Республиканские коммандос 3: Истинное лицо

Трэвисс Карен

21 год до битвы при Явине 

 

Действующие лица

Команда "Омега":

РК-1309 Найнер

РК-1136 Дарман

РК-8015 Фай

РК-3222 Атин

Команда "Дельта":

РК-1138 Босс

РК-1262 Скорч

РК-1140 Фиксер

РК-1207 Сев

Клон-солдат КС-5108/8843 Корр

Клон-командующий коммандер КК-3388/0021 Левет

Генерал Бардан Джусик, рыцарь джедай (мужчина, человек)

Сержант Кэл Скирата, мандалорианский наемник (мужчина, человек)

Сержант Вэлон Вэу, мандалорианский наемник (мужчина человек)

Капитан Джайлер Обрим, Корускантская Служба Безопасности (мужчина, человек)

Генерал Этейн Тер-Мукан, рыцарь джедай (женщина, человек)

Джинарт, республиканский агент на Квиилуре (женщина, гурланин)

Генерал Арлиган Зей, мастер джедай (мужчина, человек)

Рав Брэлор, мандалорианская охотница за головами (женщина, человек)

Элитные республиканские коммандос (ЭРК) "Нулевой группы":

Н-7 Мереель

Н-10 Джайнг

Н-11 Ордо

Н-12 А'ден

ЭРК капитан Альфа-26 Мейз

ЭРК рядовой Альфа-30 Сулл

Агент Бесани Веннен, служащая Республиканского Казначейства (женщина, человек)

 

Пролог

***

Майгито, Внешние Территории, хранилища торгового банка "Дрессиан Киолш", 470-й день после битвы на Геонозисе.

- Сержант... - Скорч смотрит на замки бронированной двери комнаты-сейфа оценивающим взглядом специалиста по взлому всего, что можно и нельзя взломать. Именно так я учил его: он лучший.

- Сержант, мы сделали то, за чем пришли. Зачем мы еще и грабим банк?

- Это не ты его грабишь, а я. Ты только открываешь дверь. - Это к вопросу о справедливости и законности. В конце концов, если избавить сепаратистов от лишних ценностей, они не смогут потратить эти ценности на вооружение. - А я сейчас гражданский.

Это, конечно, не совсем так. "Дельта" по-прежнему моя команда. Я еще не зашел так далеко как Кэл Скирата, и не называю их "мои ребята", но... так оно и есть.

Скорчу около двенадцати лет. Если же считать по тому, сколько ему осталось до смерти от старости, ему двадцать четыре. Его время кончается быстрее, чем мое. Каминоанцы, создавая клонов, проектировали их быстрый рост, и когда я думаю об этих клонах как о маленьких детях, которыми я их впервые увидел, просто сердце разрывается - да, даже у меня. Мой отец все же не смог выбить из меня все чувства.

Скорч размещает напротив замков бронированной двери электронные дизраптеры, которые должны сжечь схемы замков и передать фальшивый сигнал, чтобы убедить систему безопасности, что все в порядке. На мгновение Скорч застывает, подняв голову, наблюдая показания на своем нашлемном дисплее.

- Что там, сержант?

Я затеял этот грабеж не ради выгоды. Я не жадный человек. Я просто хочу справедливости. Видите? Моя мандалорианская броня черного цвета - черный, традиционный цвет справедливости. Цвета бескар'гам почти всегда имеют значение. Каждый мандалорианин, увидевший меня, сразу поймет мою цель в жизни.

- Часть моего наследства, - говорю я. - У нас с отцом были разногласия насчет моей карьеры.

Справедливости для себя; справедливости для клонов, которых использовали и выбросили, как флимсипластовые салфетки.

- Тогда с тебя выпивка, - говорит Босс, сержант "Дельты". - Если бы мы знали, что ты при деньгах, мы раскрутили бы тебя раньше.

- Был при деньгах. А сейчас даже фальшивой кредитки не осталось.

Я никогда не говорил им о моей семье, или о моем титуле. Думаю, единственный, кому я об этом сказал, был Кэл, и тогда мне пришлось испытать на себе всю силу его ораторского искусства.

Сев, снайпер "Дельты", молча - это может быть знаком неодобрения, а может и нет - наводит свою DC-17 на пустые коридоры, ведущие из лабиринта хранилищ и подвалов, в которых хранятся сокровища и секреты самых могущественных и богатых в этой Галактике - в том числе и моей семьи.

Файрфек, как здесь тихо. Коридоры не сделаны из льда, но они гладкие и белые, и я не могу избавиться от впечатления, что они вырезаны прямо в ледяной толще этой холодной планеты. От этой мысли тут холодает градусов на десять.

- На счет "три", - говорит Скорч. - Но мне больше понравился бы нормальный громкий взрыв. Три... два... один. - Я знаю, что он сейчас усмехается, хоть за шлемом этого и не видно. - Большой бум.

Замки один за другим открываются с тихим звуком: щелк, щелк, щелк. Ни включенных сирен, ни сработавших ловушек, способных оторвать нам головы, ни охранников, врывающихся с бластерами. Огромные двери откатываются назад, открывая нашему взору ряд за рядом блестящих дюрастальных сейфов, освещенных болезненно-зеленым светом. Два дроида-охранника в глубине помещения стоят неподвижно, их схемы выжжены вместе со схемами замков, руки-манипуляторы со встроенными бластерами прижаты к бокам.

- Ну? - спрашивает Фиксер по комлинку. Сейчас он на поверхности, в километре от нас, охраняет аэроспидер, на котором мы намерены убраться отсюда. Изображение с наших дисплеев транслируется на его шлем, но он проявляет нетерпение. - Что там?

- Будущее, - говорю я ему. Надеюсь, что и его будущее в том числе.

Когда я прикасаюсь к дверям дюрастальных сейфов, они открываются, и их содержимое сверкает, или оказывается покрытым ржавчиной, или... странно пахнет. Это явно какая-то коллекция. Босс идет за мной и вынимает из одного сейфа маленький портрет в позолоченной раме, который не видел дневного света уже... кто знает сколько времени? Трое коммандос секунду смотрят на него.

- Что за бесполезная трата кредиток... - Скорч, никогда не выражающий иных желаний, кроме как хорошо поесть и поспать, проверяет дроидов, тыкая в них зондом, снятым с пояса. - Сержант, ищите то, что вам нужно, пока не пришел следующий патруль. Лучше поспешить.

Как я и говорил, у нас всех кончается время, причем у некоторых быстрее, чем у других. Время - такая штука, которую нельзя купить, взять в долг или украсть, если тебе вдруг понадобится больше.

- Вы уже можете убираться отсюда. - Я иду по коридору между сейфами, наполненными невероятными сокровищами: редкие драгоценные металлы, горы кредитных чипов большого достоинства, бесценные ювелирные изделия, антикварные произведения искусства, промышленные секреты, материалы для шантажа... Обычные кредитки - не единственная вещь, которая заставляет Галактику вертеться. Где-то здесь сейф семьи Вэу... - Я сказал, свободны, "Дельта".

Босс упорствует:

- Ты не унесешь все это один.

- Я смогу унести достаточно.

Да, я смогу унести пятьдесят килограмм груза, может быть, не так легко, как молодые парни вроде них, но я очень хочу его забрать, и это заставит меня помолодеть на несколько лет.

- Свободны. Идите. Это моя проблема, не ваша.

Сколько здесь всего... Похоже, это займет больше времени, чем я думал.

Время. Его нельзя купить. Поэтому нужно хватать его и использовать, как только есть возможность. С этого я и начну.

 

Глава 1

- Слушайте, вот все, что мне об этом известно. У сепов не может быть столько дроидов, сколько сообщает разведка - мы видели это, когда проводили диверсии на их заводах. А если у них и правда где-то есть столько дроидов, почему они еще не завоевали всю Республику и не покончили со всем этим? Если так, почему канцлер не хочет прислушаться к мнению генералов и ударить по ключевым целям сепов, вместо того, чтобы затягивать войну, размазывая силы от Ядра до Внешних Территорий? Добавьте сюда еще сообщение, которое послал канцлеру Лама Су, о том, что срок контракта на клонов истекает через пару лет. Все это плохо пахнет... И если все действительно настолько погано, нам нужно быть готовыми смываться, потому что первыми в очереди под раздачу будут наши шебсе. Понятно?
Сержант Кэл Скирата (из обсуждения ситуации с ЭРКами "Нулевой группы", по поводу информации, добытой ими в результате их незаконного проникновения в Типока-Сити. 462-й день после битвы на Геонозисе)

***

"Перевозчик Ядра", вспомогательный транспорт республиканского флота, следует на Мириал, на борту 2-я десантная рота 212-го батальона и команда "Омега". 470-й день после битвы на Геонозисе.

- Как любезно с вашей стороны присоединиться к нам, "Омега", - сказал сержант Барлекс, держась одной рукой за поручень в ангаре корабля. - И могу я быть первым, кто скажет вам, что вы выглядите как шайка законченных отморозков?

Дарман ждал, что Найнер скажет Барлексу, куда ему засунуть свое мнение, но тот не поддался на провокацию, и продолжал подгонять крепления крылатого ракетного ранца незнакомого дизайна. Поведение сержанта было лишь напускным, предназначенным скрыть волнение перед боем.

Да, ракетный ранец десантников плохо подходил к броне "Катарн", которую носили коммандос, но по точности приземления, он сильно превосходил параглайдеры. У Дармана сохранились весьма болезненные воспоминания о высадке на Квиилуре, когда невозможно было определить над целью ты или нет, пока не начнешь считать деревья. Поэтому с парой белых крыльев за спиной он чувствовал себя лучше - даже если они окажутся самым большим надувательством в истории снабжения Великой Армии Республики.

Фай включил механизм крыльев, послышалось шипение гидравлики, и две плоскости повернулись в горизонтальное положение, едва не задев Барлекса по лицу. Фай улыбнулся и взмахнул руками.

- Хотите посмотреть, как я изображаю геонозианца?

- Как, грохнувшись на землю и истекая жучиной жижей, когда я всажу в тебя заряд?

- Какой ты самоуверенный.

- Такой я сержант, рядовой...

- Может, ты хотя бы дашь нам черные крылья? - спросил Фай. - Я не хочу прыгать навстречу смерти с таким неподходящим по цвету снаряжением.

- Не хочешь? А придется.

Барлекс был старшим в сержантском составе команды "Парджей" (победа), десантной части, прославившейся выполнением таких рискованных заданий, что сам капитан Ордо называл ее бойцов "беспредельно самоуверенными". И необходимость играть роль поддержки коммандос десантникам явно не нравилась.

Барлекс с хмурым видом толкнул крылья ракетного ранца Фая обратно в сложенное положение.

- В любом случае, думаю, что вы, банда новообращенных мандалориан, будете чувствовать себя в ракетных ранцах как дома.

- Без кафа и пирожков?

Барлекс продолжал хранить каменное выражение лица.

- Приказано сбросить на Гафтикаре снаряжение и всякий бесполезный балласт, в том числе вас, а потом опять сократить наши шансы на выживание, ввязавшись в драку с сепами на Мириале.

Фай с обиженным видом сложил руки под подбородком.

- Разве то, что происходит между нами - это по-мандалориански?

- Просто вся ирония в том, что нам приходилось сражаться с мандалорианскими наемниками.

- Тогда лучше держать тебя подальше от сержанта Кэла...

- Да уж, сделай одолжение, - проворчал Барлекс. - Я потерял десять братьев из-за них...

Хотя клоны и могли петь гимн "Водэ Ан", но было очевидно, что далеко не все из них гордятся своим мандалорианским наследием. Дарман решил не говорить об этом Скирате. Это очень огорчило бы старого мандалорианина. Он хотел, чтобы все клоны Джанго Фетта сохранили духовное родство с мэндо, чтобы они не только знали о своем происхождении, но и гордились им. Враждебность Барлекса очень ранила бы его.

В отсеке наступила тишина. Дарман, надев ракетный ранец, подвигал плечами, удивляясь, как геонозианцы справляются со своими крыльями: они спят на спине, или вверх ногами, как нетопырки, или как? Ему приходилось видеть геонозианцев только в бою или мертвыми, так что и этот вопрос остался без ответа. Таких вопросов у него уже много набралось.

Найнер, всегда хорошо понимавший настроение своей команды, обошел каждого из них и проверил ремни крепления ракетных ранцев, дернув за ремень, проходивший между ног Фая. Фай взвизгнул.

Найнер выразительно посмотрел на него, прямо как Скирата.

- Ты же не хочешь потерять его в полете, сынок?

- Нет, сержант. По крайней мере, пока не будет возможности испытать его.

Найнер задержал на нем взгляд на секунду дольше.

- Тогда инструктаж в десять, - он указал на люк и проверил приборы своего шлема. - Давайте не будем заставлять генерала Зея ждать.

Барлекс стоял молча, словно хотел им что-то сказать, но потом пожал плечами, понимая, что последующий инструктаж будет не для его ушей. Дарман делал то, что всегда делал перед заданием: устроившись в углу, в очередной раз проверял броню и снаряжение.

Атин, критически нахмурившись, проверил ремни ракетного ранца Фая.

- Я бы завязал лучше, - проворчал он.

- А ты не думал, что хоть когда-нибудь можно попытаться поддержать и ободрить товарища, Ат'ика? - спросил Фай.

Найнер присоединился к ним, проверяя снаряжение. Это, в общем, было излишне, но еще никто не мог обвинить команду "Омега" в том, что они полагаются на волю случая.

- Все, что требуется от этого ранца - не оторваться от Фая, пока он не приземлится.

Фай кивнул.

- Надеюсь на это.

Атин поставил голоприемник, который он держал в руках, на выступ переборки, и закрыл на замки все люки в отсеке. Дарман не мог представить, чтобы кто-то из клонов мог бы разгласить секретные сведения, и подумал, не оскорблены ли десантники тем, что их не допускают на брифинги коммандос, словно они гражданские. Но десантники восприняли это вполне нормально, не проявляя ненужного любопытства, потому что так их учили с детства: у них своя работа, у республиканских коммандос своя. Во всяком случае, так говорили им каминоанцы.

Но это было не совсем так. Рядовой Корр, последний выживший из всей своей роты, оказался сейчас на положении офицера, и явно наслаждался путешествием по Галактике вместе с ЭРКами "Нулевой группы". У них с лейтенантом Мереелем был общий интерес к тонкостям ловушек и мин-сюрпризов. Так же им было интересно исследовать "социальную обстановку", как называл это Скирата, в каждом городе, в котором им случалось побывать.

Корр отлично вписался в компанию ЭРКов. "Думаю, они все смогли бы, если бы дать им такую возможность и соответствующим образом обучить".

Дарман надел шлем и погрузился в свои мысли, отключив комлинки для всех сообщений кроме первостепенной важности, например, в случае боевой тревоги. Если позволить разуму плыть по течению, огоньки нашлемного дисплея расплывутся и превратятся в ночной пейзаж Корусканта, и снова он сможет погрузиться в драгоценные воспоминания о тех недолгих днях, проведенных в городе с Этейн. Иногда ему казалось, что она словно стоит за его спиной, и это чувство было таким сильным, что он оборачивался, чтобы посмотреть. Сейчас он знал, что это чувство - не игра его воображения. Это джедай - его джедай - чувствует его в Силе.

"Она генерал Тер-Мукан. Ты конкретно вышел за рамки, солдат".

Он чувствовал ее прикосновение - это было похоже на присутствие кого-то очень близко. Но он не мог дотянуться в Силе к ней. Он мог только надеяться, что Сила позволит ей понять, что он знает, что она сейчас думает о нем. Но почему если Сила наполняет всю Вселенную, говорит она лишь с немногими? Дарман почувствовал что-то вроде возмущения. Сила была еще одним аспектом жизни, закрытым для него. Но это, по крайней мере, было действительно и для очень-очень многих. И это беспокоило его далеко не так сильно, как осознание факта, что у него нет того, что есть у большинства разумных существ: хоть какого-то выбора.

Когда-то он спросил Этейн, что будет с клонами, когда война закончится - когда они победят. О поражении он не мог и подумать. Что тогда будут делать клоны? Как их наградят? Этейн не знала. И тот факт, что он тоже этого не знал, вызывал у него все большую тревогу.

Может быть, даже Сенат пока не задумывался о столь отдаленной перспективе.

Фай взял свой шлем и начал настраивать дисплей, выражение его лица было рассеянным и не слишком счастливым. Это был Фай без своей обычной защиты в виде веселья и постоянных шуток, Фай наедине со своими мыслями. Шлем позволял Дарману наблюдать за своим братом не привлекая внимания. Фай изменился, и это произошло во время операции на Корусканте. Дарман чувствовал, что Фай думает о чем-то, чего не замечают остальные. Это как галлюцинация, о которой ты никому не можешь рассказать, потому что тогда тебя сочтут сумасшедшим. Или, может быть, ты боишься, что никто тебе не поверит. У Дармана было такое чувство, что он знал, что это значит, и поэтому он ни с кем не говорил об Этейн, как и Атин никогда не говорил о Ласиме. Но это было нечестно по отношению к Фаю.

Двигатели транспорта усыпляюще гудели, и Дарман задремал. Он был в сознании, но мысли его уже бродили свободно, как у спящего.

Да, проблема была в операции на Корусканте, там они смогли заглянуть в параллельную вселенную, где люди живут нормальной жизнью. Дарман знал достаточно, чтобы понимать, что его собственная жизнь не была нормальной - он существовал только чтобы сражаться и больше ни для чего... Но что-то внутри говорило ему, что это неправильно и нечестно.

Он пошел бы добровольцем, он был уверен в этом. Не было бы необходимости принуждать его. Все, чего он хотел в конце всего этого - немного времени с Этейн. Он не знал, что еще может предложить ему жизнь, но знал, что есть много всего, чего он в своей жизни не увидит никогда. Ему было одиннадцать стандартных лет. Этого времени слишком мало для жизни.

"Сержант Кэл говорил, что нас ограбили"

"Файрфек, надеюсь, Этейн не почувствует, что я сейчас злюсь".

- Хотел бы я вот так же сесть и расслабиться, Дар, - сказал Атин. - Как ты можешь быть таким спокойным? Ты этому явно не у Кэла научился.

"Да, сержант Кэл, мои братья и Этейн... Им не все равно. И еще Джусик. Генерал Джусик один из нас. Больше никому нет до нас дела..."

- Это потому, что у меня чистая совесть, - сказал Дарман. Для него было неприятной неожиданностью после долгих лет обучения на Камино узнать, что многие народы Галактики считают его убийцей, чем-то безнравственным. - Или поэтому, или я просто слишком устал, чтобы волноваться.

Сейчас он летит на Гафтикар, чтобы снова убивать. ЭРКи группы "Альфа", возможно, направлены туда, чтобы тренировать местных повстанцев, но команда "Омега" должна будет ликвидировать правительство, поддерживающее сепаратистов. Не в первый раз, и, вероятно, не в последний.

- Просыпайтесь, народ, начинается, - Найнер включил приемник. На проекторе мигнуло голубоватое изображение, и неожиданно в отсеке оказался могучий бородатый джедай Арлиган Зей, командующий республиканским спецназом.

- Добрый день, "Омега", - сказал он, хотя, насколько им было известно, сейчас было уже за полночь. - У меня для вас небольшая хорошая новость.

- Это значит, что все остальные новости будут плохими, - сказал Фай по защищенному от прослушивания комлинку, встроенному в шлем. Красный огонек на нашлемном дисплее Дармана показывал, что только он мог его слышать.

- Это хорошо, сэр, - невозмутимо сказал Найнер. - Уже нашли Альфу-30?

Зей, казалось, проигнорировал вопрос.

- Сержант А'ден сообщит вам координаты зоны высадки, и можете приступать к выполнению.

В комлинке Дармана снова послышался голос Фая:

- Сейчас будет "но"...

- Но, - продолжал Зей, - боец ЭРК Альфа-30 сейчас считается пропавшим без вести. От него не было сообщений уже два месяца, и это, в общем, не столь уж необычно, но местные партизаны сказали сержанту А'дену, что у них нет связи с ним примерно столько же времени.

А'ден был одним из "Нулевых" ЭРКов Скираты. Несколько стандартных дней назад его направили на Гафтикар для оценки ситуации, и если он не мог найти пропавшего ЭРКа, значит, тот действительно пропал без вести. Дарман задумался, что же могло случиться с Альфой-30. ЭРКи отнюдь не были легкой добычей. "Нулевые" относились к своим братьям из группы "Альфа" свысока, но они были чистыми, генетически неизмененными копиями Джанго Фетта (за исключением быстрого взросления), и были обучены лично Феттом: жесткие, изобретательные, и очень опасные бойцы. Однако и лучшему из воинов может однажды не повезти. И это может означать, что обучение гафтикарских партизан станет теперь задачей А'дена.

Дарман надеялся, что "Омеге" не придется заниматься этим. Все, о чем он мог думать - надолго ли он здесь застрял, и когда он сможет снова увидеть Этейн. Тайных писем и сообщений по комлинку было недостаточно.

"А если кто-то обнаружит? Что тогда сделают с нами?"

Дарман даже подумать боялся, насколько сильно могут осложнить жизнь им с Этейн командование Великой Армии Республики или Совет Джедаев. Вероятно, больше он никогда ее не увидит. И он не был уверен, что переживет это. Он знал, что она была его единственным знакомством с нормальной жизнью.

- Значит, нам придется начинать все сначала, генерал? - спросил Найнер.

На голопроекторе не было видно стола в кабинете Зея, но джедай сел и оглянулся через плечо, словно кто-то вошел в помещение.

- Не совсем. Гафтикарские повстанцы неплохо обучены, но им нужна будет наша помощь, чтобы свергнуть правительство. И, конечно, им нужно оружие и снаряжение, как те DC-15, которые мы им сбросим, - помолчав, Зей добавил: - Не в полной спецификации, конечно.

- Я вижу, мы доверяем им безоговорочно, сэр...

- Я признаю, сержант, у нас была пара случаев в таких операциях, приводивших... к обратным результатам. Нет смысла вооружать их настолько, чтобы они могли использовать это оружие против нас.

- Есть какие-то новые разведданные по Гафтикару?

- Нет. Сожалею, вам придется заполнять эти пробелы самим.

- Какова численность повстанцев?

- А'ден сообщает, что у них около ста тысяч обученных бойцов.

Дарман моргнул, активируя базу данных НШД, и посмотрел приблизительную численность населения Гафтикара. Половина миллиарда; столица Эйат, население около пятисот тысяч. Он уже привык действовать при таком соотношении сил.

- Ну, по крайней мере, Альфа-30 успел хорошо поработать там, сэр, - сказал Найнер.

- Повстанцев хорошо обучать так: обучи десять бойцов, потом каждый из них натренирует еще десять, и так далее.

- Сэр, принимая во внимание, что нас не слишком много, вы не рассматривали возможность увеличения численности всей Великой Армии таким вот образом? Тогда война закончилась бы гораздо быстрее.

- Это стратегия, я знаю... - в голосе Зея в последнее время часто слышалось что-то вроде смущения. Его тоже не спрашивали, так ли он хочет действовать. Это было еще одно задание от канцлера из серии "возьмите эту планету и не надоедайте мне с отговорками". - Но все, что вам нужно сделать - свергнуть правительство Эйата. После этого в дело вступит пехота. А пока задействуйте повстанцев.

"Делайте то, что можете, парни, потому что я ничем не могу вам помочь"

"Здорово..."

- Понятно, сэр, - покорно сказал Найнер. Иногда Дарману хотелось вбить сержанту его безропотность в глотку. - Конец связи.

Не было необходимости напоминать Зею, как сейчас напряжены и растянуты силы Великой Армии, особенно же спецназ. Уже приходилось обучать простых клонов-пехотинцев для выполнения задач коммандос: в Великой Армии Республики было менее пяти тысяч коммандос. "Неполноценные не считаются. Шутка".

Дарман подождал, пока Найнер отсалютовал Зею (с необычной для него небрежностью) и выключил связь. Старый добрый Найнер был сам на себя не похож. В первый раз братья видели его таким расстроенным.

"Может быть, Республике лучше было бы действительно создавать армию из дроидов. В конце концов, дроиды не беспокоятся о том, что случится с ними. И они не влюбляются".

- Я попытаюсь найти в этом и хорошую сторону, - сказал Фай. - В последний раз, когда нас забрасывали на вражескую территорию без нормальных разведданных и с многократным численным превосходством противника, мы нашли там себе новых интересных друзей. Может быть, на этот раз повезет мне.

Дарман проигнорировал подколку насчет Этейн.

- Гафтикарские повстанцы не люди, Фай. Они ящерицы.

- Так и фаллиины ящерицы...

- Я имею в виду - они совсем ящерицы. Чемоданы с ножками.

- Ну, там должно же быть и человеческое население.

- Оптимист...

Найнер сменил тему разговора с необычной для него мягкостью.

- Ничего, нам всегда приходилось высаживаться без достаточных разведданных, - Он не предложил Фаю просто заткнуться, словно сочувствуя ему. - Так оно обычно и бывает. Ладно, готовьтесь, мы будем над Эйатом через двадцать минут.

***

Грузовой ангар "Перевозчика" представлял собой просторное помещение с грузовым люком в корме. "Перевозчик" был вооруженным фрейтером, одним из многих, реквизированных у торгового флота и использовавшихся для перевозки припасов, снаряжения, техники и иногда войск. Дарман подумал, что же этот корабль возил в мирное время. Как и малые корабли - рейдеры, предназначенные для борьбы с коммерческим судоходством, "Перевозчик" был замаскирован под нейтральное гражданское судно. Такие вспомогательные транспорты могли доставлять оружие и диверсантов на планеты, где появление "Аккламатора" привлекло бы слишком много внимания.

Сейчас ангар был заполнен спидер-байками и ящиками. Дарман пробирался между ними, следуя за Атином к дверям ангара, где старший по погрузке - клон в броне пилота с желтой маркировкой ставил в ряд ящики на репульсорах, направляя их к трапу.

- Диси-15. - сказал старший по погрузке, не отрывая взгляд от деки. - Тяжелые бластеры "Е-Веб" и одно разобранное артиллерийское орудие.

- Сколько тяжелых бластеров? - спросил Атин.

- Пятьдесят.

- Это все, что мы можем им дать?

- Мы возим им оружие уже целый год, так что они вооружены до зубов, - старший по погрузке, удостоверившись, что в накладной все правильно, подозрительно посмотрел на коммандос. - Если это вас как-то утешит, вы выглядите очень зловеще в этой вашей черной броне. Даже с белыми крылышками. Совсем не похоже на кучку надутых... чудаков, корчащих из себя мандалориан.

Фай отвесил шутовской поклон.

- Пусть тебе придется в будущем летать на задания только с "Галактическими Десантниками", нер вод.

Но Атин не намерен был оставлять это просто так.

- В чем проблема?

- Просто удивляюсь, - сказал старший по погрузке.

- Чему удивляешься?

- Мандалориане. Вам не приходилось сражаться с ними? Мне приходилось. Сепы продолжают нанимать их. Они убивают нас. А вас воспитывали как хороших мандалорианских мальчиков. Ведь вы ощущаете себя мандалорианами?

- Скажем так, - ответил Фай, - я не ощущаю себя гражданином Республики. Потому, что никто из нас гражданином Республики не является, если ты еще не заметил. Нас просто не существует. Ни удостоверений личности, ни политических прав, ни возможности участвовать в выборах...

Найнер толкнул Фая в спину.

- Один-пять, заткнись. А ты, грузчик, не лезь не в свое дело. И если ты еще раз выскажешь сомнение в нашей верности Республике, придется тебе всыпать. Все, вернулись к работе.

В первый раз Дарман отчетливо ощутил, что чувство братства между клонами - всеми клонами, независимо от подразделений - поколеблено. У 2-й десантной роты явно была особая неприязнь к мандалорианам, и ближайшими, на кого десантники могли излить свою злость, были республиканские коммандос, воспитанные и обученные мандалорианскими инструкторами - Скиратой, Вэу, Брэлор... Дарман подумал, что это плохое предзнаменование для начала операции. "Да, сержант Кэл был бы очень расстроен..."

"Перевозчик" снизился уже достаточно, чтобы можно было разглядеть ландшафт планеты в иллюминаторы. Дарман видел на своем нашлемном дисплее по изображению, транслируемому со шлема Найнера, что сейчас Найнер смотрит не в иллюминатор, а в деку. Там была просто масса цифр. Атин в это время читал на своей деке сообщение. Хотя Дарман старался не проявлять излишнего любопытства, он не удержался и посмотрел: сообщение было от Ласимы, тви'лекской подружки Атина, и было... очень познавательным.

Дарман попытался сосредоточиться на Гафтикаре. Из иллюминатора открывался красивый вид, хотя сейчас и была ночь. Гафтикар не был красной пыльной пустыней, как Геонозис, или ледяной равниной, как Фест. С высоты город Эйат выглядел мозаикой освещенных парков и прямых дорог, окаймленных стройными рядами домов, сверкавших золотыми огнями. Река, разделявшая город, сверху была похожа на черную блестящую ленту. Это было похоже на место, где живут нормальной жизнью, наслаждаются ею и радуются. И совсем не похоже на вражескую территорию.

Дарман подключился к комлинку Фая, чтобы поговорить, но был мгновенно оглушен грохотом музыки глиммик. Такова была и манера поведения Фая: сплошной шум и болтовня, в следующую секунду сменяющиеся полным молчанием. Дарман отключил связь.

Старший по погрузке опустил визор шлема и положил руку на панель управления.

- Так, запомните - несколько секунд просто летите как при обычном параглайдерном прыжке, потом включаете ракетные ранцы. И не выключаете. Приготовиться, открываю люк: пять... четыре...

- Если ракетный ранец неисправен, я предпочел бы это узнать, пока мои ноги еще на палубе, - сказал Фай.

- ... два... Открываю!

Грузовой люк скользнул в сторону, и яростный порыв ветра запорошил пылью визор шлема Дармана. Сейчас они пролетали над густым лесом. Старший по погрузке, повернув голову к голографической карте, приготовился активировать систему сброса грузов. Карта показывала, что в нескольких километрах впереди начинается открытое пространство. Когда "Перевозчик пролетел над ним, оказалось, что земля там покрыта низкой сухой травой. Дарман хорошо разглядел это через прибор ночного видения в визоре шлема.

- Груз пошел, - сказал старший по погрузке, активируя механизм сброса. Ящики заскользили по трапу один за другим, и полетели к земле на парашютах, похожих в ночной тьме на удивительные белые цветы. Было видно, как последний контейнер, с высоты выглядевший как едва различимая точка, упал в траву, подняв облако пыли.

Корабль немного набрал высоту, и трап из наклонного положения был поднят до состояния ровной платформы.

- Ваша остановка, "Омега". Приятного полета.

Дарман, как и все коммандос, сделал уже много прыжков. Он даже не помнил, сколько точно, но, как и раньше, ощутил прилив адреналина, увидев, как Атин спокойно подошел к краю трапа и исчез. Дарман последовал за ним, прижимая к груди свою DC-17.

Один, два, три, четыре шага... На пятом под ногами уже была пустота. Он падал, и его желудок, казалось, столкнулся с легкими, на секунду заставив дыхание остановиться. Досчитав до трех, Дарман нажал кнопку включения ракетного ранца. Крылья скользнули в горизонтальное положение, включились двигатели. Он больше не падал. Он летел. Ракетный ранец слегка вибрировал от работы двигателей. Под ним расстилалась степь Гафтикара, зеленоватая, если смотреть сквозь визор. Повернув голову, Дарман увидел огоньки работающих двигателей ранца Атина. "Перевозчик" улетел. Транспорт оказался гораздо быстрее, чем он думал.

- Смотри, мамочка, - раздался по закрытому каналу голос Фая, - Без рук.

- У тебя нет мамочки, - сказал Дарман.

- Может быть, добрая старая леди усыновит меня. Я ведь очень милый.

Дарман сейчас не видел остальных, только индикаторы их состояния на нашлемном дисплее. Команда разделилась, и каждый должен был лететь отдельно к точке сбора, на такой малой высоте, насколько это возможно, используя для маскировки неровности рельефа местности. Планировалось приземлиться, когда степная зона закончится и снова начнется лес, где можно найти укрытие. У Дармана не получилось совершить посадку безупречно, как он надеялся. При посадке он перекувырнулся через крыло и застрял в зарослях колючих кустов.

Найнер, вероятно, заметил это на своем НШД.

- Дар, ты можешь хоть когда-нибудь приземлиться на ноги?

- Осик, - выругался Дарман, больше смущенный, чем действительно пострадавший. По крайней мере, он не поджег растительность: двигатели ранца заглохли при ударе. Дарман поднялся на ноги и попытался определить свое местонахождение. - Я в порядке.

Сейчас по индикаторам НШД он не мог определить, где находятся Фай и Атин. Но он видел, что они двигаются быстро, и их транспондеры настроены на координаты точки сбора - синие квадраты двигались к желтому перекрестию, наложенному на карту зоны высадки. Дарман определил, что ему придется бежать до точки сбора еще пятьдесят метров с ракетным ранцем, крылья которого были развернуты, как у насекомого.

- Все чисто, - сообщил Найнер, выпутываясь из ремней ракетного ранца. - "Омега", с этого момента пользоваться только ближней связью. Так; а где...

- Знаете, на Уруне-5 местные уже вывесили бы вас на праздничном дереве в качестве украшения, - послышался в комлинке Дармана незнакомый голос. Только сейчас он разглядел в приборе ночного видения расплывчатый силуэт, который не был похож на человека, пока не подошел совсем близко. Дарман увидел, что человек очень похож на него самого, за исключением того, что, как и все "Нулевые", этот был шире в плечах и более плотного телосложения, чем коммандос. В случае с первыми клонами каминоанцы явно слишком увлеклись манипуляциями с генами Фетта. Дарман подумал, сколько же они экспериментировали, пока нашли идеальное сочетание.

А'ден, Н-12, схватил его за руку и приказал следовать за ним. Одет "Нулевой" ЭРК был в грубую рабочую одежду, без шлема, без брони и даже без камы. Дарман не ожидал увидеть его в гражданском.

И, продираясь сквозь кусты и проклиная дурацкие крылья, которые не складывались, потому что механизм был поврежден при падении, он не ожидал увидеть невысоких быстрых существ с горящими глазами, вооруженных винтовками DC-15.

Местные действительно оказались "совсем ящерицами".

* * *

Военная база Великой Армии Республики, Теклет, Квиилура, 470-й день после битвы на Геонозисе. Предельный срок эвакуации людей-колонистов с Квиилуры.

Генерал Этейн Тер-Мукан еще никогда в жизни не испытывала меньшего желания исполнять свои служебные обязанности. Но она должна была их исполнить.

Перед зданием, в котором расположился штаб гарнизона - скромным домом, принадлежавшим ранее работорговцу - трандошанину, покинувшему планету вместе с остатками сил сепаратистов - в мрачном молчании стояла толпа людей-фермеров. Этейн остановилась перед дверью, морально приготовившись выйти к ним и попытаться договориться.

"Вы должны уйти. Мы заключили сделку, помните?"

- Не думаю, что вы должны этим заниматься, мэм. - сказал командующий гарнизоном коммандер Левет. Крепкий черноволосый чисто выбритый мужчина, на вид лет двадцати, до боли похожий на Дармана. Свой шлем с желтой маркировкой он держал под мышкой. - Позвольте мне поговорить с ними.

Он был клоном, как Дар - в точности как Дар, в точности как любой другой клон в Великой Армии Республики, хотя на его лице не было выражения доброты и терпения Дармана. Но у него были те же темные глаза, которые заставили Этейн остро почувствовать ее одиночество и тоску, напомнив, что Дар был... где? Сейчас она даже не представляла. Она чувствовала его в Силе - она всегда могла его чувствовать - и он был невредим. Это все, что она знала. Она напомнила себе позже связаться с Ордо и уточнить, где сейчас находится Дарман.

- Мэм, - сказал Левет немного громче, - Вы в порядке? Я говорю, что лучше мне выйти к ним.

Этейн заставила себя прекратить видеть Дармана в лице Левета.

- Это моя обязанность, коммандер, - позади себя она услышала тихий шорох, как будто двигалось какое-то животное. - Но... благодарю вас.

- Ты должна быть осторожна, - раздался низкий плавный голос. - Иначе нам придется отвечать перед этим твоим злым маленьким сержантом.

Джинарт прошмыгнула мимо ног Этейн. Оборотень - гурланинка была сейчас в своем истинном облике - покрытый черной шерстью хищник. Но она легко могла принять любую внешность - например, Левета. Или Этейн.

