Сумеречный охотник. Законная добыча

Сухова Елена Анатольевна

Юный Ник Калинин, более известный в своем сказочном королевстве как принц Дариан, вместе с друзьями учится в магической школе и участвует в волшебных состязаниях, чтобы подготовиться к непростой взрослой жизни и выжить в вечном противостоянии темной и светлой магии. Поначалу всё складывается благополучно… Но вдруг Ник сталкивается с коварным торговцем, тот продает Нику бракованный магический предмет и хитростью выманивает у него обещание помочь три раза. Почему-то помощь ему обычно требуется во время важных соревнований, и Ник проваливает одно испытание за другим. Теперь за то, что раньше давалось без всякого труда, придется бороться. А тем временем вокруг сгущается тьма, по королевству бродят полчища зомби, и Зло собирается с силами, готовясь захватить власть над миром…

 

 

Глава 1

ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ

Поздним летним вечером человек по прозвищу Трухлявый вышел из дома. Ступал он неслышно, черная одежда делала его неприметным, почти невидимым в сгущающейся тьме.

Вскоре он заметил то, что искал. Моментально в руке у Трухлявого появился добротный старый нож с несколькими зазубринами на стальном лезвии. Впрочем, Трухлявый не думал, что придется пускать в ход оружие.

Мальчишка лет тринадцати с золотыми часами на запястье спокойно пересекал пустынную площадь. Несколько горящих окон. Машин нет. Ситуация почти идеальная для нападения. Почти! Трухлявый не хотел рисковать, нужно дождаться более удобного момента.

Представляя толстенную пачку банкнот, которую дадут за эти часы, Трухлявый усмехнулся. Из его груди вместе со смехом вырвался громкий кашель. Такие приступы мучили его уже очень давно. Трухлявый согнулся пополам, понимая, что жертва сейчас ускользнет.

Любой нормальный ребенок, услышавший такой шум за спиной, должен в страхе убежать. Любой, но только не этот. Мальчишка словно поджидал его, преспокойно разглядывая рекламный щит.

Трухлявый подумал, что это очень трогательно. Ему даже на какой-то миг стало жаль мальчишку, но он тут же успокоил совесть. Этот ребенок сам виноват. Зачем он разгуливает в полночь с золотыми часами? Почему не спит дома, как положено всем нормальным детям?

Дальше по улице сияли витрины магазинов, освещая малочисленных прохожих. Выходить на освещенное место совсем не входило в планы Трухлявого, он даже подумал, не напасть ли прямо сейчас. Но мальчик не спеша прошел мимо раскидистого каштанового дерева и свернул в подворотню.

Трухлявый нырнул следом.

Мальчик замер посреди пустого двора. Лунный свет словно отражался от его одежды, образуя вокруг сияющий ореол.

Вот он, идеальный момент для нападения!

Трухлявый сделал пару шагов к своей будущей жертве, и тут впереди, казалось, прямо из стены появился кто-то еще. Трухлявый дернулся в тень и спрятался за припаркованным грузовиком. В нос ударил запах бензина, но ничего, можно потерпеть, это ненадолго, скоро он захватит свою добычу.

— Задание выполнено.

Высунувшись, Трухлявый увидел девочку. Даже в свете луны ее волосы были необычного красного цвета. Два ребенка, свободно разгуливающие в ночи. Что-то здесь не так.

— Прекрасно, — сказал мальчик. — Теперь у светлых нет ни одного шанса.

— Они не отвертятся!

— А их новоявленному принцу будет хуже всех, — продолжил мальчик и с фальшивым сочувствием добавил: — Даже не представляю, как он это переживет.

— Зы-ы! Такой подставы он не ожидает! — Губы девочки разошлись в улыбке, обнажив длинные белые зубы. Особенно неприятно блеснули два верхних клыка.

Трухлявый поспешил снова скрыться за грузовиком. В вампиров он не верил, но все же недовольно покосился на яркую луну и доверху застегнул молнию на кожаной куртке. Неприятно, но пальцы дрожали. Такого с ним не случалось никогда.

— Наргис, ты заметил?

Трухлявый вздрогнул: девочка указала пальцем прямо на него. Но это невозможно! Даже когда он высовывается из-за кузова, то все равно остается в тени. Она не могла заметить его, это выше человеческих возможностей!

— Этот уже давно крадется за мной, — небрежно бросил Наргис. — Не трогай его. Пусть прячется. Он меня забавляет.

— Как прикажешь!

— Чуть позже я решу, что с ним сделать, — добавил Наргис.

Знает, этот странный мальчик уже давно обо всем знает и просто играет с ним. И говорит с таким пренебрежением, будто его, Трухлявого, тут нет. Как такое могло произойти, как он из преследователя превратился в жертву? Трухлявый уже не пытался обмануть себя — зубы стучат от страха, а не от холода.

— Где Коля? — спросил Наргис. — Он заставляет меня ждать.

— Связаться с ним? — с готовностью спросила девочка.

— Пока не стоит. Я могу подождать еще пару минут. — В холодном голосе зазвенели угрожающие ноты. — Он обязан справиться.

Послышался звон металла.

Меч! У мальчика к поясу крепился меч. Трухлявый не понимал, почему до сих пор не заметил его. Он даже готов был поклясться, что раньше меча не было. Оружие древнее и безумно дорогое, продав такое, можно до конца своих дней жить безбедно. Только все мысли Трухлявого были теперь совсем не о наживе.

— Вот он! — возвестила девочка.

Трухлявый увидел, как из стены дома вытянулась рука, а затем под лунный свет вышел третий ребенок — мальчишка с вытаращенными глазами и вытянутой вперед шеей.

— Ты выполнил мой приказ? — спросил Наргис.

Трухлявый понял, что больше не выдержит. И вовсе не его дело разбираться в том, что происходит. У него теперь было только одно желание: бежать, бежать как можно дальше отсюда и забыть обо всем, что видел. Он попытался сдвинуться с места и вдруг обнаружил, что не в силах сделать ни шага, тело словно сдавило со всех сторон невидимым коконом.

«Никогда больше не буду так поступать. Стану честным гражданином, — подумал Трухлявый. — Завтра же начну новую жизнь!»

И тут же в голове тихонько зазвучала следующая мысль: «Если оно наступит, это завтра». Трухлявый больше не слушал, о чем говорят эти странные дети, конечно, если они и в самом деле были детьми. Коля что-то мычал в свое оправдание, кажется, он все-таки не справился со своим поручением. Он должен был попасть в какое-то Искривление пространства и что-то там совершить. Или наоборот, совершить что-то, чтобы попасть в какое-то Искривление пространства.

Сжавшись в комок, Трухлявый вдруг подумал, что если бы в мире существовала магия, то можно было бы просто исчезнуть. Он и сам не знал, почему слово «магия» вдруг возникло в голове.

— Человек, ты можешь приблизиться ко мне! — послышался властный голос Наргиса.

Трухлявый понял, что обращаются к нему, и повиновался. Медленно передвигая ноги, цепляясь за траву и камни, ударившись об качели, он вышел на середину двора. В этом доме жили люди, в нескольких окнах горел свет. Если закричать, кто-нибудь обязательно выглянет. Может быть, даже спустится на помощь. Его глаза бегали из стороны в сторону, но Трухлявый отчетливо осознал, что все надежды тщетны: каким-то чудом и этот дом, и он сам подчиняются странному мальчику. Из горла так и не вырвалось ни единого звука.

— Так, значит, ты бандит, грабежи и кражи, — разглядывая Трухлявого, заключил Наргис. — Пожалуй, я использую тебя вместо Коли.

Трухлявый тихонько взвыл и укоризненно посмотрел на Колю.

— Вы, двое, пошли вон! — недовольно бросил Наргис.

Лафи и Коля отступили в сторону и выскользнули со двора. Трухлявый печально поглядел им вслед; оставаться один на один с Наргисом казалось еще страшней.

— Готов ли ты преданно служить мне? — спросил Наргис. — Или придется избавиться от тебя?

— Да, да, да! Готов! — От испуга голос Трухлявого больше походил на писк.

Лунный свет показался необычайно ярким, он словно освещал и самого Трухлявого, и все его мысли. Наргис рассмеялся.

— Неплохо, — небрежно кивнул он. — В некоторых делах лучше использовать людей. Ты должен будешь совершить кое-что. И тогда… — Наргис умолк, но выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

Трухлявый не рискнул спросить, что он должен сделать, и не рискнул отказаться: единственное, что он позволял себе, так это дышать. Этот мальчик не человек. Глаза людей не светятся в ночи таким неистовым светом. От людей не веет такой опасной силой. Так кто же он?! В голове снова мелькнуло слово «магия».

— Чтобы выполнить мой приказ, ты должен узнать тайну Искривления пространства, — задумчиво проговорил Наргис. Он рассуждал вслух, а не спрашивал, хочет ли Трухлявый вообще что-либо узнавать.

— Клянусь, никому ничего не расскажу. Никогда. — Глаза у Трухлявого забегали. Он не хотел слушать тайны. Ему было все равно, где, когда и как искривляется пространство. Вдруг теперь его отправят вместо Коли в какое-то там Искривление?

— Это ворота, — небрежно бросил Наргис, не слушая жалкое бормотание Трухлявого. — Сам ты никогда в жизни не научишься ими пользоваться. Ты видишь?

Заметив раздражение на лице Наргиса, Трухлявый жалобно всхлипнул. Сколько он ни таращил глаза, перед ним была лишь самая обычная стена. Темный двор и каменная стена одного из домов.

— Смотри! — приказал Наргис. — Я не собираюсь впустую тратить магическую силу.

И Трухлявый заметил в кирпичной кладке дыру — которой не было еще секунду назад. Словно часть стены заменили тусклой серой пленкой, за ней виднелся длинный туннель. Именно оттуда чуть раньше вышли Лафи и Коля. Лунный свет позволял рассмотреть растрескавшиеся старые бочки со сбитыми железными обручами и покрывавшую их неестественно светящуюся паутину. Трухлявый уже забыл, что перед ним обычный дом и за стеной должны быть самые обычные квартиры.

— Вижу. — Трухлявый отступил на шаг назад. От страха глаза готовы были выскочить из орбит. — Колдунство!

— Магия!

Стена дома приобрела прежний вид. Снова перед ними был ничем не примечательный жилой дом.

— Иди за мной, — не давая опомниться, Наргис пересек двор.

Трухлявый был вынужден отправиться следом: невидимая сила подталкивала его в спину. Радовало только то, что его не заставили лезть в эти ужасные ворота и не затянули в какое-то там Искривление пространства.

Слепо Трухлявый шел за тем, кого еще совсем недавно наметил себе в жертву. Они продвигались по пустынным бульварам, пересекали безлюдные площади, не встречая никого на своем пути. Город словно вымер. Отступили даже привычные городские запахи бензина и пыли, мир стал другим. Трухлявый натыкался на столбы, ограды и стены домов, падал, вставал, отряхивался. Пару раз Наргис останавливался, чертил в воздухе символы и шел дальше.

Неожиданно Трухлявый обнаружил, что уже светает. Как пролетело время, он не заметил. С робкой надеждой Трухлявый скосил глаза на Наргиса, словно тот мог исчезнуть с появлением солнечных лучей. Чуда не произошло, Наргис был рядом.

Они замерли возле входа в парк. Наргис небрежно кивнул в сторону толстого многовекового дерева с широкими темно-зелеными листьями.

— За этими воротами находится дворец светлых магов, он окружен садом. Самым пышным садом из всех, с множеством артефактов и сотнями ворот, ведущих в другие Искривления. Да и сам дворец светлых наполнен очень сильной магией. В залах и комнатах собраны сокровища, зеркала, сюрпризы. — В голосе Наргиса вновь появилась угроза. Он говорил быстро, губы кривились от неприязни. — Но ты не сможешь это увидеть. Эти ворота надежно охраняются, даже я не могу ни пройти, ни заглянуть в них без приглашения от светлых. О тебе и говорить нечего, ты не способен ничего понять.

Трухлявый, не отдавая себе отчета, подобострастно закивал. Да, он ни на что не способен и ничего не понимает, он просто хочет вернуться к своей привычной жизни и навсегда забыть об этой ночи. Странные ворота между Искривлениями, непонятные слова, магия — все это сильно пугало. Даже дворец со сказочными сокровищами казался ужасным.

— Сейчас он появится здесь, — приказал Наргис. — Светлый принц Дариан, твоя главная цель. Он предпочитает, чтобы его звали просто Ником. Запомни это!

На дорожке парка показался мальчик в серых джинсах и легкой серой куртке. Утренний ветерок развевал его светлые волосы. Он прошел совсем близко, можно было даже разглядеть его криво сросшуюся бровь.

У Трухлявого непроизвольно щелкнула челюсть. Он готов был поймать сотню таких мальчишек, лишь бы самому каким-то чудом удалось сбежать отсюда.

— Нет, тебе с ним не справиться, — недовольно кивнул Наргис. — Он светлый маг и уж намного сильней тебя, простого человека. К тому же он получил титул «Сумеречный». Ты хоть знаешь, что это значит?

Трухлявый не знал. Он понимал лишь, что эти два мальчика — принцы, только один темный, а другой светлый, и поэтому Наргис ненавидит того, второго, то ли Дариана, то ли Ника. А еще их дворцы спрятаны в каких-то странных Искривлениях пространства. А еще магия существует. А еще ему уже не выбраться из этой истории.

Мальчик, которого Наргис назвал светлым принцем, прошел по дорожке парка и куда-то исчез, наверное, вошел в свой дворец. Или он только что вышел оттуда? Трухлявый даже не пытался это выяснить.

— У нас, магов, есть главный враг, он затаился в сумраке, и тот, кто сможет противостоять ему, получает титул «сумеречный». Дариан победил его — тот свалился в бездну. Но без меня ему бы ни за что не справиться. Титул достался ему, а МНЕ дали лишь какую-то жалкую медаль. И он должен поплатиться за это. И ты мне поможешь!

— Помогу, — обреченно пробормотал Трухлявый.

— Не сегодня, но пройдет время, и светлый принц не избежит моей мести.

Время прошло…

 

Глава 2

ВСПЫШКИ ОГНЯ

Было уже далеко за полночь. Дворец светлых магов погрузился в глубокий сон. Бодрствовали только дозорные, они неспешно бродили по дорожкам сада или стояли на постах, изредка обмениваясь сияющими искорками, сообщая, что все спокойно. И дворец, и город, простиравшийся вокруг, могли быть уверены в своей безопасности.

Особенно тщательно дозорные следили за окнами на восточной стене. Именно там находились покои наследного принца Дариана, предпочитавшего простое имя Ник.

В воздухе мелькнуло еще две искры, сообщавшие о полном порядке. Может быть, именно из-за них дозорные не заметили, когда все началось. Просто на черном небе появилась лишняя звезда. Так же, как искры-сообщения, она имела магическое происхождение. Необычайно быстро звезда стала разрастаться и вскоре затмила лунный диск. Послышался скрип; сначала тихий, вкрадчивый, он усиливался с каждой секундой…

Ник проснулся. В ушах стоял громкий скрежет.

Ник открыл глаза и уставился в темный потолок.

Ник не понимал, что происходит.

Раздался оглушительный хлопок, и все стихло. Из приоткрывшегося окна потянуло ночным холодом. Звезда, появившаяся на небе в эту ночь, взорвалась сотнями ослепительных огней, осветив мир ярким светом. Казалось, что кто-то запустил гигантский фейерверк. Небо, видневшиеся вдали горы и верхушки деревьев — все окрасилось в желтый свет, который вскоре сменился ядовито-оранжевым.

И вновь стало темно. Пронзительный свет исчез так же неожиданно, как и появился, словно сработал невидимый магический выключатель.

Ник выскользнул из кровати, не зажигая свет, прошел через спальню по толстому меховому ковру и выглянул в окно. Лишь спящий город окружал дворец. В дворцовом саду порхали птицы с ярким оперением, слабо сияли огненные цветы, возвышались кроны древних деревьев. Несколько искр дозорных носились в ночной тьме. Все выглядело как обычно, словно секунду назад в небе не метались огненные всполохи, и неприятный звук не разрывал барабанные перепонки.

Ночной воздух был чист и свеж. Нежные побеги цветов, обвивающие окно, почти касались лица, тонкий запах проникал в ноздри. Ник уже совсем успокоился и тут заметил, как в воротах появился дед Гордей. Дозорные с почтением поклонились ему, тот поспешно кивнул в ответ и поспешил по дорожке сада. В свете огненных цветов можно было разглядеть, что он сильно встревожен. Ник хотел окликнуть его, спросить, что произошло, но передумал. Нет повода для беспокойства. Просто… Просто он еще плохо знает магический мир, в котором живет, и мало изучил дворец отца со всеми хранящимися в нем диковинками и артефактами.

— Где император Филипп? — спросил дед Гордей у дозорных, стоявших у входа во дворец.

— В зале Совета. — Луна отразилась от начищенных доспехов.

Дед Гордей поднялся по высокой каменной лестнице и вошел во дворец.

Ник с трудом поборол искушение связаться с кем-нибудь из друзей, или просто пойти к родителям, или вызвать слуг. Если произошло что-то, отец побеспокоится о безопасности, так что не стоит паниковать. До рассвета он пролежал с открытыми глазами, вглядываясь в окно и ожидая, не появятся ли на небе вновь вспышки света.

По еле доносившимся в открытое окно щелчкам и треску Ник понял, что появились аковцы, невысокие человечки, обитающие в другом Искривлении пространства. Как обычно, их интересовала только уборка. Наверняка они уже принялись наводить порядок во дворце и будут трудиться, не обращая внимания на его обитателей.

Ник слышал, как начал просыпаться дворец, как к воротам подъезжали кареты представителей Совета Белых Магов, каждое утро спешивших на доклад к императору. Похоже, что сегодня вместо пары представителей пожаловал весь Совет.

Часы на самой высокой башне дворца пробили девять, и тут же в комнате появился Туан. Идеально ровный пробор делил седые волосы, а поджатые губы, казалось, не умели улыбаться. Обязательная мантия, старинного покроя, с вышитыми лилиями и омелой. В руках он держал поднос с серебряным кубком. Комната сейчас же наполнилась ароматом мяты.

— Мой принц, пора вставать! — сказал Туан и с неодобрением покосился на расставленную в отдельном шкафу коллекцию машинок. По мнению Туана, они были слишком примитивны для принца и к тому же лишены всякой магии.

— Я Ник, — попытался возразить Ник, как делал уже не раз.

— Когда осенью вы изволите вернуться в свою команду, то сможете зваться любым именем, каким вам будет угодно, — возразил Туан. — Но для меня вы всегда будете принцем Дарианом. И я бы настоятельно попросил вас не нарушать традиции, складывавшиеся веками. Вам известно, как глубоко я чту все традиции.

— Знаю, — вздохнул Ник и пробормотал то, что слышал уже не однажды: — Отец вас очень любит и уважает. Он слушает ваши советы и готов вам простить многое, потому что вы близкий ему человек. Вы воспитали его, и ему тоже передавали правила поведения. Только он вовсе не стал занудой.

— Я понимаю, что в силу обстоятельств вас вырастила женщина, которая слишком далека от идеала, — тщательно подбирая слова, сказал Туан. — Но все же я попросил бы вас так не выражаться об императоре Филиппе. Это противоречит всему, что принято в обществе.

— Хорошо, — согласился Ник. Воспитывать императорских детей и прививать им хорошие манеры входило в обязанности Туана. Изменить это было невозможно. Ник уже не раз успел вспомнить о своей прошлой жизни, когда он еще не знал, что он принц, и жил в Реальном мире, среди обычных людей.

— Извольте выпить мятный отвар!

Ник изволил, выбора все равно не было. Серебряный кубок, украшенный императорскими гербами, опустел.

— Теперь извольте отправиться в зал Восхода. Позволю себе заметить, что ваши глубокочтимые родители приготовили для вас сюрприз. По моему скромному убеждению, на такое событие следовало бы позвать даже вашу младшую сестру, совсем еще крошечную принцессу Ульяну. — Туан распахнул двери личных покоев Ника. — Можете мне поверить, вас ждет нечто особенное.

— Это из-за ярких искр на небе. Да?

— Искры не входят в мою компетенцию! Вас ожидает сюрприз другого рода.

Больше из Туана не удалось вытянуть ни слова; прямой, словно проглотил линейку, он шел впереди и раскрывал перед Ником двери. Дворец уже проснулся. Слышался плеск фонтанов и пение любимых птиц императрицы. Иногда встречались аковцы, вытряхивающие пыль из ковров или начищающие золотые поручни.

Они спустились по яшмовой лестнице, на стенах висели портреты императорской семьи начиная с древних времен и… Ник немного смущенно взглянул на самый последний холст. На картине был изображен он сам: светлые волосы отброшены со лба так, что видна изуродованная бровь. Художник запечатлел его победу над Хаосом, после которой ему присвоили титул сумеречного охотника.

Туан распахнул ореховые двери и чопорно провозгласил:

— Император Филипп, императрица Сильвия, ваш сын принц Дариан!

Небольшой зал, увешанный гобеленами, был залит солнечным светом, который проникал через увитые белыми розами окна. Каждый день ровно в полдень здесь наступала темнота, лучи солнца уже не могли пробиться сюда до следующего восхода. Сладковатый запах роз разливался в воздухе.

Ник заметил отца, тот стоял у окна, небрежно облокотившись на подоконник, и вглядывался в плывущие облака. Светлые волосы, такие же как и у Ника, лежащие красивыми волнами, орлиный нос, пронзительно-синие глаза. Одет он был в светлую рубашку и джинсы. Если бы не императорский герб — камень омфал в окружение звезд над перекрещенными зелеными ветками — то его одежда ничем не отличалась бы от одежды обычных людей.

— Спасибо, Туан, — кивнул Филипп и, отвернувшись от окна, подмигнул Нику: — Периодически я забываю, как зовут моего сына.

Ник радостно кивнул отцу.

— Не стоит шутить с этим, — мягко заметила императрица.

Она поцеловала Ника в лоб и опустилась в кресло у окна. Ник недавно узнал, что его мать несколько раз побеждала на конкурсах красоты. Она была невысокой и стройной, ее волосы были черны как смоль, а губы ласково улыбались. Ник готов был присудить матери все награды лишь за ее любовь и доброту.

— Полностью согласен с вами, ваше величество Сильвия, — сухо ответил Туан. — Юмор его величества Филиппа слишком острый для меня.

— Я никогда не смогу забыть всего пережитого ужаса. Конечно, милый, ты великодушно простил похитителей, тем более, в итоге оказалось, что именно они спасли нашего сына. Вырастили его и дали ему воспитание, — ласково сказала императрица.

Туан замер у дверей, его вытянутое лицо от недовольства вытянулось еще больше: уж что-что, а воспитание Ника он считал отвратительным.

— Мы не можем изменить прошлое, но в наших силах помочь тебе противостоять тому, чем грозит будущее, — продолжил Филипп. — Поэтому мы приготовили для тебя подарок, вещь из дворцовой сокровищницы.

— Здорово! — вскричал Ник.

— Испокон веков принцы, достигая двенадцатилетнего возраста, наравне со всеми магами проходили Этап Препятствий и там узнавали, какой магией им предстоит заниматься. И всегда после прохождения Этапа Препятствий принцы получали в подарок один из сильнейших магических предметов, — сказал Филипп. — К сожалению, я не мог вовремя сделать тебе подарок, поэтому сейчас готов исправить это.

— Твой отец верит, что этот подарок сможет защитить тебя в будущем, — сказала императрица.

Нику показалось, или в ее голосе прозвучало сомнение? Сам он не сомневался, что сумеет постоять за себя, а уж с подарком из сокровищницы тем более.

— Я бы мог тебе подарить ленту дорог, сокращающую расстояние, или меч воителя, способный противостоять любому оружию. На этом настаивала твоя мать, которая слишком беспокоится о тебе. Но я считаю, что такие подарки могут привести к ошибкам, от которых я хочу уберечь тебя. Точно так же было бы большой ошибкой вести тебя в сокровищницу прямо сейчас. — Филипп отошел от окна, в его руках появилась позолоченная шкатулка. — Вот здесь и находится наш подарок.

— Мы не пойдем в сокровищницу? — немного разочарованно спросил Ник. Он уже давно мечтал попасть туда, где хранились самые главные артефакты светлых магов. Вещи, обладающие необычайными свойствами даже по меркам волшебного мира.

— Большая сила — это большая ответственность, — покачал головой император. — В свое время ты попадешь туда, но пока еще слишком рано.

Шкатулка открылась, внутри на красной подушечке лежал алмаз. Яркий луч солнца отразился от его поверхности и заиграл всеми цветами радуги.

— Он защитит меня? — с сомнением спросил Ник и взял подарок. Алмаз оказался кулоном, надетым на золотую цепочку. — Что он может? Даст силу? Сделает меня непобедимым? Создаст защитный кокон?

Императрица тихо вздохнула, но отец покачал головой, они словно продолжали давний спор.

— Он научит тебя более важному — ответственности! Поверь, принцу это необходимо, — мягко сказал император. — Если ты научишься правильно использовать наш подарок, то обретешь намного большее, чем просто сила.

