Пустой гроб

Сувестр Пьер

Аллен Марсель

 

Глава первая

ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЛЕЧЕБНИЦА

— Господин профессор уже пришел?

— Еще нет, мадемуазель!

— Ах, как некстати. Который же теперь час? Должно быть, четверть одиннадцатого?

— Четверть только что пробило, но часы, похоже, спешат.

— Все равно никак не возьму в толк, почему профессора до сих пор нет.

— Если хотите, мадемуазель, я пошлю кого-нибудь справиться к нему на квартиру.

— Я сама уже давно это сделала, милочка. Профессор ушел из дому в восемь утра; он консультировал в городе и, видимо, задержался дольше, чем предполагал.

— Вы разыскиваете его по поводу больной из палаты 28?

— Угадали.

— Плохи ее дела, мадемуазель?

— Не знаю, что и сказать… Но хотелось бы, чтобы профессор был здесь.

Произнесшая эти слова мадемуазель Даниэль, женщина лет сорока с правильными, грубоватыми чертами энергичного лица мужского типа, оставила свою собеседницу на крыльце роскошного, утопающего в зелени особняка.

Затем, по широкой просторной лестнице, украшенной великолепными перилами кованой стали, она проворно поднялась на третий этаж. Даниэль исполняла одновременно обязанности экономки и старшей медицинской сестры в психиатрической лечебнице на авеню Мадрид, в Нейи, главным врачом которой состоял профессор Поль Дро, молодой известный хирург, годам к тридцати шести-тридцати семи уже приобретший репутацию опытного специалиста и имевший солидную клиентуру, чему он обязан был не только своим профессиональным достоинствам, но и ловко организованной рекламе.

Оставшаяся стоять на крыльце собеседница Даниэль была старше ее по возрасту, на голове она носила маленький кружевной колпак, из-под которого выбивались седеющие пряди, а поверх всей одежды надевала огромный халат в сине-красную клетку — по утрам в него обязаны были облачаться все медсестры лечебницы.

Даниэль была старшей медсестрой, а ее собеседница — самой старой среди всех медсестер лечебницы. Само имя ее — Фелисита — казалось исполненным надежды. Среди пациентов она была известна и пользовалась репутацией человека серьезного, знающего, сноровистого. Она привыкла ходить за больными по ночам, всегда была при деле и давно забыла о каких бы то ни было развлечениях.

В ответ на последние слова Даниэль Фелисите, понурившись, лишь устало развела руками. По поведению старшей медсестры она догадалась, что причиной ее беспокойства была больная из палаты 28, богатая старая перуанка Конча Коралес, которой два дня назад удалили огромную фиброму и теперь опасались фатального исхода.

Пожимая плечами, Фелисите собралась было удалиться, как вдруг лицо ее засияло.

Она заметила, как в глубине сада молодой элегантный мужчина открывает выходящую на улицу решетчатую калитку.

— А вот и господин профессор, — сказала Фелисите, — теперь мадемуазель Даниэль может быть спокойна.

Это и в самом деле был профессор Поль Дро. Припарковав свой роскошный лимузин у края тротуара на авеню Мадрид, молодой врач приподнял воротник пальто — в то утро было прохладно — поглубже надвинул цилиндр, натянул перчатки и стремительно зашагал по главной аллее сада.

Он слегка кивнул в ответ на почтительное приветствие Фелисите, поднялся по ступенькам и вошел в здание.

Стоило появиться профессору, как весь дом словно ожил, нарушив тишину, предписываемую правилами в интересах больных. В коридорах послышалось шуршание юбок, захлопали двери, появились медсестры, которым нужен был совет, а из всех углов, нерешительно и робко, стали выглядывать родственники и друзья прооперированных больных, пытаясь поймать взгляд профессора, воспользоваться какой-нибудь случайностью, которая позволила бы их близким незамедлительно получить консультацию.

Но профессор Дро, ни на кого не глядя, быстро поднимался на третий этаж.

На площадке третьего этажа он лицом к лицу столкнулся с Даниэль; старшая медсестра пользовалась большим авторитетом, чем все ее подчиненные и пациенты. Без тени смущения она преградила ему дорогу.

— Господин профессор, — отчеканила она звонким, хорошо поставленным голосом особы властной и рассудительной, — можно вас на два слова, я о больной 28.

Непроизвольным движением профессор попытался было оттеснить Даниэль. Он нахмурился и на ходу бросил:

— Потом, Даниэль, потом… Вы же знаете, у меня операция, я опаздываю; должно быть, с полчаса, как больной дали хлороформ.

Но мадемуазель Даниэль не отступала.

— Всего минутку, господин профессор, у двадцать восьмой высокая температура.

— Сколько? — спросил Поль Дро.

— 39,2.

Хирург поморщился.

— Ее чем-нибудь кормили? Давали что-нибудь? Питье, жидкую пищу?

— Соблюдали строжайшую диету, господин профессор, разве что глоток шампанского, разбавленного водой.

Не отвечая ей и преодолев наконец заслон, который всем своим телом пыталась создать Даниэль, Поль Дро шагнул на первую ступеньку лестницы, ведущей на четвертый этаж, где располагалась операционная.

Он и не заметил удрученного вида старшей медсестры, которая все утро прождала профессора, тревожась о больной и уповая на его ученость, а теперь сочла, что он признал свое бессилие и потерял к больной всякий интерес.

Поль Дро, между тем, вернулся; рассеянно коснувшись пышной шевелюры медсестры, в которую вплелись серебряные нити, он поинтересовался:

— Даниэль, больная 28 — это та самая иностранка, мадам Конча Коралес, из Перу?

Даниэль, собравшаяся отправиться по своим делам, утвердительно кивнула:

— Да, господин профессор.

И, почувствовав, что хирург колеблется, она снова принялась его упрашивать:

— Поверьте, профессор, больной и впрямь очень плохо, если бы вы согласились уделить ей пару минут, — больше и не потребуется — но только сейчас, немедленно…

Внезапно лицо старшей медсестры озарилось улыбкой; вняв ее мольбам, профессор спустился с лестницы и торопливо зашагал по коридору.

Даниэль распахнула дверь, и хирург шагнул в полумрак палаты. Покрытые эмалевой краской стены были совершенно белыми; посреди, на небольшой медной кровати, застеленной белоснежными простынями, лежала женщина, очертания тела которой угадывались под складками покрывала. Ее желтая, как воск, голова тонула в подушке, тяжелая, будто у мертвой.

Глаза больной были полузакрыты, из несомкнутых губ вырывался хриплый свист; восхитительно прелестная молоденькая медсестра, сидевшая рядом, куском батиста машинально и размеренно промокала крупные капли пота, выступавшие у нее на висках.

Волосы больной, совсем седые, были заплетены в косу, как у пансионерки; похоже было, что она без сознания.

Профессор, не торопясь, приблизился и обратился к дежурной медсестре:

— Дайте мне температурный лист.

Та тотчас вскочила, взяла с соседнего столика листок плотной бумаги, на котором карандашом были нанесены кривые линии, показывающие движение температуры.

Даниэль, которая тоже присутствовала на консультации, внимательно следила за профессором, силясь угадать, что скрыто под непроницаемой профессиональной маской. Потом она перевела взгляд на бедную больную — опухшее лицо, глаза ввалились, виски в капельках пота — и невольно сравнила обезображенное лицо старухи с миловидным, брызжущим молодостью и здоровьем личиком юной медсестры, дежурившей в палате.

Профессор Поль Дро задавал вопросы:

— Когда была операция?

— Позавчера, господин профессор, вы сами оперировали…

— И правда, — согласился хирург, — по-моему, это был аппендицит?

— Фиброма, господин профессор; если господин профессор припоминает, это та самая больная, которую оперировали в пятницу, в восемь утра, в тот день еще был настоящий ливень.

Напоминая все эти подробности, дежурная медсестра ничуть не была удивлена, что хирург начисто забыл, какую операцию он делал. Его забывчивость была вполне объяснима, ведь каждый день, во всяком случае, каждое утро, профессор Поль Дро проводил в лечебнице четыре, а то и пять операций.

Хирург рассеянно взглянул на свою хорошенькую собеседницу:

— Благодарю вас за эти сведения, мадемуазель Жермена, — сказал он.

И, помолчав, добавил:

— Теперь я все вспомнил.

Он посмотрел на больную, подошел к ней, белыми ухоженными руками коснулся ее запястья, потом распорядился:

— Продолжайте соблюдать диету… Можете дать ей немного хинина, разведенного в столовой ложке минеральной воды Виши; обязательно нужно добиться, чтобы температура спала.

И, окинув обеих медсестер строгим, сдержанным взглядом, он заключил:

— В этом я полностью полагаюсь на вас.

С этой минуты хирург думал уже совсем о другом. По его же словам, в предоперационной этажом выше в ожидании операции томилась больная, которая уже минут сорок должна была находиться под хлороформом.

Профессор быстро поднялся на один этаж, и на сей раз его ничто не задержало. Его давно ожидали помощники и молодые врачи, и он заторопился в примыкаь дую к операционной умывальную, а его коллеги тем временем пошли за больной и начали подготовку к анестезии.

Пожалуй, из всех парижских клиник психиатрическая лечебница Поля Дро размещалась самым выгодным образом. Находилась она неподзлеку от Булонского леса, в славящемся своим целебным воздухом квартале Нейи и, по крайней мере внешне, была уютной, приветливой и веселой.

Уже два года как доктор Поль Дро обосновался в этом чудесном особняке, некогда частном владении, возведенном среди огромного парка. Умело организовав рекламу вокруг своего имени, а заодно и вокруг лечебницы, он приобрел известность в аристократических светских кругах и обзавелся богатыми клиентами с толстыми кошельками, которые ценили его по достоинству.

В скором времени лечебницу предстояло расширить, и два ее новых корпуса уже вторглись на территорию сада, тесня доходные дома, возведенные с двух сторон от лечебницы строительными подрядчиками.

Эти-то корпуса и называли новыми павильонами. В каждом из них насчитывалось с десяток палат, широких, просторных, полных воздуха, где для больных были все современные удобства, включая новейшие антисептические установки.

Повсюду, конечно же, была горячая и холодная вода, центральное отопление, электричество.

На четвертом этаже главного корпуса располагались две огромные операционные. Профессор оперировал ежедневно, и не только он: другие хирурги, которые, подобно Полю Дро, не стремились заводить специализированные психиатрические клиники, нередко оперировали своих пациентов на авеню Мадрид.

Многочисленным, отлично вышколенным персоналом лечебницы умело заправляла лично мадемуазель Даниэль, которая, основательно проштудировав премудрости своей профессии, за три года работы старшей медсестрой развернула бурную деятельность, знала все о каждом больном и, если надо, не ленилась подняться ночью.

Она была доверенным лицом доктора и, надо отдать ей должное, особым своим положением никогда не злоупотребляла.

Под началом у Даниэль было около сорока медсестер и монахинь, которых прикрепляли к больным в зависимости от их пожеланий.

Пребывание в лечебнице обходилось в круглую сумму, операция стоило не меньше двенадцати тысяч франков, включая до- и послеоперационный уход. Надо думать, цены эти не казались завышенными, ибо в разгар сезона — а ведь, подобно театральному, существует и операционный сезон — пробиться к доктору Полю Дро было невероятно сложно, и места в палатах резервировали заранее.

Несмотря на это, с коммерческой точки зрения, предприятие отнюдь не процветало. Хотя завсегдатаям пребывание в лечебнице стоило недешево, она почти не приносила дохода.

Без конца приходилось что-то менять, совершенствовать, персонал обходился все дороже, за рекламу запрашивали баснословные суммы, и когда порой профессор Поль Дро выглядел озабоченным и уходил в себя, тревожило его не только состояние больных, но и финансы лечебницы.

В свое время профессор сговорился с одним предпринимателем, и тот взял на себя все расходы по благоустройству помещений. Сам доктор выступал лишь в качестве хирурга, своего рода технического директора лечебницы.

Но вскоре дела приняли скверный оборот и предприятие, куда наряду с больницами другого профиля входила лечебница Поля Дро, обанкротилось.

Лечебница на авеню Мадрид стала предприятием на акционерных началах; с трудом сколотили акционерное общество, которое, едва родившись, грозило распасться; рассыльные, распространявшие акции на бирже, сбывали их с большим трудом.

В этот период междувластия Поль Дро волей-неволей вынужден был не только практиковать, но и заниматься коммерцией. Он взял на себя обязательство выплатить многочисленные долги и, хоть и не без опаски, все же надеялся в скором времени что-нибудь придумать, сбросить с себя бремя материальных забот и целиком отдаться врачебной практике.

Правда, такое скверное положение дел могло сохраняться еще бесконечно долго и потому всерьез тревожило доктора.

сбросившими листву вековыми деревьями и корпуса, в которых уснули больные.

Когда мадемуазель Даниэль отправилась спать, время подходило к полуночи. Обязанности медсестры она выполняла до восьми вечера, а потом вступала в должность экономки. Сменив больничный халат на черный канцелярский фартук, Даниэль добрых четыре часа сверяла цифры, заполняла счета и накладные, проверяла записи в приходно-расходной книге, прежде чем, вконец измученная, решила подняться к себе и прилечь, но сначала строго-настрого наказала дежурившей в ту ночь Фелисите:

— Будите меня только в случае крайней необходимости.

Тем временем в палате 28 медсестра Жермена по-прежнему бодрствовала у постели больной. Предписанное хирургом лечение почти не возымело действия, и страдания перуанки, понемногу приходившей в себя, стали нестерпимыми. Уже несколько часов несчастная задыхалась и, не переставая, жалобно стонала, глухо, едва слышно — так слаба она была после операции, так обессилена лихорадкой и диетой.

Хорошенькая медсестра искренне сочувствовала бедняжке, обреченной мучиться на больничной койке, несмотря на баснословные миллионы, которыми, по слухам, владела и которые не могли дать ей ни малейшего облегчения.

Дрожащим голосом старая дама что-то бессвязно шептала на непонятном медсестре языке, но иногда с губ ее срывалось какое-нибудь французское слово.

То и дело слышалось:

— Пить, пить…

Кроме того, как все послеоперационные больные, Конча Коралес настойчиво просила успокоительное. Быть может, в надежде получить лекарство она даже слегка преувеличивала свои страдания; медсестра же никак не могла решиться — она ведь знала, как опасны слишком сильные болеутоляющие средства.

Нескончаемые, все более пронзительные стоны вновь и вновь раздавались в ночной тиши.

Палата, в которой стоял запах хлороформа и перевязочных бинтов, освещалась одной-единственной притушенной электрической лампочкой.

Смирившись со своей участью, медсестра слушала, как часы отбивают час за часом; к полуночи страдания больной усилились. Неслышно ступая, Жермена обошла вокруг кровати и приоткрыла дверь в коридор.

— Фелисите!.. Фелисите!.. — позвала она.

Дремавшая в кресле дежурная медсестра сладко потянулась и подошла к Жермене.

— Что случилось? — спросила она.

— Двадцать восьмой совсем плохо, — сказала Жермена, — наверное, стоит предупредить мадемуазель Даниэль.

Фелисите скорчила многозначительную гримасу.

— Даниэль нуждается в отдыхе, она наказала будить ее лишь в случае крайней необходимости… Не умирает же ваша больная?

— Надеюсь, что нет, — сказала Жермена, — но она так страдает!..

По своему обыкновению Фелисите выразительно пожала плечами. Что поделаешь?.. Такова судьба всех после операции — крестный путь, который нужно преодолеть, если хочешь поправиться!

— А вечером вы давали ей успокоительное? — спросила все-таки старая медсестра.

— Нет, — отвечала Жермена, — вы же сами знаете, что по инструкции эти лекарства дают при нестерпимых болях, в случае, если боли могут помешать выздоровлению.

— Так-то оно так, — рассудила Фелисите, по-видимому не столь уж строго соблюдавшая медицинские предписания, — но нельзя же, чтобы пациенты всю ночь так надрывались… Дайте ей что-нибудь. Бедняжка это заслужила.

— По правде сказать, и я так думаю, — согласилась Жермена.

На этом они расстались, неслышно заскользив по паркету в разные стороны.

Фелисите направилась к своему креслу и с наслаждением опустилась в него, предвкушая новые сновидения, а хорошенькая Жермена возвратилась в палату, где хрипло постанывала несчастная Конча Коралес.

— О боже, — шептала она, — как мне больно, как больно…

С ангельски кроткой улыбкой на лице Жермена подошла к больной:

— Сейчас вам станет легче, мадам, — сказала она, — я дам вам микстуру, и вы уснете.

При свете мерцавшей лампочки замелькали белые, изящные ручки Жермены, она приготовила снотворную микстуру и принесла ее Конче Коралес.

Больной так не терпелось поскорее утолить жажду, а затем погрузиться в забытье, избавиться на время от мук, что она попыталась приподняться.

Жермена остановила ее:

— Нет, нет, лежите спокойно.

Действуя с профессиональной ловкостью, молодая медсестра одну руку подсунула под валик, медленно, очень осторожно приподняла его вместе с подушкой, а второй, свободной рукой поднесла к губам больной стаканчик с микстурой.

Даже такое незначительное усилие оказалось слишком изнурительным для старой перуанки. Чуть заметной улыбкой она поблагодарила свою хорошенькую сиделку и слабо выдохнула:

— Мне плохо, мне так плохо, дитя мое…

За закрытыми ставнями уже занимался рассвет. Больная затихла, перестала стонать и охать, и Жермена, задремавшая на стуле, открыла глаза, медленно пришла в себя.

Только что ей снился сон, радужный, прелестный, в котором жизнь была бесконечным праздником, и вот она снова очутилась в мире реальном.

Было часов шесть утра, через несколько мгновений больная проснется, начнет издавать стоны, и так будет до тех пор, пока не случится одно из двух: она или поправится, или умрет.

Во всяком случае, ясно было одно: вскоре Конча Коралес покинет эту палату, ее место займет другая больная, потом еще одна, и еще, и так до бесконечности; неужели это и есть жизнь? Неужели она, Жермена, обречена прозябать здесь до конца своих дней?

Все в Жермене взбунтовалось против той жизни, которую она вела, сердце ее преисполнилось неодолимой потребностью, отчаянным желанием познать что-то другое, насладиться всеми радостями жизни… Ведь она была так молода, так хороша собой, умна, образованна!

Внезапно медсестра вздрогнула, побледнела и подошла к постели больной.

Та не шевелилась, что само по себе не было удивительным; отсутствующим взглядом девушка смотрела на больную и вдруг заметила, как лицо ее из желтого становится мертвенно-бледным. Затем недвижное тело Кончи Коралес слегка вздрогнуло и странным образом застыло, будто окаменело.

Молодой медсестре не раз доводилось видеть, как наступает смерть, сомнений у нее не возникло.

Она встала, взяла на соседней тумбочке маленькое зеркальце, поднесла его к губам старой перуанки. Зеркало продолжало блестеть, незамутненное. Жермена перекрестилась.

— Кончено, — констатировала она без малейшего волнения, ибо давно была готова к фатальному исходу; впрочем, как и каждый раз, когда ей вверяли новую пациентку.

Жермена быстро прибрала в палате, задвинула в угол этажерку с ненужными теперь пузырьками, не мешкая, привела в порядок постель, расправила покрывало, под которым покоилась старая дама, прикрыла за собой дверь и спустилась в кабинет мадемуазель Даниэль.

Было ровно без четверти семь, Даниэль всегда являлась в свой кабинет минута в минуту. Завидев медсестру, она сразу поняла, в чем дело.

— Что, двадцать восьмая скончалась? — спросила старшая медсестра.

— Да, — отвечала Жермена, — это-то я и хотела сообщить вам, мадемуазель.

Даниэль поудобнее устраивалась за небольшим письменным столом:

— Сейчас составлю справку для профессора; какая была температура в десять вечера?

— Чуть снизилась, мадемуазель… 39,3.

— А пульс?

— Очень неустойчивый, за 100 секунд от 60 до 120.

— Надо думать, послеоперационный шок, — заключила Даниэль.

Помолчав, она задала еще один вопрос:

— Агония была очень мучительной?

— Да нет, — покачала головой Жермена, — она приняла сильную дозу валерьянокислой соли.

Даниэль так и подскочила на стуле:

— Снотворное? — вскрикнула она. — Вы дали ей снотворное?

Жермена смутилась.

— Она так страдала, мадемуазель, у меня и в мыслях не было причинить ей вред, я прежде посоветовалась с Фелисите — она дежурила — и она со мной согласилась.

Даниэль не верила своим ушам.

— Несчастная, да ведь это чистое безумие… У этой женщины было больное сердце, доктор даже не соглашался ее оперировать, а вы вздумали дать ей наркотик.

Выдержав паузу, она осведомилась:

— Какую дозу вы дали?

Бледная, как мел, Жермена сообщила нужные сведения.

Даниэль воздела руки к небу:

— Вы с ума сошли…

И без обиняков заявила:

— Так значит, вы убили ее.

Молоденькая медсестра пошатнулась, рухнула на низкий диванчик подле стола Даниэль и зарыдала:

— Господи!.. Господи!.. Я же не виновата, если б я только знала, мадемуазель… Клянусь вам, я сделала это не нарочно… Боже, какой ужас… Почему вы говорите, будто всему виной я одна…

Тронутая ее отчаяньем, Даниэль утешала бедную девушку:

— Не огорчайтесь так, дитя мое, каждый может ошибиться. В том, что случилось, приятного, конечно, мало, но, в конце концов, я готова признать…

Будучи женщиной практичной, Даниэль незаметно перешла к рассуждениям более материального свойства:

— Вы поступили опрометчиво, но дело сделано, что толку к этому возвращаться… Постараюсь, чтобы об этом поменьше болтали. Но господин профессор должен знать правду.

— Он уволит меня, когда узнает, — сквозь слезы прошептала Жермена.

— Не думаю, — рассудила Даниэль, — если таково будет его намерение, я вступлюсь за вас.

— Благодарю вас, — чуть слышно донеслось в ответ.

— А теперь, — распорядилась Даниэль, — займитесь усопшей, да так, чтобы никто из пациентов ни о чем не догадался. Наше правило вам известно: в лечебнице Поля Дро после операций не умирают. Когда явятся родственники, вы примете их и позаботитесь, чтобы они не поднимали шума. Все как всегда, вы меня поняли?.. Ну же, утрите слезы.

Минуту спустя, перестав всхлипывать, молодая медсестра покинула мадемуазель Даниэль и побрела в палату 28.

* * *

Около пяти часов вечера в дверь тихонько постучали.

Жермена вздрогнула.

— Началось, — подумала она, — пришли родственники.

Днем родственники прислали венки и букеты, дабы убрать ложе усопшей. Однако привратник, которому на сей счет были даны точные указания, строго проследил, чтобы все это осталось у входа. Когда в лечебнице кто-нибудь умирал, всему, что могло возбудить подозрения у других больных, доступ в нее закрывался. Покойников, если таковые имелись, ночью спускали по служебной лестнице, укладывали в гроб в удаленном от корпусов строении позади лечебницы, а уж оттуда тайком выносили, как если бы они таили в себе нечто постыдное и служили вечным укором беспомощной науке.

Жермена, тем временем, ожидала появления человека, который не раз приходил справляться о здоровье старой перуанки, ее племянника Педро Коралеса собственной персоной, богатого парижского банкира, элегантного и изысканного; быть может, волосы его были чересчур черны, а пальцы явно перегружены перстнями, но в обхождении он был приятен и обладал пылким темпераментом.

Сердце медсестры затрепетало. Как же будет горевать он у праха старой тетушки, ближе которой не было у него никого на свете?..

Однако это был не Педро Коралес, в дверь просунулась лишенная всякой растительности голова камердинера, который, кинув взгляд на усопшую, церемонно и презрительно процедил:

— Вас просят спуститься в приемную, мадемуазель… Пришел племянник…

Он исчез, хлопнув дверью, и Жермена заторопилась вниз.

Повинуясь инстинкту и вряд ли отдавая себе в том отчет, медсестра посмотрелась в зеркало, висевшее тут же, рядом с тумбочкой. Изящными движениями она привела себя в порядок, разгладила складки халата, потуже затянула плотно сжимавший талию кожаный пояс, прошлась пилочкой по розовым ноготкам и слегка взбила волосы под маленьким кружевным колпаком, который делал ее еще милее.

Потом Жермена улыбнулась своему отражению, потому что была хорошенькой и знала об этом.

Девушка спустилась в приемную и так осторожно приоткрыла дверь, что ожидавший ее посетитель не слышал, как она вошла.

Неожиданно, сама не зная почему, Жермена смутилась, почувствовала, как все сильнее колотится ее сердечко и в нерешительности застыла в дверях.

Педро Коралес сидел, повернувшись к ней спиной.

Он задумчиво смотрел в окно, на дождь, который с самого утра лил без передышки. Зачастую перуанца можно было упрекнуть в недостаточной элегантности — слишком светлый галстук, яркие, не гармонирующие тона, но в этот день он был само совершенство. Черный траурный цвет очень шел ему и придавал изысканность.

Дверь слегка скрипнула, и Педро Коралес обернулся; как у всякого человека в глубоком трауре, вид у него был серьезный и немного чопорный. Будучи человеком светским, он склонился перед медсестрой в почтительном поклоне:

— Простите, что побеспокоил вас, мадемуазель, — заговорил он, — но, признаюсь, мне было бы слишком тяжело подняться к бедной тетушке. Через какое-то время я, может статься, решусь на это, но сначала хотел бы переговорить с вами.

Он сел, жестом указав медсестре на соседнее кресло.

Словно не замечая этого, Жермена продолжала стоять.

Педро Коралес настаивал:

— Садитесь же, мадемуазель.

Покраснев до корней волос, Жермена сухо ответила:

— Благодарю вас, сударь, я не устала.

На самом деле она упорно продолжала стоять, повинуясь приказу, неукоснительного соблюдения которого требовала от персонала мадемуазель Даниэль.

Когда медсестры спускали в приемную на беседу с родственниками больных, им разрешалось пробыть там совсем недолго, а чтобы разговор не затянулся, садиться им было запрещено.

Видя, что медсестра продолжает стоять, Педро Коралес машинально поднялся. С сокрушенным видом он принялся ее расспрашивать:

— Бедная тетушка была обречена, не правда ли, мадемуазель? Впрочем, я так и думал, и когда ее поместили сюда, чтобы сделать ей эту — увы! — необходимую операцию, я сказал себе: живой ей отсюда не выйти.

Жермена, которая, вопреки своей воле, глаз не сводила с породистого лица красивого перуанца, беззвучно пролепетала:

— Сколько раз господин профессор Дро творил чудеса! Заранее никогда нельзя отчаиваться.

Перуанец церемонно поклонился. Потом, глядя медсестре прямо в глаза, продолжил:

— Мне известно, что господин профессор Дро как хирург заслуживает самых высоких похвал, и я знаю, какие у него чудесные помощники.

Перуанец подошел к медсестре почти вплотную.

— За время болезни моей тетушки, мадемуазель, я мог по достоинству оценить, сколь преданно и умело вы за ней ухаживали, за что хотел бы принести вам особую благодарность. Ваша профессия сложна, утомительна, но до чего же все это интересно.

Жермена не знала, что и ответить, она не ожидала, что разговор примет такой оборот. Она что-то пробормотала в ответ и вздрогнула, услышав, как Педро Коралес убежденно заявил:

— Я знаю о том, что вы сделали для тетушки, по крайней мере, догадываюсь, и, если позволите, я с большим удовольствием отблагодарю вас, правда, несколько неожиданным образом. Вы разрешаете?

Тут Педро Коралес вдруг умолк и попытался взять медсестру за руку.

Жермене казалось, что сердце ее вот-вот разорвется, ее охватило неизъяснимое волнение. Не только слова перуанца до крайности смущали ее; еще большей тревогой и отчаянием наполнила ее мысль о том, что этот человек расточал ей комплименты и благодарил за заботу об умершей, тогда как в действительности он должен был бы проклинать ее за глупую неосторожность, отправившую его тетушку на тот свет.

Жермена не в силах была выслушивать и далее эти незаслуженные, как ей казалось, дифирамбы.

— Сударь, сударь, — твердила она, — остановитесь… Вы не должны так говорить… Не благодарите, не превозносите меня, ведь это я виновата во всем, я одна.

— Бог с вами! — воскликнул ошеломленный перуанец. — Что вы имеете в виду?.. Вы виновны?.. Но в чем?..

И он так выразительно взглянул на девушку, что та смутилась еще больше.

В ту же минуту, позабыв о предписанной правилами сдержанности, Жермена упала в кресло и заплакала навзрыд:

— Смерть вашей тети случилась по моей вине, сударь, ах, если б вы только знали… Я в таком отчаянии… Но она так страдала, бедняжка, и я подумала, что поступаю правильно…

И тотчас же, на едином дыхании, она рассказала перуанцу о допущенной ею профессиональной оплошности, в которой усматривали причину смерти Кончи Коралес.

По мере того, как она говорила, девушка все больше отчаивалась, ей казалось, что сейчас с ней случится обморок — настолько она была взволнована. В глазах у нее потемнело, выступили слезы; усталая и ослабевшая, она ощутила, что вокруг все завертелось, что она теряет сознание, впадает в забытье. Испустив глубокий вздох, Жермена закрыла глаза.

Внезапно Жермена словно очнулась от долгого сна, хотя спала она не более секунды. А, может, она продолжала грезить? Она чувствовала, как ее берет в плен и прижимает к себе, не давая пошевельнуться, чье-то сильное, гибкое тело и как кто-то тихо нашептывает ей слова любви.

Чьи-то уста нежно коснулись ее губ, и пылающий лоб ее ощутил свежий вкус страстного поцелуя.

Жермена попыталась высвободиться.

— Сударь! — возмущенно вскрикнула она.

Но в ту же минуту ей ответил нежный голос, исполненный трепетной страсти:

— Люблю вас, вы прелестны, восхитительны.

Потрясенная Жермена не верила своим глазам: перед ней, на коленях, стоял перуанец, Педро Коралес!..

 

Глава вторая

ПРИОБРЕТЕНИЕ ФИНАНСИСТА МИНЬЯСА

В тот серый, грустный осенний день стояла отвратительная ноябрьская погода.

Все утро лило как из ведра, и только часам к одиннадцати дождь стал стихать и уступил место туману, который окутал все вокруг, скрадывая углы домов, и словно накрыл Париж погребальной вуалью.

В домах, соседствовавших с площадью Биржи, зажгли газ.

Окна замерцали светом, на площади мигали фонари, а громадные электрические светильники охватывали все предметы светящимся сине-фиолетовым ореолом, и от этого снующие взад-вперед прохожие казались фантастическими, почти нереальным.

Был всего час пополудни, на шоссе царило необычайное оживление.

Машины следовали друг за дружкой, спускаясь вниз по улице Четвертого Сентября или сворачивая к Большим Бульварам, были здесь и грузовики, и шикарные легковые автомобили, и дребезжащие развалюхи.

Время от времени эта безумная круговерть достигала небывалой мощи и вызывала восторг; грохотал, выписывая вензеля, автобус, неуклюжий, как мастодонт, отвешивающий поклоны, стараясь протиснуться в этой невообразимой сутолоке, он задевал и обрызгивал грязью прохожих, которые провожали его проклятиями, уносил все новые волны пассажиров, а те, едва оказавшись на улице, спешили отправиться по своим делам.

Впрочем, на площади Биржи — этой необычной площади, подобной которой не найдешь в целом мире — царила особая, ни на что не похожая атмосфера, в которой даже случайно оказавшиеся там прохожие вдыхали какую-то нервозность, взволнованность, нечто демоническое.

То была атмосфера лихорадки, все дышало там золотой лихорадкой, самой жгучей из всех известных, лихорадкой, что неизменно воцаряется в часы торговых сделок в храме, возведенном во славу богини современности — Фортуны!

Со стороны биржи к низко нависшим облакам несся мощный, всеохватывающий, нескончаемый гул, напоминающий могучий человеческий голос, порой у него перехватывало дыхание и тогда он смолкал, затем раздавался снова, пронзительный до звона в ушах, нестерпимый, завораживающий, способный довести до безумия.

Любопытные, заполнившие ступеньки биржи, биржевые маклеры, все те дельцы от финансов, вся жизнь которых протекала здесь, представляли собой зрелище необычайное.

Среди разношерстной публики выделялось несколько странного вида субъектов с непокрытой головой — то были всего-навсего клерки биржевых маклеров, — которые на бегу, второпях что-то строчили, делали пометки на маленьких бумажных карточках, мчались вверх и вниз по лестнице, что-то выкрикивали осипшими голосами, изо всех сил работали локтями, пробиваясь к телеграфу или телефону, — адский круговорот, в котором каждый старался во что бы то ни стало опередить другого.

В тот день рынок переживал глубокое потрясение, кризис казался неотвратимым.

Неожиданно, в момент открытия биржи, стало известно о довольно-таки странной афере — речь шла о пушках, в большом количестве заказанных одной французской фабрике какими-то иностранцами.

Этот факт сам по себе не был необычен, а между тем пульс биржи забился с безумным ускорением.

Едва только о деле стало известно, как тотчас поползли разноречивые слухи, они подтверждались, обретали своих хулителей и своих яростных защитников.

Все столпились вокруг так называемой «корзины», шепотом передавая друг другу самую невероятную информацию:

— Господи, да ведь это война… Продаю золотые прииски.

— А я продам свои медные рудники.

— Слышал кто-нибудь, что предпринимает Ротшильд?

Первым делом пытались выведать, какую позицию занимают крупные биржевые спекулянты.

Продают или покупают?

Играют на повышение или на понижение?

Новость, принесенная неизвестно кем и откуда, мгновенно облетела всех.

Обрушившись ураганом, она буквально перелетала из уст в уста, грозила бурей.

Кто-то крикнул:

— Играем на понижение.

В ответ прозвучало:

— Черт возьми, трюк известный, завтра же произойдет повышение на два пункта.

С этого момента биржевики потеряли всякое хладнокровие, на маклеров обрушился поток распоряжений.

— Продавайте! Продавайте!

Или:

— В конце дня продаю все.

И без всякой на то причины, только потому, что кому-то пришло в голову выкрикнуть ни на чем не основанные сведения, весь рынок пришел в движение, загудел, курсы акций падали с устрашающей быстротой.

Даже рента понизилась на два пункта, в коридорах замелькали финансисты, они нервно покусывали губы и теребили усы, дрожащей рукой что-то царапали на клочках бумаги.

Это были те, кто оказался в проигрыше; другие же, более везучие, готовились отхватить куш и на пальцах показывали друг другу предполагаемую сумму выигрыша.

— Слышали, дорогой мой, как промахнулся такой-то? Рвет на себе волосы от отчаяния, глупец… А ведь вчера еще играл на повышение.

Ветер биржи дул на понижение, понижалось все, все рушилось, да может ли быть, чтобы некоторые финансисты так сглупили и накануне играли на повышение?

И нескончаемым, немолкнущим хрипом продолжал звучать мощный голос, вобравший в себя тысячу ни на что не похожих оттенков, голос непостижимый и звучный, он говорил о золоте, серебре, говорил об акциях и, казалось, не имел достаточно слов, чтобы обозначить все способы помещения капитала.

— Предлагаю медные рудники по шестьдесят пять тысяч.

— По шестьдесят три тысячи восемьдесят четыре отдаю сталелитейные заводы.

Предложения сменяли друг друга.

В безумной неразберихе акции предлагали целыми пакетами.

И вдруг, когда пробило полчаса и оставался всего час до окончания торговых сделок, произошла невероятная перемена.

Вновь разнеслась неожиданная информация.

— Появились банкиры… Заметили, сколько евреев?

Произнесший эти слова имел в виду группу богатых финансистов, которых на время объединило какое-нибудь сомнительное дельце и которые задавали тон на бирже, распуская сенсационные слухи.

Какова же была в тот день позиция банка?

Играл он на повышение? Или на понижение?

Предпринятый банком маневр потряс финансистов биржи сильнее, чем удар грома.

В пять минут картина определилась.

Вплоть до половины второго все играли на понижение, в два часа сгорали огромные состояния, известные биржевые маклеры собирались закрывать свои маклерские конторы, спекулянты уже нащупывали в кармане спасительный револьвер, когда внезапно курсы акций повысились.

Несколько мгновений хватило, чтобы рынок потерпел полный крах, а теперь, в считанное число минут, ситуация вновь полностью переменилась.

Рента вмиг снова поднялась на два пункта.

Медные рудники повысились в цене, возрос спрос на золотые прииски.

В мгновение ока паника сменилась энтузиазмом, и в этом было что-то зловещее.

— Ну и дела! Заметили, что делает банк?

Банк скупал акции.

Об этом сразу стало известно, обсуждению это не подлежало, и все старые завсегдатаи биржи отлично разгадали сей тонкий ход.

Подставным биржевикам, специально игравшим на понижение, в очередной раз удалось взбудоражить рынок. Заказ на пушки был чистой воды выдумкой, а поспешная и убыточная продажа акций — ни чем иным, как способом снизить их курс.

А теперь банк скупал акции, скупал все подряд, вовлекая рынок в чудовищную игру на повышение, ибо те, кто еще минуту назад предпочитал продавать, теперь покупал снова, чтобы, воспользовавшись повышением курса, пристроиться к удаче банка, разделить с ним барыш успешной махинации.

Подле «корзины» стоял, прислонившись к балюстраде, господин лет сорока, известный на бирже спекулянт; на лице его играла презрительная улыбка, одет он был неброско, но с безукоризненной элегантностью.

— Да здесь настоящий игорный дом! — твердил он себе под нос. — Чем больше плутуешь, тем больше выигрываешь… Итак, я в выигрыше.

Довольный собой, он безучастно поглядывал вокруг; давно предугадав, какой будет главная игра сегодняшнего дня, предвидя ее ход, он парировал нанесенный удар, дождался полного снижения курса, а затем принялся скупать акции.

— Чертова карусель, — продолжал он ворчать, — в проклятой этой загородке никогда не знаешь, богат ты или беден, в пять минут станешь миллионером, а через десять задумаешься о больнице.

Позади него какой-то человек что-то писал, приложив лист бумаги прямо к стене.

В ответ на последние слова он заметил:

— А вы, оказывается, скептик, Миньяс.

Элегантный финансист обернулся:

— Смотри-ка, вы тоже здесь? Как дела, Жорж?

— Лучше не бывает, меня насмешили последние ваши слова.

— Почему же? Вы-то, конечно, выиграли?

Тот, кого финансист по-приятельски назвал Жоржем, криво ухмыльнулся.

— Не выиграл и не проиграл.

— Как вам удалось?

— А я вообще не играл.

— Не играли? Быть того не может!

С этой минуты финансист Миньяс, казалось, утратил всякий интерес к финансовой борьбе. Он ближе подошел к своему приятелю и заинтересованно стал его рассматривать.

— Вы утверждаете, что не играли сегодня. Наверное, впервые в жизни. Что произошло, Жорж? Какого черта вы не попытали счастья в такой день, как сегодня?

Молодой человек, откликавшийся на имя Жорж, не торопясь, сложил листок бумаги, сунул его в бумажник и опять улыбнулся.

— Вы, я вижу, удивлены… А ведь это чистая правда, Миньяс, я не играл сегодня, не потратил ни одного сантима, и на то есть очень веская причина.

— Да какая же, черт возьми? Я добиваюсь этого от вас целых двадцать минут.

— Еще секунда, и вы все узнаете, дорогой мой: со вчерашнего дня у меня нет ни гроша, я разорен подчистую…

Молодой человек, звавшийся Жоржем, воспользовался замешательством своего собеседника.

— Пока! — бросил он и растворился в толпе.

Все произошло так быстро, что остолбеневший от полученной новости Миньяс не успел ни удержать, ни расспросить его.

Впрочем, финансист быстро справился с волнением. С видимым безразличием он пожал плечами, как пожимают плечами все завсегдатаи биржи, узнав о разорении или банкротстве приятеля.

— Что ж! Тем хуже для него!.. Еще один из тех, кто вчера играл на понижение.

И, позабыв об исчезнувшем товарище, который вполне мог оказаться в числе тех, кто вечером пустит себе пулю в лоб, Миньяс отошел от балюстрады, подле которой простоял с начала биржевых операций.

Импозантный, видный, Миньяс любил щегольнуть модным туалетом; на нем было просторное пальто с хлястиком, сдвинутый на затылок цилиндр, под правым веком поблескивал золотой монокль, а в руке он небрежно держал великолепную трость, обтянутую крокодиловой кожей и изящно стянутую золотым кольцом.

Миньяс пробирался сквозь толпу, волнение которой все возрастало.

Добравшись до главной лестницы биржи, он обернулся и окинул бурливший внизу рынок взглядом властелина.

— Здесь есть, куда приложить силы, — негромко проговорил Миньяс. — Какие же все они идиоты!..

Лицо его тронула саркастическая улыбка и, развернувшись на каблуках, финансист стал спускаться по ступенькам, намереваясь покинуть храм Фортуны.

Но едва сделав несколько шагов и не дойдя до конца лестницы, он резко остановился.

Вдалеке кто-то окликал его:

— Миньяс! Эй, Миньяс!

— Вы? Какими судьбами?

Не трогаясь с места, финансист уже здоровался с элегантным господином, который тотчас подхватил его под руку и увлек за собой.

Это был еще один завсегдатай биржи, баснословно богатый перуанец, который, по слухам, получал фантастические выигрыши, проигрывал, не моргнув глазом, а сорвав куш, сохранял полнейшее хладнокровие.

С ходу Миньяс поинтересовался:

— Сколько сегодня, Луиджи?

— Пятьсот тысяч.

— В минусе или плюсе?

Перуанец улыбнулся:

— Разумеется, в плюсе… Не хотите же вы…

Не договорив, он, как все биржевики, выразительно пожал плечами.

— К тому же, сегодня игра была так хороша, что даже если б я проиграл, я не жалел бы об этом.

И он поспешил перевести разговор в другое русло.

— Кстати, Миньяс, вы что-нибудь слышали о недавних скандалах, потрясших весь Париж, к примеру, об инциденте в Жокей-клубе? Вы ведь, если не ошибаюсь, и сами в нем состоите?

Финансист Миньяс, который по происхождению был греком, во всяком случае, выдавал себя за такового — а на бирже ведь все верят друг другу на слово, — но знал, между тем, доступ в замкнутый мирок рафинированной публики, поспешил ответить:

— Я не состою в Жокей-клубе, Луиджи, и вообще не интересуюсь всякими глупостями.

— Но вы же знаете, на что я намекаю?

Лицо Миньяса выражало полнейшее недоумение.

— Клянусь, даже не подозреваю!.. Вчерашний вечер я провел в ложе у своей любовницы, в кабаре «Сигаль» — я туда время от времени заглядываю, никого не видел, ничего не знаю… А что, собственно, произошло?

Дойдя до последней ступеньки, мужчины остановились, но Луиджи вновь увлек за собой своего спутника.

— Пойдемте в бар, — предложил он. — Выпьем стаканчик-другой, и я расскажу вам, как было дело.

Через несколько минут приятели водрузились на высокие табуреты в баре неподалеку от Сены, куда после долгих часов говорильни финансисты любят заглядывать небольшими компаниями; здесь замышляют они таинственные комбинации, пытаются наперед угадать ход завтрашних сделок.

Луиджи вынул изо рта две соломинки, через которые потягивал необыкновенный напиток, рецепт которого держал в секрете, всякий раз вынуждая бармена строго следовать его указаниям, и приступил к рассказу:

— Так вот, любезный, собрание в Отей было необычно оживленным. Вы, полагаю, в курсе, что Жокей-клубу предстояло назначить нового президента. Имелось два кандидата.

— Одним из кандидатов, — продолжил Миньяс, — был, насколько мне известно, граф Мобан, а другим — миллиардер Максон.

Луиджи отпил еще глоток и усмехнулся:

— Но чего вы знать никак не можете и чего не знал никто, было окутано страшной тайной… Держитесь крепче, приятель, представьте себе, что граф Мобан, тот самый граф Мобан, которого все мы знаем и который любил гульнуть на широкую ногу, так вот, он оказался никем иным, как…

— Обыкновенным вором, — закончил Миньяс.

Луиджи снова пожал плечами.

— Это было бы еще полбеды, — сказал он.

— Тогда убийцей?

— Еще того хуже.

— Черт подери, Луиджи, я уж тогда и не знаю…

Перуанец оперся локтями о колени и, приняв эту странную позу, отчеканил:

— Дорогой мой, граф Мобан оказался самим Фантомасом!

От волнения финансист Миньяс спрыгнул с табурета.

— Не может быть! — воскликнул он. — Как вы сказали?

Перуанец повторил еще раз:

— Я говорю, что граф Мобан, тот самый граф Мобан, который на миг мелькнул в великосветской хронике Парижа, вовсе не был дворянином, как все мы думали. Граф Мобан оказался Фантомасом, и разоблачил его знаменитый Жюв, этот несравненный полицейский, заклятый враг Гения преступного мира, разоблачил с помощью своего неразлучного друга, известного журналиста Жерома Фандора.

Выдержав паузу, Луиджи расхохотался.

— Ну как, Миньяс, — спросил он, — не ожидали такого поворота событий? Пожалуй, моя информация — из раздела сенсаций…

Миньяс и впрямь застыл от изумления.

Спутник его разразился смехом.

— Вы не один такой, приятель, — заявил он, — члены клуба тоже в полной растерянности, я повстречал Кемена — знаете толстяка Кемена? — и он поведал мне, что вчерашний сеанс в клубе прошел отвратительно, так ведут беседу в комнате, где лежит покойник. Подумать только — Фантомас проник в Жокей-клуб, да это позор для клуба… К тому же, есть кое-что еще…

— А что же выборы? — прервал его Миньяс.

— Об этом я ничего не слышал, но теперь их исход предрешен, Фантомас ведь точил зуб на Максона, его-то он и хотел оставить в дураках; понятное дело, раз Фантомас разоблачен и граф Мобан пустился в бега, справедливости ради, Максон имеет все основания рассчитывать на победу… Я лично ничуть не сомневаюсь в его избрании. Ну и повезло же ему!

Лишь только Луиджи произнес эти слова, как к приятелям подошел толстый, лысый, безбородый человек с типично английским лицом; внешность толстяка отнюдь не внушала симпатий, природа наделила его поразительными глазками — маленькие, голубые, они моргали, не переставая, и никогда не смотрели собеседнику прямо в лицо; вдобавок он обладал особым нюхом на всякого рода темные делишки, умел вовремя к ним примазаться, а потом так же вовремя смыться, сорвав солидный куш и сумев выйти сухим из воды.

— Так вот вы, оказывается, где, — как ни в чем ни бывало сказал толстяк, — празднуете за стаканчиком вина сегодняшний успех на бирже… А я, дорогие мои, потерял на своей меди сорок пять тысяч… Ну и наплевать, все это пустяки.

— Это удача, — сухо поправил его Миньяс.

Толстяк не смог скрыть удивления:

— Удача? Вы считаете удачей потерять сорок пять тысяч франков?

— Черт возьми!.. Это избавит вас кое от каких ваших врагов.

Все трое прыснули, и толстяк продолжил:

— Знаете что, не будем говорить об удаче. Для тех, кто играет на бирже, удачи не существует… Удача — это кое-что получше. Слышали последнюю новость?

Луиджи и Миньяс в один голос ответили:

— Вы имеете в виду Фантомаса, историю с Мобаном и Максоном?

Толстяк отрицательно качнул головой:

— Да будет вам о Фантомасе, есть вещи поинтереснее. Знаете Коралеса?

— Какого? — спросил Миньяс.

— Племянника.

Такой ответ позабавил Луиджи.

— Бедняга! — изрек он. — Вот уж кому решительно не повезло, кто никогда не будет самим собой. Его тетушка так богата, что прямо-таки поглощает его. Никогда не скажут просто — Коралес, говорят — племянник Кончи Коралес.

— Говорили, — поправил толстяк.

Миньяс искренне удивился:

— Почему — говорили?.. Не хотите ли вы сказать, что он более не племянник своей тетушки?

Тут уж толстяк не выдержал:

— Именно так, черт возьми, он больше не племянник, ему улыбнулась удача, поэтому-то я и злюсь. Он больше не племянник, милые мои, теперь он наследник.

Эту новость толстяк провозгласил торжественно.

Миньяс, посмеиваясь, заметил:

— Ну и ну! До чего же вам хочется быть на его месте.

— Ей же ей, ваша правда, приятель! Я не стал бы отказываться. Известно ли вам, что у Педро Коралеса не было ни гроша и что смерть тетушки, завещавшей ему свое состояние, в одночасье сделала его мультимиллионером.

— А что, тетушка его была молода?

— Да когда же она умерла?

— Сегодня утром.

— Где?

— Сегодня утром или вчера вечером — за точность не поручусь, новость я узнал с четверть часа назад… Впрочем, многое в этой смерти необычно, у бедняжки Кончи Коралес, похоже, не было ничего серьезного. Короче, из чувства снобизма и чтобы разжалобить своих подружек, она велела поместить ее в клинику для душевнобольных, в Кейн, кажется, на авеню Мадрид.

— К хирургу Полю Дро, — опять прервал его Миньяс, — я знаю эту клинику, она продается.

Будто и не заметив, что его прервали, толстяк продолжал рассказывать:

— Операция, скажу я вам, была пустячной, дня через три Конча Коралес была бы уже на ногах, к вдруг — вот-те на: она умирает. Педро, наверно, запрыгал от радости!.. Держу пари: на этих похоронах скучать не придется!

Толстяк расхохотался, да так заливисто, что огромный живот едва не доставал ему до подбородка.

— Подумать только, — повторял он, — а ведь сам-то я никому не довожусь племянником. Есть от чего придти в уныние!

В этот момент дверь бара внезапно распахнулась, явив живописного персонажа, одетого более чем скромно: зеленоватого цвета пальто, поношенный котелок и пара несвежих перчаток. Башмаки его были в грязи, брюки забрызганы, в руке он держал раскрытый зонт, на котором поблескивали капли воды.

Вошедший окинул взглядом посетителей бара.

— Вы здесь, господин Миньяс? — громко сказал он. — Вас-то я и искал.

Подойдя ближе, он добавил:

— Вы рано ушли с биржи, никто не знал, где вы… Если бы меня не осенило поискать вас здесь…

Вновь прибывший слегка кивнул Луиджи и толстяку, с которыми, вернее всего, не был знаком.

Миньяс представил его.

— Рекомендую, — сказал он, — господин Картере, маклер, специализируется на размещении акций торговых фирм.

И, с едва заметной усмешкой, добавил:

— Один из моих друзей.

Маклер Картере выглядел озабоченным и явно нервничал.

Кланяясь спутникам Миньяса, он глаз не сводил с самого банкира.

Наконец, он решился:

— Найдется у вас минутка?

Миньяс слез с табурета.

— Вы, разумеется, хотите поговорить со мной о деле?

— Разумеется.

Маклер и финансист отошли на несколько шагов от стойки бара, и Картере приступил прямо к делу:

— Итак, что вы решили?

Миньяс прикинулся, что не понимает.

— Что я решил? Вы, собственно, о чем?

Концом мокрого зонтика маклер вычерчивал на полу ему одному понятную фигуру.

Он уверенно заявил:

— Бросьте, господин Миньяс, вы прекрасно знаете, в чем дело.

— Понятия не имею.

— Я хочу знать, каковы ваши намерения относительно дела, о котором я говорил вам.

Миньяс усмехнулся:

— А!.. Так вы о той лечебнице, что продается? Послушайте, как раз перед вашим приходом мы говорили об одной больной, она только что там скончалась. Такой рекламе не позавидуешь!

И Миньяс сам рассмеялся своей же шутке; маклер же, озабоченный, даже не улыбнулся.

— Дельце выгодное, — продолжал он, — до сего дня лечебницей никто как следует не занимался, роскоши и удобств там хватает, и доведись ей попасть в хорошие руки, она будет давать изрядные барыши. К тому же…

Но тут Миньяс покатился со смеху, и Картере замолчал.

Финансист сам заключил начатую фразу:

— К тому же, дельце такое выгодное, Картере, что вам никак не удается пристроить хоть одну акцию — это вам-то, знакомому со всеми богатеями — вот почему вы разыскивали меня и вот почему снова пытаетесь уговорить.

Маклер Картере понимающе улыбался.

— Вы все шутите, — запротестовал он, — с вами, господин Миньяс, невозможно говорить серьезно… Уверяю вас, вы ошибаетесь: во-первых, дельце совсем недурное, а, во-вторых, я всегда помещаю все акции, какие хочу. Одного имени Поля Дро достаточно, чтобы продать лечебницу — это-то вы не будете отрицать, и, следовательно…

— Прошу прощения, — вновь оборвал его Миньяс, — но если все обстоит так блестяще, как вы расписываете, почему бы вам, в самом деле, не продать эту лечебницу кому-нибудь другому? Не вы ли, Картере, намеревались поправить дело, распродав акции?

— А не вы ли, господин Миньяс, — не остался в долгу Картере, — обмолвились как-то, будто это дельце заинтересовало бы вас, продавайся лечебница в одни руки? Не вы ли хотели стать единоличным ее владельцем?

Удар попал в цель, и финансист заколебался:

— Все дело в цене, — подытожил он. — Не то, чтобы я полагал такое помещение капитала совсем уж невыгодным, но согласитесь, Картере, в подобные предприятия очертя голову не бросаются… Для начала, какую вы назначаете продажную цену?

— Шестьсот тысяч франков.

Миньяс пожал плечами:

— С такими ценами серьезные дела не делают, я же не простофиля какой-нибудь. Пятьсот тысяч, и по рукам.

Подумав с минуту, Картере осведомился:

— А за пятьсот тысяч купите?

Миньяс отвечал с неизменной улыбкой.

— При себе у меня нет такой суммы, — заявил он, — но в общем-то…

— Оплата в недельный срок.

— Ну и прыть у вас, Картере.

— Дело есть дело, господин Миньяс.

— Не вы первый так говорите. Короче, сойдемся на пятистах тысячах?

— Если эта цена вас устраивает, господин Миньяс.

На мгновение финансист прикрыл глаза. Похоже, он прикидывал в уме, какую выгоду сулит ему эта сделка.

