— Давно вы знакомы с Бобом и Дженни? — спросила Тейла, смущенная тем, что он так откровенно ее разглядывает.

Рик отпил из своего бокала.

— Несколько лет. Со времени ремонта их первого дома. Мидоумонт у них третий. — Он улыбнулся. — И последний, если верить Дженни.

— Да, вот еще вопрос, который мы не прояснили, — откуда у вас любовь к восстановлению старых зданий?

Рик отставил стакан.

— Даже вспомнить не могу. Наверное, это связано с домом моих деда с бабушкой. Мне нравилось, что там меня окружали старинные вещи. — Он пожал плечами. — Свою роль сыграло, видимо, и то, что я постоянно вертелся на территории фирмы, до тех пор, пока сам не стал ее частью. Впитывал всю эту суету, запахи дерева.

— И у меня так, — согласилась Тейла. — Наверное, в прошлой жизни я была плотником. Постоянно приставала к дедушке, как только он начинал что-нибудь строгать.

Рик тихо фыркнул.

— Да уж. Я еще малышом начал выпиливать разные штуки. Если бы у меня не сложилось с работой на фирме, то я точно стал бы резчиком по дереву.

— Почему же тогда нет? Почему вы не стали строителем, например?

Он поморщился.

— Мои родители хотели, чтобы я пошел в университет, так что я прослушал курс экономики. Теперь понимаю, что так и надо было, но в то время восставал страшно. Я и до сих пор плотничаю помаленьку там, где можно. Сам могу ремонтировать старые дома. — (Тейла удивленно подняла брови.) — Когда моя бабушка по матери решила, что ее дом слишком велик для нее, я купил его. Восстановил в былом виде, с современными удобствами, конечно.

— И где ваш дом? — спросила Тейла раньше, чем успела себя одернуть. И тут же залилась краской, потому что могло показаться, будто бы она выпытывает у него подробности его личной жизни. — Я думаю начать еще одну серию статей об исторических зданиях, так что мне нужен материал.

— Мой дом — просто более просторная версия обычного коттеджа рабочего. Это в Паддо. Гивентерраса.

Тейла вздрогнула. Они почти соседи.

— На этой улице есть чудные старые здания.

Он кивнул.

— Дед с бабушкой купили дом сразу после свадьбы. Мама в нем родилась. Дом построен в тысяча восемьсот девяностом и до сих пор сохранил свой первоначальный облик.

Звучало так, как будто его дом был идеальным образчиком того, что она искала для следующей серии статей. Но стоит ли просить его о возможности посещения? Не будет ли это выглядеть слишком навязчиво? Удобно ли это?

В этот момент появилась Дженни с их заказом. Тейла не могла удержаться от восхищения при виде изумительно оформленных блюд с барракудой из Северного Квинсленда. Немного поболтав, Дженни упорхнула.

Тейла попробовала рыбу и снова восхитилась — на вкус не хуже, чем на вид. Несколько минут они ели в молчании.

— Вы не станете возражать, если я включу ваш дом в список для своей второй серии? — робко спросила Тейла, придя к решению, о котором, как она надеялась, ей не придется жалеть в будущем.

Он слегка нахмурился.

— Ремонт еще не совсем закончен. Это имеет значение?

— Никакого. Лишний штрих достоверности. Кроме того, я собираюсь уделять особое внимание истории домов и изменениям, которые они претерпели в прошлом.

— Тогда ладно. — Он снова отпил из бокала. — Этим утром я прочел ваши статьи. Они есть у моего дяди в архиве. Вы хорошо пишете.

— Спасибо. — Тейла чувствовала себя необыкновенно польщенной его комплиментом.

— Каждый дом, который вы описываете, оживает. У вас талант.

Тейла покраснела.

— Еще раз спасибо. Думаю, всякому автору приятно услышать такие слова.

— Но это правда, сразу можно сказать, что вы любите свое дело. Откуда у вас интерес к архитектуре?

— Оттуда же, откуда и у вас. Из атмосферы дома моих бабушки и дедушки на горе Тамборайн.

