Под небом голубоватым, где серенький вьется дымок, где каждый местный атом признать бы в лицо ты мог — именно здесь ты здешний, ты местный в этих местах, под старенькою скворешней ты в птичьих делах мастак, земляк вот этой землицы, а не далеких планет, и всё — знакомые лица, а незнакомых — нет, да, вовсе нет незнакомых — не девери, так зятья, и в здешних жестких законах имеется строчка твоя, и в здешних протяжных песнях имеется строчка твоя, и здешних вестей ты вестник, и все вы — одна семья, и все вы — одна компания по части хмельного вранья, и в здешнем самокопании есть и лопата твоя.