Жребий полицейского офицера несладок. Порой он просто приводит в уныние, думала офицер Басси Бобах, занимаясь написанием отчета об убийстве у «Тысячелетнего сокола». Ну что за время для подобного инцидента! Огненный ветер начался, а она все пропустит.

Она родилась на Осеоне. Одна из многих, которые служили меньшинству. На самом деле ее функции мало отличались от функций множества роботов, населявших астероид, — избавлять хозяев от малейших неудобств. О том, что именно это всегда было важнейшей задачей полиции вне зависимости от времени или пространства, она не подозревала. Ее образование было специфичным и узконаправленным. Аналитические навыки оно не развивало, равно как не способствовало развитию широких взглядов. Ее родителям повезло еще меньше. Изначально они иммигрировали как торговцы, сдав множество экзаменов и пройдя тщательные проверки их прошлого, целей и намерений. Тем не менее особенного успеха они не добились. В конце концов она работала, чтобы поддержать их, а потом, когда это было уже не нужно, такой образ жизни уже стал знакомым и привычным. Хотя и не слишком комфортабельным.

Ее единственным развлечением, единственным, что разнообразило жизнь, был Огненный ветер. Это было смертельное и захватывающее время. Ярко окрашенные потоки ионизированных газов наполняли пространство — на тысячи километров — между летающими каменными громадами. Фантастические молнии били от скалы в скалу. Семь поясов Осеона флуоресцировали в безумном ритме.

Радиация, статические разряды, цветной туман искажали направления и сводили с ума людей и навигационные приборы. Вся межастероидная торговля была на это время — примерно три недели — запрещена законом, чтобы уберечь любителей «ах-это-будет-таким-замечательным-Приключением!» от их собственной глупости. Потоки разрушительных частиц, пронзающие систему, помогали очень быстро завершить любое приключение. Связь между астероидами или с любым иным местом в Галактике была физически невозможна. Никто никуда не летал. И не хотел летать.

В системе во время Огненного ветра появлялись призрачные камни со структурой, почти не поддающейся научному анализу. Происходили легендарные исчезновения, зловещие видения, самые странные события, о которых потом рассказывались байки и слухи.

Вопреки — или благодаря — всему этому туристы стекались на Осеон как раз перед началом катаклизма. Огненный ветер превратился в фестиваль непрерывных вечеринок, как публичных, так и приватных, в непрекращающееся празднество. Представители сотен различных разумных видов из миллиона систем, прилетая на Осеон, наполняли пустую и однообразную жизнь девочки из маленького городка смыслом. Девочки по имени Басси Вобах.

А теперь — это вот. Кроме собственно ареста и работы за клавиатурой было еще огромное количество бумажных документов, которые надо было заполнить в кратчайшие сроки. Этот Ландо Калриссиан, бродяга, который не заполнил здесь ни одного бланка, кроме единственного прошения о визе, собрал с тех, кто сел с ним за стол (в том числе и с нее), сорок семь тысяч кредитов. Не пошевелив и пальцем на какой-нибудь честной работе. Разумеется, эти деньги были конфискованы и, независимо от того, виновен он или нет, пойдут на компенсацию расходов администрации Осеона.

На такое количество денег могло прожить полсотни семей в течение года. Было просто неприлично, что один человек может получить столько денег и так просто. Но иногда правосудие все же могло исправить несправедливость. Это был именно тот случай, когда ее работа приносила ощущение удовлетворения.

И еще этот сломанный контрабандистский корабль, который сам Ландо называл торговым. Он стоил пятнадцать или двадцать тысяч. Если она сможет придумать еще какие-нибудь траты, требующие компенсации, то корабль можно будет выставить на аукцион, чтобы оплатить их. А тот робот, пилот и ремонтник, стоил значительно больше корабля и наверняка вызовет большой интерес на рынке Осеона. Отметим его как пятьдесят тысяч кредитов.

Далее идут личные вещи, которые ничего не стоят, и, разумеется, орудие убийства. Нет, она, конечно, не могла официально называть его так в бумагах. Пока что. Пусть будет «конфискованный бластер». Он станет прекрасным пополнением небольшой коллекции ее участка. Подобные убийства происходили редко в сообществе самодовольных жирдяев, которым она служила.

Но это все едва покрывало неприятности, которые причинил Калриссиан. Если повезет, она с радостью посмотрит, как его поджарят. Были другие затруднения, причиной которых тоже бы Ландо, хотя и не напрямую. Она спорила со своим начальником, Долуффом, но на того оказали давление сверху, и по цепочке ответственность переползла на ее плечи. И за это Калриссиан тоже должен будет заплатить.

