Он затаил дыхание. Или, может, они оба затаили дыхание. А потом его губы приблизились и прикоснулись к ее губам, легко, потом еще раз, дольше, мучительно долго, отнимая силы, лишая воли, опьяняя, доводя до исступления.

У нее загорелись щеки, потом запылало все лицо, горячая волна пошла дальше, следуя за его губами, покрывающими ее губы нежными поцелуями. Она непроизвольно положила пальцы на мягкий материал его рубашки, вцепилась крепче, услышала негромкий горловой звук, вырвавшийся у него.

А потом руки переплелись, соединяя, притягивая их друг к другу, и он жадно целовал ее, сметая всякие разумные мысли, как сметают с пути досадную помеху. Все, что существовало для нее сейчас, — это Рик Маккол и изумительный, потрясающий отклик, который рождали в ней его поцелуи.

Она прижималась к нему, бесстыдно стараясь оказаться возможно ближе, острая боль желания растекалась внизу живота, требуя утоления этой муки, перехватывая дыхание.

Слившись в единое целое, они позабыли о времени и пространстве, отбросили все мысли и заботы, которые могли им помешать. Его глубокие поцелуи дурманили ее, наполняли невиданной радостью.

Неожиданно из-за угла выехала машина. Рычание мотора вывело Тейлу из состояния забытья. Реальность происходящего обрушилась на нее, она вдруг ясно осознала, где она и что делает. И с кем.

Машина проехала дальше, но Тейла сказала себе, что это вполне могла бы быть Кэри, возвращающаяся домой. И если бы дочь увидела…

С возгласом отчаяния Тейла отпрянула от него. Он хотел последовать за ней, но она выставила вперед руку.

— Нет. Нет, Рик. Не надо, — пролепетала она.

Он замер, в темноте мерцали его глаза.

— Тейла, — прошептал он. Его голос был настолько проникнут неутоленной жаждой, что она почти сдалась, снова склоняясь к нему. — Тейла, я…

— Нет, Рик. Пожалуйста. Мы не должны. — Она несколько раз вздохнула, успокаивая расшалившиеся нервы. — Этого не должно было случиться.

— Это случилось, когда мы встретились, — сказал он, тихие слова проникали ей прямо в душу.

— Я не понимаю, о чем вы, — сказала она так неубедительно, что и сама не поверила произнесенному.

— Думаю, понимаете, — тихо ответил он.

— Вы ошибаетесь. — Она на миг прижала дрожащую руку к глазам. — Это всего лишь ошибка. Отвратительная ошибка с моей стороны.

— С вашей стороны? — удивился он.

— Да, да. Мне надо было лучше знать. Я старше…

Он хрипло засмеялся.

— Предполагал, что вы вспомните об этом. Мне двадцать восемь, так что вы всего года на два старше.

— На семь, — твердо поправила его Тейла.

Он лишь пожал плечами.

— Это абсолютно ничего не меняет.

— Семь лет — большой срок. Вы были школьником, когда я уже выходила замуж.

Она почувствовала, что он напрягся еще больше.

— Это в прошлом, Тейла, — ровно заметил он. — А я говорю о теперешнем времени. О вас и обо мне. Мы взрослые…

— Я не хочу больше обсуждать это, Рик. Давайте забудем обо всем. Это была ошибка, моя ошибка.

— Кроме разницы в возрасте, что еще?

— Еще? И вы спрашиваете? — Тейла понизила голос до шепота. — Боже мой, я тетя Рэйчел.

Он какое-то время молчал, хотел было сказать что-то, но, видно, передумал. Рассеянно провел рукой по волосам.

— Послушайте, Тейла, Рэйчел и я… наши взаимоотношения… — Он прервался на полуслове и хрипло выдохнул. — Думаю, вам стоит поговорить об этом с самой Рэйчел.

— Вам надо идти, Рик. Кэри может вернуться каждую минуту, и мне не хотелось бы… не хотелось, чтобы она оказалась впутанной в это. — Она прикусила губу. — Спокойной ночи, Рик.

Он неподвижно стоял, глядя на нее, потом вздохнул.

— Наверное, вы правы. Сегодня мне стоит откланяться. Но это не прощание, Тейла.

