Она коротко вздохнула.

— Конечно.

— Маленький Аарон упал и сломал руку, — пояснил он. — Доктора занимаются переломом, Мег попросила меня забрать двух других детей. Ее родители сегодня в отъезде, вот она и просит меня посидеть с детьми до их возвращения.

Тейла встала. Рик пошел к двери, на полпути остановился, обернулся к ней.

— Надеюсь, малыш Мег поправится, — проговорила Тейла.

Он взъерошил себе волосы, хотел что-то сказать, но быстро взглянул на Кэри и передумал.

— Я позвоню завтра.

Тейла кивнула, проводила его и закрыла за ним дверь. Да так и осталась, не отдавая себе отчета в том, что стоит, ухватившись за ручку двери. На нее нашло странное оцепенение. Как можно было забыть про Мег Левис? Господи боже! Что же она наделала?

— Мам? — Голос Кэри ворвался в ее мысли. Она повернулась, глядя на дочь.

— Вот несчастье-то, да? Малыш сломал руку, — заговорила Тейла, подозревая, что вот-вот сорвется и заревет. Надо вернуться в гостиную.

— Мег Левис? — Кэри сдвинула брови и снова присела. — Это ведь секретарша Рика, да? Она была на рождественском вечере.

— Верно.

— Ой! — продолжала хмуриться Кэри. — Это у нее муж погиб на стройке?

— Да. Ужасно!.. — Тейла находилась в заторможенном состоянии и говорила словно издалека, наблюдая за собой, как за посторонним человеком.

— Мне Бен рассказывал. Говорил, муж Мег с Риком были друзьями, еще со школы.

— Так говорила и бабушка Рика.

Кэри повозилась, устраиваясь в кресле, перекинула длинные ноги через подлокотник.

— Так Рик с ней встречается?

Тейла вздохнула.

— Я действительно ничего не знаю, дорогая.

Кэри громко запыхтела.

— Все равно, даже хотя он и помчался вот так, я не думаю, что встречается. — Она пристально посмотрела на мать. — А ты?

Тейла пожала плечами, сердце ее ныло.

— Как я уже сказала, не знаю. — Но подозревала, что знает. Сердце наполняла болезненная тяжесть. С усилием она улыбнулась дочери. — Ладно, расскажи теперь мне про Бена.

Кэри немного покраснела.

— С Беном все в порядке, мам. Правда.

Тейла думала, что промучается всю ночь без сна. В постели, которую еще недавно разделяла с Риком Макколом. Но неожиданно почти мгновенно провалилась в крепкий сон.

Вот что значит непривычная физическая нагрузка, издевалась она над собой на следующее утро, проснувшись от стрекота цикад.

Во сколько Рик пришел домой? — подумала она. Долго ли оставался с детьми Мег? Есть ли связь между ним и молодой вдовой? Этой семье требуется отец, и, надо признать, Рик — идеальный вариант. Вернулся ли он домой вообще? Лежа в кровати, Тейла изводила себя этими мыслями. Желания вставать не было.

Как раз перед приходом Кэри Рик говорил, что хочет увидеть Тейлу снова. Было ли это сказано под влиянием момента? Эйфории недавнего полового акта? Не передумает ли он, поостыв в холодном свете дня?

Предположим, что он захочет увидеть ее, Тейлу, опять. А она захочет? Тейла слабо застонала. Кого она обманывает? Конечно, да.

Какая мука! С ней все ясно. Она без памяти влюблена в Рика Маккола, мужчину на семь лет моложе себя. И как они могли…

Она остановилась, не закончив мысль. Альтернативы нет, поэтому ей надо привыкать к ситуации, пока дело не зашло слишком далеко. Далеко? Она чуть не расхохоталась. Куда ж дальше, чем прошлой ночью?

Что он говорил ей тогда? А она… она действительно чувствовала то, о чем сказала ему. С ней никогда такого не было. Майк был единственным, с кем она до того занималась любовью, и никогда он не мог разбудить в ней такого бешеного, страстного отклика.

Задрожав, она резко отбросила в сторону покрывало. И столь же резко приказала себе перестать думать о Рике. Лучше начать подготовку к Рождеству. Рождество настанет — не успеешь оглянуться, скоро и Нэн приедет. Дел полно.

— Но мне совершенно необходимо ехать? — с пафосом вопрошала Кэри.

