреи»), которым называли первых жителей этой местности. Уступив большую часть Иберии мусульманам, раздробленные и враждующие между собой христианские королевства полуострова впервые вступили на путь объединения в 1469 году после брака короля Арагона Фердинанда и Изабеллы Кастильской. Десять лет спустя монархи развернули военную кампанию, поставив себе целью изгнать мавров и вернуть Испанию под крыло католицизма. В январе 1492 года мавры потерпели сокрушительное поражение и потеряли Гранаду, в результате чего Испания снова стала христианской. В марте того же года король и королева подписали указ об изгнании с территории страны всех евреев, которые до 31 июля не перейдут в христианскую веру. А 3 августа этого же года Христофор Колумб отправился в плавание под испанским флагом, чтобы отыскать западный путь в Индию.

Колумб увидел землю 12 октября 1492 года, а вернулся в Испанию в январе 1493 года. В качестве доказательства своего успеха он привёз с собой четырёх «индейцев»; а чтобы убедить короля в необходимости организации второй экспедиции под его началом, он представил коллекцию золотых украшений, приобретённых у местного населения, а также рассказы о «золотом» городе, жители которого носили на руках и ногах золотые браслеты и украшали свои шеи и уши золотыми кольцами - причём все это золото добывалось на расположенных в окрестностях города золотых рудниках.

Из первого золота, привезённого в Испанию из вновь открытых земель, Изабелла - настолько набожная, что получила прозвище «Католичка» - приказала изготовить изящную дарохранительницу и преподнесла её кафедральному собору в Толедо, традиционному месту сбора высшего католического духовенства Испании. И сегодня в сокровищнице кафедрального собора - помещении, защищённом толстыми решётками и заполненном ценными дарами, пожертвованными церкви на протяжении нескольких столетий - вы можете увидеть (но не потрогать) первое золото, привезённое из Америки Колумбом.

В настоящее время общепризнанным является тот факт, что целью путешествия Колумба было не просто найти новые пути в Индию. Существуют веские основания полагать, что Колумб был евреем, вынужденным принять христианство, а те, кто оказывал ему финансовую помощь - тоже крещёные евреи, - видели в его затее возможность бегства в новые, свободные земли. Фердинанд и Изабелла мечтали о райских реках и источниках вечной молодости. У самого Колумба тоже были тайные амбиции, часть которых он доверял лишь своим дневникам. Он считал, что именно ему предназначено стать исполнителем древних пророчеств о начале новой эры, которая наступит после открытия новых стран «на краю Земли».

Однако он был в достаточной степени реалистом, чтобы понимать, что из всей привезённой им из первого путешествия информации наибольшее внимание привлекут рассказы о золоте. Утверждая, что «Господь покажет» ему загадочное место, «где рождается золото», он убедил Фердинанда и Изабеллу снарядить более многочисленную флотилию сначала для второго, а затем и для третьего путешествий. Правда, на этот раз монархи послали с ним армию чиновников, не отличавшихся богатым воображением Колумба, но зато более практичных, и эти люди следили за действиями адмирала и вмешивались в его решения. Неизбежные конфликты закончились тем, что Колумб вернулся в Испанию в кандалах, обвинённый в дурном обращении с подчинёнными. И хотя король с королевой немедленно освободили Колумба и предложили ему денежную компенсацию, они разделяли мнение, что Колумб был хорошим адмиралом, но плохим администратором - он явно не тот человек, который способен заставить индейцев открыть истинное местоположение Золотого Города.

Колумб попытался укрепить свои позиции, ссылаясь на древние пророчества и приводя отрывки из Библии. Он собрал все известные ему тексты в «Книгу пророчеств», которую преподнёс в дар королю и королеве. Этот труд был призван убедить монархов, что Испании судьбой предназначено владеть Иерусалимом и что сам Колумб избран служить осуществлению этой цели, отыскав место, где «рождается золото».

Фердинанд и Изабелла сами свято верили в Священное Писание и поэтому позволили Колумбу совершить ещё одну экспедицию. Самым убедительным аргументом для них стало утверждение Колумба, что река, устье которой он открыл (в настоящее время она называется Ориноко), есть одна из четырёх рек рая, а в Библии сказано, что одна из них огибает землю Ха-вила, «ту, где золото». В четвёртом путешествии Колумба ждало больше бед и разочарований, чем в любом из предыдущих трёх

Изуродованный артритом и не похожий больше на себя, Колумб вернулся в Испанию 7 ноября 1504 года. В конце этого же месяца умерла королева Изабелла, и хотя Фердинанд по-прежнему благоволил к Колумбу, он решил позволить другим людям действовать по плану, представленному в последнем рапорте Колумба, где адмирал приводил доказательства существования месторождений золота на открытых им землях.

«Испаньола снабдит ваши непобедимые величества нужным количеством золота», - уверял Колумб своих царственных спонсоров, имея в виду остров, в настоящее время поделённый между Гаити и Доминиканской республикой. Здесь испанские поселенцы, используя рабский труд местных индейцев, действительно развернули добычу золота в невиданных доселе масштабах: менее чем за два десятка лет испанская казна получила с Испаньолы золото на сумму более 500 тысяч дукатов.

Вскоре выяснилось, что ситуация на Испаньоле многократно повторялась в других частях континента. Два десятилетия промелькнули очень быстро, и после того, как местное население вымерло или ушло, а золотоносные жилы истощились, эйфория испанцев сменилась разочарованием и отчаянием, и они с ещё большим безрассудством и отвагой устремились к неизведанным берегам. Одной из самых первых их целей стал полуостров Юкатан. Первые испанцы оказались здесь в 1511 году - это были жертвы кораблекрушения. Но уже в 1517 году с острова Куба на Юкатан за новыми рабами отправился конвой из трёх судов под командованием Франсиско Эрнандеса де Кордовы. К своему величайшему удивлению, испанцы обнаружили каменные здания, храмы и идолы богов; на беду местных жителей (которые, как показалось испанцам, называли себя «майя»), пришельцы также «обнаружили изделия из золота, которые они взяли с собой».

История прибытия испанцев на Юкатан и завоевания полуострова известна нам в основном по записке, озаглавленной «Relation de las cosas de Yucatan» и составленной братом Диего де Ланда в 1566 году. Эрнандес и его люди, сообщает Диего де Ланда, во время похода обнаружили большую ступенчатую пирамиду с идолами и статуями животных, а также крупный город вдали от побережья. Однако индейцы, которых они пытались захватить в плен, оказали ожесточённое сопротивление, не испугавшись даже орудийных залпов корабельной артиллерии. Тяжёлые потери - серьёзно ранен был сам Эрнандес - заставили испанцев отступить. Тем не менее, вернувшись на Кубу, Эрнандес посоветовал организовать следующие экспедиции на эту богатую золотом землю.

Через год с Кубы на полуостров Юкатан отправилась вторая экспедиция. Испанцы высадились на острове Косумель и назвали открытые ими земли на материке между рекой Пануко и провинцией Табаско Новой Испанией. На этот раз испанцы не только вооружились, но и запаслись товарами для обмена, и поэтому многие индейцы отнеслись к ним весьма дружелюбно. Они увидели множество каменных сооружений и памятников, оценили остроту обсидиановых наконечников стрел и копий, осмотрели разнообразные изделия местных мастеров. Многие из них были сделаны из обычных или полудрагоценных камней, другие блестели, как золотые, но при ближайшем рассмотрении оказались медными. Вопреки ожиданиям, золотых предметов оказалось очень мало, а в самой местности не было никаких месторождений ни золота, ни других металлов.

Тогда откуда же местные жители получали золото - хотя и в небольших количествах? Посредством торговли, объяснили майя. Золото поступало с северо-востока: там, на земле ацтеков, имеются его богатые месторождения.

Открытие и завоевание империи ацтеков, расположенной в горах в самом центре Мексики, связано с именем Эрнана Кортеса.

В 1519 году под его командованием с острова Куба отплыла целая флотилия из одиннадцати судов, на борту которых находились шестьсот человек и большое количество лошадей, которые высоко ценились и считались большой редкостью. Часто останавливаясь и высаживаясь на берег, он медленно продвигался вдоль побережья залива. Там, где заканчивалось влияние майя и начинались земли ацтеков, он основал базовый лагерь, дав ему название Веракрус (оно сохранилось до наших дней).

Именно сюда, к великому удивлению испанцев, прибыли послы правителя ацтеков - с приветствием и богатыми дарами. По словам очевидца, Бернала Диа-са дель Кастильо («Historia verdadera de la conquista de la Nueva Espana»), среди подарков был большой солнечный диск из чистого золота величиной с колесо повозки, с многочисленными выгравированными на нём рисунками. Серебряный диск ещё большего размера представлял собой изображение Луны. В числе подношений был шлем, до краёв наполненный золотыми слитками, а также головной убор из перьев редкой птицы кетцаль (эта реликвия сегодня хранится в Венском этнографическом музее).

Послы объяснили, что это подарки от их правителя Монтесумы божественному Кетцалькоатлю, или «пернатому Змею», великому покровителю ацтеков, которого бог войны много лет назад вынудил покинуть эту землю. Вместе с небольшой группой приближённых он отправился на полуостров Юкатан, а затем отплыл на восток, поклявшись вернуться в день своего рождения в год «Первой стрелы». Согласно календарю ацтеков длительность полного цикла составляла пятьдесят два года, и поэтому возвращение бога могло приходиться на 1363, 1415, 1467 годы, а также 1519 год - именно в тот год, когда на земли ацтеков с востока морем прибыл Кортес. Борода и шлем Кортеса - как у Кетцалькоатля (некоторые утверждают, что бог был также белокожим) - убедили ацтеков, что пророчество исполнилось.

Подарки, преподнесённые правителем ацтеков, были выбраны не случайно. В них был заложен глубокий смысл. Груда золотых слитков была подарена потому, что золото считалось священным металлом, принадлежащим богам. Серебряный диск, изображавший Луну, присутствовал потому, что, согласно некоторым легендам, Кетцалькоатль отправился на небеса, где выбрал своей обителью именно луну. Головной убор с перьями и богато украшенные одежды предназначались для вернувшегося бога. Золотой диск представлял собой священный календарь с изображением пятидесятидвухгодичного цикла, в котором был отмечен год возвращения Кетцалькоатля. Нам известно об этом календаре по другим подобным находкам, сделанным, правда, из камня, а не из чистого золота (рис. 1).

Рис. 1

Неизвестно, поняли ли испанцы символику подарков. Если и поняли, то не проявили к ней никакого уважения. Для них все эти вещи были лишь доказательством несметных богатств, которые ждут их в империи ацтеков. Эти уникальные предметы были среди сокровищ, которые прибыли в Севилью из Мексики 9 декабря 1519 года на первом из отправленных Кортесом кораблей. Испанский король Карлос I, внук Фердинанда и властелин (как император Священной Римской империи Карл V) других европейских стран, в это время находился во Фландрии, и судно с сокровищами направили в Брюссель. Помимо символических даров Монтесумы среди золотых предметов было множество золотых фигурок, изображавших уток, собак, тигров, львов и обезьян, а также золотой лук со стрелами. Однако наибольшее впечатление производил «солнечный диск» диаметром семьдесят два дюйма и толщиной в четыре золотых реала. Великий художник Альбрехт Дюрер, видевший доставленные из Нового Света сокровища, писал, что ценность этих вещей превышает сто тысяч гульденов. Но он воспринимал эти предметы как удивительные произведения искусства, свидетельствующие о высоком мастерстве и изобретательности обитателей тех далёких земель. Однако, несмотря на всю их художественную, религиозную, культурную и историческую ценность, для короля «эти предметы» были всего лишь золотом, с помощью которого он мог финансировать подавление внутренних мятежей и ведение внешних войн.

Карл, не мешкая, приказал, чтобы эти и все последующие золотые предметы по прибытии сразу же переплавлялись в золотые и серебряные слитки.

В Мексике Кортес и его соратники действовали аналогичным образом. Медленно продвигаясь вперёд и преодолевая любое сопротивление - превосходством в вооружении, дипломатией и подкупом, - в ноябре 1519 года испанцы прибыли в столицу ацтеков Теночтитлан (сейчас на этом месте находится город Мехико). Все ещё веря в пророчество о возвращении бога, Монтесума и его приближённые вышли встречать Кортеса. Сандалии были только на ногах Монтесумы - остальные вышли босиком, что указывало на смирение перед белокожим богом. Повелитель ацтеков пригласил испанцев в свой роскошный дворец. Золото было везде - из него были изготовлены даже столовые приборы. Испанцам показали сокровищницу, доверху наполненную золотыми предметами. С помощью хитрости Кортес захватил Монтесуму и потребовал за его освобождение выкуп золотом. Приближённые ацтекского императора разослали гонцов по всей стране; было собрано столько золотых изделий, что их хватило для загрузки целого корабля, который отправили в Испанию. (Однако по пути судно было захвачено французами, из-за чего разразилась война.)

Кортес, получавший золото и сеявший раздор в рядах ацтекских царедворцев, планировал освободить Монтесуму и оставить его на троне в качестве своей марионетки. Однако его ближайший соратник потерял терпение и приказал казнить придворных и военачальников ацтеков. В последовавшей за этим неразберихе Монтесума был убит, и испанцам пришлось вступить в настоящее сражение. Тяжёлые потери заставили Кортеса оставить город, и он вернулся в столицу ацтеков лишь в августе 1521 года - получив серьёзное подкрепление с Кубы и после многочисленных сражений. К тому времени, как разгромленные ацтеки окончательно покорились Испании, в слитки было переплавлено золото общей стоимостью около 600 тысяч песо.

Когда испанцы покоряли Мексику, она действительно казалась им Страной Золота, но после того, как создававшиеся веками золотые предметы закончились, испанцам стало ясно, что это не библейская земля Хавила, а Теночтитлан не легендарный Золотой Город. Поэтому поиски золота, от которых не могли отказаться ни короли, ни искатели приключений, переместились в другие регионы Нового Света.

К тому времени испанцы уже основали колонию в Панаме, на тихоокеанском побережье перешейка, откуда посылали экспедиции и агентов в Центральную и Южную Америку. Именно здесь они услышали захватывающую легенду об Эльдорадо, а если точнее, об elhombredorado, или «позолоченном человеке». Он был королём, и его страна была настолько богата золотом, что каждое утро кожу монарха натирали смолой или маслом, которое затем посыпали золотой пылью, покрывавшей правителя с головы до пят. Вечером он окунался в озеро, смывая с себя золото и масло, а наутро ритуал повторялся снова. Король правил в городе, который находился на золотом острове посреди озера.

По свидетельству хроники «Elejias de Varones Ilust-res de Indias», первые конкретные сведения об Эльдорадо были сообщены Франсиско Писарро в Панаме одним из его капитанов. Эта версия имела следующий вид: один из индейцев в Колумбии слышал о стране, богатой изумрудами и золотом. Среди обычаев этой страны был такой: правитель раздевался и плыл на плоту к центру озера, чтобы принести жертву богам. Царственное тело спрыскивалось ароматными маслами, поверх которых наносился слой из золотой пыли - от макушки до самых пяток, - отчего тело начинало сверкать, как солнце. Для того, чтобы присутствовать при этом ритуале, со всей страны собирались паломники, принося с собой дары из искусных золотых украшений и редких драгоценных камней. Все эти дары бросались в священное озеро.

По другой версии, священное озеро находилось где-то на севере Колумбии, а позолоченный правитель отвозил огромное количество золота и изумрудов на середину озера. Здесь, выступая как посланец многочисленной толпы, которая собиралась на берегу, кричала и играла на музыкальных инструментах, он бросал все эти сокровища в озеро, как дар богам. В этой версии «золотой» город назывался Маноа и находился в стране Беру - или Перу, как произносили это название испанцы.

Слухи об Эльдорадо распространялись среди прибывших в Новый Свет европейцев со скоростью пожара и вскоре достигли самой Европы. Устные рассказы вскоре были зафиксированы на бумаге, и в Европе начали циркулировать разнообразные брошюры и книги, описывающие и загадочную страну, и озеро, и короля, которого никто никогда не видел, и даже сам ритуал золочения, который монарх совершал каждое утро (рис. 2).

Одни искатели приключений, например Кортес, отправились в Калифорнию, другие в Венесуэлу, руководствуясь при этом собственными соображениями, но Франсиско Писарро и его подчинённые в своих поисках опирались исключительно на рассказы индейцев. Некоторые действительно направились в Колумбию и исследовали озеро Гуатавита - эти поиски с переменным успехом шли на протяжении четырёх столетий, и результатом их стали уникальные золотые предметы и убеждённость охотников за сокровищами, что если озеро полностью осушить, то с его дна можно поднять золотой клад.

Рис. 2

Другие, в том числе и сам Писарро, приняли версию о Перу. Две экспедиции, отправленные с базы в Панаме вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки, обнаружили достаточное количество изделий из золота, чтобы убедить организаторов в правильности выбранного направления поисков. Главнокомандующий и губернатор Писарро (провинции, которая ещё не была завоёвана) отплыл в Перу во главе отряда из двухсот человек. Это было в 1530 году.