— Что же такое он делает? — спросил Ник.

И в этот момент он вдруг заметил огненную вспышку. Там, за окном, среди облаков, словно маленькая и невероятно быстрая комета описала круг и неожиданно исчезла. Заметил это лишь он один.

— Ты наследный принц, и, что еще важней, своими действиями ты заслужил титул сумеречного охотника. Ты занимаешь такое высокое положение, что некоторые вещи могут потерять для тебя цену. А с этим алмазом ты узнаешь истинную ценность вещей, — сказал Филипп. — Надень его на шею, никогда не снимай. У тебя в карманах всегда будет столько денег, сколько ты захочешь. Ты можешь загадывать деньги Реального мира, а также любые деньги Искривлений пространства. Бумажные, кожаные, деревянные, каменные. Любые!

Ник молча загадал сумму, залез в карман и вытащил пять золотых монет. Алмаз не подвел. Вот только что теперь делать с этими монетами? Тут во дворце у него есть абсолютно все, а через несколько дней он поедет на базу охотников, чтобы начать новый сезон тренировок, но и там тоже у него будет все необходимое.

— Я знаю, ты сможешь правильно распорядиться алмазом. Для начала ты должен понять истинную ценность денег, — сказал Филипп. — А когда будешь готов, то сможешь владеть и другими вещами из сокровищницы.

И тут за окном блеснуло несколько огненных вспышек, они гасли и вспыхивали вновь. Послышался тихий скрежет. Вспышек становилось все больше и больше, но вдруг они исчезли. И наступила полная тишина.

Филипп моментально повернулся к окну и нахмурился.

— Отец? — позвал Ник.

Филипп обернулся, на его лице уже ничто не выдавало тревогу.

— Ты как будущий император должен научиться многому, гораздо большему, чем твои сверстники, — поспешно проговорил он. — Я верю в тебя и поэтому даю тебе возможность самому пройти весь путь. Самому научиться преодолевать опасность.

Ник нерешительно кивнул, глянул за окно, где секунду назад мерцали огненные вспышки, и уставился на алмаз. Разумеется, он оказался бы очень полезен в Реальном мире, где деньги имеют большое значение. Но тут, в мире колдовства, сильнее всего ценятся магические свойства. Ник снова уставился на чистое небо за окном.

И тут…

Пол и стены задрожали. Воздух в зале заискрился. Ник заметил, как отец создал защитный кокон, закрывший их. Сверкнула молния, настолько яркая, словно одновременно произошли тысячи взрывов. Розы, увивавшие окно, увяли. Ярким пламенем вспыхнули два гобелена на стенах. Ник закрыл глаза, но даже через веки он чувствовал невероятно яркий свет. Рев все усиливался, так что казалось — еще немного, и не выдержат барабанные перепонки.

Все смолкло так же неожиданно, как и началось.

— Его высочество Дементий, брат его величества Филиппа, — в полной тишине торжественно провозгласил Туан, все еще стоявший в дверях. Туан действительно лучше всех знал придворную магию; только что прогремевший взрыв никак не отразился на его манерах. Церемонно поклонившись, он отступил в сторону, одновременно небрежно махнув рукой, и огонь, охвативший гобелены, погас.

В зал вошел высокий, чуть сгорбленный мужчина с впалыми глазами. Ярко расшитый камзол болтался на его худой фигуре, как на вешалке. Судорожно вздохнув, он вытер рукавом вспотевшее лицо.

— Филипп, — раздался пронзительно-визгливый голос. — Срочно собирается Высший Совет, меня послали за тобой. Ну это же все просто ужасно. Ты видел, что сейчас произошло? — не обращая ни на кого внимания, принялся жаловаться он. — Эти вспышки света, они чуть не убили меня. Это же…

— Достаточно, — резко перебил Филипп.

Императрица тихо ахнула и побледнела, по-видимому, она догадалась, о чем думал Дементий.

Дементий умолк, но лишь на секунду.

— Возникли серьезные проблемы, — всхлипнул он, по-прежнему не обращая никакого внимания на Ника и императрицу. — Меня считают глупым! Меня даже сначала не хотели звать на Высший Совет, а ведь я по праву рождения могу там присутствовать. Филипп, скажи им, что мне можно доверять.

Дементий трясся от страха.

— Отец, что случилось? — не выдержал Ник. — Высший Совет! Вы будете совещаться с темными магами! Но ты говорил, что его созывают лишь в самом крайнем случае!

— Опасность оказалась намного серьезней, чем я думал. Ты видел, что сейчас произошло!

— Что это было? Можно пойти с тобой? — попросил Ник.

— Нет! Для тебя с рождения готово место в Высшем Совете, но попасть туда ты сможешь лишь в шестнадцать лет. Ни шагу из дворца! Вместе с матерью поднимитесь в охранный зал, там вы будете под дополнительной защитой. Твоя младшая сестра уже там. Туан вас проводит.

— Хорошо, милый, — ответила императрица.

Филипп и Дементий вышли из зала.

— Ваше величество императрица Сильвия, ваше высочество принц Дариан, прошу следовать за мной. — Туан распахнул двери.

Ник и сам не помнил, как они очутились в коридоре. Это был не страх, а какое-то непонятное чувство приближения чего-то нового и неведомого, ведь неспроста вдруг созвали Высший Совет и отец так поспешно покинул дворец.

Они шли через залы с широкими окнами и светящимися стенами, мимо бьющих фонтанов и птиц с ярким оперением, свободно разгуливающих по дворцу. Наконец они попали в зал с множеством зеркал, в которых можно было разглядеть все что угодно, кроме собственного отражения.

Здесь-то все и произошло!

Ник только успел подумать, что в зеркалах-двойниках отражаются другие Искривления пространства, а его самого могут видеть те, кто там находится. В одном из зеркал журчал ручеек на зеленой поляне, на другом виднелась покосившаяся избушка, из трубы валил дым.

Туан спешил вперед, он с императрицей уже выходил из зала.

Еще одна яркая вспышка света. Она мелькнула не только здесь, в зале, но и пробежала во всех зеркалах-двойниках. Что бы это ни было, но всполохи яркого пламени отразились одновременно по всем Искривлениям пространства.

И тут словно ветер пронесся по залу, стены качнулись, а дворец содрогнулся. Где-то впереди шли Туан и мать, но казалось, что они слишком далеко. Ноги Ника подогнулись и, не удержав равновесия, он стал падать. Чтобы не удариться об одно из зеркал, Ник выставил перед собой руки. Зеркало сдвинулось с места, за ним открылись ворота, ведущие в другое Искривление. Ник даже не успел испугаться, он лишь с удивлением подумал, что очень мало знает про дворец, и вылетел в другое Искривление.

 

Глава 3

ШПИОН ПОНЕВОЛЕ

Темнота. Так тихо, что собственное дыхание напоминает шум ветра. Голова касается низкого свода потолка, позади каменная плита. Ник нащупал ее холодную неровную поверхность. Обратно дороги нет! Значит, эти ворота беспрепятственно открываются лишь в одну сторону. Он застрял здесь в холодном темном туннеле. В неизвестном Искривлении пространства.

Все случилось слишком внезапно. Ник не знал, видели мать и Туан, как он исчез, или нет. Похоже, что нет, иначе тут уже появился бы кто-нибудь. Наверное, его ищут во дворце. А он даже не может связаться с ними, потому что еще не умеет посылать сообщение-искру. Из магических вещей с собой лишь алмаз. Ник невольно усмехнулся: деньги сейчас точно не помогут.

Ник пошел вперед, скользя руками по шершавым стенам. Оставалось лишь гадать, что ожидает в конце. Через несколько шагов пространство впереди неожиданно осветилось. Свет становился все ярче. И вот туннель повернул. То, что Ник увидел, сильно напоминало пещеру. Высоко в воздухе парило несколько огненных шаров. Впереди была глубокая темная ниша, по краям которой висели предупреждающие знаки, слева — дверь с золочеными ручками. Ник обрадовался: во всяком случае, в этом Искривлении живут маги, а ведь могло бы забросить и к каким-нибудь диким существам. Не задумываясь, Ник толкнул дверь и попал в зал.

В центре — круглый стол и двадцать семь кресел. Тяжелые бархатные портьеры скрывают окна. Свет идет от хрустальной люстры. На стенах развешены огромные щиты с гербами темных и светлых магов. Среди них гербы охотников, стражей и еще четырех команд, с которыми Ник соревновался в прошлом году.

Вдруг из-за двери послышался визгливый голос Дементия:

— Пора бы уже начать заседание Высшего Совета! Я и император Филипп уже здесь. Не понимаю, зачем мы тянем? Опасность нависла над нами. Уже надо пойти и все решить. Чего? Не надо на меня смотреть как на паникера! Я не паникер! Не паникер!

Ник замер, внезапно сообразив, куда он попал. Это же зал Высшего Совета! Да лучше бы он пошел в темную нишу, не обращая внимания на предупреждения! Лучше бы он попал в дикое Искривление к неразумным тварям! Он не имеет права находиться здесь, он же нарушает все законы перемирия между магами.

— Дементий, нет причин для беспокойства. Совсем нет. Мы дожидаемся Тамира, — послышался ответ. — Темного князя уже известили, и скоро, совсем скоро он будет здесь.

— Опасность нависла над нами, — упрямо повторил Дементий и умолк.

По другую сторону двери уже собирались самые сильные темные и светлые маги. По сложившимся с древности законам войти в этот зал они могут лишь все вместе, потому что не доверяют друг другу и опасаются ловушек. Ник не стал задумываться, как ему удалось попасть в зал незамеченным, на это попросту не было времени.

— Очень мило, что дождались меня! — послышался из-за двери голос темного князя Тамира. — Что же, на правах последнего прибывшего я изволю пригласить вас в этот зал. Пройдите сюда, почтенные.

Ник метнулся к ближайшему окну и понял, что там спрятаться невозможно. Портьеры почти соприкасаются с окнами, его силуэт будет отчетливо виден. Отворить рамы и выскочить наружу он не успеет.

Дверь уже открывалась.

Ник бросился к столу, в безумной надежде спрятаться под ним, и сбил висевший на стене щит с гербом темного князя.

Дверь раскрылась.

Ник подхватил щит, пока тот еще не успел удариться об пол, и поставил его перед собой. Щит скрыл его с головы до ног. Ник прижался к стене, прекрасно понимая, насколько ненадежно такое укрытие. Зато через прорезь было видно все происходящее в зале.

Первым вошел в зал и опустился за стол дед Гордей, с одной стороны от него сел Филипп, с другой — маг в черном старомодном камзоле. Ник сразу узнал темного князя. Черные, зачесанные назад волосы, короткая черная борода, на лице самодовольная ухмылка. Точно такую же ухмылку Ник часто видел у Наргиса.

Двадцать шесть кресел вскоре были заняты, и лишь одно продолжало пустовать.

— По традиции начнем с клятвы! — объявил дед Гордей. — Все былые обиды остались за этими дверьми. Мы пришли сюда с единой целью — искоренить общую беду. Все сказанное здесь — будет сказано во благо всех магов. За этим столом мы не делимся на темных и светлых, тут мы едины. Во имя общей цели!

— Во имя общей цели! — хором повторили маги. Их слова эхом отразились от стен.

В наступившей тишине Ник рассматривал лица магов. Некоторых из них он уже встречал во дворце, других видел впервые. Все они были хмурыми и сосредоточенными.

— Кхм, — громко кашлянул Тамир. — Я приказал моему старшему сыну Катару не участвовать в сегодняшнем Совете. Не хочу рисковать безопасностью любимого сына.

— Хорошо, — согласился дед Гордей. — Мы справимся без него.

Губы Тамира искривились в усмешке:

— Мы слишком часто стали собираться! Как бы ни пошли слухи о том, что мы дружим!

— Дружба между нами невозможна! — взвизгнул Дементий. — Вы служите злу, а мы — добру.

— Уж кто бы говорил! — фыркнул Тамир. — Если мне память не изменяет, а память у меня превосходная, ведь именно ты с двумя сообщниками лет десять назад выкрал родного племянника. И ты рассуждаешь о добре?

Дементий сильно покраснел и пробурчал что-то неразборчивое.

— Тамир, этот вопрос уже давно решен, — нахмурился Филипп.

— Ну да ладно, — снисходительно усмехнулся Тамир. — Это ваши дела, светлых магов. Все решено, и отлично. Принц Дариан давно вернулся, все вы живете в мире и согласии. И я не хочу нарушать ваш покой.

По его самодовольному лицу Ник видел, что он еще как хочет нарушить и мир, и покой. Именно к этому всегда и стремились темные маги.

— Мы собрались здесь во имя общей цели! — сурово напомнил дед Гордей. — Мы собрались, потому что беда угрожает и светлым, и темным магам. Все видели всполохи на ночном небе и поняли, что это магический взрыв. Повторный взрыв произошел недавно, он прогремел во всех Искривлениях, но более всего затронул это здание. Зал Сфинкса почти разрушен. Все мы неплохо, совсем неплохо знаем магию…

Ник через прорезь в щите увидел, как улыбнулся отец и нахмурился Тамир, раздражаясь от шутки. Остальные маги никак не отреагировали на слова деда Гордея.

— … так что должны понимать причину взрыва! — степенно закончил дед Гордей. Слово «взрыв» он произнес как-то совершенно особенно, от этого слова повеяло угрозой. — Произошло то, чего мы все остерегались. То, ради чего нам нужно объединиться. Хотя бы на время.

На лицах темных и светлых магов появились гримасы отвращения.

— Разве что на время! — пробубнил один из светлых.

— На очень короткое время, — добавил один из темных.

— Мы дали клятву! — напомнил дед Гордей.

Тамир сурово сдвинул брови и сжал голову руками.

— Разумеется, магический взрыв был замечен всеми, — сказал он. — Только я сильно сомневаюсь, чтобы это был тот самый взрыв. Рассказы про взрыв хороши. Они пугают! Но только где доказательства?

Одиннадцать темных магов закивали.

— Мы не настолько доверчивы!

— Мы не хотим попасть в ловушку!

— Ну, светлые, докажите мне, что это тот самый взрыв. — Тамир стукнул кулаком по столу. — Взрыв, который сам по себе безобиден, но является предвестием страшных событий.

Лицо Филиппа было спокойно, на лбу ни единой морщинки, но Ник чувствовал его напряжение.

— Мы не обязаны ничего доказывать! — всхлипнул Дементий.

На него никто не обратил внимания, все маги Совета смотрели на императора.

— Я не уверен, что это был тот самый взрыв, — ответил Филипп. — Могу лишь поручиться, что светлые маги не причастны к нему. Я всегда узнаю и белую магию, и действия моих подданных. В произошедших взрывах нет белой магии.

По залу пробежал ропот. Маги обменялись тяжелыми взглядами.

— Светлые невиновны, так опять на нас, темных, все свалят, — недовольно пробурчал маг в темных одеждах.

— Снова мы, да?

Тамир кашлянул и плотоядно усмехнулся, темные маги тотчас замолкли.

— В этом зале запрещено применять заклинания, да и бессмысленно, — произнес темный князь. — Но даже без заклинаний я чую, что ты, Филипп, не лжешь! Но и мои подданные тут невиновны. Вот парадокс! Нам остается лишь все свалить на Хаоса, нашего общего врага. Давайте все дружно будем думать, что это Хаос уполз к себе в подземелье, восстановил силы и решил снова напасть на нас. Или мы все можем свалить на сообщников Хаоса, — продолжал издеваться Тамир.

— Мы собрались для принятия решения, а не просто. Не просто почесать языками, — сурово напомнил дед Гордей. — Если в самом деле произошел тот самый взрыв, мы должны как можно раньше принять меры. Пока нас не настигли последствия взрыва.

— Уж лучше бы это была какая-то провокация светлых магов. — Голос Тамира напрягся, и тщательно скрываемое волнение стало прорываться рыкающими звуками.

Дементий беспокойно задергался и громко хлопнул в ладоши.

— Вы нас обвиняете, чтобы самим уйти от ответа, — возмутился он, вытирая ладонью капельки пота, выступившие на висках. — Мой брат Филипп дал слово, что светлые маги тут ни при чем. Тамир, одного твоего слова мало, ты все время лжешь. Поклянись, что вы непричастны.

— То, что я пришел сюда, уже является доказательством, — скорчился Тамир. — Темные маги тут ни при чем.

Двое светлых магов одобрительно хмыкнули.

— Поклянись! — потребовал Дементий, ободренный поддержкой. — Может быть, вы пришли сюда, чтобы нас запутать. А сами готовитесь напасть на нас!

Ник почувствовал, как вспотели ладони, еще немного, и щит может выскользнуть. Выставив вперед плечо, он полез в карман за платком, и тут щит соскользнул. Ник успел подхватить его, но платок полетел на пол. Любой из магов, стоило ему обернуться, тотчас же заметил бы его.

— Почему я вам не доверяю! — Тамир вскочил на ноги и стукнул кулаком по столу. — Да вы недостойны моего доверия. Если бы я не знал, что этот зал защищен от проникновения чужаков, то перед началом Совета лично бы проверил каждую щель.

Все внимание Высшего Совета сосредоточилось на Тамире.

Аккуратно Ник отставил ногу в сторону, носком ботинка дотянулся до платка и стал подтягивать его ближе. И тут щит звякнул.

Дементий обернулся, посмотрел прямо в прорезь щита; его несчастное растерянное лицо совершенно не изменилось, и он отвернулся обратно. Ник вздохнул, он все-таки сумел втянуть платок за щит. Решив больше не рисковать, он вытер ладони об рубашку.

— Недостойны светлые маги доверия темных, — закончил свою речь Тамир.

В зале воцарилась тишина. Ник заметил, как нахмурился дед Гордей, собираясь что-то сказать, но его перебил визгливый голос Дементия:

— Мне кажется, что это все ужасно. Я просто не представляю, что тут делать. Это ужас! Опасность нависла над нами. Мы сидим тут уже сколько? Сидим тут долго. И мы ничего не решили. Мы не виноваты, темные не виноваты. Но что же делать?

— Не нужно паники, совсем не нужно, — сказал дед Гордей. — Только холодный разум сможет решить эту проблему.

— Но как вы не понимаете! Как же вы не видите всего ужаса! — еще громче вскричал Дементий. — Если это был тот самый взрыв, последствий которого мы страшимся? Ведь совсем скоро они наступят. Нам уже не выпутаться из этого. Нужно срочно что-то делать.

— Я думаю, Высший Совет больше не нуждается в твоем присутствии, — сказал Филипп. — Можешь быть свободным.

— Ты выгоняешь собственного брата? — возмутился Дементий. — У тебя нет на это прав.

— Зато у меня есть. У меня такое право есть, как у главы Высшего Совета, — сказал дед Гордей. — Во имя общей цели! Мы собрались тут, чтобы найти выход, а не паниковать. Дементий, покинь зал.

Дементий развернулся и направился к двери. Ник через прорезь в щите заметил, что лицо его резко изменилось, обида исчезла, уступив место облегчению, а на губах заиграла радостная улыбка.

Громко хлопнула дверь.

— Если никто из светлых больше не будет закатывать истерик, то мне бы хотелось продолжить, — оскалился Тамир.

— Конечно! — поспешно вскрикнул один из темных магов, не уловивший иронию в голосе князя.

— Продолжай, — разрешил дед Гордей. — Все собравшиеся тут оценят твои идеи.

— Ну, уж коли мне дозволено, то продолжу, — надменно изрек Тамир. — Поскольку я мудрый правитель, то я не могу рисковать своими подданными. Если же мы видели тот самый взрыв! Если произошел огромный выброс магической энергии! Эта магическая энергия будет искать выход! Мы должны принять меры безопасности.

— Согласен, если это был тот самый взрыв, то скоро, совсем скоро события начнут развиваться сами собой, и остановить их мы будем не в силах, — сказал дед Гордей. — Обычные меры безопасности не смогут противостоять такой силе.

— Не смогут, — кивнул Тамир. — А вот сейчас есть возможность кое-что сделать. Мы должны осмотреть зал Сфинкса. Любая магия оставляет следы. Я хочу сам во всем убедиться.

— Разумно, — согласился дед Гордей, — весьма разумно. Если удастся прочесть следы магии, то многое прояснится. Мы сможем узнать про взрыв.

— Или про взрыв, — шепотом добавил один из темных магов, в его голосе ясно слышался страх.

Дед Гордей первым встал из-за стола, тут же поднялись остальные маги.

— Почему щит с моим гербом стоит на полу? — послышался голос Тамира.

Ник похолодел и постарался вжаться в стену, провалиться сквозь пол, просто исчезнуть.

— Странно, остальные щиты на своих местах. Очень странно, — сказал дед Гордей. — Если только его сбило во время взрыва.

— Но не сбило же остальные щиты! Вот странность? — откровенно насмехался Тамир. — Этот зал неприступен для магии.

— Для нашей магии, но не для той, — спокойно поправил его дед Гордей.

— Ты прав, — после паузы согласился Тамир.

Ник не поверил своему счастью: все маги покинули зал. Вскоре стихли и их шаги.

Отодвинув щит в сторону, Ник выскочил из зала. Где-то здесь должен быть проход, ведущий прочь, даже не стоило тратить время на его поиски, все равно тот должен находиться под магической защитой. Ник кинулся к нише с запрещающими знаками. В самой глубине он нашел ворота, ведущие в другое Искривление. Каким бы оно ни было, там все равно безопасней, чем в зале Высшего Совета.

Ник шагнул вперед.

 

Глава 4

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Стебли травы были длинными и острыми. Впереди — лишь поле, через которое вела к самому горизонту дорога из шлифованных камней. На дороге сидела громадная рыжая жаба, которая даже не шевельнулась, когда появился Ник. Она ухмылялась.

Ник сделал шаг и замер. Как же он сразу не вспомнил про важнейший закон! Ворота, ведущие в другие Искривления, могут охраняться от непрошеных гостей. Например, от таких, как он!

Жаба не сводила с него глаз.

— Я светлый маг и, каким бы ни было ваше Искривление, клянусь не нарушать его уклад, — быстро сказал Ник заученную фразу. — Я не причиню зла и не буду насильно распространять добро.

Жаба стала менять очертания и через несколько секунд приняла облик пожилой полной женщины. Ее губы были накрашены жирной яркой помадой, на плечах красовался рыжий платок.

— Верю, что ты сказал правду, а если не так, то расплата будет скорой и ужасной, — прогнусавила она. — Ну что же, проходи, светлый маг, Запретная Зона открыта для тебя. Ты волен покупать и продавать все, что считаешь нужным. Ты волен обманывать и быть обманутым. Тут лишь один запрет…

— Не может быть! — изумился Ник. Отец не раз предупреждал про это Искривление, просил не ходить сюда. Наставники тоже были категорически против этого места.

— Сделки, заключенные в Запретной Зоне, нельзя расторгнуть, — недовольно закончила полная женщина.

— Я не хочу заключать сделки. Мне нужно лишь найти выход, еще одни ворота, — быстро заговорил Ник, но его уже не слушали.

Что-то тихо загудело, и посреди дороги возник столб пыли. Он стал разрастаться, пока не закрыл поле, дорогу из камней и неприятную женщину в рыжем платке. Пыль коснулась лица, попала в глаза и неприятно защипала. Ник чихнул, достал платок и прикрыл глаза.

Гудение исчезло. Раздалось дребезжащее «бум!» и заиграла веселая музыка, послышались голоса, будто тысячи людей одновременно пытались докричаться друг до друга.

Ник открыл глаза. Перед ним в воздухе пылали огненные буквы «Запретная Зона», а вместо бескрайнего поля появились бесконечные ряды шатров, палаток, домиков, будок. Сияли мириады разноцветных огней. В воздухе разлился сладкий запах карамели.

— Что-то физиономия у тебя знакомая. Ты вроде как на принца Дариана похож. Да ну и ладно, будь ты хоть сам принц, тут нельзя задерживаться. Законы Зоны одинаковы для всех. Иди, иди давай. — Полная женщина толкнула Ника вперед и вновь приняла облик жабы.

Такого сумасшествия Ник еще не встречал. Едва он успел сделать несколько шагов, как из огромного белоснежного шатра полыхнуло огнем.

— Огненные змеи! — послышался призывный голос. — Единственное представление.

Ник, не удержавшись, заглянул в шатер. Там была устроена небольшая арена, заполненная извивающимися змеями. В центре стоял человек в красной рубахе и шароварах.

— Ничего не пугаемся, смотрим, впечатляемся, — заголосил продавец.

Щелчок пальцев. Змеи взвились вверх, оставляя за собой огненный след, а под самым куполом шатра собрались в круг и выдохнули пламя. В толпу зрителей полетели искры.

Нику прожгло рукав.

Что-то слишком много сегодня огня!

— Что же это такое! Честного мага обмануть вздумали, да вы тут все жулики! — К шатру подскочил возмущенный маг с козлиной бородкой. — Вчера купил тут огненную змейку, а сегодня она стала обычной. Не летает и огнем не плюется!

— А ты чего ждал от Запретной Зоны? — ухмыльнулся продавец. — Честным тут делать нечего!

