21. 1. Надо строить!

Так сложилось, что в последние годы все авторы, завершая описание истории Великой Отечественной войны, превращаются в бухгалтеров, предлагая свой вариант «баланса», из коего затем следует либо демарш, разоблачающий «проклятую сталинскую эпоху», либо тоска о «социалистическом рае». Попробуем удержать от соблазна пойти одной из двух проторенных дорог.

Но без краткого описания сложившейся обстановки у читателя вряд ли произойдет понимание послевоенного пути отечественного танкостроения…

«Знаешь, для нас воина закончилась как-то неожиданно… Мы только что закончит еще один день испытаний нашей СУ- 100 (имеется в виду САУ «Уралмаш-1») и собираюсь начать обсуждение, как вдруг позвонил нарком и сказал, что дает нам неделю на отдых… Это было необычно. Только вечером я узнал, что наши взяли Берлин! Было удивительно. Больше нет войны… Что делать, как дальше жить?» – вспоминал Л. Горлицкий. Об этой неопределенности вспоминали все. Мой дед, С. Свирин, рассказывал так:

Разрушенный Сталинград после окончания войны. 1945 г.

Возвращение победителей. 1946 г.

Строительство интерната для детей- сирот. Смоленская обл. 1947 г.

«Больше всего на свете мы ждали Победы. Три долгих года ждали, мечтая приблизить ее хоть как, а когда она пришла – растерялись… Ведь исполнилась наша главная мечта, а другой тогда у нас и не было. Первым делом, конечно, праздновали… Широко, не думая ни о чем. А потом праздники прошли… Огляделись – надо строить… »

Надо строить! В те дни это было главным делом страны, четверть которой лежала в руинах. Было разрушено 1710 городов и поселков городского типа, уничтожено 70 тыс. сел и деревень, взорвано и выведено из строя 31850 заводов и фабрик, 1135 шахт, 65 тыс. км железнодорожных путей. Посевные площади сократились на 36, 8 млн. га. Страна потеряла примерно треть своего национального богатства. До сих нор историки и демографы спорят о величине людских потерь. Надо было строить!

25 мая 1945 г. ГКО постановил перевести часть оборонных предприятий на выпуск товаров для населения. Чуть позже принят закон о демобилизации тринадцати возрастов личного состава армии. 29 августа 1945 г. было принято решение о подготовке пятилетнего плана юс- становления и развития народного хозяйства. 9 февраля 1946 г. И. Сталин подчеркивал, что задачи плана сводились к тому, чтобы «восстановить пострадавшие районы страны, восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства и затем превзойти этот уровень в более или менее значительных размерах».

Л. Горлицкий вспоминал: «После войны в 1945-м нам было не до танков. Все перспективные работы были отложены. Страну надо было поднимать из руин… » В июне 1945 г. В. Малышев разослал по предприятиям наркомата задание «о развертывании производства и разработке новых образцов сельскохозяйственных и строительных машин. Были отменены сверх урочные работы, восстановлен 8-часовой рабочий лень и ежегодные оплачиваемые отпуска. Сокращены ассигнования на военные нужды и увеличены расходы на развитие гражданских отраслей экономики. Запланированная конверсия военной промышленности была проведена быстро и повысила технический уровень гражданских отраслей.

В сентябре 1945 г. был упразднен ГКО. Все функции по управлению страной были переданы Совету Народных Комиссаров. Так, Наркомат боеприпасов был перестроен в Наркомат сельскохозяйственного машиностроения. Наркомат танковой промышленности преобразован в Наркомат транспортного машиностроения и т. д. А в феврале-марте 1946 г. ввиду создания Совета министров СССР наркоматы были упразднены и преобразованы в Министерства. Танкостроением теперь должно было заниматься Министерство транспортного машиностроения (Трансмаш). Перестройка народного хозяйства применительно к условиям мирного времени завершилась в первом приближении к весне 1946 г.

Немецкие военнопленные. 1945 г.

21. 2. Опять война?

Приостановка работ над перспективными танками в конце 1945 г. позволяет предположить, что это случилось из-за снижения финансирования. Но работы, начатые до мая 1945 г., продолжались, хоть с меньшей интенсивностью.

В марте 1946 г. Верховный совет СССР утвердил план восстановления и развития народного хозяйства на 1946-1950 гг. Основная задача пятилетнего плана состояла в том, чтобы восстановить районы страны, подвергшиеся оккупации, достичь довоенного уровня развития промышленности и сельского хозяйства и превзойти их. И главное, новый план предусматривал первоочередное развитие отраслей тяжелой и оборонной промышленности. Сюда направлялись значительные финансовые средства, материальные и трудовые ресурсы. Так что же произошло в начале 1946 г?

5 марта 1946 г. бывший премьер-министр Beликобритании У. Черчилль прибыл в г. Фултон в Вестминстерский колледж, где перед слушателями, преподавателями колледжа, представителями прессы и приехавшим сюда же президентом США, произнес свою знаменитую речь, в которой впервые прозвучали ноты страха к возможным экспансивным планам Советского Союза, спрятавшегося за «железным занавесом».

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы – Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы… Польское правительство, находящееся под господством русских, поощряется к огромным и несправедливым посягательствам на Германию, что ведет к массовым изгнаниям миллионов немцев в прискорбных и невиданных масштабах. Коммунистические партии, которые были весьма малочисленны во всех этих государствах Восточной Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и всюду стремятся установить тоталитарный контроль. Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами, и по сей день, за исключением Чехословакии, в них нет подлинной демократии. Турция и Персия глубоко обеспокоены и озабочены по поводу претензий, которые к ним предъявляются, и того давления, которому они подвергаются со стороны правительства Москвы. В Берлине русские предпринимают попытки создать квазикоммунистическую партию в своей зоне оккупированной Германии посредством предоставления специальных привилегий группам левых немецких лидеров…

… во многих странах по всему миру вдалеке от границ России созданы коммунистические пятые колонны. которые действуют в полном единстве и абсолютном подчинении директивам, которые они получают из коммунистического центра. За исключением Британского Содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм находится в стадии младенчества, коммунистические партии, или пятые колонны, представляют собой все возрастающий вызов и опасность для всей христианской цивилизации…

Я не верю, что Россия хочет войны. Чего она хочет, так это плодов войны и безграничного распространения своей мощи и доктрин…

Из того, что я наблюдал в поведении наших русских друзей и союзников во время войны, я вынес убеждение, что они ничто не почитают так, как силу, и ни к чему не питают меньше уважения, чем к военной слабости.