Развернувшись на каблуках, он одним прыжком преодолел небольшой пролет лестницы и исчез за деревьями. Затем взревел мотор его машины…

Тейла стояла там, где он оставил ее, словно оцепенев. Потом встряхнулась, заставила себя повернуться к двери. Руки ее так дрожали, что она никак не могла вставить ключ в замочную скважину.

Проникнув наконец внутрь, она на нетвердых ногах прошла в холл и рухнула в кресло. Мысли неустанно возвращались к тем запретным мгновениям, когда Рик держал ее в своих объятиях. И реакция собственного тела в тот момент, когда она ощутила его возбуждение, крайне раздосадовала ее, погружая в пучину недовольства и самобичевания.

Она тихо застонала и опустила голову на руки. Никогда Майк не пробуждал в ней такого неудержимого отклика. С Майком она всегда держала ситуацию под контролем. Всегда. Но сегодня… сегодня ночью ее хваленая выдержка была готова изменить ей, почти изменила.

Что, если бы Кэри вернулась домой и застала ее, обнимающую Рика Маккола? Какой пример она подала бы дочери?

Процесс самоосуждения затянулся, и когда по террасе простучали каблучки Кэри, она все еще сидела в кресле, погруженная в глубокое уныние.

— Мам? — неуверенно спросила Кэри.

— Да, я тут, — быстро успокоила Тейла дочь. — Прости. Я тебя напугала?

— Немножко. — Кэри стояла в дверях. — Что это ты сидишь в темноте?

— Похоже, задремала, — лживо проговорила Тейла, притворяясь, что подавляет зевок. — Так что лучше мне отправиться в постель. Как кино?

Вполуха прослушав сбивчивый рассказ о содержании кинофильма, Тейла с облегчением перевела дух, когда Кэри заявила, что собирается принять душ и лечь.

Лежа в постели, Тейла, как ни устала, никак не могла заснуть. Все струны ее тела звенели, напоминая о прикосновениях Рика, о его груди, прижатой вплотную к ней, о лице, находившемся совсем близко. Необычные мысли и желания будоражили ее, сбивали с толку, требовали действий.

Ей бы забыть новизну вновь открытых чувств, но они продолжали жить в ней.

Один поцелуй — и Рик Маккол опрокинул все ее представления об интимной стороне ее брака. Она чувствовала себя виноватой, словно предала Майка. Как такое могло случиться?

Во всем виноваты гормоны, пришло ей в голову. Она подавила смешок. Разве Кэри не утверждала, что тридцать пять — самый пик сексуальной активности женщин? Пять лет, как умер Майк. С того времени она жила монашкой.

Может, проблема в этом, изводила она себя. Возможно, она превращается в классическую стареющую нимфоманку. Спрятав лицо в подушку, она тут же опровергла себя — тогда всякий мужчина будил бы в ней тот же отклик.

Ведь она встречала немало мужчин. Среди персонала школы, где Тейла преподавала, было двое. Большинство студентов ее журналистского класса составляли мужчины от двадцати до пятидесяти с лишним. И некоторые были очень симпатичными. Но никто ее не интересовал.

И в ней все больше крепла уверенность — никто, кроме Рика Маккола, и не мог привлечь ее внимание. Она просто обманывается, пытаясь убедить себя в обратном. Ведь это было известно ей с самого начала, уже тогда, когда он спрыгнул с мотоцикла во дворе у Нэн и взглянул на нее своими невероятными синими глазами.

Боже милостивый! Что же делать?

Она повернулась на бок, подложила еще одну подушку, взбила ее, впервые за многие-многие годы ощущая страстную потребность иметь сильное, теплое тело рядом с собой.

В течение следующих нескольких дней Тейла заставила себя сосредоточиться на своих сочинениях. Она завершила статью о Мидоумонте и начала несколько заготовок, которые давно уже ожидали своей очереди.

В пятницу она внезапно поняла, что до Рождества осталось всего три дня, и решила прогуляться по магазинам. Кэри оставалась дома, намертво приклеившись к компьютеру.

Вернулась Тейла взмыленная как лошадь, мечтая о стакане холодного сока. Утолив жажду, она пошла в комнату Кэри.