Ник поспешил прочь мимо разноцветных палаток. Маги продавали летающие ступы, зверей, привезенных с самых отдаленных Искривлений, приспособления, меняющие погоду. Из высокого черного шатра доносилась музыка «Сариолы», кажется, там устроили дискотеку. Все кричали, толкались, спорили, обманывали и были обмануты.

Про магические взрывы и собрание Высшего Совета тут, судя по всему, не слышали. Даже если огненные всполохи и метались по небу, а воздух пронзали удары несусветного шума, то среди безумия Запретной Зоны их могли и не заметить.

Тучный маг с двойным подбородком и оплывшими глазами оттопырил пухлые губы и зычным голосом возвестил:

— Живая и мертвая вода! Оживляет и убивает! Хотите держать в своих руках жизнь и смерть? Живая и мертвая вода!

На прилавке стояли два хрустальных кувшина с красной и синей жидкостью. Ник вспомнил путешествие в царство Хаоса, где он видел настоящую живую воду, прозрачную, словно слеза.

— Эй, парень, вот ты, похожий на принца, покупай!

— Настоящая живая вода не так выглядит… — начал было Ник.

— Послушай, не тебе предлагаю, а ему. — Продавец, сообразив, что Ника не обмануть, пригляделся к толпе и наугад ткнул в кого-то жирным пальцем. — Иди сюда, красавица.

Ник обернулся и увидел Индру, учительницу шифрологии. Он сразу узнал ее, хоть кепка и скрывала ее короткие светлые волосы, а козырек был низко надвинут на лицо.

— Вода настоящая? — спросила Индра, не замечая Ника, она устремилась к прилавку.

— Самая что ни на есть, — расплылся в улыбке продавец. — Красненькая живая, синенькая мертвая.

Ник шмыгнул в толпу и вскоре оказался на улочке, забитой продавцами и покупателями. Надо же, совершенно случайно угодил на Запретную Зону и тут же встретил преподавателя! Нет чтобы повстречать здесь своих друзей из команды. Тогда можно было бы обсудить все, что он услышал на Высшем Совете. Хотя они могут и не захотеть с ним беседовать. Все лето Ник пытался связаться с Темкой и Жориком, но оба его друга отказывались с ним разговаривать.

В уютном домике, похожем на пещеру, сновали маленькие человечки в разноцветных колпаках. Модно стриженная блондинка в темных очках со стразами разглядывала витрину с драгоценностями.

— Изделия из золота, добытого в самой глубокой шахте. Магические украшения-амулеты, — кричал, стоя на крылечке, человечек в красном колпаке. — Не пачкаются, не ломаются. Их невозможно ни потерять, ни украсть. Покупай!

— Да нет, спасибо, — покачал головой Ник. — Я ищу ворота, чтобы выбраться отсюда.

— У тебя что, денег нет? — возмутился человечек.

— Есть, — алмаз — подарок отца — висел на шее. Ник не стал объяснять, что денег у него столько, что он может купить не то что все украшения в этом шатре, но и всю Запретную Зону. — Мне надо домой.

— Я разговариваю только с покупателями, — пискнул человечек и отвернулся.

— Продавцы всегда врут, — выскочил из толпы бородатый мужчина. — Лучше обратись к предсказателям. Я легко смогу прочитать твое будущее.

— Спасибо, не надо. Меня больше интересует прошлое, — ответил Ник и хотел отойти.

Бородач вцепился в рукав Нику.

— Вижу, что у тебя прожжен рукав, значит, ты был у загона с огненными змеями, — затараторил он. — Прошлое оставляет свои следы, но будущего не откроет никто, кроме меня. Знаю, — он закатил глаза, — знаю, что ты ищешь ворота, ведущие в императорское Искривление.

— Наверное, вы это услышали, — немного неуверенно возразил Ник.

Бородач рассмеялся.

— Я слышал, что ты ищешь ворота, но ты не говорил, что тебе нужно в императорское Искривление. Ты все еще мне не доверяешь, тогда я погадаю тебе просто так, бесплатно. Нужные тебе ворота находятся через пять рядов, на площади, между лавкой с говорящими птицами и лавкой с зеркалами.

Бородатый гадальщик отпустил Ника и поспешил прочь.

Впереди возвышалась палатка, отличавшаяся от остальных своей пышностью. В ней тоже продавали драгоценности.

— Кристина, ну пошли уже, — лениво протянула девочка с длинными черными волосами. Это была Ольда Вяземская, девочка из команды Ника. Она пыталась оттащить в сторону свою подругу, дергая ту за сумку.

Подругу Ольды Ник видел впервые. В сапфировом ожерелье отражался цвет пронзительно-синих глаз. Золотистые локоны красиво обрамляли лицо и падали на воротник серой мантии. Да маги уже лет сто как отказались носить мантии!

Ника скрывала от них толпа покупателей, беспокойно сновавших туда-сюда в поисках выгоды. Ник вдруг сообразил, что за лето не видел никого из своей команды. Даже с друзьями Темкой и Жориком так и не удалось толком поговорить. Все лето он провел во дворце.

— Мне нужен этот талисман! — Подружка Ольды пальцем с красным ногтем указала на янтарные подвески.

Продавец, заметив покупательниц, выскочил из глубины палатки. При этом он все равно старался быть незаметным, на его неподвижном лице жили лишь глаза, беспокойно оглядывающие все вокруг. Он угодливо поклонился и тут же закашлялся, просто зашелся в приступе. Было видно, что подобные приступы мучают его уже очень давно.

Ольда брезгливо поморщилась и отступила в сторону.

— Давай уйдем, — капризно потянула она. — Видишь, он заразный.

— Мне нужен талисман, — упрямо повторила Кристина.

— Идеальный выбор, — засуетился продавец, откашлявшись. — От сглаза, порчи и, кроме того, хи-хи, устраняет соперниц. Только я не думаю, что у таких красавиц могут быть соперницы.

— Да, — мило улыбнулась подруга Ольды.

— Отлично-отлично, — закивал продавец. — За этот талисман я хочу получить всего-навсего приглашение во дворец светлых магов. Я вас узнал, ваш дед — барон Кристалинский, для вас достать такое приглашение пара пустяков. Ну же, скрепим сделку рукопожатием.

Он протянул руку, продолжая мило улыбаться. Подружка Ольды покачала головой.

— Если я красивая, это вовсе не значит, что я глупая, — ответила она. — После рукопожатия сделку нельзя разорвать.

— Ну что же, можно и без рукопожатия, — продавец чуть смутился. — И потом, зачем же вам расторгать отличную сделку?

— Сделка вовсе не отличная, — спокойно ответила девочка. — Я не знаю, как вы хотите использовать приглашение во дворец. Может быть, вы его отдадите, вернее, продадите кому-нибудь. За очень высокую цену.

— Вот уж не думал, что тебя так сильно интересуют коммерческие вопросы, — пробурчал продавец. — Но я хочу получить приглашение во дворец и не намерен отступать. Тебя вовсе не должно интересовать, что я потом сделаю с ним.

— Кристина, пошли, — вновь подала голос Ольда. — Мне тут уже надоело.

— Подожди, я не отступлю, — шепнула ей подруга и вновь повернулась к продавцу. — Хорошо, значит, я могу рассказать обо всем деду. Вы не против?

— О чем? — смутился продавец, озираясь по сторонам. — Никому ничего не надо рассказывать.

— Расскажу, что вы вымогали у меня приглашение во дворец, чтобы продать его кому-нибудь, например темным магам. Тогда они в самый неподходящий момент смогут заявиться в гости к самому императору. В результате, разумеется, начнется потасовка, а может быть, даже начнется война. Так я могу рассказать деду, что вы заставляли меня развязать войну?

— Но я ничего такого не говорил! — в ужасе вскричал продавец, глаза его забегали еще быстрей, и он поспешно отступил в глубь палатки. — Я не работаю на темных магов.

— За вас говорят ваши поступки. — Кристина снова мило улыбнулась. — Так я пойду?

— Стой! — завопил продавец. — Возьми свой талисман просто так, в подарок. И не надо ничего никому рассказывать. Это просто была шутка. Да-да, обычная шутка.

Кристина прикрепила талисман в виде янтарных подвесок к мантии и, достав из золотистой сумочки зеркало, принялась внимательно разглядывать новое украшение.

— Отлично, — наконец сказала она и, отсчитав пять серебряных монет, высыпала их на прилавок. — Я не хочу вас грабить, это оплата.

— Да ну, это же подарок, — закачал головой продавец, сгребая монеты к себе в карман. — Может, еще и амулет от зомби вас заинтересует? Зомби — это очень страшно!

— Нет, не интересует, — зевнула Ольда.

— Вы уверены, что снова хотите торговаться со мной? — Кристина удивленно приподняла одну бровь.

— Нет-нет. Моя лавка закрывается, — встрепенулся продавец и попятился. Он почти скрылся, но его неприятные бегающие глазки продолжали следить за происходящим.

Обе девочки отошли от прилавка и столкнулись с Ником.

— Привет, — выпалил Ник, вдруг сообразивший, что просто стоял и наблюдал за девочками.

— Привет. Меня зовут Кристина.

Сумочкой с розовыми сердечками Ольда тихонько ткнула подругу, но та не обратила на это внимания.

— Ты тренируешься в одной команде с Ольдой? — спросила Кристина. — Как тебя зовут?

— Ты что? — возмутилась Ольда. — Это принц Дариан. Как ты могла его не узнать, ты ведь видела его во дворце.

Продавец с бегающими глазками снова зашелся в приступе кашля, каждый раз так не вовремя напоминавшем о себе. Но слово «принц» он услышал отчетливо, а судорога, пробежавшая по лицу, означала, что и самого Ника он узнал. Узнал, но из-за кашля ничего не мог поделать.

— Может быть, — небрежно бросила Кристина. — Я не помню.

— Да, меня зовут ваше высочество, — пробормотал Ник и ужасно смутился. — В смысле, что да, я принц. И у меня есть имя.

Ник захлопнул рот, чтобы не сказать еще какую-нибудь глупость.

— Очень приятно, принц, ваше высочество, — сказала Кристина.

Нику показалось, или в голубых глазах Кристины светилась насмешка?

— Меня зовут Ник. Для друзей я Ник, — наконец выговорил он и покраснел. — Мне надо идти.

— До свидания, приятно было познакомиться. — Кристина повернулась к Ольде: — Посмотрим еще коллекцию черепов.

Ник поспешил скрыться в толпе, понимая, что это выглядит скорее бегством.

— У вас с ним глаза одного цвета, — услышал он приглушенный голос Ольды.

Ответила Кристина что-нибудь или нет, он уже не слышал. Не слышал и того, как продавец с бегающими глазками пытается связаться с кем-то по магическому зеркалу. Чувствуя, как горит лицо, Ник промчался через толпу и успокоился лишь тогда, когда преодолел несколько рядов палаток, шатров, домиков и навесов. Он очутился на площади.

— Все тайны прошлого! — послышался дрожащий, простуженный голос, который проникал в самый мозг. — Ничто не укроется от хрустального шара.

Ник замер. Надо же, ему удалось выбежать прямо к тому месту, о котором говорил гадальщик! Вот только между двух роскошных шатров, торгующих магическими зеркалами и говорящими птицами, затесалась малюсенькая палатка. В этой платке сидел продавец, закутанный в старый плащ. Его лицо скрывал капюшон.

— В прошлом скрыто многое, прошлое может рассказать, кто мы такие на самом деле, — хрипло продолжил продавец. — Там больше загадок, чем в будущем, но с хрустальным шаром судьбы не будет никаких тайн.

Несмотря на все старания продавца, покупатели к нему не спешили. В палатке слева купили двух говорящих птиц, которые, к великому расстройству покупателя, говорили лишь на китайском языке. Разумеется, он узнал об этом после заключения сделки. В палатке справа купили сразу десяток магических зеркал с самыми разными свойствами, но никто даже не взглянул на маленькую палатку с хрустальным шаром.

— Стой, мальчик! — Продавец предупреждающе поднял руку с перстнями. Рукав с черной бахромой задрался, стало видно множество браслетов. — Неужели тебя интересует прошлое? Неужели у тебя в прошлом могут быть какие-то тайны?

— Могут, — кивнул Ник. — Я знаю будущее, родители не дадут меня в обиду. Но я не все знаю о своем прошлом.

— Хватит тут ерунду городить. Отойди и не мешай мне торговать. Мне осталось продать всего один шар, — возмутился продавец и вновь заголосил, призывая покупателей: — Все, что от вас скрыли, все, что вам забыли рассказать, вы увидите в этом шаре. Прошлое, в нем все ответы на вопросы настоящего и будущего.

— Я хочу купить у вас этот шар, — твердо сказал Ник.

— Ты? Зачем он тебе? Хватит шутить над старым человеком, — послышалось из-под капюшона. — Ступай отсюда.

— Я серьезно, — сказал Ник. — Я могу заплатить, сколько скажете.

— Заплатить он сможет, — хрипло рассмеялся продавец. — Да, может, я не захочу тебе его продавать. Товар редкий, тут знаешь какой спрос на хрустальные шары!

Ник так и не заметил ни одного покупателя или кого-нибудь хоть самую малость заинтересовавшегося товаром.

— Тысяча золотых монет, — сказал Ник.

— Деньги — это ничто, все забыли об обычном человеческом общении, о помощи друг другу. Так просто заплатить деньги и даже не подумать, что кто-то нуждается в помощи.

— Это не так! — вскричал Ник.

— Не скажи, вот ты предложил мне деньги, а даже не подумал предложить свою помощь, — ответил продавец. — Ты не знаешь, что случилось со мной. Ты не знаешь, почему я прячу лицо и хожу в такой одежде. Ты не знаешь, как мой вид отпугивает покупателей. Ты не знаешь, сколько лет назад у меня пропал голос.

— Что случилось с вами?

— Видишь все эти амулеты, которые еще поддерживают во мне жизнь? — Продавец поднял руки с перстнями и браслетами. — Люди не захотят знаться с тобой, когда узнают, что ты купил у меня этот шар. Просто уйди, и забудем о нашей встрече.

— Если нужна помощь, то я помогу, — сказал Ник. — Я же не сказал ничего обидного.

Продавец не отвечал. Капюшон скрывал лицо, руки суетливо подергивались, чуть распахнулся плащ, и стал виден еще один талисман — кулон в форме звезды.

— Пожалуй, ты прав, — вновь заговорил продавец, кутаясь в плащ. — Я смогу принять от тебя помощь, но не просто так. Это будет в оплату. Это просто будет обычная сделка. Ты ведь уже предложил мне свою помощь, а значит, согласен помочь мне. Ну, скажем, три раза.

— Да.

— Отлично, значит, ты забираешь этот бесценный хрустальный шар, который показывает прошлое, а взамен выполнишь три мои небольшие просьбы.

— И все? — удивился Ник.

— Да, — кивнул продавец. — Я поступлю с тобой честно. Просто пообещай мне.

— Обещаю помочь вам, — сказал Ник.

— Трижды!

— Трижды.

— В тот момент, когда я попрошу.

— Да.

— И про эту сделку нельзя никому говорить, — добавил продавец. — Моя гордость может пострадать от этого. Да и тебе не пойдет на пользу, если узнают, что ты общался со мной.

— Хорошо.

Продавец схватил руку Ника и принялся ее трясти. Ладонь продавца казалась холодной, просто ледяной, и этот холод передался Нику, он почувствовал, как закоченела рука, как стало морозить горло. На шею словно надели медленно сжимающийся холодный обруч. Еще немного, и стало трудно дышать.

— Сделка заключена, — вскричал продавец.

В тот же миг невидимый обруч исчез. Освободившейся рукой Ник потер горло.

— На Запретной Зоне много жуликов. Убедись, что я честен с тобой, — сказал продавец. — Сейчас шар покажет твое прошлое, далеко мы копаться не будем. Всего десять минут назад. Скажи «десять минут» и поднеси руку к шару.

Ник послушался. В шаре заклубился туман и тут же рассеялся. Ник увидел себя с глупой улыбкой на лице. И развевающиеся золотистые локоны Кристины.

— Да, меня зовут ваше высочество… В смысле, что да, я принц. И у меня есть имя.

— Хватит! — крикнул Ник, и шар вновь наполнился туманом. — Спасибо.

Ник поднял голову, но продавец уже исчез. Теперь можно было отчетливо разглядеть ворота в другое Искривление, находившиеся за будкой.

 

Глава 5

НАСТАВЛЕНИЯ ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО ПРИНЦА

Ко входу во дворец вела широкая каменная лестница, она заканчивалась небольшой площадкой, увитой цветами. Там Ника встретила императрица. Наверняка она простояла тут несколько часов, разглядывая ухоженные дорожки сада и гадая, на какой из них появится ее сын, через какие ворота он вернется во дворец. На изящном столике стояла нетронутая ваза с фруктами и лежало несколько магических зеркал для связи.

— Я очень волновалась. Что случилось?

Ник взлетел по белокаменным ступеням, вспугнув несколько птиц с ярким оперением. С пронзительными криками они взметнулись ввысь и скрылись в саду.

— Ворота. Я не знал, что ворота есть и во дворце. Меня отбросило в другое Искривление. Я думал, что только через сад можно попасть в другие Искривления, — пробормотал Ник и кинулся к матери.

— Обычно ворота во дворце перекрыты. Не знаю, может быть, они открылись от взрыва, — сказала императрица, обнимая его. — Я испугалась, что ты снова пропал.

— Все в порядке, — ответил Ник и заметил, что от беспокойства на лбу матери проступили легкие морщинки. — Я случайно… Я… — Ник замялся; если рассказать, что он был на Высшем Совете, она расстроится еще больше. — Я был на Запретной Зоне. Купил хрустальный шар.

Неловко Ник подбросил шар; солнечные лучи не отражались, а тонули в матовой поверхности.

— Мы не сразу поняли, что ты исчез, — сказала императрица, лишь мельком глянув на хрустальный шар. — Известили твоего отца, он послал несколько отрядов боевых магов на твои поиски. Огненные всполохи больше не появлялись. Но, кроме них, тебе может угрожать еще очень много вещей, я места не могла себе найти от беспокойства. Посмотри, даже сад поник.

Ник оглянулся и удивился перемене, происшедшей в саду. Увяли розы на пышных кустах, пропали светящиеся растения, окаймлявшие дорожки, поникли каштановые деревья.

— Я не хотел так волновать вас, — пробормотал Ник. — Я буду осторожней. Обещаю. Где отец?

— Он еще не возвратился. Я сообщу ему, что ты вернулся. — Императрица взяла со столика одно из зеркал.

Несколько дней Нику не удавалось поговорить с отцом. Тот не появлялся даже во время ужина, хотя раньше они садились за стол всей семьей. Туан с неизменной печалью в голосе возвещал, что император занят важными делами, и беспокоить его в настоящий момент невозможно.

И наконец в последний день лета, когда Ник уже собирал вещи, отец зашел к нему в покои.

В зале горел камин, легкий запах смолы смешивался с ароматом цветущих роз, идущим из раскрытых окон. Ник задумчиво смотрел на пустой рюкзак, брошенный посреди зала, не зная, что в него положить. На базе охотников уже ждала готовая форма, учебники и тетради.

Отец взглянул на рюкзак и понимающе кивнул.

— Я попрошу Туана помочь тебе собраться. — Он присел на край стола. — Завтра ты покинешь дворец, чтобы продолжить учебу и тренировки. Учебные базы, и наши, и темных магов, всегда были безопасными. Да и за состязаниями между вашими командами всегда тщательно следят. Я могу быть спокоен за тебя.

— Ты никогда столько не говорил о безопасности, — удивился Ник, — почему сейчас так беспокоишься? Из-за того, что я случайно наткнулся на ворота и исчез из дворца?

— Нет. — Отец покачал головой. — Будет лучше, если ты узнаешь правду! Магические взрывы прогремели по всем Искривлениям. Правильней будет сказать, что это был один взрыв, который отразился всюду. Такие взрывы всегда оставляют следы, магия не исчезает бесследно. Только в этот раз все иначе.

— Следов не осталось, — пробормотал Ник.

— Остались очень странные следы. Среди магов Высшего Совета нет единого мнения. Опасаемся более страшного, но надеемся на лучшее.

— Я должен знать, чего бояться, — сказал Ник, так и не сознавшись, что тоже был на Высшем Совете.

— Бояться глупо, надо действовать, — ответил отец. — Опасность, какая бы она ни была, пока еще далеко от нас. Ты должен учиться и тренироваться. У вас на базе охотников хорошие наставники, им обоим можно доверять.

Ник кивнул, предстояли выматывающие тренировки, после которых не страшно уже ничего.

— Завтра тебя проводит Туан. Я хотел сам проводить тебя до башни охотников, но вынужден уехать. Не стану скрывать, это из-за магического взрыва. Чем быстрей мы разберемся с ним, тем лучше.

— Хорошо, — ответил Ник, вдруг почувствовав себя ужасно одиноким. Он должен понимать, что всполохи, взрывы или что там такое происходило, гораздо важнее его отъезда на базу охотников. И он это понимал, но только все равно надеялся, что отец сможет его проводить.

Филипп кивнул.

— Вижу, что ты настоящий принц, — сказал он. — Величие проявляется не в титуле. Благородные поступки сделают тебя по-настоящему сильным и великим. Ты можешь приказывать, и никто не осмелится нарушить твой приказ. Но приказы должны быть разумны, и, отдавая их, ты должен быть уверен, что поступаешь правильно.

— Хорошо, я пока не собираюсь никому приказывать, — смутился Ник.

— Еще придет время, — серьезно ответил отец. — Помни, быть принцем — это испытание, и ты не можешь его провалить!

До вечера Ник в полном одиночестве складывал вещи. В зале продолжал гореть камин, с наступлением сумерек стали слабо светиться стены. А Ник блуждал по своим покоям, заглядывая в разные комнаты, пытаясь разобраться, что же все-таки ему может понадобиться на базе. Он перекладывал с места на место камзолы, артефакты, книги и свитки.

Неожиданно дверь приоткрылась, и в зал вошел черный пес: мощные лапы, длинные клыки и чуть приплюснутая морда. Его бы сочли беспородным в мире людей. Трудно было поверить в его магическое происхождение.

— Илинт! — обрадовался Ник. Раньше пес почти не отходил от Ника, а теперь появлялся очень редко. Так же, как и орел, доставшийся Нику на Этапе Препятствий. Конечно, если их позвать, они услышат и примчатся в любое Искривление, где бы он ни находился. Но Ник спокойно жил во дворце, и у него не было причин звать их. Пес свободно блуждал, где ему хотелось, а орел парил где-то среди облаков.

Илинт приветливо завилял хвостом, и Ник отчетливо услышал его мысли: пес пришел лишь на время, а потом снова покинет Ника. Расположившись на ковре возле кресла, на котором валялся рюкзак, он периодически поворачивал голову и смотрел, как Ник ходит по комнатам.

Заполнив рюкзак наполовину, Ник вспомнил про хрустальный шар. Как-то все не было времени заглянуть в прошлое. Сейчас, когда ему так уютно в настоящем, в своем родном доме с семьей, на загадки прошлого нет времени. Подумав, Ник убрал шар в рюкзак, решив, что с ним разберется в башне.

Раздался вежливый стук в дверь.

— Ваше высочество принц Дариан. — Туан вошел, огляделся по сторонам и слегка нахмурился, заметив беспорядок. — Позвольте помочь вам упаковать вещи.

— Я уже все сложил.

— Как? Самостоятельно?! — вскричал Туан и с пренебрежением уставился на рюкзак. — Вот в это? И без магии!

— Да, в рюкзак, — смутился Ник и подумал, что воспользоваться магией было бы проще.

Туан решительно подошел к креслу и, взявши двумя пальцами за край рюкзака, заглянул внутрь. Запиханные внутрь вещи произвели на него сильное впечатление. Он схватился за голову:

— Где же ваши манеры? Позор! Это все ваше воспитание. Ваша так называемая приемная мать леди Дора…

— Просто приемная мать! Мама Альбина. Почему вы так плохо говорите о ней? — не выдержал Ник. В этот момент он не испытывал к Туану никакого уважения.

— Она участвовала в вашем похищении. Пусть даже и воспитывала вас потом и заботилась о вас, — сухо заметил Туан. — Пусть даже ее и простили. Лично я не готов простить такое.

Вопрос, интересовавший Ника раньше, вспыхнул в сознании с новой силой. И хотя сейчас он был не совсем уместен, Ник все же решился задать его.

— Мне надо кое-что узнать. Да, я должен это знать, — начал Ник. — Я бы спросил у родителей, но не хочу их расстраивать.

— Разумеется, я с радостью отвечу на все ваши вопросы, — тут же согласился Туан и пригладил идеально расчесанные волосы. Наставлять наследника он любил больше всего. — Это мой долг — давать вам мудрые советы.

— Почему все говорят, что похитителей было трое? — спросил Ник. — Был кто-то еще кроме мамы Альбины, в смысле леди Доры и Дементия?

