История шифровального дела в России

Соболева Татьяна А

В книге прослеживается история становления отечественной криптографической службы, которое происходило на протяжении нескольких веков. Принципы и основы этой работы, ее формы и методы, приемы и способы вырабатывались несколькими поколениями русских криптографов, начиная с эпохи Петра Великого и до начала Второй мировой войны. Обо всем этом автор рассказывает, опираясь на большой документальный материал.

 

Предисловие

Каждое государство стремится тщательно хранить свои секреты. При этом в разряд секретных попадает и деятельность государственных служб, призванных тем или иным способом осуществлять эту охрану. Криптографическая служба исключения не составляет.

В секретных инструкциях государственных органов России всегда подчеркивалось, что все документы, касающиеся деятельности криптографической службы, составляют государственную тайну, подлежат особому хранению и при определенных условиях уничтожаются. Эти правила российская криптографическая служба строго соблюдала. К разряду секретных до последнего времени относились и материалы, связанные с историей самой криптографической службы.

В то же время мировая историческая наука вопросы истории криптографической службы различных государств исследовала весьма основательно, естественно, без ущерба для современных государственных интересов заинтересованных сторон.

Наиболее фундаментальным трудом на эту тему является книга Дэвида Кана «Взломщики кодов», выпущенная издательством «Макмиллан» (David Kahn. The Codebreakers. — N. Y., 1967). Автор книги, известный журналист, президент американской ассоциации криптографов, сделал попытку, и, надо сказать, весьма удачную, осветить в общедоступной форме, приводя многочисленные примеры, мировую историю криптографической деятельности с древнейших времен до конца 50–х годов XX в. Одна глава в книге Д. Кана, к сожалению весьма краткая и носящая лишь обзорный характер, посвящена истории криптографии в России.

Эмблема американского Центра истории криптологии

Между тем история криптографической службы является неотъемлемой частью истории Российского государства и уже с середины XIX века вызывала значительный интерес у исследователей. Одной из первых отечественных научных публикаций на эту тему явилась работа Г. Попова «Дипломатическая тайнопись эпохи царя Алексея Михайловича» (в «Записках Археологического общества». Т. V. СПб., 1853). В той или иной степени этого вопроса касались в своих работах такие крупные ученые, как академики А. И. Соболевский, М. Н. Сперанский и некоторые другие, однако, как правило, лишь в палеографическом аспекте.

Становление отечественной криптографической службы происходило на протяжении многих десятилетий и даже веков. Принципы и основы этой работы, ее формы и методы, приемы и способы вырабатывались несколькими поколениями русских криптографов, их трудом, опытом, порой мучительными поисками истины. В этой истории, как и в истории любой науки, всякого вида человеческой деятельности, были свои победы и поражения, успехи и неудачи, великие и трагические страницы. Все они — наше национальное достояние, наша память, гордость и боль. И обязанность отечественной исторической науки — открыть эти страницы. Сделать их доступными для широкой общественности.

Перед читателем второе издание книги, в которой автор впервые в отечественной исторической науке делает попытку на базе найденных архивных документов, существующих исторических исследований и других материалов воссоздать более полную картину становления и развития криптографической службы России, критически осмыслить накопленный исторический опыт, рассмотреть роль этой службы в истории нашего государства в целом, познакомить читателя с ранее неизвестными историческими фактами, событиями, именами.

Кроме прочих источников в работе использованы некоторые материалы специальных архивов, ссылки на которые не приводятся. 

 

Введение

«Криптография» — слово греческое, в переводе означает тайное, скрытое (крипто) письмо (графия), или тайнопись. Наукой не установлен точный исторический период, когда появилась криптография, каковы были ее первоначальные формы и кто был ее создателем. Американский криптограф Л. Д. Смит подчеркивает, что криптография по возрасту старше египетских пирамид. Другой американец — Флетчер Пратт в своей книге «История шифров и кодов» дает такое определение криптографии: «Криптография – искусство шифрования — это процесс выражения слов, передающих смысл только немногим лицам, которым известен этот секрет». Из подобного определения следует, что всякое письмо, написанное на неизвестном для того или иного человека языке, является шифрованным письмом, то есть любой алфавит может стать шифром. Следует предположить с большой долей вероятности, что как только человечество достигло определенного уровня цивилизации и возникла письменность, тотчас же появилась и криптография.

Уже в исторических документах древних цивилизаций — Индии, Египта, Месопотамии — имеются сведения о системах и способах составления шифрованного письма.

В древнеиндийских рукописях приводится более 60 способов письма. Среди них есть и такие, которые можно рассматривать как криптографические, то есть обеспечивающие секретность переписки. Так, встречается описание системы замены гласных букв согласными, и наоборот. В этих рукописях упоминается о тайнописи как об одном из 64 искусств, которым должны овладеть и женщины.

Один из самых старых шифрованных текстов Месопотамии представляет собой табличку, написанную клинописью и содержащую рецепт изготовления глазури для гончарных изделий. Автор этой клинописи, стремясь скрыть содержание написанного, использовал редко употребляемые знаки, игнорировал некоторые гласные и согласные, вместо имен употребил цифры.