Картере давно уже предлагал ему приобрести лечебницу. Он был из тех дельцов, которые не прочь спекульнуть на сомнительных финансовых аферах. Каким образом свел он знакомство с опытным клиницистом Полем Дро? Никто бы не сказал этого наверное, а между тем именно ему хирург поручил заняться продажей лечебницы; Картере, в свою очередь, сразу подумал о Миньясе, слывшем в биржевых кругах видавшим виды предпринимателем, который не боится рискованных спекуляций.

Не оплошал ли Картере, обратившись к Миньясу? Продажа лечебницы сулила Картере немалые комиссионные, и потому он не раз с тревогой задавал себе этот вопрос.

Миньяс наконец собрался с духом.

— За пятьсот тысяч я беру ее, — сказал он, — но учтите, Картере, — пятьсот тысяч и ни су больше; теперь слово за вами: да или нет?

Картере не стал медлить с ответом:

— Дело решенное, когда подпишем купчую?

— Когда вам угодно.

— Сию минуту, если не возражаете.

Мужчины подсели к маленькому столику, кликнули готового к услугам официанта и попросили принести письменные принадлежности.

Десяти минут хватило Миньясу, чтобы по всей форме составить письменное обязательство.

— Можете не волноваться, — заверил он маклера, передавая ему исписанный листок, — условия продажи указаны: «в полную собственность», цена «пять тысяч франков», срок оплаты — ближайший понедельник; видите, я во всем иду вам навстречу, оплата будет произведена в назначенный вами час, по предъявлении нотариально удостоверенного письма.

Слушая Миньяса, Картере бросил быстрый взгляд на письмо, которое тот аккуратно укладывал в бумажник.

— Разрешите поздравить вас, господин Миньяс, мы пришли к согласию и, поверьте, заключили недурную сделку.

Тем временем толстяк и Луиджи, которым надоело сидеть в баре, решили присоединиться к своему приятелю Миньясу.

— Ну как, заговорщики, — поинтересовался Луиджи, — что-нибудь опять замышляете? Выпьем по стаканчику за мое здоровье?

Миньяс поднялся.

— Мы выпьем по стаканчику за здоровье моей новой лечебницы! — объявил он во всеуслышанье.

И так как приятели его пребывали в полном недоумении, Миньяс объяснил, в чем дело:

— Это не шутка, господа, я только что купил лечебницу Поля Дро… Завтра об этом заговорит весь Париж! А уж рекламу я создать сумею.

 

Глава третья

ПОЛЬ ДРО ВСТРЕВОЖЕН

Стоя у камина своего кабинета, в котором весело потрескивали дрова, профессор Поль Дро подносил поближе к огню то одну, то другую руку; внезапно дверь распахнулась и в кабинет вошла миловидная дама. Это была супруга профессора.

Она только что вернулась из города, куда ездила за покупками, и не успела еще снять шляпу, только слегка расслабила горностаевый шарф, в который минуту назад зябко кутала шею.

Хирург обернулся и, заметив вошедшую, резко спросил:

— Это ты, Амели? Здравствуй, что тебе?

Нелюбезный тон его не сулил ничего приятного.

Но, судя по всему, подобный прием нимало не удивил Амели Дро. Без тени волнения она взглянула на мужа и холодно осведомилась:

— Мне надобно кое о чем спросить тебя, иначе я вряд ли посмела бы появиться здесь, в кабинете. Завтра вечером ты отправишься на банкет или будешь обедать дома?

Вопрос был из самых обычных, но Поль Дро рассерженно топнул ногой.

— Не все ли тебе равно? — спросил он.

Сохраняя полнейшее хладнокровие, Амели Дро пояснила:

— Ты прав, все это мне, в общем-то, безразлично, но если ты не будешь обедать дома, я сговорюсь с подругой и пообедаю у нее, следовательно…

— Да обедай, где хочешь, — резко оборвал ее профессор, — мне-то что?.. Ты свободна и я свободен…

Повернувшись к камину, он опять стал греть руки, но вдруг, словно почувствовав угрызения совести, заговорил более спокойно:

— Сию минуту я и сам не знаю, что буду делать завтра, и хоть мои дела давно не интересуют тебя, Амели, да будет тебе известно, что сегодня утром я произвел подсчеты и…

Стоя посреди комнаты, Амели Дро как будто вовсе не слушала, что говорит ее муж. Но все-таки она поинтересовалась:

— Ты произвел подсчеты? И что же?

— Все просто и ясно, — отчеканил Поль Дро, — у меня нет ни гроша, дела в лечебнице идут из рук вон плохо. Картере, которому я поручил сыскать вкладчиков, никого не находит, короче, одно из двух: или случится чудо, или мне придется тайком уносить ноги.

Голос профессора дрожал от волнения, однако его жена внимала ему с полнейшим равнодушием.

— Будем уповать на чудо, — только и ответила она.

И шутливо добавила:

— Правда, по теперешним временам, чудо встретишь не часто…

Повернувшись к мужу спиной, Амели Дро толкнула дверь кабинета.

— Раз ты сам не знаешь, где будешь обедать, — бросила она, — я лично не стану обедать дома.

Обитая материей дверь глухо хлопнула, и Поль Дро вновь остался один.

Он отошел от камина и принялся вышагивать от окна к столу и обратно.

Его охватила неописуемая ярость. Он что-то твердил себе под нос, ни с того, ни с сего грозил кулаком, поглядывая на дверь, через которую только что вышла его жена.

— Полюбуйтесь-ка, — глухо вымолвил он, — полюбуйтесь-ка, каков итог шести лет супружества… Да уж, было ради чего во всем потакать ей, опускаться до гнусного угодничества, жертвовать своим достоинством, своей карьерой, схоронить все свои честолюбивые надежды, а теперь вот остаться ни с чем… В премиленькую я попал ситуацию… Жена моя богата, страшно богата… но она и пальцем не шевельнет, если я обанкрочусь и с позором прикрою лавочку, ни за что она не ссудит мне и сотни тысяч франков. Я был хирургом, я был почти что знаменитостью, а потом согласился принять эту лечебницу и превратился просто-напросто в раздатчика супа; единственные пожинаемые мною плоды — чувство все большей приниженности и медленное разорение…

Прервав свой пышущий гневом монолог, профессор подошел к письменному столу. В небольшом деревянном ящичке россыпью были набросаны сигареты с позолоченными кончиками. Поль Дро выбрал сигарету, прикурил, несколько раз жадно и нетерпеливо затянулся, бросил окурок в камин.

— И впрямь мне недостает мужества, — подумал он вслух, — как вспомню, что я на грани катастрофы… Да еще этот Педро Коралес — стоит ему пронюхать об оплошности Жермены, черт бы ее побрал, тогда финансовым крахом не обойдется, я погибну, буду уличен в нарушении профессиональной этики, а, случись это, не лучше ли будет покончить со всем одним махом…

Тут Поль Дро остановился. В дверь кабинета тихонько постучали.

— Войдите, — распорядился профессор.

Дверь приоткрылась, и в нее просунулась голова слуги.

— В чем дело, Жан? — осведомился доктор.

— Господин профессор, явился какой-то незнакомец, его прислала мадемуазель Даниэль, он хочет поговорить с вами.

— Есть у него визитная карточка?

— Да, господин доктор.

— Давайте ее сюда.

Хирург взял визитную карточку бристольского картона и не без любопытства стал ее рассматривать.

Выгравированное на карточке имя заставило его побледнеть. С минуту он колебался, содрогаясь от дурных предчувствий. «Может, не стоит принимать его, — вполголоса размышлял Поль Дро, — пусть скажут, будто меня нет дома».

Он обратился к камердинеру:

— Вы сказали ему, что я принимаю?

— Да, господин доктор.

— Вот глупец!

С досады Поль Дро принялся кусать себе губы. Он был в крайнем смущении, его колотило, как в лихорадке.

— Теперь я не могу отказать ему, это возбудило бы подозрения.

Камердинер молча ждал распоряжений. Наконец последовало:

— Впустите этого господина и попросите его немного обождать.

Едва камердинер удалился, Поль Дро, смертельно бледный, несколько раз провел рукой по лбу, мокрому от пота.

— До чего же вс? неудачно складывается! — ворчал он. — Скорее всего, бедняга знает правду… Что сказать ему? Ума не приложу. Ну что ж, была не была, говорить с ним мне все равно придется.

Нервным жестом хирург пригладил волосы, аккуратно разложил бумаги, ворохом наваленные на столе, и решительно направился к двери, ведущей в приемную.

Собравшись с духом, он взялся за ручку двери, но в последний момент опять оробел.

— Нет, не могу я, — прошептал он. — Это выше моих сил, я никогда не решусь принять его. А что, если он знает правду, что, если он считает меня убийцей, который не смог оградить его тетушку от глупых случайностей и потому повинен в ее смерти, что тогда я скажу ему?.. Жуткая история.

Не зная, на что решиться, призывая на помощь всю свою волю и энергию, он продолжал неподвижно стоять у двери.

Он достал платок и еще раз промокнул холодные капли пота, блестевшие у него на висках.

Затем хирург повернул круглую ручку и, не долго думая, распахнул дверь.

— Не угодно ли вам войти, сударь, — сказал он, низко кланяясь и стараясь не подать посетителю руки.

Услышав, что его приглашают войти, Педро Коралес — а это был именно он — торопливо вскочил с огромного, удобного кресла.

— Прошу прощения, — сказал он, расплываясь в улыбке, — я и не заметил, как вы вошли.

Он подошел к профессору, приветливо протянул ему руку и добавил:

— Извините, доктор, что я врываюсь к вам в неурочный час, но мне надобно срочно переговорить с вами.

Изумленный Поль Дро смотрел на него во все глаза.

Приметив, что посетитель его нимало не взволнован и вовсе не убит горем, он рассудил: «Педро Коралес может ведь и не знать правды, в лечебнице, наверное, никто не рискнул его уведомить, и теперь мне придется делать это самому».

Воспользовавшись приглашением, Педро Коралес сел в огромное кресло подле письменного стола, за которым устроился хирург.

— Так значит, вы хотели меня видеть? — медленно начал профессор. — Подозреваю, что причиной тому — печальный исход болезни вашей тетушки… Поверьте, сударь, что, принося вам мои глубокие соболезнования…

В ту же минуту Педро Коралес красноречивым жестом прервал профессора:

— Полноте, — вымолвил перуанец с завидным хладнокровием и во весь рот улыбнулся, сверкнув великолепными белоснежными зубами, с черной полоской усов над ними, — полноте, профессор, давайте без церемоний, какие, к черту, соболезнования. — И по-деловому добавил. — Вам же известно, что я наследую ее состояние, господин Дро.

Заявление это прозвучало так неожиданно и так чудовищно, что измученный тревожными предчувствиями Поль Дро вздрогнул всем телом.

— Вы — наследник? — спросил он почти что машинально, как если бы смысл последних слов оставался ему неясен. — Вы наследник вашей несчастной тетушки?

— И так вовремя скончавшейся. Да, сударь, вот она — жизнь. Вчера я был беден, сегодня стал богачом. Слушайте, черт возьми, да ведь это вас я должен благодарить в первую очередь.

Нимало не задумываясь о низости своего поступка, Педро Коралес как ни в чем не бывало протянул хирургу широко раскрытую ладонь, а тот сделал вид, что не замечает этого.

Все тем же беспечным, веселым тоном перуанец продолжил:

— Короче, я и впрямь премного вам благодарен. Сдается мне, что, когда я доставил ее к вам, у тетушки не было ничего серьезного, казалось, ничто не предвещало…

Поль Дро, которому немалого труда стоило сносить бесстыдство наследника, застыл в напряжении.

Произнесет ли Педро Коралес слова, которые он так боялся услышать? Знает ли он, что причина смерти бедной больной — неосторожная небрежность медсестры?

Профессор поспешил внести ясность:

— Врач ставит диагноз, сударь, последнее же слово — увы! — всегда за болезнью. Не я ли сказал вам, что ваша тетушка вне опасности? Я и в самом деле так подумал, но болезнь развивалась своим путем и… Поверьте, я разделяю вашу скорбь.

Поль Дро путался в словах, а, впрочем, вряд ли они вообще были уместны, ибо, слушая его, Педро Коралес давился от смеха.

— Можете говорить, что угодно, — отвечал он, — можете даже утверждать, будто тетушку убила болезнь, но ведь это мадемуазель Жермена или, как бы поточнее выразиться… Словом, я полагаю, что одна как нельзя более кстати пришедшаяся неосторожность неожиданным образом ускорила получение мною наследства.

Поль Дро разом вскочил. Последние слова злосчастного перуанца сделали его бледнее смерти. В голове у него пронеслась жуткая мысль. Что замышляет этот человек? На что намекает? Почему позволяет себе благодарить врача за гибельную случайность, за которую тот, впрочем, не несет никакой моральной ответственности?..

Выразительным движением руки Педро Коралес дал понять, что не придает всему этому ни малейшего значения.

— Я не понимаю вас, — выдохнул Поль Дро.

— Довольно об этом, — сказал перуанец, — я намеревался побеседовать с вами вовсе не о тетушке; ухаживали за ней прекрасно, хотя, повторяю, мне это глубоко безразлично, вернее… Я хотел бы сказать, что…

Педро Коралес вновь звонко расхохотался — определенно, он был в преотличном расположении духа.

— Честное слово, с трудом слова подбираю, — продолжал он, — переживания, внезапное известие, наследство, о котором и не мечтал — ну, да ладно!.. Доктор, мне надо еще кое-что сказать вам… Вы ведь не могли не заметить, что я по достоинству оценил самоотверженность мадемуазель Жермены, а вместе с тем и трогательную ее миловидность. Как раз о ней-то, дорогой мой доктор, я и хотел с вами поговорить.

Врач побагровел: он решил, что разгадал причину столь странного поведения Педро Коралеса. Сомнений не оставалось: перуанец беззастенчиво насмехался над ним. Может статься, он не слишком был удручен кончиной тетушки, оставившей ему богатое наследство, но знал он и о допущенной ошибке — поэтому и хотел говорить о Жермене; вот-вот он заявит о своем намерении вывести их на чистую воду и потребует расплаты.

Нахмурившись и изо всех сил стараясь сдержать волнение, доктор приготовился услышать продолжение разговора.

— Я к вашим услугам, сударь, — сказал он, — что вы хотите знать о Жермене?

Педро Коралес встал.

— Ну что ж, — начал он, — поговорим как мужчина с мужчиной. Вы симпатичны мне, доктор, и, видя в вас человека рассудительного, я сразу перейду к делу. Дорогой мой доктор, выслушайте меня: ваша медсестра пришлась мне по сердцу, она нравится мне — безумно, до умопомрачения, короче, я намерен ее у вас похитить.

— Ее у меня похитить? — оторопев от удивления вслед за ним повторил доктор.

Что все это значило? Что еще замышлял этот мерзавец, принять которого хирурга вынудили обстоятельства.

— Я ничего не понимаю, — заявил Поль Дро.

Ничуть не смутясь, Педро Коралес объяснил:

— Боже правый… Я же поставил все точки над «и»! У вас работает прелестная медсестра, я хочу, чтобы вы уступили ее мне, вот и весь вопрос.

Перуанец вплотную подошел к письменному столу:

— Думаю, в этом нет ничего невозможного?

Врач в раздумьи покачал головой.

Теперь он все понял: «Педро Коралес влюблен в Жермену, — рассуждал он, — и, по сути, предлагает мне бесчестную сделку. Он дал мне понять, что причина смерти тетушки ему известна и обещает молчать, если я отпущу Жермену… Я не могу на это пойти.»

Профессор не стал лукавить:

— Сударь, вы просите невозможного, но прежде всего я должен знать, каковы намерения самой мадемуазель Жермены.

— Клянусь, она согласна!

— В таком случае, — продолжил Поль Дро, — мне придется порвать с ней соглашение; мы ведь связаны контрактом, и мадемуазель Жермена обязана отработать у меня еще по меньшей мере год, вряд ли я смогу обойтись без нее.

При этих словах Педро Коралес аж подпрыгнул: импульсивный перуанец не терпел, когда ему перечили или противились его планам.

— Мы нанесем вам материальный урон, — признал он, — но это дело поправимое.

И не успел Поль Дро вставить хоть слово, как Педро Коралес добавил:

— Я богат теперь. Я могу позволять себе любые фантазии, за любые деньги. Перейдем к делу: поговорим о цифрах…

Он вытащил из кармана чековую книжку.

— Для начала, — продолжал он, — уладим вопрос с болезнью тетушки.

Держа перо наготове, он ждал, что скажет Поль Дро. Тот, дрожащим голосом, рискнул:

— Пребывание в нашей лечебнице обходится в пятьдесят франков в день, сударь; тетушка ваша пробыла здесь неделю, итого — триста пятьдесят франков; помимо этого, пятьсот франков положено лечащему врачу и двести — ночным сиделкам… Вот все, что вы должны.

Педро Коралес слушал его и улыбался.

— Ваша сумма излишне скромна, — вымолвил он. — Давайте начистоту: пятьдесят тысяч достаточно? Десять тысяч я добавляю, чтобы вы отпустили Жермену.

Оцепенев от изумления, Поль Дро сидел, как оглушенный.

Он начисто потерял дар речи. Педро Коралес продолжил:

— Молчание — знак согласия. Итак, я подписываю чек, соблаговолите принять его, сударь. Можете убедиться — все точно: шестьдесят тысяч франков.

Он протянул профессору чек, подписанный по всем правилам, и, потирая руки, поднялся:

— Это отнюдь не значит, — подытожил Педро Коралес, — что я все еще не ваш должник. Черт подери, доктор, надолго же я запомню вашу лечебницу: здесь я потерял тетушку, обрел наследство и отсюда похитил прелестную девушку… Ну же, будем друзьями, согласны?

Этот жуткий тип опять протянул хирургу руку, и тот сдался. Он не пожал протянутой руки, напрягся, глухим голосом начал:

— Сударь…

Но в ту же минуту его прервал звонок переговорной трубы.

— Алло! — нервно ответил доктор.

До него донесся голос камердинера.

Тот сообщил, что в приемной ожидает новый посетитель, некий господин Миньяс.

— Попросите его подождать, — сказал Поль Дро.

На миг лицо его просветлело, и он обернулся к оралесу.

— Сударь, — снова заговорил доктор, — чек, который вы мне предлагаете…

Фраза осталась неоконченной. От волнения он не мог вымолвить ни слова, словно комок застрял у него в горле.

Впрочем, Педро Коралес не замедлил прервать его.

— Ни слова более, — сказал перуанец и, со шляпой в руке, склонился в почтительном поклоне, — ни единого слова! Я не какой-нибудь невежа и могу по достоинству оценить разумные действия, вот и все. Да, чуть было не забыл — маленькое предостережение, доктор… Не бросайте этот чек, где попало, люди глупы, мало ли что могут подумать… Или заподозрить…

Педро Коралес выдержал паузу. За сим последовало:

— До свидания… Нет-нет, не беспокойтесь… Все, что касается похорон, я улажу с мадемуазель Даниэль… Ни в коем случае не провожайте меня — вас ведь ждет посетитель. А я пойду повидаю Жермену.

И Педро Коралес удалился, скользя по ковру и подпрыгивая, чтобы не упасть. Поль Дро, будто остолбенев, не двинулся с места.

Но не успел Коралес отойти и на несколько шагов, как хирург внезапно пришел в себя. Он сжал кулаки и гневно бросил ему вдогонку:

— Ах, подлец!.. Негодяй!

Лоб его побагровел, как если бы в голову ему пришла постыдная мысль, и, схватив со стола чек, он в бешенстве скомкал его.

— Негодяй! — твердил Поль Дро, трясясь от ярости. — Этот тип, видите ли, вообразил, что я нарочно спровоцировал роковую оплошность, умертвил бедную тетушку, чтобы сделать его наследником. Гнусный тип… Он считает меня своим сообщником. Если я приму эти проклятые деньги, всегда кто-нибудь сможет бросить мне в лицо — «убийца».

Поль Дро снова взял чек. Он медленно прочел стандартную формулировку, громко повторил вписанную сумму:

— Шестьдесят тысяч франков… Вот во что обошлась жизнь этой несчастной женщины. Шестьдесят тысяч франков!.. Да уж, не слишком-то высоко оценил меня этот прохвост!

Вне себя от бешенства, хирург сел за письменный стол. Он вынул из бювара лист писчей бумаги, написал заглавную фразу:

«Господину Прокурору Республики»

«Не знаю, имею ли я право подать в суд, — размышлял Поль Дро, — но не могу же я стерпеть подобное оскорбление. Я намерен представить это гнусное предложение на рассмотрение суда, и если Франция еще не позабыла, что значит честь, надо думать, прокуратура этим делом займется…»

Но вот Поль Дро замер с пером в руке. Разыскивая чернильницу, хирург заметил в папке для бумаг бланк с грифом судебного исполнителя. Тотчас его стали терзать сомнения. А стоит ли отказываться от денег Педро Коралеса?.. Стоит ли поддаваться дурацкой щепетильности, которая, в общем-то, ни на чем не основана — ведь он же не причастен к смерти Кончи Коралес? Стоит ли отказываться от денег, которые по счастливой случайности сами свалились к нему в руки?

Долгие минуты текли в мучительных раздумьях. Поль Дро никак не мог на что-нибудь решиться — уж слишком велико было искушение, искушение бесчестящее, но вместе с тем неожиданное и неотвратимое, как безумие.

Так ничего и не надумав, Поль Дро отложил перо и решил заняться чем-нибудь другим.

— Надо принять этого Миньяса, что ему от меня вдруг понадобилось?

И двух минут не прошло, а греческий делец и директор лечебницы уже сидели друг против друга.

— Надеюсь, я не побеспокоил вас? — спросил Миньяс, пожимая руку врача.

Поль Дро отрицательно качнул головой:

— Нисколько. Каким ветром?

— Представьте себе, добрым! Вы очень любезны, дорогой мой, но, я вижу, не в курсе последних новостей.

На лице Миньяса играла улыбка, но говорил он сухо.

Интуитивно Поль Дро почувствовал, что сейчас узнает сенсационную новость.

— Признаться, мне ничего не известно, — отвечал он, — а что вы имеете в виду?

Миньяс улыбнулся и как ни в чем не бывало возвестил:

— Дорогой Поль Дро, в моем лицо счастлив представить вам вашего нового компаньона. Я только что от Картере, я приобрел ваше предприятие в полную мою собственность.

Миньяс был невозмутим и спокоен. Изумленный Поль Дро всплеснул руками:

— Как, — воскликнул он, — сделка состоялась? Вы в самом деле покупаете?

— Не покупаю, а уже купил, — повторил Миньяс. — Странно, что Картере до сих пор не уведомил вас об этом. Ждите от него письма завтра утром или он сам заявится сегодня к вечеру.

Финансист говорил, говорил, но Поль Дро его больше не слушал.

Мысли хирурга витали далеко. Ему никакого дела не было до излагаемых Миньясом подробностей, до визита Картере. Словно очнувшись, он обратился к финансисту:

— Что ж, дорогой Миньяс, — сказал он и радушно пожал ему руку, — вы принесли мне радостное известие. Было время, я предлагал вам это дело, но мне тогда показалось, что оно вам мало интересно. А сейчас я попал в переплет, и вы меня просто спасаете.

Миньяс внимал ему с лукавой улыбкой, и врач продолжил:

— А ведь дельце-то недурное, на этой лечебнице можно неплохо подзаработать, но, не найди я вкладчика, меня ожидал полный крах… Ну, да хватит об этом. Послушайте, я рад всем сердцем, неужто вы и впрямь ее купили? Ну и ну, я чертовски доволен.

И уже совсем другим тоном Поль Дро добавил:

— Отныне я смогу всецело посвятить себя главному делу моей жизни.

Едва он закончил фразу, как Миньяс саркастически заметил:

— Если не ошибаюсь, дорогой мой Дро, посвятить себя главному делу жизни означает для вас посвятить себя вашим амурам.

— Вы правы, это одно и то же, — сразу сникнув, отвечал хирург.

Впрочем, на секунду задумавшись, Поль Дро вновь овладел собой.

Он словно изо всех сил гнал из своих мыслей какую-то мрачную картину, устрашающее видение.

— Оставим в покое мои амуры, — предлож он. — Для начала я расскажу вам об одном темном дельце: купив лечебницу, вы избавили меня от участия в махинации, сулившей мне шестьдесят тысяч франков…

Миньяс жестом оборвал его:

— Кстати, — холодно сказал грек, — я поступил опрометчиво: не стоило договариваться с Картере, не повидавшись с вами; надеюсь, вы помните, что, когда мы как-то обсуждали эту сделку с вами, поставил одно условие; оно все еще в силе?

Поль Дро явно не понимал, о чем идет речь.

— Не припоминаю, — признался он, — но я согласен на все ваши условия.

— Ну как же, — настойчиво повторил Миньяс, — я рекомендовал вам одного славного малого, санитара, некоего Клода; дорогой мой Дро, я был бы вам премного признателен, если бы вы наняли этого молодца, договорились?

— Да о чем разговор! — согласился хирург.

Но Миньяс еще не закончил:

— Должен предупредить вас, что этот милейший Клод — существо престранное, вряд ли он будет безупречен; в любую минуту он может исчезнуть, вернуться, а вам придется на все закрывать глаза, не замечать его отлучек и предоставить ему полную свободу.

Загадочное предостережение!.. Однако Поль Дро и бровью не повел.

— Ваш протеже сможет делать все, что захочет, — сказал он.

Миньяс рассыпался в благодарностях.

— Вы — сама любезность, мне хотелось бы оказать небольшое вспомоществование этому бедняге, но так, чтобы это не выглядело благотворительностью; обойдется он вам недорого и всегда будет на подхвате.

— Договорились.

Дро дал понять своему компаньону, что он ни в чем не будет ему перечить. События прошедшего дня не шли у него из головы, и хирург снова начал:

— К тому же, это такая мелочь. Я ведь уже сказал вам, что, купив лечебницу, вы удержали от гнусного мошенничества.

Поль Дро жаждал полностью довериться новому своему компаньону, рассказать о странном визите Педро Коралеса, но Миньяс в очередной раз прервал его.

— Послушайте, дорогой Дро, — сухо сказал грек, — есть одна немаловажная деталь, о которой вы еще ничего не знаете.

— Какая деталь?

Миньяс тем временем выбрал на столе у хирурга приглянувшуюся ему сигарету. Он не спеша закурил, потом продолжил:

— Так вот: я сказал вам чистую правду, милейший, я и впрямь купил лечебницу, для чего взял на себя одно обязательство — расплатиться в недельный срок…

— И что же? — заволновался Поль Дро.

— А то, — все так же сухо продолжил Миньяс, — что на сегодняшний день у меня нет ни гроша… Дней десять назад я проигрался на бирже и с тех пор живу, чем придется.

Миньяс говорил так спокойно, так уверено, что на миг Поль Дро подумал — уж не разыгрывают ли его?

— Как все это мерзко, — лепетал он в растерянности, заикаясь от волнения. — Надеюсь, вы шутите, Миньяс?

В ответ Миньяс, как обычно, пожал плечами.

— С какой стати я стал бы шутить? — удивился он. — В серьезных делах не до шуток.

Это признание окончательно сразило Поля Дро, он не мог вымолвить ни слова. Миньяс же, как ни в чем не бывало, продолжал:

— Сегодня у меня нет денег и мне не на что выкупить лечебницу, но платить-то надо через неделю… Значит, чтобы раздобыть нужную сумму, в запасе у меня целая неделя.

Миньяс замолчал, неторопливо несколько раз затянулся сигаретой, затем заговорил снова, с прежней уверенностью:

— Кстати, я, кажется, неудачно прервал вас, дорогой Дро? Вы будто бы собирались что-то такое совершить и заработать шестьдесят тысяч франков? Черт возьми!.. Это становится интересным… Две-три таких сделки, и лечебница спасена! Объясните же мне, что вы задумали.

В отчаянии Поль Дро тяжело рухнул в кресло и сунул в папку письмо, которое он, расхрабрившись, начал было писать Генеральному прокурору Республики.

 

Глава четвертая

НОВЫЙ САНИТАР

Было одиннадцать вечера. Моросил мелкий, частый дождик; над Булонским лесом и над пустынным в столь поздний час бульваром Майо навис густой туман.

По темному бульвару, на малой скорости медленно ехал автомобиль, освещенный обычными фонарями; водитель не посчитал нужным включить фару, которая горделиво выпячивалась в передней части машины.

Рядом с шофером сидел человек, он дрожал от холода и кутался в широкую пелерину с высоко поднятым воротником.

— Сейчас сворачиваем налево, на авеню Мадрид? — склонился к нему водитель.

— И да, и нет, — отвечал его спутник. — Фасадом лечебница действительно выходит на авеню Мадрид, но нам-то нужен черный ход; придется подъехать по переулку, с другого конца сада.

Водитель покачал головой:

— Покажешь, где надо сворачивать.

— А ты что, здесь никогда не был? — удивился его спутник.

— Не приходилось, — ответил механик, — меня ведь мало используют в Париже, я все больше разъезжаю по другим местам.

Механик замедлил ход, просигналил случайному прохожему, затем, следуя указаниям своего спутника, миновал авеню Мадрид, двинулся по улице Ферм, свернул налево и попал в узкий, грубо мощеный переулок, зажатый между двумя рядами высоких домов; тротуара в переулке не было, но был сточный желоб, тянувшийся посреди пешеходной дорожки.

— Черт возьми! — вырвалось у механика. — Темно, хоть глаз выколи. Не знаю, смогу ли я развернуться, а если дать задний ход, так по такой узкой дороге далеко не уедешь.

Спутник успокоил его.

— Выедешь с другой стороны, здесь нет тупика.

В ту же секунду спутник механика тронул его за руку:

— Останавливайся, приехали.

— Верно, — сказал механик. Он выключил зажигание и остался в машине, а его спутник поспешил к низкой двери, скрытой в увитой плющом стене, и нажал на кнопку звонка.

Звонок был отлично слышен в любом уголке главного корпуса и даже в подвальных помещениях лечебницы, возглавляемой хирургом Полем Дро.

В справочном, где на стуле дремал камердинер, раздался трезвон.

Соскочив со стула, камердинер поспешно натянул лежавшую куртку, вышел прямо в сад, направился на другой конец парка и отпер дверь спутнику шофера.

На посетителя он взглянул бегло, автомобиль же рассмотрел очень внимательно.

Причудливое сооружение представляла собой эта выкрашенная в темно-зеленый цвет машина: высоченный кузов был увенчан длинной горизонтальной коробкой, а с двух сторон огромного ящика, служившего задней частью кузова, торчали вентиляционные щитки.

— Это и есть похоронный автобус? — обратился камердинер к звонившему.

— Угадал, старина, — ответил мужчина, — прибыли минута в минуту.

Камердинеру, неприветливо взиравшему на собеседника такая фамильярность явно пришлась не по вкусу.

— Следуйте за мной — сказал он, преодолев неприязнь, — я отведу вас к старшей медсестре.

Через минуту служитель уже стучал в дверь небольшого кабинета мадемуазель Даниэль.

Для Даниэль, в чьи обязанности входил общий надзор за персоналом лечебницы, первые ночные часы были своего рода передышкой, и она использовала их, чтобы привести в порядок многочисленные счета и проверить правильность выплат.

В тот вечер лицо Даниэль сияло улыбкой.

Несколько часов назад профессор Поль Дро уведомил ее, что дела лечебницы в полном порядке, материальная сторона вопроса улажена, теперь за свое будущее мадемуазель была спокойна.

Само собой весь прежний персонал оставался, а кое-кто, скажем, та же Даниэль, мог даже рассчитывать на небольшую прибавку к жалованью.

Наверное, старшей медсестре казалось бы, что все идет к лучшему в этом лучшем из миров, не будь у нее перед глазами картонного квадратика, на котором она своей рукой написала имя Жермены — неприятное воспоминание, не дававшее забыть о досадной оплошности.

— Войдите! — откликнулась Даниэль на стук в дверь.

Вошел камердинер и с ним еще какой-то человек, судя по его одежде — служащий похоронного бюро.

Представителей похоронного бюро не случайно пригласили в такой поздний час.

Не в первый раз уже из лечебницы на авеню Мадрид тайком вывозили пациента, чью жизнь не смогли спасти ни искусство хирурга, ни достижения медицины.

В тот вечер должны были забрать тело старой перуанки Кончи Коралес.

Привычная к такого рода формальностям, Даниэль изящным почерком быстро заполнила бланк и протянула его служащему похоронного бюро.

— Вы ведь знаете, где покоится усопшая, — сказала она, — в небольшом строении, что в дальнем конце парка, неподалеку от двери, через которую вы вошли. Мне нет необходимости сопровождать вас; к счастью, это единственная покойница за последние дни, так что не ошибетесь. Но имейте в виду: гроб из свинца, тяжелый.

Старшая медсестра протянула служащему монету:

— Вот вам пять франков.

Мужчина приподнял фуражку:

— Благодарю покорно, мадемуазель Даниэль, выпьем за ваше здоровье.

Переминаясь с ноги на ногу, он нерешительно добавил:

— Неплохо, чтобы кто-нибудь подсобил мне погрузить ящик в автобус. Если, как вы сказали, гроб свинцовый, одному мне его не поднять.

— А механик? — спросила мадемуазель Даниэль.

— Ему не разрешено выходить из машины. И потом — это не входит в его обязанности.

Старшая медсестра не стала настаивать, она ненадолго задумалась, взглянула на камердинера, державшегося поближе к двери.

— Максим, — сказала она, — вы поможете этому человеку.

Камердинер энергично запротестовал:

— Нет уж, увольте. Прошу прощения, мадемуазель, но не мое это дело; все эти покойники так на меня действуют, что потом я всю ночь глаз не сомкну. Вы ведь знаете, мадемуазель, — я здесь работник временный, как только приищу себе приличное место, сразу уволюсь.

Даниэль не стала с ним пререкаться, но в глубине души посетовала на то, до чего же невыносима порой эта вечная борьба со строптивыми подчиненными.

Но вот лицо ее просветлело и, высокомерно посмотрев на несговорчивого камердинера, она распорядилась:

— Сходите за новым санитаром, которого наняли сегодня днем, его зовут Клод, он дежурит в павильоне «А».

— Слушаюсь, мадемуазель, — ответил камердинер.

Вскоре он вернулся и привел с собой Клода.

Клод был крепко сбитым мужчиной лет сорока пяти с пышной, вьющейся черной шевелюрой.

Усов у него не было, он носил старомодные бакенбарды; его энергичный взгляд можно было бы назвать пленительными, если бы глаза его то и дело не прятались под часто моргавшими красноватыми веками.

— Клод, — распорядилась Даниэль, показывая на служащего похоронного бюро, — вы поможете этому человеку погрузить гроб в автобус.

— Будет исполнено, мадемуазель, — почтительно и с готовностью отозвался санитар.

Даниэль опять погрузилась в свои бухгалтерские расчеты; даже старательно прислушиваясь, она с трудом различила звук тяжелых шагов, поскрипывание гравия в глубине парка — это под покровом ночи тайком выносили гроб.

Разделавшись с малоприятным поручением, санитар Клод вернулся в павильон «А» и устроился в глубине коридора, по две стороны которого тянулись палаты.

Удобно расположившись в кресле, он вытащил из кармана книжку, как вдруг негромко звякнул звонок.

Клод поднялся, взглянул на табло.

— Номер 7 вызывает, — сказал он.

И добавил:

— Посмотрим, что опять понадобилось старому Кельдерману.

Старому Кельдерману было лет семьдесят. Этот давний пациент профессора Дро прижился в лечебнице и теперь содержался в ней на полном пансионе.

Днем старый Кельдерман сообщил санитару Клоду, что здесь он уже семь месяцев; поначалу речь шла о какой-то пустячной операции, потом его парализовало и с тех пор старик не без умиротворения подумывает о том, что вернее всего дни свои он окончит в сей юдоли страдания и боли, где, как оказалось, человек рассудительный и не тщеславный может вести вполне сносное существование.

Надо сказать, старый Кельдерман слыл неисправимым болтуном и языком с лихвой возмещал неподвижность, на которую обрекали его парализованные ноги.

Неизменно приветливый, старик был настоящей живой газетой, он без устали расспрашивал всех и каждого о тех, кто появлялся в лечебнице, и приходилось лишь удивляться, каким образом удавалось ему всегда быть в курсе всех событий.

Причина этого отчасти крылась в том, что делать Кельдерману в общем-то было нечего, друзей и родственников у него не было, никто не навещал его, а кроме того, он всегда был в отличном расположении духа и, будь то больные или медсестры, никто не упускал случая придти поболтать с ним.

Увидев, что у старого Кельдермана все еще горит свет, санитар Клод для виду упрекнул его:

— Ну и ну, сударь, видел бы вас господин профессор… А уж если мадемуазель Даниэль заметит, что сквозь жалюзи у вас пробивается свет — примчится сию минуту.

В ответ старик лишь хихикнул.

— Шутник! — сказал он. — Мне нечего бояться; сегодня вечером, когда Фелисите закрывала окно, я попросил ее поплотнее задвинуть шторы… Снаружи ничего не заметно.

Санитар особенно не настаивал.

— Но вам ведь положено спать, господин Кельдерман.

— В моем возрасте, — ответил старик, — два-три часа сна вполне достаточно, а сегодня, доложу я вам, я бодр как никогда.

Помолчав, он добавил:

— Только что с дальнего конца сада донесся какой-то шум.

Разговор начинал принимать нежелательный оборот, и санитар прикинулся, что ничего не слышал.

— И не убеждайте меня, будто мне это послышалось, — продолжал упрямый старик, — на слух я пока не жалуюсь… Да-да, я знаю — с полчаса назад приезжали за покойником.

Клод попытался было возразить, чем еще пуще раззадорил Кельдермана, который испытывал какое-то нездоровое удовольствие, что угадал верно, и теперь желал поставить точки над «и»:

— Я слышал, как просигналил похоронный автобус, он остановился в переулке, позади парка. А потом послали за вами, дружище Клод, оттуда-то вы только что и воротились.

На сей раз санитар не посмел утверждать, будто это неправда, и старик доложил:

— Мне известно, кто это — иностранка из палаты 28, она умерла после операции… Сдается, — заговорил он более доверительно, — что умерла она по вине медсестры… Вот что бывает с такими хорошенькими медсестрами, как Жермена, в голове у них одни наряды да прически, а до больных им и дела нет.

Клод счел необходимым прервать его:

— Во всяком случае, медсестра Жермена здесь больше не работает. Господин доктор уволил ее.

Старик сочувственно посмотрел на своего собеседника, пожал плечами и улыбнулся:

— Говорю вам, мне все отлично известно. Жермену похитили — да-да, как в старые добрые времена, а похититель ее не кто иной, как племянник той, что умерла, его зовут Педро Коралес. Похоже, зла он не держит, совсем наоборот…

Видя, что санитар все еще сомневается, старик говорил и говорил:

— Я знаю, что говорю, — они целовались, как сумасшедшие, прямо в приемной, как раз в тот день, когда умерла старая тетушка. По-моему, сама Даниэль видела Жермену и перуанца в объятиях друг друга. Хотел бы я посмотреть на нее в эту минуту!

И неунывающий старик во все горло расхохотался; санитар удивленно посматривал на него, всем своим видом словно заявляя: «Двух мнений быть не может: стоит разговорить старика, и я получу полную информацию о новом своем месте работы».

А папаша Кельдерман продолжал свой монолог как ни в чем не бывало:

— Ах, эти поцелуи! Ничего не знавал я лучше в сем бренном мире, во всяком случае в ту пору, когда они еще оказывали на меня известный эффект… само собой, у меня и теперь есть еще порох в пороховницах, хоть я и перенес три операции кряду, и обе ноги у меня парализованы; этот мясник Поль Дро еще не вконец искромсал меня. Но, знаете ли, есть вещи, которые теперь не разрешены, и меня это очень огорчает.

— Будет вам! — сказал санитар, заметив, как лицо старика омрачилось, — вы поправитесь, выйдете отсюда.

— Нет, — отвечал старик, — конечно, это дело времени, но в моем возрасте бывают предчувствия: в тот день, когда я покину павильон «А», где вот уж семь месяцев как обосновался, произойдет это через черный ход, ногами вперед, в деревянном ящике; со мной поступят, как поступали и будут поступать со многими другими — да-да, со многими другими.

Он опять рассмеялся — нервно, прерывисто, этот странный старик, чье волнение санитар Клод не мог не заметить.

Клод изо всех сил пытался перевести разговор на другое — возможно, у него были на то свои причины.

— Послушайте, господин Кельдерман, — неожиданно начал он, — перед обедом вы рассказали мне немало интересного из прежней вашей жизни, о годах войны, которые вы прожили с вашим неразлучным другом, отцом маленького мальчика…

— Что верно, то верно, — сказал старик, проведя рукой по лбу и вновь засияв улыбкой, — всякого повидал я в жизни и научился никогда не отчаиваться. Когда родился этот малыш, о котором я вам рассказывал, сын моего друга Перрона, он был совсем заморышем, мать его умерла в родах, и говорили, что ребенок не выживет… А он окреп, вырос, разбойник, и теперь стал важной персоной. Да-да, — продолжал старик, — с полгода назад я сам прочел в газетах, что малыш Себастьян Перрон, которого я знавал лет сорок назад, сделал головокружительную карьеру — оказывается, он только что получил важный пост, кажется, его назначили председателем судебной палаты трибунала департамента Сены.

— В Париже?

— Да, господин Клод, в Париже, вы так запросто говорите об этом, а ведь ему нет еще и пятидесяти; между нами — своей карьерой малыш Себастьян отчасти обязан успеху у женщин, к которым он всегда питал слабость и которые отвечали ему взаимностью — он ведь недурен собой; но был и еще кое-кто, за чье здоровье Себастьяну следовало бы поставить не одну свечку. Знаете, господин Клод, без Мариуса не было бы и Себастьяна Перрона.

— А кто такой этот Мариус? — поинтересовался санитар.

— Вы могли бы сказать «был», — поправил старик, горько усмехнувшись. — Сдается мне, Мариуса давно нет в этом мире. А сорок лет назад, куда я мысленно возвращаюсь, Мариус был сыном смотрителя за охотой господина Перрона, отца Себастьяна, поверенным всех детских игр и забав Себастьяна Перрона, который теперь председательствует в суде… Ах! Какие долгие прогулки совершали они рука об руку в окрестностях городка Динь, где жили их семьи… С каким удовольствием наблюдал я, как отыскивают они гнезда морских птиц, как охотятся на всякого рода зверушек в лесу и в поле… Себастьян Перрон был хрупкого сложения, поначалу он и носа не казал за порог без своей бонны, от малейшего сквозняка подхватывал насморк. Благодаря Мариусу он мало-помалу попривык к здоровому образу жизни, полюбил свежий воздух и со временем превратился в крепкого, выносливого мужчину, ради которого, как я уже сказал, многие женщины были готовы на безумства.

Санитар, поначалу слушавший старика вполуха, теперь пытался выудить побольше подробностей о судье и его окружении.

— А что сталось с этим Мариусом? — спросил он.

Кельдерман неопределенно махнул рукой.

— Точно не знаю, но догадываюсь. Когда Мариусу исполнилось восемнадцать, Себастьян Перрон стал от него отдаляться. Он закончил колледж, начал изучать право. Мариус же, в силу своего социального положения, не окончил и начальной школы, стал простым работягой.

— А что он делал? — не отставал Клод.

— Если мне не изменяет память, — ответил старик, — он стал работать плотником в деревушке под названием Барак, в нескольких километрах от Диня. В восемнадцать лет он поступил на военную службу, попал в колониальную пехоту, участвовал в мадагаскарской кампании. С тех пор Себастьян ничего о нем не слышал.

— Откуда вам все это известно? — удивился санитар.

— Дело в том, — объяснил старик, — что этот юноша был мне небезразличен, и каждый раз при встречах с Себастьяном я интересовался его судьбой. Но и Себастьян ничего не знал о нем…

Немного помолчав, старик заговорил снова:

— Увы! Такова наша жизнь… Люди знакомятся, привязываются друг к другу, расстаются, а потом обо всем забывают. Что с этим поделаешь?.. Я убежден, что если бы сейчас Мариус, не назвав себя, предстал перед Себастьяном Перроном, наш судья и не узнал бы его.

Странное дело: санитар, спокойно сидевший на стуле у ног старика, тотчас вскочил.

— В самом деле? — спросил он. — Думаете, такое возможно?

— А почему нет? — удивился Кельдерман. — Человек — существо неблагодарное, а память следует за порывами сердца. Когда в душе угасает воспоминание — образ стирается, мы больше его не помним. Какие могут быть сомнения — объявись вдруг Мариус, Себастьян Перрон ни за что не узнал бы его. Но этого не произойдет; Мариус скорее всего погиб в одной из кампаний, а вы, дружище, с вашим опытом санитара, не можете не знать, что, уходя из этого мира, люди напоследок невежливо обходятся с теми, кому небезразличны, — они не дают себе труда предупредить их.

Санитар выглядел озабоченным, он всецело ушел в свои мысли и не заметил горькой иронии последней шутки.

— А каков он был из себя, этот Мариус?

— Да вам-то что до этого? — встревожился Кельдерман и добавил, все больше настораживаясь:

— И вообще, почему вас так заинтересовал этот вздор? Все это мои личные дела, и никого другого они не касаются. Большинству смертных абсолютно безразлично, что сталось с Мариусом и узнал бы его Себастьян Перрон или нет.

Санитар помрачнел.

— Прошу простить меня за нескромность, господин Кельдерман, — сказал он, — я расспрашиваю вас с таким пристрастием, потому что, похоже, знавал я этого Мариуса. Я ведь тоже был в морской пехоте и участвовал в мадагаскарской кампании.

Старик, по-видимому, удовлетворился полученным объяснением.

Несколько минут он внимательно разглядывал своего собеседника, а потом неожиданно заявил:

— Забавно, мне кажется, доживи Мариус до ваших лет, у него была бы почти такая же фигура, такое же выражение лица. Как у вас, у него были черные вьющиеся волосы, сильные плечи, стройная талия, но все это только предположение, бессмысленное и глупое.

По голосу его было заметно, что старик слегка подустал.

— Было очень мило с вашей стороны, любезнейший, — сказал он, — сделать вид, будто вам интересны россказни старого болтуна, я вам очень признателен. Уже поздно, не мешало бы вам пойти отдохнуть, да и сам я, пожалуй, сосну немного. Закройте, пожалуйста, отдушину в углу справа и потушите лампу.

Клод выполнил просьбы старика, который начал готовиться ко сну, и вышел в коридор.

Он устроился в том самом кресле, куда бросил книгу, когда позвонил Кельдерман.

Санитар и думать забыл об отдыхе. Вместо того, чтобы поудобнее расположиться в кресле и попытаться заснуть или погрузиться в увлекательный роман, который он где-то раздобыл, Клод глубоко задумался и, подперев подбородок ладонью, уставился в пустоту.

Он так ушел в себя, что, не замечая того, нарушил ночную тишину и вполголоса заговорил сам с собой:

— Неужто такое возможно? Ну и удача!.. В конце концов, почему бы и нет. Если старик не наврал, судья вполне может и не узнать своего друга детства.

Немного помолчав, он заговорил снова:

— Опасно все-таки…

Между тем взгляд его стал жестче, он нахмурился, точно готовясь принять важное решение.

— Я должен испробовать все, сделать все возможное, чтобы вызволить этого бедолагу, — сухо сказал он.

Помолчав еще немного, он добавил:

— Осторожность и еще раз осторожность, тем более, что спешить мне некуда. Для начала попытаюсь-ка вытянуть из старика, которого повстречал так кстати и, слава богу, не перебивал, побольше мелких подробностей о Мариусе и Себастьяне Перроне.

 

Глава пятая

ДРУГ ДЕТСТВА СЕБАСТЬЯНА ПЕРРОНА

Себастьян Перрон, председатель судебной палаты трибунала департамента Сены, только что прибыл на службу.

Старик-паралитик из психиатрической лечебницы не обманул санитара Клода: хотя Себастьяну Перрону было далеко за сорок, он был еще весьма привлекательным малым.

Взгляд знатока без колебаний бы причислил его к разряду тех мужчин, которые чаще всего нравятся женщинам.

Этот красивый, крупный мужчина был не лишен известной утонченности, что влекло к нему натуры самые деликатные.

Он был высок, строен, хорошо сложен, его спортивная походка выдавала в нем любителя физических упражнений.

Последнее, бесспорно, было отголоском благотворного влияния Мариуса.

Что же до его нравственных качеств, достаточно сказать, что с молодым председателем палаты в суде считались и к мнению его прислушивались. Он был умен, прекрасно воспитан и хорошо знал свое дело. Обладая завидным красноречием, он завораживал слушателей своим приятным, энергичным голосом, в котором порой звучали властные нотки.

Он не принадлежал к судьям старой кагорты, которые хоть и обладали профессиональной хваткой, но были излишне скованы и чопорны. Себастьян Перрон был словно создан вершить правосудие, но правосудие современное, правосудие периода Третьей республики; как человек светский, он готов был идти на уступки, но никогда не изменял порядочности и честности. И шести месяцев не прошло после его переезда в Париж, ставшего венцом его головокружительной судебной карьеры, а Себастьян Перрон уже наладил немало дружеских связей во Дворце правосудия.

Он умел располагать к себе, к тому же люди ловкие и дальновидные старательно обхаживали его, чтобы на всякий случай заручиться его доверием.

Себастьяну Перрону не без основания прочили блестящее будущее. Поговаривали, будто ему уготовано место в апелляционном суде, а там, глядишь, и пост советника, это даст ему возможность проникнуть в высшие юридические сферы — не исключено, что он получит кресло в кассационном суде.

Ну а пока Себастьяну Перрону никак не удавалось попасть в свой собственный кабинет.

Ему пришлось пройти через огромный зал, в котором публика ожидает начала судебных заседаний, потратив на это без малого полчаса.

То и дело к нему подходили знакомые, коллеги, исполненные почтения просителя, судейские всех мастей, стряпчие, адвокаты, одни хотели обсудить с ним ход текущих дел, другие — потолковать о вещах в общем-то пустячных, но которые, как им казалось, было бы небесполезно знать влиятельному судье.

Чтобы не утратить навык, Себастьян Перрон перемолвился парой словечек с несколькими хорошенькими женщинами, которых повстречал во Дворце правосудия, случайно, намеренно ли — этого не знал никто, обсуждению это не подлежало; во всяком случае, если кто-нибудь замечал, что председатель Перрон уединился в укромно уголке Дворца с представительницей прекрасного пола, то, следуя негласному правилу, прикидывался, будто ничего не видит и, не моргнув глазом, проходил мимо.

Все же это наводило на размышления — ведь известно было, что Себастьян Перрон, в сорок лет ставший председателем судебной палаты в Париже, в немалой степени был обязан этим удачному женскому влиянию; поговаривали, будто, несмотря на возраст, председатель был полон сил, а потому и впредь не оставит своими ухаживаниями тех, кого называл своими счастливыми звездами… чтобы подниматься выше, все выше и выше.

Когда судья наконец-то попал в свой кабинет, который с одной стороны сообщался с совещательной комнатой судей возглавляемой им четвертой палаты, а с другой — с залом судебных заседаний, дежурный судебный исполнитель почтительно доложил ему:

— Господин председатель, с вами хочет поговорить какой-то незнакомец… Он уверяет, что вы его примете.

— Он предъявил свою визитную карточку?

— Нет, господин председатель, он утверждает, что таковой у него не имеется, что он для этого недостаточно элегантен.

— В самом деле? — улыбнулся судья. — Тогда узнайте, как его зовут.

— Так, значит, господин председатель намерен принять его? — удивился судебный исполнитель.

— Почему бы и нет? — ответил Себастьян Перрон. — Не подобает судье цепляться за условности: можно быть честным человеком, но не иметь достаточно средств, чтобы заказать визитные карточки.

— Знаю, господин председатель, знаю, — понимающе закивал судебный исполнитель, — но все-таки… Если не ошибаюсь, положено, чтобы истец, желающий быть принятым господином председателем, предварительно заручился его согласием, а для этого он должен написать письмо, испрашивающее аудиенцию.

Положительно, в тот день Себастьян Перрон был в отличном расположении духа; посмеиваясь, он возразил:

— А с чего вы взяли, что это истец? Может статься, этот незнакомец попросту хочет со мной познакомиться.

— Господин председатель шутит, — заметил судебный исполнитель и на мгновение исчез, чтобы узнать имя посетителя.

Вскоре он вернулся:

— Господин председатель был прав — похоже, этот человек хочет поговорить с вами не как с судьей, а как с лицом частным.

— Как его зовут? — осведомился Себастьян Перрон, который уже успел закатать рукава рубашки и надевал мантию черного шелка для предстоящей аудиенции.

На сей раз судебный исполнитель знал имя посетителя:

— Господин Немо.

Себастьян Перрон замер, в растерянности.

— Вы шутите? — спросил он с явным неудовольствием.

— Я никогда не посмел бы, господин председатель, — смутился судебный исполнитель. — Посетитель, ожидающий в приемной, так и сказал: «Доложите: Немо». Что я и сделал.

Себастьян Перрон слегка побледнел, раздумывая, как ему лучше поступить.

Судебный исполнитель говорил правду — сомневаться в этом не приходилось. Он повторил то, что ему велели; ему и в голову не пришло, что Немо значит «никто»; назвавшись Немо, незнакомец избрал нарочито фамильярный и мало приличный способ уведомить председателя палаты, что не намерен сообщать свое настоящее имя.

Задумавшись на минуту, Себастьян Перрон распорядился:

— Впустите этого господина.

Через несколько секунд в кабинет председателя палаты вошел скромного вида мужчина с непритязательными манерами; он отвесил судье низкий поклон, дождался, чтобы судебный исполнитель прикрыл за собой дверь, и только потом заговорил.

Странный вид был у этого человека, в нем не было ничего озлобленного, но робел он отчаянно. В смущении он теребил в руках свою каскетку.

Напустив на себя строгий вид, Себастьян Перрон молча смотрел на него и ждал объяснений.

Наконец, призвав на помощь все свое мужество, вошедший заговорил:

— Господин председатель, господин Себастьян Перрон, это ведь вы самый и есть, не так ли?

— Да, — ответил судья.

