Ну а эта стоит минус восемнадцать — я понятно объясняю? — спросил робот. Возвышавшееся над ним огромное птицеподобное существо кивнуло и попыталось принять более удобное положение. Они сидели за столом в кают-компании.

Ландо посмотрел поверх своей тарелки с крышкой, что использовались в невесомости, и хихикнул, гадая, кто из этих двоих кого сделает, — птица и дроид увлеклись игрой в сабакк. Буквальность Вуффи Раа могла ему помешать. Но с другой стороны — внимание Вайвы Фибота было сейчас поделено между полученными им повреждениями и тем, что он увидел во время бешеной атаки Огненного ветра.

Офицеру службы по борьбе с наркотиками наложили шины: удочки из звенящего дерева как раз пригодились для этих целей. Несмотря на то что в большинстве своем они превратились в неплохое удобрение, которое Ландо продал на Дилонексе (сбыть там удочки в их первоначальном виде у него не было шансов), у него еще осталась целая охапка в одном из вспомогательных складов.

Но в целом неплохо. Все могло закончиться куда хуже. Они все могли умереть.

Снова подняв глаза, Ландо подмигнул Басси Бобах, которая, как и он сам, ела из крытой тарелки. На то, чтобы переместить птицу в удобную позицию, когда можно было бы заняться его ногами, даже в невесомости ушло около часа. После чего одновременно возникла тысяча вещей, которым нужно было уделить внимание, и о еде некогда было даже подумать.

В первую очередь позаботиться нужно было о «Соколе». Его основательно потрепало за время их отчаянного полета сквозь Огненный ветер и в битве с теми бродячими истребителями. Ландо так и не понял — кто, во имя Галактики, это был и почему они его атаковали. С выключенными инерционными регуляторами тяги корабль не был приспособлен для подобной акробатики. Так что напряжение на его корпус и каркас должно было быть чудовищным.

По «Соколу» стреляли, да к тому же его постоянно бомбардировали крошечные, почти невесомые частицы Огненного ветра с достаточной, впрочем, массой для того, чтобы перегружать динамические щиты. Ключевой момент был в том, что за счет силовых щитов корабль выходил целым из любого испытания. Даром, что он представлял собой плохо пригнанную груду болтов и гаек, скрепленных вместе электромагнитными и гравитационными прибамбасами. Но корабль был для Ландо словно подружка, которую игрок продолжал любить, несмотря ни на что.

* * *

— Масса, мне кажется, еще один сантиметр к правому борту.

Вуффи Раа был с другой стороны корпуса — внутренней — и изучал результаты изнуряющего труда, что Ландо производил снаружи. Под трапом зияла широкая безобразная дыра — результат атаки одного из истребителей. Правда, более серьезных повреждений не было, и про себя Ландо засмеялся: посмотреть бы на тот истребитель сейчас.

На данный момент Ландо не мог больше ничего сделать с механическими повреждениями. Изоляция была в порядке, трап работал отлично (хотя он слегка деформировался, и, выходя из корабля, можно было споткнуться), и чему следовало уделить внимание, так это защите.

Он передвинул инструмент на сантиметр правее, дождался подтверждения от робота и загнал очередную клепку на место. Ландо не понимал, почему предыдущие владельцы фрахтовика не проделали эту работу давным-давно. В трюмах были все нужные запчасти. Ленились, наверное. Когда он закончит, эффективность корабельной защиты удвоится — разумеется, соответственно возрастет и потребление мощности. Может быть, в этом и была настоящая причина, а лень ни при чем.

В скафандре было жарко, и Ландо вспотел. К тому же он снова был голоден. Что хуже всего, это была работа, вызывавшая клаустрофобию — между днищем и каменной поверхностью расселины был только узкий клинышек пространства. Но в этом нужно было винить только себя самого. Он срезал с полдюжины коммуникационных и сенсорных антенн, располагавшихся в этой части корабля. Тех самых приспособлений, которые, чтобы работать, должны были выдаваться за пределы щитов. Факт, что они не работали из-за Огненного ветра, и враждебно настроенный корабль, который собирался разнести «Сокол» в хлам, помогли принять мгновенное решение.