"Злой маленький сержант". Сержант Кэл Скирата - низкорослый, яростный, свирепый, - отослал ее сюда на несколько месяцев. Она провинилась перед ним. И только сейчас, когда она уже была несколько месяцев беременна, она поняла, в чем именно.

- Я буду осторожна, - сказала Этейн.

- Он спросит с меня за твою безопасность.

- Ты боишься его?

- Так же, как и ты, девочка.

Этейн аккуратно расправила свое коричневое джедайское одеяние, чтобы скрыть признаки беременности, и сверху надела широкое пальто. В Теклете сейчас была зима, и теплая одежда была весьма кстати. Но даже без верхней одежды еще не было заметно, что она беременна. Она просто чувствовала это, вместе с усталостью и одиночеством.

Впрочем, здесь все равно никто не знал и не интересовался, кто отец ребенка.

- Нет необходимости тебе наблюдать за эвакуацией лично, - сказала Джинарт. - Чем меньше народу увидит тебя, тем лучше. Не искушай судьбу.

Этейн проигнорировала ее и открыла дверь, впустив в вестибюль порыв холодного ветра со снегом. Джинарт, опередив ее, выскочила на улицу, и, как песчаная пантера, побежала впереди, прыгая по сугробам.

- Это безумие, - прошипела гурланинка. - Ты должна беречь ребенка.

- Мой сын в порядке, - сказала Этейн, - И я не больна, я беременна.

И у нее есть обязанности перед ее подчиненными. Так же, как и перед Дарманом, РК-1136, чье последнее письмо - настоящее письмо, написанное на флимсипласте четким уверенным почерком, смесь слухов, ходивших в части, и тоски по времени, проведенном с ней, - уже истерлось от постоянного перечитывания и бережно хранилось под ее джедайской курткой. Снег скрипел под ее ботинками, когда она пробиралась через сугробы. Был солнечный день, ослепительно яркий, великолепный день для прогулки, если бы у нее была нормальная жизнь и она была обычной женщиной.

"Трудно будет не сказать ему. Не упомянуть о ребенке, когда он спросит, как у меня дела. Это же его ребенок".

Но Скирата запретил ей говорить Дарману. И она понимала, почему.

Джинарт продолжала двигаться ловкими прыжками. Этейн подумала, что гурланины, наверное, так охотятся, прыгая на мелких животных, прячущихся в снегу.

- Скирата придет в ярость, если у тебя будет выкидыш.

Возможно, и нет. Он уже достаточно разозлился, когда узнал, что она беременна.

- Я не рискну расстраивать Кэла, ты же знаешь.

- Я знаю, что он говорит именно то, что думает. Он пригонит сюда военный корабль и сожжет Квиилуру орбитальной бомбардировкой, если я подведу его.

"Да уж, он может". Этейн тоже верила ему. Скирата пробьет дыру в Галактике, если это способно изменить в лучшую сторону судьбу его подопечных клонов.

- Потерпи еще три месяца, и я больше не буду доставлять тебе проблемы.

- Местных месяца или стандартных?

Этейн уже начинало тошнить по утрам.

- Какая разница?

- А что сделают твои джедайские начальники, когда узнают о твоей... связи с солдатом?

- Наверное, выгонят меня из Ордена.

- И ты боишься такой мелочи? Пусть выгоняют.

- Если меня выгонят, - прошептала Этейн, - я лишусь своего офицерского звания. Но я должна быть с моими солдатами! Я не могу пересидеть эту войну в тылу, когда они сражаются, Джинарт! Ты понимаешь это?

Гурланинка фыркнула, от ее дыхания в холодном воздухе образовалось облачко пара.

- Родить ребенка во время войны, скрывать его, а потом передать этому...

Этейн подняла руку, заставив ее замолчать.

- Ах, так вы с Кэлом говорили об этом? Я знаю, я была сумасшедшей, эгоистичной и безответственной. Я не должна была пользоваться наивностью Дара. Продолжай. Ты не скажешь ничего нового, все то же, что говорил Кэл, ну, кроме мандалорианской ругани.

- Как он может воспитать ребенка для тебя? Этот наемник? Этот убийца?

- Он воспитал своих детей, и он воспитал "Нулевых". - "Я не хочу этого, поверь мне" - Он хороший отец. Опытный отец.

Этейн была слишком далеко от Левета, чтобы он мог услышать их разговор, но она знала, что даже если он и услышит, он не будет сплетничать. Сейчас она увидела толпу местных фермеров, собравшихся у ворот базы, и стоявших в мрачном молчании, держа руки в карманах. И как только они увидели ее, толпа взорвалась хором возмущенных голосов. Этейн знала, почему.

"Мы вооружили их"

"Я и генерал Зей... Мы превратили их в партизанскую армию, научили их сражаться с сепами, сделали из них солдат, когда они были нужны нам, а сейчас... Сейчас они стали нам не нужны. И мы их выбросили"

Именно поэтому она сейчас должна встретиться с ними, посмотреть им в лицо. Она использовала их, может быть, не намеренно, но им не было дела до таких тонкостей.

- Коммандер Левет, - обратилась она к нему, - Открывать огонь только в том случае, если вашим людям будет угрожать опасность.

- Надеюсь, что до этого не дойдет, мэм.

- Не забывайте, у них есть DC-15. Мы вооружили их.

- Они у них не в полной спецификации.

Между Этейн и толпой стояла цепь клонов-пехотинцев, в броне такой же белой и блестящей, как снег вокруг. В отдалении было слышно лязг и грохот - шагающий танк АТ-ТЕ, тяжело топая, патрулировал периметр временного лагеря для наблюдения за эвакуацией. У клонов гарнизона Квиилуры, у каждого солдата с таким знакомым лицом Дармана, был четкий приказ: люди-колонисты должны покинуть Квиилуру.

Они справлялись с гуманитарной миссией на удивление хорошо для людей, которые с рождения учились только сражаться и не имели представления, на что похожа нормальная человеческая жизнь.

"Ну, в этом они не так уж отличаются от меня".

Когда она подошла к ним, они, даже не оглядываясь, расступились, позволяя ей пройти сквозь строй. Это одна из тех вещей, которую позволяет делать шлем, оснащенный сенсорами, имеющими обзор 360 градусов.

В толпе она сразу увидела знакомое лицо. Она знала почти всех этих людей, но взгляд Хефрара Бирхана ей было особенно тяжело вынести.

- Гордишься собой, девочка?

Бирхан смотрел на нее, это был взгляд человека, которого предали. Он предоставил ей убежище, когда она пряталась от наемников Хокана. А сейчас она должна заставить его уйти отсюда - если понадобится, применив силу, оторвать его от единственного дома, который он знал.

- Лучше эту грязную работу сделаю я, чем кто-нибудь еще, - сказала Этейн. - Но вы можете начать все снова, а гурланины - нет.

- Ах, вот как... Мы не ожидали такого от правительства после того, как помогли вам и очистили планету от сепов.

У фермеров было с собой оружие, в основном старые ружья, из которых они отстреливали гданов, нападавших на стада мерли. Но некоторые были вооружены республиканскими DC-15. Фермеры держали оружие с виду небрежно, в руках, или, повесив за спину, но Этейн чувствовала, как между ними и цепью солдат растет напряжение. Она задумалась, чувствует ли это в Силе ее еще не рожденный ребенок, и надеялась, что нет. На его долю еще хватит войны.

- Я решила, что вам лучше услышать это от меня, чем от кого-то другого. - Это была неправда: она здесь, чтобы скрыть свою беременность. Она не могла отделаться от мысли, что эта ужасная обязанность помогает ей обманывать Дармана. - Вы должны уйти, вы знаете это. Вам предоставят финансовую помощь, чтобы вы смогли устроиться на новом месте. Уже построенные фермы ожидают вас на Кеболаре. Это гораздо более перспективно, чем на Квиилуре.

- Это не наш дом, - сказал человек, стоящий рядом с Бирханом. - И мы никуда не уйдем.

- Но все остальные уже улетели несколько недель назад.

- Кроме тех двух тысяч из нас, которые остались, девочка, - Бирхан скрестил руки на груди. Тяжелые шаги АТ-ТЕ затихли, и в холодном воздухе был слышен только шум окружающей природы. Квиилура была очень тихим местом по сравнению с планетами, на которых приходилось бывать Этейн.

- И ты не сможешь заставить нас уйти, если мы того не хотим.

Этейн лишь через секунду поняла, что он имеет в виду насилие, а не убеждение с помощью Силы. Сразу же она почувствовала легкую волну тревоги, исходящую от солдат-клонов. У нее и Левета были полномочия - прямой приказ - использовать силу, если будет необходимо.

Джинарт проскользнула через цепь солдат и уселась перед строем. Фермеры уставились на нее, словно она была каким-то экзотическим животным. Конечно: до этого они никогда не видели гурланина, или, по крайней мере, не знали, что видели. Гурланинов осталось очень мало. И они могут принимать любой вид, какой захотят.

- Республика приказывает вам уйти отсюда, фермер, потому что они боятся нас, - сказала Джинарт. - В этой войне вам не на что рассчитывать. Так что уходите, пока можете.

Бирхан смотрел на нее несколько секунд, лишь изумленно моргая. Единственными четвероногими существами, которых видели фермеры, были их животные. И никто из этих животных не умел разговаривать.

- Это большая планета. Здесь хватит места для всех нас.

- Вам всегда мало места. Вы истребляете животных, на которых мы охотимся. Мы голодаем. Разрушая нашу пищевую цепь, вы убиваете нас. Теперь наша очередь...

- Хватит убийств! - оборвала ее Этейн. Левет прошел через цепь солдат и встал слева от нее: она чувствовала его готовность вмешаться. У гурланинов не было оружия, но сама природа сделала их чрезвычайно эффективными убийцами. Этейн множество раз приходилось видеть доказательства этого.

- Сейчас трудное время, Бирхан, и всем приходится нелегко. Вы будете в гораздо большей безопасности, если уедете. Ты меня понял?

Его глаза встретились с ее глазами. Он был хрупким истощенным стариком, его глаза покраснели и слезились от холодного ветра. Вероятно, ему столько же лет, сколько Кэлу Скирате, но фермерам здесь приходилось очень трудно, и тяжелая работа рано старила людей.

- Ты не будешь стрелять в нас. Ведь ты джедай. Вы полны миролюбия, сострадания, и всего такого.

- Попытайся подумать обо мне, как об офицере Великой Армии Республики, и увидишь совсем другую картину. У вас есть последний шанс.

Это был последний ультиматум. Ворота лагеря открылись с металлическим скрипом, и Левет приказал солдатам двинуться вперед, чтобы оттеснить толпу. Было холодно. Рано или поздно фермерам надоест здесь стоять, и они разойдутся по домам. В какой-то момент чувство ненависти и возмущения в Силе было таким мощным, что Этейн подумала, что квиилуранцы сейчас поднимут мятеж. Но это было что-то вроде поединка взглядов, который невозможно выиграть, если не видно глаз противника. Так же мало смысла было в попытках пробить стену пластоидной брони.

Голос Левета загремел из громкоговорителя в его шлеме. Этейн показалось, что даже ветви на деревьях вздрогнули.

- Возвращайтесь на свои фермы и приготовьтесь покинуть планету, все вы. Не делайте все еще хуже, чем есть.

- Для вас или для нас? - крикнул кто-то из толпы. - А вы бы бросили все, что у вас есть?

- Я был бы готов поменяться местом с вами, - сказал Левет, - но у меня нет такого выбора.

Этейн не удержалась, чтобы не бросить на Левета удивленный взгляд. Его слова были странными, но она чувствовала, что он говорит именно то, что думает. Она привыкла видеть в Дармане и других коммандос товарищей по оружию, людей с желаниями, стремлениями и чувствами, которых никто не ожидал от клонов. Но она никогда не слышала, чтобы клон-солдат открыто выражал желание оказаться вне Великой Армии Республики. Это было что-то уникальное.

"Они все предпочли бы иную участь, даже не зная, что это может быть. Как Дар, как я, как все мы..."

Она почувствовала, что Левет смущен собственной откровенностью. Но ни единым жестом или выражением лица не показал он, что говорил то, что думал.

"Я не могу больше думать обо всей Галактике. Все мои мысли сейчас с этими солдатами-невольниками. Я хочу, чтобы они выжили. Прости, Бирхан. Я, наверное, плохой джедай..."

Этейн уже давно пришла к этому выводу. Это были не методы джедаев, но джедаям раньше не приходилось командовать армиями и каждый день принимать прагматичные и жестокие решения. Джедаи и не должны были быть военачальниками, насколько она знала, но сейчас ей приходилось исполнять эту обязанность.

- Я даю вам еще три дня, чтобы собраться и с семьями прийти в зону погрузки, Бирхан, - Этейн хотела выглядеть более внушительно, но она была невысокого роста, очень худая и так некстати беременна, так что нельзя было даже упереть руки в бока. Вместо этого она положила руку на рукоятку светового меча, и с помощью Силы надавила на разумы тех, кто стоял рядом с Бирханом.

"Я не отступлю".

- Если вы не подчинитесь, я прикажу моим солдатам заставить вас покинуть планету любыми доступными средствами.

Этейн стояла, ожидая, когда толпа разойдется. Они будут спорить, жаловаться, но, в конце концов, уступят. Их было две тысячи, и они знали, что не смогут сопротивляться нескольким десяткам хорошо вооруженных и обученных солдат, не говоря уже о целой роте, оставшейся здесь в качестве гарнизона. Тем более что клоны очень хотели скорее закончить работу здесь и присоединиться к своей части - 35-му пехотному батальону. Это была одна из тех особенностей, которые Этейн находила особенно трогательными: солдаты не хотели делать то, что они называли "легкой работой", пока их братья сражаются на фронте.

Она очень хорошо понимала это чувство.

Бирхан и остальные фермеры стояли еще несколько секунд, потом повернулись и в угрюмом молчании побрели назад, к Имбраани. Джинарт наблюдала за ними, сидя неподвижно, как черная мраморная статуя у здания банка "Шир" на Корусканте.

Левет поднял голову.

- Не думаю, что они уйдут просто так, мэм. Могут быть неприятности.

- Легче иметь дело с боевыми дроидами, чем с гражданскими. Но если надо, мы разоружим их и загоним в транспорты.

- Разоружить их будет нелегко.

"Да уж, быстрее и проще убить". Этейн отнюдь не радовал тот аморальный прагматизм, овладевший ее мыслями в последнее время.

Вдруг на безупречно белом снегу в ее поле зрения начали появляться черные точки. Сначала она подумала, что это обычная галлюцинация, но точки становились все больше, и неожиданно призрачные силуэты превратились в десяток или около того существ, покрытых черной блестящей шерстью - выглядевших в точности как Джинарт.

Это были гурланины, они явно давали понять, что могут проникнуть куда угодно, и никто их не обнаружит. Этейн вздрогнула.

Гурланины рысью побежали за фермерами, которые сначала не заметили их, пока один из фермеров не обернулся, удивленно вскрикнув. И всю толпу охватила паника, как будто за ними уже охотились. Гурланины на мгновение превратились в блестящие черные пятна, похожие на пустоты в снегу, и сразу же слились со снежным покровом. Они просто исчезли из вида. Фермеры в страхе сжимали в руках винтовки, пытались куда-то целиться, но не открывали огня - они не видели целей.

Это была прямая и явная угроза. "Вы даже не увидите нас, когда мы придем за вами". Джинарт однажды продемонстрировала это, учинив расправу над семьей осведомителя, работавшего на сепаратистов. Гурланины были хищниками, разумными, сильными и очень опасными.

- Вы не можете почувствовать их в Силе, да, мэм? - прошептал Левет. Один из солдат проверял оптику своей винтовки, явно обеспокоенный тем фактом, что он тоже не заметил гурланинов, ни через прицел винтовки, ни через визор шлема. - По крайней мере, у нас та же проблема.

- Да, я не могу их обнаружить, если они сами того не захотят.

Этейн однажды ошиблась, подумав, что гурланины-телепаты могут использовать Силу. Но они могли полностью скрыть себя от обнаружения, когда хотели - бесшумные, невидимые, без теплового силуэта, их нельзя обнаружить сонаром... и Силой. Это очень тревожило ее.

- Идеальные разведчики...

Левет махнул рукой солдатам, и взвод развернулся за периметром заграждения.

- Идеальные диверсанты.

Генерал Зей тоже так думал. Как и сенатский Совет Безопасности. Гурланины были на Корусканте, в самом сердце республиканского аппарата разведки, возможно, в сотне или даже тысяче мест, где их нельзя было увидеть, и где они могли причинить страшный ущерб. Если Республика не будет соблюдать условия договора с ними, это может обойтись ей очень дорого.

- Я этого не понимаю, - сказала Этейн. - Зачем мы создаем себе врагов? Сначала призываем добровольцев сражаться за наше дело, вооружаем, а потом отвращаем их от себя. Это все равно, что отдать кому-то свою винтовку и повернуться к нему спиной.

- Наверное, я тоже этого не понимаю, - сказал Левет. Вместе они направились обратно, к зданию штаба. "Бедняга... он живет на свете только двенадцать лет, и все, что он видел - это война...", - Я не занимаюсь политикой. Все, что я могу делать - исполнять приказы, которые приходят сверху.

Этейн не удержалась от того, чтобы спросить:

- Ты действительно хотел бы поменяться местами с фермером?

Левет пожал плечами. Но этот небрежный жест не смог обмануть чувства джедая.

- Работа фермера трудна но любопытна. И я люблю открытые пространства.

Они, выращенные в стеклянных баках, часто говорили это. Фай, брат Дармана, любил преодолевать головокружительные каньоны между зданиями на Корусканте. "Нулевые" ЭРКи, такие как Ордо, тоже не питали любви к закрытым помещениям. Этейн позволила Левету идти вперед, а сама замедлила шаг, сосредоточив мысли на ребенке внутри нее, думая, не станет ли и он испытывать эту небольшую клаустрофобию.

"Это же не передается генетически?"

"Неужели он умрет рано? Унаследует ли он ускоренное взросление Дара?"

Она больше всего тревожилась за Дармана, и лишь потом за себя, но сейчас ее тревога была прежде всего о ребенке и обо всех этих вещах, которых она не знала. Кэл Скирата был прав: тогда она просто не думала головой. Она так хотела подарить Дарману сына, что - вела ее Сила или нет - слишком о многом она просто не задумывалась.

"Ускоренный процесс беременности - это удобно для меня. А для ребенка?"

У нее больше не было выбора. Она уже согласилась отдать ребенка Кэл'буиру - "папаше Кэлу". Он должен стать ребенку хорошим отцом: его воспитанники клоны просто восхищаются им, а он относится к ним так, словно они - его кровь и плоть. Ее сыну - она едва удерживалась от желания дать ему имя - будет хорошо с таким отцом. Должно быть. Сила говорила ей, что ее сыну суждено совершить многое.

"Кэл даже не позволил мне дать ему имя..."

Она могла бы сбежать, но она знала, что Кэл Скирата разыщет ее, где бы она ни спряталась.

"Я так хочу этого ребенка... Это все временно... Когда война закончится, я разыщу его, и... узнает ли тогда он меня?"

Джинарт пробежала мимо нее, неожиданно напомнив ей охотничьего зверя Вэлона Вэу, полудикого стрилла по имени Лорд Мирдалан.

Гурланинка посмотрела на нее своими ярко-оранжевыми глазами.

- Последние фермеры покинут планету через несколько дней, и тогда, девочка, ты сосредоточишься только на том, чтобы родить здорового ребенка, и ни на чем более.

Было еще много проблем, но Джинарт права - пока хватит и этого. Вернувшись в дом, Этейн погрузилась в медитацию, и не смогла сопротивляться искушению прикоснуться к Дарману в Силе.

Он почувствовал это. Она знала.

* * * 

Майгито, Внешние Территории, хранилища торгового банка "Дрессиан Киолш", 470-1 день после битвы на Геонозисе.

Вэлон Вэу наслаждался иронией ситуации. Разве не ирония - будучи солдатом, захватить в качестве военной добычи наследство, которого лишил его отец именно за то, что Вэлон хотел пойти в армию.

На металлической двери сейфа, бронированного шкафа с рядами полок, была пластина с гравировкой: ВЭУ, ГРАФ ГЕСЛА.

- Когда старый чакаар сдохнет, все это должно стать моим, - сказал Вэу. - Теоретически, конечно. А так все достанется моему кузену, - он оглянулся через плечо, хотя сенсоры его мандалорианского шлема давали полный обзор. - "Дельта", разве я не сказал, чтобы вы убирались? Двигайте отсюда.

Вэу привык к полному и мгновенному повиновению со стороны подчиненных. Он вбил в них это на Камино, при необходимости используя весьма суровые меры. "Скирата думает, что можно воспитать солдат, угощая их лакомствами и гладя по головке, но его солдаты будут слабаками". Клоны, которых тренировал Вэу, имели самый низкий уровень потерь, потому, что он воспитывал в своих подчиненных звериную волю к выживанию, и гордился этим.

- Сказал, - отвечает Босс. - Но, похоже, тебе понадобится помощь. И в любом случае, чисто формально, ты уже не наш сержант. Не сочти за неуважение... гражданин Вэу.

"Я был суров с ними, потому что мне не все равно, выживут они или нет. Потому что они должны быть жесткими, чтобы выжить. Кэл никогда не понимал этого, старый дурак"

У Вэу несколько дней были проблемы с дыханием из-за того, что Скирата сломал ему нос. "Нет, этот бешеный чакаар ничего не понимает в обучении воинов..."

Следующий патруль дроидов не явится сюда, по крайней мере, в течение нескольких часов. Дроиды-охранники постоянно ездят по лабиринтам коридоров банковских хранилищ под ледяной поверхностью Майгито. Мууны утверждали, что этот банк нельзя ограбить. Имеет смысл убраться отсюда как можно скорее. И "Дельта" тоже может уходить; они провели диверсии на оборонительных объектах противника и обозначили цели для бомбардировки. "Галактические Десантники" маршала Бакары снова могут наступать. А нам пора сваливать.

- Следовало вбить в вас побольше здравого смысла, - сказал Вэу.

Он развернул широкий пластоидный лист и завязал его углы. Плохая идея, составляя план, не предусматривать чрезвычайных ситуаций: он был убежден, что возьмет здесь только то, что принадлежит ему по праву, но все остальное было слишком ценным, чтобы просто оставить его здесь.

- Ладно, ты и Скорч держите это, а я его наполню.

- Мы можем опустошить...

- Эй, это я граблю банк, а не вы.

Это была всего лишь деталь, но достаточно важная. Скирата воспитал банду хулиганов, но солдаты Вэу были дисциплинированы. Даже Сев... Сев был настоящим психом, ему не хватало знания минимальных общественных приличий, но он не был преступником.

Пока Вэу высыпал в импровизированный мешок содержимое первого сейфа - наличные кредитки и облигации, вихрь маслянисто-мускусного запаха возвестил о появлении его ручного стрилла, Лорда Мирдалана. Фиксер отступил назад, позволяя животному пройти.

- Мирд, я велел тебе ждать у выхода, - сказал Вэу. Все стриллы были очень умны, но Мирд особенно. Стрилл мягко подошел к ним и выжидающе поглядел на хозяина, как-то ухитряясь не капать слюной на пол. Его золотистые глаза смотрели так внимательно и разумно, что злиться на него было просто невозможно. Как не любить такое существо? Этот стрилл был с ним с самого детства, и те, кто не видел, какая прекрасная душа обитает в этом звере, просто не имели сердца. Они говорили, что стриллы воняют, но Вэу это не мешало. От естественного мускусного запаха еще никто не умер.

- Хочешь помочь, Мирд'ика? Ко мне, - Вэу снял с плеча огнемет. - Неси это. Хороший Мирд!

Стрилл взял ствол оружия в свои массивные челюсти и сел на задние ноги. Слюна потекла по огнемету на пол.

- Сообразительный, - проворчал Сев.

- И умный, - Вэу жестом приказал Мирду охранять дверь и вытащил ящики из сейфа своей семьи. - Все, кому не нравится мой друг Мирд, могут слана'пи.

- Сержант, это самая уродливая тварь в Галактике, - сказал Скорч. - А уж мы насмотрелись на уродов.

- Ага, особенно ты, когда смотришь в зеркало, - ответил Сев.

- Уродство - это иллюзия, господа, - сказал Вэу, копаясь в ящиках с ценностями своей семьи. - Так же, как и красота. Как и цвет. Все зависит от того, в каком свете это видеть...

Первое, что бросилось ему в глаза в семейном сейфе - драгоценный камень его матери - сапфир шорони в форме безупречного квадрата, размером с фалангу человеческого большого пальца. По сторонам его лежали два меньших камня такой же формы. В зависимости от того, каким светом они были освещены, камни приобретали синий кобальтовый цвет, или же лесной зеленый. Это было поистине прекрасно, но чтобы добыть эти камни, уничтожались настоящие леса, и рабы умирали в шахтах.

- ... Только действие подлинно.

Сев откашлялся. Ему не нравилось попусту тратить время, и он этого не скрывал. Иконка его нашлемного дисплея показывала, что он внимательно наблюдает за Мирдом.

- Как скажете, сержант.

Сокровища, найденные в этой комнате-сейфе, легко было унести, спрятать и конвертировать в валюту в любом месте Галактики.

Только в одном сейфе Вэу нашел бесполезное содержимое - пачку любовных писем, перевязанных зеленой лентой, и, взглянув на первые три, бросил их обратно. Кроме них в сейфе еще оказался аварийный пояс - аналог солдатского "комплекта выживания", куда входили рыболовные лески, ножи и прочие предметы для выживания во вражеском тылу.

Для того, что не влезло в мешок, нашлось место в рюкзаке Вэу. Все - драгоценные камни, пачки флимсипластовых облигаций, наличные кредитки, металлические монеты, маленькие драгоценные шкатулки, которые не было времени открывать - все это бесцеремонно сваливалось в мешок. Коммандос стояли рядом, беспокойно оглядываясь, непривычные к вынужденному безделью, когда хронометр отсчитывает время.

- Я сказал вам оставить меня, - голос Вэу звучал достаточно угрожающе. - Вы знаете, что бывает, когда вы не подчиняетесь.

Босс крепко держал в руках пластоидный мешок, но в его голосе явно слышалась дрожь:

- Сейчас ты не можешь приказывать нам, гражданин Вэу.

Они были лучшими коммандос в Галактике, и Вэу не мог выразить им благодарность или хотя бы одобрение, которое они заслужили. Он пытался, но холодное черное сердце его отца - его истинное наследство - убивало все эти попытки. "Мой отец всегда считал, что я недостаточно хорош, чтобы быть его сыном. Но может быть, старик думал иначе, и просто не мог заставить себя сказать?"

"Нет... Нечего его оправдывать. Но мои ребята знают меня. Мне нет необходимости говорить им вслух, что они лучшие"

- Следовало бы пристрелить вас, - сказал Вэу, - Вы слишком размякли.

Он взглянул на хронометр на броневом щитке левой руки. "Галактические Десантники" могут начать обстреливать город в любой момент. Он был уверен, что почувствует это как удар землетрясения.

- Ищете что-то конкретное? - спросил Сев.

- Нет. Беру, что подвернется.

Вэу не было необходимости заметать следы. Его отец даже не знал, жив сейчас его сын или мертв, да и не хотел знать, наверное. "Твой сын не оправдал ожиданий, папа? Ты даже не знал, что я исчез на Камино на целых десять лет, не так ли?" Впрочем, если бы впавший в маразм старый хат'уун и узнал бы, он ничего не смог бы сделать. Сейчас была очередь Вэу наносить удары.

- Просто дымовая завеса. И надо же, чтобы наша прогулка чего-то стоила.

Он знал, каким будет их следующий вопрос, если, конечно они его зададут. Они не спросили бы, если бы знали, что им не нужно это знать. Что Вэу собирается делать со всем этим?

Он не мог им сказать. Это было бы слишком для них. Он собирался передать это все человеку, который обещал убить его. Передать все - кроме того, что по праву принадлежит ему.

- Я не собираюсь провести остаток жизни в роскоши, - сказал Вэу.

Скорч перешагнул через Мирда и встал у двери, держа DC-17 наизготовку.

- Пожертвуете в казну Республики?

- Все это будет использовано достойным образом.

Рюкзак Вэу был теперь туго набит и достаточно тяжел, чтобы Вэу поморщился, взвалив его на плечи. Импровизированный мешок из пластоидного листа он завязал в узел - узел ценой в миллионы, если не больше - и повесил себе на грудь. Вэу очень надеялся, что он не упадет, ибо, упав с таким грузом, он не сможет встать.

- Ойа! - сказал он, указав на дверь. - Пошли.

Мирд вскочил и выбежал в коридор. Он всегда реагировал на слово "ойа" с диким энтузиазмом, так как оно означало, что они идут охотиться. И в то же время стрилл был достаточно разумным, чтобы знать, когда необходимо соблюдать тишину. Мирдала Мирд - умный Мирд. Это было правильное имя для стрилла.

Коммандос шли по коридору, по направлению к трубопроводам и посту климат-контроля, не позволявшему хранилищу замерзнуть, следуя за Мирдом, который - даже Вэу вынужден был это признать - оставлял за собой след из слюны. Да, стриллы пускали слюни. Это была часть их странного очарования, такая же, как способность к полету, шесть ног и челюсти, способные легко крушить кости.

Сев указал на след из слюны:

- Файрфек...

- Могло быть и хуже, - сказал Скорч. - Гораздо хуже.

Вэу шел в арьергарде, сенсор его шлема обеспечивал ему круговой обзор. Это было настоящее искусство - двигаться вперед, глядя на НШД перед глазами, и неосторожный и необученный человек все время спотыкался бы. Но Вэу, как и тех, кого он учил, изображение на дисплее не могло дезориентировать.

Им оставалось пройти еще пятьдесят метров до вентиляционной шахты, по которой можно было выбраться на поверхность, к ожидавшему их аэроспидеру, когда вдруг включилось зеленоватое освещение, и Мирд резко остановился, подняв уши. Вэу по реакции животного догадался, что происходит, и Сев подтвердил его худшие опасения:

- Ультразвук, - сказал он. - Не знаю как, но, похоже, мы активировали сигнализацию.

В их шлемах раздался голос Фиксера:

- Бегите быстрее. Я подведу спидер к трубе как можно ближе.

Босс повернулся к Вэу и протянул руку к узлу.

- Давайте сюда, сержант.

- Я сам понесу. Идите.

- Вы первый.

- Я сказал, идите, 3-8.

Без прозвищ: Босс понял, что Вэу говорит всерьез. Сев и Скорч подбежали к дверям отсека и открыли их. В тишине коридора послышался звук работающих роторов и насосов. На долю секунды все замерли. Отчетливо послышались шаги приближающихся дроидов и живых охранников, звуки, усиленные акустикой коридора. Вэу прикинул, через сколько минут они будут здесь. "Дело плохо..."

- Тащите ваши шебсэ в эту трубу, пока я не надрал вам их! - приказал Вэу. "Осик, это из-за меня они влипли, из-за этой дурацкой прогулки за паршивыми кредитками". - Бегом!

Он толкнул Босса в спину, и коммандос повиновались ему, как всегда, когда он орал на них и применял силу.

- Двигайте, "Дельта", двигайте!

Вентиляционная шахта уходила вертикально вверх. Лестница для обслуживания внутри нее с маленькими ступеньками и центральным поручнем была приспособлена для ремонтных дроидов. Босс посмотрел вверх, оценивая ситуацию.

- Давайте смошенничаем, - сказал он, и выстрелил крюком с тросом высоко в шахту. Крюк лязгнул, ударившись о металл, и Босс дернул кабель, чтобы убедиться, что крюк зацеплен. - Подождите...

Ширина шахты позволяла свободно пролезть одному человеку. Босс включил лебедку и подтянулся по тросу вверх, отталкиваясь ногами от стен шахты.

Когда шум работающей лебедки затих, на секунду наступила тишина, нарушаемая только стуком брони о стенки.

- Путь свободен, - послышался голос Босса. Сев запустил в шахту свой трос с крюком, свистнувший, как стрела в полете. Снова лязгнул металл, и трос натянулся.

- Крюк закреплен, Сев.

Сев поднялся на лебедке удивительно быстро. Скорч подождал его сигнала и последовал за ним. Внизу остались стоять Вэу с Мирдом, которым предстояла самая трудная часть подъема. Мирд мог летать, но не в таком ограниченном пространстве, как шахта.

Вэу запустил в шахту свой трос, подождал, пока коммандос его закрепят, и привязал к тросу мешок с награбленными ценностями. После этого он взял огнемет из пасти Мирда.

- Хороший Мирд, - прошептал он. - Ойа. Прыгай вверх, Мирд'ика.

Стрилл мог висеть на тросе, вцепившись в него челюстями, если необходимо. Но Мирд недовольно заскулил и уселся на пол с выражением упрямого ребенка.

- Мирд, иди! Ты меня слышишь? Иди!

Но стрилл не тронулся с места.

"Он не оставит меня. Он будет со мной до смерти". Вэу ничего не оставалось, как уступить ему. Он дернул трос, просигналив коммандос, что можно вытаскивать. Нет времени спорить со стриллом.

- Если я не выберусь через пару минут, - сказал он, - передайте все это капитану Ордо. Понятно?

После секундного молчания Босс ответил:

- Так точно.

Следующие несколько секунд, казалось, растянулись на целую вечность. Лязгающие шаги дроидов-охранников слышались все ближе и ближе. Мирд угрожающе зарычал и присел, словно готовясь прыгнуть на первого дроида, который сюда войдет.

Он готов был защищать Вэу до последнего. Как всегда.

Наконец сверху спустился тонкий фиброкордовый трос.

Голос Босса звучал так, словно он немного запыхался:

- Поднимайтесь, сержант.

Вэу прикрепил трос к поясу и взял Мирда на руки, надеясь, что лебедка выдержит эту тяжесть. Когда он поднимался, отталкиваясь ногами от стенок шахты, автоматическая лебедка издавала стонущий скрип. Вэу видел наверху серый холодный свет и голову в шлеме, так похожем на его собственный мандалорианский. Т-образный визор, светившийся странным голубоватым светом, смотрел прямо на него.

Сейчас он уже слышал шум работающего двигателя аэроспидера. Фиксер был прямо над ними. Как только Вэу выбрался из шахты, Мирд спрыгнул с его рук. Скорч и Сев лежали на каменно-твердом снегу и целились в кого-то из своих DC-17. Едва выбравшись, Вэу оказался посреди боя, бластерный разряд пролетел мимо его головы. В микрофоне ревел яростный ветер.

Вэу захлопнул решетку вентиляционной трубы, и выстрелил в нее из своего модифицированного бластера "Мерр-Сонн". Выстрел расплавил металл, приварив решетку к комингсу. Потом он бросил в шахту сквозь решетку маленькую протонную гранату. Когда внизу раздался взрыв, снег под ногами вздрогнул. Никто не сможет подняться по этой шахте за ними.

Но теперь все знали, что в банк "Дрессиан Киолш" вторглись нарушители - республиканские солдаты.

Отдаленные взрывы и последовавшее за ними "бум-бум-бум" артиллерии почти заглушили звук бластерного огня и воющий ветер. "Галактические Десантники" были как раз вовремя.

- Отлично, Бакара начал наступление, - сказал Скорч. - Как любезно с его стороны отвлечь сепов от нас.

Глядя на белый ландшафт Майгито, трудно было представить, что под ним скрывается целый город. На самой поверхности было заметно лишь немногое. Сквозь снег, лежавший здесь целую вечность, пробивались остроконечные горы, образуя замерзшие каньоны, похожие на странные ледяные скульптуры.

Патруль сепаратистов - шесть дроидов, на ногах которых было что-то вроде снегоступов, и десять живых солдат, вероятно, муунов, оснащенных снаряжением для действий при низких температурах - отрезал группу коммандос от аэроспидера. Бластерные разряды оставляли выжженные отметины на корпусе машины. Фиксер, спрятавшись за аэроспидером, отвечал очередями из DC-17, прижимая сепаратистов к земле.

"Если спидер поврежден, мы не сможем убраться отсюда"

Вэу проверил показания сенсоров шлема. Мирд был рядом, прижимаясь к нему. Вэу видел только этот патруль, больше на сенсорах ничего не было. Но это не означало, что к сепаратистам не подойдет подкрепление.