Огненный ветер начался, а она его пропустит.

* * *

Вуффи Раа двигался по извилистым коридорам «Тысячелетнего сокола». Он был самой несчастной машиной на свете. Люк в коридор 17-W был закрыт на замок и опечатан — это все, что он мог сделать, чтобы убедить официальных лиц не конфисковывать его самого и не запереть на каком-нибудь складе.

Умалчивая о своих многочисленных дополнительных талантах, Вуффи Раа уверил их в том, что как пилот, навигатор и ремонтник он является неотъемлемой частью корабля. Как следствие, они поместили в его тело блок-ограничитель, который должен был причинить роботу сильнейшую боль при попытке покинуть корабль. Отключить этот блок у него заняло примерно тридцать секунд с момента отбытия полиции, но благоразумие требовало остаться в корабле до тех пор, пока он не придумает, что можно сделать для себя и своего хозяина.

Снаружи огромные полотнища полихромных газов заполняли небо, разряжаясь каждые несколько минут ослепительными вспышками молний. Огненный ветер только начинался, но уже представлял собой потрясающее зрелище для наблюдателей. Вуффи Раа даже не заметил его.

Он вспоминал, что хозяин сотни раз предлагал официально освободить его. По какой-то причине игрока сильно беспокоила мысль, что ему принадлежит разумное существо, пусть и механическое. Вуффи Раа всегда отказывался, предпочитая оставаться со своим предприимчивым хозяином. Сейчас он спрашивал себя, не лучше ли было согласиться. Если бы он был свободным дроидом, то у него была бы возможность попробовать разобраться с ситуацией. Хотя что он мог бы сделать — все еще было неясно.

Являясь объектом собственности, он не получил никакой информации от полиции о судьбе Ландо или о том, что случится с ним и кораблем. Тем не менее, обладая несомненно огромным опытом в общении с представителями человеческой расы, робот мог строить весьма точные предположения. Каким-то образом нужно было заключить сделку, после которой они останутся хотя бы в том же состоянии, в каком прилетели.

У Вуффи Раа был очень маленький опыт заключения сделок.

Снаружи в небе сплелись все цвета спектра Для Вуффи Раа, который видел более сотни базовых цветов, включая инфракрасный и ультрафиолетовый диапазоны, зрелище должно было быть еще более восхитительным.

Зрелище его не тронуло — и вовсе не из-за недостатка чувства прекрасного.

Ему нравился Ландо Калриссиан. Маленький дроид обладал обманчивой внешностью. Он всегда выглядел как новый, а его метровый рост заставляла людей ощущать превосходство. На самом же деле у него был мощный интеллект и жизненный путь, продолжавшийся веками, даже дольше, чем он сам мог вспомнить.

Возможно, ошибки памяти были результатом атаки пиратов на торговый корабль, в котором его перевозили как коммерческий груз. Его первым четким воспоминанием были тряска, стрельба и крики. Стоны атакованного корабля. Он не должен был проснуться до прибытия в пункт назначения. Преждевременная активация спасла его, но одновременно и лишила чего-то. Он не мог вспомнить ничего о своем происхождении. Единственное, что он смутно помнил — раса, которая его создала, выглядела примерно так же, как он сам.

И все последующее время, пройдя сотни систем и культур, побывав у сотни владельцев, он никогда не привязывался к людям. Он не мог точно сказать, почему Ландо Калриссиан так полюбился ему. Они смеялись вместе. Его отделяющиеся от корпуса щупальца (с тех пор как Вуффи Раа

0ткрыл в себе эту способность) стали основой для редких, но удачных шуток Ландо. Они процветали вместе, а во времена финансовых трудностей Ландо делил свои маленькие выигрыши между покупкой еды для себя и микросхем, которые требовались для поддержания робота в рабочем состоянии.

Они были друзьями.

А теперь Вуффи Раа ничем не мог помочь своему хозяину.

На небе поперек созвездия, которые местные называли «Глупый кролик», сплелись малиново-красный, лимонно-желтый и апельсиново-оранжевый цвета. Ни одно существо, обладающее чувствами, не могло бы остаться более безучастным к этому зрелищу, чем Вуффи Раа.

* * *

Рокур Гепта парил в кромешной тьме, которая тем не менее не была и вполовину такой темной, как потайные уголки его души.

Глубоко под землей, там, где не ощущалось даже самое слабое воздействие гравитации астероида, в центре искусственной пещеры, он мог на время освободиться от всех эмоций, от раздражения некомпетентностью подчиненных, мучительного ощущения жизни и тепла.