— Что творится в магазинах — просто кошмар. По-моему, в прошлом году было полегче. Мне потребовалось двадцать минут, только чтобы поставить машину на стоянку.

— Воображаю, — откликнулась Кэри, не отрываясь от монитора. — У меня предложение — давай перенесем свое Рождество на январь, как раз можно будет воспользоваться скидками.

— В этом есть резон. Цены бешеные, а о толкучке вообще лучше помолчать. — Тейла присела рядом с дочерью. Весь экран был заполнен непонятными иероглифами. — Как Нэн? Связалась с ней?

— Все в порядке. Правда, о Рэйчел она ничего не знает, — рассеянно ответила Кэри.

— О Рэйчел? — Чувство вины вновь охватило Тейлу.

— Она только что звонила, — сказала Кэри, не прекращая набирать непонятные значки.

Впервые Тейле не хотелось разговаривать с племянницей — результат нечистой совести, заметила она себе назидательно.

— Она сказала, чего хочет? — спокойно спросила Тейла у дочери.

— Что-то говорила о рождественском вечере у Макколов, — пожала плечами Кэри. — Что-то не терпящее отлагательства, так что позвони-ка ей лучше сама.

Тейла неохотно взяла телефон и уселась за стол Кэри, набирая номер Рэйчел. Племянница откликнулась немедленно.

— Тейла. Слава богу. А я только собиралась снова звонить. Жду такси, чтобы ехать в аэропорт. Мари заболела, так что придется мне ее заменить на собрании в Кэрнсе. Мне никак не отвертеться, и потом, я обязана ей кое-чем. Так что буду отсутствовать до воскресенья.

Тейла позволила пальцам, до того сжимавшим трубку мертвой хваткой, немного расслабиться.

— Ты хочешь, чтобы я заскочила покормить кошку?

— Да нет. Миссис Эванс — соседка — покормит. Клякса ее любит, а к тебе — сама знаешь — она не слишком расположена.

Тейла слегка улыбнулась. Клякса, избалованная кошка Рэйчел, была очень разборчива в своих привязанностях. Тейла ей не приглянулась.

— Так что с кошкой все в порядке. Я насчет Рика. Хотела, чтобы ты позвонила ему вместо меня.

Пульс Тейлы моментально подскочил до максимума. Она отвернулась на случай, если Кэри вдруг поднимет голову и увидит ее багровое лицо.

— Рик Маккол? — переспросила она так невозмутимо, как только могла.

— Ну конечно. — Рэйчел явно торопилась отделаться от беспокоившей ее проблемы. — Никак не могу его поймать. Мег сказала, что он вышел из конторы и скоро будет, но времени его дождаться у меня уже нет. Тебе ведь все равно надо с ним пересекаться по поводу твоих статей о его компании?

Тейла действительно всякий раз, заканчивая работу, до того как отослать в редакцию, давала ее прочитать тому лицу, о котором писала. Только вчера она передала по факсу статью о Мидоумонте Бобу и Дженни.

И знала, что надо бы позвонить Рику или его дядюшке, по крайней мере. Но все откладывала, успокаивая себя дурацкими соображениями, что они и так прекрасно разберутся в том, что там написано, и в случае чего сами позвонят, чтобы внести уточнения.

— Насчет статьи? Да, — согласилась она неохотно. — Наверное, надо.

— Ну вот. Я должна была идти с Риком на вечер, организованный для персонала их компании, но просто никак не смогу из-за собрания. Жалко, конечно, но, к сожалению, ничего не поделаешь.

— Видимо, да. И разочаровывать Рика тоже неприятно, — сказала Тейла, чувствуя, как разрастается внутри мертвящая пустота.

— Да ну, Рик поймет. Он не из тех молодчиков, которые впадают в бешенство, если их планы нарушают хоть на миллиметр. — Что-то было в тоне Рэйчел, что-то, чего Тейла понять не могла.

— Рэйчел, по поводу Рика… — начала она, слыша, как племянница перемещается по комнате, очевидно собирая вещи.

— Что еще? Он чудный парень, Тейла. Отличный друг.