По этой причине старая доктрина равновесия сил теперь непригодна. Мы не можем позволить себе – насколько это в наших силах – действовать с позиций малого перевеса, который вводит во искушение заняться пробой сил. Если западные демократии будут стоять вместе в своей твердой приверженности принципам Устава Организации Объединенных Наций, их воздействие на развитие этих принципов будет громадным и вряд ли кто бы то ни было сможет их поколебать».

Восстановление Сталинградского тракторного завода. 1945-1946 гг.

Фронтовики за учебой. МГУ, осень 1947 г.

Эта речь считается той искрой, от которой начал было тлеть огонь новой войны и которая вновь скорректировала планы военного производства в мире. За океаном «ястребы» принялись активно размахивать атомной бомбой, а в СССР только что победившие генералы также рвались к силовому решению всех международных проблем. Но запах только что прошедшей мировой войны все же еще был силен в воздухе. Бывшие союзники прекрасно понимали, что случись война. она не будет похожа на блицкриг по Европе весной-летом 1940-го и даже не на кампанию против Японии. Война ожидалась жестокой и кровопролитной. Советский Союз накопил большой арсенал сравнительно современного оружия и воспитал закаленных в боях солдат, не считаться с которыми было нельзя.

«Горячая война», грозившая большими потерями, не пользовалась популярностью. Нужна была другая война. По возможности без выстрелов. Война на разорение; вооруженное противостояние двух миров, находящихся в состоянии шаткого равновесия, постоянно грозящее развязыванием новой мировой войны. Позже это противостояние было названо «холодной войной», длившейся около четырех десятков лет…

Немецкая техника, захваченная в Венском арсенале. 1945 г.

21 . 3. Некоторые итоги прошедшей войны

Поскольку для многих участников война закончилась не менее неожиданно, чем началась, многие ее итоги сразу по завершении подводились поверхностно и лишь потом многократно уточнялись и переоценивались.

Тем не менее в плане отечественного танкостроения были сделаны следующие выводы:

1. Заблаговременный выпуск бронетанковой техники в мирное время был охарактеризован как полностью себя оправдавший.

2. Принятие помощи от союзников но ленд-лизу своевременной.

3. Работа конструкторов и технологов с целью упрощения конструкции танков и технологии их конвейерного изготовления (особенно средних и тяжелых) характеризовалась как «беспримерная».

4. Техническое перевооружение производства – удачным.

5. Методика обучения кадров – удовлетворительной.

В то же время неоднократно отмечались и наиболее характерные недостатки:

1. Недостаток внимания, которое уделялось созданию на востоке промышленной базы танкостроения до войны.

2. Малый объем мобилизационного запаса редких и цветных металлов, используемых в танкостроении (алюминия, меди, олова, никеля, молибдена, вольфрама, ванадия и т. д. ) не позволял вести полноценный выпуск танков в 1942-1944 гг.

3. Недопустимой названа потеря большой части рудных баз без наличия разведанных и разработанных месторождений на востоке.

4. Также недопустимым разбазариванием охарактеризована потеря подготовленных кадров в первый год войны в ходе недостаточно организованного формирования ополчения.

5. Недостаточное число эвакуационных и ремонтных средств. находившихся в войсках, а также острый недостаток специальной литературы по ремонту и эксплуатации матчасти БТМВ.

Еще раз хочется отметить, что это были промежуточные итоги, сделанные уже в 1945-1946 гг.

Несмотря на то что военная промышленность СССР произвела бронетанковой техники больше всех остальных стран мира, были некоторые но… «следует отметить, что качество сборки отечественной бронетанковой техники подчас было неудовлетворительным, что значительно сокращало срок ее службы и способствовало высоким потерям личного состава в период 1942-1943 гг. ». И кроме того: «Динамика выпуска бронетанковой техники в последний год войны показывает, что британско-американско-канадская танковая промышленность уже в 1945 г. имела возможность превысить объемы выпуска отечественных военных заводов».

Ленинградский Кировский завод выпустил первые трелевочные тракторы. Осень 1947 г.

И кроме того, в одном из отчетов марта 1946 г. Я. Федоренко писал: «Из имеющихся в настоящее время на вооружении Красной Армии образцов танковой техники следует выделить американский средний танк «Шерман» М4А2 с артилл. вооружением в виде 76, 2-мм пушки большой мощности и канадский легкий танк «Валентин» МК-9 с 57-мм танковой пушкой ограниченного отката…

Указанные образцы танков выгодно отличаются от отечественных легкостью управления, значительно повышенным ресурсом межремонтного пробега, простотой обслуживания и текущего ремонта, и при этом их вооружение, бронирование и подвижность позволяют решать весь набор задач, выдвигаемых бронетанковым силам…

По многочисленным отзывам из танковых частей, указанные типы танков могут считаться лучшими для несения службы в мирное время, освоения боевой техники…

Прошу вас рассмотреть комплекс мер по скорейшему улучшению конструкции отечественных танков, чтобы по величине гарантированного пробега, простоте управления, ремонта и обслуживания они могли сравняться с лучшими иностранными образцами… »

И вот тут впервые всплыла аббревиатура УКН, что будет занимать умы отечественных танкостроителей на протяжении последующих двух десятков лет (вплоть до 1966 г. ).

Начитанный читатель, несомненно, уже не раз встречался с этим буквосочетанием, и в голове его, конечно, тут же всплывет неоднократно прочитанная история танка ИС-3, когда «танки прямо с завода-изготовителя шли на ремонт, где проводилось устранение конструктивных недостатков в соответствии с требованиями ГБТУ». И после этого порой шло описание того, какой плохой танк спроектировали челябинцы. Причем в рассказах об ИС-3 этому танку обычно противопоставлялся ИС-2, которому довелось служить как раз в то время, когда новейший кировский танк подвергался переделкам.

