20.1. К логову зверя!

Строго говоря, по мнению автора, планомерная подготовка к штурму Берлина, который с каждым днем становится все ближе, началась уже летом-осенью 1944 г. Именно осенние бои 1944 г. явили Красной Армии и советской военной промышленности последние бронетанковые новинки Третьего рейха и заставили напрягать свои силы по созданию средств противодействия.

Именно в указанный период 1944 г. были проведены наиболее важные и глобальные стратегические операции на советско-германском фронте. Это произошло благодаря тому, что Ставка ВГК стала уделять гораздо больше внимания подготовке предстоящих операций как в плане их организации, так и в плане сосредоточения сил. Так, например, в ходе подготовки к Белорусской наступательной операции, в ходе которой была разгромлена группа армий «Центр», в составе 4 фронтов (1-го Прибалтийского, 1, 2 и 3-го Белорусских) было сосредоточено более 5200 танков и САУ. Кроме этого, уже в ходе операции Ставка усилила ударные группировки еще примерно 1200 танками и САУ. Такого количества бронетанковой техники еще не знала ни одна из уже приведенных операций Великой Отечественной войны.

Танковая промышленность исправно работала, причем стоимость вновь изготовленной техники была весьма низкой. Настолько, что, согласно подсчетам ОГК НКТП, ремонт подбитой где-нибудь в Польше техники на заводах-изготовителях в Нижнем Тагиле, Челябинске, Омске и в Горьком уже (с учетом транспортировки и разбронировки), случалось, бывал значительно дороже изготовления там же новой… Начиная с 1944 г. основная тяжесть заводского ремонта танков была перенесена на другие машиностроительные предприятия европейской территории СССР.

Приходящие на фронт новобранцы уже не обучались на устаревшей матчасти, и их подготовка не ограничивалась «начальными навыками». По воспоминаниям М. Соломина (55-я гв. тбр): «Вдруг осенью 1944-го из тыла к нам начали приходить очень умные мальчики – младшие лейтенанты… Они уже не производили впечатления школьников в одежде не по росту, а нормально командовали, прекрасно знали мат- часть не только свою, но и противника, хотя бы она троечку» умели водить и без вмешательства ремроты устранять наиболее распространенные неисправности, на «хорошо» стреляли из танкового оружия… а главное – практически все они делали все это машинально! Не задумываясь! Их звали – «академики»! Я удивлялся, как сильно изменился уровень подготовки всего за какой-то год!»

Советские танки на улицах Познани. 1944 г.

Советская регулировщица ефрейтор Александрова указывает путь на Берлин.

Весна 1945 г.

Лучшим показателем возросшей боеспособности РККА в указанный период было то, что начиная с лета 1944 г. здесь неизменно удавалось совершать боевые действия во взаимодействии не только частей и подразделений, но также соединений и родов войск. Ведение боя без разведки, отдание приказов но наступлению или обороне без четкого знания обстановки остались в прошлом.

Важной особенностью кампании лета-осени 1944-го является то, что в ходе ее Красная Армия вела крупномасштабные наступательные операции на всех фронтах. Операция «Багратион» в Белоруссии в июне 1944-го дала старт другим фронтам. Меньше чем через месяц войска 1-го Украинского фронта начали Львовско-Сандомирскую операцию, в которой были задействованы три танковые армии (1-я гвардейская, 3-я гвардейская и 4-я), а также три отдельных танковых корпуса и несколько отдельных танковых и самоходно-артиллерийских бригад.

Именно в ходе этой операции наши войска впервые встретили последнюю танковую новинку гитлеровской Германии – танк «Тигр-II», больше известный как «Тигр-Б», или « Королевский тигр».

Наиболее характерные особенности проведения операций советскими танковыми войсками – высокие темпы наступления, обходы и охваты крупных группировок противника, выброска боевых групп для захвата перекрестков, мостов и иных переправ. «Было удивительно видеть, как осенью 1944-го мы, будто поменялись с немцами, – вспоминал М. Соломин, – и все, что немцы творили у нас летом 1941-го по пути к Смоленску, мы показали на пути к Варшаве и Одеру…»

И в самом деле, начавшаяся зимой 1945 г. Висло-Одерская наступательная операция может считаться подлинным шедевром прошедшей войны. В ходе ее Красная Армия показывала суточное продвижение аналогичное, лишь бы не большее, чем то, что демонстрировали некоторые немецкие части летом 1941- го… Причем если у них это получалось в начале войны, в боях с неподготовленным противником, еще не успевшим «проснуться», то советским войскам удавалось такое на инженерно подготовленной местности, в ходе ожесточенного сопротивления имевших боевой опыт немецких войск.

Особенностью боев в указанный период было то, что в ходе боестолкновений в городах и крупных населенных пунктах возросла роль ручною кумулятивного противотанкового оружия, такого как ручные гранаты и гранатометы…

Танк «Тигр-Б» («Тигр-2») на полигоне в Кубинке. 1944 г.

20.2. Последние сюрпризы немецкого танкостроения

В августе 1944 г. сообщение о новейшем немецком танке появилось не в нагнетающих страх неопределенности разведдонесениях, а в перечне трофеев прошедших боев…

Октябрьский номер журнала «Вестник танковой промышленности» опубликовал часть отчета инженер-подполковника А. Сыча, зам. руководителя НИБТполигона по испытаниям этой новинки, в виде статьи. Он писал:

«В августе 1944 г. танковыми частями Красной Армии были захвачены на правом берегу Вислы новые немецкие танки « Тигр В» . выпущенные заводом МАН.

