— Вожделеет? Кэри, это немыслимо. Он гораздо моложе меня.

Кэри нахмурилась.

— Я знаю, мам. Но какая разница? Погоди, ты сейчас станешь вспоминать о тете Марлен и ее мальчиках для забав, но тут совсем другое.

— Не вижу разницы, — ответила Тейла, осознав вдруг, что ее голос окрасился грустью.

— Мам, между вами с Риком что-то происходит. Я это знала с момента вашей первой встречи.

— Придумываешь неизвестно что, — отрезала Тейла, отворачиваясь назад к монитору.

— Ничего подобного, — настаивала Кэри. — Я твоя дочь. И знаю, о чем говорю. Мне просто хочется сказать, мам, что меня все устраивает. Ну то есть он мне нравится, и если тебе тоже, то все хорошо.

Тейла почувствовала, что под веками накапливаются слезы, и прикусила губу.

— Кэри, спасибо. Но все не так просто.

— Но и не сложно. — Кэри выразительно пожала плечами. — Суть в чем — если он тебе нравится, так и бери его. Так ведь говорят?

— Кэри! — воскликнула Тейла.

— Чего? — ухмыльнулась Кэри. — Должно быть, можно было это иначе сформулировать. Я любила папу, но он… как бы вернее сказать… не слишком-то был счастлив, а? — пояснила она рассудительно. — С нами, я хочу сказать. Хотя, мне кажется, он и с самим собой был не очень-то счастлив. Мне просто хотелось бы, чтобы ты немного порадовалась жизни.

— Я радуюсь жизни, — удивилась Тейла. Правда же. Она не представляла, что ей может чего-то недоставать. Пока не познакомилась с Риком Макколом.

— Да. Правильно. Слушай, мам, ты ведь не старуха. Боже мой! Как я страдала из-за этого долгие годы. У всех матери — с сединой в волосах и жирными ляжками, а моя больше похожа на мою старшую сестру.

— С жирными ляжками, — язвительно добавила Тейла.

Кэри лукаво взглянула на нее и продолжила:

— Мне не хочется, чтобы ты была одинокой, мам.

Тейла поднялась, обняла дочь, притянула ее к себе.

— Спасибо, солнышко. Знаю, что ты обо мне беспокоишься, но у меня все в порядке. Честно.

— Обещай, что дашь Рику шанс. Ладно? — серьезно попросила Кэри.

К концу недели Тейла вся извелась. Позвонит Рик или нет? Она металась, словно перед первым в жизни свиданием. Не слишком приятные ощущения, надо сказать.

Вдобавок ко всему Бен Говард, племянник Рика, позвонил и попросил разрешения повести Кэри вечером в кино. Тейла начала подозревать, что Кэри сильно увлечена этим молодым человеком.

Договорились, что Бен возьмет машину матери и заберет Кэри, чтобы вернуться не позднее девяти часов. Тейла вздохнула. Ей очень не хотелось отпускать Кэри. Дочери нет еще и семнадцати, Бен — на год старше.

Не напрасно ли она дала разрешение? Или ее опека принимает болезненный характер? Но разве не каждая мать так же беспокоится о дочери?

После легкого обеда Тейла начала бродить по дому, принимаясь за какое-нибудь дело, чтобы через минуту бросить его и взяться за другое. Поймав себя на бесполезных метаниях, она приняла волевое решение — сделать глобальную уборку.

Она сбросила на кровать всю свою одежду, образовавшую колоссальную груду. И замерла в центре комнаты, как будто в первый раз увидела громадную кровать и массивные шкафы, принадлежавшие еще матери Нэн.

Она уже давно собиралась передвинуть гардероб к другой стене. Если поднять его с одной стороны, Кэри может подсунуть под него половик, с помощью которого вполне возможно перетащить шкаф на новое место. Дело пяти минут.