Большой мешок с награбленным лежал на снегу, там, где клоны бросили его. Сейчас этот мешок мог послужить подходящим укрытием - Вэу спрятался за этим укрытием стоимостью в несколько миллионов, и прицелился в противника. В микрофонах его шлема слышалось шипение бластерных выстрелов и тяжелое дыхание - его или клонов? - но никаких разговоров слышно не было. Бойцы "Дельты" вообще редко говорили в бою. Они родились вместе, росли вместе, и так хорошо знали мысли друг друга, насколько это возможно для нормальных людей. И сейчас они вели бой именно так, как он учил их, пока Фиксер защищал их транспортное средство - и все без единого слова.

Вэу не знал, что подумают мууны, увидев мандалорианина, сражающегося на стороне Республики, но вообще-то всем известно, что мандалориане будут сражаться за кого угодно, лишь бы им хорошо заплатили.

Скорч зарядил подствольный гранатомет на своей DC-17.

- Плохо дело, - сказал он. - Еще дроиды.

Вэу тоже заметил то, что увидел Скорч. На его нашлемном дисплее появились изображения силуэтов двигавшихся в ровном строю по четыре в ряд, и почти не видимых в инфракрасном спектре, но хорошо заметных по электромагнитному излучению. Целый взвод лязгающих, нелепого вида штуковин с длинными рылами. Скорч выстрелил из гранатомета в первый их ряд. Вихрь снега и металлических обломков взлетел в воздух, хлестнув по задним рядам. Два дроида упали, обезглавленные искореженными кусками металла.

Но остальные продолжали идти вперед. Вэу проверил топографические данные на своем НШД. Дроиды шли по ледяной долине почти с противоположной стороны от местонахождения первого патруля, отрезая Фиксера от остальной группы. Это означало, что пробиваться к аэроспидеру придется буквально сквозь строй противника.

Сев и Босс поползли к спидеру, иногда останавливаясь, чтобы выстрелить из гранатометов, заставляя дроидов останавливаться, а муунов снова прижиматься к земле, после чего проползали еще несколько метров. Бластерные разряды шипели вокруг коммандос, испаряя снег и сжигая краску на их броне. Один выстрел с отчетливым шипением попал в шлем Вэу, но не пробил броню. Мандалорианин ощутил попадание, лишь как легкий удар по голове.

Сейчас Вэу чувствовал себя очень... глупо. Он не испытывал страха за свою жизнь, но просто чувствовал себя глупо, потому что все пошло не так. Это было хуже, чем физическое чувство страха. Он зарвался. Он втянул в это "Дельту", и обязан вытащить их отсюда.

- Вы очень заметны в этой броне, сержант, - сказал Скорч. - Это даже хуже, чем броня "Омеги". Что если вам отползти назад, а я буду удерживать их?

Если кто-то здесь и мог что-то удерживать, то это Вэу. Он снял с пояса ЭМП-гранату.

- Я беру на себя дроидов, ты займешься слизняками. Потом мы все бежим к спидеру, понял?

Слизняки. Органические противники. Он говорит как парни из "Омеги".

Скорч снял с DC-17 гранатомет и открыл огонь очередями, заставив муунских солдат рассеяться. Двое из них спрятались за ледяной глыбой. Скорч продолжал огонь, раскалывая лед, острые кристаллические осколки разлетались, как стрелы. Раздался пронзительный вскрик, перешедший в задыхающийся вопль. Его эхо разнеслось по стенам каньона.

Скорч удовлетворенно хмыкнул.

- Похоже, теперь осталось девять слизняков.

- Восемь, если кто-нибудь оказывает ему помощь.

- Мууны не настолько любезны.

- Фиксер, ты в порядке? - Вэу ждал ответа. Неожиданно вокруг наступила тишина, прерываемая только воплями раненого мууна. Дроиды, вероятно, перегруппировывались, скрывшись за десятиметровой глыбой темно-серого льда.

- Фиксер?

- В порядке, сержант.

- Хорошо, тогда продолжаем.

Вэу выстрелил из гранатомета. ЭМП-граната была снаряжена достаточным количеством взрывчатки, чтобы убить всех в маленьком помещении, но по-настоящему ее эффективность проявлялась на открытых пространствах. Электромагнитный импульс сжег схемы дроидов. Эхо небольшого взрыва, разлетающиеся осколки льда, а после - тишина, лишь где-то далеко слышался грохот орудий "Галактических Десантников", наступающих на Джигат.

Вэу перенастроил изображение на своем нашлемном дисплее на электромагнитное излучение, чтобы дроиды были лучше заметны. Затащив узел с ценностями в укрытие, он снова привязал его себе на грудь. Груза было явно слишком много, и с ним Вэу не мог двигаться так быстро, как это необходимо в бою. Он встал на четвереньки, как беременная женщина, пытаясь встать.

- Со стороны дроидов никакого движения.

- Отлично, сержант, значит, вы их вырубили.

- Хорошо, тогда осталось закончить с муунами. - Вэу снова переключил НШД на инфракрасный спектр. Муунские солдаты сразу стали отлично видны. - Я их слегка поджарю, а ты доделаешь остальное.

Вэу взял огнемет, поднялся на одно колено и открыл клапан. Мирд поднял голову, уставившись на оружие.

- Где вы взяли это, сержант? - спросил Скорч.

- Одолжил у огнеметчика.

- А он знал об этом?

- Он не стал бы возражать.

- Этой штукой можно плавить дроидов.

- Я решил поберечь огнесмесь для более подходящей ситуации.

Движения на стороне противника по-прежнему не наблюдалось. Вэу предположил, что патруль все еще в каньоне, и, может быть, ищет способ зайти им в тыл. Вопли раненого мууна прекратились - вероятно, он потерял сознание, или умер.

- Такой, как эта. Огнесмеси должно остаться хотя бы на одну минуту, поэтому, как только я начну - беги. Ты тоже, Мирд. - Он махнул рукой в направлении аэроспидера и указал на огнемет. - Беги, Мирд. Следуй за Боссом.

"Надо только отвлечь их. Я не могу бежать так быстро, как обычно. Слишком много груза...". Но стена огня была способна устрашить почти любую форму жизни. Вэу тяжело поднялся на ноги и включил огнемет.

Ревущая струя пламени вырвалась из ствола, устремившись к маленькому перевалу, за которым прятались мууны. Из-за огня нельзя было разглядеть, что происходит впереди, Вэу только слышал вопли и видел вспышки на НШД, когда коммандос бежали к аэроспидеру. Вэу отступил назад, отсчитывая секунды до того, как огнесмесь закончится, и готовясь сменить огнемет на бластер.

Мууны из патруля не ожидали столкнуться с огнеметчиком. Достигнутая внезапность - половина победы.

Вэу повернулся и побежал, тяжело дыша. Достаточно быстро для своего возраста, учитывая к тому же, что бежал он по льду и нес такой тяжелый груз. Он уже видел Мирда, прислушивавшегося к чему-то, и аэроспидер был все ближе...

И вдруг лед разверзся под ним.

Только через секунду он понял, что не провалился в мягкий снег, а падает по наклонному туннелю. Фиксер что-то кричал, но Вэу не расслышал, что именно. Два тяжелых мешка с награбленным тянули его вниз.

- "Дельта", уходите! - крикнул Вэу, хотя связь работала исправно, и кричать не было необходимости. - Это приказ!

- Сержант, мы вас не бросим.

- Заткнись. Проваливайте. Если вздумаете полезть сюда - я буду стрелять.

- Сержант! Мы можем...

- Я воспитал вас, чтобы вы выжили. Не унижайте меня вашей глупостью.

"Не могу поверить, что я это сказал"

И снова клоны не стали с ним спорить. Вэу сейчас был в полутьме туннеля, на его НШД еще передавалось изображение с дисплеев коммандос.

-...команду... - сказал голос в его шлеме, но остальную часть фразы он не услышал - помехи заглушили все.

"Последнее, что я сказал им на прощанье -"заткнись". Уходим красиво, да, Вэу?"

В смертельной опасности было что-то веселое. Он был уверен, что погибнет здесь, но абсолютно не был испуган, и даже не боялся, что сюда придут новые патрули. Его больше интересовало то, куда же он упал. Возникло какое-то смутное воспоминание... Он проскользнул вниз еще на несколько метров, пытаясь остановить падение, больше инстинктивно, чем намеренно. Страха не было, было некое бесстрастное любопытство: значит, вот она какая, смерть... А потом он вспомнил.

Ледяной панцирь Майгито был изрешечен множеством туннелей - туннелей, проделанных гигантскими хищными червями. Падение закончилось ударом о какой-то выступ.

- Осик, - выругался Вэу. Что ж, если он еще не умер, то очень скоро...

- Мирд? Мирд! Где ты, верд'ика?

В ответ не было слышно ничего кроме треска и стона двигавшегося льда. Но крепко привязанные мешки с награбленным богатством по-прежнему были с ним, его цель и его судьба.

Вэу не собирался умирать прямо сейчас. Теперь он был слишком богат, чтобы просто так уйти из жизни.

 

Глава 2

При изучении каминоанских клонов обнаружены большие различия в биологическом возрасте и генетических мутациях, чем у обычных близнецов. В группе из 100 клонированных человек с хронологическим возрастом 24 года и предположительно ожидаемым биологическим возрастом, эквивалентным 48 годам у неклонированного человека, биомаркеры обнаружили диапазон биологического возраста от 34 до 65 лет, со средним возрастом 53 года. Необходимо дальнейшее исследование, но уже сейчас можно сделать вывод, что подвергание внешним факторам воздействия на поле боя и высокий уровень постоянного стресса усиливают генетическую мутацию у этих людей, и так взрослеющих в два раза быстрее нормы. Когда клоны, созданные каминоанцами, достигают биологического возраста, эквивалентного 40 годам, их мутации становятся очевидны, и, как и у естественных близнецов, они значительно отличаются.
Доктор Бера Войарджи, Имперский Институт Военной Медицины. "Старение и перерождение тканей у каминоанских клонов", Имперское Медицинское Обозрение 1675

 ***

Республиканский административный квартал, Сенатский Округ, Корускант, 470-й день после битвы на Геонозисе.

- Разве полицейские не могут убрать их? - спросил охранник, стоявший у дверей Республиканского Казначейства. Он смотрел мимо Бесани Веннен - на что способны немногие мужчины - с выражением, говорившим, что, по его мнению, протестующие своим присутствием портят вид на двор казначейства. - Я имею в виду, они же сочувствуют сепам, не так ли? А полицейские просто стоят и ничего не делают.

Бесани тоже заметила протестующих. На самом деле, она проявила к ним глубокий, но осторожный интерес, потому что война с сепаратистами стала для нее с некоторых пор личным делом. Присутствовавшие здесь экспатриированные крантианцы протестовали из-за ущерба, причиненного военными действиями их нейтральной планете.

Для акции протеста они выбрали место напротив того, что они считали одним из центров военных усилий Республики - административного здания Департамента Обороны. Похоже, они думали, что здесь их акция окажет какое-то воздействие. Толпа протестующих окружила несколько правительственных зданий. Иногда из окон офисов выглядывали служащие, смотрели на толпу, а потом снова возвращались к работе, потому что это была не их война. Пока еще не их война. У Республики была армия, чтобы защитить их.

- Вообще-то они нейтралы, - сказала Бесани, - Как они могут здесь протестовать в пользу сепаратистов?

Охранник посмотрел на нее, явно удивленный. Всю стену позади него занимали голографические экраны, позволяя просматривать каждый этаж и коридор в здании.

- Что вы имеете в виду?

- Они здесь потому, что им позволено быть здесь. Где бы они были, если бы хотели поддержать сепаратистов?

Вопрос, казалось, поставил охранника в тупик. Он пожал плечами.

- Хотите, чтобы я проследил, чтобы вы безопасно прошли мимо них, мэм?

- Не думаю, что они представляют какую-то опасность. Но все равно спасибо. - Бесани задумывалась, как она проведет этот вечер, но она уже знала, что будет занимать ее мысли: тревога о "Нулевом" ЭРКе по имени Ордо. Она боялась связываться с ним, потому что не знала, на каком задании он сейчас находится, и не станет ли сеанс связи угрозой для его безопасности. - Пожалуй, я рискну.

Она вышла из здания в теплый вечерний воздух Корусканта, и обошла толпу протестующих. Двое полицейских из Сил Безопасности Корусканта в темно-синей форме наблюдали за акцией протеста у входа. Один узнал ее и поприветствовал кивком. Бесани не могла узнать его, потому что белый шлем закрывал большую часть его лица, но ей раньше приходилось сотрудничать с полицией Корусканта при расследованиях, и кто-то из полицейских вполне мог знать ее. Она кивнула в ответ, сильнее сжав в руке сумку.

Жизнь на Корусканте продолжалась, несмотря на войну. Акция протеста крантианцев была лишь маленьким камнем в реке нормальной жизни. Поток офисных работников и покупателей обходил демонстрантов и шел дальше, словно ничего не замечая. Бесани подумала, что для этих мирных жителей она тоже является чем-то вроде обломка войны в реке обычной жизни. Восемьдесят три дня назад - она была ревизором Казначейства, и точность была ее профессией - в нее попал выстрел генерала-джедая, и она оказалась в маленьком спаянном коллективе республиканских сил специального назначения. Это было окно в мир войны без правил, безымянного героизма и необычайной и абсолютно неожиданной привязанности.

И это было ее тайной. Даже в Республиканском Казначействе не знали об этом.

Она занималась такими делами, которые едва ли одобрило бы ее начальство. Например, передавала важные данные - пароли, коды службы безопасности Казначейства - сержанту из республиканских коммандос. Или подделывала отчеты, чтобы скрыть от начальства, что она позволила республиканским силам спецназа вмешаться в ее расследование.

Сейчас было уже слишком поздно волноваться об этом.

Но Бесани все равно волновалась. Она шла быстро, тревожась и желая поскорее прийти домой и закрыть за собой двери. Еще один день, когда ее не арестовали...

"Это совсем не похоже на меня. Ввязаться во все это..."

Она была так занята своими мыслями, что не заметила, как кто-то идет за ней. Но рука коснулась ее плеча, и Бесани, охнув, повернулась, увидев, что смотрит прямо в визор закрытого шлема одного из полицейских КСБ.

Ее желудок скрутило. "О нет, нет, нет..."

- Агент Веннен? - сказал полицейский. Его акцент был знакомым. - Давно не виделись.

Но она была уверена, что не знала его.

- У вас преимущество, офицер. - Она пользовалась гораздо меньшим успехом у мужчин, чем считали многие. Она знала, что она замечательно красива, но именно это в ней и отпугивало. Даже Ордо - в высшей степени уверенный и бесстрашный - относился к ней настороженно. Ее внешность часто была для нее проклятьем. - Чем могу служить?

Полицейский стоял, упирая кулаки в бока. Не было похоже, что он собирается доставать оружие.

- Конечно, я не такой незабвенный, как мой брат, но я думал, что вы хотя бы скажете "Привет, Мереель, как дела?"

- О... о... - Мереель. Один из пяти братьев Ордо, "Нулевых" ЭРКов. Лейтенант Мереель. Внутренности перестало сводить судорогой, и Бесани не стала скрывать своего облегчения, - Простите, Мереель. Не ожидала...

- Так вы не узнали меня в этом наряде? - Пара прохожих оглянулась на них. Мереель усмехнулся, - Я имею в виду броню. Только по ней нас и различают. Но какой из меня оперативник разведки, если меня легко заметить? Пойдем, не стоит стоять здесь всю ночь. Идите, а я постараюсь вас убедить, что дело стоит вашего времени.

- Хорошо. - Опять начинается: бросить все и выполнять задания военной разведки. Следователи Казначейства так не работают. У нее есть правила... - Могу я спросить...

- Ордо в порядке и посылает вам наилучшие пожелания. Сейчас у него кое-какие дела с Кэл'буиром, - Мереель был клоном, но он обладал такой же индивидуальностью, как и любой человек. Его походка отличалась от походки Ордо, и говорил он по-другому. - Когда он вернется, я попытаюсь хоть как-то научить его как вести себя в обществе, а то он понятия не имеет, как надо разговаривать с леди.

Бесани шла рядом с ним, понимая, что делать вид, что прогулка с полицейским - самое обычное дело, это лучший способ избежать ненужного внимания.

- Я просто хотела бы знать, что он в безопасности.

- Мы солдаты. Мы никогда не бываем в безопасности.

- Мереель...

- Взгляните на это с другой стороны, - он направился к полицейскому спидеру, стоящему на открытой посадочной платформе. - Наш противник подвергается гораздо большей опасности, чем мы.

Бесани села на пассажирское сиденье, не спрашивая, где Ордо достал спидер и полицейскую форму. Служба Безопасности Корусканта поддерживала отличные отношения с командованием Специальных Операций. Глава отделения КСБ по борьбе с терроризмом Джайлер Обрим очень сдружился с сержантом Скиратой - Кэл'буиром. Они сотрудничали, не задавая друг другу лишних вопросов. Бесани даже завидовала, как хорошо они сработались. Кэл'буир умел выходить сухим из воды.

- А как дела у остальных; это не является военной тайной? - спросила она.

- Вам действительно это интересно? - Мереель вел спидер к кварталу, в котором жила Бесани. Но она не помнила, чтобы говорила ему, где она живет. - Хорошо. "Омега" сейчас выполняет задание на Внешних Территориях, где нужно помочь кое-кому свергнуть враждебный режим. "Дельта" помогает "Галактическим Десантникам". Я никого не забыл?

Бесани почувствовала угрызения совести. Она должна была спросить о первом клоне, которого она встретила, о терпеливом солдате, который потерял руки, обезвреживая бомбу, и был после этого переведен на канцелярскую работу.

- Как солдат Корр справляется со службой в частях коммандос?

- О, у него все в порядке. Учится кое-каким взрывным штучкам у моего брата Комр'ка. Он хороший парень, этот Корр.

- А те двое джедаев?

- Этейн эвакуирует колонистов с Квиилуры, а Бард'ика - простите, генерал Джусик - должен вернуться на этой неделе.

В объяснении Мерееля было много недосказанного: он не упоминал точное время и место. Продолжая рассказывать, он старательно пропускал точные детали:

- Хотите знать, где Вэу? Он сейчас с "Дельтой". Никто пока не убит. Растерянные, усталые, голодные, напуганные, но не мертвые - и это хорошо.

Спидер мчался между воздушными трассами, направляясь к ее кварталу. Да, Мереель определенно знал, где она живет: он посадил спидер на посадочную платформу на ее балконе и открыл двери.

- Так вы окажете нам еще пару услуг? Не ставя в известность ваших боссов?

Мереель сражался на фронте войны, которую большинство жителей Корусканта даже не видели. Бесани спросила себя, как и тогда, в первую ночь, значат ли ее маленькие правила больше чем человеческая жизнь. Мереель снял шлем и смотрел на нее в ожидании - Ордо, и все же не Ордо... и Корр. Существование Корра - она не могла найти иного слова, чтобы назвать это, и оно соединило в себе так много аспектов жизни клона - заставило ее чувствовать себя расстроенной, злой, обманутой и, да, виноватой. Ее правительство могло несправедливо обойтись с ней как с гражданином и работником, но с этими солдатами-невольниками оно вело себя абсолютно предательски.

"Я не позволяю эмоциям мешать себе. Но разве не посредством эмоций мы можем сказать правильно что-то или нет?".

- Давайте поговорим, - сказала она.

Мереель обошел ее квартиру с комм-сканером, проверяя на случай наличия подслушивающих устройств.

- Осторожность лишней не бывает. Да вы и сами это знаете, если работаете агентом Казначейства.

- Вы удивитесь, как старательно многие пытаются избежать финансовых проверок.

- Не сомневаюсь, - он остановился перед ее диваном, как будто собираясь сесть, но остался стоять, словно решил не портить мебель. - И вы все еще не вооружены. С этим надо что-то делать.

- Ну...

- Простой вопрос. Вы готовы провести для нас небольшое расследование?

- Что за расследование?

- Относительно статьи расходов на оборону и прогнозирования военного бюджета.

"Это слишком просто..."

- Но есть же общедоступные документы...

- Не думаю, что в них есть все детали, которые нам нужны.

- Ах, вот что...

- Это очень деликатное дело. Возможно, оно затронет даже офис канцлера.

Бесани почувствовала, что от выброса адреналина даже кожу на голове стянуло. Но она понимала, что отказаться сейчас уже не сможет.

- Не укажете более конкретно, что я могу там найти? Мошенничество с поставками? Взятки?

- Возможно, и это тоже, - сказал Мереель, - Но меня более интересуют сделки с участием Камино и графики выплат.

Бесани не могла представить, что в этих делах может быть кроме махинаций с поставками - или, возможно, Республика кого-то секретно вооружает. Как следователь, она хотела задать больше вопросов, но как государственный служащий, сомневалась, надо ли ей сейчас знать больше.

- Я могу проверить все вплоть до индивидуальных денежных переводов, - сказала она наконец. - Все это даст вам столько информации, что изучать ее вы сможете до бесконечности.

- Не беспокойтесь. Я хорошо работаю с информацией.

Бесани вздохнула. Она уже увязла в этом по шею. Несколько лишних сантиметров ничего не меняют.

- Почему вы доверяете это дело мне?

- Ну, для начала, я знаю, где вы живете, - Мереель улыбнулся с искренним добродушием, но она уже видела, как искренний любезный Ордо убивает без раздумий. - И, мы не берем пленных. Но от этой информации могут зависеть наши жизни. И это действительно имеет для вас значение, не так ли?

Это нравственный выбор между правилами и жизнями, и правила не всегда означают "то, что правильно".

- Вы знаете, что это так.

- В таком случае нас особенно интересуют сведения о запланированных выплатах каминоанцам за новых клонов, скажем, до конца следующего финансового года.

Бесани подумала, что именно сейчас она должна решить, надо ей знать больше или нет.

- Хорошо. Вы что-то недоговариваете?

Мереель пожал плечами.

- Я сильно рисковал, добывая информацию, из-за которой сейчас прошу у вас еще информации.

- А что Кэл об этом думает? - она даже не спрашивала, знает ли Кэл Скирата об этом. "Нулевые" и шагу не сделают без его разрешения. Они верны лично ему, а не Республике; но, хотя Бесани знала всю силу его агрессивной харизмы, она не была уверена, хорошо ли это. - И что случится, если меня поймают?

- Ответ на первый вопрос - он верит вам, - невозмутимо сказал Мереель, - Ответ на второй - вас, скорее всего, убьют.

Сейчас он не шутил. Она знала это.

- Хорошо, - сказала она, - я начну прямо утром. Как мне связаться с вами?

- Дайте ваш комлинк, - он протянул руку, и она отдала ему свой комлинк. Мереель вскрыл его, нахмурившись, покопался в его внутренностях и извлек оттуда крошечный прибор, похожий в его руке на игрушку.

- Когда-то я поставил защиту от прослушивания... Мэм, только скажите мне, что вы не пытались звонить по нему Ордо.

- Нет, я не звонила ему. - Бесани почувствовала себя очень глупо. - Я думала, это может поставить под угрозу его безопасность.

Мереель на секунду взглянул на нее, подняв брови.

- Правильный ответ, - сказал он. - Вот поэтому мы вам и доверяем.

Покопавшись в комлинке еще некоторое время, Мереель со щелчком закрыл его корпус.

- Теперь полностью защищено от прослушивания. Можете даже звонить Ордо.

- Он может в это время обезвреживать бомбу или что-то вроде того. - Бесани всегда все обдумывала в тщательной последовательности, что заставляло ее еще больше изумляться, как легко она впуталась во все это. - Лучше я подожду, когда он сам со мной свяжется.

- Видите? Кэл'буир точно сказал - вы то, что надо.

- Всего лишь здравый смысл.

- У вас есть сестра?

- Нет.

- Жаль. - Мереель снова надел шлем и неожиданно превратился в еще одного полицейского. - Как бы то ни было, мне пора. Передать что-нибудь Ордо?

"Надо было сразу что-нибудь придумать. Файрфек! Что я могу ему сказать?" Она и Ордо отнюдь не были образцом романтических отношений. Они просто выпивали вместе в баре КСБ, и после этого неуклюже и смущенно пытались поддерживать беседу, в которой многое подразумевалось, но немногое было сказано. Но связь между ними была крепкой, и Бесани считала своим долгом помочь его братьям.

- Скажите ему, что я по нему скучаю. Спросите его, какое у него любимое блюдо, и я приготовлю это, когда Ордо вернется.

- Колбаски роба с подливкой, и он неравнодушен к перцовому маслу.

- Подождите, - Бесани огляделась вокруг, в поисках того, что можно передать Ордо, но в квартире одинокой женщины не было ничего, что могло бы быть полезным солдату. Хотя... была еда. А клоны всегда были голодными.

Порывшись в холодильнике, Бесани достала торт чеффа такого размера, что хватило бы на целую семью. Верх торта был украшен блестящими орехами, сваренными в сахаре. Бесани хранила его на случай неожиданных гостей, но случая этого все не было.

- У вас найдется место для кое-чего небольшого?

- Насколько небольшого?

"Точность или ничего"

- Ну, двадцать пять сантиметров в диаметре.

- Я скажу ему, чтобы не глотал весь торт целиком, - Мереель взял контейнер с тортом, и достал из кармана маленький бластер, - Кэл'буир настаивает, чтобы вы это взяли. Будьте осторожны, мэм.

Бесани ошеломленно взяла бластер, в то время как внутренний голос спрашивал, не сходит ли она с ума. Мереель вышел на платформу, и через несколько секунд полицейский спидер поднялся в вечернее небо и исчез, сверкнув хвостовыми огнями.

Бесани закрыла дверь балкона и опустила шторы, все еще сжимая в руке бластер. Она чувствовала, что за ней наблюдают. Иначе и не сказать. Ее совесть не давала ей покоя. Когда Бесани смотрела на свою руку, сжимающую оружие, казалось, что это чья-то чужая рука, и все это происходит не с ней.

"Он считает, что мне может понадобиться оружие"

"Лучше подумать, как замести следы"

Она была судебным аудитором. Она знала, как другие пытаются замести следы, знала места, где прячут информацию или денежные счета, как пытаются запутать аудиторскую проверку. Чтобы самой замести следы, надо просто взглянуть на этот процесс с противоположной стороны.

Единственная сложность была в том, что след в этом деле мог привести на высшие уровни правительства Республики.

Никогда еще в своей жизни Бесани не была так напугана - и одинока.

И сейчас она только начала представлять себе, с чем Ордо и другим коммандос приходится иметь дело каждый день.

* * * 

Кална Муун, Агамар, Внешние Территории, 471-й день после битвы на Геонозисе.

- Ну что, мандалорианин, он тебе нравится?

Причудливо изогнутый транспаристиловый пузырь появился на поверхности воды, похожий на одну из тех маленьких прозрачных подводных лодок, на которых туристы рассматривали достопримечательности океанского дна Бил Да'Гари. Но потом пузырь поднялся, и за ним появилось нечто гораздо большее, и явно предназначенное не для развлечений.

Сержант Кэл Скирата смотрел на всплывающий корпус и думал, не потерял ли он последние остатки миршэ, раз дошло до того, что он покупает подводную лодку. Цена была заметно больше, чем он мог себе позволить. Но если ты охотишься за каминоанцами, тебе нужно что-то, что может плавать под водой, даже если это "что-то" слишком дорого стоит. А он охотился за одной особенно неуловимой каминоанкой: шеф-ученой Ко Сай.

- Не подходит на твой вкус? - спросил родианский торговец.

Скирата фыркнул под маской своего песчано-золотистого шлема. Мандалорианином быть хорошо еще и потому, что когда заключаешь сделку, тебе не обязательно открывать лицо, и только законченные идиоты могут попытаться тебя обмануть. И только один раз.

- Думаю, неплохо.

- Это просто зверь! - сказал родианец, подпрыгивая на пристани, как безумный акробат. Родианцы всегда удивляли Скирату тем, что выглядели до смешного безвредными - что абсолютно не соответствовало их природе. Именно поэтому Скирата держал нож в рукаве наготове - так, на всякий случай. - Каждый такой корабль - уникальная модель ручной работы от лучших мастеров Мон Каламари. Не займет много времени переделать его...

- Это же грузовик. А мне нужен истребитель.

- Я могу добавить несколько дополнительных пушек.

- И сколько времени на это понадобится?

- Он нужен тебе для войны?

Скирата представил, как родианец мысленно уже поднимает цену, в ожидании, что платить будет не сам клиент, а его правительство. Война и спекуляции шли рука об руку.

- Нет, - сказал Скирата, - Я пацифист.

Родианец покосился на верпинскую снайперскую винтовку на плече Скираты.

- Но ты мандалорианин...

Скирата выпустил из бронещитка на правом предплечье трехгранный нож, подбросил и ловко поймал за рукоятку.

- Ты не хотел бы сразиться со мной?

- Нет...

- Вот видишь? Я та сила, которая способствует миролюбию, - он снова подбросил нож и спрятал его обратно под броню. - Ну и на что способна эта штучка?

- Глубина погружения - до километра. Скорость в атмосфере - до тысячи кликов. Летит как намыленный ронто...

Корабль сейчас всплыл до ватерлинии, длиной 45 метров, темно-зеленый, с плавными линиями корпуса, из его кормы выступали четыре полукруглых обтекателя для двигателей, делая корму похожей на кастет. Каламарианский легкий фрейтер типа "Глубоководный".

- ... берет девяносто тонн груза, восемь членов экипажа. Вооружен приличной пушкой для самообороны. Гиперпривод...

Родианец замолчал и посмотрел в ту же сторону, что и Скирата. Ордо подошел к ним вдоль пристани и остановился рядом с кораблем, засунув большой палец левой руки за пояс. За исключением походки - как и у всех ЭРКов, его спина была слегка согнута, как будто он нес два армейских пистолета в кобурах - он выглядел как еще один мандалорианин в побитой броне. Родианец заволновался, когда Ордо, осмотрев двигатели с пристани, вдруг перепрыгнул на корму корабля.

- Мне не нравится этот цвет, - проворчал Ордо. Он потыкал носком в клавиатуру замка, закрывавшего люк левого борта, и замок открылся. - Я просто проверю обивку.

Скирата повернулся к родианцу.

- Мой сын придирчивый парень. Я уже не помню, сколько лоханок мы просмотрели на этой неделе.

- Я могу достать вам "Разведчика Гидросферы", если подождете пару недель, - торговец понизил голос. - Могу достать убриккианскую подлодку. "V-Плавник". Даже субмарину Торговой Федерации.

- Ага, будет здорово, когда парни из Федерации явятся ко мне, если обнаружат, что у них во флоте что-то пропало.

- Ты слишком подозрительный, мандалорианин.

- Здесь ты прав. Сколько оно стоит?

- Сто пятьдесят тысяч.

- Я не собираюсь покупать весь твой флот, парень. Только вот это корыто.

- Эти "Глубоководные" нелегко найти в продаже...

- Знаешь, идея насчет субмарины Торговой Федерации не так уж плоха. Может быть, надо встретиться с их поставщиками, потому что, если бы я купил настоящую субмарину, прямо от производителя, а не эту лодочку для катания туристов...

В наушнике Скираты послышался голос Ордо:

- Кэл'буир, думаю, Прудии сможет его как следует вооружить...

Скирата вовсе не хотел покупать субмарину военной модели. Ему нужен был многоцелевой корабль - подобный этому каламарианскому корыту. Родианец не знал, что ему нужно и насколько нужно, и даже не знал, может ли Скирата позволить себе такую покупку. Скирата похрустел кредитными чипами в кошельке на поясе, позволяя этому приятному звуку смягчить сопротивление родианца, и походил по пристани взад и вперед, как будто думал о чем-то другом.

- Иди сюда, ад'ика, - позвал он Ордо, позволяя торговцу это слышать. - Нам нужно будет посмотреть еще пять кораблей.

- ...сейчас проверяю состояние корпуса... - ответил Ордо.

Хорошая вещь эти шлемы: никто не услышит, что тебе говорят по комлинку, если ты этого не хочешь. Ордо, используя все сенсоры своей брони - настоящего произведения искусства - проверял корпус корабля на усталость металла, наличие течи и другие механические дефекты. Показания сенсоров передавались на новейший НШД в шлеме Скираты - маленькая, но необходимая роскошь в уплату за мертвых террористов. "Какие они симпатичные, когда мертвые", подумал он.

Ордо глубоко вздохнул.

- Он немного... заржавел внутри, но в остальном это отличный корабль. Я бы на твоем месте купил.

"Но еще надо сбить цену"

- Ага... И сильная течь? - спросил Скирата в комлинк нарочно громким голосом.

- Какая еще течь? - вскинулся родианец, - Там нет никакой течи!

- Мой сын говорит, что изнутри корпус заржавел, - Скирата сделал паузу для большего эффекта. - Орд'ика, вылезай и скажи ему.

Ордо вылез из люка и встал на палубе, уперев руки в бока и склонив голову набок.

- Палубный настил и обивка. На них ржавчина.

- Это субмарина, - огрызнулся родианец. - Конечно, на ней будет ржавчина. А чего вы хотели, парусную баржу или типа того? Я думал, вы, мандалориане, неизбалованные парни, а вы хнычете, как неймодианцы, увидев ржавчину.

- Ты не слишком-то стараешься привлечь клиентов, - Скирата полез в кошелек и вытащил горсть кредитных чипов большого достоинства, специально, чтобы были видны их дразнящие цифры. Немногие торговцы подержанными кораблями могли сопротивляться соблазну получить плату сразу наличными, и сопротивление этому соблазну явно не было сильной стороной родианца. - Думаю, придется поискать корабль где-то в другом месте.

Хотя родианец и был слишком болтливым, в математике он понимал. Его маленькие блестящие глаза уставились на кредитные чипы.

- Тебе будет трудно найти такой корабль где-то еще. Каламарианцы не продают их сепам.

Если родианец хочет думать, что они работают на сепаратистов, тем лучше. Никто не ожидает увидеть мандалорианина, работающего на Республику, и родианцу незачем об этом знать. Скирата пальцем сделал знак Ордо, и "Нулевой" спрыгнул с корабля и пошел за ним, песок пристани скрипел под его ботинками. По правилам игры идти следовало быстро и целенаправленно, и они отлично умели это изобразить, даже когда нога Скираты болела, и он хромал больше, чем обычно. Наступил критический момент, когда та или другая сторона должна уступить. И если они проявят упорство, уступить должен родианец.

"А джедаи думают, что только они способны влиять на разум, да?"

- Сто двадцать тысяч! - крикнул родианец им вслед.

Скирата не замедлил шаг, как и Ордо.

- Восемьдесят, - сказал Ордо, не оборачиваясь.

- Сто десять.

- Даже новые такие корабли стоят только сотню.

- На нем дополнительное оборудование.

- Он должен быть с золотым покрытием, чтобы стоить столько.

Они все еще не останавливались. Ордо что-то проворчал, но трудно было сказать, раздражен он или веселится.

- Ладно, девяносто! - крикнул родианец.

- Восемьдесят, наличными, - сказал Скирата, по-прежнему не оборачиваясь. Наоборот, он даже ускорил шаг. Мысленно он начал считать до десяти и дошел уже до восьми...

- Хорошо, - уступил, наконец, родианец. - Надеюсь, вы будете им довольны.

Скирата развернулся и неторопливо пошел обратно, небрежно пересчитывая кредиты. Ордо снова запрыгнул на корабль и нырнул в открытый люк.

- О, если я буду им недоволен, я очень быстро вернусь, не сомневайся, - сказал Скирата. - Поэтому я и не требую гарантий.

Двигатели "Глубоководного" взревели, подняв волну и белую пену. Вибрация ощущалась даже на пристани.

- Он знает, как рулить этой штукой? - спросил родианец.

- Мой сынок знает, как рулить чем угодно. Он быстро учится.

Скирата, пройдя по мокрому корпусу, спустился в люк и закрыл его за собой. Ордо уже сидел в узкой кабине на месте пилота, положив шлем на панель приборов, разговаривая сам с собой, и включал все в нужной последовательности. У него, как и у всех "Нулевых", была образная память: достаточно было одного быстрого прочтения инструкции, и Ордо уже знал теорию. Скирата очень гордился им, как и всеми своими воспитанниками, но возмущался тем, что сделали с ними каминоанцы в своих попытках создать идеальных солдат. За свою безупречность Ордо и его братьям пришлось дорого заплатить. Их души подверглись тяжким испытаниям, они были непредсказуемы и склонны к насилию из-за слишком сильного вмешательства в гены и той жестокости, которую они испытали в детстве. Скирата набил бы морду всякому, кто посмел бы назвать их психами, но иногда даже ему было трудно с ними справиться.