Использовалась тайнопись и в рукописных памятниках Древнего Египта. Здесь шифровались религиозные тексты и медицинские рецепты.

Сохранились достоверные сведения о системах шифров, применявшихся в Древней Греции. Известно, что в Спарте в V—IV веках до н. э. существовала тайнопись. Образованные греки того времени применяли шифровальный прибор «Сцитала». Он представлял собой два цилиндра одинакового диаметра. Каждая из переписывающихся сторон имела у себя один из цилиндров. Шифрование осуществлялось следующим образом: на цилиндр наматывали узкую полоску пергамента; текст, подлежащий зашифрованию, выписывали на ленту вдоль цилиндра, затем ленту сматывали и отправляли корреспонденту. Он, обернув лентой свой цилиндр, читал сообщение. Это был первый шифр, осуществляющий перестановку букв в тексте, где буквы шифруемого (открытого) текста переставлялись и отстояли друг от друга на длину окружности цилиндра. Сохранение в тайне диаметра цилиндров обеспечивало секретность переписки. Вместо специальных цилиндров применялись жезлы, рукоятки мечей, кинжалов, копий и др. Известен также и метод дешифрования данного шифра, приписываемый Аристотелю. Предлагалось сделать длинный конус и, обернув его у основания полоской перехваченного пергамента, сдвигать пергамент к вершине конуса. Там, где диаметр конуса совпадал с диаметром «Сциталы», буквы на пергаменте сочетались в слоги и слова.

Другим шифровальным прибором времен Спарты был прибор, называемый «табличка Энея». На небольшой табличке горизонтально располагался алфавит, а по ее боковым сторонам имелись выемки для наматывания шнура. Для зашифрования текста шнур закрепляли у одной из сторон таблички и наматывали на нее. При этом на шнуре делали отметки в местах, которые находились напротив букв алфавита, соответствующих буквам шифруемого текста. По алфавиту можно было идти только в одну сторону, то есть делать по одной отметке на каждом витке. После зашифрования шнур сматывали и отсылали корреспонденту. Этот шифр есть шифр замены букв открытого текста знаками, которые передавали расстояния на шнуре между отметками. Размер таблички, а также порядок расположения букв на ней обеспечивали секретность.

В Древней Греции криптография широко использовалась в разных областях деятельности. Так, Плутарх сообщает, что жрецы хранили в форме тайнописи свои прорицания. Однако наиболее широкое применение криптография получила в государственной сфере. Во все времена криптография была одним из основных орудий в межгосударственной борьбе, надежным средством сокрытия политических, дипломатических, экономических и иных секретов государства, с одной стороны, и средством проникновения в секреты государства–противника — с другой.

Эней в своем сочинении «Об обороне укрепленных мест» предложил использовать для шифрования военной переписки книжный шифр, в котором буквам открытого текста соответствуют буквы, находящиеся на определенных местах в являющемся ключом книжном тексте. Эта система шифра установила рекорд долголетия: она применялась даже в середине XX века, в период Второй мировой войны.

Полибий предложил систему шифра, вошедшего в историю как «квадрат Полибия», и представлявшего собой замену каждой буквы парой чисел — координатами буквы в квадрате, где написан весь алфавит. О криптографии упоминается и в «Илиаде» Гомера.

Криптография сыграла значительную роль в укреплении могущества Римской империи. В частности, особая роль в обеспечении государственной тайны принадлежит новому способу шифрования, изобретенному Юлием Цезарем и изложенному им в «Записках о галльской войне» (I в. до н. э.). «Шифр Цезаря» представляет собой замену букв в соответствии с подстановкой, нижняя строка которой — алфавит открытого текста, сдвинутый на три буквы влево.

Во всеобщей истории почти не нашла отражения криптографическая практика в мрачные годы средневековья. В этот период искусство шифрования, и тем более дешифрования, сохранялось в строжайшей тайне. Известно, например, что в годы крестовых походов составители шифрованных писем, служившие у папы римского, после года работы подлежали физическому уничтожению — так сохранялась тайна применявшегося шифра.

В эпоху Возрождения в итальянских городах–государствах параллельно с расцветом культуры и науки активно развивается криптография. Торговля, мореплавание, войны требовали развития шифрованной связи внутри государств, между государствами, а также отдельными лицами, принадлежавшими к различным политическим и религиозным партиям. Так, нередко ученый зашифровывал свои гипотезы, чтобы не прослыть еретиком и не подвергнуться преследованиям инквизиции.