— Кэри! Ты не поможешь мне передвинуть гардероб? — Тейла выглянула в коридор, и тут раздался звонок. Кэри выскочила из своей комнаты и распахнула дверь перед Риком Макколом раньше, чем Тейла глазом успела моргнуть.

Он только взглянул в сторону Тейлы, улыбнулся, и она уже знала, что все упражнения по самовнушению плодов не принесли. Все ее существо тянулось к нему, требовало лишь его, мечтало о любви.

Сегодня на Рике были светлые шорты и свободная голубая футболка, оттеняющая синеву его глаз. Мягкий материал облегал широкие плечи, подчеркивал красоту спортивной фигуры. Волосы еще были влажными — наверное, он только что принял душ, от него пахло чистотой и свежестью.

— Пошли, мам, — возбужденно торопила ее Кэри. — Рик покажет нам свою машину.

Тейла как во сне нашла сумочку, ключи от дома и последовала за Риком и Кэри. Забравшись на заднее сиденье и оглядевшись, она признала, что внутри поразительно много места, гораздо больше, чем можно было бы предположить, рассматривая машину снаружи.

Рик завел мотор, и «субару» тронулась. Кэри немедленно начала восторгаться всем подряд — мощностью двигателя, маневренностью, отделкой салона.

Маршрут, выбранный Риком, пролегал через зеленые рощи, мимо планетария, и считался одним из живописнейших, но Тейла не в состоянии была отвлекаться на такие глупости. Ее взгляд не отрывался от волос, курчавившихся на затылке у Рика. Она с трудом подавляла желание податься вперед и прикоснуться к нему губами.

Он остановил машину, и они зашли в кафе выпить по чашке кофе. Перед ними расстилалась панорама города. Кэри всем своим видом выражала полное довольство жизнью.

— Гораздо лучше, чем двигать мебель, а, мам?

Рик посмотрел на Тейлу, приподняв бровь.

— Мы как раз собирались передвинуть шкаф. — Она пожала плечами. — Ничего, подождет. — Она улыбнулась, Рик внимательно поглядел на ее шевельнувшиеся губы.

Кожу у Тейлы стало покалывать, по телу забегали мурашки. Она отвернулась, словно ее увлек замечательный вид. Потягивая кофе, она еще раз убедилась, что Кэри следит за каждым их движением.

— Спасибо за прогулку, — вежливо поблагодарила Тейла, высаживаясь у дома. — Машина очень хорошая, — добавила она, не зная, что еще сказать.

Кэри застонала.

— Хорошая? Мамочка, да она просто потрясающая!

— Да уж. Стоило подождать, — хмыкнул Рик и обернулся к Тейле. — Где шкаф, который надо подвинуть?

— Да ну, что вы, — быстро ответила она. — Да я сама…

— Почему бы его не использовать по полной программе, раз уж он тут, — пропела Кэри и двинулась по направлению к входной двери. — И у него такие сильные руки, — съехидничала она, поймав взгляд матери, направленный на мускулы Рика.

— Нет, я просто не могу вам позволить, мне неудобно вас так затруднять, — заторопилась Тейла. — вас, должно быть, полно дел.

— Ничего срочного, — ответил он, не отводя от нее глаз. — Мне кажется, я справлюсь со шкафом.

— Он у мамы в спальне. И не спеши, сначала погляди на его размеры, — предупредила Кэри и направилась по коридору к себе в комнату. — Надеюсь, вы вдвоем со шкафом справитесь, так что я пошла. Не буду мешаться на дороге.

Тейла открыла было рот и тут же снова закрыла его, щеки ее порозовели. Ей очень не хотелось оставаться в спальне наедине с Риком. Следовало бы предложить дочери пойти с ними, но действовать так — только возбуждать лишние подозрения. Может показаться, будто бы она не доверяет Рику. Смех, да и только! Это себе она не доверяет, вот кому.

Тейле, раздираемой противоречивыми эмоциями, оставалось продолжать путь в свою спальню. Рик молчаливо двигался следом.

Они вошли в большую комнату.