Тейла нетерпеливо подкинула в руке ключи от машины.

— Ты ведь знаешь — приезжает Нэн, нам надо закупить продукты на Рождество. — Тейла подмигнула дочери. — Будем же мы зажигать традиционный рождественский огонь.

— Традиционный? Ты хочешь сказать, что мне придется готовить? — ужаснулась Кэри. — Ты не помнишь, что ли, кулинария мне недоступна!

— Ты мне поможешь, — объяснила Тейла. — Рассматривай это как подготовку к будущей жизни.

Кэри завыла.

— Подготовку к жизни? Путешествие в ад, ты хочешь сказать? Мам, ты хватила через край, это называется эксплуатация детского труда.

— Тогда останешься без рождественского обеда. — Тейла фыркнула. — Ну-ка запрыгивай в машину.

По возвращении Тейла немедленно бросилась к автоответчику. Один раз кто-то бросил трубку. От Рика сообщений не было.

После обеда Кэри отправилась в контору, где работала на полставки. Тейла устроилась за кухонным столом, составляя список дел, с которыми нужно разобраться до Рождества, и пытаясь их как-то упорядочить. Список станет стимулом для того, чтобы хоть что-то делать.

Но воспоминания не оставляли ее… И тело реагировало соответственно. Возможно, таков нормальный результат пятилетнего воздержания?

Тейла думала, что любила своего мужа. Любила, повторила она себе упрямо. Или, может, в молодости влюбляешься в саму мысль о любви, а объект становится не слишком важен. А Майк? Он любил ее. Конечно, любил. Но он не интересовался сексом. Секс составлял лишь крошечную частичку его жизни.

А то, что произошло между ней и Риком… Она замерла. Такое бывает только раз в жизни.

На улицу въехал фургон, медленно прокатился мимо дома и остановился поблизости. Ветер донес хорошо знакомые звуки рождественского гимна. Каждый год Армия спасения разъезжает по окраинам, с оркестром в кузове. Еще одна рождественская традиция.

Механически Тейла встала, нашла кошелек, начала рыться в нем в поисках монеты для пожертвования. И неожиданно обнаружила, что под веселые звуки «Боже сохрани веселых джентльменов» у нее из глаз струятся слезы.

В чем причина ее грусти? Возможно, в осознании глубины собственных чувств к Рику. Или, может, в окончательном прощании с Майком. А может, в том факте, что никогда ей не быть с тем, кто стал для нее всем миром, мог бы одарить ее любовью, которой, только теперь ей стало ясно, она жаждала всю жизнь…

Опомнившись, она взяла себя в руки, ополоснула лицо и с улыбкой окликнула молодого человека, собирающего пожертвования. Затем, вздохнув, вернулась на кухню разбираться со списком.

Что ты нафантазировала? — ругала она себя. Надо реально смотреть на вещи, в том числе и на историю с Риком. Он привлекательный молодой мужчина. Она одинокая вдова. Остается сложить два и два. А что касается вечной любви, то это из области фантастики.

Решительно поднявшись, Тейла достала из шкафчиков и холодильника ингредиенты для специального рождественского печенья. Белое Рождество. Тщательно отмерив дозы, указанные в рецепте, замесила тесто. Она как раз ставила готовые противни в холодильник, когда громко зазвонил телефон.

Часы показывали три. Она долго смотрела на телефон, потом вытерла руки о кухонное полотенце и взяла трубку.

— Тейла, это Рик. — Его глубокий голос отозвался в душе, перед глазами поплыл туман, она опустилась на табуретку.

— Да. Привет, — невыразительно ответила она и сама себе состроила гримаску в висящем напротив зеркале. — Как малыш Мег?

— Все в порядке. Завтра его заберут домой. — Он помолчал. — Тейла, относительно прошлой ночи. Мне так жаль, что пришлось… Когда мы можем встретиться? Не хочешь ли пообедать со мной сегодня?

— Рик, я… я думала об этом и считаю, что это не слишком хорошая идея.

Последовала пауза.

— Почему нет? — спокойно спросил он.

— Все очень сложно. Я… тут многое переплелось. Кэри. Мой возраст.

