Домье рисует свое дамьё — блядищ девятнадцатого столетия. Величье будущее свое рисует до полного утоленья. Домье рисует жадных старух в сопровождении пошлых старцев. Он продуктивен, будто сторук. А что, если вправду сторук? Может статься. И крив и кос человеческий род, иного же у Домье не случается. Когда получается лучший урод, Домье кричит: — Урод получается! А девушки, в майском своем цвету, глядят в его глаз холодное олово, глядят в его бездну, в ее высоту, задрав на беззвездное небо головы.