По показаниям пленных новый немецкий тяжелый танк « Тигр В» в немецкой армии называется «Королевским Тигром». Но в инструкциях и руководствах по обслуживанию танка. обнаруженных в захваченных танках, название «Королевский Тигр» не подтверждается…

Танки « Тигр В» представляют собой дальнейшую модернизацию основного немецкого танка T-V«Пантера» с внесением изменений в сторону увеличения бронирования и увеличения калибра основного вооружения…»

В статье подробно разбиралось устройство нового танка, причем как восстановленное по внешнему виду, так и его разновидности, выясненные по опросам пленных, найденным в танке описаниям…

Констатировалось, что если компоновка, корпус и основные механизмы танка являются развитием таковых у «Пантеры», то форма башни коническая с кормовой нишей, которая очень напоминает башню танка Т-34 выпуска 1941 г. (остальные немецкие танки имели неуравновешенные башни). "Также установка вооружения в башню «Тигра-Б» производилась аналогично Т-34 – через кормовой люк в нише башни. Характерной особенностью корпуса и башни было отсутствие каких бы то ни было люков и смотровых щелей в лобовой и бортовой частях танка для обеспечения монолитности броневых листов.

Танк «Тигр-Б» («Тигр-2») на полигоне в Кубинке. Вид сзади-слева. 1944 г.

Общие виды и схема бронирования танка «Тигр-Б»(Tiger Ausf В).

Компоновка механизмов танка «Тигр-Б»(Tiger Ausf В)

Внимание испытателей привлек тот факт, что, начав с довольно сложной командирской башенки на танке Т-III в 1940 г., немцы в 1944 г. пришли к упрощенной литой башенке с семью призматическими смотровыми приборами. Произведенное упрощение башенки не улучшило обзорности, но являлось скорее всего следствием удешевления производства. Видимость же из немецких танков последних выпусков ухудшилась.

Артиллерийское вооружение танка сохранило калибр относительно танка «Тигр», но был значительно удлинен ствол, что также отмечалось как ожидаемое. Поскольку немцы приняли способ повышения огневой мощи не за счет увеличения калибра, а за счет увеличения начальной скорости снаряда, делался вывод о превращении немцами своих танков из средства прорыва обороны противника в средство борьбы главным образом с его танковыми соединениями и противотанковой артиллерией на дальних дистанциях.

Далее отмечалось много признаков удешевления производства. В частности, установка вместо бинокулярного прицела монокулярного переменной кратности, упрощенной (относительно танка «Пантера») системой спуска, упрощенной системой крепления орудия по-походному, упрощенной системой управления гидроприводом поворота башни.

Констатировался факт, что в танке была сохранена КПП танка «Тигр», но для охлаждения масла она была дополнена радиатором, помешенным в ванну со стоячей водой, что в итоге сводило на нет его эффективность.

То, что в подвеске «Тигр-Б» применены одинарные торсионы – «по типу танка КВ», в отличие от ранее применяемых на немецких тяжелых машинах, говорило о попытке предельного упрощения его конструкции для обеспечения массовости производства. Но для обеспечения плавности хода первый и последний опорный катки снабжались гидравлическими амортизаторами, расположенными внутри танка.

Подбитый немецкий истребитель танков «Хетцер» (Hetzer). Начало 1945 г.

В числе положительных черт было отмечено, что вождение танка «Тигр-Б» возможно и удобно как с закрытым люком водителя, так и с открытым. В последнем случае сиденье водителя поднималось вверх, штурвал сервоуправления поворотом танка и педаль акселератора также имели второе верхнее расположение. Вождение танка в этом положении признавалось испытателями очень удобны им, а также весьма приятным.

Броневая защита танка в целом соответствовала таковой у танка «Тигр», лишь в лобовой части была увеличена до 150-мм, а также в целом усилена за счет установки всех бронелистов с наклоном.

В заключении отчета значились следующие выводы:

«Новый немецкий танк «Тигр В» является дальнейшим развитием танка «Пантера» с использованием трансмиссии танка « Тигр Н» и вооружения «Фердинанда».

Компановка танка и его механизмы не имеют ничего нового по сравнению с ранее выпущенными танками.

Общим принципиальным недостатком танка « Тигр В» является его громоздкость по габаритам и, как следствие, излишний вес, что в свою очередь привело к низкой маневренности, плохой проходимости танка и ненадежности его в работе.

Бронирование и вооружение танка явно не соответствуют его весу. В танке « Тигр В» немцы окончательно перешли не только к форме корпуса Т-34, но и скопировали его башню, доказав еще раз всему миру преимущества классического по корпусу танка Т-34.

В танке « Тигр В» заслуживают внимания:

а) углекислотная противопожарная автоматическая установка для тушения пожара:

б) монокулярный ломающийся призматический прицел с переменным полем зрения:

в) злектрообогрев аккумуляторов и термосифонный обогреватель для облегчения запуска двигателя в зимних условиях».

Это была довольно взвешенная и здравая оценка немецкой новинки, выполненная сотрудниками Кубинки совместно с представителями НИИ-48.

Не менее подробно разбирался «новый «Фердинанд» (как назвали в отчете «Ягдпантеру»), доставшийся разбитым осенью 1944 г. Причем интересно, что машина была подбита батареей 57-мм пушек на расстоянии свыше 1000 м и первоначально опознана как «Артштурм» (как именовались штурмовые САУ StuG 40), но лишь позже усилиями «трофейной команды» вычленена в серии себе подобных и доставлена на полигон…

Бои на территории Польши познакомили советских танкистов и с новым легким истребителем танков «Хетцер», названным в отчете «Оса». Самое удивительное, что тут в ГБТУ поступило сразу два сообщения, одно из которых живописало: «Оса» – легкий танк – модернизация танка «Прага» с наклонной броней, сварной башней и вооружением из 75-мм пушки и пулемета», другое же было ближе к истине – «Оса» – противотанковая САУ с длинноствольной 75-мм пушкой в корпусе». Однако данные по двигателю, толщине бронирования и вооружению в обоих отчетах были весьма точными.