Туан поморщился, словно от неприятного запаха, вопрос застал его врасплох. Он обошел вокруг кресла, чуть не наступив на лапу задремавшему Илинту. Ник не сводил с него глаз в ожидании ответа.

— Вот тут я вынужден промолчать. — Туан погладил подбородок ухоженными пальцами. — Обсуждать ваше похищение я считаю слишком вульгарным. К тому же это отвлекает от главного — от сборов. Позвольте спросить, что вы еще намерены положить в этот рюкзак?

Нику не понравилось, как быстро Туан сменил тему, ведь он наверняка знал все обстоятельства похищения. Хорошо, пусть скрывает и дальше. Все-таки хрустальный шар был отличной покупкой, совсем скоро тайна будет раскрыта.

— Ну, одежду и всякие мелочи, — помедлив, ответил Ник.

— Ужас! И это слова наследного принца! Вам следует брать пример с вашего дяди, — сказал Туан. Ник отшатнулся, вспомнив высокую сутулую фигуру и вечно несчастное выражение лица. — Я воспитывал его и вашего отца. Еще с юных лет принц Дементий отличался знанием дворцовых манер и этикета. Он безукоризненно владеет придворной магией.

— Э-э, ну здорово, — запинаясь, ответил Ник.

— Нет, я решительно против всего происходящего. Чтобы возместить ущерб, нанесенный вашему воспитанию, вас следует оставить во дворце на моем попечении. Я выращу из вас настоящего принца. Такого, как Дементий!

Вот тут Ник испугался по-настоящему.

— Но родители отпускают меня, они хотят, чтобы я учился со всеми! — Ник растерялся, подыскивая более весомый довод, чтобы убедить Туана. — Мой отец, император, приказал мне ехать и учиться, и тренироваться!

Ник глубоко вздохнул, когда заметил, как изменилось лицо Туана.

— Не думаю, что я смогу противиться приказам его величества, — нахмурился Туан. — Но поскольку я отвечаю за воспитание мальчиков в императорской семье, в мои обязанности входит проследить за вашими сборами. Не беспокойтесь, я уже все понял и все учел. Позвольте мне уйти.

Ник позволил. Не задумываясь, позволил. А на следующее утро, к огромной радости Ника, Туан не принес мятный отвар, да и вообще не появлялся.

Императрица сама отправилась провожать Ника. По традиции, ей можно было покидать дворец лишь в особых случаях. Поэтому они с Ником остановились на площадке, увитой цветами, где всего несколько дней назад императрица ждала его возвращения.

— Сынок, учись так, чтобы мы с отцом могли гордиться тобой, — сказала мать.

— Я постараюсь, — пообещал Ник. — Можно, Илинт пока останется дома? Кажется, ему тут уютней. Если он мне понадобится, я позову, и он прибежит на мой зов.

— Конечно, дорогой. Мне так не хочется отпускать тебя!

Двери распахнулись, и к ним вышел Туан, как обычно идеально одетый, идеально причесанный и невыносимо серьезный. На шее блестел медальон с выгравированными лилией и омелой. Перед ним по воздуху плыл большой кожаный саквояж. На солнце гордо поблескивали золотые пряжки с императорскими гербами.

— Разрешите приветствовать вас, ваше величество, и вас, ваше высочество. — Туан склонился в поклоне. — Мое опоздание оправдывает лишь то, что я был занят своими прямыми обязанностями. А именно я готовил вещи принца Дариана.

Ник уставился на саквояж.

— Извольте захватить это с собой, — добавил Туан. — Все же я отвечаю за вас и за ваш внешний вид. Сильно сомневаюсь, что вы взяли с собой все положенные вам регалии. Не сомневайтесь, я собрал все необходимое для вас.

— Хорошо, спасибо, — пробормотал Ник, решив, что не станет даже раскрывать этот саквояж.

Мать посмотрела на Ника, в ее глазах появились слезы.

— Будь осторожен, — сказала она. — А по воскресеньям мы будем ждать тебя дома.

— Конечно, — ответил Ник. — Я еще часто буду болтать с тобой и с папой через зеркало.

Мать аккуратно промокнула платком слезу, поцеловала Ника в щеку и скрылась во дворце. Ник посмотрел, как двери закрылись за ней.

Туан тихонько кашлянул.

— Ваше высочество, позвольте внести правку в вашу речь?! Вы будете не болтать, а общаться со своими благородными родителями. — Туан достал из кармана маленькое красное зеркальце. — Правильно этот предмет называется ЗОС, зеркало, отражающее собеседника. Кстати, вы чуть не забыли его в своей комнате.

— Спасибо. — Ник запихал ЗОС в карман и накинул рюкзак на плечи.

— Ваше высочество, это ужасно! Немедленно снимите! — вскричал Туан.

Недоумевая, Ник скинул рюкзак на пол.

— Так-то лучше. Извольте следовать за мной, — вздохнул Туан. Рюкзак взлетел и завис рядом с саквояжем. Туан направился вниз по лестнице, рюкзак и саквояж послушно плыли по воздуху следом за ним.

В саду было тихо. Дорожки, посыпанные мелким песком, в свете солнца казались красными. Среди нереально высоких пальм, обрамляющих аллею, порхали разноцветные мотыльки.

— Настало время для еще одного важного наставления, — сказал Туан и недовольно отогнал мотылька, пытавшегося сесть ему на нос. — Мне известно, что вместе с вами в команде охотников тренируются двое, как бы это сказать, ваших приятелей.

— Друзей! Темка и Жорик! — кивнул Ник.

— Значит, за лето, проведенное во дворце, вы про них не забыли! Вы общались с ними?

— Почти нет, несколько раз пробовал связаться, — ответил Ник. — Жорик даже не отвечает, а Темка постоянно бурчит, что занят. Может, они теперь не хотят со мной общаться. Ну, из-за того, что я принц.

— Это было бы весьма разумно с их стороны, — одобрительно заметил Туан.

— Что? — Ник не поверил собственным ушам.

Туан остановился возле поляны, вокруг росли кусты алых роз, а в центре возвышалась каменная арка.

— Вот ворота, ведущие на вашу базу, — сказал он. — Прежде чем вы пройдете через них, дослушайте меня до конца. Мне известно, что Артем Остин происходит из семьи оборотней. Оборотней, вдумайтесь, ваше высочество. Одно это слово должно внушать ужас. Странно, что он вообще попал в команду к светлым магам.

— Он и сам удивлялся.

— С Егором Малышкиным чуть лучше, он единственный маг в семье, и даже седьмой сын, но принцу он не ровня, — продолжил Туан с выражением глубокой озабоченности на лице. — Ваше общение с ними крайне нежелательно. Я настоятельно рекомендую, чтобы вы завели себе новых друзей. Настоящий принц должен общаться с надежными людьми.

Покидать дворец не хотелось, но слушать наставления надоело. Ник точно знал, без кого не будет скучать во время учебы. Он подхватил рюкзак с саквояжем и прошел через арку.

 

Глава 6

БАЗА ОХОТНИКОВ

Ник оказался на базе охотников. Пройдя через ворота, он попал в Холл. Слабо светились потолок и пол, выложенные серым мрамором. Тут не было окон, лишь двери, множество дверей, за которыми находились ворота, ведущие в разные Искривления пространства. Войти в башню и выйти из нее можно было только через этот Холл, располагавшийся на сто пятьдесят третьем этаже башни Отражений.

Не успел Ник опомниться, как навстречу выскочили Темка с Жориком.

— Ну наконец-то, — завопил Темка. — Мы уже того, заждались тебя тут! Жорик, докажи.

— Ну, предупредить надо! — смутился Жорик и втянул голову в плечи.

Жорик Малышкин еще больше вырос за лето и нарастил мускул. Мелкий и худой Темка, казалось, совсем не изменился, растрепанные русые волосы, ухмылка. Только в блеклых глазах появились красные прожилки, впрочем, для оборотня это нормально.

— Привет. — Ник бросил на пол рюкзак с саквояжем и пожал руки друзьям. — О чем предупредить? Где вы все лето пропадали? Почему не разговаривали со мной?

Казалось невероятным, что он наконец увидел своих друзей и может с ними говорить. Только почему-то казалось, что их разделяет какая-то невидимая черта. Что-то изменилось, но Ник не мог понять что. Ответ Жорика еще больше насторожил.

— Я э-э-э, занят был, — смутился Жорик и уставился в пол.

— Какая разница, где были, чего делали? — тут же влез Темка, пихнув Жорика кулаком. — Ты главное, чего, не слышал? Мы тут предупредить тебя должны. Вся наша команда уже на базе. В три часа у нас будет торжественное построение. Ну, там вроде бы наставники выйдут, чего-нибудь умного наговорят о том, как учиться будем.

— Ну да, — кивнул Ник. — И о чем предупредить?

— Ты пока наверх не поднимайся. Посиди где-нибудь тут, ну, может, в столовой или в библиотеке. А как построение начнется, наверх иди. А раньше и не суйся даже.

У Ника голова пошла кругом: еще минуту назад он был в пышном дворце, а теперь оказался на учебной базе охотников. За лето он успел подзабыть правила и порядки команды, но не сомневался, что сейчас происходит нечто необычное.

— Почему?

Тут одна из дверей, ведущая в другое Искривление, открылась, и в Холл вошел Яша Сидоров. За его спиной виднелся оранжевый рюкзак, а в руках кулек с мятными леденцами.

— Ты чего опаздываешь? — крикнул Темка. — Все уже давно приехали и наверху собрались.

Яша заметил Ника и оттолкнул Темку в сторону.

— Ваше высочество, рад приветствовать вас, — просиял Яша и проглотил леденец.

— Э-э, привет! — смутился Ник. Тут, на базе, титул принца звучал как-то нелепо.

Яша замер на месте, не сводя с Ника восхищенных глаз. Даже его вечно оттопыренные уши слегка повернулись к Нику.

— Ты, Яша, шлепай наверх, — буркнул Темка. — Видишь, мы тут с принцем дела государственные решаем.

Оборачиваясь на каждом шагу, Яша направился к выходу из Холла, прошел через охранные колонны и скрылся.

— Ну, все, — расстроился Темка. — Он капитану заложит, что ты тут. С девчонками еще можно бы договориться. А этот ведь с капитаном нашим дружит.

— Да что случилось-то? — не выдержал Ник.

— Касьян, капитан наш, совсем с ума сошел. Не то чтобы он раньше шибко умным был, но теперь так вообще. — Темка принялся обстоятельно излагать свои мысли: — Ну, ты же у нас принцем неожиданно оказался, так Касьян и обрадовался больше чем надо. Он там сюрприз в твою честь приготовил.

— Угу, Касьян всю команду построил, — кивнул Жорик.

— Это не так страшно! — вздохнул Ник. Теперь, когда друзья общались с ним, как и прежде, невидимая линия, разделявшая их, стала исчезать. — Я думал…

Договорить Ник не успел: в Холл влетел Игнат, лучший друг капитана команды. Его собранные в хвостик темные волосы растрепались, несколько прядей упало на глаза.

— Яша сказал… Ник? Это… не… ты же принц? Ты… вы уже тут? — спросил он и уставился на Ника.

— Нету его, — влез Темка.

— Принц Дариан, капитану команды стало известно, что ты… вы уже тут, — поправился Игнат. — Он приказал встретить вас и проводить на верхний этаж. Ну, туда, где наши комнаты и зал с теликом.

Темка подхватил Жорика и, хихикая, поскакал наверх по лестнице.

Игнат поднял саквояж с рюкзаком.

— Я сам понесу, — возмутился Ник.

— Мне капитан приказал, — ответил Игнат. — И чего ты туда напихал? Тяжело! Ой! Простите, принц. Всего-то три этажа, я дотащу.

Ник выхватил у него рюкзак и поспешил наверх, опасаясь, что сюрприз, уготованный капитаном, будет совсем не приятным. Наверное, друзья не зря пытались его предупредить, но отступать было уже поздно. Возвращение на базу он представлял себе совершенно иначе.

Ник догнал Темку и Жорика уже на лестничной площадке жилого этажа. Впереди виднелся вход в зал, свет был приглушен, лишь по охранным колоннам, возвышавшимся по обе стороны от входа, пробегали синие искры.

— Сейчас начнется. Ну, держись! — ухмыльнулся Темка. — Иди, ждут-то они тебя.

Едва Ник успел пройти между охранными колоннами, как был ослеплен ярким светом. Что-то похожее на гигантского огненного дракона взлетело вверх и под самым потолком рассыпалось на сотни мерцающих огней. Огни закружили по залу.

— От всей своей широкой души рад приветствовать вас, ваше высочество принц Дариан, в стенах этой учебно-спортивной башни, именуемой базой охотников, а еще именуемой башней Отражений, — раздался торжественный голос Касьяна. — Я взял на себя смелость устроить в вашу честь небольшой салют.

Кружащиеся искры потихоньку стали гаснуть, и Ник, наконец, сумел разглядеть зал. В этом зале они так часто собирались всей командой в прошлом году — уютный, с серыми светящимися стенами, с зеркалами-двойниками, с телевизором, диваном и креслами. В дальнем конце зала виднелись два коридора: один вел к комнатам девочек, другой — к комнатам мальчиков. Посереди возвышался фонтанчик с разнообразными напитками. Сейчас тут, словно перед состязаниями, выстроилась вся команда. Необычайно счастливый капитан Касьян сделал шаг вперед. В его кучерявых волосах пылали две искры, которые быстро погасли.

— Наша команда теперь не просто команда, мы хотим взять статус официальной императорской команды, — вдохновенно продолжил Касьян и по привычке взмахнул правой рукой, на которой красовалась красная капитанская повязка. — Мы будем требовать, чтобы в зале Славы повесили портрет принца Дариана. Чтобы вместо кресла в этом зале установили трон для принца. Чтобы в столовой для него были отдельный стол и отдельное меню.

Ник нерешительно прошел по залу и замер возле висящего на стене зеркала-двойника. Теперь казалось, что команда выстроилась напротив него. На какой-то миг ему показалось, что все это подстроил Туан; если бы Ник не был уверен, что это невозможно, то именно так бы и решил. Такая помпезная встреча была непривычной и неприятной. Команда стала казаться чужой.

— И еще выделить Нику, в смысле нашему высочеству, золотой унитаз, — с самым серьезным лицом кивнул Темка. — А то несолидно как-то получается.

— Я не подумал об этом, — смутился Касьян.

— Во-во, и про зубочистки с гербом не забудь, — вдохновился Темка и ткнул пальцем в охранные колонны. В зал ввалился Игнат и плюхнул на пол саквояж с блестящими пряжками. — Вон, видишь, у Ника все в гербах.

Майя и Ольда тихонько захихикали. Яша Смирнов украдкой косился на Ника, делая вид, что на самом деле изучает куст с ярко-красными ягодами, отражавшийся в зеркале-двойнике. Ник только собирался открыть рот, чтобы отказаться от всех почестей, как раздался удар гонга.

— Время — ровно пятнадцать часов, ровно ноль минут! — возвестил Касьян. — Я должен совершить миссию, возложенную на меня наставниками. Все за мной. Вас, ваше высочество, я тоже попрошу пройти.

Касьян впереди команды вышел на лестничную площадку. Ник окинул взглядом опустевший зал и наконец перевел дух.

— Где он всего этого нахватался?

— На совете капитанов, — ответил Темка. — У Наргиса на базе всякие прибамбасы есть, вот Касьян и того, обзавидовался. Решил, что наш принц не хуже ихнего. Держись, он еще гимн в твою честь сочинить хочет.

— Может, скажешь наконец, что случилось? Почему вы с Жориком не общались со мной? — Ник посмотрел Темке прямо в глаза и с удивлением заметил, что тот смутился.

— Ну, были причины, — пробормотал Темка.

— Ваше высочество, поторопитесь, — послышался голос Касьяна.

Ник понял, что сейчас бесполезно задавать вопросы, но потом он обязательно узнает, что же произошло.

Ник с Темкой выскочили на лестничную площадку. Вся команда собралась у стальной двери. Ник готов был поклясться, что ни в прошлом году, ни минуту назад ее тут не было. Впрочем, на лицах ребят тоже читалось удивление. Касьян слегка неуверенно трижды постучал, и дверь распахнулась. Впереди виднелась винтовая лестница, ведущая наверх. Глазами Касьян нашел Ника среди остальных ребят и слегка поклонился.

— Простите, ваше высочество, но долг велит мне идти первым.

Ник чуть было не отскочил в сторону и, буркнув что-то неразборчивое, намеренно стал держаться позади остальных. Неужели тут, на базе, с ним не будут нормально общаться! Хотя нет, к Темке это не относилось.

— Куда же они нас? — пожал плечами Темка. — Мы же и так, того, на самом верху, на сто пятьдесят шестом этаже. Выше только небо.

Поднимались недолго. Совсем скоро Касьян остановился и открыл еще одну дверь. Открыл и с трудом удержал — сильный порыв ветра пытался вырвать ее.

— Все за мной! — пытаясь перекричать ветер, крикнул Касьян и шагнул вперед.

Они оказались на крыше — круглой каменной площадке, затерявшейся высоко в небе.

Облака, всюду облака. Где-то далеко внизу видны очертания леса, темно-синее море и несколько деревень. Подойти к краю, чтобы разглядеть расположенный у подножия башни город, не рискнул никто. Сгибаясь под порывами ветра, все сбились в кучку у самой двери.

В центре, возле флагштока, стояла Константина — старший наставник команды. Ветер, бушевавший на крыше, почему-то не смог разметать ее короткие черные волосы, зачесанные назад, да и серую спортивную форму наставника он будто облетал стороной. Она оставалась аккуратно отглаженной, а не трепыхалась, как у всех остальных. Лицо Константины было не худым, а словно заостренным, сказывались долгие годы тренировок.

— Внимание! — сказала она, и в тот же миг ветер утих. — Я рада видеть команду охотников. Стройтесь!

Ребята послушно встали в шеренгу, Касьян подсуетился, чтобы оказаться во главе.

— Первое построение решено провести здесь. С этого года возрождена традиция начинать учебу с поднятия флага, — сказала Константина, разглядывая ребят. Казалось, что за лето ее черные глаза стали еще более пронзительными, а голос — еще более резким. — Флаг команды будет развеваться весь год в память о тех тревожных временах, когда маги не могли существовать спокойно. В случае опасности здесь зажигали сигнальный костер.

Константина кивнула в сторону черного пятна копоти у самого края площадки.

Сейчас, когда вместо порывов ветра волосы шевелил легкий ветерок, светило солнце, а где-то далеко внизу колосились поля, и текла речка, в опасность совсем не верилось. Пятно копоти выглядело ужасно древним, казалось, что с тех пор, как погас последний костер, прошли тысячелетия.

— Помните, что ваша задача — учиться и тренироваться, чтобы потом вы смогли противостоять темным магам. Отрядам разрушителей, которые стремятся разрушить покой и устраивают аварии. Отрядам хворов, которые напускают болезни. Но больше всего проблем вам доставят стражи. Отряды стражей специально созданы для того, чтобы наполнять мир мраком. Они лгут, строят ловушки, выпускают злобных тварей из опасных Искривлений. — Константина на миг умолкла. — Но это все в будущем, а пока вы будете встречаться с другими командами магов только на состязаниях, и они вам не враги, а соперники. Помните об этом!

В этот момент на башню налетел новый порыв ветра, и дверь с грохотом распахнулась. Закутанная в дорожную мантию, на крышу вышла Кристина. Откинув со лба золотистые локоны, она медленно подошла к центру площадки.

— В нашей команде новенькая, Кристина Кристалинская, — сказала Константина. — Теперь Кристина будет тренироваться и учиться вместе с вами, и, конечно, на состязаниях она станет выступать за нашу команду. С охранными колоннами не было проблем, приглашение, подписанное мной, сработало?

— Все отлично, — ответила Кристина и протянула листок бумаги.

— Можешь встать в строй.

Кристина подошла и встала в строй, при этом слегка подтолкнув плечом Майю.

— Теперь у нас пять девчонок, — пробормотал Темка. — Многовато как-то!

Старший наставник Константина подошла ближе и внимательно посмотрела на Темку.

— Учебный год начнется, как только мы поднимем флаг, — сказала она. — И сразу в силу вступят правила. Артем, какое самое главное из них?

— Дисциплина! — ответил Темка и просиял — это он все-таки запомнил.

— Помни об этом. В прошлом году у тебя было больше всех проблем с дисциплиной. В этом году ты должен исправить ситуацию. Вы все должны будете постараться в этом году и доказать, что вы лучшая команда. — Константина пошла вдоль шеренги. — Зарядка, учеба, тренировки и состязания. Вы должны знать и уметь больше, чем ваши соперники, лишь тогда возможна победа.

— Мы постараемся! — гаркнул Касьян.

Темка вытащил из кармана ЗОС и, пока Константина отвернулась, попытался послать в Касьяна солнечного зайчика.

— Знаю, что постараетесь, — согласилась Константина. — В этом году все будет серьезней, чем в прошлом. Утром вы будете учиться, а вечером тренироваться, чтобы закрепить навыки. И вы должны знать, что первое время у вас не будет зарядки. Вы могли многое забыть за лето, а несчастные случаи мне не нужны.

Ник с Темкой переглянулись. Раньше зарядка у них была самой обычной, ну разве что вставать так рано было тяжело.

— Состязания с другими командами будут проходить по субботам и начнутся уже в сентябре. Две светлые команды, лекари и хранители, даже хотели в этом году отказаться от единственного выходного, чтобы побольше тренироваться. Что происходит в темных командах, мне неизвестно, но вы помните, что вашими основными соперниками всегда были стражи. Вы должны приложить все силы, чтобы тренироваться и победить.

Константина умолкла и прошлась вдоль шеренги ребят. Она не повышала голос и не угрожала, но у каждого появилось такое ощущение, что он сделает абсолютно все для победы.

— По воскресеньям у вас будет выходной день. Но первые два месяца вы не сможете покидать базу. Я хочу, чтобы вы держались единой командой и лучше втянулись в спортивный темп. Походы домой будут вас слишком расслаблять. Раньше ноября домой вы не попадете. Вопросы есть?

Касьян сделал шаг вперед и опустил голову. Солнечный зайчик, посланный Темкой, скакал по его лицу.

— Пока еще не поздно, я хочу сказать нечто важное. — В голосе Касьяна звучали слезы.

— Сейчас точно свои идеи про учебники с гербами выдвинет, — зашептал Темка, запихнув ЗОС в карман. — А может, попросит для тебя отдельную башню построить.

Ник с опаской ожидал продолжения. Идеи Касьяна просто пугали.

Касьян еще помедлил пару секунд и выдал:

— Я хочу сказать, что не могу больше быть капитаном, когда в нашей команде тренируется сам принц. Пусть принц Дариан будет капитаном. Я добровольно снимаю с себя эту радостную ношу.

— Ты еще с себя что-нибудь сними, — подсказал Темка.

— Но я… — начал было Ник, но договорить ему не дали.

— В нашей команде числится охотник Ник Калинин, — сурово сказала Константина. — Под этим именем он прошел Этап Препятствий и тем самым заключил магический договор. Под этим именем он получил титул сумеречного охотника, и это особая гордость для нашей команды. Вне тренировок и состязаний мы все обязаны преклоняться перед принцем Дарианом, но здесь совсем другие правила.

— Ура! — крикнул Ник, уже начавший было думать о возвращении во дворец.

— Касьян, ты неплохо справляешься со своими обязанностями. Если команда захочет тебя переизбрать, то я разрешу, а пока не вижу никакого смысла, — сказала Константина.

Касьян вернулся в строй, с трудом сдерживая довольную улыбку, и незаметно погладил ладонью капитанскую повязку, так и оставшуюся на его руке.

— Настало время поднять флаг!

Константина дотронулась до флагштока, и флаг взлетел вверх. На фоне голубого неба серебряный дракон — символ команды — казался живым, он будто бы готов был спрыгнуть на крышу башни.

А высоко в небе показались две точки. Медленно они стали приближаться. Через мгновение уже можно было разглядеть двух птиц: черную и белую, с длинными шеями и острыми клювами. С режущим уши криком они пролетели над башней. Крыло черной птицы задело шпиль башни, и от столкновения посыпались искры.

— Асадские птицы. Три года их не было видно, самое время появиться, — Константина проследила за полетом и снова повернулась к команде. — Кстати, ваши животные, доставшиеся вам на Этапе Препятствий, редко будут навещать вас в этом году. На этом все. Можете идти. Касьян, задержись, как капитан, ты должен получить от меня инструкции. Кристина, подойди к наставнику Оксу, он впишет твое имя, чтобы охранные колоны распознавали тебя и без приглашения.

По винтовой лестнице они спустились обратно в зал.

— Ой как жаль, теперь понятно, почему Лапочка не захотел сюда ехать, — вздохнула Майя.

— И у меня змеюка дома осталась, — возмутился Темка. — Вон и Жорик свою пчелу не приволок.

Ник посмотрел на пустой коврик возле телевизора. Значит, так и должно быть, что Илинт, преданно ожидавший его в прошлом году, теперь будет носиться где-то по своим делам.

— Только зря его тащил, — сказал Игнат, замерев возле брошенного саквояжа. — Ведь с тобой же можно по-нормальному общаться? Без всяких там реверансов?