— Ей-богу, — продолжал незнакомец, — я был уверен, что не ошибаюсь; я узнал бы вас в числе тысяч, хоть и прошло столько лет, столько долгих лет…

Себастьян Перрон не прерывал своего собеседника, пытаясь угадать, к чему он клонит. «Наверно, какой-нибудь нищий, — решил он, — когда-то я подал ему милостыню, и теперь он явился за новой данью».

Выдвинув это предположение, судья тут же в нем усомнился — незнакомец не был похож на просителя.

Одет он был скромно, но держался с достоинством; решившись прервать молчание, он неожиданно спросил:

— Да ты, я вижу, не узнаешь меня?

Судья поднялся.

— Сударь, что значит эта фамильярность, почему вы обращаетесь ко мне на ты? Я согласился принять вас, но надо же…

Но тут он резко остановился, все разом переменилось.

Лицо Себастьяна Перрона расцвело улыбкой, засияло, а все от того, что незнакомец произнес одно имя, всего лишь имя, но оно-то и вызвало глубокое удивление и неописуемую радость нашего судьи.

Этот человек сказал:

— Мариус!

Вмиг Себастьян Перрон подбежал к незнакомцу, стал жать ему руки.

— Возможно ли?.. Мариус! Мариус! Ах, дружище, до чего же я рад тебя видеть.

— Знаешь, — признался судья, разглядывая Мариуса с ног головы, скажу откровенно: я бы тебя не узнал. Само собой, ты не постарел, но ты чертовски переменился.

— Путешествия, колонии, уклончиво отвечал тот кому обращался судья.

— Что верно, то верно, — согласился Себастьян Перрон, — ты ведь поступил в колониальную пехоту, ты воевал?

Да, — ответил его собеседник, потом добавил. — А я следил за твоей карьерой издалека по газетам… Как радовался я всякий раз, как ты получал повышение; я говорил себе: браво! Малыш Себ преодолел еще одну ступеньку.

На глазах у судьи выступили слезы.

— Ах, Мариус! Мариус! — воскликнул он. — Ты только что назвал меня Себ — просто Себ, — как когда-то, значит, ты помнишь?

— Помню ли я! — отвечал его собеседник. — Да ведь ты был единственным моим другом в целом мире, старина; я не мог забыть сокровенных подробностей нашего такого счастливого детства… Мне-то самому, — продолжал он, — далеко не всегда везло, но я знал, что жизнь тебе улыбнулась, ты сделал прекрасную карьеру, ты по-прежнему молод, красив, тебя любят женщины.

Тут судья помрачнел.

— Увы! — сказал он. — Ну думай, что моя жизнь так уж счастлива. Я страдал, да и теперь еще, бывает, страдаю. В моей жизни случались драмы, — добавил он, понизив голос, — когда-нибудь я расскажу тебе об этом.

Неожиданно, заглянув в глаза тому, кто отныне был для него единственным близким человеком, судья спросил:

— Если бы я доверил тебе секретное поручение, если бы я посвятил тебя в страшную, ужасающую тайну одного интимного дела, смею ли я рассчитывать, что сегодняшний Мариус остался для Себастьяна Перрона таким же, каким был маленький Мариус для маленького Себа тридцать лет назад…

Судья так разволновался, что и внимания не обратил на странную гримасу удовлетворения, исказившую лицо его собеседника.

Казалось, тот ожидал этой просьбы и теперь испытывал огромную радость, которую всеми силами пытался скрыть.

Он ответил:

— Ты можешь рассчитывать на меня, Себ, как на самого себя.

Мужчины собирались продолжить беседу, но тут в кабинет вошел судебный исполнитель.

— Господин председатель, судебное заседание должно было начаться десять минут назад, — сказал он, — я пришел узнать у господина председателя…

— Верно, — перебил его Себастьян Перрон, — я начисто забыл об этом.

Он горячо сжал обе руки человека, о котором ему доложили под столь компрометирующим псевдонимом Немо, и на прощание сказал ему:

— До вечера… Зайди за мной, хотя нет, подожди меня, мы побеседуем сразу после заседания… ибо дело не терпит отлагательств; поистине, тебя посылает само небо; когда ты все узнаешь, ты поймешь, что я прав: нельзя терять ни минуты.

Судья поспешил на судебное заседание, которое в тот день должно было продлиться недолго, а собеседник его уселся в кресло и мирно погрузился в газету.

Правда, вскоре он отложил газету и принялся потирать руки — как человек, только что одержавший великую победу.

Посетитель, которого не пугало двухчасовое ожидание судьи и который расположился в его кабинете, как в завоеванной крепости, был не кем иным как санитаром Клодом из лечебницы Поля Дро; следуя указаниям старого Кельдермана, он слегка подгримировался и постарался придать себе внешность, какую в сорок лет имел бы Мариус, исчезнувший двадцать лет назад.

Какую же цель преследовал этот подозрительный санитар Клод, настойчиво рекомендованный хирургу Дро загадочным господином Миньясом, Клод, явившийся к председателю судебной палаты Себастьяну Перрону в облике друга его детства Мариуса?

 

Глава шестая

«ЧУДАК»

Несколькими днями ранее, как раз накануне того вечера, когда греческий финансист Миньяс решился-таки приобрести лечебницу доктора Дро, в час, когда обычно в сей юдоли страдания и болезней царит глубокая тишина, в кабинете хирурга разыгралась странная, поистине трагическая сцена.

Мадемуазель Даниэль совершила свой последний обход, сдала дежурство старой Фелисите; та, бурча себе что-то под нос, поднялась с постели и заняла пост на диване рядом с кнопками звонков, чтобы слышать вызовы больных; как раз в этот момент отчаянно затрезвонили во входную дверь.

Неисправимая ворчунья Фелисите на деле была сама преданность, поэтому она тут же вскочила.

Обычно она укладывалась рано и принимала дежурство часа в два ночи, когда Даниэль, падая с ног от усталости, решалась пойти отдохнуть.

В тот день передача дежурства произошла позднее обычного.

Даниэль допоздна просидела над счетами, потом ее задержал доктор Дро; шел уже третий час ночи, когда Фелисите, торопливо набросив огромную черную шаль, отправилась взглянуть, кто мог в такую пору столь бесцеремонно прорываться в лечебницу.

Фелисите была не из пугливых. Однако когда она открыла дверь, через которую большой павильон с тяжелобольными сообщался с садом, где в теплые послеполуденные часы любили гулять выздоравливающие, медсестра задрожала от страха — тьма стояла кромешная, спустился туман, ветреная ледяная ночь казалась полной тайн и дурных предзнаменований.

На миг Фелисите замерла в нерешительности.

Звонок настойчиво продолжал трезвонить. Собравшись с духом, она храбро спустилась по ступенькам и двинулась вдоль ограды.

Фелисите прошла через сад, миновала павильоны для выздоравливающих.

Внимательно осмотрев окна, она убедилась, что свет везде потушен.

— Слава богу, все спят, — проворчала старая медсестра, — а то ведь с теперешними-то помощниками всегда что-нибудь да неладно.

Фелисите была стара и потому питала инстинктивное недоверие к современным молодым женщинам, которых ей приходилось нанимать на работу.

Вот уже пятнадцать лет Фелисите твердила, что нет теперь хороших слуг, как нет и людей порядочных. Без устали она повторяла:

— Остались одни прохвосты и компания.

Фелисите медленно семенила через парк и наконец добралась до калитки.

Сквозь прутья решетки она смутно различила одетого в черное мужчину; он нетерпеливо переминался с ноги на ногу и, по-видимому, только что выскочил из такси, стоявшего поодаль.

Этого господина Фелисите никогда не видела. Сначала она подумала, что это родственник кого-нибудь из больных, который, несмотря на поздний час, пришел справиться о здоровье; это предположение она отвергла. «Во-первых, — рассуждала Фелисите, — сейчас ведь нет безнадежных больных, разве что больная из палаты 24 и прооперированный из палаты 19, а, во-вторых, этого человека я не знаю».

Подойдя поближе, Фелисите крикнула сквозь решетку:

— Что вам угодно, сударь?

Человек в черном не замедлил ответить, говорил он металлическим голосом, отрывисто и очень нервно:

— Здесь ли профессор Дро?

Услышав этот вопрос, Фелисите очень удивилась.

Ночью, понятное дело, не до посещений, что же тогда понадобилось незнакомцу от профессора в час, когда всем честным людям положено спать?

Фелисите недовольно буркнула:

— Господин профессор живет здесь, но сейчас он наверняка уже спит.

Незнакомец, ничуть не смутившись неприветливостью Фелисите, распорядился:

— Так откройте же мне, сударыня, и немедленно предупредите профессора, что мне надобно переговорить с ним.

Фелисите не двинулась с места.

— Господин профессор Дро отдыхает, — сказала она, — будить его я не стану. Да и что вам от него надо?

В ответ мужчина нетерпеливо притопнул.

— Я не могу вам этого сказать, — заявил он, — но смею вас уверить, что профессор Дро должен принять меня обязательно; дело срочное и отлагательств не терпит.

Говорил он тоном, не допускающим возражений, как человек, которому и в голову не приходит, что ему могут перечить.

На беду, упрямство старой Фелисите стоило настойчивости ночного гостя.

— Приходите завтра, — предложила медсестра, — завтра утром, часам к одиннадцати.

— Сударыня, — повторил посетитель, — уверяю вас, я непременно должен повидать господина Поля Дро; отказывать бесполезно, я не уйду, пока не переговорю с ним. Поверьте, я готов принести вам извинения за доставленное беспокойство. Вот… возьмите.

Неподалеку от решетки на тротуаре мигал газовый фонарь, в его тусклом, бледном свете Фелисите разглядела, что незнакомец протягивает ей банкноту.

Бесспорно, это был аргумент в его пользу, и аргумент немаловажный. Если бы дело происходило днем и деньги он предложил бы не так открыто, Фелисите приняла бы их.

Все же Фелисите не протянула руки.

Ни с того, ни с сего ее охватил безотчетный, необъяснимый страх. «Да что ему, в конце концов, надо? — подумала она. — Нате вам — он предлагает мне царские чаевые! Нет уж, благодарю покорно».

Фелисите сделала шаг назад.

«Разве по теперешним-то временам узнаешь, с кем имеешь дело?.. Чего хочет этот таинственный незнакомец?.. А вдруг он убийца или злоумышленник?»

Отступив еще дальше, Фелисите процедила сквозь зубы:

— Благодарствую, милейший, не на такую напали! Существуют правила, и нарушать их никому не дозволено. Доктор Дро отдыхает, будить его я не стану Я ведь уже сказала вам: до одиннадцати утра профессор не принимает.

С решительным видом Фелисите повернулась к посетителю спиной.

— Доброй ночи, — буркнула она.

Медсестра собралась удалиться, но в ту же секунду ее словно пригвоздил к земле пронзительный крик.

— Сударыня, сударыня, — заклинал ее незнакомец, — умоляю вас… откройте мне, так надо.

Он вцепился в прутья решетки и стал сотрясать их, пытаясь силой проникнуть в лечебницу.

На сей раз Фелисите побелела от ужаса.

«Так и есть — взломщик», — решила она.

И хоть ноги под ней подгибались, старая медсестра припустила бегом.

Не успела Фелисите пробежать и десяти метров, как позади нее раздался страшный грохот: обезумевшему от ярости незнакомцу удалось-таки выломать решетку.

— Боже праведный! — на бегу выдохнула Фелисите. — Успеть бы добежать до дома!

Думала она только об одном: промчаться сквозь парк, взобраться по ступенькам, закрыться в большом павильоне на два оборота ключа.

Так силен был в ней профессиональный инстинкт, что Фелисите не звала на помощь — она боялась разбудить больных.

Старуха бежала со всех ног, но молчала.

Она была и трусливой, и храброй в одно и то же время.

Вся сцена продлилась не более нескольких секунд. Не успела Фелисите отбежать подальше от решетки, как снова услышала страшный шум и сразу догадалась, в чем дело: незнакомец спрыгнул вниз на обледенелую землю.

В ту же минуту она услышала, как ее зовут.

Незнакомец кричал ей во все горло:

— Да остановитесь вы, безумная старуха!.. Бог ты мой, говорю вам: я не убийца, я должен во что бы то ни стало…

Фелисите припустила еще пуще.

Увы! Что могли ее старые ноги — ведь опасность все равно бежала быстрее.

Фелисите неслась со всех ног, но скоро поняла, что незнакомец настигает ее.

«Пропала», — подумала медсестра.

Она резко остановилась, скрестила на груди руки и приготовилась к удару ножа или, не дай бог, револьверному выстрелу.

Однако ничего подобного не последовало. В нескольких метрах от нее преследователь остановился.

Он принялся осыпать ее проклятиями.

— Где это видано! Совсем с ума спятила, старая дура! Да не бойтесь вы, видите — я стою на месте. Не убийца я, черт возьми! Я честный человек, речь идет о больной…

При слове «больная» Фелисите сразу приободрилась.

Само собой, когда дело касается больного, все простительно. Старая Фелисите давно работала медсестрой, повидала немало мук и страданий, знала бессчетное число страшных, невероятных историй.

Фелисите привыкла, что смерть в лечебнице — постоянная гостья, была свидетельницей самых мучительных агоний, самых невероятных выздоровлений; со временем она пришла к мысли, что болезнь все оправдывает и что в отчаянии человек может вести себя самым непредсказуемым образом.

Немного успокоившись, старая медсестра спросила:

— Если вы пришли из-за больной, черт возьми, надо было так и сказать. Кто эта больная?

Незнакомец не торопился с ответом.

— Я не могу вам этого сказать. Сначала я должен повидать профессора Дро.

И вдруг мужчина рухнул перед ней на колени — прямо здесь, в саду.

— Прошу вас, — молил он, — не будем терять времени, хватит препираться, вы же видите, черт возьми, я не убийца, идите же за профессором. Клянусь, я заплачу, сколько нужно, я готов на все, но я непременно должен его увидеть…

Теперь Фелисите совсем успокоилась.

«Чудак какой-то», — подумала она.

Фелисите очень любила это слово и вкладывала в него самые неожиданные оттенки.

Чудаком был для нее и слишком взволнованный, беспокойный родственник, и глубоко равнодушный друг, и откровенно циничный наследник.

— Чудак! — еще раз повторила Фелисите.

Наконец она решилась:

— Чудно вы ведете себя, сударь, но в общем-то это неважно… Раз вы пришли по поводу больной, я не могу на вас сердиться, встаньте с колен и следуйте за мной, я узнаю, сможет ли профессор Дро принять вас.

Не отставая от медсестры ни на шаг, незнакомец уже через несколько минут попал в небольшую приемную, обстановка в которой была более чем скромной: здесь руководствовались требованиями гигиены и не задумывались об элегантности.

На полу не ковер, а линолеум, мебель без обивки. Простая, деревянная белая мебель, покрытая слоем краски, которую, как нетрудно догадаться, ежедневно старательно отмывали хозяйственным малом.

— Присаживайтесь, — распорядилась медсестра, — а я пойду справлюсь.

Незнакомец вошел в приемную, снял шляпу, вздохнул; Фелисите тем временем исчезла.

По правде сказать, поручение, которое согласилась исполнить Фелисите, было не из приятных.

Что верно, то верно: в любое время дня и ночи профессор Дро был в распоряжении больных. Когда какой-нибудь сложный случай или неожиданное осложнение требовали его присутствия, он тут же спешил к постели больного.

Правда, это вовсе не означало, что ему нравилось, когда его поднимали ночью.

Подобно всем людям умственного труда, этот великий труженик, человек науки, нуждался в продолжительном сне.

Чаще всего он так уставал, что мгновенно засыпал как убитый, и пробуждение было для него сущим мучением.

Фелисите, работавшая в лечебнице не первый день, давно разгадала слабое место Поля Дро; недовольно ворча, направилась она к телефонному аппарату, по которому можно было срочно связаться с профессором.

Дожидаясь ответа, она долго крутила ручку и кричала бесчисленные «алло».

Наконец, профессор проснулся. До медсестры донесся его сонный голос:

— Алло! Что вам угодно? Что случилось? Это вы, Фелисите?

— Это я, господин доктор. Прошу извинить за беспокойство, но здесь какой-то господин непременно хочет повидать одну больную. Он взломал решетку, проник в сад, грозится разбудить вас. Он говорит, дело срочное, обещает любые деньги, если вы согласитесь принять его… Вы придете?

На другом конце провода профессор Дро ничего не понимал.

— Что вы там плетете? — ответил он. — Кто этот господин? Какую больную он хочет видеть? Узнайте у него поточнее, что он хочет.

Фелисите упорно продолжала стоять на своем:

— Видели бы вы его, господин профессор, он молчит, как рыба, мне не удается вытянуть из него ни словечка… Похоже, он хочет иметь дело только с вами, вас-то он и требует… Так вы идете, господин доктор?

Ну, разве мог профессор дать своим подчиненным пример лености, это он-то, кому это качество было совсем не свойственно!..

— Ладно… Пусть он подождет, сейчас я встану… Вечно одно и то же!

Профессор и в самом деле поднялся, облачился в коричневую пижаму и через четверть часа с опухшими от сна глазами и осипшим голосом, неуверенно ступая, вошел в приемную, где ждал его незнакомец.

— Что вам угодно, сударь? — спросил хирург.

Как только он вошел, ожидавший его мужчина тотчас вскочил.

Это был человек лет сорока, неброско одетый в пиджак и черные брюки хорошего покроя, в руках — котелок и огромное пальто.

Его белые руки с тонкими пальцами и его безупречные манеры выдавали в нем человека светского.

Профессора он встретил глубоким поклоном.

— Я действительно имею честь, — спросил он слегка подрагивавшим голосом, — говорить с профессором Полем Дро?

— Да, сударь.

— С тем самым профессором Полем Дро, который последние два года специализируется на тазовых операциях и который делал доклад об этом в Академии наук?

Удивленный таким началом, хирург слушал его, не перебивая.

— В таком случае, господин профессор, — продолжал посетитель, — умоляю вас выслушать меня благосклонно. Я позволил себе обеспокоить вас, потому что речь идет о случае необычайном, срочном, не терпящим отлагательств, потому что через пятнадцать, от силы двадцать минут — ибо ровно настолько опередил я скорую помощь — понадобится все ваше искусство, чтобы спасти одну девушку.

Из всего этого профессор Поль Дро мало что понял; привыкший к просьбам самым невероятным, он машинально отметил глубокую, искреннюю взволнованность своего собеседника.

— Простите, — перебил он его, — я не вполне понимаю вас, сударь. Кто вы? От чьего имени вы ко мне обращаетесь? И что вы, собственно говоря, хотите?

От этого простого вопроса незнакомец вздрогнул.

— Я не могу вам ответить, — глухо проговорил он. — Мое имя должно остаться в тайне… Я не решаюсь доверить его даже вам.

Видя, как изумлен профессор Дро, незнакомец поспешил добавить:

— О, не подумайте, сударь, что здесь кроется какая-то постыдная тайна, позорная авантюра. Я честный, порядочный человек, история же состоит в следующем…

Секунды две-три посетитель собирался с мыслями, затем заговорил хорошо поставленным голосом:

— Господин профессор, молодой человек и молодая девушка обожают друг друга, но не могут пожениться, а я, не будучи отцом ни той, ни другого, люблю их как собственных детей и пытаюсь устранить трудности, препятствующие их браку. Вообразите теперь, что случилось дикое, кошмарное происшествие, в котором отчасти виноват и я, несчастная девушка — на волосок от гибели. А теперь представьте, что это происшествие — дело рук преступника, отвратительного чудовища, перед которым безоружен весь мир; поверьте, только вы один можете спасти эту девушку; поверьте также, что я действительно не могу назвать вам ни мое собственное имя, ни имя молодого человека, ни имя девушки. Поверьте наконец…

Слушая своего необычного посетителя, хирург не переставал изумляться.

Вся эта история показалась Полю Дро маловразумительной. Между тем незнакомец был абсолютно искренен и страшно взволнован; какая же тайна крылась за его признанием?

— Уверяю вас, сударь, — прервал хирург своего собеседника, — я ровным счетом ничего не понял. Слово честного человека: я не выдам ваши секреты. Скажите же, в чем состоит дело и, главное, объясните яснее, что я должен сделать.

Вопрос был поставлен так прямо, что уклониться от него было бы затруднительно.

На минуту незнакомец погрузился в раздумье.

— Если бы я мог, я, конечно, ответил бы вам, сударь, но, клянусь — не могу я этого сделать. Тайна, которую я вам доверяю, была доверена мне самому; простите, извините меня, вот в двух словах, кое-какие подробности… Только что одна девушка, которая дорога мне, а главное — дорога молодому человеку, которого я люблю как сына, стала жертвой ужасной катастрофы и получила перелом таза; умоляю вас, согласитесь помочь этой девушке, чье имя я не могу открыть, ибо тем самым навлек бы на нее беспощадную месть; я заклинаю вас — вылечите ее, но сказать, кто она, я не могу. Я обращаюсь не просто к врачу, я взываю к человеку, у которого доброе сердце… Ведь известно же вам — бывают в жизни непростые обстоятельства, скрывающие леденящую тайну, так вот: ради таких обстоятельств и одной из таких тайн, умоляю вас — не отказывайтесь. Сжальтесь надо мной, сударь… сжальтесь…

Поль Дро никак не мог ни на что решиться.

С одной стороны, ему не хотелось соглашаться на то, что ему навязывали. Поместить к себе какую-то неизвестную с тяжелейшей травмой, даже не зная ее имени, дать согласие лечить ее, попытаться поставить на ноги — с точки зрения его карьеры это было рискованно и опасно.

Но как тогда быть с профессиональным долгом?

Как врач, как хирург Поль Дро был всей душой предан кодексу чести своей профессии. Он знал, что наука — таинство, священнодействие, бывают случаи, когда врач, как и священник, не имеет права отказать в помощи.

Его терзало еще одно сомнение, хоть он и сам не смог бы с точностью сказать, какое; глядя на посетителя, хирург мучительно вспоминал, где мог он видеть этого человека, не встречал ли он его раньше — это могла быть фотография, помещенная в газете или в витрине книжного магазина, где выставляют портреты знаменитостей.

Вот какие мысли мелькали и путались в голове Поля Дро, пока он внимательно слушал таинственного посетителя.

— Так где же ваша больная? — спросил он.

— Как только это случилось, господин профессор, — отвечал незнакомец, — мы поняли, что дела плохи. Я тотчас послал за каретой скорой помощи. Сейчас она в пути, везет пострадавшую к вам, едут они черепашьим шагом и мне удалось опередить их, поймав такси. Я не сомневался в вашем милосердии, сударь, я был уверен — вы не откажетесь помочь нашей больной, сейчас ее привезут… не захлопнете же вы перед ней дверь?

Сказано было ясно и категорично, и Поль Дро уступил.

— Так и быть, сударь; вы не ошиблись — ваша больная получит здесь надлежащий уход и лечение, я отдам все необходимые распоряжения; если понадобится хирургическое вмешательство — я к вашим услугам.

Заметив, что незнакомец готов рассыпаться в благодарностях, врач жестом остановил его:

— Ни слова больше, — сказал он, — и поторопимся, потому что время не ждет. Вы сказали, сударь, что хотели бы сохранить инкогнито — будь по-вашему… Я не стану настаивать; правда, вам ведь пришлось вызвать городскую карету скорой помощи — думаю, скоро все обо всем узнают…

— Об этом не беспокойтесь, — прервал его незнакомец, — тайна будет соблюдена.

Удовлетворившись этим объяснением, хирург поинтересовался:

— Мои подчиненные должны по крайней мере знать имя больной. Как мне ее представить?

Подумав, незнакомец предложил:

— Сударь, вы можете называть ее Маргарита.

— Имя, конечно, не настоящее, — догадался доктор.

— Должен предупредить вас, — улыбнулся он, — что в ваших же интересах сказать мне ее настоящее имя; в бреду пострадавшая может сама назвать его — это вызовет удивление и привлечет ненужное внимание.

Незнакомец вздрогнул.

— Согласен, — сказал он, — я совсем потерял голову… Доктор, вы будете звать эту девушку ее настоящим именем — мадемуазель Элен.

Как раз когда посетитель решился-таки назвать это имя, Поль Дро узнал его.

— Черт возьми! — прошептал хирург, стиснув губы, чтобы не вскрикнуть от изумления, — а ведь я знаю, кто это… ошибки быть не может… Этот человек — сыщик Жюв… Неужто сам знаменитый Жюв?

* * *

Что же все-таки произошло несколько часов назад?

Пока в Нейи и во Дворце правосудия разворачивались события, действующими лицами которых были Поль Дро, председатель судебной палаты Перрон и загадочный санитар Клод, выдавший себя за Мариуса, в особняке американца Максона, где Жюв устроил засаду на Фантомаса, скрывавшегося под именем графа Мобана, кандидата в президенты Жокей-клуба, раздались душераздирающие крики: в один голос кричали полицейский Жюв и верный спутник его Фандор:

— Фантомас мертв?

— Фантомас мертв?

Как только в подвале особняка Максона с невероятным грохотом взорвался сейф, заминированный Жювом, три человека, ожидавшие взрыва, — Жюв, Фандор и миллиардер — как сумасшедшие кинулись к рухнувшему особняку.

Взрыв сейфа означал, что план Жюва удался.

Если план Жюва удался, то Фантомас, как это гениально предвидел сыщик, все-таки посмел появиться в особняке Максона, чтобы взломать сейф и похитить миллион, который ему пришлось заплатить миллиардеру. Фантомас не испугался опасности, пошел на риск и понес наконец-то справедливую кару за свои чудовищные злодеяния. Жюв приговорил Фантомаса к смерти и устроил так, чтобы Фантомас сам убил себя, злодей попался в расставленные полицейским силки и жизнью расплатился за свое последнее преступление.

— Фантомас мертв! Фантомас мертв! — вопил Жюв.

Опередив Фандора и Максона, сыщик сломя голову кинулся к дымящимся развалинам; тем временем соседи, разбуженные шумом взрыва, гадали, что произошло.

А дело было проще простого. Приближаясь к месту катастрофы, Жюв мысленно во всех подробностях представлял случившееся.

Он представлял, как Фантомас решил во что бы то ни стало вновь завладеть деньгами, которые он заплатил Максону. Злодей проследил, как в особняк миллиардера доставили новый сейф, как поместили его в подвале.

Не долго думая, Фантомас вознамерился взломать этот сейф.

Жюв представлял, как, крадучись, спускается он в подвал, как приближается к заминированному сейфу, осматривает его, убеждается, что взломать сейф невозможно.

Выломать замок?

Фантомас не стал бы тратить время на заведомо бесплодную затею. Ловкий и предприимчивый, злодей, должно быть, попросту вооружился газовой горелкой, чтобы расплавить стальные стенки сейфа.

Мысленно Жюв видел, как направляет он на сейф огненную струю, как металл сначала краснеет, потом синеет, начинает плавиться — Фантомас рассчитывает на успех!

И вдруг — мощный взрыв…

Сейф с секретом, двойные стенки которого Жюв придумал набить порохом, взлетел на воздух.

Фантомас, надо думать, рухнул плашмя, превратился в неузнаваемый труп, раздавленный каменными глыбами, обезображенный осколками металла…

— Быстрей! Быстрей! — покрикивал полицейский.

Вот уже Жюв, Фандор и Максон стоят перед особняком.

От взрыва разлетелись на мелкие осколки стекла всех окон, створки всех дверей.

Внутри все вверх дном — перевернутая мебель, расколотые дорогие безделушки, но какое все это имело теперь значение? Фантомас попался в ловушку, легендарный злодей обезврежен! Победа! Победа окончательная!

— Быстрей! Быстрей! — снова прикрикнул Жюв.

Мужчины устремились к лестнице, ведущей в подвал.

В подвале стоял едкий запах пороха и динамита, от него, как от хмельного вина, перехватывало дыхание.

— Быстрей! — снова завопил Жюв.

Со зсех сторон летели куски штукатурки, падали на пол, вздымая клубы пыли.

Дышать становилось все труднее.

Первый подвал превратился в груду обломков, во втором зиял дырой наполовину обрушившийся потолок.

Вместе со своими друзьями Жюв ринулся вперед.

Он вытащил электрический фонарик, направил луч света на искореженный сейф.

— Фантомас! — вопил Жюв.

Увы!

Крику Жюва вторил другой крик.

Это кричал Фандор, обезумев от отчаяния и боли.

— Элен! безутешно взывал он.

Не Фантомас распростерся у сейфа и не Фантомас пал жертвой взрыва — пострадала Элен, кроткая Элен, невеста Фандора.

Как оказалась там Элен?

Каким образом дочь Фантомаса стала жертвой страшных последствий хитроумной выдумки Жюва?

Участники драмы далеко не сразу задали себе эти вопросы.

Их охватила мучительная тревога.

Фандор бросился к неподвижному телу девушки; Жюв, прикрыв лицо рукой, горько рыдал.

— Это я убил ее, я убийца…

Всеобщее смятение было недолгим.

Хрипло вскрикнув от радости, Фандор позвал Жюва:

— Помогите, помогите же мне… Она жива.

Можно было подумать, будто голос Фандора обладал чудодейственным даром возвращать мертвых к жизни — Элен, прежде не подававшая признаков жизни, слегка шевельнулась.

Девушка открыла глаза, узнала склонившегося над ней Фандора — своего жениха и друга, слабо улыбнулась.

— Элен!.. Элен! — лепетал журналист. — Простите ли вы меня когда-нибудь?

Элен едва слышно выдохнула в ответ:

— В том, что случилось, виновата я одна… Я знала, что отец собирается взломать сейф, я думала, Максон уехал на всю ночь и хотела спасти его состояние, а потом спрятать деньги в надежном месте; вооружившись газовой горелкой, я взорвала сейф — что ж, задумано было прекрасно, я зря сомневалась в сноровке Жюва.

Простые, чистосердечные слова Элен бесконечно тронули Жюва.

— Бедная девочка! — растрогался полицейский, которому никак не удавалось совладать с волнением. — Вместо того, чтобы обвинять меня, она себя объявляет главной виновницей.

Минут через пятнадцать после взрыва толпа зевак запрудила улицу перед особняком Максона; вразвалку подошел дежурный полицейский — взглянуть, что случилось.

Что произошло на самом деле, не знали ни зеваки, ни полицейский.

Тотчас в окне второго этажа появился миллиардер Максон:

— Все в порядке! — крикнул он толпившимся перед домом любопытным! — По вине слуг взорвался газовый баллон. Никто не пострадал.

Это заявление возымело эффект, полицейский, убедившись, что его присутствие не требуется, повернул обратно, успокоенные соседи стали расходиться.

Тем временем в подвале особняка Жюв и Фандор держали совет.

Максон, когда-то учившийся медицине, бегло осмотрел Элен.

— Может, я и ошибаюсь, — сказал миллиардер, — но, похоже, у бедняжки перелом таза, это серьезная травма, требующая сложного лечения, сам я понятия не имею, как вести операцию.

Жюв наконец-то обрел присутствие духа.

— Во-первых, господин Максон, — распорядился он, — постарайтесь избежать расследования, скажите, что у вас взорвался баллон с газом. Если мы хотим спасти ее, мы сами должны позаботиться о ее лечении; никто не должен знать правду, особенно Фантомас. Во-вторых: вы сказали, у нее перелом таза. Есть один хирург, доктор Поль Дро, он специализируется на таких переломах, к нему в лечебницу мы и отвезем Элен. Знаю я одну дежурную карету скорой помощи, кучер ее — славный малый, он предан мне и будет нем как рыба. Этим я сам займусь, все будет шито-крыто. Сейчас я возьму такси, поеду в лечебницу и постараюсь убедить доктора Дро принять нашу пострадавшую.

Жюв уточнил еще кое-какие детали и мгновенно исчез.

Едва успел он обо всем переговорить с доктором Дро, как на авеню Мадрид появилась карета скорой помощи, доставившая Элен и сопровождавших ее Фандора и Максона.

Погода хмурилась, занимался тусклый рассвет, до чего же безрадостным было прибытие юной особы в лечебницу, где властвовала боль!..

Осмотрев Элен, доктор Дро в раздумье покачал головой:

— Травма тяжелая, — негромко сказал он, — очень тяжелая!.. Но больная молода, а молодость творит чудеса.

 

Глава седьмая

БОГ МОРФИЙ

За несколько дней до этих событий, ранним утром профессор Поль Дро сидел в своем кабинете с усталым видом рассеянно подписывал бумаги; дверь кабинета неслышно отворилась и пропустила посетителя, не давшего себе труда постучать.

Дро даже не обернулся, только спросил:

— Это вы, мадемуазель Даниэль?

— Это не Даниэль, дорогой профессор, — ответил ему мужской голос, — это я…

Профессор поднялся.

— Вы, Миньяс? — сказал он, протягивая руку новому владельцу лечебницы. — Чем обязан столь раннему визиту?

С Миньясом Дро всегда был приветлив, хотя в голосе его угадывался холодок. Возможно, профессор Дро, поначалу встретивший греческого финансиста как спасителя, постепенно переменил свое мнение и теперь питал к нему менее горячую привязанность.

Ну, а Миньяс был все тем же — спокоен, холоден, невозмутим, самоуверен и, главное, с виду беззаботный и не обремененный делами.

— Хотите знать, — поинтересовался он, — с чего это я вдруг пожаловал? Черт побери! Могли бы и догадаться.

— Не имею ни малейшего представления.

— Так вот, дорогой мой, смею вам напомнить, что сегодня понедельник, и вечером я должен иметь пятьсот тысяч франков — эту сумму я обязался выплатить Картере за лечебницу.

Не прерываясь, Миньяс аккуратно положил на стол цилиндр, одну за другой стянул и небрежно бросил перчатки, прислонил к дивану великолепную трость из кости носорога — сенсацию всех модных ресторанов.

Изменившись в лице, профессор молча наблюдал за ним, не зная, что и сказать.

— Я не забыл, что сегодня вечером вам надлежит выплатить долг, Миньяс, но мне непонятно, почему это обязательство привело вас сюда.

Миньяс откинулся в кресле, устраиваясь поудобнее, как человек, готовящийся к бурному спору.

— Ах, не понимаете, — усмехнулся он, — господи, да ведь это проще простого; чтобы понять, о чем идет речь, вовсе не обязательно быть пророком. Я и не собираюсь скрывать от вас цель моего визита. Посколько лично у меня, Дро, нет ни гроша, а платить надо, я пришел разузнать, нет ли, случаем, денег у вас.

— Нет ли у меня денег? — выдохнул Дро, — да вы с ума сошли! Что за шутки, Миньяс? Я ведь уже говорил вам, у меня, как и у вас, нет ни су; да если бы у меня и были деньги, разве я допустил бы продажу лечебницы, я сам купил бы ее; что же до вас…

— Что до меня, — спокойно продолжил Миньяс, — вам плевать на мои затруднения, не так ли Дро? Вам и дела нет, что я буду опозорен и что завтра же на бирже все будет перешептываться: слышали последнюю новость? Миньяс купил дело у Картере и не смог расплатиться?.. Этого вы дожидаетесь?

Дро вскочил. Опершись о камин, он стоял против Миньяса, скрестив на груди руки и глядя ему прямо в глаза:

— Этого ли, другого, — хрипло вымолвил он, — я знаю одно: уже три месяца как денежные заботы занимают все мои мысли. Ни минуты, ни секунды покоя. Больше я ничего не знаю, да и знать не хочу. Когда неделю назад вы, Миньяс, столковались с Картере, вы не могли не знать, что за несколько дней вам не раздобыть пятьсот тысяч. Неделя прошла, пришел срок платежа, как не крути, а придется признать, что платить вам нечем.

Дро говорил с горячностью человека, искренне возмущенного ходом событий, и говорил он чистую правду. Уже давно этот незадачливый делец, погруженный в науку, совсем потерял голову от свалившихся на него материальных забот, с каждым днем они множились и ввергали его во все большее отчаяние.

Кого винить, если Миньяс совершил сделку, заведомо зная, что платить ему нечем — вот пусть теперь сам и выпутывается.

Вне себя от отчаяния, несчастный профессор твердил одно:

— Я к этому не имею ни малейшего отношения… больше мне сказать вам нечего.

Спокойный, внешне невозмутимый, Миньяс с улыбкой наблюдал, как Поль Дро все больше мрачнеет.

— Полноте! — вставил он. — До шести вечера еще уйма времени, успеем раздобыть недостающие четыреста сорок тысяч.

— Четыреста сорок тысяч?.. — вздрогнул Поль Дро. — Что вы хотите этим сказать? Разве вы приобрели лечебницу не за пятьсот тысяч?

— В самом деле, — улыбнулся Миньяс, — но с тех пор мы ведь с вами заработали шестьдесят тысяч… Не прикидывайтесь, Дро, надеюсь, вы не забыли о чеке милейшего Педро Коралеса.

При имени Педро Коралеса профессор смертельно побледнел. Как мог он забыть о дерзкой выходке перуанца Коралеса, подарившего ему чек на шестьдесят тысяч франков, чтобы отблагодарить, в сущности, за убийство тетушки, оставившей ему баснословное наследство.

Эта постыдная сделка не шла у него из головы, он помнил, как чуть было не отказался от этих проклятых денег, как согласился принять их не без давления Миньяса, который высмеял его колебания, назвал их болезнью угрызений совести.

Белый как мел, Дро машинально сел. В ярости он с шумом выдвинул большой ящик своего огромного письменного стола.

Там, под кипой бумаг, лежал чек Педро Коралеса.

— Все верно, — едва слышно сказал он, — как вы точно подметили, мы заработали шестьдесят тысяч франков… Вот они. Теперь недостает всего четыреста сорока тысяч.

Поль Дро подчеркнуто выделил слово «всего», точно хотел напомнить Миньясу, какую большую сумму тот должен достать до шести вечера, если хочет избежать публичной огласки своей несостоятельности. Миньяс сделал вид, будто ничего не заметил. Когда профессор швырнул ему чек, Миньяс ловко ухватил его за кончик, аккуратно сложил и с довольной улыбкой засунул в бумажник.

— Осталось достать всего четыреста сорок тысяч — сказал он, тоже сделал акцент на слове «всего», и прищелкнул пальцами, словно желая показать, что раздобыть подобную сумму — сущий пустяк и что он ручается сладить дело еще до наступления вечера.

Не успел Миньяс сунуть чек в бумажник, а бумажник во внутренний карман сюртука, как он счел неприятный разговор исчерпанным.

— Кстати, Дро, — сказал он, — вас ожидает еще один визит; идя сюда, я столкнулся на авеню Гранд-Арме с нашим приятелем Педро Коралесом — я с ним познакомился в клубе. Я знаю, что он направляется к вам и что…

Доктор не дал ему закончить. Узнав, что Педро Коралес собирается нанести ему визит, Поль Дро так и подскочил на стуле:

— Сюда идет Педро Коралес? — воскликнул он. — Хочет меня видеть?.. Быть того не может… Да как он смеет!

— А почему бы и нет? — с искренним удивлением поинтересовался Миньяс.

Резким движением Поль Дро приблизился к своему собеседнику.

— Потому что, — ответил он, — раз Коралес смеет придти ко мне, значит, он действует как сообщник, идущий напомнить о его обязанностях другому сообщнику. Этот тип обращается со мной, как с равным… Миньяс, я не потерплю больше такого оскорбления…

Дро еще не кончил говорить, а Миньяс уже звонко расхохотался. Кое-как совладав со своей неуместной веселостью, греческий финансист воскликнул:

— Честное слов, Дро, вы становитесь неисправимым ригористом… Что за мысли, приятель, чистое безумие… Педро Коралес — славный малый, может, он что и не так сказал, зато расплатился с вами по-царски. Сейчас, когда у нас затруднения с уплатой долга, не время ссориться с таким богатым человеком… Дружище Дро, будьте же похитрее. Сию минуту придет Педро Коралес, и я прошу вас не только принять его, но и быть с ним полюбезнее.

Миньяс говорил решительно, властно, и профессор смутился:

— Это что же — приказ?

Миньяс и бровью не повел.

— Да нет, просто я позволил себе дать вам совет.

Как ни в чем не бывало, Миньяс продолжил:

— Послушайте, Дро, вы ведете себя неразумно; хотите вы работать над главным делом вашей жизни, то бишь работать для вашей любви, да или нет?

Миньяс не счел нужным что-либо уточнять, но, говоря так, он глаз не спускал с профессора. Дро понял, на что намекал Миньяс, и глухо вымолвил:

— Да, разумеется, я хотел бы этого, я отдал бы свою жизнь за…

— Понятно, но разве для достижения этой цели вам не понадобятся деньги?

— Понадобятся, — согласился Поль Дро, — я должен любой ценой остаться директором этой лечебницы.

Ничего другого Миньясу и не требовалось.

— Ну вот, — сказал он, — теперь вам понятно, что нужно быть паинькой и не ссориться с Педро Коралесом?

Быть может, настаивая на своем, Миньяс требовал слишком многого от своего компаньона. Профессора бил озноб; невероятным усилием воли он попытался овладеть собой и съязвил:

— По правда сказать, я не понимаю вас, Миньяс, к чему все эти рекомендации? Я почти готов держать пари, что вы либо сами, либо через кого-то посоветовали Педро Коралесу навестить меня. Что вы опять задумали? Уж не собираетесь ли вы взять в долг у этого типа?

Миньяс поднялся, подошел к окну кабинета и забарабанил пальцами по стеклу.

— Занять денег у Педро Коралеса? — ответил он. — Нет, старина, я не люблю брать в долг. Ведь это значит, что когда-нибудь долг придется вернуть.

— А что же вы тогда любите? — усмехнулся Поль Дро.

— Просто брать, — решительно и резко парировал Миньяс.

Греческий финансист, похоже, тотчас пожалел о своем ответе. Он прекратил барабанить по стеклу, обернулся и с нескрываемой тревогой взглянул на Поля Дро, который продолжал стоять, опершись на камин.

— Довольно шутить, — громко сказать Миньяс, — невеселый что-то получается у нас разговор.

Он снова повернулся к окну, улыбнулся.

— Приближается Коралес — вот кто, возможно, укажет нам выход… Вот он беседует с Даниэль… сейчас она препроводит его сюда.

Услышав эту новость, Поль Дро попятился:

— Я лично не желаю видеть Коралеса… Примите его вы, Миньяс, а я…

Миньяс уже держал в руках цилиндр, перчатки и трость.

— Не говорите глупостей, — сказал он, — я не могу принять этого господина, его примите вы, Дро. Думаю, визит его будет краток, а как только он уйдет, я появлюсь.

Опять Миньяс говорил тоном, не допускающим возражений, он был неподражаем в искусстве строить вежливые, формально любезные фразы, которые подразумевают непреклонные решения.

Дро понял, что должен смириться.

— Будь по-вашему, — сказал он, — я приму его.

Миньяс прошел в смежную с кабинетом приемную и оторвал кусок стенной обивки, чтобы лучше слышать, о чем будут говорить врач и Педро Коралес, а тем временем Даниэль уже докладывала Полю Дро, что его ждет посетитель.

— Пусть он войдет, — сказал хирург, побледнев еще больше.

Через минуту Педро Коралес уже тряс руку директора лечебницы.

— Вы не оперируете сегодня утром? — спросил перуанец. — Я вас не побеспокоил?

Указав посетителю на стул, Дро тоже сел.

— Ничуть, — ответил он.

Тотчас, с профессиональным любопытством, хирург стал внимательно разглядывать лицо нового своего посетителя, в котором обнаружил поразительные перемены.

Цвет лица его, прежде светлый, приобрел свинцовый оттенок, глаза странным образом потемнели, нос заострился, скулы выступали, щеки ввалились, а руки, не переставая, дрожали.

«Вот и плоды богатства, — подумал Поль Дро. — Внезапно заполучив большие деньги, этот счастливчик, должно быть, перестал сдерживаться, не просыхает от кутежей… Держу пари, что пьет он беспробудно и каждый вечер с бокалом шампанского в руке обмывает полученное наследство…»

Поль Дро прервал свои философские размышления, ибо, как всякий человек научного склада ума, не любил попусту терять время и обратился к своему собеседнику.

— Я рад вас видеть, сделайте милость, объясните, чем обязан я вашему визиту?

Перуанец поклонился.

— Во-первых, доктор, — сказал он, — я хотел бы еще раз поблагодарить вас за все, что вы сделали для моей тетушки… А во-вторых… во-вторых, я хотел бы…

Педро Коралес смущенно умолк.

Затем, путаясь в словах, начал снова:

— Послушайте, доктор, хоть вы и хирург, вам, наверно, не чужда медицинская практика… Ваш диагноз, вне всякого сомнения…

Коралес изъяснялся невнятно, и Поль Дро почуял, что вот-вот ему откроется какая-то неожиданная тайна.

— Я не врач, — отвечал он, — но ведь медицина и хирургия — сестры, основные положения терапии мне знакомы. О чем вы хотите со мной побеседовать?

Коралес поднялся; проделал он это с заметным усилием, словно едва держался на затекших, отяжелевших ногах, задыхаясь от малейшего усилия; глаза его сверкали неестественным блеском.

— Господи, доктор, — вымолвил он, — раз уж так случилось, не буду скрывать от вас — мне не совсем здоровится.

— Вы и впрямь выглядите неважно.

— В самом деле? — сказал перуанец, отстукивая зубами дробь. — Представляете, доктор, меня просквозило, я подхватил страшнейшую невралгию. Порой боль становится нестерпимой, и как раз сейчас…

Поль Дро слушал больного с невозмутимым спокойствием. Он сам продолжил начатую перуанцем фразу.

— Как раз сейчас, — сказал он, — вам совсем скверно.

— Невероятно… впрочем, вы сами заметили, как плохо я выгляжу.

— Вы хотели бы знать, что вам предпринять? — спросил хирург. — Хотели бы получить рецепт?

— Нет, нет, — поспешно прервал его Педро Коралес, — рецепт мне не нужен, я знаю, что от перемежающейся лихорадки мало что помогает, боль можно снять лишь на время, например…

Тут он стукнул себя по лбу:

— Вот, например… Что бы это могло быть?.. Например, морфий, доктор, в таких случаях он приносит облегчение… У вас же есть морфий? Не могли бы вы сделать мне укольчик?.. А еще лучше — не могли бы вы раздобыть мне ампулу этого чудесного обезболивающего?.. Разумеется, я заплачу…

Услышав последние слова, Поль Дро подошел к Педро Коралесу, взял его под руку и силой подвел к окну.

— Хватит, пошутили, — без обиняков начал Поль Дро, — поговорим начистоту. Господин Коралес, уже с четверть часа я наблюдаю за вами и вот мое заключение: вы вообще ничем не больны, ведь так? Ваша невралгия — не более, чем предлог, вы морфинист и рассчитывали на мою помощь, чтобы достать морфий? Ведь так? Отвечайте!

— Но, доктор…

— Прошу прощения, вы рассуждали следующим образом: «В психиатрической лечебнице непременно должен быть морфий… Доктор Дро — человек продажный, я найду способ подкупить его и уговорить потворствовать моему пороку…» Признавайтесь, сударь.

На Педро Коралеса жалко было смотреть.

Поль Дро, разумеется, угадал верно!

С некоторых пор перуанец безбожно злоупотреблял морфием, и этот страшный яд производил в его организме убийственные разрушения. Он не мог больше без него обходиться и жестоко страдал, когда не удавалось достать морфий.

Коралес мертвенно побледнел.

Поль Дро был прав: в последнее время он с большим трудом раздобывал морфий, он придумал обратиться к хирургу, а тот намеревался ему отказать.

Ослабевший, как все токсикоманы, как все такого рода больные, морфинист готов был расплакаться от отчаяния.

— Доктор, доктор…

Вдруг на него словно снизошло вдохновение. Педро Коралес сунул руку в карман.

— Пусть так, — сказал он, — я морфинист, вы правы, и я подумал, что смогу достать у вас этот яд. Все верно… Но не отказывайте мне, Дро, я предлагаю вам целое состояние. Сколько вы хотите? Тысячу франков… десять, двадцать тысяч… или еще больше?.. Я заплачу, сколько скажете…

Несчастный бросил на врача взгляд, полный мольбы и тревоги.

Поль Дро ни за что не должен был дать себя разжалобить. О, немало повидал он несчастных морфинистов, стыдливых и жалких, канючащих и готовых на все, лишь бы достать это пагубное снадобье.

Любую психиатрическую лечебницу можно было бы назвать домом морфия. Его применяют там ежеминутно. Редкий случай, когда в коридоре не встретишь медсестру со шприцем морфия для инъекций.

Морфий! Он успокаивает и приносит сон; поначалу больной видит в нем просто снотворное, затем, после первых уколов, — средство облегчить боль, а потом это становится пороком и наступает привыкание — страшное привыкание!

Морфий!.. О, конечно же Поль Дро был отлично с ним знаком; если бы он согласился поставлять эту отраву Педро Коралесу, мало-помалу он ловко стал бы вытягивать у перуанца все более значительные суммы.

С его стороны это было бы подлым мошенничеством, хуже, чем мошенничеством, — это было бы преступлением. Морфинист — настоящий самоубийца, и того, кто поставляет ему морфий, с полным правом можно назвать убийцей.

Поль Дро не колебался. Он с силой схватил Коралеса за руку.

— Сударь, — вымолвил он, — если бы здоровый, сильный, ни на что не жалующийся человек вздумал назвать меня вором, мошенником или бандитом, я бы тут же потребовал у него сатисфакции… Если бы те же оскорбления я услышал от душевнобольного, я бы заранее простил его, — ибо знаю — душевнобольные не отвечают за свои слова. Если мне не изменяет память, всякий морфинист безумен… поэтому я не принимаю близко к сердцу ваши оскорбления… Но не советую злоупотреблять моим терпением. Подите вон! И чтобы ноги вашей здесь больше не было!

Врач толкнул Педро Коралеса, и тот отлетел прямо к двери.

Поль Дро нажал на звонок. Вошла медсестра.

— Проводите этого господина, — распорядился хирург.

Довольный собой, он хлопнул дверью.

От природы Поль Дро был человеком вспыльчивым. Чтобы не дать волю своему гневу, ему пришлось сделать над собой невероятное усилие. Это усилие лишило его последних сил, он весь дрожал; обернувшись, врач пошатнулся от ужаса.

Перед ним стоял Миньяс и смотрел на него с нескрываемым презрением.

— Идиот! — сквозь зубы процедил финансист. — Идиот! С вами немыслимо иметь дело.

Заметив, что хирург вновь принимает вызывающий вид, Миньяс грубо тряхнул его за руку.

— Жалкое ничтожество! — вскричал он. — Вы что же, вообще ничего не понимаете? Если сегодня вечером я не заплачу за лечебницу, нас обоих выставят на улицу, и меня, и вас, Дро, будьте уверены. Мы-то с вами еще ладно, черт возьми… Мы мужчины и уж как-нибудь выкарабкаемся, но, бьюсь об заклад, вы и думать забыли о вашей возлюбленной. Хорош же наш влюбленный!.. Какой же он преданный… Его терзают угрызения совести… Из-за минутной слабости он уже готов отказаться от главного дела жизни…

Толкнув тупо смотревшего на него Дро, он воскликнул:

— Трус! Жалкий трус!

Чем объяснялась необычная властность этого человека?

Дро, который решительно и резко отверг домогательства Педро Коралеса, молча стерпел оскорбление, брошенное ему в лицо Миньясом.

На какую страшную тайну намекал греческий финансист?

В чем состояло дело всей жизни врача, о котором был прекрасно осведомлен Миньяс?

Дро рухнул в кресло, Миньяс склонился над ним.

Он сразу перешел к делу:

— Морфий находится в аптеке, не так ли? В шкафу с ядами, ключ от которого всегда при вас… Отвечайте же, Дро!

Врач опустил голову:

— Да, это так…

— Дайте мне ключ.

Дро не двигался.

— Ключ, быстрее, — скомандовал Миньяс. — Выкладывайте ключ, черт подери, или я возьму его силой!

Дро, смирившись, сунул руку в карман. Через минуту со слезами на глазах он протянул Миньясу маленький никелированный ключик замысловатой конструкции.

— Умоляю вас, — прошептал он, — не делайте этого…

Миньяс рассмеялся ему в лицо.

— Как вовремя я здесь оказался! — съязвил он, помахивая ключом перед носом у Дро. — Я и на сей раз помогу вам выпутаться… Итак, до вечера, и будьте на месте; я позвоню вам.

* * *

— Здесь проживает господин Педро Коралес?

— Здесь, сударь.

— Передайте ему, любезный, мою визитную карточку и скажите, что его желает видеть господин Миньяс, компаньон доктора Дро.

Камердинер, встретивший Миньяса у входа в богатую квартиру, спешно нанятую новоиспеченным миллионером Педро Коралесом, в нерешительности остановился.

— Господин Коралес не принимает, — сказал он, — ему нездоровится.

Миньяс состроил огорченную мину.

— Новость невеселая, — сочувственно сказал он. — Коралес болен? Вот бедняга…

Он выдержал паузу, затем повторил не допускающим возражений тоном:

— И все-таки, милейший, передайте вашему хозяину мою визитную карточку, я к нему на два слова, дело срочное; когда он узнает, что я от Поля Дро, он тотчас примет меня.

Камердинер молча поклонился, провел Миньяса в просторную гостиную и попросил обождать.

Ждать пришлось недолго. Как только Педро Коралес узнал, что его хочет видеть компаньон Поля Дро, он, вопреки ожиданиям своего камердинера, немедленно вскочил.

Не достав морфия в лечебнице, молодой человек с час назад приплелся домой и в отчаянии повалился на постель, стуча зубами, дрожа от лихорадки, корчась в нестерпимых муках.

Однако достаточно было произнести имя Поля Дро, как он мгновенно преобразился.

Не успел Миньяс усесться в кресло, как Педро Коралес с мертвенно бледным лицом и трясущимися руками вбежал в гостиную.

— Вы спрашивали меня, сударь? — лепетал морфинист. — Вас прислал Поль Дро?

Миньяс встал. Он склонился в поклоне и, словно речь шла о чем-то вполне естественном, без тени смущения заявил:

— Да, сударь… Я от профессора Дро, он прислал меня по известному вам делу.

По лицу наркомана пробежала улыбка. Педро Коралес, который минуту назад был, казалось, на грани безумия, вмиг обрел необыкновенную ясность мысли.

— Наконец-то, — шептал он, — наконец-то! Скорее, сударь, идемте, я уже целые сутки без морфия, это ужасно.