Его планы претворялись в жизнь. «Веннис» был недалеко, его команда проводила учение за учением. Не для того, чтобы отточить навыки — в конце концов команда была всего лишь лучшими из безнадежных, — а чтобы держать их занятыми и подальше от неприятностей, в которые люди, вышедшие из-под непосредственного контроля, никогда не уставали впутываться. Гепта самодовольно улыбнулся: удача благоволит тренированному разуму. По счастливому стечению обстоятельств его враг, Ландо Калриссиан, угодил в тюрьму Осеона. И поскольку правительством управляли чиновники, а Ландо был тем, кем он был, Калриссиан уже на три четверти был в его руках. И эти руки станут весьма жестокими, заполучив свою добычу. И поделом. Кто помешал колдуну захватить и использовать Арфу души народа шару? Ландо Калриссиан. Кто сейчас обладает этим таинственным роботом, который, кажется, является ключом для ответов на целую кучу очень интересных вопросов — и для получения доступа к неограниченной энергии? Ландо Калриссиан. Кто избегает ловушку за ловушкой, включая ту, что они приготовили на Дилонексе XXII, и бомбу, которая была прикреплена к корпусу этой проклятой развалины «Тысячелетнего сокола»? Ландо Калриссиан.

Как он ненавидел это имя! Он заставит владельца «Тысячелетнего сокола» корчиться и извиваться до тех пор, пока не узнает секрета этой странной удачливости или другой тайны — скрытого могущества, за которым он охотится! С каким удовольствием он выдавит жизнь из хилого тела Ландо — медленно, очень медленно, — после того как уничтожит большую часть его сознания (но не настолько большую часть, чтобы Калриссиан не мог оценить финальные аккорды).

Гепта вернулся мыслями в более раннее — и более счастливое — время, к своим первым годам в качестве адепта древних колдунов Тунда. Как он провел этих слабаков и украл их знания. Как и предполагалось, они ошибочно приняли его как юного подмастерья и так и не смогли разглядеть обмана. Уже тогда, сотни лет назад, он был куда старше даже самых древних колдунов — а они знали, как можно продлевать жизнь!

Ах, да. Галактика до сих пор верила, что где-то там, на спрятанной планете Тундра, находится древний мистический орден. Только Гепта знал, что на самом деле эта планета была пустынным шаром. На ней не осталось ничего крупнее костяшки пальца. Мысли — воспоминания — о том, что он сделал в тот последний день, наполняли его счастьем.

Когда-нибудь он сделает то же самое со всей вселенной!

Между тем пока что вселенная была слишком мала для Рокура Гепты и Ландо Калриссиана. Что Ландо Калриссиан весьма скоро осознает.

Медленно, выверяя каждое движение, колдун начал выворачивать свое тело наизнанку — выворачивание тела по оси пищеварительной системы было формой медитации и отдыха, — после чего принял свой истинный облик, лишь чуть менее омерзительный, чем тот, в котором Гепта только что пребывал. Ни одно живое существо не видело его в таком обличье, и ни одно из увидевших не останется после этого в живых. Он расслабил свои бесчисленные внешние конечности, растянул их… и превратился в замотанного-в-тряпки предположительно гуманоидного колдуна, каким его знал мир. Призвав силу, которая была практически неизвестна во вселенной, он медленно поплыл ко дну пещеры. Была работа, которой нужно заняться. И да., ему нужно покормить питомца

* * *

Клин Шанга тщательно скрывал свое горе. Это становилось все труднее от года к году. Полковник Кенов, его старый товарищ, был мертв. Мертв и исчез, навсегда. Они еще мальчишками сражались вместе в битве на Рууде. Это было всего лишь одно из мелких столкновений в большой войне, но для них это было началом взрослой жизни. Они выжили и приобрели страшный опыт, который превратил фермерских мальчишек в солдат. И — в друзей. И вот теперь полковник Кенов был мертв.

И самое худшее — эта смерть была бессмысленной, случившейся из-за нелепого импульсивного поступка, которого, по мнению Шанга, не должен был совершать человек в возрасте Кенова и с его боевым опытом. Согласно строгим законам Осеона он не имел права носить или хранить оружие и воспользовался куском трубы. После чего был застрелен незнакомцем, который был разве что в малой степени связан с их врагом. Случайный прохожий… хотя и не невинная овечка. Если бы только Кенов прислушался к нему…

Полыхнула вспышка, и все сборище истребителей сотряслось. Удерживаться вдали от астероидов становилось сложнее с каждой минутой. Из-за цветных испарений, что курились вокруг, Шанга едва мог видеть в пределах нескольких сотен метров, что отделяли его от дальнего корабля крошечного флота. Стрелки датчиков уровня радиации неумолимо ползли вверх, несмотря на то что они были под защитой миллионов тонн камня. Как долго еще они смогут продержаться…