— Конечно, по-нормальному, — согласился Ник.

— Ну и проехали! — Игнат хотел сказать что-то еще, но махнул рукой и плюхнулся на диван. — А то надоело тебя высочеством звать.

Лишь теперь у Ника наконец появилось ощущение, что он вернулся в свою команду, а не попал на какую-то бесполезную пышную церемонию.

У коридора, ведущего к комнатам девочек, Ольда остановилась и лениво сказала:

— Майя, давай Кристина будет жить в нашей комнате. Мы с ней уже давно дружим. Нехорошо будет, если я предложу ей поселиться с Нелли и Таисьей. — Ольда кивнула в сторону коридора, где только что скрылись две девочки.

— Конечно, пусть идет к нам. Это будет так здорово! Мы теперь будем дружить втроем, — радостно залепетала Майя.

— Ну и отлично, — зевая, согласилась Ольда. — Кристина где-то там задержалась, потом пусть селится к нам.

Ник подхватил рюкзак с саквояжем и направился к арке справа от телевизора. За ней начинался коридор, ведущий к комнатам мальчиков. В этой комнате он жил с друзьями в прошлом году, теперь же, после личных покоев во дворце, она казалась очень маленькой. Но именно тут он мог почувствовать себя самостоятельным, понимая, что не появится Туан с излишней заботой, и не нужно будет соблюдать надоевший этикет.

По комнате скользила большая серая губка, она смела пыль со шкафа и устремилась к тумбочкам. Вместе с пылью исчезли еще расческа, согнутая скрепка и календарик. Ник отмахнулся от губки, пытавшейся стянуть из его кармана платок, и принялся разбирать вещи. Саквояж он сразу запихал под кровать, а потом достал из рюкзака хрустальный шар и положил его на тумбочку. Подумал и нерешительно поднес руку.

— Вчерашний вечер, — сказал Ник.

В шаре заклубился туман и тут же рассеялся. Ник увидел себя в зале, возле на диване развалился Игнат. За спинами шептались Майя и Ольда, а у охранных колон появилась Кристина.

— Это было десять минут назад. А я хочу то, что было вчера вечером.

Но изображение в шаре не изменилось. Майя и Ольда приглашали Кристину к себе в комнату, а Темка с Игнатом уставились в телевизор.

— Хватит! — сказал Ник.

Шар вновь наполнился туманом. Ник запихал его в тумбочку вместе с остальными вещами, решив, что разберется потом.

— Ник! Ник, — раздался истошный вопль Темки. — Иди сюда.

Ник выскочил в зал.

— Артем, так орать неприлично, особенно когда в нашей команде учится принц, — нравоучительно произнес Касьян. — Я попросил всех собраться, чтобы сделать важное заявление.

На замечание капитана никто не обратил внимания. Из другого коридора появились девочки. Кристина держала в руках золотистую сумочку, очевидно, она тоже раскладывала вещи.

— Наш старший наставник Константина сообщила мне много ценной информации. Всего я вам не скажу, это положено знать только мне. Но вот про стенгазету вы должны быть в курсе. — Голос Касьяна зазвенел от восторга. — Мы сами будем выпускать стенгазету. В ней будет отражено все самое важное, что происходит в нашей команде, а висеть она будет на учебном этаже, рядом с расписанием уроков.

— Ну, вообще… — хмыкнул Темка.

— Даже ты это понял, — не уловив сарказма, продолжил Касьян. — Честь вести газету я предоставляю моим друзьям Яше и Игнату. Я уже сказал, что для создания газеты нам разрешено пользоваться магией? События и поступки будут моментально отражаться там.

По вытянувшемуся лицу Темки стало понятно, как он относится к моментальному отражению своих поступков.

— Хуже, чем детектор лжи! — пробормотал он.

 

Глава 7

КЛАССИЧЕСКАЯ МАГИЯ

Утром команда охотников, зевая и растирая глаза, отправилась в столовую. Все уже переоделись в форму Для учебы. Солнце, пробиваясь в окна, отражалось от гладкой материи, и форма выглядела не серой, а искрящейся.

За стойкой возвышалась тетя Степанида, на ее мощной фигуре было серое платье с красными бантиками, на голове красовался огромный серый колпак с вышитым драконом. Она радостно вздохнула, отчего стали раскачиваться висевшие на крючках поварешки.

— Проходите, проходите, славненькие мои, всех рада видеть. Вот жалость-то, вчера меня на базе не было, но я вам ужин-то оставляла. Небось уже остывшее ели, — пробасила тетя Степанида и заметила в толпе ребят Ника. — Ой, ваше высочество. Вот я в честь тебя и колпак официальный надела. Антип, чего стоишь, поклонись принцу как положено.

Тут же раздался грохот кастрюль, на пол посыпалась крупа, звякнул поднос с ложками, и откуда-то из глубины кухни выскочил аковец Антип, невысокий носатый человечек.

— Безгранично рад приветствовать ваше высочество, — просипел Антип и склонился в поклоне. Нос его тукнулся об пол.

— Ник! Пожалуйста, зовите меня Ником, как и раньше. Не надо никаких поклонов.

— Завсегда пожалуйста, — тут же отозвался Антип и потер ушибленный нос. — Чего сразу сказать не мог? А мне теперь вон оно убирать-то скоко!

Отстранив девочек, Касьян вышел вперед, похлопал Ника по плечу и торжественно провозгласил:

— Пока принц у нас в команде, мы вольны обращаться к нему по имени Ник и не выказывать никаких особых почестей. В нашей команде все просто друзья и все общаются просто так. Вот я, например, всего-навсего капитан, но и со мной тоже можно очень просто общаться.

— Касьянушка, хватит речи читать, кашка стынет, — сказала тетя Степанида. — Ну-ка быстренько все кашку кушать.

Ник с друзьями сели за отдельный столик и тихонько продолжили свой вчерашний разговор. Перед сном Ник еще раз попытался расспросить друзей, почему же все-таки они не отвечали ему летом. Темка заявил, что ничего не скажет, и вообще, Жорик тоже пусть молчит. Тогда Ник рассказал все, что удалось узнать на Высшем Совете. Темка намекнул, что ему тоже кое-что известно, и тут же заснул.

— Магический взрыв, значит, так это по-умному называется, — нахмурился Темка. — То-то наши забеспокоились.

— Оборотни?

— Ну да, мы ведь того, чуем, когда что-то не так, — заверил Темка. — Только не всегда. А на этот раз наши старейшины встревожены.

— Темка, ты что-нибудь узнал? — спросил Ник.

— Да не особо-то они мне рассказали, — пожаловался Темка. — Но отец говорит, что пока вроде как все нормально. Ну, пока мерцающая сфера не появилась, бояться нечего. Вроде бы как магическая энергия, освободившаяся от взрыва, должна закрутиться в сферу. Еще бы сказал, что это такое, а то появится, а я не узнаю ее.

— Где она появится? — спросил Жорик.

— А я откуда знаю? Тебе же говорят, я и знать не знаю, что за сфера это такая.

— И что? — пожал плечами Жорик. — Она опасная? Она всех убивает?

— Опять ты за свое: что, зачем, почему! Когда появится, тогда и разберемся! — возмутился Темка. — Тут же это, жареным пахнет, вот чего!

Жорик потянул носом и довольно кивнул: запах тостов витал в воздухе. Девочки, впятером усевшиеся за один столик, захихикали и принялись шушукаться.

— Эй, вы чего нас подслушиваете? — возмутился Темка.

— Вот еще! — Кристина обернулась к Нику. — У нас свои разговоры.

— Больно надо! — согласилась с ней Майя, и все снова захихикали.

Не успел Темка ответить, как в столовую через закрытую дверь просочилась мерцающая искра. Точь-в-точь такая же, как Ник видел во дворце. Она описала в воздухе дугу и, замерев над головой Касьяна, исчезла.

— Нам всей командой надо явиться в зал с наградами, — пробормотал Касьян. — Сразу после завтрака.

Все в изумлении уставились на капитана. Такого на базе раньше не было. Майя что-то быстро зашептала девочкам.

Касьян немного подождал и, не выдержав, добавил:

— Да-да, я удостоился чести получать от наставников сообщения-искры! Вот такое у нас новое правило, специально для капитанов.

Темка почесал макушку, залез в карман к Нику, вытащил аккуратно написанное расписание и завопил:

— У нас же по расписанию Интернет должен быть магический! Ну да, так и написано — «Магик-Инет». Вроде как в библиотеку надо. Там же компы стоят. Зачем нам в зал идти? Касьян, проверь свою искру!

— Если сказали, надо в зал, значит, в зал, — нахмурился Касьян и направился к выходу.

— Надо так надо, не надо так не надо, — Темка возмущался всю дорогу до зала.

В зале не было окон, яркий свет хрустальной люстры бил по глазам. В центре возвышалась мраморная фигура охотника, стреляющего из лука, на его левой руке не хватало мизинца. Повсюду были выставлены награды, полученные за тысячи лет юными охотниками. Здесь же стояли кубки, розетки и медали, которыми были награждены животные.

Команда застыла посреди зала. Возле стенда с наградами дремали сиамские кошки, принадлежавшие Нелли и Таисье; они не обратили внимания на появление ребят.

— Уточняю, нам надо вот сюда, — вдруг сказал Касьян и указал на одну из дверей. — Все-таки разбирать сообщения-искры нелегко даже для капитана. Лекцию читать будет наставник Окс.

— Ну, сейчас начнется, — пробурчал Темка.

Ребята следом за Касьяном вошли в небольшой зал. Наставник Окс уже был там, он шагал вдоль огромного, во всю стену, окна, серый плащ красивыми волнами струился по его спине. Наставник Окс, как всегда, был безупречно одет, подтянут и, казалось, готов в любую минуту сразиться с темными магами.

Окс резко повернулся, взглянул на вошедших ребят, задрал кверху квадратный подбородок:

— Следует сесть.

Ребята расселись в креслах напротив окна, за которым плыли облака. Нику показалось, что все это похоже на кинотеатр, только вместо экрана окно, а вместо актеров вышагивает Окс.

— Магический Интернет будем учить? — спросил Темка.

— Дабы пресечь все возможные высказывания, способные помешать занятию, я поясню. Согласно расписанию в настоящий момент вы должны были бы изучать магик-Инет. Но возникли чрезвычайные обстоятельства. Преподаватель, специально назначенный на эту должность, неожиданно исчез, а новый преподаватель Анжелика Мефодьевна не смогла прибыть на базу вовремя. — Окс презрительно хмыкнул. Уж кто-кто, а он никогда не позволял себе опаздывать, даже по уважительной причине. — Ввиду вышеуказанных обстоятельств в расписание внесены изменения. В настоящее время я проведу у вас другой урок. Мы начнем изучать «Основы магических приемов».

— Как это — препод исчез? — зашептал Темка прямо в ухо Нику. — Чего он хитрит?

— Не знаю, — удивился Ник. Такие новости всегда молниеносно разлетаются по магическому миру, но последнее время никто не слышал ни о чем подобном. Разве что преподаватель сам отказался ехать к ним на базу.

Окс скрестил руки на груди, оглядел ребят и решил, что может спокойно продолжать урок.

— Полагаю, для начала вам следует знать следующее. Существуют совершенно особые магические предметы, способные усиливать действия заклятия. А некоторые из подобных магических предметов способны даже заменить само заклятие. Например, кулон баронессы Кристалинской.

Кристина небрежно подхватила рукой цепочку с кулоном и подняла вверх. На ее ладони что-то блеснуло. Окс подошел ближе, и ребята повскакивали со своих мест, чтобы лучше разглядеть кулон.

— А может, это какие-то интриги темных, ну, с нашим преподом. — Темка дернул Ника за рукав. Кулон Кристины, на который уставилась вся команда, его совершенно не интересовал.

— Зачем им это надо? — шепотом ответил Ник.

— Как зачем, снова нам гадости делают!

Тем временем Окс назидательно зацокал языком и приказал всем сесть на места. Темка вынужден был замолчать.

— Кристина, тебе не следует более носить данный магический артефакт на базе и не следует надевать его на состязания, — отчеканил Окс. — Никаких возражений не принимается. Данный предмет обладает слишком большой силой.

— Хорошо. — Кристина послушно сняла цепочку с шеи и убрала в карман.

— Настоящий маг никогда не возьмет с собой простых безделушек. Любое украшение является магическим предметом. Магические предметы для удобства имеют собственную классификацию, а именно поделены на категории. На каждой официальной встрече магов разрешены магические предметы определенной категории. Вопросы имеются?

— А почему ее можно звать баронессой, а Ника принцем нельзя? — спросил Темка. — Вроде как несправедливо.

— Артем Остин получает первое предупреждение, — ответил Окс. — Вопросы следует задавать по сути дела.

— А я еще про новую преподшу хотел спросить, — не унимался Темка.

— Только по сути дела! — рявкнул Окс.

Вопросов по сути дела не оказалось.

— Полагаю, настала пора изучить классификацию магических предметов, — сказал Окс и до конца урока объяснял про различные категории магических предметов и степени их опасности. Он бродил вдоль огромного окна, периодически вздергивая кверху квадратный подбородок, и без устали рассказывал об опасных магических украшениях. Вся команда старательно записывала его слова, даже Темка перестал отвлекаться.

— Неужели обязательно в первый день столько всего учить? — возмутился Темка. — Дальше-то, надеюсь, полегче будет.

— Неужели для вас это сложно! — Проходившая мимо Кристина небрежно задела Ника локтем. — Не рассчитывайте, дальше пойдет еще сложней!

— Откуда она вообще взялась? Все знает, во все суется, — возмутился Темка.

— Не знаю, — пожал плечами Ник и заглянул в расписание. — Пошли вниз, сейчас урок у Деймоса.

Стоило лишь спуститься на учебный этаж, как в коридоре они столкнулись с Индрой.

— Проходите в мою аудиторию, — сказала она; свет, идущий от стен, хорошо освещал уродливое красное пятно на ее щеке. — У нас сегодня очень необычное занятие.

— По расписанию должен быть урок у Деймоса Савельевича, — сказал Касьян.

— Расписание изменилось, — ответила Индра и поправила цепочки, болтавшиеся на шее. — Заходите, уверена, вы испытаете настоящий шок, когда увидите, что я приготовила.

И она оказалась права, шок испытали все, только совсем по другой причине.

Стены, как и в прошлом году, покрывали светящиеся граффити, но теперь вместо зверюшек там были надписи на древних языках, иероглифы и руны. На столиках, каждый из которых рассчитан на одного человека, появились чернильницы и перья.

— Кое-какие записи лучше делать пером и чернилами. Хотя я уверена, что темные маги предпочли бы кровь. — Индре понравилось недоумение на лицах ребят. — Садитесь.

Жорик пробрался в конец аудитории. Темка плюхнулся за самый первый столик, шифрология всегда была его любимым предметом. Ник сел рядом и только тогда обнаружил огромную книгу, толстой цепью прикованную к учительскому столу. Ее обложку из черной кожи украшала позолота, а саму книгу стягивал толстый ремень с замком.

— У нас первый урок по шифрологии. Что-то нудное и серьезное сегодня рассказывать не хочется. Вот я и решила начать с самого интересного, — сказала Индра и небрежно указала на книгу. Массивные золотые перстни на ее пальцах подмигнули, отразив свет. — Сейчас вы поймете, что читать может быть так же интересно, как и сражаться на состязаниях. Что правильный выбор слова поможет вам победить или проиграть.

Индра обошла вокруг стола и поднесла руку к книге, на которую и так уже в нетерпении смотрела вся команда.

— Сейчас… — Громкий стук в дверь оборвал ее на полуслове. — Войдите.

Появившийся на пороге человек скорей напоминал огородное пугало, выряженное в серый костюм. Аккуратно расчесанные жидкие волосы подчеркивали странную форму черепа.

— Деймос Савельевич! — удивилась Индра.

— И что мы тут делаем? — оглядывая аудиторию, спросил он.

Все недоуменно молчали.

— Кажись, учимся, — спохватился Темка.

— Учимся тут, а должны учиться где? Должны обучаться у меня! Я ожидаю вас в своей аудитории, по какой же причине вы решили учиться тут? — прокаркал Деймос Савельевич и взглядом стервятника уставился на Индру.

— Расписание изменилось, — сказала Индра.

Деймос Савельевич не обратил на нее никакого внимания. Неуклюже выгибая колени, он прошелся по аудитории, с неприязнью покосился на чернильницы и замер возле учительского стола.

— Изучаем древние книги «Нек…», — Деймос Савельевич оборвал себя на полуслове. — Что? Индра, как ты могла принести сюда ЭТО?

Его совершенно обезумевшие глаза, казалось, готовы были выскочить из орбит, скрюченный палец тыкал в книгу.

— Они должны знать, — ответила Индра, невольно отступая назад.

— Ничего не должны. — Деймос Савельевич стукнул по учительскому столу, с ненавистью уставился на прикованную цепью книгу и отошел в сторону. — В программе такого нет. И уж тем более от тебя я такого не ожидал. Хотя что можно ожидать от моей худшей ученицы! Уж тебе ни в коем случае нельзя было разрешать преподавать.

— Нам интересно, — кинулся Темка на защиту любимой преподавательницы.

— Олух! — Взгляд Деймоса Савельевича, казалось, готов был испепелить его. — Полагаю, что наставников немедленно следует известить об этом! Спрячь ее. — Деймос Савельевич вышел, оставив дверь открытой.

В полнейшей тишине ребята уставились на Индру, а потом стали робко поглядывать на учительский стол, где по-прежнему красовалась древняя книга из черной кожи.

— Чего он так взбесился-то? — пробормотал Темка.

— Я подумала, что вы достаточно взрослые, чтобы овладеть этими знаниями, — принялась оправдываться Индра. — Но, кажется, руководство заставит меня отказаться от этого.

Индра достала из стола белоснежное покрывало и накинула его на книгу. В аудитории вновь повисла тишина. Вскоре из коридора послышался звук торопливых шагов, и на пороге появился Деймос Савельевич и оба наставника.

— Книга там, — скрюченный палец указал на учительский стол.

Константина молча откинула край покрывала. По тому, как побледнело ее лицо и сурово сдвинулись брови, Ник понял, что случилось и вправду что-то плохое.

— Неужто все это правда! — Окс возвел руки к потолку.

— Я доложу обо всем произошедшем в Совет Охотников, — злорадно пообещал Деймос Савельевич. — Может быть, после этого они запретят некоторым преподавать.

Вздохи Окса или нервные крики Деймоса Савельевича не могли испугать больше, чем спокойный тон Константины:

— Книгу надо немедленно унести отсюда, ей не место на Учебной базе.

Индра лишь кивнула в ответ.

— Теперь все собираемся и отправляемся в мою аудиторию, — заявил Деймос Савельевич. — До обеда успеем лишь один урок провести. Разумеется, мой урок! Сегодняшний урок Индры Гейловны отменяется.

Молча ребята перешли в соседнюю аудиторию и начали рассаживаться по местам. Никогда еще раньше учителя не кричали друг на друга. Темка, потрясенный больше остальных, нахмурился, обиженно изогнув губы. Он даже не обратил внимания на выставленные вдоль стен зеркала-двойники, отражавшие несколько Искривлений.

— Начинаем обучаться! В прошлом году мы изучали древнюю магию, с сегодняшнего дня будем изучать следующий период — классическую магию. Или же есть второе название — эпоха развития, — проскрипел Деймос Савельевич.

— Простите, Деймос Савельевич, — поднял руку Касьян. — Боюсь, тут возникло недоразумение. Мы должны изучать древнейшую магию.

— Должны были, но более мудрые маги, чем мы с вами, решили, что правильней будет изменить подачу материала. Одна из отличительных особенностей периода классической магии — небывалый расцвет зомби. — Деймос Савельевич подошел к проектору, и тотчас же на большом экране, повешенном вместо доски, возникла картинка. — Надеюсь, все мы помним, что проектор отражает не снятые кем-то фильмы, а реально происходившие события. Смотрим на экран, запоминаем, изучаем.

Ночь, на лесной поляне вырыта глубокая яма. Повсюду вьются большие и плотные клубы дыма. Среди дыма с трудом удалось разглядеть фигуры людей. Одежда у всех была порванной и грязной, а глаза — совершенно безжизненными.

— Да чего ты туда смотришь. — Темка возмущенно пихнул Ника.

— Подожди ты, мне интересно, — отмахнулся Ник.

— Тоже мне, интересно! Нам надо было у Индры оставаться, а не сюда идти, — пропыхтел Темка.

Зомби на экране столпились на краю поляны. На первый взгляд, они казались обычными людьми, если бы не полностью отстраненные выражения лиц.

— Обращаем внимание на шаркающую походку, — сказал Деймос Савельевич. — Запоминаем, что зомби распугивают не только людей, но и призраков.

— Больно интересно на всяких зомби смотреть, — проворчал Темка. — Походят где-нибудь и вернутся, и смотреть-то не на что.

До конца урока и во время обеда Темка только и делал, что болтал о несправедливости Деймоса Савельевича. И о том, что Индра в сто раз лучший учитель. Напыщенное замечание Касьяна, рассевшегося за соседним столиком, только ухудшило дело.

— Разумеется, преподаватели сами во всем разберутся, — вытерев соус с подбородка, сказал он. — А нам нужно побыстрее забыть обо всем услышанном, потому что такие сцены не для нас. И если это понимаю я, простой капитан, то и ты, друг принца, тоже можешь это понять. Правильно ведь, Ник?

— Деймос, наоборот, хотел, чтобы мы все слышали, — покачал головой Ник.

— Во-во, — закивал Темка. — Он вообще Индру ненавидит.

— Ты бы лучше тренировался с таким упорством, с каким учителей обсуждаешь! — возмущенно ответил Касьян.

— Прям сегодня и начну, — радостно пообещал Темка.

И сдержал слово. Почти сдержал.

Тренировочный зал каждый раз выглядел по-новому, перед тренировками наставники всегда изменяли его внешний вид. Это мог быть макет города или участок леса. Зал мог быть заполнен существами из разных Искривлений или оставался совершенно пустым.

Сегодня тут появились отдельные ниши, отделенные друг от друга прочными огнеупорными стенами. Посередине прохаживался хамеликот Тюфяк — любимая зверюшка тети Степаниды. Для собственного развлечения он менял цвет шерстки и щелкал массивными челюстями. На огромном клыке поблескивало золотое кольцо.

— Чего это он тут надумал? — спросил Темка. — Опять гадости делать начнет. Надо бы прогнать.

— Сам уйдет, когда увидит, что вы отрабатываете сегодня. Испугается, — в зал вошла Константина. — Подойдите ближе.

Ребята собрались в центре зала. Тюфяк, наоборот, поспешил поближе к дверям и поменял цвет шерстки на зеленый.

— Все вы наделены магическими способностями, а значит, можете заставить окружающий мир подчиниться вам, прислушаться к вам. Для этого нужно знать заклинания, — сказала Константина. — У кого-то будет лучше получаться работа с живой материей, кто-то лучше сможет работать с металлом. И, конечно, не ждите, что сразу все получится. Пока все понятно?

— Не верю! — закричал Темка. — Вот видал я, как один уважаемый маг, я его в подворотне встретил, так вот, он сказал «Мумора-Чумора», и камни загорелись. Я потом целый день упражнялся, и ничего, даже спичку не зажег.

— Все верно, — кивнула Константина. — Вы должны понять самое главное — все зависит от вас самих. Сейчас вы убедились, что, произнося случайно услышанные заклинания и копируя поведение других магов, колдовать нельзя. Повтор мудрых слов, пассы руками и даже щелчки пальцев не дадут ничего.

— А чего делать-то? — Темка почесал макушку.

— Слушаться наставников, — шикнул Касьян. — Как это делаю я!

— Пользоваться собственной магией, — ответила Константина. — Как я уже сказала, магия — это часть каждого из вас. Все дело не в словах заклинания, а в вашем желании изменить что-то в окружающем мире. Вы хотите, чтобы зажегся огонь, так представьте его, представьте, как вспыхивает пламя.

Тотчас же прямо над головой Константины появился огненный шар. Он медленно поплыл по залу.

Тюфяк стремительно выскочил за дверь.

— Хотите, чтобы огонь утих? И вновь нужно представить, создать в своем сознание картинку и перекинуть ее на действительность, — сказала Константина, и огненный шар исчез. — Вам пока еще не под силу сложные приемы. Но все вы можете научиться простому управлению огнем. Сегодня вы должны будете создать столб пламени и огненный шар.

— Зачем же тогда маги произносят заклинания? — удивился Ник.

— Кто-то поддерживает древнюю традицию, кто-то — из желания покрасоваться, а кто-то маскируется, чтобы не выдать истину, — ответила Константина. — Все дело не в бормотании, а в ваших способностях и в усердии на тренировках. Следует лишь представить пламя, ощутить его пылающие языки, и сразу вспыхнет огонь.

— Мы же так защитный барьер в прошлом году создавали! — вспомнил Ник.

— Все верно, а сейчас начинаем работать с огнем. Разойдитесь по отдельным нишам, стены не дадут вам поджечь друг друга!