Педро Коралес увлек Миньяса в свой кабинет. Он упал на длинный диван в углу комнаты, сбросил с себя пиджак и, распахнув рубашку, подставил грудь Миньясу.

— Скорее… скорее, — умолял он, — сжальтесь надо мной…

Тело Педро Коралеса было одной сплошной раной.

Столько раз несчастный колол себя, что на теле его нельзя было отыскать местечка, не обезображенного отвратительным отеком, который оставляют инъекции морфия.

— Уколите меня, — твердил он, наморщив лоб в предчувствии новых мучений, — уколите же меня, сударь… чего вы ждете?

Миньяс вынул из кармана миниатюрный шприц, поднес его к плечу больного, зажал между большим и указательным пальцами левой руки складку кожи.

— Колите же, — взмолился Педро Коралес.

— Простите, — холодно сказал Миньяс, — но вы кое о чем забыли, дорогой господин Коралес, укол стоит шестьдесят тысяч франков.

Педро Коралес дернулся:

— Да мне наплевать на это… Назначайте любу цену… Колите же, я заплачу!

— Простите, — снова сказал Миньяс, — поступим наоборот. Заплатите, и я сделаю вам укол.

Тон его был непреклонен. Несмотря на лихорадочную жажду скорее получить наркотик, Педро Коралес понял, что он не уступит. Молодой человек соскочил с дивана, как безумный кинулся в другой угол комнаты, где стоял небольшой, скромно инкрустированный шкафчик.

Шкафчик ничем не привлекал внимания, а между тем это был отличный сейф, один из тех сейфов, которые, мало чем отличаясь от обычной мебели, сконструированы так, что могут противостоять любым взломам.

Нервным движением Педро Коралес набрал шифр, вставил ключ в отверстие, открыл сейф, выхватил наугад пачку банкнот и бросил их Миньясу.

— Возьмите… Этого вам достаточно?

Коралеса била дрожь, Миньяс же был абсолютно невозмутим.

— Да, сударь, — спокойно сказал финансист, — теперь я сделаю вам укол, когда пожелаете.

Совсем обезумев, Педро Коралес ринулся к дивану и, задыхаясь, тяжело упал на него; на губах перуанца выступила белая пена, глаза загорелись в предвкушении экстаза — сейчас, наконец-то, он получит свою порцию морфия.

— Не двигайтесь, — приказал Миньяс.

В ту же минуту греческий финансист поднес шприц к плечу своего подопечного, ввел его под кожу, нажал на поршень, выпуская жидкость.

На миг лицо Педро Коралеса расцвело неизъяснимым блаженством.

Но это выражение счастья продлилось считанные секунды.

Внезапно глаза его закатились, губы стали мертвенно бледными, руки и ноги задергались в страшных конвульсиях.

Голова Педро Коралеса откинулась назад, тело изогнулось дугой, изо рта высунулся огромный, синий, вот-вот готовый лопнуть язык.

Миньяс тут же заторопился. На лице его не было и тени волнения.

— Готов, — бросил он, — Педро Коралес умер!.. Теперь он никогда больше не заговорит… Слуга его — мой человек, бояться мне нечего. Что до сейфа, этот болван так спешил, черт побери, что даже не закрыл его.

* * *

В пять часов вечера Поль Дро все еще неподвижно сидел в своем кабинете. Сославшись на внезапную мигрень, он отказался от завтрака и с самого утра никуда не отлучался из кабинета — дрожа от испуга, он ждал возвращения Миньяса.

Миньяс не появлялся!

В половине шестого он прислал Полю Дро краткую депешу:

«По получении этой записки, — сообщал Миньяс, — берите такси и срочно приезжайте к нотариусу, где я буду ждать вас. Деньги для оплаты лечебницы у меня есть, вы сможете завершить дело вашей жизни, мне требуется только ваша подпись» .

С трудом ворочая языком, Поль Дро вслух перечитал телеграмму.

— Я завершу дело моей жизни… деньги для оплаты есть… он достал четыреста сорок тысяч франков!

Казалось, Поль Дро и сам не понимает, что говорит. Он быстро оделся.

Хирург направился к машине, остановившейся у решетки сада.

На тротуаре он столкнулся с разносчиком газет, тот продавал специальный выпуск «Ла Капиталь».

— Трагическое самоубийство! — выкрикивал газетчик. — Перуанец Педро Коралес отравился смертельной дозой морфия!

Поль Дро чуть было не упал в обморок. С трудом он взял себя в руки.

Как автомат, он продолжал идти вперед и, когда называл адрес водителю, голос его почти не дрожал.

Но зато, хлопнув дверцей, он не сел, а буквально рухнул на сиденье.

 

Глава восьмая

ДЕЛО О РАЗВОДЕ

Уже двое суток полиция Нейи не спускала глаз с подозрительных субъектов, которые с настораживающим постоянством бродили в окрестностях бульвара Майо и авеню Мадрид.

Дважды в комиссариат поступали рапорты от дежурных полицейских, следивших за перемещениями этих типов, и оба рапорта явно противоречили друг другу.

Молодой полицейский решил, что имеет дело с пьянчужками, потому что для него все люди в слегка помятых цилиндрах непременно были подшофе.

Более проницательный бригадир рассудил, что, пожалуй, это бывшие конгрегационалисты, которые, пытаясь разжалобить своим нищенским видом, бродят по домам и выпрашивают подаяние.

Еще один полицейский заявил:

— Эти типы, наверное, опасные злоумышленники.

Просмотрев все полученные донесения, комиссар предупредил своих подчиненных:

— Следите за ними в оба, глаз с них не спускайте… Лучше предупреждать преступление, чем карать за то, что уже совершилось.

Однако следить за ними было не так-то просто, похоже было, что эти таинственные личности назубок знают устав сыскной полиции и радуются, как дети, заставляя полицейских попусту терять время, держа их в постоянном напряжении, не давая ни малейшего повода вмешаться.

К тому же субъекты, показавшиеся подозрительными полицейским Нейи, были прекрасно знакомы с территориальными установлениями; они знали, что всякий полицейский — хозяин только в каком-то определенном секторе и что за пределами этого сектора он лишается своих полномочий.

Если на хвосте у них была местная полиция, эти типы долго кружили по улицам и переулкам Нейи, не упуская возможности либо внезапно зайти за ограду и очутиться в Париже, либо проскочить в Булонский лес. После чего, хитро ухмыляясь, они вызывающе поглядывали на своих преследователей, поглубже напяливали помятые цилиндры и растворялись в Булонском лесу.

Комиссариат Нейи не считал себя побежденным и, будучи в отличных отношениях с караульными Булонского леса, тотчас сообщал им о присутствии в их секторе двух загадочных личностей. Видевший их начальник караульной службы немедленно составил о них собственное мнение, отнюдь не совпадавшее с мнением полицейских Нейи.

— Эти парни, должно быть, бродячие музыканты, — утверждал он.

Он исходил из того, что под своими просторными пелеринами, служившими им пальто, эти типы, ставшие теперь притчей во языцех, прятали какие-то объемистые, неопределенной формы предметы.

Поначалу казалось заманчивым, проследив за этими субъектами, разгадать их намерения, однако задержать их и препроводить для допроса в ближайший участок было бы невероятно трудно.

Впрочем, ничто не свидетельствовало о том, будто незнакомцы замышляют навредить ближнему. По утрам они устраивались где-нибудь на скамейке, поближе к авеню Мадрид. Полиция ни на минуту не выпускала их из виду, надеясь, что они хоть как-то нарушат установленные правила — к примеру, бросят бумажку — и тогда их можно будет оштрафовать. Но даже если шел дождь, они могли просидеть на скамейке и час, и больше, ничем не нарушая общественный порядок.

Правда, однажды одному из караульных Булонского леса довелось быть свидетелем довольно-таки необычной сцены.

Как-то ближе к вечеру, часа в четыре пополудни, этот полицейский стоял на посту у ворот, выходящих на авеню Мадрид; вдруг он заметил, как по Пальмовой аллее сломя голову несутся эти типы. Бежали они по противоположным тротуарам — точно соревновались в скорости. Оба были замызганными, в грязи чуть не до колен, а их основательно помятые цилиндры совсем потеряли вид — дождь в этот день лил как из ведра.

Задыхаясь, добежали они до конца аллеи, с минуту о чем-то посовещались, обменялись своими объемистыми пакетами, а потом спрятались за деревьями у круглой площадки, где сходятся аллеи.

Затем они выждали добрых полчаса, внимательно наблюдая за проходящими автомобилями, в особенности за теми, что прибывали из Нейи или возвращались туда.

С полчаса понаблюдав за столь интригующим маневром, караульный Булонского леса не выдержал и решил разом покончить с таинственными перемещениями наших знакомцев; воспользовавшись тем, что они вышли из своей засады и вместе двинулись к выходу, он подошел к ним.

— Добрый вечер, господа, — сказал караульный.

Мужчины остановились и обменялись многозначительными взглядами, чем еще более утвердили караульного в мысли, что эти молодцы наверняка что-то замышляют и что замысел их отнюдь не безобиден.

Как ни в чем не бывало он продолжил:

— Погода сегодня скверная, не для прогулок, у вас, поди, неотложное дело, чтобы в такой-то ливень бродить по Булонскому лесу.

— Признаться, каждый волен развлекаться по-своему, — возразил ему один из незнакомцев.

Другой в ответ улыбнулся:

— Что вам угодно?.. Забот на каждый день хватает, мы не какие-нибудь проходимцы.

Караульный не знал, что и делать.

В раздумье теребя седеющие усы, он терялся в догадках: «Смеются они надо мной, что ли? А может, это просто два болвана?»

Он бы, конечно, предпочел второе решение, которое сразу обеспечило бы ему превосходство над этими людьми.

Показывая пальцем на широкие пелерины своих собеседников — книзу пелерины расширялись, принимая форму колокола, — он продолжил:

— Вы, верно, торгуете вразнос, и под одеждой у вас куча всякой всячины?

Видя, что загадочные субъекты замерли в нерешительности, караульный осмелел и рискнул даже коснуться пелерины одного из них, намереваясь приподнять ее и посмотреть, что под ней скрыто, но незнакомец резко отступил назад и негодующе воскликнул:

— Руки прочь, черт возьми! Не дай бог сломаете наши аппараты, это ведь наш хлеб!

Караульный с трудом подавил радостное волнение: на сей раз он угадал верно и, если теперь он оплошает, то докопается до истины. Желая войти в доверие, он расплылся в улыбке:

— Зарабатывать на хлеб — дело почтенное… Что ж, у каждого свое ремесло, хочешь жить — умей вертеться.

Чтобы расположить к себе своих собеседников, караульный намеренно употреблял избитые фразы. По всему было видно, что завоевать их симпатию не составит труда: застыв в почтительном молчании, они, разинув рот, внимали человеку в роскошном мундире; тот, недолго думая, перешел к делу:

— Сдается мне, господа, что вы пошли по коммерческой или торговой части? Каждый занимается, чем может… Я вот уж лет пятнадцать состою в караульной службе Булонского леса… А вы чем занимаетесь?

Караульный почувствовал, как заколотилось у него сердце: вопрос задан, что будет дальше? Дождется ли он ответа? Или, может, разговор их, едва начавшись, окончательно оборвется?.. Вдруг эти люди откажутся отвечать, что он тогда предпримет?

Инстинктивно караульный кинул взгляд по другую сторону решетки Булонского леса и не без удовлетворения увидел двух полицейских, державшихся в тени на территории Нейи — они наблюдали за развитием событий и в любую минуту готовы были вмешаться.

Караульный представил, как от столь прямо поставленного вопроса его собеседники потеряют голову и бросятся бежать. Тогда он пустится за ними в погоню, чтобы во что бы то ни стало схватить их, узнать тайну их странного поведения. Ответы незнакомцев обескуражили и расстроили его.

Первый, верзила с худощавым лицом и глубоко посаженными глазами, глухо ответил:

— Мы — уличные фотографы.

Спутник его, толстый смешливый коротышка, выпалил совсем другое:

— Мы полицейские-любители.

Караульный нахмурился. Само собой, перед ним стояли два не успевших сговориться сообщника, потому и назвали они разные профессии. Строгим взглядом смерив того и другого, караульный заметил:

— Звучит не очень-то убедительно, я требую, чтобы вы объяснились. Почему высокий утверждает, будто вы уличные фотографы, а маленький говорит, что вы полицейские-любители?

На этот раз оба ответили в один голос:

— В этом нет ничего удивительного, мы все сейчас объясним.

С этого момента караульный, окончательно запутавшийся в столь комедийной интриге, стал участником сцены еще более невероятной.

Трагическим, торжественным тоном верзила с худощавым лицом начинал какую-нибудь фразу, а его более нетерпеливый спутник, спеша и захлебываясь словами, заканчивал то, что не договорил его приятель — таким образом, каждый из них играл свою комедийную роль.

— Мы уличные фотографы, — говорил высокий.

— И полицейские-любители, — добавлял маленький.

— Нашим ремеслом мы занимаемся… — начинал худощавый.

— В интересах общества, — заканчивал толстяк.

В конце концов караульному стало ясно, что эти субъекты — едва ли не его коллеги: они служили осведомителями в префектуре полиции, а таинственные предметы, скрытые под широкими пелеринами, оказались просто-напросто фотографическими аппаратами.

Но зачем нужны им были эти аппараты и кого они выслеживали?

Об этом караульному узнать не удалось — его собеседники охотно предъявили свои удостоверения личности, но они и словом не обмолвились о том, чем занимались в районе Булонского леса и авеню Мадрид.

Так ничего толком и не разузнав, расстроенный караульный, не скрывая своего разочарования, двоих инспекторов полиции отпустил.

— Идите, — сказал он, — и выполняйте свой долг, как я выполнил свой, устроив вам допрос: вид-то у вас впрямь подозрительный.

Без долгих раздумий мужчины в помятых цилиндрах и длинных пелеринах поспешили удалиться и затерялись в закоулках Булонского леса.

Ходили слухи, что по части судопроизводства и прояснений наиболее сложных и запутанных дел мэтр Тирло не знал себе равных.

Когда мэтр Тирло вошел в свой кабинет, в конторе вот уже минут пять как воцарился порядок; раздался звонок, и молоденький клерк, он же рассыльный, направился к потайной двери, через которую посетители, минуя помещение для клерков, попадали прямо в кабинет патрона.

Открыв дверь, мальчишка незаметно препроводил посетителя к мэтру Тирло, вернулся в контору и таинственно сообщил:

— К патрону заявилась какая-то шикарная дама… До чего же хорошенькая!

Он собрался было поделиться еще кой-какими подробностями с навострившими уши коллегами, но тут вмешался старший клерк и строго приказал ему замолчать.

— Если ты не прекратишь судачить о клиентах, — пригрозил он, — я выставлю тебя за дверь.

Угроза возымела действие, и мальчишка испуганно умолк.

Тем временем мэтр Тирло и его посетительница приступили к беседе.

Изысканно и элегантно одетая посетительница была хороша собой и без сомнения принадлежала к высшему свету. Она была во всем темном, а лицо прятала под белой с цветным узором вуалеткой.

Мэтр Тирло не остался равнодушен к волнующей прелести своей собеседницы: сначала он, по привычке, засуетился, непонятно зачем пробежался взад-вперед по кабинету, наконец, уселся за огромный письменный стол с множеством ящичков, занимавший всю середину комнаты.

Молодая дама расположилась против него в кресле и, откинув вуалетку, спросила:

— Есть ли какие новости, мэтр Тирло?

— Разумеется, сударыня, — ответил он, — у меня всегда есть новости, ибо каждый день что-нибудь происходит и с каждым часом мы все ближе подходим к заветной цели.

Эти ничего не значащие слова клиентка встретила отрывистым, нетерпеливым жестом, выдавшим ее волнение.

— Все это и так понятно, — сказала она звонким, решительным голосом, — мне хотелось бы знать, что конкретно вы подразумеваете под словом «новости».

— А вот что, — ответил мэтр Тирло и приоткрыл папку, из которой торчали листки бумаги всех цветов и размеров. — Во-первых, вызов в суд с изложением всех пунктов обвинения; угодно вам, чтоб я зачитал его?

— Нет, благодарю вас, — сказала клиентка, — я давно знаю его наизусть.

Ее следующий вопрос говорил о том, что она прекрасно обо всем осведомлена:

— Делу уже дан ход?

Мэтр Тирло воздел руки к небу:

— Пока еще нет, сударыня… Зачем же ставить телегу впереди лошади? Сначала мы должны пройти через обычные формальности. Но смею заверить вас, что благодаря моим связям во Дворце правосудия процесс будет произведен в кратчайшие сроки, особенно, если ваш муж не заявит возражения. От председателя трибунала мне известно, что наше дело будет заслушано вне очереди.

Его ответ, похоже, удовлетворил молодую даму.

Немного помолчав, она вновь заговорила:

— По-моему, пункты объяснения, сформулированные в вызове суда, достаточны для получения развода, но судьи ведь любят, когда расставлены все точки над «и», поэтому мне хотелось бы иметь какой-нибудь формальный аргумент, четкий и ясный.

Мэтр Тирло поглубже уселся в кресле и, довольный, лукаво посмотрел на свою клиентку.

— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовался он.

— Я хочу сказать, — замялась молодая дама, — что мне хотелось бы иметь формальное подтверждение неверности мужа, какое-нибудь очевидное доказательство его виновности…

Крайне взволнованная, она продолжила свою мысль:

— Если не ошибаюсь, мэтр Тирло, вы обещали сделать все возможное и невозможное и добыть такой документ!

Слушая свою клиентку, мэтр Тирло с иронией поглядывал на нее; наконец, он заговорил, для пущего эффекта чеканя каждое слово:

— Я доставлю вам это удовольствие, сударыня, вы будете полностью удовлетворены… У меня есть нужные вам доказательства.

Однако слова мэтра Тирло произвели совсем не тот эффект, на который он рассчитывал. Покраснев до корней волос, его собеседница вскочила, судорожно сжимая и разжимая кулачки в белых перчатках.

— Что вы такое говорите! — воскликнула она. — У вас есть доказательства неверности моего мужа?

Мэтр Тирло и внимания не обратил, каким странным образом подействовало его сообщение. Он уверенно закивал:

— Ну, разумеется, они у меня есть… Когда отстаиваешь интересы клиента, делаешь все или ничего. Заметьте, сударыня, что употребленные мною средства крайне деликатны, не скрою — будь я человеком светским, я не стал бы их использовать. Но как должностное лицо, сударыня, я обязан, не превышая вверенных мне полномочий, без устали отыскивать сведения, которые позволят выигрывать в суде доверенные мне дела.

Фразы, лившиеся из уст мэтра Тирло, были раскатисты и звучны; будучи поверенным, он всегда жалел, что не стал адвокатом. Зачастую он охотно предавался пустословию, упиваясь собственным красноречием; он мог заниматься тем или иным делом вчетверо дольше положенного, чем повергал клерков своей конторы в полнейшее уныние, порой вынуждая их задерживаться до восьми, а то и до девяти вечера.

Справедливости ради следует отметить, что, если бы все клиенты мэтра Тирло походили на пришедшую к нему в тот день молодую даму, с делами он расправлялся бы значительно быстрее.

Складные речи поверенного не произвели на его посетительницу ни малейшего впечатления. Она прервала его и, трепеща от волнения, потребовала разъяснений.

— Все это только слова, сударь, — нервно выговорила она, — мне нужны доказательства… Да-да, доказательства!.. Мне нужны доказательства неверности моего мужа.

Она пришла в такое возбуждение, что схватила со стола поверенного нож для резания бумаги и с такой силой стала ударять этим смехотворным оружием по папкам мэтра Тирло, что тот застыл в изумлении.

— Позвольте, сударыня, — сказал он, — я отказываюсь понимать вас… Когда мы с вами возбудили производство по вашему делу, вы настояли, чтобы я письменно зафиксировал обвинения, выдвинутые вами против мужа — обвинения, прямо скажем, довольно-таки расплывчатые. Вместе с вами мы пришли к выводу, что они недостаточны и что для успешного завершения дела потребуются доказательства, подразумевающие тяжкое оскорбление, нанесенное вам обманывающим вас мужем… Тогда вы бросили мне вызов: «Попробуйте сыскать такие доказательства»… И вот я нашел их, но вы, видно, не очень-то довольны.

Быть может, молодая дама и была недовольна, но главное — она была глубоко опечалена.

Не отвечая на справедливые упреки поверенного, она упала в кресло, с которого только что вскочила, и заплакала навзрыд.

— Он обманывает меня!.. Обманывает!.. — шептала она.

Мэтр Тирло попытался ее утешить.

— Вы ведь и сами об этом знали, — начал он.

Молодая дама кинула на него испепеляющий взгляд.

— Глупец! — крикнула она. — Если у меня и были подозрения, это не значит, что так оно и есть… Конечно, у меня были опасения, но я была уверена, что доказательств его неверности найти не удастся. И вдруг вы мне заявляете, что вы в этом вполне уверены.

Увидев, какой оборот принимает дело, мэтр Тирло рассудил, что, по-видимому, излишне поторопился.

— Послушайте, — сказал он, — может статься, что доказательства, который я собрал, вернее — те, что для нас собрали, абсолютно ничего не доказывают; все зависит от того, как их истолковать. Документы, которыми я располагаю, одних могли бы убедить, у других, напротив, вызвать недоверие.

Мэтр Тирло уже готов был вновь пуститься в свои напыщенные разглагольствования, но его собеседница в очередной раз прервала его:

— Так где же ваши доказательства? Предъявите их мне немедленно.

Мэтр Тирло счел за лучшее разделаться с этим побыстрее; он отвесил своей клиентке почтительный поклон и позвонил в колокольчик.

Явился молоденький клерк, который, слушая патрона, повсюду рыскал своими пронырливыми глазками и без стеснения разглядывал посетительницу.

— Те господа уже здесь?

— Да, — понимающе кивнул молоденький клерк, — с полчаса как пришли.

— Так в чем же дело? Приглашайте их!

Через несколько минут в кабинете поверенного появились два странного вида субъекта. Выглядели они экстравагантно: один шел впереди другого, оба были в помятых цилиндрах и в ниспадавших колоколом длинных пелеринах и походили то ли на нищих Двора чудес, то ли на клоунов-эксцентриков, выступающих с трюками на сцене кафешантана.

При виде их молодая дама подпрыгнула в кресле.

— Это еще кто такие? — воскликнула она.

Тем временем мэтр Тирло представлял вошедших.

— Рекомендую, — сказал он, — инспекторы частной полиции, господа Налорнь и Перузен, коим я доверил деликатную миссию пронаблюдать за вашим мужем.

Имена этих личностей вряд ли что могли сказать молодой даме, ибо, к счастью для себя, она впервые столкнулась с изнанкой полицейской работы — иначе два эти имени повергли бы ее в глубокое, неподдельное изумление.

Ведь для многих Налорнь и Перузен — это действительно были кое-кто!

Бывший священник Налорнь и экс-нотариус Перузен неоднократно пускались в сомнительные затеи, попадали в разного рода переделки, знавали не только таких известных личностей, как Жюв и Фандор, но даже самого Фантомаса, знаменитого Гения преступного мира, грозного Короля преступлений.

Впрочем, не похоже было, чтобы Налорнь и Перузен извлекали из этих сенсационных знакомств какую-то особую выгоду. Тот, кто знал их прежде и встретил бы теперь, рассудил бы, что с годами два друга не слишком-то приблизились к успеху и что материальное положение того и другого ничуть не улучшилось.

Конечно, служа осведомителями полиции, они кое-как зарабатывали на жизнь, но на жизнь весьма скромную.

В надежде на скудное вознаграждение они брались за всякую работу, готовы были оказать любую сомнительную услугу, не отказывались от разного рода щекотливых поручений, с которыми зачастую справлялись не очень-то ловко.

Вот этим-то Налорню и Перузену поручил мэтр Тирло собрать досье на супруга своей клиентки.

Они-то и были препровождены в кабинет поверенного, где теперь с довольным видом ожидали расспросов. Мэтр Тирло приступил к делу:

— Правда ли, что лицо, вверенное нами вашему наблюдению, содержит сожительницу в доме, где проживает совместно с супругой?

— Сударь и дорогой мэтр, — высокопарно начал Налорнь, — нам удалось получить самые неопровержимые доказательства…

— Доказательства не менее очевидные, — прервал его Перузен, — чем следы ударов палки, которой били по заду…

Мэтр Тирло привскочил.

— Прошу не употреблять подобных выражений, — потребовал он, — здесь дама.

Дама, однако, ничуть не была шокирована; с угрожающим видом она приблизилась к подручным мэтра Тирло и вызывающе спросила:

— Так вы утверждаете, что мой муж обманывает меня? Не много ли вы на себя берете? Где доказательства?

Налорнь и Перузен в замешательстве посмотрели друг на друга.

Перузен с важным видом порылся в кармане, извлек оттуда бумажник, набитый засаленными документами, и разложил эти документы на столике.

Молодой даме нетерпелось узнать, что за доказательства собраны против ее мужа, и она попыталась заглянуть через плечо Перузена, но Налорнь оттеснил ее.

— Тысячу извинений, сударыня, — напыщенно заговорил он, — соблаговолите отойти в сторону. В бумажнике моего коллеги немало секретных, конфиденциальных свидетельств — они не для постороннего взора. Как только он отыщет касающиеся вас бумаги, месье Перузен ознакомит вас с ними.

Роясь в своих бумажках, толстый коротышка Перузен одобрительно кивал в такт своему напарнику. Наконец он испустил победный вопль:

— Вот они! Я нашел их!..

После чего, обернувшись к мэтру Тирло, он выразительно добавил:

— Поверьте, не так-то просто было их раздобыть.

Дрожащими руками молодая дама завладела документами, свидетельствующими против ее мужа. Она принялась внимательно их рассматривать. Это была серия любительских снимков дурного качества, на которых просматривались лишь тени и силуэты.

Было видно, что снимки делали отнюдь не профессионалы. Но молодой даме и этого было достаточно. Она безошибочно узнала характерную внешность мужа, его высокий, стройный, изящный силуэт.

То и дело она нервно покусывала губки, сжимала кулачки, ибо на снимках рядом с ее супругом мелькал грациозный силуэт восхитительно прелестной молодой особы, которую он то поддерживал под руку, то обнимал за талию.

Насмешник Перузен бестактно брякнул:

— Каковы наши влюбленные? Воркуют, точно два голубка.

Налорнь дал ему тычка и зашептал на ухо:

— Болван, ты что, ничего не понял? Эта дама — жена того господина.

Перузен, который и впрямь ни о чем не догадывался, в изумлении вытаращил глаза.

Запечатленные на фотографии позы влюбленной парочки служили отличным аргументом, позволяющим требовать развода.

Снимки были сделаны либо в Булонском лесу, либо в пустынных улочках Нейи. На одном из них влюбленные — а по-другому их и не назовешь — садились в фиакр, на другом, минутой позже — ехали шагом, опустив шторки.

Попадались фотографии, на которых сквозь густую листву можно было разглядеть, как влюбленные нежно целуются.

Точно оцепенев, молодая дама в отчаянии перебирала свидетельства обрушившегося на нее несчастья; волнение и горечь неожиданно обернулись гневом.

— Мэтр Тирло, — заговорила она трепещущим голосом, — не скрою, что, обратившись к вам, я располагала только подозрениями и не верила в бесчестность супруга… Теперь я получила неоспоримые доказательства; сомнений нет — он подло обманывал меня! Поэтому я немедленно прошу… я требую развода. О да! Чтобы получить его, я готова на все… А главное, мэтр Тирло, я хочу получить развод как можно скорее… Отныне, до тех пор, пока с этим не будет покончено, моя жизнь мне отвратительна… Скажите, сударь, когда я получу развод?

Мэтр Тирло раскрыл записную книжку и медленно стал ее перелистывать.

— Бракоразводный процесс, — заверил он, — один из самых непродолжительных, но все же судебным органам потребуется какое-то время, чтобы собрать все нужные сведения… Надеюсь, сударыня, что примирительное производство займет не больше недели, после чего, недели через три, надо думать, уже будем иметь решение суда, особенно, если ваш муж в судебное заседание не явится.

Мэтр Тирло продолжал объяснять что-то еще, но молодая дама его больше не слушала. Нервным движением она опустила вуалетку, надела перчатки, которые сняла, чтобы посмотреть фотографии, не без труда отыскала сумочку, потом, едва заметно кивнув мэтру Тирло и бросив уничтожающий взгляд на Налорня и Перузена, метнулась к выходу.

Очутившись на улице Сент-Оноре, она быстро пошла вперед, сверкая полными ярости глазами и приговаривая:

— Господи, какая низость… Так подло обманывать, и кого — меня! Не поймешь этих мужчин… Уж ему-то чего недоставало?

Запыхавшись от быстрой ходьбы, она говорила сама с собой:

— Я знала… конечно же, я обо всем знала, была в этом уверена. На такие вещи у женщин особое чутье, но когда узнаешь обо всем от других, трудно остаться спокойной.

Проходя мимо какой-то лавочки, она приостановилась и машинально взглянула на свое отражение в витрине. «Глаза красные, выгляжу отвратительно, — подумала она, — глупо так выходить из себя».

Затем она двинулась вперед, думая все об одном и том же:

«Вообще-то эти фотографии еще ничего не доказывают… А вдруг это была пациентка, больная, которую он поддержал под руку, помог подняться в фиакр?»

Молодая дама воспрянула духом и, казалось, позабыла о фотографии, на которой ее муж целовал хорошенькую незнакомку.

Заметив такси, клиентка мэтра Тирло сделала водителю знак остановиться и, сев в автомобиль, распорядилась:

— Авеню Мадрид, психиатрическая лечебница профессора Дро.

Спустя несколько минут она вихрем пронеслась мимо консьержа, отвесившего ей низкий поклон.

— Мой муж у себя? — спросила она у Даниэль, которую повстречала у входа в сад.

— Господин профессор только что вернулся, он у себя в кабинете, сударыня, — ответила старшая медсестра.

Молодая дама сделала глубокий вздох.

— Ну что ж, — сказала она. — Теперь — кто кого.

Клиентка мэтра Тирло, та самая молодая дама, которая сначала хотела развестись, не веря в измену мужа, а потом, узнав про обман, опечалилась и впала в ярость, была никто иная, как Амели Дро — законная супруга знаменитого хирурга!

 

Глава девятая

СЕМЕЙНАЯ СЦЕНА

Едва Поль Дро закончил беседу с родственниками прооперированной им больной, как дверь приемной широко распахнулась и перепуганный профессор очутился лицом к лицу с разгневанной особой.

Узнав свою жену, Поль Дро вздрогнул. Уже давно при встречах с ней врач всякий раз испытывал сильное потрясение, какую-то тревогу.

Отношения между супругами были крайне натянутыми — как будто над этой четой витало что-то неладное, делавшее их совместную жизнь тягостной и невыносимой; семейная атмосфера стремительно накалялась, грозила обернуться окончательным крахом.

Амели Дро смерила мужа гневным взглядом, глаза ее метали молнии…

— Мне надобно поговорить с вами, — глухо вымолвила она.

По тону ее и поведению Поль Дро догадался: пробил час решительного объяснения.

Будучи по природе своей человеком осторожным и проницательным, хирург не терпел скандалов и потому попытался, не поднимая шума, урезонить свою супругу:

— Я с удовольствием выслушаю вас, но приемная — не самое подходящее место для беседы. Давайте поговорим дома.

Высказав свое мнение, доктор направился к двери приемной.

Жена загородила ему дорогу.

— Я хочу быть уверенной, — сказала она, — что вы точно отправитесь сейчас домой. Иначе ни один из нас отсюда не выйдет — ни я, ни вы…

С трудом подавляя снедавшее его тревожное волнение, доктор изобразил слабое подобие улыбки:

— Неужто, Амели, я приучил вас ко лжи и неточности? Раз я говорю вам, что через несколько минут, не позже, чем через четверть часа, буду дома, значит, я так и сделаю.

На сей раз жена отошла в сторону, позволив ему пройти.

Говорил профессор энергично и сухо, что обычно было ему совсем не свойственно.

К тому же супруги были не одни. Пока профессор втолковывал жене, где и как они встретятся, в приемной — без церемоний, не постучав — появилась еще одна особа.

Это была Даниэль, которая, поклонившись Амели Дро, обратилась к профессору:

— Со стариком номер 7 из павильона «А» опять случился удар; сейчас он вне опасности, но просит, чтобы вы пришли взглянуть на него, господин профессор, я взяла на себя смелость пообещать ему…

Доктор не стал ей перечить.

— Хорошо, — сказал он, — я сейчас же иду к нему.

— А еще та дама, что поступила позавчера, — продолжала мадемуазель Даниэль. — Ее все время лихорадит, мне это совсем не нравится. Если бы вы посмотрели и ее тоже…

— Я поднимусь к ней перед обедом.

Поль Дро сделал медсестре знак удалиться и опять остался наедине с женой.

Стараясь казаться спокойным, изо всех сил сдерживая нервную дрожь, хирург заговорил вновь:

— Прошу вас, Амели, поднимитесь в нашу квартиру, вам не место среди больных. В лечебнице я прежде всего хирург, а не частное лицо, — добавил он, поясняя свою мысль.

Вдали часы пробили шесть, Амели отсчитывала удары.

— Надеюсь, что, несмотря на вашу занятость, вы выкроите для меня время не позже половины седьмого, — отвечала она. — Я буду ждать вас в будуаре.

Не говоря ни слова, муж утвердительно кивнул ей, и Амели с достоинством удалилась.

Она решила не идти через сад и направилась к правому крылу лечебницы, своего рода небольшой внутренней галерее, которая тянулась с задней стороны дома через весь парк и соединялась с высоким восьмиэтажным зданием, примыкавшим к обширному строению, где Поль Дро принимал больных.

В четвертом этаже этого дома профессор с супругой занимали просторную квартиру, роскошное убранство которой дополнялось электрическим освещением.

Правда, самого доктора застать там было непросто; уходил он с рассветом — такова профессия врача, а если и забегал перекусить, что случалось не часто, то всегда как-то наспех, под вечный трезвон телефона и электрических звонков.

В отличие от мужа, Амели вела очень размеренный образ жизни.

Эта миниатюрная женщина любила принимать гостей, подолгу шептаться с близкими подругами; днем она почти нигде не бывала.

Другое дело вечером; хоть профессора и мало заботило, чем занята его жена, он заметил, что нередко она таинственно исчезает по вечерам, а куда, зачем, — об этом ему ничего не было известно.

Настоящей близости между супругами не было, и потому им казалось непозволительным интересоваться делами и занятиями друг друга.

Быть может, поведение Амели и не было безупречным, но ведь и сам профессор зачастую был странен и скрытен в своих поступках.

Первым делом Поль Дро отправился выполнять наказы Даниэль. Он навестил больного, о котором говорила старшая медсестра, и вопреки обыкновению расспрашивал его долго и обстоятельно.

Никогда еще медсестры не замечали, чтобы профессор тратил столько времени на одну консультацию.

Сам себе в том не признаваясь, Поль Дро пытался отдалить предстоящий разговор с женой.

Но всему есть предел, да и что за ребячество воображать, будто эта оттяжка вынудит мадам Дро отложить объяснение, которого она так домогалась.

Без четверти семь хирург покинул лечебницу, проследовал тем же маршрутом, что и его жена три четверти часа назад, вошел в соседнее здание, где помещалась его квартира, и велел горничной Амели Дро доложить о себе.

Амели ждала его в будуаре, удобно устроившись в глубоком кресле, стоявшем в углу комнаты.

Молодая дама сбросила с себя часть одежды. Для предстоящего разговора с мужем она выбрала прелестный бледно-голубой пеньюар, как нельзя лучше оттенявший матовость и свежесть ее молодой кожи.

Со знанием дела она слегка нарушила прическу, внеся в нее искусно выполненный беспорядок, по-будничному сбросила ботинки, сменив их на восхитительные домашние туфельки, подчеркивавшие изумительный сгиб ее ножки.

Заметив мужа, Амели немедленно вскочила, встала против него и, решив без обиняков идти прямо к цели, выпалила, глядя ему в глаза:

— Вы подлец!

Поль Дро был готов к тягостному, малоприятному объяснению, но оскорбление, с ходу брошенное женой прозвучало для него пощечиной.

Бледный как полотно, он пошатнулся, в голове у него пронеслись самые невероятные мысли.

Почему Амели бросила ему такое оскорбление? Что имела сна в виду? Его личную жизнь? Или хотела задеть его профессиональное достоинство?

С тех пор, как Поль Дро свел близкое знакомство с загадочным Миньясом, на душа у него было неспокойно, его не покидало ощущение, будто этот странный финансист неотвратимо увлекает его за собой в страшную, роковую бездну, из которой ему никогда не выбраться.

Профессора давно перестало интересовать, питает ли жена к нему нежные чувства — да и что бы он стал с ними делать? — но ее уважением, ее добрым отношением он дорожил по-прежнему и не хотел бы выглядеть в ее глазах человеком бесчестным.

Он знал, что их взаимная любовь давно угасла, знал он и то, что стоит Амели заподозрить его в чем-то постыдном, и она, как никто другой, будет безжалостно преследовать его своим сарказмом, в своей ненависти пойдет до конца и потребует разоблачения.

Еот почему, узнав, в чем упрекает его жена, Поль Дро вздохнул с облегчением.

Злобно усмехаясь, она процедила сквозь зубы:

— Вы подлец, вы обманываете меня самым постыдным образом.

Поль Дро догадался, что речь пойдет о его частной жизни и его мужских секретах, а вовсе не о хирурге Дро, техническом директоре лечебницы.

Такой вариант его вполне устраивал.

Скорее из принципа, чем из убеждения, он все-таки попытался возразить:

— Не знаю, что вы хотите этим сказать, Амели… Прошу вас, объяснитесь яснее.

Молодая женщина всеми силами старалась сохранить спокойствие. Однако поведение мужа, трусливое и лицемерное, внезапно вывело ее из себя.

Дрожащим голосом Амели дала требуемые разъяснения:

— Не принимайте меня за дурочку, Поль Дро, я отлично осведомлена о том, что происходит, и знаю — у вас есть любовница… Не отрицайте, это бесполезно. У меня есть все доказательства, вас застигли на месте преступления — да-да, на месте преступления! Вас неоднократно видели с дамой, то есть не с дамой, конечно, — с потаскушкой, уличной шлюхой, вы бродили с ней пустынными аллеями и ворковали, точно два голубка. Вы нежно держали ее под руку или обнимали за талию — у меня есть фотографии, вы целовались с ней в Булонском лесу, прячась за деревьями…

Поль Дро становился все бледнее, между тем как жена его, в крайнем возбуждении, продолжала перечислять свои обвинения.

Торопясь, захлебываясь словами, она выпалила все, что знала; сердце ее колотилось, дыхание перехватывало — она умолкла.

Будь Поль Дро проницательней, он бы догадался, что жена его, трепеща от волнения и тревоги, ждет, чтобы он стал оправдываться, а может статься, и опровергать ее слова.

Само собой, Амели была по всеоружии, располагала неоспоримыми свидетельствами, которыми снабдили ее сыщики мэтра Тирло. Амели была в полном отчаянии, но в ней теплилась крохотная надежда. Кто знает — быть может, Амели Дро, как и прежде, любила мужа, пусть даже она и решила порвать с ним.

Поль Дро не способен был воспринять столь тонкие оттенки чувств; опытный хирург и анатом был никудышным психологом.

Выслушав выдвинутые против него обвинения, Поль Дро на минуту задумался — какую линию поведения принять?

Как только его жена замолчала и, понурившись, уставилась в пустоту, хирург, медленно выговаривая каждое слово, изложил готовое решение:

— Амели, всякая ложь претит мне, и раз вы обо всем осведомлены, не стану разубеждать вас. Вам лучше будет узнать всю правду… Меня обвиняют в том, что я содержу любовницу?.. Эти сведения неточны. В этом я готов поклясться…

— Лжец! — воскликнула она. — А фотографии?

Поль Дро жестом призвал ее к молчанию.

— Повторяю, каковы бы ни были факты, любовницы у меня нет. Что до того, обманывал я вас или нет, должен признать, что в мыслях я вам неверен… ибо всем сердцем, всей душой полюбил другую. Свою возлюбленную я не предам до последнего дыхания, она одна занимает мой ум и мое сердце, ей готов я отдать и знания мои, и душу, но эта женщина мне не любовница; может статься, она всегда будет для меня лишь недоступной, обожаемой спутницей, но как бы там ни было, Амели, иной любви мне в этом мире не уготовано… Я был с вами откровенен, теперь у меня нет от вас секретов.

Амели Дро мертвенно побледнела, отчаяние ее дополнилось неукротимой яростью. Она судорожна подняла руки, безотчетным движением поднесла их к лицу хирурга, как если бы хотела расцарапать его, разодрать в клочки.

Усилием воли она сдержала себя.

— Как зовут эту женщину? — глухо спросила она.

Поль Дро изобразил подобие улыбки.

— Я ничего не скажу вам, и от этого вы будете страдать еще сильнее, — сказал он с явной иронией. — Раз уж вы впутали в наши семейный дела полицию, все нужные вам сведения вы получите у ваших шпионов.

Последние свои рекомендации профессор высказал с таким презрением, с такой ранящей иронией, что с досады на глазах у Амели выступили слезы.

— Это невозможно, Поль, — взмолилась она, — ведь вы же любили меня…

Хирург криво усмехнулся:

— Не стоит бередить печальные воспоминания былого нашего союза… Вы же знаете, мы оказались связанными узами брака, точно два компаньона, это слово верно передает суть нашего супружества. Не знаю, может быть, вас такая ситуация и устраивала, но доведись мне начать все с начала, скажу откровенно: я никогда бы на вас не женился.

— Боже милостивый! — вскричала Амели, вне себя от бешенства. — В этом мире брак не вечен, существует развод, и вы это отлично знаете, Поль Дро.

— Я как раз собирался переговорить с вами об этом, — сказал доктор.

— Напрасная трата сил, — закричала Амели, — я вас опередила.

Амели Дро закричала, и крик заглушил ее угрозу. Она задыхалась от гнева и ярости, поняв, что угроза, уготованная ею мужу, вполне совпадает с его собственными намерениями.

Поль Дро и не собирался противиться разводу, более того — такое решение его вполне устраивало.

Жена его, казалось, все еще не понимала этого, она решилась на крайность. Раз моральные способы обольщения не возымели действия, не окажется ли более удачливой ее физическая привлекательность?

Вмиг Амели Дро отработанным движением тряхнула головой, и ее пышные волосы в царственном беспорядке легли на плечи; потом она притворилась, что ей плохо, и упала в глубокое кресло, из которого не так давно вскочила.

Приняв исполненную грациозности позу, она прикрыла глаза и какое-то время жалобно и тихо постанывала. Она ждала, что не пройдет и секунды, как руки мужа коснутся ее плеч, рук, лба.

Она уже представляла, как Поль целует ее в глаза, в губы, но ничего подобного не произошло. Амели Дро открыла глаза и, не сдержав досады, воскликнула:

— Это уж слишком! Ушел — и даже не заметил, что я потеряла сознание.

Так оно и было: Поль Дро сбежал самым бессовестным образом, и никакие угрызения совести его не терзали.

 

Глава десятая

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДЕБНОЙ ПАЛАТЫ СЕБАСТЬЯН ПЕРРОН

— Доминик!

— Да, господин председатель?

— Доминик, мне совсем не нравится, что на столе у меня скопилась дюжина папок. Откуда они взялись?

Доминик, судебный исполнитель, приписанный к кабинету председателя четвертой палаты трибунала Сены, почтительно приблизился к говорившему с ним господину — это был Себастьян Перрон собственной персоной.

— Господин председатель, — доложил он, — это дела, находящиеся в производстве. Взгляните: Варн против наследников Жанти… Сыновья Перар против Речного ведомства… А вот дело Общества финансовых сделок — оно одно занимает с шестьдесят папок… Господину председателю известно, что эти дела назначены к рассмотрению на ближайшую неделю.

Увидев, что на столе у него высятся горы бумаг, Себастьян Перрон, естественно, встревожился, но Доминик своими разъяснениями успокоил его.

Смирившись с необходимостью, председатель Перрон пожал плечами:

— Вы, безусловно, правы, Доминик, и все-таки никак не могу взять в толк, чего добивается от нас министр юстиции… Судья, по нынешним временам, вроде как и не судья, а вьючное животное. Недели бегут, а мы судим и судим без передышки…

Доминик молча слушал сетования председателя судебной палаты.

— Будем уповать, господин председатель, чтобы так продлилось как можно дольше, — пошутил он. — Иначе, осмелюсь спросить, что станется с судебными исполнителями, если прекратятся тяжбы?

Наивное простосердечие слуги развеселило Себастьяна Перрона, который с момента появления во Дворце правосудия не переставал хмуриться.

— Вы могли бы спросить, Доминик, что сталось бы) с судьями, если бы перевелись сутяги? — засмеялся он.

— А адвокаты, господин председатель, — подхватил Доминик, — а секретари суда? Не говоря уж о судебных исполнителях, нотариусах, разных там поверенных, мелких служащих прокуратуры, да мало ли еще о ком…

— Да, конечно, — прервал его Себастьян Перрон, — вы правы, Доминик… В суде на столах непременно должны громоздиться дела. Отправление правосудия — дело долгое, потому как громоздкое, но так уж повелось: наше ремесло не терпит торопливости, главное — вынести справедливый приговор.

На сей раз Доминик остался доволен тирадой председателя.

— Золотые слова, — подытожил он.

Потом осведомился:

— Желает ли господин председатель, чтобы я помог ему облачиться в мантию?

— С какой стати, — удивился Себастьян Перрон, — я ведь сегодня не заседаю и пришел, чтобы поработать в своем кабинете.

— И впрямь, — спохватился судебный исполнитель, — совсем я потерял голову; покорно прошу извинить меня, господин председатель.

Он тотчас испарился, отправился по своим многочисленным обязанностям, границы которых никто не взялся бы определить.

Как только он вышел, лицо Себастьяна Перрона, на миг озарившееся веселой улыбкой, вновь приняло тревожное выражение, не покидавшее его уже дней десять…

С некоторых пор Себастьян Перрон полностью переменился. Первыми спохватились коллеги, которые сначала шептались об этом потихоньку, потом заговорили в открытую.

Что случилось с председателем палаты? Какое-то недомогание, болезнь?.. А, может, у него не все ладилось дома — отсюда и этот вечно озабоченный вид, это всегда обеспокоенное, измученное лицо?

В действительности же Себастьян Перрон утратил былую свою веселость с того самого дня, когда, казалось бы, к взаимной радости он вновь обрел Мариуса, который в глазах всех слыл другом его детства и которого сам он, без тени сомнения, почитал таковым.

Оставшись один, Себастьян Перрон рассеянно смотрел на скопившуюся груду дел, даже не думая приступать к работе.

Он расхаживал взад и вперед по огромной, строго и без вычурности декорированной зале, служившей ему личным кабинетом; едва ли не в двадцатый раз за утро он повторял одно и то же:

— Все это очень необычно, в высшей степени странно и внушает тревогу… Как Мариус, нарушив свое обещание, до сих пор не подает вестей?

Председатель палаты хмурил брови, кривил рот, до боли кусая губы.

— Между тем, — продолжал он, пытаясь уцепиться за краешек надежды, — если бы новости были плохими, он давным-давно известил бы меня. Тогда что же?.. Нет новостей — добрая новость? И все-таки не мешало бы получить конкретные сведения.

Каких новостей ожидал Себастьян Перрон? Что за миссию доверил он человеку, которого считал старинным своим приятелем Мариусом и который на самом деле был таинственным санитаром Клодом, нанятым в лечебницу профессором Полем Дро под настойчивым нажимом финансиста Миньяса?

Внезапно Себастьян Перрон был вынужден прервать свои размышления.

Постучав в дверь и так и не дождавшись разрешения войти, в кабинете появился судебный исполнитель Доминик.

Он принес печатный бланк, на котором стояла красная чернильная печать первого председателя гражданского суда, непосредственного начальника Себастьяна Перрона.

— Неприятная новость, господин председатель, — доложил Доминик.

Вид у него был такой расстроенный, что Себастьян Перрон заволновался.

— Вы пугаете меня, Доминик, что случилось?

Доминик протянул ему документ за подписью первого председателя.

— Вот в чем дело, — пустился он в объяснения, — вы ведь знаете, что бракоразводными делами в четвертом отделе вашей палаты обычно ведает судебный уполномоченный Бурниш. Так вот, нам только что сообщили, что Бурниш попал в автомобильную катастрофу и то ли вывихнул, то ли сломал ногу, короче, его препроводили домой и работать он не может.

— Бедняга Бурниш, — воскликнул Себастьян Перрон, — мне искренне жаль его.

Тоном еще более серьезным Доминик продолжил:

— Само собой, ситуацию Бурниша не назовешь веселой… но ваша, господин председатель, тоже не из приятных…

— Господи! О чем вы? — спросил Себастьян Перрон.

— Разве господин председатель не прочел бумагу, что я принес? — осведомился Доминик.

— Нет еще, — ответил Себастьян Перрон и машинально стал ее просматривать.

Желая избавить председателя палаты от малоприятного чтения, судебный исполнитель в двух словах пояснил:

— Дело в следующем: полагая, что в настоящий момент все очень загружены, господин первый председатель поручает господину председателю палаты Перрону заняться сегодня бракоразводными делами.

Себастьян Перрон хлопнул кулаком по столу:

— Ну нет, уж это слишком! Неужто меня считают здесь за ломовую лошадь? Полагают, что я могу заменять всех подряд, выполнять самые невероятные поручения? Выходит, недостаточно, что трижды в неделю я веду судебные заседания, каждый день по четыре часа работаю здесь в кабинете, так теперь еще вздумали, что я, председатель палаты, заменял простого судью…

Тут, взглянув на возмущенную физиономию своего собеседника, Себастьян Перрон чуть не поперхнулся.

Сложив на груди руки, искренне преданный традициям Доминик ошалело взирал на Себастьяна Перрона.

— Как можно, — вымолвил он с той наивной непосредственностью, за которую ему многое сходило с рук, — неужто я не ослышался, господин председатель?.. Неужто служитель правосудия угрожает неподчинением своему начальнику?.. Не верю, быть того не может!.. Сдается мне, господин председатель попросту шутит.

Доминик обладал даром мгновенно успокаивать Себастьяна Перрона.

Ко всему прочему, тот ведь и сам знал, что судебный исполнитель говорит сущую правду.

Разве имел он право роптать и плакаться? Разве пристало ему, председателю судебной палаты, подавать пример неповиновения?

Себастьян Перрон взял себя в руки.

— Я и впрямь пошутил, — слукавил он. — В котором часу начинается прием?

Доминик вновь выглядел спокойным и благодушным.

— Его следовало начать четверть часа назад, господин председатель.

— Прекрасно, — сказал Себастьян Перрон и машинально скинул сюртук. — Доминик, подайте мне мантию и шапочку.

* * *

Примирение, а точнее сказать — попытка примирения, входит в обязанности судьи и составляет первый этап бракоразводного процесса; эта процедура повторяется так часто, что давно стала пустой формальностью и только иногда, волей обстоятельств, приобретает характер поистине трагический.

По закону, сам председатель суда или, по крайней мере, председатель одной из палат обязан лично побеседовать с поссорившимися супругами и убедить их не идти на развод.

Только после того, как оба супруга в присутствии судьи засвидетельствуют твердое намерение расстаться, дело запускают в производство.

Обязанность, теоретически возложенная на председателя суда, на практике чаще всего отправляется специальным судебным уполномоченным.

Именно так обстояло дело в ходе настоящей сессии, а судебным уполномоченным как раз и был судья Бурниш.

Случившееся с Бурнишем несчастье вынудило председателя суда назначить ему замену, и он, в согласии с законом, призвал Себастьяна Перрона к прямым его обязанностям, которые тот не исполнял лишь потому, что на это отступление от правил смотрели сквозь пальцы.

Путаясь в слишком длинной мантии и придерживая левой рукой волочившийся сзади подол, Себастьян Перрон заторопился в зал, где вместо судьи Бурниша ему предстояло мирить рассорившихся супругов.

Помещение для примирения супругов совсем не походило на зал судебных заседаний — величавый, торжественный; эту небольшую, затянутую темно-зеленой материей комнату вообще вряд ли можно было назвать залом — в ней едва умещались письменный стол для судьи и пара кресел для супружеской пары.

Кроме супругов, пришедших на аудиенцию, и судьи или председателя суда, в зале обычно никого не было; не опасаясь, что их услышат нескромные, а зачастую и недоброжелательные свидетели, супруги либо упорствовали во взаимной ненависти и желании расстаться, либо смягчались, отказывались от своего намерения, клялись забыть оскорбления и жить отныне в добром согласии и взаимной любви.

С десяток вызванных в тот день супружеских пар ожидали в темном коридоре, разбившись на две группы.

По одну сторону сидели женщины; были среди них надменные гордячки, другие кипели от ярости, а некоторые тайком смахивали слезу.

Напротив сидели мужчины; как правило, их бывало немного, ибо в подобной ситуации мужчина всегда трусит и чаще всего в суд не является.

Те из них, что приходят, держатся тише воды, ниже травы; не знают, как сесть, как встать, предпочитают смотреть в пол, не решаясь взглянуть ни на соседа, ни на сидящих напротив женщин, не говоря уж о законной супруге, с которой задумали развестись или проживать раздельно.

Себастьян Перрон понятия не имел, что за дела ему придется рассматривать.

Впрочем, его это мало заботило; он был уверен, что явившимся для примирения супругам хватит и двух-трех минут, чтобы изложить все свои взаимные претензии. За годы службы Себастьяну Перрону не раз доводилось мирить решивших развестись супругов, и всегда он выполнял эту миссию с честью.

У него были готовые формулировки, которые он в нужный момент умело использовал, за редким исключением, весьма к месту.

Пока супруги препирались между собой, он слушал вполуха. Но едва поток жалоб иссякал, он обращался к ним с назиданием:

— Подумайте о ваших детях!

В девяти случаях из десяти этот аргумент срабатывал, ибо в девяти случаях из десяти у супругов было потомство; один только раз Себастьян Перрон навлек на себя гнев истца:

— Каким образом, господин председатель, могу я думать о детях: ведь я возбуждаю дело против жены, покинувшей супружеский кров в первый же вечер после свадьбы.