Итак, что же это за зверь, УКН?

Программа УКН – «устранение конструктивных недостатков» была разработана в 1945-1949 гг. Цель программы состояла в том, чтобы танки военного времени могли продолжать нормальное функционирование в течение не менее 5 лет плановой эксплуатации, вплоть до полного износа моторно-трансмиссионного агрегата и ходовой части. Вот что говорил о этой программе Л. Горлицкий:

«Когда в 1945-м кончаюсь война, мы узнали, что все наши танки, что делали в войну, непригодны для службы в мирное время… В войну средний танк и САУ жили на фронте от трех дней до недели (редко больше), успевая за это время принять участие самое большее в двух-трех атаках и выстрелить из пушки в лучшем случае от половины до одного БК… Понятно, что ресурс механизмов был маленьким. После же войны танк должен был уже ездить не неделю, а от 5 лет плановой эксплуатации. Поэтому все танки военной поры пришлось дорабатывать по программе устранения недостатков»

То есть программа УКН была призвана усовершенствовать конструкцию танков военной поры с тем, чтобы привести их характеристики к требованиям несения службы в мирное время…

Первыми (в 1945-1951 гг. ) данной программе подверглись именно новейшие танки Т-44, ИС-3 («объект 703») и Т-54, так как они должны были составлять основу танковых войск «первой линии» в послевоенные годы… Следом за ними (1947-1955 гг. и затем еще 1957-1966 гг. ) последовали две последовательные программы модернизации танков Т-34-85 и ИС-2. составлявших большинство в бронетанковых войсках Советской армии в годы войны.

Именно по завершении УКН танки Т-34 могли еще долго служить проведения обучения вождению, а также занятиям по взаимодействию пехоты с танковыми войсками.

Плавающий танк Р-39 завода № 112 на плаву. Лето 1949 г.

21. 4. Опять легкие?

Проба пера гусиного крыла

В начале 1946 г. КБ завода № 112 вышло на правление наркомата с предложением о разработке легкого плавающего танка массой 10-12 т, с дизелем мощностью 150 л. с., противопульным бронированием, защищающим от 12, 7-мм пулемета «Браунинг», и вооружением из 76-мм пушки обр. 1943, спаренного со станковым пулеметом ГСТ-43 во вращающейся башне. Однако по какой-то причине наркомат указанную инициативу не поддержал.

Весной 1947 г. КБ завода № 40 выполнило эскизный проект авиатранспортабельного танка массой 4, 5 тонны с вооружением из 45-мм пушки обр. 1942 и пулемета ДТМ. защищенного 10-мм броней высокой твердости (т. н. «щитовой броней») и имеющего 6-цилиндровый двигатель ГАЗ-11 мощностью 85 л. с.

Но и этот проект остался невостребованным.

«В конце 1947 г. в Бронетанковом управлении состоялось заседание, посвященное вопросу форсирования танками водных преград… Исходя из опыта воины было выдвинуто предложение предусмотреть возможность переправы танков через водные преграды без использования понтонных и иных водоизмещающих переправочных средств. Предусматривалось, что легкие разведывательные танки должны иметь возможность переправляться на плаву, а средние и тяжелые использовать глубокие броды для переправы по дну водоема», – рассказывает полковник танковых войск в отставке И. Раков.

Возможно, так оно и было, ибо весной 1948 г. начальник ОГК Глав- танка И. Бер выдал КБ завода «Красное Сормово» тактико-техническое задание на проектирование плавающего танка со следующими ТТХ: масса 11 – 13 т, бронирование толщиной 10-12 мм, скорость хода на суше макс 55 км/ч, по проселку 30 км/ч, на плаву 15 км/ч, вооружение 76-мм пушка и пулемет, а также плавающего БТР для оснащения передовых частей Бронетанковых и механизированных войск (БТМВ) Советской армии.

Эскизный проект танка (получившего индекс Р-39) был утвержден в конце июня, БТР (Р-40) в первых числах июля. 16 июля 1948 г. вышел приказ по Министерству транспортного машиностроения № 237, в котором говорилось, что завод обязан закончить проектирование и к 1 июня 1949 г. изготовить и испытать по 2 экз. танка и бронетранспортера. В августе-сентябре макетным участком завода «Красное Сормово» было изготовлено 5 экз. моделей различных модификаций танка и БТР в масштабе 1: 5. Возможно, эти макеты обсуждались и «наверху», так как 13 октября заводу от Научно-технического комитета (НТК) БТМВ были переданы замечания по доработке конструкции указанных боевых машин. 19 октября 1948 г. постановлением Совета Министров (ПСМ) № 368 заводу ставилась задача не только изготовить к 1 июня 1949 г. опытные танки и БТР. но во втором полугодии 1949 г. сдать в войска опытную серию из 40 танков Р-39 и БТР Р-40. Последняя инстанция, которая давала танку «зеленый свет», был командующий БТМВ С. Богданов, который 5 ноября 1948 г. на резолюции об изготовлении танков поставил свою подпись.

Общий вид плавающего танка Р-39 в цеху завода № 112. Лето 1949 г.

Специально для танка ОКБ-92 разработало 76-мм пушку Л Б-76 с двухкамерным дульным тормозом, но затянуло со сроками изготовления, и опытный образен был готов только 16 июля. Впрочем, и без орудия танки к 1 июня готовы не были.

Так, Челябинский завод на месяц опоздай с отгрузкой дизель-мотора. Радиаторы системы охлаждения по кооперации были получены в марте. Завод № 255 затянул с электрооборудованием. подав его в апреле 1949 г., вместо января по плану.

Согласно отчету директора завода № 112 «Красное Сормово» Е. Рубинчика 29 мая 1949 г. начались ходовые испытания образца Р-39. Для испытаний танка была разработана специальная программа пробегом 3000 км и 200 км на плаву. Однако программа была выполнена не полностью.