Ландо начал выбираться из тесной щели.

— Давай посмотрим, что там с корпусом наверху. А потом я себе устрою перерыв — боюсь, уж больно это все утомительно.

Ответ маленького дроида был полон извиняющихся ноток:

— Масса, если бы это было возможно, я бы сделал работу вместо вас Я…

— Вуффи Раа, хоть раз заткнись и дай сделать тяжелую работу кому-то еще. Если ты сюда высунешься, проклятое солнце снова начнет поджаривать твои мозги. В рубке вроде бы безопасно — нас прикрывает астероид, но недостаточно. Так что тебе нужна дополнительная защита корпуса.

— Да, масса. Как удачно, что эта расселина пролегает перпендикулярно направлению Огненного ветра. Если бы она шла на несколько градусов в сторону, то работала бы как воронка или волновод и концентрировала…

— Да, — сказал Ландо и вздрогнул, — это здорово, я знаю!

Когда он направил «Сокол» в расселину, он вовсе не думал о подобном, а просто пытался сбежать от истребителей. Он летал и сражался без особых рассуждений, но сейчас у него мурашки побежали по коже, когда он представил — что могло бы быть.

— Так, ладно, я выбираюсь отсюда. Подготовь шлюз — я минут пять передохну и займусь верхней частью корпуса.

Может, это и тяжелая работа, подумал Ландо, но когда я закончу, мой корабль, пассажиры — и я! — будем хорошо защищены от этого Огненного ветра. Так же как мы защищены сейчас — только не придется прятаться в астероиде, и мы сможем отправиться восвояси.

* * *

— Сабакк! — выкрикнул Вуффи Раа, демонстрируя карты пораженной птице. — Видишь ли, есть особое правило: когда у тебя на руках Идиот — как ты знаешь, его стоимость равна нулю, — двойка чего угодно и тройка чего угодно автоматически дают двадцать три.

Вайва Фибот удрученно протянул несколько кредиток.

— Но это нелепо, — голос у него звучал смешно. — В этом нет смысла. Два и три — это пять, а не двадцать три. Да к тому же добавление нуля…

— Вот поэтому такая комбинация называется «Построение Идиота», ты, старый простак, — заявил Ландо. Если дело пойдет так и дальше, то он будет управлять кораблем, а играть предоставит Вуффи Раа. Ландо доел содержимое своего контейнера, после чего отправил посуду в очиститель. — Басси, почему бы тебе не поиграть с ними? Играть втроем интереснее.

— Не в этой жизни! — она с сожалением покачала головой. — Я уже достаточно наигралась в сабакк, мне хватит, спасибо.

* * *

— Масса, с моей стороны будет большой дерзостью, если я скажу, что сегодня вы управляли кораблем весьма профессионально?

— Только если ты будешь называть меня массой в процессе. — Простенькая похвала крайне польстила Ландо. Он был совершенно ужасным пилотом, когда Вуффи Раа взял эту проблему в свои руки — или, скорее, в щупальца. Теперь же, во всяком случае иногда, «Тысячелетний сокол» полностью подчинялся воле Ландо, а не наоборот.

Маленький дроид был подавлен собственной неспособностью противостоять воздействию радиации, которая вызывала у него иррациональную безответственность. На что Ландо заметил, что под соответствующим давлением, приложенным под правильным углом, раскалываются даже алмазы.

* * *

Он загнал на место еще одну клепку, на этот раз на верхней части корпуса «Сокола», и направился к следующей намеченной позиции. Нечего удивляться, что корабль был так уязвим — в дюжине мест щиты не могли правильно совпасть друг с другом.

Придерживая перчатку одной рукой, он аккуратно вытащил другую руку из рукава скафандра, продел пальцы под воротником шлема и отер пот с лица. Почему-то за те столетия, что люди носили скафандры, никто так и не додумался изобрести…

Рядом с его подбородком зажегся красный сигнал. Что бы это могло значить? Великий Край!