Научные методы в криптографии впервые появились, по-видимому, в арабских странах. Арабского происхождения и само слов «шифр». О тайнописи и ее значении говорится даже в сказках «Тысячи и одной ночи». Первая книга, специально посвященная описанию нескольких систем шифров, появилась уже в 855 году, она называлась «Книга о большом стремлении человека разгадать загадки древней письменности». В 1412 году издается 14–томная энциклопедия, содержащая систематический обзор всех важнейших областей человеческого знания, — «Шауба аль-Аща». Ее автор Шехаб аль-Кашканди. В этой энциклопедии есть раздел о криптографии под заголовком «Относительно сокрытия в буквах тайных сообщений», в котором приводятся семь способов шифрования. Здесь же дается перечень букв в порядке частоты их употребления в арабском языке на основе изучения текста Корана, а также приводятся примеры раскрытия шифров методом частотного анализа встречаемости букв.

Важность криптографии подчеркивается в книге знаменитого флорентийца Николо Макиавелли «О военном искусстве». В XIV веке появляется книга о системах тайнописи, автором которой был сотрудник тайной канцелярии папской курии Чикко Симонетти. В этой книге приводятся замены, в которых гласным буквам соответствует несколько значковых выражений, дается описание значкового шифра, в котором гласные получают несколько значений. Эти описания свидетельствуют о том, что папская курия была осведомлена о дешифровании шифров простой замены.

В XV веке появляется книга «Трактат о шифрах», написанная Габриелем де Левиндой — секретарем папы Клементия XII, из которой явствует, что криптография в те годы стояла уже на довольно высокой ступени развития. Автор приводит целый ряд шифров, в том числе дает описание шифра пропорциональной замены, в котором каждой букве ставится в соответствие несколько числовых или значковых значений пропорционально частоте встречаемости буквы в открытом тексте. Кроме того, предлагается заменить имена, названия должностей, географические наименования условными группами. В этот же период в Милане был предложен шифр, получивший название «миланский ключ», который представляет собой значковый шифр пропорциональной замены, где гласным буквам ставилось в соответствие пять знаков шифруемого алфавита.

В 1466 году известный философ, живописец, архитектор Леон Альберти также представил в папскую канцелярию трактат о шифрах. Этот труд–явился этапным в развитии криптографической мысли. В нем дается анализ повторяемости букв и обсуждаются пути предотвращения раскрытия шифров, рассматриваются различные системы шифров, такие как замена букв, их перестановка в словах, расстановка точек под буквами маскировочного текста. Работу свою автор завершает собственным шифром, который он назвал «шифром, достойным королей» и который, по его мнению, был недешифруем. Это шифровальный диск, положивший начало целой серии так называемых многоалфавитных шифров.

Шифровальный диск представляет собой пару полудисков: внешний — неподвижный, на котором выписаны буквы алфавита в их обычной последовательности, и внутренний — подвижный, где буквы даны с некоторой перестановкой. Шифровать следовало так: буквам открытого текста на внешнем диске ставились в соответствие буквы шифрованного текста на внутреннем диске. После шифрования нескольких слов внутренний диск сдвигался на один шаг. Секретность переписки обеспечивалась ключом — начальным угловым положением внутреннего диска. Поскольку с каждым новым угловым положением внутреннего диска вступает в действие новый шифралфавит, то это и есть многоалфавитный шифр.

Позднее Альберти изобрел код с перешифровкой. Для этого на внешний диск он вписал цифры от 1 до 4, составил из этих цифр упорядоченные наборы по две, три и четыре цифры и использовал их в качестве кодовых групп небольшого кода на 336 величин. Числа шифровались на диске как буквы открытого текста. Изобретение Альберти намного опередило свое время. Главные державы мира стали применять код с перешифровкой лишь спустя четыре столетия.

В XV веке в Европе широкое распространение получили так называемые диаграмматические шифры. Зашифрованные ими послания легко скрывались в картинах, картах и т.п. С помощью таких шифров текст изображался в виде геометрических фигур (точек, прямых и изогнутых линий, треугольников и т.д.). К этим шифрам примыкают шифры простой замены, в которых буквы алфавита расположены в различных геометрических фигурах.

В то время как в Италии, Франции, Испании криптография быстро развивалась, во многих государствах Европы она не продвигалась дальше «шифра Цезаря». Связано это прежде всего со строжайшей тайной, которая всегда сопровождала криптографическую деятельность.

В XV веке в некоторых государствах Европы вместо шифров стали использоваться так называемые жаргонные коды. В основном их применяли послы, постоянно проживавшие, согласно введенным законам, в том или ином государстве. К применению жаргонных кодов их вынуждало то отношение, которое проявлялось в то время к шифрованной переписке: одно обнаружение написанных тайнописью посланий могло привести к дипломатическому скандалу. Поэтому в случае необходимости послать секретное сообщение посол составлял письмо совершенно невинного содержания, а его секретарь писал второе письмо на имя какого-нибудь «друга» или «знакомого», в котором все продиктованные послом секретные сведения передавались в аллегорической форме. Так, например, французский посол в России с помощью своего секретаря–мехоторговца послал в Париж письмо такого содержания: «Волчий мех сейчас очень моден в Петербурге, Я слышал, что герр Еммерих из Германии послал заказ на 30 тыс. кротовых шкурок, хотя его денежное положение неважное. Интересно, где он возьмет деньги на их оплату». Согласно имевшемуся и у этого посла, и в Париже жаргонному коду, «волком» здесь называется австрийский посол, «кротовым мехом» — английские войска и т.д. Письмо в Париже было расшифровано так: «Россия и Австрия собираются заключить союз; ходят слухи, что прусский король попросил у Англии 30 тыс. солдат, но что он испытывает трудности в связи с их получением, так как у него нет денег».