В ходе заводских испытаний отмечалось частое спадание гусеничных цепей при маневрах на мягкой почве, недостаточная скорость на суше (52 км/ч) и воде (9, 2 км/ч), большой дифферент на корму, неудовлетворительная работа системы охлаждения двигателя. Обнаружилось большое количество недоработок в различных узлах танка. К концу заводских испытаний в Р-39 была проведена доработка ходовой части и винтов, но радикального улучшения характеристик не последовало. 9 августа И. Бер констатировал, что изготовленные опытные образцы танка Р-39 не соответствуют заданию, необходимо передать их для эксплуатации до полного износа, а заводу для проведения государственных испытаний в мае 1950 г. изготовить новые образцы танка.

Однако Минтрансмаш не согласился с этим мнением. Здесь работы были оценены неудовлетворительно, были сняты с должности директор завода Е. Рубинчик, и. о. главного конструктора А. Окунев, председатель Научно-танкового комитета ГБТУ. инженер-полковник А. Благонравов, временно отстранен от работ главный конструктор Мин- трансмаша И. Бер. получили выговоры министр вооруженных сил СССР Н. Булганин и зампред Совмина В. Малышев. А 15 августа был подготовлен проект постановления Совета Министров СССР № 3472, в котором говорилось: «Изготовленные заводом «Красное Сормово» образцы плавающего танка не соответствуют утвержденному заданию и вследствие этого непригодны дли вооруженных cm… Дальнейшие работы по плавающему танку передать в Челябинск на опытный завод № 100. Предложить Главному конструктору Котину закончить проект танка массой 9-9, 5 т. и плавающего БТР на 25 человек в течение /950 г. ». Примерно в это же время на базе КБ опытного завода № 100 был создан ВНИИ Транспортного Машиностроения, главным конструктором которого назначили Ж. Котина.

15 сентября закончились испытания Р-39 на плаву и испытания буксировкой в морском канале. Всего в ходе испытаний опытный образец танка Р-39 прошел 1500 км по суше и 150 км на воде.

Но несмотря на то что работы по танку во ВНИИ Трансмаш начались уже в августе, постановление Совета Министров ПСМ № 3472- 1444 «О плавающем танке» вышло лишь 15 ноября.

«740 » из «270»

20 августа к разработке проекта плавающего танка приступил ВНИИ 100. Задача была сложной не только из-за новизны темы, но и из-за крайне сжатого срока. Ввиду снятия с завода «Красное Сормово» заказа на изготовление плавающего танка, в Челябинск были переданы вся техдокументация по машине, производственный задел, технологическая оснастка и имеющийся запас 10-мм броневого листа высокой твердости.

Сюда же был передан эскизный проект конструктора Л. Троянова. который был забракован, хоть имел корпус с т. н. «катерным носом», выгодным с точки зрения мореходности и скорости движения на воде. Но размеры танка завода № 174 оказались колоссальными. Корпус был по размерам подобен корпусу разрабатывавшегося тогда же на заводе № 100 тяжелого танка ИС-7. Поэтому этот вариант с рассмотрения был снят.

Один из первых образцов танка ПТ-76. НИБТполигон 1950 г.

Ж. Котин прибыл на завод 30 августа, но к его прибытию ничего конкретного сделано еще не было. 16 сентября в Челябинск прибыли 31 конструктор с завода «Красное Сормово» и в тот же день рассматривался вариант с трансмиссией и двигателем от серийного Т-54. но танк показался излишне тяжелым.

Также в сентябре было изготовлено 6 макетов танка в масштабе 1: 5, которые передали в НИИ-45 для испытания на плаву. По результатам испытаний был сделан выбор формы корпуса и уточнено водоизмещение, которое должно было составлять 10-11 т.

В качестве движителей на воде рассматривались винты и гидрореактивные движители (водометы). В ходе проработки было предложено четыре варианта: стационарные гребные винты, откидные гребные винты по предложению Л. Троянова, перемотка гусениц с развитыми грунтозацепами и водометы.

В воспоминаниях Н. Шашмурина повествуется история противостояния его как автора водометного движителя ПТ-76 Ж. Котину, который якобы как ретроград «до последнего» отстаивал складные винты и только вмешательство В. Малышева якобы помогло продвинуть этот тип движителя чуть ли не на этапе строящегося прототипа. Однако, судя по материалам проектирования, получается, что еще во время отработки макетов танка, по настоянию Ж. Котина был специально построен понтон для испытаний винтов и водометов с двумя двигателями внутреннего сгорания мощностью 12 л. с. Испытания показали, что водомет предпочтительнее, так как для эффективной работы винты надо относить назад на 300 мм, что резко усложняло привод.

19 октября Ж. Котин принял решение о смене индекса плавающего танка. В начале проектирования плавающий танк шел под индексом, принятым на Ленинградском Кировском заводе «Объект 270», начиная с октября плавающему танку присвоен индекс Челябинского завода, и этот день стал днем рождения «Объекта 740».

В октябре принимается решение о заимствовании ал я 740-го освоенной 5-ступенчатой КПП и приводов управления от Т-34-85, и установке на него 6-цилиндрового двигателя – В-6 («половинка» В-2 – дальнейшее развитие дизель-мотора В-4). После обсуждений бронирование танка было утверждено в виде: лоб – 10 мм, борт, корма – 8 мм, борт башни – 10 мм, крыша – 6 мм, днище – 4 мм.

Несмотря на жесткие сроки выполнения заказа, два опытных образна «объекта 740» были готовы к июню 1950 г. и переданы для госиспытаний. которые состоялись в районе Полоцка. Танки прошли их успешно и были рекомендованы для войсковых испытаний. В отчете по их итогам отмечалось, что по ряду показателей опытный танк превзошел ТТТ (скорость на суше и воде, запас хода, масса), доработки свелись к усилению бронирования, подкреплению нижней части корпуса и улучшению герметичности узлов ходовой части. Так как машина имела резерв массы, то все указанное удалось выполнить успешно.