Неужели он надеялся такими малыми силами покорить страну, которую защищали тысячи воинов, беззаветно преданных своему правителю, Инке, почитавшемуся как воплощение бога? Писарро рассчитывал повторить стратегию, которую успешно применил Кортес: при помощи хитрости захватить правителя, получить за его освобождение выкуп золотом, а затем оставить на троне как марионетку испанцев.

То, что среди самих инков, как называл себя этот народ, шла гражданская война, дало испанцам дополнительные преимущества. Они обнаружили, что после смерти императора его первенец от «младшей» жены стал оспаривать право наследования, которое принадлежало сыну, рождённому в законном браке. Когда вести о приближении испанцев дошли до его соперника, которого звали Атауальпа, он решил пропустить чужеземцев в глубь своей территории (таким образом они удалялись от своих судов и подкрепления), пока он не захватит столицу страны Куско. Достигнув главного города империи, испанцы направили к Атауальпе послов с подарками и предложением начать мирные переговоры. Они предложили, чтобы два вождя встретились на городской площади без оружия и без охраны - в качестве демонстрации добрых намерений. Атауальпа согласился. Но когда он приблизился к площади, испанцы перебили его охрану, а самого его взяли в плен.

За освобождение вождя они потребовали выкуп: большая комната должна была быть наполнена золотом до высоты вытянутой руки. Атауальпа согласился, подумав, что нужно заполнить помещение предметами из золота. По его приказу из храмов и дворцов принесли золотую утварь - кубки, кувшины, подносы и вазы всевозможных форм и размеров - и украшения, в числе которых были фигурки зверей и искусные копии растений, а также пластины, использовавшиеся как облицовка общественных зданий. Несколько недель всеми этими сокровищами заполняли комнату. Но затем испанцы заявили, что в договоре речь шла о золоте, а не о занимавших много места предметах, и после этого золотых дел мастера инков ещё месяц переплавляли произведения искусства в золотые слитки.

Тем не менее судьба Атауальпы в точности повторила печальную судьбу Монтесумы. Писарро намеревался освободить его и оставить на троне в качестве марионеточного правителя, но его рьяные военачальники и представители церкви устроили пародию на суд и приговорили Атауальпу к смерти, обвинив в идолопоклонстве и убийстве единокровного брата, своего соперника в борьбе за трон.

По свидетельству одной из хроник того времени, полученный за вождя инков выкуп был эквивалентен 1326539 pesosdeого («мер золота») - около 200 тысяч унций. Это богатство - после того, как пятую часть в соответствии с законом отделили в пользу короля - было поделено между Писарро и его приближёнными. Доля каждого члена экспедиции намного превосходила даже самые смелые ожидания, но все это были мелочи по сравнению с тем, что ждало их впереди.

Когда конкистадоры вошли в столицу инков Куско, то увидели храмы и дворцы, буквально покрытые золотом снаружи и доверху наполненные им изнутри. В императорском дворце они обнаружили три комнаты, до самого потолка заполненные золотыми украшениями, и пять комнат с серебром, а также запас из 100 тысяч золотых слитков, весивших пять фунтов каждый и ожидавших своей очереди, чтобы превратиться в произведения искусства. Золотой трон, снабжённый золотой скамеечкой, был сконструирован так, чтобы превращаться в паланкин, где император мог бы отдыхать, откинувшись назад, и весил 25 тысяч песо (около 4000 унций); даже шесты для переноски этого паланкина были покрыты золотом. Везде стояли молельни и усыпальницы предков, заполненные статуэтками, изображениями птиц, рыб и мелких животных, а также серьгами и нагрудниками. В огромном храме (испанцы назвали его Храмом Солнца) стены были облицованы толстыми золотыми пластинами. Сад храма был искусственным; в нём буквально все - деревья, кусты, цветы, птицы и фонтан - было сделано из золота. Во дворе было засеяно целое поле маиса (местная разновидность кукурузы), на котором стебель каждого растения был искусно изготовлен из серебра, а початок из золота; размеры поля составляли 300 на 600 футов - 180 тысяч квадратных футов золотой кукурузы!

Но очень скоро лёгкие победы испанцев в Перу сменились упорным сопротивлением инков, а первоначальное богатство съедалось инфляцией. Для инков, как и для ацтеков, золото было даром или собственностью богов, а не средством обмена. Они никогда не использовали его как товар или как деньги. Испанцы же видели в золоте средство для удовлетворения своих желаний. У них оказалось много золота, но отсутствовали привычные вещи и даже предметы первой необходимости. Вскоре они уже платили шестьдесят золотых песо за бутылку вина, 100 песо за плащ и 10 тысяч песо за лошадь.

Однако в Европе приток золота, серебра и драгоценных камней вызвал настоящую золотую лихорадку, и европейцы снова заговорили об Эльдорадо. Независимо от того, сколько золота поступало из Нового Света, европейцы упорно настаивали, что Эльдорадо ещё не найден и что правильная интерпретация рассказов индейцев и расшифровка загадочных карт позволят обнаружить Золотой Город. Немецкие путешественники были убеждены, что его нужно искать у истоков реки Ориноко в Венесуэле или в Колумбии. Другие делали вывод, что это совсем другая река - возможно, бразильская Амазонка. Вероятно, самым романтичным из них - учитывая его происхождение и монаршую поддержку - был сэр Уолтер Рэли, который в 1595 году отплыл из Плимута на поиски легендарного Маноа, чтобы присоединить его золотой блеск к короне королевы Елизаветы. Он так представлял себе этот город:

«О Эльдорадо царственный, град золотой! Сияние его ничто не омрачит - хоть будь то бури перемен или судьбы капризной воля, туда стремятся с надеждой пылкой, которой умереть не суждено».

Подобно многим другим людям до и после него, Рэли считал Эльдорадо - короля, город, страну - ещё не исполнившейся мечтой, «надеждой пылкой, которой умереть не суждено». В этом смысле все, кто отправлялся на поиски Эльдорадо, были звеньями одной длинной цепи, которая началась задолго до египетских фараонов и звеньями которой являются обручальные кольца и золотые запасы государств.

Тем не менее именно эти мечтатели, одержимые жаждой золота, открыли Западу неизвестные народы и цивилизации Америки. Тем самым они, сами не осознавая этого, восстановили связи, существовавшие с незапамятных времён.

Почему же поиски Эльдорадо продолжались с неослабевающей настойчивостью даже после открытия несметных золотых и серебряных сокровищ Мексики и Перу, не говоря уже о других территориях, не подвергшихся такому варварскому разграблению? Непрекращающиеся и всё более интенсивные поиски можно объяснить убеждённостью, что источник всех этих богатств все ещё не найден.

Испанцы усиленно расспрашивали местное население об источнике накопленных сокровищ и без устали исследовали каждую возможность. Вскоре им стало ясно, что ни в Карибском море, ни на Юкатане нет месторождений золота: майя сообщали, что все золото получено ими от торговли с южными и западными соседями, а также объясняли, что ювелирное искусство унаследовано ими от предыдущих обитателей этих мест (в настоящее время учёные называют эти племена толтеками). Понятно, отвечали испанцы, но откуда берут золото остальные? У богов - таков был ответ майя. На языке местных племён золото называлось теокуитлатлъ, в буквальном переводе «выделения богов», то есть их пот и слезы.

В столице ацтеков испанцы убедились, что золото действительно считалось металлом богов, кража которого была серьёзным преступлением. Ацтеки также указывали на толтеков как на своих учителей в ювелирном деле. А кто обучил толтеков? Великий бог Кетцалькоатль, отвечали ацтеки. В своих докладах испанскому королю Кортес писал, что расспрашивал Монтесуму относительно источника золота. Вождь ацтеков сообщил, что золото поступает из трёх районов на территории его страны: с тихоокеанского побережья, с берега залива и с внутренних районов на юго-западе, где находились золотые копи. Кортес послал своих людей для изучения указанных месторождений. Во всех трёх местах индейцы просто намывали золото в руслах рек или собирали самородки, вымытые дождями на поверхность. Обнаруженные золотые рудники оказались заброшенными - встреченные испанцами индейцы в них не работали. «Там нет действующих рудников, - писал Кортес. - Самородки собираются с поверхности, а основным источником золота служит речной песок Золото хранится в виде песка в маленьких тростниковых трубочках или в небольших котелках переплавляется в бруски». Подготовленный таким образом драгоценный металл отправляли в столицу, чтобы вернуться к богам, которым он всегда принадлежал.

Большинство специалистов в области горного дела и металлургии согласились с выводами Кортеса - что ацтеки разрабатывают лишь золотые россыпи (то есть собирают самородки и песок с поверхности и в руслах рек), но не строят настоящие рудники с шурфами и тоннелями в толще горных пород, - но загадка осталась. И захватившие этот регион испанцы, и горные инженеры последующих столетий упорно говорили о доисторических золотых рудниках, найденных в различных районах Мексики. Кажется невероятным, что древние жители Мексики - такие, как толтеки, появившиеся в этих местах за несколько сотен лет до нашей эры, - могли обладать более высокой технологией, чем пришедшие им на смену (и значит, предположительно более цивилизованные) ацтеки, и поэтому гипотеза о «доисторических рудниках» была отвергнута учёными, а шурфы стали считаться делом рук испанцев, которые попробовали добывать золото, но затем отказались от этой затеи. Выражая точку зрения, доминировавшую в начале двадцатого века, Александр дель Map («A History of the Precious Metals») писал: «Что касается доисторических рудников, то следует- принять во внимание тот факт, что ацтеки не знали железа, и следовательно, о подземных рудниках… не может быть и речи. Современные исследователи действительно обнаружили в Мексике старые шахты и свидетельства горных разработок, которые показались им доисторическими рудниками».

Несмотря на то, что сообщения о таких находках появились даже в официальных публикациях, дель Map был убеждён, что эти места представляли собой «древние выработки в сочетании с вулканическим смещением пластов или чем-то вроде этого, сопровождавшимся выбросом лавы, что было расценено как свидетельство глубокой древности». Этот вывод, настаивал он, вряд ли можно считать обоснованным.

Однако это утверждение идёт вразрез с тем, что говорили сами ацтеки. Они рассказывали, что их предшественники, толтеки, были не только искусными золотых дел мастерами, но также знали, где находятся месторождения золота и умели добывать его в толще горных пород. Вот что говорится о толтеках в ацтекской рукописи под названием «Codice Matritense de la Real Academia» (т. VIII), переведённой на английский язык Мигелем Леон-Портиллой («Aztec Thought and Culture»):

«Толтеки были умелым народом; что бы они ни делали, всё было хорошо, совершенно и достойно восхищения… Художники, скульпторы, ювелиры, гончары, ткачи, прядильщики - все они были искусными мастерами. Они открыли зелёный драгоценный камень, бирюзу; они знали, где есть бирюза. Они нашли те места и горы, скрывающие в своих недрах золото и серебро, медь и олово, и металл луны».

По мнению большинства историков, толтеки населяли центральное высокогорье Мексики за много столетий до начала христианской эры - по меньшей мере за тысячу или даже за полторы тысячи лет до появления ацтеков. Возможно ли, чтобы они умели добывать под землёй, в шахтах, золото и другие металлы, а также драгоценные камни, такие, как бирюза, в то время как те, кто пришёл им на смену - в частности ацтеки, - были способны лишь собирать самородки с поверхности земли? И кто передал толтекам секреты горного дела?

Как говорили ацтеки, это был бог Кетцалькоатль, Пернатый Змей.

Загадка сочетания огромных запасов золота, с одной стороны, и неумения ацтеков добывать его, с другой, повторилась и в землях инков.

В Перу, как и в Мексике, местные жители добывали золото, собирая самородки и золотой песок, вымываемые дождями из горных пород в русла рек Но объем получаемого таким путём золота был слишком мал, чтобы объяснить сказочное богатство инков. О размерах золотого запаса инков можно судить по официальным записям, которые велись в Севилье, порту, где разгружались суда, прибывавшие в Испанию из Нового Света. В «Индейских архивах» - дошедших до наших дней - указывается, что за пять лет (1521 - 1525) в Европу было перевезено 134000 pesosdeоrо. За последующие пять лет (только за счёт награбленного в Мексике!) эта цифра возросла до 1038000 песо. С 1531 по 1535 год, когда стали прибывать корабли не только из Мексики, но и Перу, количество золота увеличилось до 1650000 песо. В период 1536-1540 годов, когда главным «поставщиком» стало Перу, приход золота составил 3937000 песо, а ещё через десять лет (50-е годы шестнадцатого века) общая сумма равнялась 11000000 песо.

Один из ведущих историков того времени, Педро де Сьеса де Леон («Перуанские хроники»), сообщал, что после покорения Америки испанцы ежегодно «изымали» у инков 15000 арроб золота и 50000 арроб серебра, что составляло более 6 миллионов унций золота и более 20 миллионов унций серебра - ежегодно! Сьеса де Леон не упоминает о том, сколько лет продолжали «изыматься» столь фантастические суммы, но приведённые им цифры позволяют составить представление об объёме драгоценных металлов, награбленных испанцами в землях инков.

В хрониках говорится, что после получения первого большого выкупа за правителя инков, разграбления Куско и разрушения священного храма в Пачака-маке на побережье испанцы стали специалистами по «изыманию» такого же огромного количества золота в обширных провинциях. На территории всей империи инков дворцы и храмы были богато украшены золотом. Другим источником благородного металла были места погребений. Испанцы узнали, что у инков существовал обычай запечатывать дома усопших - людей знатного происхождения и правителей, - где мумифицированные тела окружались предметами роскоши, принадлежавшими при жизни их владельцам. Испанцы также заподозрили, и не без основания, что индейцы часть золота где-то прятали: уносили в пещеры, закапывали в землю, бросали в озера. И ещё были уаки, специальные места поклонения, где собиралось и хранилось золото для истинных его владельцев, богов.

На протяжении полувека после испанского завоевания Америки и даже в семнадцатом и восемнадцатом столетиях умы европейцев бередили истории о найденных сокровищах, места хранения которых часто выдавали под пытками сами индейцы. Так Гон-сало Писарро нашёл спрятанные сокровища вождя инков, который правил веком раньше. Некий Гарсиа Гутьеррес де Толедо обнаружил несколько курганов, где покоились священные сокровища, из которых в период с 1566 по 1592 год было извлечено более миллиона песо золота. А уже в 1602 году Эскобар Корчуэло, разорив уаку Ла-Тоска, стал обладателем золотых изделий стоимостью в 60 тысяч песо. После осушения реки Моче на дне русла нашли золото весом около 600 тысяч песо; среди прочих ценностей, согласно хроникам, был «большой золотой идол».

Жившие полтора столетия назад - то есть ближе описываемым событиям - два исследователя (М. А. Риберо и Й. Й. фон Чуди, «Перуанские хроники») так обрисовывали сложившуюся ситуацию:

«Во второй половине шестнадцатого века за каких-то двадцать пять лет испанцы вывезли из Перу на родину более четырёхсот миллионов дукатов золотом и серебром, и можно не сомневаться, что девять десятых этих ценностей были попросту награблены захватчиками; при этом мы не учитываем огромное количество золота, спрятанного индейцами в земле и под водою, чтобы сберечь его от алчных иноземных захватчиков; так, рассказывают, прославленная золотая цепь, изготовленная по приказу инки Уайны Капака в честь рождения его первенца, Инти Куси Уаллапы Уаскара, теперь покоится на дне озера Юркое». (По преданию, эта цепь, толщиной с руку, была более двухсот метров в длину.) «Мы также не считаем одиннадцать тысяч лам, навьюченных золотым песком в драгоценных вазах из этого же металла, на которые несчастный Атауальпа надеялся купить себе жизнь и свободу и которые погонщики предали земле в Пуне, услышав о жестоком вероломстве, проявленном в отношении их обожаемого монарха».

То, что эти несметные сокровища были добыты грабежом накопленных богатств, а не в рудниках, известно не только из хроник - это подтверждают и цифры. Всего через несколько десятков лет, как только истощились все запасы драгоценных металлов, объёмы доставлявшегося в Севилью золота сократились до 6-7 тысяч фунтов в год. Именно тогда испанцы, пользуясь своим преимуществом в вооружении, стали рекрутировать индейцев для работы на рудниках. Этот труд был так тяжёл, что к концу века местное население почти всё вымерло, и испанский двор ввёл ограничения на использование труда индейцев. Были открыты богатые залежи серебра, такие как в Потоси, и началась их разработка, но количество добывавшегося золота по-прежнему не шло ни в какое сравнение с несметными богатствами, накопленными до прихода испанцев.

Пытаясь найти ответ на эту загадку, Риберо и фон Чуди писали:

«Золота в Перу, несмотря на его ценность, было гораздо больше, чем других металлов. Если сравнить его количество во времена инков с тем количеством, которое, по прошествии четырёх веков, удалось добыть испанцам на рудниках и в реках, становится очевидным, что индейцы знали местонахождение залежей этого драгоценного материала, которое ни испанцам, ни их потомкам так и не удалось обнаружить». (Они также предсказывали, что «придёт день, когда перуанская земля откроет свои недра, в которых спрятаны сказочные богатства, превосходящие все богатства сегодняшней Калифорнии». И когда в конце девятнадцатого века Европу охватил новый приступ золотой лихорадки, многие специалисты в области горного дела поверили, что в Перу вскоре будет найдена так называемая материнская жила, первоисточник всего золота на земле.)