— Я тут подумала… — Тейла тяжело вздохнула. — Он тебе очень нравится, так ведь? — Слова дались Тейле с трудом. Посторонний шум на другом конце провода затих.

— Ну конечно. Вроде того, — неуверенно ответила Рэйчел. — А тебе нет?

— Я этого не говорила, — быстро ответила Тейла.

— Ага, опять слышу, что моя наседка забеспокоилась. — Рэйчел рассмеялась. — Не волнуйся из-за Рика, Тейла. Он просто душка.

У Тейлы не было времени прокомментировать последнюю фразу, потому что в телефонной трубке она услышала, как сигналит машина.

— О, вот и мое такси. Увидимся на будущей неделе. И скажи Рику, что я поговорю с ним, когда вернусь. Пока. — И Рэйчел повесила трубку.

— Что там такое? — Голос Кэри вывел из оцепенения Тейлу, которая словно загипнотизированная слушала короткие гудки.

— Рэйчел уезжает. А она обещала Рику пойти с ним на рождественский вечер его фирмы. Просила меня извиниться за нее.

Кэри крутанулась на стуле, оказавшись с матерью лицом к лицу.

— Хочет, чтобы ты передала ему, что она не явится на свидание? — недоверчиво переспросила она.

— Ну да. Нет. — Тейла собралась с мыслями. — Она пыталась позвонить и сказать сама. — Тейла слегка передернула плечами. — Но не смогла застать его. Вот и попросила меня.

— Ничего себе. — Кэри была сильно взбудоражена этой информацией. — Тогда звони, мам. Теперь у него будет время подыскать себе кого-нибудь другого. — Она загадочно ухмыльнулась. — И передай, что я готова пойти с ним в любой момент.

Тейла продолжала смотреть на телефон.

— Мам? — Кэри нахмурилась.

— Да. Я просто… да… мне просто неприятно быть вестницей плохих новостей, — проговорила наконец Тейла.

— Да уж. — Кэри фыркнула. — Чего-то у этих двоих отношения какие-то непонятные.

Тейла подняла глаза на дочь.

— У кого?

Кэри вытянула губы трубочкой.

— У кого — конечно, у Рика и Рэйчел. Как бы она с ним ни обнималась у Нэн, я все равно не верю, что между ними что-то есть. И Нэн тоже.

— Разве нет?

— Нет, говорю тебе. — Кэри развернулась обратно к компьютеру. — Так что можешь перестать беспокоиться относительно Рэйчел и ее участи, — сухо добавила она. — Может, он и нравится Рэйчел, но она нисколечко в него не влюблена. И уверяю, тут у них полная взаимность.

Тейла не знала, что сказать в ответ на это откровение, и сочла за лучшее подняться и уйти к себе выполнять возложенное на нее поручение.

Исключительно для собственного утешения она полистала записную книжку, хотя телефон Рика Маккола прекрасно помнила без всякой подсказки. Разве не набирала она его много раз на этой неделе, чтобы передумать в последнюю минуту?

Тейла сидела, глядя на телефонную трубку и собираясь с духом, чтобы позвонить. Протянула руку, и тут телефон внезапно зазвонил. Она буквально подпрыгнула на месте.

Нащупав трубку, она в самую последнюю минуту едва не выронила ее из рук.

— Да, — попыталась сказать она и закашлялась, прочищая горло.

— Тейла? Это Рик Маккол.

— Я только что собиралась вам позвонить…

— Правда? — переспросил он, явно ожидая объяснений.

— Меня попросила Рэйчел.

— Рэйчел? — В вопросе прозвучало сомнение.

— Да. Она пыталась дозвониться до вас.

— Я только что вошел.

— Это относительно рождественского вечера, — продолжала Тейла. — Рэйчел придется уехать. Она просила меня извиниться за нее, потому что не сможет пойти с вами.

— Печально. Ей бы понравилось. — Он помедлил. — Между прочим, я как раз и звоню, чтобы пригласить вас с Кэри.

— Ну, право, я не знаю, — начала Тейла.

— Это ежегодное мероприятие для Макколов и всех, кто с ними связан. Вы написали великолепную статью, так что считайте, что заслужили от фирмы благодарность.

