Шафт был частично в сознании, когда его пинком вышвырнули с заднего сиденья "понтиак"-седана на тротуар. Он хотел встать на ноги, но не мог найти своих ног в алом облаке боли. Машина завернула за угол и скрылась из виду, покинув слабо копошащегося на асфальте человека. Сначала он полусидел на коленях, опираясь на левое плечо. Потом ему удалось лечь на спину и перевернуться на правый бок. Так он лежал, испуская горлом предсмертный клекот.

Шафт был теннисным мячом, который двенадцать раз со всего маху ударился о кирпичную стену. Его левый глаз распух и закрылся. Из раны на лбу, рассекшей бровь, сочилась кровь. Когда его шмякнули ребром пистолета по лицу, мушка прицела зацепила кожу в верхней части века и порвала его вместе с бровью, точно сырой бумажный мешок.

Когда он поднял руку, чтобы защитить лицо, черные блестящие туфли сломали ему два или три ребра в левом боку. Теперь при каждом вздохе он чувствовал, как его сердце и легкие медленно пилят тупым ножом. Один из ударов пришелся по кончику, и он от боли на несколько секунд лишился сознания.

Раны и ссадины покрывали все его тело. Руки онемели и распухли, потому что по ним топтались и прыгали. Порванные губы кровоточили, нос раскис, как шоколадный батончик под солнцем. Правое ухо вздулось, точно от свинки.

Было невыносимо больно. Изо рта шли кровавые пузыри, стекая на асфальт каплями ржавчины. Если бы он опять потерял сознание, боль бы отступила. Но тогда он бы умер, потому что потом у него недостало бы сил очнуться, чтобы снова жить с этой мукой. Соленая слеза кислотой обожгла израненную щеку. Он не мог удержать ее – было так больно.

Вместо мыслей у него в голове вертелся нескончаемый кошмар. Он слышал обрывки ругательств, видел, как они злобно машут над ним конечностями. Когда кулаки и ботинки приближались, он пытался увернуться, и тогда боль снова ослепляла его. Когда ему чудились их голоса, он прислушивался, стараясь определить, долго ли еще они собираются его избивать. Первым, что он через некоторое время понял, было то, что он жив. Вслед за этим он понял, что их нет. От невероятной красоты этого факта он лишился чувств.

Из окна своей крепости Нокс Персон наблюдал мучения изуродованного Шафта. Целых пять минут он печально смотрел вниз. Он молча стоял и смотрел, в шелковом, шитом золотом халате, крепко сжимая в зубах кончик сигары. По прошествии пяти минут, убедившись, что раненый еще шевелится, а враг никак себя не проявляет, главнокомандующий обратился к высокому, статному человеку, стоявшему перед ним навытяжку:

– Пусть три человека возьмут стул с прямой спинкой и спустятся за ним. Не сгибайте его. Посадите его осторожно на стул и несите сюда. Медленно и осторожно. Ты будешь держать его голову во время переноски. Смотри, чтобы ничего не дергалось и не болталось.

Простая старомодная первая помощь. Нокс полагал, что помнит правила оказания первой помощи со времени работы санитаром в тюремном лазарете. Хотя, возможно, он приобрел эти знания, наблюдая миллион людских несчастий. Человек на тротуаре был очень несчастен. Любой самой мелкой ошибки было бы сейчас достаточно, чтобы убить его.

Персон остался у окна, а его люди спустились к Шафту. К своему удивлению, он сочувствовал Шафту гораздо больше, чем обычным жертвам своих преступлений. Конечно, это из-за девочки. Шафт как-никак имел отношение к той части его существа, которой он позволял некоторые слабости. Он даже мог представить, как ему было больно, когда его поднимали на стул. Заслышав шаги у дверей, Персон поспешил отвернуться, чтобы скрыть от чужих взглядов тень боли на лице.

Здоровый глаз Шафта заморгал, когда к его лицу начали прикладывать пакеты со льдом. Второй раз в жизни он проснулся, не зная, где он и что ему делать – бежать, прятаться, говорить, молчать, жить или умирать. Первый раз случился в детстве. Он был спеленат по рукам и ногам болью и яростью, и каждая стремилась взять верх.