Дель Map выражал общее мнение, говоря, что на землях Анд, как и в Мексике, «у перуанцев до испанского завоевания из драгоценных металлов было почти исключительно одно золото, намывавшееся в реках. Там не было найдено ни одного рудника. Только в некоторых местах велись незначительные работы на склонах холмов, где выходили на поверхность жилы золота и серебра». Это заключение также верно в отношении инков (и мексиканских ацтеков), однако вопрос о доисторических рудниках - о добыче металлов в толще горных пород - в Андах, как и в Мексике, оставался открытым.

Сказочное богатство инков вполне объяснимо, если допустить, что ещё задолго до них кто-то занимался разработкой золотых жил. Фактически, как указывается в одной из лучших современных работ по этому вопросу (С. К. Лотроп, «Inca Treasure As Depicted by Spanish Historians»), «современные шахты расположены в местах добычи золота аборигенами. Не раз сообщалось о древних рудниках, где были найдены примитивные инструменты и даже захороненные тела рудокопов».

Помимо проблемы происхождения индейского золота, остаётся нерешённым ещё один, очень существенный, вопрос: «Зачем индейцам было нужно столько золота?»

После нескольких столетий историки и исследователи пришли к выводу, что золото не имело для коренных народов Америки никакой практической ценности и служило лишь для украшения храмов богов и жилищ вождей - тех, кто правил людьми от имени богов. Ацтеки буквально осыпали испанцев золотом, думая, что их предводитель - вернувшееся божество. Инки, которые сначала тоже приняли появление испанцев за исполнение пророчества о вернувшемся из-за моря боге, потом не могли понять, почему те отправились в далёкий путь и вели себя так странно из-за металла, от которого человеку не было никакой практической пользы. Все учёные сходятся во мнении, что ни ацтеки, ни майя не использовали золото в качестве денег и не обменивали его на другие товары. И все же они собирали дань с покорённых народов золотом. Почему?

Среди руин, расположенных на перуанском побережье доинкских поселений в Чиму, прославленный исследователь девятнадцатого века Александр фон Гумбольдт (по профессии горный инженер) обнаружил много золота в местах захоронений. Он был озадачен: почему индейцы, для которых золото не имело никакой практической ценности, опускали его в могилы вместе с телами усопших? Может быть, индейцы верили, что оно понадобится им в загробной жизни - в царстве мёртвых они будут использовать золото точно так же, как использовали его их предки?

Кто же положил начало подобным традициям и поверьям - и когда?

Для кого золото представляло ценность? Кто добывал его в недрах земли?

В ответ испанцы слышали только одно: боги.

Инки утверждали, что золото - это застывшие слезы богов.

Они не знали, что их слова перекликаются со словами библейского Господа, переданными пророком Аггеем:

Моё серебро и Моё золото, говорит Господь Саваоф.

Именно в этих словах, на наш взгляд, кроется ключ к разгадке тайн богов, людей и древних цивилизаций Америки.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

ПОТЕРЯННОЕ ЦАРСТВО КАИНА?

Столица ацтеков Теночтитлан - какой её увидели испанцы - производила сильное впечатление. Судя по рассказам путешественников, город был едва ли не крупнее большинства европейских столиц, отличался удобной планировкой и порядком. Расположенный на острове озера Тескоко в межгорной котловине, он со всех сторон был окружён водой и разделён каналами - настоящая Венеция Нового Света. Испанцев поразили длинные и широкие дамбы, соединявшие остров с берегом озера, снующие вдоль каналов многочисленные каноэ, многолюдные улицы и рынки, до отказа заполненные торговцами и товарами со всей империи. Многочисленные комнаты императорского дворца отличались богатым убранством, а сам дворец был окружён садами и парками, среди которых располагался вольер для певчих птиц и зоопарк. На громадной площади перед дворцом устраивались праздники и военные парады.

Сердцем города и всей империи считался огромный религиозный центр - прямоугольное пространство площадью более миллиона квадратных футов, - окружённый стеной, по форме напоминавшей извивающихся змей. Внутри этого святилища располагались многочисленные постройки, самыми внушительными из которых были Главный Храм с его двумя башнями и полукруглый храм Кетцалькоатля. В современном Мехико кафедральный собор с прилегающей площадью и несколькими улицами занимает лишь часть этого древнего святилища. После частичных раскопок, проведённых в 1978 году, теперь можно увидеть и даже посетить отдельные помещения Главного Храма. За последнее десятилетие учёные достаточно хорошо изучили грандиозное святилище, и теперь мы знаем, как выглядело это место в эпоху своего расцвета. Главный Храм имел вид ступенчатой пирамиды высотой около 160 футов и основанием 150 на 150 футов. Строительство его велось в несколько этапов: как в русской матрёшке, стены большего по размерам храма возводились вокруг меньшего, который, в свою очередь, охватывал ещё более древнюю постройку. Всего насчитывалось семь вложенных друг в друга зданий. Археологи смогли вскрыть культурные слои вплоть до второго храма, который был построен примерно в 1400 году нашей эры и имел, как и последний, две башни на самой верхушке.

Северная башня представляла собой храм, посвящённый Тлалоку, богу бурь и землетрясений (рис. За). Южная башня была святилищем главного бога ацтеков Уицилопочтли который почитался как бог войны. Обычно его изображали с волшебным оружием в руках, которое носило название Огненного Змея (рис. Зb) и при помощи которого он победил четыреста второстепенных богов.

На вершину пирамиды с западной стороны вели две величественные лестницы - к каждой из башен-храмов. Основанием лестниц служили две каменные головы свирепых змей, Огненного Змея Уицилопочтли и Водяного Змея, символа Тлалока. В основании самой пирамиды археологи обнаружили толстый каменный диск, в верхней части которого было вырезано изображение расчленённого тела богини Койоль-шаухки (рис. Зс). Согласно ацтекским мифам, она была сестрой Уицилопочтли и приняла смерть от его же руки, когда участвовала в мятеже вместе с четырьмя сотнями других богов. Вполне возможно, что её судьба стала одной из причин кровожадных традиций ацтеков, которые верили, что умиротворить бога войны можно только при помощи сердец, вырванных из груди человеческих жертв.

Рис. 3

Лейтмотив башен-близнецов усиливается в храмовом комплексе двумя увенчанными башнями-пирамидами по обе стороны от Главного Храма, а также двумя другими, стоящими чуть поодаль, к западу от него. Две последние располагаются по обе стороны храма Кетцалькоатля. Это необычное сооружение спереди имело форму правильной ступенчатой пирамиды, а сзади - полукруглых ступеней, ведущих к круглой башенке с коническим куполом (рис. 4). Многие учёные считают, что этот храм служил астрономической обсерваторией. В 1974 году А. Ф. Эйвени («Astronomy in Ancient Mesoamerica») определил, что во время весеннего и осеннего равноденствия (21 марта и 21 сентября), когда на экваторе солнце всходит точно на востоке, с башенки храма Кетцалькоатля появление светила можно наблюдать между двумя башнями Главного Храма. Это стало возможным потому, что проектировщики храмового комплекса расположили ось всего сооружения не в точном соответствии с положением четырёх сторон света, а отклонили её на 7,5 градуса к юго-востоку. Это обеспечило корректировку, соответствующую географическому положению Теночтитлана (к северу от экватора), и позволило в главные дни года видеть восход солнца между двумя башнями.

Рис. 4

И хотя испанцы вряд ли знали об этой особенности храмового комплекса, в оставленных ими свидетельствах явно присутствует удивление от того, что они встретили не просто культурный народ, но цивилизацию, оказавшуюся похожей на их собственную. На этой земле, изолированной от всего остального цивилизованного мира безбрежным океаном, существовало государство во главе с королём - совсем как в Европе. Знать, чиновники и куртизанки заполняли королевский двор. Прибывали и отбывали послы. С зависимых племён взималась дань, а законопослушные граждане платили налоги. Королевские архивы хранили записи об истории племён, о династиях и накопленных богатствах. В государстве была армия с иерархической командной системой и превосходным вооружением. Здесь существовали искусства и ремесла, музыка и танцы. В стране отмечались праздники, связанные со сменой времён года, а также религиозные торжества, предписанные верованиями - государственной религией, как и в Европе. В столице имелся обнесённый стеной «священный участок» с храмами, алтарями и жилыми постройками - совсем как Ватикан в Риме, - управлявшийся иерархией жрецов, которые, подобно европейскому духовенству того времени, были не только защитниками веры и интерпретаторами божественной воли, но и хранителями научных знаний и секретов. Особым почётом пользовались астрология, астрономия и искусство ведения календаря.

Некоторые испанские хроникёры того времени, стремясь ещё больше оклеветать тех, кого официальные власти и так стремились представить дикарями-индейцами, сообщали, что Кортес обвинил Монтесуму в «поклонении идолам, которые являются не богами, демонами с ужасными именами», и для противодействия влиянию злых сил предложил построить на вершине пирамиды алтарь с изображением Мадонны (Берналь Диас дель Кастильо «Historia verdadera»). Однако, к удивлению испанцев, ацтекам был знаком даже крест, который они считали божественным символом и изображали в виде эмблемы на щите Кетцалькоатля (рис. 5).

Более того, за сложным пантеоном из многочисленных богов просматривалась вера в Верховного Бога, то есть в Создателя. Даже обращённые к нему молитвы звучали похоже на христианские. Ниже приведены несколько строк из молитвы ацтеков, переведённой с языка науа на испанский:

Ты пребываешь в небесах, Ты подпираешь горы… Ты вездесущ и вечен. К тебе возносят молитвы, у тебя просят милости. Слава твоя не знает границ.

Рис. 5

Тем не менее, несмотря на все сходные черты, в цивилизации ацтеков ощущалась одна странная особенность. Формальным поводом для «объявления войны» со стороны хлынувшего на новые земли духовенства стало не «идолопоклонство» и даже не варварский обычай вырезать сердца у пленников и преподносить ещё пульсирующий орган в жертву Уицилопочтли (кстати, подобная практика была введена лишь в 1486 году предшественником Монтесумы). Скорее, это был общий дух этой цивилизации, которая как будто остановилась в своём развитии или вообще представляла собой привнесённую извне высокую культуру, тонким слоем покрывавшую более примитивную основу.

Величественные здания производили сильное впечатление и были искусно спроектированы, но построены не из тщательно обтёсанных каменных блоков, а из примитивного булыжника, скреплённого обычным раствором. Торговля процветала, но это была меновая торговля. Дань с подчинённых народов собиралась натуральными продуктами, налоги платились точно так же - индейцы не имели понятия о деньгах. Ткани изготавливались на самых примитивных станках, а волокна хлопка пряли при помощи глиняных веретён, похожих на те, что были найдены в Старом Свете на руинах Трои (второе тысячелетие до нашей эры) и в Палестине (третье тысячелетие до нашей эры). В отношении орудий труда и оружия ацтеки пребывали в каменном веке - по необъяснимой причине они не знали металлов, хотя владели ювелирным искусством. В качестве ножей они использовали пластины похожего на стекло обсидиана (одними из самых распространённых предметов эпохи ацтеков были обсидиановые ножи, которыми вырезали сердца пленников…).

Считалось, что остальные индейские племена не имели письменности, и в этом отношении - по меньшей мере - ацтеки стояли на более высокой ступени развития. Однако их письменность нельзя отнести ни к алфавитной, ни к фонетической. Это просто набор картинок, похожий на комиксы (рис. 6а). Для сравнения можно привести следующий пример: на Ближнем Востоке письменность, зародившаяся примерно за 3800 лет до нашей эры (в Шумере) в форме пиктограмм, быстро стилизовалась в клинопись, а затем из неё развилось сначала фонетическое письмо, в котором значки применялись для обозначения звуков, а к концу второго тысячелетия до нашей эры и полноценный алфавит. Пиктографическое письмо появилось в Египте одновременно с монархией, примерно в 3100 году до нашей эры, и тоже быстро развилось в систему иероглифического письма.

Рис. 6

Анализ, проведённый такими специалистами, как Амелия Герц («Revue de Synthese Historique», том 35), показал, что рисуночное письмо ацтеков, датируемое 1500 годом нашей эры, похоже на самые древние египетские письмена - те, что вырезаны на каменной таблице фараона Нармера (рис. 6b), которого некоторые специалисты считают основателем первой династии, правившей за четыре с половиной тысячи лет до нашей эры. А. Герц обнаружила ещё одну интересную аналогию между Мексикой ацтеков и Египтом периода первых династий: в обоих обществах ещё не умели выплавлять медь, но ювелирное искусство достигло таких высот, что мастера могли инкрустировать золотом бирюзу (полудрагоценный камень, ценившийся в обеих странах).

В подковообразном здании Национального музея антропологии в Мехико - одного из лучших в мире - выставлены археологические сокровища страны. Проходя по галерее соединённых между собой залов, посетитель перемещается в пространстве и во времени - от доисторических предков к ацтекам, а также с севера на юг и с востока на запад. Центральная часть экспозиции посвящена ацтекам. Это основа и гордость мексиканской археологии, хотя название «ацтеки» было дано этому народу совсем недавно. Сами они называли себя Мексика, дав, таким образом, имя не только столице (построенной на месте ацтекского города Теночтитлан), но и всей стране.

Так называемый Зал Мексики считается самым важным, а его грандиозные размеры позволяют вместить культуру всех народов страны. Среди монументальных каменных скульптур выставлен и огромный каменный календарь (рис. 1) весом около двадцати пяти тонн, и гигантские статуи разных богов и богинь, и большой монолитный диск с круговой резьбой. Просторный зал до отказа заполнен каменными и глиняными фигурками меньшего размера, керамической посудой, оружием, золотыми украшениями и другими оставшимися от ацтеков предметами.

Контраст между примитивными глиняными и деревянными предметами и гротескными фигурками, с одной стороны, и искусной резьбой и величественным храмовым комплексом - с другой, просто поражает воображение. Его невозможно объяснить менее чем четырёхвековым присутствием ацтеков в Мексике. Откуда взялись эти разные уровни цивилизации? Если ответ искать в рамках привычных исторических концепций, то ацтеки выглядят диким кочевым племенем, вторгшимся в долину, населённую народами с более высокой культурой. Поначалу они обеспечивали себе существование службой у оседлого населения - в основном в качестве наёмников. Со временем ацтеки покорили своих соседей, позаимствовав у них не только культуру, но и ремесленников. Поклонявшиеся Уицилопочтли, ацтеки переняли пантеон соседей, включая бога дождей Татлока и щедрого Кетцалькоатля, бога ремёсел, письменности, математики и астрономии.

Однако легенды индейцев, которые учёные называют «мифами миграции», представляют события в совсем другом свете; в них история начинается гораздо раньше. Источником этих сведений служат не только устные предания, но и разнообразные книги, получившие название кодексов. В них - например, в кодексе Ботурини - утверждается, что земля предков ацтеков называлась Ацт-лан («Белый Дворец»). Это была обитель первой четы патриархов, Истак Мишкоатль («белая облачная змея») и его супруги Илама-текутли («старая владычица»), которые родили сыновей, ставших предками всех говоривших на языке науа племён, в том числе и ацтеков. Толтеки тоже считались потомками Истак Мишкоатля, но от другой женщины, и приходились ацтекам единокровными братьями.

Точно неизвестно, откуда всё-таки пришли ацтеки. Среди многочисленных работ, посвящённых этой проблеме (в их число входят теории, согласно которым они были жителями легендарной Атлантиды), одной из лучших считается книга Эдуарда Селера «Wo lag Aztlan, die Heimat der Azteken?». Родина ацтеков ассоциировалась с числом «семь» и иногда называлась Ацтланом Семи Пещер. По свидетельству кодексов, её главной достопримечательностью являлся комплекс из семи храмов: большая ступенчатая пирамида в окружении шести храмов поменьше.

Францисканский миссионер Бернардино де Сахагун в своём подробнейшем труде «Historia de las cosas de la Nueva Espana» рассказывает о миграции нескольких племён из Ацтлана и приводит оригинальные тексты на языке науа, записанные вскоре после завоевания Мексики испанцами. На древней земле проживали семь племён, и все они покинули Ацтлан на лодках. Пиктографические книги рассказывают, что они проплывали мимо заметного ориентира, пиктограмма которого так и осталась нерасшифрованной. Сахагун сообщает названия многочисленных мест, служивших промежуточными пунктами путешествия. Место высадки на берег он называет «Панотлан», что переводится как «место прибытия морем», однако по косвенным признакам учёные сделали вывод, что это было побережье современной Гватемалы. Среди переселенцев были мудрецы, которые привезли с собой ритуальные манускрипты и владели секретами календаря. С побережья племена двинулись к «Месту Облака-Змеи», по всей видимости, рассеиваясь по дороге. В конце концов часть из них, в том числе толтеки и ацтеки, добрались до места под названием Теотиуакан, где они построили две пирамиды, посвятив одну Солнцу, а другую Луне.

Вожди правили в Теотиуакане, и их хоронили здесь же - это было гарантией того, что в своей загробной жизни они присоединятся к богам. Точно неизвестно, какой период времени прошёл до следующей волны миграции, но в какой-то момент индейские племена стали покидать священный город.