Жаргонные коды широко применялись в Англии, Голландии, Дании, некоторых других государствах Северной Европы. Свое развитие они получили от воровского жаргона, распространившегося в то время в Англии, и от разговорной формы иносказания — эвфемизма, принятого в высшем свете. В XV веке в Англии был даже учрежден специальный орган, занимавшийся изучением воровского жаргона и составлением специальных жаргонных кодов для дипломатических и торговых представителей.

В это же время в качестве одного из способов передачи секретных сообщений начинает использоваться трафарет–решетка, впервые примененная неким Флейснером: в некоторые места письма невинного содержания, определенные вырезами в особом трафарете–решетке, вписывались слова секретного сообщения.

В XVI столетии наблюдается быстрое развитие шифровального дела. К этому времени почти все государства Европы начали применять сложные системы шифров, широкое распространение получили шифры пропорциональной замены.

Быстро развивалось в этот период и искусство дешифрования. Дешифровальные службы тогда еще созданы не были, и дешифрованием занимались отдельные люди, в некоторых случаях это были видные ученые и политические деятели. Помимо работы дешифровальщиков, вызванной необходимостью читать дипломатическую и другую секретную переписку, практика дешифрования становилась для некоторых образованных людей своего рода развлечением и забавой.

В 1518 году в развитии криптографии был сделан еще один шаг вперед. Этому способствовало появление в Германии первой печатной книги, посвященной тайнописи, которая носила название «Полиграфия». Ее автором был Иоганнес Третемий — аббат, настоятель монастыря в Вюрцбурге, автор множества теологических сочинений. В этой книге дается описание шифра, названного автором «Аве Мария». В шифре каждой букве соответствует слово духовного содержания, например букве «А» — слово «Бог». Тогда любому открытому тексту соответствует текст духовного содержания. Кроме того, Третемий в своей книге развил идею многоалфавитного шифра, введя квадратную таблицу, состоявшую из алфавита, сдвинутого на один шаг, алфавита, сдвинутого на два шага, и т.д.

Следующая ступень в развитии криптографии связана с именем Джованни Беллазо, который в своей небольшой книге «Шифр сеньора Беллазо», вышедшей в Италии в 1553 году, предложил использовать для многоалфавитного шифра легко запоминающийся ключ. Автор назвал его «паролем». Пароль выписывается над открытым текстом, буква, стоящая над буквой открытого текста, означает номер алфавита (т.е. номер строки в таблице замены), по которому осуществляется замена. При этом автор отмечал, что разных корреспондентов можно снабжать различными паролями, и если пароль оказывался украденным, то его можно было заменить.

В начале XVI века криптограф папы римского Матео Ардженти изобрел буквенный код — самый сложный шифр замены, в котором буквы, слоги, слова и целые фразы заменялись группами букв. Необходимым количеством словарных величин в . коде в то время считалось 1200. Числами словарные величины в коде стали обозначаться с 1586 года. Это изобретение приписывается Триентеру Копцилю.

В 1563 году итальянский естествоиспытатель, член научного общества, в которое входил Галилей, автор многих научных трудов и литературных произведений Джованни де ла Порта опубликовал книгу «О тайной переписке». В ней имеются разделы о древних шифрах, о шифрах современных, дается их анализ, описываются лингвистические особенности в раскрытии шифров.

Среди «современных» систем в книге был впервые представлен биграммный шифр, в котором две буквы обозначены единым символом, де ла Порта привел классификацию шифров (шифры, связанные с изменением порядка, формы, значения букв), описал различные системы шифров, привел примеры раскрытия шифров простой замены, если в шифрованном тексте нет разделения на слова. Кроме того, рассуждая о дешифровании, де ла Порта привел списки слов, наиболее вероятных для текстов любовного содержания и для военных текстов.

В своей книге де ла Порта предложил новую систему шифра периодической лозунговой замены. В применении к русскому языку он выглядел так:

 1.  А  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Б  р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я

 2.  В  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Г  с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р

 3.  Д  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Е  т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р с

 4.  Ж  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     З  у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р с т

 5.  И  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Й  ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р с т у

 6.  К  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Л  х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р с т у ф

 7.  М  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Н  ц ч ш щ ъ ы ь э ю я р с т у ф х

 8.  О  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     П  ч ш щ ъ ы ь э ю я р с т у ф х ц

 9.  Р  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     С  ш щ ъ ы ь э ю я р с т у ф х ц ч

10.  Т  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     У  щ ъ ы ь э ю я р с т у ф х ц ч ш

11.  Ф  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Х  ъ ы ь э ю я р с т у ф х ц ч ш щ

12.  Ц  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Ч  ы ь э ю я р с т у ф х ц ч ш щ ъ

13.  Ш  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Щ  ь э ю я р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы

14.  Ъ  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Ы  э ю я р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь

15.  Ь  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Э  ю я р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э

16.  Ю  а б в г д е ж з и й к л м н о п

     Я  я р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю

Шифрование производится при помощи лозунга. Лозунг пишется над открытым текстом, по первой букве лозунга отыскивается алфавит (большие буквы в начале строк), в верхнем или нижнем полуалфавите отыскивается первая буква открытого текста и заменяется соответствующей ей буквой из верхней или нижней строки.

