Казалось, руки Пэт одновременно везде. Лэсситер лежал на спине, закрыв глаза, в то время как тысячи рук, по крайней мере, ему так грезилось, хотели убедиться в реальности его существования. Ее нежные ласковые прикосновения доставляли огромное наслаждение, будили в нем страсть. Потом Пэт оказалась на нем, наклонилась вперед, прижалась губами к его губам и начала медленно раскачиваться, пока не почувствовала, что возбуждает его слишком быстро. Она почти совсем затихла, пока он короткими резкими толчками бедер не побудил ее продолжать.

Страсть сладкими волнами накатывалась на их тела. Пэт закрыла глаза, чтобы острее ощутить наслаждение.

Эти игры они продолжали до рассвета, все время в новых вариациях. Ведь Пэт знала их бесконечное количество, и он был благодарен ей за это…

Они проспали до полудня, и в общем-то хорошо, что в старом отеле не оказалось никаких постояльцев. Вероятно, Пэт об этом заранее позаботилась. Иначе она вряд ли смогла бы полностью посвятить себя Лэсситеру. Все заботы по дому принял на себя верный Джерихо.

Солнце уже высоко поднялось над Грин-Ривером, когда они сели завтракать в кухне. В дверь робко просунулась голова старика.

— Очень сожалею, мистер Лэсситер, — сказал он и покачал головой. — Мне не удалось выяснить, дома Джерри Грей или нет. Некоторые говорят, что видели, как он со своими людьми несколько дней тому назад верхом выезжал из города. Но в салуне один старый знакомый сообщил мне, что заметил, как сегодня утром Джерри Грей выходил из дома.

Пэт удивленно посмотрела на Лэсситера.

— Это ты посылал Джерихо? Зачем?

— Спасибо, Джерихо, — сказал Лэсситер.

— Иди сюда, садись с нами, — пригласила Пэт старика.

Но Джерихо отказался, он уже давно позавтракал.

Пэт наливала кофе и вопрошающе смотрела на Лэсситера.

— Я назначил Джерри Грею свидание на двенадцатое, — произнес он. — Здесь он или нет, я все равно хочу ему дать знать, что помню о сроках.

Ее прекрасные глаза расширились от ужаса.

— Ты что, надеешься, что он сидит с деньгами и ждет тебя? Если он и ждет тебя, то лишь затем, чтобы убить!

— Его людей, я думаю, еще нет в городе, а с ним одним-то я уж как-нибудь справлюсь.

Лэсситер встретил в горах бандитов, однако не сумел разглядеть среди них Джерри Грея. Похитив Фикса Кэссиди, Лэсситер направился с ним сперва на север, а потом, чтобы сбить их со следа, свернул на восток. Потом он доставил Фикса к шерифу в Дрэджертауне, который, приняв преступника, обещал охранять его до тех пор, пока Лэсситер не вернется и не переправит его в Теннеси. Но сперва надо было заполучить деньги. Денег пока не было, и вряд ли Джерри Грей когда-нибудь выложит их добровольно. Похищение Кэссиди с ранчо было, разумеется, недостаточным средством давления. Кстати сказать, Лэсситер на этот счет и не обольщался.

— Будь осторожен, Лэсситер, Грей очень опасен, — сказала Пэт с тревогой.

— Мне кажется, он ищет меня по всей округе.

— Тогда тем более не вижу причины, чтобы ты рискнул сегодня появиться в его доме.

— Ну уж нет! Он должен знать, что двенадцатого числа я приходил.

— Это же, мягко говоря, глупо! -упрекнула его Пэт. — К тому же ничего не даст, а я так просто сойду с ума от страха за тебя.

— Не стоит волноваться, — сказал он, вставая. — Обещаю, что буду осторожен. Никто не заметит, как я выйду из твоего дома.

— Не в этом дело!

Он подошел к ней, обнял и нежно поцеловал.

— И в этом тоже. Я хочу сюда вернуться, а поэтому должен быть спокоен за тебя, дорогая.

Она не отпускала его. — Я пока скажу Джерихо, чтобы он оседлал твою лошадь.

— Не нужно. Я пойду пешком. Через два часа вернусь. Не позже.

С серьезным видом она посмотрела на него.

— Два часа, да это целая вечность!

— Ради Бога, успокойся, — он взял ее за подбородок и поцеловал в кончик носа. — Что со мной будет, если я тебя потеряю!

Пэт закрыла глаза и счастливо улыбнулась.

— Не надейся, что я так быстро тебя отпущу.

— На этот раз я пробуду у тебя несколько дней!

Пэт с обожанием посмотрела на него. Ее глаза сияли. Но когда он направился к двери, к ней вернулись прежние страхи.

У задней двери Лэсситера ждал мрачный Джерихо.

— Будьте осторожны, Лэсситер. Я не представляю себе, смогу ли успокоить Пэт, если с вами что-нибудь случится.

— Я ненадолго, старина. — Лэсситер шутливо толкнул старика в грудь и вышел из дома. Внимательно огляделся. За соседним участком свернул в переулок и незаметно прошел к Мэйн-стрит, низко надвинув на лоб ковбойскую шляпу.

Он пересек Мэйн-стрит и, пройдя по извилистому переулку, оказался у заднего двора отеля Джерри Грея. Между конюшней и сараем он остановился и прислушался. Тишина. Вокруг ни души. Когда Лэсситер тихо вошел в дом с черного хода, до его слуха донеслись голоса. Потом какие-то шорохи. Хорошо, что он знал расположение комнат. По черной лестнице он неслышно поднялся в контору Грея.