Это значит, что система обогрева перегружена и он сейчас сварится в этом скафандре заживо! Он изучил показания датчиков на левой руке, но там все было в порядке. Так в чем же дело? Ландо включил передатчик:

— Вуффи Раа, начни готовить шлюз — мне надо сменить этот скафандр. Что-то…

Ответа не было.

— Вуффи Раа, ты слышишь? По-прежнему нет ответа.

Ландо снова проверил датчики, встроенные в рукав. Согласно им коммуникатор пилота работал стабильно.

Сложность заключалась в том, что самая высшая точка корпуса «Сокола» была точно рядом с верхним шлюзом. Чтобы добраться туда, где он был сейчас, нужно было ползти снизу и перебираться через край корабля. И сейчас, с неисправным скафандром, Ландо не был уверен, что успеет проделать все это в обратном порядке. Вуффи Раа мог помочь сэкономить несколько решающих минут — если бы только ответил!

— Капитан — «Тысячелетнему соколу», меня слышно?

Ничего.

Ландо уселся как мог неподвижно и принялся напряженно думать. Казалось, что с каждой секундой в скафандре становилось все жарче. В какой-то миг он бросил взгляд на клепальный пистолет в руке и на колесо шлюза напротив куска камня, что образовывал крышу над головой Ландо. Медленно пробравшись на метр вперед, он несильно стукнул в основание колеса. Удар передался корпусу и легкой вибрацией отдался в скафандре. Ландо повторил свои действия снова. Затем еще раз.

Через несколько секунд пришел ответ.

— Масса, это вы производите шум? Я не могу вас найти по передатчику.

Неуверенный, что Вуффи Раа сможет его услышать, Ландо снова ударил инструментом по колесу.

— У вас какие-то неприятности — помимо неисправного передатчика?

Правильная догадка, Вуффи Раа Удар!

— Я сейчас поднимусь и заберу вас… Двойной удар.

— Но, масса… Двойной удар.

Несколько жарких минут спустя через край корабля по направлению к Ландо вскарабкалась еще одна фигура, Басси Бобах — ее пистолет был приторочен к позаимствованному скафандру — добралась до Ландо и коснулась своим шлемом его.

— Если ты полицейский, то это на всю жизнь, — пошутил Ландо до того, как она даже успела открыть рот.

— Не будь идиотом. Что с твоим скафандром? Он стряхнул заливавший глаза пот. Крошечные капельки поплыли внутри шлема, отвлекая.

— Вышла из строя система охлаждения или что-то вроде того. Я переживал, что неплохо бы поужинать, но сейчас, похоже, я сам скоро превращусь в уж…

— Ох, заткнись! Расслабься и не шевелись. Я вытащу тебя отсюда. Твой маленький пятирукий друг и офицер Фибот ждут нас у нижнего шлюза.

— Но ведь у птицы переломаны ноги!

— Не тебе говорить!

* * *

Ландо был близок к потере сознания, когда они наконец-то оказались в корабле. Вуффи Раа практически сорвал шлем со своего хозяина — едва не прихватив заодно и уши. В результате порыв свежего воздуха, ударивший в лицо, показался Ландо арктическим зефиром.

— Ну вот, еще одно приключение, — заметил Ландо, пока остальные стаскивали с него скафандр. Кто-то протянул бутылку воды. — Что мне было нужно, так это провести несколько дней в резервуаре сенсорной изоляции. И вся вселенная в моем распоряжении. Кто-нибудь соорудит чего-нибудь поесть?

Басси Вобах фыркнула и покинула шлюз, топая от возмущения — что в условиях отсутствия гравитации сделать было непросто.

— Пожалуйста! — бросила она через плечо.

Ее коллега последовал за ней, неуклюже хромая на забинтованных ногах.

Вуффи Раа, тщательно изучавший скафандр, взглянул на Ландо.

— Масса, — его голос был очень тих, и говорил робот осторожно, — вы снимали этот скафандр, между тем когда вы работали внизу и когда отправились наверх?

