Оторвавшись от жизни, сорвавшись с цепи — все потеряно, кончено, бито — одиноко гуляю, как ветер в степи, выхожу на чужую орбиту. А за мною, как тень, тянется целый день осторожная, ржавая, резкая звень и на всех буераках, обрывах, на неровностях местности здешней, степной, знать дает о себе проходящий со мной тот стальной и звенящий обрывок. И неволю и волю, и мир и тюрьму в диком поле вызванивать надо ему: их противоположность в единстве, их взаимная ненависть, тесная связь — всё, единожды накрепко установись, небольшому обрывку годится.