В иных случаях Себастьян Перрон, который не был обделен проницательностью и в несколько секунд безошибочно определял, кто есть кто, увещевал желающих развестись по-другому:

— Вы, безусловно, вправе требовать развода, но ведь процесс будет стоить немалых денег… Поскольку ни один из вас не собирается вступать в новый брак, советую вам согласиться на раздельное проживание. Если у вас завелись лишние деньги, успеете еще решить, как лучше ими распорядиться. Отдать их жрецам правосудия всегда успеете.

Зачастую Себастьян Перрон с удовлетворением наблюдал, как муж и жена, только что осыпавшие друг друга проклятиями, прекращали вражду и, оберегая кубышку, приходили к согласию.

Иногда, чтобы получить желаемый эффект, Себастьян Перрон намеренно сгущал краски и всячески поддерживал кандидатов на развод в их обоюдном решении.

— Да, — заявлял он, — нечасто встретишь такое дело. Ну и шуму будет вокруг него! Вы оба выдвигаете такие скандальные обвинения, что об этом заговорит весь город; я восхищен, что у вас достало мужества придти сюда, в прачечную правосудия, и здесь, при всех, отстирывать свое грязное белье.

Чаще всего трюк удавался, боязнь скандала способствовала примирению супругов, и они спешили простить друг другу взаимные обиды.

В тот день Себастьян Перрон намеревался покончить с примирениями как можно скорее.

Рассмотреть надлежало с полдюжины дел. Себастьян Перрон рассчитывал, что за час он вполне управится.

На столе аккуратной стопкой лежали папки с делами; Себастьян Перрон прочел фамилии, стоявшие в списке первыми:

— Луи Ланкре против Эрнестины Ланкре. Приглашайте, — обратился он к дежурному судебному исполнителю.

Минут через десять примиренные супруги удалились.

— Недурное начало, — воодушвился Себастьян Перрон. — Давайте следующего…

На этот раз судье не удалось отговорить мужа от развода.

— Я бы и сам не прочь, — отвечал тот, — но вот уж три года, как она исчезла и не подает о себе вестей. От людей я слышал, будто теперь она в Америке, живет там на содержании.

Себастьян Перрон выписал ему направление в суд и распорядился:

— Давайте следующее дело.

Дойдя до восьмой папки, Себастьян Перрон, который до этого лишь для видимости просматривал фамилии истцов, неожиданно вздрогнул.

— Не может быть! — прошептал он. — Это совпадение… такая же фамилия… не могу поверить…

Судья поправил пенсне и попытался разобрать помещенные под фамилией примечания, написанные мелко, неразборчиво, да вдобавок еще перечеркнутые.

Он впадал все в большее недоумение.

— Сомнений нет, это тот самый хирург, а значит, его жена — та самая…

В этот момент судебный исполнитель широко распахнул дверь. Он отошел в сторону, пропуская господина и даму, и объявил:

— Госпожа Амели Дро, господин профессор, хирург Поль Дро.

Себастьян Перрон сразу побледнел; Амели Дро, с трудом сдержав крик удивления, застыла в дверях.

Почему так странно вели себя судья и истица? Впрочем, хирург Поль Дро ничего не заметил!

 

Глава одиннадцатая

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

С минуту все трое молчали.

Председатель палаты подошел к письменному столу и принялся нервно листать бумаги, подшитые к делу супругов Дро; он был так взволнован, что не мог прочитать ни строчки.

Амели Дро не хуже судьи умела таить свои чувства и, чтобы скрыть обуревавшее ее смятение, она опустила на лицо плотную вуалетку и неподвижно застыла, молча ожидая начала тягостной процедуры.

Судья пригласил супругов садиться, и молодая дама присела в кресло; ее муж упорно продолжал стоять, лицо его, попавшее в поток падавшего из окна света, было ярко освещено.

Когда Амели и Поль Дро очутились в кабинете судьи, глаза их невольно встретились и они, не произнося ни слова, церемонно раскланялись.

Наступило мучительное ожидание; слышен был лишь шелест бумаги — это судья, торопясь и нервничая, выписывал из дела какие-то сведения: по-видимому, эти сведения были ему необходимы, но писал он так неразборчиво, что и сам вряд ли смог бы прочесть написанное.

Когда Амели Дро вошла в его кабинет, Себастьян Перрон густо покраснел, потом побледнел. Не сразу, но ему все-таки удалось справиться с волнением — на щеках заиграли краски, губы стали пунцовыми, и только блеск в глазах выдавал пережитое им смятение, что, впрочем, ничуть не портило миловидности его умного лица; что и говорить, Себастьян Перрон был на редкость хорош собой, и на счету у него числилось немало любовных приключений.

Овладев собой, судья начал процедуру примирения. Он оторвался от бумаг, строго взглянул на хирурга и задал первый вопрос:

— Вы — господин Поль Дро, доктор медицины и хирург, не так ли?

— Да, господин председатель, — спокойно ответил врач.

— Ваш возраст? — продолжал Себастьян Перрон.

— Сорок семь лет.

— Место жительства?

— Я проживаю в доме по авеню Мадрид, в Нейи, рядом с лечебницей, директором которой являюсь.

— Знаю, знаю, — запинаясь, забормотал судья, — лечебница известная, известен и возглавляющий ее хирург.

Себастьян Перрон явно готов был сделать над собой усилие и сказать хирургу какую-нибудь любезность; услышав последние его слова, Поль Дро невесело усмехнулся.

— Благодарю вас, сударь, — прозвучало в ответ, — по счастью, моя лечебница пользуется неплохой репутацией и, думаю, я вправе рассчитывать на признательность моих коллег и моих клиентов.

Теперь Себастьян Перрон повернулся к госпоже Дро.

Чтобы не встречаться с ней взглядом, он сделал вид, будто вчитывается в документы, и чуть слышно спросил:

— Я имею честь говорить с госпожой Дро?

— Да, господин председатель.

— Вы проживаете — во всяком случае, проживали до сего дня — вместе с вашим мужем, господином Полем Дро?

— Да, мы действительно проживаем в одной квартире, — не без горечи уточнила Амели Дро.

Судья продолжил:

— Ваша девичья фамилия — мадемуазель Амели…, — тут он замолчал, точно не решаясь назвать имя.

Молодая дама сама закончила фразу:

— Я — урожденная Амели Тавернье, родители мои проживали в Либурне.

Себастьян Перрон вздрогнул. Собрав волю в кулак, он сдержал судорожное движение плеч и задал следующий вопрос:

— Сколько вам лет, сударыня?

Амели Дро что-то неразборчиво пробормотала, и судья не стал настаивать; склонившись над письменным столом, он поочередно поклонился каждому из сидящих против него супругов, теперь — заклятых врагов, и по-отечески обратился к ним:

— Брачный контракт — дело нешуточное, и заключают его, основательно все обдумав. Посему, я глубоко убежден, что и вы, господин Поль Дро, и вы, госпожа Амели Тавернье, не решились бы вступить в этот союз, не рассмотрев предварительно со всей серьезностью всех возможных его последствий. И если именно так вы мыслили и действовали тогда, таковым должно остаться ваше отношение к браку и сегодня, когда вы обратились к правосудию, дабы расторгнуть узы, принятые вами на себя по доброй воле. Не спорю, развод может обернуться благом, но прибегать к нему следует лишь в крайности, посему в час, когда вы предстали передо мной, я обязан выполнить долг служителя правосудия и попытаться примирить вас друг с другом… Я обращаюсь к вам, сударыня, как к истице, — заключил Себастьян Перрон, оборачиваясь к Амели Дро, — какие обвинения выдвигаете вы против вашего супруга?

Амели Дро выпрямилась в кресле и сухо ответила:

— Долгое время муж пренебрегал мной, теперь он меня обманывает… У него есть любовница, и он этого не отрицает… Полагаю, что согласно кодексу это достаточно тяжкое оскорбление.

Себастьян Перрон поклонился ей.

— Вы хорошо знаете закон, сударыня, — сказал он без всякой иронии, после чего обратился к Полю Дро:

— Признаете ли вы обвинения, предъявленные вашей супругой?.. Верно ли, что у вас есть любовница?

Хирург определенно был в замешательстве, он силился скрыть свое волнение, придать лицу маску непроницаемости.

— И да, и нет, — сказал он очень отчетливо, — верно, что по причинам личного порядка, которые, с вашего позволения, я опущу, госпожа Дро и я обоюдно согласились отказаться от нормальной супружеской жизни. Верно и то, что я питаю искреннее, серьезное и необоримое чувство к другой женщине, и это чувство захватило меня целиком, но эта женщина не является моей любовницей, этого я не признаю.

Заявление профессора чрезвычайно заинтриговало Себастьяна Перрона.

Он попросил уточнений.

— Сударь, — начал судья, — вы с таким воодушевлением говорите о питаемом вами чувстве… Между тем, вы ни словом не обмолвились о природе этого чувства и совсем ничего не сказали о той, к кому оно обращено… Не соблаговолите ли вы уточнить кой-какие детали, госпоже Дро, возможно, и не известные, которые помогли бы мне успешнее содействовать взаимному вашему примирению?

Поль Дро, присевший было в кресло, снова поднялся.

— Сударь, — холодно сказал он, — вы зря тратите время: я не могу ответить на ваш вопрос.

Себастьян Перрон не настаивал.

— Отдаете ли вы себе отчет, — только и заметил он, — сколь осложняете дело таким своим отношением? Сударь, каковы ваши намерения касательно будущего?

— Свои намерения, — отвечал профессор, — я подчиню намерениям госпожи Дро.

— Что вы имеете в виду?

— Господин председатель, я подразумеваю следующее: если моя жена намерена полностью разорвать наши отношения и будет требовать окончательного развода, из уважения к ней и из чувства повиновения я подчинюсь ее желанию. Если же она захочет избежать тягостной бракоразводной процедуры и согласится и впредь носить одно со мной имя, я охотно присоединюсь к такому решению… Я полагаю, что разрыв супружеских отношений не есть окончание брака, ничто не мешает нам остаться союзниками в самом широком и самом достойном смысле этого слова.

Себастьян Перрон утвердительно кивнул:

— Я не должен выражать свое мнение, — признался он, — но не удержусь и скажу: должно быть, вы правы, господин профессор. Из двух зол выбирают меньшее, и если бы я посмел дать совет госпоже Дро…

Судья замолчал на полуслове.

Не сводя с него глаз, молодая дама вскочила; она откинула вуалетку, и теперь можно было видеть ее свежее лицо, прозрачность кожи. На миг Себастьян Перрон словно ослеп — так прелестны были ее черты, так восхитительны упругие, розовые щечки.

Пристально глядя на судью, который только что — правда, без особого пыла — пытался помирить ее с мужем, Амели Дро принялась горячо убеждать его:

— Бы ли это, господин председатель, советуете мне пойти на подобный компромисс… Нет, сударь… Быть может, в силу возложенного на вас долга, вы и обязаны говорить такие слова, но в глубине души вы не можете не быть со мной согласны, не можете не сочувствовать моему решению расстаться с мужем…

Из глаз ее вот-вот готовы были пролиться слезы, но она стойко продолжила:

— Есть один аргумент, о котором вы не подумали, но который могли бы использовать, чтобы примирить нас… У нас есть сын, и вы могли бы сказать мне, что я должна терпеливо сносить совместную жизнь с мужем ради нашего ребенка… К несчастью…

Амели Дро замолчала, муж ее, бледный как полотно подошел к судье:

— Умоляю вас, господин председатель, прекратите эту душераздирающую сцену, нам нечего больше сказать друг другу.

Себастьян Перрон вышел из-за стола и проводил супругов до двери кабинета.

— Сожалею, — сказал он, — что примирение не состоялось.

И добавил, не глядя на Амели Дро:

— Завтра, сударыня, вы сможете получить разрешение на возбуждение дела, и будет начато судебное разбирательство.

Оставшись один, Себастьян Перрон направился к письменному столу, но тут дверь кабинета вновь распахнулась и с силой захлопнулась.

Судья резко обернулся: навстречу ему бежала женщина, он принял ее в свои объятия, крепко прижал к груди, и они долго стояли так, обмениваясь страстными поцелуями. Взволнованный женский голос шептал и шептал:

— Ах, Себастьян! Себастьян!.. Я чуть не упала в обморок, когда, войдя сюда, увидала тебя, рядом с ним… Почему вдруг тебе, именно тебе выпало мирить меня с моим мужем?

Потом, погрустнев, она добавила:

— Ты поступил дурно… тебе следовало с кем-нибудь поменяться… Подумай, в какой ситуации я оказалась.

Себастьян Перрон медленно разжал объятие, усадил свою собеседницу в уже знакомое ей кресло — ибо то была Амели Дро собственной персоной — и опустился подле нее на колени.

— Амели… Амели… — лепетал он, осыпая поцелуями ее руку, — ваши упреки несправедливы. Это чистая случайность — невольная, неожиданная, я и сам не знал, что мне придется сегодня вести этот прием… Еще час назад я понятия не имел о том, что должен буду подменять судью, который обычно занимается примирениями, я не успел просмотреть ни одного дела и узнавал фамилии истцов, когда они уже сидели передо мной.

Амели Дро улыбнулась.

— Я рада этому, — сказала она, — я всегда считала тебя человеком деликатным, и я не ошиблась, я счастлива, что эта дурацкая ситуация возникла волей случайных обстоятельств.

Судья между тем явно был в замешательстве.

Что связывало этих двух людей?

Последний раз Себастьян Перрон видел Амели Дро лет семь назад, знал он ее под именем мадемуазель Тавернье.

В ту пору молодой красивый судья уже был председателем суда. Правда, председательствовал он в провинции, в небольшом городке Либурн, в Дордони.

Либурнское общество приняло его весьма благосклонно — как, впрочем, случалось повсюду, куда забрасывала его судьба, — ибо был он холост, элегантен, услужлив, обладал прекрасными светскими манерами и, ко всему прочему, занимал видное положение.

Блистательный судья без памяти влюбился в одну девицу, которая стала его любовницей. Это и была Амели Тавернье; молодые люди собирались пожениться, но тут возникли серьезные осложнения.

Отец Амели Тавернье, человек неколебимых убеждений, принадлежал к политической партии, находившейся в оппозиции к правительству; он никогда не согласился бы, чтобы его зятем стал судья, отстаивающий интересы республики.

Быть может, со временем и удалось бы обойти это препятствие, если бы неожиданно не вмешались события, которых никто не ждал и которые спутали все карты.

В несколько часов решилась судьба Амели: отец отослал ее на юг ухаживать за больной тетушкой; Амели уехала, а судья по рекомендации влиятельного сенатора получил назначение в Париж, в трибунал департамента Сены.

Прибыв в столицу, Себастьян Перрон был намерен сначала упрочить свое служебное положение, а уж потом заняться устройством отношений с Амели Тавернье, и срок предполагавшейся женитьбы отодвигался все дальше и дальше.

Месяца два или три девушка не подавала о себе вестей, потом он получил анонимное письмо, написанное хорошо знакомым ему почерком. Амели сообщала судье, что она от него беременна и собирается покончить с собой.

Себастьян Перрон не раздумывал ни секунды. Как человек честный, совершив ошибку, он был готов ее исправить. Судья испросил отпуск, в тот же вечер отбыл в Либурн, но девушки там не оказалось — она путешествовала вместе с родителями.

Сердце его было полно неизъяснимой тревоги, ежесекундно он ждал рокового известия о том, что несчастная наложила на себя руки; подгоняемый чутьем сыщика, судья пустился в погоню за семьей Тавернье и через неделю напал на их след в Биаррице.

Прежние его сомнения и страхи сменились опасением совсем иного толка, которое по своим проявлениям очень уж напоминало чувство ревности.

Вечером, в казино, Себастьян Перрон наткнулся на Амели Тавернье. Девушка была само очарование, ее милое личико светилось ликующей радостью, глаза сияли. Нежно опираясь на руку элегантного мужчины с лицом умным и утонченным, она прошла мимо Себастьяна Перрона и сделала вид, что не узнает его.

Судья остолбенел от изумления.

Что произошло и почему так вела себя его любовница, несколько дней назад написавшая ему, что, если не покончит с собой, то станет матерью?

Судья не долго оставался в замешательстве. Амели Тавернье нашла способ перемолвиться с ним и язвительно бросила ему в лицо:

— Не очень-то вы спешили, дорогой, на встречу со мной, да я вас и не ждала… Если угодно, я сию минуту представлю вас одному милейшему человеку, с которым свела знакомство несколько недель назад, ухаживая за больной тетей; теперь он жених мне, а через две недели мы поженимся.

С иронией поглядывая на него, Амели предложила:

— Хотите, чтобы я представила вас друг другу?

— Нет, — холодно ответил судья и, не мешкая, уехал в Париж.

Воротился он в ярости и досаде.

Нельзя сказать, чтобы он пылал к своей любовнице безмерной страстью; он соблазнил ее, сбил с пути, но она не так уж много значила для него, избалованного успехом у женщин.

Узнав, что возлюбленная с легкостью нашла ему замену, он был уязвлен в самое сердце, и уязвлен не только ее переменчивостью.

Амели Тавернье известила любовника, что беременна — потому-то она и надумала выскочить замуж; Себастьян Перрон не мог смириться с тем, что супруг ее, без всяких на то прав, станет и отцом их ребенка; это ведь мой ребенок, твердил он, это наш ребенок, и у него будет другое имя и другой отец?

В душе судьи расцвело незнакомое ему доселе чувство; по зрелом размышлении он признал: женитьба на Амели Тавернье вряд ли сулила ему блестящие перспективы, и все же он горько сожалел, что отныне навсегда будет оторван и удален от собственного ребенка — тот родится, вырастет и будет считать отцом постороннего человека.

Себастьян Перрон сказал себе:

— Я должен забыть Амели.

Однако в своих поступках мы не всегда следуем своим же решениям; время от времени, из газет или от общих знакомых, судья кое-что узнавал о судьбе бывшей своей любовницы.

В довершение всего — сколько в жизни случайных совпадений! — произошла встреча, для всех троих явившаяся полнейшей неожиданностью. Себастьян Перрон знал, что Амели вышла замуж за профессора Дро; когда, перебирая бракоразводные дела, он наткнулся на это имя и потом, когда ему пришлось мирить супругов, судья сидел, точно оглушенный.

Со времени их последнего свидания протекли годы, многое унесло с собой время, жизнь ушла далеко вперед, но в тайниках души Себастьян Перрон хранил нежное, живое воспоминание о своей хорошенькой подружке.

Как давно они не видались! Амели стала еще прелестней, еще привлекательней, годы замужества сделали ее настоящей парижанкой, отмеченной печатью неповторимости, особой грацией и особым шиком, о которых и знать не знала либурнская провинциалка.

Возможно ли, что они, как некогда, станут любовниками? Есть ли надежда, что отношения между ними возобновятся? На эти вопросы Себастьян Перрон готов был ответить утвердительно, ибо страстно желал бывшую свою возлюбленную; она же смерила его долгим, невыразимо печальным взглядом.

Заметив это, судья смутился:

— Что с тобой, Амели?

— Себастьян, — упрекнула она, — неужто ты ни слова не спросишь о нашем ребенке, нашем сыне Юбере?

Себастьян поморщился, побледнел и отвернулся — вопрос произвел на него странное, не поддающееся объяснению впечатлению. Еще более необычен был его ответ.

Сначала он бормотал что-то неразборчивое, потом заявил:

— Разве он не умер? Не вы ли только что, в присутствии вашего мужа, дали понять, что ребенка больше нет?

— Действительно, — волнуясь, заговорила Амели, — вот уже восемнадцать месяцев, как мой ребенок исчез, именно так, как я говорю, Себастьян, — исчез…

— Ничего не понимаю, — отвечал судья, — полагаю, вы хотите сказать, что он умер?

Теперь уже Амели явно была в смущении. Она замолчала, с минуту подумала.

— Себастьян, — решительно заговорила она, — я обращаюсь к тебе не как к возлюбленному — я хочу говорить с судьей… Я намерена сообщить тебе нечто крайне важное. Ты должен выслушать меня…

Но Себастьян не хотел ничего слушать.

— Амели, — взмолился он, — не говори загадками и не пытайся меня раздваивать… То, что можно рассказать возлюбленному, судье порой лучше не знать…

— Неважно, — глухо промолвила Амели, — ты должен знать все… все, что я думаю, на что уповаю… что оплакиваю… на что надеюсь… Ровно восемнадцать месяцев назад на лионском направлении произошло железнодорожное крушение… Мой муж и мой ребенок — наш ребенок — ехали в том самом поезде. Катастрофа была ужасной — мертвые, пропавшие без вести, раненые, в числе последних был и мой сын, мой малыш Юбер… Вернувшись домой, Поль Дро посмел сказать мне, что мой ребенок умер.

— Ваш ребенок? — прервал ее судья: странное дело, только эта мелочь и взволновала его в рассказе Амели. — А почему не сказал он… наш ребенок?

— Поль Дро ведь был в курсе дела, — не замедлила с ответом Амели, — он знал, что у меня был любовник, что я беременна, и все-таки женился на мне.

С горькой усмешкой она добавила:

— Это презренное ничтожество Поль Дро был тогда беден, а я богата — вот вам и благородство…

Признание молодой женщины испугало судью, он эгоистично осведомился:

— Муж знал имя вашего любовника, отца ребенка? Известно ему мое имя?

Амели сдержанно пожала плечами:

— Ему ни к чему это знать… да и что ему до этого!.. Поначалу я поверила мужу, — продолжила она прерванный рассказ, — и стала оплакивать ужасную смерть сына, а потом призадумалась. Вся эта история показалась мне немыслимой, неправдоподобной, и я пустилась в розыски — увы! — ничего не давшие; надо сказать, что временами муж вел себя весьма загадочно.

Тон, каким были сказаны последние слова, не на шутку встревожил судью.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

Амели подошла к самому главному; она огляделась вокруг и убедилась, что их никто не подслушивает.

— У меня создалось впечатление, — вымолвила она, — что муж сам похитил моего ребенка; по-моему, Юбера держат в заточении.

Все больше оживляясь, Амели выстроила перед судьей целую драму, она уверяла его, будто у мужа были все основания так поступить: он надеялся в один прекрасный день свести с женой счеты и, пообещав ей вернуть сына, заставить принять все его условия.

Себастьян, похоже, не поверил ни одному ее слову; слушая, как она обвиняет мужа, будто тот намеренно распустил слух, что ребенок умер, он с улыбкой пожал плечами, только лицо его стало еще бледнее.

Судья был так взволнован, что казалось еще секунда — и он не выдержит, о чем-то проговорится, сделает какое-то заявление или даже признание.

До этого момента ничто в рассказе Амели не нарушало его спокойствия, а ведь она немало порассказала такого, что заинтриговало бы и самых равнодушных.

Впервые Себастьяну Перрону говорили о ребенке, который был плотью его и кровью. Неужели не растревожило его известие, что у него есть сын… что мальчика зовут Юбер? Неужели не сжалось, не затрепетало от боли его сердце, когда мать сообщила ему, что ребенка больше нет?.. Неужели не обеспокоили его тяжкие обвинения Амели, которая утверждала, что Поль Дро держит ребенка в заточении?..

А именно так оно и было: рассказ Амели ничуть не удивил судью, не произвел на него ни малейшего впечатления.

Невольно закрадывалась мысль: возможно, все, что доверила ему Амели, Себастьяну Перрону было давным-давно известно?

Выплеснув свое отчаяние и свои страхи, Амели тоже, казалось, недоумевала, почему так невозмутим ее собеседник?

— Знаешь, Себастьян, — сказала она с нескрываемой горечью, — когда-то ты научил меня разбираться в мужчинах и я пришла к убеждению, что все вы — невообразимые эгоисты… Но скажу откровенно: теперь я вижу, что из всех известных мне эгоистов, ты — самый отпетый.

Она бросила на судью испепеляющий взгляд.

— Пойми же, твое поведение подло… После шести лет полного неведения ты, никак того не ожидая, встречаешь свою возлюбленную и ведешь себя, как ни в чем не бывало… В ходе беседы — а в ней участвует третье лицо, человек, которого ты должен бы ненавидеть, ибо он отнял у тебя мать твоего ребенка, ты узнаешь, что ребенок исчез, возможно, умер, и, услышав о его трагической кончине, не проливаешь ни единой слезинки… Презренный эгоист! Не знаю, что удерживает меня, почему я не говорю, как ты мне отвратителен, почему я не выплесну тебе в лицо всю мою ненависть, что подступает, как тошнота, стоит лишь мне вспомнить…

Амели выдохлась; судья, загадочно улыбаясь, взял ее руки в свои и горячо их пожал. Когда он заговорил, глаза его лучились с трудом сдерживаемой радостью:

— Злючка! Ты вправе сердиться на меня, впадать в ярость, говорить оскорбительные слова… Если бы все обстояло так, как тебе показалось, я и впрямь был бы чудовищным эгоистом. И если верно, что еще час назад я и не думал повстречать тебя, ты не права, будто рассказ о сыне ничуть не растревожил меня… Послушай, Амели, сейчас я кое в чем тебе признаюсь — ни за что не догадаешься, в чем. Ты увидишь, что порой чувство отцовства может заглушить в человеке все прочие чувства. То, что ты узнаешь, заставит тебя побледнеть от ужаса, и, может статься, родит в тебе неодолимую ненависть ко мне… но я тешу себя мыслью, что ты сможешь простить меня, оправдать, и тогда мы снова станем, вернее — станем, как это давно должно было случиться, мужем и женой.

— Себастьян! — воскликнула Амели. — О чем ты собираешься сообщить мне?

— О великом счастье, Амели… Материнское предчувствие не обмануло тебя… Слушай внимательно: восемнадцать месяцев назад в поезде, где ехали твой муж с маленьким Юбером, находился кое-кто еще; случайно встретив их, он стал наблюдать за ними… Он во все глаза смотрел на ребенка, которого хирург почти не замечал… А незнакомец все смотрел и смотрел на малыша Юбера, чье личико так напоминало ему черты его матери… Затем, как ты точно определила, произошла ужасная катастрофа, драма, повлекшая смерть, ужас, невообразимую суматоху, в которой твой муж потерял доверенного ему ребенка… Что же сталось с Юбером, Амели? Я отвечу тебе на этот вопрос…

Слушая судью, его собеседница так разволновалась, что, не в силах держаться на ногах, упала в кресло, задыхаясь от снедавшей ее тревоги; она прерывисто шептала:

— Продолжай же… продолжай… расскажи мне все… что за счастливую весть ты хочешь сообщить мне?..

Судья послушно продолжил:

— Незнакомцу, который с такой нежностью поглядывал на малыша Юбера, нежданно-негаданно представился случай спасти ребенка; после крушения он унес его далеко прочь, по бездорожью, он несся, как обезумевший зверь, возвращающийся в логово с бесценной добычей, он обезумел от нежности, он изнемогал от любви к тому, в ком признал собственного сына, и сильнее этого чувства не было больше ничего.

— Мой сын! — возопила Амели, — Мой сын жив, а человек, спасший его от гибели, вырвавший из когтей смерти, это…

В дверь кабинета постучали, и она замолчала; судья, опасаясь какого-нибудь сюрприза, кинулся в другой конец комнаты узнать, в чем дело.

Приоткрыв створку двери, судья увидел судебного исполнителя Доминика с запечатанным пакетом в руке.

— Это еще что такое? — рассерженно спросил судья. — Мне сейчас некогда.

Но Доминик знал, что делал, и Себастьяну Перрону пришлось это признать. Ибо в ответ прозвучало:

— Это от вашего личного знакомого, господин председатель.

Судья сразу все понял.

— Мариус, — прошептал он и, взяв пакет, хлопнул дверью перед носом у Доминика.

Судья с облегчением вздохнул. Давно уже си тревожился и с нетерпением ждал вестей от человека, которого почитал старинным своим приятелем, другом детства.

Эти известия, должно быть, и содержались в письме, которое он теребил в руках, радуясь, что получил его как нельзя более кстати.

Не стесняясь присутствием Амели, Себастьян Перрон судорожным движением сорвал печать красного воска, извлек из конверта лист бумаги и приступил к чтению:

«Мой бедный друг.

Я произвел порученное тобой расследование — опасения твои были обоснованны. Люди, к которым ты отослал меня, плохо присматривали за ребенком, он исчез; они же утверждают, что не виноваты и подали жалобу в жандармерию, дабы защитить себя от возможных преследований. Ты сам поймешь, в чем дело, когда узнаешь детали. Во всяком случае, ясно одно — на ферме папаши Клемана ребенка нет, а в округе ходит слух, будто он утонул. На днях я загляну к тебе, бедняга, и мы обсудим это прискорбное приключение.

Любящий тебя Мариус»

Пальцы судьи задрожали, письмо выскользнуло из рук; грудь ему сдавило рыдание, на глазах выступили слезы; лицо его исказила столь жуткая гримаса, что с трепетом наблюдавшая за ним Амели не могла дольше сдерживать любопытство.

— Себастьян, — закричала она, — я по глазам вижу — с тобой что-то случилось, какое-то несчастье, скажи мне, что происходит.

Себастьян Перрон был полностью уничтожен, подавлен.

В несколько секунд в нем произошла разительная перемена, он постарел на несколько лет. Он с трудом нагнулся, поднял с полу оброненное письмо и протянул его Амели.

— Прочти, — сказал он.

Но едва Амели принялась читать, как судья вырвал письмо у нее из рук. «Я веду себя, как скотина, — спохватился он, — мыслимо ли, чтоб она узнала о несчастье так внезапно».

Он притянул Амели к себе на грудь, нежно обнял ее и стал нашептывать:

— Амели… Амели… Это воздаяние нам за наше прегрешение, мы должны искупить его, небесам не угодно, чтобы плод нашей запретной любви дарил нам в этой жизни счастье… Бедняжка Амели… ты же все понимаешь… Это я, узнав своего сына, не смог устоять перед искушением забрать его себе, воспитать самому; я спас его во время крушения, а потом так и не решился вернуть тебе. Я все откладывал и откладывал момент расставания, я поселил его на одной ферме, в Нормандии, у добрых моих знакомых — папаши и мамаши Клеманов… Как только у меня выдавалась минутка, я мчался повидать малыша Юбера, которого любил все сильнее… Он часто рассказывал мне о тебе на своем забавном детском языке; слушая его, я проживал твою жизнь, а ты об этом даже не подозревала. Боже! До чего сладостны и тягостны одновременно были часы, что проводил я с нашим мальчиком. В последние две недели мне никак не удавалось вырваться из Парижа; мне не терпелось узнать, что поделывает Юбер, а старики Клеманы — люди неграмотные, писать не умеют, к кому мог я обратиться? Помог счастливый случай: я повстречал одного из детских моих товарищей, решил воспользоваться этим и разузнать, как живется малышу Юберу. Моему другу можно доверить любой секрет, и я попросил его: «Съезди туда, повидай мальчика»… С тех пор прошло десять дней; Мариус не подавал признаков жизни, меня истерзало смертельное беспокойство, и вот наконец это письмо, в котором говорится… говорится…

У Себастьяна перехватило дыхание, в ужасе смотрел он на Амели, которая тем временем дочитала письмо до конца.

Несмотря на его опасения, молодая женщина не выглядела слишком взволнованной — лишь дыхание ее участилось да глаза горели тревожным волнением; однако сообщение о том, что сын ее скорее всего утонул, не произвело на нее особого впечатления.

О чем могла она думать и почему не очень-то встревожилась?

По всему было видно, что Себастьян Перрон отчаивается сильнее.

Поведение Амели удивило его.

— Может ли быть, Амели, — зашептал судья, — чтобы это жуткое известие оставило тебя равнодушной?

Он замолчал, а его собеседница, блуждая взглядом где-то вдали, как если бы на нее снизошло озарение, заявила убежденно, как апостол:

— Сын мой не умер, Себастьян, я в этом уверена, у меня предчувствие, а материнские предчувствия не обманывают. Мой сын исчез с фермы, где ты его оставил… Значит, мальчика похитил чужой муж… Значит, он в его власти… Я боялась этого, но еще несколько минут назад не смела в это поверить; теперь же у меня нет сомнений — мои собственные доказательства совпадают с датой исчезновения Юбера, указанной в письме.

— А что тебе известно? — спросил Себастьян.

Амели удовлетворенно вздохнула и, трепеща от радости, заговорила:

— Вот уже двое суток я подслушиваю под дверью и шпионю на половине моего мужа, у потайных покоев, доступ куда мне закрыт; я слышала, как он с кем-то разговаривает, и этот кто-то говорит голосом юным, звонким и нежным, это детский голос, этот кто-то щебечет и чирикает, как щебетал и чирикал малыш Юбер!

Амели бросилась судье на шею, обвила ее руками.

— О, — шептала она, — какой решительной и смелой буду я теперь, я вновь обрела возлюбленного и вместе с ним отыщу ребенка, рожденного нашей любовью… Говорю тебе, Себастьян, Поль Дро — подлец, он держит взаперти мое дитя, наше дитя; намерения его мне неизвестны, но они меня пугают; и еще я скажу тебе, вот ты — его отец и я — его мать, когда мы соединим наши усилия, мы оба станем так сильны, что никто в целом мире не сможет помешать нам найти и вызволить из беды нашего сына!

 

Глава двенадцатая

ПРИЗНАНИЕ ПРОФЕССОРА ДРО

— Вам лучше?

Больная, к которой обратился доктор Дро, в ответ не произнесла ни звука, лишь губы ее слегка дрогнули и на миг опустились веки с длинными шелковистыми ресницами, прикрыв широко раскрытые глаза.

Это значило «да», и доктор остался доволен. Он улыбнулся и вполголоса обратился к больной:

— Я так ждал, когда вас станет полегче, и очень рад узнать об этом от вас самой.

Показав пальцем на плечо больной, которая неподвижно вытянулась на маленькой железной кровати, он поинтересовался:

— А там все еще больно?

Было по-прежнему тихо, но Поль Дро отлично понял, что ответила его собеседница.

Опять губы ее слегка дрогнули, потом она трижды закрыла и открыла глаза.

Профессор принялся утешать ее:

— Не стоит отчаиваться, рубцевание идет нормально, а боль надо перетерпеть — ведь это лучшее доказательство того, что дело пошло на поправку.

Врач задержался подле больной дольше обычного, он взглянул на часы — время бежало.

Уже на пороге он секунду помедлил, как будто хотел еще что-то сказать, поделиться возникшей у него мыслью; решившись, он снова подошел к больной, с которой только что беседовал вполголоса, а она отвечала ему знаками.

Теперь, когда Поль Дро внимательно разглядел лицо больной, ее необычная красота потрясла его.

Конечно, как все больные и выздоравливающие, она была худой и бледной, но черты ее были изумительно чисты и правильны; иногда легкий румянец касался ее нежных, бархатистых щечек и тогда нетрудно было догадаться, как ослепителен цвет ее лица.

Глаза были на редкость выразительны, лоб охватывала длинная, золотисто-рыжая коса, которая на фоне снежно-белых подушек казалась еще великолепнее.

Как зачарованный, любовался доктор открывшейся ему красотой, которую пережитые Элен страдания отметили печатью особой трогательности. Казалось невероятным, что такое юное, чистое, здоровое существо отдано на растерзание тяжким мукам.

Чтобы подбодрить больную, доктор машинально твердил, стараясь говорить как можно увереннее:

— Клянусь, вы поправитесь и скоро будете совсем здоровой.

Вспомнив о том, что заставило его вернуться, Поль Дро пристально посмотрел на больную, заглянул ей в глаза и без всяких предисловий сказал:

— Надеюсь, через несколько дней вы окрепните, мадемуазель, и вас сможет навестить…

Тут он умолк.

Дверь приоткрылась, и профессор увидел Даниэль, которая делала ему какие-то знаки; оставив больную, он подошел к старшей медсестре.

Приотворив дверь палаты, Даниэль увлекла профессора на лестничную площадку и там, стараясь говорить как можно тише — не дай бог услышат снующие по коридору медсестры — с видом заговорщицы сообщила:

— Внизу, в приемной, ожидает господин, доставивший ту самую больную; он непременно хочет вас видеть; пока что я ничего не обещала ему, решила переговорить с вами. Могу ли я передать ему от вашего имени, что барышне лучше?

Поначалу внезапное вторжение Даниэль рассердило профессора и он собрался сделать ей выговор, но потом передумал.

По всему было видно, что, хоть сообщение старшей медсестры и застало его врасплох, сильного недовольства оно все-таки не вызвало.

— У меня как раз есть свободная минутка, — ответил он, — сейчас ведь без четверти одиннадцать, и до половины первого я свободен. Я сам поговорю с этим господином, попросите его немного обождать.

Поклонившись профессору, Даниэль стала спускаться по лестнице, приговаривая:

— Повезло ему, этому господину, не с каждым профессор сам будет беседовать, попробуй-ка обычный посетитель получить у него аудиенцию — черта с два он ее получит!

Поль Дро и впрямь мало чем отличался от своих коллег хирургов; из расчета, равнодушия или просто не зная, что и как сказать, они вечно делают вид, будто дел у них — невпроворот, каждая минута на счету и недосуг им утешать плачущих родственников и приносить им свои соболезнования; обеспокоенным друзьям больных нечего и надеяться залучить хирурга на два-три слова и попытаться выведать у него хоть что-нибудь.

Зачастую, сделав операцию, Поль Дро тут же забывал о больном.

— Дальнейшее — дело врачей, — заявлял он и, как правило, всегда добавлял свою ставшую легендарной шаблонную фразу:

— Будет безмерно жаль, если медицина окажется бессильной и не сможет поставить больного на ноги; хирургия свой долг выполнила — операция прошла блестяще…

Дойдя до середины лестницы, Даниэль услышала, что ее зовут.

Она узнала голос профессора.

— Даниэль? — окликнул он.

— Да, господин профессор.

Даниэль остановилась, подняла голову и увидела Поля Дро, перегнувшегося через перила.

Стараясь говорить как можно тише, он распорядился:

— Когда я буду беседовать с этим господином, не подпускайте никого к дверям, пока мы не закончим. Я не хочу, чтобы нас беспокоили.

Даниэль понимающе кивнула. Как все монашенки и медсестры, Даниэль обладала легкой, бесшумной походкой; вот и теперь мелкими, неслышными шажками направилась она в приемную, где ждал посетитель.

Уведомив его, что профессор сию минуту спустился, она окинула счастливчика быстрым взглядом, вполне достаточным, чтобы внешность незнакомца накрепко ей запомнилась.

К слову сказать, внешность посетителя и впрямь была незаурядной — мимо такого не пройдешь, не обратив на него внимания.

Он был крепко скроен, голова ладно сидела на могучих плечах и пребывала в постоянном движении; был он почти лыс — лишь на висках да на макушке серебрились остатки волос, лицо — чисто выбрито; из-под кустистых бровей посверкивали энергичные глазки с темными зрачками.

Одет он был не слишком элегантно, но со вкусом, изящно и без затей.

Посетитель почтительно поклонился Даниэль, а затем, словно опасаясь нескромных расспросов, погрузился в чтение проспекта, который он наугад взял на столике в приемной, делая вид, будто бы этот проспект был ему необыкновенно интересен.

Выйдя из приемной, Даниэль направилась в павильон «А» — навестить старика Кельдермана, но мысль ее то и дело возвращалась к загадочному посетителю. «Сразу видно — человек порядочный, попусту болтать не станет. Должно быть, это отец той больной, — рассудила Даниэлу— он ведь тогда сам и привез ее к нам…»

В приемную вошел Поль Дро, и незнакомец немедленно отложил проспект.

Они поздоровались, посетитель начал свои расспросы; говорил он внешне спокойно, с кажущимся безразличием, но иногда в голосе его проскальзывали тревожные нотки.

— Как чувствует себя наша больная, господин доктор? Когда я смогу повидать ее?

— Дня через два-три, сударь, не раньше… Ей необходим полный покой, спокойствие физическое и моральное. Я предписал неподвижность ее телу и хотел бы, чтобы мозг ее тоже оставался в покое.

— Я не нарушу ваших предписаний, господин доктор, как ни хотелось бы мне помчаться туда сию же минуту, пожать руки бедной девочке, своими глазами увериться, что она жива.

Профессор был непреклонен.

— Не нарушайте моих указаний, — сказал он, — мадемуазель Элен это пойдет только на пользу.

Собеседник его поклонился, потом настойчиво стал увещевать хирурга:

— Может статься, она пожелает прежде повидать не меня, а кого-нибудь другого; в этом случае я был бы премного вам обязан, если вы заранее сообщите мне не только день, но и час, когда ее можно будет навестить… Как только вы разрешите навещать Элен, посетитель, о котором я упомянул, тотчас будет здесь и он-то не потерпит ни секунды промедления.

Поль Дро улыбнулся:

— Понимаю вас с полуслова, я и сам догадываюсь, как не терпится месье Жерому Фандору повидать…

Ноожиданно он умолк, потому что посетитель, глядя на него во все глаза, от удивления подпрыгнул:

— Как вы сказали, господин профессор? — спросил он.

Доктор сконфузился.

— Прошу прощения, это имя вырвалось у меня случайно… Но раз уж так получилось, я предпочел бы довериться вам: мне известно, кто такая наша таинственная больная. Мне помогли в этом бессвязные слова, вырвавшиеся у нее в бреду. Я не нарушу профессиональной тайны, сударь, если скажу вам, что обо всем догадался: девушка, которую зовут Элен, — это несчастное дитя личности самой зловещей и страшной из всех, что когда-либо носила земля… Я знаю, что она дочь Фантомаса и что молодой человек, который был ни жив ни мертв, когда привез ее сюда вместе с вами, это сам Жером Фандор.

Собеседник профессора смутился и попытался изобразить улыбку.

— Смею надеяться, господин профессор, — сказал он, — что вы сохраните инкогнито нашей милой больной и оградите ее от бестактностей…

Профессор сделал протестующий жест:

— Врач, сударь, подобен священнику — он умеет хранить тайны… Заметьте, сударь, — лукаво улыбаясь, добавил Поль Дро, — уже в третий раз я имею честь беседовать с вами, но, соблюдая тайну, я каждый раз удерживал себя и до сей поры не выказал своего восхищения вашими отвагой, волей и мужеством; я искал случай заверить вас в моей почтительной симпатии к вам, господин Жюв.

Это и в самом деле был Жюв. Знаменитый сыщик сразу почувствовал себя хозяином положения.

Он сердечно пожал профессору руку.

— Извините меня, сударь, — вымолвил он, — что я с первого же дня не раскрыл вам, кто есть кто; у нас, понимаете ли, нет причин скрывать свое имя, и только в интересах Элен я хотел как можно дольше оставаться инкогнито; к тому же мне не хотелось, чтобы вас смущала мысль, будто ваш неоценимый, умелый уход за дочерью Фантомаса — во всяком случае, за той, которая слывет его дочерью — может навлечь на вас гнев Гения преступного мира.

Профессор Дро гордо тряхнул головой.

— Сударь, — сказал он, — полагаю, что пока меня охраняет инспектор Жюв, Фантомас мне не страшен.

Мужчины еще раз пожали друг другу руки.

При мысли, что дела Элен идут на поправку, Жюв так и сиял.

После того, как профессор признался Жюву, что узнал его, он почувствовал себя свободнее и подробно рассказал, как он устранял перелом своей молодой подопечной.

— Я специализируюсь на тазовых переломах, — сказал он, — уверяю вас: хоть условия операции были не блестящими, результат превзошел все ожидания. Выйдя отсюда, невеста Жерома Фандора будет, как прежде, стройна и грациозна, сохранит свою обворожительную, легкую походку, как будто и не приключилось с ней ужасного несчастья.

Жюв искренне верил профессору и был тронут до глубины души.

В общем и целом, профессор скромно преуменьшил свои заслуги; Жюв знал — о личной жизни доктора многие любили позлословить, но стоило заговорить о его профессиональных достоинствах, как все сходились в одном: в своем деле профессор не знал себе равных, был признанным специалистом по травмам, ранам и переломам в области таза.

Успокоенный полицейский начал прощаться — у него назначена была встреча с Фандором, который с нетерпением ждал новостей, однако Поль Дро задержал его.

— Минутку, сударь, — попросил он, — мне надобно переговорить с вами конфиденциально.

Сыщик вздрогнул. «Это еще что такое! — пронеслось у него в голове. — Уж не скрыл ли он чего-нибудь о состоянии Элен?»

Как многие другие, Жюв боялся услышать печально известную фразу; «Операция прошла блестяще, но не знаю, сможет ли медицина поставить больную на ноги».

Но вовсе не о том собирался говорить доктор со знаменитым сыщиком.

Поль Дро не замедлил объясниться:

— Я обращаюсь к вам, господин Жюв, не как к другу мадемуазель Элен, а как к инспектору сыскной полиции. Зная вас, как человека справедливого и беспристрастного, я решаюсь просить вашего бесценного содействия. Не согласитесь ли вы уделить мне пару минут?

Жюв, собравшийся было уйти, снял пальто, положил на стул шляпу и, приняв невозмутимую мину, которую приберегал для всякого рода исповедей, бросил:

— Слушаю вас, сударь, вы можете рассчитывать на мою скромность.

Поль Дро, не колеблясь, начал свой рассказ.

— Господин Жюв, речь идет о событиях сугубо личных. Я имею в виду мою семейную жизнь. Шесть лет назад я женился; в ту пору в медицине я был еще новичком, а за душой не имел ни сантима. Женился я на девушке совсем не моего круга, она была богата, звали ее Амели Тавернье. Избавлю вас от подробного изложения мелких неурядиц, которые день за днем рушили наше благополучие и разводили нас в разные стороны. Взяв в жены Амели Тавернье, я пошел на большое, огромное унижение. Я примирился с этим, решив стать безучастным супругом безучастной жены и относиться к ней, как относятся к деловому компаньону — при условии, что она предоставит мне полную свободу в мыслях и действиях… Амели не пожелала этого и недавно возбудила против меня дело о разводе.

— Знаю, сударь, — отвечал Жюв, — я слышал об этом прискорбном событии.

Слушая рассказ профессора о перипетиях его семейной жизни, Жюв был само внимание.

Инстинктивно его влекло к этому непостижимому человеку — выглядел тот холодным, замкнутым, робким и сентиментальным, но в душе его, судя по всему, кипели сильные страсти.

Вдобавок Жюв питал к хирургу глубокую признательность, ведь он с таким знанием дела взялся лечить Элен: в лечебницу ее доставили почти безнадежной, а теперь, если верить словам доктора, опасность ей не грозила.

— Чем же я могу быть вам полезен? — поинтересовался Жюв; в его устах эти слова отнюдь не были предложением из вежливости, банальной любезностью, он действительно всей душой рад был бы, будь то в его силах, услужить профессору.

Поль Дро собрался с духом и продолжил.

— Как я уже сказал, сударь, женитьба началась для меня с огромного унижения… А именно: до знакомства со мной у моей жены — моей будущей жены — был любовник, от которого она забеременела. Меня согласились взять в супруги при условии, что я взвалю на себя и отцовство, а положение мое было таково, что я не мог отказаться… Справедливости ради надобно признать, что раздумывал я недолго, да к тому же влюбился без памяти. Впрочем, чувство мое скоро прошло… Амели родила ребенка — мальчика — и назвала его Юбером. В наш маленький мирок вторгся третий, и этот третий напоминал о непоправимой ошибке прошлого, этот третий не давал мне забыть о трусливом моем поведении, коего я стыдился. Однако никакой враждебности к безвинному ребенку я не испытывал; он подрастал, и я проникся к нему искренним чувством, глубокой привязанностью. Вы, конечно, слышали о постигшем нас горе. Восемнадцать месяцев назад я попал в железнодорожную катастрофу, ребенок был со мной; меня выбросило на рельсы, часа два я провалялся без сознания, а когда пришел в себя, первая мысль моя была о Юбере. Малыш исчез. Он погиб, сударь, он был среди безымянных трупов, извлеченных из-под обломков поезда. Вообразите, как мне было больно, как я страдал, в каком я был отчаянии!..

А теперь вообразите, господин Жюв, во что превратилась после этого моя семейная жизнь… Я ожидал вспышки гнева, но ее не последовало. Поначалу жена впала в прострацию, она была глубоко подавлена, ее терзала боль, я понимал и щадил ее… Потом вдруг она стала проявлять ко мне неожиданную симпатию, что было для меня мучительно, почему — объясню позднее… А потом я стал замечать, что Амели ревнует меня, и вместе с тем видел, как в душе ее рождается необоримая ненависть к тому, кого она избрала в супруги.

Не раз осыпала она меня угрозами, делала странные, непонятные мне намеки, а однажды не выдержала и обвинила меня в исчезновении ее ребенка.

Она не называла меня убийцей, но это подразумевалось, а я не мог ни заставить ее четко сформулировать свои обвинения, ни сказать ей, что она не смеет считать меня виновным. Так продолжалось какое-то время, а потом, с неделю назад, она ни с того ни с сего заявила мне, что хочет развестись… Последовало бурное объяснение с глазу на глаз, она сказала, будто у меня есть любовница — сущий вздор! Тогда она недвусмысленно обвинила меня в тягчайшем из всех возможных преступлений… «Это вы, — крикнула она, — вы убили моего сына…»

Полагаю, господин Жюв, нет смысла объяснять вам, сколь мало трогает меня ее обвинение. И все же я вынужден с ним считаться, ибо, вновь перебрав в памяти обстоятельства исчезновения бедняжки Юбера, я пришел к выводу, что предположение, выдвинутое женой на следующий день после катастрофы, в чем-то не совсем безосновательно. В общем-то, Юбер действительно исчез при довольно загадочных обстоятельствах. Среди трупов мальчика не было, не было ничего, что помогло бы опознать его. Теперь мне и самому не ясно, действительно ли ребенок умер или, может, исчез и до сих пор жив и здоров…

Если первое предположение верно, тогда, гос Жюв, мне нечего сказать, ничего тут не поделаешь, но если ребенок жив, о! Тогда надо сделать все возможное и найти, отыскать его, вернуть матери. Господин Жюв, все это я поведал вам в надежде, что вы соблаговолите взять на себя сию деликатную миссию. Я дам вам приметы исчезнувшего ребенка, я приложу максимум усилий, чтобы навести на верный след самых пронырливых ваших ищеек. Все, что угодно, только не неизвестность; господин Жюв, могу ли я на вас рассчитывать?

— Вы можете на меня рассчитывать, — скромно ответил Жюв.

Странную историю, рассказанную профессором Дро, полицейский выслушал с неослабевающим вниманием.

— Если появится такая возможность, — спросил он, — будете ли вы расположены возобновить совместную жизнь с вашей супругой, требующей развода?

Хирург, не задумываясь, ответил:

— Весьма охотно, сударь. Правда, о чувствах, составляющих прелесть супружеских отношений, между мной и Амели не может быть и речи… Я не могу любить Амели; сердце, разум, все мои мысли — не с ней, господин Жюв, я целиком, на всю жизнь и до самой смерти, принадлежу кому-то другому, кто…

Поль Дро резко остановился — Жюв смотрел на него с нескрываемым удивлением.

Прежде спокойное лицо хирурга стало багровым, глаза заблестели, он дрожал от волнения.

Жюву не стоило большого труда догадаться, что лишь одно в целом мире тревожило и занимало хирурга — то была странная его любовь, неведомая страсть, которую он чуть было не выдал, но внезапно передумал и решил не посвящать в свои чувства даже Жюва.

Лицо хирурга вновь стало непроницаемым, заговорил он как обычно:

— Я рассчитываю на вас, господин Жюв… Ради всего святого, дознайтесь, жив ли ребенок моей жены, и если это так, верните нам его.

* * *

На следующий день, в такой же примерно час, Жюв неторопливо шагал по запруженным улицам; через четверть часа он был у моста Сен-Мишель; пройдя по нему легкой, неспешной походкой, он очутился на острове Сите и вскоре уже входил во Дворец правосудия.

В этом здании Жюв знал все ходы и выходы.

Пройдя узкими коридорами, которые он в шутку окрестил судебными кулисами, Жюв кратчайшим путем вышел к кабинету председателя четвертой палаты.

У кабинета он встретил Доминика, перебиравшего связки папок. Жюв вручил ему свою визитную карточку.

— Передайте господину председателю Перрону, что я к его услугам.

Взяв карточку Жюва, судебный исполнитель удалился. Жюв с улыбкой посмотрел ему вслед. «Что ни говори, — подумал он, — а существует все-таки бог сыщиков, и этот бог — случай. Мне как раз непременно надо было повидать судью, и я ломал голову, как к нему подступиться, чтобы не показаться нескромным — и вдруг он сам меня вызывает».

Накануне, вернувшись домой из лечебницы, Жюв обнаружил письмо, в котором председатель Себастьян Перрон приглашал его срочно зайти к нему по крайне важному делу.

Жюву и самому не терпелось повидать судью, который, как было ему известно, проводил примирение супругов Дро и не сумел убедить их отказаться от развода.

С той минуты, как Жюв по просьбе Поля Дро возложил на себя миссию весьма деликатного свойства, он жаждал разузнать побольше подробностей о личной жизни хирурга и его жены.

Он задумал получить доступ к папке с бракоразводными документами супругов Дро, в которой рассчитывал найти нужные ему сведения; в настоящий момент эта папка была у председателя четвертой палаты.

Правда, Жюв никак не мог изобрести какой-нибудь предлог, дабы заполучить злополучную папку.

Дело в том, что розыск ребенка Поля Дро он собирался вести не как инспектор сыскной полиции, а как частное лицо, почти по-дружески. Вот почему он так обрадовался, получив от судьи повестку, и поспешил к нему на прием.

Как только Жюв и судья остались наедине, Себастьян Перрон немедленно перешел к делу.

— Следуя правилам приличия, господин Жюв, — сказал он, — мне следовало бы пригласить вас не сюда, а к себе домой… Я ведь хочу поговорить с вами не как судья, а как лицо частное; то, что вы услышите, я попрошу вас держать в секрете.

Жюв молча поклонился и приготовился слушать Себастьяна Перрона, прикрывшись той же невозмутимой миной, которая так пригодилась ему накануне в разговоре с профессором.

— Я в полном вашем распоряжении, господин председатель, — заверил он.