Пример:

Лозунг:         ф и л о с о ф и я ф и л о с о ф и я ф и л …

Открытый текст: п е р и о д и ч е с к и й ш и ф р д е л я …

———————————————————————————————————————————————————————————

Шифртекст:      щ щ л я ц ы т г ф з ю з р а я к м у я я в …

Пример:

Лозунг:         философияфилософияфил…

Открытый текст: периодическийшифрделя…

——————————————————————————————————————

Шифртекст:      щщляцытгфзюзраякмуяяв…

Несмотря на то, что за этот шифр де ла Порту позднее стали называть отцом современной криптографии, в то время его система не была признана итальянскими криптографами и не нашла широкого применения. Причиной этого были сложность шифрования и необходимость постоянно иметь при себе всю таблицу шифра.

Живший в одно время с де ла Портой французский посол в Риме де Виженер многому научился от итальянцев в деле шифрования и дешифрования открытых писем.

Система шифра де ла Порты поразила его оригинальностью, но не простотой использования. Наблюдая в Риме замечательное искусство дешифрования, демонстрируемое главным настоятелем собора св. Петра, который в течение нескольких часов раскрыл турецкие шифры, несмотря на незнание турецкого языка, де Виженер стал сам изобретать шифры, не уступавшие по стойкости шифру де ла Порты. Написав большой труд о шифрах, де Виженер изложил свою систему шифра периодической лозунговой замены, которая явилась первым великим открытием в криптографии со времен Юлия Цезаря. Квадратный «шифр Виженера» на протяжении почти 400 лет не был дешифрован.

«Шифр Виженера», переложенный на современный русский алфавит, выглядит так:

   А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

——————————————————————————————————————————————————————————————————

А  а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я

Б  б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а

В  в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б

Г  г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в

Д  д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г

Е  е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д

Ж  ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е

З  з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж

И  и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з

Й  й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и

К  к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й

Л  л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к

М  м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л

Н  н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м

О  о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н

П  п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о

Р  р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п

С  с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р

Т  т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с

У  у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т

Ф  ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у

Х  х ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф

Ц  ц ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х

Ч  ч ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц

Ш  ш щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч

Щ  щ ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш

Ъ  ъ ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ

Ы  ы ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ

Ь  ь э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы

Э  э ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь

Ю  ю я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э

Я  я а б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ ъ ы ь э ю

Шифрование с помощью «таблицы Виженера» производится следующим образом: над шифруемым текстом, в котором все цифры и знаки препинания пишутся прописью, надписывается какое–то условное слово–лозунг. Пользуясь горизонтальным и вертикальным алфавитами таблицы как системой координат, находят первый знак лозунга в верхнем алфавите, а первый знак шифруемого текста — в вертикальном алфавите (или наоборот), и соответствующую этим координатам букву выписывают как первую букву шифрованного текста.

«Шифр Виженера» не нашел широкого распространения в дипломатической переписке, но зато активно использовался как военный шифр.

Мы уже говорили о том, что искусство шифрования развивалось быстрее, чем искусство дешифрования. Но второе всегда подталкивало первое к прогрессу. Шифровальная и дешифровальная службы всегда вели между собой борьбу. Криптографы–шифровальщики старались как можно лучше скрыть открытый текст с помощью шифра, а криптографы–дешифровальщики, базируясь на знании множества систем шифров, на опыте их раскрытия, стремились отыскать новые и усовершенствовать старые методы дешифрования. Мы назвали несколько имен криптографов, которым удалось либо дешифровать ту или иную систему шифра, либо изложить методы дешифрования на бумаге, оставив таким образом свой след в истории криптографии. Однако эти люди работали чаще всего по своему собственному призванию и своими успехами были обязаны самим себе.

Организация первых дешифровальных органов в Европе относится к середине XVI столетия, когда разведка и контрразведка в большинстве стран начинают оформляться в специальные службы, бюро, отделы.

Оливер Кромвель, основатель разведывательной службы в Англии (1530 г.), утверждал, что «управлять — значит предвидеть», а предвидеть можно только тогда, когда глава государства своевременно и хорошо информирован. Исходя из этих посылок, в Англии была создана разведывательная служба «Интеллидженс сервис», в которой на правах отделения — так называемого «черного кабинета» — была сформирована специальная дешифровальная служба.