Охранников не было. Не было и бандитов, которые обычно сидели в холле и изображали посетителей, но на самом деле следили за тем, чтобы ни один случайный человек не зашел в отель.

Лэсситер вовсе не огорчился оттого, что не застал Джерри Грея на месте. Он подошел к письменному столу и собирался уже сесть и написать записку, что двенадцатого в полдень, как договаривались, он был в его доме, но вдруг дверь за его спиной тихо скрипнула. Лэсситер насторожился…

Чернокожий сторож показался в дверях и смотрел на него с отсутствующим выражением. — Что вам угодно сэр?

Лэсситер окинул старика с ног до головы. — Сперва закрой дверь! — сказал он, опустив винтовку. — Ты знаешь, кто я?

— Вы мистер Лэсситер! — Чернокожий льстиво улыбнулся. — Вы здесь не в первый раз.

Лэсситер ухмыльнулся. — И не в последний!

Старик молчал.

— Ты что, меня ждал?

— Я видел, как вы входили в дом!

Этот мерзавец изображает из себя смиренного слугу. Лэсситер насторожился.

— Мы договаривались с твоим хозяином о встрече. Ты знаешь?

— Я знаю только, что он ищет вас!

— Не там, где надо! — Лэсситер опять ухмыльнулся.

— Так точно, сэр. В конце концов, вы здесь, а мистер Грей где-то в лесных дебрях или в горах.

— Ну, а лавочка и без него работает, да? Кстати, он не сказал когда вернется?

— Как только найдет вас, сэр! — совершенно серьезно ответил негр.

Лэсситер рассмеялся.

— За то время, что мы здесь будем сидеть и ждать, пока он обшарит всю округу, я стану таким же черным, как ты.

Старик никак не отреагировал на слова Лэсситера, по крайней мере, его взгляд не выразил ничего.

— Ты передай, что я заезжал, как мы и договаривались!

— Разумеется, сэр!

— Скажи ему, я возьму с него проценты за нарушение обязательств.

— Я доложу. Можете на меня положиться, сэр!

Подойдя к двери, Лэсситер взялся за ручку, но задержался.

— После возвращения у твоего хозяина останется ровно двадцать четыре часа на то, чтобы приготовить монеты. И он здорово пожалеет, если денег не будет. Передай ему, что Лэсситер шутить не любит. И пусть не надеется, что его свора сможет защитить его.

Во взгляде старика читалось безразличие, по крайней мере, так казалось Лэсситеру.

— Ты все запомнил?

— Конечно, сэр. Повторить?

— Не нужно, снежинка! -напоследок пошутил Лэсситер, собираясь уже открыть дверь.

Но что это вдруг? Укус? Уж не притащил ли он клопа с постоялого двора Пэт! Но тут он увидел, что в руке чернокожего блеснула тонкая длинная игла, которую тот успел всадить ему в бедро. Да это же яд! Яд, которым далекие предки африканца пропитывали стрелы! Значит, вот для чего находится здесь этот старик. Лэсситер с ужасом почувствовал, что не может пошевельнуться. Он хотел схватиться за винтовку. Хотел выбежать из комнаты. Хотел позвать на помощь. Но не мог пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Он даже не мог открыть рта.

Потом все закружилось у него перед глазами! Лицо чернокожего расплылось в отвратительной гримасе. В сознании проносились обрывки каких-то мыслей. Внезапно все погрузилось в темноту, и он почувствовал, что падает. От испуга он подтянул ноги к телу.

Лэсситер, падая на живот и уже почти ничего не соображая, все же успел вцепиться в старика, потянув его за собой на пол. В ушах звучала громкая страшная музыка.

Он видел перед собой лицо коварного негра. Оно казалось ему то светлее, то темнее. Вдруг он почувствовал, что от старика отвратительно пахнет чесноком…

Неожиданно перед ним выросла фигура Джерри Грея. Крупный, на длиннющих ногах, с револьвером в руке.

— Кто тебя послал в Грин-Ривер? — зазвенело в ушах. — Отвечай! Кто платит тебе? Последний раз спрашиваю. Ты понял?

В ответ Лэсситер промямлил что-то невразумительное, сам не понимая что. Джерри Грей свирепо вращал зрачками, потом исчез. Откуда-то повеяло прохладой. Лэсситер почуял запах воды и ила.

Пошли все к черту, но это уже явно не Грин-Ривер. Если бы он только мог соображать! Он ясно ощущал одно — его тошнило.

Вспомнилась Пэт, хотя долгое время Лэсситер никак не мог представить, какие у нее, собственно говоря, были волосы — белокурые или темные…

Откуда-то доносился грохот водопада.

Чернокожий снова возник перед глазами с тонкой и длинной иглой в руке.

Лэсситер издал душераздирающий крик. Но старик тем не менее всадил иглу в его тело. Снова все погрузилось во тьму, и Лэсситер уже ничего не помнил. Неожиданно Джерри Грей опять выступил из темноты.

— Отвечай! Отвечай же ты, сукин сын! — в бешенстве кричал он. — Кто тебя послал в Грин-Ривер? Кто тебе платит?

Лэсситер ясно и четко слышал каждое слово, но до него не доходил смысл сказанного. Было трудно даже узнать Джерри Грея. Лэсситер что-то говорил, но Грей не понял и, выругавшись, ушел.

Лэсситера вырвало. Чернокожий не прикончил его отравленной иглой, а держал все новыми дозами яда на грани смерти. Однако несмотря на затмение в мозгу, он все же понимал, что если он хочет вырваться из этого состояния, надо убить старика.

Но пока он не мог шевельнуть даже пальцем.