– Какого че?.. – прохрипел он сквозь лед на раздутых губах.

– Тихо, – предупредил Персон. Когда пакет убирали, Шафт видел рядом с собой какую-то золотую гору. Руки, что прикасались к нему, делали это осторожно.

– Где?..

– У меня, – сказал Персон. – Тебя немного протрут льдом.

– Гады. Сволочи, – простонал Шафт. Он вспомнил, кого он ненавидит. И почти вспомнил, как сильно.

Он поднес к глазу левую руку, чтобы посмотреть на часы. От часов остался лишь нижний кружочек корпуса. Его часы! Это была одна из его немногих дорогих вещей, золотой "ролекс", который он купил себе в ювелирном магазине "Тиффани" в награду за успехи и живучесть. Где-то в шкафу у него еще валялась кожаная коробочка с бархатной подушечкой внутри.

– Сучары, – скрипел он.

Шафт сделал открытие. Чем больше он злился или чем лучше осознавал свою злость, тем меньше чувствовал боль. Ярость поднималась в его избитом теле, как заключительный аккорд в недрах гигантского органа. Он дал себе глупое обещание, что отныне станет пинать всех бандитов в запястье, чтобы у них тоже не было золотых часов.

– Нокс, – зашептал он, – принеси еще лед, обложи меня льдом.

– Лед, – скомандовал Персон. – Возьмите внизу в морозилке. На третьем этаже в ящике. Несите все сюда.

– Который час?

– Около шести.

– Найдите Буфорда. Привезите его.

– Где его искать?

– А я откуда?.. – Шафту казалось, что он говорит именно это, но до его ушей донеслись звуки, совсем не похожие на человеческую речь. Его будто разъединили с самим собой. Где-то между его голосом и слухом нарушилась связь. Он был как боксер в нокауте. Боксер... Какая-то важная мысль шевельнулась у него в мозгу. Нужно что-то вспомнить о боксерах, боксе... Нет, он уже забыл.

Персон был терпелив.

– Ну, подумай, вспомни. Ты же знаешь. Куда мне послать людей?

– Его мать! – сказал Шафт. Он напряг свои отбитые мозги и выдал адрес.

Он слышал, как Нокс отдает приказы, но сам был уже далеко. Он видел черного боксера на ринге в Мэдисон-сквер-гарден, который сидит в своем углу бессильно привалясь к канатам и не реагирует на сигнал гонга. Для бедняги все кончено. Скачущие вокруг люди безжалостно его понукают, стараясь подвигнуть на последнее усилие. Он ненавидит их. Он не поднимется. Он не жеребец. Маленький коренастый человечек в белом свитере тычет ему в раны тампон на зажиме. Сволочь! Тампон пропитан смесью йода и ферментов. Убирайтесь все прочь. Дайте бедному Джону Шафту истечь кровью и спокойно умереть. Он проиграл. А коротышка не отстает. Теперь он машет на него полотенцем. Это человек, который умеет чинить разбитые тела быстрее, чем хирурги в больницах Гарлема. Как же его зовут? Вместо этого на ум Шафту стали приходить имена боксеров: Гавилан, Сахарный Рей, Торрес, Гриффит...

– Док Пауэлл, – шепнул он, – Док Пауэлл.

Движение вокруг него вмиг прекратилось.

– Что он сказал?

– Он говорит что-то вроде "Док Пауэлл". Это врач. Он работает на ринге.

Шафт опять приоткрыл глаз:

– Достаньте Дока Пауэлла.

Инстинкт подсказывал ему, что Персон поймет и сделает все как надо. Это будет совсем просто. В Гарлеме любого известного черного можно достать за ближайшим углом. Шафт закрыл глаз и стал ждать.

Док Пауэлл прибыл первым. Вблизи он казался еще ниже и толще, чем под юпитерами на ринге. На нем был серый свитер. Белый он надевал только когда присутствовал при официальных убийствах. В руке он держал блестящий кожаный чемоданчик. Люди Персона пошли в один ресторан, принадлежащий Персону, где собирались боксеры. Они сразу сказали, где можно найти Дока Пауэлла.