В конце концов, это не будет иметь значения. Гигантский двигатель все еще работал надежно, кабели, что соединяли его с бойцами, были в порядке. Им нужно восстановить равновесие и добраться до потерянного корабля Кенова, но это было на самом деле просто. Если бы они смогли продержаться достаточно для того, чтобы выполнить свою работу, это бы несколько изменило расстановку сил, и не важно — выдержат ли они ярость Огненного ветра, или же их кожа облетит хлопьями, волосы выпадут, а жизнь они извергнут из себя по капле. Эта жизни вполне можно и потерять — результат того стоит.

Шанга, как и все его соратники, выжидал, пряча свое горе. Энергетическая буря вокруг них делала невозможной даже проводную связь. Кабели работали, как огромные антенны, выдавая только какофонию воющих звуков, которая трепала нервы, расшатывала мораль и уничтожала решимость. Это звучало так, будто все мертвецы вселенной раз в год объединялись в проклятый хор на Осеоне.

И сегодня к ним присоединился голос старого друга Клина Шанга, полковника Кенова Что ж, скоро к ним присоединятся и другие голоса, подумал Шанга. И мой среди них.

* * *

Лоб Долуфф не был самым счастливым существом в карнавальный сезон. Для него вся эта суета, связанная с Огненным ветром, была просто большой и ненужной головной болью. Ему никогда не нравился Ветер, и Лоб не понимал, как он может нравиться кому бы то ни было.

Лоб Долуфф не различал цвета.

А еще он был до полусмерти озабочен. Одетый в легкую домашнюю одежду, без головного убора, Лоб стоял в особой секции своего сада — в центре огромной площади, покрытой снегом. И его пухлые руки потели, несмотря на царивший в секции холод.

Нарушения зрения главного администратора не мешали ему наслаждаться цветением растений, хотя причины, по которым он их собирал, могли отличаться от причин других людей. Ему нравились запахи цветов… и их живучесть. Росток сорной травы, который взламывал бетон, казался ему чудом. А это помещение, где крохотные, почти микроскопические цветы пробивались сквозь снег и лед, казалось, было наполнено особенным волшебством.

Однако сейчас все это его не радовало. Он был очень озабочен.

В отличие от своей подчиненной, Басси Вобах, он был одним из немногих, кто служил нескольким избранным, честно предпринимая при этом попытку угодить многим. Он был столь же состоятелен, как и любой другой на Осеоне, но все же чувство гражданской ответственности и личной гордости вынуждало его сидеть в офисе старшего администратора и пытаться управлять совершенно неуправляемыми миллионами миллионов мирков, что входили в состав системы. Он следил за сохранением мира Он поддерживал минимальный уровень социального обслуживания. Он был чем-то вроде буфера между обитателями Осеона и остальной Галактикой, которая шумно требовала к себе внимания. Причиной этому было их богатство, их огромная слава и… их криминальная репутация.

Во всем этом он был очень хорош, а большое состояние позволяло ему проявлять определенную самостоятельность, которая была недозволена рядовым сотрудникам. Может быть, он и не мог сказать вышестоящим прыгнуть на звезду и сгореть там, но он неоднократно думал об этом и давал такие рекомендации представителям начальства. К сожалению, в этот раз он не мог позволить себе ничего подобного. Давление — и сильное давление, он и не предполагал, что такое бывает, — было направлено на то, чтобы заставить его предать все, за что он так долго боролся. Если он уступит, то, скорее всего, никто об этом не узнает. Но он, Лоб Долуфф, будет знать, и это лишит его жизнь львиной доли удовольствия.

С другой стороны, он рисковал потерять свое положение, состояние, репутацию и даже жизнь, если будет упорствовать до крайности. Вдобавок многие, очень многие, пострадают. Это было ужасно, и он не предполагал, что подобные вещи могут произойти в цивилизованной вселенной. Теперь он знал — еще как могут.

Долуфф прекратил отстраненное созерцание снежных цветов, привезенных из сотен систем, прошел сквозь невидимый воздушный занавес на полутропическую половину купола, подошел к деревянному пню и откинул его верхушку. Запустив руку внутрь, он взял коммуникатор и поднес его к губам.

— Говорит главный администратор, — сказал он после уточнения добавочного номера. — Приведите капитана Калриссиана в мой офис в течение часа.

Его руки снова вспотели. До сих пор Лоб Долуфф никогда не посылал людей на верную смерть.