В бытность на английском престоле дочери Генриха XVIII королевы Елизаветы (1558—1603) английская разведка и особенно дешифровальная служба сыграли огромную роль в разоблачении заговора претендовавшей на английский престол Марии Шотландской и ее приверженцев. В то время начальником «Интеллидженс сервис» был Фрэнсис Волсингхэм, а его правой рукой — начальник «черного кабинета» Кристофор Марло. Заговорщики вели переписку с помощью шифра пропорциональной замены, усложненного «пустышками». Кристофору Марло и работавшим с ним дешифровальщикам удалось прочесть перехваченные письма и представить их как обвинительные документы.

В начале XVII века аналогичное разведывательное бюро было создано во Франции. Его организатором стал кардинал де Ришелье, о котором справедливо заметили: он сделал слишком много хорошего, чтобы говорить о нем плохо, и слишком много плохого, чтобы говорить о нем хорошо.

В 1626 году Ришелье создал французское дешифровальное отделение при следующих обстоятельствах. Принц Конде, командовавший армией Людовика XIII, осаждал город Реанмольд, где засели гугеноты. Королевская армия была деморализована бесплодными попытками овладеть крепостью. Принц хотел уже снять осаду, когда случайно у одного из пленных было найдено письмо, написанное на условном языке. Это была длинная и неумело сочиненная поэма. Ни одному из офицеров не удалось понять ее тайный смысл. Тогда был приглашен писец Антуан Россиньоль. После нескольких часов исследования ему удалось прочитать поэму. Оказалось, что это шифрованное письмо, в котором осажденные уведомляли своих сообщников о том, что остались без боеприпасов. Вернув осажденным шифрованное письмо, Конде добился капитуляции города Реанмольда.

Кардинал Ришелье осыпал Антуана Россиньоля почестями и назначил начальником «счетной части» — дешифровального отделения. Россиньоль до глубокой старости занимал этот пост. Его работа сводилась в основном к дешифрованию, которое он производил столь блестяще, что во Франции до сих пор способ, при помощи которого открывается ключ шифра, называется «россиньоль».

Этому великому криптографу принадлежит доктрина, согласно которой стойкость военно–полевого шифра должна быть такой, чтобы обеспечить секретность шифрдонесения до получения его армейским подразделением и выполнения приказа. Дипломатический же шифр должен быть таким, чтобы раскрытие его заняло несколько десятков, а может быть, и сотен лет, так как в дипломатии зашифрованный документ часто должен оставаться секретным еще очень продолжительное время после его зашифрования.

Антуан Россиньоль знал, конечно, шифры системы де ла Порты, Виженера, Жерома Кардано и др. Когда ему поручили составить шифр для дипломатической переписки, Россиньоль изобрел такой шифр, который не был дешифрован на протяжении двух столетий и получил название «великого шифра».

В Германии начальником первого дешифровального отделения — «криптографической лаборатории» был граф Гронсфельд, создавший один из вариантов усовершенствования «шифра Виженера». Вместо буквенного лозунга Гронсфельд взял цифровой, состоявший из нескольких цифр, порядок которых было легко запомнить. Вместо большого квадрата использовался только один алфавит с правильным расположением букв. При шифровании знаки открытого текста выписывались под буквами алфавита, цифровой лозунг воспроизводился в памяти и не выписывался. Буква шифруемого текста заменялась буквой алфавита, отстоявшей от нее вправо на количество букв, равное соответствующей цифре лозунга.

Таким образом в конце XVI—начале XVII века в главных европейских государствах появились службы перлюстрации — «черные кабинеты» — с дешифровальными отделениями. Специалисты всегда считали дешифрование и наукой, и искусством. Как всякая наука, оно базируется на определенных законах, а как искусство опирается на интуицию дешифровальщика. Дешифрование всегда было весьма трудным делом, которое требовало хорошего знания иностранного языка, большой практики, громадного терпения, упорства, наблюдательности и, наконец, интуиции. 

 

Глава первая. Древнерусская тайнопись

 

Письменные традиции

Традиции русского тайнописания уходят своими корнями в средние века. Подобно другим древним и всем славянским письменностям, уже древнерусская письменность обладала этим особым применением. Термин «тайнопись» получил распространение в славянской научной литературе в XIX в. В более раннее время одного общего названия для тайнописи, по–видимому, не существовало. Отдельные же ее виды имели свои особые названия. Так, известна «цифровая» тайнопись, носившая название «хвиоть» или «фиоть» в XVI—XVII вв. Есть название «еффата» применительно к цифровой же загадке — акростиху в южно–славянской рукописи XVII в. Тайнопись в широком смысле может считаться довольно распространенным явлением в древнерусских рукописных памятниках в XIV в., хотя известны случаи и более раннего ее употребления. Обычное место тайных надписей или записей в рукописях — в виде послесловий или приписок на особых местах — в основном в начале или конце рукописи, часто на внутренней стороне переплета. Обычно за тайнописью скрывается имя писца, имя владельца рукописи, какое–либо замечание и т.п.