Они продолжали беседу. У обоих оказалось общее увлечение, и каждый радовался, найдя понимающего собеседника. Уже за кофе Тейла поняла, что расслабилась и получает в компании Рика такое удовольствие, которого не испытывала многие годы.

Она искоса взглянула на него, и знакомый жар снова начал разливаться по телу. Как бы ей хотелось… Она быстро пресекла все подобные мысли. Напомнила себе — он вне досягаемости.

Тейла осушила свою чашку и заставила себя улыбнуться.

— Замечательный обед. Большое вам спасибо. — Потом посмотрела на часы. — Но вам, наверное, надо возвращаться к работе. Так же, как и мне. Кэри будет беспокоиться, куда я делась.

Сомнительно, что дочка так уж по ней скучает. Кэри как раз собиралась войти в Интернет, чтобы пообщаться с Нэн, так что Тейла нисколько не сомневалась, что она там до сих пор. Все равно, необходимо на этой неделе закончить пару статей, а для этого надо ехать домой.

Рик с сожалением кивнул.

— Думаю, вы правы. Надо возвращаться. У меня весь день распланирован. — Он скорчил озорную рожицу. — В конторе наверняка беспокоятся — и куда я делся.

— Не знаю, кого ты имеешь в виду, но мы точно беспокоились, — рассмеялась Дженни, подошедшая к ним. — В воскресенье днем мы устраиваем барбекю. Придешь, Рик?

— С удовольствием, — легко согласился он.

Дженни повернулась к Тейле.

— А вы, Тейла? Мы можем все разъяснить относительно Мидоумонта до или после.

— О, мне бы не хотелось — то есть, я хочу сказать, зачем отрывать вас так надолго. Лучше я подойду после.

— К тому времени у меня будет своя машина, — вклинился Рик. — Вы можете поехать со мной.

Тейла заметила, что в глазах Дженни появился и пропал большой знак вопроса.

— Ну конечно, — быстро сказала она. — Тогда все решено. — И чмокнула Рика в щеку. — Так приятно снова видеть тебя, милый. Ну а теперь мне надо пополнить запасы хлеба. По непонятной причине его всегда не хватает. Увидимся в воскресенье. — И исчезла.

— Вы действительно не должны обременять себя, доставляя меня к Эйнскоу, — начала Тейла, пока Рик расплачивался по счету.

— Никаких затруднений, — весело успокоил он ее. — А вам представляется великолепная возможность взять на абордаж этих долго скрывавшихся домовладельцев.

— А Рэйчел? — спросила Тейла.

Он посмотрел на нее и быстро отвел глаза.

— Рэйчел? Но она ведь занята на одном из ее собраний, разве не так?

Скорее всего, так. Рэйчел работала для профсоюза рыбаков и вечно была занята организацией различных совещаний и собраний. Казалось, она больше отсутствовала, чем была дома.

— Может быть. Я ее расписания не знаю.

Тейла ждала ответа, но он встал молча и направился к выходу.

Тейла поставила машину и внезапно вспомнила о фотографиях.

— Чуть не забыла, — быстро сказала она раньше, чем он успел выйти из машины. — Мне хотелось бы сфотографировать вас для статьи. У меня уже есть фото с вашим дядей и Алексом Макколом. Это ваш отец?

— Да. — Рик кивнул. — Алекс — мой отец. Желаете иметь мое фото? — Он ухмыльнулся. — Я польщен.

Фотоаппарат Тейлы был у нее в сумке. Солнце било им в спину, пока они в молчании шли к дому. Ни он, ни она не были расположены возобновлять разговор.

Двери автоматически открылись перед ними, они вошли внутрь и натолкнулись на Рэйчел, собиравшуюся выйти. Рэйчел испуганно замерла и боязливо оглянулась через плечо.

— Рик? Тейла? — Ее растерянный взгляд перебегал с одного лица на другое. — Что вы тут делаете?

— Обычно я тут работаю, — послушно объяснил Рик. — А в данный момент Тейла тоже.

Рэйчел вроде бы немного пришла в себя.

