Теми же остались только синие глаза. На нем были серые легкие брюки и очень светлая голубая рубашка, открывающая шею. Он был чисто выбрит, от былой щетины не осталось и следа, волосы аккуратно подстрижены.

— Привет, Тейла, — сказал он с улыбкой, в уголках рта появились крохотные морщинки. — Ваше имя в списке моих посетителей оказалось приятной неожиданностью. Заходите.

Он отступил. Тейла вошла следом за ним в офис. В комнате доминировал массивный стол красного дерева. Но сразу становилось ясно, что стол тут служит не только предметом, демонстрирующим солидность фирмы. На одном конце была навалена груда папок с бумагами, посередине расстелены архитектурные планы, над которыми он, видимо, сейчас работал.

Одна стена помещения занята полками с папками, на другой — фотографии, подобные развешанным в приемной.

— Прошу. Присаживайтесь, — предложил он, указывая на стоящее перед столом кресло.

Тейла села, погрузившись в глубину мягкой кожи. Кресло оказалось удивительно удобным. Но она все еще не могла оправиться от впечатления, которое произвела на нее столь радикальная перемена в его внешности.

Если уж и раньше он казался ей необычайно привлекательным, то теперь был просто неотразим. Тейла была поражена в самое сердце. Всякие соображения о том, что она просто выдумала влюбленность в него, тут же сошли на нет.

— В воскресенье вы не упоминали о назначенной со мной встрече, — сказал он, обойдя стол и усаживаясь напротив.

— Я не думала, что эта встреча будет именно с вами. — Тейла позволила себе слегка исказить правду. — Ваш дядя назвал вас Патриком Макколом. Я не сразу поняла, что Рик — сокращение от Патрика.

— Наверное, так. — Вряд ли он в это поверил, судя по его голосу, но Тейла решила, что доводы ее достаточно основательны и дальнейших оправданий не требуется.

Поэтому она приступила к делу:

— Думаю, нам следует начать. У вас, несомненно, мало времени. Мне бы не хотелось задерживать вас сверх необходимости.

— Ничего. Поскольку всего неделя, как я вернулся, мне позволительно некоторое время входить в курс дела и не спешить. — Он усмехнулся. — Не позволяйте этой груде бумаг обмануть вас. — Он свернул чертежи.

— Ладно. — Тейла вытащила записную книжку с вопросами. Слава богу, она додумалась заранее записать их, потому что в данный момент голова решительно отказывалась работать и действовать экспромтом вряд ли бы удалось. Она кашлянула и прочла первый пункт…

Рик Маккол откинулся в кресле и взглянул на часы.

— Мы беседуем уже час. Время обеда. Может, прервемся? — (Тейла захлопнула блокнот.) — Я знаю один миленький ресторанчик на Милтон-роуд. Пообедаете со мной, а?

Она захлопала ресницами.

— Пообедать? С вами? — плохо соображая, что говорит, переспросила она.

Ослепительная улыбка снова зажглась на его лице.

— Ага. Пообедать. Со мной.

— Но я не думала… — начала она.

— И мы можем продолжить интервью в более благоприятных условиях.

Тейла поглядела на свой блокнот.

— Вообще-то, с учетом того, что рассказал мне ваш дядюшка, у меня уже имеется вся нужная информация.

— Все равно нам обоим надо поесть, — настаивал он.

— Ну, — нерешительно пробормотала Тейла. Когда она обедала с мужчиной вдвоем в последний раз? Хоть с кем-нибудь. Майк не любил есть вне дома, предпочитал домашнюю кухню, поэтому они редко выбирались куда-нибудь. Правда, иногда ее приглашали на банкет коллеги-учителя, но последнее время она была занята, да и желания особого не возникало.

— Обещаю, что еда будет выше всяких похвал. Ресторан держит пара моих друзей.

— Ну, я думаю… Я не ожидала такого предложения, — все еще сопротивлялась она.

— Да, конечно. Но не следует так зарываться с головой в работу. Кроме того, мои друзья, которые владеют этим рестораном, — Боб и Дженни Эйнскоу. — Он весело поднял бровь.

— Хозяева Мидоумонта? — с удивлением воскликнула Тейла.

— Они самые. Так что у меня будет шанс представить вас и договориться относительно посещения дома. Что скажете? Пошли? Совместим приятное с полезным?

— Ну… — Тейла все еще не могла решиться принять его предложение. Но, как он справедливо заметил, выход в ресторан прежде всего деловое мероприятие.