Также осенью ОГК НКТП получил разведсообщение с эскизом внешнего вида «дальнейшей модернизации танка «Тигр-Б», оснащенного увеличенной башней со 128-мм танковой пушкой! Правда, это сообщение относилось, очевидно, к тяжелому истребителю танков «Ягдтигр».

Даже об этих машинах были исписаны горы бумаги, и это не считая массы сообщений и донесений о захваченных зенитных, гаубичных и прочих САУ. колесных и гусеничных бронированных специальных машинах. Надо было как-то реагировать…

Именно в этом танке прошли испытания 85-мм пушки большой мощности Д-5Т-85БМ. 1944 г.

20.3. Средства противодействия

Итак, все действительные и мнимые бронетанковые новинки германской армии, сообщения о которых появились летом-осенью 1944 г. в ОГК НКТП, говорили, что немецкие войска наращивают калибр и мощность своей противотанковой артиллерии, увеличивают толщину лобовой брони не только танков, но и противотанковых САУ.

Таким образом, все новые образцы советской бронетехники должны были уметь:

1. Держать попадание 88-мм бронебойного снаряда с дистанции 600-800 м. Для тяжелых танков эта дальность не должна была превышать 300 м, кроме того, лобовая броня тяжелых танков должна была снимать бронебойный снаряд калибра 128-мм с дистанции 600-800 м.

2. Штатное танковое орудие должно было пробивать броню толщиной не менее 80 мм на дистанции 1000 м, или 100 мм на 500 м для средних и 100 мм на 1000 м, или 120 мм на 500 м для тяжелых танков.

3. Максимальная скорость средних танков должна была составлять более 51 км/ч по шоссе при среднетехнической от 35 км/ч, тяжелых соответственно 35-40 км/ч и 20 км/ч.

Броневая защита перспективного среднего танка Т-44 почти во всем отвечала указанным требованиям…

С тяжелым же танком все было сложнее… С одной стороны, указанные ограничения уже были заложены еще в декабрьском задании, с другой стороны, появление у немцев 128-мм противотанковой и штурмовой пушек требовало еще усилить бронирование перспективных тяжелых машин…

Артиллерийское же вооружение всех перспективных боевых машин также требовано пересмотра.

Ввиду недостаточной бронепробиваемости 85-мм орудия, вооружение танка Т-34 предполагалось усилить за счет перехода на калибр 100-мм. Задание на создание 100-мм пушки для Т-34 в июле 1944 г. получили ОКБ № 92 и отдел 520 завода № 183. Но даже эскизная проработка проекта показала, что для размещения и эксплуатации 100-мм орудия круга обслуживания башни диаметром 1600 мм явно недостаточно. Применение же башенного погона диаметром 1800 мм (от танка ИС) не представлялось возможным вследствие необходимости изготовления нового корпуса, особенно осложнявшегося наличием в Т-34 свечной подвески. Проще было реализовать установку 100-мм орудия в танк Т-44. Заказ на Т-44-100 был открыт в августе 1944 г.

Проект 122-мм танкового орудия большой мощности С-34-11 (или С-34-П) был выполнен в ЦАКБ для танка «К» на базе 100-мм танковой пушки С-34. Первоначально В. Грабин предлагал его на замену орудия Д-25Т в танке ИС. Но поскольку баллистического решения для получения нач. скорости 1000 м/с летом 1944 г. получено не было, начальник ЦАКБ распорядился провести весь цикл работ, остановившись на баллистике 122-мм пушки A-19T, или Д-25.

Испытания 85-мм орудия Д-5С-85БМ в самоходе СУ-100. 1944 г.

Испытания 85-мм орудия С-34- 1В в артсамоходе СУ-85. 1944 г.

Орудие С-34-II имело перед Д-25 ряд несомненных преимуществ. Его конструкция была более жесткой и потому кучность стрельбы на испытаниях оказалась более высокой, чем таковая у Д-25Т. Отсутствие дульного тормоза уменьшало демаскирующий эффект при стрельбе, а также уменьшало риск поражения собственной пехоты и танкового десанта дульными газами. Кроме того, для орудия был разработан очередной вариант досылателя и система продувки канала ствола сжатым воздухом (по типу примененной на танках «Тигр- Б» и «Пантера-Г»).

Тогда же конкурент В. Грабина, начальник ОКБ завода № 9 Ф. Петров, заключил с заводом № 100 договор о разработке своей 122-мм пушки большой мощности для перспективного танка «Объект 252». Ф. Петров поступил также как и его визави, и решил отработать конструкцию своего орудия Д-30, основываясь на баллистике Д-25. Его орудие также отличалось наличием системы продувки канала ствола сжатым воздухом. При участии Наркомата судостроения для орудия был разработан досылатель выстрела, увеличенную реакцию отдачи предполагалось скомпенсировать установкой дульного тормоза повышенной эффективности…

Кроме того. ЦАКБ и КБ завода № 9 занимались вопросом создания 85-мм танковой и самоходной пушек высокой мощности. По переданным им весной 1944 г. тактико-техническим требованиям отечественные пушки должны были догнать немецкую 88-мм РаК 43. В частности, начальная скорость бронебойного снаряда орудия допускалась не ниже 1050 м/с (у немецкой РаК 43, по данным ГАУ, она составляла 1000 м/с). В феврале 1944 г. ЦАКБ предложило свое баллистическое решение для такого орудия с учетом использования гильзы от 122-мм пушки А-19, но для удешевления выстрела распоряжением техуправления НКВ разрешалось использовать только гильзу 100-мм орудия Б-34 с увеличенным «числом заряжания» (с большим пороховым зарядом).