Уже в середине XIX в. многие отечественные ученые–филологи начали проявлять в той или иной степени интерес к вопросам тайнописания в южнославянских и русских рукописях. Среди них мы встречаем имена таких известных языковедов, как А. X. Востоков, И. И. Срезневский, А. И. Соболевский, Е. Ф. Карский, В. Н. Щепкин. Все, ставшие классическими, труды названных ученых, посвященные палеографии, содержат разделы о тайно–писании. Наиболее глубоко исследовал эту проблему академик М. Н. Сперанский. В своем фундаментальном труде «Тайнопись в юго–славянских и русских памятниках письма», созданном на базе скрупулезного изучения многочисленных рукописных памятников, находившихся не только в России, но и в многочисленных европейских книгохранилищах, автор детально описал ряд систем славянской и русской тайнописи.

Рассмотрим системы тайнописи, которые употребляли писцы в древнерусских письменных памятниках, подробнее, опираясь, в основном, на выводы М. Н. Сперанского и используя его терминологию. 

 

Виды древнерусской тайнописи

Наиболее ранней из известных по древнерусским памятникам письменности систем тайнописи является система «иных письмен». В этом виде тайнописи буквы кирилловского алфавита заменяются буквами других алфавитов: глаголицы, греческого, латинского, пермской азбуки.

В употреблении глаголицы в качестве тайнописи хронологически следует различать два периода: древнейший (XI—XIII вв.), когда глаголицей в кириллическом тексте пишут только отдельные буквы и слова, и позднейший (XV—XVI вв.), когда глаголицей пишутся целые фразы. Однако относительно первого периода возникают некоторые сомнения в том, что глаголица использовалась именно как тайнопись.

Письменные источники повествуют о том, что «устроенное» славянское письмо создали около 863 г. просветители братья Кирилл–Константин и Мефодий, греки, родом из Болгарии. Предназначали они новую письменность для принявшего христианство славянского княжества Моравии.

В самой Болгарии (а как известно, Первое Болгарское царство, где официальным был греческий язык, но основную массу населения составляли славяне, возникло в Подунавье в VII в.) христианства еще не было, оно там было введено около 865 г. Официальный греческий язык стал после этого и церковным. На нем велась церковная служба по греческим книгам.

После смерти Мефодия (885 г.) славянское богослужение в Моравии было запрещено (Кирилл–Константин умер еще раньше, в 869 г.). Последователи славянских первоучителей нашли приют в Болгарии. Не прошло и десяти лет, как в 893—894 гг. в Первом Болгарском царстве произошло событие большого политического и культурного значения: в качестве официального и церковного языка был объявлен славянский. Использовавшаяся в богослужении греческая литература заменялась славянской.

Подлинники славянских книг от указанного времени не сохранились. Правда, сохранились позднейшие копии книг, которые, по мнению ученых, были написаны на славянском языке в конце IX — начале X в. Вокруг них ведутся споры о виде славянского письма, каким они были первоначально написаны, — глаголице или кириллице. Например, по мнению болгарского ученого академика Ив. Гошева, в конце IX — начале Х в. еще не существовало сложившегося письма типа кириллицы. Он считает, что применительно к этому времени можно говорить лишь о «первокириллице», состоявшей из 24 греческих букв, дополненных 14 глаголическими для передачи славянских звуков. Впоследствии эти глаголические буквы приобрели «кириллический» облик. По мнению Ив. Гошева, процесс складывания кириллицы еще полностью не завершился в Х в., негреческие буквы сохраняли известную графическую связь со своими глаголическими прообразами.

Глаголицу древнерусские писцы хорошо знали, они ее умели читать и копировали в своих текстах, чему есть множество примеров. Поэтому в древнейший период глаголица не была на Руси чем–то особенным, и употребление ее в кириллических памятниках, вероятно, лишь отражает стремление писца обратить особое внимание на какое–то место в тексте. Но к концу XV в. глаголица была уже на русской почве основательно забыта и в рукописях использовалась исключительно как тайнопись. Возможно, этот новый интерес к глаголице объясняется вторым южно–славянским влиянием. Мы приводим пример тайнописи глаголицей в сборнике № 95 Собраний Большой Патриаршей библиотеки, на листе 2 в Слове, приписанном Иоанну Златоусту.

Чтение этого места на кириллице таково: «Си глаголана бываху даже не создано(=ъ) бысть адамо(=ъ) перьвиА(=е) вообразися плоть христова и апостоли тогда адамо(=ъ) создано(=ъ) бысть».

К XV—XVI вв. относится употребление в русских рукописях греческого алфавита в целях тайнописи. При этом все писцы обнаруживают знание произношения греческих букв и буквосочетаний и даже иногда пытаются изобразить греческими буквами русские звуки, отсутствующие в греческом языке (ч, ж, ц, ю, я). В этом случае они или ставят греческую букву, приблизительно выражающую русский звук, или сочиняют какое–то особое начертание. Примером для второго случая может являться запись на Царственном Летописце из собрания Государственного исторического музея (2291), где внизу по л. 1—25 читается:

Интересно, что раскрытие этой тайнописи дано в самой рукописи на верхних полях страниц параллельно самой тайнописи.