Несколько минут Себастьян Перрон ходил взад-вперед по кабинету, затем, как вкопанный, остановился подле Жюва и, глядя ему в глаза, заявил следующее:

— Слушайте меня внимательно, сударь, я расскажу вам одну историю, которую по теперешним временам вы, быть может, сочтете романтичной, но поверьте: каждое слово в ней — сущая правда… Жил-был судья, он познакомился с юной провинциалкой и сделался ее любовником. Обстоятельства разлучили их на несколько недель, а когда они снова встретились, девушка, ждавшая от судьи ребенка, собиралась замуж за другого. Еще через несколько недель любовница судьи стала женой никому не известного тогда доктора, который вскоре станет знаменитым хирургом. В назначенный срок родился ребенок — сын; сударь; все считали его законным плодом супружеской любви. Судья молча страдал и изыскивал способы потихоньку наблюдать, как подрастает его сын, воспитываемый недостойной матерью и отцом, который, как полагал судья, ни о чем не догадывался.

Но однажды случилось так, что судье удалось полностью завладеть собственным ребенком…

Жюв, слушавший не перебивая, так и подскочил в кресле.

— Завладеть ребенком, сударь? Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, — продолжал Себастьян Перрон, — что судья воспользовался неожиданным стечением обстоятельств; короче, произошло железнодорожное крушение, и он смог, в буквальном смысле слова, завладеть ребенком, взять его с собой и укрыть в надежном месте от обманутого отца и недостойной матери.

Жюв спросил:

— Это сделали вы, сударь?

— Да, сударь, это сделал я, — не раздумывая, ответил Себастьян Перрон.

Судья побледнел, только тут осознав, что признался Жюву в совершении тяжкого деяния, преследуемого законом и наказуемого судом.

Неожиданное откровение судьи ошарашило Жюва.

Он не только понял, что счастливый случай свел его с отцом пропавшего ребенка, но и легко угадал остальных участников драмы — хирурга Поля Дро и законную жену его Амели Дро, урожденную Тавернье.

Но обо всем этом Жюв счел за лучшее умолчать. Он ограничился простым вопросом:

— А что вы сделали с ребенком?

— Я поместил его на полное содержание к одним славным людям в окрестностях Лизьё, — отвечал судья. — Как радовался я всякий раз, отправляясь навестить его, до тех пор, пока…

Себастьян Перрон замолчал. Горло его сдавили рыдания, глаза увлажнились слезами.

Видя, как он страдает, Жюв расстрогался.

— Что с вами? — забеспокоился сыщик.

— Я плачу, — заговорил судья, — потому что ребенок исчез… Наверное, он утонул, а может, его убили.

Жюв содрогнулся.

Он подождал, пока судья успокоится, а потом, заинтригованный загадочной историей, добрых два часа задавал судье вопросы, а тот поверял ему самые потаенные свои мысли.

Уже смеркалось, когда Жюв, вне себя от радости, покинул Дворец правосудия. «Случай, — рассуждал он, — порой творит чудеса, два последних моих дня прекрасно дополняют друг друга. Сомнений нет, — подытожил Жюв, — участников драмы трое: профессор Поль Дро, судья Себастьян Перрон и, как первопричина всех бед — женщина, мать ребенка, Амели Тавернье… Расширять круг подозреваемых бессмысленно; мертв ли ребенок или заточен с целью шантажа, виновен один из троих: Поль Дро, Себастьян Перрон или Амели Тавернье. Остается узнать, — заключил Жюв, — кто из них виновен».

 

Глава тринадцатая

ПО СЛЕДУ РЕБЕНКА

Четверть часа спустя, расставшись с судьей, доверившим ему печальную историю своей неудавшейся любви, Жюв, со свойственным его упрямой натуре стремлением раскладывать все по полочкам, продолжал размышлять о необычной миссии, доверенной ему дважды — истинным отцом ребенка и его отцом согласно закону.

— Странное приключение! — бормотал добряк Жюв, которого в тот день почему-то особенно одолевала меланхолия. — Сам не знаю, к чему хотел бы придти, кому хотел бы отдать несчастного малыша, за которого все так бьются. Дро произвел на меня неплохое впечатление — он так волновался, рассказывая мне о Юбере, но, с другой стороны, бедняга Себастьян Перрон был расстроен не меньше, когда говорил об исчезновении сына.

Жюв шел по набережным Сены, сам не зная куда, шагал прямо перед собой, заложив руки за спину, опустив голову; наконец он остановился у парапета, облокотился на него и стал смотреть, как без устали течет Сена.

— Ах, этот закон! — ворчал Жюв. — До чего же бывает он глуп. Временами это придуманное людьми установление ведет себя с бесчеловечной жестокостью… Ведь в общем-то, если Дро не солгал — а никаких оснований не верить ему у меня нет — он распрекрасно мог всем сердцем полюбить этого бедного парнишку, чьим отцом стал волей судьбы… Но, похоже, Себастьян Перрон тоже крепко привязан к сыну; хоть он и судья, хоть и боится скандала, он, не раздумывая, похитил мальчика и хочет воспитать его сам.

Жюв думал и так и этак, что-то бессвязно бормотал себе под нос, вновь и вновь возвращался к таинственной драме, переживаемой обоими отцами, и каждый из них казался ему честным малым.

— Я зря теряю время, — спохватился Жюв, — а времени терять нельзя… Я должен найти решение этой загадки — каким бы оно ни было. Ребенок исчез, значит, я отыщу его.

В голове Жюва возникали самые невероятные картины, одна страшнее другой.

— Ребенок исчез, — повторял он, — Себастьян Перрон утверждает, будто он утонул. Дьявол! Что это — несчастный случай или преступление?

Жюв отошел от парапета и снова двинулся вперед.

В уме его, подчиняясь неумолимой логике, стала выстраиваться цепочка событий, как если бы эти события сами отыскивали друг друга, скрепляясь в единый ряд, а ему, Жюву, оставалось лишь наблюдать за ними, исследовать, пытаться постичь их скрытый смысл.

— Определим ситуацию, — сказал себе Жюв. — Черт возьми! Она донельзя проста: Дро признался мне, что у него туговато с деньгами, жена, в отличие от него, богата… Ну-ка, что стал бы делать Дро, окажись он негодяем?

Захваченный этой мыслью, Жюв замер у края тротуара.

Вскоре он заключил:

— Поначалу Дро сказал себе: если бы между мной и женой не стоял этот ребенок — ребенок другого, наш союз стал бы только прочнее… Понятное дело — ребенка он невзлюбил. И вдруг, что происходит? Себастьян Перрон признается, что ребенка похитил он. Пусть так. Думаю, Дро не слишком расстроился, когда малыш исчез, ведь для него мальчик был живым укором, он напоминал ему, как постыдно жениться на деньгах. Ладно, оставим это.

Но случилось так — и это вполне естественно — что, вопреки ожиданиям Дро, мать ребенка, Амели Дро, после исчезновения сына была безутешна. Их союз не только не стал прочнее, но грозил окончательно распасться… Амели Дро вообразила, что муж убил ее ребенка. О! Могу себе представить — Поль Дро, невиновный, был вне себя от ярости: этот проклятый ребенок, сын другого, в который раз встал между ним и женой…

Придя к очевидному выводу, что Поль Дро, повинуясь естественному чувству, должен был ненавидеть сына жены, Жюв прервал на этом свои размышления и двинулся дальше.

Мысль его то и дело подбрасывала сыщику все новые умозаключения, железной логики которых он не мог не признать.

— Так-с, — рассуждал Жюв, — Дро ненавидит маленького Юбера, что нам это дает? Черт подери, да все очень просто… Один шаг — и ненависть сменяется желанием смерти. А если ты слаб духом, желание смерти незаметно перейдет в мысль об убийстве.

Он напряжения Жюв куснул себе губы.

— Похоже, на сей раз я недалек от истины; не случилось ли так, что Дро, тот самый обливающийся слезами Дро, не так давно обнаружил тайник, в котором скрывал Юбера его настоящий отец, я имею в виду семью, куда был помещен Юбер. Не мог ли Дро, опасаясь, что случай может вернуть жене ее ребенка, — и тогда она привяжется к нему еще сильнее — не мог ли он замыслить преступное убийство?

Жюв чуть слышно говорил сам с собою. Вывод его был четок.

— Попытайся я сформулировать мотив убийства малыша Юбера, боюсь, приду к заключению, что Дро вполне мог убить его.

Жюв был уже у моста Сольферино. Он шел, не разбирая пути, витая в облаках, но действительность не замедлила вмешаться: сыщик чуть было не угодил под громко тарахтевшее такси.

— Ну вот! Ну вот! — заворчал Жюв, сам же над собой посмеиваясь. — Веду себя, как последний дурак. Теряю время на бесплодные раздумья, а в подобных делах польза от них не велика. Думать — хорошо, но еще лучше — заняться расследованием.

Жюв достал часы, взглянул на них и нахмурился.

— Что ж, — заключил он свой монолог, — наберемся мужества. Я как раз успеваю на поезд; если я немедленно не отправлюсь в деревню, то изменю своему долгу… Ведь я поклялся Себастьяну Перрону и Полю Дро докопаться до истины.

Жюв не был злопамятен — он сделал знак тому самому таксисту, который чуть было его не переехал.

— На вокзал Сен-Лазар, — бросил Жюв, — да побыстрее, дружок.

Шофер, подбадриваемый Жювом, поистине демонстрировал чудеса скорости.

Пока Жюв прикидывал, не слишком ли он погорячился, попросив водителя мчаться во весь опор, легкий автомобиль на головокружительной скорости пронесся по запруженным улицам, пролетел по площади Согласия, сыграл в прятки с автобусом, нависшим над ним всей массой, взобрался на пешеходный островок, выполнил крутой вираж у церкви Мадлен и, чуть было не опрокинув ручную тележку при въезде на Гаврскую улицу, резко тормознул во дворе вокзала.

— Уф, — выдохнул Жюв, — жив, кажется… Вот повезло, так повезло. Чертовы эти такси — мчатся, как одержимые.

Жюв, сам же велевший шоферу поторапливаться, теперь стал ему выговаривать за сумашедшую гонку, но, к счастью, вовремя спохватился:

— Черт, через три минуты поезд!

Жюв расплатился и, не дожидаясь сдачи, рванул к кассе, перепрыгивая через четыре ступеньки, взлетел по лестнице, купил на ходу пару книжек в киоске зала ожидания и выбежал на перрон, когда поезд, следовавший в Лизьё, уже тронулся.

Не долго думая, Жюв прыгнул на подножку и взобрался в вагон.

Он пыхтел, задыхался и все же, как истый парижанин, не преминул заметить:

— Стоило так спешить — у меня была уйма времени!

Как многие другие, Жюв ни за что бы не сознался, что догонять уходящие поезда вошло у него в привычку, а порой, без всякой на то причины, он предательски опаздывал и поезд уходил без него.

Попав в вагон, Жюв прошел по коридору, отыскивая купе поспокойнее.

Купе, пришедшееся ему по вкусу, занимал толстый коммивояжер, безмятежно попыхивающий огромной трубкой; Жюв счел, что как попутчик толстяк идеален — достаточно объемен, чтобы отпугивать других пассажиров, достаточно погружен в себя, чтобы не докучать нескончаемой болтовней.

— Мне предстоит весьма приятное путешествие, — сказал себе Жюв.

Он избавился от пальто, шляпы, вытянулся на полке, раскрыл книгу, но читать так и не начал.

Нередко Жюв часами сидел, уставившись в открытый том и не различая ни строчки.

Случалось так не потому, что Жюв не любил читать, напротив, он находил чтение лучшим из всех видов отдыха, отдыхом настоящим.

К несчастью, он всегда бывал так занят, так загружен делами, что у него попросту не хватало времени на вещи малополезные; хотел он того или нет, мозг его постоянно работал, Жюв все время изучал и сопоставлял факты, ни на минуту не забывая о порученных ему расследованиях.

Да и какой прок был Жюву читать романы?

Разве профессия сыщика не делала его то и дело участником самых невероятных историй и приключений? А сама его жизнь, разве не была она настоящим романом?

Можно сказать, что он без устали листал страницы книги под названием человеческая жизнь…

Так и не приступив к чтению раскрытой книги, Жюв вновь погрузился в раздумье.

Приятель наш Жюв вовсе не был доволен, более того — он был раздосадован.

— Проклятая история, — бубнил он, — не знаю, чем она закончится, но уверен — ничего хорошего нас не ждет. Если мои подозрения подтвердятся и я найду улики против Дро, я должен буду их обнародовать. А надобно, чтобы Дро, черт его дери, продолжал лечить Элен, и я не могу портить с ним отношений, он необходим мне, пока не поправится невеста Фандора.

Все долгие часы пути Жюв так и этак прокручивал в уме сведения, полученные им от судьи и от хирурга.

Чему верить?

Кого подозревать?

Что предпринять?

— Проклятое дело! — бормотал он, — как же мне узнать, действительно ли ребенок исчез и что с ним сталось?

Когда поезд прибыл в Лизьё, Жюв с явным облегчением спрыгнул на платформу.

Бездействие претило его пылкой, рвущейся в бой натуре; ведя расследование, докапываясь до истины, он чувствовал себя, как рыба в воде, и терпеть не мог ничего не делать, выжидать, обдумывать.

Выйдя из вокзала, Жюв без труда сговорился с возницей, взявшимся доставить его в Тилли-сюр-Лизьё — деревушку, где проживали старики Клеманы, которым судья доверил воспитание сына Амели Дро.

— Вы торопитесь? — спросил кучер, когда повозка уже катилась по разбитой мостовой Лизьё.

Жюв отрицательно потряс головой.

— Да нет! А почему вы спрашиваете?

— Потому, — объяснил кучер, — что у моей кобылы грыжа и, если мы не торопимся, я не буду гнать ее что есть мочи.

Про себя Жюв подумал, что, раз лошадь больна, не следовало и запрягать ее, и что это форменное надувательство — заманить седока, а потом ехать шагом.

Но от комментариев Жюв предусмотрительно воздержался.

Что толку препираться с кучером, не лучше ли заручиться его доверием?

Жюв ловко подольстился к вознице, похвалив его за предусмотрительность.

— Конечно, конечно, — заверил он, — вы совершенно правы, дружок, ни к чему гонять кобылу, когда у нее грыжа. Время от времени дать ей кнута — вреда не будет, но особо-то не усердствуйте…

Замечание Жюва пришлось очень кстати и сразу расположило к нему кучера.

— Сразу видать, сударь, в скотине вы толк знаете, — отвечал он. — Может статься, вы хотели бы купить лошадь? Знаю я одного двухлетка…

Жюв поспешил разуверить его:

— Нет, нет, вы ошибаетесь, я приехал сюда не за лошадьми.

— Тогда за коровами?

— Нет, не за коровами.

Кучер лукаво усмехнулся:

— Тогда понятно… Вы, сударь, торгуете свиньями?

Жюв снова отрицательно покачал головой.

Его сдержанность не давала покоя простаку-крестьянину, который ломал себе голову над тем, кем еще можно быть в жизни, если не заниматься ни одной из трех столь завидных для него профессий и не торговать ни лошадьми, ни коровами, ни свиньями.

— Вы приехали по поводу новых школ, сударь? — наугад рискнул он.

Ответ Жюва был отрицательным.

— Вы, сударь, случаем, не чиновник? Наверно, приехали за налогами?

— Нечто в этом роде, — загадочно ответил Жюв.

Тут крестьянин хлестнул свою скотину и с чисто нормандским бесстыдным простодушием выпалил:

— Раз вы, сударь, по налоговой части, то и заплатите, не скупясь, а раз заплатите, не скупясь, кобылка пусть пошевелится, наплевать, если охромеет, все одно завтра продам ее.

И, хохоча во все горло, кучер от души нахлестывал бедную лошаденку.

Жюв рассудил, что теперь самое время приступить к расследованию.

— Ба! — начал он. — Особенно-то не торопитесь, время есть. Сколько до Тилли?

— Отсюда километра четыре будет, деревушка невелика, да что там! Дорога известная…

Пустив рысью свою серую кобылку, кучер развернулся боком, устроился поудобнее и приготовился к приятной беседе.

— Ума не приложу, что такое случилось, — заговорил он, — но теперь я только и делаю, что гоняюсь в Тилли. Всем вдруг понадобилось в Тилли, просто отбоя нет. Поди, на строительство школ едут, так я думаю, сударь.

— Вероятно! — повторил, не споря с ним, Жюв и нахмурился. — Может статься, вам доводилось возить туда моих коллег… Как они выглядели?

Тут кучер звонко хлопнул себя по ляжке.

— Что нет, то нет, этого я вам никак не скажу, — отозвался он, — кому рассказать — животики надорвешь, сдается мне, два раза кряду седок был один и тот же, только… Он и носа не казал.

Жюв слушал, затаив дыхание.

— Как так? — спросил он.

— А вот как: раз вечером, скажу — не совру, в прошедшую субботу, посиживал я за стаканчиком у мамаши Лебас, все чин-чинарем, вдруг — пришли за мной… Седок уже влез в повозку да поджидал меня. Ну, пришел я, спрашиваю: «Куда поедем?» — «В Тилли», — так он ответил. «Семь франков в оба конца», — так я сказал, плюс чаевые… Согласен он на семь франков, договорились, поехали… Сидит он — ровно неживой. Забился в глубь повозки, укутался в пальто — ни слова, ни звука. Путь не близкий, ну я и не выдержал, заговорил в ним… «Слушай, приятель, — так он сказал, — займись-ка своей кобылой, а меня оставь в покое». Ну, тогда и я замолчал, сударь…

— Само собой, — согласился с ним Жюв.

Однако подгонять кучера больше не требовалось.

— Так и ехали, — продолжал он, — только я-то первым ему понадобился. Еще мы и до Тилли не доехали, встает он — аккурат на перекрестке — и говорит мне: «Стой… Я здесь сойду. Дальше пойду пешком. Мэр где живет?» Ну — я объяснять: мэр, де, живет подле церкви. «Ясно, — так он сказал, — а Клеманов знаешь?» Еще бы, у них огромная ферма на краю деревни. «Ладно, ладно», — так он сказал. Хотите — верьте, хотите — нет, но дал он мне, сударь, десять франков да сказал при этом: «Ты больше не нужен мне, убирайся вон!..»

— Да! — добавил крестьянин. — Вот бы каждый день да такие клиенты.

Жюв буквально сгорал от любопытства.

Что за таинственный незнакомец был здесь в прошлую субботу, за три дня до похищения ребенка, зачем нужен был ему адрес Клеманов?

Жюв невольно спросил себя:

— Не случай ли, подсунув мне этого возницу, навел меня на весьма интересный след?

— И вам довелось встретиться с этим человеком еще раз? — поинтересовался Жюв.

Крестьянин расхохотался.

— Так и случилось, только вышло оно еще забавней… Представьте, что в следующий понедельник возвращаюсь я с ярмарки, из Озу, еду по этой самой дороге — прямо, как сейчас, только… Ну конечно!.. Ехал-то я в другую сторону, возвращался в Лизьё, и вдруг — на тебе! Слышу, кличет кто-то меня в темноте. «Эй! — так он кричал, — подвезешь до Лизьё?»

Останавливаюсь, отвечаю: «Да, сударь». Хотите — верьте, хотите — нет, но вижу, стоит передо мной мой приятель — тот самый. Умора, да и только!..

— Умора! — подхватил Жюв.

Крестьянин продолжил:

— Тут влезает мой приятель в повозку. «Погоняй, — так он сказал, — да отвези меня на вокзал!»

Я-то признал его, спрашиваю: «Гляди-ка, неужто опять встретились?..»

На этих словах крестьянин прервал свой рассказ.

— Но, Кокотт! — заорал он. — Пошевеливайся-ка, разрази тебя гром, тысяча чертей тебя дери! Но! Достанется тебе на орехи!

Подхлестнув лошадь, кучер продолжил:

— Так вот, сударь, видит мой приятель — признал я его. «Дурак, — говорит он мне, — если ты и признал кого, не след кричать о том во все горло»… И встал во весь рост — вот-вот начнет все крушить.

У Жюва перехватило дыхание:

— И что он сделал?

Крестьянин удивленно взглянул на него.

— Да ничего, черт его дери! Я тогда сказал ему: «Сядьте-ка, не то хлопнетесь на землю». Следом ехала другая повозка, я погонял и погонял кобылку — не люблю, когда обгоняют. Странный приятель мой уселся, да так и просидел, не двигаясь, до самой слободки, а на вокзале вышел. Вот с тех пор все и гадаю: и что тому парню здесь понадобилось? Да уж! Видок у него был не из приятных.

Со всего маху хлестнув лошадь, крестьянин заключил:

— Все это политические штучки… Мэр Тилли, скажу я вам, бахвал, каких мало, хитрит все да умничает. На выборы приглашенные прибывают из самого Парижа, готов поклясться, что приятель-то мой… Но, Кокотт!

Переваливаясь с боку на бок, повозка ехала по улицам Тилли-сюр-Лизьё.

— Куда доставить вас? — спросил возница.

— В мэрию.

Крестьянин расплылся в улыбке.

— Я же сказал, что вы чиновник; не скажите там обо мне чего дурного, идет? Может, и сболтнул я лишку, наговорил, будто мэр наш хвастун, но ведь, если разобраться, славный он малый, ей-ей! так оно и есть, и немало добрых дел за ним числится! Уж это точно…

Сии запоздалые восхваления Жюв пропустил мимо ушей. Он задумался.

Казалось, и впрямь ему помогал его величество случай — сыщик из сыщиков, тот самый случай, который в конце концов всегда принимает сторону истины.

Хоть в рассказе крестьянина многое было неясным, он содержал ценные сведения, которые Жюв пытался свести воедино.

— Из Парижа прибыл таинственный незнакомец, якобы затем, чтобы повидать мэра. Этот незнакомец появился в субботу, а в понедельник исчез ребенок. Незнакомец не хотел, чтобы его узнали. Возница, человек бесхитростный, это заметил. Ну что ж! По правде сказать — недурно!

Жюв высадился у мэрии. Это небольшое кокетливое строение белого цвета составляло гордость коммуны, его возвели совсем недавно, чтобы доставить удовольствие лично мэру, который вечно возмущался неудобством прежней ратуши.

Жюв проник в вестибюль, выбеленный известкой, обнаружил там, как ему показалось, консьержку — пожилую женщину, ощипывавшую гусей; он снял шляпу и осведомился:

— Могу я видеть господина мэра?

— Может, и да, — отвечала старуха.

— Он у себя? — не отступал Жюв.

— Может, и так.

По всему было видно — старуха не хотела неприятностей. Жюв упорствовал:

— А где живет он, не скажете?

— Да рядом.

Это могло означать что угодно, и Жюв решил, что так и будет топтаться на месте.

К счастью, он вспомнил, что находится в Нормандии и что в Нормандии можно легко разговорить самых упрямых старух.

Вынув из кармана монету в сорок су, Жюв протянул ее той, что ощипывала гусей.

— Так отведите меня к нему, любезнейшая.

Старуха просияла улыбкой.

— Сию минуту, уважаемый сударь, присаживайтесь.

Она отбросила гуся в сторону, подбежала к лестнице и что было мочи крикнула:

— Жозеф! Эй, Жозеф! Поди-ка сюда, сынуля, тебя спрашивает какой-то господин!

Застучали сабо, и Жюв догадался, что Жозеф спускается; старуха пояснила:

— Вот и порядок. Господин мэр — это и есть сын мой, Жозеф. Повезло вам, что вы на меня напали.

Только собрался Жюв подивиться на старую женщину, которая, как ни в чем не бывало, ощипывала гусей в вестибюле мэрии, а сына своего почтительно величала господин мэр, как перед ним уже стоял главный представитель власти Тилли.

Это был крупный нормандец с веснушчатым лицом, густыми, спутанными на затылке волосами; одет он был, как одеваются фермеры: просторная крахмальная блуза доходила почти до самых сабо — покрытых лаком, украшенных золочеными гвоздиками; своими сабо мэр гордился особо.

Несмотря на грубоватую внешность, мэр, судя по всему, был хитрой бестией.

Жюв заметил, что его потихоньку рассматривают, и решил действовать осмотрительно.

— Честь имею, — начал верзила Жозеф.

Жюв поклонился.

— Это я имею честь, господин мэр, и прошу извинить меня за беспокойство.

Потом, как бы между прочим, Жюв заметил:

— Ничего не поделаешь, — я при исполнении, служу в муниципальной полиции Парижа.

Мэр завращал глазами.

— Ах вот как! — удивился он. — Полиции здесь вряд ли найдется дело, и все-таки я рад вас видеть. Не желаете ли по стаканчику?

— Нет-нет, — отказался Жюв.

— Слушайте, от рюмочки кальвадоса вреда не будет…

Жюв не стал чваниться.

— Ну что ж, от рюмочки кальвадоса я не откажусь.

Через минуту Жюв и мэр Жозеф были уже лучшими друзьями в мире и поднимали тосты в зале для праздничных собраний, где в тот день были натянуты веревки и сушилось огромное количество белья.

— Так что же все-таки привело вас в наши края? — спросил Жозеф.

Жюв с благоговейным видом потягивал винцо из маленькой рюмки, прищелкивая языком, вдыхая в себя водочный аромат, отчаянно жестикулировал, пытаясь произвести на мэра должное впечатление и выказать себя тонким ценителем кальвадоса.

— Забавная история, — отвечал он, — я приехал в связи с визитом, который был нанесен вам в субботу.

— В субботу? — удивился мэр. — Не видал я никого.

— Ну как же, — настаивал Жюв, — помните — был у вас один господин из Парижа.

Для пущей важности мэр почесал в голове.

— Честное слово нормандца, никого не видал.

Жюв взял на заметку эту прелюбопытную деталь: так, значит, незнакомец, нанявший кучера, солгал, будто приехал повидать мэра; сыщик поспешил сделать вид, что ошибся.

— А ведь и впрямь, — сказал он, — запамятовал я. Это была не суббота, приезжали к вам в понедельник.

— В понедельник было, — закивал мэр, — тут уж ничего не попишешь… Были у нас месье Мариус, приезжали разузнать о сиротке Леманов.

Жюв едва сдержался, чтобы не подпрыгнуть от радости.

Решительно, беседа их становилась интересной.

Таинственный персонаж, чьи следы он отыскивал, в субботу приехал тайком, а в понедельник — в открытую.

С другой стороны, как раз в понедельник Себастьян Перрон послал Мариуса к крестьянам по фамилии Клеман, воспитывавшим маленького Юбера.

Из всего этого следовало — или, во всяком случае, было на то похоже — что Мариус приехал сначала в субботу, а потом в понедельник.

«Ну и ну! — подумал Жюв. — Почему же, черт возьми, Себастьян Перрон не предупредил меня, что он дважды посылал своего закадычного друга Мариуса в Тилли-сюр-Лизьё и что первый раз тот приехал сюда в субботу, еще до того, как узнали о смерти ребенка?»

— Так вот, — сказал Жюв, — я прибыл по тому же самому делу, речь идет о ребенке, из-за него-то я и рискнул обеспокоить вас, господин мэр.

— Да бросьте вы, какое там беспокойство, — запротестовал мэр.

— Мне хотелось бы знать, — продолжал Жюв, — что вы сами обо всем этом думаете. Ребенок-то ведь умер, а?

Мэр снова снял шляпу и с силой поскреб в голове.

— Может, да, а может, и нет, — сказал он.

Жюв не отступал.

— А не утверждают разве, будто он утонул?

— Так оно и есть, — согласился сэр, — утверждают Это Клеманы так говорят, будто бы он случайно взял да и утонул.

— Хитрецы они, эти Клеманы, — с готовностью отозвался Жюв.

— Да уж, таких поискать, — согласился с ним мэр.

Он многозначительно захихикал, приоткрывая тайные свои мыслишки. Жюв понял, что напал на след.

— Хитрецы-то они хитрецы, — повторил он, — а не подумали, что ведь в здешних краях ни одной лужи не сыщешь и парнишке утонуть негде.

Жюв и в глаза не видел окрестностей Тилли-сюр-Лизьё и говорил наобум, но мэр подтвердил его слова.

— Вот именно, что не сыщешь, — выдавил из себя он, побагровев от душившего его смеха. — Где они, те лужи? Схитрить хотели, Клеманы-то, а об этом и не подумали.

Неожиданно Жозеф вновь напустил на себя серьезный вид.

— Послушайте-ка, — забеспокоился он, — а вам-то что за дело до всех этих историй? Явились тут, болтаем, болтаем, а что вам надобно — никак в толк не возьму.

Жюв равнодушно пожал плечами.

— Мне-то — бросил он. — Да как сказать… Я составляю рапорт. Что до этих Клеманов, я их и не видал никогда… Раз они утверждают, что ребенок утонул, так и доложу — ребенок утонул.

Жюв говорил так беспечно, что мэр успокоился.

— Ясное дело, — сказал он. Но тотчас добавил. — Главное, так это чтобы никому не нагорело. Клеманы доводятся мне кузенами… Мальчишка исчез, но они-то тут ни при чем, все должно быть шито-крыто… Здесь я сам все улажу… А вы, сударь распрекрасный, уладите дело в Париже, договорились?.. Еще по рюмочке кальвадоса, не откажитесь? — предложил мэр.

Не моргнув глазом, Жюв согласился:

— Назвался груздем — полезай в кузов.

— Что верно, то верно, — закивал мэр.

Мужчины снова чокнулись, и Жюв, словно невзначай, сказал:

— Да какие там неприятности!.. Только вот, сдается мне, что тело-то так и не нашли?

Мэр недовольно поморщился.

— Да, черт возьми, в этом-то вся и загвоздка, что тут придумаешь? Может, скажите в Париже, что его растерзали лисицы — их тут пруд пруди.

Жюв в раздумье покачал головой.

— Лисицы? — недоверчиво сказал он. — Вряд ли в это поверят.

Мэр скорчил гримасу.

— Сказать, может, что труп в колодце?

— Гм! — хмыкнул Жюв.

— Или в печи для обжига известняка?

Последнее предложение Жюв счет наиболее приемлемым.

— Печь для обжига известняка — недурная идея. Я возьму ее на заметку, господин мэр, так и напишу: должно быть, мальчик свалился в печь для обжига известняка. Потому труп его никак и не отыскать.

Жюв отпил глоточек кальвадоса, затем задал еще вопрос:

— А Клеманы? Что сказать о Клеманах?

На сей раз мэр выдал себя:

— Клеманы? Лучшие, честнейшие люди. Скажите, что, дескать, огорчены они, не едят, мол, не пьют, да не забудьте указать, что реакционеры они, Клеманы эти… Сам-то я держусь передовых идей. Не хочу я, чтобы Клеманам делали рекламу, а то ведь на выборах…

Жюв жестом успокоил его.

— Все понял, все сделаю.

Тут мэр опять захохотал во все горло.

— Ну и хитры вы, — донеслось сквозь смех.

Жюв скромно потупился.

— Да что там!..

— Но это еще не все, — продолжал мэр, — папаша-то Клеман возьми да и скажи тому господину, что приезжал в понедельник, будто мальчишка исчез утром; маху он дал, в округе ведь все знают, что все не так было. Ко всеобщему интересу в отчете лучше бы изложить все, как было.

Жюв слушал его, затаив дыхание.

— О чем разговор, — согласился он.

Мэр опять поскреб в голове.

— Тогда уж, — выложил он, — пишите, что птенчик упорхнул в субботу. Клеманы поначалу не стали поднимать тревогу, думали, что мальчишка заигрался где-нибудь на ферме с товарищами, ну а уж в воскресенье-то спохватились. Но исчез он все-таки в субботу, об этом все соседи знают.

Жюв согласно кивал:

— Можете не сомневаться, так и укажу в отчете: ребенок исчез в субботу.

Два часа спустя Жюв покидал Тилли-сюр-Лизьё, не забыв прежде заглянуть к Клеманам.

Скорый поезд уносил Жюва в Париж, вид у него был озабоченный, голова гудела.

Каких-нибудь новых подробностей у Клеманов ему узнать не удалось. Собранные сведения были точны, сомневаться в их достоверности не приходилось.

Жюв пришел в уныние.

— Я ехал сюда, — размышлял он, — и думал, что Поль Дро вполне мог бы убить ребенка, а теперь получается, будто это Себастьян Перрон его похитил, похитил ребенка своей любовницы.

Жюв яростно затягивался сигаретой — таков был его способ успокаивать нервы.

— Ни за что не поверю, что малыш Юбер мертв. Держу пари — он прекрасно здравствует.

«Итак, — подумал Жюв, — пора подытожить полученные результаты».

От кучера он узнал, что субботу и понедельник того нанимал один и тот же человек. Личность этого человека, показавшегося вознице столь загадочным, удалось определить с помощью мэра. Это был Мариус, которого послал судья.

В понедельник Мариус явился за ребенком в открытую. Хотя на самом деле он уже приезжал в субботу, но тайком.

В том, что приезжал он тайно, сомневаться не приходилось, ибо о мэре он только навел справки, визита же ему не нанес. Судя по всему, о первой поездке предпочитали помалкивать: Себастьян Перрон, не скрывавший, что отправил Мариуса в Тилли-сюр-Лизьё, о субботе не сказал ни слова.

С другой стороны, ребенок, будто бы утонувший, в действительности утонуть не мог. Мэр сам сказал: в местечке не было ни одной мало-мальски глубокой лужи. Жозеф без обиняков признал, что труп найти не удалось, кое о чем он умолчал, но было видно — история таинственного исчезновения не шла у него из головы и он всеми силами пытался выгородить своих кузенов Клеманов, чьей политической мести, по-видимому, опасался…

Получалось, что ребенок исчез не в понедельник — день официального визита Мариуса, а в субботу, когда приезжал он тайно.

«Черт возьми, все ясно как божий день, — сделал вывод Жюв. — Себастьян Перрон, опасаясь, что его любовница может найти мальчика и что Поль Дро тоже не будет сидеть сложа руки, в субботу послал Мариуса похитить ребенка, а потом заявил, будто похищение произошло в понедельник и тем самым обеспечил себе алиби… Истинный виновник — Себастьян Перрон, Поль Дро не виновен.»

Жюль был уверен, что напал на правильный след.

Факты сходились в логическую цепочку, все доказательства похищения — налицо!

Когда Жюв высадился на вокзале Сен-Лазар, он уже обрел прежнее хладнокровие.

— В общем-то, — рассуждал он, — пожалуй, и к лучшему, что Поль Дро оказался жертвой. Мне не придется портить с ним отношений, ничто не повредит лечению Элен, ну а уж Себастьян Перрон!.. С ним-то я расквитаюсь, глаз с него не спущу, не посмотрю, что он судья, — с Жювом шутки плохи.

 

Глава четырнадцатая

ШАНТАЖИСТЫ

На другой день после посещения Жювом Тилли-сюр-Лизьё, где он расследовал загадочное исчезновение маленького Юбера, в девять утра Себастьян Перрон был уже во Дворце правосудия и направлялся в следственный отдел, чтобы просмотреть особо запутанные дела.

Со вчерашнего дня Себастьян Перрон не находил себе места; исчезновение Юбера потрясло его, он волновался, нервничал, ни на минуту не забывая о страшном известии, полученном от Мариуса.

Вдобавок судье пришлось довериться Жюву, и хотя вряд ли у него были основания сомневаться в честности и порядочности знаменитого сыщика, все же было малоприятно, что тайная драма, потрясшая его жизнь и обернувшаяся такими ужасными последствиями, стала известна стороннему лицу.

Большими шагами Себастьян Перрон пересек вестибюль Дворца правосудия, прошел вдоль пустынной в столь ранний час Торговой галереи, свернул в длинный, узкий коридор и поднялся на нужный ему этаж.

Порывистым движением судья распахнул дверь своего кабинета.

Все было как всегда. Ничто не изменилось там с того дня, как в этом ничем не примечательном помещении обосновался Себастьян Перрон: скромная обстановка, никаких особых удобств — обычный кабинет обычного государственного служащего.

В папках желтели бумаги, пахло пылью, но стоило Себастьяну Перрону открыть дверь, как у него возникло ощущение, будто в эту небольшую комнату вторглось нечто огромное, гигантское, чудовищное — неотвратимый рок стоял у него на пути, угрожал скандалом, готов был повергнуть его к своим ногам, разрушить его жизнь, лишить чести.

— О боже! — простонал Себастьян Перрон и со всего маху швырнул на стол портфель. — Декорации те же, но пьесу играют другую. Вчера еще я был счастлив, спокоен, а сегодня все мое существование поставлено под вопрос, впереди неизвестность и готовиться надо к худшему.

С унылым видом судья устроился за столом — тем самым столом, сидя за которым испытал он пронзительную боль, когда перед ним неожиданно предстала бывшая его любовница и тот, кого закон считал отцом оплакиваемого им сына.

Вот кресло, в котором сидел Жюв, когда он рассказывал ему историю своих злоключений.

Судья глубоко вздохнул.

— Пора браться за дело, работа — лучший способ забыться.

Бедняга раскрыл какую-то папку, принялся рыться в ворохе бумаг, пытаясь вникнуть в дело, которое волей-неволей должен был распутывать.

Увы! Какое ему было дело до чужой драмы, до жестокостей и невзгод чьей-то незнакомой жизни?

Судья никак не мог вникнуть в лежавшие перед ним страницы, мысли его витали далеко, беспрестанно возвращались к свалившимся на него несчастьям; он думал об исчезнувшем сыне Юбере — где он? утонул? умер? — о бывшей любовнице, ставшей женой другого, о сыщике Жюве, которому доверил тайные свои секреты — Жюв разыскивал тело его сына, был посвящен в интимную драму его жизни.

Так прошел целый час; но вот едва слышно в дверь дважды стукнули; судья вздрогнул и оторвался от бумаг:

— Войдите!

Вошел судебный исполнитель; старик давно знал Себастьяна Перрона и был ему предан.

— В чем дело? — просил судья.

— С господином судьей желает поговорить некий господин, — почтительно отвечал судебный исполнитель.

— Он предъявил свою визитную карточку?

— Нет, господин судья. Он утверждает, что вы его не знаете.

— По какому он делу?

— Говорит, по личному.

Состояние Себастьяна Перрона было таково, что все казалось ему связанным с теперешними его заботами. Раз пришли по личному вопросу, он тут же вообразил, что за этим кроется какое-нибудь невероятное приключение.

— Может, это Жюв, — подумал судья, — или кто-нибудь от Амели…

Он поспешил распорядиться, чтобы посетителя немедленно впустили.

Судебный исполнитель вышел, оставив дверь приоткрытой, а минуту спустя вошел мужчина лет сорока, но — странное дело — вошел он, пятясь, — наверное, что-то спрашивал у Доминика.

Себастьян Перрон поднялся. Он терпеливо ждал, когда же посетитель повернется к нему лицом и поздоровается; машинально он отметил, что тот и в самом деле разговаривал с судебным исполнителем, ибо в ответ донеслось:

— Разумеется, сударь, положитесь на меня.

Закрыв дверь, незнакомец резко обернулся. Стоило судье очутиться с ним лицом к лицу, как он глухо вскрикнул и инстинктивно отступил назад, вытянув руки вперед и задрожав всем телом.

От изумления и страха Себастьян Перрон не мог вымолвить ни слова и, надо сказать, не без оснований.

Странен был его посетитель. Его манера держаться внушала ужас, его облик любого поверг бы в оцепенение.

На незнакомце было просторное пальто, модные ботинки, в руке он держал цилиндр.

Но всех этих деталей Себастьян Перрон вообще не заметил. В глаза ему сразу бросилось совсем другое, это-то другое и вызвало у него крик ужаса: незнакомец был в маске, лицо его скрывал капюшон, как у кагуляров; под черной маской угадывался гладкий, волевой подбородок, в прорезях лихорадочно блестели огромные глаза.

— Сударь, — начал было Себастьян Перрон и тут же умолк.

Его объял неизъяснимый ужас. Что произойдет сейчас?

Незнакомец сделал два шага вперед. Он распахнул свое огромное пальто, подбитое мехом, и очутился в плотно облегавшем тело черном трико, которое, точно панцирь, охватывало его от шеи до ботинок. Это облегающее трико черного шелка придавало незнакомцу нечто фантастическое, феерический вид его завораживал и внушал ужас.

Бледный как смерть, трепеща от страха, судья прошептал имя, от которого кровь стыла в жилах:

— Фантомас!

В тиши кабинета эти три роковых слога будто столкнулись друг с другом и породили зловещее эхо, жуткие отголоски.

— Фантомас!

Так звали Повелителя ужасов, Гения преступного мира, Короля убийц; Себастьян Перрон произнес это имя и, точно в невообразимом кошмаре, услышал вдруг целую какофонию криков, рыданий, отчаянных воплей, стонов умирающих.

— Фантомас!

Так значит, Себастьян Перрон стоял лицом к лицу с опасным бандитом?

Но если это сам Фантомас, что нужно ему от Себастьяна Перрона?

Незнакомец тем временем медленно приближался. Стоило судье закричать, позвать на помощь — и злодей бы пропал; Фантомас, однако, не спешил, не выказывал ни малейших признаков торопливости.

Как всегда, Фантомас — а, по-видимому, это и в самом деле был он — был уверен в полнейшей своей безнаказанности. Держался он как человек, рассчитывающий одним своим видом внушить такой страх, что все вокруг падут ниц, оставив всякую мысль о возможном сопротивлении.

Доли секунды длилась эта странная немая сцена.

Хотя таинственный посетитель Себастьяна Перрона и не проявлял признаков поспешности, действовал он быстро, как хорошо отлаженный механизм. Движения автомата — точные, рассчитанные, уверенность актера в сотый раз заученно проигрывающего одну и ту же роль.

Голос его был резок и отрывист.

— Ни слова, господин судья, — последовал приказ, — ни единого жеста! Не пытайтесь нажать на звонок: я перерезал электрические провода — обычная мера предосторожности, и не рассчитывайте на вашего судебного исполнителя: я дал ему царские чаевые и распорядился не беспокоить нас ни под каким видом. Вот почему я вошел спиной, но не только поэтому; признаюсь, я непременно хотел надеть эту маску и теперь могу беседовать с вами, ничем не рискуя.

В ту же минуту незнакомец улыбнулся и, исключительно ловко пристроив свой цилиндр на уголке камина, вынул из кармана небольшой блестящий предмет, в котором судья с ужасом узнал револьвер большого калибра.

— Будьте умницей, — добавил необычный посетитель, — иначе вы вынудите меня прибегнуть к мерам, которые, смею вас уверить, мне неприятны… Придите же в себя, ничего дурного я не замышляю, пришел запросто — поболтать с вами. Согласны вы меня выслушать?

Судья не отвечал ни слова — мертвенно-бледный, он, казалось, сию минуту рухнет в обморок. Заметив это, посетитель сказал:

— Господин Перрон, молчание — знак согласия. Следовательно, ваше молчание я расценю как согласие. Я пришел поболтать с вами… так поболтаем?

Посетитель уселся в кресло и, словно вспомнив о чем-то важном, стукнул себя по лбу:

— Ах! Извините, — сказал он, — совсем забыл об одной маленькой предосторожности.

Повторяя все те же точно рассчитанные движения, незнакомец подошел к двери и запер ее на задвижку.

Потом он расселся против стола, по другую сторону которого, ни жив ни мертв, упал в кресло Себастьян Перрон.

— Поболтаем, — повторил незнакомец, — и, как говорит пословица, меньше слов, больше дела.

Сделав это необычное вступление, человек в маске спокойно откашлялся — как оратор, приступающий в лекции на деликатную тему.

— Господин судья, — начал он, — поскольку вы благоразумны и держитесь паинькой, я не буду злоупотреблять вашим драгоценным временем и перейду прямо к делу. Тем паче, что дело очень простое; вы человек неглупый, и я не сомневаюсь, что мы легко придем к обоюдопри-ятному решению.

Себастьян Перрон начал понемногу приходить в себя.

Появление фантастического визитера повергло его в полнейшее оцепенение, но постепенно он осознал, жертвой какой выходки довелось ему стать, и теперь с трудом сдерживал бешенство.

— Сударь, — начал Себастьян Перрон, стараясь говорить как можно тверже, — не знаю, что за соглашение вы имеете в виду, но я не потерплю более…

Незнакомец грубо прервал его.

— Молчать, — приказал он.

Потом заговорил не так резко:

— Господин Себастьян Перрон, ваши речи неосторожны. Говорите, что не потерпите? Это еще что такое? Своя ноша не тянет. Вы ведь выносите меня, пусть и вынужденно, вы в полной моей власти — зарубите это себе на носу, и вот вам мой совет: смиритесь, это в ваших же интересах, да и в интересах вашего сына.

При этих словах Себастьян Перрон вздрогнул.

— В интересах моего сына? — прохрипел он. — Вы говорите о моем сыне?

Несчастный всплеснул руками, сам не зная, дрожит он от страха или надежды, не понимая, что мог бы сообщить ему об исчезнувшем сыне этот человек, выдающий себя за Фантомаса.

Посетитель, как ни в чем не бывало, настойчиво повторил:

— Да, речь действительно идет о вашем сыне… Теперь я могу говорить?

Судья сдался.

Чтобы узнать тайну этого нежданного визита, он был готов на все, мог пойти на любую низость, вытерпеть что угодно!

— Говорите, говорите же, — взмолился он.

Незнакомец поклонился ему.

— Вижу, — усмехнулся он, — мы найдем общий язык..

Откинувшись в кресле, человек в маске скрестил ноги, устроился поудобнее и продолжил:

— Я пришел к вам с одним предложением, любезнейший… Может статься, оно не очень-то придется вам по вкусу, но зато я сообщу вам радостную новость: сударь, ваш внебрачный сын Юбер не умер.

— Не умер?

Вне себя от радости, Себастьян Перрон не верил своим ушам.

— Не умер? — воскликнул он. — Юбер жив?.. Господи, неужто это правда?

Знаком незнакомец велел ему успокоиться.

— Юбер не умер, — наставительно сказал он, — но ему грозит опасность; Юбер у меня в руках, милейший, вернее — в руках третьего лица, которое и поручило мне переговорить с вами.

— РСто этот человек? Кто он? — прохрипел судья.

— Полноте ребячиться, — усмехнулся его собеседник, — вы же прекрасно знаете, любезнейший, что никаких имен я вам не назову.

Себастьян Перрон пришел в невероятное возбуждение.

— Черт с ним, наплевать мне на это, — вопил он, — я все прощаю, я не собираюсь возбуждать дело — верните мне сына!..

— Не так быстро, — вновь усмехнулся незнакомец, — вы слишком торопитесь, в таком деле нельзя рубить с плеча… Вы хотите получить сына, сударь? Будь по-вашему… Я облечен полномочиями вернуть вам ребенка — для этого я и пришел…

— Благослови вас господь…

— Ребенка вы получите при одном условии.

— Согласен на любое.

— Условие чисто формальное. — Стальным голосом незнакомец отчеканил: — Юбера похитили с определенной целью… Вы платите мне сто тысяч, и через сутки я возвращаю вам сына, согласны?

Себастьян Перрон без сил откинулся в кресле.

— Сто тысяч франков, — повторил он, — вы с ума сошли. У меня нет таких денег.

— Займите.

— Бог с вами, у кого?

— Это меня не касается.

— Но это же ужасно!

— А мне что за дело.

Онемев от волнения, Себастьян Перрон во все глаза глядел на сидящего против него грозного властелина.

Внешне человек в черном трико сохранял полнейшее хладнокровие, но судья заметил, как, стараясь действовать незаметно, он поднял правую руку и направил на него дуло револьвера.

— Еще раз повторяю, любезнейший, — заговорил незнакомец, — сына вы получите в обмен на сто тысяч франков, разговор у нас мужской, и давайте называть вещи своими именами. Господин Перрон, согласившись принять меня, вы согласились принять шантажиста… Сейчас я вас шантажирую — услуга за услугу… Согласны заплатить сто тысяч франков — получите сына, откажетесь — я убью его… Все просто, ясно и обсуждению не подлежит. На размышление у вас пять минут.

Когда до сознания Себастьяна Перрона дошел смысл гнусного ультиматума, ему показалось, что сердце его сейчас разорвется.

В обмен на Юбера у него требовали сто тысяч франков. Да он с радостью заплатил бы эти деньги, если бы они у него были!

К несчастью, Себастьян Перрон не был богат. Карьера далась ему собственным горбом, в полном смысле этого слова. Занимаемый им пост был почетен, влиятелен, но, как и большинству государственных служащих, платили ему немного.

Судья вел весьма скромный образ жизни, однако жалованье расходовал почти целиком; он рассчитывал на правительственную пенсию и на старость ничего не откладывал.

Сумма в сто тысяч франков была для него огромна, и достать такие деньги ему было негде.

Господи! К кому обратиться с такой просьбой? Как получить взаймы целых сто тысяч? Что делать?

Судья, не раз занимавшийся делами о вымогательстве, на себе ощутил демоническую, инфернальную власть, какую обретают мошенники над людьми порядочными.

Отказаться платить — значит, приговорить к смерти собственного сына. Связать себя обещанием? Но можно ли обещать невозможное?

Мысленно Себастьян Перрон перебрал всех своих знакомых, всех, с кем сталкивали его дела и кто мог бы ссудить ему нужную сумму.

Кто из них мог бы дать ему денег?

Как сквозь сон донеслись до него слова:

— Три минуты уже прошли… Осталось две.

Себастьян Перрон был на грани обморока.

— Какая гнусность, — лепетал он, — и все же я должен…

Решение пришло внезапно.

— Будь по-вашему, — сказал судья, — когда речь идет о жизни ребенка, колебания неуместны… Я заплачу вам сто тысяч франков, но заплачу при одном условии.

Шантажист недоверчиво покачал головой:

— Не знаю, смогу ли я принять его, сударь…

— Сможете, — прервал его судья. — Слушайте меня внимательно. Я заплачу вам сто тысяч франков при следующем условии: вы сами укажите место, где я должен буду передать деньги. Вы сами изберете место, следовательно, сможете принять необходимые меры предосторожности; туда вы доставите моего сына. Как вы справедливо заметили — услуга за услугу, я передам вам деньги, вы мне — ребенка. Произведем обмен из рук в руки.

Не дав ему договорить, шантажист усмехнулся.

— Вы правы, — сказал он, — и претензии ваши справедливы. Оба мы — деловые люди, и раз вы согласны с моими требованиями, я приму ваше условие. Когда вы сможете расплатиться?

Прикинув что-то в уме, Себастьян Перрон ответил:

— Пожалуй, дня через четыре…

Шантажист в очередной раз отвесил ему поклон.

— Великолепно, — сказал он, — ровно через четыре дня держите деньги наготове, я извещу вас. — А теперь, дорогой мой, — добавил он, вставая, — пора прощаться. Больше нам нечего сказать друг другу. Будьте так любезны, прошу вас — мне нужны ваши запястья и ваши лодыжки.

Себастьян Перрон явно ничего не понимал. Лицо его выражало полнейшее недоумение.

— Послушайте, господин судья, — пояснил шантажист, — думаю, вы человек умный и поймете, что, расставаясь с вами, я вынужден принять кое-какие меры предосторожности. Я вам, конечно, доверяю, но слишком уж велико будет искушение: боюсь, не заручись я вашим молчанием, не успею я выйти отсюда, как вся охрана Дворца бросится за мной в погоню… А мне этого очень бы не хотелось. Поэтому сначала я вставлю вам кляп, а потом свяжу руки и ноги.

Себастьян Перрон хотел было воспротивиться, но шантажист дал ему понять, что решение его бесповоротно.

— Сами подумайте, — сказал он, — я не могу поступить иначе… Я постараюсь сделать так, — добавил он, — чтобы вы не выглядели смешным и не сгорели бы со стыда: никто не увидит вас связанным и с кляпом во рту. На письменном столе я оставлю вам напильник, вы сможете проявить изобретательность и освободить себя, никого не призывая на помощь. Это займет у вас с четверть часа, а я тем временем преспокойно исчезну и укроюсь в безопасном месте.

* * *

А что поделывал Жюв, пока разворачивалась эта сцена, пока несчастный судья Перрон вынужден был, волей-неволей, сделать вид, будто уступает наглым требованиям шантажиста, осмелившегося заявиться прямо к нему в кабинет, и согласен заплатить требуемую сумму — он надеялся выиграть время, предупредить полицию, устроить засаду, — так что же поделывал приятель наш Жюв?

Жюв был у себя дома, в маленькой квартирке по улице Тардье; он только что проснулся и пребывал в отличном расположении духа. По зрелом размышлении, сыщик рассудил, что накануне, проведя расследование, он полностью распутал мудреную историю, разобраться в которой поручили ему — каждый со своей стороны — Себастьян Перрон и Поль Дро.

— Теперь мне все ясно, — приговаривал сыщик, натягивая на себя одежду, — похититель ребенка — Себастьян Перрон, мое расследование доказывает это со всей очевидностью.

Одевшись, Жюв решил отправиться во Дворец правосудия и побеседовать с Себастьяном Перроном. Ровно в одиннадцать он уже шел по коридору следственного отдела.

Его встретил судебный исполнитель. Жюв поинтересовался:

— Я могу повидать господина председателя?

Судебный исполнитель отрицательно качнул головой:

— Нет, сударь, господин председатель занят, до часа он не принимает.

Настаивать Жюв не стал. Да, и как мог он догадаться, судебный исполнитель отвечал так по наущению гнусного прохвоста, который, одарив старого слугу весомыми чаевыми, поневоле сделал его своим сообщником.

— Себастьян Перрон занят, — сказал себе Жюв, ничуть не обеспокоившись, — что ж, ничего не поделаешь, погуляю часок и вернусь.

Он оставил судебному исполнителю свою визитную карточку и попросил предупредить судью.

— Куда бы мне отправиться? — раздумывал он. — Вот что, пойду-ка я в Тюильри.

Перейдя через Сену и очутившись на площади Шатле, Жюв вдруг подумал, что недурно было бы кое-что купить в соседнем универмаге.

— Перчатки мои совсем износились, — рассудил добряк Жюв. — Куплю-ка я сию необходимую часть туалета, а заодно убью время.

Жюв неторопливо вышагивал вдоль аркад по улице Риволи.

Переходя Луврскую улицу, он вздрогнул и от неожиданности застыл на месте.

В двух шагах от него остановился фиакр, дверца распахнулась и из фиакра поспешно вышел мужчина, которого Жюв сразу узнал.

— Дро! — прошептал он. — Это же Дро!