Предварительные расчеты показали. что применить в данной артсистеме существующий 85-мм бронебойный снаряд не удастся (требовалось, например, увеличение числа ведущих поясков). Поэтому нарком вооружения временно разрешил создание «орудия увеличенной мощности» с начальной скоростью 950 м/с, если в нем можно будет использовать штатный бронебойный снаряд. Уже упоминалось, что подобное орудие было создано весной 1944 г. в ОКБ № 9, причем сразу в двух вариантах – для средней САУ и танка ИС-3 «Объект 244». Летом же ОКБ-92 предложило свой вариант указанной пушки для танка Т-34- 85. Орудие ЗИС-85ПМ. созданное на базе конструкции ЗИС-С-53, отличаясь от последнего, главным образом, увеличением крутизны нарезки ствола до 30 калибров; увеличением числа нарезов с 24 до 32; установкой на стволе гладкоствольной надставки длиной 1620 мм. Длина пушки, переименованной перед испытаниями в ЗИС-1, с надставкой достигала 64 калибра, что вкупе с увеличением зарядного числа позволило достичь нач. скорость в 930-960 м/с. Но снаряд на стрельбах вел себя нестабильно. Время от времени у него срывало ведущий поясок, происходило нарушение кучности. Правда, вскоре удалось добиться более или менее стабильной стрельбы с нач. скоростью 920 м/с, но этот выигрыш, по мнению правления НКТП, не оправдывал применения указанных мероприятий.

Испытания орудия Д-10-85 в артсамоходе СУ-100. 1945 г.

Так же неудачно закончились и сходные изыскания ЦАКБ. Созданная к лету 1944 г. и установленная на самоход СУ-85 85-мм пушка большой мощности C-34-1B продемонстрировала те же проблемы, что и Д-5-85БМ и ЗИС-1. Правда, в результате многочисленных проб изготовителям удалось достичь нач. скорости 1040 м/с и пробить с дистанции 1000 м бронеплиты толщиной 120 и 140 мм, но большой разгар канала ствола и нестабильное поведение снаряда на траектории (который также часто терял ведущие пояски и кувыркался) вывели и это орудие из разряда перспективных.

И хотя работы над орудием среднего калибра с высокой нач. скоростью продолжались до самого окончания войны (были созданы орудия Д-10-85, С-34-1ВУ, С-50- БМ, В-9 и др. с нач. скоростью снаряда 950-1050 м/с), обогнать «малой кровью» немецких артиллерийских конструкторов без изменения конструкции снаряда и выстрела не удалось ни одному артиллерийскому КБ.

Но осенью 1944 г. «гонка по вертикали» в создании суперпушек как-то понемногу стихла, ибо детальные исследования трофеев как новых, так и давно известных образцов танков показали, что их бронирование несколько ухудшилось.

В частности, специалисты НИИ-48 с удивлением констатировали: «Начиная с лета 1944 г. в германской армии наряду с давно известными танками, защищенными хромо- никелевой броней, стали появляться танки с броней, значительно отличающейся по химическому составу… Особенно наглядно это прослеживается на бронировании корпуса танка «Пантера»:

Борт башни танка «Пантера», расколовшийся от разрыва фугасных снарядов.

Исследованная немецкая броня имеет большое разнообразие по маркам сталей и химическому составу. Отмечаются след. закономерности:

1. Чем больше толщина брони, тем меньше углерода находится в ее составе. Броня средних толщин 40-80-мм содержит от 0,4 до 0,57% углерода, что существенно отличает ее от отечественной брони, содержащей не более 0,34% углерода.

2. Чем толще броня немецких танков, тем ниже твердость ее по Бриннелю, что связано, видимо, с худшей прокаливаемое/пью немецкой танковой брони из-за недостатка никеля с ростом ее толщины, и повышенной хрупкостью брони высокой твердости больших толщин.

3. Содержание хрома находится в пределах 1, 67-2, 30, причем повышенное содержание хрома (свыше 2%) наблюдается в броне толщиною 60-100 мм и более. Никель и молибден присутствуют не во всех броневых деталях. В броне толщиною 40 и 80-мм никеля почти нет. Это может быть объяснено, что танки ранних выпусков имеют больший процент никеля, и молибдена. Наиболее вероятно, что изменение химического состава немецкой брони связано с дефицитом указанных легирующих компонентов германской металлургической промышленности…

4. Наблюдающееся утоньшение до 80-82-мм верх. лоб. листа корпуса танка «Пантера» и борт, брони танка «Тигр-Б» связано, видимо, с унификацией борт, брони для танков «Тигр-Б», лоб. брони танка «Пантера», САУ «Артштурм» и борт, брони СУ « Фердинанд»…

Пробный обстрел захваченных образцов немецкой техники показал, что та же «Пантера» теперь имеет бронирование более слабое для противодействия не только 122-мм пушки Д-25. Ее тяжелый 25-кг бронебойный снаряд и прежде пробивал лобовую броню немецкой кошки со средней и большей дистанции, но теперь эта дальность удвоилась и составляла уже 2500 м и более. Броня корпуса и башни «Пантеры» уже не всегда выдерживала попадания и 100-мм бронебойного снаряда, выпушенного с дистанции 1000 м, а также разрыва 122-мм пушечного, гаубичного и 100-мм осколочно-фугасного снаряда при косом попадании, лопаясь в месте разрыва или (чаше) у сварного шва.

Ухудшилось бортовое бронирование также у средних танков и штурмовых орудий. Теперь 45-мм противотанковые орудия могли поразить их в борт и корму с приличной дистанции.