— Обычно я не соглашаюсь на подобные приглашения. — Внутренний голос вознегодовал. Что такое одна вечеринка за все праздники? Другие празднуют не переставая. Начинают до Рождества и заканчивают после Нового года. С ней ничего не случится, а Кэри будет довольна. — Это в субботу вечером? — колебалась она.

— Точно. Невероятная ночь. Санта-Клаус, подарки для маленьких детей, ужин — для больших. — Он рассмеялся. — Я захвачу вас с Кэри. Мне это как раз по пути. Около семи.

— Знаешь, мне кажется, что эта «субару» — просто плод твоего воображения, — заявила Кэри Рику, когда они направлялись к знакомому фургону компании, стоявшему у тротуара.

— Терпение — высшая добродетель, — изрек Рик. — Мне клятвенно обещали, что машину можно ожидать к концу недели. — Он открыл заднюю дверцу для Кэри, а потом переднюю — для Тейлы, державшейся немного позади.

— Жаль, что Рэйчел не смогла пойти, — заметила Тейла, как только они тронулись.

— Такая уж у нее работа, насколько я понимаю, — спокойно откликнулся Рик.

— Зато нам повезло, — радостно прозвенел голос Кэри с заднего сиденья. Тейла с трудом поборола желание одернуть дочь.

Рик кашлянул. Хриплый короткий звук мгновенно разрушил все самообладание Тейлы. Как хрупка оказалась ее уверенность в себе!

Прекрасное начало вечера! — выругала она себя. Две минуты в обществе Рика превратили ее в плавящуюся на солнце медузу.

— А добрый Санта-Клаус придет? — заинтересовалась Кэри.

— Обязательно. Что за Рождество без Санты? В данном случае, кстати, Санты Рика.

— Санты Рика? Ты хочешь сказать, что переоденешься Санта-Клаусом? — восторженно прокричала Кэри.

— Боюсь, костюм меня уже ждет. — Он скорчил жалостную физиономию. — Обычно эта роль доставалась дядюшке, но он не слишком-то рвется ее играть. А я — с удовольствием. Дети жутко довольны. Так что: «Хо! Хо! Хо! Счастливого Рождества, мальчики и девочки!»

Кэри расхохоталась.

— Здорово! Только придется на тебя намотать побольше тряпок, чтобы ты выглядел посолиднее.

Вечер должен был состояться в громадном конференц-зале компании. Здесь на славу постарались, создавая праздничную атмосферу. В одном углу стояла самая большая елка из всех, которые Тейла когда-нибудь видела. Разноцветные огоньки переливались, сверху свисала мишура, а внизу огромной грудой лежали подарки.

Всюду визжали, бегали и играли дети самых разных возрастов. Родители издали наблюдали за их суетой. Зал наполняли звуки рождественских гимнов.

— Как чудесно! — вырвалось у Тейлы.

Рик согласно кивнул.

— У нас всегда так на Рождество. Коллектив компании превосходный, хочется поощрить людей — вот и устраиваем такие праздники.

— И кондиционеры в помещении есть, — добавила Кэри, — цивилизация.

Рик слегка поклонился:

— Всегда к вашим услугам.

При этом его глаза остановились на Тейле, их выражение придало словам дополнительный смысл. Она покраснела.

Сердце застучало в диком ритме, жар распространился по всему телу. Каково это — оказаться в объятиях его сильных рук? Дрожь прошла по всему телу Тейлы, она сделала нетерпеливое движение, что бы отогнать навязчивые видения и не выдать своих запретных мыслей.

В этот момент к ним подбежали два светловолосых мальчугана, за ними с пыхтением бежала девочка гораздо младше их. Троица со всего размаха наскочила на Рика. Дети просто облепили его. Рик потрепал по головам мальчишек, подхватил малышку на руки.

— Дядя Рик! Дядя Рик! Сейчас Санта придет! — вопил младший из мальчиков, цепляясь за свободную руку Рика.

Маленькая девочка обхватила пухлыми ручками Рика за шею, крепко прижимая его к себе. Он терпеливо сносил ее внимание, только иногда чуть отстранялся, чтобы вдохнуть воздух.