— О, конечно! Твои статьи. Я и забыла — Она поглядела на наручные часики. — А я на пути в аэропорт. Вечером собрание в Лонгриче, а завтра я дома. Так что заскочила на минутку, — она оглянулась по сторонам, — узнать, как вы тут. — Рэйчел одарила Рика сияющей улыбкой. Сердце Тейлы упало. — И как же?

— Бесподобно, — мрачно прогудел Рик.

Все рассмеялись.

— Я могу подождать снаружи, Рэйчел, — быстро вставила Тейла, — если ты хочешь попрощаться с Риком.

Рэйчел отрицательно взмахнула рукой.

— Нет времени. Самолет скоро. — Она похлопала Рика по руке. — Позвоню, когда вернусь, ладно?

— Обязательно, — ответил Рик.

— Пока, Тейла. — Рэйчел послала им воздушный поцелуй и умчалась.

Тейла смотрела ей вслед. Она чувствовала свою вину оттого, что проводит время с молодым человеком Рэйчел. Но почему Рэйчел так нервничала? И что значили ее постоянные взгляды украдкой по сторонам? Желание поскорей уехать? Почему-то Тейле казалось, что стремление успеть к самолету тут ни при чем.

Не поругались ли они? Почему Рэйчел не пожелала хотя бы поцеловать его на прощанье? А у Нэн просто вешалась на шею.

— Ну ладно, где вы думаете меня увековечивать? — спросил Рик.

Тейла сосредоточилась на работе.

— Встаньте, пожалуй, тут, чтобы на заднем плане получился коттедж. Это то, что нужно, — заключила она.

Он стянул пиджак и встал там, где она показала. Тейла отщелкала десяток снимков так быстро, как только могла, пытаясь отвлечься от мысли, что Рик просто на редкость фотогеничен. Он послушно передвигался с одного места на другое, к большой радости сослуживцев, каждый из которых считал своим долгом прокомментировать происходящее.

— Улыбочку, Рик! Грудь вперед!

— Метишь в модели, Рик?

Одна из проходивших мимо девиц ехидно сказала:

— Для модели он слишком плотно упакован. Не желаешь попробоваться в стиле ню, Рик?

Тейла заметила, что он слегка покраснел, но мужественно терпел. Только сказал:

— Какое счастье, что я постригся. Хочется, чтобы мама меня узнала.

Отсняв положенное число кадров, Тейла убрала орудие пытки обратно в сумку.

— Спасибо за все. Ваш дядя говорил, что хотел бы прочесть статью до того, как она попадет в газету. Я закончу к концу недели. Завезти ее вам?

— Я могу прочесть ее в воскресенье, когда буду забирать вас к Эйнскоу. Скажем, часа в три?

— Ах, да. Ну конечно.

Тейла проехала уже больше полпути, когда ее сердцебиение наконец пришло в норму.

Тейла сняла юбку и, раздираемая сомнениями, стояла перед выбором между темно-синими шортами и бутылочно-зелеными. Ее белая блузка подошла бы и к тем, и к другим.

— Мам? — Кэри заглянула из коридора в спальню матери. — Ты будешь дома раньше меня? Отец Кирстен забросит нас домой полдесятого.

Тейла нахмурилась.

— Думаю, буду, — рассеянно сказала она. — Барбекю, вероятно, кончится не позднее восьми. Эйнскоу содержат ресторан, так что маловероятно, что накануне рабочего дня они будут полуночничать.

— Не все привыкли регулярно спать по восемь часов в сутки, как ты, мам. Кстати, ты говорила, что наденешь эту юбку.

— Я передумала. Как ты считаешь, какие шорты лучше — синие или зеленые? — Тейла прикусила губу.

— Да любые.

Тейле на глаза попалось легкое платье из жатого ситца, висящее в шкафу.

— Или надеть платье?

Кэри повернулась к матери.

— Да что такого особенного в этом барбекю? — спросила она достаточно безразлично, но Тейла почувствовала, что краснеет.

— Особенного? С чего ты взяла?

— Ты мечешься так, словно… Да ладно… — Кэри скорчила рожицу. — Как тинейджеры перед первым свиданием.