Тактико-технические требования к плавающему танку

« Боевой вес – 9-9, 5 т. Экипаж – 3 чел.

Бронирование – 10 мм брони высокой тверд. Двигатель – дизель мощностью 200-300л. с. Вооруж. – 76, 2-мм пушка и спаренный пулемет. Боезапас – 35-40 выстрелов.

Макс, скорость движ. по шоссе – 45км/с, на плаву – 10км/ч. Уд. давление на грунт, не свыше 0, 6 кг/кв. см. Запас хода на внутренних баках, не менее – 180 км.

Руководитель проекта – Ж. Котин, гл. конструктор – П. Ворошилов».

Танк Т-54 № 2. Осень 1946 г.

21 . 5. Метаморфозы «танка Морозова»

Итак, еще весной 1945 г. первый образен танка Т-54 прошел испытания, которые показали не только очень многообещающий результат, но и ряд недостатков, которые было решено устранить во втором опытном экземпляре, изготовленном в июле. Интересно отметить, что только второй экземпляр танка получил заводское обозначение «Объект 137». а также то, что в отчете наркомата за 1945 г. значится всего 1 экземпляр танка Т-54. Все это позволяет сделать предположение, что лишь второй экземпляр мог считаться в наркомате полноценным танком Т-54.

Испытания второго экземпляра, отличавшегося главным образом иной башней с вооружением, проходили с июля по ноябрь 1945 г., то есть уже во время выдвинутого требования «несения службы в мирное время». Несмотря на то что танк получил новую литую крупногабаритную башню, выполненную по типу башни танка ИС-3 из брони марки 71Л (толщина брони в лобовой части 180 мм, бортов – до 150 мм), и 100-мм пушку ЛБ-1, дающую больший простор экипажу, на вооружение танк принят не был и получил лишь рекомендацию для принятия на вооружение, но только с учетом устранения всех отмеченных недостатков. А их хватало.

Во-первых, явно не выдерживал нагрузок мирного времени дизель- мотор В-2 (точнее – В-2-44, который стоял на первых экземплярах Т-54). Во-вторых, бортовые редукторы, все еще представлявшие собой архаичную конструкцию в виде пары шестерен, ведущую свою родословную от танков БТ, были источником частых поломок на марше. В- третьих, в войну совершенно не задумывались о таком показателе, как усилие на рычагах. Теперь же внимание на них не только обращалось, но весьма пристальное. В очередной раз, несмотря на большее удобство обслуживания 100-мм орудия ЛБ-1, стоявшего на втором экземпляре танка, наличие на нем дульного тормоза было сочтено неприемлемым и вновь выбор делался в пользу Д-10ТК. Далее были сочтены недочетами недостаточный ресурс гусеничных цепей, недостаточная прочность днищевого люка танка, недостаточная мощность электродвигателя поворота башни, недостаточная эффективность вентиляции боевого отделения, недостаточная прочность оболов опорных катков, недостаточная прозрачность стекла пушечного прицела, недостаточная плотность огня курсового пулемета.

Башня танка Т-54 выпуска 1946 г.

Эталонный танк Т-54 («Объект 137»).

Зима 1946-1947 гг.

Схема бронекорпуса танка Т-54 1945

Казалось. что направления развития определены и вскоре все недостатки танка будут устранены, но в декабре 1945 г., по свидетельству сотрудника Наркомата транспортного машиностроения В. Архипцева, работы над «объектом 137» были приостановлены и возобновились лишь весной 1946 г. Это же обстоятельство продлило жизнь танку Т-44, выпуск которого было решено продолжать и после выполнения программы в 1200 машин. На период ноябрь 1945 г. – ноябрь 1946 г. было запланировано выпустить еще 800 машин, что доводило общий счет изготовленных до 1600 танков.

Но в апреле 1946 г., несмотря на то, что многие недостатки нового танка устранены не были, постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) средний танк «Объект 137» был принят на вооружение под маркой Т-54 с программой выпуска в текущем году 165 боевых машин этого типа.

Однако машина оказалась строптивой. Все узлы танка не желали сдавать своих позиций, к тому же для выполнения серии танков требовалась очередная перестройка производства. В частности, завод № 183 не готов был осуществлять отливку башни танка, сварочные автоматы, настроенные на сварку броневых листов толщиной 45 мм. упорно не желали нормально варить листы толщиной 90-120 мм. По-прежнему, как и в начале 1942 г., опытный цех представлял собой скорее загон, не обеспечивающий условий нормальной работы, не хватало испытательных стендов…

Поэтому устранить все отмеченные недостатки и выпустить 165 танков Т-54 в 1946 г. оказалось нереальным…

Лишь в мае 1947 г. опытный Т-54 смог преодолеть 2000 км гарантированного пробега и завод № 183 передал первые 20 танков опытно-войсковой серии для испытаний в войска. Тогда же первый Т-54 вышел из ворот Харьковского завода № 75, а документация на танк была передана на завод № 174.

Серийный Т-54 выпуска 1947-1948 гг.

Танки Т-54 с улучшенной башней выпуска

1949 г. на маневрах.

Однако поступившие в войска танки не радовали. Одни поступили в соединения Белорусского военного округа, откуда в 1948 г. посыпались жалобы во все инстанции, вплоть до Политбюро UK КПСС. Для обеспечения полной доработки конструкции танка Т-54 Политбюро приняло решение о задержке серийного производства этих танков еще на один год. так как «настала пора наконец-то устранить все давно знакомые нарывы на теле Т-54». – писал в 1948 г. А. Морозову заместитель министра транспортного машиностроения.

В 1949 г. танковое производство на трех ведущих заводах страны было остановлено. Работающие на них люди получали среднюю зарплату, пока конструкторы и технологи спешно дорабатывали Т-54. Кроме того, проведенные в начале 1948 г. испытания серийного танка Т-54 обстрелом показали, что 85-мм остроголовый снаряд, не пробивая брони танка, тем не менее может стать источником гибели как некоторых членов экипажа, так и танка в целом. При попадании в лоб башни часть остроголовых снарядов, отражаясь от наклонной брони башни, улавливалась подбашенной полостью и пробивали либо башенный погон (в лучшем случае просто застревая в нем), либо крышу корпуса. А вот тут-то дело уже неизменно заканчивалось либо гибелью механика-водителя, либо (при попадании ближе к правому борту) поражением стеллажа со 100-мм боекомплектом танка.