Ей обязательно надо поговорить с Эйнскоу до того, как она закончит статью. Конечно, фотографии величественного старинного здания есть в архивах, но для того, чтобы придать материалу неповторимость, ту особенную живость, что так нравится редактору, следует поближе узнать людей, которые сейчас живут там.

Это для бизнеса, напомнила она себе, прежде чем кивком выразить согласие.

Рик взял телефонную трубку, нажал кнопку.

— Мег? Ты не в курсе, машина компании свободна? — Он нахмурился. — Дэвид взял? А что с его машиной? Ясно. — Потер лоб. — Ладно, можешь вызвать мне такси?

Тейла наклонилась вперед:

— У меня своя машина на стоянке.

— Погоди, Мег.

— Я не против покатать вас, если вы согласны покататься, — выпалила Тейла быстро, боясь передумать.

Он согласно кивнул головой.

— Вовсе нет. Дождаться такси в это время суток — проблема не из легких. А вас это не затруднит?

В ней росло чувство тревоги, напоминающее о неприятностях, ожидающих тех, кто сам на них нарывается. Нечего ей проводить столько времени с этим привлекательным молодым человеком.

— Нет, конечно, нет. — Она вынула свои ключи и поднялась, пытаясь не прислушиваться ни к каким внутренним голосам.

Рик вернулся к телефонному разговору.

— Не беспокойся о такси, Мег. — Он положил трубку и прошел вперед, чтобы открыть дверь Тейле.

— Я буду у Боба и Дженни, — сообщил он секретарше. — Но только в случае, когда дело касается жизни и смерти. О'кей?

Та рассмеялась.

— Ладно, Рик. Увидимся позже.

Рик открыл входную дверь, слегка обнял Тейлу, направляя ее к выходу. Секретарша проводила их заинтересованным взглядом.

Тейла пыталась проигнорировать его жест, словно так все и надо, но его рука, казалось, жгла, словно каленым железом.

— Предполагалось, что мою машину доставят сегодня, но где-то между Сиднеем и Брисбеном она застряла, так что до пятницы я безлошадный. Вы знаете, взятый напрокат мотоцикл я на прошлой неделе вернул, — пояснил он на пути к парковке.

— Вот тут, — сказала Тейла, указывая ему на свой бледно-голубой «форд». Старенькая машина, но бегает пока неплохо. Тейла регулярно отдавала ее на профилактику и была довольна ее надежностью.

— Не возражаете, если я сниму пиджак? — спросил он.

Тейла кивнула головой.

— Пожалуйста. Жара сегодня страшная.

— Тем более что мы только что из помещения с кондиционером.

Он принялся стягивать пиджак. Тейла отвернулась, притворяясь, что занята, пристраивая сумку на заднем сиденье. Слишком интимным ей показался процесс его раздевания.

Мысленно она тут же начала зло высмеивать себя. Интимным? А кто сидел с ним на кухне у Нэн несколько часов подряд? Между прочим, оба они были тогда едва одеты: она — в ночной рубашке, он — так вообще по пояс голый. Несчастная от своей нелепой щепетильности, красная от жары и внутреннего огня, она села на водительское место.

Рик Маккол разместился рядом. Машина тут же стала слишком маленькой, он оказался на опасно близком от нее расстоянии. Она облизала губы, завела мотор и задним ходом выехала на улицу.

— Говорите, куда ехать.

Его локоть прошелся по ее руке, и невидимые волны разбежались по всему телу.

— Первый поворот направо, а после — налево, на Милтон-роуд, — спокойно дал инструкции Рик, но Тейла ощутила, что и он напряжен.

Неужели и он испытывает то же дурацкое волнение, что и она? Дикую потребность сбежать и не менее страстное желание остаться?

— Ресторан — за ближайшим холмом. «Тукан».

Его прозаическое замечание немного уменьшило нервозность Тейлы. Она повернула в оживленный проезд.

— Вы сказали — «Тукан»? — Тейла быстро взглянула в его сторону. Название было хорошо знакомо. Очень известный и дорогой ресторан. Тейла слышала, что обслуживание там превосходное. — Эйнскоу владеют «Туканом»?

— Да. Пару лет. То есть Дженни его настоящая владелица. И пользуется своей девичьей фамилией. Донелли. А Боб к ней присоединился, после того как оставил свою прежнюю работу.

— Да, точно. Дженни Донелли. То самое имя. Я недавно читала восторженный отзыв об этом заведении в «Брисбен ньюс».

— Вот-вот. И если вы повернете направо сразу за светофором, то попадете прямо на стоянку перед рестораном.