— Это не свидание, — возвестила Тейла и отвернулась, надевая синие шорты. — Просто мне не хочется попасть впросак с одеждой.

— А кто будет, кроме вас с Риком? — не отставала Кэри.

— Понятия не имею. Я еду, только чтобы взять интервью. По мне, так лучше вообще взять интервью и исчезнуть. — Тейла подошла к туалетному столику и принялась расчесывать волосы.

— А Рэйчел тоже идет? — спросила Кэри.

Тейла украдкой взглянула, не видит ли дочь ее отражение в зеркале.

— Нет. Она уехала на какое-то собрание, — осторожно объяснила Тейла.

— Ага, — сказала Кэри. — Так что вы с Риком отправляетесь одни.

Тейла продолжала причесываться.

— Рик предложил подвезти меня. Он любезно устроил для меня это интервью, а ты знаешь, скольких трудов мне стоило добраться до Эйнскоу. Так что мне не стоит ломаться.

— Как удачно, что тебе даже не придется брать машину. — Кэри помедлила. — А Рик такой симпатяга, правда? И ведет себя прилично. Я хочу сказать, что большинство симпатичных парней постоянно любуются своей рожей…

— Кэри, прошу тебя. Ты выбрала не самое удачное слово, — поморщилась Тейла.

Кэри закатила глаза.

— Все хорошо выглядящие парни ужасно скучные, постоянно болтают о своей персоне. Но Рик не такой. — Кэри поднялась. — Знаешь, будь я на месте Рэйчел, вышла бы за него как можно скорее, а то отобьют.

Тейла снова отвернулась к зеркалу, делая вид, что проверяет, как наложены тени.

— Я хочу сказать, — продолжала Кэри, — Рэйчел говорит, что он богат, он потрясающе выглядит, у него классное тело, и он жутко сексуален. Плюсы по всем параметрам.

— Что за способы оценки, Кэри! — напустилась на дочь Тейла. — То, что кто-то богат, вовсе еще не значит… Ты же не выйдешь за кого-то замуж только потому, что у него много денег, — закончила она, сама чувствуя банальность сказанного.

— Не знаю, мамочка. — Кэри ухмыльнулась. — Наверняка это утешило бы меня в горе. — Кэри цитировала одну из любимых фраз Нэн, которую та обычно применяла по отношению к Марлен и ее бесконечным бракам.

От необходимости отвечать Тейлу спас звонок в дверь. Кэри рысью помчалась открывать.

— Рик, наверное. У меня предчувствие, — с энтузиазмом объявила она.

Хорошо, что дочка вышла и не заметила, каким жарким румянцем вмиг вспыхнуло лицо матери.

В коридоре Кэри уже вовсю болтала. Ей вторил другой голос. От его звучания нервы Тейлы не на шутку разыгрались. Она приостановилась, что бы собраться с духом и появиться в коридоре с невозмутимым видом.

— Я думала, у тебя спортивная машина, — щебетала Кэри. — Я думала, ты повезешь маму на тачке с откидывающимся верхом или что-нибудь такое.

— Я не подозревал, что твоя мама имеет склонность к гоночным машинам, — весело защищался Рик. — А то бы взял напрокат у кузена.

— Рэйчел рассказывала, что у тебя спортивная машина. Не думаю, что мама так уж здорово в них разбирается. Но я — другое дело, — быстро добавила Кэри.

— Тогда, как только получу наконец свою машину, пригоню ее тебе на экспертизу.

Рик Маккол взглянул поверх головы Кэри и увидел Тейлу. Что-то вспыхнуло в его глазах. Хотя мимолетное выражение появилось и исчезло так быстро, что Тейла не могла с уверенностью сказать, не показалось ли ей это.

— Привет! Ваша дочь сообщила, что экспертом по спортивным машинам вас не назовешь. — Рик улыбнулся.

Сердце Тейлы екнуло. Она автоматически поискала глазами автомобиль, ожидая увидеть нечто экстравагантное. И была тем более поражена, когда вместо этого заметила стоящий у обочины солидный белый фургон с рекламой Макколов.