— Я написал Санте и попросил трансформер, новые серии, — торжественно заявил старший мальчик. — И Аарон тоже такой хочет.

— И велосипед, — высоким фальцетом выкрикнул младший, удостоившись презрительного взгляда брата.

— Ага, как же, — сказал тот негодующе. — Даже я не прошу велосипед.

— А я прошу, — нахмурился Аарон. — Я очень хорошо себя вел.

— Неужели? — насмешливо воскликнул брат.

— Лик! Лик! — лепетала малышка, требуя внимания. Маленькие ручонки в ямочках ухватили лицо Рика с обеих сторон, пытаясь повернуть к себе. — Лик, сколо Санта плидет, — сообщила она, делая большие глаза.

Малышке, должно быть, было где-то около двух, ее ангельское личико обрамляли торчащие во все стороны белокурые кудряшки. На того, кто ее держал, она глядела с нескрываемым обожанием. Видимо, он неизменно производит подобное впечатление на женщин, вне зависимости от их возраста, хмуро подумала Тейла и тут же выругала себя за раздражение.

— Санта? Ну конечно, он скоро будет, лапочка. — Рик шумно чмокнул малышку в шейку, она радостно рассмеялась.

Все кругом тоже не удержались от улыбки.

— Очередная победа, Рик? — поддразнила его стоящая рядом молодая женщина, выразив словами мысли самой Тейлы. Тейла узнала сидевшую на вахте Ли Маккол.

Тем временем к ним подлетела запыхавшаяся дама. Тейла вспомнила, что видела ее в приемной у Рика. Его секретарша, Мег.

— Дети, прошу вас, дайте Рику передохнуть. Он только что пришел.

Рик поставил крошку на пол и дружески похлопал Мег по плечу, так же как раньше он поступал с детьми. Стоило ему шагнуть назад, как маленькая девочка обхватила его за ногу. Он покачнулся, едва не потеряв равновесие. Мег засмеялась, оттащила девчушку, удерживая ее за руку. Два мальчика устремились в гущу очередной шумной игры, завязавшейся поблизости.

— Здорово, что ты смогла прийти, Мег, — явно довольный, сказал Рик. Тейла ощутила, что в его словах имеется скрытый смысл.

Мег слегка пожала плечами.

— Мне хотелось, чтобы дети повеселились. Пусть у них все будет нормально, насколько это вообще возможно.

Рик кивнул и придвинулся к Тейле и Кэри, словно хотел включить их в общий разговор.

— Тейла, вы знакомы с Мег Левис, моей труженицей секретаршей? Мег, это Тейла Гри.

Тейла кивнула:

— Да, конечно.

— Еще раз здравствуйте, — сказала молодая женщина.

— А это дочка Тейлы, Кэри.

Кэри открыто улыбнулась.

— Привет, Кэри! А это моя дочка, Шейна, она по уши влюблена в своего дядю Рика. — Мег мягко рассмеялась, глядя на Рика.

У Тейлы промелькнуло в голове, что молодая мамочка Шейны, видимо, относится к Рику не менее тепло, чем дочка. Выражение лица Мег неуловимо смягчалось, когда она смотрела на Рика. Видимо, их связывает нечто большее, чем простые отношения начальника и секретарши. Она принудила себя отвернуться, пытаясь избавиться от неприятного посасывания под ложечкой.

— А те два негодника — мои сыновья, Никки и Аарон, — добавила Мег.

— Может, принести всем чего-нибудь выпить? — спросил Рик, его глаза вопрошающе устремились на Кэри.

— Мне колу, — попросила Кэри.

Мег сказала, что хотела бы то же самое. Рик повернулся к Тейле, она заколебалась.

— Как насчет вина, учитывая, что вы сегодня не за рулем? — спросил он.

Она неохотно кивнула, жалея, что согласилась прийти.

Ей было неловко, она чувствовала себя не в своей тарелке. И беспокоило постоянное внимание окружающих к Рику Макколу. Тейла в очередной раз напомнила себе, что он друг Рэйчел и слишком молод для стареющей вдовы вроде нее.

— Мне вина, — пропищала маленькая девочка, и все рассмеялись.