Тот не задавал вопросов. Подумал, наверное, что какой-то профи подрался на улице и его нужно быстро и незаметно залатать. Такое иногда случалось. По закону боксер мог распрощаться с карьерой, если бывал замечен или даже заподозрен в лишнем хуке левой. Док Пауэлл явился скоро, но остаться категорически отказался.

– Везите его в больницу, – сказал он, взглянув на Шафта. – Этого человека переехал трактор.

– Делайте, что он говорит, – сказал Персон.

– Я должен встать. – Шафт подмигнул Доку своим глазом. Боль притупилась, поскольку он лежал смирно. – Поставьте меня на ноги.

– Но вам нужен настоящий врач... – жалобно протянул тот, точно ветеринар, которого заставляют делать нейрохирургическую операцию.

– Мне нужны вы.

– Разденьте его, – вздохнул Пауэлл. – Осторожно.

Восемь рук протянулись к Шафту из пространства, бережно подняли и раздели. Он не был в этом уверен, его тело онемело.

– Ребра, – сказал он.

– О боже, – откликнулся Пауэлл.

При виде всех ран, синяков и кровоподтеков на теле Шафта даже стоическая гора в золотых одеждах ухнула, как проснувшийся вулкан.

– Давай, – сказал Шафт, – ребра. Черт, где же Буфорд?

Раздался деревянный треск отматываемого пластыря. Сквозь пелену боли он чувствовал, как его касаются и переворачивают, и сам старался не двигаться. Пауэлл раздавал инструкции. Он работал стремительно, как в минутный перерыв между раундами, когда нужно успеть поставить своего боксера на ноги.

– А чтоб вас... – выругался Шафт, когда пластырь закрутился вокруг его грудной клетки, склеиваясь в железный обруч толщиной в два дюйма. После того как обруч был готов, он почти мог дышать.

Руки Пауэлла порхали над очагом его агонии, как стофунтовая бабочка. Шафт не мог видеть все из-за пакетов со льдом. Улучив мгновение, когда лед меняли, он увидел, что превратился в зебру – черное кое-где виднелось из-под пластыря и бинтов.

– Принесите мне... Еще... Где... Дайте... У вас есть... Держите... – Пауэлл задал им работы.

– Дайте мне пушку, – попросил Шафт.

– Никаких пушек, – сказал Пауэлл, – ты никуда не пойдешь.

– Какую? – заинтересовался Персон.

– Сорок пятого калибра. Пару дополнительных обойм. Где же этот сукин сын Буфорд?

– Да здесь я, – сказал Буфорд. – Ну ты и красавец!

Шафт поднял руку, чтобы отодвинуть пакеты. Он сделал это механически. Движение далось ему на удивление легко и безболезненно. Обруч на груди скрепил многие из его оторванных членов.

Правый глаз еще немного приоткрылся. Сквозь грибные махры отека Шафт разглядел Буфорда, стоявшего в ногах его койки. В свободной синей майке, нейлоновой переливающейся куртке и слаксах защитного цвета, агитатор был похож на подростка, который собрался на бейсбольную игру. В его глазах за стеклами очков не было сочувствия, но не было и злорадства.

В комнату вошел невысокий человек с промасленным свертком в руках. Развернув его, он достал внушительного вида черный пистолет, взглянул на Персона, ища одобрения, и вручил его Шафту.

– Сколько у тебя верных людей, Бен? – спросил Шафт, взвешивая ствол 45-го калибра на правой ладони. Это был вороненый пережиток неизвестной войны. Шафт вставил обойму, взвел затвор. Толстая пулька выбралась из обоймы и заняла положение для стрельбы.

– А что? – спросил Буфорд, непроизвольно отодвигаясь в сторону.

– Положите лед обратно, – скомандовал Шафт. Он поставил пистолет на предохранитель, опустил на кровать у своего полосатого бедра и положил на него руку. Он сделал это ради удобства, уверенности в себе и чтобы показать, что не отказался от своих планов. Но не в виде угрозы Буфорду. Боль, проклятая боль в голове. Жестом прервав деятельность Пауэлла, он спросил: – У тебя есть болеутоляющее?

– Есть. Анальгин.

– Дай мне побольше и выйди отсюда на пару минут. Спасибо, ты мне очень помог.