Все отправились тренироваться. Константина ходила по залу, отскакивая от вырывающихся отовсюду искр. Она помогла Кристине погасить огненный шар и исправила несколько неточностей у Касьяна.

В соседней нише Жорик создал гигантский костер и сам его испугался.

— Неплохо! — сказала Константина. — Только нужен столб пламени.

Ник и не думал, что управление огнем окажется таким простым делом. Так же как и создание защитного барьера, а может, даже еще проще. Он лишь представлял бушующее пламя, такое жаркое, что жгло лицо, а потом мысленно скатывал это пламя в шар или растягивал в столб. И огненный шар, и столб мгновенно появлялись в воздухе.

— Тренировка закончена, — объявила Константина, — безупречно справился с заданием сегодня только Ник, всем остальным придется еще долго работать.

Ник достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб. В этот момент он наивно думал, что все трудности остались позади, что весь год будут лишь удачные тренировки и состязания, что он будет учиться и тренироваться в команде, которая его уважает.

 

Глава 8

МЕРЦАЮЩАЯ СФЕРА

Уважительная причина Анжелики Мефодьевны про-длилась две недели. В расписание постоянно вносили изменения. В итоге никто не знал, к какому уроку готовиться. В пятницу во время завтрака Касьян с важным видом сообщил о приезде новой учительницы.

— Мне как капитану, а значит, самому главному на этой базе, — он бросил быстрый взгляд на Ника, — поручено сообщить вам, что сегодня состоится урок магик-Инета. Анжелика Мефодьевна уже приехала, только ей нужно подготовиться к встрече с нами, поэтому первым уроком поставили «точные науки». А потом сразу четыре урока по магик-Инету, чтобы наверстать упущенное.

Громко звякнула ложка.

— У вас на базе все так непродуманно, — возмутилась Кристина и отодвинула от себя пустую тарелку. — Могли бы заранее со своими учителями разобраться.

— Это также и твоя база, ты ведь пришла в нашу команду, — сказал Касьян и будто невзначай провел ладонью по капитанской повязке.

— И это ваш позор, что я до сих пор не могу считать команду своей, — ответила Кристина. — Условия неблагоприятные. Ты, как капитан, должен больше думать о своей команде.

— Я думаю! — возмутился Касьян и посмотрел на своих друзей; те моментально закивали.

— Вот, но ничего не делаешь. Надо бы снять тебя с должности капитана. Кажется, ты не справляешься с обязанностями.

— Не справляюсь?! — Касьян задохнулся от возмущения.

Кристина покачала головой, отчего золотистые локоны посыпались ей на лицо. Небрежным жестом она откинула их назад.

— Вот именно, все путаются с расписанием, стенгазета так и не выпущена. Я новенькая тут и не могу себя чувствовать уверенно, потому что не понимаю, что происходит.

Нику показалось, что уж уверенности у Кристины хватит на троих. В отличие от несчастного Касьяна, который резко покраснел. Не обращая внимания на подбадривающие слова друзей, он, поспешно дожевав бутерброд, направился к выходу.

— На точные науки не опаздывать! — крикнул он уже от двери. — А я должен еще все проверить!

Сразу после завтрака все отправились на урок. В просторной аудитории витал запах меда. Три доски, как и обычно, исписаны формулами и чертежами. Вениамин Вениаминович сидел за своим столом. За лето он еще немного потолстел, черная борода отросла еще на пару сантиметров, зато блестящая лысина по-прежнему отражала солнечный свет. Пока ребята занимали свои места, он перелистывал старую записную книжку. Ник с Темкой сели за первую парту, сразу за ними оказались Кристина и Ольда. Майя пересела к Жорику за последнюю парту и бросила на Кристину недовольный взгляд.

Самым последним в аудиторию влетел Касьян и тут же зашептал что-то на ухо Игнату. До Ника долетели отдельные слова: «скоро», «стенгазета», «ты должен».

— Здравствуйте-здравствуйте, пожалуй, самое время начать Урок, — заметив, что все расселись, сказал Вениамин Вениаминович. — Сегодня я начну вам объяснять теорию вероятности. Обычные люди пытаются как-то объяснить себе все происходящее и лишь попусту тратят время на гадание. А нужно всего-навсего владеть магией и уметь делать расчеты.

Вениамин Вениаминович кивком головы указал на крайнюю доску с длинными запутанными формулами.

— Пожалуйста, открывайте тетрадочки, формулы вам пригодятся чуть позже, а пока просто запишите: «Приметы, интуиция, совпадения, расчеты», — попросил Вениамин Вениаминович. — И сразу попрошу вас выбрать какое-нибудь предсказание, которое любят обычные люди.

Рука с красной капитанской повязкой взметнулась вверх, но тут раздался голос Кристины:

— Конец света. Я раньше часто слышала про него.

Касьян недовольно обернулся и грозно посмотрел на нарушителя дисциплины, но учитель обрадовался ответу и сказал:

— Очень хорошо. Несколько раз уже был предсказан конец света, только, по моим сведениям, хе-хе, он ни разу не состоялся. А дело тут всего-навсего в расчетах. Одна ошибочка, и предсказатель превращается в шарлатана. Пожалуйста, посмотрите на формулы.

Пока учитель объяснял значения величин, Касьян многозначительно кивал головой, угукал и пинал сидевшего рядом Игната. Одним словом, старательно выказывал свою заинтересованность, чем очень мешал остальным. Невысокий Яша почти ничего не мог разглядеть из-за постоянно мелькавших в воздухе рук Касьяна и тоже вынужден был вертеться. Сидевший за Яшей Жорик несколько раз подскакивал, пытаясь разглядеть, на что же указывает преподаватель. При этом его стул громыхал так, что заглушал сами объяснения.

— Пожалуйста, теперь примените эти формулы и рассчитайте возможность такого явления, как конец света, — предложил Вениамин Вениаминович.

Формулы и расчеты никогда не давались Нику легко, а тут еще никак не получалось сосредоточиться. С задней парты раздавался тихий шепот Кристины, которая объясняла решение своей подружке. Да и Темка бормотал себе под нос все, что записывал. В итоге у Ника получилось, что конец света уже состоялся лет сто назад. У Темки вышло, что конец света состоится дважды на следующей неделе. Вениамин Вениаминович даже расстроился, когда узнал о таких результатах.

— Я очень надеялся, что вы лучше освоите мой предмет, — покачал головой учитель. — Только Кристина смогла дать приемлемый ответ. Пожалуйста, можете быть свободными, но помните, что сегодня вы меня огорчили своими знаниями.

— Кристинка, когда конец света наступит? — тут же спросил Темка.

— Не скажу.

— Ну и ладно, — сказал Темка, — мы его все равно не пропустим.

Ник начал складывать вещи и уже хотел закрыть тетрадь, но тут рядом появилась Кристина.

— Ты не учел показатели человеческого фактора и коэффициент равновесия, — шепнула она, наклонившись к Нику.

— Э-э, спасибо. — Ник почувствовал, что краснеет, и поспешно закрыл тетрадь. — Я в библиотеку на урок.

— Меня-то подожди, — обиженно крикнул Темка.

Библиотека находилась на одном этаже с аудиториями. Помещение округлой формы, без окон. Вдоль стен тянулись бесконечные стеллажи с книгами. А в центре на столах помещались компьютеры, специально для урока их расставили в два ряда. Все столы были развернуты к большому плоскому монитору, повешенному на стене.

— Звонок-то, кажись, уже был, — пробормотал Темка.

— Прояви культуру, — важно ответил Касьян.

— Как?

— Посиди молча.

Дверь приоткрылась, и в библиотеку неслышно вошла гиена. На ее необычайной розоватой шерстке поблескивал ошейник из самоцветов. Гиена раскрыла пасть, тявкнула и совсем по-человечески ухмыльнулась.

— Ах, здравствуйте, дорогие мои.

В библиотеку, помахивая ридикюлем, вошла Анжелика Мефодьевна — стройная, модно стриженная блондинка. Половину ее лица закрывали темные очки в оправе со стразами, а шелковый костюм был украшен букетиком живых цветов.

В воздухе поплыл приторный запах. Нелли и Таисья тут же принялись чихать.

— Меня зовут просто Анжелика, я ненамного старше вас, поэтому отчество необязательно. — Она хихикнула и сняла очки, стали заметны морщинки вокруг глаз. — Я буду учить вас пользоваться этими компьютерами. Ах, и не только этими, а всякими там компьютерами и еще Интернетом.

Она рассеянно посмотрела на учительский стол, раскрыла ридикюль и стала выкладывать нитки жемчуга, зеркала, черные свечи и стеклянные пузырьки. К сладковатому запаху добавились еще запахи ванили и корицы. Нелли и Таисья уже чихали не переставая. Гиена села возле стола и разинула пасть, обнажив мелкие острые зубы.

— Ах, дорогие мои, — вздохнула Анжелика Мефодьевна и извлекла из сумки очередной флакончик из темного стекла. — Вот это вам поможет. Один вдох.

Нелли осторожно отвинтила колпачок, из флакончика поднялась в воздух струйка фиолетового дыма. Обе девочки сделали глубокий вдох и прекратили чихать.

— Ну и славненько, — заключила Анжелика Мефодьевна. — Итак, начнем с самого главного, с включения компьютера. Это так же просто, как и… Как и накладывать макияж при помощи магии. Кто-нибудь из вас уже делал это?

В библиотеке царила тишина.

— Я никогда, — честно признался Темка.

— Так я и думала, — продолжила Анжелика Мефодьевна. — А ведь это так просто. Хотя нужно правильно подготовиться. Вот тут я приготовила все необходимое. Ах, шучу, когда накладываешь макияж, необходимых вещей слишком много. Но вот эти штучки мои самые любимые. Ну что же вы сидите, подойдите поближе и рассмотрите все внимательно.

Ник с Темкой удивленно переглянулись и направились к учительскому столу. По пути им пришлось обойти развалившуюся на полу гиену. Флакончики, шкатулки и нитки не казались чем-то особенным.

Похоже, что девочки считали иначе: ахая, они хватали все подряд. Даже обычно застенчивые Нелли с Таисьей, избавившись от чихания, радостно вертели в руках заговоренные шелковые нити.

— Призрачные рубины! — воскликнула Майя. — Такие, просто такие классные!

— О, я вижу знатока, — сказала Анжелика Мефодьевна. — Да, я без них никуда не хожу.

— Я столько слышала о них. — Майя принялась бережно перекладывать предметы на учительском столе.

— Лилии! — удивилась Кристина, заметив сушеные цветы, перевязанные красной ленточкой. — Мои любимые. Но только не засушенные.

— Только засушенные, — серьезно заметила Анжелика Мефодьевна. — Так они приобретают свойство охранять красоту.

Жорик с опаской поглядел на высушенную шкурку крысака, на которой были выложены мутные камни. И сразу потерял интерес к происходящему.

— Зеркало фараонов, отражает лишь молодость и красоту, — объяснила Анжелика Мефодьевна, указывая на отполированный бронзовый круг. — Ах, просто обожаю его.

— Ваза, если в нее налить воду, то отразится лицо будущего мужа. — Майя задохнулась от восторга.

Ник почувствовал себя как в Запретной Зоне. Учительница объясняла свойства предметов, разложенных на столе. Почти все они сводились к «для особого блеска глаз» или «придает шарм». Единственным отличием было то, что здесь ничего не продавалось. До сих пор молчавший Касьян тоже начал хвалить все подряд, заискивающе заглядывая в глаза учительнице.

— Анжелика Мефодьевна, — не выдержал Ник.

— Ах, просто Анжелика.

— Хорошо, Анжелика, — Ник замялся, но откинуть отчество так и не смог: — Мефодьевна, а когда мы…

— Ах, дорогой, у тебя очень знакомое лицо, да и бровь слишком приметная. Мы уже встречались.

— Так это же наш принц Дариан, — влез Темка. — Его лицо на всех водных поверхностях страны можно увидеть. Ну, еще на календарях и в телике. В общем, постоянно его физиономия везде мелькает.

— Ах, ну конечно, мне что-то такое рассказывали, — кивнула Анжелика Мефодьевна. — Что вы хотели, ваше высочество?

— Мы его Ником зовем, чтобы проще было, — опять влез Темка. — Да еще и магический договор у него на это имя заключен.

— А, и это мне тоже рассказывали, — припомнила Анжелика Мефодьевна. — Так что ты хотел, дорогой?

— Спросить хотел. — Ник обрадовался, что учительница так просто отнеслась к его титулу. — Когда мы будем включать компьютеры?

— Ну конечно же сегодня. У нас специально уроки посвящены этим компьютерам. Вот если бы мы варили любовное зелье из капель росы, собранной высоко в горах, тогда бы нам Интернет и вовсе не понадобился. Вот, например, в этом флакончике… да, дорогой?

— Можно мы уже включим компьютеры? — спросил Ник.

— Но я же рассказываю про эликсир! — Анжелика Мефодьевна нахмурилась, но тут же расправила морщины и выплеснула себе в лицо несколько капель какой-то жидкости. Кожа разгладилась. — Хмуриться нельзя-нельзя, морщинки появятся. Ах, садитесь на свои места и включайте компьютеры. Там есть такая кнопочка, вот на нее и надо нажать.

Все послушно расселись.

Ник включил компьютер, на темном экране появилась светящаяся точка. Должна она тут быть или нет, он никак не мог вспомнить. Конечно, во дворце у него был свой компьютер, но все никак не хватало времени освоить его. Ник в недоумении уставился на эту огненную точку, она вообще вела себя совершенно непредсказуемо, скакала по всему экрану и, самое главное, увеличивалась в размерах.

— Ник, ты только глянь. — Темка развернул экран, и Ник заметил у него точно такую же огненную точку. — Помнишь, в прошлый раз ничего такого не было.

— Кажется, да. В смысле нет. Одним словом, не помню. — Компьютер, связанный с магическим Интернетом, они включали лишь однажды в прошлом году, когда без разрешения сняли защиту и пробрались в магическую часть Интернета.

— Так вот, компьютеры включены, — продолжила Анжелика Мефодьевна. — Теперь можно поговорить о самом главном. Надеюсь, вы все верите в гороскопы? О, поверьте мне, что зодиакальный знак очень важен в таком деле, как магик-Инет.

— Я верю! — тут же вскричала Майя.

— Я нет, — ответила Кристина.

— А я верю в важность поставленной задачи, — убежденно сказал Касьян. — Если гороскоп важен, то значит… Значит, он важен!

Компьютер загрузился. Огненная точка носилась по рабочему столу, ярлыки опасливо отскакивали от нее. Один не успел свернуть и вдруг задымился. Ник в изумлении смотрел, как дым валит с экрана монитора, а ярлык превратился в пепел и исчез, высыпался прямо с экрана на стол.

В библиотеке кроме приторных запахов появился еще и запах горения.

— Ой, а у меня по экрану что-то бегает. Ай, что-то огненное! — вскрикнула Майя.

Анжелика Мефодьевна подошла и заглянула в экран.

— Это курсор, моя дорогая, — спустя пару секунд ответила она.

— В моем домашнем компьютере курсор ведет себя иначе, — заметила Кристина.

— Все верно, — Анжелика Мефодьевна замялась. — Это же учебный компьютер, тут все иначе. И… и курсор тоже учебный. Он ведет себя по-учебному. Вы просто должны за ним следить.

— На самом деле? — нагло спросила Кристина.

— Разумеется, — ответила Анжелика Мефодьевна. — Это… Это можно сравнить с двумя любовными амулетами. Ведь когда нужно покорить чье-то сердце, то приходится прибегать к самым разным способам. Амулеты бывают разными…

Ник перестал слушать. Огненная точка на экране достигла размера теннисного мячика и стала трехмерной. Она выжгла все ярлыки на рабочем столе.

— Жорик, это прям как твоя губка-пылеедка! — хихикнул Темка, хотя ему было явно не до смеха. — Вы только гляньте!

— Такого в прошлый раз точно не было! — крикнул Ник.

Анжелику Мефодьевну уже никто не слушал, ребята смотрели на экраны. Происходящее завораживало. Монитор больше не казался плоским, в трехмерном пространстве носился огненный мяч, оставляющий за собой мерцающий шлейф. Искры вылетали из монитора, одна из них прожгла дырку на поверхности стола.

Неожиданно замерев, огненный мяч рванул вперед и сгустком огня вырвался на волю. Ник едва успел отклониться.

— А-а! — в ужасе завопила Майя, к ней тут же присоединились остальные девочки.

Из каждого монитора вылетели огненные сгустки. Они устремились к потолку, выстроились в круг и зависли.

— Под стол! — скомандовала Кристина и нырнула вниз.

Касьян быстро похлопал себя по дымившейся шевелюре; похоже, лишь он один не успел вовремя отклониться. Гиена забилась в угол и скулила от ужаса. Анжелика Мефодьевна прижалась к стене.

Ник попытался управлять сгустками огня, как их учила Константина на тренировке, но тут же понял, что это бесполезно. Этот огонь не хотел подчиняться. Наоборот, сгустки начали вращаться, их движение все ускорялось. И, наконец, они слились в одну большую сферу, которая, вращаясь, начала расти и менять цвет. Сфера стала ярко-оранжевой. Как… Как всполохи в ночном небе.

— Мерцающая сфера? — пробормотал Жорик.

— Кажись! — кивнул Темка.

— Так вот она какая! — восхитился Жорик. — Красивая! Она нас убьет?

Расслышав его слова, Майя громко всхлипнула и попыталась спрятаться за Кристину.

— Вот он, конец света! — крикнул из-под соседнего стола Касьян; его лицо, как и все вокруг, казалось оранжевым и… и довольным. — Я один все правильно рассчитал на уроке у Вениамина Вениаминовича!

Сфера вращалась все быстрей и быстрей. Она начала притягивать к себе мелкие предметы. К ней полетели ручки, с учительского стола сорвались и поплыли по воздуху черные бусинки.

— Глаза тигра. Мои любимые, — всхлипнула Анжелика Мефодьевна.

Вращение нарастало, но мерцающая сфера стала уменьшаться, будто сжигала саму себя. Летевшие в воздухе флакончики из розового хрусталя замедлили свой полет, а потом и вовсе попадали на пол. Еще через минуту сфера исчезла, словно сожгла сама себя.

— И все, — разочарованно потянул Темка. — Так она не опасная сфера. И чего ее так боялись? Может, это и не сфера вовсе.

Ребята стали выползать из укрытий.

— Что это было? — спросила Кристина.

Анжелика Мефодьевна отлипла от стенки и бросилась поднимать с пола флакончики.

— Это… Это несоблюдение техники безопасности, — пробормотала она. — Столько разрушений. Ах, моя коллекция эликсиров! В следующий раз, дорогие мои, пожалуйста, дослушайте меня до конца и не спешите включать вредоносные компьютеры.

В эти слова поверил только Касьян Невский, он поспешно вылез из-под стола.

— Обещаю, технику безопасности мы освоим самостоятельно, — пообещал он.

— Вот и славненько. Я вижу, что включать компьютеры вы научились, а значит, урок закончен, можете расходиться, — сказала Анжелика Мефодьевна. — Домашнего задания сегодня не будет. Хотя, дорогие мои, если вы начнете осваивать магический макияж, будет очень славненько.

Все поспешили выбраться в коридор. После появления сферы компьютеры и вправду казались вредоносными.

 

Глава 9

ГЛАВНЫЙ СУДЬЯ

Субботним утром Ник проснулся от тихого шепота.

— Не боись, это вовсе не настоящая мерцающая сфера. Может, это был шар или овал, — убеждал Темка. — Еще и на мяч было похоже.

— Вдруг это сфера, — прогнусавил Жорик.

— Да говорят же тебе, что это же только у нас на базе сфера была. Ну, сколько можно повторять, вчера весь вечер об этом и сегодня все утро, — шептал Темка. — Это такой компьютерный глюк, и ничего страшного. Отец сказал что мерцающая сфера впитает в себя энергию Взрыва. Ну тут не энергия, а ерунда какая-то.

— Это Интернет, а он общий, — гнул свое Жорик. — Сфера вылетела из Интернета.

— Ну и что, говорят же тебе, может, это вовсе и не сфера! И потом, если бы чего-то опасное случилось, мои бы родичи меня предупредили. Ник, проснулся?

— Ага. — Ник поднял голову от подушки.

Дверь резко распахнулась, в комнату влетел Касьян. Он уже был одет в серую спортивную форму, на рукаве, как обычно, красовалась красная капитанская повязка.

— Что вы себе позволяете! У нас состязания! Через пять минут построение в Холле. Вам что, неизвестно, что все перенесли на час раньше?

— Неизвестно! — хором ответили Ник с Темкой.

— Надо чаще заглядывать в расписание! Ведь не просто же так его повесили, — радостно ответил Касьян и укоризненно покачал головой. — И не надо ждать, что за вас все капитан сделает и все вам расскажет. Такие ответственные капитаны, как я, есть не во всех командах. Осталось четыре минуты. — Касьян вышел, притворив за собой дверь.

Нику казалось, что он еще никогда не одевался так быстро. Хорошо хоть готовая форма висела в шкафу. Правда, под руки постоянно совалась губка-пылеедка, сметающая пыль со шкафа, а под ноги кидалась метелка-самоподметалка, привезенная Жориком еще в прошлом году.

Они втроем влетели в Холл за несколько секунд до появления наставников.

— Всем строиться! — рявкнул Касьян.

Окс замер у входа, Константина прошла вдоль шеренги, проверяя форму ребят. Никаких нарушений не было, если, конечно, не считать оторванных манжет у Темки и разноцветных носков у Жорика.

— Поздравляю с первыми в этом году состязаниями, — сказала Константина. — Напомню, что вы должны состязаться, а не сражаться с другими командами. Важно победить, но при этом я требую соблюдения всех правил и уважения к соперникам.

Никто ничего не ответил. Как бы наставники ни пытались внушить, что состязания являются лишь подготовкой к взрослой жизни и нужны только для закрепления выученного, все понимали, что это не так. Хворы всегда будут сражаться против лекарей, разрушители — против хранителей, а стражи никогда не дадут охотникам спокойной жизни.

— В этом году будет новый главный судья, и он решил ужесточить требования, — продолжила Константина. — Когда придем на стартовую площадку, вы узнаете обо всех изменениях. Держите себя в руках, нам важна дисциплина.

— Артем Остин, тебя это касается в наибольшей степени, — подал голос Окс.

— Так я же, того, справлюсь, — хмыкнул Темка.

Касьян расправил плечи и вздернул подбородок, показывая, что никакие требования ему не страшны.

— Судьи требуют, чтобы на сегодняшние состязания вы не брали с собой никаких магических предметов, — продолжила Константина. — У этого правила два исключения. Наргис, темный принц из команды стражей, имеет право носить меч и перстень. И Ник имеет право носить алмаз — подарок императора.

Ник поймал на себе завистливый взгляд Касьяна. Алмаз дает любое количество денег в кармане. Какой от этого толк на состязаниях, где все зависит от собственных сил и умения владеть магией? Подарок отца все еще оставался простым украшением.

— Кристина, кулон оставила? — спросила Константина.

— Да! Я его больше не ношу.

— Тогда всем следовать на выход. — Окс, как и в прошлом году, выводил команду на стартовую площадку. Он открыл третью от угла дверь, за которой были ворота в Реальный мир, где находилась стартовая площадка, Окс шагнул в воронку из клубившегося тумана.

Ник вместе со всеми прошел через ворота и попал на обнесенную забором лужайку. Посреди лужайки возвышался двухэтажный домик, с другой стороны которого находился стадион.

Перед входом на стадион развевались шесть флагов команд. Над трибунами, которые, как обычно, пустовали, висело шесть гербов: охотников, стражей, лекарей, хворов, хранителей и разрушителей. Напротив возвышения с судейским столом уже стояла команда хворов, одетая в фиолетовую форму. И команда стражей в черной форме. Во главе стоял капитан Наргис, он бросил холодный взгляд на команду охотников и отвернулся.

Охотники построились. Ник с Темкой заняли место в самом конце колонны, за ними встала Константина.

— Судей еще нет, их стола тоже, — прошептал Темка.

И вправду, в прошлом году трое судей всегда сидели за столом, возвышавшимся перед командами.

— Может, это новый главный судья что-то придумал, — шепнул Ник.

— Во-во, он же хотел чего-то там ужесточить, — согласился Темка.

На стадионе появилась команда лекарей в белой форме. Они построились рядом с хворами, и, хотя никто не нарушил дисциплину, обе команды обменивались недовольными взглядами. Два толстых мальчика из хворов даже успели скорчить рожицы, пока их наставники отвернулись.

Бегом появилась команда в красной форме, команда разрушителей. Их капитан, высокий мальчик с густыми бровями, сам выстроил команду на стадионе. До начала состязаний оставалось меньше минуты.

— Чего-то хранители опаздывают-то? А, вот и они, все равно опоздали, — возмутился Темка, наблюдая, как на стадион влетела команда в бежевой форме.