Рик наклонился, надавил ей на носик.

— И немного красивого цветного вина для юной леди, — сказал он, подмигивая ее матери.

Мег вздохнула, глядя вслед Рику, пробирающемуся сквозь толпу.

— Рик чудесно умеет обращаться с детьми, — сказала она грустно. — Всегда умел. — Она обернулась к Тейле. — Ему бы надо иметь десяток своих.

— Вы давно знакомы? — спросила Тейла. Мег улыбнулась.

— Лет с десяти. Мы ходили вместе в школу. Удивительно, как уже после окончания школы начинаешь ценить школьных друзей, верно?

Тейла кивнула и подумала о Майке.

— Да, вместе взрослеете, узнаете что-то одновременно, смотрите на мир одними глазами. Друзья из школы знают вас, наверное, лучше, чем кто-либо, другой.

— Да, верно, верно, — согласилась Мег. — Школьные друзья становятся частью вас. Ты еще в школе, Кэри? — спросила она.

Кэри охотно стала болтать о школе и не могла остановиться до прихода Рика.

Мег наклонилась, помогая дочке держать чашку с розовым лимонадом.

— К вопросу о школе. Я тут заметила одну девочку из класса. Ничего, если я пойду с ней поболтаю, мам? — спросила Кэри.

Тейла согласно кивнула.

— Не сочтите за нескромность, но мне кажется, вы выглядите слишком молодо для того, чтобы иметь такую взрослую дочь, — сказала Мег.

— Присоединяюсь к этому наблюдению, — вступил Рик, вручая маленький поднос для напитков проходящему мимо официанту. — Вы должны были выскочить замуж в младенческом возрасте.

— Не совсем, — хмыкнула Тейла. — Мне было восемнадцать.

— Я подождала до двадцати двух, — сказала Мег, и лицо ее внезапно омрачилось.

Интересно, где ее муж, подумала Тейла, но спросить не решилась.

Маленькая дочка Мег потащила мать в сторону.

— Елка, мама. Елка, — указывала она на переливающееся фонариками дерево.

— Хорошо, хорошо. Пойдем посмотрим на елку, — уступила Мег. — До скорого. — И ушла вместе с дочерью.

Тейла ожидала, что Рик уйдет с Мег, но он остался. Она повернулась к нему.

— Если вы хотите пойти с Мег и малышкой… — начала она, но Рик отрицательно покачал головой.

— Увидимся позже. Кстати, мне казалось, что вам будет приятно познакомиться с моей бабушкой. Она разделяет ваш интерес к старым зданиям…

— Мег, дорогая! Как хорошо, что вы здесь.

Тейла обернулась.

Приятная пожилая женщина остановила Мег Левис. Их разговор долетал до Тейлы и Рика.

— Только что разговаривала с твоими мальчишками. Похоже, юный Аарон попросил у Санты велосипед.

Мег рассмеялась.

— Последние две недели он только об этом и говорит. Мы с Риком уже купили два велосипеда в четверг. Они спрятаны в доме до поры до времени.

Женщина потрепала Мег по руке.

— Вижу, юная дама вся извертелась в нетерпении добраться до елки. Не буду вас задерживать. — Она продолжила свой путь и остановилась рядом с Риком.

— Рик! Не хочешь ли обнять свою бабушку? — спросила она, сияя голубыми глазами.

— Разве я смею отказаться? — рассмеялся Рик и обнял старую женщину. Потом немного подтолкнул Тейлу вперед. — Бабуль, встречай Тейлу Гри, ту самую, которая пишет грандиозные статьи в воскресной газете. Мы как раз их обсуждали вчера. Тейла, моя бабушка, Роза О'Донохью.

Тейла протянула руку. Бабушка пожала ее и впилась в лицо Тейлы проницательными глазами.

— Мне очень нравятся ваши статьи, — сообщила она. — Рик говорил, что вы собираетесь написать о Макколах?

— Да. В следующем номере.

Бабушка Рика удивила Тейлу. Высокая, стройная и, как решила Тейла, удивительно хорошо сохранившаяся для своих лет. Тейла заметила, что она, несмотря на свой возраст, до сих пор обладает удивительным обаянием.