Сначала ушли толтеки, построившие свой собственный город, Толлан. Последними снялись с насиженного места ацтеки. Скитания приводили их в разные места, но они нигде не задерживались надолго. Во время последней миграции во главе племени стоял вождь по имени Мекситли, имя которого переводится как «помазанник». Как считают некоторые учёные (например, Мануэль Оросоко-и-Берра), именно отсюда пошло название племени, Мексика («избранный народ»).

Сигналом к последнему переселению ацтеков послужило обещание бога Уицилопочтли привести их в землю, где «дома украшены золотом и серебром, люди носят разноцветную одежду, и растёт много сортов какао». Люди должны были двигаться в указанном направлении, пока не увидят орла, сидящего на кактусе, который растёт на окружённой водой скале. Здесь они должны были поселиться и назвать себя «Мексика», поскольку являются избранным народом, которому дана власть над другими племенами.

Именно так - второй раз, согласно этим легендам - ацтеки появились в долине, где сегодня находится город Мехико. Они достигли Толлана, который также назывался «Срединное место». У населения города и ацтеков были общие предки, но местные жители встретили пришельцев недоброжелательно. На протяжении двух веков ацтеки жили на болотистых берегах озера. Однако, накопив силы и знания, они основали собственный город, Теночтитлан.

Это название переводится как «город Теноча». Некоторые учёные считают, что в честь Теноча, построившего город вождя ацтеков. Правда, в то время ацтеки называли себя «теночас» - потомками Теноча, - и поэтому существует и другая версия, заключающаяся в том, что Теноч был легендарным предком племени, жившим в далёком прошлом.

Большинство учёных придерживаются мнения, что племя Мексика, или теночас, появилось в долине примерно в 1140 году, а город Теночтитлан был основан в 1325 году нашей эры. Некоторые исследователи сомневаются, что у ацтеков была целая империя. Тем не менее в момент появления испанцев они доминировали в центральной части Мексики, руководя союзными племенами и порабощая враждебные. Последние служили источником пленников, которых приносили в жертву богам. Военному успеху испанцев способствовали восстания порабощённых племён против угнетателей-ацтеков.

Подобно библейским иудеям, которые вели свой род не только от патриархов, но и от первых людей, ацтеки, толтеки и другие племена индейцев науа имели собственные мифы творения, в которых присутствовала та же тема. Но в отличие от Ветхого Завета, где в сжатом виде пересказывались шумерские источники и множество богов, участвовавших в процессе творения, были заменены одним божеством, имевшим много ипостасей (Элогим), легенды индейцев науа сохранили представления шумеров о нескольких божественных существах, действовавших либо самостоятельно, либо совместно.

Индейские племена от юго-востока США до севера современной Никарагуа - так называемая Мезоамерика - верят, что вначале был Старый Бог, создатель всего сущего, в том числе неба и Земли, обитель которого располагалась на двенадцатом небе. Источники, которые цитировал Сахагун, приписывают происхождение этих верований толтекам. Толтеки считали, что небеса поделены на двенадцать пересекающихся частей. Там обитает истинный бог со своей супругой.

Он является Небесным Богом, Владыкой Дуальности, а его супруга - Небесной Богиней, Владычицей Дуальности. Это означает, что он был царём и господином всех двенадцати небес.

Все это удивительно напоминает представления народов Месопотамии, согласно которым главу пантеона богов звали Ану («Владыка Небес»), и он вместе со своей супругой Анту («Владычицей Небес») жил на самой дальней планете, двенадцатом члене солнечной системы. Шумеры изображали Нибиру сияющей планетой, и её символом был крест (рис. 7а). Затем этот символ переняли все народы древнего мира, и он трансформировался в весьма распространённый символ диска с крыльями (рис. 7b, с). Щит Кетцалькоатля (рис. 7d) и значки на древних памятниках Мексики (рис. 7е) удивительно похожи.

Рис. 7

Рис. 8

Старые боги, о которых рассказывают легенды и мифы индейцев науа, изображались в виде бородатых людей и считались предками Кетцалькоатля. Точно так же, как в месопотамских и египетских теогониях, в них рассказывалось о божественных супругах и о братьях, которые женились на собственных сёстрах. В божественном пантеоне ацтеков главную роль играли четыре брата: Тлатлауки, Тецкатлипока, Кетцалько-атль и Уитцилопочтли. Они представляли четыре стороны света и четыре основные стихии: землю, ветер, огонь и воду, - эта теория «происхождения всего сущего» известна во всех уголках Старого Света. У каждого из четырёх богов также был свой цвет - красный, чёрный, белый и синий - и каждому соответствовала одна из человеческих рас, которые часто изображались соответствующим цветом (как на обложке Кодекса Фехервари-Майера) вместе с их символами, деревьями и животными.

Признание четырёх отдельных человеческих рас - это интересная и, возможно, важная особенность, поскольку эта теория отличается от месопотамского и библейского деления человечества на азиатов, африканцев и европейцев, предками которых являются сыновья Ноя, соответственно Сим, Хам и Иафет. Четвёртый народ с красным цветом кожи был добавлен индейцами науа - обитателями Америки.

Легенды науа рассказывают о конфликтах и даже о войнах между богами. К ним относятся и такие эпизоды, как победа Уитцилопочтли над четырьмя сотнями богов и столкновение между Тецкатлипокой и Кет-цалькоатлем. Подобные войны за власть над Землёй и её ресурсами встречаются во всех древних мифах. Хеттские и индоевропейские легенды о войнах между Тешубом, или Индрой, и его братьями дошли до греков через народы Малой Азии. Жители Ханаана и финикийцы рассказывали о битве Ваала с братьями, во время которой Ваал убил сотни низших по рангу «сыновей богов», заманив их на пир по случаю его победы. А в землях Хама, то есть в Африке, египетские тексты рассказывали о том, как Сет разрубил на части своего брата Осириса, а также о длительной и жестокой войне между Сетом и Гором, сыном Осириса, жаждавшим отомстить за отца.

Следует ли считать верования индейцев оригинальными, или это просто воспоминания, представления и легенды, ведущие своё происхождение от древней ближневосточной теогонии? Ответ на этот вопрос может дать анализ дополнительных аспектов мифов индейцев науа, связанных с сотворением мира и предысторией человечества.

В них мы встречаемся с представлением о Творце, который «даёт жизнь и смерть, определяет судьбу». Хроникёр Антонио де Геррера Тордесиллас («Historia General») писал, что индейцы «призывают его в своих молитвах, обращая взор к небесам, где он, как они верят, живёт». Этот бог сначала создал небо и Землю, а затем из глины сотворил мужчину и женщину. Однако эти существа оказались недолговечными. После нескольких попыток из золы и металла удалось создать человеческую пару, потомки которой заселили мир. Правда, все эти мужчины и женщины были уничтожены потопом - за исключением одного жреца и его жены, который плавал по разбушевавшимся водам внутри пустотелого бревна, захватив с собой животных и семена растений. Чтобы определить, где находится земля, жрец выпускал птиц. По свидетельству другого хроникёра, фра Григорио Гарсия, потоп продолжался один год и один день, и в течение этого времени вся Земля было покрыта водой, а мир погрузился в хаос.

Самые первые события, описывающие предысторию человечества и предков племён науа, делятся легендами, историями в рисунках и резьбой на камне - например, в каменном календаре - на четыре эпохи, или «Солнца». Ацтеки считали, что живут в последней из пяти эпох, в эре Пятого Солнца. Каждое из четырёх предыдущих Солнц заканчивалось катастрофой - одни из них были естественными (например, потоп), а другие стали следствием войн между богами.

Считается, что грандиозный каменный календарь ацтеков (он был обнаружен на территории храмового комплекса) представляет собой вырезанный в камне рассказ о пяти эпохах. Символы, окружающие центральную панель и сам центральный рисунок, стали предметом многочисленных исследований.

Совершенно очевидно, что первый внутренний круг состоит из двадцати символов, обозначающих двадцать дней месяца ацтеков. Четыре прямоугольные панели, окружающие центральное изображение, считаются символическими знаками, изображающими четыре прошедшие эры и катастрофы, которыми заканчивалась каждая из них. Причинами этих катастроф были вода, ветер, землетрясения и бури, а также ягуар.

Легенды о четырёх эпохах ценны тем, что в них содержится информация о продолжительности этих эпох и об их главных событиях. Различные версии мифов существенно отличаются друг от друга, поскольку их записи предшествовала длительная устная традиция, но все они сходятся в том, что первая эра закончилась в результате сильнейшего наводнения, затопившего всю Землю. Человечеству удалось выжить благодаря одной супружеской чете, жрецу Нену и его жене Тате, которые спаслись, укрывшись внутри выдолбленного внутри бревна.

Либо первая, либо вторая эпоха считалась эрой Беловолосых Великанов. Второе Солнце называлось «Золотым Веком»; ему положил конец Змей Ветра. Третьим Солнцем правил Огненный Змей, и это был век Огненноволосых Людей. По свидетельству хроникёра Икстлилксочитла, это были те, кто выжил после окончания второй эпохи и прибыл на кораблях в Новый Свет с востока, поселившись в землях, которые носили название Ботончан; эти люди повстречались с гигантами, которые тоже пережили крушение второй эры и попали к ним в рабство.

Четвёртым Солнцем был век Черноголовых Людей. Именно в это время в Мексике появился Кетцаль-коатль - высокий, с красивым лицом, бородатый, одетый в длинную тунику. Его посох в форме змеи был разрисован белой, чёрной и красной краской, инкрустирован драгоценными камнями и украшен шестью звёздами. (Возможно, не случайно посох епископа Зуммарраги, первого епископа Мехико, был похож на посох Кетцалькоатля.) Именно в эту эпоху была построена столица толтеков Толлан. Кетцалькоатль, который был хранителем мудрости и знаний, основал школы, установил законы, познакомил людей с ремёслами и обучил вести календарь, в основе которого лежал пятидесятидвухлетний цикл.

К концу четвёртого Солнца между богами начались войны. Кетцалькоатль покинул страну, вернувшись в ту землю, откуда пришёл. Войны между богами принесли на землю хаос; дикие животные вытесняли людей, и город Толлан был оставлен жителями. Через пять лет появились племена чичимеков, или ацтеков, и началось пятое Солнце - эра ацтеков.

Почему эти эпохи назывались Солнцами, и какова была их продолжительность? Происхождение этого названия неизвестно, а длительность эпох отличается в разных вариантах мифов. По нашему мнению, наиболее стройной и правдоподобной является версия, изложенная в Ватикано-латинском Кодексе 3738. В нём утверждается, что первое Солнце длилось 4008 лет, второе - 4010 лет, а третье - 4081 год. Четвёртое Солнце началось 5042 года назад, но время его окончания неизвестно. Если все это действительно так, то перед нами рассказ о событиях, которые начались за 17141 год до того, как эти легенды были записаны.

Для человеческой памяти это очень большой промежуток времени, и поэтому учёные, признавая, что события четвёртого Солнца содержат исторические элементы, напрочь отметают предыдущие эры, считая их чистым мифом. Но как тогда объяснить легенды об Адаме и Еве и о всемирном потопе, который пережила лишь одна супружеская чета - эпизоды, которые (по словам X. Б. Александера, «Latin-American Mythology») «удивительно напоминают содержание второй главы Книги Бытия и вавилонскую космогонию»? Некоторые учёные предположили, что тексты науа отражают то, что индейцы уже слышали от распространявших библейское учение испанцев. Однако не все кодексы были написаны после прихода испанцев, и поэтому единственный способ объяснить их сходство с Библией и месопотамскими источниками - это признать, что предки индейских племён Мексики имели какие-то связи с Месопотамией.

Более того, хронология индейцев науа стыкует события и эпохи с достойной удивления научной и исторической точностью. Великий Потоп датируется концом первого Солнца, наступившим за 13133 годом до составления кодекса, то есть примерно 11600 годом до нашей эры. В одной из предыдущих работ мы пришли к выводу, что Всемирный Потоп действительно имел место примерно за 11000 лет до нашей эры; такое совпадение не только самой истории, но и времени, даёт основания предположить, что легенды ацтеков - это не просто миф.

В равной степени нас заинтересовало утверждение, что четвёртая эпоха была веком «черноголовых людей» (предыдущие эпохи назывались веком беловолосых великанов и веком огненноволосых людей). Но именно так называли себя шумеры. Может быть, в преданиях ацтеков четвёртое Солнце считалось эрой появления на этих землях шумеров? Шумерская цивилизация зародилась примерно в 3800 году до нашей эры, и нас уже не должно удивлять, что ацтеки, датируя начало четвёртого Солнца 5025 годом до начала их собственной эпохи, имели в виду 3500 год до нашей эры (в соответствии с европейским летоисчислением). Это поразительно точная дата начала эпохи «черноголовых людей».

Теория обратной связи (что ацтеки рассказывали испанцам то, что услышали от них же) оказывается несостоятельной, когда дело касается шумеров. Западный мир открыл для себя останки и наследство великой шумерской цивилизации только через четыре столетия после завоевания Мексики испанцами.

Следовательно, «мифы творения» ацтеки узнали от собственных предков. Но каким образом?

Этот вопрос занимал самих испанцев. С удивлением обнаружив в Новом Свете не просто цивилизацию, похожую на европейскую, но и большое количество племён, они были вдвойне удивлены сходством индейских мифов с содержанием Библии. Попытки найти объяснение этому факту привели их к простому выводу: население Америки является потомками десяти потерянных колен Израиля, которые были высланы ассирийцами в 722 году до нашей эры, а затем исчезли без следа (в иудейском царстве остались лишь колена Иуды и Вениамина).

Если и не автором, то первым, кто озвучил эту теорию, был доминиканский монах Диего Дюран, которого привезли в Новую Испанию в 1542 году в возрасте пяти лет. Две его книги, «Book of the Gods and Rites and the Ancient Calendar» и «Historia de las Indias de Nueva Espana», были переведены на английский язык Д Хейденом и Ф. Хоркаситасом. Именно во второй книге Дюран, процитировав множество совпадений, категорически заявляет, что коренное население Нового Света принадлежит к «еврейскому народу». Он писал, что они являются частью тех десяти племён Израиля, которые были захвачены и угнаны ассирийским царём Салманасаром.

В беседах со старыми индейцами он услышал легенды о временах, когда «люди ужасного вида захватили страну… И эти гиганты, не найдя способа достичь солнца, решили построить башню, такую высокую, что её верхушка достанет до небес». Этот рассказ, аналогичный библейскому повествованию о Вавилонской башне, по своему значению не уступает другой легенде, рассказывающей о похожей на Исход миграции.

Неудивительно, что с увеличением числа подобных свидетельств теория десяти потерянных колен становилась всё более популярной.

В шестнадцатом и семнадцатом веках преобладало мнение, что переселённые народы Израиля двигались на восток от ассирийских владений и каким-то образом добрались до Америки.

Эта гипотеза, которую на пике её популярности поддерживали королевские дворы Европы, впоследствии была высмеяна учёными.

Современная наука считает, что человек впервые попал в Новый Свет по ледяной перемычке, соединявшей Азию и Аляску, примерно 20 или 30 тысяч лет назад, а затем стал постепенно продвигаться на юг. Существуют также убедительные доказательства - в виде артефактов, результатов лингвистических, этнологических и антропологических исследований - влияния народов с другого берега Тихого океана, то есть индусов, китайцев, японцев, полинезийцев, племён Юго-Восточной Азии. Учёные объясняют это влияние периодическими волнами миграции этих народов в Америку, но настойчиво утверждают, что это происходило в христианскую эпоху, всего за несколько веков до появления испанцев, но никак не до нашей эры.

Авторитетные учёные продолжают игнорировать все свидетельства существования трансатлантических контактов между Старым и Новым Светом, но неохотно признают относительно недавние тихоокеанские связи, объясняя ими сходство американских легенд с ближневосточными «мифами творения». И действительно, истории о всемирном потопе и о сотворении человека из глины или других подобных материалов присутствуют в мифах народов всего мира, а одним из возможных путей с Ближнего Востока в Америку является маршрут через Юго-Восточную Азию и острова Тихого океана.

Однако в легендах индейцев науа есть элементы, указывающие на древний источник, а не на относительно недавние контакты, имевшие место за несколько веков до завоевания Америки испанцами. В частности, мифы науа повторяют очень древнюю месо-потамскую версию, которая не нашла отражения в Книге Бытия.

В Библии содержится не одна, а две версии сотворения человека, и обе они базируются на более древних месопотамских источниках Однако оба этих варианта игнорируют третью версию - возможно, самую старую - о том, что человек сотворён не из глины, а из крови богов. В шумерском тексте бог Эа вместе с богиней Нинту «приготовил очищающую ванну». В неё должен был погрузиться молодой бог, и из его плоти и крови Нинту должна была смешать «глину». Из этой глины сотворили мужчину и женщину.

Нам кажется очень важным, что именно эта версия - она не нашла отражения в Библии - повторяется в мифе ацтеков. В тексте, известном как «Рукопись 1558», рассказывается, что после катастрофы, ознаменовавшей конец четвёртого Солнца, боги собрались в Теотиуакане и задались вопросом, кто будет населять Землю. Небеса и Земля уже были созданы, но «кто будет жить на Земле»?