— Боюсь, что я действительно плохо разбираюсь в марках автомобилей. — Она пожала плечами. — Сожалею, но для меня все машины почти одинаковы.

— Что я говорила! — Кэри торжествующе посмотрела на Рика. — А какую машину ты получишь?

— «Субару», — ответил Рик.

Кэри резко выпрямилась.

— У тебя будет «субару»? — Возбуждению ее не было предела. — Мне так нравится эта марка!

— Если она когда-нибудь доберется до Брисбена, то будет. Какие-то сложности в порту Сиднея. Так что, к сожалению, пока могу предложить только машину компании. — Рик взглянул на Тейлу.

Она вновь пожала плечами.

— Меня вполне устраивает.

— Но ты покатаешь меня на «субару», когда она придет? — приставала Кэри.

— Кэри! — одернула ее Тейла, но Рик только ухмыльнулся.

— Обязательно.

— Погодите, вот когда Бретт узнает, он позеленеет от зависти.

— Бретт? — Тейла повернулась к дочери. — Когда ты увидишься с Бреттом? — удивленно продолжила она. Она-то думала, что отношения дочери с Бреттом давно благополучно завершились.

Кэри пожала плечами в точности как ее мать.

— Сегодня ночью. В кино. Мы идем с Джен и Россом, и Кирстен тоже. Всей компанией.

Тейла собралась было прокомментировать предстоящее мероприятие, но прикусила язык, вспомнив о присутствии Рика. Не стоит впутывать его в отношения отцов и детей.

— Ладно, увидимся позже. Ты сказала — полдесятого?

Кэри кивнула.

— Приятного вечера, — добавила Тейла, спускаясь с крыльца.

Рик отступил. Проходя мимо, Тейла ощутила, как ее тело напрягается. Видимо, на близость этого человека у нее уже выработался условный рефлекс. Он попрощался с Кэри и, подойдя с Тейлой к фургону, открыл ей дверцу.

Пока он выруливал на дорогу, Тейла мучительно искала безопасную тему для разговора, которая позволила бы ей отвлечься от непосредственной близости Рика.

— Еще раз спасибо за организацию знакомства с Эйнскоу, — сказала она непринужденно и открыла сумочку. — Вот моя завершенная статья о Макколах. Положить в бардачок?

— Да, хорошо. С удовольствием почитаю. — Он плавно повернул направо. — Папа и дядя под большим впечатлением от вашей серии и сказали, что от многих покупателей слышали похвальные отзывы.

— Спасибо. А я с удовольствием предвкушаю посещение Мидоумонта. Кое-что я уже узнала о доме, о его прошлом. — Тейла уселась на любимого конька, и напряжение начало понемногу ослабевать. — Он был во владении всего у трех семей, включая Эйнскоу. Очень интересный дом.

— Предполагаю, вы в курсе так называемого скандала?

Тейла улыбнулась.

— О, да-да. Очень романтическая история, если только это правда.

Рик насмешливо взглянул на нее.

— Вы считаете, что невероятно, когда сын хозяина сбегает с горничной и они счастливо живут вместе?

— М-да. Я больше расположена думать, что горничную отослали, как только стало ясно, что она беременна. А уж потом ее отец и братья заставили молодого человека понять, что он был не прав.

— Вы реалистка, как я погляжу. — Рик фыркнул. — А я предпочитаю думать, что молодые люди скрылись, поменяли имя, разбогатели на южных золотых приисках, вырастили десять человек детей и жили долго и счастливо.

— Ваша догадка нисколько не хуже моей, — улыбнулась Тейла. — А правду нам могли бы поведать лишь стены самого Мидоумонта, если б умели говорить.

Рик остановился у высокой, искусно подстриженной живой изгороди, закрывающей историческое здание от нескромных взоров. Сегодня ворота были открыты.

Старинный дом был великолепен, начиная от кованых ворот, встречающих гостей, и заканчивая кованой фигуркой, венчающей конек крыши; он горделиво возвышался над прилегающими к нему садами. С одной стороны дом заслоняли высокие деревья, с противоположной — буйно цвели мальвы, чередуясь с невысокими кустиками.