Ландо лежал на спине рядом с люком шлюза и подумывал — но только подумывал — о том, чтобы подняться и пойти вперед. Ощущать холодный металл сейчас было чрезвычайно приятно.

— Пришлось, — ответил он, надеясь, что робот не имеет в виду то, что, как ему казалось, он имеет в виду. — Зов природы.

— Значит, это сделали тогда. Масса, кто-то…

— Испортил скафандр, когда я не видел, так?

— Боюсь, что так. Они перепрограммировали коммуникатор и охлаждающую систему. Довольно странно, но если бы вы продолжали попытки вызвать меня на связь, то не зажарились бы.

Ландо потряс головой, ухватился за стойку и сел неподвижно.

— Слегка непонятно, даже если это была шутка. Кого из них ты подозреваешь?

— Басси Вобах помогла спасти вашу жизнь.

— Так она не могла избежать этого. Ладно, пойдем, а то охота покурить. Как думаешь, смогу я свернуть сигарету из того, что осталось от сигар в сейфе?

— Зачем вам это, масса?

— Затем.

* * *

Следующим пунктом перечня необходимых дел — после небольшого перерыва на еду — было определить местонахождение «Сокола». Во время битвы и бегства от эскадры истребителей, траектория корабля изобиловала поворотами и изгибами и проходила такие расстояния, что Ландо не мог всего этого упомнить. Он и Вуффи Раа провели уйму времени, обдумывая и просчитывая варианты на навигационном компьютере.

— Масса, оборудование бесполезно — радиация его прикончила. Должен признать, у меня мрачные предчувствия. Впрочем, в каталоге есть кое-какая информация: притом, что этот астероид необитаем, он занесен в список.

Ландо сидел в рубке рядом с роботом и удивленно передернул плечами в ответ:

— Что? Ты хочешь сказать, что знаешь, где мы?

— Я знаю номер в каталоге и некоторые характеристики астероида, на котором — или, если хотите, в котором мы сейчас Его форма — уникальна и это было давно замечено. С другой стороны, я не могу сказать точно, где сейчас находится сам астероид. У меня есть траектория его орбиты, но в этой системе все подчиняется какому-то своему порядку, гравитационные поля…

— Гравитационные поля?

— Да, масса. Предсказать — где что-либо в тот или иной момент будет находиться — все равно что рассчитать геометрическую задачу с миллиардом составляющих. В любое другое время постоянно работают дальние дистанционные сенсоры и информационные базы системы обновляются каждый час Но сейчас Огненный ветер и…

— Понятно. — Ландо повернул переключатель — возникла гравитация, достаточная для того, чтобы он мог свернуть сигарету. Покончив с этим, он зажег ее, снова отключил генераторы поля и откинулся в кресле, напряженно думая.

— Если мы еще раз окажемся в этом месиве, то не будем способны проложить курс, — сказал он больше самому себе, чем роботу.

Вуффи Раа согласился и добавил:

— Как бы то ни было, вы повысили защиту, так что от меня теперь будет больше проку, масса. Но проблема в том, что мы не знаем, куда направиться.

— У нас же по-прежнему есть эта твоя программа навигационного счисления? — Ландо задумчиво стряхнул пепел с сигареты, и тот полетел по кабине, осев в итоге на корпусе Вуффи Раа. (С тем же отсутствующим видом дроид стряхнул пепел, он рассыпался, и оба потеряли его из виду.

— Да, масса — с большим пробелом неизвестных виражей, когда вы пытались ускользнуть от тех истребителей.

— Ты можешь оценить, как велик этот пробел?

— Да, конечно. Хотя бы по расходу энергии, если больше не по чему.

— Тогда это будет нашими границами. Мы просто продолжим следовать старым курсом, как если бы не отклонялись от него. Будем искать в пространстве, очерченном этими границами, особняк Боххуа Мутдаха.

— Боюсь, не получится, масса. Даже если бы не было других причин — границы не остаются прежними. Пока мы двигаемся в сторону солнца, они расширяются с учетом возможных погрешностей в расчетах. Во время Огненного ветра невозможно точно определить скорость сноса и…

— А в этом твоем каталоге нет подробностей астероида Мутдаха?