Собравшиеся боги были опечалены, но выход нашёл Кетцалькоатль, бог знаний и науки. Он отправился в Мктлан, Страну Мёртвых, и сказал божественной чете, которая была владыкой этой страны: «Я пришёл искать ценные кости, которые ты хранишь, я пришёл за ними». Преодолев все препятствия и избежав ловушек, Кетцалькоатль смог добыть «ценные кости»:

…он …поднялся и взял ценные кости: на одной стороне лежали вместе кости мужчины, на другой- кости женщины. Кетцалкоатль взял их и сделал из них связку.

Он отнёс их в Тамоанчан - «место нашего происхождения» или «место, откуда мы произошли». Затем Кетцалькоатль отдал кости богине Сиуакоатль («Женщина- змея»), которая была богиней магии. Она:

…смолола их и положила в ценный таз. Над ним Кетцалкоатль выпустил кровь своего члена.

В присутствии других богов Сиуакоатль смешала перемолотые кости с кровью Кетцалькоатля, и из этой похожей на глину смеси «родились масегуалы». Человечество было воссоздано!

В шумерских мифах одним из творцов человека был бог Эа («тот, чей дом вода»), также известный под именем Энки («Господин Земли»). Его эпитеты и символы указывают на то, что он был искусным ремесленником и металлургом, а у всех этих терминов есть лингвистическое родство со словом «змея». В деле создания человека ему помогала Нинту («та, которая даёт жизнь»), богиня медицины. Символом этой науки с глубокой древности служили две переплетённые змеи. На шумерских цилиндрических печатях есть изображения богов в неком подобии лаборатории - в окружении сосудов, инструментов и т д. (рис. 9а).

Эти же элементы - удивительное дело! - встречаются в легендах индейцев науа: бог знаний, носящий имя Пернатого Змея, богиня магии «Женщина-змея», таз, в котором смешиваются земные (кости) и божественные элементы (кровь), и создание из этой смеси мужчины и женщины. Ещё большее изумление вызывает иллюстрация этого мифа в кодексе науа, найденном на территории племени микстек. На рисунке изображены бог и богиня, которые смешивают вещество, поступающее в большую бутыль или бочку, с капающей туда кровью бога; из этой смеси формируется человек (рис. 9b).

Все это - вместе с другими шумерскими элементами и терминами - указывает на существование контактов между двумя культурами ещё в глубокой древности. Полученные наукой доказательства, похоже, опровергают современную теорию Америки заселения людьми. Мы имеем в виду не просто предположения (выдвинутые в начале двадцатого века на международном конгрессе американистов), что миграция осуществлялась не из Азии через Берингов пролив на север континента, а из Австралии и Новой Зеландии через Антарктиду и далее в Южную Америку - эта гипотеза возродилась совсем недавно, когда на севере Чили неподалёку от границы с Перу были найдены погребения с мумиями, возраст которых составляет 9000 лет.

Рис. 9

Недостатком обеих теорий является необходимость длительного перехода - несколько тысяч миль - мужчин, женщин и детей по скованной морозом земле. Непонятно, как это путешествие можно было осуществить 20 или 30 тысяч лет назад, но главным вопросом остаётся вопрос «зачем». Зачем мужчинам, женщинам и детям преодолевать тысячи миль льда и снега, видя перед собой только лёд и снег - если только они не были уверены, что впереди их ждёт Земля Обетованная?

Но откуда они могли знать, что находится за этой бесконечной ледяной равниной, если ни они, ни их предки там никогда не были - ведь эти люди по определению являлись первыми жителями Америки?

В библейском повествовании об Исходе из Египта Земля Обетованная описывается как «земля, где течёт молоко и мёд». Бог ацтеков обещает привести их в землю, где «дома украшены золотом и серебром, люди носят разноцветную одежду, и растёт много сортов какао». Может быть, самые первые переселенцы предприняли путешествие потому, что кто-то - их бог - приказал им тронуться в путь и описал, что ждёт их впереди? И если этот бог был не просто мифом, а реальным существом, мог ли он помочь переселенцам преодолеть все трудности путешествия, как библейский Бог помогал израильтянам?

Именно с этих позиций - зачем и каким образом было совершено это невероятное путешествие - мы рассматривали легенды индейцев науа о переселении людей и о четырёх эпохах. Поскольку эпоха первого Солнца закончилась Великим Потопом, значит, это она должна была приходиться на конец Ледникового периода. Как было показано в одной из моих предыдущих работ, причиной Великого Потопа послужило сползание антарктического ледяного щита в океан, что привело к внезапному окончанию Ледникового периода. Случилось это примерно за 11 тысяч лет до нашей эры.

Может быть, легендарная родина ацтеков Ацтлан («Белое Место») называлась так просто потому, что была покрыта снегом? Может быть, именно поэтому первое Солнце считалось веком «беловолосых великанов»? Не служит ли указанная ацтеками дата начала эпохи первого Солнца, 17141 год назад, указанием на то, что первые люди прибыли в Америку примерно за 15 тысяч лет до нашей эры, когда образовался ледяной мост, соединяющий Старый и Новый Свет? Более того, переселенцы могли двигаться не по ледяному мосту, а пересечь Тихий океан, как утверждают предания науа

Легенды о прибытии людей морем и высадке на побережье Тихого океана не ограничиваются племенами, живущими на территории Мексики. Народы Анд тоже сохранили память об этих событиях - в виде легенд и мифов. Одна из них, легенда о Наймлапе, возможно, повествует о первой высадке на этом побережье прибывших издалека людей. Они приплыли на лодках из тростника (именно такой плот использовал Тур Хейердал, чтобы повторить морские путешествия шумеров на тростниковых судах). В головной лодке находился зелёный камень, посредством которого бог передавал навигационные указания лидеру переселенцев Найлампу. Затем при помощи того же зелёного идола бог рассказал людям, как обрабатывать землю и строить дома, а также обучил различным ремёслам.

Некоторые версии легенды о зелёном идоле указывают, что высадка произошла на мысе св. Елены на территории современного Эквадора, где южноамериканский континент дальше всего выдаётся в Тихий океан

Некоторые историки, в том числе Хуан де Веласко, цитируют легенды индейцев, в которых говорится, что первыми жителями экваториальных областей материка были великаны. За ними последовали люди, поклонявшиеся двенадцати богам, главными из которых были Солнце и Луна По свидетельству Веласко в том месте, где теперь находится столица Эквадора Кито, они построили два храма друг напротив друга. У входа в храм Солнца стояли две каменные колонны, а во дворе перед ним - круг из двенадцати каменных столбов.

Затем истёк срок земной жизни вождя переселенцев Найлампа, который выполнил возложенную на него миссию. Однако в отличие от потомков он не умер: ему были даны крылья, и он улетел прочь, чтобы никогда не возвращаться. Найлампа взял к себе бог говорящего камня.

Американские индейцы были не одиноки в своём убеждении, что божественные указания могут быть получены при помощи говорящего камня: все народы Старого Света верили в вещие камни, а Ковчег Завета, который израильтяне носили с собой во время Исхода, был увенчан Двиром - в буквальном переводе «говорящий» - то есть неким портативным устройством, при помощи которого Моисей мог слышать указания Господа. Подробности вознесения Найлампа на небо тоже имеют параллели в Библии. В пятой главе Книги Бытия мы читаем о том, что потомком Адама (по линии Сифа) в седьмом поколении был патриарх Енох; он прожил 365 лет и был взят живым на небо: «и не стало его, потому что Бог взял его».

Учёные не представляют, как 15 и 20 тысяч лет назад можно было пересечь океан на лодках: человеческая цивилизация, утверждают они, была слишком примитивна, и у людей не было морских судов, которые позволили бы переплыть океан. Только с появлением шумерской цивилизации в начале четвёртого тысячелетия до нашей эры люди получили сухопутные (телеги на колёсах) и морские (лодки) средства для дальних путешествий.

Однако, по свидетельству самих шумеров, таково было положение вещей лишь после Великого Потопа. В их текстах неоднократно повторяется, что до Всемирного Потопа на Земле существовала высокоразвитая цивилизация, основанная существами с планеты Ану и поддерживаемая поколениями долгожителей «полубогов», которые были потомками инопланетян и земных женщин. Египетские хроники, например, труды жреца Мането, придерживаются этой же версии. Аналогичные свидетельства содержатся в Библии, где говорится и о сельскохозяйственной деятельности (земледелие и скотоводство), и о городской цивилизации (наличие городов и умение выплавлять металлы) до Всемирного Потопа…Однако все это - согласно всем древним источникам - было стёрто с лица земли водами Потопа, и всё пришлось начинать с чистого листа.

Книга Бытия начинается с рассказа о сотворении мира, который представляет собой сокращённый вариант более подробных шумерских текстов. В них постоянно упоминается «Адам» - в буквальном переводе «землянин». Но затем Книга Бытия переходит к генеалогии конкретного прародителя по имени Адам: «Вот родословие Адама» (Книга Бытия, 5:1). Сначала у него было два сына, Каин и Авель. Каин убил Авеля и был проклят Богом. «И познал Адам ещё жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф…» Потомком Сифа является патриарх Ной, главный герой легенды о Великом Потопе. Затем в Библии речь идёт только об азиатских и африканских народах.

Но что произошло с Каином и его потомками? В Библии мы находим несколько версий. Бог наказал Каина, сделав его «изгнанником и скитальцем на земле».

И потел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох.

Через несколько поколений родился Ламех. У него было две жены, одна из которых родила ему Иавала, «он был отец живущих в шатрах со стадами». От второй жены у Ламеха было два сына. Один из них, Иувал, «был отец всех играющих на гуслях и свирели». Второго звали Тувалкаин, и он «был ковачом всех орудий из меди и железа».

Эта скудная информация Ветхого Завета дополняется в псевдоапокрифической «Книге Юбилеев», которая, как считают большинство специалистов, была составлена во втором веке до нашей эры на основе более древних источников. В «Книге Юбилеев» сказано следующее.

И Каин взял себе свою сестру Аван в жены, и она родила ему Еноха в конце четвёртого юбилея. И в первый год первой седмины пятого юбилея были построены дома на земле, и Каин построил город и назвал его по имени сына своего Енох.

Исследователи Библии долгое время были озадачены тем, что и потомок Адама (через Сифа), и потомок Каина носили одно и то же имя «Енох» (то есть «Основатель»). Удивление вызывало и сходство других имён. Какова бы ни была причина, совершенно очевидно, что древние источники, послужившие основой для составителей Библии, приписывали обоим Енохам - возможно, это одна и та же жившая в доисторические времена личность - необыкновенные деяния. «Книга Юбилеев» утверждает, что Енох «был первый из сынов человеческих, рождённых на земле, который научился письму, и знанию, и мудрости; и он описал знамения неба по порядку их месяцев в книге…» Согласно апокрифической «Книге Еноха» этот патриарх получил знания в области математики, астрономии и календаря во время путешествия на небо; ему же были указаны на Земле «семь гор металлов», расположенных на западе.

Гораздо более древний, чем Библия, шумерский текст, известный под названием «Списка Царей», также содержит историю о жившем до Всемирного Потопа правителе, которому боги точно таким же образом передали знания. Это ЭН.МЕДУРАН.КИ, «Господин Знаний и Основ неба и земли». Вполне возможно, что именно он был прототипом библейского Еноха.

Разве легенды индейцев науа - о скитаниях и прибытии на место назначения и постройке там города, о патриархе, у которого было две жены и от сыновей которого произошли все племена, о том, что один из этих сыновей был знаменит своим умением обрабатывать металлы - не похожи на библейские истории? Даже внимание науа к числу «семь» нашло отражение в Библии - седьмой потомок Адама по линии Каина загадочно восклицает, что «если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро».

Может быть, часто встречающееся в преданиях науа число «семь» указывает на проклятых потомков Каина и его сына Еноха?

Ацтеки назвали свою столицу Теночтитлан, то есть «город Теноча» - в честь своего предка. Принимая во внимание, что многие слова в языке ацтеков имеют префикс «т», можно предположить, что Теноч изначально был Енохом.

Вавилонский текст, который, по мнению учёных, основывается на более древних шумерских источниках третьего тысячелетия до нашей эры, поведал нам загадочную историю о приведшем к убийству конфликте между двумя братьями, земледельцем и скотоводом, - в точности как библейские Каин и Авель. Обречённый на скитания убийца, которого звали Каин, переселился в землю Дунну, где «построил город с двумя башнями».

Башни-близнецы на вершине храмов-пирамид являются отличительной особенностью архитектуры ацтеков. Может быть, эта традиция увековечивает «город с двумя башнями», построенный Каином? Может быть, Теночтитлан, «город Теноча», был основан и назван так потому, что за несколько тысяч лет до этого Каин «построил город и назвал его по имени сына своего Енох»?

Может быть, в Центральной Америке мы обнаружили потерянное царство Каина и город, названный в честь Еноха? Эта гипотеза даёт приемлемый ответ на загадку появления человека в этом регионе.

Кроме того, данная версия способна пролить свет на две другие загадки - на «печать Каина» и на отличительную особенность всех американских индейцев, заключающуюся в отсутствии волос на лице.

Согласно Библии, после того, как Бог изгнал Каина с обитаемых земель и сделал его скитальцем, Каин стал беспокоиться, что его смерти будет желать всякий, кто встретится ему в пути. Тогда «сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его». Неизвестно, что это было за «знамение», но предполагается, что это нечто вроде татуировки на лбу. Однако из последующих строк становится ясно, что и жажда мести, и защита от неё просуществуют до седьмого поколения и даже дольше. Татуировка на лбу не может сохраняться так долго и передаваться из поколения в поколение. Утверждению Библии соответствует только генетическая черта, передаваемая по наследству.

Вполне вероятно, что этим генетическим изменением, или «печатью Каина», является присущая всем американским индейцам особенность - отсутствие волос на лице. Если наша догадка верна, то Центральная Америка, с территории которой индейцы расселялись на север и юг по всему континенту, действительно была потерянным царством Каина.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЦАРСТВО ЗМЕИНЫХ БОГОВ

Когда Теночтитлан достиг своего расцвета, столица толтеков Тула уже была известна как легендарный Толлан. А когда толтеки построили свой город, Теотиуакан уже превратился в бессмертный миф. Его название означало «место, где живут боги» - и это соответствовало действительности.

Легенды рассказывают, что когда-то на землю обрушились неисчислимые бедствия, и она погрузилась во тьму. Светло было только в Теотиуакане, потому что там остался гореть божественный огонь. Встревоженные боги собрались в городе и стали думать, что делать. Кто будет управлять этим миром, спрашивали они друг друга, и как сделать так, чтобы солнце появилось вновь?

Нужен был доброволец из числа богов, который бросился бы в божественный огонь и своей жертвой вернул солнце. Вызвался Текусицтекатль. Надев сияющее облачение, он сделал несколько попыток приблизиться к пламени, но каждый раз отступал, теряя мужество. Тогда вперёд выступил бог Нанауатцин и без колебаний бросился в огонь. Пристыженный Текусицтекатль последовал за ним, но приземлился лишь на краю костра. После того как пламя поглотило их обоих, на небе вновь появились Солнце и Луна.

Теперь боги могли видеть, но небесные светила оставались неподвижными. По одной из версий Солнце сдвинулось с места только после того, как один из богов пустил в него стрелу, а по другой версии оно пришло в движение, когда на него дунул бог ветра. После этого Луна тоже двинулась по своему обычному пути; цикл дня и ночи восстановился, и Земля была спасена.

Эта легенда неразрывно связана с самыми знаменитыми памятниками Теотиуакана, Пирамидой Солнца и Пирамидой Луны. По одной из версий, пирамиды построили боги в честь двух богов, которые пожертвовали собой; по другой версии, во время этих событий пирамиды уже существовали, и боги прыгали в священный огонь с вершин этих пирамид.

Как бы то ни было, Пирамиды Солнца и Луны и сегодня величественно возвышаются над окружающим ландшафтом. Несколько десятилетий назад они представляли собой всего лишь покрытые растительностью холмы, а теперь это самое привлекательное место для туристов, расположенное в тридцати километрах к северу от Мехико. Пирамиды возвышаются над плоской долиной, а фоном для них служат окружающие долину горы (рис. 10). Взгляд скользит вверх по граням пирамид, переходя на виднеющиеся позади горы, а затем на расстилающийся над долиной полог небес. Эти памятники древности свидетельствуют о силе, мудрости и целеустремлённости. Их расположение сознательно подчёркивает связь Неба и Земли. Глядя на них, невозможно не ощутить дух истории, не почувствовать благоговение перед величием прошлого.

Рис. 10

Насколько далёким было это прошлое? Археологи сначала предполагали, что Теотиуакан был основан в первые столетия христианской эры, но постепенно их оценки сдвигались назад. Раскопки показали, что культовый центр города ещё в 200 году до нашей эры занимал площадь в 4,5 квадратные мили. В 50-х годах двадцатого века главный археолог М. Коваррубиас был вынужден признать, что радиоуглеродный анализ оценивает возраст этого места «почти невероятной датой 900 года до нашей эры» («Indian Art of Mexico and Central America»). На самом деле последующие радиоуглеродные тесты указали на 1474 год до нашей эры (с небольшой погрешностью). В настоящее время считается, что примерно в 1400 году до нашей эры ольмеки, которые могли построить монументальные сооружения Теотиуакана, основали огромные «культовые» центры по всей Мексике.