Употребление греческой тайнописи связывают с определенной модой, которая прошла к концу XVI в. Появление же этого способа тайнописи было обусловлено, с одной стороны, вторым южно–славянским влиянием, несшим кое–какие навыки и греческого письма, более близкого югу славянства, чем Руси, а с другой — оживлением начавшихся с конца XIV в. сношений Московской Руси с греками.

Употребление латинской азбуки в качестве тайнописи относится к более позднему времени и обусловлено усилившимся западноевропейским влиянием. В распространении этого вида тайнописи, встречающегося в рукописях XVI и XVII вв., вероятно, известную роль играла школа с ее латинским языком преподавания.

Несколько обособленное место среди других алфавитов в применении к тайнописи занимает пермская азбука. Изобретенная, по преданию, просветителем зырян епископом пермским Стефаном, создавшим ее на основах современного кирилловского и греческого алфавитов, азбука эта не привилась на практике и уже в XV в., как малоизвестная, получила значение тайнописи. Но и в этом качестве она не была широко распространена. М. Н. Сперанский по разным источникам составил сводную таблицу пермской азбуки, которую мы и приводим.

Пермская азбука

Второй после системы «иных письмен» системой тайнописи, известной по русским рукописным памятникам, является система «измененных знаков», зафиксированная уже в XIV в. Выделяют две ее разновидности:

а) систему знаков, измененных «путем прибавок» к обычным начертаниям,

б) построенную на принципе, сходном с греческой тахиграфией, когда вместо буквы пишется лишь часть ее.

Первую разновидность такой тайнописи М. Н. Сперанский открыл в замечательной, по его выражению, Смоленской Псалтыри 1395 г. По свидетельству ученого, эта Псалтырь Онежского Крестного монастыря хранилась в свое время в Архангельском местном отделении Церковно–Археологического комитета. Ее писец, смолянин инок Лука, прекрасно владевший искусством письма, любил, видимо, и тайнопись. В этой рукописи он применил три вида тайнописи: одна — измененных начертаний, вторая — цифирь счетная, третья — система вязи (о двух последних мы скажем ниже).

Присматриваясь к манере изменения обычных письменных знаков, можно выделить такие приемы у писца: одни начертания он переворачивает вниз головой или в обратную сторону, прибавляя к ним черточки, другие он деформирует, затушевывая таким образом обычный облик букв или избирая для букв совершенно особые начертания. Мы приводим тайнопись, содержащуюся на л. 72 об. этой рукописи, которая расшифровывается так. «Господи, помози рабу своему Луце».

Ярко выраженный принцип изменения начертаний обычных букв, притом с примесью греческого алфавита, представляет запись в Евангелии 1527 г., писанном под Вязьмой (рукопись ГПБ им. М. Е. Салтыкова–Щедрина, Q. 1. № 21). Читается она (в переводе на современный язык) так: «Владыко–человеколюбец, слава тебе, что сподобил меня, раба своего Сидора, написать сию книгу…»

Использовали писцы древних рукописей и систему условных алфавитов. Как правило, в их основе лежали уже известные: греческий, глаголический, кирилловский, в которые привносились какие–то изменения или дополнения. Однако встречаются в рукописях и оригинальные условные алфавиты, построенные либо по какому–то определенному принципу, либо совершенно произвольных начертаний.

Для первой группы условных алфавитов характерен пример из рукописного собрания Н. П. Никофорова, № 3801 (ГИМ), где тайнопись читается так: «А сию книгоу писа многогръщный рабъ бжеи в(?)орошня лъта 7098 (1590) бже щедрыи». 

М. Н. Сперанский извлек из этой записи условный алфавит, использованный писцом. Для него характерны такие принципы затемнения обычных начертаний: деформация (е, л, п, ш и др.), переворачивание (р), специально придуманные знаки, а кроме того использован принцип замены: для некоторых букв (г, н) взято начертание, заимствованное из греческого алфавита (см. рис. на с. 30).

Образцом алфавита, придуманного специально для тайнописи, притом по особому принципу, может служить ключ к тайнописи, изображенный на отдельном листе второй половины XVII в. (Собрание Большой Патриаршей библиотеки, № 93). Он весьма прост, как это видно из снимка самой тайнописи и ключа к ней.

Здесь тайнопись состоит в замене обычных букв угольниками и четырехугольниками, заимствованными из решетки, составленной из двух параллельных линий, пересеченных двумя такими же линиями под прямым углом. В полученных клетках помещено по четыре и по три буквы в порядке азбуки: в тайнописи буквы заменяются, при этом первая — простым угольником, а следующие — тем же угольником с одной, двумя или тремя точками, смотря по месту буквы в нем. Так как при таком размещении букв в клетках вся азбука не могла уместиться, то в этой тайнописи не оказывается знаков для таких букв кириллицы: ш, ь и др.