Это и в самом деле был хирург. Жюв увидел, как он пересек тротуар, как он… Тут Жюва поразило в самое сердце!

— Смотри-ка!

Поль Дро вошел в магазин игрушек.

Казалось бы — что в этом необычного, но Жюв с его тонким нюхом и врожденным инстинктом сыщика немедленно ощутил сильное волнение.

Что понадобилось Полю Дро в магазине игрушек? Зачем вообще надо было ему входить в этот магазин — ведь детей у него не было?

Жюв подошел к фиакру, взглянул на счетчик. Всего восемьдесят пять сантимов!

«Приехал Дро не издалека», — подумал он.

Теряясь в догадках, сыщик подошел к витрине и попытался разглядеть, что покупает хирург.

Жюв увидел, как услужливая продавщица протягивает хирургу полишинелей в шелковых костюмчиках, а тот внимательно их рассматривает.

— Полишинели, — бурчал Жюв, — зачем, черт возьми, понадобились ему полишинели?

Жюв невольно подумал, что Дро, должно быть, очень волнуется, покупая игрушки ребенку именно сейчас, когда таинственное исчезновение Юбера нарушило мерное течение его жизни.

Сделав покупки, Поль Дро, не замечая Жюва, снова сел в фиакр и назвал кучеру адрес — какой, Жюв не расслышал.

А впрочем — какая разница! Глядя, как удаляется фиакр, Жюв про себя повторял:

— Если, как я считаю, организатор похищения — Себастьян Перрон и если в один прекрасный день я смогу вернуть малыша Полю Дро, он снова приедет сюда — за игрушками, но приедет совсем в другом настроении!

* * *

Отойдя от столба, на который он было оперся, Жюв проворчал:

— Черт возьми! Забудем на время о Себастьяне Перроне, зато никто не сможет сказать, что я пренебрег хоть одной мелочью, прежде чем увериться в своей правоте. Итак, Поль Дро покупает игрушки — я узнаю, кому он их покупает.

Он подозвал такси и, показав на удаляющийся фиакр, сказал шоферу:

— Догоните этот фиакр и поезжайте за ним… Поедем туда, куда поедет он.

Так Жюв и ехал вслед за фиакром Поля Дро до самой заставы Майо. У шлагбаума хирург вышел, Жюв последовал его примеру.

— Сбережешь грош, миллион наживешь, — улыбнулся он. — Дро хочет сэкономить, мысль неплохая, сделаю, как он.

Следуя за хирургом, Жюв издали наблюдал за ним. Тот шел в сторону авеню Мадрид, и Жюва осенило.

— Ну и дурак же я, — бормотал он, — Дро возвращается в лечебницу, наверное, у него там маленький больной — ему-то он и купил полишинелей.

Объяснение звучало вполне правдоподобно, а если так оно и было, то Жюв не прав, не доверяя хирургу; напрасно поехал он вслед за ним, напрасно выслеживал его с тайной надеждой обнаружить что-нибудь новенькое.

Но как узнать, действительно ли полишинели предназначены маленькому больному? А вдруг все не так, и их отправят неизвестному адресату?

Пока Жюв ломал себе над этим голову, все разрешилось очень просто: на помощь ему снова пришел случай.

Дро подошел к ограде парка лечебницы.

— Сейчас он войдет, — предположил Жюв, — и я останусь с носом.

Но Жюв ошибся.

Не входя в парк, хирург бросил быстрый взгляд по ту сторону калитки, как бы желая убедиться, что его никто не заметил, и торопливо зашагал вдоль ограды.

— Ничего не понимаю, — заволновался Жюв, потом спохватился. — Да я совсем спятил: Дро возвращается домой, вот и все.

Врач и впрямь свернул с авеню Мадрид и вошел в примыкавший к лечебнице дом, где была его квартира.

— Ну вот, — бросил Жюв, — обвели меня вокруг пальца.

Жюв знал, что хирург живет на втором этаже.

Знал он и то, что, как все люди науки, Поль Дро имел свои причуды: он ненавидел лифт и никогда им не пользовался.

Стоя на тротуаре у входа в вестибюль, Жюв отчетливо слышал, как щелкнула дверца и лифт пришел в движение. «Надо же! — подумал он. — Дро вдруг надумал подняться на лифте».

Повинуясь тайному инстинкту, Жюв шагнул в вестибюль и с любопытством подошел к клетке лифта.

Особым талантом Жюва было умение подмечать мельчайшие детали. От отметил, что тросы продолжают перемещаться — значит, Дро, вопреки логике, не остановился на втором этаже.

Жюв решил действовать. Не думая о том, что Дро может его заметить, он бросился вверх по лестнице, прыгая через четыре ступеньки и прикидывая, на какой этаж направляется доктор.

Хлопнула дверца лифта, и Жюв догадался, что хирург вышел на пятом этаже.

— Отлично! Великолепно! — шептал Жюв. — Живет на втором, а визиты наносит на пятый. Что все это значит, черт подери?

На площадку пятого этажа Жюв попал тремя минутами позже хирурга. От отчетливо слышал, как звякнула связка ключей и как хирург открыл дверь квартиры.

— Дро вошел туда, — догадался он.

Сыщик прислушался.

Внезапно Жюва охватило небывалое волнение, лицо залилось краской.

За дверью квартиры, в которую только что вошел Поль Дро, он услышал детский голос, голос ребенка лет четырех-пяти, этот ребенок горячо благодарил хирурга.

Сомнений не оставалось: Дро подарил полишинелей какому-то ребенку, но кто этот ребенок?

Жюва словно пригвоздили к месту; хотел он того или нет, а получалось так, что Дро любил этого малыша и дарил ему полишинелей; не этого ли ребенка оплакивал Себастьян Перрон, может статься, и не причастный к похищению, потому что есть один малыш, которому Дро приносит игрушки, потому что Жюв своими ушами слышал, как этот малыш напевает припев детской песенки, он слышал голос звонкий и нежный… — голос ребенка!

 

Глава пятнадцатая

В ЗАСАДЕ

Стоя на лестничной площадке, Жюв испытывал такое невероятное волнение, что, несмотря на умение владеть собой, готов был ущипнуть себя, чтобы убедиться, не сон ли это, не стал ли он жертвой иллюзии, действительно ли слышал он, как Поль Дро разговаривал с ребенком, а тот восторженно благодарил его и радовался полишинелям в шелковых костюмчиках.

От изумления Жюв запутался в своих же мыслях.

Из всего случившегося следовал один неопровержимый вывод, ясный как дважды два.

Полю Дро нравилось играть с ребенком, который, судя по голосу, был не старше лет четырех-пяти; надо думать, хирурга связывали с ребенком тесные родственные связи.

— Я ошибся, черт меня дери, — ворчал Жюв, — Себастьян Перрон не причастен к похищению Юбера… Поль Дро — вот кто его похитил… Поль Дро обольстил ребенка… Себастьян Перрон — честный человек, Поль Дро — негодяй и подлец.

Обнаружение ребенка в корне меняло все предположения Жюва. Однако сыщик никогда не принимал гипотез на веру, без тщательной предварительной проверки.

— Я должен убедиться в этом своими глазами, — сказал себе Жюв, — должен, во что бы то ни стало, увидеть ребенка.

Он подошел вплотную к двери, из-за которой доносился голос Дро, и попытался заглянуть в замочную скважину.

Не такая уж плохая идея! К несчастью, по одной простой причине она была неосуществима. Запоры в этой квартире были надежные — потому-то Жюв так и не смог предаться нескромным своим наблюдениям.

— Не везет, — покачал головой полицейский.

Он уже поднес руку к звонку, решив форсировать события, застать Дро врасплох, любой ценой узнать разгадку тайны, но тут услышал, как хирург говорит ребенку:

— Ну же, будь умницей, не плачь, отпусти меня и поиграй с полишинелями.

Услышав эти слова, Жюв резко отпрыгнул.

— Черт, — вырвалось у него, — он выходит.

Жюв скачками бросился вниз и успел спуститься на два этажа, когда услышал, как открылась и захлопнулась дверь.

— Еще немного, и он застукал бы меня за подглядыванием. А я ни в коем случае не должен терять его доверия, не должен оскорблять его.

Жюз стал медленно спускаться по ступенькам, не выказывая ни малейшей торопливости.

В отличие от него, Дро спускался бегом.

Вскоре он нагнал Жюва.

Заметив его, хирург, естественно, очень удивился:

— Вы, Жюв? — воскликнул он. — Какого черта вы здесь оказались? Пришли ко мне?

— К вам, — подтвердил Жюв, — но я так рассеян, что поднялся этажом выше, а теперь вот спускаюсь.

Объяснение звучало вполне правдоподобно, и Дро успокоился. Он засыпал Жюва вопросами:

— Вы принесли важные новости? Что-нибудь узнали? Напали на след?

Жюв внимательно наблюдал за хирургом.

«Поразительный человек, — думал он, — с какой неподражаемой ловкостью играет он свою роль… Кто бы догадался, что он, как никто другой, прекрасно обо всем осведомлен… Поневоле подумаешь, что никакого ребенка он не видел, а у меня была просто галлюцинация».

Разговаривая с Жювом, Дро хмурился и выглядел озабоченным. Когда он спрашивал, есть ли новости, напал ли Жюв на след, голос его дрожал, как если бы он и впрямь надеялся услышать сенсационное известие.

Жюв отрицательно покачал головой:

— Нет, дорогой мой, пока ничего не знаю, хотя, похоже, я на верном пути.

На миг морщинки на лбу хирурга разгладились, из глаз брызнула радость:

— Только бы это было правдой, — вздохнул он. — Мне так не терпится обнять малыша.

Мужчины остановились у квартиры хирурга; Жюв лихорадочно подыскивал какую-нибудь фразу, чтобы как не невзначай выведать у Поля Дро, зачем понадобилось ему подниматься на пятый этаж.

Долго раздумывать ему не пришлось. Внезапно Дро повел себя совсем иначе:

— Думаете, вы на верном пути? — повторил он. — Что ж, тем лучше… Время не терпит, дорога каждая минута, каждая секунда…

Тон его странным образом переменился, и Жюв подумал было, не услышит ли он сейчас неожиданное признание.

— Входите же, господин Жюв, — пригласил Поль Дро, — я хотел бы поговорить с вами с глазу на глаз, рассказать, что со мной приключилось.

Жюв молча поклонился.

«Наконец-то, — подумал он, — наконец-то Дро решился заговорить.»

Хирург, как ни в чем не бывало, достал связку ключей и открыл дверь. Проведя Жюва через роскошную галерею, он пригласил его в тихий, скромно обставленный кабинет, тщательно запер двойные утепленные двери, включил лампу с темным абажуром, пододвинул сыщику кресло, а сам, заложив руки за спину, с сумрачным видом принялся шагать взад и вперед.

Жюв избавился от пальто и шляпы и сделал вид, будто внимательно разглядывает огромную картину, изображавшую прелестную речушку и пастушку со стадом идущих к водопою откормленных черных коров, на самом деле исподтишка он пристально наблюдал за своим собеседником.

Внезапно Дро резко остановился перед Жювом.

— Исчезновение Юбера — вещь неслыханная, — начал он. — Тайна, окутывающая эту историю, непостижима и трагична. Для меня это большое горе, господин Жюв.

В глазах хирурга стояли слезы. «Черт! — заволновался сыщик. — Что хочет он мне сказать?»

Жюв смирно сидел, не произнося ни звука.

— Я так несчастен, — снова заговорил Поль Дро, — я без конца спрашиваю себя, чем кончатся мои злоключения… Сегодня, господин Жюв, я стал жертвой невероятного, дьявольского насилия… Ни за что не догадаетесь, какого.

— Я и не могу догадаться, — скромно ответил Жюв. — Говорите же, расскажите мне ваше приключение, а я наперед заверяю вас в моей преданности.

Хоть Жюв и был убежден, что, печалясь об исчезнувшем Юбере, Поль Дро безбожно его обманывает, на мгновение ему показалось, что хирург и впрямь невероятно взволнован, что страдания его непоказные, горе непритворно и что он переживает одну из тех внутренних драм, когда душа рвется на части.

Поль Дро опять заходил по кабинету и монотонным, усталым голосом начал свою исповедь:

— Довериться вам я решил не без колебаний — боялся, не поверите ни одному слову. Да и что вы можете мне посоветовать? Ситуация безвыходная… О! Если бы у меня были деньги… — тяжело вздохнул хирург.

Он замолчал, и Жюв осторожно подбодрил его:

— Так что же с вами случилось? Рассказывайте… Вы говорите с другом.

— Я знаю это, — вздрогнув, ответил Дро.

Хирург порывисто кинулся к Жюву и от всего сердца пожал ему руку.

— В таком случае, господин Жюв, слушайте, — заговорил он, — вот моя история. Она уложится в несколько слов, но от этого не станет менее ужасной. Сегодня днем я работал здесь, в кабинете, и слуга доложил мне о посетителе; он настойчиво желал меня видеть, но имя свое назвать отказался. Сначала я решил, что это вы. Потом подумал — наверно, какой-нибудь пациент, желающий сохранить инкогнито, и распорядился, чтобы посетителя впустили.

— Кто это был? — забеспокоился Жюв.

Снова вздрогнув, Поль Дро, точно в оцепенении, глухо проговорил:

— Господин Жюв, я увидел, как в мой кабинет, пятясь, входит немолодой мужчина. «Должно быть, разговаривает со слугой», — решил я. Какового же было мое изумление, когда он обернулся: посетитель был в маске!

— Как вы сказали? — привскочил Жюв.

— Я сказал, — с видимым усилием повторил Поль Дро, — что очутился лицом к лицу с человеком в маске, одетым во все черное… Лицо его было полностью скрыто, камердинер же в ответ на мои расспросы поклялся, что и он не видел лица незнакомца — явился тот, конечно, без маски, но лица не показывал, ловко прикрываясь цилиндром.

Выслушивая эти подробности, Жюв не переставал изумляться, он терялся в догадках. Что все это значит?

Перед глазами его невольно возник легендарный силуэт человека, одетого в черное, лицо которого обычно скрывает маска; он вспомнил о том, кто способен на все, содрогнулся при мысли о гении преступного мира, Короле страха, Повелителе ужасов, чье имя — Фантомас!

Невероятным усилием воли справился Жюв с волнением.

— Что хотел от вас этот незнакомец? — спросил он.

— Он подверг меня невыносимой пытке, — ответил Дро, по-прежнему с трудом подбирая слова. — Глядя мне в глаза, этот человек вынул из кармана револьвер, наставил его на меня, стал угрожать. Потом он заговорил по-другому и предложил мне то, что назвал сделкой. Господин Жюв, незнакомец пообещал вернуть мне Юбера, но вернуть в обмен на сто тысяч франков; передо мной сидел шантажист!

Признание Дро так ошеломило Жюва, что тот вскочил, не в силах сдержать волнение. Что стояло за этим признанием? Ложь от начала до конца? Неужели этот человек нагло выдумал историю с шантажом? Кто мог сделать ему такое предложение? Ведь Жюв только что своими ушами слышал голосок маленького Юбера — мальчик здесь, в доме, несколькими этажами выше, он в полной власти хирурга.

Казалось, Поль Дро говорил вполне искренне; он и не заметил, как недоверчиво посматривает на него Жюв, и продолжал рассказывать:

— Этот тип грубо предложил мне невероятную сделку. Я клялся, что у меня нет ни су, что мне негде взять таких денег, я бросился ему в ноги, умоляя вернуть мне сына… потом вышел из себя, стал угрожать ему… Тщетно… Он все время держал меня на мушке, силу применить я не мог, а мольбы мои остались без ответа.

Поль Дро говорил упавшим, надтреснутым голосом, говорил так тихо, словно обрушившееся на него несчастье вконец согнуло его.

— А чем закончилась эта сцена? — невозмутимо поинтересовался Жюв.

— Я струсил, Жюв; чтобы выиграть время, собраться с духом и рискнуть спасти сына, я принял предложение этого мерзавца, поклялся, что достану деньги..:

Вздохнув, Поль Дро добавил:

— Но мне негде взять такую сумму; зачем пойду я на назначенную встречу — ведь платить мне нечем. Они не вернут мне сына!..

Жюв хранил молчание. Мысль его мчалась с головокружительной скоростью.

Чему верить? Как расценить все это?

Поль Дро, разумеется, не мог разыскивать сына, потому что на самом деле — теперь-то Жюв знал это наверняка — сын был у него в руках. Но хочешь-не хочешь, а появились новые оттенки, и они не обманывали: несмотря на обычную свою недоверчивость, Жюв вынужден был признать, что тон его собеседника не оставлял сомнений в правдивости этой поразительной истории.

Про себя Жюв подумал: «Похоже, к Полю Дро действительно приходил шантажист… Кто бы это мог быть?»

Неожиданно в сознании сыщика промелькнула одна идея — безумная и вместе с тем донельзя логичная.

«Черт возьми! — рассудил Жюв. — Один только человек знает о злоключениях Поля Дро. Этот человек — заклятый враг хирурга, он ненавидит его, и не без оснований… Его имя? О, сообразить несложно, этот человек — Себастьян Перрон…»

Сию же минуту Жюв выстроил невероятнейшую из гипотез.

Допустим, маленького Юбера похитил Поль Дро. Что ж, вполне возможно… Но тогда возможно и другое, тогда шантажист — Себастьян Перрон!.. Похититель ребенка — хирург, а судья — мошенник, пытающийся любым путем — пусть даже ценой несчастья других — заполучить деньги.

«Себастьян Перрон ошибается, — рассуждал Жюв, — он не знает, что мальчика похитил Поль Дро, и пытается шантажировать его, обещая вернуть ребенка, который на самом деле совсем не у него в руках… Поль Дро не догадывается, с кем имеет дело. Может, он думает, что ему мстит один из сообщников. Может, вообразил, будто кто-то разгадал его тайну Как знать?»

Вряд ли пришлось бы Жюву выстраивать все эти предположения, если бы в то утро случай помог ему встретиться с Себастьяном Перроном, который подвергся такому же шантажу.

Жюв ведь и не подозревал, что судью тоже посетил человек в маске, точно соответствующий описанию Поля Дро.

Всего этого Жюв не знал.

Поэтому он и стал действовать согласно законам логики, проявил обычную свою сноровку и, выудив все самое ценное из рассказа хирурга, взялся распутывать таинственную интригу, перипетии которой заставляли его так часто менять мнение и считать виновным то Себастьяна Перрона, то Поля Дро.

— Он назначил вам встречу? — осведомился Жюв — Великолепно! Когда и где?

— Я должен встретиться с ним сегодня, в восемь вечера. Он будет ждать меня в Венсеннском лесу, у перекрестка Каштанов.

Жюв сделал пометку в записной книжке. Он вновь обрел прежнее свое хладнокровие.

— Господин Дро, — заметил сыщик, — думается, у вас есть все основания поздравить себя: вы стали жертвой приключения в высшей степени необычайного…

Хирург ничего не понимал, и Жюв поспешил добавить:

— Сегодня вечером вы непременно пойдете на назначенную встречу. В карман положите пачку бумажек, которая размерами и толщиной выглядела бы как сотня банкнот… Эту пачку вы и отдадите шантажисту. Остальным я займусь сам.

Жюв еще не кончил говорить, а Поль Дро уже бросился к нему, раскрыв объятия.

— Я все понял, — воскликнул он, — вы придете туда и попытаетесь схватить этого прохвоста…

— У меня могут быть свои секреты, — пожал плечами Жюв. — Не знаю, что я придумаю, но будьте уверены: если ваш шантажист явится, как обещал, он горько пожалеет об этом… Что до вашего сына, — усмехнулся Жюв, — знаете, я беспокоюсь о нем все меньше: во-первых, теперь нам известно, что он жив… во-вторых, скоро мы узнаем, кто его похититель и где он прячет мальчика.

Жюв поднялся, надел пальто, взял шляпу.

Насмешливо поглядывая на Поля Дро, он поклонился ему и бросил на прощание:

— Все когда-нибудь да всплывет, истина всегда выйдет наружу, главное — умело взяться за дело.

* * *

Расставшись с Полем Дро, Жюв поспешил к ближайшей станции метро и, не мешкая, отправился в Венсеннский лес.

«Одно из двух, — думал сыщик, — или Поль Дро смеется надо мной — а в это я не верю, — или сегодня же вечером подтвердятся прежние мои предположения. Сейчас я готов поклясться, что ребенок — в руках хирурга, а вечером мы схватим Себастьяна Перрона, переодетого Фантомасом».

Не долго думая, Жюв взял судью под подозрение.

Надо сказать, Жюву вообще не нравилось поведение Себастьяна Перрона.

Один давний факт из биографии судьи до сих пор не давал ему покоя.

«Что ни говори, — раздумывал Жюв, — а судья соблазнил девушку и бросил ее, когда та родила… Знаю, знаю, в свое оправдание он приведет уйму доводов. Но как бы то ни было, порядочные люди так не поступают… По правде сказать, Поль Дро тоже не без греха, — продолжил Жюв свои размышления, — он ведь был почти нищим, когда женился на Амели Тавернье, а теперь купается в роскоши; эту роскошь он получил, выгодно женившись, завоевал вместе с девушкой, беременной от другого, что было ему отлично известно. Не очень-то достойное поведение…»

Жюв наконец-то четко определил для себя роли двух персонажей, оспаривавших друг у друга малыша Юбера: Дро похитил ребенка, Себастьян Перрон пытается шантажировать хирурга — все нити сплелись воедино, образовав весьма правдоподобную картину, которую сыщик с явным удовольствием расценил как истинную.

Пока Жюв ехал в метро, он так и этак обдумывал новую свою идею.

Выйдя у Венсеннского леса, он отогнал прочь назойливые мысли. «Время теперь не для раздумий, — рассудил он, — пора действовать!»

Чтобы непременно добиться успеха, а именно — сорвать маску с шантажиста и разоблачить Себастьяна Перрона, Жюв намеревался изловить удачу и заставить ее играть себе на руку.

Он не мог не знать, что, оберегая свое инкогнито, мошенники и профессиональные шантажисты зачастую выказывают завидную ловкость.

Место, назначенное для встречи, было отлично известно Жюву.

Это была короткая аллея, ведущая к перекрестку Каштанов — одно из самых пустынных мест Венсеннского леса. В десять вечера там обычно не было ни души, и шантажист, по-видимому, рассчитывал, что никто не помешает его встрече с жертвой.

«У негодяя, должно быть, есть сообщники, — предположил Жюв. — Шантажист никогда не работает в одиночку… Он должен опасаться, как бы Дро не обратился в полицию, а потому за этим местом скорее всего тайком будут наблюдать, чтобы удостовериться, нет ли засады».

Повинуясь логическому ходу своих мыслей, Жюв решил действовать сообразно с обстоятельствами.

«Итак, если я хочу увидеть все своими глазами, а потом, в нужный момент, вмешаться, я должен подыскать укромное местечко поближе к перекрестку Каштанов и затаиться там задолго до назначенного часа».

Жюв засуетился. Размашистым шагом направился он к перекрестку Каштанов и там быстро убедился, что место избрано безошибочно и спрятаться негде.

«Если я спрячусь за деревом или влезу на него, — прикинул он, — меня обязательно заметят. Если лечь прямо на землю, привлеку внимание караульных. Куда бы, черт подери, мне забраться?»

Тут Жюв заметил кучу сухих листьев, перемешанных с комьями грязи.

«Не очень-то это меня вдохновляет, — вздохнул сыщик, — но долг есть долг. Вообразим, будто у меня ревматизм и я принимаю грязи на курорте в Даксе».

Жюв порылся в карманах, вытащил обрывки бечевок и аккуратно замотал концы рукавов и брюк. Потом, смирясь со своей участью, высоко поднял воротник, скорчил гримасу и подошел к куче мусора.

Надежный, но до чего же отвратительный тайник отыскал Жюв!

Собрав в кулак все свое мужество, всю преданность своей профессии, он, не моргнув глазом, полез в кучу грязи.

Грязевую ванную Жюв получил сполна: он влез туда почти по самую макушку, снаружи торчали лишь кончик носа да два глаза, которые Жюв старательно замаскировал веточками и сухими листьями.

«Отсюда я все увижу, а меня никто не заметит, — радовался он. — Единственное, что мне угрожает — подхватить хороший насморк. Минуту спустя Жюв добавил. — Черт! Только бы кто-нибудь из дорожных рабочих не вздумал перенести эту проклятую кучу в другое место. Представляю, как он ошалеет и какой грянет скандал, когда на лопате окажусь я!»

Было часа четыре пополудни, и Жюв решил, что следить за кем бы то ни было ему придется еще нескоро; с философским смирением он закрыл глаза и вознамерился вздремнуть.

* * *

Когда Жюв проснулся, было без четверти семь.

Сыщик продрог до мозга костей и превратился в ледышку. Грязевая ванна обернулась ни с чем не сравнимой пыткой. Любой другой на его месте не выдержал бы и, наплевав на все, попытался бы во что бы то ни стало выбраться из ненавистной кучи. Но не таков был Жюв.

— Еще немного, — шептал он, — и я все узнаю.

Когда Жюв вел особо сложное расследование, он так загорался, что мысль о конечном результате отодвигала на задний план все остальное. Предвкушая, как он вот-вот схватит шантажиста, разоблачит Себастьяна Перрона, вынудит к признанию Поля Дро, сыщик и думать забыл, что сидит в куче грязи.

Одно только желание всецело владело Жювом — ему не терпелось разузнать как можно больше.

Снедаемый лихорадочным нетерпением, он страшно нервничал и тревожился.

«Что я сейчас увижу? Что узнаю?»

Вокруг было тихо, ветер донес до Жюва перезвон далекой колокольни.

Жюв слышал, как пробило половину восьмого. Минуты тянулись, казались нескончаемыми. Наконец, стрелки сошлись на восьми, Жюв вздрогнул. «Ждать осталось недолго, — обрадовался он. — Если Дро не солгал и если ничего не случилось, приятели мои сейчас пожалуют».

Стемнело, спустился густой туман, кругом — ни души, в лесу тихо, как в преисподней, — поистине фантастическая декорация, на фоне которой встретятся сейчас два человека, два злейших врага, которых Жюв в глубине души обоих считал виновными.

Сидя на корточках в куче грязи, Жюв попытался слегка разогнуть ноги, осторожно пошевелить руками и пальцами.

— От холода затекло все тело, — ворчал он, — примем-ка меры предосторожности, а то в нужный момент не смогу шевельнуть ни рукой, ни ногой.

Жюв прислушался: кто-то торопливо шагал по тропинке.

«Это, конечно, Дро, — решил сыщик. — Да и Себастьян Перрон, должно быть, неподалеку: как только доктор придет на место, этот мерзавец выскочит и потребует вожделенные сто тысяч франков».

В ночной тиши отчетливо раздавался гулкий звук шагов.

«Он ли это?» — засомневался сыщик.

В ту же минуту напротив кучи грязи, в которой Жюв устроил наблюдательный пункт, на тропинке появился мужчина; одет он был в просторное пальто, лицо прятал в поднятый воротник.

Жюв мгновенно узнал его.

— Это Дро! — выдохнул он.

Это и в самом деле был Дро. Сыщик разглядел его мертвенно-бледное лицо; от волнения хирурга била дрожь, и поначалу это произвело на Жюва благоприятное впечатление.

«Дро не солгал мне, — подумал он. — Явился минута в минуту, волнуется — значит, сейчас появится и шантажист»

Жюв глаз не спускал с Поля Дро, который, судя по всему, был удивлен, что никто не выходит ему навстречу.

Он принялся ходить взад и вперед, незаметно посматривая вокруг, на темные деревья.

Поведение его говорило само за себя. «Черт! — выругался Жюв. — А ведь это меня он ищет, не очень-то этот Дро уверен в себе…»

Время шло.

Хирург продолжал вынужденную свою прогулку, волнение его возрастало, шаг стал неровен.

Теперь и Жюв начал проявлять признаки нетерпения. «Ну же! — заволновался он. — Куда подевался этот проклятый шантажист? Где, черт возьми, Себастьян Перрон?»

Прошло еще несколько минут.

Минуты сменяли друг друга, тянулись бесконечно. Прошло четверть часа, потом еще полчаса, потом час.

Жюв по-прежнему сидел в куче грязи, изнемогая от холода.

«Ничего не понимаю», — выстукивал он зубами. И вдруг его осенило:

«Да как же это я!.. Все проще простого… Дро обманул меня! С таким же успехом я мог бы ждать этого шантажиста у себя в спальне».

Тотчас Жюв придумал новую невероятную историю.

Раз на встречу никто не явился, значит, никто и не должен был на нее придти.

Чтобы запутать Жюва и отвести от себя его подозрения, Дро пошел на хитрость: он рассказал сыщику о вымышленном шантажисте, придумал встречу, которой никто не назначал.

«Все ясно, — подумал Жюв. — Только что я был готов обвинить Себастьяна Перрона в попытке шантажа, но он-то, оказывается, человек честнейший… Себастьян Перрон ни в чем не виновен, тогда как Поль Дро — тип пренеприятнейший. Он не только похитил и запер ребенка, в чем я имел случай убедиться, но еще и со мной сыграл злую шутку. Ну что ж! Ну что ж! Придет день, и я расплачусь по этому счету, и чем скорей, тем лучше!»

Совершив полуторачасовую прогулку, Дро решил-таки пойти домой.

Жюз с радостью посмотрел ему вслед.

Наконец-то преданный сыщик, из самолюбия не пожелавший заявить о своем присутствии, смог выбраться из своего весьма некомфортабельного укрытия.

Жюв вылез из кучи грязи. Вид у него был удручающий. Он принялся чихать, трясти руками и ногами, скрести свой пиджак, пытаясь отодрать прилипшую грязь и приговаривая:

— Дро!.. Дружище Дро!.. Вы за это заплатите… Черт возьми, не такой уж я богач, чтобы так запросто швыряться костюмами по сто десять франков.

Жюв вновь обрел чувство юмора и, позабыв о постигшей его неудаче, радовался тому, как ловко вывел он на чистую воду двуличного Дро.

Быть может, Жюв не был бы так весел, знай он о двух следующих фактах. Во-первых, в это самое время Себастьян Перрон обрывал его телефон и слал телеграммы, чтобы уведомить его о странном своем посетителе; во-вторых, направившись к дому, Поль Дро от души крепко выругался:

— Черт возьми! И дернуло же меня рассказать обо всем Жюву… Никогда не следует посвящать в свои дела полицию; должно быть, Жюв совершил какую-то неосторожность — плохо спрятался и его заметили, а, может, видели, как он туда шел — шантажист испугался и счел за лучшее не показываться. Жюв! О, Жюв!.. Если по вашей вине с моим сыном произойдет несчастье, я никогда вам этого не прощу… Ах, если бы я был богат, — глухо проговорил Дро, — неужто я колебался бы и не заплатил бы сто тысяч франков!

 

Глава шестнадцатая

ВИЗИТ НЕЗНАКОМКИ

В причудливой позе Жюв лежал в кресле в своей столовой — головой он опирался о спинку, ноги положил на камин, руки, перекинутые через подлокотники, касались пола.

Во рту его торчала огромная трубка, из которой сыщик выдувал клубы плотного, едкого дыма — они окутывали его, точно облако!

Дверь открылась, и чей-то голос весело спросил:

— Так это правда, Жюв? Без обмана? Элен стало лучше? Я только что получил вашу записку и чуть не заплясал от радости!

— Лучше ли ей! — заторопился с ответом Жюв. — Конечно, да! Вид у нее посвежевший и, надо думать, скоро она совсем поправится.

Повидать Жюва пришел его друг Фандор, а говорили они, разумеется, об Элен.

— Черт возьми! — добавил Жюв. — Ну и нагорит ей от меня, Фандор, когда она поправится! Помнишь, как мы тогда перепугались? Бедная девочка, как переживали мы за нее эти две недели!

Слушая Жюва, Фандор подошел к нему поближе и вгляделся в облако дыма.

— Может, вызвать пожарных? — предложил он. — Ау, Жюв, где вы? Откликнитесь! Вы справа или слева?.. Я могу быть уверен, что не свалюсь в открытый люк?

— Шутник проклятый! — не остался в долгу Жюв. — К тебе когда ни приди, вечно ты скрыт за табачной завесой, а мне, видите ли, нельзя выкурить одну жалкую трубку.

Фандор не собирался складывать оружие.

— Одну жалкую трубку, — передразнил он Жюва, — что ж, у вас распрекрасные… у вас преотличные трубки… Никак не признаетесь, черт вас дери, что дымите, как паровоз!.. Да еще меня ругаете!.. В сравнении с вами, Жюв, я вообще не курю! Невозможно здесь находиться, дышать совсем нечем.

Поругивая Жюва, Фандор, как ни в чем не бывало, достал из кармана портсигар и закурил сигарету.

— Излечимся от этого недуга по методу гомеопатов, — сказал он, — натравим два яда друг на друга и одержим победу.

Бросив на стул пальто, Фандор уселся рядом с Жювом и в точности скопировал его позу.

— Ей-богу, Жюв, — продолжал он зубоскальствовать, — сейчас кровь ударит нам в голову и у нас возникнут фантастические мысли… Знаете, я все вижу в розовом цвете — Элен поправляется, О Фантомасе не слышно, честное слово, Жюв, пробил наш звездный час!

Фандор разглагольствовал с необычной для него раскованностью.

Вообще-то он отличался веселым нравом, но, как все люди серьезные, был скорее скептиком, чем оптимистом, и тревога за будущее посещала его чаще, чем надежда.

Жюв на секунду расстался с трубкой, которая уже едва дышала, и в раздумье покачал головой:

— Видит бог, у меня и в мыслях нет расстраивать тебя, Фандор, но, знаешь, разумней всего — не строить слишком смелых планов и не питать иллюзий… Чтобы потом не разочаровываться.

Слова Жюва Фандор встретил сочувственной гримасой.

— Хватит, — воскликнул он, — довольно ворчать, старый брюзга… Что вам неймется, дружище Жюв? Я говорю об очевидных фактах. Дела Элен идут на поправку — кто стал бы это оспаривать? Температура нормальная, осложнение, по словам Дро, не предвидится… Тысяча чертей!.. Я вправе питать капельку надежды.

Жюв опять покачал головой.

— Элен гораздо лучше, с этим я согласен, но вот как быть с Фантомасом?

— А что?

— Да ничего, — улыбнулся Жюв. — Послушай, Фандор, сдается мне, не очень-то ты считаешься с нашим грозным противником. Фантомас ни с того ни с сего исчез, и ты этому рад, а меня вот гложет тревога… В деле, известном как «дело жокея в маске», Фантомас потерпел скандальное поражение… Но знаешь, малыш, не могу поверить, чтобы Повелитель ужасов, Король страха, Гений преступления исчез после поражения; тебя это радует, а меня пугает… Ты говоришь — о Фантомасе ни слуху ни духу… Все верно, но я не из тех, кто верит пословице «нет новостей — добрая новость». Если Фантомас затаился и не пытается мстить, значит, он что-то замышляет, готовит новое злодеяние, хочет застать нас врасплох, он объявится внезапно — еще более грозный и ужасающий.

Жюв говорил на одном дыхании, не прерываясь, — так говорит человек, который делится плодами долгих раздумий. Фандор слушал его со всей серьезностью: трудно было не согласиться с Жювом.

«Дело с жокеем в маске» было одним из самых крупных поражений Фантомаса.

Ему не удалось стать президентом клуба и пришлось, в соответствии с условиями пари, заплатить целый миллион Максону, который благополучно отбыл в Америку; поэтому, если Фантомас был жив — а сомневаться в этом не приходилось — он наверняка замышлял коварную месть.

Фандор признал, что праздновать победу рано:

— Вы правы, Жюв, с Фантомасом все время надо быть начеку; зря я радуюсь, скорее всего прекращение военных действий — лишь временная передышка.

Фандор немного помолчал, потом добавил:

— Вот что я хотел сказать вам, Жюв… Трудно поверить, что в этой истории со взрывом сейфа Фантомас не докопался до истины. Скорее всего он знает, что мы желали его смерти, знает, что Элен ранена и находится в больнице у Дро… Бьюсь об заклад, этого вполне достаточно, чтобы Гений преступления обрушил на нас новые репрессии.

— Но довольно! — заключил Фандор. — Хватит о серьезном! В конце концов плевать мы хотели… Я лично Фантомаса не боюсь, да и вы не из пугливых, надо будет — сразимся с ним не на жизнь, а на смерть, я хоть сейчас готов к схватке!.. Тем более, что Элен в безопасности и бояться за нее нечего.

Заявление Фандора ничуть не удивило Жюва. Сыщик прекрасно знал своего друга и был уверен в его искренности. Слова Фандора не были бравадой, ведь и в его собственной душе клокотали такие же чувства.

Для Жюва Фантомас был врагом всех честных людей, презревшим Закон, палачом, жаждавшим править миром по Законам страха; в борьбе с этим заклятым преступником Жюв видел главный свой долг, а был он из тех, для кого выполнение долга, как бы ни был он труден и тягостен, становится всепоглощающей страстью.

В ответ на слова Фандора Жюв даже не улыбнулся. Он был так серьезен и озабочен, что журналист не выдержал и, по обыкновению, выпалил то, что думал:

— Я вовсе не хочу обидеть вас, дорогой мой Жюв, но вы — точно президент Республики перед началом банкета… Глядя на вас, подумаешь, будто вы представили себе собственные похороны или вспомнили, что пора платить за квартиру, короче — вид у вас невеселый… В чем дело? О чем вы думали перед моим приходом?

Жюв устало махнул рукой.

— О чем я думал? Да ни о чем, вернее, обо всем сразу.

Ответ лоистине маловразумительный!

— Как сказал философ, — не отставал Фандор, — все и ничего — одно и то же, но я не философ. Потрудитесь-ка, старина Жюв, выразиться яснее. Чем вы озабочены?

Жюв встряхнулся, расправил плечи и заговорил, глядя Фандору прямо в глаза:

— Что я делал вчера, рассказать еще успею, а вот как я провел сегодняшнее утро. Я ненадолго заглянул во Дворец правосудия, чтобы просмотреть дела, назначенные к рассмотрению на ближайшей сессии. Вообрази только, оказывается дело Фантомаса будет заслушано всего через несколько дней!.. Ты знал, Фандор, что уже на этой неделе Владимир предстанет перед судом?

Жюв говорил очень серьезно, не менее серьезно ответил ему Фандор:

— Да, Жюв, я знал об этом и как раз хотел сообщить вам небезынтересную подробность: один из присяжных, которые будут судить этого бандита, знаком нам обоим.

— Мы знаем одного из присяжных? — удивился Жюв. — Кого же? Кто из наших друзей будет в числе судей, Фандор?

Ответил Фандор не сразу. Вполне может быть, что всей правды он Жюву так и не сказал.

— Кто из наших друзей? Пожалуй, слово «друг» тут не совсем уместно. У меня, да и у вас, их не так уж много. Просто-напросто мы знакомы с этим человеком, Жюв. Не ломайте голову — все равно не догадаетесь… Я не буду томить вас… Это Миньяс.

Жюв вздрогнул, не веря собственным ушам.

— Именно так, вы не ослышались, — продолжил Фандор. — Не далее, как сегодня утром, Миньяс, компаньон Поля Дро, получил повестку из Министерства юстиции; в повестке сказано, что на ближайшем процессе он войдет в жюри суда присяжных. Теперь, если не последует отвода, Миньяс будет судить Владимира.

Фандор пристально смотрел на Жюва — тот молчал.

— Миньяс — один из присяжных, — настойчиво повторил журналист. — Забавно, не правда ли? Что скажете, Жюв?

Жюв в свой черед уставился на Фандора.

— Что это на тебя нашло, Фандор? Хочешь знать, что я об этом думаю? Ничего не думаю — Миньяс ли или кто другой…

Фандор улыбнулся:

— Разница есть.

Очень четко выговаривая каждое слово, он добавил:

— Послушайте, Жюв, положа руку на сердце, неужто вы и впрямь думаете, что между Миньясом и кем-нибудь другим…

— Странно все-таки, — перебил его Жюв, — сдается мне, Фандор, что мнение у нас сложилось одинаковое. По сути, упрекнуть Миньяса нам не в чем, но, если не ошибаюсь, ты, как и я, не питаешь к нему особой симпатии, верно?

— Вернее и быть не может.

Жюв отложил свою трубку, Фандор, потягиваясь, бросил сигарету и заявил следующее:

— Так оно и есть, Жюв, мне не в чем упрекнуть этого Миньяса, с виду — милейший малый, всегда сама любезность, да и Поль Дро отзывается о нем восторженно… И все-таки вы верно подметили: что-то мне в нем не нравится.

— И я такого же мнения, — согласился с ним Жюв.

Сделав это признание, Жюв тут же ощутил укор совести.

— Мы с тобой несправедливы, Фандор, — поправился он. — Можно ли доверять своим симпатиям и антипатиям? Нужны факты… Миньяс не нравится нам, ну и что? Это не доказательство.

— По правде сказать, дорогой Фандор, — ворчливо добавил Жюв, — те, кто нам нравится, не кажутся мне достойными большого внимания. Вот, к примеру, Поль Дро, — улыбнулся он, — в отличие от несимпатичного нам Миньяса он ведь не внушает неприязни. Ты согласен со мной?

Фандор внимательно слушал каждое слово.

Давно уже сыщик посвятил своего верного друга в запутанную интригу, участниками которой оказались Себастьян Перрон и Поль Дро.

Фандор знал историю исчезновения малыша Юбера, похищенного судьей во время железнодорожной катастрофы.

Но он и не подозревал о расследовании Жюва, начатом в Лизьё и продолженном в квартире Поля Дро на авеню Мадрид и в Венсеннском лесу.

Чтобы ввести друга в курс дела, Жюв подробно живописал ему свои приключения.

Закончив рассказ, он принялся набивать трубку.

— Поэтому-то я и курю, — сказал Жюв, — я до мозга костей продрог в этой треклятой куче. Боюсь, не простудился ли я…

— Прошу прощения, — прервал его Фандор, — но я не вижу связи…

— Сейчас увидишь, — флегматично уверил его Жюв. — Поскольку я и сам не знаю, простудился я или нет, то и стараюсь курить как можно больше… табачный дым вызывает насморк! Следовательно, случись, что я болен, я тем самым ускорю развитие своей болезни. Если же табак на меня не подействует, значит, я с честью выдержал опасное испытание.

В ответ на столь блестящее рассуждение Фандор во все горло расхохотался.

— Жюв, — донеслось сквозь смех, — вы оригинал из оригиналов. Никогда не знаешь, шутите вы или нет.

Вскоре, отбросив шутки в сторону, два друга перешли к делам более серьезным.

Проницательный Фандор без труда догадался, чем так обеспокоен его приятель: и Себастьян Перрон, и Поль Дро — они оба могли быть виновными; как безошибочно взвесить многочисленные за и против?

— Собранные вами сведения со всей очевидностью доказывают, что прячет ребенка Поль Дро — вы сами слышали детский голос — и что Себастьян Перрон не является шантажистом. Выходит, что Поль Дро — порядочный негодяй! — подытожил журналист, сопроводив свои слова выразительной гримасой. — Последнее скорее прискорбно, — добавил он. — Ведь если в скором времени вы получите все необходимые доказательства и завершите расследование, уличив Дро в мошенничестве, вам придется арестовать его, дружище Жюв, и забрать у него ребенка, отношения с хирургом будут испорчены, что никак не пойдет на пользу лечению Элен, а до той поры она вряд ли поправится.

Фандор точно высказывал вслух мысли самого Жюва.

Многолетняя борьба с общим врагом, грозным противником Фантомасом, давно заставила наших друзей забыть об опасностях, лишь одно могло устрашить их — тревога за судьбу Элен, невесты Фандора, которую Жюв любил, как родную дочь.

Мысль о том, что Поль Дро замешан в грязном деле, была одинаково неприятна им обоим и пробуждала противоречивые чувства: долг требовал разоблачить хирурга, тревога за Элен, вверенную его заботам, побуждала к обратному — не обвинять, а защищать Поля Дро.

Наверное, Фандор и Жюв еще долго ломали бы голову над этой запутанной моральной проблемой, если бы их беседу не прервал словно снег на голову свалившийся визит.

Откуда ни возьмись появился старый камердинер Жан, в совершенстве владевший секретом передвигаться бесшумно и незаметно, как тень.

— Господина Жюва спрашивает какая-то дама, она ожидает в гостиной, — сказал он.

— Поздравляю! — прыснул Фандор.

Жюв пожал плечами.

— Как зовут эту даму?

— Прошу прощения, — с поклоном ответил Жан, — но посетительница не пожелала назваться…

— Так я и думал, — шутливо заметил Фандор, — это та самая таинственная незнакомка, ради которой вы наделали столько глупостей… Мне уйти, Жюв? Может, я лишний? Что заказать для вас? Букет цветов? Пару бутылок вина?

Жюв вскочил и потряс Фандора за плечи.

— Замолчи ты, шутник проклятый. Ты же знаешь — я выше всяких подозрений. С чего ты взял, будто ты лишний? Оставайся здесь и можешь даже курить сигару… Пойду узнаю, зачем пожаловала эта посетительница.

— Давай, давай, старина… Кто из нас без греха?.. Разок в сутки и вам позволительно плюнуть на спасение души.

Не слушая Фандора, Жюв распахнул дверь в гостиную.

Он повернул выключатель, и всю комнату разом залил яркий, слепящий свет — этого-то и добивался Жюв. Сыщик полагал, что, включив свет так внезапно, он застанет своих посетителей врасплох, и если те в гриме или выдают себя за кого-то другого, они непременно растеряются и обнаружат себя.

На этот раз Жюв старался напрасно. В кресле сидела молодая и, по-видимому, очень красивая дама — вот и все, что увидел он, применив обычную свою уловку, ибо лицо незнакомки скрывала плотная вуалетка.

— С кем имею честь? — спросил Жюв, отвесив низкий поклон.

Посетительница стала и без церемоний поклонилась Жюву, миниатюрные руки ее, затянутые в белые перчатки, слегка подрагивали.

— Вы господин Жюв, — колокольчиком прозвенел голосок хорошенькой незнакомки.

— Да, сударыня, — ответил Жюв. — С кем имею честь?

Усевшись в кресло, предложенное ей Жювом, молодая дама, не колеблясь, назвала себя:

— Сударь, я — Амели Дро, жена хорошо известного вам хирурга Поля Дро. Услышав имя незнакомки, Жюв искренне удивился. К нему часто приходили с визитами, но он никак не ожидал, что однажды его навестит Амели Дро.

Что хотела она от него?

Какое могла сделать признание?

Крайне заинтригованный, Жюв с любопытством разглядывал свою посетительницу: перед ним сидела любовница Себастьяна Перрона, супруга Поля Дро.

— Я к вашим услугам, сударыня, — сказал он, еще раз любезно кланяясь. — Я многим обязан вашему мужу, месье Дро, он преданно выхаживает одну дорогую мне пациентку, я счастлив буду исполнить просьбу его жены.

Жюв в точности не знал, что привело к нему Амели Дро, и, разговаривая с ней, взвешивал каждое слово. Собеседница его улыбнувшись, и Жюв смутился.

Забавно всплеснув руками, Амели Дро заявила:

— Вы говорите слишком быстро, дорогой господин Жюв, так ведь можно к ошибиться… Благодарю за вашу любезность, но, право же, все это мне безразлично. Я знаю: вы хорошо осведомлены о моей семейной ситуации, посвящены в тайну нашего развода. Известно вам и то, что я любовница Себастьяна Перрона.

«Ну и растяпа я! — осенило Жюва. — Она расставила все точки на «и»… В чем тогда состоит цель ее визита?»

Жюв ничего не ответил своей собеседнице, потому что сказать ему было нечего; он ограничился еще одним любезным поклоном.

— Слушаю вас, сударыня.

Амели Дро заметно насторожилась, побледнела и выглядела уже не так уверенно.

— Господин Жюв, — начала она после паузы, — я пришла к вам за советом. Я знаю, вы дружите с моим мужем, мне известно также, что мой любовник поручил вам защиту своих интересов, но главное — я знаю, что вы ищете моего сына, поэтому-то я и пришла… Я решилась довериться вам.

Молодая женщина не скрывала охватившего ее волнения. Она была так трогательна, говорила так откровенно, что Жюв от души пожалел ее.

— Вы говорите обо всем без утайки, сударыня, — сказал он, — я отвечу вам тем же. Вы жаждете откровенности, тогда извините меня, если я буду резок. Вы хотите поверить мне свою тайну, я тоже сделаю вам одно признание. Я заранее уверен — вы умеете хранить секреты… Все верно: ваш муж и ваш любовник, каждый со своей стороны, поручили мне найти маленького Юбера… Верно и то, что меня гложут сомнения, не скрою — оба они мне симпатичны. Поверьте, я искренне тронут вашим доверием, вы можете рассчитывать на мою преданность. Главное для меня — беспристрастие и справедливость. Пока я еще не знаю, кто из них виновен — муж ваш или ваш любовник, но, умоляю, если вы почитаете меня человеком порядочным, не просите о снисхождении ни к одному из них…

Жюв путался в словах, но мысль его была ясна; Амели Дро невесело улыбнулась.

— Вы опасаетесь, — спросила она, — что я пришла просить за мужа или за любовника?

— Именно так, сударыня.

Амели Дро вскочила, в гневе срывая с себя перчатки и сама не сознавая, что делает.

— Господин Жюв, — воскликнула она, — боюсь, вы превратно истолковали цель моего визита.

Хриплым голосом, таившим немало боли и невыплаканных слез, Амели Дро продолжила:

— Перед вами не просто женщина, сударь, перед вами мать. Пришла я не за тем, чтобы просить вас пощадить моего мужа или сжалиться над моим любовником. Мне кажется, я одинаково ненавижу их обоих. О, поверьте, пришла я не ради них — ради сына; верните мне его.

«Она говорит чистую правду! — встрепенулся Жюв. — Единственное, что она хочет — вернуть ребенка».

— Не огорчайтесь, сударыня, — ответил Жюв встревоженной матери, — я верну вам сына, я вырву его из рук вашего мужа…

Об остальном Жюв счел за лучшее умолчать.

В конце концов, как знать? — может статься, Амели Дро — искусная комедиантка? Ее вполне мог прислать Себастьян Перрон или Поль Дро, чтобы выведать планы Жюва.

Жюв не любил раскрывать карты перед теми, кто был у него на подозрении, поэтому он был краток:

— Я поклялся распутать это дело, сударыня, а я — человек слова: чтобы вернуть вам сына, я не остановлюсь ни перед чем.

С минуту Амели Дро и Жюв молчали. Молодая дама опустила глаза, по лицу ее нетрудно было догадаться, какая страшная битва разгорелась у нее в душе.

Амели Дро явно колебалась: может ли она полностью довериться Жюву? Сыщик, от которого не укрылись ее сомнения, решил помочь своей собеседнице.

— Не могли бы вы, сударыня, — заговорил Жюв, — сообщить мне какой-нибудь наводящий факт, неизвестную мне деталь? Кого вы подозреваете — мужа или любовника? Кто из них, по-вашему, виновен?

Этих слов оказалось достаточно, чтобы горечь, переполнявшая сердце несчастной матери, выплеснулась наружу — об осторожности она больше не думала.

Она так старалась быть сдержанной, старалась подавить усилием воли обуревавшее ее смятение! Стоило ли так терзать себя, длить эту невыносимую пытку?

— Вы хотите знать, господин Жюв, кого из них я обвиняю? — с жаром заговорила Амели. — Я обвиняю их обоих, оба они бессовестно меня обманывают.

Рыдание сдавило ей грудь. На секунду она умолкла, потом овладела собой, заговорила снова — уверенно, не колеблясь, точно размышляя вслух.

— Господин Жюв, я пришла помочь вашему расследованию и вот что я скажу вам: мой муж и мой любовник — оба жалкие трусы, оба они негодяи, и нужно им только одно — мои деньги.

От удивления Жюв потерял дар речи, он терялся в догадках: что значило это обвинение? Амели Дро тем временем продолжала:

— Вчера днем, господин Жюв, мне нанес визит мой любовник. Этот подлец валялся у меня в ногах и умолял дать ему сто тысяч франков… Он клялся, будто эта сумма необходима, чтобы вернуть мне сына.

Задыхаясь от волнения, Амели достала батистовый платочек и промокнула капли холодного пота, выступившие у нее на лбу. Не дав Жюву вставить ни слова, она заговорила снова:

— Я отказалась дать ему эти деньги; происшедшее было так омерзительно, что я подумала, будто до дна испила чашу стыда… Я ошиблась, господин Жюв. Мужа в тот вечер дома не было, возвратился он поздно, ближе в полуночи; не смыкая глаз, лежала я на диване — обессиленная, в полном отчаянии; если бы в ту минуту муж проявил ко мне хоть каплю жалости, я многое смогла бы простить и, наверное, никогда больше не изменила бы ему. Увы, господин Жюв, муж подошел ко мне, но даже не заметил, что со мной происходит; страшно взволнованный, он кинулся мне в ноги и, точно вторя моему любовнику, стал просить у меня сто тысяч франков, обещая вернуть сына.

Ломая руки, Амели Дро заплакала навзрыд — так плачут от сильного горя и уязвленного самолюбия. На миг мать, оплакивающая сына, исчезла, уступила место женщине, которая стыдится мужа и презирает любовника.

— Негодяи! — восклицала она. — Не знаю, что теперь и думать, чему верить… оба просили у меня одну и ту же сумму, оба пытались меня шантажировать, если уж называть вещи своими именами!.. «Дай мне сто тысяч, и я найду твоего сына», — так сказал Поль Дро. «Дай мне сто тысяч, и мы отыщем Юбера», — пообещал Себастьян… Что мне делать, господин Жюв?.. Что делать? А вдруг эти двое вступили в чудовищное сообщество, сговорились ради бесчестной сделки и в надежде заполучить мои деньги задумали страшное мошенничество: отнять у меня Юбера, а потом принудить выкупить его — выкупить у них.

Обессиленная, Амели Дро снова упала в кресло, закрыла лицо руками. От ярости она дрожала, словно в ознобе, приговаривая:

— Что делать?.. Как поступить?.. Будь я уверена, что, отдав сто тысяч, спасу сына, — о, клянусь вам, я не раздумывала бы ни секунды. Я в таком отчаянии… К чему мне теперь деньги? Что мне делать? Может, уступить, господин Жюв, отдать эти деньги? Но кому? Мужу? Любовнику? Оба они имеют на меня права, и обоих я всей душой ненавижу.