Теотиуакан прошёл через несколько фаз в своём развитии, и его пирамиды хранят следы более древних внутренних структур. Некоторые учёные читают по этим руинам историю, которая могла начаться 6000 лет назад, в четвёртом тысячелетии до нашей эры. Такая датировка совпадает с легендами ацтеков, в которых говорится, что в этом месте во время четвёртого Солнца жили боги. Затем, после того как примерно в 1400 году до нашей эры наступил день

Тьмы, были построены гигантские пирамиды в их нынешнем виде.

В северной части культового центра возвышается Пирамида Луны, по обе стороны которой расположены вспомогательные постройки меньшего размера, а перед ней - громадная площадь. Отсюда на юг ведёт широкая аллея - так далеко, насколько хватает глаз. Вдоль неё располагаются низкие алтари, храмы и другие строения, которые считаются гробницами; вследствие этого аллея получила название Аллеи Мёртвых. Через 2000 футов Аллея Мёртвых приводит нас к Пирамиде Солнца, расположенной к востоку от неё (рис. 11), позади площади, а также группы алтарей и других строений.

За Пирамидой Солнца, пройдя ещё 3000 футов к югу, мы попадаем в Цитадель, четырёхугольник, восточную часть которого образует третья пирамида Теотиуакана - Пирамида Кетцалькоатля. Теперь нам известно, что напротив Цитадели на противоположной стороне Аллеи Мёртвых находился похожий четырёхугольник, служивший, в основном, административным и торговым центром. Аллея шла дальше на юг. В результате работ по топографической съёмке Теотиуакана, которыми в 60-х годах двадцатого века руководил Рене Миллон, выяснилось, что Аллея Мёртвых протянулась с севера на юг более чем на пять миль - такой длинной взлётной полосы нет ни у одного современного аэропорта. Несмотря на вызывающую изумление длину, аллея является ровной, как стрела, и это непростая задача для строителей любой эпохи.

Ось восток-запад, перпендикулярная протянувшейся с севера на юг Аллее Мёртвых, ведёт на восток от Цитадели и на запад от административного комплекса. Участники проекта по топографической съёмке Тиотиуакана обнаружили к югу от Пирамиды Солнца вырезанный в скалах ориентировочный знак в форме креста внутри двух концентрических окружностей; похожий знак был также найден в двух милях к западу, на склоне горы. Линия, проведённая между этими знаками, в точности совпадает с осью восток-запад, а перекладины крестов указывают на север и юг. Исследователи пришли к выводу, что найденные знаки использовались при исходной планировке города, однако они не предложили никакой гипотезы, позволяющей объяснить, какими средствами пользовались люди в древности, чтобы провести линию между двумя такими удалёнными точками.

То, что культовый центр был спроектирован и построен по определённому плану, становится очевидным из нескольких фактов. Во-первых, русло реки Сан-Хуан, протекающей по долине Теотихуакан, было намеренно повёрнуто в том месте, где она пересекает культовый центр. Искусственные каналы направляют воды реки к Цитадели параллельно оси восток-запад, а затем - после двух поворотов под прямым углом - вдоль ведущей на запад аллеи.

Рис. 11

Второй факт, указывающий на сознательную ориентацию комплекса, заключается в том, что его оси расположены не строго вдоль сторон света, а отклонены на 15,5 градуса на юго-восток (рис. 11). Исследования показывают, что это не случайность и не ошибка древних проектировщиков. А Ф. Эйвени («Astronomy in Ancient Mesoamerica») называет такую планировку «сакральной ориентацией» и указывает, что последующие культовые центры (например, Тула и другие, более удалённые от Теотиуакана) сохранили эту ориентацию, хотя она уже не имела смысла из-за места и времени их сооружения. Исследователи пришли к выводу, что ориентация Теотиуакана в момент его проектирования была выбрана таким образом, что позволяла наблюдать за небесными явлениями в ключевые дни года.

Рис. 12

Зелия Наттэл в докладе на двадцать втором Международном конгрессе американистов (Рим, 1926) предположила, что ориентация Теотиуакана была привязана к прохождению Солнца через зенит, что происходило два раза в год, когда траектория светила проходила с севера на юг и обратно. Если пирамиды были действительно построены для таких наблюдений, то их форма - ступенчатые пирамиды с лестницами, ведущими на башенки для наблюдений на верхних площадках - обретает очевидный смысл. Однако в настоящее время мы видим лишь два самых поздних, верхних слоя двух главных пирамид (к тому же совершенно случайным образом вскрытые археологами), и поэтому невозможно с уверенностью говорить о первоначальной цели этих сооружений. Вполне возможно, что лестницы появились позже - об этом свидетельствует тот факт, что первый пролёт большой лестницы Пирамиды Солнца повёрнут относительно самой пирамиды и не совпадает с её ориентацией (рис. 12).

Самая маленькая из трёх пирамид Теотиуакана - это Пирамида Кетцалькоатля в «Цитадели». Более поздние слои были частично вскрыты, и под ними обнаружилась исходная ступенчатая пирамида. Открывшийся фасад украшен скульптурными изображениями, в которых змея (символ Кетцалькоатля) чередуется со стилизованным лицом Тлалока на фоне бушующих вод (рис. 13). Строительство этой пирамиды приписывается толтекам - как и многих других мексиканских пирамид.

В отличие от Пирамиды Кетцалькоатля две большие пирамиды полностью лишены украшений. Они отличаются от неё своими размерами, формой, а также массивностью и древностью. В этом смысле они напоминают две великие пирамиды в Гизе, которые тоже не похожи ни на одну более позднюю египетскую пирамиду. Все последующие были построены фараонами, тогда как уникальные сооружения в Гизе возводились «богами». Возможно, то же самое произошло в Теотиуакане - и в этом случае археологические данные согласуются с легендами, рассказывающими о возникновении Пирамиды Солнца и Пирамиды Луны.

Рис. 13

Несмотря на то, что две большие пирамиды в Теотиуакане были построены таким образом, чтобы их можно было использовать для астрономических наблюдений - ступенчатые пирамиды с лестницами и площадками наверху, как в Месопотамии, - нет никаких сомнений в том, что их архитектор был знаком с египетскими пирамидами в Гизе и сымитировал их, изменив лишь внешнюю форму. Вот одно удивительное сходство. Несмотря на то что вторая пирамида в Гизе ниже Великой Пирамиды, их вершины находятся на одинаковой высоте над уровнем моря, поскольку вторая пирамида построена в более высоком месте. Ту же картину мы видим в Теотиуакане: основание меньшей по размеру Пирамиды Луны находится на тридцать футов выше, чем основание Пирамиды Солнца, и поэтому их вершины расположены на одной высоте над уровнем моря.

Особенно заметно сходство двух больших пирамид. Обе сооружены на искусственных платформах. Размеры их оснований почти одинаковы: около 754 футов в Гизе и примерно 745 футов в Теотиуакане. Кроме того, последняя точно вписывается в первую (рис. 14).

Рис. 14

Все эти сходные черты свидетельствуют о скрытой связи между двумя комплексами пирамид, однако не следует забывать и о существенных различиях. Великая пирамида в Гизе сложена из больших каменных блоков, тщательно обтёсанных и подогнанных друг к другу, чтобы они могли держаться без раствора. Общий вес этого грандиозного сооружения составляет 7 миллионов тонн, а объем - 93 миллиона кубических футов.

Пирамида Солнца построена из глиняных кирпичей, самана, булыжника и гальки, удерживаемых на месте оболочкой из грубо обработанных камней и штукатурки; её объем составляет лишь 10 миллионов кубических футов. Пирамида в Гизе содержит сложную сеть внутренних коридоров и комнат, спроектированных и построенных с удивительным искусством, тогда как в пирамиде в Теотиуакане нет никаких внутренних помещений. Высота пирамиды в Гизе составляет 480 футов, а вершина Пирамиды Солнца поднимается лишь на 250 футов над землёй. У Великой Пирамиды в Гизе четыре грани, расположенные под углом 52 градуса, а две пирамиды Теотиуакана состоят из ступеней, поставленных одна на другую, причём их грани для устойчивости наклонены внутрь; наклон нижней ступени составляет 43,5 градуса.

Это существенные отличия, отражающие разное время и цели создания двух комплексов пирамид. Однако в этих отличиях как раз и содержатся не замеченные предыдущими исследователями ключи к разгадке некоторых тайн.

Довольно крутой наклон граней, составляющий 52 градуса, в Египте имеют только пирамиды Гизы, построенные не Хеопсом и не каким-либо другим фараоном (этот факт доказывается в одной из моих предыдущих книг), а древними богами Ближнего Востока.

Эти пирамиды служили посадочными маяками для космопорта на Синайском полуострове.

Все другие пирамиды Египта - меньшие по размерам, полностью или частично разрушенные - действительно были построены фараонами через несколько тысячелетий после пирамид в Гизе как имитация божественной «лестницы в небеса». Но ни в одной из них не удалось получить наклон граней в 52 градуса, и все подобные попытки заканчивались обрушением постройки.

Урок был усвоен после того, как фараон Снеферу (примерно в 2550 году до нашей эры) решил увековечить свою славу. В своём блестящем анализе событий древности К. Мендельсон («Загадка пирамид») предположил, что архитекторы фараона строили в Дашуре вторую пирамиду в тот момент, когда первая, возведённая в Маидуме и имевшая угол наклона граней 52 градуса, рухнула. После этого архитекторы фараона поспешно уменьшили угол наклона граней пирамиды в Дашуре до 43,5 градуса - уже в процессе строительства, - и это сооружение приобрело свою окончательную форму и название Скошенной Пирамиды (рис. 15а). Снеферу, полный решимости построить настоящую пирамиду, приказал возвести третье сооружение. Эта пирамида называется Красной Пирамидой - из-за цвета каменных блоков, из которых она сложена, - и угол наклона её граней составляет 43,5 градуса (рис. 15b).

Однако архитекторы Снеферу, отступив до безопасного наклона в 43,5 градуса, на самом деле повторили выбор, сделанный за столетие до них фараоном Джосером (примерно в 2700 году до нашей эры). Его пирамида, считающаяся самой древней сохранившейся пирамидой фараонов (она расположена в Сак-каре), представляла собой ступенчатую пирамиду, состоящую из шести ступеней (рис. 15с) с общим наклоном граней 43,5 градуса.

Рис. 15

Можно ли считать простым совпадением тот факт, что Пирамида Солнца и Великая Пирамида в Гизе имеют одинаковый размер основания? А то, что угол 43,5 градуса, выбранный фараоном Джосером для своей ступенчатой пирамиды, был в точности повторён в Теотиуакане? Вряд ли. Более пологий уклон, скажем, 45 градусов, мог быть построен даже не очень опытным архитектором при помощи простого деления пополам прямого угла (90 градусов), тогда как угол 43,5 градуса был получен в Египте в результате сложных вычислений с использованием числа «пи» (примерно 3,14), которое представляет собой отношение длины окружности к её диаметру.

Угол 52 градуса пирамид в Гизе также требовал знания этого отношения; получался он в результате следующего алгоритма вычисления высоты пирамиды: половина длины основания делилась на число «пи», а затем результат умножался на четыре (754: 2 = 377:: ЗД4 = 120 х 4 = 480 футов). Угол 43,5 градуса получался при уменьшении высоты, когда в последнем действии вычислений умножение производилось не на четыре, а на три. В обоих случаях требовалось значение числа «пи»; однако нет абсолютно никаких свидетельств того, что это число было знакомо народам Центральной Америки. Тогда откуда угол 43,5 градуса появился при строительстве двух уникальных (для Центральной Америки) пирамид в Теотиуакане? Очевидно, от того, кто был знаком с конструкцией египетских пирамид.

За исключением Великой Пирамиды в Гизе, египетские пирамиды были снабжены одним входом (см. рис. 15), который обычно начинался у основания сооружения и вёл вниз, под него. Следует ли считать совпадением, что именно такой вход был у Пирамиды Солнца?

Это открытие было сделано случайно, в 1971 году, после ряда проливных дождей. Прямо перед центральной лестницей пирамиды обнаружилась подземная полость. Двадцать каменных ступеней вели вниз, к началу горизонтального прохода. Проводившие раскопки археологи пришли к выводу, что это естественная пещера, которая была расширена, и вела эта пещера внутрь скального основания, на котором стояла пирамида. Свидетельством перестройки естественной пещеры служит потолок из мощных каменных блоков, а также штукатурка, выравнивающая стены туннеля. В различных точках подземного прохода оштукатуренные стены меняют направление, поворачивая под острыми углами

Примерно в 150 футах от древних ступенек туннель разделяется на две вытянутые комнаты, раскинувшиеся по обе стороны подобно крыльям; это место расположено точно под первой ступенью пирамиды. Отсюда подземный проход почти в семь футов высотой тянется ещё на 200 футов. Чем дальше, тем сложнее становится его устройство и разнообразнее использованные материалы: мозаичный пол и дренажные трубы неизвестного назначения (возможно, они вели к давно высохшему подземному источнику). В конечном итоге туннель заканчивается под четвёртой ступенью пирамиды пещерой в форме трилистника, потолок которой подпирают колонны из саманного кирпича и базальтовые столбы.

Каково назначение этих сложных подземных сооружений? Стены туннеля были частично разрушены ещё до открытия их современными археологами, и теперь невозможно определить, относятся ли осколки глиняных сосудов, обсидиановые ножи и остатки древесного угля к самой первой фазе использования туннеля. Однако другие находки обострили вопрос о том, для каких целей - помимо астрономических наблюдений - служил комплекс в Теотиуакане.

Аллея Мёртвых выглядит прямой и широкой дорогой от Пирамиды Луны прямо на юг, но на самом деле между Пирамидой Солнца и рекой Сан-Хуан её плавный ход несколько нарушается. Общий уклон от Пирамиды Луны к Пирамиде Солнца в этой части аллеи становится ещё более заметным, и проведённые раскопки показали, что этот уклон был достигнут умышленным срезом части естественной скалы. В целом разница в высоте между основанием Пирамиды Луны и Цитаделью составляет около пятидесяти футов. Здесь были построены шесть отсеков - при помощи серии двойных стен, возведённых перпендикулярно аллее. Вдоль углубления аллеи также располагаются стены и низкие постройки, в результате чего образуется шесть утопленных в землю отсеков без крыши. У основания перпендикулярных аллее стен сделаны шлюзы.

Создаётся впечатление, что весь комплекс был предназначен для направления потока воды, текущего вдоль аллеи. Поток мог начинаться у Пирамиды Луны (где был обнаружен окружающий её подземный туннель) и каким-либо образом соединяться с подземным туннелем Пирамиды Солнца. Ряд последовательных отсеков задерживал воду, в конечном итоге выпуская её через отводной канал в реку Сан-Хуан.

Мог ли этот искусственный, разделённый на каскады поток воды послужить причиной того, что фасад Пирамиды Кетцалькоатля был украшен изображением бушующих вод - и это в глубине материка, в сотнях миль от моря?

Связь этой удалённой от морей и океанов территории с водой ещё больше подчёркивается находкой гигантской каменной статуи Чальчиутликуэ, которая была богиней пресной воды, озёр, морей и рек, женой Тлалока, бога дождя. Статуя (рис. 16), которая в настоящее время выставлена в Национальном музее антропологии в Мехико, была обнаружена в центре площади перед Пирамидой Луны. Богиня, чьё имя переводится как «Госпожа Воды», обычно изображалась в зелёной юбке, украшенной витыми морскими раковинами. Она носила бирюзовые серьги и ожерелье из нефрита и других сине-зелёных камней с золотым медальоном. Статуя воспроизводит и одежду, и украшения богини; кроме того, она, по всей видимости, была украшена настоящим золотым кулоном, вставленным в соответствующее углубление в камне, но этот кулон был извлечён грабителями. На рисунках Чальчиутликуэ часто изображается в короне из змей (или украшенной змеями каким-либо другим способом), что указывает на её принадлежность к змеиным богам обитателей Мексики.

Рис. 16

Может быть, Теотиуакан был спроектирован и построен как гидротехническое сооружение, в котором вода использовалась для какого-то технологического процесса? Прежде чем попытаться дать ответ на этот вопрос, нельзя не упомянуть о ещё одном загадочном открытии.

Рядом с третьей по счету секцией (если считать от Пирамиды Солнца) при раскопках были обнаружены соединённые между собой подземные помещения, пол которых покрывал толстый слой из пластин слюды. Это одна из разновидностей кремния, не пропускающая воду, тепло и электрический ток. Поэтому слюда использовалась в качестве изолирующего слоя в различных химических процессах, а также в электрических и электронных устройствах; в последние годы этот материал нашёл применение в ядерных и космических технологиях.

Особые свойства слюды до некоторой степени зависят от содержащихся в ней примесей и, значит, от месторождения. По мнению экспертов, найденная в Теотиуакане слюда идентична той, что добывают в далёкой Бразилии. Слюду также обнаружили в слоях, которые были удалены при раскопке ступеней пирамиды Солнца в начале двадцатого века. Какова же цель присутствия этого изоляционного материала в Теотиуакане?