Но они были всей его жизнью. Он вырастил их как своих детей. Каминоанцы хотели уничтожить их, как продукт неудачного эксперимента, и одна мысль об этом вызывала у Скираты желание отомстить. Для него каминоанцы были садистами и подонками, и их жизни он оценивал не больше, чем они ценили жизни производимых ими клонов. В этом случае Ко Сай повезло: она была нужна ему живой. По крайней мере, пока.

"Значит, мои парни превзошли требования? Ну, тебе тоже придется превзойти их, дорогуша..."

Ордо взялся за штурвал, и "Глубоководный" двинулся вперед, вспенивая волны. Родианец на пристани становился все меньше и меньше, пока совсем не исчез из виду. Они вышли из гавани в открытое море.

- Поехали ловить эту наживку для айвхи.

Скирата удивился, чего он волнуется, погружаясь на субмарине, когда превосходно себя чувствует, летая в космосе. В конце концов, он провел достаточно морских учений на Камино.

- Есть новости от Мерееля?

- Да, он уговорил агента Веннен выполнить ту работу, и он дал ей бластер.

"Агент Веннен? Да ладно, сынок. У тебя и так слишком короткая жизнь. Лови момент"

- Она стойкая. Ор'атин'ла.

Ордо не клюнул на приманку.

- Мер'ика сказал, что она передала мне торт чеффа.

Ордо трогательно не разбирался в женщинах. Скирата знал, что в этой области у его воспитанника явный пробел в образовании.

- Тебе повезло, сынок. Она умная и смелая девушка.

А еще она была длинноногой блондинкой потрясающей внешности, но для мандалорианина эти достоинства были в списке куда ниже, чем ум, храбрость и стойкость. На самом деле для большинства мужчин Бесани была слишком красивой, чтобы с ней можно было нормально общаться, и Скирата уже зачислил бедную девушку в свою растущую коллекцию аутсайдеров и отбросов общества.

- Ты заслуживаешь самого лучшего.

- Если бы только была инструкция по женщинам, Кэл'буир.

- Если она и есть, я ее не читал.

Ордо повернулся к Скирате и взглядом дал понять, что услышанное его отнюдь не утешило. Сейчас Ордо знал то, что Скирата скрывал от клонов так долго: что его брак распался, и два его сына объявили его дар'буир - "более не отцом", то есть, отказались от него, что было величайшим позором в мандалорианском обществе. Это было единственное, что Скирата когда-либо скрывал от "Нулевых" - кроме, конечно, беременности Этейн Тер-Мукан.

"Беспокоит ли это Ордо? Верит ли он мне? Я должен был тогда исчезнуть. Мы все должны были исчезнуть, чтобы тренировать клонов, не нарушая секретность. Мои дети были уже взрослыми. Я оставил им все свои деньги до последней кредитки, разве нет?. Шаб, клоны нуждались во мне больше, чем они. Клоны нуждались во мне просто чтобы выжить"

У него была еще дочь, и ее имени не было под тем решением. Он ничего не знал о ней уже много лет. Однажды... однажды он, возможно, найдет в себе смелость прийти и посмотреть на нее. Но пока есть более важные дела.

- Все будет в порядке, сынок, - сказал Скирата. - У вас будет нормальный срок жизни. Даже если мне придется выбивать информацию из Ко Сай по кусочку.

"Особенно если мне придется..."

Ордо, казалось, внезапно увидел что-то очень интересное на панели приборов.

- Единственная причина, по которой мы вообще живы - потому что ты не позволил тем джихаал убить нас как животных.

Скирата на секунду подумал, что Ордо не знает, что сказать, но тот сменил тему:

- Ладно, посмотрим, можно ли следовать инструкции хотя бы к этой штуке...

Ордо резко двинул штурвал вперед. "Глубоководный" слегка поднял нос, и ускорение вдавило Скирату в кресло, когда корабль полетел над поверхностью волн. Голокамера на корме показывала вихрь белой пены за кораблем, похожий на снежную бурю. Красная полоска на консоли, обозначавшая скорость, приближалась к светящейся синей стрелке, обозначенной ОПТИМАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ. Корпус вибрировал, двигатели ревели, и желудок Скираты, казалось, рухнул вниз, когда "Глубоководный" оторвался от поверхности моря.

- Ойа! - ухмыльнулся Ордо. Корабль набирал высоту, и он радовался, как маленький мальчик. Новизна всегда доставляла ему удовольствие. - Кандосии!

Вихрь снежно-белой пены на мониторе сменился видом серо-голубого моря. Скирата позволил себе немного расслабиться, и наблюдал, как Ордо ведет корабль к точке встречи, восхищаясь его неожиданным мастерством пилота.

- Ты оказал мне большое доверие, Кэл'буир, - сказал Ордо, - Я никогда еще не пилотировал такой корабль.

- Я смотрю на это так, сынок: если ты этого не сможешь, то никто не сможет, - он похлопал Ордо по руке, сжимающей штурвал. - Назовем этот корабль... хм, есть идеи?

Ордо после некоторой паузы сказал:

- "Эй'хан".

- Хорошо... пусть будет "Эй'хан".

Это был показательный выбор. У слова "эй'хан" не было перевода на общегалактический, потому что оно обозначало чисто мандалорианское понятие: момент мира в окружении семьи, друзей и воспоминаний о погибших, тех, кто был дорог, тоска о них почти до боли, состояние разума, которое едва приблизительно можно описать как "горькая сладость", что-то вроде предельного напряжения любви. Скирата сомневался, что аруэтиизе, не-мандалориане, поверили бы, что такая глубина чувств есть у народа, который они считают бандой наемных убийц. Скирата проглотил комок в горле и отдал имени дань уважения, которого оно заслуживало. Он обнаружил, что думает о своем приемном отце Мунине, и о клоне-коммандо по имени Дов, который погиб на тренировке по вине Скираты. Эта боль сделала его эй'хан особенно горьким.

- Этот корабль получает имя "Эй'хан" отныне и навсегда.

- Гаи бе'бик ме'сен Эй'хан мег адэ партаили дарасуум. - повторил Ордо на мэндо'а. - Ойа мэндо!

"Прости, Дов. Надеюсь, ты обрел жизнь вечную, как истинный мандалорианин, или мести всей галактики будет мало для меня".

Скирата вернул свои мысли к живым. "Глубоководный" оказался совсем неплохим кораблем, и он нужен был только для одной миссии, но очень важной - найти Ко Сай и захватить ее научные разработки, чтобы остановить ускоренное старение клонов.

Через двойные двери Скирата прошел к корме, в каюту для отдыха экипажа, чтобы проверить косметические детали. В нос ударил запах дезинфицирующей жидкости, несвежей еды и плесени. Освежители и медицинский отсек находились на правом борту, склады и камбуз - на левом. Шкафы для продуктов на камбузе были абсолютно пусты. Скирата напомнил себе, что на первой же остановке нужно закупить припасов, и, чтобы не забыть, нацарапал напоминание стилом на бронещитке руки. Неважно, какой здесь комфорт, если "Эй'хан" летит (или плывет) нормально и не разваливается, но каюты Скирата все же проверил. Та же серо-желтая отделка, что у остальных помещений, и не слишком сильно повреждено сыростью. Неплохо, совсем неплохо.

Он поправил матрасы на койках, подсчитывая: "Восемьдесят тысяч кредитов - но мы на Корусканте надули террористов на четыре миллиона, и никто этих денег не хватится... Шестнадцать коек, и если понадобится еще, можно поставить их в трюме, и тогда хватит места, возможно, для тридцати человек. Так что если нам понадобится срочно удариться в бега, здесь хватит места для моих ребят, Корра, "Омеги" и кого-то из женщин"

Но были и другие коммандос, которых он обучал - и их было больше восьмидесяти человек. Они тоже были его ребятами, и он отвечал за них не меньше, чем за "Омегу". Когда эта война закончится, им тоже понадобится убежище. Может быть, даже еще до того, как война закончится...

"Сделал ли я для них достаточно? Сейчас я еще могу что-то изменить, парни. Шаб Тсад Дротен - проклятая Республика..."

Скирата все еще планировал переоборудование "Эй'хана", когда в отсек заглянул Ордо.

- Думаю, нам нужно изменить курс, - сказал он.

- Действуй на свое усмотрение, сынок.

- Я имею в виду, нам придется отклониться от курса, чтобы кое-кого подобрать.

Скирата вздохнул. Да, они все еще работали на Республику, и он получал жалование от Республики, хотя клоны не получали и этого. "Ненавижу каждую секунду, потраченную на гражданских...". Он доверял мнению Ордо и повернулся, чтобы вернуться в кабину. Но Ордо протянул ему комлинк.

- Это "Дельта", - сказал он. - Им пришлось срочно убираться с Майгито, и они потеряли Вэу.

Скирата схватил комлинк, моментально забыв все разногласия между ним и Вэу. Махнув рукой, он приказал Ордо возвращаться в кабину.

- Сержант, это РК-1138, - это был Босс. - Извините, что прерываю вас...

Скирата сел в кресло второго пилота, стараясь даже не думать, насколько все плохо у "Дельты", если Вэу не смог выбраться. Он же всегда был настоящим мастером выживания.

- Где вы сейчас?

- Мы вернулись на орбиту. Мы хотели лететь спасать его, но генерал Джусик сказал...

- Мы летим к вам. Доложите обстановку.

- Это около двадцати километров от Джигата. Мы выходили из банка "Дрессиан Киолш", когда наткнулись на противника, и Вэу провалился в расселину.

- Банк? - у них было задание вести разведку для "Галактических Десантников". - У него что, внезапно закончились кредитки?

- Это долгая история, сержант, и поэтому генерал Джусик решил, что сказать вам... будет более мудрым выбором.

- Чем что?

- Чем сказать генералу Зею.

- Ладно, не буду тратить время, спрашивая, какого шабла вы залезли в банк. - "Джусик... он умный парень, наш Бард'ика". Что бы там ни было, джедай решил, что спасательную операцию надо провести без лишнего шума. - Вэу жив?

- Неизвестно. Мы потеряли его сигнал. Но у него с собой груз, который... в общем генерал Джусик решил, что вы захотите спасти этот груз.

- Что за груз?

- Он обчистил хранилища банка. Кредиты, драгоценности, ценные бумаги... Два мешка.

Вэу ограбил банк? Скирата был ошеломлен. Старый ди'кут мог играючи нарушить любой закон, но банальное воровство... Это было скорее в стиле Скираты, а не Вэу.

- Последнее известное местонахождение?

- Передаем вам координаты и результаты радарного сканирования поверхности.

- Стрилл, конечно, с ним?

- Да. Мы не видели, как он упал.

Уже что-то. Скирата никогда не доверял этому животному, но оно может привести их к Вэу, если стрилл сам уже не вытащил его из расселины. Если они найдут стрилла, они найдут Вэу.

- "Дельта", скажите генералу Джусику, что мы разберемся с этим, - сказал Скирата и отключил связь.

Ордо казался совсем неподвижным, рука застыла над панелью активации гиперпривода.

- Может, попросить Бакару, чтобы в случае чего "Десантники" держались подальше от нас?

"Нет, не стоит". Чем меньше народу будет знать об их операции, тем лучше. Конечно, трудно будет объяснить, зачем двое в мандалорианской броне крутятся на территории сепов без разрешения республиканского командования, но чем меньше записей об этом событии сохранится, тем легче его предадут забвению. А Бакара в любом случае не из тех, кто сначала спрашивает, а только потом стреляет.

Скирата не хотел также, чтобы о случившемся узнал этот бесполезный генерал-джедай Ки-Ади-Мунди. "Джедайские лицемеры...". Этому шишкоголовому они разрешили иметь семью, а Этейн за то же самое они загонят в сельхозкорпус. Скирате придется решиться...

- Нет, просто спасем шебс Вэлона и смоемся оттуда, - сказал Скирата. "Если он, конечно, будет еще жив к тому времени". - Прыгай.

"Эй'хан" прыгнул в гиперпространство. Корабль держался просто отлично.

* * * 

Гафтикар, Внешние Территории, база местных повстанцев, 471-й день после битвы на Геонозисе.

Дарман решил, что сержант-"нулевой" А'ден - парень что надо.

- Невозможно нормально думать на пустой желудок, - А'ден выстрелил из бластера в кучу хвороста, чтобы зажечь костер. Солнце уже всходило - значит, поспать уже не удастся. Рептилии-гафтикарцы все еще бегали туда-сюда, собирая оружие из сброшенных контейнеров. - С прошлого ужина осталось немного тушеного мяса. Только не спрашивай чье оно, потому что я не знаю.

Бойцы "Омеги" сидели, скрестив ноги, вокруг костра в своих черных комбинезонах, сложив броню рядом. Атин держал на коленях ракетный ранец Дармана и с помощью пары зажимов пытался починить механизм заклинившего крыла. Он терпеть не мог когда снаряжение неисправно.

- Так что случилось с ЭРКом?

- Пропал без вести, - сказал А'ден. Его голос был абсолютно нейтральным, а выражение лица - равнодушным: это не было обычным поведением для него - Дарман видел многочисленные морщинки вокруг его глаз и рта. Обычно А'ден много улыбался, но сейчас он не улыбался. - Я провел разведку Эйата и составил по возможности полный план расположения правительственных зданий.

- У сепов здесь большие силы? - спросил Найнер.

- Если не считать местных, то минимальные.

- А я думал, что здесь очаг активности сепов, который нужно срочно нейтрализовать.

- Нер вод, ты опять поверил данным разведки? - А'ден заботливо поддерживал костер, подбрасывая ветки и сухую траву, и наблюдая, как огонь разгорается. - Мы отучим тебя от этого.

Фай заглянул в котелок с тушеным мясом.

- Все в порядке, я уже объяснил ему, что такое сарказм. А скоро он научится понимать и преувеличение.

- Здесь все выглядит довольно мирно и приятно, - сказал Атин. - Не совсем похоже на стратегически важную планету.

- Эйат? - А'ден помешал палочкой в котелке. - Прекрасный город. Чистый, красивые здания, много мест, где можно развлечься. И ничего, что представляло бы военную ценность.

Дарман рассматривал гафтикарцев. Сейчас, когда солнце взошло, было видно, что их светло-бежевая чешуя переливается радужным блеском. У них были заостренные морды и маленькие черные глаза с узкими красными зрачками. И Дарман никогда не видел, чтобы кто-то вешал себе на пояс так много оружия: они были даже больше увешаны оружием, чем сержант Кэл в плохом настроении. Их клинки, бластеры, металлические палки звенели как колокольчики на ветру. Один высокий ящер гремел как целый оркестр, балансируя хвостом, когда нес ящик с запчастями для "Е-Веба".

- Вижу, вы их отлично научили маскировке, - сказал Атин.

А'ден покосился на него.

- Прудии предупредил меня, что ты настырный тип.

- Забавно, Ордо предупреждал Прудии, что я люблю спорить.

- Значит, твоя слава бежит впереди тебя, - сказал А'ден. - Они хорошие бойцы, можешь мне поверить.

- Я слышу, как приближается "но", - сказал Найнер. - Мы обучены слышать его за сотню километров.

- Но, - А'ден положил тушеного мяса в их миски. Дарман был сейчас настолько голоден, что мог бы съесть флимсипластовую упаковку. - Да, "но" - это предвестник плохих новостей. Эйат - человеческий город. Все города на планете - человеческие поселения. Но... эти ящерицы живут в маленьких грязных деревушках.

- Так кто же из них гафтикарцы?

- И те и другие. Ни люди, ни эти не являются аборигенами. Люди-колонисты привезли сюда ящериц, чтобы те строили им города, а теперь ящерицы хотят сами управлять планетой, на том основании, что их здесь живет больше, чем людей. А так эти ящерицы - мариты.

- А почему тогда сепы поддерживают людей?

- Потому что Республике нужны здешние месторождения келериума и норакса. По крайней мере, они нужны компании "Шенио Майнинг", а людям не нравится, что "Шенио" пытается сюда влезть.

- Не совсем понял, - сказал Найнер.

- Сепы предложили местным помочь защитить планету от нас.

- Значит мы собираемся навязать им что-то, что им не нравится?

- Я не занимаюсь политикой. Я просто тренирую партизан и стреляю плохих парней.

Они сидели в тишине и ели тушеное мясо, которое оказалось очень вкусным. Повстанцы-мариты начали собирать "Е-Веб" без инструкции, и то, как они толпились вокруг тяжелого бластера и подносили детали, создало у Дармана впечатление, что так же их толпы опрокидывают врага. Было что-то в быстрых и четких движениях, что напоминало рой насекомых, и действовало ему на нервы.

- А почему все "Нулевые" офицеры, а ты сержант? - спросил Фай. - Не дали повышения?

А'ден, казалось, не обиделся. Трудно сказать, что способно разозлить "нулевого" ЭРКа. Иногда для этого не требовалось ничего.

- Предпочитаю быть сержантом. Этого достаточно для Кэл'буира, а значит, достаточно и для меня.

Фай, казалось, был удовлетворен таким объяснением. Атин сосредоточился на еде, а Найнер наблюдал, как мариты собирают тяжелый бластер.

- Они хорошо справляются, - сказал А'ден. - Прекрасные способности к сопоставлению.

Они в первый раз встретились с А'деном, а Дарману всегда хотелось узнать больше о "нулевых" воспитанниках Скираты. Как он мог скрывать их от коммандос, когда тренировал их так много лет? Юные "нулевые" наводили страх на каминоанцев, устраивая дикие забеги по Типока-сити, и только тогда коммандос могли видеть их. Они крали оборудование, портили системы, и - Дарман никогда этого не забудет - даже взбирались на опорные конструкции огромных куполов и с высоты сотен метров от пола стреляли из бластеров. Попадания приходились лишь в нескольких сантиметрах от каминоанских техников. "Нулевые" никогда и ничего не боялись: они отвечали только перед Кэлом Скиратой, а каминоанцы боялись Кэл'буира.

Кэл'буир сказал, что каминоанцы сами испортили "нулей", так что теперь они получают то, что заслужили. А если каминоанцы посмеют жаловаться, сказал Кэл'буир, он с ними разберется. Так эфемистично Скирата обозначал любую форму насилия, в чем он был профессионалом.

Марит, бежавший мимо, остановился и заглянул в котелок с тушеным мясом, его голова слегка дернулась, как у дроида.

- Вам нравится?

Атин, наклонившийся, чтобы взять добавки, поднял невинный взгляд. Шрам на его лице, оставленный клинком Вэу был сейчас лишь тонкой белой линией.

- Очень вкусно.

- Моя прабабушка! - Марит лучезарно улыбнулся. Было странно видеть, что рептилия улыбается как человек. У них было два ряда маленьких треугольных зубов. - Она будет счастлива!

Дарман заметил, что А'ден дернулся вперед, намереваясь прервать их беседу.

- Атин...

Но Атин не обратил внимания, решив быть вежливым с туземцами и со всей серьезностью восприняв свою роль в завоевании умов и сердец жителей Галактики.

- Это ее рецепт?

- Атин...

- Это она, - сказал марит и побежал дальше. Атин уставился в свою миску. На секунду наступила абсолютная тишина. А'ден вздохнул. Фай прижал кулак ко рту, пытаясь сдержать нервный смех, но у него не очень получалось. Найнер перестал жевать. Дарман пытался проявить понимание иной культуры и все такое, но он был голоден, а марит, казалось, обрадовался тому, что им понравилась еда.

- Ох... файрфек... - Атин опустил свою миску и откинулся назад. Он зажмурил глаза, и, судя по тому, как были сжаты его губы, у него был серьезный "пищеварительный кризис", как называл это Ордо. После этого он вскочил и побежал в ближайшие кусты.

- Его тошнит, - сказал Найнер и продолжил есть. Звуки из кустов подтверждали этот диагноз.

А'ден пожал плечами.

- Едва ли они убили ее для того, чтобы съесть. Обычно так они используют своих покойников. Им приятно думать, что даже после смерти они могут сделать для своей семьи что-то хорошее. Отказаться было бы невежливо.

- Культурные различия - удивительная вещь, - заметил Фай, хотя он сам выглядел довольно бледным. - Интересно, а что они готовят на десерт?

Найнер выловил из миски кусок постного мяса, внимательно рассмотрел его, потом засунул в рот и задумчиво стал жевать. Дарман не знал, способен ли он проявить такое хладнокровие. - Не думал, что дойду до каннибализма.

- Для нас это не каннибализм, Найнер, - сказал А'ден. - Это только для них.

- Вот что значит служба в Великой Армии, - сказал Фай, его лицо стало снова приобретать нормальный цвет. - Увидеть Галактику, встретиться с новыми интересными существами и закусить ими.

- Ну, мы не одни... - А'ден поднял глаза, когда Атин нетвердой походкой вернулся из кустов, вытирая рот. - Ты в порядке?

- Ты это нарочно. Ты мог бы сказать мне до того, как я начал есть.

- Я сказал, что не знаю, и сказал "не спрашивай".

Атин - спокойный, методичный Атин - был из учебной роты Вэу, а не Скираты. Это было заметно. А'ден пристально посмотрел на Атина, и Атин ответил ему тем же взглядом. Найнер закатил глаза, уже думая, как разнять их. Уже не в первый раз Атина приходилось вытаскивать из драки. В методах, которыми Вэу тренировал своих подчиненных было что-то, что давало им особую ярость, абсолютную неспособность одуматься и отступить, когда они заходили слишком далеко.

А'ден усмехнулся.

- Ты отведал виброклинка Вэу, не так ли? Мы все об этом слышали.

Атин не ответил. Дарман ждал, что А'ден выйдет из терпения и отвесит Атину хорошую плюху, как называет это Фай, но "нулевой" только пожал плечами и стал рыться в своих карманах.

- Отлично, - сказал А'ден, когда нашел то, что искал - пакет с сухим пайком, и бросил его Атину, который поймал его.

- Для начала вы можете отрастить шабла бороды. Потому что вам надо будет проникнуть в Эйат, а местные не привыкли видеть четверых близнецов сразу. Договоритесь и выберите того из вас, кто останется с нормальной внешностью.

Фай немедленно вскинулся.

- Я даже ящерицей переоденусь, если можно будет прогуляться по городу.

- Ладно, - сказал А'ден, - но в чешую тебе наряжаться не придется, потому что мариты сейчас не ходят в города, если только чтобы пострелять в людей. Вот почему человек лучше всего подойдет для нашего задания. Как только получите ориентировку, мне нужны будут двое из вас, чтобы снова провести разведку в Эйате и установить несколько камер наблюдения. Мариты не смогут пройти в город незамеченными, а те разведданные, которые добыл Сулл, пропали вместе с ним.

- Сулл? - спросил Фай.

- Альфа-30, - сказал А'ден. - Это было его имя. Сулл.

Дарман доел мясо и посмотрел на А'дена. "Нулевой" ЭРК явно был недоволен. Может быть потому, что нужно искать Альфу-30, когда, по мнению А'дена, были и более важные дела. Может быть, это обычное раздражение из-за того, что при недостатке ресурсов он должен выполнять задание, которое считает бессмысленным. А'ден долго работал здесь один за всех, а это могло нанести урон боевому духу любого солдата.

Найнер выскреб свою миску и помыл ее водой из бутылки.

- Я считаю, мы должны сосредоточить усилия на том, чтобы вычистить осик с главных сеповских планет, - неожиданно сказал он. - Потому что если так будет и дальше, нас размажут по одному клону на планету - показывать туземцам как надо бросать камни.

А'ден повернулся к нему и открыл рот, собираясь заговорить, но потом остановился, казалось, обдумывая сказанное.

- Вы в подходящей компании, - сказал он наконец. - Многие из нас заняты тем же самым, в том числе и генерал Зей. Но наш Канцлер хочет избежать "косвенного ущерба" насколько возможно. Без бомбардировок, без наступлений, без оскорблений гражданских...

- И без ресурсов.

- Ресурсов достаточно чтобы не проиграть, но недостаточно чтобы выиграть, - сказал А'ден. - Он просто загоняет нас в патовую ситуацию. Идиот...

Дарман подумал, что пора ближе познакомиться с маритами. Он встал и пошел к ящерицам, думая, есть ли в Эйате что-нибудь, что он мог бы подарить Этейн. Было трудно догадаться, что может хотеть в подарок джедай. Они избегали владеть собственностью.

- Знаете, что меня тревожит? - послышался от костра голос Фая. Мариты тем временем уже закончили собирать пушку, и любовались ею. - Что если бы война началась, когда мы были бы в обучении только пять лет, а не восемь, девять... десять?

- Что? - спросил А'ден.

- Никто же не знал, когда именно война начнется, во всяком случае, никто не мог знать за несколько лет до нее. Не тот случай, когда можно делать заказ с такой далекой перспективой. Вот мы полностью готовы и обучены, и тут все и начинается. Как-то очень удачно. А если бы все это пуудуу началось на несколько лет раньше? Когда мы были еще детьми, обученными лишь наполовину?

- Тогда нам пришлось бы воевать в подгузниках, - проворчал Атин. - Потому что у Республики не было другой армии, стоящей чуть больше моттовой задницы.

Фай поднял бровь.

- До шабла удачно, я бы сказал.

- Время работать, - резко сказал А'ден, и Дарман подозревал, что он прервал беседу специально. Судя по выражению лица Фая, он тоже это почувствовал. - Я быстро объясню вам обстановку, а потом вы познакомитесь с нашими союзниками.

Чем дольше шла война, тем меньше смысла видел в ней Дарман. После многих лет обучения и ясного понимания что он должен делать - потому что никто из клонов не сомневался, что однажды им придется воевать - реальность войны абсолютно не соответствовала ожидаемому. Хаотическая организация, нерешительное командование и... слишком много непонятного. Чем больше планет довелось Дарману увидеть, тем чаще возникал вопрос: почему бы не позволить уйти из Республики тем, кто хочет уйти? Жизнь от этого не прекратилась бы.

У Фая были те же самые мысли. И каждая мысль начиналась с "почему".

"Делай свою работу". Все равно ничего другого он сделать не может.

Он улыбнулся маритам.

- Я Дарман, - сказал он, протянув руку. - Покажете мне, как вы делаете из дроидов металлолом?

 

Глава 3

- Нет, генерал Зей - найти шеф-ученую Ко Сай не менее важно, чем обнаружить генерала Гривуса. Наше выживание зависит от сильной армии, а это означает создание клонов высочайшего качества. Призыв в армию обычных граждан - плохая альтернатива, и это было бы неприемлемо политически. Найдите ее хотя бы для того, чтобы не позволить сепаратистам заполучить ее знания. В вашем распоряжении лучшие кадры спецслужб Республики. Так что я не приму никаких оправданий.
Канцлер Палпатин, генералу Арлигану Зею, командующему силами специального назначения Великой Армии Республики.

*** 

Корабль "Эй'хан" типа "Глубоководный", пространство Майгито, 471-й день после битвы на Геонозисе.

- Файрфек... - вздохнул Скирата, взглянув на данные транспондеров на голографической карте. Патрульных кораблей вокруг Майгито было столько, что, казалось, планета окружена созвездием.

- Я знаю, что Бакара отвлечет сепов на поверхности, но нам туда надо еще прорваться.

- У нас грузовик длиной сорок пять метров, - сказал Ордо, - и только одна лазерная пушка. В экипаже мандалориане в полном бескар'гам. Явно не республиканский корабль.

- И что ты предлагаешь, просто пролететь?

- Вполне можно. Ничто не указывает на нашу связь с Республикой. А у меня всегда есть набор необходимых транспондерных кодов, так что с этим тоже проблем не будет.

- Ну, мы не сможем выиграть бой с военными кораблями, значит, выбор сделан за нас...

- Да, и сенсоры корабля-амфибии отлично подходят для точного трехмерного сканирования местности.

- Тогда летим, Орд'ика.

Ордо изучил данные орбитального сканирования предполагаемого места посадки. Это был огромный ледник, окруженный ледяным панцирем и прозрачными скалами. Глубокое сканирование обнаружило несколько расселин, но в толще ледника было множество беспорядочно проделанных туннелей, которые извивались как запутанные нитки и иногда пересекались. От них сильно отличались прямые и однообразные очертания вентиляционных шахт, которые было легко узнать. Вокруг теплых шахт образовались подземные озера растаявшей воды, покрытые тонкими пластинами льда. Ордо скопировал эту часть голокарты себе в деку. Не требовалось расчетов, чтобы понять, что исследование каждого туннеля в зоне, указанной "Дельтой", может занять дни.

"Слишком долго"

Немедленно в голове возникла идея дальнейших действий и предположение о том, что случилось с Вэу. Он мог провалиться в лабиринт туннелей - или через тонкий лед в растаявшую воду.

Оба варианта не представляли ничего хорошего.

- Туннели ледяных червей, - сказал Ордо. - Просто удивительно, как жизненные формы могут выживать даже в самой враждебной среде.

- Если у Вэу нет снаряжения для таких температур, он точно не будет одной из этих жизненных форм, - сказал Скирата. - Это дело нескольких часов. Даже его бескар'гам не защитит от такого холода.

Ордо достал из рукава набор электронных устройств и взял зонд для переписки данных. Он выбрал случайно сгенерированный транспондерный код с мандалорианским префиксом и переписал регистрацию "Эй'хана".

- Отлично, Кэл'буир, сейчас или никогда.

Ордо вывел "Эй'хан" на траекторию посадки, и подумал, стоит ли проявить наглость и запросить у сеповских диспетчеров разрешения на посадку. Гражданское судно, которое каждый может просканировать, на борту нет воды - не забыть об этом, когда они будут выбираться отсюда - и пилотируют его двое мандалориан. Даже если идет бой на орбите, они вполне могут проскочить.

Он открыл частоту местного диспетчерского центра.

- Майгито, это мандалорианский транспортный корабль "Эй'хан". Просим разрешения на посадку для пополнения запасов.

Пауза была дольше, чем он ожидал.

- "Эй'хан", это Майгито. Вы не заметили, что у нас тут военные действия?

- Майгито, просканируйте наши водяные баки.

Следующая пауза была еще длиннее.

- "Эй'хан", мы видим, что в ваших баках пусто. К сожалению, наши городские резервуары с водой закрыты. Военные действия, помните?

Если он сейчас повернет назад, все пропало. Они уже привлекли внимание сепаратистов.

- Майгито, похоже, вода есть прямо под поверхностью к западу от района военных действий. А Мандалор - союзник КНС. Мы совершим посадку на свой страх и риск.

- "Эй'хан", хорошо, садитесь, но потом не предъявляйте нам претензии, если ваш корабль пострадает. И вы должны покинуть планету через два стандартных часа.

Ордо почувствовал, что мускулы плеч расслабились. Он даже не заметил, что был так напряжен.

- Майгито, вас понял.

Он выключил связь. Скирата подмигнул ему и усмехнулся. Кэл'буир гордился им, и это наполняло Ордо таким же чувством безопасности и уверенности, как было в детстве.

- Просто удивительно, как редко бывает необходимо применять силу, - облегченно сказал он.

Без координат "Дельты" Ордо не знал бы, где начинать поиск Вэу. Поверхность Майгито представляла собой продуваемую ветром ледяную равнину. Первые несколько минут это было удивительно красивое зрелище, но потом оно ужасно дезориентировало. Ордо направил "Эй'хан" вниз, между ледяными утесами, к краю подземного озера, и герметично закрыл свою броню. Когда он открыл люк шлюза, ветер выл и визжал. Ордо выпрыгнул из люка, соскользнув по корпусу, и Скирата прыгнул за ним.

- Он здесь уже часа четыре, Кэл'буир, - Ордо активировал инфракрасный фильтр в шлеме и настроил его на максимальную чувствительность для поиска по квадратам. - Если он мертв, я, возможно, еще смогу уловить разницу температур, но это вряд ли.

Скирата шел по воображаемым квадратам молча и медленно, проверяя поверхность ручным сканером на предмет ям и трещин, а после сканируя в них изменения температуры. Ордо неожиданно пришла в голову мысль, что он был бестактен, и Кэл'буир может быть огорчен тем, что Вэу мертв. Они с Вэу все время норовили вцепиться друг другу в глотку, с тех пор как Ордо их помнил, но они все же работали вместе долгое время, в том числе и все те годы, что они тренировали клонов на Камино, став мертвыми для Галактики и для всех, кто знал их раньше.

- Я сожалею, Кэл'буир, - сказал Ордо.

- Не стоит, - Скирата проверил показания сканера на бронещитке руки. - Сканирование обнаружило содержание металлов на глубине двадцати метров.

Скирату, казалось, совершенно не волнует, что случилось с Вэу, его интересовали только результаты ограбления банка. Но Ордо не мог сказать с уверенностью. Скирата всегда проявлял исключительное хладнокровие. Они медленно шли против ветра, и Скирата переключал частоты комлинка, потому что Ордо услышал какие-то сигналы. Вероятно, комлинк Вэу был включен. По крайней мере, стоило попытаться.

- Нет следов лап, - сказал Скирата. - Вероятно, ветер стер их.

Ордо переключился с инфракрасного режима на сенсор глубинного сканирования. Это было похоже на проверку почтовых ящиков - скучное продвижение от одной ямы к другой. Шел снег, заметая все неровности и углубления поверхности.

- Он может быть где угодно. Возможно, он даже выбрался и нашел убежище.

Скирата наклонил голову, как будто прислушиваясь. Ордо услышал вспышку статических помех на общей частоте комлинка.

- Если он здесь, системы его шлема вышли из строя.

- Я слышал помехи.

- Может быть, он слишком глубоко.

Ордо уже начал чувствовать холод, проникающий сквозь соединения элементов брони. Если бы это была республиканская модель, которую обычно носили ЭРКи, он мог бы отрегулировать температуру, но его мандалорианский бескар'гам имел не такую навороченную конструкцию. Но он исправит этот недостаток, как только будет такая возможность, так же, как он усовершенствовал шлем. Не то, чтобы он проводил слишком много времени, работая над этим. Он никогда не интересовался, чем и как оборудована броня Вэу: просто тускло-черная броня, вид которой так пугал его, когда он был ребенком, а сейчас странно напоминал броню "Катарн", которую носят бойцы "Омеги". Черный - цвет справедливости. Броня Кэл'буира песчано-золотистого цвета - это цвет мести. Ордо выбрал ярко-красную броню просто потому, что ему нравился этот цвет.

Но черная или другого цвета на нем броня - если у Вэу нет защиты от холода, сейчас он должен быть уже мертв.

- Только не смейся, сынок, - сказал Скирата, - но я сейчас попробую кое-что старомодное. Вроде того, как ты провел нас мимо патрульных кораблей.

Он остановился и начал кричать:

- Мирд! Мирд, слюнявая куча мяса, ты меня слышишь? - Ветер уносил его голос. Он сжал кулаки и попытался снова, - Мирд!

Ордо тоже начал звать стрилла. Он уже ожидал, что сейчас за ними придет муунский патруль, но на сенсорах ничего не было.

- Стриллы хорошо переносят холод, - сказал Скирата, переводя дыхание. - И они слышат гораздо лучше, чем люди. Попытаться стоит. - Он настроил громкоговоритель шлема на максимум, - Мирд!

И как бы они смогли услышать стрилла, даже если бы тот отозвался? Ордо уже собрался возвратиться на корабль и использовать его бортовые сенсоры для более глубокого сканирования, но вдруг он услышал, как Скирата удивленно воскликнул "Оси'кир!", и, повернувшись туда, увидел, что снег шевелится. Тонкая ледяная корка сломалась и из снега, словно какое-то страшное растение, показалась голова, покрытая золотистой шерстью. На морде стрилла намерз толстый слой инея.

- Мирд, я никогда больше не буду тебя ругать! - сказал Скирата, опустившись на колени, чтобы раскопать снег. Животное жалобно заскулило. - Он внизу, Мирд? Вэу внизу? - он потер складки на морде стрилла. - Покажи туннель на карте, Орд'ика.

Голографическая карта повисла в воздухе, показывая трехмерное изображение толщи льда под ними. Туннель, из которого выбрался Мирд, шел вниз под углом тридцать градусов, изгибался почти у самой границы озера, исчезая с карты, уходил в направлении Джигата.

- Примерно шестьдесят метров до изгиба, а диаметр не более метра, - сказал Ордо. - Если он упал туда, вполне вероятно, что он сейчас в изгибе.

- Далеко спускаться, - Скирата обнял Мирда, и Ордо был не совсем уверен, просто ли выражает Скирата свою благодарность, или пытается укрыть стрилла от холода. Во всяком случае, это была заметная перемена отношения, учитывая тот факт, что в прошлом Скирата не раз бросал нож в стрилла.

- Мирд, ищи Вэу. Хороший Мирд. Сюда. - Скирата снял с пояса веревку и обвязал ее вокруг шеи Мирда. - Ищи его. Ты не можешь вытащить его, да? Он застрял? Ищи его.