Надо было что-то срочно предпринимать… Совместной работой отдела № 520 и НИИ Стали в короткий срок была разработана башня, которая напоминала и башню 2-го опытного образца Т-54. и башню танка ИС-3. По какой-то причине «заман» в кормовой части башни был сохранен и исчез лишь в танках выпуска 1951-1953 гг., одновременное увеличением толщины лобовой брони башни с 180 до 200 мм.

В производстве башня ставилась долго. При освоении ее литья инженер Волков пробыл в командировке на заводе № 200 почти целый год. Но как бы то ни было, как раз в 1951-1953 гг. танк Т-54 слал обретать примерно тот самый вид, к которому мы так привыкли…

Танки ИС-3 во время парада в Берлине. 7 сентября 1945 г.

21. 6. Новый виток в жизни тяжеловесов

Служебная карьера «Щучьего носа »

7 сентября 1945 гола в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Парад принимали от СССР Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г. Жуков, от США командующий 3-й армией генерал Дж. Паттон, от Великобритании генерал Робертсон и от Франции генерал Кениг. Парад на Шарлоттенбургском шоссе открыла пехота с развернутыми знаменами четырех держав, и после короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна очень разношерстных боевых машин. Здесь были легкие танки М24 «Чаффи» американского 705-го танкового батальона, за ними следовали танки французской 1-й танковой дивизии, бронетанковые войска Великобритании представляли танки «Комета». И в заключение парада чинно и важно пророкотали своими дизелями танки ИС-3 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии.

Как и следовало ожидать, новые советские боевые машины произвели на союзников сильное впечатление и некоторое время были сенсацией в сообщениях западной прессы. «Помню, как-то уже летом Котин привез из Москвы какие-то американские газеты. Там быт фотографии ИС-3 и ИСУ-152 и заметка, говорящая, что русские обладают сегодня самыми мощный и танками в мире», – рассказывал Л. Горлицкий.

Несмотря на завершение войны, танк ИС-3 находился в интенсивном серийном производстве с программой 350 танков в месяц. Сначала их выпуск шел параллельно ИС-2, но с осени они полностью вытеснили своих старших собратьев из сборочных цехов ЧКЗ. Несмотря на то что расчетная себестоимость серийных машин ИС-3 должна была составлять 320 000 рублей, реально она с самого начала производства не поднималась выше 290 тыс. руб., а с июня составила всего 267 000 руб. Всего за время серийного производства заводом было сдано 2310 танков ИС-3, но…

С начала войсковой эксплуатации танки ИС-3 вдруг стали сопровождать отрицательные отзывы и рекламации, так что со второй половины 1946 г. только что изготовленные танки начали отправляться для проведения ремонта и модернизации по программе УКН. В этом месте многие послевоенные авторы с яростью обрушиваются на какие- то «конструктивные дефекты», которые якобы имели место быть у танка ИС-3, но отмеченные дефекты имели место быть не только у ИС-3, но также у ИС-2, Т-34, Т-44 и Т-54. Они были связаны с окончанием войны и ужесточением требований к ресурсу танков в целом и отдельных его узлов в частности. Для определения перечня мероприятий к данному типу танков была создана комиссия из представителей штаба БТМВ и Минтрансмаш, которая для тяжелых танков типа ИС-3 в 1946 г. потребовала реализации следующих мероприятий:

Полк танков ИС-3 на учениях ЛВО.

Осень 1947 г.

Подразделение танков ИС-3 на учениях. Венгрия 1958 г.

1) увеличение ресурса двигателя дизеля до (не менее) 250 моточасов, защитить двигатель при погибе днища от взрывов противоклиренсных фугасов;

2) увеличение ресурса трансмиссии до 2000 км межремонтного пробега;

3) предотвращение течи масла из КПП. механизмов поворота, бортовых редукторов и опорных катков танка;

4) улучшение вентиляции боевого отделения с возможностью продувки канала ствола после выстрела, или дополнения танка фильтровентиляционной установкой приточного типа;

5) введение механизма облегчения заряжения орудия в движении;

6) улучшение системы командирской наводки башни танка.

Танки ИС-3 стали первыми танками, подвергшимися большому объему работ по УКН, доводящих их до состояния пригодности к эксплуатации в мирное время. Эти работы для ИС-3 проводились спешно в период 1947-1953 гг.

В ходе этого были усилены подмоторный фундамент и кронштейны крепления двигателя, усилено крепление КПП, сменен подбашенный лист с беговой дорожкой погона, доработана конструкция главного фрикциона, введены новые уплотнения бортовых редукторов и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Начиная с 1950 г. на танки начали устанавливать двигатель В-2-54 (В-54). При этом масса танка возросла до 48, 5-49 т.

Стоимость модернизации была немалой – от 190 тыс. руб. до 250 тыс. руб., но руководство БТМВ шло на это, ведь выпуск новых танков в этот период ограничивался лимитом броневого проката, так как блюминги работали теперь главным образом на восстановление народного хозяйства.

Все было бы ничего, но однажды в ходе обстрела танка ИС-3 из 100-мм орудия бронебойный снаряд попал как раз в ребро («горбинку») на лобовой детали. И это привело к катастрофе. Бронекорпус танка ИС-3 моментально лопнул по сварным швам, превратившись в плохо скрепленную кучу бронелистов… «Мы все были в шоке. Самый мощный танк имеет ахиллесову пяту и может быть полностью разрушен одним удачным попаданием», – говорил Л. Горлицкий.

НИИ-48 совместно с ВНИИ- 100 спешно принялись подкреплять лобовую часть корпуса, но репутация танка в целом была подпорчена. Танк ИС-3 был выведен из разряда перспективных, хотя выпуск его продолжался.