— Пятьдесят семь девяносто два? Да, масса, я…

— Тогда это может дать нам какие-то намеки относительно остальных астероидов вокруг. Необычная форма нашего поможет определиться. Давай попробуем добраться туда как можно ближе, а затем будем прокладывать дорогу от камня к камню — до тех пор, пока не найдем нужный.

— Хорошо, масса, я не вижу других альтернатив.

— Как и я. Теперь, пока мы все еще здесь и никто нам не мешает, давай поговорим о том, кто на этот раз попытается меня убить.

* * *

— Мы опоздали почти на день! — запротестовала Басси Бобах. Все снова собрались в кают-компании. Уверившись, что его пассажир со сломанными ногами устроился комфортно, Ландо включил гравитацию и попросил Вуффи Раа приготовить еще одну трапезу до вылета

— Вы понимаете, — продолжила женщина-офицер, обращаясь к непонятливой аудитории, и в частности к Ландо, который раздражался все больше, — что в обычных условиях этот перелет занимает немногим больше двух часов?

— Как обитатель системы Осеона, моя дорогая наемница, ты должна понимать лучше кого другого, что выражение «обычные условия» неприменимо к нынешним. Там снаружи бушует шторм, и, хотя я не говорю, что не желаю снова рисковать, я считаю, что сделать кое-какие приготовления необходимо.

— Капитан, могу я вам напомнить, что в этом деле у вас нет полной свободы действий и…

— Офицер, могу я напомнить вам, что капитан здесь — я и это значит, что если вы будете продолжать изводить меня придирками, то… я отберу у тебя бластер и заткну им твой рот?

Полицейская моргнула и села на место в тихой ярости. Даже ее начальство никогда так с ней не разговаривало! Ландо усмехнулся — не сказать, что без иронии, — и заявил:

— А теперь слушайте сюда; один из вас пытался меня убить, когда я был снаружи. Я буду очень занят, когда мы покинем наше убежище. Заняты будем оба — Вуффи Раа и я, так что мне будет не до того, чтобы постоянно оглядываться. Поэтому до тех пор, пока мы все не договоримся, мы будем сидеть здесь. А вообще, я склоняюсь к тому, чтобы сковать вас двоих вместе наручниками — до тех пор, пока мы не прибудем на 5792. И если вы думаете, что я шучу, то вы заблуждаетесь самым ужасным образом. Если вы не придумаете альтернативное решение, которое устроит вас больше и которое покажется мне удовлетворительным, мы поступим так, как сказал я. Или же будем сидеть на этом астероиде, пока центр Галактики не замерзнет.

Басси Вобах хранила злобное молчание и сидела с кислым выражением лица, сложив руки на груди. Вайва Фибот задумчиво мигнул своими огромными голубыми глазами, но в итоге сказал не больше, чем его коллега.

— Вы двое, смотрите — я не шучу! — Ландо не выдержал. — Я еще не понял, кто здесь что для кого и зачем делает, но что-то — возможно, этих «что-то» несколько — точно происходит. У меня уже вошло в привычку избегать быть убитым. Так что один из вас сейчас достает свои наручники и прицепляет себя к другому или…

— Масса! — раздался крик из интеркома. — У нас неприятности — большие неприятности! Поднимайтесь ко мне!

Быстро вскочив на ноги, Ландо скользнул взглядом по обоим копам, разочарованно ударил кулаком одной руки по ладони другой и поспешил в рубку.

— Что такое, Вуффи Раа? Я как раз собирался…

— Посмотрите вперед, масса, на край расселины.

Ландо забрался в кресло пилота и пристегнулся. В голову пришла удачная мысль, и он включил гравитацию в кают-компании до уровня, примерно в три раза больше нормального.

— Это удержит их на месте! Я… о, нет!

— Да, масса. Вы видите отражения от их корпусов. Эскадра истребителей нас обнаружила. Через несколько секунд они откроют огонь и у них не будет шанса промахнуться!