Мирд рванулся назад в туннель, царапая когтями лед. Снова наступила тишина.

- Мирд, конечно, умный, но он не умеет вязать узлы, - сказал Ордо. - Так что если Вэу мертв или без сознания, что ты будешь делать?

- Хотя бы измерю глубину, - сказал Скирата. Он держал веревку, внимательно за ней наблюдая. Наконец веревка натянулась. - Файрфек, почему когда нужен джедай, его поблизости не оказывается? Бард'ика мог бы обнаружить Вэу с помощью Силы, - он потянул за веревку. - Назад, Мирд. Ко мне. - Веревка снова ослабела. - По длине веревки минус петля, Вэу на глубине 58 метров.

- Если Мирд добрался до него.

- Поверь мне, он остановился рядом с Вэу, когда веревка натянулась. Сейчас все, что нам нужно - добраться до него.

Для Ордо решение было очевидным.

- Мы пробьем туннель там, где лед самый тонкий - рядом с озером, это меньше восьми метров толщины.

- И затопим туннель?

- Нет.

- Или туннель вместе с Вэу обрушится в озеро. В любом случае Вэу погибнет.

- В любом случае, - сказал Ордо, радуясь, что запомнил каждую строчку технического руководства по "Глубоководному", - я подгоню корабль правым бортом к нему, пропущу через лед стыковочный рукав и по нему заберу Вэу. Сухое шлюзование.

Скирата посмотрел на него. Ордо не требовалось видеть его лицо, чтобы понять, о чем он думает.

- Ты продолжаешь удивлять меня, сынок. Нет, правда.

- Будем надеяться, что мы не уткнемся в камень.

Мирд выбрался из туннеля и шлепнулся у ног Скираты, тяжело дыша. Чтобы затащить стрилла в "Эй'хан" пришлось побороться с ним, потому что он думал, что они собираются улететь и бросить Вэу. Но Мирд очень замерз и устал, и Скирата с Ордо вдвоем втащили его на корабль.

* * * 

Ордо посадил корабль на замерзшую поверхность озера. Если бы лед треснул и "Эй'хан" провалился под воду, это было бы отлично, потому что тогда им не пришлось бы пробивать лед. Но этого не произошло.

"Щиты... Что по инструкции надо делать с щитами при погружении? Перенастроить...". Ордо задал необходимые параметры и стал ждать. Желтые индикаторы один за другим окрасились в зеленый цвет. "Отлично, теперь избегать любых серьезных ударов..."

Ордо поднял "Эй'хан" над поверхностью озера, опустил нос корабля, и открыл огонь по льду из лазерной пушки, надеясь, что корабль находится на безопасной высоте. Пар гейзером рванулся из-под корабля. Куски льда подскакивали в воздух и падали назад.

Озеро скоро замерзнет вновь.

- Приготовиться к погружению, - объявил Ордо и медленно повел корабль под воду.

- Осик...

- Да уж.

"Разве другие живут такой жизнью? Разве они так рискуют?"

Сейчас было не время об этом думать. Ордо еще не встречался с проблемой, которую не мог бы решить, или с ситуацией, в которой не смог бы выжить.

"Эй'хан" прошел сквозь расколотый лед, и даже на малой скорости это было похоже на удар о камень. На секунду Ордо подумал, что он сильно ошибся в расчетах, но куски льда могли причинить далеко не такие сильные повреждения как огонь лазерных пушек, и щиты пока держались. Обломки льда скрипели и скрежетали по обшивке, когда "Эй'хан" проходил сквозь слой расколотого льда, и лишь когда корабль оказался в чистой темной воде, наступила тишина. Они были в самом озере. Теперь предстояло повернуть корабль воздушным шлюзом в соответствии с местоположением Вэу.

- Ты знал, что корпус это выдержит, да, Орд'ика? - Скирата выскочил из кресла второго пилота и стянул с головы шлем. Он выглядел потрясенным.

- Конечно, знал. Ну, был уверен на девяносто процентов.

- Это хорошо. Теперь начинаем сканировать.

Вход в воздушный шлюз был диаметром почти два метра. Ордо расположил его в соответствии с предполагаемым местонахождением Вэу и включил сенсор глубинного сканирования. Скирата пошел в трюм правого борта со сканнером, настроенным на поиск металлов, и открыл люк во внутренний воздушный шлюз. На панели приборов красным светом мигнуло предупреждение, и по интеркому корабля послышался голос Скираты:

- Большой неподвижный кусок дюрастила и бескар в шести метрах в глубину. Старое доброе мандалорианское железо. Его не так-то просто разбить. Это Вэу, конечно.

Шесть метров: достаточно тонкая преграда между туннелем и водой. По крайней мере, здесь не наблюдалось активности червей. Впрочем, неизвестно, не может ли их привлечь ударная волна от лазерных выстрелов.

- Дай мне обновленные данные сенсоров. Я на метр промазал.

- Я не могу сказать, жив ли он сейчас.

- Ладно, в любом случае сейчас надо пробиться сквозь лед.

- Растопи его, - сказал Скирата.

- Мы можем перекачать растаявшую воду в цистерны корабля.

- Около восьмидесяти кубических метров. Возможно, меньше.

- Хорошо, - Ордо включил термостат на максимум: надо было повысить температуру льда с другой стороны шлюза любым возможным способом. - Может быть, комбинация резаков и воздействия теплом сработает.

- А сепы хотят, чтобы мы убрались отсюда через... полтора часа.

Ордо выпустил внешнее стыковочное кольцо, и протянул его, пока оно не уперлось в ледяную стену туннеля.

- Кэл'буир, выходи из шлюза. Мне надо проверить его на течь. Как понял?

- Понял тебя, Ордо. Пойду посмотрю, что у нас на борту есть из инструментов.

- Хорошо. Тогда закрываю внутренний люк. - На панели приборов состояние шлюза снова обозначилось зеленым цветом. Ордо включил автопилот, чтобы удерживать корабль в таком положении рядом с ледяной стеной. - Открываю внешний люк.

Сенсоры не показали течи. Осматривая с помощью голокамеры внутреннее пространство шлюза, Ордо увидел гладкий диск грязного льда. В нескольких метрах с другой стороны за этим льдом - Вэлон Вэу. Если они, пробиваясь через ледяную стену, сделают хоть что-то не так, вода затопит "Эй'хан". Нелегко будет спасти кредитки и человека, который им обоим не нравится.

Много раз Ордо желал Вэу смерти. Но сейчас он хотел, чтобы этот чакаар остался жив.

* * *  

Штаб сил специального назначения Великой Армии Республики, кабинет генерала Зея, Корускант, 471-й день после битвы на Геонозисе.

Сев подумал, что это даже хорошо, что у него такая репутация. Генерал Зей ходил туда-сюда перед строем из четырех коммандос, словно проводя инспекцию, и иногда останавливался, чтобы пристально посмотреть в глаза клонам.

Если джедай думал, что так он сможет оказать психологическое давление на "Дельту", ему придется еще очень долго здесь расхаживать перед ними.

Сев смотрел прямо вперед, сцепив руки за спиной и расставив ноги на ширине плеч. Краем глаза он видел, что генерал Джусик сидит на столе, болтая ногами, но его внешность растрепанного падавана не могла здесь никого обмануть. Севу приходилось бывать с ним на множестве операций, и он знал, что по сравнению с Джусиком даже Скорч кажется слишком осторожным. Адъютант Зея, ЭРК-капитан Мейз бродил по комнате, притворяясь, что не прислушивается. Сев предпочел бы, чтобы здесь присутствовали "Нулевые" ЭРКи. Они понимали обстановку так, как не могли понять те, кого не тренировал лично Фетт.

Зей остановился перед Боссом, едва не упираясь носом ему в лицо.

- Я не идиот, - тихо сказал джедай. - Или вы не согласны, сержант?

- Никак нет, сэр! - гаркнул Босс.

- Не хотите рассказать мне, что там у вас пошло не так?

- Сэр, мы столкнулись с серьезным сопротивлением и были вынуждены покинуть комплекс неразведанным путем.

Сев сочувствовал Боссу. Они все решили добровольно остаться с Вэу, но Босс... это босс. Отвечать за это именно ему. Вообще Сев считал, что эти визиты в штаб изрядно выбивают из колеи. Ему хотелось скорее вернуться на поле боя вместе с братьями, потому что Корускант - не их мир, и Сев уже был сыт им по уши.

Зей все еще не отрывал взгляда от Босса.

- И Скирата не имеет к этому никакого отношения, не так ли, 3-8?

- Никак нет, сэр!

Это была правда... в основном. Никто по-настоящему не лгал Зею, потому что джедаи могли распознать ложь. Зей шагнул назад, казалось, сдерживая улыбку, и встряхнул головой.

- Ладно, - сказал он, наконец, усаживаясь за свой роскошный, отделанный лазуритом стол. - На Майгито вы отлично поработали. Генерал Ки-Ади-Мунди объявляет вам благодарность.

"Плевать на его благодарность. Что с сержантом Вэу?"

- Можно нам идти обедать, сэр? - спросил Скорч.

- Я понимаю, что вы летели сюда очень поспешно, "Дельта", - Зей повернулся к Мейзу. - Капитан, когда мы закончим брифинг, проводите бойцов "Дельты" в столовую и проследите, чтобы они там съели дневную норму.

Мейз, который был отнюдь не в восторге от того, что придется исполнять обязанности няньки, проворчал:

- Да, сэр.

Джусик, смотревший в окно, неожиданно вздрогнул, как будто кто-то подошел к нему. "Странные эти джедаи..."

- Но до того, как вы пойдете обедать, господа, вот вам новое задание, - Зей включил голокарту, и над столом появилось знакомое трехмерное изображение Галактики. - И это задание прямо от канцлера - его личный приказ. Найти шеф-ученую Ко Сай.

Разговор с генералом поддерживал главным образом Босс, что вполне устраивало Сева, потому что сейчас он больше думал о судьбе Вэу и внимательно наблюдал за Джусиком. Парень был похож на голоприемник. Он мог чувствовать то, что происходило очень далеко. Сейчас он, наверное, что-то почувствовал. Он явно был чем-то отвлечен.

- А что с ней делать, когда мы найдем ее, сэр?

- Доставить ее сюда - и отнюдь не по частям.

- Как нечего делать, - проворчал Фиксер. - Сэр.

Зей улыбнулся.

- Я знаю, вы не слишком-то любите каминоанцев, господа, но не я это придумал. Лама Су уверен, что Ко Сай дезертировала, и что она не погибла. Он не посвятил нас в детали, но это и неважно, потому что канцлер хочет получить в свое распоряжение каминоанского исследователя, чтобы нам не пришлось оглядываться на Типоку, если они вдруг захотят лишить нас статуса привилегированных клиентов, - генерал встряхнул головой, как будто спорил с самим собой. - Поэтому доставьте ее сюда живьем. Задание особой важности. И канцлер приказал мне направить на это задание лучшую команду.

Сев подумал, что все это вполне может быть правдой. Они действительно лучше чем "Омега", потому что они не стали мягкотелыми и не отвлекаются на то, что называется "личной жизнью". И благодарить за это они должны Вэу.

- Она исчезла год назад, сэр. Почему решение вернуть ее принято так поздно? - спросил Босс.

- Мне это неизвестно, сержант, - осторожно ответил Зей, - но нашей разведке стало известно через каминоанцев, что Ко Сай шесть месяцев назад была замечена на Вейнае.

Сев не знал, есть ли у каминоанцев какая-то разведка, учитывая то, что они почти не покидают свою планету. Но они вполне могли купить информацию у кого-то другого. Сев мысленно поместил Ко Сай на первое место в длинном списке заданий "Дельты" и попытался подавить свою тревогу за судьбу Вэу.

Босс вышел из строя, подошел к голокарте и указал на Вейнай.

- Кто выслеживает ее, сэр?

- Вы.

- Понятно.

- Сообщение пришло от рина, который иногда работает на республиканскую разведку. Ко Сай, возможно, уже давно там нет, но это самая последняя информация, которую мы имеем.

Сев украдкой бросил взгляд на Джусика. Что-то явно отвлекало джедая, и это что-то находилось отнюдь не здесь. Джусик взглянул на Сева и поднял большой палец вверх.

"Что это значит? Он пытается меня подбодрить? Его команда по гравболу выиграла? С Вэу все в порядке?"

Босс, Скорч и Фиксер были увлечены дискуссией о значении Вейная - это водная планета, и Ко Сай вряд ли стала бы прятаться на Татуине - а Сев просто стоял и делал вид, что внимательно слушает обсуждение.

Страх. Да, это был страх. Всем свойственно бояться, но это было нечто другое: грызущая ледяная пустота в желудке. Он бросил Вэу, оставил умирать. Если Вэу выживет, он забьет Сева до смерти. Если нет - его душа будет преследовать Сева.

"Старайся лучше, Сев. Ты бросил своих братьев, ты бросил меня, ты бросил всю эту шаблову армию. Старайся лучше, ленивый маленький чакаар, иначе в следующий раз будет по-настоящему больно"

Сев старался так, что после отбоя валился на койку, даже не имея сил снять форму, а утром команда "подъем" заставляла его сердце выскакивать из груди, и когда он вставал, голова звенела от недостатка сна.

Ему было тогда пять лет. Он не забыл...

Сев был сейчас лучшим снайпером Великой Армии, потому что никогда никого не бросал.

- ... и эти сведения не должны выйти за пределы этой комнаты, господа, потому что это больное место канцлера, - голос Зея вернул Сева в реальность. - Никто другой в Командовании Сил Специального Назначения не знает об этом, и я не хочу, чтобы знал Скирата, потому что... хотя он и хороший человек, у него... особое отношение к каминоанцам. Человека, который считает их за татсуши и хвастается рецептами их приготовления, лучше в это дело не вмешивать. Свободны.

Когда они в сопровождении Мейза шли по коридору в столовую, Скорч хихикнул.

- Что, правда, Скирата ест каминоанцев?

Фиксер ответил в своем стиле:

- Только с острым соусом.

- Интересно, что они нам приготовили? Вряд ли в меню есть рыбные рулеты, - Скорч обернулся, пытаясь втянуть Сева в разговор. - Ты в порядке, Сев?

- В полном, - нельзя было упоминать о Вэу в присутствии Мейза. Зею должно быть известно только то, что Вэу проводил разведку на Майгито, после чего улетел. Он никогда не грабил банк и не проваливался в ледяную яму. - Лучше не бывает.

Позади них в коридоре послышался топот. Их догнал Джусик, выглядевший немного смущенным, но довольным.

- Я прослежу за ними, капитан, - сказал он Мейзу. - Уверен, у вас есть более важные дела, чем заставлять их доедать свои порции.

Мейз немедленно повернулся, чтобы вернуться в командный центр.

- Что бы вы ни затевали, - сказал он, - спасибо, что не втягиваете меня в это, сэр.

Мейз не был дураком. Ему совсем не хотелось оказаться между двумя генералами-джедаями, играющими в свои игры. И никому в здравом уме не хотелось бы. Босс посторонился, позволяя Джусику пройти в столовую первым.

- Ну, генерал?

- Я чувствую, что Вэу жив.

- А мы его бросили, - сказал Сев. - Мы не спасли его...

Джусик взял Сева за руку и пожал ее.

- У вас не было выбора, рядовой. Если бы Вэу хотел, чтобы вы его спасли, он приказал бы вам.

Скорч взял тарелку с хлебцами и шлепнул ее на стол, пометив таким образом свою территорию. Немногие из других коммандос садились обедать рядом с бойцами "Дельты", потому что "Дельта" была одной из последних групп спецназа, сохранивших свой первоначальный состав с самого начала обучения в Типока-Сити и до сих пор. Тяжелые потери в первые дни войны - Сев ненавидел себя за то, что верил тогда всей этой болтовне о военной гениальности "непобедимых" джедаев - означали, что большинство групп коммандос были переформированы как минимум один раз, и не обладали такой сплоченностью и сработанностью как "Дельта" - Сев был в этом уверен. А все команды, которые тренировал Вэу, кроме одной, не понесли потерь; он был жестоким инструктором, но это пошло им на пользу. Он так сказал. И это было правдой.

- Так что нам делать, сэр? - спросил Босс. - Как нам отчитаться за это исчезновение? А переговоры со Скиратой?

- Не обманывайте себя, думая, что Зей ничего не знает. - Джусик мог в одно мгновение превращаться из глуповатого парня в жесткого командира. Похоже, он многому научился у Скираты. - Надо как минимум притвориться, что все идет по правилам. Предоставьте это мне. Записи переговоров исчезнут, прежде чем кто-то узнает об их существовании.

- Спасибо, сэр.

- Вы правильно сделали, обратившись ко мне, а не к Зею, - сказал Джусик. - Возможно, вы чувствуете себя виноватыми, но чем меньше он знает официально, тем лучше.

- Вы сообщите нам, когда Вэу найдут?

- Конечно сообщу. Если кто и может вытащить его оттуда, то это Кэл'буир и Орд'ика, - Джусик взял хлебец с тарелки Скорча и повернулся, чтобы уйти. - Сила скажет мне, когда это произойдет.

Сев проводил его взглядом. "Если Сила так разговорчива, лучше бы она подсказывала джедаям правильную стратегию".

- Кэл'буир, - усмехнулся Фиксер.

Босс тоже не был расстроен потерей Вэу настолько, чтобы потерять аппетит.

- Похоже, наш малыш Джусик переживает, не так ли?

- Настоящий маленький мандалорианин...

- Эй, наш сержант пропал, - Сев сжал зубы, стараясь говорить как можно тише. - Вэу, может быть, мертв, а вы можете есть и шутить? Мы бросили его. Мы оставили его умирать. Парни, раньше мы никогда никого не бросали.

Трое братьев посмотрели на него так, словно он говорил им то, чего они не знали.

- Успокойся, Сев. Мы все взволнованы.

- Лучшее, что мы можем сделать, - сказал Скорч, - это выполнять нашу работу, и не мешать другим делать их работу.

- Ты прочитал эту великую мудрость на упаковке от пайка? - огрызнулся Сев.

- Заткнись и ешь. Ты будешь лучше соображать, когда наешься и выспишься, - Скорч ухватил проходившего мимо дроида-слугу. - Эй, жестянка, полный завтрак корри для молодого психопата.

Сев ел слишком быстро, чтобы почувствовать вкус еды, но по крайней мере она помогла заполнить пустоту, как сказал бы Фай, если бы этот придурок был здесь. Сев не был уверен, скучает он по "Омеге" или нет. Но скорее да, чем нет.

И все это из-за кучки кредитов. Во всей Галактике не набралось бы столько кредитов, чтобы из-за них стоило бросить товарища. Сев не мог представить ничего хуже.

Если он снова увидит Вэу живым, Сев сомневался, хватит ли у него духу попросить у сержанта прощения.

* * * 

Майгито, корабль-амфибия "Эй'хан", глубина 57 метров, 471-й день после битвы на Геонозисе.

Скирата не был уверен, что за жидкость течет по его лицу - брызги воды от растаявшего льда или собственный пот.

Они пробивались сквозь лед уже целый час, а пространство в трубе шлюза было слишком тесным, чтобы они могли работать одновременно. Приходилось работать по очереди. Скирата чувствовал, что им есть необходимость сменять друг друга: это был очень тяжелый труд в жаркой и сырой атмосфере. Плавить лед оказалось бесполезно: едва оттаяв, он тут же снова замерзал. Скирата навалился всей тяжестью на неэффективный гидравлический резак и отколол еще один кусок льда от того, что должно было стать шестиметровым туннелем. Руки онемели и дрожали от вибрации резака.

"Я становлюсь слишком стар для этого..."

"Вэу, какого шабла мы тут вообще делаем? И ради этого я заставляю рисковать моего сына?"

Ордо похлопал его по плечу.

- Перерыв, Кэл'буир.

Отключив резак, Скирата обнаружил, что едва может двигать ногами. Ордо, понимая все без слов, вытащил его за ноги из трубы шлюза. Скирата привалился к переборке, полностью лишившись сил. Руки как будто отнялись. Скирата резко встряхнул ими, чтобы прогнать онемение.

Время было явно неподходящим чтобы сказать, что они могли бы бросить Вэу. Сейчас они были в таком состоянии, что не могли думать о чем-то кроме следующей минуты и следующего отколотого куска льда. Палуба грузового трюма была усыпана мокрым гравием, которого оказалось очень много в растаявшем льду: по виду белоснежного ландшафта невозможно было догадаться о множестве каменных обломков в сжатом снегу.

В шлюзе снова послышался стук, как будто кирпич вывалился из стены. Скирата с усилием поднялся на ноги и шагнул в шлюз, чтобы убрать вырезанный лед с пути Ордо. Даже шум режущего диска не мог заглушить вой и визг Мирда, и Скирата подумал, сможет ли стрилл выбраться из закрытого отсека. Это животное, несомненно, любило Вэу, хотя больше никто его не любил.

В тяжелом и однообразном физическом труде была одна хорошая вещь: он не позволял слишком много думать о том, что лед на озере снова замерзает, о том, что стена льда, отделяющая туннель, может рухнуть под напором воды, и о том, что если труба шлюза протечет, они с Ордо захлебнутся без своей брони.

Стук...

Ордо был молодым, сильным и здоровым. Он рубил лед гораздо быстрее, чем Скирата.

- ... согреть! - крикнул Ордо. Скирата частично оглох от шума, который приходилось терпеть без шлема, но расслышал его. - Когда мы вытащим Вэу, у него наверняка будет гипотермия, хоть у него и хорошая броня. Надо будет согреть его.

- Что?

- Искусственное дыхание. Теплый воздух в легкие. Рот в рот.

Скирата об этом как-то не подумал.

- Осик...

- Может быть, Мирд сможет сделать это...

Единственное, чего у них сейчас было много - это горячая вода. Цистерны были полны. По крайней мере, Вэу может рассчитывать на горячие компрессы.

- Теплая вода с сахаром, - сказал Ордо, отколов еще один кусок льда. У него работа шла заметно более успешно. - Это поможет поднять температуру тела.

Скирата разорвал упаковку с пайком. Он никогда не думал, что отдаст Вэу последний паек. А теперь он переживает за этого чакаара, который избивал своих коммандос достаточно сильно, чтобы отправить их в медцентр. Скирате и так было за кого волноваться: его ребята, Джусик, беременная Этейн, а теперь еще и Бесани Веннен. И они заслуживали заботы гораздо больше чем Вэу.

- Чакаар, - выругался Скирата.

- Здесь бы здорово пригодился криодроид.

- Что?

- Я говорю, здесь бы пригодился криодроид, - голос Ордо на мгновение перекрыл шум резака. - Он растопил бы лед куда быстрее, чем это.

Это были очень долгие полчаса. Рубить лед становилось все труднее, а тонизирующие пайки надо было сохранить для Вэу. Скирата почувствовал, что силы покидают его быстрее. Гравий из растаявшего льда впился в его ладони, но руки так онемели, что Скирата едва это чувствовал. В конце концов, он взялся за бластер, чтобы ускорить работу, и шлюз наполнился паром, как при дезинфекции.

Ордо проверил толщину льда.

- Уже почти готово. По крайней мере, уже теплее.

- Прости, сынок, что втянул тебя в это.

- Ничего, это хорошая тренировка. Никогда раньше такого не делал.

- Лучше бы ты был сейчас в городе со своей девушкой...

- Я чувствую, что это как-то... неправильно, что мы заставляем Бесани шпионить на нас.

Это было для Скираты как гром среди ясного неба. Ордо время от времени очень удивлял его, проявляя неожиданные стороны характера, и Скирата понимал, что даже он не знает всего о своем приемном сыне. Скирата обдумывал это, убирая в сторону куски отколотого льда.

- Мереель не принуждал ее, сынок. Она знает, на что идет.

- Я имею в виду, что я не ожидал, что это будет казаться мне неправильным.

"Вот опять..." Скирата почувствовал, что знает об Ордо даже меньше, чем думает. Он решил никак это не комментировать и просто продолжил убирать обломки, Ордо тоже ничего не сказал, продолжая вырубать резаком куски грязного льда с песком. Скирата наконец нашел что сказать: "Республика использует тебя, сынок, а теперь мы используем Республику. Нельзя же позволить пропадать зря тем возможностям, к которым имеет доступ Бесани Веннен"

Волна обжигающе-ледяного воздуха и крик Ордо вывели Скирату из полусна от усталости. Неожиданный прилив адреналина поднял его на ноги.

- Мы пробились! Я вижу его!

В трубе не хватало места для двоих. Ордо отчаянно рубил лед, расширяя вход в туннель. Когда он наклонился за фиброкордовым тросом, Скирата увидел в туннеле черный силуэт, не очень похожий на человека, но потом Скирата разглядел Т-образный визор шлема Вэу.

- Я срежу его мешки.

Операция была больше похожа на доставку мороженой туши нерфа. Запыхавшись и ругаясь, Ордо втащил Вэу в трубу шлюза. Звук при этом был такой, что, казалось, волокут гроб. Вэу без движения лежал на полу шлюза, его броня была такой холодной, что обожгла руки Скираты, когда он снимал с Вэу шлем.

Жесткое худое лицо Вэу было почти синим. Скирата открыл его глаза и проверил зрачки: они реагировали на свет. Даже если люди при переохлаждении выглядели мертвыми, они могли быть живы, а Вэу определенно был жив. Скирата мысленно составил список процедур, которые надо было сделать: проверить пульс, дыхание, растереть конечности, чтобы привлечь в них более теплую кровь из сосудов сердца.

- Осик... Вэлон, шабуир, не вздумай подохнуть сейчас...

Вэу повернул голову и что-то пробормотал.

- Мирд... - сказал он. - Мирд...

Скирата как минимум дважды в своей жизни пытался убить Вэу. Но сейчас его инстинкт - удивительное дело - подсказывал ему спасти этого человека. Ордо снова выскользнул из трубы, втащив за собой биргаан Вэу и большой пластоидный мешок, в котором что-то шуршало и звенело.

- Искусственное дыхание, Кэл'буир, - сказал Ордо, запыхавшись. Было видно, что от такой тяжелой работы устал даже он. Ордо схватил Вэу и потащил его в медицинский отсек, где положил его на койку. Скирата за ним нес из шлюза мешки. - Я знаю, что твоя ругань может создать несколько киловатт тепла, но его легких оно не достигнет.

- Он в сознании и дышит. Массаж сердца не требуется.

- Отлично. Он сухой, - мокрая одежда очень быстро вытянула бы тепло. - Броня не позволила ему промокнуть.

Скирата снял с Вэу броню и начал искать в шкафу что-нибудь, во что можно его закутать. Пальцы Вэу не были обморожены: холодные, как у мертвеца, но мягкие. "Хоть что-то..."

- Впусти сюда Мирда.

Мирд прыгнул в отсек, едва не сбив с ног Скирату. Животное было теплокровным, и если кто-то и должен был обнять Вэу и согреть его, то Мирд был лучшим выбором. Ордо наблюдал, как Мирд прыгнул к своему хозяину, скуля от радости и пуская слюни на его лицо. Ордо это показалось забавным.

- Спасибо, Мирд, - сказал он. - Ты спас нас от участи худшей, чем смерть. Продолжай в том же духе, - он повернулся к Скирате. - Пора сворачиваться и улетать отсюда.

- Как ты пробьешь лед на поверхности?

Ордо пожал плечами.

- Торпедой.

- Думаю, работа лазеров не привлекла нежелательного внимания, так что можешь взрывать лед торпедой, сынок. А я пока напою Вэу какой-нибудь горячей жидкостью.

- Привяжи его к койке, потому что мы будем вылетать отсюда довольно резко. И с горячей жидкостью лучше подождать, пока мы не стабилизируем корабль.

Ордо никогда не преувеличивал. Если он сказал "довольно резко", вероятно, он имел в виду, что взлетать придется почти вертикально. Через несколько секунд после того, как взрыв торпеды, взломавшей лед, подбросил корабль, все, что не было закреплено, полетело на переборки. Мирд взвыл, цепляясь когтями за койку. Когда "Эй'хан" выпрямился, все предметы посыпались обратно на палубу.

- Выпей это, - сказал Скирата, одной рукой поднимая голову Вэу, а другой поднося к его губам стакан с подслащенной водой. Мирд неохотно подвинулся, но с койки не слез. - Залей это в свои кишки, Вэу, или мне придется отогревать тебя, засунув бластер тебе в глотку.

Вэу закашлялся, забрызгав слюной лицо Скираты.

- Я... всем скажу... какой ты мягкотелый чакаар... Кэл.

"Ну, мозги у него в порядке. По крайней мере, своих еще узнает". Скирата мысленно вычеркнул еще один симптом из списка первой помощи.

- Ранения есть?

- Нет... Ты выглядишь хуже, чем я...

- Давай пей, - Скирата влил ему в рот немного сладкой воды. - Проглоти это.

- Сообщили "Дельте"?

- Ну... да. - Вэу знал, что его парни будут очень тревожиться о нем, и что им нужно знать, что он спасен. - Сообщим. И на кой шаб стоило рисковать замерзнуть до смерти?

- На кой шаб... - хрипло сказал Вэу, - понадобилось чуть не убиться, чтобы спасти меня?

- Я хотел достать твою броню. Она защищает от враждебной окружающей среды явно лучше моей. В ней ты, наверное, и в желудке сарлакка выживешь.

Вэу улыбнулся. А улыбался он нечасто. У него были очень ровные белые зубы - по ним было видно, что в детстве он был здоров и не страдал от голода.

- Биргаан... Загляни в него...

В комлинке послышался голос Ордо:

- Направляюсь к точке встречи, Кэл'буир. Я сообщил генералу Джусику, что Вэу на борту.

- Хороший парень, - сказал Скирата

- Хороший парень, - повторил Вэу. - Во сколько тебе обошлась эта посудина?

- Заткнись и пей.

Скирата заставил Вэу выпить три стакана сладкой горячей воды и лишь тогда поддался зверскому любопытству, которое пересилило и усталость, и боль в мускулах. Он развязал рюкзак. Когда содержимое посыпалось на палубу, Скирата смог произнести только одно слово:

- Вайи!

Вэу издал кашляющий звук, что, должно быть, означало смех. Он редко смеялся. Скирата был настолько поглощен видом ценностей, что его руки тряслись, когда он полез в карманы рюкзака. При виде того, что высыпалось из рюкзака, Скирата просто не находил слов. Он опустился на колени, почувствовав, что поврежденная лодыжка заныла, но был так захвачен зрелищем награбленного, что не обратил на это внимания.

Здесь было богатство. Богатство. Стоимостью в сотни тысяч кредитов. Он протянул руку и осторожно покопался в куче ценностей. Нет - миллионы!

Скирата мысленно начал составлять список ценностей, даже не отдавая себе в этом отчета. От старых привычек избавляешься с трудом.

Когда он оглянулся через плечо, Вэу наблюдал за ним, полузакрыв глаза и как будто задремав. Мирд настороженно сопел.

- Ты можешь взять все, - сказал Вэу, - кроме того, что во внутреннем кармане.

- Что значит взять все?

- Я не вор. Я взял то, что по праву принадлежит мне. Остальное... считай это взносом в твой благотворительный фонд в пользу клонов.

- Вэлон, - тихо сказал Скирата, - здесь ценностей как минимум на сорок миллионов кредиток. - Как бы ни был он ошеломлен, он всегда с удивительной точностью мог оценить добычу. - Ты чуть не погиб, чтобы достать это. Ты уверен? Ты все еще в шоке. Ты...

- Уверен.

- Уверен?

- Уверен.

- Ты взял это для ребят? Вэлон, ты...

- Я взял это чтобы прикрыть собственную шебс, - сказал Вэу.

Скирата кивнул, избегая смотреть Вэу в глаза.

- Конечно, для этого.

- Если бы пропали ценности только из сейфа семьи Вэу, это было бы подозрительно, - Вэу сам взял стакан и поднес его к губам. Он немало пролил по пути, но все-таки выпил. Заметно, что он быстро восстанавливался. - Просто я хотел изобразить, что это самое обыкновенное ограбление.

- Даже если бы твой отец узнал о том, что это ты, он не смог бы ничего сделать.

Это признание было для Вэу уже слишком. Он явно был смущен.

- Слушай, Кэл, когда вы тут копались в гравии и изображали мучеников рабочего класса, никто не учил тебя как надо профессионально воровать?

Обычно Вэу не требовалось многого, чтобы вывести Скирату из себя. Как правило, достаточно было лишний раз вздохнуть. Но на этот раз Скирата только опустил голову, пытаясь найти правильные слова, чтобы сказать Вэу, что им двигало великодушие.

- Спасибо, - сказал он, взяв в руки великолепный слиток ауродиума. Спасибо, нер вод.

Нер вод. Он никогда не называл Вэу братом без изрядной доли сарказма. Сорок миллионов кредитов сильно повлияли на Скирату.

- Но не забудь и моих ребят, Кэл. Если им нужна будет помощь... я надеюсь, что она будет оказана.

- Вэлон, это для всех клонов, которым нужна помощь, а не только для моих парней. Я бы помог всем трем миллионам клонов, если бы это было возможно.

- В кои-то веки мы понимаем друг друга.

- Я скажу Ордо, чтобы составил опись ценностей. У него это хорошо получается.

На борту "Эй'хана" не было ни крошки еды, но... они были богаты. По крайней мере, теперь можно было профинансировать планы Скираты по обеспечению будущего для клонов - его клонов, клонов Вэу, всех шабла клонов, которых ему удастся вытащить из ВАР в конце войны. Ордо сидел за столом в медицинском отсеке вместе со Скиратой и, рассеянно нахмурившись, работал с декой.

- Ты планируешь новое мандалорианское Возрождение, Кэл? - спросил Вэу.

Было похоже на то. Но об этом Скирата еще не задумывался.

- Если я буду искать место для них всех, это вполне может быть и Мандалор.

- Ага, - сказал Вэу, - вполне может быть.

Мирд, укутавший собой Вэу, как плохо пошитая шуба, наблюдал за Ордо одним глазом. Другой глаз был закрыт. Ордо никогда не забывал, что Вэу когда-то, когда Ордо был еще ребенком, натравил на него Мирда. Так же, как и Мирд не забывал, что Ордо тогда нацелил бластер ему между глаз. Стрилл тихо заворчал, убедившись, что обе руки у Ордо заняты ценностями.

Ордо взял из своего набора инструментов спектральный анализатор и начал проверять им драгоценные камни, занося в деку состав, вес и другие характеристики каждого камня, слегка нахмурившись и напоминая хорошо вооруженного бухгалтера. Скирата затаил дыхание.

Некоторые из вещей в мешке оказались бесценным антиквариатом.

- Родовая икона Бешаво, - сказал Ордо, взяв в руки потемневший от времени кусок золоченого пергамента. Коллекционеры бы за него с радостью убили собственных матерей. И уж конечно перестреляли бы друг друга. - Я надеюсь, у тебя есть связи в мире искусства, Кэл'буир, потому что они нам понадобятся.

- Мир искусства, - сказал Скирата, подавляя желание истерически захихикать, - это моя специальность.

- Вы оба некультурные дикари, - сказал Вэу. - Но вы спасли мою шебс. Ордо, помоги мне с поясом.

Ордо поднял брови.

- Вы должны лежать тихо, сержант.

- Открой этот карман. Давай.

Скирата открыл его сам. Вэу, порывшись в кармане, вытащил оттуда ювелирное изделие - золотую заколку с тремя яркими синими камнями квадратной формы и необыкновенной величины. За стоимость такого украшения можно было купить пентхауз на Корусканте. Скирата никогда не видел ничего подобного.

- Безделушка моей матери, - сказал Вэу и бросил украшение Ордо, который поймал его одной рукой. - Отдай это своей девушке. Она лучше им распорядится.

Ордо, всегда являвший собой странную смесь наивности и рано полученного опыта, уставился на драгоценность с явным испугом. Он не представлял как принять такой подарок. Не знал этого и Скирата. Это был тупик. Драгоценности, даже отдаленно не напоминавшие такую, ему приходилось отбирать под угрозой ножа. Вэу, казалось, абсолютно не заинтересован этим богатством. "Может быть, если ты начал жизнь в богатстве, то еще долго не будешь придавать ему особого значения".

Ордо просканировал камни - размеры, чистоту, отражение, насыщенность - и нажал кнопку на деке.

- Приблизительно 143 карата, - его взгляд был все еще прикован к сапфирам, как будто они должны были взорваться. - Текущая рыночная цена таких камней, без оправы - десять миллионов. Но... это же ваше наследство, - он снова говорил как маленький мальчик, и тот факт, что драгоценности украдены, не встретил возражения. - Боюсь, что это слишком ценно.