— Ага. — От продолжительного молчания в ухе у нее зазвенело, потом она услышала его вздох. — Тейла…

Она услышала еще чей-то голос. Рик, судя по всему, прикрыл рукой микрофон. До Тейлы доносились приглушенные голоса, стук закрываемой двери, потом она услышала:

— Тут пришли, мне надо идти. Но, Тейла, так просто я не сдамся. До скорой встречи.

Медленно положив трубку, Тейла застыла, раздираемая сомнениями и переживаниями.

Так ли все ужасно? Множество женщин выходят замуж за мужчин младше себя. Замуж? Тейла вскочила и начала тереть стол, испачканный мукой. Ведешь себя как малолетка. Едва познакомилась — и туда же, под венец!

Приняв душ, она заканчивала одеваться, когда в дверь позвонили. Спустившись вниз, Тейла увидела, что на веранде стоит Рик. Он снял галстук, белая рубашка у горла расстегнута, рукава закатаны по локоть.

Тейла взглянула на часы. Что он тут делает? Ему же надо быть на работе.

— А я сбежал. Удрал от них, — с кривой улыбкой сообщил он, словно прочитав ее мысли. — Мне надо было повидать тебя.

Тейла неохотно отворила.

— Рик, тебе не надо было приходить.

— Возможно. Но я пришел. А Кэри дома?

Тейла покачала головой.

— На работе.

— Понятно. Войдем?

Тейла отступила, закрыла за ним дверь. Он направился в гостиную. Когда она вошла туда, он стоял спиной к ней, глубоко засунув руки в карманы брюк.

— Итак, почему же ты считаешь, что наши встречи не слишком хорошая идея? — ровным голосом спросил он, поворачиваясь к ней лицом.

— Ты и сам знаешь, — сказала Тейла.

— Прошлым вечером все было великолепно, — сухо заметил он.

— Я признаю, что прошлый вечер был… — Тейла глотнула воздуха, — чудесным и…

— Чудесным? — прервал он. — Прошлый вечер был неповторимым.

— Рик, нельзя строить отношения только на сексе. Есть и другое, что следует принимать во внимание.

— Например?

— У меня растет дочь. Я на семь лет старше. Много всего, — торопливо перечислила Тейла.

— Дочь-подросток мне нравится. И она мне симпатизирует. Что касается возраста, то женщины живут дольше мужчин, так что мы прекрасно друг другу подходим в данном отношении.

— Рик, ну пожалуйста…

— Я люблю тебя, Тейла.

Сердце у Тейлы перевернулось. Если бы только она могла поверить…

— Ты только так думаешь, — произнесла она безжизненным голосом.

— Об этом говорит твой огромный житейский опыт? — игриво задел ее он.

Тейла провела рукой по волосам.

— Нет. Всего лишь здравый смысл. Я сейчас недоступна, так что…

— Недоступна? Тейла, я ведь не прыщавый подросток, способный думать лишь о первом в жизни сексуальном опыте.

— Я не имела в виду…

— Я люблю тебя, Тейла. Я никогда не говорил ничего подобного ни одной женщине, — горячо воскликнул он. — Думал пару раз, но никогда не говорил. Я любил других женщин, но никого так, как тебя. Не было ничего похожего на эту потребность быть рядом, слышать твой смех, вдыхать запах твоих волос, мечтать дотронуться до твоего прекрасного тела. Я хочу любить тебя, ласкать, состариться рядом.

— Я состарюсь раньше тебя, — быстро вставила Тейла.

— Вряд ли. Я отброшу копыта гораздо раньше. За краткий период нашего знакомства я состарился на целые годы.

— Вот еще проблема. Мы едва знакомы.

Он всплеснул руками.

— Я знаю, что никогда ни к кому так не относился. И я знаю тебя. Знаю, что у тебя маленькая родинка на…

— Рик! — вскрикнула Тейла и поспешно опустила глаза. — Что скажут люди?

— Какая разница? Какие люди, кстати?

— Наши семьи. Друзья.

— Это не наша проблема. И потом, думаю, они будут счастливы за нас.

Как Тейле хотелось ему поверить.

— Твоя… Мне говорили, что… что ты помолвлен с Мег Левис, — тихо сказала Тейла.

Рик оцепенел, потом вздохнул.

— Серьезный вопрос, — согласился он наконец. — Может, присядем?

Рик сел на диван, Тейла — на стул напротив него.