Тейла достала фотоаппарат и сделала несколько кадров общей панорамы. Сколько всего мог бы порассказать этот старый дом. Сюда подъезжали на лошадях, всадники грациозно гарцевали, спрыгивали, чтобы подать руку выходящим из кареты, разодетым в старинные туалеты дамам. Она представила, как темноволосый джентльмен склоняется перед женщиной в пышном белом платье, ее нежную кожу защищает от солнца изящный зонтик в кружевах…

— Рик. Тейла. Проходите. — В широких французских дверях их встретила Дженни Эйнскоу.

Вход обрамляла гирлянда переливающихся огоньков, отражающихся в паркете пола.

— Я могла бы показать вам дом, Тейла, а Рик пока присоединится к Бобу. Он в саду, — предложила Дженни.

Рик согласно кивнул и проследовал дальше по коридору.

Тейла засмотрелась на величественный, украшенный металлической отделкой потолок, поражаясь его великолепию.

— Моя любимая комната, — пояснила Дженни, проводя гостью в громадный зал для занятий музыкой. — Боб неплохо играет на фортепьяно, — добавила она, указывая на инструмент.

Двигаясь по дому, Дженни обращала внимание гостьи на ту или иную интересную деталь. Тейла и сама не заметила, как с увлечением рассказала о трудностях, возникавших у нее в процессе работы, о своем восторге, когда редактор одобрил ее идею написания статей об исторических зданиях.

— И Рик, конечно, будет тут незаменимым источником информации, — как само собой разумеющееся сказала Дженни. — Он очень авторитетен в том, что касается истории строительства, особенно здесь, в Квинсленде. Вы познакомились, должно быть, когда вы работали над статьями? — Тейла инстинктивно почувствовала, что вопрос, как бы он ни вписывался в общий разговор, был явно не праздный.

— Вообще-то нет, — осторожно ответила она. — Мы знакомы совсем недавно. Он приятель моей юной племянницы, Рэйчел Дин.

— Рэйчел Дин, — Дженни наморщила лоб. — Не думаю, что мы знакомы. Но ведь Рик довольно долго был на севере.

Тейла прикусила язык, чтобы самой не начать задавать вопросы. Рик длительное время отсутствовал? Как же Рэйчел тогда с ним познакомилась? Рэйчел вроде бы ничего подобного не рассказывала. Говорилось только, что у нее появился молодой человек и это серьезно. Хотя так считала Кэри…

— Рик — чудный человек, — продолжала между тем Дженни. — Мы с Бобом надеялись, что он найдет себе пару под стать и наконец женится. Он заслуживает счастья после… — Она прервала фразу, неловко засмеявшись. — Мой язык не доведет меня до добра. Пойдемте — увидите, как мы отделали помещение для слуг.

Когда Дженни и Тейла присоединились к Рику и Бобу, то оказалось, что уже подошли еще две пары. Тейла убрала блокнот и фотоаппарат в сумку, отставив ее в сторонку. Теперь у нее вполне достаточно информации для статьи.

Боб представил присутствующих, хотя все явно знали Рика. Старшая пара работала вместе с Бобом, а более молодые — Сью и Дэн — оказались давними друзьями хозяев. Тейлу назвали приятельницей Рика и осведомили всех о ее статьях в воскресной газете.

— Читал, прекрасная подача материала, — Дан долго тряс руку Тейлы. — Буду с нетерпением ждать продолжения.

Некоторое время они обсуждали предложенную тему. Подошла еще одна пара, Пит и Ванесса. Тейлу представили и им.

Ванесса Харграйвз, высокая, сухощавая, чрезвычайно ухоженная женщина, подвергла Тейлу внимательному изучению.

— Приятно снова видеть тебя дома, Рик, — с холодной улыбкой заметила она. — Как поживает Мег?

Тейле показалось, что окружающие пришли в замешательство. Хотя она тут же решила, что излишне мнительна. Рик без энтузиазма, но и без каких-либо признаков волнения ответил:

— Все хорошо. Она снова работает в нашей фирме и вроде бы довольна.