Бронекорпус танка ИС-3 до программы УКН и модернизации. 1945 г.

Башня танка ИС-3 (ИС-ЗМ).

Устройство ИС-3

Корпус тяжелого танка ИС-3 (объект 703) имел переднюю часть, весьма выгодную с точки зрения снарядной стойкости.

Лобовые листы корпуса были установлены с двойным наклоном и под большим углом к вертикали. В послевоенной литературе для такой формы установился термин «Щучий нос», хотя в документах НКТП 1945 г. эта форма именуется «нос с горбинкой», или «таранный нос». Верхней части бортов был придан обратный наклон, позволяющий уместить широкий погон башни без уширения колеи. Наклонные бронелисты в нижней части бортов позволили снизить массу корпуса и усилить броневую защиту в наиболее ответственных местах. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи по типу Т-34 и ИС-2 был выполнен откидным.

Механик – водитель размещался впереди по оси машины, что улучшало обзор и уменьшало риск его гибели при наезде гусеницы на противотанковую мину. Над сиденьем механика-водителя имелся люк со сдвигающейся в сторону крышкой, в которой устанавливался смотровой прибор. Перед открыванием люка смотровой прибор надо было вынимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной эвакуационный люк.

Литая башня танка ИС-3 имела приплюснутую сферо – эллиптическую форму. В крыше башни располагался большой овальный люк, закрытый в боевых условиях двумя крышками. В правой крышке был установлен смотровой прибор заряжающего – МК-4. в левой, где располагался командирский люк наблюдения, была смонтирована панорама. танковый прибор наблюдения командира, ТПК-1. Прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, целеуказания и корректировки артогня. Для снижения высоты машины командирской башенки танк не имел, хотя по одному из вариантов предусматривалась ее установка. Еще один прибор наблюдения наводчика типа МК-4 устанавливался в верхней передней части башни, слева по ходу.

Механизм поворота башни – планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатыми приводами. Электропривод оборудовался системой командирского управления, когда командир мог, удерживая цель в поле зрения смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня автоматически останавливалась. Максимальная скорость поворота башни составляла 12 °/с.

Вооружение танка ИС-3 состояло из 122-мм танковой пушки Д-25Т обр. 1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренного с ней 7, 62-мм пулемета ДТ, которые были установлены в литой маске башни. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда достигала 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела TLLI-I7 составляла 5000 м, а предельная с помощью бокового уровня – 15 000 м. Скорострельность 2-3 выстр. /мин.

Бронекорпус танка ИС-ЗМ. После 1948 г.

Боевое отделение танка ИС-3.

На крыше башни на зенитной турели мог устанавливаться зенитный 12,7-мм пулемет ДШК. Примерно с 1948 г. на многих танках зенитные пулеметы были демонтированы.

Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания. в том числе: 18 с осколочно- фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные – в серо- стальной, или «дикий».

Боекомплект пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемета ДШК – 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размешались в боевом отделении.

Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-З жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см? и максимальной мощностью 520 л. с. (382, 5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса.

В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.

Система охлаждения – жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией, воздухоочистители типа «[Мультициклон». В систему охлаждения встроен котел для подогрева охлаждающей жидкости зимой с помощью паяльной лампы.

Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов емкостью 5 л каждый, расположенных под верхними наклонными листами лобовой части корпуса. Инерционный стартер в отличие от ИС-2 отсутствовал.

Трансмиссия – механическая. Главный фрикцион – многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач (КГ1) – восьми скоростная, с демультипликатором. Планетарные механизмы поворота – двухступенчатые, располагались на концах главного вала КП. Блокировочные фрикционы ПМП – многодисковые, сухие, сталь по стали. Тормоза плавающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи – понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом.

Ведущие колеса имели съемные венцы с 14 зубьями. Направляющее колесо было взаимозаменяемым с опорными катками. Механизм натяжения гусениц – винтовой, кривошипный.

Установка 122-мм орудия Д-25 в башне танка ИС-3.

Подвеска танка ИС-3.

В подвеске танка имелось 6 пар сдвоенных опорных и 3 пары поддерживающих катков. Подвеска опорных катков – индивидуальная, торсионная.

Гусеница – мелкозвенчатая, цевочного зацепления, трак литой, или фасонно кованый. Номинальное число траков в каждой гусеничной ленте – 86, минимально допустимое – 79. Соединение траков – открытым шарниром. Шаг трака – 160 мм, ширина – 650 мм.

Система электрооборудования – однопроводная, напряжением 24 вольта. В сети пять источников питания – электрогенератор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи. Потребители электроэнергии – системы внешнего и внутреннего освещения танка, электромотор поворота башни, электростартер, сигнал, системы связи.

К системам связи на танке ИС-3 относятся радиостанция 10-РК-26 (10-Р на ранних) и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.

ЧКЗ вырывается вперед

Поскольку начало 1946 г. поставило крест на серийном выпуске ИС-3 («объект 703»), в марте 1946 г. руководство Минтрансмаша совместно с командованием БТ и MB ВС СССР обратились к правительству с просьбой разрешить серийный выпуск танка «объект 701» вместо ИС-3.

После рассмотрения всех материалов по новому тяжелому танку Совет Министров СССР постановлением № 961-403сс от 29 апреля 1946 г. принял танк «объект 701» на вооружение Вооруженных Сил СССР под индексом ИС-4. Предполагалось, что уже в октябре 1946 г. ЧКЗ начнет производство новых тяжелых танков, однако до конца года ни один ИС-4 не покинул ворот завода.

Оказалось, что техническая документация нового тяжелого танка для серийного производства не отработана. В конструкцию машины пришлось спешно ввести более 80 изменений. Лишь в марте 1947 г. в Челябинске началось изготовление первых танков указанного типа, а в апреле первые две машины (головные образцы с заводскими номерами № 611A3 и № 611А5) поступили на министерские испытания. В ходе испытаний ИС-4 прошли около 1400 километров в различных дорожных условиях. Комиссия под председательством главного контролера МИНТРАНСМАШ К. Гаврутта отмечала, что новые тяжелые танки также имеют массу недостатков. Например, двигатель не развивал полной мощности, ненадежно работали бортовые редукторы, приводы управления трансмиссией требовали частой и сложной регулировки, башенный вентилятор не обеспечивал очистки боевого отделения при интенсивной стрельбе, а при работающем двигателе из-за сильных шумов и помех пользоваться радиостанцией было невозможно.