- Возьми ее, Ордо. Мне доставит большое удовольствие, что эта побрякушка будет не у мамочки Вэу, а у гораздо более достойной женщины.

Возможно, это было проявление смущения, но Скирата чувствовал, что украсть что-то ценное у своих недостойных родителей - именно то, чего хотел Вэу. Он был добровольным сиротой. Этим он сильно отличался от Скираты, который, будучи сиротой, ценил семью больше чем что-либо. И Скирата пытался быть хорошим отцом для детей, которые вообще были лишены матерей, хороших или плохих.

Ордо, как всегда, удивил Скирату. Парень был полон сюрпризов.

- Это очень щедро с вашей стороны, сержант Вэу, - сказал он, опустив заколку в карман. Он вполне мог быть джентльменом, как и учил его Скирата. - Спасибо. Уверяю вас, она будет сохранена.

Понадобился еще целый час, чтобы подсчитать и оценить всю добычу, но некоторые вещи не поддавались оценке. Но даже так Скирата приблизительно насчитал на пятьдесят три с половиной миллиона кредитов, не считая золотой заколки с сапфирами, подаренной Ордо. Причем половина этой суммы была в виде облигаций, которые где угодно можно конвертировать в кредиты.

Пока Вэу спал, а Ордо пилотировал корабль, Скирата радовался трофеям, представляя все убежища, маршруты побега и новую жизнь, которые теперь можно купить для клонов, решивших закончить свою службу Республике.

Он не собирался поощрять дезертирство. Он собирался освободить рабов. Он считал, что если клоны не давали клятвы и не подписывали контракт, у них нет никаких обязательств перед Республикой.

Наконец он оставил Вэу спать в обнимку с Мирдом, и пошел в рубку к Ордо.

Ордо держал в руках драгоценную заколку.

- Смотри, на таком свету камни становятся зелеными, - он, казалось, был больше восхищен происходящими в них процессами, чем самими камнями. - Что мне с ними делать, Кэл'буир?

Скирата пожал плечами.

- Как сказал Вэу, отдай Бесани.

- Но они краденые. Они скомпрометируют ее.

- Я что-нибудь придумаю.

- На них можно купить много земли и убежище. Вэу не обидится?

- Нет, если они не вернутся к "мамочке Вэу".

- Как это ужасно - так ненавидеть своих родителей. Но и родители иногда делают с детьми ужасные вещи. Как с бедной Этейн. Отдать ребенка чужакам... - Ордо жалел джедаев. Он снова возвращался к этой теме. - Я счастлив, что нашел отца, которому я нужен. Мы все счастливы.

"Не думает ли он, что я был плохим отцом для своих родных детей? Он никогда об этом не говорил..."

- Ради тебя я кого угодно убью, сынок, - сказал Скирата. - Не сомневайся.

Ордо был хорошим парнем. Просто отличным. Он мог пилотировать абсолютно незнакомый корабль - даже в крайне рискованной спасательной операции - всего один взглянув на инструкцию, а потом сесть и составлять список ценностей. Скирата, испытывая прилив гордости и отцовской любви, наклонился через кресло пилота и обнял своего приемного сына. Ордо смущенно моргнул, явно довольный собой, и пожал руку Скираты.

Отцовство было благословением. И оно станет благословением для Дармана, когда ему придет время узнать. Сейчас у Скираты было богатство и возможность получить технологию Ко Сай, чтобы гарантировать будущее для них всех.

Но будущее - весьма хрупкое понятие для мандалориан. Воин не знает, наступит ли для него завтра. И мандалорианское слово, означающее будущее - венкуйот - передает больше оптимизм, чем значение времени. Венку - хорошее оптимистичное имя для любого мандалорианского ребенка. Оно отлично подойдет сыну Дармана и Этейн.

"Да... Венку. Пусть его зовут Венку".

- Я еще не усыновил тебя формально, - сказал Скирата. Эта мысль беспокоила его в последние дни, потому что он знал, что война когда-нибудь закончится. - Никого из вас.

- Разве это важно?

Сейчас Скирата чувствовал, что это важно. Мандалориане не признают их его приемными детьми, а Республика вообще не считает клонов полноценными людьми, не то что гражданами. Но планы Скираты дать клонам будущее сейчас могли стать очень и очень ограниченными. Сообщение, отправленное Лама Су Палпатину более недели назад, требовало ускорить все.

- Да, - сказал Скирата. Он взял Ордо за руку и произнес простую формулу усыновления гай бал мэндо - "имя и душа" - все, что требовалось, чтобы отбросить прежнюю историю и дать ребенку новых родителей. Для мандалориан это была обычная практика. Кровные узы - лишь биологическая деталь.

- Ни кир'тайл гай са'ад, Ордо.

Ордо секунду смотрел на их сжатые руки. Его рукопожатие было страшной силы.

- Я был твоим сыном с того дня, как ты впервые спас мою жизнь, Буир.

- Вы, ребята, стоили того, чтобы вас спасти, - сказал Скирата. - Сейчас я даже представить не могу, что бы я делал без вас.

Скирата сейчас ненавидел себя за то, что не сделал этого раньше, не усыновил их формально, и беспокоился об остальных пяти "Нулевых", разбросанных по Галактике. Иногда он снова видел в них двухлетних детей, ожидавших смерти за то, что они были не такими, какими хотели их видеть каминоанцы. Недисциплинированные. Буйные. Дефектные.

"И аруэтиизе считают мандалориан жестокими, не так ли?"

"Галактика полна лицемеров..."

 

Глава 4

Декрет E49D139.41: Клонирование разумных существ в невоенных целях запрещено. Военное клонирование может производиться только организациями, обладающими лицензией Сената Республики, такими как правительство Камино или другими, назначенными Республикой во время войны. Это ограничение распространяется на оборудование для клонирования; прием на работу специалистов-техников и генных инженеров для выполнения операций по клонированию; приобретение клонированных разумных существ. Исключения: Кхомм, Лур, Коланнс и Аркания могут продолжать клонирование в медицинских целях при наличии соответствующих лицензий, выдаваемых на каждый конкретный заказ.
Протоколы Сената, Республиканское правительственное обозрение.

 ***

Гафтикар, дорога на Эйат, 473-й день после битвы на Геонозисе

- И какая же у вас стратегия? - спросил Дарман у рептилоида, пытаясь как-то наладить отношения. - Как вы намерены вести войну?

Сержант Кэл говорил, что если придется работать с аборигенами и использовать их социальные структуры для выполнения задачи, не надо пытаться заставлять их действовать по-республикански.

Атин прогуливался с Дарманом и маритом, засунув руки в карманы рабочей одежды, которую выдал им А'ден. Под этой одеждой не было заметно брони. Шел дождь и тропинка между деревьями была грязная и мокрая, но, по крайней мере, это был повод надеть на голову капюшон. У Атина отросла двухдневная темная щетина. Не присматриваясь к ним, немногие был заметили, что они одинаковы.

- Мы сокрушим Эйат, - сказала марит. Ее звали Себз, под подбородком у нее был лоскут ярко-красной кожи, что указывало на ее господствующее положение, и что она не потерпит возражений от нижестоящих соплеменников. От нее пахло листьями, она несла на груди огромный бластер "СороСууб". - Мы сосредоточим усилия на столице, и, когда она падет, местные власти не смогут удержаться. Потом мы начнем брать другие города, меньшие, чем столица, и так далее. На нашей стороне численное превосходство.

- Было бы здорово, если бы наш канцлер прислушался к вашему мнению, - сказал Атин, больше себе, чем ей. - Он любит начинать все сразу одновременно, и никто не знает, когда закончится эта война.

- Так мы строим, каскадным процессом, - сказала Себз. - Так же мы можем и разрушать.

Она размахивала хвостом из стороны в сторону, чтобы поддерживать равновесие при ходьбе. Явно был слышен свист воздуха.

- А вы можете подкрадываться незаметно? - спросил Дарман.

Себз перестала размахивать хвостом, ее походка стала более неуклюжей, но теперь она двигалась бесшумно.

- Да.

- Значит, это вы строили здесь все города?

- Да, нас наняли для этого.

- Но вы не получили голоса в правительстве.

- Нам платили не так хорошо, как людям. Мы не можем жить в этих прекрасных домах, которые мы строили. Если "голос в правительстве" может изменить это, тогда мы хотим его получить. Другой ваш товарищ в юбке был очень раздражен этим, до того как исчез.

- Первый ЭРК? Да, могу представить как это огорчало Альфу-30.

- Вы понимаете, о чем я. У вас тоже нет никаких прав. Я вот что скажу - если ты создаешь армию, нельзя так с ней обращаться. Иначе она обернется против тебя.

Атин тактично откашлялся.

- Ты очень хорошо говоришь на общегале.

- Всегда полезно знать язык клиента.

Неожиданно она остановилась и замерла без движения. Инстинкт подсказал Дарману присесть и выхватить бластер. Атин сделал то же самое. Себз удивленно посмотрела на них.

- Что случилось?

- Ты остановилась, - прошептал Дарман, жалея, что сейчас с ним нет шлема с сенсорами. - Заметила противника?

- Нет, но это только пока. Здесь слишком близко к городу. А мариты слишком заметны. Голову мы можем спрятать, но хвост спрятать трудно, - она повернулась и пошла обратно к лагерю. - Удачи вам.

В военном справочнике говорилось, что рептилии имеют склонность замирать на месте, а потом резко двигаться снова, но Дармана это все равно всегда заставало врасплох.

Атин проводил взглядом Себз, и, повернувшись к Дарману, пожал плечами.

- Просто проведем разведку, и может быть, угоним какой-нибудь транспорт, так? - сказал он. - Просто оглядимся вокруг.

- Обязательно, - сказал Дарман. У него были фальшивые идентификационные чипы, кредиты и отличная карта города в деке, полученная от маритов.

- Убедимся, что ничего не изменилось с тех пор, как последний раз обновлялась информация. Посмотрим, как мы сможем проникнуть в правительственный комплекс.

Первое, что удивило его по дороге к Эйату - что границы города был очень четко очерчены - не было постепенно увеличивавшихся пригородов, не было лоскутной застройки - и если бы Дарман не видел силуэты гражданских зданий, он подумал бы, что это военная крепость. Движение вне города было небольшим, и почти весь транспорт составляли большие машины - тяжелые репульсорные грузовики и челноки. Жители Эйата явно не любили путешествовать за город.

- Можно сказать, что город находится в осаде, - сказал Атин. - Они боятся маритов.

- Тогда как мы объясним, что мы вошли в город?

Атин похлопал по своему бластеру.

- Ну, мы молодые, крутые и сумасшедшие.

- Допустим.

- И не из города.

- А'ден мог бы упомянуть об этом.

- Мы вышли за пределы зоны операции. Следовало об этом подумать.

- В следующий раз будет легче, когда у нас будет транспорт.

- Наймем или купим?

- Я подумывал угнать, но это маленький город, и пропажу спидера здесь воспримут более серьезно, чем на Тройном Нуле.

- Дар, тебе нравится воровать, не так ли?

- Это не воровство, - сказал Дарман. - Это альтернативное обеспечение.

У него никогда не было ничего своего. Ни у одного клона не было, потому что каминоанцы снабжали их всем, что, как они считали, было необходимо клонам. Все свои знания о собственности Дарман получил от сержанта Кэла, и тогда перед ним открылся мир собственности, где разумные существа не просто владели вещами, они хотели все больше и больше вещей, больше, чем они могли использовать, и все их существование сводилось к тому как приобрести больше.

Но одно дело понять теорию, и совсем другое - почувствовать ее на практике. Дарман был бы рад иметь самое лучшее снаряжение, комфортабельное жилье и столько еды, сколько он мог съесть, но никакие другие материальные блага не стоили того, чтобы рисковать за них жизнью.

- Ты когда-нибудь задумывался, что случилось с теми четырьмя миллионами кредитов, которые сержант Кэл получил с террористов? - спросил Атин. Сейчас они стояли на краю леса. Пространство вокруг Эйата было очищено от леса в ожидании атаки маритов. - Думаешь, он передал их генералу Зею?

- Нет, - сказал Дарман. - Я не задумывался.

Они вышли из укрытия леса и теперь просто прогуливались, как пара слишком самоуверенных молодых людей. Стали видны оборонительные сооружения, о которых сообщалось в донесениях разведчиков - сторожевые вышки и огневые позиции лазерных пушек. У маритов не было авиации и другой техники кроме спидеров. А атаку одной пехоты Эйат был готов отразить.

Здесь явно не ждали Великую Армию Республики. И нигде не было заметно присутствия сил КНС.

Дарман и Атин успели пройти по открытой местности лишь несколько минут, когда репульсорный грузовик свернул с дороги и остановился рядом с ними. Из кабины высунулся водитель - темнокожий бородатый мужчина человеческой расы.

- Вы психи? - крикнул он. - Нельзя выходить за пределы города. Как вы вообще здесь оказались?

Дарман, без всяких усилий войдя в роль, пожал плечами.

- Пришлось бросить спидер-байк в паре километров отсюда.

- Залезайте, - человек махнул рукой на кузов. - Я высажу вас в черте города. Вы не местные?

- Нет. Ищем работу.

Водитель открыл люк, и Атин залез в кузов и подал Дарману руку. Едва они нашли место где присесть среди контейнеров с продуктами, как грузовик снова остановился. Водитель постучал кулаком в стенку кабины. Дарман и Атин вылезли из люка и увидели, что находятся уже в Эйате - на перекрестке рядом с остановкой пассажирских спидеров.

- Идите, и когда будете возвращаться домой, постарайтесь достать хоть какой-нибудь транспорт, - сказал водитель и встряхнул головой. - Самая большая глупость, которую я видел...

- Спасибо, - Дарман махнул рукой. Грузовик взлетел и направился дальше через перекресток. - Ат'ика, это просто проверка. Посмотрим, насколько далеко мы сможем зайти сегодня.

Атин сверился с декой. Большим преимуществом мятежников-маритов было то, что они строили Эйат и у них был план города с точной картой как инфраструктуры на поверхности, так и подземных коммуникаций.

- На пассажирском спидере до центра города.

- А там достанем аэроспидер, зарегистрированный в городе. Так легче будет проникнуть сюда снова.

Как и подумал Дарман на борту "Перевозчика Ядра", Эйат был обычным местом, где люди жили своей жизнью. По сравнению с Корускантом это был маленький город с невысокими зданиями. Но этот контраст не ошеломил Дармана. Он смотрел из окна пассажирского спидера, прижавшись головой к транспаристилу, и видел таких же людей, как и он сам.

"А я сейчас сражаюсь за нелюдей - за ящеров - против людей. Сержант Кэл говорил, что расовая принадлежность ничего не значит для мандалориан. Но почему тот факт, что я человек, ничего не значит для людей на Корусканте?"

Дарман знал только одно сообщество, где он чувствовал себя дома - это были его братья и те немногие не-клоны, разделившие судьбу с ними. Все остальные были для них чужаками, независимо от расовой принадлежности. Сейчас он наконец осознал понятие "аруэтиизе".

- Не спи, Дар, - Атин толкнул его под ребра, - это наша остановка. - Он положил деку в карман. - Пока все нормально. С того времени, как было составлена карта, ничего не изменилось.

Согласно плану, у правительственного здания - Дома Собраний - была открытая галерея. Дарман и Атин стояли перед галереей, любуясь колоннадой с подобающим сельским жителям восхищением и, укрывшись от дождя, читали объявления на больших дверях.

- Заседание начнется в 14.00, Дар.

- А сейчас 10.40

- Будем убивать время.

Это время не было потрачено зря. Коммандос использовали его, чтобы осмотреть комплекс зданий, разместить внутри Дома Собраний несколько голокамер наблюдения размером с бусину, и рассмотреть, как заходят в здание политики, собиравшиеся на заседание. Они зашли в кафе напротив здания и, заказав обед, стали рассматривать пролетающие мимо грузовые челноки и пассажирские спидеры. Дарман сел боком к окну, Атин смотрел прямо на дорогу.

- Я больше не ем мясо, - промычал Атин с набитым ртом, рассматривая пролетающие машины. - Никогда.

- А что тогда у тебя в руке?

- Пирожок с рыбой. Рыба не считается.

- Мясо рептилий очень похоже на рыбу.

Атин уставился на пирожок, вздохнул, положил его обратно на тарелку и обернулся, чтобы позвать дроида-официанта. Он казался гораздо счастливее, когда перед ним на столе появилась куча сладких пирожных.

Прошло два часа.

Дарман, ориентируясь по деке, повернул несколько камер наблюдения к выходам из здания, жуя при этом пирожное с начинкой из робы и специй и думая, как ему связаться с Этейн. Скирата был прав: если на войне думать о тех, кого ты любишь, это может или спасти тебя от безумия, или отвлечь, но Дарману казалось, что он нашел некое равновесие. Ему нужно было что-то, ради чего стоит жить, хотя он не знал, что будет с армией клонов после победы в войне.

- Надо как-то отвлечь Фая.

- Устроить ему свидание, что ли?

- Он друг Ласимы или нет? Я терпеть не могу, когда он такой.

- Может быть, агент...

Дарман ждал, смотря на экран деки, но Атин не закончил.

- Какой агент?

Атин снова уставился в окно, приоткрыв рот.

- Не поворачивайся к окну. Просто медленно отвернись.

- Хорошо... - Дарман отвернулся. Он уже начинал ненавидеть эти штучки с переодеванием и очень скучал по своему шлему с сенсорами. - Что там?

Атин говорил, едва шевеля губами. Дарману пришлось напрячь слух, чтобы услышать его в шуме кафе.

- Я думал, что смотрю на свое отражение в окне, пока не вспомнил, что я переодет. И что у меня шрамы...

Дарману понадобилось некоторое время, чтобы обдумать услышанное.

Атин видел другого клона, очень близко. Он бы узнал Фая, Найнера или А'дена. А других клонов на планете быть не могло - кроме А-30, Сулла.

- Это точно не один из "Нулевых"?

- Из них я не видел только Джайнга и Ком'рка, а они сейчас охотятся за Гривусом.

- Говорят, Кэл...

- В любом случае, это не один из них. Он был в одном метре от меня. Сейчас он уже ушел.

Дарман еще несколько секунд оставался на месте. Атин оставил свою еду и направился к выходу, Дарман последовал за ним. Это было не то, зачем они прибыли в Эйат, но ЭРК-дезертир - это было невозможно. Джанго Фетт воспитывал и обучал их лично, в идеях абсолютной верности Республике. Сержант Кэл сказал, что Джанго просто чокнутый шабуир, но он никогда не нарушал контракт, а этот контракт включал создание верных, абсолютно надежных солдат.

Но Дарману приходилось слышать и противоположные слухи, а "нулевые" ЭРКи были живым доказательством того, что клоны могут быть такими же эксцентричными и капризными, как и обычные люди, но еще ничего не было подтверждено.

- Видишь его, Ат'ика?

Широкая спина в черном кожаном пальто исчезла в толпе пешеходов, но через секунду над головами толпы мелькнула короткая черная стрижка ЭРКа. Атин, прикоснувшись пальцем к уху, активировал миниатюрный комлинк, спрятанный в ухе. Сенсоры под подбородком и на каждой стороне щитовидной железы улавливали нервные импульсы из мозга и преобразовывали в слышимую речь. Потребовалось немного практики, чтобы привыкнуть думать словами и не говорить вслух, но Дарман обнаружил, что это очень похоже на то, как говорить с самим собой.

- Найнер, меняем план, - сказал Атин. - Только что заметили нашего пропавшего...

Дарман услышал в ухе голос Найнера:

- Засек ваши координаты. Нужна помощь?

- Надо посмотреть, куда он идет.

Дарман вмешался в разговор.

- Свяжитесь с Джусиком. Может быть, он знает что-то, о чем нам не сказали.

- Зей сказал, что Сулл пропал без вести, - сказал Найнер. - Если только он не выполняет другое задание.

Их прервал голос А'дена, исполненный мрачного негодования:

- Если это и так, я об этом не знаю.

Дарману это все очень не понравилось. Была необходима информация, а незнание того, что здесь действуют другие части спецназа, заставляло Дармана чувствовать себя опоздавшим. А "нулевые", казалось, слышали обо всем, намеренно или нет.

- На Тройном Нуле было легче, - сказал Атин.

- Он ЭРК. А легко бывает не везде.

Сулл, не пропавший, и явно чувствовавший себя свободно в Эйате, прошелся по обсаженной деревьями аллее и спустился по лестнице. Двое коммандос ускорили шаг. Одно дело следить за ЭРКом. И совсем другое - придумать, что делать, если он тебя заметит.

* * * 

Место сбора: кантина Монг'тар, Богг 5, система Богден, 473 день после битвы на Геонозисе

- Вы опоздали, - сказал Мереель.

- Зашли по пути в магазин, - сказал Ордо, опираясь на спинку стула. - А Вэу надо было заскочить в банк, снять немного кредиток.

- Тогда следующий ход за ним, - Мереель развалился в кресле, вытянув ноги. Это была шумная потрепанная кантина, как раз того типа, какие нравились Мереелю. За столом кроме них были дроид и молодой мужчина человеческой расы, оба они сосредоточились на своих деках. Никто не обращал внимания на присутствие мандалориан в подобном месте, но двое чужаков, похоже, чувствовали себя вполне в своей стихии.

- Так Старый Псих в порядке? Где он сейчас? Где Кэл'буир?

- Ставит сигнализацию на шо'зен. - Ордо не хотел говорить об "Эй'хане" при чужаках. Аруэтиизе почти не знали Мэндо'а, и его использование было полезной предосторожностью. - Вэу и Мирд его охраняют.

- Ты только не волнуйся, но позже к нам собирается присоединиться Бард'ика.

Ордо все же оставил за собой право беспокоиться насчет генерала Джусика, который из джедая с его бесконечной мудростью мог за секунду превратиться в отчаянного сорвиголову вроде Мерееля.

- Зачем?

- Он намерен обсудить что-то важное, и не хочет, чтобы передача была перехвачена.

- Он такой же псих, как и ты. Когда-нибудь он попадется Зею. Ордо подумал на секунду, что если это новости об Этейн и ее беременности, но было вполне возможно передать их, не встречаясь лично. Он указал пальцем на дроида.

- Думаю, ты видел достаточно жестянок в своей жизни.

- У нас тут просто беседа об экономии свободного времени с коллегами, которые...

- ТК-0, - сказал дроид, сидевший слева от Мерееля. Он выглядел как более высокая бронированная версия астромеха R2, - и мой уважаемый представитель и механик Гаиб.

- Приятно познакомиться, - сказал Гаиб, не отрываясь от деки. - Но не забывайте, что без меня он просто забавная железяка.

Ордо включил комлинк, встроенный в шлем. С бу'шей жизнь становилась намного легче. Наступившую тишину чужаки могли истолковать так, что двое мандалориан ждали своего товарища и по причине своего не слишком общительного мандалорианского характера не принимали участия в беседе об искусстве и философии.

Но на самом деле эта тишина означала совсем другое.

- Так, Мер'ика, почему место встречи здесь и что за игры у тебя тут с туристами?

Мереель отвернулся, делая вид, что смотрит на бар и игнорирует своего брата.

- Дроид и его спутник специализируются на краже технической информации и оборудования. Так сказать, охотники за высокими технологиями. Мы заказали им организовать... Мне нравится это слово: "организовать"... почти как "обеспечить"... такое гибкое... В общем, мы заказали им найти того, кому понадобилось оборудование для клонирования, так чтобы обойти запрет. Конвейеры, баки, оборудование для очистки: плюс дроиды-специалисты, чтобы управлять всем этим. Плата наличными и никаких записей.

- Ко Сай?

- Я думаю...

- Где?

- Дорумаа, тропический курорт в Среднем Кольце, - Ордо сверился с базой данных на нашлемном дисплее. - Вода. Везде вода. Океаны, почти все - неисследованные. И, похоже, что некоторое время они таковыми и останутся из-за милой морской живности, которая появилась из-под растаявшего ледника, когда планету терраформировали под курорт. Никаких отраслей экономики кроме туризма. Но оборудование для нелегальной лаборатории было направлено именно туда.

- Она создает новый исследовательский центр? Но кто это оплачивает?

- Еще не знаю. Но давайте подумаем. Сражение за Камино - нападение сепаратистов испугало ее. Она уже собрала самую важную информацию из компьютеров Типоки. Кое-что из этих данных я могу восстановить по сделанным копиям. Так что она уже тогда собиралась сбежать. Потом сепы поймали ее и отправили на Неймойдию - но она бежит от них и скрывается на Вейнае. - Мереель скрестил руки и изобразил на лице преувеличенное выражение скуки. - С Вейная она снова вернулась в пространство сепов - это последнее, что они от нее ожидали - и направилась в систему Куларин, а конкретно - на планету Дорумаа.

- Доказательства?

- Мой железный друг нашел данные по фрахтовке. Просто чтоб иметь уверенность, на случай если клиент ускользнет, не заплатив, ТК-0 проверил маршрут - после пары остановок он закончился на Дорумаа.

- А почему он тебе об этом рассказал?

- Он подыскивал оборудование для меня. Дополнительное вооружение и ускорители на подлодку.

- Ты знаешь, наверное, десяток или больше торговцев, у которых ты мог бы недорого заказать запчасти для корабля.

Мереель улыбался. Ордо чувствовал это по его голосу.

- Но не тех, которые ведут дела с арканианцами.

Ордо не мог не восхищаться способностью Мерееля получать и анализировать информацию. Гены риска проявляли себя в нем даже больше, чем в остальных ЭРКах, но когда он "брал след", то проявлял неожиданное терпение и упорство. В этом он мог поспорить с Мирдом.

- Значит, нам нужно выбить из кого-то местонахождение...

- Я найду пилота, который доставлял этот груз. Неважно, какую секретность они соблюдали, все равно рано или поздно кто-то что-то сболтнет. Одна детали, одно слово - что-то всегда проскальзывает.

Как всегда, проблема была в том, раньше или позже. Время сейчас было главным врагом. За Ко Сай охотились не только сепаратисты. Каминоанцы должны были знать, что она скрылась с ценной информацией, потому что если Мереель это заметил, то они могли обнаружить это еще год назад. Но они не посмели бы сообщить своему основному клиенту - Республике, что у них такие проблемы. Они хотели вернуть ее без лишнего шума. Если они хоть немного соображают, они должны были нанять охотников за головами. От этого дела зависела их экономика.

И арканианцы, главные конкуренты каминоанцев, знали, что Ко Сай исчезла. Все, кому это было важно, знали; слухи в индустрии клонирования распространялись быстро. Сейчас клонирование из-за запрета стало подпольным, и многие компании хотели бы заполучить ведущего каминоанского специалиста к себе в сотрудники, так что в охоте за Ко Сай у "Нулевых" могут быть десятки конкурентов.

- Она сейчас пытается скрыться от как минимум трех заинтересованных сторон, - сказал Ордо. - Это просто безумие. Думаете, Лама Су использует окончание срока контракта, чтобы скрыть тот факт, что он потерял ценную информацию? Насколько важно это для производства?

- Мне не важно, - сказал Мереель, - пока мои руки не вцепятся в ее серую глотку, и эта наживка для айвхи не сделает все, чтобы вернуть тебе, мне и всем нашим братьям полный срок жизни.

ТК-0 слегка толкнул Мерееля.

- Вам не скучно с нами? Вы все время молчите.

- Мы медитируем, - сказал Мереель. - Связываемся с духом Мэндо. Мы, мандалориане, очень духовный народ.

- Я уже понял, - сказал Гаиб. - Когда нам заплатят?

Мереель выложил на стол два пятитысячных кредитных чипа.

- Сдачу можете оставить себе, если найдете мне пилота, доставлявшего оборудование на Дорумаа.

- Арканианцы заплатили бы нам больше.

- Но не так много как каминоанцы.

- Так вы на них работаете?

- Слушай, - сказал Мереель. Ордо напрягся: в голосе его брата появился оттенок, предшествовавший скольжению по очень тонкому льду. Он всегда любил быстро спускаться по веревке с самых высоких зданий в Типока-сити, и в память об этом у него остались сломанные кости. - Только каминоанцы могут заниматься клонированием легально. Все остальные - чакаары, которые угрожают их деловым интересам. Понял?

- Не совсем.

Мереель раздраженно вздохнул. Ордо уже приготовился заткнуть его оглушающе высоким сигналом аудиосистем шлема.

- Ладно, мы агенты Республики, - устало сказал Мереель. - Боремся с нелегальным клонированием везде, где только его найдем. Потому что мандалориане уважают закон и порядок.

"Мер'ика, когда-нибудь я выбью из тебя осик."

"Лучше не надо."

ТК-0 разозлился, что для дроида было достаточно необычно.

- Едва ли сейчас подходящее время чтобы проявлять себя как злобного ненавистника дроидов. Я только спросил. Если вы работаете на каминоанцев, прекрасно.

- Думаю, пришло время подтянуть ему гайки, - сказал Ордо Гаибу, - если уж ты его механик...

- Найди мне пилота, который вез груз последнюю часть маршрута, ТК, мой маленький бескар'ад, и я заплачу за это, - Мереель взял со стола один из кредитных чипов и подбросил его в затянутой в перчатку руке перед тем как спрятать в рукаве. - Без штрафов. Не теряй след пилота. Понял? Это проблема Республики, не наша.

- Хорошо. Это мы сделаем.

- И я хочу, чтобы это вы сделали к тому времени, как я закончу переоснащение корабля.

- Эй, подожди... - начал Гаиб.

- Сорок восемь часов, - Мереель щелкнул пальцем по оставшемуся кредитному чипу. Гаиб схватил его с впечатляющей скоростью. - Возвращаетесь сюда. Имя пилота и место, где он находится.

- Не слушай его, мы все сделаем, - сказал Гаиб, проверяя чип сканером и хлопнув по манипуляторам потянувшегося к нему ТК-0. - Верь нам.

- Я верю, - Мереель похлопал ТК-0 по дюрастиловому корпусу, получился звук, похожий на звон гонга. - Я очень доверчивый.

Ордо переключился на внутренний комлинк.

- Не перегибай палку, нер вод...

Двое охотников за технологиями собрались уходить. Все, что Ордо мог о них думать - что время на них потрачено зря, и более заинтересованные агенты имеют причину охотиться за Ко Сай непрерывно.

"Но на кого она работает? Кто оплачивает ее исследования?"

Если клоноделы Типоки обнаружат, что никем нельзя заменить Ко Сай, и Республика не продлит контракт с ними, сразу несколько других поставщиков клонов предложат ей свои услуги.

- Вау! - воскликнул ТК-0, повернув свою головную секцию на 180 градусов и устремив взгляд фоторецепторов на дверь. - Еще ваши! Кто-то только что открыл новую коробку с мандалорианами?

Ордо и Мереель обернулись. В кантину вошел Скирата, за ним шел кто-то еще, одетый в бескар'гам его отца Мунина.

- Да это Бард'ика, - сказал Мереель. - Я не смог помешать ему прийти сюда.

Джедай-генерал Бардан Джусик не просто понимал и сочувствовал своим подчиненным; он перенял их обычаи. Он носил мандалорианскую броню, которую Скирата одолжил ему, чтобы замаскировать его под своего племянника во время операции против джабиимских террористов. Ордо знал, что по таким кантинам разумнее гулять в броне, чем в джедайской хламиде, но Джусику еще и явно нравилось носить броню.

- Водэ, - сказал Джусик, снимая шлем. Он протянул руку, и Мереель пожал ее в традиционном мандалорианском приветствии - рука к локтю. Непричесанные светлые волосы Джусика явно нуждались в стрижке, но, по крайней мере, он причесал свою бороду. - Нам надо поговорить.

 ***

Эйат, Гафтикар, 473-й день после битвы на Джеонозисе.

Дождь прекратился, и выглянуло солнце, что представляло проблему. Дарман и Атин, следовавшие за Суллом по городу, больше не могли скрывать свои лица капюшонами.

ЭРК шел быстро, направляясь на север. Дважды он останавливался, чтобы купить еду в ларьках, и прятал пакеты под своим плащом. Потом он вошел в транспаристиловое фойе монорельсового терминала, и им пришлось следовать за ним.

- И сколько еще мы собираемся идти за этим... - прошептал Дарман.

- Я думал, мы просто проследим, куда он идет.

- Помнишь, как сержант Кэл устроил разнос Севу и Фаю за то, что они вели за подозреваемым слежку, не предусмотренную планом, и едва не завалили всю операцию?

- Скирата далеко отсюда.

Дарман уже удивлялся, почему он когда-то считал Атина спокойным и рассудительным.

- Это его не остановит. У него не только глаза на затылке - у него гиперпространственные передатчики.

- Хорошо, а что тогда? Увидеть брата, который считается пропавшим без вести, сказать "ну кто бы мог подумать?" и продолжать болтать?

Дарман не был уверен, где кончится осторожная импровизация и начнется безумная гонка. Специальные операции были смесью ужасно скучного планирования и моментов, которые Дарман мог охарактеризовать как безумие на грани смерти. Но Атин был прав - Сулл, считавшийся пропавшим без вести, оказался жив и здоров, и обладал информацией, которая была им нужна.

У терминала была высокая крыша в виде купола, которая напомнила Дарману Типока-сити. Сулл купил билет с привычной бессознательной легкостью, показывавшей, что он часто совершает такие путешествия, потом уселся на скамью поблизости, и, посматривая на таблицу с расписанием поездов, развернул один из купленных по пути пакетов с едой и начал есть. Похоже было, что в пакете какие-то пирожки. Дарман и Атин тоже купили билеты и обошли вестибюль терминала, делая вид, что рассматривают витрины.

- Он может выбрать любой из пяти маршрутов, - сказал Атин. - Думаешь, он заметил нас?

- Или он лучший шпион, чем мы, и тогда он заметил нас, или он задерживается по привычке.

Это было то, чему, в числе прочего, учились ЭРКи: передвигаться, не привлекая к себе внимания, и не давая преследователям ни малейшего намека на то, что в последнюю минуту изменишь направление. Дарман задумался над тем, что делал Сулл в последнюю пару месяцев. "Файрфек, он выглядит так, словно всегда жил здесь..." Сама эта мысль вызывала тревогу, которую трудно было объяснить, пока не понял, что это просто зависть к жизни в мире, где больше возможностей, чем знаешь как их использовать.

- Так это все часть его маскировки? Так, что даже повстанцы не могут найти его и не знают, что он делает, и поэтому не смогут выдать его, если их поймают?

- Или если они станут предателями...

- Это безумие. Зей знал бы. Зей следил бы за его деятельностью.

- Дар, я думаю, здесь полно всего, о чем Зею не сообщали. Может быть, Сулл получает приказы прямо от Палпатина.

- Да как можно так вообще вести войну?

Атин не ответил. Они уже знали, что война - вещь грязная, подлая и хаотичная, но в первый раз Дарман увидел, что его братья-солдаты могут выполнять задания, которые прямо противоречат его миссии.

Двое коммандос провели еще немного времени, стоя у витрины и думая, кому мог бы понадобиться ярко-фиолетовый чемодан, при этом не выпуская из вида Сулла, отраженного в транспаристиле витрины. Потом с легким щелчком расписание поездов на экране изменилось, и ЭРК направился к платформе отправления.

- Какое оружие у тебя с собой? - спросил Дарман, следуя за Суллом.

- Вибронож, бластер и гаррота, - Атин зашел в вагон и занял место в нескольких рядах позади Сулла. - Наверное, надо было взять "Е-Веб"...

- ЭРКа тоже можно победить. И вообще, почему ты думаешь, что он нападет на нас?

- Если мы вмешаемся в его миссию, он использует нас как мишени для учебных стрельб.

Дарман вспомнил слова Мерееля о том, что он никогда по-настоящему не доверял ЭРКам, потому что они были готовы убить детей-клонов во время боя за Камино, только чтобы не позволить им попасть в руки сепаратистов. Тогда убить двух коммандос, которые окажутся на его пути, не составит для Сулла ничего особенного.

Вагон был наполовину полон - Эйат все же не Корускант. Его население составляло крошечную часть от населения галактической столицы. Здесь не было огромных толп чужаков, где не обращают внимания на синюю кожу, клыки и другие особенности внешности разумных существ. В Эйате приезжие были сразу заметны. Дарман и Атин уже привлекли к себе несколько случайных взглядов, потому что, как предполагал Дарман, что-то выдавало в них нездешних. Или просто потому, что они только что видели другого человека, который выглядел точно как Дарман.

Сулл, сидя спиной к ним, взял голожурнал.