— Как мило. — Ванесса усмехнулась, показывая острые зубки. — Я только хотела сказать, что в теперешнем ее положении ей не следует оставаться одной и тосковать. Предполагала, что ты приведешь ее сюда с собой.

Рик пожал плечами. Боб спросил у него про отпуск. Момент неловкости миновал.

Еда оказалась превосходной, общество — тоже. Тейла неожиданно для себя легко вписалась в незнакомую компанию. Несколько раз, правда, ее беспокоила Ванесса, которой ничего не стоило задать нескромный вопрос и с ангельским видом ожидать ответа. Но Рик, видимо, был начеку и выручал Тейлу из сложных положений, не давая любопытствующей дамочке перейти дозволенную границу. Порой Тейле казалось, что в словах Ванессы есть какие-то подводные камни, но всякий раз она возражала себе и говорила, что выдумывает их сама. В конце концов, что им до нее, этим практически незнакомым ей людям!

В конце вечера Тейла поблагодарила хозяев за гостеприимство и радушие, а также за экскурсию по дому. Машина Рика тронулась по направлению к дому Тейлы.

— Вы получили нужную информацию? — благовоспитанно спросил Рик.

— Да. Благодарю вас. Дженни была очень добра. Мидоумонт — лучший дом из строений его класса.

— Боб и Дженни здорово над ним поработали, это точно, — согласился он.

— С вашей помощью. — Тейла искоса взглянула на него и заметила белизну сверкнувших зубов.

— Да, но они-то вкладывали в дом душу и постоянную заботу. Ну и деньги, конечно. Моя доля работы несоизмеримо меньше.

— Ну, не знаю. По собственному опыту могу сказать, что в таких вещах работы хватает всем.

Снова воцарилось молчание.

— Вы давно познакомились с Рэйчел? — Слова вырвались раньше, чем она успела их остановить. Теперь оставалось лишь с напряжением ожидать ответа.

Он задумался.

— Несколько месяцев назад. Она покупала у нас ручки для кухонного шкафа.

Тейла удивилась. У Рэйчел на кухне — прекрасный новый гарнитур. С чего она вдруг надумала покупать ручки? Но пока она решала, что сказать, Рик уже поставил фургон у обочины тротуара рядом с ее домом, вышел и открыл ей дверцу.

— Я провожу вас до дверей, — сказал он, следуя за ней по пятам.

Тейла начала на ощупь подниматься по ступенькам, досадуя, что Кэри забыла оставить включенным свет на террасе.

— Здорово, что у вас в доме открытая терраса. Многие теперь пристраивают террасы, но вид совсем не тот.

— Да, так было еще при покупке. Мы не стали ее застеклять.

Теперь они стояли рядом в полутьме террасы. Тейла молчала. Единственный свет шел от уличного фонаря. Тейла робко взглянула на Рика, но рассмотреть выражение его лица при таком освещении оказалось, невозможным. Тем не менее в нем чувствовалось то же напряжение, что и в ней.

— Что ж, Кэри с минуты на минуту будет дома. Спасибо за то, что сводили меня к Эйнскоу. Мне очень понравилось у них. — Она бормотала, сама толком не понимая что, но даже не пыталась остановиться. Нервы были натянуты до предела, кровь стучала в висках.

Она повернулась и хотела открыть дверь, но носком туфли задела за невидимый бугорок — гвоздь, щербину в полу. Мысленно отметила про себя, что завтра при свете нужно будет проверить, что там такое, и тут Рик протянул руку, чтобы поддержать ее, как тогда, на кухне у Нэн, когда она вот так же зацепилась за ножку стола. Ее рука взметнулась вверх и легла на его грудь.

И внезапно все переменилось.

Его тело оказалось твердым и сильным и теплым под легкой рубашкой. Он был лишь ненамного выше ее. И ее тело предательски затрепетало, стремясь склониться к нему.

Возможно, она слегка качнулась, но позже не могла вспомнить этого. Только его рука, держащая ее за локоть, опустилась, и он привлек ее к себе.