На наш взгляд, соседство Госпожи Воды и Господина Воды с главным божеством, Кетцалькоатлем, последовательность соединяющихся между собой углублённых отсеков, подземные помещения и туннели, а также выложенные слюдой подземные камеры - все это составляющие комплекса по сепарации и очистке минеральных веществ.

В середине первого - или, что более вероятно, в середине второго - тысячелетия до нашей эры в эту долину пришёл некто, не только знакомый с секретами строительства пирамид, но и обладающий глубокими научными знаниями, чтобы из местных материалов построить фабрику по обработке руды. Искал ли он золото, что можно предположить по кулону Госпожи Воды, или какой-то другой, ещё более редкий минерал?

И если это был не сам человек, то, возможно, его «боги» - как предполагают легенды и само название Теотиуакана?

Кто, помимо богов, составлял первое население Теотиуакана? Кто таскал булыжник и раствор для строительства его первых пирамид? Кто регулировал водные потоки и управлял створками шлюзов?

Специалисты, считающие, что Теотиуакан был построен не раньше второго века до нашей эры, предлагают простой ответ: толтеки. Те же, кто склоняется к более ранней датировке города, указывают на ольмеков, загадочный народ, появившийся в Центральной Америке в середине второго тысячелетия до нашей эры. Но и с самими олъмеками связано множество загадок, поскольку они, по всей видимости, были чернокожими африканцами, что неприемлемо для учёных, отрицающих возможность путешествий через Атлантический океан несколько тысячелетий назад.

Даже с учётом того, что происхождение Теотиуакана и его строителей остаётся загадкой, совершенно очевидно, что племена толтеков появились на этой территории за несколько сотен лет до начала христианской эры. Сначала они выполняли неквалифицированную работу, но постепенно обучались городским ремёслам и перенимали культуру местного населения, в том числе пиктографическое письмо, секреты ювелирного дела, знания в области астрономии и календаря, а также религию.

Примерно в 200 году до нашей эры те, кто владел Теотиуаканом, снялись с насиженных мест и ушли, а их город стал городом толтеков. На протяжении многих веков он был знаменит своими инструментами, оружием и изготовленными из обсидиана предметами; его культурное и религиозное влияние распространялось на обширные территории. Затем, через тысячу лет после своего появления в этих местах, толтеки тоже ушли. Причина этого неизвестна, но переселение было тотальным, и Теотиуакан стал безлюден, оставшись лишь в легендах как воспоминание о великом прошлом.

Некоторые историки убеждены, что это событие совпало с основанием новой столицы толтеков Толлана, примерно в 700 году нашей эры. На этом месте на берегу реки Тулы, где люди селились на протяжении многих тысячелетий, толтеки построили Теотиуакан в миниатюре. Кодексы и предания описывают этот легендарный город как центр культуры, искусства и ремёсел с великолепными дворцами и храмами, сияющие золотом и драгоценными камнями. Однако долгое время учёные ставили под вопрос само его существование. Теперь уже не вызывает сомнений, что Толлан располагался в месте, которое сегодня носит название Тула, в пятидесяти милях на северо-запад от Мехико.

Повторное открытие Толлана началось в конце девятнадцатого века, и основная заслуга в этом принадлежит французскому' путешественнику Дезире Шарне («Les anciennes villes du nouveau monde»). Однако серьёзные раскопки начались лишь в 40-х года двадцатого столетия под руководством мексиканского археолога Хорхе Р. Акосты. Эти работы по раскопке и реставрации памятников сосредоточились на главном культовом комплексе, получившем название TulaGrande; впоследствии экспедиция археологов из университета Миссисипи расширила зону археологических работ.

Находки подтвердили не только факт существования города, но и его историю, описанную в различных кодексах. Наиболее подробный рассказ содержится в кодексе, получившем название «Анналы Куаухтитлан».

Теперь нам известно, что в Толлане правила династия жрецов-царей, утверждавших, что они являются потомками бога Кетцалькоатля, и поэтому к собственному имени присоединявших родовое имя бога - традиция, широко распространённая у египетских фараонов. Одни из этих жрецов-царей были воинами, стремившимися расширить границы владений толтеков, другие больше внимания уделяли религии, Во второй половине десятого века нашей эры правителем был Се Акатль Топилицин-Кетцалькоатль; имя вождя и точная дата правления известны потому, что в нависавших над городом скалах сохранился его высеченный из камня портрет, рядом с которым была указана дата, соответствующая 968 году нашей эры.

Именно в его царствование среди толтеков вспыхнул конфликт на религиозной почве. По всей видимости, причиной его послужило требование части жрецов ввести человеческие жертвы, чтобы умилостивить бога войны. В 987 году Топилицин-Кетцалькоатль и его сторонники покинули Толлан и двинулись на восток, повторив легендарный путь божественного Кетцалькоатля. Изгнанники обосновались на полуострове Юкатан.

Два столетия спустя природные катастрофы и нападения других племён заставили толтеков признать своё поражение. Бедствия были восприняты как знак гнева богов, предвещавший гибель города. По свидетельству испанского хроникёра Сахагуна, последний правитель, которого звали Уэмак, но который также носил родовое имя Кетцалькоатль, убедил толтеков, что Толлан должен быть оставлен. Он писал, что по приказу правителя жители покинули город своих предков, оставив дома и имущество. Не имея возможности унести все с собой, они закопали множество ценных вещей, которые иногда находят и сейчас и которые поражают своей красотой и изяществом.

Таким образом, в 1168 году нашей эры Толлан опустел и стал постепенно разрушаться. Говорят, когда первый вождь ацтеков увидел руины города, он горько заплакал. Разрушительным силам природы помогли мародёры и грабители, которые оскверняли храмы, сбрасывали памятники с постаментов и разбивали всё, что ещё сохранилось. Город Толлан, который забыли и сравняли с землёй, превратился в легенду.

То, что нам стало известно о Толлане восемь столетий спустя, полностью соответствует его названию, которое переводится как «место множества соседей» - по всей видимости, он состоял из многочисленных районов и округов, занимавших площадь около семи квадратных миль. Как и в Теотиуакане (который проектировщики города пытались скопировать), центром Толлана была священная территория, вытянувшаяся на целую милю вдоль оси север-юг; по обе стороны от оси располагались группы храмов, ориентированных вдоль оси восток-запад, перпендикулярно основной оси. Как уже отмечалось выше, оси культового комплекса были повёрнуты относительно сторон света точно так же, как и в Теотиуакане, хотя с учётом географического положения и времени строительства Толлана это уже не имело смысла.

На предполагаемой северной границе храмового комплекса были обнаружены руины необычного сооружения. Спереди это была стандартная ступенчатая пирамида с лестницей, но тыльная сторона здания была построена в форме полукруга, а на его вершине, вероятно, располагалась башенка. Это здание вполне могло служить обсерваторией. Вполне возможно, что именно оно послужило образцом для ацтекского храма Кетцалькоатля в Теночтитлане и для других круглых обсерваторий-пирамид на территории Мексики.

Основной культовый комплекс протянулся примерно на милю к югу от этого сооружения, и все постройки в нём группировались вокруг большой площади, в центре которой стоял большой алтарь. Главный храм располагался на вершине пятиступенчатой пирамиды с восточной стороны площади. Меньшая по размерам пятиступенчатая пирамида на севере служила приподнятым основанием для другого храма; по бокам этого храма располагались здания с множеством комнат, в которых сохранились следы огня и которые могли использоваться для какого-то производства. Вытянутые здания, или галереи, крыши которых опирались на ряды колонн, соединяли две пирамиды и обрамляли площадь с южной стороны. С западной стороны площади располагалась площадка для священной игры в мяч из сырого каучука, тлачтли (рис. 17, реконструкция художника по описанию археолога П. Салазара Ортегона).

Рис. 17

Между этим главным комплексом TulaGrande и северной границей священного участка располагались разнообразные постройки и группы домов, в том числе ещё одна площадка для игры в мяч. На огороженной территории и всем священном участке археологи обнаружили довольно много каменных статуй, причём это были не только изображения животных, таких, как весьма распространённый койот или редкий тигр, но и фигуры лежащего полубога по имени Чакмоол (рис. 18). Толтеки также изготавливали статуи своих вождей, изображая их, как правило, людьми невысокого роста. Фигуры воинов, держащих (в левой руке) оружие атльатль (изогнутый дротик или лук), изображены на барельефе квадратных колонн (рис. 19а), причём и в профиль, и сзади (рис. 19b).

Рис. 18

Когда в 1940 году под руководством Хорхе Р. Акосты начались методичные и целенаправленные раскопки, внимание археологов сосредоточилось на Большой Пирамиде, фасад которой был обращён к Большому Алтарю, и которая явно служила для астрономических наблюдений. В то время учёные недоумевали, почему местные индейцы называли этот заброшенный холм ElTesoro, то есть «сокровище», но после начала раскопок были найдены несколько золотых предметов, и рабочие отказались продолжать работу, утверждая, что пирамида стоит на «поле из золота».

«Неизвестно, что это было, суеверие или факт, - писал Акоста, - но в результате работы были остановлены и больше не возобновлялись».

После этого раскопки сосредоточились на меньшей по размеру пирамиде, которую сначала назвали Пирамидой Луны, затем Пирамидой «В», а затем Пирамидой Кетцалькоатля. Последнее обусловлено, в основном, длинным местным названием холма, которое переводится как «Господин Утренней Звезды» - вероятно, это один из эпитетов Кетцалькоатля, - а также остатками украшавших ступени пирамиды цветных фресок и барельефов, в которых преобладал мотив Пернатого Змея. Археологи также убеждены, что две круглые каменные колонны, от которых сохранилось несколько фрагментов, были украшены резьбой с изображением Пернатого Змея и стояли у входа в храм на вершине пирамиды.

Рис. 19

Самая ценная археологическая находка была сделана после того, как археологи Акосты поняли, что северная часть пирамиды была потревожена ещё до прихода испанцев. По центру этой грани спускалось нечто вроде пандуса, который заменил ступени. Произведя раскопки в этом месте, учёные обнаружили, что в пирамиде была прорезана настоящая траншея, достигающая её внутренних помещений. Она была использована для захоронения огромного количества каменных изваяний. Когда их извлекли на поверхность, установили и идентифицировали фрагменты, стало ясно, что это части двух круглых привратных колонн, четырёх квадратных колон, которые предположительно поддерживали крышу храма, и четырёх колоссальных статуй высотой более пятнадцати футов, получивших название Атланты (рис. 20). Считается, что эти гигантские человеческие фигуры тоже поддерживали крышу храма, и поэтому по окончании реставрационных работ их вернули на вершину пирамиды.

Каждый из Атлантов (как показано на рис. 21) состоит из четырёх деталей, тщательно подогнанных друг к другу. Верхняя часть представляет собой голову статуи и головной убор из перьев, скреплённых лентой с узором в виде звёзд; уши статуи прикрыты двумя удлинёнными пластинами. Черты лица плохо различимы, и поэтому не представляется возможным говорить об их принадлежности к какой-либо расовой группе. На лицах статуй застыло бесстрастное выражение, однако при внимательном рассмотрении выясняется, что они немного отличаются друг от друга и обладают индивидуальными чертами.

Рис. 20

Туловище Атлантов состоит из двух блоков. Верхняя часть представляет собой массивный нагрудник, по форме напоминающий бабочку. Самая интересная деталь нижнего блока туловища находится сзади. Это диск, в центре которого изображено человеческое лицо, а по краям загадочные знаки и, как считают некоторые учёные, «венок» из двух переплетённых змей. Нижняя деталь статуи - это ноги в сандалиях. Сложный наряд статуи, в состав которого входят браслеты выше локтя, ножные браслеты и набедренная повязка, держится при помощи лент (см. рис. 21).

Рис. 21

Кого изображали эти гигантские статуи? Обнаружившие их археологи назвали эти фигуры «идолами», пребывая в уверенности, что это изображения богов. Авторы научно-популярных статей переименовали их в Атлантов, намекая на то, что они могли быть потомками богини Атлатоны («Та, что сияет в водах»), а также что они могли прийти из легендарной Атлантиды. Не наделённые таким богатым воображением учёные видели в них просто воинов толтеков, держащих пучок стрел в левой руке и атль-атль в правой. Однако такая интерпретация вряд ли верна, поскольку «стрелы» в левой руке статуй изогнуты, а атль-атль держали не в правой, а в левой руке. В то же время оружие в правой руке статуй (рис. 22 а) не было изогнутым, как атль-атль. Что же это такое?

Рис. 22

Это оружие напоминает пистолет в кобуре, удерживаемый двумя пальцами. Джерардо Левет («Mission Fatal») выдвинул интересную теорию о том, что это не оружие, а инструмент - «плазменный пистолет». Он обнаружил, что на одной из квадратных колонн с изображением вождей толтеков в верхнем левом углу (рис. 22b) вырезана фигурка человека с заплечным ранцем и каким-то инструментом в руке; этот инструмент используется как огнемёт для резки камня (Рис. 22с). Вне всякого сомнения, это тот же предмет, что и в правой руке гигантов. Левет предположил, что это мощный плазменный «пистолет» для резки и обработки камня, и указал, что именно такие устройства под названием «термоджет» использовались для вырезания гигантского монумента в Скалистых горах в штате Джорджия.

Рис. 23

Значение открытия Левета может выйти далеко за рамки его теории. Поскольку каменные стелы и резьба по камню встречаются на всей территории Месоамерики и являются произведением местных мастеров, нет никакой необходимости обращаться к высокотехнологичному инструменту, чтобы объяснить работы из камня. С другой стороны, этот инструмент может пролить свет на другую загадку Толлана.

Исследовав внутренность пирамиды после удаления слоя земли из траншеи, археологи обнаружили, что внешняя пирамида была построена вокруг более старой ступенчатой пирамиды (полностью скрывая её), стены которой располагались на расстоянии восьми футов от внешних. Кроме того, обнаружились остатки вертикальных стен, что предполагало наличие помещений и проходов внутри старой пирамиды. Была также сделана ещё одна удивительная находка - каменная труба, выполненная из точно подогнанных цилиндрических секций (рис. 23) с внутренним диаметром около восемнадцати дюймов. Длинная труба была параллельна наклонной грани пирамиды и пронизывала её насквозь, на всю высоту.

Акоста и его сотрудники предположили, что труба служила для отвода дождевой воды, однако этой цели можно было достичь, во-первых, без применения такой сложной внутренней конструкции, а во-вторых, при помощи простых глиняных труб, а не тщательно вырезанных из камня и подогнанных цилиндрических секций. Расположение и наклон необычного - можно даже сказать, уникального - трубопровода явно свидетельствуют, что он был частью первоначального проекта пирамиды и имел отношение к функции всего сооружения. Тот факт, что руины соседних зданий, имевших множество комнат и несколько этажей, предполагают какое-то производство, а также то, что к ним по каналам подводилась вода из реки Тула, даёт основание предположить, что в глубокой древности в этом месте, так же как и в Теотиуакане, проходил некий процесс очистки и рафинирования минералов.

Поэтому при взгляде на загадочный инструмент в руках статуй возникает следующее предположение: может быть, он использовался вовсе не для резьбы по камню, а для резки скальных пород при добыче руды? Другими словами, не является ли он высокотехнологичным инструментом для горных работ? И не искали ли в этих местах золото?

Если более тысячи лет назад «Атланты» из центральных районов Мексики обладали высокотехнологичным инструментом, то возникает естественный вопрос: кто они такие? Судя по чертам лица, они явно не индейцы Месоамерики. Возможно, это даже не простые смертные, а «боги». На это указывает гигантский размер фигур - на стоящих рядом квадратных колоннах правители толтеков были изображены в натуральную величину. Сам факт, что в доисторические времена колоссальные изваяния были аккуратно разобраны и опущены внутрь пирамиды, предполагает, что их считали святыней. Все это подтверждает процитированные выше свидетельства Сахагуна, который говорил, что толтеки, оставляя город, закопали «множество вещей» и что даже его современники извлекали из-под земли предметы, вызывавшие восхищение своей красотой и искусным исполнением.

Рис. 24

Археологи убеждены, что четыре Атланта стояли на вершине Пирамиды Кетцалькоатля и держали крышу Небесного Балдахина. В египетской мифологии эту обязанность исполняли четверо сыновей Гора, которые поддерживали небо с четырёх сторон - на севере, юге, востоке и западе. Согласно египетской «Книги мёртвых» именно эти боги связывали Небо и Землю, и они же сопровождали умершего фараона при подъёме по божественной лестнице, ведущей в небеса и вечную загробную жизнь. Эта «лестница в небеса» изображалась иероглифом в виде одинарных или двойных ступенек, причём последний имел вид ступенчатой пирамиды (рис. 24а). Можно ли считать простым совпадением, что изображение ступенек украшало стены вокруг пирамиды Толлана и стало одним из главных иконографических знаков ацтеков (Рис. 24b)?

Центральное место в символике и верованиях племён науа занимал герой-бог и хранитель всех знаний Кетцалькоатль - «Пернатый Змей».