Некоторое время они обсуждали работу Тейлы, потом Рик взглянул на часы.

— Думаю, мне пора. Сейчас хорошенько замаскируюсь в усы и бороду и мигом приду. Могу я оставить Тейлу на тебя, ба?

— Конечно, милый. — Она потрепала его по щеке. — Беги, а то дядя Дункан будет тебя искать. Знаешь, какой он паникер.

Рик крякнул и ушел. Тейла попыталась придумать, как ей дать понять его бабушке, что в опеке она не нуждается.

— Давайте-ка вон там присядем и продолжим нашу беседу. Оттуда нам все будет видно. — Роза опередила ее. Тейле оставалось лишь проследовать в указанном ей направлении. Там стоял ряд кресел. — Итак, — Роза похлопала Тейлу по колену, — расскажите мне о себе.

Тейла мягко рассмеялась.

— Боюсь, много времени это не займет. Я учительница, а в свободное время занимаюсь журналистикой. У меня дочь-подросток. Вот и все.

— Это я называю очень кратким резюме, — усмехнулась Роза О'Донохью. — А с моим внуком вы познакомились, как я поняла, в процессе сбора материалов для ваших статей.

— Ну… — Тейла помедлила. — Он… я хочу сказать, Рик… он на самом деле приятель моей племянницы, Рэйчел Дин.

— Ах, да. Рэйчел. — Роза кивнула. — Встречала ее. Очень милая молодая женщина.

Тейла улыбнулась.

— Да, так оно и есть. Она сейчас в Кэрнсе, работает, иначе непременно была бы здесь.

— Ага. Это объясняет, почему Мак нынче так разошелся, — заметила загадочно Роза О'Донохью. — И я так рада, что Мег пришла. Вы ведь знакомы с Мег, верно? — спросила она. — Такая трагедия!..

— Трагедия? — повторила Тейла, провожая глазами молодую женщину, сопровождающую девочку, которая тщательно обследовала все елочные украшения.

— Вы знаете, что ее муж в прошлом году погиб?

— Ой, нет. Не знала. Как ужасно.

Роза О'Донохью кивнула.

— Черное время для них для всех. Рик вырос с Мег и Тревором Левисом. Тревор был мужем Мег, — пояснила она. — Их троица постоянно была вместе. Мы все гадали, за кого Мег выйдет замуж — за Рика или Тревора. Она выбрала Тревора. Такой жизнерадостный молодой человек. Трудно поверить, что его уже нет.

— Что с ним случилось? — спросила Тейла, не удержавшись.

— Дурацкий случай. Судьба. Видите ли, Тревор был электриком, работал на реставрации одного дома, когда огромный сук свалился прямо на него. Рик тоже там находился, стоял совсем рядом. Его самого чуть не убило. — Пожилая женщина покивала, заметив выражение ужаса на лице Тейлы. — Да. А потом Рику пришлось пойти и принести жуткие новости Мег. — Она вздохнула. — Я была так довольна, когда Рик отправился на каникулы. Так за него беспокоилась. Он очень переживал смерть Тревора, не переставал говорить, что чувствует себя виноватым — ведь он жив, а Тревор погиб.

— Кошмар, — нетвердо произнесла Тейла.

— Да. Каково теперь Мег! Одной поднимать троих ребятишек… Но Рик всегда готов прийти на помощь. Конечно, у нее есть родители. Грустный год для нас всех.

Тейла могла себе представить. Сразу вспомнила оцепенение и нарастающую боль, охватившую ее после смерти Майка.

— Но я была очень довольна, когда Рик сказал, что на некоторое время поедет в Северный Квинсленд, — продолжила Роза. — Ему надо было развеяться, набраться новых впечатлений. Кстати, я очень беспокоюсь, что он катается на этом отвратительном мотоцикле. Такая гадость и очень опасно. Но во всяком случае, после возвращения домой он выглядит совсем иначе. Похож на прежнего Рика, оправился немного, так что отдых пошел ему на пользу. — Роза обернулась, чтобы посмотреть на Мег Левис. — Да, отдых не помешает никому, — добавила она. — Мы все думаем, что скоро Мег и Рик объявят о своей помолвке.