— Вот гардероб. Я собиралась приподнять один край, подсунуть под него коврик и так оттащить его к другой стене.

— Не волнуйтесь. — Рик навалился на шкаф, Тейла очень удачно разместила коврик с одной стороны. Не успела она опомниться, как гардероб стоял на положенном месте. — Отлично сделано, — Рик провел рукой по поверхности красного дерева. — Теперь такой работы не найдешь.

— Он принадлежал моей прабабушке. — Наблюдая, как он поглаживает блестящую поверхность дерева, Тейла желала, чтобы он сейчас касался ее. — Ну вот, — обуздала она свои фантазии. — Дело сделано. Большое вам спасибо.

Рик развернулся и посмотрел на нее, глаза — как темно-синие омуты. Потом он оглядел комнату, громадную кровать, портрет Кэри в детстве — беззубый пухлый младенец.

— Знаете, я мог бы еще пригодиться здесь, — заметил он легко.

Тейла, пытаясь скрыть румянец, появившийся на щеках, отвернулась, чтобы убрать коврик обратно под кровать.

— Тейла. Откуда у вас такое необычное имя? — мягко спросил он.

Она подняла голову, пожала плечами.

— Тейла — девичья фамилия моей бабушки. Мои родители просто чуть изменили произношение. «Ей» вместо «о». Такая вот оригинальная семейная традиция — когда всем дочерям в качестве имени дают девичью фамилию матери. Маму звали Дейла — девичья фамилия матери Нэн.

— А Кэри — девичья фамилия вашей матери, — нахмурился Рик. — И фамилия Нэн в замужестве.

— Вообще-то Тейлой должны были назвать Марлен, мою старшую сестру: она первенец. Но отец тогда повздорил с Нэн, своей свекровью. А ко времени моего рождения они снова помирились, так что… — Тейла пожала плечами, — продолжать традицию пришлось мне. Вот так.

Он облокотился на ее старомодный сервант и устремил на нее глаза.

— Надеюсь, мы нарушим традицию для нашей дочери. Я хочу сказать, девичья фамилия моей бабушки была Андерсон. Нельзя же наградить маленькую девочку подобным именем.

— Мужской линии это не касается, — начала Тейла и вдруг покраснела до корней волос. — И никакой дочери у нас не будет.

— Я прямо-таки вижу ее. — Его глубокий голос заполнял все пространство, лишал способности дышать. — Думаю, она будет точь-в-точь как я, — сказал он напористо.

Тейла оцепенела.

— Ага. В кожаной куртке и с всклокоченной бородой. Очаровательно.

Рик потер свой свежевыбритый подбородок.

— Я ведь говорил, что борода не является частью моего имиджа. Но с другой стороны, — вкрадчиво начал он снова, — возможно, у нее будут большущие зеленые глаза и густые каштановые кудри, как вот эти. — Он шагнул вперед, по направлению к Тейле, и прикоснулся рукой к ее волосам. Одно движение — и локон обмотался вокруг пальца.

Тейла чувствовала себя как кенгуру, попавшая в свет фар. Она совершенно потеряла способность двигаться.

Он приподнял прядь ее волос, поднес к лицу, вдохнул ее запах и отпустил, следя глазами, как прядь волос разворачивается и опускается вниз.

Тейла поняла, что надо разрядить ситуацию, пока она не достигла критической отметки.

— Хочу подчеркнуть, что в этих роскошных каштановых волосах уже попадается седина. Так что скоро богатый каштановый цвет изменится на менее привлекательный.

— И у нее будут такие же губы, как у тебя. Губы, которые однажды сведут с ума какого-нибудь бедного парня, изнемогающего от желания их поцеловать.

Во рту у Тейлы внезапно пересохло, и, когда его голова приблизилась к ней, она сама подняла свое лицо ему навстречу. Его руки соединились, заключив ее в кольцо, его губы зажгли ее кровь огнем.