В конце войны были обнаружены броневые плиты толщиной 30-60 мм, легированные алюминием без малейших включений никеля и марганца. С удивлением для себя исследовали представители НИИ-48 пробы, вырезанные из бортов САУ «Хетцер», которые полностью соответствовали по химическому составу конструкционной, но не броневой стали. Впрочем, указанные отклонения не имели повсеместного характера. Многие танки по- прежнему, как и в начале производства, несли кондиционные бронеплиты, особенно на лбу корпуса.

Так танки «Тигр-1» фактически до снятия с производства имели очень хорошее лобовое бронирование, которое было «не по зубам» большинству образцов нашей танковой и противотанковой артиллерии.

Но как бы то ни было, немецкие новинки, что вышли на поля боев, вовсе не были «мякишем для беззубых», и потому работы над перспективными отечественными танками требовали продолжения.

И последняя фаза этих работ стартовала в конце 1944 г., с перспективой их завершения к началу весны.

Эскиз легкого танка, датированный 11/1945 г., исполнитель неизвестен.

20. 4. Сон в ясный день?

Вторая половина 1944 г. характеризовалась наступлением Красной Армии на всех фронтах. Спешно вырабатывались новые приемы боя, новая тактика… Вдруг многим стало ясно, что для этих целей не всякий танк одинаково пригоден…

Первая проблема, с которой столкнулись войска – это большое число водных преград шириной от 50 м, для форсирования которых требовалась специальная переправочная техника. Причем особо ожесточенными были бои по захвату плацдармов для накопления сил по дальнейшему наступлению. Понятно было, что здесь как никогда были бы полезны плавающие танки, пусть даже вооруженные пулеметами. Определенный пример для подражания произошел в 1944 г. при форсировании р. Свирь, когда штурмовые подразделения схода были переправлены через реку на плавающих автомобилях «Ford- GPA» при поддержке собранных со всего Волховского фронта устаревших танков-амфибий Т-37А, Т-38 и Т-40. Операция прошла с минимальными потерями и была вписана во все тогдашние учебные пособия как образец для подражания.

11 ноября 1944 г. начальник ОГК НКТП Бер записал следующее: «Совещ. у Я. Федоренко.

С проект. 10-тон плавающ. танк. Ходов часть, двиг. и трансмиссия – освоенн. промышленн Т-70. Брониров. – 12мм, вооруж. – 76-мм полк, обр 43 и нулем. Срок – февр. » К сожалению, автор не нашел непосредственного продолжения этой линии в 1944 г. Но примерно в это же время в БТУ ГБТУ КА на совещании по новым типам танков среди прочих обсуждался и такой вопрос:

«11. Проведенные в период июля-октября 1944 г. бои показывают, что для действий в городах и сильно пересеченной лесистой местности наиболее подходящи легкие танки, так как обладают следующими преимуществами перед Т-34 и ИС:

1. Малые габариты танков затрудняют применение по ним ручного противотанкового оружия (фаустпатрон, граната);

2. Хорошая маневренность и подвижность танков типа Т- 70 позволяет удачно применять их на захламленных улицах;

3. Звук работающего двигателя танков Т- 70 и «Валентин» не превышает звук автомашины, что позволяет им незаметно подбираться к цели и ошеломлять противника;

4. Малый вес танка облегчает эвакуацию машины в случае ее повреждения и спасение экипажа…

Наилучшие результаты во время боев в городе показали танки типа Т- 70. Недостаток танков – слабая бронезащита крыши и невозможность ведения огня по верхним этажам зданий должны быть устранены как можно скорее…

Танки «Валентин» показали результат более предпочтительный, чем Т-34, но им также недостает оружия, способного вести огонь под большим углом возвышения… Например, пулемета, миномета, гранатомета…

Имеющиеся случаи удачного применения танков ИС- 122, САУ ИС- 152, объясняются тем, что в бой вступали части, оснащенные зенитным крупнокалиберным пулеметом. Танк «Шерман» с зенитной установкой имеет худшую эффективность по причине зенитного пулемета винтовочного калибра…

Заслуживает внимания oпыт вооружения легких танков и САУ 50- мм трофейным минометом для обстрела целей на крышах домов, но применение казнозарядного миномета, ведущего огонь прямой наводкой предпочтительнее…

Считаю целесообразным немедленно оснастить все танки и САУ зенитной пулеметной турелью для пулемета ДТ. Поставить вопрос целесообразности объединения всех имеющихся в наличии легких танков Т-70, «Валентин» (в т. ч. и оставшиеся устаревшие Т-60) в специальные части усиления пехоты для штурма городов…

Рассмотреть имеющийся опыт и дать задание промышленности, наконец, по созданию современного легкого танка…

12/Х1-44 г.

/подпись неразборчива/»

Возможно, и это письмо вызвало активизацию на поле, казалось бы, уже умершего легкого танка. В январе 1944 г. начальник ОГК Бер пишет своему шефу:

«Пока нет четкого понимания, какой легкий танк нужен Армии… Необходимо принять решение, нужна ли ему пловучесть, так как в этом случае говорить о броне толщиной 30-45 мм не имеет смысла.

Главный вопрос – тип двигателя решен в пользу амер. Джи-Эм-Си мощностью 180-200 л. с., что позволит танку массой около 12-14 тн. иметь хорошую подвижность

Трудно сказать, как развивались события далее, но КБ завода № 38 (которым еще формально руководил М. Щукин, хотя он уже отбыл в Харьков на возрождаемый завод № 75) в 1944 г. получило задание на проектирование легкого танка со следующими ТТХ: «1). Боевой вес танка – 11-13 тн;

2). Габаритные размеры – не превышающие СУ-38;

3). Вооружение установить во вращающейся башне с возможностью наведения до 70 град. По вертикали.