Один из первых серийных танков ИС-4. 1947 г.

Эталонный танк ИС-4 на министерских испытаниях. Весна-лето 1947 г.

Кроме того, выяснилось, что сильный вой вентиляторов при работе двигателя демаскирует танк (при движении ИС-4 в полевых условиях в вечернее время при полном безветрии вой вентиляторов мог быть слышен за 7-8 километров), а вождение новой боевой машины требует особых навыков и специальной подготовки механика-водителя. Заключение комиссии было категоричным: «Результаты проведенных испытании показали, что танки ИС-4 не обладают достаточной надежностью в эксплуатации и государственные испытания не выдержали».

После устранения отмеченных недостатков в июне-июле 1947 г. два первых образца установочной партии прошли государственные испытания в районе Челябинска. По результатам испытаний комиссия наметила перечень мероприятий по доводке ИС-4 в количестве 121 пункта. Для устранения всех замечаний заводу требовалось провести серьезную модернизацию танка. В результате в конструкции танка были аннулированы 238 узлов и 740 деталей, а введены 264 улучшенных узла и 946 новых деталей. Их работа проверялась на 25 танках установочной партии, изготовленных в июле-сентябре 1947 г. По уточненным данным были окончательно отработаны чертежи ИС-4 для серийного производства, утвержденные 8 октября 1947 г. Всего в чертежи внесли 1398 изменений, в том числе по улучшению конструкции – 324, снижению трудоемкости – 433, уточнению чертежей – 636. В результате этого удалось ликвидировать большое количество дефектов, особенно по узлам трансмиссии, и улучшить эксплуатационные показатели танка. Всего же до конца 1947 г. ЧКЗ при плане 200 машин изготовил лишь 52 танка ИС-4.

Несмотря на большую работу по модернизации машин, военные оставались недовольны недостаточной надежностью нового танка. Так, 10 января 1948 г. командующий бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил СССР маршал бронетанковых войск С. Богданов распорядился прекратить приемку танков ИС-4, аргументируя свое решение недостатками в работе трансмиссии, выявленными во время испытаний танков на гарантийный километраж на НИБТ полигоне в Кубинке в декабре 1947 г.

В ответ министр транспортного машиностроения И. Носенко обратился в Совет Министров СССР с письмом, в котором сообщал, что «эти недостатки уже учтены Кировским заводом, а выявленные дефекты произошли по причине установки некачественных подшипников». Для разрешения конфликта между военными и промышленниками 3 февраля 1948 г. состоялось специальное заседание представителей МИНТРАНСМАШ и ГБТУ ВС по вопросу модернизации тяжелых танков ИС-4. После бурных обсуждений и взаимных упреков было принято совместное решение, по которому ЧКЗ обязывался до 1 июня 1948 г. разработать и ввести в конструкцию танка необходимые изменения, а к 1 января 1949 г. провести модернизацию всех ранее выпущенных машин в соответствии с выдвинутыми требованиями. Однако к июню завод не сумел выполнить всех требований военных, и с 10 августа 1948 г. С. Богданов распорядился вновь прекратить приемку тяжелых танков. Очередная «разборка» вновь заставила военных начать приемку ИС-4, но шла она очень медленно и придирчиво: к 1 января 1949 г. из 155 изготовленных за 1948 г. танков ИС-4 на ЧКЗ находилось 69 машин, возвращенных представителем заказчика.

Танк ИС-4М. Осень 1949 г.

Танк ИС-4М сбоку. Осень 1949 г.

Неудовлетворительные качества и высокая себестоимость ИС-4 (в ценах 1947 г. – 994 тыс. руб., Т-54 стоил в го же время 326 тыс. руб. ) послужили причиной снятия его с производства 1 января 1949 г.

Для решения судьбы уже изготовленных танков 18 февраля 1949 г. было созвано заседание Совета Министров СССР, на котором в присутствии всех заинтересованных сторон родилось ПСМ № с 701270сс, согласно которому ЧКЗ к 15 июля 1949 г. был обязан предъявить на гарантийные испытания 12 улучшенных танков ИС-4. По результатам испытаний этих машин предполагалось провести последующую модернизацию всех ранее выпущенных танков. Согласно этому же постановлению ЧКЗ начинал работы по созданию нового тяжелого танка на замену ИС-4.

Двенадцать модернизированных ИС-4 были изготовлены в августе 1949 г. Прежде чем собирать эти танки, ЧКЗ провел испытания их новых узлов на нескольких ИС- 4 ранних выпусков. В сентябре 1949 г. модернизированные танки были направлены на испытания на НИБТполигон и в Белорусский военный округ (семь машин в 5-ю гвардейскую механизированную армию и три машины в 16-ю гвардейскую механизированную дивизию). В целом испытания прошли успешно, и по их результатам предполагалось провести модернизацию всех выпущенных ИС-4. В основном модернизация сводилась к улучшению работы двигателя, установке трансмиссии и борт- редукторов новой конструкции, введению отражательных щитков на крыльях для отсечки пыли при движении, установке дополнительного вентилятора в башне, улучшению радиооборудования и т. д. Однако эту модернизацию прошли далеко не все танки. Всего за время серийного производства в 1947-1949 гг. ЧКЗ изготовил 219 танков ИС-4 и шесть прототипов «объекта 701» (в 1944-1945 гг. ).

В целом танки ИС-4 и ИС-4М так и не были доведены «до ума»: они имели низкую надежность трансмиссии, невысокую проходимость и маневренность, а по вооружению не имели преимуществ перед ИС-2 и ИС-3. Единственным достоинством этого танка была очень мощная броневая защита, причем их масса до сих пор не превзойдена ни одной из отечественных серийных боевых машин.