– Тебе нельзя двигаться, – предупредил Пауэлл. Но босые ноги Шафта уже болтались над краем кровати, касаясь мягкого кудрявого ковра.

– Я же голый. Кто-нибудь тут носит мой размер? – Он посмотрел на Персона.

Его собственная одежда валялась в ногах кровати окровавленной кучей тряпок. Сев на кровати, он насчитал в комнате пять человек. Повязка на груди не допускала ни градуса отклонения от прямой оси. Один, по виду новый двойник Буфорда, пялился на него довольно высокомерно. Руки Дока Пауэлла держали у его лица четыре таблетки и стакан воды. Шафт проглотил их.

– Выйдите все, кроме...

Персон кивнул своим людям. Буфорд оглянулся на соратника. В дверях они посторонились, чтобы пропустить человека, несущего пару черных слаксов, белую наглаженную рубашку и туфли Шафта. Он положил одежду на кровать, туфли поставил на пол.

– Спасибо, – сказал Шафт, глядя вниз. Туфли были начищены до блеска. Он улыбнулся, насколько позволяли разбитые губы. Только черный понял бы важность блеска на этих туфлях. Улыбаясь, он поднял взгляд на человека, чья боль залегала гораздо глубже любой телесной раны. – Спасибо.

Шафт не сгибаясь натянул штаны, рубашку. Вполне терпимо. Он чувствовал себя яйцом, которое прокатилось по всему Большому Каньону и чудом не разбилось всмятку. Буфорд ждал ответа.

– Я не могу надеть носки, – сказал Шафт и посмотрел на него. Он заправлял рубашку под ремень, подтягивая брюки. Они оказались ему велики, ремень болтался, и от этого было еще больнее. Может, приклеить его лейкопластырем?

– Тебе же сказали лежать в постели, – жаловался Буфорд, нагибаясь к туфлям за носками. Он надел ему носки, туфли и стал завязывать шнурки.

– Не так туго, Бен, – улыбнулся Шафт.

– Пошел в задницу, сукин сын, – оскорбленно зафырчал Буфорд, но шнурки перевязал.

– Мне нужно двадцать или двадцать пять твоих людей, – сказал Шафт.

Буфорд еще прыгал у его ног, как гигантский кузнечик.

– Зачем?

– Я хочу сжечь Томпсон-стрит к чертовой матери. Ровно через полчаса. У тебя есть десять минут, чтобы собрать людей, и у них двадцать, чтобы туда добраться. Мы сожжем все до основания.

И Шафт – оппортунист, безучастный наблюдатель и человек неопределенной расы – сделал попытку проверить, есть ли у него ноги для выполнения своего обещания. Если их не окажется, он сядет в большую лужу. Персон и Буфорд пропустили его угрозы мимо ушей. Они ожидали, что он свалится как бревно на ковер лицом вниз.

– Тихо, тихо, – сказал Персон.

– Ну куда же ты... – заикнулся Буфорд. Он встал на ноги. Его голова закружилась, как пропеллер на разбитом самолете с одним двигателем – сначала пара истеричных рывков, потом несколько плавных оборотов и под конец полное вращение. Чтобы не упасть вперед, Шафт рефлекторно выставил руку. Буфорд, который еще стоял на коленях, вскочил, точно складной зонт-автомат. Персон пододвинулся ближе, тоже готовясь схватить падающее бревно.

Шафт пытался найти в сознании какую-нибудь точку опоры, уцепиться за какую-нибудь мысль, чтобы прекратить вращение. Самым стойким из того, что было у него в голове, оказался образ маленького перекрученного тела, стонущего: пожалуйста, пожалуйста... Его зрение вернулось в фокус. Двое мужчин застыли по бокам, не касаясь его, но в полной готовности.

– Ох, – вздохнул Шафт, – так легче дышится, но этот первый глоток кислорода кружит голову. – Он весь вспотел. – И если ты не поможешь мне, я сам сожгу эту чертову улицу.

Буфорд отвернулся, пряча глаза:

– Но я не могу расходовать людей на твои дурацкие...

Шафт не дослушал его жалких оправданий и обратился к Персону:

– Сегодня утром я видел Беатрис.