— Мы с Мег дружим с давних пор, — начал он. — Ее муж, Тревор, был моим лучшим другом. Семья Трева жила по соседству, так что мы знакомы были еще до школы. Когда нам было около девяти или десяти, из Англии приехала семья Мег и купила дом на нашей улице. Наши родители познакомились и поддерживали прекрасные отношения. — Он слабо улыбнулся. — Мег могла забраться на дерево быстрее нас, а на велике каталась мастерски. Трев и я были под впечатлением, приняли ее в компанию. Ее мать называла нас, бывало, тремя мушкетерами. А когда нам было тринадцать-четырнадцать… — Он поморщился. — Переходный возраст и ключевой момент для меня и для Трева. Каждый из нас решил, что Мег станет его подружкой, и мы начали соперничать за ее предпочтение. Но Мег повзрослела раньше нас — ей нравились парни постарше, те, которые играли в местной футбольной команде. — Он вздохнул. — Для нас с Тревором это был большой облом. Мы тогда поклялись друг другу, что женщин больше не станем даже замечать. Потом некоторое время мы, все трое, шли разными путями. Мег уехала за океан навещать родственников, Тревор стал учеником электрика, я поступил в университет. Но связь с Тревом поддерживал. Мег вернулась домой в Австралию к тому времени, когда Треву исполнилось двадцать один. Мы не видели ее два года, и снова каждый решил, что она будет его девушкой. Годом позже Трев попросил Мег выйти за него, и она согласилась. Я думал, что мое сердце разбито, но оно подозрительно быстро исцелилось, так что… — Он пожал плечами. — О браке Мег и Тревора все говорили то же, что и всегда говорят. Они слишком молоды, и так далее, и тому подобное, но они были идеальной парой. Я тогда начал дразнить Трева и говорил ему, что он повесил на себя обузу — жену и семью. Он только смеялся, хлопал меня по плечу и твердил: «Погоди, придет и твое время». Ну конечно, я немного завидовал близости Мег и Тревора. Они любили друг друга и детей своих обожали. Когда родилась Шейна, Тревор подскакивал чуть ли не до луны.

Рик смотрел на Тейлу, но ей казалось, что он не видит ее.

— Трев работал на другом конце города, а мне нужно было туда по делам, так что я решил, что заскочу к нему. Он был так доволен — они великолепно вписали старое здание в общую структуру. Все восхищался, что проект позволил сохранить большинство кустов и деревьев. День был ветреный, и от старого дерева отломился громадный сук. — Рик нахмурился. — Эти ветки называют поставщиками вдов. Точное название. Я стоял рядом, мы оба услышали шум, треск ломающегося дерева. Только что стояли, разговаривали, а через мгновение оба были на земле. Только я отделался царапинами, а Тревор так и не пришел в сознание…

— Ох, Рик! — Тейла положила руку ему на плечо. — Мне так жаль.

Он кивнул.

— Тревор был отличным парнем. Жаль, что ты не знала его. Жаль, что он не узнал тебя. — Рик перевел дыхание. — Я должен был пойти и рассказать Мег, что случилось. Труднее мне ничего в жизни делать не приходилось. Она была ошеломлена, конечно, но держалась молодцом, больше всего беспокоилась о детях. А я никак не мог избавиться от чувства вины — ведь Трев, которому было для чего жить, погиб а я — нет. Думаю, я перестарался в стремлении хоть что-то сделать для Мег и детей. — Он посмотрел на свои сжатые в кулак руки. — И все тогда начали судачить о нашей предполагаемой помолвке с Мег. Меня это несколько шокировало. Я знал, что не люблю Мег так, как ее любил Тревор. И понял, что мне надо уехать, побыть одному, разобраться в себе. Вот почему я уезжал в отпуск. Это дало мне время на размышления. Потом мы долго говорили с Мег. И решили, что брак только испортит наши давние дружеские отношения.

Он обернулся к Тейле.

— Когда я встретил тебя, то понял, о чем говорил Трев, — сказал он просто. — Мое время пришло.

У Тейлы защипало глаза.

— Рик я — Она покачала головой. — Я не думаю, что наша связь была бы оправданна. Как я и говорила, ты гораздо моложе и…

— Жажду сильнее.

— В смысле? Что? — Тейла вздрогнула. — Что ты хочешь сказать?

— Что сказал. Я жажду тебя.

Их глаза встретились.

— Выходи за меня замуж, Тейла.