Господи боже! Видимо, у нее нет средства, которое могло бы защитить ее от него. Его губы покрывали лихорадочными поцелуями ее горящую кожу, руки прижимали ее к себе все крепче.

Тейла слабо застонала, уперлась руками ему в грудь.

— Рик! Пожалуйста. Остановись, — выдавила она из себя губами, все еще ищущими его поцелуев. — Я и Кэри…

Он опустил глаза, темные, зовущие, и она поняла, что он борется с собственными желаниями. Неохотно Рик разжал руки. Она отступила от него, дрожащей рукой нащупывая, обо что опереться.

— Мне надо кое-что сказать тебе, Тейла, — проговорил он севшим голосом. — Поехали со мной. Пообедаем. Там мы сможем поговорить.

Тейла покачала головой:

— Ничего не получится, Рик.

— Откуда ты знаешь? — тихо спросил он.

— Я не могу. У меня… я просто не могу. — Она направилась к выходу из комнаты.

Он перехватил ее, удержав за плечо.

— Тейла… — Слово повисло в воздухе.

Она взглянула на его руку на своем плече, и он медленно убрал ее. Они прошли по коридору до комнаты Кэри. Тейла постаралась успокоиться и натянуто улыбнулась.

— Все готово.

— Не прошло и года. Слишком тяжело для тебя, да, Рик? — спросила Кэри, не отрываясь от экрана компьютера.

Тейла вздрогнула.

— Да нет. Все в порядке. Просто Рик сейчас уходит.

— Уходит? — Кэри крутанулась на стуле и внимательно посмотрела на Рика. — Разве ты не угостишь его стаканом лимонада, мам? После такой выматывающей работы? По себе знаю, мне бы захотелось. — Она вопрошающе уставилась на Рика. — Он домашнего приготовления — по рецепту Нэн.

— Здорово. Как можно устоять? — быстро отреагировал он. Тейла решила, что ей надо очень серьезно поговорить с дочерью.

— И еще я подумала, — продолжила Кэри, — мне не следовало оставлять тебя с мамой без присмотра. Это моя колоссальная промашка.

— Колоссальная, — с ухмылкой согласился Рик.

— По правде сказать, — глаза Кэри проказливо перебегали с одного собеседника на другого, — думаю, что в будущем тебе не следует уединяться с мамой в спальне. Только в моем присутствии. А то вы подаете дурной пример.

— Не дай бог, мои примитивные, животные инстинкты возьмут верх, — несказанно довольным тоном вторил ей Рик.

— Во-во. Начнешь там пыхтеть и сопеть…

— Кэри! — Тейла была шокирована.

— Никогда не сопел в романтической ситуации, — притворно возмутился Рик. — Во всяком случае, попав в подобную ситуацию, последнее, к чему я прибегну, — это начну сопеть.

— А мне послышалось именно сопение, — радостно возвестила Кэри.

— Это твоя мать. Я ее просил вести себя поприличнее, но… — Он развел руками. — Скорее всего, виной тому мое исключительное обаяние.

Кэри едва не взвыла от восторга.

— Помнишь, что говорят о самовосхвалении?

— В данном случае я еще скромен.

— Ха-ха. Вам, мужчинам, скромность неведома. Вы все считаете себя незаменимыми.

— Разве не так?

Тейла наконец решила вмешаться:

— Вы, клоуны, хватит кривляться. Еще немногоподобного вздора, и можете добывать себе лимонад сами.

Рик скорчил унылое лицо и послушно отправился за Тейлой на кухню. Она с раздражением устремилась к холодильнику. Дверцу заклинило, Тейла пробормотала проклятие.

— Мы просто шутили, — сказал Рик.

Она твердо решила не оборачиваться к нему.

— Знаю. — Вздохнув, она извлекла кувшин с холодным напитком. — Я просто… подумала… поняла, как Кэри не хватает… недостает отца, вот так.

Рик подошел к кухонному шкафу, достал три стакана.

— Вам не хватает его, да? — тихо спросил он.

— Да, конечно, — быстро ответила она.