— Очень рад всех вас видеть. Меня зовут Генрих Эдмундович, с этого года я буду главным судьей на ваших состязаниях, — раздался невыразительный голос. — Хиону и Виктора вы уже знаете, они судействовали в прошлом году. Среди судей нет темных или светлых магов, все мы отказались от темной или светлой стороны во имя высшего закона. Закона справедливости! Мы сохраним мир и будем соблюдать традиции.

Никто не заметил, как и когда судьи заняли свои места за столом. Все трое одеты в разноцветную спортивную форму, чтобы подчеркнуть, что они сохраняют нейтралитет и не станут подсуживать ни одной команде.

— Создали ауру невидимки. Хотят произвести эффект. Так часто делали там, где я росла, — прошептала Кристина своей подруге Ольде и тут же получила замечание от наставников.

Только Ника больше интересовало не эффектное появление, а новый судья — Генрих Эдмундович. Он сидел между пожилой Хионой и добродушным здоровяком Виктором. Нельзя сказать, что его внешний вид привлекал внимание, наоборот, судья казался слишком блеклым и незаметным — сухопарый мужчина с короткими русыми волосами и невыразительными чертами лица. Пожалуй, самым запоминающимся в нем были его очки в золотой оправе.

Генрих Эдмундович поднялся со своего места и пошел между команд, прихрамывая и опираясь на длинный черный зонт.

— Как и прежде, вы будете состязаться и получать баллы за победу, а финальные состязания в конце года определят и лучшего мага, и лучшую команду, — сказал Генрих Эдмундович. — Условия состязаний в этом году будут сложней, вы уже не маленькие дети, только что пришедшие в магический мир. Поэтому, начиная с сегодняшнего дня и до Нового года, все состязания будут проходить в Искривлениях с достаточно высоким уровнем опасности. В таких Искривлениях, куда вам раньше вход без сопровождающих был запрещен. Что это? Я вижу поднятую руку. Что ты хочешь, охотник?

Окс передернул плечами и обернулся; разумеется, поднятая рука принадлежала Темке.

— А что будет после Нового года? Я ведь, того, дисциплину не нарушаю, просто вопрос задаю. И никого не перебиваю, я руку поднял.

Генрих Эдмундович, постукивая зонтом по зеленой траве, подошел поближе к команде охотников и склонился над Темкой.

Ник только сейчас разглядел, что правая сторона его лица слегка искривлена — чуть приподнят уголок рта и опущен край глаза. Это создавало впечатление, будто Генрих Эдмундович постоянно приглядывается к окружающим. Он снова заговорил, и его голос, как и прежде, звучал совершенно невыразительно:

— После Нового года и узнаете. Послаблений вы не получите, готовьтесь к настоящим испытаниям. Состязания нужны для подготовки к взрослой жизни. Я вам это обеспечу.

Генрих Эдмундович пошел дальше, а Темка недовольно потер уши. Что вызвало радостные улыбки у команды стражей, стоявшей с одной стороны, и у команды хворов, выстроившейся с другой стороны от охотников.

— Теперь самое главное. Мне известно, что в прошлом году между вашими командами были далеко не самые дружеские отношения, — сказал Генрих Эдмундович. — Я решил вернуть строжайшую систему наказаний. Теперь за каждое грубое нарушение правил я буду начислять чугунный шар. Если какой-нибудь умник или умница сумеет накопить три такие шара, то его или ее ждет квест, не справившись с которым, он или она будут навсегда отчислены из команды. Если же кому-то вдруг хватит наглости заслужить четвертый шар, этот человек будет немедленно исключен без всякой возможности вернуться. Я надеюсь, что вы не захотите навлечь позор на свое имя и будете соблюдать все правила состязаний. Опять поднятая рука? Что ты хочешь, охотник?

Окс обернулся, уже заранее зная, чью поднятую руку увидит.

— Что такое квест? — спросил Темка у подошедшего Генриха Эдмундовича и быстро схватился за уши.

— Надеюсь, никто из вас этого не узнает, — прогремел на весь стадион лишенный эмоций голос. Он не запугивал, а просто констатировал факт. — В этом и есть польза чугунных шаров, получить даже один шар — большой позор. Таких несчастных дразнят товарищи, с ними перестают общаться друзья. После этого уже мало кто рискует вновь нарушить правила из опасения схватить второй шар. За всю историю состязаний лишь несколько человек умудрились получить три и более чугунки.

Неспешно, опираясь на черный зонт, Генрих Эдмундович вернулся к судейскому столу.

— Капитаны команд, подойдите ко мне, чтобы получить задания.

Касьян первым подскочил к судейскому столу, но тут же был оттеснен Наргисом, который, никого не замечая, подошел к судьям и взял конверт с заданием. Следом за ним конверт получил Касьян и тут же вскрыл его.

— Все за мной! — крикнул он, пробегая мимо команды. Рассказывать, что именно им предстоит сделать, он не стал.

Не сбавляя шага, Касьян обогнул двухэтажный домик и домчался до забора. Одна из множества калиток уже была распахнута кем-то из организаторов состязаний. Ворота, ведущие в нужное Искривление, находились сразу за калиткой, поэтому вместо городской улицы впереди виднелись каменные глыбы.

— Сюда!

В этот раз ворота не хотели пропускать просто так. Возникало ощущение, будто продираешься через слой ваты, которая нехотя рвется. Последний шаг, легкий рывок, и, чтобы не полететь на мокрую траву, Нику пришлось выставить вперед ногу.

 

Глава 10

ПЕЩЕРНЫЕ ОБОРОТНИ

Команда охотников оказалась на извилистой тропинке, которая делила Искривление на две части. С одной стороны прямо до самого горизонта беспорядочно громоздились каменные глыбы, поросшие жалкой растительностью, а с другой возвышался темный лес. Огромные стволы деревьев переплетал густой кустарник, ветви плюща, словно лапы чудовища, выползли на дорожку. Но самым неприятным был цвет листвы — черный. Из леса доносился тихий шепот, треск сухих веток. Неожиданно дохнуло холодным ветром, сам источник которого скрывался среди деревьев.

— Внимание. Тут пещеры, в них хранятся зеленые камни. Сейчас мы разойдемся по разным пещерам, и каждый должен будет принести по камню, — сказал Касьян, указав на нагромождение каменных глыб. — Искривление опасное, если попадете в беду, не паникуйте, быстро хватайте камень и сюда. Без камней не возвращаться. Мы должны успеть раньше остальных.

— Хорошо, что в лес идти не надо, — прошептала Майя и даже запрыгнула на огромный каменный валун, чтобы находиться подальше от черных деревьев.

Ник был полностью с ней согласен. После того как он все лето жил во дворце, в абсолютной безопасности, это Искривление казалось особенно мрачным. Начать состязания хотелось с чего-нибудь более спокойного.

— Но пара камней находится в лесной пещере. Так вот искать камни в лесу пойдет Кристина. Она у нас новенькая, может, тогда почувствует себя частью команды, — Касьян злорадно усмехнулся.

Кристина чуть вздрогнула и с опаской посмотрела на сосны, возвышавшиеся впереди. Глаза ее сузились, она процедила сквозь зубы:

— Ты мне мстишь?

— Вовсе нет, — радостно заявил Касьян. — Просто я как капитан придумал самый лучший план.

Девочки чуть отступили от Кристины и смотрели на нее с неприкрытым ужасом. Она разглядывала скрученные ветки плюща и нервно покусывала губы. В лесу так никто и не показался, лишь шум ветра и мягкий шелест листьев. Черных листьев! Густой лес казался ненастоящим.

— Это нелучший план. Нам бы надо всем вместе держаться, — сказал Ник. — Потом будешь свою злость вымещать.

Касьян недовольно засопел.

— Я капитан!

— Вот и веди себя достойно! — разозлился Ник. — Ты, как капитан, должен был самое сложное взять на себя.

— Точно! — поддержал его Темка. — А то вообще от тебя толку никакого.

Касьян оглянулся на своих друзей Игната и Яшу, ища у них поддержки, а потом неожиданно для всех сделал шаг навстречу Нику.

— Может быть, ты прав. Вот ты, Ник, и принц, и даже сумеречный охотник. Поэтому будет справедливо самое сложное отдать тебе. Ведь это ты считаешь справедливостью. Да еще и Темку прихвати с собой. Вдвоем вы легко найдете пещеру с зелеными камнями, — выкрикнул Касьян. Он смотрел не в нахальное лицо Темки, а прямо в глаза Нику, именно в нем видя теперь своего главного врага. — Вы с такими титулами и без нас справитесь. Вот и ступайте в этот темный лес.

Касьян указал в сторону леса и застыл, довольный своей речью. За спиной капитана собрались ребята из команды. Лишь Кристина стояла чуть в стороне.

Здесь, на границе темного леса, куда и смотреть-то было страшно, Касьян думал, что Ник отступит. С неприятной ухмылкой на лице он ожидал, что Ник станет просить прощения, и уже готов был великодушно его простить.

— Темка, пошли, — сказал Ник. — Мы справимся.

— Прощаю… что? Как это вы пошли? — опешил Касьян. Все шло явно не так, как он задумал.

— Ты, как капитан, поставил перед нами задачу, — бросил Ник. — Мы справимся.

— Титулами отмахаемся, если чего! — хмыкнул Темка.

Ник с Темкой шагнули во тьму леса. Шум листьев все нарастал, будто гигант с силой выдувал воздух. В лицо ударил холодный воздух. Отступать было поздно, да такое просто и не приходило в голову.

Несколько ребят из команды что-то прошептали вслед, пытаясь остановить их, но на этом все и закончилось. Никто больше не рискнул перешагнуть мрачную границу леса.

— Ну и ладно, пусть идут, — послышался напуганный голос Касьяна. — Ник, учти, если что, то я пытался тебя остановить.

Ник с Темкой продирались через сплетение веток. Вокруг не было ни одной живой души, только шум ветра и шелест листьев.

— Ты мог бы топнуть ногой и сказать, что ты принц, и приказать Касьяну самому сюда идти, — сказал Темка. — А чего, команда командой, а тут другое Искривление, и ты все равно можешь приказывать.

— Нет, — возразил Ник. — Глупо гордиться титулом, я и так могу доказать, что я лучше. Отец сказал, что мои поступки сделают меня по-настоящему сильным. Просто надо победить.

Темка заскользил по мокрой траве и чуть не рухнул в канаву.

— Ну да, — согласился он. — Так Касьяну-то еще хуже.

— Почему? — спросил Ник и не узнал сквозь ветер своего голоса. Ветер был необычным, стволы деревьев не сдерживали его, а словно, наоборот, создавали. В этом лесу все было необычным.

— Так он же трус, теперь боится, как оправдываться будет! С тобой чего случится, так Касьяну башку отвернут.

Лес сгущался, огромные ветви зловеще шумели высоко над головой. Из-за стволов донесся звук — но не шум листьев. Темка насторожился, принюхался, ноздри его расширились, потом он махнул рукой.

— Нормально!

Ручей с мутной водой медленно спускался по склону, петлял между корявыми корнями, вырывавшимися из земли. Журчала вода, листья шелестели на ветру, но больше — ни звука, ни движения. И вдруг страшная догадка поразила Ника.

— Здесь слишком тихо, — прошептал он. — Звери и птицы избегают этих мест.

— Точно, тут живет кто-то другой, — согласился Темка и еще раз втянул воздух носом. — Жаль, я обещал ни в кого не превращаться на состязаниях. Тут бы намного проще было зверюшкой все обыскать.

— И без этого найдем пещеру с камнями.

Вдруг Темка замер, прислушиваясь. Затем, приложив палец к губам, осторожно двинулся в сторону, носками кроссовок расчищая дорогу на мокрой земле. Ник следовал за ним, с тревогой Думая, что же ожидает их впереди, за разросшимся кустарником с черными листьями.

— Ты слышишь?! — Темка замер.

Ни один человек не смог бы услышать это. Звук доносился издалека. Сперва это был всего лишь шорох, но постоянный, ритмичный, и мало-помалу стала различима тяжелая поступь. Поступь нескольких человек. Ник хотел верить, что это люди. Во всяком случае, казалось, что это двуногие существа. Потом послышалось сухое, хриплое дыхание. Они приблизились.

Ник отступил на шаг назад и почувствовал, как заскользили ноги. Он успел ухватиться за Темку, и они вдвоем съехали в пышные заросли черного кустарника. Разодрав одежду и поцарапав кожу, они умудрились так и не проронить ни звука. Падение, наконец, остановилось. Жалкие крупицы света, проникающие через листву, осветили пещеру. Пещеру, наполненную зелеными камнями.

— Мы нашли пещеру, — сказал Ник, рассматривая перепачканную при падении форму.

— Да не, ты это видал! — ответил Темка. — Это же она! Да вон на стене. Да ты не туда смотришь. Вон же!

Еще секунда, и Ник сумел различить рисунки на стенах. Там была изображена сфера, точно такая же, как та, что возникла вчера в библиотеке.

— Мерцающая сфера, — пробормотал Темка и приложил палец к губам. — Тссс! Они уже здесь!

Странные существа подступили вплотную ко входу. Сначала в просвете листвы появилось огромное плечо и длинная рука со скрюченными пальцами, потом — голова. Остановившись у входа, существо выпрямилось и вгляделось в темноту. Контуры его головы вырисовывались на фоне неба. Грива грязных волос ниспадала на сгорбленные плечи. Сверкнули два острых собачьих клыка, глухой, сдавленный крик поднялся из самой глубины его глотки. К нему приблизились еще два таких же существа.

— Отдыхаем, — раздалась хриплая, но вполне отчетливая речь.

Они опустились прямо на землю у входа в пещеру.

— Оборотни! — прошептал Темка. — Это один из потерянных кланов. Пещерные оборотни. Теперь ясно, чего тут никто больше не живет. Злые они, лучше им не попадаться. Но глуховатые.

Ник лишь кивнул в ответ. Во всяком случае, они нашли пещеру, а сами остались незамеченными, целых два плюса в сложившейся ситуации.

— Все сбылось, — вновь раздался хриплый голос одного из пещерных оборотней. — Мы можем вернуться к своим. Теперь, перед общей опасностью, они все забудут и простят нас.

— Пока еще время есть, — прохрипел другой. — Мерцающая сфера не опасна, она лишь предзнаменование беды. Теперь нам всем хана.

— Тем более вернемся к своим.

— Нет смысла, — упрямо сказал второй. — Это будет конец всему. Другие оборотни нас не спасут. Мы останемся здесь. И будем ждать, пока все вокруг не рухнет.

— Ладно, — примирительно сказал третий оборотень. — У нас еще есть время поохотиться. Пошли.

Оборотни поднялись, их уродливые силуэты снова стали видны сквозь листву. Судя по всему, они и в самом деле собирались поохотиться. Ник успел подумать, что они похожи сразу на человека, собаку и обезьяну.

— Пусть побыстрей уже сваливают, — пробормотал Темка. — Надоело уже тут! Да еще и эта сфера. Ник, ты чего думаешь-то?

Ник снова посмотрел на разрисованные стены, начисто забыв о пещерных оборотнях у входа в пещеру. Ни он, ни Темка не заметили, что вместо охоты три оборотня замерли на месте. Их ноздри расширились, втягивая воздух. Уши заострились, шерсть на загривке встала дыбом.

— Были взрывы, была мерцающая сфера. Ведь этого боялись все оборотни? — сказал Ник. — Но только мы так и не знаем, что это значит. Когда вообще что-то должно случиться?

— У своих родичей чего-нибудь поспрашиваю. Если получится. — Темка почесал макушку. — Пошли, что ли.

— Сейчас. — Ник быстро подхватил два зеленых камня. — Вот и все.

Однако стоило лишь выйти из пещеры, как Ник понял, что еще далеко не все. Три сгорбленные уродливые фигуры притаились неподалеку. Ник и Темка очутились прямо напротив них.

В лицо ударил порыв холодного ветра, черная листва кустарника затрепыхала.

Один из оборотней сделал шаг вперед. Глаза его светились, сверкнули два острых собачьих клыка, сдавленный крик вырвался из приоткрытого рта. Он ринулся на ребят, выставив перед собой лапу со скрюченными пальцами. Черные когти зацепили форму Ника.

Ник повалился на землю, угодив лицом прямо в жгучую черную крапиву. В ноздри ударил запах гниения. Уже через секунду он вскочил на ноги. И выставил перед собой защитную оболочку.

Но тут Темка вышел вперед.

— Стоять, а то все своим расскажу! — крикнул Темка. — В моем роду не любят, когда свои на своих нападают. Эту, как ее? А, конвенцию оборотней помните?

Нападавший замер, снова втянул воздух и кивнул, отчего его грязные волосы рассыпались по плечам.

— Так ты наш. Ты оборотень! — через несколько секунд размышления сообразил он. — Мы тебя не тронем. — И, оскалив клыки, уставился на Ника.

— Нападайте на меня! — крикнул Ник.

Наклонив голову, пещерный оборотень сделал шаг, наткнулся на невидимую стену магической защиты, созданную Ником, и покачал головой.

— Нет! Мы не хотим войны, — прохрипел пещерный оборотень. — Скоро наступят страшные времена. Мы не будем враждовать с вами.

— Ну и отлично, — вздохнул Темка. — А то обижать вас не хочется.

— Чего вы боитесь? — прямо спросил Ник.

Три пещерных оборотня обменялись хмурыми взглядами.

— Мы видели мерцающую сферу и знаем, что за ней должен прийти конец света, — прохрипел один. — Сфера покружилась по Искривлениям, чтобы впитать в себя остатки магической энергии взрыва, а потом исчезла, и теперь нас ждут самые опасные последствия взрыва. Мы это знаем!

— Но что это значит? — настаивал Ник.

— Все исчезнет, — прохрипел один из оборотней и, развернувшись, направился через гущу черного леса, издав протяжный скулящий крик — сигнал к охоте. Его приятели поспешили следом.

— Пошли, что ли, — пробормотал Темка. — Времени-то уже куча. Нас же судьи ждут.

— Пошли, — согласился Ник.

На тропинке возле ворот уже собралась вся команда. Форма у всех была измазана и даже порвана, а хуже всех выглядел Касьян. Одна штанина у него оказалась оторванной, а на лбу красовалась огромная шишка. Он опасливо поглядывал в сторону леса и испытал заметное облегчение, когда появились Ник с Темкой.

— Живы! Я думал, они вас сожрали. Там в пещерах такие твари живут! Брр! — взвизгнул Касьян. — Как бы я потом объяснялся с наставником и с самим императором?!

— Мне тебя не жаль! — прямо сказал Темка. — Обидно, что тебя совсем не сожрали.

Касьян был слишком встревожен, чтобы обращать внимание на такой ответ.

— Камни собрали? Бегом на стартовую площадку. Мы им всем покажем. Мы будем первыми, — его снова волновала только победа.

В этот раз Касьян не ошибся — они вернулись на стадион раньше всех. Окс задрал кверху квадратный подбородок и снисходительно глянул на остальных наставников. Касьян выложил собранные камни судьям на стол, и только тогда стали появляться остальные команды.

— Первой с заданием справилась команда охотников, ей присуждаю три балла, вторыми были лекари, они получают два балла. Третье место поделили между собой команды разрушителей и хранителей, обе команды получают по одному баллу, — провозгласил Генрих Эдмундович. — Виктор!

Здоровяк Виктор ладонями, словно ковшами экскаватора, принялся загребать камни со стола и скидывать в огромный кожаный мешок.

— Верну-ка сразу их обратно, в родное Искривление, — радостно бормотал он. — Теперь вы все небось поняли, что главное не камни, а как их добыть. Водятся такие камешки только у пещерных оборотней.

Недовольный шепот пробежал по рядам.

— Это специально приготовленный сюрприз, — констатировал Генрих Эдмундович. — Задание кажется простым, но в нем подковырка. Мне известно, что таких существ вы не изучали у себя на базах. Вы их изучили только что, прямо на состязаниях. Не стоит надеяться, что я буду вам что-то рассказывать или объяснять! Вы уже не маленькие дети, и задания будете получать самые настоящие. Такие, смысл которых раскроется лишь в процессе выполнения. Все как во взрослой жизни, никакой пощады. Наставники, можете уводить свои команды. Состязания закончены.

— Оборотни не существа, а нормальные люди, — недовольно пробормотал Темка.

Жорик, лишь услышав, что все закончено, сразу помчался к Темке. Он так спешил, что даже оттолкнул в сторону Наргиса. Глаза темного принца недобро блеснули.

— Это сфера! На базе была сфера. Я понял, что видел рисунки в пещере. — Жорик подбежал к друзьям, не заметив, что Наргис идет за ним по пятам.

— Мы уже поняли, только чего с этим делать-то? Вроде все сбылось, а чего это значит, так и неясно. Ну какой-то там непонятный взрыв, и какая-то сфера, вроде как энергия магическая. И кажись, еще и продолжения ждать надо. А чего все это значит-то? Взрослые слов заумных наговорили, поди тут разберись. Я-то, конечно, попробую у своих все узнать, но позже, — кивнул Темка.

— Узнай прям сегодня! — суетился Жорик.

— Нет, нечего тут спешить, они и так на меня злятся. Если бы чего там очень страшное наслучалось, нам бы и так сказали, — категорично замотал головой Темка и вдруг вспомнил: — Ник, а на Высшем Совете про сферу ничего не сказали?

— Нет, я не слышал. Про сферу только ты говорил.

— Эй, Малышкин, ты не хочешь извиниться? — громко спросил Наргис. — Или вы, охотники, считаете, что МЕНЯ можно толкать?

— Извини, — буркнул Жорик и снова повернулся к Нику с Темкой: — Ник, а ты можешь снова залезть на Высший Совет?

— Не говори глупости, — резко сказал Ник, заметив, с каким вниманием ждет ответа Наргис. — Пошли на базу.

— Жорик, да не боись ты так, — успокоил Темка. — Я, как только смогу, все у своих разузнаю.

 

Глава 11

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Константина говорила о том, что зарядка чревата несчастными случаями, но никто особо не боялся, пока на базу не приехала специальная комиссия. Ник с Темкой как раз поднимались по лестнице после тренировки, когда встретили…

— Дед Гордей, мама Альб… леди Дора! — удивился Ник. — Что-то случилось?

— Это не я капитанскую повязку с балкона выкинул! — завопил Темка. Для пущей убедительности он замахал руками и выбил сумочку из рук леди Доры.

— Мы с официальной миссией. Да уж! Объезжаем все базы, смотрим, готовы ли вы проводить зарядку, — ответил дед Гордей. — Мы сейчас представители Совета Лекарей и Совета Хранителей. Индра, официальный представитель Совета Охотников, уже уехала.

Леди Дора подняла сумочку и накинула ее на плечо, защемив пряди светлых волос. Темка смущенно отступил.

— Беспокоиться не о чем. Для вас все хорошо подготовили, — холодно сказала леди Дора; ее серые глаза в упор уставились на Ника, но тут же она улыбнулась. — Я слышала о твоих успехах на тренировках. И учителя тоже тебя хвалят. Только точные науки ты запустил.

— Я стараюсь, — тут же выпалил Ник, он почувствовал себя как несколько лет назад, когда еще учился в обычной школе и приносил домой маме Альбине дневник с оценками. — Исправлю.

— Хорошо, — кивнула леди Дора.

— Ник, нам пора идти. Давно пора, долго мы у вас залы проверяли, — сказал дед Гордей. — Артем, а капитана больше не обижай.

— Вот еще, — пробормотал Темка, у него как раз появился отличный план, как за ужином перевернуть солонку в тарелку Касьяна, подкинуть муху в его компот и намазать клеем стул.

После этой встречи зарядку ждали с особым нетерпением, и даже немного разочаровались, когда утром Константина привела их во второй тренировочный зал. Из шести этажей, принадлежавших базе, этот был самым нижним, хотя и находился в сотнях метров над землей. От стены к стене по залу носился хамеликот Тюфяк с белоснежным платком вокруг шеи. И пахло от него дорогим одеколоном. Заметив команду, Тюфяк обежал вокруг зала последний круг и бросился за дверь.

— Сначала легкая разминка! Три круга бегом и упражнения на растяжку. Вы должны быть готовы к тому, что вас ждет на зарядке, — сказала Константина. — Без боли в мышцах не станешь сильней. Охотник должен быть сильным!

Свисток. Касьян первым сорвался с места, за ним поспешила вся команда.

— Теперь вы готовы, — глядя на раскрасневшиеся лица ребят, сказала Константина. — Идите за мной.

Она подошла к шведской стенке, и та неожиданно отъехала в сторону. Ник, уверенный, что за прошлый год хорошо изучил базу, снова был поражен. За стеной показались ворота, ведущие в неведомое Искривление. Словно мутное стекло, за которым виднелось небо и верхушки деревьев.

— Это крошечное Искривление закреплено за нашей учебной базой. Встретить чужих магов или опасных зверей тут невозможно, будете спокойно делать зарядку, — сказала Константина. — Вперед!

Проход через ворота не ощущался. Несколько шагов, и вся команда оказалась в другом Искривлении. Щурясь от восходящего солнца, ребята столпились на поросшем травой утесе. Легкий осенний ветерок доносил запах гниющей листвы.