Старик окаменел, как будто его поразило копье.

– Насколько я мог судить, с ней все в порядке. Ты ведь знаешь, у кого она, не правда ли?

– Да.

– Ты чертовски прав, ты отлично это знаешь. И знаешь, что они за нее хотят? Они хотят все. Каждую дерюжку, которая у тебя есть. Целый Гарлем.

– А она?..

– Она спит. Я не знаю, что точно они с ней сделали, но спит она, по-видимому, уже давно. – Он повернулся к Буфорду: – Бен, есть один очень простой способ ее забрать: Нокс отдает им Гарлем, а они отдают ему дочку.

– Ерунда, – сказал Буфорд.

– Конечно, ерунда. Но ты не понимаешь... Если мафия не получит Гарлем, это не значит, что его просто так получишь ты. Ты должен его заслужить.

– Я сам его возьму.

– Пойди попробуй. Ты считаешь, есть только ты и мафия? Когда ты устанешь считать своих мертвых, то обнаружишь, что Гарлем отхватил кто-то третий, о ком ты никогда и не слышал. Я пошел за девчонкой. А ты убирайся с дороги. Нокс, мне нужна машина и канистра бензина. Еще веревка и газеты.

– Подожди. – Буфорд воздел руку, как на митинге.

Шафт взял с кровати пистолет и попытался приладить его к поясу. Выходило с трудом – ствол был тяжелее кирпича.

– Мне нужен пиджак. Дай мне хоть твою куртку, если больше ничего не даешь. Ну, шевелись!

Буфорд снял свою кислотную куртку и отдал Шафту.

– Мои люди пойдут с тобой, – сказал Персон. – Сколько человек тебе нужно?

Тишина.

– Видишь, Буфорд? – сказал Шафт. – Ты не один на свете. Есть люди – как он, как я. Когда ты нам нужен, когда ты действительно нам нужен, ты поворачиваешься задницей, потому что тебе жалко людей. Ты не можешь растрачивать свою революцию. Ну и лезь тогда на крышу и стреляй в старушек с собачками. Вот это дело по тебе.

Шафт говорил очень тихо. Он хотел кричать, но не мог набрать достаточно воздуха в легкие. Он думал, что Буфорд набросится на него, но у Буфорда, должно быть, не поднялась рука ударить такого немощного калеку.

– Нет, мне не нужны твои люди, Нокс. Мне нужна армия, чтобы сражаться против другой армии, а не кучка головорезов. Дай мне одного человека, он поведет машину. А тебе, Буфорд, я уже говорил, что ты просто идиот. Ты думаешь, что ты Че Гевара? Ну, тогда хотя бы почитай о нем. Сделай хоть раз домашнюю работу, двоечник.

Персон вышел, чтобы распорядиться насчет пожелания Шафта. Шафт осторожно ковылял по комнате, проверяя, насколько слушается тело. Для самоубийства хватит помощи и одного человека.

– Я и так потерял пятерых из-за тебя, – сказал Буфорд.

– Я не хочу спорить. Когда ты прочитаешь о Че, ты узнаешь, что революции были в каждой стране на свете. И ты узнаешь, как они проходили, кто побеждал и кто проигрывал.

Ничего, он справится. Двигался он почти свободно, только бы дыхание не подвело. Он забыл спросить Дока Пауэлла, можно ли ему выпить виски, если он принял таблетки. Наверное, нет.

– Я должен отсюда выбраться, – сказал он, садясь, как оловянный солдатик, обратно на кровать и втаскивая правую ногу на левое колено.

– Да ты еле ходишь, – фыркнул Буфорд, – тебя сразу убьют.

Шафт поправил за поясом пистолет, проверил "молнию" на куртке.

– Может, и убьют, Бен. Но я буду знать, ради чего. И это лучше, чем выйти отсюда и попасть под трактор. А если я выживу, я буду знать, что мне делать завтра. А ты не знаешь, что будешь делать завтра. Твоя революция – это только сегодня, да и то иногда.

По щекам у него текли слезы, хотя было уже легче. Он вытер их рукавом куртки.

– Какой у тебя план? – спросил Буфорд.