Дарман прочитал все объявления на стенах вагона, взяв на заметку пару агентств, сдающих напрокат спидеры, и магазин подержанных спидеров. За окнами вагона мелькали пейзажи Эйата: жилые здания, корабли, приземлявшиеся в космопорту, холмы вдалеке. Дарман проследил маршрут монорельса на деке, и попытался думать о городе как о цели, которую ему предстоит атаковать. Он не мог думать о другой миссии, пока эта мысль тревожила его. Это место, где он мог бы... жить, но мариты, которым достанется город, совсем не похожи на него.

Он никогда не думал - может ли он быть в стороне от своих братьев. Вся эта чепуха о Республике и свободе - всего лишь слова, которые он даже не понимал. Республика - последнее, о чем он думал под огнем. Гораздо важнее были братья рядом с ним, и надежда, что завтра они еще будут живы.

Монорельс замедлил скорость, подходя к следующей остановке. Сулл, казалось, продолжал читать журнал. Но как только монорельс остановился, ЭРК вскочил на ноги и выбежал в ближайшую дверь. Атин и Дарман успели выскочить из вагона до того, как монорельс снова поехал.

- Как будто всю жизнь этим занимался, - сказал Атин.

- Кстати, а как он питается?

- Я не буду фантазировать, а лучше просто спрошу его.

- Ага, может быть, он предложит нам чашечку кафа и расскажет о достопримечательностях Эйата.

Остановка, где вышел Сулл, находилась не в таком богатом районе, как центр, но здесь все еще было чисто и относительно спокойно. Это была еще далеко не худшая часть города. Они проследовали за ЭРКом к невысокому зданию, перед которым находился аккуратный газон, там Сулл поднялся по внешней лестнице на балкон и зашел на второй этаж.

Дарман и Атин медленно прошли мимо лестницы, делая вид, что поддерживают беседу, и обошли вокруг здания, чтобы проверить на предмет других выходов. Здесь нигде нельзя было скрытно проникнуть в здание, и это не был торговый центр, где они могли ходить туда-сюда, и никто не спросил бы их зачем. Дарман достал сенсор и открыл канал связи с Найнером.

- Получил наши координаты, сержант? Передаю сейчас: - Найнер ответил мгновенно. Дарман представил, как он ждет, ходит туда-сюда и не дает покоя Фаю.

- Принято, Дар.

- Дом №7.

- Что вы задумали?

Дарман взглянул на Атина.

- Мы подойдем к двери и проверим, есть ли там еще кто-нибудь. Если соотношение сил нас устроит, мы взломаем дверь. Если нет, мы уйдем, поставим напротив здания камеру наблюдения, и вернемся, чтобы понаблюдать и обдумать. Ну как, сержант?

- Я бы сказал, что это не то, зачем мы пришли, Дар, но ЭРК-дезертир может завалить нашу операцию, так что нам надо хотя бы прояснить это.

Дармана тревожила одна мысль, и он не удержался от того, чтобы ее не высказать:

- Спроси А'дена, почему он не прогуляется в Эйат и не выяснит все сам.

"Нулевой" был здесь всего несколько дней. Даже если он проводил разведку, неизвестно, видел ли он Сулла вообще. Дарман уже пожалел о своем вопросе и понадеялся, что А'ден его не слышал.

- Спрошу, - сказал Найнер. - Оставайтесь на связи, ладно?

Дарман и Атин, делая вид, что прогуливаются, подошли к зданию. Дарман старался держать сенсор насколько возможно незаметно, сжав руки перед собой, как будто ожидая, что Сулл откроет дверь, и медленно водя сенсором из стороны в сторону.

Он говорил едва слышно, позволяя сенсорам шлема передавать слова на комлинк.

- Я засек там только одно живое существо, Ат'ика.

- Жаль, что ты не джедай.

- Ага... Может быть, потом начнут делать клонов, способных чувствовать Силу, и мы сможем носить вполовину меньше снаряжения.

- Ладно. Время сделать "тук-тук"...

Дарман встал сбоку от двери, благоразумно положив одну руку на бластер, а Атин нажал звонок.

Тишина.

Они ждали. Сенсор показывал, что кто-то двигается с той стороны двери, но никакого шума не было слышно. Сулл был осторожным человеком. Впрочем, ЭРКу по-другому и нельзя. Потом дверь открылась.

У Сулла явно не было снаружи камер наблюдения. Всего долю секунды он стоял в дверях с широко открытыми от удивления глазами, потом его рука резко дернулась вверх, и Дарман инстинктивно отскочил, когда бластерный разряд обжег ему щеку. Атин проскочил мимо него, послышался удар и тошнотворный хруст костей. Сулл отшатнулся от удара, Атин бросился на него, и Дарман нажал на кнопку, открывающую дверь. Следующие несколько секунд они боролись, пытаясь заломить Суллу руки, но ЭРК оказался достоин своей репутации, он нанес мощный удар коленом в пах Атина, и кулаком - в лицо Дармана. Наконец им удалось уложить его лицом вниз, и Дарман попытался провести старый прием, засунув два пальца в ноздри Сулла и резко дернув назад. Вероятно, это причинило ЭРКу сильную боль, но она была не сильнее, чем боль, которую испытал Дарман, когда Сулл вдруг вцепился зубами в его руку.

"Они болезненны, пугающи и могут вызвать серьезное заражение". Так Скирата говорил о человеческих укусах. Дарман взвыл от боли и обрушил кулак на затылок ЭРКа. Атин снова набросился на Сулла и прижал его коленом к полу.

- Отлично... - сказал, задыхаясь, Атин. Он достал вибронож и приставил его к основанию черепа Сулла. - Если ты не хочешь, чтобы это перерезало твой спинной мозг, нер вод, не дергайся и слушай.

- Ну же, сделай это, - сказал Сулл. - Я все равно умру. Ведь они послали вас убить меня? Давайте, прикончите меня, если у вас хватит духу.

Дарман, истекая кровью от укуса, связал руки Сулла пластоидным шнуром и сел на корточки, чтобы перевязать кровоточащую руку.

"Бакта. Очистить рану. О чем он говорил, когда сказал 'они послали вас убить меня?'"

- Нам нужен спидер, чтобы увезти его, Дар. Наймем или еще как-нибудь достанем. Ты в порядке?

- Да.

В комлинке послышался голос Найнера:

- "Омега", доложите обстановку.

- Что ты имел в виду, Сулл, - спросил Дарман, - когда сказал "они послали вас"? Кто это они?

- А кто вы?

- РК-1136, Дарман, группа "Омега". Мы думали, что ты пропал без вести. Ты Альфа-30, так?

- Давай связывай, - сказал Сулл, - и покончим с этим.

Атин связал ноги ЭРКа пластоидной лентой и встал.

- Думаю, тебе нужно поговорить с нашим коллегой...

Дарман достал деку.

- Спидер нанят, Ат'ика. Ты заберешь транспорт, я жду здесь.

- Ладно, присмотри пока за Капитаном Харизмой.

- "Омега"... - голос Найнера звучал так, будто он вот-вот потеряет терпение, - Что за шаб там у вас происходит?

- Альфа-30 думает, что мы пришли убить его. Мы привезем его на базу и разберемся.

- Идиот, - Сулл не потерял своей обычной наглости, - Вы даже не представляете, во что ввязались, не так ли?

- Что?

- Вы покойники.

Он сказал это не как угрозу. Сулл сказал это так, как говорил Скирата. Так Скирата привык называть их на тренировках: "мои покойники". Это все было частью его весьма неубедительной маскировки, потому что вся рота знала, что сержант Кэл отдаст за них последнюю каплю крови, но эти слова заставили Дармана вздрогнуть.

- Мы все будем покойниками, рано или поздно, - сказал он. Но в случае с клонами это происходит куда раньше, чем обычно.

 

Глава 5

Приказ 4
Из приказов по Великой Армии Республики: Вступление, приказы 1-150, документы Великой Армии Республики.

В случае если Верховный Главнокомандующий (Канцлер) не сможет исполнять свои обязанности, командование Великой Армией Республики переходит к вице-председателю Сената, пока не будет назначен новый канцлер или не будет установлено альтернативное правление, как указано в параграфе 6.

Приказ 5

В случае если Верховный Главнокомандующий (Канцлер) будет объявлен несоответствующим должности, как определено в секции 6 (II), глава штаба обороны должен принять командование Великой Армией Республики и сформировать стратегический отдел из старших офицеров (см. стр. 1173, параграф 4), пока не будет назначен новый канцлер или не будет установлено альтернативное правление.

 ***

Посадочная площадка Великой Армии Республики, Теклет, Квиилура, 473-й день после битвы за Геонозис.

Этейн стояла на пустой посадочной площадке, рядом с транспортным челноком, ее ноги утопали в недавно выпавшем снегу.

Единственные следы здесь были ее и рубчатых подошв армейских ботинок. Следы клонов казались настолько больше, чем ее следы, что она на секунду почувствовала себя маленькой и незначительной, как ребенок.

Фермеры не пришли. Она и не ожидала, что они придут. Теперь ей неизбежно предстояло исполнить свой долг. Она ждала их еще дополнительно два часа, обманывая себя, что, может быть, им трудно проехать по занесенным дорогам, но срок уже давно прошел, и из здания штаба к ней подошел Левет, держа в руке, затянутой в перчатку, деку. Она повернулась к нему и отступила назад, чтобы позволить ему пройти.

- Последняя попытка, коммандер, - сказала она. - Я поеду в Имбраани и скажу им - сейчас или никогда...

Левет протянул ей деку.

- Приказы уже отданы, мэм. Непосредственно от генерала Зея. Гурланины только что продемонстрировали ему серьезность своих намерений.

Этейн глотнула, чтобы успокоиться перед чтением.

Сообщение Зея было кратким. Она могла бы поговорить с ним по комлинку, или даже по ГолоНету, но он послал Левету письменный приказ, непреклонный и не оставляющий возможности что-либо обсуждать или спорить.

ГУРЛАНИНЫ ВЗЯЛИ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПЕРЕДАЧУ КОМАНДОВАНИЮ ПРОТИВНИКА СЕКРЕТНЫХ СВЕДЕНИЙ О ПЕРЕДВИЖЕНИИ НАШИХ ВОЙСК И СТЕПЕНИ ИХ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ. УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ ПРИВЕЛА К ПОТЕРЯМ: БЫЛ АТАКОВАН И УНИЧТОЖЕН ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ТРАНСПОРТ "СТРАЖ ЯДРА" СО ВСЕМ ЭКИПАЖЕМ И ДЕСАНТОМ, КОГДА ЕГО ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ БЫЛИ ОТКЛЮЧЕНЫ ДЛЯ РЕМОНТА. ПОТЕРИ СОСТАВИЛИ 10 653 ЧЕЛ. ПРИКАЗЫВАЮ ВЫСЕЛИТЬ КОЛОНИСТОВ С КВИИЛУРЫ НЕМЕДЛЕННО. ПОТЕРИ СРЕДИ ГРАЖДАНСКИХ ПРИЕМЛЕМЫ, ЕСЛИ КОЛОНИСТЫ ОКАЖУТ ВООРУЖЕННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ.

Этейн вернула деку Левету и мысленно увидела десять тысяч мертвых солдат. А потом ей представились фермеры, убитые тем или иным способом. Это поразило ее. Картины в ее воображении сменились холодной сосредоточенностью на том, что следует сделать, чтобы выселить фермеров с Квиилуры.

- Он не от хорошей жизни отдал такой приказ, мэм.

- Они предупреждали, что могут пройти куда угодно, - Этейн продолжала шагать.

"Почему я не почувствовала в Силе как они умирают? Я была слишком далеко?"

- Это лишь небольшое напоминание о том, что они могут сделать, если захотят. И это будет продолжаться. Надо скорее покончить с этим.

- Ты могла бы предотвратить эти смерти, - сказал голос позади нее.

Джинарт появилась из ниоткуда, похожая на движущееся черное пятно. До того, как она приняла свой истинный вид, она могла замаскироваться под сугроб, часть оборудования или даже одно из безжизненных деревьев по периметру площадки. Она пробежала перед Этейн и Леветом, оставляя в снегу ровные, совершенно круглые следы.. Гурланины умели оставлять фальшивые следы, делая невозможной охоту на них. Как многие о них говорили, они были идеальными шпионами и диверсантами - пока они на твоей стороне. Если же они были врагами - это было совсем другое дело...

- Вам не нужно было убивать этих солдат. Ты не подумала, что у них и так жизнь слишком короткая? - Этейн изо всех сил пыталась сдерживаться, но это было трудно. Она не хотела, чтобы ребенок почувствовал все эти отвратительные вещи. - Мы в любом случае выселим колонистов. Вам надо было просто подождать.

- У тебя не хватит смелости убивать, если тебя не загнать в угол, девочка, - сказала Джинарт. - Этим ты отличаешься от своего солдата. А кстати, я знаю, где он.

Было рискованно говорить это в присутствии Левета, но он никак не отреагировал. Этейн лишь через секунду поняла, что слова Джинарт - плохо скрытая угроза. Сердце Этейн учащенно забилось.

- Если что-то с ним случится, - сказала она, - ты знаешь, что Скирата сделает с тобой.

- Теперь тебя понятно, как высоки ставки, а нам обеим есть что терять...

Гнев сжал Этейн горло, не позволив связно ответить. Она потянулась к световому мечу, абсолютно неосознанно, в слепом желании убить. Это была не реакция джедая. Это была реакция женщины - матери, возлюбленной. Этейн понадобилось все ее самообладание, чтобы не выхватить световой меч.

Ее погибший учитель Каст Фульер понял бы ее. Она знала, что он точно понял бы.

- Сегодня они покинут планету.

Она вспомнила осведомителей сепаратистов, убитых гурланинами недалеко отсюда, хищники перегрызли им горло.

- Но вы не можете справиться с ними сами, не так ли? Две тысячи вооруженных людей - слишком много для вас. Это показывает, насколько в действительности вас мало здесь.

Джинарт остановилась и оглянулась через плечо. Два длинных клыка почти достигали ее подбородка. Из-за этого, когда она говорила, она странно шепелявила, это было бы смешно, если бы не угроза в ее голосе.

- Если бы нас было много, вам уже некого было бы переселять. Но запомни, джедай: важно не то, сколько нас, а то, где мы можем быть. И подобно вашей маленькой, но очень храброй армии клонов, даже небольшие силы, правильно примененные, могут причинить серьезный ущерб...

Левет очень вовремя вмешался в разговор. Как и коммандер Гетт, он умел разрядить ситуацию.

- Разрешите начинать операцию, генерал?

- Фермеры уже попрятались. Они не будут ждать нас в Имбраани.

- Я знаю, но надо откуда-то начать. Мы будем обыскивать местность сектор за сектором.

Джинарт прыгнула вперед.

- Мы найдем их для вас.

Гурланины были хищниками. Этейн не сомневалась, что выследить людей будет легко для них. Она наблюдала, как Джинарт убегает, и та вдруг исчезла - слилась с местностью, растаяла. Это было пугающе. Маскировка гурланинов была сама по себе достаточно шокирующим зрелищем, но то, как эти существа могли просто исчезать из вида, действительно пугало Этейн.

Она не знала, может быть, кто-то из них сейчас находится прямо у нее за спиной, или в ее спальне в моменты уединения.

- Я знаю все убежища, где колонисты привыкли прятаться во время сеповской оккупации, - сказала она Левету. - Зей и я тоже прятались в них. У меня остались карты.

Коммандер склонил голову набок и приложил руку к боковой части шлема, как будто слушая что-то по встроенному комлинку.

- Так, мэм, а как нам интерпретировать "вооруженное сопротивление"? Нам можно стрелять по ним, как только они откроют огонь, или мы должны подождать, пока кого-нибудь убьют?

Год назад у Этейн был бы ясный ответ, основанный на джедайском видении мира, где опасности чувствовались заранее и намерения были четко ясны: она знала, кто намерен причинить ей вред, а кто нет. Но сейчас она смотрела на войну сквозь чувства обычных людей, которые были обучены реагировать на опасность мгновенно, и чья тренировка исключала долгие размышления. Если кто-то целился в них, немедленно срабатывал защитный рефлекс. Иногда они ошибались, когда стреляли. Иногда они ошибались, когда не стреляли. Но она не собиралась ставить их жизни под угрозу, ожидая, что они смогут разобраться в ситуации так, как она. Зей может говорить все, что хочет. Его здесь нет и идти под выстрелы придется не ему.

- Если они начнут стрелять, - сказала Этейн, - стреляйте в ответ. Если они примут участие в вооруженном конфликте, они теряют статус гражданских лиц. Это их выбор.

Она уладит этот вопрос с Зеем. Если она не сможет - очень жаль. Это ее решение, и она готова принять его последствия.

Левет вызвал спидер-байк, и Этейн села на заднее сиденье. Они направились в Имбраани во главе колонны бронированных спидеров-автобусов и спидер-байков, в то время как танк АТ-ТЕ прошел вперед, чтобы высадить солдат на восточной окраине города.

- У вас есть какая-нибудь броня, мэм? - спросил Левет.

Сейчас ей было трудно надевать броню, но она не могла сказать ему, что это из-за беременности. Она откинулась назад, чтобы не вдавиться животом в броню Левета. Ее живот уже казался ей огромным, но еще никто этого не замечал.

- Да, набор бронепластин. И комлинк.

- Хорошо. Две вещи я не люблю - генералов, которые не могут связаться со мной, и мертвых генералов.

- Ладно, буду живым генералом, который слушает советы своих офицеров.

- Такие генералы нам нравятся.

И Этейн нравились клоны. Ведь на самом деле, единственное, что у них было общего - их внешность (хотя они начинали стареть всегда по-разному, сейчас она это видела) и то, что сделала с ними Республика. Во всем остальном они были личностями с полным набором свойств и привычек обычных людей, и сейчас Этейн чувствовала себя с ними как дома.

И если бы она могла выбирать, на чьей стороне быть в этой войне, она бы выбрала этих лишенных всех прав, но неизменно верных и потрясающе терпеливых искусственно созданных людей, которые заслуживали лучшего.

- Если война охватит больше планет, у нас кончатся джедаи, Левет, - сказала она, не зная, возник комок в горле от гормонального прилива или от сострадания к клонам. - Ты не можешь проехать в обход по течению реки?

- Хорошо, мэм.

Левет просигналил спидерам конвоя продолжать путь, а сам свернул влево. Скоро они пролетели мимо двух линий деревьев, между которыми река Браан образовала ледяную дорогу. Здесь Этейн впервые встретила Дармана: тогда она почувствовала присутствие ребенка во тьме, но встретилась лицом к лицу с тем, кто, как она подумала, был или дроидом, или мандалорианским наемником Гезом Хоканом. Тогда она и представить не могла, что встретила будущего отца своего сына.

"Я скучаю по тебе, Дар."

Она заметила, что в эти дни стала чаще думать о Хокане, и увидела странную иронию в том, что ее первым убитым противником был мандалорианин, и что он сражался против коммандос, которые искали утешения в бедном мандалорианском наследии. Она подумала, почему мандалориане нанимаются воевать в чужих войнах, когда они могли бы собраться вместе ради блага своего народа.

- Пятьсот метров до города, мэм, - Левет вел спидер-байк над поверхностью замерзшей реки. Из нор и щелей на нее уже не смотрели глаза гданов: для них было слишком холодно. - Вы чувствуете что-нибудь?

"Упс...". Этейн снова сосредоточилась.

- Страх... гнев... Но вам не нужен джедай, чтобы знать это.

- Мэм, меня не зря называют тактичным.

- Ладно.

Некоторые из фермеров должны быть сейчас в кантине в центре городка. В нем были подвалы; он был укреплен. Фермы здесь строились из дерева, и одного выстрела лазерной пушки достаточно, чтобы превратить такую постройку в пепелище. Те фермеры, которые не остались в кантине, попрятались в холмах, или направились в следующий населенный пункт, деревню под названием Тилсет.

- Давайте скорее закончим с этим.

Имбраани во многом не был городом. В центре его был пустырь, на котором паслись мерли и играли дети, хотя сегодня для этого было слишком холодно. Пустырь был окружен ветхими зданиями - несколько складов и магазинов, кантина, две ветеринарных лечебницы и кузница. Спидеры уже приземлились, и взвод солдат выгрузился, некоторые из них опустились на одно колено, держа DC-15 наизготовку.

Этейн спрыгнула со спидера, лед захрустел под ее ногами, и в первый раз она почувствовала, как внутри нее толкается ребенок.

"Слишком рано..."

Ей пришла в голову еще одна безумная мысль: ее сын будет расти и стареть так же быстро, как Дарман? Не сделала ли она еще хуже, пытаясь с помощью Силы ускорить развитие ребенка? Все матери в первую беременность волнуются из-за каждого толчка и приступа боли? Она чуть не упала на спидер, и Левет повернул к ней голову.

- Осторожнее, мэм.

- Я поскользнулась на льду, - сказала она. Вокруг не было никаких признаков активности, только из трубы кантины поднималась тонкая струйка дыма. Это был мир дровяных очагов и слабого технического развития. Самой современной техникой у квиилуранцев было их оружие, которое дала им Республика. - Ладно. Мы знаем их тактику и как они вооружены, потому что это мы обучали и вооружали их.

Обычная процедура - зачистить деревню, дом за домом, но Этейн хотела дать фермерам еще последний шанс ради своего душевного спокойствия, хотя она знала, что это бессмысленно. Она понимала, что это была сделка с совестью, так, чтобы потом можно было приказать открыть огонь и не мучиться чувством вины.

Она встала перед дверью кантины, держа свой световой меч. Оружие мастера Фульера по-прежнему висело на ее поясе.

- Значит, так, - объявила она. - Вы собираетесь все вместе, выходите, и мы грузим вас на транспорты, - она сделала паузу и прислушалась. - Если нет - мы надеваем на вас наручники, вытаскиваем вас и грузим на транспорты. Выбирайте. Наступила тишина, но Этейн чувствовала опасность, чувствовала, как они готовят оружие к бою, чувствовала панику людей, которые думали, что наступил их последний день.

Бой был неизбежен.

- Я сожалею, - крикнула она, посмотрев на маленькие окна, в надежде увидеть там чье-то лицо. - Я должна это сделать, и это будет сделано сейчас. Этейн повернулась к Левету и дала сигнал задействовать группы захвата. Солдаты встали по обеим сторонам от двери, некоторые из них были вооружены газовыми пистолетами, и Этейн надела на лицо респиратор.

Она могла бы оставить все это своим людям.

"Я сошла с ума. Я беременна и собираюсь вести солдат в атаку. Неужели я настолько доверяю Силе? Да, наверное, так..."

Этейн нажала кнопку включения светового меча, и синий энергетический клинок ожил. Представив себе шар энергии в ее груди, она выдохнула и направила на двери мощный удар Силы, расколовший их на части. Двое солдат бросили внутрь канистры с газом и отошли назад; остальные ворвались внутрь. Вой бластерных разрядов разорвал холодный воздух, облако газа поднялось у входа.

Она вбежала в кантину за Леветом, подумав, что могла бы войти первой, и оглядываясь в поисках возможности применить Силу, чтобы скорее закончить с этим. Белая броня мелькала везде, с характерным клацающим звуком солдаты занимали позиции, стукаясь доспехами о стены. Кантина была целым лабиринтом комнат и коридоров.

Она отразила бластерный выстрел световым мечом, и услышала, как кто-то кричит, называя ее убийцей и предателем. Реальность как будто померкла. Шум был оглушающим: вопли, крики, выстрелы. От запаха опаленного бластерным огнем воздуха, обгорелой древесины и старой закваски - эля, наверное - ее затошнило. Левет остановился рядом с ней и поддержал ее.

- Вы все одинаковые! Вы все одинаковые!

Солдаты провели мимо нее человека средних лет. Он был жив и ругался, слезы от газа текли по его лицу, он пытался пнуть державших его солдат.

Время, когда было четко понятно, где друзья, а где враги, ушло, если оно вообще когда-нибудь было. Этейн хотела простой борьбы добра против зла, но она чувствовала и что Республика не является полностью стороной добра, и что у сепаратистов есть своя правда. Сейчас она напала на бывших союзников, чтобы умиротворить шпионов, которые помогли сепам убить десять тысяч клонов-солдат.

Все это было слишком трудно вынести. Все, что сейчас имеет значение - остаться в живых ради ее нерожденного ребенка и позаботиться о клонах. Она включила меч мастера Фульера и приготовилась броситься вперед, держа в каждой руке по синему клинку.

* * * 

Офис отдела аудита Республиканского Казначейства, секция расследований, ревизии и правоприменения. Корускант, 473-й день после битвы на Геонозисе.

Лучше всего сейчас заниматься делом, решила Бесани, и строить свою жизнь вокруг новостей ГолоНета о событиях войны. Если бы у Ордо было что сказать, он бы сказал. Если бы что-то случилось с ее необычным кругом друзей, она узнала бы почти сразу - тогда бы ей сказал Скирата. Ему нужно было поддерживать с ней связь, чтобы получить свою информацию, и она знала это.

А дел было много. Пробелы в счетах и отчетностях по Великой Армии потрясали даже ее привычное воображение. Первым ее делом, связанным с армейской бухгалтерией, было простое расследование случаев мошенничества с поставками несколько месяцев назад, когда в ее жизнь ворвался Ордо.

Она сидела, упираясь локтями в стол и положив голову на руки, и обнаружила, что, просматривая данные на экране монитора, непреднамеренно издает вздох разочарования. Официально Великая Армия начала свое существование 473 дня назад, а республиканский бюджет рассчитывался на три года - оценка, распределение и расходы.

Но здесь не было никаких указаний на расходы, направленные на создание Великой Армии.

Так, Ордо был рожден где-то... одиннадцать или двенадцать лет назад. Ей было трудно в это поверить даже сейчас, и она перепроверила данные снова. Это значит, что средства на создание армии должны быть выделены как минимум за три года до этого, если, конечно, это не были какие-то запасные фонды...

Бесани просматривала архив дальше и дальше, но не было никаких финансовых записей относительно многомиллионной армии, заказанной каминоанцам. До битвы на Геонозисе вооруженные силы Республики, минимальные по своему размеру, составляли очень небольшую статью расходов в государственном бюджете, распределявшем квадриллионы - а в иные годы и квинтиллионы - кредитов.

"Так что, каминоанцы дали нам армию бесплатно? И что насчет кораблей и другой техники? Кто заплатил за это? Кто заплатил "Ротане" и "Верфям Куата" за флот?"

Это была просто черная дыра в записях. А Бесани не могла чувствовать себя спокойно среди черных дыр и необъяснимых пробелов.

"Ладно, они финансировали это скрытно. Пока не будем спрашивать почему. Для начала спросим сколько, потому что это подскажет мне размеры ковра, который нужен, чтобы прикрыть все это".

Она откинулась в своем кресле и попыталась приблизительно оценить размеры финансирования. Она не знала, сколько стоило каминоанцам производство клонов, но одних только клонов было несколько миллионов. В добавление к этому одни лишь корабли стоят миллиарды. Так что по самым скромным расчетам это будет не менее триллиона кредитов, а скорее всего - во много раз больше. Такая сумма была бы заметна даже в годовом бюджете Республики. Это был бы большой бугор под ковром.

Но она не нашла никаких записей. Или их и не было, что пахло махинацией невероятных масштабов, или сумма проходила по статьям десятков ведомств, что все же противоречило финансовым регламентам.

"Так, что еще могло понадобиться большой бездействующей армии? Ну, уж точно не инфраструктура для семей военнослужащих. Только не для этих бедных клонов... Как насчет... здравоохранения?"

На десять или больше лет до Геонозиса.

Великая Армия официально появилась буквально за одну ночь. Некоторые детали секретных военных проектов должны быть скрыты от глаз общественности, Бесани понимала это. Но не финансирование. Кто-то где-то должен был дать санкцию на заказ целой армии. А это должно занять гораздо больше времени, чем год споров по поводу закона о создании вооруженных сил до Геонозиса. Но в архивах до Геонозиса не было даже намека на что-то подобное.

И это сводило ее с ума.

Здравоохранение. Медицинские центры, специалисты, медицинские дроиды, обучение. На памяти нынешнего поколения у Республики не было ни постоянной армии, ни соответствующей ей военной медицины. Это потребовало бы - должно было - создания медицинского корпуса и работы с сортировкой, лечением и уходом за выздоравливающими при большом числе потерь. Кто-то должен был оставить эти детали в системе, и тогда она могла бы получить имя, дату, или какие-то другие данные, по которым можно выйти на след.

Бесани просмотрела каталог администрации здравоохранения Корусканта и отметила отдел планирования. Она не намеревалась говорить с кем-то в процессе этого незаконного расследования - можно назвать это, если угодно, шпионажем - потому что это могло добавить еще одну зацепку для тех, кто мог заинтересоваться ее деятельностью, но каждодневный разговор со служащими различных ведомств был обычным делом, и тысячи служащих делали это.

- То есть как, оказываем ли мы медицинскую поддержку Великой Армии? - спросил нимбаниец в администрации здравоохранения. - Если от нас потребуется, мы можем ее оказать. Но я работаю здесь уже тридцать лет и не могу вспомнить ничего подобного.

Бесани не была удивлена. Если снабжение армии было так хорошо скрыто, значит, не менее секретными должны быть и прочие службы. Она решила начать с другого конца - с настоящего времени.

- Так что администрация здравоохранения делает для армии сейчас?

- Ничего.

- А что происходит, если солдат привозят на Корускант для лечения?

- Наше ведомство ими не занимается. Только гражданскими. Если солдат здесь где-то и лечат, это должны быть медицинские учреждения Великой Армии.

Бесани, закончив разговор, вернулась в архивы казначейства, которые она уже проверяла в ходе последнего расследования. Она могла проследить все записи по снабжению со времени Геонозиса - вооружение, продовольствие, фрахт коммерческих судов, ремонт, топливо - но в записях не было ничего, связанного с Камино.

Ее желудок заурчал, напомнив ей, что она исследует архивы уже много часов. Перерыв на обед давно прошел.

"Еще чуть-чуть, и сделаю перерыв. Вернусь и просмотрю свежим глазом. Немного настоящей работы скроет мою недостаточную производительность сегодня."

Она решила попытаться пойти другим путем - искать через таможенное управление. Там могли быть записи о заплаченных пошлинах, экспортных лицензиях - все, что могло дать ей какой-то след между Типока-сити и Корускантом.

"Но Мереель уже сказал тебе. В бюджете нет ничего об оплате за клонов на следующий год и на год после него. Вообще нет никакой информации, как осуществлялась оплата каминоанцам..."

Это было странно само по себе. И единственная причина, которая приходила ей в голову - цена была гораздо больше, чем можно представить. Это была действительно хорошая причина, чтобы убрать эти сведения из бюджета.

- Пообедаем, Бесани?

Бесани подскочила. Джилка Зан Зентис из отдела взимания налогов с корпораций, хорошо знакомая налогоплательщикам, пытающимся уклониться от ответственности, заглянула в офис Бесани. Запертые двери выглядели бы подозрительно, но если можно зайти и заглянуть через плечо, никто особенно не интересовался, над чем ты работаешь.

- Я занята... надо просмотреть еще много отчетов...

- Ты в порядке?

Бесани попыталась запомнить, на чем она остановилась при просмотре.

- В последнее время ты постоянно меня об этом спрашиваешь.

- Ты была как будто не в себе.

"Просто исчезни. Мне надо просмотреть этот бюджет. Это единственное, что я могу сделать полезного сейчас..."

- Мой... возлюбленный служит в Великой Армии. - Да: она сказала это слово себе и Джилке. Если бы она назвала Ордо как-то иначе, она доказала бы себе, что стыдится того, кто он есть, что считает его чем-то меньшим, чем полноценный человек. - И я каждый день надеюсь услышать, что он жив. Понятно?

Джилка выпрямилась, как будто Бесани дала ей пощечину.

- Прости... Я не знала. Не так много граждан служит в армии, да?

В душе Бесани здравый смысл боролся с совестью.

"Нет, я не могу отречься от него..."

- У клонов нет гражданства.

Две женщины несколько секунд смотрели в глаза друг другу, и Джилка отвернулась первой. Это был ужасный момент: может быть, Бесани сказала слишком много, открыв, что она слишком тесно связана с Великой Армией.

- Вау! - сказала Джилка, выходя из офиса, - должно быть, во время того расследования в центре МТО, ты провела время куда веселее, чем я думала.

Бесани подождала, пока шаги Джилки затихнут в коридоре, и опустила голову на руки. Теперь слухи разнесутся по всему отделу как пожар...

"Ну и что? Мне нечего стыдиться."

Она уже потеряла аппетит и вернулась к работе, задав поиск по словам КАМИНО, ТИПОКА и КЛОНИРОВАНИЕ. Нашлось гораздо больше документов, чем она ожидала, в основном относительно запрета на клонирование и производство оборудования для клонирования по декрету E49D139.41. И главным образом это касалось не Камино, а Аркании.

Арканианцы должны делать все возможное, чтобы обойти этот запрет. Единственное постановление лишило их большей части экспорта. Там был большой раздел, обозначенный как МЕДИЦИНСКИЕ ЛИЦЕНЗИИ СВОБОДНЫЕ ОТ НАЛОГОВ. Ее природное любопытство подсказало ей, что там можно найти то, что позволяет обойти запрет на клонирование, и когда она начала искать, она сразу же обнаружила массу записей о переводах денежных средств: триллионы кредитов. Плата за донорские органы и кожу для пересадки.

Или...

"Или..."

Бесани проверила коды. Всегда может быть, что коды неправильные или поддельные, но оказалось, что это настоящие лицензии на импорт на сам Корускант с кодом назначения Сентакс II - особенно Сентакс II. Это был один из спутников Корусканта: безжизненная сфера, используемая военными для размещения складов и ремонта кораблей. На секунду Бесани подумала, что, может быть, там есть армейский медицинский центр, и поэтому администрация здравоохранения Корусканта не принимает военных пациентов. Возможно, у Великой Армии Республики свой госпиталь на Сентаксе II, и клонированные органы направляются туда.

Хорошо, правительство не хочет, чтобы народ видел, сколько тяжело раненых солдат привозят с фронта, даже с учетом мобильных госпиталей и медицинских кораблей. Это плохо для морального состояния граждан. Поэтому раненых лечат вне планеты.

Но Камино не нужно лицензий, не так ли? И если кому-то нужны клонированные органы для лечения солдат, Камино - их очевидный источник. Каминоанцы только этим и занимаются. Сейчас Республика - их единственный клиент, благодаря декрету.

В разуме Бесани прозвенел тревожный звонок. Она хорошо знала это ощущение: инстинктивное чувство, знакомое каждому, кто пытается раскрыть то, что кто-то хочет скрыть. Она не сомневалась, что капитану Обриму и его коллегам из КСБ хорошо знакомо это чувство.

"Что же здесь происходит?"

Бесани скопировала данные в свою деку, гораздо больше информации, чем ей действительно было нужно, чтобы скрыть, какой именно информацией она интересовалась, на случай если кто-то будет проверять. Ей нужно было поговорить с Мереелем, но здесь было неподходящее место для этого.

Она спрятала деку в карман и пошла обедать подальше от здания Казначейства.

* * * 

Посадочная площадка 76В, Богг V, система Богден, 473-й день после битвы на Геонозисе.

"Эй'хан" стоял на амортизаторах, корабль выглядел грязным. Он явно провел слишком много времени в воде: корка ржавчины была заметна даже после нескольких обжигающих входов в атмосферу. Мереель рассмеялся и хлопнул рукой в перчатке по бронепластине бедра. Джусик просто стоял и смотрел.

- Это гибрид - космический корабль и подводная лодка, генерал, - Скирата достал кусок корня руик из кармана на поясе, и задумчиво начал жевать. Душистый вкус корня ему не нравился, но корень действовал как успокаивающее. - Я покупал его за свой счет, если Зей об этом беспокоится.

- Когда вы зовете меня генералом, беспокоиться начинаю я, сержант...

Джусик сейчас был совсем не похож на джедая. Что бы там ни было насчет Силы, придававшей ему ауру просветленной ясности, это покинуло его. Он выглядел мрачно и обыденно.

- Бард'ика, - Скирата предложил парню кусок корня, но тот отмахнулся. - Ты проделал слишком долгий путь для того, чтобы просто поболтать, сынок.

Джусик глубоко вздохнул и шагнул вперед, как будто собирался зайти на корабль.

- Дела из рук вон. Я должен сделать кое-что... что будет трудным решением.