Тейла ждала сигнала светофора, чтобы повернуть направо. Если Рик Маккол действительно может заскочить сюда просто так, не резервируя заранее столик, то он и правда в очень хороших отношениях с хозяевами. Известно, что заказать тут стол даже во время обеда очень сложно, особенно сейчас, под Рождество.

Она поставила машину и не успела еще отстегнуть ремень безопасности, как он уже стоял у дверцы, готовый распахнуть ее перед ней.

— Спасибо, — поблагодарила она, вылезая из машины и поворачиваясь запереть дверцу.

Он повел ее к служебному входу, слегка стукнул в дверь, затем открыл, и они вошли внутрь.

— Не найдется ли чего перекусить усталому путнику? — вопросил он в том направлении, откуда раздавалось бряцанье кастрюль и поварешек.

— Рик! Вернулся! Боб, это Рик.

Тоненькая рыжеволосая женщина бросилась к нему в объятия и шумно поцеловала его в щеку.

— Когда ты вернулся? — приставала рыжеволосая, пока Рик обменивался рукопожатием с высоким седовласым мужчиной.

— С этой недели вышел на работу, — удовлетворил ее любопытство Рик.

— Мы жутко скучали. Чего бы ты хотел на обед? Спорим, ты не ел приличного десерта с тех пор, как уехал!

Рик рассмеялся и слегка передвинулся, давая паре возможность увидеть Тейлу.

— О, Рик. Да ты с гостьей, — воскликнула Дженни Эйнскоу.

Рик снова полуобнял Тейлу, выдвигая ее вперед.

— Дженни. Боб. Встречайте Тейлу Гри.

Тейла протянула руку. Она попыталась не замечать любопытного взгляда Дженни, чувствуя, что краснеет.

— Тейла пишет статьи об исторических зданиях и очень интересуется Мидоумонтом, — сказал он безо всяких предисловий.

— Да? — Боб Эйнскоу потер ладонью лоб. — Ну да, конечно. Я читал ваши статьи в воскресной газете. На этой неделе было о Дунсмара, точно?

— Верно, — подтвердила Тейла.

— Она вам оставляла сообщения, правда, Тейла? — продолжал Рик.

Тейла снова начала краснеть.

— Ну, в общем. Я понимаю, вы, должно быть, очень заняты с вашим рестораном…

— Вы оставляли сообщения на автоответчике? — Дженни нахмурилась и повернулась к мужу. — Я так и знала, что эта машинка не работает как надо, Боб. Нам неделями не приходило ни одного сообщения. Мне так жаль, Тейла. Вы, должно быть, посчитали нас очень невоспитанными.

— Что вы, нет. Я думала — может, вы уехали в отпуск.

— Нет! — Боб рассмеялся. — По части длительных отпусков у нас Рик.

— Вы должны нам оставить свой номер телефона, — решительно заявила Дженни. — А теперь пошли, найду вам столик.

— Приятно было познакомиться, Тейла, и рад снова тебя видеть, Рик, — проговорил Боб, вновь скрываясь на кухне.

Тейла и Рик последовали за Дженни в зал ресторана. Там она указала им на столик на двоих у окна.

— Я бы порекомендовала вам барракуду-гриль, — рассмеялась она, когда они уселись. — Но боюсь, что ты, Рик, сыт ими по горло после поездки на север.

— Подозреваю, что их скопом выслали сюда. Я «за». Как вы, Тейла?

— Рыба меня полностью устраивает, — быстро ответила она, одновременно прикидывая, сможет ли проглотить хоть кусочек.

— А вино? — спросил Рик.

Она покачала головой.

— Нет, спасибо. От вина я на ходу засыпаю.

— И я тоже, — согласилась Дженни. — Сразу начинаю мечтать о кокосовой пальме, под которой можно уютно пристроиться.

Тейла улыбнулась. Она и так уже чувствовала опьянение — никакого вина не надо. Довольно одного лишь присутствия Рика Маккола.

— Тогда воду со льдом? — предложила Дженни. — Еще у нас есть фруктовый сок и лимонад.

— Хорошо бы воду со льдом, — решила Тейла.

— И мне тоже, — присоединился Рик.

Дженни поманила молодую официантку, которая вскоре появилась с двумя высокими стаканами и кувшином воды. Убедившись, что стаканы наполнены, Дженни удалилась на кухню.

Тейла глотнула воды и огляделась. Ресторан был со вкусом обставлен. Жалюзи на окнах защищали посетителей от бьющего в окна солнца. Мягкий шум голосов и звяканье приборов о тарелки не заглушали тихую, ненавязчивую музыку.

Она взглянула на Рика. Его синие глаза в упор смотрят на нее.