4). Состав вооружения: 82-мм казнозарядный миномет, спаренный с 12, 7-мм пулеметом, либо 76мм полк, пушка обр. /943, спаренная с 7, 62-м пулеметом, либо миномет в строенной установке с 12, 7-мм пулеметом и 7, 62-мм пулеметом…

5). Двигатель – дизель ярославского завода в 200л. с.

6). Трансмиссия – КПП ЗИС авто- мобильного типа.

6). Ходовая часть и подвеска – по типу СУ- 76М.

7). Скоростные данные – до 45 км/ч по шоссе, 30 км/ч на местности.

8). Запас хода – не менее 250 клм на внутренних баках. »

Срок исполнения проекта оговаривался до 1 марта 1945 г. Но фактически проектировщики смогли приступить к работе только в середине февраля, предоставив в начале марта следующий перечень документов:

1. Схема компоновки МТО танка;

2. Схема установки вооружения из 76-мм полк, пушки обр. 1943 и пулемета в башне;

3. Чертеж бронекорпуса с указанием толщин брони;

4. Развернутые ТТХ танка.

К сожалению, более никакой информации по отечественному легкому танку 1944-1945 гг. автор не имеет.

Танк Т-44А на государственных испытаниях. Сентябрь 1944 г.

20. 5. Вездесущий средний

Т-44 – такая короткая долгая жизнь

Итак, к марту 1944 г. новый средний танк Т-44, казалось бы, обрел тот внешний вид, который отвечал всем чаяниям. Третий образец, вооруженный вместо 122- мм Д-25-44 85-мм пушкой С-53 и получивший улучшенную трансмиссию. прошел весь цикл испытаний, которые увенчались бы полным успехом, не сломайся в самом конце их двигатель В-2ИС.

Все Т-44 были отремонтированы и с апреля по август проходили «огонь, воду и медные трубы» на полигонах. Производители и конструкторы внимательно изучали их, пытаясь еще более удешевить конструкцию и улучшить надежность работы агрегатов. Запланированные на май 1944 г. изготовление и испытание «улучшенного» танка Т-44 А с пушкой С-53 и Т-44-100 с пушкой Д-10 не состоялись по причине отсутствия затребованных у Кировского завода дизелей и работ по постановке на УВЗ валового выпуска Т-34-85. В июне 1944 г. были изготовлены два эталонных экземпляра Т-44 с двигателем В-2-34М и пушками С-53. но эти танки в основном повторяли конструкцию февральской машины, отличаясь от нее в некоторых деталях.

Эталон Т-44А «улучшенного» был готов к августу 1944 г. Для нового танка была подана цельнолитая башня улучшенной зашиты (лоб – 110 мм, борт – 80 мм), 85- мм пушка С-53, а лобовую броню корпуса довели до 90 мм. Но недостаточно мощный двигатель, установленный в этот танк, и немонолитное дно (в котором было прорезано окно, прикрытое сравнительно тонкой крышкой) снижали боевые характеристики танка, но работы над машиной продолжались.

Танк Т-44А на испытаниях. 1944 г.

Танк Т-44А на государственных испытаниях. Сентябрь 1944 г.

Цельнолитая башня танка Т-44а под 85- мм орудие Д-5Т. 1944 г.

Тем временем для скорейшего освоения серийного производства танка Т-44 в Харьков из Кирова прибыл экспериментальный цех завода № 38 и имевшееся там КБ иод руководством создателя СУ-76 М. Щукина. К 10 октября 1944 г. в распоряжении НКТП было 6 танков Т-44 (три прототипа, два танка Т-44 и один Т-44А), из них один (Т-44А) использовался для опытных работ, два (Т-44 с пушками С- 53 и двигателями В-2-34М) находились в Кубинке, где до конца года прошли более 2500 км и три прототипа находились на испытательном полигоне УВЗ, где до конца 1944 г. прошли около 3000 км.

В сентябре на Т-44А была опробована планетарная трансмиссия, а 30 октября на танк был установлен дизель В-2-44, только что полученный с Кировского завода. Его испытания завершились успешно. Тогда же Харьковский завод № 75 начал работы по сборке первого серийного Т-44А. Производство узлов танка началось в Харькове в конце сентября 1944 г., но, поскольку корпуса и башни поступали с УВЗ, а дизели с ЧКЗ харьковчане до 1 декабря 1944 г. постоянно боролись с «дефицитом». Тем не менее до 10 января 1945 г. здесь было выпушено 25 танков Т-44А (по отчету наркомата – 23 машины приняты заказчиком), поступивших в танковые учебные заведения. С I декабря 1944 г. производство танков Т-44А, ведущееся в Харькове под названием «Т-44 первой серии», пошло ритмично.

Испытания эталонного образца танка Т-44 валовой серии. 1945 г.

Тормоз танка Т-44а

Но А. Морозов не хотел останавливаться на достигнутом. Так как все испытания обстрелом выявляли на корпусе одну и ту же ахиллесову пяту – башенку водителя (которая на Т-44А хоть и уменьшилась донельзя, но все равно ухудшала прочность лобового листа), то еще в сентябре 1944 г. было принято решение по ее ликвидации. Одновременно были внесены изменения в технологию изготовления корпуса. 20 ноября 1944 г. был закончен сборкой первый опытный танк, получивший название Т-44Б. Он имел упрощенный бронекорпус с монолитным листом. упрочненным дном, новую двигательную установку В-2-44 с системой охлаждения и питания, орудие ЗИС-С-53 с увеличенным боекомплектом. В конце ноября начались его заводские испытания, продлившиеся в течение месяца.