В таком случае представление о «Пернатом Змее» совпадает с представлениями египтян о Крылатом Змее (рис. 25), который помогал умершему фараону достигнуть царства бессмертных богов.

Помимо Кетцалькоатля, в пантеоне индейцев науа было множество богов, ассоциировавшихся со змеями. Это и «женщина-змея» Сиуакоатль, и Коатликуэ, «та, чья юбка из змей». Чикомекоатль был «седьмой змеёй», Эхекакоамикстли «облаком змей ветра», и так далее. Великий бог Тлалок часто изображался с маской в виде двух змей.

Таким образом, археология, мифология и символика приводят к неизбежному - хотя прагматичным учёным он кажется неприемлемым - выводу, что центральная часть Мексики, а возможно и вся Месоамерика, была царством змеиных богов - богов Древнего Египта.

Рис. 25

 

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ЗВЕЗДОЧЁТЫ В ДЖУНГЛЯХ

Майя. Это слово вызывает ассоциации с тайнами, загадками и приключениями. Древняя исчезнувшая цивилизация, народ которой сохранился до наших дней Удивительные города, оставленные во всём своём великолепии и поглощённые зеленью джунглей. Пирамиды, устремлённые в небеса и приближающиеся к богам. Искусно вырезанные и украшенные памятники с загадочными иероглифами, смысл которых теряется в глубине веков.

Загадка майя будоражила воображение и вызывала любопытство европейцев с того самого момента, когда первые испанцы ступили на землю полуострова Юкатан и увидели остатки затерянных в джунглях городов. В открывшуюся перед их глазами картину было просто невозможно поверить: ступенчатые пирамиды, храмы на приподнятых площадках, богато украшенные дворцы, каменные колонны с резьбой. Разглядывая эти вызывающие изумление развалины, испанцы слушали местные легенды, повествующие о монархах, о городах-государствах, о славе и великолепии былых времён. Один из самых известных испанских миссионеров, которые писали о майя и Юкатане во время завоевания этих земель испанцами, брат (впоследствии епископ) Диего де Ланда («Relation de las cosas de Yucatan») сообщал, что «на Юкатане имеется множество удивительных по красоте сооружений, и это самое значительное из всего, что было обнаружено в этих землях». «Все они построены из камня и богато украшены, хотя здесь не найдено никаких следов металла, при помощи которого могла быть выполнена эта резьба».

Испанцы лишь два столетия спустя обратили внимание на эти руины - они были заняты более важными вещами, такими, как поиски сокровищ и обращение местного населения в христианство. Только в 1785 году королевская комиссия провела осмотр найденных к тому времени руин Паленке. К счастью, иллюстрированный отчёт этой комиссии попал в Лондон и привлёк к загадке майя внимание богатого дворянина, лорда Кингсборо. Искренне веря, что жители Центральной Америки являются потомками десяти потерянных колен Израиля, он потратил остаток жизни и всё своё состояние на изучение древних памятников Мексики и расшифровку письменности майя. Его работа «Antiquities of Mexico» вместе с «Relation» Ланды служила бесценным источником сведений о прошлом этого племени.

Однако в глазах общественности честь археологического открытия цивилизации майя принадлежит уроженцу Нью-Джерси Джону Л. Стивенсу. Назначенный послом Соединённых Штатов в Центральноамериканской Федерации, он отправился в страну майя вместе со своим другом Фредериком Катервудом, который был превосходным художником. Две книги, написанные Стивенсом и проиллюстрированные Катервудом - «Incidents of Travel in Central America, Chiapas, and Yucatan» и «Incidents of Travel in Yucatan», - до сих пор, через два столетия после первого выхода в свет (в 1841 и 1843 году), входят в список рекомендуемой литературы для тех, кто занимается изучением цивилизации майя. Собственная работа Катервуда «Views of Ancient Monuments of Central America, Chiapas, and Yucatan» ещё больше подогрела интерес к этому предмету. Сравнивая рисунки Катервуда с фотографиями этих же памятников, поражаешься точности и аккуратности его работ (и с грустью видишь следы эрозии, которая имела место за это время).

Особенно подробными были отчёты, касающиеся таких крупных городов, как Паленке, Ушмаль, Чичен-Ица и Копан; последний связывают с именем Стивенса ещё потому, что он, чтобы без помех вести раскопки, выкупил этот участок у местного землевладельца за пятьдесят американских долларов. Всего было исследовано около пятидесяти городов майя; такое их количество не только поражает воображение, но и не оставляет сомнений в том, что изумрудный покров джунглей скрывает не просто несколько заброшенных форпостов, а целую цивилизацию.Очень важным стало открытие, что некоторые символы и знаки, вырезанные на каменных памятниках, представляют собой даты, и поэтому цивилизация майя может быть помещена в определённые временные рамки. Несмотря на то, что до полной расшифровки иероглифического письма майя и сегодня ещё очень далеко, учёным удалось понять датировку и соотнести её с датами христианского календаря.

Гораздо больше сведений о майя можно почерпнуть в их собственной богатой литературе - их книги были написаны на бумаге, изготовленной из луба растений и покрытой белой известью, которая создавала основу для нанесённых чернилами символических знаков. Правда, эти книги сотнями уничтожались испанскими священниками - в том числе и тем самым епископом Ландой, который в конечном итоге сохранил большую часть «языческой» информации в своих трудах.

До наших дней дошли лишь три (возможно, четыре) кодекса («книг в картинках»). Наиболее интересными для учёных оказались разделы, связанные с астрономией. Два других крупных литературных произведения тоже сохранились потому, что были переписаны с оригинальных кодексов или записаны из устных рассказов на языке местных племён, но латинским шрифтом.

Одна из этих книг называется «Чилам Балам», то есть предсказания жреца из Балама. Во многих деревнях Юкатана хранились копии этой книги; одной из наиболее полных переведённых копий считается «Книга Чилам Балам Чамауэля». По всей видимости, Балам - это нечто вроде трудов майяского Эдгара Кейса: в книгах содержится информация о мифическом прошлом и предсказания будущего, описания обрядов и ритуалов, сведения по астрологии и медицинские советы.

Слово балам на языке местных племён означает «ягуар», и этот факт вызвал недоумение учёных, поскольку не имел никакого отношения к пророчествам. Однако, на наш взгляд, стоит обратить внимание на то, что в Древнем Египте существовала каста жрецов, носившая название Шем и одевавшаяся в леопардовые шкуры (рис. 26а). Эти жрецы объявляли свои предсказания во время определённых придворных церемоний, а также произносили сакральные заклинания, предназначенные для того, чтобы «открыть рот» умер шему фараону и тем самым помочь ему после смерти присоединиться к богам. Археологами были найдены рисунки майя, на которых изображены жрецы в похожих одеждах (рис. 2бb). Поскольку в Америке шкуру леопарда заменила шкура ягуара, это может пролить свет на смысл имени Балам. Кроме того, это ещё одно свидетельство влияния египетских традиций.

Рис. 26

Ещё более интересным нам кажется сходство имени жреца-прорицателя майя с именем библейского пророка Валаама, которого царь Моава во времена Исхода евреев из Египта призвал к себе, чтобы наложить проклятие на израильтян, и который вместо этого предсказал им счастливую судьбу. Считать ли это просто совпадением?

Другое значительное произведение литературы - это «Пополь Вух». или «Книга Совета» горных племён майя. В ней рассказывается о происхождении богов и людей, приводится генеалогия вождей. Космогония и мифы творения, изложенные в этой книге, повторяют легенды других племён науа, что свидетельствует об их общем источнике. Что касается происхождения самого народа майя, то в «Пополь Вухе» утверждается, что его предки «прибыли с другого берега моря». Ланда писал, что «индейцы слышали от своих предков, что эту землю населяли пришедшие с востока люди, которым Бог открыл двенадцать путей через море».

Эти утверждения согласуются с легендой майя, известной под названием «легенда о Вотане». Она была пересказана несколькими испанскими хроникёрами, в том числе братом Рамоном Ордоньесом-и-Агуйа-ром и епископом Нуньесом де ла Вега. Впоследствии эта легенда была собрана из различных источников аббатом Е. С. Brasseur de Bourbourg («Histoir de nations civilisees du Mexique»). В ней рассказывается о прибытии на континент - по оценкам авторов хроник примерно в 1000 году до нашей эры - «первого человека, которого бог послал заселить эту местность и наделил землёй, которая теперь называется Америкой». Этого человека звали Вотан (значение этого имени неизвестно), а его эмблемой была змея. «Он являлся потомком Стражей из расы Кан. Земля, из которой он пришёл, называлась Чивгш». Всего он совершил четыре путешествия. Сначала он высадился на материке и основал поселение вблизи побережья. Через некоторое время Вотан двинулся в глубь континента и «у притока великой реки построил город, который был колыбелью его цивилизации». Он назвал свой город Начан, что означает «змеиное место». Во время своего второго посещения Вотан исследовал новые земли, изучив подземный мир и существовавшие под землёй проходы; говорят, что один из таких туннелей пронизывал гору неподалёку от Начана. Вернувшись в Америку в четвёртый раз, он застал разлад и соперничество среди людей. Поэтому он разделил своё царство на четыре области и основал в каждой из них по городу, сделав их столицами. Одной из этих столиц был город Паленке, а другая, по всей видимости, располагалась неподалёку от тихоокеанского побережья. Местоположение остальных неизвестно Нуньес де ла Вега был убеждён, что родиной Вотана был Вавилон. Ордоньес пришёл к выводу, что Чивим - это земли народа, который в Библии назван сынами Ханаана (Бытие, 10) и является родственным египтянам. Уже в наше время Зелия Наттэл («Papers of the Peabody Museum») обратила внимание на то, что в языке майя слово Кан, обозначающее змею, созвучно древнееврейскому Ханаан. В таком случае легенда майя, утверждающая, что Вотан происходил из расы Кан и что его символом была змея, возможно, использует игру слов, чтобы сообщить, что родина Вотана - Ханаан. Отчасти это поможет ответить на вопрос, почему слово Начан, или «змеиное место», практически идентично древнееврейскому Нахаш, что означает «змея».

Подобные легенды усиливают позицию тех учёных, которые считают побережье Мексиканского залива колыбелью цивилизации острова Юкатан - причём не только майя, но их предшественников ольмеков. С учётом этой точки зрения следует уделить больше внимания месту, которое почти неизвестно туристам и которое, по мнению археологов из университета Тулана и Национального географического общества, относится к периоду зарождения культуры майя - «от 2000 до 1000 лет до нашей эры, если не раньше». Это место называется Цибильчальтун и расположено вблизи портового города Прогресо на северо-западном побережье Юкатана. Руины, разбросанные на площади в двадцать квадратных миль, свидетельствуют о том, что город был населён с глубокой древности вплоть до появления испанцев; дома в нём строились, ремонтировались и перестраивались, а обработанные и украшенные резьбой камни растаскивались для использования в испанских и даже современных постройках по всей округе. Помимо огромных храмов и пирамид, город известен своей Большой Белой Дорогой, вымощенной плитами из белого известняка и протянувшейся на полторы мили вдоль оси восток-запад города.

Цепочка главных городов майя, протянувшаяся через северную оконечность Юкатана, известна не только археологам, но и миллионам туристов: Ушмаль, Ицмаль, Майяпан, Чичен-Ица, Тулум. И это лишь самые крупные из них. Каждый сыграл заметную роль в истории майя. Майяпан был центром союза городов-государств, Чичен-Ица возвысился благодаря мигрантам толтекам. Любой из них мог быть столицей, из которой - по свидетельству испанского хроникёра Диего Гарсиа де Паласио - выступил в поход великий вождь Юкатана, чтобы завоевать южные нагорья и построить самый южный город майя - Копан. Всё это, сообщал Гарсия, было записано в книге, которую ему показывали индейцы из Копана, когда он посещал это место.

Несмотря на все эти легенды и археологические данные, другая группа археологов придерживалась мнения, что культура майя - или, по крайней мере, сами майя - зародилась на южных нагорьях (на территории современной Гватемалы), а затем распространялась на север. Анализ языка майя показал, что он берет своё начало «в протомайяском обществе, которое примерно в 2600 году до нашей эры существовало на территории департамента Уэуэтенанго на северо-западе Гватемалы» (Д. /С. Моралес «The Maya Word»).

Но независимо от того, где и как развивалась цивилизация майя, учёные считают второй век до нашей эры её «доклассической» фазой, а начало «классической» фазы наивысшего расцвета приходится примерно на 200 год нашей эры. К 900 году нашей эры владения майя простирались от тихоокеанского побережья до Мексиканского залива и Карибского моря. За эти столетия майя построили множество городов с пирамидами, храмами, дворцами, площадями, колоннами, статуями, надписями и украшениями, которые вызывают изумление учёных и туристов своим количеством, разнообразием и красотой, не говоря уже о монументальных размерах и великолепной архитектуре. За исключением нескольких городов, обнесённых стенами, города майя представляли собой открытые культовые центры, вокруг которых селились чиновники, ремесленники и торговцы и которые снабжались многочисленным сельским населением. В этих центрах каждый следующий правитель строил новые сооружения или расширял уже имеющиеся, возводя большее по размерам здание поверх старого - подобно новому слою кожуры у луковицы. А затем, за пять столетий до прибытия испанцев, майя по неизвестной причине покинули свои священные города, которые постепенно поглощались джунглями.

Один из древнейших городов майя, Паленке, расположен вблизи границы Мексики и Гватемалы, и до него несложно добраться из современного города Вилья-Эрмоса. В седьмом веке нашей эры он находился на западных границах владений майя. Европейцы узнали о его существовании в 1773 году, а раскопки его храмов и дворцов, а также изучение богатых фресок и иероглифических надписей начались в 20-х годах двадцатого века.

Рис. 27

Однако слава к нему пришла только после того, как в 1949 году (Альберто Руисом Луильером) было обнаружено, что у ступенчатой пирамиды, названной Храмом Надписей, имеется ведущая вниз потайная лестница. Через несколько лет раскопок после удаления земли и мусора, заполнявших внутреннее пространство, было сделано главное открытие - склеп (рис. 27). В самом низу винтовой лестницы треугольный каменный блок маскировал проход в гладкой стене, который все ещё охранял останки воинов майя. За ним находился сводчатый склеп, стены которого были покрыты фресками. Внутри стоял каменный саркофаг, прикрытый прямоугольной каменной плитой длиной 12,5 фута и весом около пяти тонн. Сняв крышку, археологи увидели останки скелета высокого мужчины, на котором сохранились украшения из жемчуга и нефрита. Его лицо было накрыто мозаичной нефритовой маской, а среди бусинок нефритового ожерелья лежал маленький нефритовый кулон с изображением какого-то божества.

Это открытие стало настоящей сенсацией, поскольку ни одна из ранее найденных пирамид и ни один из храмов Мексики не использовались в качестве гробниц. К загадке склепа и его обитателя добавлялась загадка изображения, вырезанного на каменной крышке саркофага: внутри богато украшенной комнаты на троне в окружении перьев или пламени сидит индеец майя и, по всей видимости, управляет каким-то сложным механическим устройством (рис. 28). «Общество древней астронавтики» и его спонсор Эрих фон Дэникен полагают, что это изображение астронавта внутри космического корабля с работающими реактивными двигателями.

Рис. 28

Археологи и другие учёные высмеивают эту идею. Надписи на стенах гробницы и примыкающих зданий убедили их, что в саркофаге похоронен правитель Пакаль («Щит»), правивший в Паленке в период с 616 по 683 год нашей эры. Некоторые считают, что на крышке саркофага изображён Дракон Подземного мира, уносящий умершего Пакаля в царство мёртвых; тот факт, что в день зимнего солнцестояния солнце садится точно позади Храма Надписей, усиливает символику ухода вождя вместе с заходящим солнцем. Другие, вдохновлённые новой интерпретацией обрамления - кольцо символических знаков, обозначающих небесные тела и знаки зодиака, - убеждены, что рисунок изображает вождя майя, которого Небесный Змей уносит в царство богов. Похожий на крест объект, к которому обращён усопший, считается стилизованным Древом Жизни, указывающим на то, что умерший вождь обретает бессмертие в загробной жизни.

Похожая гробница, известная как «захоронение 116», была найдена на большой площади Тикаля у подножья одной из главных пирамид. На глубине около двадцати футов археологи обнаружили скелет необычно высокого человека. Его тело покоилось на постаменте из каменной кладки и было окружено (как в Паленке) жемчугом, изделиями из нефрита и керамики. Кроме того, изображения людей в пастях огненных змей (которых учёные называют Небесными Богами) были найдены в различных городах майя, например, в Чичен-Ице (рис. 29)

Учёные признают, что «невозможно удержаться от невольного сравнения с гробницами египетских фараонов». Сходство между склепом Пакаля и тех, кто царствовал гораздо раньше в долине Нила, просто поразительно (X. Ла Фей «The Maya, Children of Time», журнал «National Geographic Magazine»). И действительно, сцена, запечатлённая на крышке саркофага Пакаля, аналогична рисункам, изображающим фараона, переносимого Крылатым Змеем в вечную жизнь среди небесных богов. Фараон не был астронавтом, но становился им после смерти, и, по нашему предположению, именно в этом смысл изображения в гробнице Пакаля.