— Теперь тут будем бегать? — убитым голосом спросил Темка, рассматривая пологий спуск.

— Вы будете учиться летать, — ответила Константина.

Старший наставник никогда не шутила. Одиннадцать пар глаз уставились на нее, пытаясь понять, что же происходит.

— Год назад вы преодолели Этап Препятствий и тем самым заключили договор, — напомнила Константина. — Этот договор заставляет вас соблюдать многие правила, но еще он дает вам преимущества. Вам всем становится подвластна стихия воздуха.

Константина подошла к тому месту, где каменная площадка резко обрывалась, образуя крутой спуск вниз. Никто из ребят не двинулся с места, они с недоверием смотрели на своего наставника.

— Внизу туман, и поэтому вы не увидите заросли воздушной ваты. Это растение не даст вам разбиться в случае неудачной попытки, — вглядываясь вниз, сказала Константина. — Хватит трястись, это абсолютно безопасно. Но я требую полной самоотдачи. Готовы?

Чувствуя, что от волнения его начинает тошнить, Ник сделал глубокий вдох и первым ответил:

— Готов!

— Готовы! — раздалось еще несколько неуверенных, испуганных, тихих голосов.

— Отлично. — Константина достала из кармана несколько золотистых перышек. — Касьян, раздай каждому по два. Это крылья. Сожмете их в ладонях, и они распахнутся за вашей спиной.

Ник понял, что удивится лишь в том случае, если все пройдет без проблем. Легкие, почти невесомые перышки в ладонях совершенно не придавали уверенности. Зато ноги словно налились свинцом. Он подошел к краю площадки и посмотрел вниз, в белые сгустки тумана. Уверенности не прибавилось.

— Раскрываем крылья и взлетаем. Нужно просто представить себе полет, стихия воздуха сама вам все подскажет, — сказала Константина. — Кто будет первым?

— Я! — вызвалась Кристина. — Мы уже учились летать.

Ник даже не подумал, кто такие «мы», и где они учились, он во все глаза смотрел, как за спиной у Кристины распахнулись крылья. Они были похожи на крылья бабочки — такие же яркие, только намного больше.

Кристина взмахнула крыльями и шагнула в пропасть.

Сначала показалось, что она падает, но уже через несколько метров падение замедлилось. Взмах крыльями, еще один, и начался подъем. Кристина взлетела вверх, так сильно размахивая крыльями, что они едва не соприкасались.

— Получилось! Ура! — крикнула всегда меланхоличная Ольда, и Ник понял, что тоже присоединился к ее радостному крику.

Кристина легко парила над утесом.

— Отлично! — сказала Константина. Такой похвалы от нее мало кто удостаивался. — Следующий!

К краю скалы шагнул Касьян, поглядел вниз на туман и пропустил вперед Темку.

— Ну так это легко. — В тот же миг за спиной Темки появились два черных крыла, покрытых шерстью. Темка шагнул вперед и начал падать.

— Он разобьется! — взвизгнула Майя.

— Нет, — спокойно ответила Константина. — Это невозможно.

Все смотрели, как Темка вдруг сумел справиться с крыльями, быстро-быстро замахал ими и взмыл вверх.

— Следующий!

Касьян с Игнатом, девочки, лопоухий Яша и даже хмурый Жорик. У всех раскрылись крылья, все смогли шагнуть с утеса и теперь парили в воздухе, в нескольких метрах над поверхностью. Ник вдруг понял, что он остался один.

— Ник, твоя очередь, — сказала Константина.

Это просто, справились все, сможет и он.

Ник сжал перышки в руках и сразу же почувствовал тепло, тепло разлилось вверх по рукам, зажгло в лопатках. Плечи расправились сами собой, и тотчас же за спиной появились крылья. Два ослепительно-белых орлиных крыла.

Ник сделал шаг с обрыва. Нужно просто представить себе полет. Нужно! Крылья должны стать частью тебя! Должны!

Ник чувствовал, как летит вниз. Так же как Кристина и Темка! Он сейчас все сможет. Усилие, стихия воздуха должна ему помочь.

В голову почему-то пришло, что сегодня на удивление красивый восход, лучи солнца так и били в глаза.

Крылья бессильно болтались за спиной. Белые клубы тумана, за которыми прячутся спасительные растения и твердая земля, приближались.

— Сосредоточься! — послышался слегка взволнованный крик Константины.

Ник сосредоточился и провалился в белый туман. Падение замедлилось.

Что-то мягкое встретилось на пути, падение остановилось. Ник сидел на поляне, словно толстым слоем снега, покрытой блекло-зелеными растениями — воздушной ватой. Тысячи маленьких мягких листьев казались ватными шарами, именно они и спасли жизнь Нику.

Наверху, через слой тумана едва был виден утес и ребята.

Внезапно накатила волна одиночества, Ник почувствовал себя отрезанным от всего мира. Исчезли все звуки и краски, Ник понял, что он где-то безумно далеко. Рядом находился кто-то еще, вот только друг или враг, было не разобрать. Ник пробирался через блуждающие огни, перескочил через серый ручей. Кто-то словно тень следовал за ним, а впереди нависла темная громада, от нее веяло холодом и пустотой. Мир рушился. На небе больше не было солнца, а земля уходила из-под ног, хотелось выбраться, но выхода не было.

— Ну, ты чего там, совсем, что ли, провалился? — послышался обеспокоенный голос Темки.

Ник дернулся, наваждение исчезло. Он снова сидел на поляне, покрытой блекло-зелеными растениями. Руки и ноги тряслись, как после быстрого бега. А наверху сквозь просветы в тумане виднелась обеспокоенная команда.

Ник встал. Крылья безвольно висели у него за спиной.

— Я принц, и мне подвластна стихия воздуха! — упрямо сказал он.

Ничего не произошло, даже взмахнуть крыльями не получилось. Сверху послышались встревоженные голоса ребят.

— Я могу, я сам отвечаю за свои поступки и смогу добиться, чего захочу.

Крылья расправились за спиной. Ник вытянулся на носках. Взмахнул крыльями, они вдруг стали частью его самого, и медленно взлетел. Все выше и выше, он поднялся над туманом, на каждый взмах крыльев приходилось прилагать кучу усилий.

— Ну наконец-то! — радостно воскликнул Темка.

Рядом сверкнули яркие крылья Кристины, она с легкостью облетела вокруг Ника, а ему тем временем приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы держаться в воздухе и снова не рухнуть вниз. Думая лишь о том, что любой порыв ветра может отбросить его в сторону, и тогда уже не будет сил вернуться сюда, Ник взлетел на утес.

— Для начала неплохо, — голос у Константины не изменился, вот только лицо заметно побледнело. — Первый полет — самый сложный. Ник, все-таки ты смог.

Ник встал на утес и почувствовал, что крылья снова безвольно повисли за спиной. Чувствовал он себя ужасно, а льстивые слова Касьяна еще больше ухудшили настроение.

— Ник! Принц, ваше высочество! — излишне обеспокоенно сказал Касьян. — Мы тут так все переполошились. Надо же, лучшим оказался я, простой капитан команды. А ведь принц всегда и во всем должен быть первым.

— Ты прав, — ответил Темка. — Ник первый, у кого ничего не получилось. Так что он круче!

Ник радостно рассмеялся — это лучшее, что он мог сделать, чтобы не показаться полным болваном. Сегодняшняя зарядка далась ему сложней многих состязаний. С начала учебного года, да чего там, с начала лета он впервые столкнулся с проблемой, которую не смог преодолеть. Пока еще Ник не догадывался, что это лишь начало.

— Зарядка закончена. Снимайте крылья, — скомандовала Константина. — Просто представьте их снова легкими перышками в ваших ладонях. Касьян, собери.

Ник с радостью отдал капитану два золотистых перышка.

— Что стряслось-то? — спросил Темка по дороге в столовую и, раскрыв рот, выслушал рассказ Ника. — Не может быть!

— Спасибо, но все так и есть, я не смог раскрыть крылья, — вздохнул Ник.

— Да кому они нужны, твои крылья. Я про предостережение, — отмахнулся Темка и, привстав на цыпочки, подхватил за шиворот Жорика. — Стоять! Слыхал, Нику предостережение послали?

— Нет! Чего? — спросил Жорик, сутулясь и не решаясь вырваться от тощего Темки.

— Какое предостережение? — удивился Ник.

— Такое! Сам же сказал, что увидел всякую там жуть. Так вот, это и есть предостережение. Правда, обычно такое бывает у оборотней.

— Расскажи толком, — попросил Ник.

— Мы предчувствуем будущее, интуиция у нас такая есть от рождения. Если чего-то там случиться должно, то — раз, — и у нас такое видение случается. А вот, почему маги предостережения получают, я не знаю. Вроде у вас дар особый или еще что-то. Надо бы разобраться с этим.

— Но у меня никогда раньше такого не было, — пожал плечами Ник и неожиданно вспомнил про хрустальный шар. — Пошли, вы сейчас тоже все увидите.

— Сначала поедим, — взмолился Жорик.

Геркулесовую кашу проглотили за несколько минут и, пока до первого урока оставалось еще немного времени, побежали наверх. Ник влетел в комнату и полез в тумбочку, предварительно согнав с нее с губку-пылеедку. Темка хмыкнул, когда увидел хрустальный шар.

— Сейчас ты сам все увидишь, — пообещал Ник.

Темка едва сдерживался, пытаясь не расхохотаться, он то раздувал щеки, то сжимал их ладонями. Жорик неуклюже топтался на месте.

— Сорок минут назад. — Ник протянул руки к шару.

Ник увидел в отражении шара себя и друзей, они стояли на лестнице. Позади медленно поднимался по ступенькам довольный Тюфяк. Прозвучала жалостливая мольба Жорика: «Сначала поедим» и ответ Темки: «Пожалуй, ты прав!»

Темка в голос расхохотался.

— Я ничего не понимаю, — смутился Ник. — Я просил сорок минут назад.

— Неужели ты не знаешь? — вытирая слезы, выступившие от смеха, сказал Темка. — Такие вот хрустальные шары всегда показывают, что было десять минут назад. И все. Ничегошеньки больше они не могут. Ты уже проверял его?

Ник вспомнил одну-единственную неудачную попытку и кивнул:

— Но продавец сказал, прошлое. Он даже продавать мне его не хотел.

— Ну так чего, десять минут назад — это самое настоящее прошлое, — продолжал веселиться Темка. — Он тебя и не обманул совсем.

— Ладно, хоть поели, — вздохнул Жорик, хрустальный шар его совсем не заинтересовал.

— Ну зачем это продавцу? — пожал плечами Ник. — Он же даже денег с меня не взял. Наверное, это шутка была.

— Шутка-шутка, — веселился Темка. — Дай-ка я угадаю, продавец был одет в какое-то рванье и нацепил на себя кучу всяких побрякушек.

— Это талисманы, — поправил Ник и осекся. — Откуда ты знаешь?

— Есть сообщество жуликов, они так всегда головы дурят. Типа им ничего не надо, а сами потом появляются и много-много денег выманивают. Это их законная добыча! — пояснил Темка. — Отец, когда понял, что я в Запретную Зону сбежать собрался, меня о таких как раз предупредил. Меня они тоже атаковали, предлагали средство от блох.

— Ты был там?

— Я же не какой-нибудь там Окс, конечно, был. Искал лак для когтей. Понимаешь, я когда в волка превращаюсь, у меня когти слоиться начинают. — Темка почесал затылок. — Так что появится еще твой продавец.

— Придется откупаться от него, — сказал Ник, теребя в руках алмаз, подаренный отцом. Он легко сможет дать продавцу-жулику столько денег, сколько тот попросит. Об этом даже не стоило волноваться.

Намного сильнее беспокоило другое. Из головы все никак не шло происшествие на зарядке. Весь день Ник ходил сам не свой, пытаясь понять, было это предостережение, или ему просто что-то привиделось от волнения, он почти не обращал внимания на происходящее. Его оставили равнодушным даже сообщение Вениамина Вениаминовича о необычайной активности зомби и новый рецепт любовного зелья у Анжелики Мефодьевны, от которого радостно захихикали девочки. Он даже думать забыл про магические взрывы и мерцающую сферу. Лишь вечером он понял, что должен сделать.

— Темка, пошли в библиотеку, — позвал Ник сразу после тренировки и, поймав полный недоумения взгляд, добавил: — Там в Интернете я смогу найти ответ.

— У родителей спросить не хочешь? — удивился Темка.

— Они волноваться начнут. Представляешь, два месяца с ними только по ЗОСу разговаривал, а тут про предостережения спрошу. Мама сильно расстроится, — покачал головой Ник. — Да я и сам легко могу все узнать.

— Ну ладно, вроде как теперь нам не запрещают компьютерами пользоваться, — согласился тот. — Правда, особенно и не учат. Надо бы и Жорика позвать.

Жорик наотрез отказался: сегодня по Магик-ТВ показывали новое шоу для тех, кто хочет поумнеть. Сразу после ужина Ник с Темкой отправились в библиотеку, а Жорик обосновался на диване около телевизора. Касьян прохаживался за диваном, делая вид, что происходящее на экране его совершенно не интересует.

В библиотеке еще витал сладковатый запах духов Анжелики Мефодьевны, по углам стояли ароматизированные свечи, а на учительском столике громоздились флакончики и шкатулочки. Зато на компьютерах скопился слой пыли: за последние занятия у Ника не получилось убедить учительницу войти в магик-Инет. «Ах, это так небезопасно!» — восклицала Анжелика Мефодьевна.

Темка включил компьютер. Ник сел за соседний, вышел в пространство магического Интернета и задумался, как лучше сформулировать запрос. Отлично понимая, что знаний у него не хватает, он набрал просто «предостережения». Через час поисков Ник понял, что предостережения можно получать самыми различными путями. Что некоторые маги получают их с рождения и всю жизнь живут счастливо, а других могут предостеречь лишь однажды. Что если один маг знает о какой-то опасности, то может предостеречь другого, направив ему странное видение. И еще — что бывают фальшивые предостережения. Посланные кем-то в качестве розыгрыша.

— Ты чего! — раздался механический голос от Темкиного компьютера. — Непонятно, что ли, что нужно ввести свое настоящее имя. Какой же ты Вася Иванов? Пиши правду!

— Ух ты, его не обмануть, — восхитился Темка. — Темка!

Ник обернулся и увидел, что на экране у друга мигает заставка сайта «Легион вечности», на котором тот пытается зарегистрироваться.

— Темка ты для друзей своих. А для меня вы все ротозеи и оболтусы. Скажешь, наконец, свое имя или твою физиономию в бан-лист внести? — возмутился компьютер.

— Ну так я того, Артем Остин.

— Угу, дальше давай пиши и не пытайся лгать!

— Лет мне двенадцать. И вообще, я просто красавчик.

— Не лгать!

— И не лгу, на себя посмотри, — обиделся Темка.

— Ладно, проехали, зарегистрирован.

У Ника из монитора в буквальном смысле слова полезла реклама: красный квадратик, противным голосом расхваливающий длинноусых червяков, выбрался наружу и попытался залезть Нику в карман.

— Не нужны мне червяки.

Квадратик заскочил на экран и исчез. Вместо него выплыла синяя тучка и противным гнусавым голосом стала рекламировать средства для улучшения погоды.

— Чего ты там говоришь? — отозвался Темка. — Я нашел, что нужно. Ссылку лови.

Темка дотронулся до экрана, и Ник едва успел увернуться — мимо его лица словно комета промчалась сияющая строка символов и влилась в компьютер. Тотчас же на экране появилась заставка: «Легион вечности».

— Только правду пиши, — поспешил сообщить Темка. — Вообще врать не дает.

Ник зарегистрировался. Тут же открылась страничка личной информации. Ник ахнул, ничего этого он не вводил. На страничке был указан титул, награда, полученная в прошлом году, интересы и даже клички его собаки и орла. В верхнем углу появилась аватарка, в ней, словно в зеркале, отражалось его лицо. Снизу выскочили аватарки других магов, мечтающих пообщаться. Среди довольных улыбчивых лиц Ник заметил одно, обведенное жирной черной линией. С аватарки печально смотрела некрасивая девочка с длинным носом и яркими прыщами. Слезы катились по ее щекам. Над аватаркой появилась надпись: «Я одна. Меня все бросили».

Ник открыл ее страничку. Гэла, 13 лет, день рождения 5 апреля. Оборотень. Искривление Мрака.

Заметив Ника, аватарка смущенно кивнула. Выскочило новое окошко с сообщением: «ПРИВЕТ. Я ГЭЛА, ОБОРОТЕНЬ. ЛУЧШЕ СРАЗУ УХОДИ».

— Почему? — вслух выпалил Ник и заметил, что его слова уже отправлены в виде сообщения.

— С оборотнями никто не дружит, — незамедлительно пришел ответ.

— Я дружу.

— Неужели ты не понял? У меня нет друзей. Я оборотень. Ты видишь, в каком Искривлении я живу.

— Это неважно, — ответил Ник.

Девочка на аватарке вдруг улыбнулась, от этого ее нос стал еще длинней, а прыщи на лице попали под луч света и обозначились ярче.

— Я тебя знаю. Ты в команде охотников.

— Да. А ты в какой команде?

— Ни в какой. Мне нельзя состязаться со всеми. Я же оборотень. Меня не выпускают.

— Почему? Другие оборотни тренируются вместе со всеми, — удивился Ник.

— Моя семья пошла против принца Наргиса. Злой принц Наргис хотел взять нашу семью в элитный отряд. Мы отказались ему служить, он выселил нас сюда. Поэтому мне…

И тут на аватаре у Гэлы появился настоящий испуг. Даже не попрощавшись, она застыла, и в углу аватарки зажглась красная свечка. Ник твердо решил, что еще увидит ее и узнает, что произошло.

— Узнал чего-нибудь? — Темка наконец-то оторвался от экрана, попрощавшись с тремя десятками новых друзей.

— Да. — Ник посмотрел в его счастливое лицо и решил пока ничего не говорить про Наргиса и элитные отряды оборотней. — Предостережение или сработает, или нет. Пока вроде опасаться нечего.

 

Глава 12

ТРИНАДЦАТИЛЕТИЕ — УЖАСНЫЙ ПРАЗДНИК

Тренировки, зарядки, учеба и состязания отнимали все силы. Ник и сам не заметил, как наступил ноябрь. Близилось тринадцатое число. На этот раз ему не дали забыть про собственный день рождения.

— Что-то давно ты стенгазету не читал, — сказал Касьян, упорно пряча взгляд. — А вот Яша с Игнатом стараются, каждую неделю что-то новое пишут. И название у газеты, наконец, появилось. Это я сам придумал, оно предельно оригинальное!

— Хорошо, — ничего не подозревая, ответил Ник. Он спустился на учебный этаж и сразу услышал смех Темки.

— О, идет наш прекрасный и сияющий! — хрюкнул Темка, заметив Ника. — Необычайный и лишающий покоя, тебе тут столько понаписали. Покоривший огненные шары и столбы. Бесподобный!!!

Там, где обычно висела скромная газета, описывающая жизнь команды, теперь появился огромный плакат, скрывающий всю стену. Цвет чернил менялся каждую секунду, от чего рябило в глазах.

Манускрипт

До Дня Рождения принца Дариана осталось пять дней.

Все светлые маги будут отмечать этот великий праздник.

В честь праздника отменят даже состязания!!! ;)

Наши пожелания принцу: счастья, здоровья (это лично от капитана, остальные тоже дописывайте, что хотите).

Каким мы видим принца: необычайный, сиятельный, способный к самопожертвованию, прекрасный…

Всех эпитетов Ник не смог прочесть — от постоянно меняющих цвет чернил заболели глаза. Он уставился на свою фотографию, явно сделанную во время зарядки, когда Ник в очередной раз пытался взлететь, а крылья снова не слушались его. Вид у него был далеко не сиятельный.

— Мы старались. Тут каждый из команды еще будет вносить поздравления. — Касьян рассматривал шнурки на своих кроссовках. — Мы думали, что все вместе отмечать будем. Вот, думали, будет первый выходной, когда нам разрешат базу покинуть, мы сразу тебя поздравлять пойдем. А ты нас не пригласил!

— А, конечно, приглашаю, — изумленно пробубнил Ник.

И тут же в газете появилась новая строчка.

Принц Дариан приглашает всю свою команду, а также учителей и наставников во дворец на свой День Рождения!

— Во дворец! — Темка шарахнулся в сторону, веселость в один миг слетела с него.

По-настоящему, в кругу друзей, Ник отмечал свой день рождения лишь один раз, в прошлом году, теперь же за столом будут сидеть еще и любящие родители. В этот момент Нику показалось, что пять дней — это слишком долго. Каждый раз, проходя мимо «Манускрипта», Ник видел, как уменьшается количество дней и как появляются все новые и новые пожелания. Почему-то кроме радостных Темкиных «Поумнеть и потолстеть» и «Научись, наконец, летать, болван» в основном были неподписанные пожелания любви.

В пятницу вечером после тренировки Константина сказала Нику, что его ждут. В зале возле телевизора Ник увидел Туана, одетого так пышно, что светящиеся стены зала казались блеклыми, обстановка — унылой, и даже гордый дракон над фонтанчиком опустил голову.

— Ваше высочество, вам следует собираться домой, — произнес Туан, с явным неодобрением разглядывая форму Ника и особенно оторванный рукав — результат активной отработки новых заклинаний.

— Я думал, завтра, — удивился Ник.

— Вы принц и несете гораздо большую ответственность, чем остальные. — Туан с неодобрением огляделся по сторонам. К счастью, никого из команды в зале не было, а дремавшему на диване Тюфяку не было никакого дела до одобрения или неодобрения.

Ник зашел в комнату лишь за курткой, ничего больше брать с собой он не стал. А когда вернулся в зал, то увидел, что Туан разговаривает с Кристиной.

— Передай старшему наставнику, что приглашение посетить базу я пока оставлю себе. Мне еще придется ходить мимо охранных колонн, — сказал Туан.

— Передам, но она слишком строгая и все равно сегодня же потребует приглашение обратно. Она не захочет, чтобы кто-то без ее ведома проник на базу.

— Все же передай. Обязательно напомни всем про этикет. И заколи волосы, неприлично ходить с такой прической. И было бы неплохо тебе приколоть к мантии веточку омелы, — хмуро заметил Туан и обратился к Нику: — Ваше высочество, нам пора.

Всего через несколько минут они прошли ворота и оказались в дворцовом саду. Когда Ник покидал дворец, то здесь цвели пышные растения с яркими цветами и порхали бабочки. Сейчас же все было иначе. Пустынная, покрытая первым снегом дорожка была освещена парящими в воздухе огненными шарами.

— Приветствуем принца Дариана, — отчеканили усатые, одетые в доспехи воины, охранявшие дворец.

— Добрый вечер! — ответил Ник и получил недовольный взгляд Туана. По этикету он должен был царственно склонить голову, а не отвечать на приветствия.

— Следуйте за мной, ваше высочество.

Чтобы добраться до покоев родителей, следовало подняться вверх по центральной лестнице, но Туан обогнул ее и направился вперед по коридору. Дворец готовился к празднику, доказательства этому встречались на каждом шагу — живые цветы, мерцающие факелы, воздушные шары, постоянно меняющие форму. Не встретив ни охранников, ни придворных магов, они достигли дверей, ведущих в личные покои Ника.

— День рождения принца — это событие особой важности и должно проходить официально, — сказал Туан. — Все расписано по минутам. Я как ваш официальный воспитатель буду следить за всем. Для того чтобы у вас была возможность отдохнуть, я забрал вас с базы. Вам надлежит немедленно лечь спать.

— Но я хочу увидеть родителей, — возразил Ник. — Я два месяца их не видел.

— Император с императрицей, а также юная принцесса не должны тревожить ваш покой, — ответил Туан. — Вы встретитесь с ними завтра. А теперь вам следует хорошенько отдохнуть, поверьте, силы вам понадобятся.

В правдивости этих слов пришлось убедиться уже утром. Туан вошел в комнату, на серебряном подносе возвышался ларец и стакан мятного отвара. Пока Ник послушно пил из серебряного кубка, начались наставления:

— На празднике вам надлежит быть царственным и милосердным. Вы будущий император и должны соответствовать своему сану. Сейчас я могу вам помочь, но там, во время церемоний, вы должны будете действовать самостоятельно.

Ник сделал последний глоток отвара.

— Праздничный костюм для вашего высочества, — объявил Туан, и тотчас же на кровати появился серый расшитый золотом костюм. К нему прилагались меч и ножны, украшенные самоцветами. — Извольте примерить!

Ник только потянулся за костюмом, как вновь нарвался на недовольство Туана.

— Я понимаю, что ваше высочество росли в совершенно неподходящих для вашей персоны условиях, и жизнь в башне охотников отнюдь не способствует развитию элегантных манер. Но ведь элементарную придворную магию вы могли осилить, пока летом жили во дворце.

— Э-э-э-э… — красноречиво начал Ник и умолк. Ну да, все лето Туан поучал его, но Ник предпочитал брать пример с отца, который не очень-то придерживался всяких церемоний.

— Вот так, с вашего позволения, — недовольно пробормо