Перед новым 1945 г. танк был отправлен на НИБТполигон для проведения государственных испытаний, которые завершились в целом успешно, и I марта распоряжением по НКТП на заводе № 75 (г. Харьков) началось серийное производство танка Т-44 «валовой серии» (Т-44Б). Согласно планам НКТП до конца 1945 г. должно было быть изготовлено 850 шт. Т-44Б при общем заказе 1200 боевых машин. Но первые танки, сдаваемые заводом, еще считались «ограниченно годными», так как некоторые новинки в серии еще не обеспечивали надежной работы танка (МП. торсионные валы, бортовые передачи). И потому вплоть до конца мая Т-44 сдавались лишь в учебные подразделения, тогда как завод продолжал «вылизывать» их в производстве. Лишь в июне первая партия новых танков была признана «полностью удовлетворяющей заданию» и отгружена в войска, а в августе танковая часть, оснащенная новыми машинами, отправилась на Дальний Восток в действующую армию. Но в боях они участия не принимали.

Серийный танк Т-44Б. 1945 г.

В конце 1945 г. КБ Наркомсудпрома завершило изготовление системы стабилизации в вертикальной плоскости для 85-мм танковой пушки С-53 (пушка ЗИС-С- 53 не подходила для этой цели, так как имела сравнительно большой момент инерции из-за более толстых стенок ствола). Эта система была смонтирована заводом № 112 в башне Т-34-85, но работала ненадежно. Кроме того, силовые приводы к орудию загромождали и без того тесную башню Т-34. После доработки конструкции стабилизатора распоряжением по НКТП одно из двух орудий, оснащенных им, было передано на УВЗ, где ее смонтировали в опытный Т-44. Правда, прибывший на завод представитель предприятия- изготовителя не смог оказать необходимой помощи, тем более что УВЗ в то время имел фактически только название экспериментального цеха. На заводских испытаниях стабилизатор орудия танка Т-44 вышел из строя и не мог быть починен имевшимися силами.

Работы над усовершенствованием Т-44 продолжались до конца 1945 г., когда было принято окончательное решение о прекращении работ по данному танку. Но несмотря на то что распоряжение о прекращении серийного выпуска Т-44 датировалось 26 октября 1945 г., в ноябре того же года его ограниченное производство было продолжено.

Лебединая песня легенды

Против ожидания, с начала 1944 г. и до конца войны танк Т-34-85 претерпел довольно большие изменения, которые, может быть, не так заметны, но существенны. Во-первых, в июле 1944 г. произошла попытка унифицировать отливки башен танков Т-34- 85, разработанных на заводах № 183 (для танка Т-43) и № 112.

Попытка увенчалась успехом, и в серию на заводе № 183, а позднее и для остальных производителей, была принята башня с литой маской толщиной 90 мм, плавно сбегающей вверху, внизу, справа и слева к толщине 52-мм. Остальные изменения в башню были внесены по типу ранее введенных на заводе № 112.

В августе 1944 г. для унификации с танком Т-44А в танке Т-34-85 была введена командирская башенка с толщиной стенок 75-мм вместо 52-мм.

Далее, продолжались работы по упрощению конструкции и технологии Т-34 и Т-34-85. Для заводов № 112 и № 174 были приобретены зубодолбежные станки фирмы Феллоу и поточные линии по штамповке мелких деталей. В начале 1945 г. на завод № 183 были поставлены два восьмишпиндельных полуавтомата «Буллард». Начиная с этого момента механический цех на заводе мог сам изготавливать все новые 5-скоростные КПП самостоятельно, а не получать детали для их сборки по кооперации с других предприятий.

Была внедрена технология расточки бандажей до диаметра 660 мм без предварительной черновой обработки. В частности все необходимые для наварки шин канавки на глубину 60% от установленной формировались за один проход.

С февраля 1945 г. начались работы по освоению в серии танка с безбалочным носом, что значительно усилило броневую защиту Т-34, но в серию машины указанного типа пошли только в кон не марта 1945 г.

Кроме того, литые башни Т-34 (особенно Т-34-85) из стали 71Л до лета 1944 г. обладали довольно высокой хрупкостью. Группа технологов завода № 183 и сотрудников НИИ-48 в составе А. Забайкина, В. Мараховского. И. Пачурина и М. Друяна провели исследования и, доведя в плавках уровень марганца и хрома до верхнего предела допуска, а углерода и кремния – до нижнего, значительно подняли вязкость башенной брони. Если в начале 1944-го лишь 15-20% литых башен Т-34 имели нормальные вязкость, хрупкость и внешний вид (утяжины глубиной более 6 мм, раковины, выкрашивание острых граней отливок), то к концу года от 90 до 95% башен уже полностью отвечали требованиям ОТК.

Старый тип башни Т-34-85. 1944 г.

Участок производства МТО. Поточная линия. Завод № 183.

В ноябре 1944 г. завод № 112 провел ОКР по усовершенствованию конструкции танка Т-34-85. Целью ОКР было улучшение вентиляции боевого отделения, изменение крышки люка командира, введение боеукладки в башне и разработка командирского управления поворотом башни.

Вообще вентиляция боевого отделения Т-34-85 составляла вопрос. который занимал умы изготовителей Т-34. Ибо с установкой в башне Т-34 85-мм орудия загазованность боевого отделения стала таковой, что после первых 4-5 выстрелов пребывание экипажа в запертой башне с выключенным двигателем становилось невозможным. Два вентилятора, расположенных в задней части крыши башни, не справлялись с загазованностью боевого отделения. Попытки питать вентиляторы напряжением 24 вольта немного улучшали условия обитания, но не решали проблему, тем более что их электродвигатели быстрее выходили из строя. Многим экипажам для ведения огня приходилось открывать люки или заводить двигатель, демаскируя свое расположение.