— У них были хорошие отношения?

— Да. — Тейла помолчала. — Но Майк, как бы это сказать, он был по натуре очень замкнут.

Тейла достала из морозилки три кубика льда, они звякнули, упав в стаканы. Со вздохом она протянула ему стакан, взяла стаканы себе и Кэри. Рик снова последовал за ней в комнату Кэри.

— А ты что делаешь? — поинтересовался Рик, пока Тейла пристраивала на столик стакан дочери.

— Создаю Интернет-страницу своему начальнику. Я работаю на полставки, — пояснила она.

Рик подтащил к компьютеру другой стул.

— Интернет-страницу? Можешь показать, как это делается?

— Трудно сказать. Ты разбираешься в компьютерах?

— С трудом, — ответил Рик.

Кэри округлила глаза.

— Готовь побольше лимонаду, мам. Чувствую, предстоит жаркий денек.

* * *

Рик и Кэри настолько увлеклись, что после очередного взгляда на часы Тейле пришлось напомнить дочери о том, что скоро приедет Бен.

Кэри так и поперхнулась.

— Уже полпятого! Бен приедет с минуты на минуту. Мне надо переодеться. — Она выпорхнула из кабинета и помчалась вниз.

— Бен? — заинтересовался Рик, обращаясь к Тейле, присевшей на освободившийся стул Кэри.

— Она собирается в кино с вашим племянником.

— Неужели? Смотрю, он времени даром не теряет, — присвистнул он и тут же спохватился: — Извините, Тейла. Дело в том, что Бен всегда отличался застенчивостью. Рад, что он собирается повеселиться.

Кэри появилась в хлопчатобумажных штанах и хорошенькой розовой маечке. — Бен сказал, что после кино мы пойдем куда-нибудь перекусить, так что не жди меня к обеду, мам.

— Ладно. Но к девяти ты дома?

Кэри кивнула, и, словно дожидаясь этого, в дверь робко постучали.

Бен Говард был потрясен вдвойне, когда вслед за Тейлой и Кэри на пороге появился его дядя.

— Рик! Привет! А что это… я хотел сказать… как дела? — закончил он с отчаянием в голосе.

— Прекрасно. На какой фильм вы собираетесь отправиться? — спокойно спросил Рик, и краски на щеках племянника чуток поубавилось.

— Гаррисона Форда. — Он обернулся к Кэри. — Пошли?

— Ага. Увидимся, мам. Пока, Рик.

Бен пробормотал что-то невнятное, что должно было означать «до свидания», и пошел за Кэри к своему маленькому седану.

Стоя рядом с Тейлой, Рик следил глазами за удаляющейся парочкой. Обернувшись к Тейле, он заметил морщинку между ее бровями.

— Бен — хороший мальчик, и его мать перепилит его пополам, если он не будет вести себя как подобает настоящему джентльмену.

Тейла со вздохом повернулась к нему.

— Я знаю. Бен кажется очень милым молодым человеком. Но все равно, быть матерью очень трудно.

— Моя мама однажды сказала сестре, что детей можно только любить и надеяться на самое лучшее для них, — сказал Рик мягко.

Тейла кивнула.

— Возможно, мне немного легче, потому что я знаю семью Бена. Я познакомилась с вашей сестрой на вечере. Бен очень на нее похож. — И на тебя тоже, мысленно добавила она.

— Тейла, я… — Он растерянно провел рукой по волосам. — Можем мы поговорить?..

Они все еще стояли на террасе. Соседям было прекрасно их видно. Возможно, там кто-то и впрямь с интересом наблюдает за происходящим. Такой разговор не стоит вести на улице, в зоне видимости и слышимости каждого желающего.

— Что ж, видимо, так лучше, — согласилась она и вошла в дом.

Она все время чувствовала спиной его присутствие.

— Я хочу видеться с вами, получше узнать вас, — сказал он, стоило ей повернуться к нему лицом.

— Рик, нам нельзя.