По лицу Жюва нетрудно было догадаться, как взволновал его услышанный рассказ. Он не знал, что и думать.

В очередной раз все гипотезы Жюва потерпели крах.

Сначала он обвинял во всем Себастьяна Перрона, потом обнаружил, что доктор Дро тайком прячет ребенка, и счел судью невиновным. Еще позже, узнав, что хирурга шантажируют, Жюв сказал себе: шантажист — Себастьян Перрон.

Ночь, проведенная сыщиком в засаде, убедила его, что он ошибся. «Поль Дро солгал мне, — решил Жюв, — никакого шантажиста не было. Себастьян Перрон — честнейший человек».

А теперь явилась Амели Дро и разом все запутала.

Амели Дро утверждала, будто и ее тоже пытались шантажировать, она обвиняла одновременно Поля Дро и Себастьяна Перрона.

Было видно, что Жюв совсем растерялся. Не зная, на что решиться, он медленно проговорил:

— Вы не должны никому ничего платить, сударыня. Таким путем сына вы не получите. Сто тысяч франков не такая уж большая сумма… Поддадитесь раз — будете платить все время… Первый взнос лишь подогреет аппетиты этих мошенников. Запаситесь терпением… Выжидайте… Вы очень несчастны, сударыня, — добавил Жюв, стараясь говорить как можно мягче. — Жизнь заставляет вас жестоко расплачиваться за легкомысленную неосторожность юных лет… Я всей душой вам сочувствую. Не отчаивайтесь, сударыня; вы не доверяете более ни мужу вашему, ни любовнику, но у вас есть друг, на которого вы можете положиться. Этот друг искренен, он будет беспредельно вам предан… Я прошу оказать мне честь и позволить стать для вас таким другом.

 

Глава семнадцатая

ЧТО ПРИДУМАЛ МИНЬЯС

В тот вечер в ресторане «Фазан» было не протолкнуться, публика собралась роскошная, элегантная.

Зимой и весной этот известный ресторан на бульваре Мадлен посещали избранные завсегдатаи, сюда наведывались самые хорошенькие парижанки, принадлежащие к разным общественным слоям, а те, кто сопровождал их, непременно были чем-то знамениты, за ними всегда следовал легкий шепоток — на ушко передавали друг другу их имена, рассказывали приключившиеся с ними истории.

Примерно в половине девятого к столику с табличкой «занято», который весь вечер героически отстаивал метрдотель, подсели двое мужчин.

Оба новых посетителя были уже немолоды: одному могло быть лет сорок, второй давно разменял пятый десяток.

Оба были во фраках, но хорошенькие женщины их не сопровождали, и, наверное, поэтому в празднично освещенный зал они прошли незамеченными.

Казалось, начисто позабыв о существовании внешнего мира, новые посетители погрузились в изучение меню; тем временем сидевшие за соседними столиками принялись их разглядывать, оживленно обсуждая, кто бы это мог быть.

Все вокруг зашушукались, из чего можно было заключить, что по крайней мере один из вновь пришедших многим был знаком.

Завсегдатай ресторана, молодой высокий блондин, неизменно заказывавший спагетти и шампанское по двадцать пять франков за бутылку, знаком подозвал метрдотеля.

Напустив на себя вид полнейшего безразличия, бледный молодой человек как бы между прочим поинтересовался:

— Господин, сидящий за тем столиком, это ведь, если не ошибаюсь, известный хирург?

— Вы правы, господин маркиз, — почтительно склонился к нему метрдотель, — это хирург Поль Дро, он обедает у нас сегодня вечером.

Этих сведений оказалось достаточно, и новых вопросов не последовало.

Однако метрдотель, гордившийся своими светскими знакомствами, еще ниже склонился к господину маркизу и зашептал ему на ухо:

— Господин, пришедший с профессором Дро, тоже довольно известен. Это финансист Миньяс, его хорошо знают на бирже… Если господин маркиз помнит, недели две-три назад в газетах было сообщение: месье Миньяс купил лечебницу профессора Дро… Пожалуй, это единственная клиника в Париже, — добавил он, как бы желая показать товар лицом, — куда в случае операции прилично обратиться светскому человеку. Говорят, цены там не ниже тысяч десяти-пятнадцати, а то и еще дороже. — Вот там-то мне и вскроют живот, когда я надумаю избавиться от аппендицита, — с улыбкой ответил ему высокий бледный блондин.

Словно поставив на этом точку, маркиз, не замечая больше метрдотеля, подозвал официанта, ведающего спиртными напитками, и заказал еще одну бутылку шампанского.

Метрдотель не ошибся: посетителями, привлекшими всеобщее внимание, и в самом деле были профессор Дро и финансист Миньяс, не так давно ставшие компаньонами.

В ожидании закусок Миньяс наклонился к хирургу и продолжил беседу, начатую, вероятно, еще до прихода в ресторан, а затем по понятным причинам прерванную.

— Дорогой мой Дро, — заговорил финансист, — все это меня не радует, события последних дней мало в чем повлияли на наши финансы. Вам надобно во что бы то ни стало отыскать ребенка вашей жены, то есть — вашего ребенка, ибо по закону Юбер ведь считается вашим сыном. Вы согласны со мной?

Профессор, серьезный и озабоченный, утвердительно кивнул.

— Я целиком с вами согласен; помимо вполне естественного желания вырвать мальчика из рук подлых шантажистов, сделавших его заложником, я считаю, что ребенок непременно должен вернуться домой, где он был бы под хорошим присмотром. Для меня это единственный способ как-то утвердить себя, а кроме того…

Официант принес закуски, и профессор умолк — ему не хотелось, чтобы их разговор слышали посторонние.

Потом они заказывали вина; подошел метрдотель, поинтересовался, довольны ли столь почетные для него посетители сделанным заказом. Миньяс, не сдерживая раздражения, попросил оставить их в покое.

Со свойственной ему грубой откровенностью, которая зачастую сбивала с толку и настораживала его собеседников, финансист недвусмысленно заявил:

— Вы попали в самую точку: ребенок необходим нам, чтобы удержать его мать; для вас ведь не секрет, что состояние вашей жены достанется ее сыну и что до его совершеннолетия деньгами будете распоряжаться вы — как отец.

От удивления Поль Дро даже вздрогнул; Миньяс четко и категорично сформулировал то, в чем профессор боялся себе признаться.

Силясь справиться с охватившим его беспокойством, Дро накинулся на закуски.

— Видите ли, дорогой Дро, — продолжил Миньяс, — медлить в таком деле нельзя… Как вы сами только что сказали, ребенка надо вернуть любой ценой. Юбер в руках шантажистов, значит, найти его будет несложно — можете мне поверить, они не замедлят объявиться. Эти мерзавцы — или мерзавец, если шантажист один, — требуют за ребенка сто тысяч… Что там ни говори, а самое простое решение всегда самое лучшее. Вы ведь убедились, что полиция против них бессильна, придется договориться полюбовно, то есть заплатить.

— Согласен, — иронически улыбнулся Поль Дро, — но для этого нужны деньги… Есть ли у вас сто тысяч франков?

Миньяс загадочно улыбнулся.

— Даже если бы они у меня были, я употребил бы их на что-нибудь другое; не мне же платить шантажисту, чтобы он вернул вам мальчишку. Да и нет у меня таких денег. Но я знаю, как их достать.

— В самом деле? — недоверчиво взглянул на него Поль Дро. — Каким же образом? Я ведь не имею доступа к деньгам, поступающим в лечебницу.

— Знаю, — ответил Миньяс, — вы и ие должны разбазаривать эти деньги, обделывая собственные свои делишки. Поверьте, выход только один: попросите сто тысяч франков у вашей жены.

Поль Дро так и привскочил на стуле. Он покраснел от волнения, руки его задрожали.

— Вы с ума сошли, Миньяс, — упрекнул он своего компаньона. — Вы же знаете, я и сам сразу об этом подумал; несмотря на теперешние наши отношения, несмотря на то, что жена решила расстаться со мной, подала на развод и относится ко мне, как к врагу, я попытался переговорить с ней, как вы мне советуете… Вам известно, чем закончилась моя попытка… Амели была неумолима… Она наотрез отказала мне, я как сейчас слышу последние ее слова: «Поль, — кричала она, — вы не получите ни су, пока я жива!»

Миньяс отметил для себя последнюю фразу.

— Она так сказала? — переспросил он, саркастически взглянув на профессора. — И какой же вы сделали вывод?

— Никакого, — ответил хирург.

— Вот в этом вы неправы, — покачал головой Миньяс.

С видом все более таинственным финансист наполнил бокал своего собеседника, предложил ему отведать отменного вина, после чего перегнулся через стол и тихо-тихо заговорил:

— Ваша жена сказала, что при жизни ее вы не получите ни су… Следовательно, есть только одно решение: получить эти деньги после ее смерти.

Поль Дро протестующе замахал руками, Миньяс прервал его.

— Молчите и слушайте, — властно распорядился он. — Смерть вашей жены была бы нам как нельзя более кстати. После смерти Амели наследником недоступного для вас огромного состояния станет ее сын Юбер — ваш сын; смерть его не доказана, поэтому, независимо от того, будет ли он найден, наследством станете распоряжаться вы — как отец и как опекун несовершеннолетнего ребенка. Тогда вы без труда сможете заплатить сто тысяч и вернуть сына.

Выдержав паузу, Миньяс как ни в чем не бывало заметил:

— Сто тысяч франков и сколько захотите других тысячефранковых банкнот!

Поль Дро сидел, точно оглушенный.

С тех пор, как он свел знакомство с Миньясом, он уже не раз убеждался, сколь опасен этот человек, сколь темны его мысли.

Миньяс и понятия не имел о том, что такое совесть; такие люди готовы на любое мошенничество, не колеблясь, идут они на преступления. Миньяс впутал хирурга в сомнительные, грязные сделки, но никогда еще финансист не делал ему столь чудовищных предложений.

Расписывая Полю Дро, какой выгодой может обернуться для него смерть жены, Миньяс на самом деле намекал, что недурно было бы спровоцировать эту смерть, способствовать исчезновению несчастной супруги хирурга.

Миньяс попросту предложил профессору Дро совершить преступление, убийство, и какое преступление!.. Какое убийство!.. Убийство, жертвой которого должна была пасть законная жена убийцы.

Неожиданно Поль Дро, который со времени своего знакомства с Миньясом мало-помалу утрачивал чувство совести и все безвозвратное скатывался в пропасть бесчестья и компромиссов, вновь ощутил себя человеком порядочным.

С минуту он в ужасе смотрел на Миньяса.

Ему показалось, будто он коснулся грязного, порочного животного и надобно немедленно отдернуть руку, а потом раздавить встретившуюся на пути ядовитую гадину.

Смятение хирурга было недолгим; он овладел собой, успокоился, полный ярости взгляд его смягчился и он опустил глаза, как бы желая скрыть мерцавшие в них гневные искорки.

На миг взбунтовавшись, Поль Дро сдержал себя, в сердца его затеплилась новая надежда.

Разумеется, он и мысли не допускал, что может сам способствовать смерти жены, но в глубине души подумал: случись это как-нибудь само собой, как сразу улучшилось бы его финансовое положение.

Профессор размечтался.

Мысленно перенесся он в таинственную квартиру на пятом этаже дома по авеню Мадрид.

Это место он называл своим земным раем. Там, позабыв об одолевавших его заботах, часами оставался хирург наедине со своим идеалом, не замечая, как бежит время. Там жизнь была, как мечта, и профессор, человек науки, становился там сентиментальным поэтом-романтиком, которому волшебный, благословенный случай дозволил познать самые вдохновенные, самые глубокие и сильные чувства, какие когда-либо доводилось ему испытывать.

Что за таинственные чувства одухотворяли монотонное существование профессора Дро?

И что имел в виду Миньяс, когда в ответ на рассуждения хирурга о великом таинстве науки, не скупясь, пожелал ему успеха в делах любовных?

Однако для наших компаньонов, обедавших в ресторане «Фазан», час решительного объяснения еще не пробил.

Миньяс обеспокоенно следил за тем, как встретит профессор его коварные замыслы.

Пусть перед вами самый закоренелый циник, пусть подлы и преступны его мысли, не сомневайтесь — приоткрыв страшные свои намерения, он с тревогой будет наблюдать, как их воспримут!

Поначалу Миньяс испугался, увидев, как исказилось лицо хирурга, готового взбунтоваться.

Внешне невозмутимый, финансист рассудил, что время способно творить чудеса. Не прошло и нескольких минут, а он уже мог поздравить себя с верным пророчеством; в душе хирурга Миньяс читал, как в раскрытой книге: хоть мысль о возможном соучастии в убийстве жены профессору все еще претит, догадался Миньяс, самому убийству он мешать не будет.

Ничего другого Миньясу и не требовалось; он тотчас заговорил о всяких пустяках и до конца обеда о делах больше не упоминал.

Лишь два часа спустя, прощаясь с хирургом, Миньяс в двух словах напомнил ему начало разговора.

— Представьте, — сказал он, — что с вашей женой произошел несчастный случай — вы тотчас обретаете полную свободу и становитесь обладателем огромного состояния.

Хирург содрогнулся, отпрянул от Миньяса и поспешил к припаркованному неподалеку автомобилю; удовлетворенно потирая руки, Миньяс посмотрел профессору вслед и злобно усмехнулся.

— Самое трудное позади, — сквозь зубы процедил зловещий завсегдатай биржи, — молчание его и поддержка мне обеспечены. Осталось самое неприятное.

 

Глава восемнадцатая

НАВСТРЕЧУ ЛЮБВИ

Спустя несколько часов после того, как Поль Дро расстался со страшным своим сообщником, который вывел его из равновесия, поманив преступной, но так кстати пришедшейся приманкой, на другом конце Парижа, у входа в грязный, сомнительный кабачок на бульваре Шапель, шумно толпились апаши.

Там собралась целая компания молодцов и девиц вида самого зловещего.

Полицейские, совершавшие обход квартала, старались и близко не подходить к сборищу этих типов. Из чувства осторожности полицейские не хотели вступать в перепалку, которая вполне могла обернуться дракой, они предпочитали закрыть на все глаза и не замечать это недозволенное законом сборище подозрительных личностей.

Особого вреда от них не было, а повода для стычки давать не хотелось.

Ко всему прочему, апаши, собравшиеся в тот день у злачного притона, были как никогда серьезны и озабочены; час был поздний, из кабачка их вытолкали, и если они, нарушая закон, продолжали толпиться на тротуаре, то делали это вовсе не для того, чтобы вывести из себя полицейских — апаши собирались потолковать об одном срочном деле.

Среди этой шпаны были свои знаменитости — личности, одинаково хорошо известные на бульварах, под аркадами мостов и в тюремных камерах.

Доведись пройти мимо агенту сыскной полиции, он без труда назвал бы каждого из них по имени; в глаза сразу бросалось неразлучное трио — Фонарь, Бычий Глаз и сожительница их Адель, тут же крутилась мамаша Проныра, которая была еще грязнее и сварливее, чем обычно; был там и наводящий ужас Пономарь, посматривавший на всех исподлобья, рядом с ним — странное, похожее на марионетку существо с головой полишинеля, которое все звали Придурком; Придурок именовал себя «секретом Пономоря», да с такой гордостью, как если бы речь шла о кюре и его викарии.

Придурок, с которым прежде в банде никто не считался, ибо в активе у него было всего несколько приводов за бродяжничество, в тот вечер важничал, как индюк, выпячивал грудь колесом, прохаживался гоголем, бросая на окружавших его размалеванных проституток призывные взгляды.

Он только что закончил свои разглагольствования, и рассказ его оказался так интересен, что привлек внимание даже таких асов, как Пономарь, Фонарь и Проныра.

Случилось так, что Придурок впутался в одну махинацию и был теперь единственным связующим звеном с приятелями одного ловкача, который щедро подмазал дельце и обещал еще раскошелиться, если все будет чин-чинарем.

Увидев, что слушают его внимательно, Придурок пустился в подробности.

С час назад, в темном переулке к нему с таинственным видом подошел какой-то шикарно разодетый тип и сунул ему двадцать пять луидоров. Потом он сказал Придурку:

— Дело вот в чем: договоришься с приятелями, и завтра вечером поступите в мое распоряжение — сделаете, как я скажу.

Запрятав поглубже луидор, Придурок заявил, что согласен и обо всем передаст своим дружкам, а затем поинтересовался, что им придется делать.

Шикарный тип успокоил Придурка:

— Красть и пускать кровь не придется, а дело в следующем: достанете тачку и на все ходу врежетесь в такси — в нем будет ехать одна бабенка, ее надо как следует проучить. Сделайте дело смывайтесь и сидите тихо, а вечером явитесь к папаше Корну, там будет ждать вас человек, который и организовал это дельце, он него получите капусту — уж он-то раскошелится, хватит и вам, и вашим дружкам.

Придурок уточнил еще кой-какие детали, говорил он долго и поверг апашей в глубокое раздумье.

Первым слово взял Пономарь.

Заговорил он первым вовсе не потому, что решение пришло к нему раньше — просто в силу его возраста, опыта и свирепости все признавали в нем хозяина, главаря банды.

Пономарь по-отечески оперся на плечо Придурка.

— Неплохо поработал, сынок, — сказал он, — начинаешь кумекать, что к чему… Если так пойдет, похоже, выйдет из тебя толк… Когда-нибудь, Придурок, ты сравняешься с Бычьим Глазом, а то, глядишь, и с Фонарем; что и говорить — ловко сработано. Смотри-ка, ты малый не промах, заставил-таки клиента заранее раскошелиться.

Пономарь протянул Придурку широкую, волосатую лапу, и тот, расстрогавшись, хотел было горячо ее стиснуть.

Но не этого ждал от него Пономарь. По лицу его скользнула ироническая ухмылка.

— Этим не отделаешься, Придурок, — сказал он, — думаешь, протянули друг другу лапки, и заметано? Все это для хлюпиков и кривляк, которые слыхом не слыхивали о настоящих чувствах. Мне нужна капуста. Гони монету.

Придурок, не ожидавший столь резкой атаки, был уязвлен до глубины души, ему до слез было жалко расставаться с аккуратной стопочкой луидоров, видеть, как навсегда исчезают они в бездонных карманах Пономаря.

Нахально присвоив себе луидоры, Пономарь заключил:

— По рукам, Придурок, иди скажи тому фраеру, что завтра, в назначенный час, наши ребятишки будут на месте, а теперь — все бай-бай, собираемся завтра в полдень — промочим горло.

Увидев, что хулиганы расходятся, полицейские, дежурившие на бульваре, с облегчением вздохнули, и самый старый сказал самому молодому:

— Говорил я вам, лучший способ поддерживать порядок — никогда не маячить у людей перед глазами и предоставить им полную свободу действий.

На следующий день, часов около девяти вечера, к темной, обезображенной строительными работами площади Трините с разных сторон устремились подозрительные личности.

Фонарь, длинный и тощий, одетый в синий рабочий комбинезон, Бычий Глаз — в котелке, коротком, зауженном в талии пиджаке и широченной рубахе без воротничка, из которой торчала голая шея, и Адель, вырядившаяся в самые красивые свои тряпки, вышагивали по тротуару со стороны улицы Шоссе-д’Антен.

Все трое вместе приехали на трамвае, спустились с холма Менильмонтан, добрались до площади Трините, а там тотчас разъединились и принялись расхаживать взад-вперед, делая вид, будто незнакомы.

Употребив на то всю свою ловкость, они постарались незаметно проскочить мимо наряда полиции и принялись внимательно вглядываться в лица прохожих, опасаясь, как бы поблизости не оказался переодетый в штатское инспектор сыскной полиции, на глаза которому попадаться не хотелось.

Что замышляли они?

Что намерены были предпринять?

Что поделывали Придурок и Пономарь?

Примерно в этот же час, в небольшой скромной квартирке, расположенной в тихой улочке недалеко от площади Звезды, мирно беседовали две дамы.

Одна из них, седая старушка в огромных очках, без устали работала вязальными спицами; другая — молодая, элегантно одетая дама с прекрасным цветом лица и вьющимися волосами без умолку болтала; старушка внимательно слушала ее, покачивая в такт головой.

Молодая дама была супругой профессора Дро, которая, возбудив против мужа дело о разводе, решила взять свою девичью фамилию и звалась теперь Амели Тавернье; она получила официальное разрешение покинуть супружеский кров и поселилась у своей тетушки, старой девы Дезире.

В тот вечер после долгих колебаний — ибо тетушка ее была подозрительна — Амели решилась исчезнуть из дому, придумав, будто отправиться на Лионский вокзал встречать подругу, которая якобы была в Париже проездом.

Тетушка Дезире поправила очки и, взглянув на племянницу, спросила:

— А как зозут твою подругу?

Взгляд был пронизывающий, и Амели слегка покраснела. Однако она быстро оправилась и назвала первое пришедшее ей в голову имя.

— Ты никогда не рассказывала мне о ней, — удивилась тетушка Дезире, — но, дитя мое, ты вольна делать, что хочешь, и вовсе не обязана докладывать мне обо всех своих знакомых. В котором часу ты вернешься?

Как раз этот момент и был самым скользким. Амели не хотелось давать точного ответа.

— Тетушка, — сказала она, — этого я и сама пока не знаю, но ни за что на свете я не допущу, чтобы вы изменили своим привычкам и легли позже обычного. Ложитесь, как всегда, в десять, а ключ суньте под коврик.

Тетушка Дезире отрицательно покачала головой.

— Никаких ключей и никаких ковриков, — возразила она, — я ведь буду волноваться! Я дождусь тебя и сама тебе открою.

Амели, которая уже успела надеть шляпку, пальто и повязать шарф, замешкалась и пробормотала что-то неразборчивое.

Наконец, собравшись с духом, она выпалила:

— Дорогая моя тетушка, я скажу тебе всю правду… Так вот… я так и думала, что ты не захочешь оставлять ключ под дверью… С другой стороны, я ни за что не позволю тебе дожидаться меня, и вот что я придумала: когда моя подруга написала мне, чтобы я пришла встретить ее на вокзал…

— Ты говорила, будто она тебе позвонила, — перебила ее тетушка Дезире.

Амели покраснела.

— Именно так я и хотела сказать, я оговорилась. Так вот, милая тетушка, когда Маргарита позвонила мне, чтобы узнать, смогу ли я придти на вокзал, я сказала, что не только приду, но и провожу ее до отеля, а чтобы вдосталь посплетничать, я даже пообещала ей заночевать в соседней комнате. Получается, тетушка, что вернусь я завтра утром.

Они помолчали, Амели с тревогой смотрела на старую деву.

Та продолжала вязать, опустив глаза, потом медленно подняла голову и лукаво взглянула на племянницу, точно собираясь ей что-то сказать.

По зрелом размышлении, старая дева сочла за лучшее оставить свое мнение при себе и удовольствовалась следующим:

— Амели, детка, ты больше не ребенок, ты сама себе хозяйка, иди же, встречай свою Маргариту, увидимся завтра утром!

Дважды повторять ей не пришлось: Амели с несвойственной ей нежностью поцеловала старушку, выказала преувеличенное беспокойство, суетясь и спрашивая, не нужно ли ей что-нибудь, и мгновенно исчезла.

Притворив дверь, тетушка Дезире задвинула засов и крикнула сбегавшей по лестнице Амели:

— Желаю не скучать с Маргаритой…

Кто была та Маргарита?

Это был Себастьян Перрон!

Несмотря на все злоключения, приключившиеся с ней после возбуждения дела о разводе, Амели часто виделась с отцом своего ребенка, первым своим возлюбленным Себастьяном Перроном.

Судья всегда встречал ее так восторженно, с таким пылом и столько раз умолял ее быть с ним поласковей, что Амели, хоть она и отказывала ему, в душе была глубоко тронута настойчивой страстностью этого человека, которого искренне любила шесть лет назад.

Дни шли за днями, происходили странные, невероятные события, и Амели жаждала не только вновь увидеться с бывшим своим любовником, но и удовлетворить свое любопытство, выведать у него загадочные подробности исчезновения сына.

Сначала — и это вполне естественно — молодая женщина была удивлена и шокирована просьбой, с которой пришел к ней Себастьян Перрон. Он тогда сказал ей:

— Чтобы вызволить нашего ребенка, понадобится сто тысяч франков… У меня их нет, ты дашь мне эти деньги?

В тот момент Амели испытывала сильное потрясение, Себастьян Перрон стал ей отвратителен.

Впоследствии она убедилась, что судья не мог поступить иначе и что он отнюдь не был подлым шантажистом, выманивающим деньги у бывшей любовницы; одна только цель была у него, одно желание: найти ребенка.

Между тем Амели подозревала, что Себастьян Перрон рассказывает ей далеко не все; ей казалось, что первый ее возлюбленный скрывает от нее какие-то тайные мысли, которые она надеялась выведать во время любовного свидания.

И уж если говорить всю правду, не стоит скрывать — когда Амели Тавернье пытала свое сердечко, она отчетливо слышала, как стучит и стучит в нем прежнее чувство к Себастьяну Перрону.

Амели дрожала от счастья, при мысли, как, помолодев на шесть лет, она вновь ощутит страстное объятие человека, которому отдалась еще девственницей.

Вот тогда-то Амели Тавернье и придумала историю о вымышленной Маргарите, придумала затем, чтобы иметь в запасе целую ночь и отправиться к любовнику!..

Себастьян Перрон занимал небольшую, скромную, со вкусом обставленную квартирку на улице Мобёж, куда Амели не раз заглядывала на минутку, чтобы поговорить с судьей наедине.

В тот день она тоже навестила его днем, в шесть вечера Себастьян Перрон проводил ее до перекрестка Шатодён, и они расстались, договорившись снова встретиться ближе к ночи.

На прощание Амели сказала Себастьяну Перрону:

— Тетушка Дезире не станет меня задерживать, я выйду ровно в девять, поймаю такси и приеду. Я не прощаюсь… люблю тебя…

Влюбленные пожали друг другу руки и расстались.

Ни один из них не подозревал, что последние слова их слышал кто-то еще — этот кто-то следил за ними.

Но зачем? С какой целью?

Не угрожала ли Амели опасность?

* * *

Верная своему слову, ровно в девять Амели Тавернье спустилась по лестнице, вышла на улицу и немного прошла вперед.

Она заметила такси. Уже подходя к машине, Амели услышала, как шофер, скучавший без клиентов, обратился к ней с привычным вопросом:

— Садитесь, дамочка, куда поедем? Мотор у меня отличный, быстрый, сиденья мягкие, да и возьму недорого.

Накрапывал дождик, и Амели до смерти обрадовалась, что на такой безлюдной улице ей сразу удалось найти машину да еще с таким любезным водителем.

Такси стояло у тротуара, водитель, придерживая одной рукой руль, широко распахнул перед ней дверцу.

Амели впорхнула в машину, на ходу бросив:

— Улица Мобёж, 194.

Машина рванула с места.

 

Глава девятнадцатая

АВАРИЯ

— Боже мой, не так быстро… Прошу вас, поезжайте медленнее…

Тщетно Амели Тавернье просила водителя сбавить скорость. Весь путь от площади Звезды до вокзала Сен-Лазар машина проделала на полном ходу, правда, не превышая дозволенной скорости. И хоть порой Амели было не по себе на виражах, а на перекрестках у нее от страха сжималось сердце, она не проронила ни звука.

Теперь же ситуация осложнилась и стала по-настоящему опасной — водитель все увеличивал и увеличивал скорость.

Едва успели они выбраться с запруженной улицы Сен-Лазар, как водитель еще наддал газу, и автомобиль, кидаясь из стороны в сторону, точно взбесившийся зверь, ринулся к площади Трините.

Амели Тавернье занервничала, заколотила кулачками в стеклянную перегородку — водитель и бровью не повел; тогда, опустив стекло, она высунулась наружу и крикнула:

— Прошу вас, сбавьте скорость, я не хочу так мчаться, не хочу…

Прервавшись на полуслове, молодая женщина пронзительно вскрикнула. Несмотря на отчаянные призывы полицейского, водитель и не подумал сбавить ход.

Раздался страшный скрежет; такси, в котором ехала Амели Тавернье, резко тормознув, остановилось, покачиваясь, шины лопнули, и автомобиль опрокинулся, завалился на бок.

Произошла ужасная катастрофа.

Откуда ни возьмись, появилось еще одно такси, на полном ходу спустилось оно по улицам Пигаль и Бланш и, словно перестав подчиняться водителю, во весь опор летело навстречу машине, в которой ехала Амели Тавернье; казалось, столкновения не миновать.

Когда между двумя такси остались считанные метры, оба водителя, обменявшись взаимными угрозами, очертя голову разом выпрыгнули из машин, чтобы избежать увечий.

Еще секунда — и автомобили врезались друг в друга, немногие свидетели случившейся драмы видели, как опрокинулось такси, в котором ехала Амели Тавернье, как на колесах лопнули шины, как на мелкие кусочки разлетелись выбитые стекла.

На какой-то миг невольные свидетели происшествия застыли от ужаса, а потом бросились к бесформенной груде обломков — ведь в обоих такси могли быть пассажиры.

По счастливой случайности в автомобиле, прибызшем с улицы Бланш и ставшим причиной аварии, пассажиров не оказалось.

Машина, в которой находилась Амели Тавернье, разбилась вдребезги.

Откуда-то набежали люди, собралась толпа, все отчаянно жестикулировали, хватались за голову — проку от этого было мало.

Полицейский, примчавшийся к месту аварии, всю свою энергию употребил на то, чтобы оттеснить собравшихся зевак, он отчаянно дул в свой свисток, надеясь, что его услышат патрульные на велосипедах.

Любопытные работали локтями, стараясь пробиться поближе, но к жертве подойти не решались.

Из опрокинутой машины доносились хриплые, жалобные стоны; нетрудно было догадаться, что состояние пострадавшей критическое.

Сколько же всего было пострадавших?

На этот счет в толпе строили разные предположения, однако оказать помощь по-прежнему никто не осмеливался.

Внезапно толпа расступилась. Немолодой, элегантно одетый господин в цилиндре решительно выступил вперед, подошел к машине и сквозь растерзанную дверцу, не колеблясь, заглянул внутрь.

Не без труда удалось ему извлечь из-под обломков безжизненное тело беспрерывно стонавшей женщины.

То была несчастная Амели Тавернье.

Тело ее было в крови, в лицо вонзились осколки стекла, порванная одежда висела клочьями.

— Да шевелитесь вы, черт возьми! — не выдержал незнакомец, с трудом удерживая пострадавшую. — Неужели никто из вас не соизволит помочь мне? Он окинул толпу гневным взглядом. — Вы же видите — женщина тяжело ранена, она без сознания…

Полицейский огляделся вокруг, прикидывая, на чем бы можно было увезти раненую.

— Может, отвезти ее в ближайшую аптеку? — предложил он.

— Именно это я и собираюсь сделать, — ответил ему господин в цилиндре, — я прибыл на площадь Трините через несколько минут после происшествия, вон моя машина.

Взглядом он показал на роскошный лимузин, припаркованный чуть поодаль.

Зеваки, которые до этой минуты не двигались с места, наперебой стали предлагать свою помощь.

Десятки рук готовы были нести несчастную, через несколько секунд ее уже бережно уложили на сиденье шикарного лимузина.

Полицейский шел следом за владельцем машины.

— Прошу вас, — обеспокоенно повторял он, — скажите мне, куда вы повезете эту даму?

Он хотел было записать номер лимузина, чтобы узнать фамилию его владельца, но господин в цилиндре предугадал его желание.

— Меня зовут Миньяс, вот мой адрес, — сказал он, протягивая полицейскому свою визитную карточку, после чего ответил на второй вопрос. — Судя по всему, эта дама ранена серьезно, необходимо как можно скорее доставить ее в лечебницу. Я намерен отвезти ее в клинику профессора Поля Дро — это на авеню Мадрид, в Нейи.

Видно было, что полицейский колеблется; несмотря на его отчаянные свистки, никто из коллег не пришел ему на помощь и посоветоваться было не с кем.

— Дело в том, — смущенно начал он, — дело в том, что… не знаю, не противоречит ли это правилам; согласно уставу, жертвы дорожных происшествий должны быть препровождены в ближайшую аптеку, а потом — в ближайший полицейский участок…

Господин в цилиндре, назвавшийся Миньясом, а это и в самом деле был загадочный греческий финансист, недовольно поморщился и пожал плечами:

— Наплевать мне на ваш устав! Долг всякого честного гражданина состоит в том, чтобы сначала оказать помощь ближнему, а уж потом думать о полицейских правилах. Вы же видите — женщина тяжело ранена, у нее сильное кровотечение, она в обмороке, здесь нужен хирург, а не аптекарь.

Полицейский переминался с ноги на ногу, и Миньяс вызывающе добавил:

— Вам известно, кто я, где проживаю, меня хорошо знают в биржевых кругах, где со мной считаются. Так вот, приятель: всю ответственность я беру на себя.

Миньяс сделал знак своему шоферу, сел в машину, устроившись рядом с пострадавшей; на глазах у восхищенной публики автомобиль тронулся с места, набрал скорость, двинулся по Лондонской улице и вскоре исчез.

По толпе прошел одобрительный ропот.

— Молодец он, этот господин, — заявила старуха, похожая на уличную торговку овощами и фруктами, — среди богатых не часто встретишь людей порядочных.

— Он не должен был этого делать! — громко запротестовал полицейский. — Не много ли он на себя берет?

Эти слова представителя власти были встречены свистом и улюлюканьем:

— Ишь ты! Что это на него нашло? Видали такого?.. Подыхать будешь на улице, а эти бездельники и пальцем не шевельнут, только бы соблюсти устав… Эй, ты!.. Плевать мы хотели на твой устав! Правильно сделал этот господин — взял и повез дамочку в больницу для богатых.

Полицейский не стал вступать в пререкания; в глубине души ему и самому было приятно, что поведение владельца лимузина толпой было одобрено.

Он робко заметил:

— Я ведь при исполнении, понятно вам? Существуют инструкции, и я обязан им следовать… Если бы кто-нибудь из вас, господа, согласился быть свидетелем, все было бы в порядке…

Ему протянули сразу несколько визитных карточек, полицейский сунул их в бумажник, но тут вспомнил о разбитых машинах и направился к груде обломков, чтобы составить протокол.

Теперь трудно было воскресить в памяти, что же произошло в момент аварии.

Полицейский с трудом пробрался сквозь толпу зевак.

Очутившись и первых рядах, он требовательно крикнул:

— Где водители этих машин?

Полицейский выждал минуту-другую — ответа не последовало.

Тогда он крикнул еще громче:

— Эй, шоферы, поторапливайтесь, немедленно подойдите ко мне!

Толпа заволновалась. Кто-то бросил:

— Ловко же они смылись!

— Можно подумать, — подхватил кто-то другой, — что они так и продолжали мчаться на той же скорости — поди догони.

Толпа взорвалась смехом, полицейский нахмурился, потом вслух поделился своими сомнениями:

— Главное, чтобы они не остались под обломками.

В ту же минуту от толпы любопытных отделился длинный, тощий тип с бледным лицом, он подошел к полицейскому и, тронув каскетку, вежливо сказал:

— Прошу прощения, господин полицейский, сдается мне, вы понапрасну теряете время — этих молодчиков уже не дозовешься; я все видел своими глазами: похоже, оба они сразу дали тягу…

Полицейскому в общем-то было все равно, тревожило его одно — не подкачать в глазах начальства.

Да и что мог он сделать?

Не догонять же ему, в самом деле, этих водителей, раз уж они дали деру!..

— Согласны вы быть свидетелем? — спросил он у долговязого.

Однако в тот день бедному полицейскому решительно не везло.

Молодчик, только что красочно описавший, как водители уносили ноги, и сам поспешил исчезнуть; нечего было и думать отыскать его во все увеличивающейся толпе; в этот момент со стороны Шоссе-д’Антен и улицы Клиши к месту аварии на велосипедах устремилось с полдюжины патрульных, которые наконец что-то заподозрили.

Толпа зевак на площади Трините все росла, а тем временем по узкой темной улочке Сен-Лазар двигались в направлении церкви Нотр-Дам-де-Лорет несколько оборванных, подозрительных личностей.

Был среди них и тощий длинный малый, тот самый, что беседовал с полицейским, — Фонарь собственной персоной.

Долговязый апаш давился от смеха; тоном полным сарказма обратился он к Бычьему Глазу, который, естественно, вышагивал рядом с ним:

— Ну и дельце мы провернули! Сделано на совесть — не подкопаешься. Отладили все, точно репетировали сцену из фильма, вот и сработало как часы!.. Когда Пономарь спустился на своей тачке от площади Пигаль и на всем ходу врезался в такси, которое вел Придурок — трах-тарарах! Машина всмятку!

— Цыпочке, что тряслась в колымаге Придурка, мало не было, — хихикнула сопровождавшая апашей Адель. — Кто такой тот шикарный фраер, что увез ее? — полюбопытствовала она — Видно, он тоже в деле… Какое же, черт возьми, надо иметь алиби, чтобы преспокойно разъезжать на этакой классной тачке — стекла так и блестят, роскошная крыша; денег у него, наверно, куры не клюют!

Фонарь с Бычьим Глазом лукаво поглядывали на нее, многозначительно качали головой, но на вопросы не отвечали. Может статься, им было что порассказать о том, кого Адель нарекла «шикарным фраером», но они предпочитали помалкивать.

* * *

Утром следующего дня, когда за белыми занавесками не закрытого ставнями окна занялся рассвет, молодая женщина с бледным, точно восковым, лицом медленно приоткрыла глаза и, запинаясь, дрожащим голосом пролепетала:

— Что со мной случилось? Где я?

Она хотела пошевельнуться, повернуть голову, но тут же застонала от боли.

Попробовав приподняться, она без сил упала на подушки.

— Боже милостивый! — прошептала она и закрыла глаза.

Другая женщина — с виду дежурная медсестра — на цыпочках подошла к кровати и склонилась к больной.

— Не двигайтесь, сударыня, лежите спокойно, вы тяжело больны, но это пройдет.

Лица больной было не разглядеть, видны были только лоб и глаза.

Голова и лицо ее были забинтованы, под бинтами проложили вату, а плечи и грудь туго стянули перевязочной тканью, на которой выступали пятнышки крови.

В палате лежала пострадавшая в аварии Амели Тавернье.

Накануне вечером бедняжка была без сознания и едва дышала, Миньяс потрудился доставить ее сюда, в лечебницу мужа, профессора Поля Дро.

Амели обо всем этом и не подозревала: она была в беспамятстве, когда Миньяс распорядился разбудить профессора, а тот немедленно поместил ее в свободную палату и оказал первую помощь.

Более всего пострадавшая нуждалась в отдыхе, поэтому ничего срочного предпринимать не стали, решив подождать до следующего дня.

Поборов волнение, Поль Дро распорядился, чтобы в палате дежурила Даниэль, которая всю ночь не смыкала глаз: еще бы, жена самого профессора!

Лишь несколько минут удалось улучить Дро и Миньясу, чтобы остаться наедине. Поль Дро готов был испепелить взглядом загадочного своего компаньона, Миньяс же поглядывал на профессора с язвительной усмешкой.

— Может быть, вы все-таки объясните мне, что произошло? — спросил хирург. — Как все это случилось?

Миньяс ухмыльнулся.

— Чистая случайность, мой милый, но как кстати пришедшаяся… Что случилось? Да ничего особенного: ваша жена ехала в такси, на площади Трините произошла авария… Она ранена, без сознания, а я как раз оказываюсь там, вытаскиваю ее из-под обломков и привожу сюда, вот и все!

Его объяснение не убедило профессора.

— Миньяс, — возмутился он, — умоляю, скажите правду, что случилось? Что вы наделали?

Разом переменившись, Миньяс жестоко взглянул на профессора и, не таясь, заявил:

— Смерть вашей жены полезна и необходима, мы заинтересованы в ней для осуществления наших планов. Ваша жена должна умереть, и умереть так, чтобы оба мы были вне подозрений… Она стала жертвой автомобильной аварии, которая выглядит чистой случайностью… Никто не сможет утверждать обратного. Водителей столкнувшихся такси не отыщут — в этом положитесь на меня. Поскольку Амели не погибла в момент катастрофы, необходимо было завладеть ею, чтобы потом прикончить. А теперь, Поль Дро, слушайте меня внимательно: первую часть программы я выполнил — вовремя оказался на месте катастрофы и доставил Амели сюда; теперь она в вашей власти, я начал — вам заканчивать…

На этих словах Миньяс удалился, а Поль Дро, закрыв лицо руками, рухнул в кресло.

Он был оглушен, уничтожен, раздавлен цинизмом своего собеседника.

Что за человек, черт возьми, был этот Миньяс, не отступающий ни перед чем, не моргнув глазом, идущий на опаснейшие кражи, на самые подлые убийства?

Поль Дро все еще слышал, как грозным набатом звучат последние слова Миньяса:

— Пора с ней кончать. — Именно так сказал этот мерзавец.

Все в хирурге взбунтовалось против этого подлого приказа. Он сжал кулаки, закусил губы; а что если догнать негодяя и задушить его собственными руками?

 

Глава двадцатая

«В ЛЕСУ НАМ БОЛЬШЕ НЕ ГУЛЯТЬ…»

Выйдя из небольшой приемной, Поль Дро медленно прошел мимо двери палаты, где под присмотром мадемуазель Даниэль лежала его тяжелораненая жена; с минуту помедлив, он счел за лучшее не входить туда.

Профессор направился к себе домой, в квартиру, расположенную в соседнем с лечебницей здании.

Миновав кабинет, примыкавший к спальне, он вошел в длинную галерею, ведущую в запретные, таинственные покои, доступ в которые для Амели Дро — в пору, когда она жила с мужем — был строго-настрого закрыт.

По обыкновению бледный, профессор ощутил, как заалели его щеки, как смягчилось выражение лица.

Маленьким ключиком открыл он потайную дверь, скрытую в одной из деревянных панелей, украшавших стены; за дверью скрывалась небольшая винтовая лестница, ведущая на следующий этаж.

В квартире было тихо, но, как только приоткрылась потайная дверь, сверху донесся чей-то веселый голосок, неотчетливый, но с характерной интонацией. Молодой, нежный, звонкий, как колокольчик, детский голос напевал знакомую песенку — таким песенкам кормилицы обучают своих воспитанников.

Услышав песенку, доктор заулыбался, глаза его повеселели, руки сомкнулись как для молитвы, трепетной и восторженной.

Профессор Поль Дро, которого все считали человеком сухим, холодным и бесстрастным, неожиданным образом преобразился.

На лице его появилось трогательное выражение нежности и умиления.

Из глаз хирурга готовы были пролиться слезы, губы машинально шептали:

— Я люблю, люблю ее; все, чего достиг, вся жизнь моя ради…

Внезапно, будто что-то вспомнив, он замолчал. Он все еще отчетливо слышал последние слова загадочного Миньяса:

— Пора с ней кончать.

Сначала Поль Дро взбунтовался, но стоило ему услышать, как щебечет там наверху этот ангельский голосок, и распоряжение Миньяса перестало казаться ему презренным и отвратительным, теперь оно воспринималось профессором как совет, которому надо последовать.

Неслышно ступая, профессор осторожно прикрыл за собой потайную дверь, скрытую в деревянной панели, и стал подниматься по лестнице.

Несмотря на охватившие его чувства, Поль Дро, конечно, смутился бы и забеспокоился, если бы заметил, что в эту трагическую, безмолвную ночь кто-то следил за ним, спрятавшись за портьерой в коридоре; этот кто-то видел, как он открывает потайную дверь.

* * *

Тем временем совсем рассвело, и от бившего в глаза света Амели проснулась.

Бедняжка отчаянно страдала, раны на лице и груди жгло, как огнем, но о боли она не думала и тревожилась совсем о другом.

Как только она открыла глаза и увидела Даниэль, сидевшую у изголовья, ее объял неизъяснимый ужас.

Вне себя она закричала:

— Не хочу видеть вас… не хочу оставаться здесь, в лечебнице Поля Дро, я запрещаю этому человеку прикасаться ко мне, пусть меня выпустят отсюда, пусть увезут — лучше умереть на улице, чем оставаться здесь.

Она так распалилась, что, переживая за нее, Даниэль решила ввести ей сильное снотворное: она подумала, что бедняжка бредит.

Не в силах бороться с окутывавшим ее оцепенением, Амели сразу успокоилась; она попыталась сесть, потом откинулась на подушки и впала в забытье, продолжая шептать:

— Не хочу… не хочу… здесь оставаться…

Что до Поля Дро, то последние события, надо думать, очень взволновали его, а, может, в ту ночь часы, тайно проведенные им в секретных покоях, многое для него переменили; как бы то ни было, но вопреки всем правилам ровно в семь утра обхода хирурга не было.

Он послал сказать Даниэль, что очень устал и побудет дома.

Не раздеваясь, профессор вытянулся в кресле и приготовился немного вздремнуть; в эту минуту в дверь постучал камердинер.

— В чем дело? — раздраженно спросил Поль Дро. — Я же просил не беспокоить меня.

— Прошу прощения, сударь, — смутился камердинер, — но с вами желает говорить судья, председатель судебной палаты.

Побледнев, как мел, Поль Дро вскочил с кресла.

От сильного потрясения по телу его прошла нервная дрожь.

Хирург испугался, в голове у него заметались тревожные мысли.

— Что надобно от меня этому судье? — спросил он срывающимся голосом.

Камердинер пожал плечами.

— Пусть он войдет! — распорядился Поль Дро.

Через несколько секунд вошел Себастьян Перрон.

— Вам что-нибудь говорит мое имя? — сухо, почти угрожающе обратился он к профессору.

Поль Дро узнал судью, который пытался помирить его с женой, возбудившей против него дело о разводе.

— Разумеется, — отвечал он, — я прекрасно помню, как…

Себастьян Перрон прервал его:

— Я пришел к вам не как судья, сударь, а как лицо частное, просто как Себастьян Перрон… Известно вам, кто я?

Он так выразительно посмотрел на профессора, что тот побледнел еще больше.

— Я не понимаю вас, — с трудом выдавил он.

Переменив тему, Себастьян Перрон встревоженно спросил:

— Мне известно, что мадам Амели Тавернье тяжело пострадала и находится в вашей лечебнице, я хочу знать, как она себя чувствует, и обязательно должен ее повидать.

Профессор Дро не переставал удивляться.

— Сударь, — ответил он, — я абсолютно ничего не понимаю…

— Какая разница! Сударь, я непременно хочу видеть Амели.

— Простите, — возмутился профессор, — кто дал вам право называть так мою жену, сударь?

Себастьян Перрон закричал угрожающим голосом:

— Мое право — самое святое право в мире, сударь, это право отца, который желает видеть мать своего ребенка. Я — любовник вашей жены, Амели Тавернье была моей любовницей, прежде чем…

Фраза повисла в воздухе; сжав кулаки, профессор Дро кинулся на Себастьяна Перрона и с пеной у рта воскликнул:

— Подлый негодяй!

Себастьян Перрон был готов к этой вспышке гнева, он тоже сжал кулаки и бросился на профессора, глаза их сверкали, еще секунда — и они начали бы тузить друг друга, но в этот момент дверь снова отворилась.

Себастьян Перрон и Поль Дро одновременно обернулись и в один голос воскликнули:

— Вы, сударь? Здесь?..

С невозмутимой миной, скривив губы в иронической улыбке, вновь вошедший как ни в чем не бывало поклонился.

— Да, господа, это и в самом деле я.

Неожиданным посетителем оказался Жюв.

Сыщик прикинулся, что и не заметил, в каких странных позах застал он судью и профессора.

Сначала он обратился к Полю Дро.

— Сударь, — начал он, — хоть вы и велели не беспокоить вас ни под каким предлогом — желание вполне естественное и похвальное — я позволил себе нарушить ваш отдых, потому что я только сейчас из лечебницы. Ваша старшая медсестра просит вас прибыть незамедлительно. Состояние мадам Амели Дро внушает ей тревогу, оно требует вашего вмешательства; вам придется забыть о том, что вы ее супруг, и быть только доктором, имеющим дело с больной.

Профессор подчинился ему не сразу. Жюву пришлось добавить еще одну фразу.

— Мне необходимо с глазу на глаз переговорить с этим господином, — сказал он, указывая на Себастьяна Перрона.

Лишь на минуту судья оторопел от изумления, а потом стал кричать еще громче, еще яростнее.

— Господин Жюв! — вопил судья. — В присутствии господина Поля Дро, которому я сию минуту сообщил, что я — любовник его жены, я настаиваю на следующем заявлении: я обвиняю Поля Дро в том, что он подлец. Я обвиняю его в том, что он держит в заточении ребенка, рожденного взаимным чувством между мной и Амели Тавернье. Я обвиняю его в том, что он гнусный шантажист и что он требовал с меня денежный выкуп в обмен на моего сына… Я обвиняю…

— Приказываю вам замолчать, сударь, — повелительно распорядился Жюв.

Сыщик говорил так настойчиво, что судья покорился.

Двигаясь, точно автомат, Поль Дро вышел из комнаты, пересек коридор, покинул квартиру и направился в лечебницу.

Со вчерашнего вечера он не знал, что и думать — столько произошло невероятных событий; минутами он спрашивал себя, не есть ли все это сон, жуткий кошмар.

Жюв и судья остались одни.

— И что же? — начал Себастьян Перрон.

Жюв снова прервал его.

— А вот что, сударь, — сказал он, — Похоже, я на верном пути и ждать вам осталось недолго… Состояние Амели Тавернье не так уж безысходно, как я сказал профессору… Да и поиски вашего ребенка не кажутся мне теперь такими уж безнадежными. Сделаете, как я скажу… Сейчас вы уйдете отсюда, вернетесь домой и там будете ждать меня: часам к двум я принесу вам добрую новость.

Себастьян Перрон всплеснул руками и, не зная, как выразить свою признательность, проникновенно сказал:

— О, Жюв, Жюв… Неужто это правда?.. Две вещи истерзали мне сердце, измучили душу — чувство мое к Амели и любовь к нашему сыну. Верните их обоих сердцу, кровоточащему отчаянием, и я не забуду об этом до конца дней.

От волнения судья начал запинаться.

Жестом Жюв прервал его, незаметно подвел к выходу, взял за плечи и вытолкнул на лестницу.

* * *

По винтовой лестнице, скрытой за потайной дверью, осторожно поднимался какой-то мужчина.

Добрых четверть часа понадобилось незнакомцу, чтобы открыть скрытую в стене дверь; это был Жюв, всю ночь следил он за Полем Дро, видел, как тот поднимался этажом выше, откуда временами доносились странные, загадочные звуки, взрывы детского смеха.

Жюв бесшумно поднимался по ступенькам, покрытым мягкой ковровой дорожкой, сердце его колотилось.

Прошлой ночью Жюв слышал, как звенел колокольчиком веселый детский голосок; сейчас, поднимаясь по лестнице, он опять различил тот же голос.

Голосок напевал известную детскую песенку, Жюв отчетливо слышал каждое слово:

В лесу нам больше не гулять, Деревья все срубили…

Наконец, Жюв добрался до верхней ступеньки и очутился в крохотной прихожей, куда выходило несколько дверей.

Сыщик помедлил, раздумывая, как поступить: двинуться сразу дальше или сначала получше осмотреться.

Неуемная радость захлестнула Жюва, сердце его билось все чаще.

Он принялся рассуждать вслух:

— Так и есть, я не ошибся, теперь доказано: Поль Дро — мерзавец; Себастьян Перрон не ошибся, когда обвинил его в попытке шантажа. Это хирург выкрал ребенка с фермы папаши Клемана, а теперь держит его в заточении.

Показав пальцем на дверь прямо перед собой, Жюв уверенно добавил:

— Ребенок там… за этой дверью, я слышу, как он поет…

Сыщик крался на цыпочках.

Главное — застать врасплох тех, кто стережет ребенка, не дать им времени опомниться.

Он прислушался и взялся за дверную ручку.

Осмотрев замочную скважину, Жюв убедился, что дверь не закрыта на ключ — значит, достаточно повернуть ручку, войти… Еще секунда, и он схватит ребенка, пусть тогда кто-нибудь попробует вырвать его у Жюва!

В решающий момент лицо Жюва на миг омрачилось.

Разумеется, он сбросил с себя огромную тяжесть, решив эту заковыристую задачку, но не такого решения он ждал.

До последней минуты ему так хотелось верить, что профессор Дро честен и невиновен; уже несколько недель профессор лечил Элен, Жюву посчастливилось видеть хирурга за работой и он по достоинству оценил его компетентность.

А теперь Жюв вынужден был признать, что этот крупный ученый, выдающийся ум, едва ли не гений, в частной своей жизни ведет себя как негодяй, способный заточить ребенка и требовать за него выкуп.

— Тьфу! — с отвращением сплюнул Жюв. — Сколько среди людей мерзких выродков!

Отбросив прочь свои мысли, Жюв распахнул дверь и ворвался в комнату.

Его встретили два испуганных вопля — вскрикнули две женщины, сидевшие друг против дружки.

В изумлении уставились они на Жюва, а тот сам разглядывал их во все глаза.

Одна из женщин была пожилой, Жюв сразу узнал ее. Это были Фелисите, самая старая из всех медсестер лечебницы; некоторое время назад Фелисите куда-то пропала — теперь Жюву все было ясно. Сомнений не оставалось: Поль Дро приставил ее надзирать за ребенком.

Другая женщина была совсем молода, она крутилась перед зеркалом, заканчивая одеваться и причесываться — темноволосая, с лицом ангела и мечтательной улыбкой.

Внезапное вторжение Жюва словно оглушило Фелисите, а молодая товарка ее как будто ничего и не заметила; без всяких церемоний она разглядывала себя в зеркало, старательно приглаживала волосы.

Заглянув под мебель, Жюв вцепился в плечо старой Фелисите и резким голосом выкрикнул:

— Ребенок? Где ребенок?

Фелисите казалась совсем сбитой с толку.

— Какой ребенок? — испугалась она.

— Довольно! Хватит прикидываться! — торопил ее Жюв. — Нечего ломать комедию, он здесь — я знаю!

Ответа не последовало; впрочем, никакого ответа Жюв больше и не ждал. Едва успев задать последний вопрос, Жюв, до крайности изумл