В решении данной проблемы изготовители пошли двумя путями. Завод № 183 (а следом и № 174) начал устанавливать более мощные электромоторы, но промышленность не могла обеспечить поставку данных электромоторов в нужном количестве. Поэтому конструкторы завода № 112 пошли иным путем. Для этого ими, во- первых, была изменена схема включения вентиляторов, один из которых (правый) был переведен с вытяжки на нагнетание наружного воздуха. Положение немного улучшилось. Затем левый вентилятор (вытяжной) по предложению сотрудников Гороховецкого полигона был перемешен вперед и установлен над казенной частью орудия с тем расчетом, чтобы поток горячих пороховых газов из казенной части орудия и гильзы, поднимающийся после выстрела вверх, захватывался вентилятором еще до того, как он распространится по боевому отделению… Задний же вентилятор в этот момент подавал чистый воздух для дыхания командиру и заряжающему танка. Проведенные испытания показали, что с новой системой вентиляции проведение серии в 15 выстрелов даже беглым огнем при запертых люках и выключенном двигателе не приводило к ограничению работоспособности экипажа.

Новый тип башни, предложенный заводом № 112. 1945 г.

Эскиз улучшенной башни Т-34-85 завода № 112. 1945г.

Одностворчатый люк командирской башенки был введен еще на танке Т-43, но ввиду того, что крышка люка лежала на вращающемся основании, сделать нормальное уравновешение ее не получалось и в серию был пушен двустворчатый люк по типу Т-34 с прибором MK-IV в одной из створок. Открывать люк стало удобнее, но одной рукой делать это было почти невозможно. Кроме того, из-за вращающейся крыши башенки невозможно было предусмотреть стопорение створок в открытом положении, а при движении по пересеченной местности случалось, что створки захлопывались самопроизвольно, порой раня командира танка. Кроме того, пользоваться прибором MK-IV командиру было возможно только при полностью закрытом люке.

Устраняя эти недостатки, конструкторы завода № 112 вернулись к схеме Т-43, но отказались от вращающейся крыши башенки. Это позволило уравновесить большую крышку люка, для которой был разработан стопор крепления в открытом положении. Смотровой прибор устанавливался в неподвижном секторе и мог вращаться командиром изнутри. А позднее была решена и проблема вращения крышки люка.

Кроме того, в башне была сделана безрамная укладка на 16 выстрелов снарядом на левый борт, вместо прежних 12 выстрелов рамочной укладки, разработанной в головном КБ, достать из которой последние 4 выстрела было крайне затруднительно.

И последним нововведением башни Т-34-85 был пульт управления поворотом башни, которым мог пользоваться командир танка, что ускоряло целеуказание. Для ориентации командира в пространстве перед командирской башенкой была укреплена шкала часового типа с указателем угла поворота башни относительно направлении движения. Кроме того, для полного уравновешения башни на заднюю стенку башни был укреплен груз массой 250-300 кг, в результате чего усилия на маховиках поворотного механизма снизились до 1-4 кг, даже в случае крена танка в 15°. Все внесенные изменения были введены в танки завода № 112 с I января 1945 г.

Танк Т-34-85 преодолевает препятствие. Весна 1945 г.

Приварка полуавтоматом крыши башни Т-34-85. Завод № 112, 1945 г.

С вооружением танка тоже происходили некоторые метаморфозы. 26 июня 1944 г. замнаркома НКПТ А. Гореляд сообщил директору завода № 92 Еляну, что завод № 92 ввел в конструкцию орудия С-53 изменения без согласования с производителями танков, что ухудшило их боевые качества. В частности, утолщение стенок ствола, выполненное для увеличения ресурса, привело к неуравновешенности орудия и поломкам подъемных механизмов.

22 июля орудие № 71464, доработанное по сути выдвинутых претензий, прошло испытания на Гороховецком полигоне. В орудие были внесены следующие изменения: на 5-8 мм перенесены вперед цапфы, на 2 мм увеличена толщина стенок гильзоулавливателя, в конструкции подъемного механизма введено новое сдающее звено. изменен копир полуавтоматики, изменен профиль веретена отката, введена кнопка электроспуска по типу примененной в 85-мм орудии Д-5Т. С 15 августа изменения. введенные заводом № 92. были прописаны наркомами В. Малышевым и Д. Устиновым. Такому доработанному орудию был присвоен индекс ЗИС-С-53.

Блок стабилизатора орудия С-53, выполненный по теме «Таран». 1945 г.

Последние в ряду Т-34

Даже говоря только о вооружении, мы должны признать, что танк Т-34-85, вооруженный 85-мм пушкой большой мощности ЗИС-1, о котором мы уже упоминали, был далеко не последним опытным в ряду себе подобных.

Во-первых, весной-летом 1944 г. прошли испытания стабилизатора 85-мм танковой пушки в вертикальной плоскости. Этот стабилизатор был разработан специальным конструкторским бюро Наркомата судостроения под руководством А. Атовмьяна по теме «Таран». Особенностями его конструкции было то, что собственно гироскоп, раскручиваемый трехфазным асинхронным двигателем, не располагался на орудии, но управлял цепями питания помпы гидравлического привода силовой части. Для питания гироскопа в танке устанавливался преобразователь постоянного тока ГКЗ-Т на основе электродвигателя постоянного тока на 24 В и генератора трехфазной сети напряжением 60 В и частотой 275 Гц. Потребляемая мощность стабилизатора составляла 550 Вт, время запуска – 4, 5 мин. Первые испытания макетного образца состоялись в марте-апреле 1944 г. в Кубинке, но закончились не вполне удачно, так как орудие ЗИС-С-53 имело больший вес, нежели С-53 (у С-53 были более тонкие стенки ствола) и потому больший момент инерции, что увеличивало время реакции исполнительных механизмов и ухудшало результаты стрельбы.