— Почему? Кэри и Рэйчел говорили вам, что наши предполагаемые отношения были только притворством. Мы планировали их на неделю-другую. Если бы я только мог предположить, какими осложнениями закончится этот спектакль, я бы никогда не пошел на такой обман. Сам не могу понять, как у нас с Рэйчел созрел настолько нелепый проект.

Он замолчал, пытаясь найти в ее лице отклик на свои слова.

— Я же не знал, когда соглашался на этот глупейший розыгрыш, что встречу самую прекрасную женщину в мире. — Он стал говорить тише, убаюкивая, опьяняя Тейлу звуками своего голоса и значением сказанного.

— Рик, мне уже почти тридцать пять.

— Мне всегда нравились женщины постарше, начиная с матери и сестер.

Тейла с вызовом посмотрела на него. Он пожал плечами.

— Ну да, ну да. Пример неудачный. Отдает Фрейдом и отклонениями психики. Но вы действительно похожи на мою мать. Они с отцом представляли Макколов на рабочей встрече в другом месте, а то вы непременно познакомились бы с ней на том вечере. Так. О чем я говорил? Начну сначала. Мне всегда нравились женщины старше меня. Мне все равно, даже если бы вам было шестьдесят четыре. — Протянув руку, он обвел линию ее подбородка. — Мне бы вы все равно нравились.

Лицо Тейлы запылало под его пальцами. Он коснулся пальцами ее губ, и она отступила на шаг назад.

— Боюсь, мне трудно вам поверить, — ответила она почти твердо.

— Но это правда.

Она смотрела на него, безнадежно пытаясь справиться с желанием принять все, что он предлагает, не задавая никаких вопросов.

— Я не могу понять, что вы во мне нашли. Я — женщина средних лет с дочерью-подростком. А вы еще молодой человек…

— Но с каждой минутой становлюсь все старше, — легкомысленно закончил он фразу.

— Вы только что встретили меня…

— Но хочу получить возможность узнать получше.

Тейла покачала головой.

— Рик, я не могу. Я была далека от… от всех этих брачных игр… очень долгое время. И не знаю нынешних правил.

— Для меня нет никаких правил. Но если вы считаете, что без них не обойтись, то что мешает нам придумать собственные? — Он придвинулся к ней, и она снова отшатнулась, на этот раз коснувшись ногами дивана.

— Мы едва знакомы…

— Тогда давайте поговорим друг о друге. Вы первая.

Тейла снова покачала головой, незаметно стараясь продвинуться поближе к двери, и он вздохнул.

— Ладно, я первый. Посмотрим. — С преувеличенной серьезностью он нахмурился. — Я был очень приличным, послушным мальчиком.

— Вы на шесть, почти на семь лет моложе меня.

— Зато хорошо поддаюсь воспитанию.

— Я не увлекаюсь педагогикой.

— Ага. — Рик серьезно кивнул, но губы его подозрительно подрагивали, готовые улыбнуться. — Вы современная женщина и готовы позволить мне свободно развиваться в соответствии с моими наклонностями. Меня это устраивает.

— Развивайтесь-ка… — Тейла сдержала резкое слово. — Развивайтесь-ка где-нибудь в другом месте.

— Умеете обидеть насмерть. — Он поджал губы. Свои чудесные губы.

И Тейла опустила ресницы. Не могла же она позволить ему заметить, как ее глаза постоянно возвращаются к его рту, впитывая его чувственность. Она постепенно продвигалась по коридору, твердо намереваясь выставить его за дверь и обрести спокойствие.

— Так, дальше. Как насчет другого-прочего? — спросил он.

— Чего другого? — не поняла она, постоянно отвлекаясь на его прекрасное мускулистое тело, находящееся так близко от нее.

— Секса, — без предисловий откликнулся Рик.

Стрела желания пронзила Тейлу насквозь, внутри разорвался шар, от которого по телу разлились волны тепла.

— Никакого секса, — с трудом произнесла она.