Скирата был каким-то магнитом для беспризорных детей. Если кто-то искал чувства принадлежности, Скирата мог дать им это чувство как никто иной. Это было необходимое умение для сержанта, способность связать солдат чувством почти семейной принадлежности, но это была и власть отца, и часто сам Скирата не мог сказать, где заканчивалось одно и начиналось другое. Он и не был уверен, что это так уж важно. Джусик - умный, одинокий и явно все больше не ладивший с политикой джедаев - прямо-таки излучал потребность в одобрении: результат был неизбежен. Скирата пытался найти равновесие между желанием извлечь выгоду из уязвимости джедая и достижением большей пользы для своих подопечных клонов.

Кэл подошел к Джусику.

- Ты можешь делать только то, что считаешь правильным, ад'ика.

- Тогда мне нужно, чтобы ты считал меня равным.

- В таком случае, убедись, что ты хочешь услышать мой ответ.

Грузовой люк левого борта открылся, и Скирата пригласил Джусика внутрь. Мереель задержался, чтобы ответить на звонок по комлинку.

В каюте для отдыха экипажа сидел Вэу и гладил Мирда, лежавшего у него на коленях. Сейчас у Вэу был гораздо более здоровый цвет лица, чем несколько часов назад. Он мрачно кивнул. Награбленной добычи нигде не было видно. Скирата уселся на один из низких столиков, а Ордо и Мереель уселись по обеим сторонам от Джусика на диване. Джусик - ростом со Скирату, на голову ниже любого из клонов - ему была велика зеленая броня Мунина Скираты. Зеленый цвет - долг, черный - справедливость, золотой - месть. Мереель выбрал броню темно-синего цвета, а Ордо - темно-красного. Просто вопрос вкуса, но если они так решили, у них были на это причины, и они могли изменить цвет и добавить символы. Слово "униформа" не слишком много значило для мандалориан.

Мереель погрузился в разговор по комлинку, прижимая его к уху, и все, что Скирата слышал, было "...это в любом случае пригодится... не волнуйся.... да, что бы ты ни...". Потом он передал комлинк Ордо. Судя по тому, как лицо парня просветлело, он говорил с Бесани Веннен. Скирата уловил его взгляд и махнул рукой, разрешая ему выйти и разговаривать с Бесани где угодно. Ордо, выглядевший необычно смущенным, пошел к кормовому ремонтному люку.

Скирата вернул свое внимание к разговору.

- Спрашивай, Бард'ика.

На лице Джусика выразилось явное нежелание.

- Я не могу прикрывать вас, если не знаю, во что вы ввязались. А я знаю, что вы многое мне не рассказываете.

- Ты имеешь в виду, что не рассказал Зею о... небольшой неудаче на Майгито?

- Бывает, что не говоришь людям чего-то, потому что не хочешь подвергать их опасности, а бывает, что не говоришь, потому что не веришь им.

- Я верю тебе, ты хороший, порядочный человек, - мягко сказал Скирата. - Но я не верю случаю, и если ты знаешь что-то, это влияет на все, что ты делаешь, даже если ты не расскажешь ни слова. В лучшем случае это будет трудно для тебя, в худшем - опасно. Файрфек, Вэлон не знает и половины того осика, в который мне доводилось влезать, и наоборот. А, Вэлон?

Вэу кивнул. Мирд зевнул, широко раскрыв пасть, напоминавшую миниатюрную глотку сарлакка.

- И я предпочитаю, чтобы так оно и оставалось.

- Я сказал Зею, что направляюсь с проверкой в одну из групп Брэлор, - сказал Джусик. - Что частично правда.

- И что не так?

Джусик был генералом, и у него были свои проблемы в штабе. Скирата иногда должен был напоминать себе об этом. Джусик не мог всегда действовать по своему усмотрению. Он командовал пятью ротами, целым подразделением коммандос, пятью сотнями людей, которые действовали без него, но которым нужно было давать задания, инструкции и оказывать поддержку. Было много всего, что, Джусик знал, он не сможет ни с кем разделить.

- То, что я собираюсь нарушить приказ и сообщить вам информацию, которую вы знать не должны.

- Ты уверен, что хочешь рассказать мне ее, сынок?

- Да, - даже сейчас Джусик колебался некоторое время, глядя на свои руки. - Канцлер приказал Зею найти Ко Сай, задание первостепенной важности.

Скирата почувствовал, что его желудок завязывается в узел. Всегда была небольшая возможность, что кто-то доберется до нее первым, и он должен был этого не допустить.

- С тех пор, как Ко Сай исчезла после боя на Камино, все ее ищут. Итак?

- Он направил на ее поиски группу "Дельта". Они напали на ее след на Вейнае, - Джусик протянул деку. - Прочитаете сами. Здесь записи переговоров Зея с Палпатином и брифинг "Дельты". Зей особенно не хотел, чтобы ты знал.

Желудок Скираты немного отпустило. Зей отнюдь не был дураком, и хорошо представлял, что мандалорианин, желающий отомстить, может сделать со своей жертвой.

- Ты сильно рискуешь, показывая мне это, Бард'ика.

Иногда у Джусика был взгляд старого усталого человека. Ему было едва за двадцать, но его глаза были глазами старика.

- Я знаю. Но ты никогда не простил бы меня, если бы я не сделал этого. Да я бы и сам себя не простил.

Джусик показал свое истинное лицо. Скирата снова удивился тому, что в то время как большинство граждан Республики считали клонов чем-то вроде особых дроидов, в удобный момент оказавшихся под рукой, чтобы спасти их, граждан, шебсэ, другие делали все, что было в их силах, чтобы помочь клонам. Скирата взял деку, молча прочитал ее и передал Мереелю.

- Спасибо, Бард'ика, - Скирата взъерошил волосы Джусику. Хотя он не был уверен, как бы себя чувствовал, если бы Джусик передавал их секреты Зею. - Значит, вы с боссом думаете, что я тоже ищу Ко Сай.

- Я знаю, что ты ее ищешь. Ты часто говорил, что если бы мог, то заставил бы каминоанцев дать клонам нормальный срок жизни.

- Ты забыл добавить "схватив их за длинную серую шею".

- Ну?

- Да, я намереваюсь найти ее.

- Так ты сейчас этим занимаешься? И для этого нужна подводная лодка? И почему такая срочность?

Скирата и глазом не моргнул. Как он мог ожидать, что Джусик не догадается? Они сражались вместе, и легко могли думать друг за друга. И - файрфек, Джусик был джедаем. Он мог чувствовать такие вещи.

И Скирата решил признаться. Если Джусик поймет, что от него что-то скрывают, взаимное доверие будет разрушено.

- Да, Бардика. Я купил этот гибрид потому, что собираюсь найти Ко Сай и выбивать из нее осик до тех пор, пока она не передаст нам технологию, которая остановит быстрое старение моих ребят. Эта высокомерная бесполезная наживка для айвхи может скрываться где-то под водой - там для нее дом родной. Поэтому нам нужен шо'зен. Я оборудую его за свой счет военными сенсорами и оружием, хотя потом он, возможно, послужит делу Республики в качестве жеста доброй воли. Я ответил на твой вопрос?

Джусик выглядел немного обиженным.

- Я просто не знал, насколько... важна эта охота.

Скирата никому не сказал о сообщении от Ламы Су Палпатину, которое Мереель обнаружил на Камино. Это было строго между ним и "Нулевыми" и - неизбежно - Бесани Веннен, которая была достаточно умной, чтобы действовать самостоятельно, если она вдруг наткнется на какую-то информацию по финансированию армии клонов.

- Я так спешу с ней, - сказал Скирата, наконец, - потому что мои ребята стареют в два раза быстрее, чем ты или я.

- Просто я не хочу, чтобы у вас при этом были проблемы с "Дельтой", вот и все. Вэу поднял взгляд.

- Я тоже хотел бы этого избежать.

Ордо закончил свой разговор с Бесани. Он вернул комлинк Мереелю и с отстраненным выражением лица сел на этот раз на отдельное кресло.. Его мысли были где-то не здесь. Скирата подумал, стоит ли ввести Джусика полностью в курс дела с Ко Сай, но решил подождать. Это будет действительно тяжкое бремя для Джусика, и он будет испытывать чувство вины, говоря с Зеем. Лучше пока ему не знать.

- Так расскажите мне, что за грабеж вы устроили, - Джусик, казалось, хотел сменить тему. - Не похоже на вас подвергать ваших людей риску ради личной выгоды.

- Ну, это вопрос ко мне, - сказал Вэу. - Я вернул кое-что из своего наследства, но большая часть добычи предназначена для наших ребят, когда они оставят армию. Ты, наверное, в курсе, что Республика не предусматривает для них пенсионного обеспечения.

- Республика не предусматривает для них и отставки, - сказал Джусик. - Думаю, я понимаю.

- Вэу передал все захваченное мне, Бард'ика. - Скирата собирался сказать Вэу об очевидном конце контракта с Камино. Его коммандос заслужили право на жизнь не меньше, чем все остальные. И чем более детальную форму обретал план Скираты, тем больше было нужно людей, которые должны быть в курсе дел, что всегда заставляло Скирату беспокоиться. - То, чего ты не знаешь, не сможет отяготить тебя, сынок. Если случится полный шу'шук, ты по крайней мере сможешь посмотреть в глаза Зею и честно сказать, что даже представления не имеешь, что я там задумал.

Джусик откинулся в кресле.

- Скажи мне, куда вы собираетесь направиться, и я постараюсь остановить "Дельту", чтобы они не наткнулись на вас.

- Я могу проследить за "Дельтой", Бард'ика, - сказал Скирата. - Если я увижу, что они могут столкнуться с вами, я сообщу тебе, хорошо?

Джусик выглядел уязвленным. Мысль о том, что Скирата ему не доверяет после всего, через что они вместе прошли на Корусканте, должна была глубоко его ранить.

- Когда-то я был полезным...

Скирата снова взъерошил его волосы.

- Ты один из моих ребят, Бард'ика. Я сказал, что если тебе нужен отец, я готов им стать, и я это подтверждаю.

Джусик пристально смотрел на него некоторое время, и Скирата не мог сказать, обижен ли он или просто взволнован.

- Думаю, я могу догадаться, - сказал он. - Этейн... Знаешь, если я что-то могу сделать...

Ордо резко поднял голову, но Мереель прожег его взглядом. Вэу тоже поднял взгляд, и Мирд повернулся, чтобы посмотреть, что вызвало интерес его хозяина.

- Что там с Этейн? - спросил Вэу.

- Я знаю, Кэл, - сказал Джусик. Он выглядел смущенным. - Я могу чувствовать такие вещи. Не волнуйся насчет Совета Джедаев. Они не знают.

- Я волнуюсь не о них, - сказал Скирата. "Шаб. Может быть, надо было сказать всем "Нулевым", а не только Ордо, что Этейн беременна от Дармана", - а насчет каминоанцев.

- Просто чудно, - вздохнул Вэу.- Кто не знает того, что знаете вы с Кэлом, но не знаю я и не знают каминоанцы, но если они узнают, то Кэл знает, что это создаст проблемы?

- Это не смешно, Вэлон, - сказал Скирата. Мереель, похоже, обиделся, когда понял, что Ордо скрывает от него такую важную информацию. - У нас проблема с личным составом.

- Лучше бы я не учил тебя всем этим умным словам.

- Ладно - Этейн беременна. Теперь достаточно понятно для тебя?

Вэу издал звук, напоминавший раздраженное фырканье Мирда, когда его пытались согнать с дивана.

- Я начинаю понимать, - сказал он. - Сила явно была не с ней. Никто не стал спрашивать, кто отец ребенка. Роман Этейн и Дармана не был ни для кого секретом, знали даже бойцы "Дельты".

- Она на Квиилуре, и останется там, пока не родит, - сказал Скирата. - И никто не сказал ребятам ни слова.

- Даже нам, - проворчал Мереель.

- Да, Мер'ика, даже вам. Потому что тогда вы не сможете случайно это выдать, как только что сделал генерал.

- Прости, - Джусик опустил голову. - Я думал, что, по крайней мере "Нулевые" знают...

- Ладно, я сообщу остальным, - сказал Скирата. - Но Дарман не знает, и не должен знать, пока он не будет в состоянии... ну, переварить новость. А если он узнает сейчас, он будет только зря волноваться вместо того, чтобы сосредоточиться на работе.

- Это нечестно по отношению к нему, - сказал Вэу. - Нечестно, если, конечно, ты считаешь его мужчиной, а не беспомощным ребенком. Или дурачком.

- Ладно, мир'шеб, у тебя есть идея получше?

Вэу моргнул несколько раз.

- Нет, я не думаю, что здесь и сейчас какой-то ответ будет правильным.

- Она хотела родить ему сына - дать какое-то будущее. И хорошо или нет, я делаю то же самое, так что может быть, это моя вина, что такая мысль пришла ей в голову.

Джусик встал.

- Я лучше пойду, - он похлопал Скирату по плечу. - Зей говорил, что хочет вернуть Рав Брэлор для тренировки новых коммандос - если сможет ее найти. Ты же поддерживаешь связь со своими коллегами Куэ'вал Дар, не так ли?

- Иногда, - Скирата проводил Джусика к люку, не желая создавать впечатления, что подгоняет его, но им сейчас предстояло много дел. - Если Зей думает, что я доставляю проблемы, он будет просто шокирован, если Рав вернется. Ты знаешь, каковы мандалорианские женщины.

- Вообще-то не знаю, но могу представить...

- А какую тренировку он хочет?

- Секретные операции.

- Тогда лучше Вад'э Тай'хаадж или Мии Гиламар. Они немного более терпимы к высокопоставленному осику. По крайней мере, Зей не получит вибронож в самое чувствительное место, если возьмет не ту вилку за обедом.

- Ты можешь связаться с ними?

Скирата уже искал помощи на Мандалоре, в том числе и от некоторых из тех, кто исчез с лица Галактики по приказу Джанго Фетта, чтобы тайно тренировать армию клонов. Куэ'вал Дар - те, кого больше не существует. Какая ирония в том, что те, кого больше не существует, помогали сейчас тем, кто не существовал для Республики. По крайней мере, как люди.

- Оставь это мне, - сказал Скирата.

Джусик закрыл люк за собой. Мереель подозрительно посмотрел на Ордо.

- Может быть, не стоит говорить тебе, что накопала агент Веннен, если ты не доверяешь мне настолько, что не рассказал о беременной джедайке...

- Брось, Мер'ика, - сказал Скирата. - Это моя ошибка, не Ордо. Так что там нашла Бесани?

- Кое-какие подтверждения того, что Палпатин создает альтернативные центры клонирования. Лама Су в своем сообщении упоминал Корускант, но Бесани нашла доказательства, что что-то подобное происходит и на Сентаксе II. Она считает, туда завозят кучу оборудования, и у арканианской "Микротех" полно лицензий, разрешающих клонирование "в медицинских целях".

- Палпатин хочет напрямую контролировать производство клонов, и для этого ему нужны свои специалисты, как Ко Сай. Он постепенно отодвигает каминоанцев в сторону.

- И если он не заплатит за следующий контракт с Типока-сити, производство клонов должно переключиться на новый источник. Ордо сидел до сих пор очень тихо. Скирата приписал это каким-то эмоциональным проблемам в разговоре с Бесани, к которым он был не готов.

- А что тогда случится с клонами на Камино? С теми, которые еще не выросли? И где центр клонирования на Корусканте?

Нет, Ордо, оказывается, в это время прокручивал варианты в голове. Бесани, похоже, была забыта, как только он вернул комлинк.

- Получает ли он оборудование с Камино? Нет, потому что джихаал тогда бы знали, что он готов выдоить из них все и бросить. Перевезет ли он не выросших клонов на Корускант или начнет все сначала? Если так, ему придется подумать о десятилетней задержке. А при текущем уровне потерь у него не останется армии уже через пять лет, не говоря о десяти.

- Это если использовать каминоанские технологии, - сказал Мереель.

Мирд исключительно громко выпустил газы, и Мереель пристально посмотрел на животное. Вэу и бровью не повел.

- Мирд, это никуда не годится, ты понял?

Вэу посмотрел на Скирату и пробормотал:

- "Микротеч"...

Это была самая очевидная альтернатива: "Арканиан Микротеч". Каминоанцы делали лучших клонов, но слишком медленно. Арканианская технология клонирования работала гораздо быстрее - год или два - но результаты и близко нельзя было сравнить с каминоанскими.

- Значит, должны быть клоны, достигающие возраста службы за один год, но мы не видим увеличения их численности в армии, - сказал Скирата. - Так что же Республика собирается делать с ними?

Вэу пожал плечами.

- Возможно, проблема с качеством. У них кончились чистые гены Джанго.

- Каминоанцы явно недовольны результатами клонирования второго поколения, - сказал Мереель. - Я обнаружил это, когда взломал их данные по исследованиям в первый раз.

- Ну, может быть, у Республики финансовые проблемы, и она уже довольна получить солдат хотя бы второго сорта, - сказал Скирата. Он знал, что это критически важная информация, и что произведенные клоны будут рабами, заслуживающими помощи не меньше, чем его ребята. Но он не мог ждать, думая, что "Дельта" уже идет по следу Ко Сай. Это прежде всего.

- Может быть, Палпи собирается перейти к новой военной стратегии - количество важнее качества. В любом случае, мы не хотим оказаться рядом, когда это произойдет.

- Агент Веннен не нашла ничего относительно уплаты каминоанцам, как и чего-либо в бюджете на следующие два года насчет другого контракта, - сказал Мереель, вставая. - Но она продолжает поиск. Как и я, потому что нам нужно переоборудовать этот прекрасный корабль в течение сорока восьми часов, - он неприязненно покосился на Мирда. - В том числе, достать хороший освежитель воздуха.

- Я сказал ей, чтобы она не предпринимала ничего рискованного, - голос Ордо звучал тоскливо.

- А она что сказала? - спросил Скирата.

- Она сказала, что перестанет рисковать только тогда, когда перестану рисковать я.

- Она хорошая, сынок. Мэндокарла. - Да, Бесани Веннен - то, что надо. У нее мандалорианское сердце. - Она заслуживает этих сапфиров.

- А кто сказал ей, что я люблю колбаски роба?

Мереель остановился у люка.

- Это я сказал, Орд'ика.

Вэу столкнул Мирда на пол и пошел за Мереелем, устанавливать новое оружие на корабль. Скирата остался в каюте с Ордо, и неожиданно понял, что не знает, что сказать. Они долго сидели в раздумьях, по коридорам корабля начал разноситься лязг и скрип, когда Мереель грузил оборудование на борт.

- С ней все будет хорошо, Орд'ика, - было очевидно, что Ордо беспокоится о том, что Бесани поймают. - Она привыкла расследовать такие дела, не привлекая внимания.

- Это дело касается канцлера, Кэл'буир. Это очень опасно.

- Мы вытащим ее, как только возникнут проблемы, я обещаю.

- И что дальше?

События захватывали Скирату врасплох с головокружительной быстротой. Часть его разума была занята мыслями, будет ли "Дельта" сражаться с ними из-за Ко Сай - возможно, потому что Вэу тренировал их, а другая часть тревожилась за Этейн. Он чувствовал вину за то, что так обошелся с ней.

И еще часть его внимания была занята тем фактом, что три человека рискуют жизнью ради его плана, и, возможно понадобится срочно помочь им бежать и предоставить убежище. Планы создания безопасного убежища, маршруты побега нужно разрабатывать немедленно. Он должен связаться со своими товарищами Куэвал'Дар, на которых он мог рассчитывать.

- Мы используем таких людей, как Джусик, Этейн и Бесани, или мы даем им что-то, в чем они нуждаются? - спросил Ордо. - Люди, которые тянутся к нам - они так хотят общности, семьи. А это единственное, что у нас есть в изобилии. Но я не знаю, где здесь провести границу. Просто у меня плохое предчувствие...

- Семья означает готовность делать это, Орд'ика, - сказал Скирата, направляясь к люку в орудийную башню. - Мы отдаем им все то, что от них получаем.

- Что если она не захочет пойти с нами?

- Бесани?

- Да. Мы же собираемся дезертировать, так? Нам придется скрываться всю жизнь. Что если она скажет "прости, Ордо, мне слишком нравится моя жизнь на Корусканте"? Что если она скажет мне "проваливай"?

Они с Бесани не давали друг другу никаких обязательств, но "Нулевые", благодаря манипуляциям каминоанцев с их генами, имели способность к непоколебимой преданности. Если они привязались к тебе, они умрут за тебя. Если нет - ты мертвец. Вот что происходило, если гены, влиявшие на верность и привязанность, подвергались излишней обработке. Но это была существующая мандалорианская тенденция, которую каминоанцы использовали, и Ордо принимал то же срочное решение о спутнице жизни, которое приходилось принимать Скирате и большинству мандалорианских мужчин.

Бесани должна остаться с Ордо. Кэл не вынесет, если сердце его сына будет разбито. Он так хотел помочь парню, помочь им всем.

- Она не бросит тебя, сынок, - сказал Скирата.

Она не сможет, даже если захочет. Она уже увязла по самую шею. Корускант больше никогда не будет безопасным домом для Бесани Веннен.

 

Глава 6

У нас есть законы о том, как мы должны обращаться с разумными существами. У нас есть законы о том, как обращаться с животными и полу-разумными. У нас есть даже законы, защищающие растения. Но у нас абсолютно нет законов, проявляющих хоть какую-то заботу об искусственно созданных солдатах - человеческих существах. У них нет законного статуса, нет прав, свобод и представительства. Каждый из вас здесь, безропотно принимавших создание этой армии, должен опустить голову от стыда. Если Республика способна так низко пасть во имя демократии, меня не удивляет, что КНС хочет отделиться. Никакая цель не оправдывает такие средства.
сенатор Дэн Скина от планеты Чандрила, из обращения к Сенату с предложением основать благотворительный фонд для ветеранов через 18 месяцев после битвы на Геонозисе.

 ***

Лагерь повстанцев, Гафтикар, 473-й день после битвы на Геонозисе.

Фай удивленно смотрел, как Дарман и Атин вытащили Сулла из спидера и потащили его в центр лагеря. ЭРК хромал, но это не помешало ему дать хороший пинок Атину, когда они связывали его. Сейчас он выглядел готовым на убийство.

Дарман испытывал чувство вины. "Я бы сделал то же самое. Я бы не позволил никому взять себя живым".

Фай встал, уперев руки в бока.

- Значит, он пошел за вами домой, и теперь вы хотите оставить его? - он оглядел Сулла и громко присвистнул. - Думаю, вы не смогли устоять перед его большими прекрасными глазами.

Атин достал кляп изо рта Сулла.

- Засунь его себе в задницу, - прорычал ЭРК.

Дарман держал на весу свою перевязанную руку. Она распухла и болела, несмотря на бакту и укол антибиотика.

- Он еще и кусается.

- Просто держите его подальше от мебели, - Фай повернулся к постройкам лагеря, засунул два пальца в рот и издал пронзительный свист. - Сейчас посмотрим, как А'ден выйдет из себя. Это будет очень забавно.

А'ден выбежал из одного здания, сейчас он был в полной броне ЭРКа с темно-зеленой сержантской маркировкой, шлем был подвешен за спиной и стучал о пояс его камы. Сулл поднял взгляд. Вокруг начала собираться небольшая толпа любопытных маритов.

"Нулевой" резко повернулся к ним с лицом мрачнее тучи.

- А вы проваливайте отсюда. Это наше дело. Исчезните! Узен'йе!

Даже самые уважаемые ящерицы с красными бородками разбежались, как будто он бросил в них гранату. У А'дена было такое свойство, как и у Ордо и других "Нулей", взгляд и голос, говорившие, что он готов перейти к непредсказуемому насилию: даже нелюди заметили это и вняли предупреждению.

- Так... вы взяли пленного, - сказал А'ден, его неожиданно мягкий голос звучал еще более жутко. - А вы вообще чем думали? У вас это становится привычкой. Я слышал, это Фай в последний раз приводил домой заблудившихся.

- Динамическая оценка риска, - сказал Фай.

- Обдумай это, когда будешь продолжать.

- То же самое.

- Ди'кут.

Но Дарман сделал то, что должен был сделать, и не собирался извиняться за это.

- Предполагалось, что он пропал без вести, а не дезертировал.

- Да, он пропал, а теперь нашелся. Только уже не на стороне Республики. - А'ден оглядел Сулла, и Дарман подумал, ищет он раны или чистое место, чтобы поставить новый синяк. - И ты не можешь считаться отсутствующим без разрешения, если некому получать разрешение. Так что никто тебе не лгал, не так ли?

Атин обдумывал это на несколько секунд дольше, чем Дарман.

- Так ты знал, что он перебежал к сепам?

- Некоторые вещи лучше оставить в покое, - сказал А'ден. - Я это понял.

- Не сомневаюсь, - Сулл, казалось, сосредоточил все внимание на А'дене, как на своем брате ЭРКе, когда понял, что он здесь командует. К Дарману он повернулся спиной. - Я не перебежчик, как ты сказал. Я просто больше не сражаюсь за Республику.

- Весьма тонкий вопрос. Ты должен объясниться.

-Так что вы собираетесь делать после того, как поймали меня? Для дезертира едва ли найдется большой выбор.

Дезертир. Дарману захотелось, чтобы А'ден пристрелил Сулла. Почему-то казалось менее позорным, если бы Сулл перешел на сторону сепаратистов, чем пытался переждать войну в безопасности, пока его братья клоны, как Лихо - он никогда не забудет Лихо, никого из них - погибали на фронте. Но Сулл не произвел на него впечатления труса. Найнер, в черном поддоспешном комбинезоне, с накинутым на шею полотенцем медленно шел к ним через поляну, и Дарман приготовился к лекции на тему соблюдения устава. Фай побежал перехватить его.

- Что я сделаю дальше, зависит от того, сколько неприятностей ты причинишь мне и моим братьям, - сказал А'ден. Он взглянул на связанные руки ЭРКа, словно намереваясь развязать их, но потом, казалось, передумал. - Так мы можем стоять здесь и дальше, как цирк на выезде, и развлекать маритов, или обсудить все частным образом.

Сулл по-прежнему был непокорен.

- Почему бы тебе просто не пристрелить меня, пока я еще связан, шпион? Потому что я больше не вернусь в Великую Армию. Если ты хочешь меня заставить, одному из нас придется убить другого.

- Файрфек, кто вы двое? - воскликнул Найнер, - Пауки хайбел? Бросьте этот осик. Правила ясны. Он предатель. Мы должны доставить его командованию.

- Найнер, заткнись, - А'ден достал вибронож, присел и разрезал пластоидный шнур, связывавший ноги Сулла. - И если ты продолжишь пинаться или кусаться, нер вод, то я отрежу тебе что-нибудь, к чему ты очень привык. Цивилизованная беседа, как и положено товарищам. Понял?

Сулл, казалось, некоторое время обдумывал перспективу возможного расчленения, потом кивнул.

Между тем вокруг снова собрались зрители. Повстанцы-мариты снова подобрались ближе, одна ящерица за другой, и теперь стояли и прислушивались, с любопытством подняв головы. А'ден медленно и угрожающе повернулся, и они снова разбежались. Однако он не запретил бойцам "Омеги" присутствовать, поэтому они пошли за ним и уселись на длинной скамье в скудно обставленном помещении штаба, чтобы наблюдать за разговором. Это было громкое имя для такого места. Мариты строили свой лагерь так же, как они строили дома для людей в Эйате, и здание штаба было небольшим уютным домом с раздвижными внутренними стенами и ставнями, сделанными из полупрозрачной коры луэт, абсолютно невоенным во всех отношениях. Его сразу охватил бы огонь, если бы в него попало что-то сильнее, чем парализующий разряд.

Лагерь повстанцев? Это была деревня. Хотя оружие, в том числе и артиллерия, было вполне реальным, и жители Эйата не осмеливались выходить за пределы своего укрепленного города.

А'ден подтащил стул по дощатому полу и посадил на него Сулла, руки которого были все еще связаны за спиной. "Нулевой" бросил взгляд на "Омегу", означавший, чтобы они сидели молча и слушали.

- Итак, - сказал он. - Расскажи, когда ты в первый раз потерял желание продолжать свою успешную карьеру в славной Великой Армии Республики?

- Давай посмотрим, - Сулл театрально поднял глаза. - Я думаю, это произошло, когда они выбили мозги моему приятелю. Да, думаю, именно тогда.

- Кто это "они"? - спросил Дарман. - Ты опять говоришь "они".

А'ден поднял бровь.

- Эй, это я веду допрос.

- Он сказал, что "они" послали нас убить его, сержант.

- Ладно, - А'ден похлопал Сулла по голове в порядке предупреждения. - Отвечай.

- Ты один из шайки Скираты, да?

- Да, чем и горжусь.

- В таком случае, ты не должен испытывать особой любви к Республике. Ты никогда не задумывался, что будет с нами, когда мы больше не будем нужны?

- Да. Но я не знаю, как...

Дарман был уверен, что любой клон об этом задумывался. Он думал об этом почти так же часто, как думал об Этейн. Он затаил дыхание, ожидая какого-то озарения. И почему-то он знал, что это не будут хорошие новости.

- И Альфа-02 тоже задумывался, - сказал, Сулл. - Помните его? Спар? Первый из пропавших.

- У меня отличная память, - сказал А'ден. - Конечно, я помню. Он пропал больше чем за год до того, как мы высадились на Геонозисе. А вы были уже второй партией - после нас.

Дарман был изумлен, что какой-то солдат все-таки нашел возможность бежать с Камино. Должно быть, ему помогли, и Дарман знал как минимум двух людей, которые могли это сделать.

Сулл слегка наклонился вперед, ему нельзя было опереться на спинку стула из-за связанных рук.

- Спар видел, к чему все идет, и решил, что лучше ему рискнуть и попытаться бежать. И когда мы узнали, что он сбежал - некоторые из нас тоже стали об этом подумывать.

- Слышал что-нибудь о нем с тех пор?

- Нет.

- Он сейчас понемногу промышляет охотой за головами. - "Нули", казалось, знали все обо всех, так или иначе. Дарман никогда не спрашивал как и почему, но это замечание явно должно было показать Суллу, что А'ден куда лучше осведомлен, чем он. - Семейный бизнес. Ведь больше его ничему не учили, не так ли?

- Республика послала за ним кого-то, чтобы убить его.

- Ты уверен?

- Уверен. Они не поймали его, но когда мой приятель Таво решил бежать несколько месяцев назад, они его схватили. И вышибли ему мозги.

- "Они"?

- Агенты республиканской разведки. Наемные убийцы канцлера. - Сулл сейчас, казалось, уже не думал о побеге. Его мысли были заняты другим, он смотрел мимо А'дена, словно видел кого-то рядом с ним. Он видел призраков; Дарман и каждый из коммандос, которым доводилось терять братьев, тоже видели их. - Мы не единственные, кто у него есть для грязной работы.

"Он такой же, как и мы".

Дарман понял, что он совсем не знает Альфа-ЭРКов. Коммандос и ЭРКи на Камино жили и тренировались полностью отдельно, не считая редких встреч на учениях. Несмотря на то, что они были частью роты Скираты, бойцы "Омеги" никогда не были близко знакомы с "Нулями" в эти годы, и "Нули" казались такими же пугающими и чужими, как и Альфа-ЭРКи.

Оказывается, у ЭРКов были друзья. Почему-то Дарман считал их одинокими машинами для убийства, неспособными к таким прочным отношениям который были в группах коммандос. И вот...

"Такими считают нас все остальные"

Дарман понял, что думал так, как думает большинство гражданских. Он провел границу, за которой кто-то был менее значимым, чем он, именно так и гражданские думали, что все клоны - машины из плоти, "мясные дроиды", как называл их Скирата, существа, которых можно посылать на смерть, потому что они не такие, как настоящие люди, и значит, все в порядке.

"Как легко, оказывается, так думать..."

Найнер рискнул вмешаться в разговор:

- Таково наказание за дезертирство. Не думаю, что мы должны быть удивлены.

- Нет, приятель, ты ошибаешься, - сказал А'ден. - Это было не наказание. Так, Сулл?

Все желание сражаться, казалось, покинуло ЭРКа. Возможно, он просто ждал смерти.

- Нет, потому что наказание - это средство устрашения. А чтобы кого-то устрашить, этот кто-то должен знать, что происходит с нарушителями. Но никто ничего не знал об ЭРКах, которые были казнены.

- Их убили потому, что они знали слишком много? - спросил Атин.

- Их убили потому, что они боевые нек-псы, - А'ден почистил ногти кончиком виброклинка и полюбовался результатом. - Когда они слишком стары, чтобы сражаться, они уже не могут быть домашними зверушками. Опасные, свирепые твари. Их нужно убрать - да, Сулл'ика?

- Засунь свою мандалорианскую фамильярность куда подальше, - сказал Сулл. - Но вообще ты прав. Они придут и за тобой, "Нуль", когда ты не сможешь - или не захочешь больше сражаться. Никто не покинет живым Великую Армию. Как ты думаешь, что они сделают с нами, когда мы больше не будем нужны, оставят нас на развод?

- Ну, я надеюсь... - задумчиво сказал Фай.

- От нас даже не будет особой пользы как от источника генов. Мы - второе поколение Джанго. Новые гены они могут получить и от простых клонов-солдат. От них меньше проблем.

Дарман сейчас не хотел смотреть в глаза товарищам. Он знал, что творится у них в душе. Это был тот же самый страх, что эта короткая жизнь - все, что им осталось.

В Типока-сити это не казалось важным. Там никто из них не видел внешнего мира. А сейчас они жили в городах, встречались с красивыми девушками, видели, как живут другие. И они знали, чего они лишились.

"Только не я. Я не закончу жизнь так"

Найнер раздраженно скрипнул зубами.

- Он сбежал. А большинство ЭРКов все-таки продолжают исполнять свой долг. Прости, но меня не слишком тронули его душевные переживания.

- Как бы то ни было, Найнер, - А'ден повернул виброклинок, и посмотрел на его лезвие. - Добро пожаловать в сложный мир морали. - Он помолчал, потом вдруг нагнулся к Суллу, почти нос к носу. Дарман ожидал услышать треск костей, когда ЭРК ударит его головой, но они просто смотрели друг на друга.

- Так что ты делал в Эйате?

- Я нашел там работу. Жилье.

- Военную работу? Советником у врага?

- Нет, водителем репульсорного такси. И жители Эйата - не враги. Они просто обычные люди, попавшие в чужую войну.

- Но если ты хотел остаться жить здесь, ты должен был убедиться, что они эту войну не проиграют, так?

- Я здесь только несколько месяцев. Я не объявил всем, что я дезертир, и не раскрыл им военных планов.

- Рано или поздно, Сулл, тебе придется выбрать сторону, до того, как произойдет нападение маритов. Атака, для которой ты обучал ящериц.

- И?

- Ты хочешь уйти?

- Тебе картинку нарисовать?

- Тебе нельзя оставаться здесь. Я не могу допустить риск, что ты, оказавшись на свободе, передашь эйатцам секретные коды, и из-за этого погибнет еще больше клонов. А возвращаться ты не хочешь. Значит...

А'ден выпрямился, подняв виброклинок, и на секунду Дарман подумал, что он убьет Сулла на месте. Но он разрезал пластоидный шнур, а потом направил виброклинок под подбородок Сулла, вдавив его в плоть.

ЭРК потер запястья.

- Ждешь чего-то?

- Проваливай с планеты, - сказал А'ден. Он достал несколько кредиток из кошелька на поясе. - Здесь хватит тебе, чтобы снова устроиться. Я обеспечу тебе транспорт с Гафтикара, при условии, что ты не поставишь под угрозу безопасность другого клона.

Сулл пожал плечами. Предложение А'дена, казалось, застало его врасплох.

- Такая братская солидарность очень трогательна, но каждый из нас должен уметь сам позаботиться о себе.

А'ден взглянул на свой хронометр.

- Предложу по-другому: ты убираешься с этой планеты и больше не участвуешь в войне, или я вывожу тебя из обращения раз и навсегда.

- Мне и здесь неплохо.

А'ден оглянулся и указал пальцем на дверь.

- "Омега", выйдите. У нас тут будет небольшой разговор чисто между ЭРКами. Насчет фасона камы и тому подобного осика.

Найнер встал без возражений, и жестом приказал остальным следовать за ним. Бойцы "Омеги" вышли и уселись снаружи, опираясь на стену штаба.

- Все равно он предатель, - наконец сказал Найнер.

Дарман рассеянно смотрел вперед. Мариты построили макет здания, и, кажется, отрабатывали его штурм. Они иногда останавливались, чтобы оглянуться, потом возвращались к своим тренировкам, но появление Сулла завладело их вниманием. Знали ли они, кто он? Дарман подумал, могут ли они отличить одного клона от другого, кроме как по форме.

- Просто он не доверяет больше Республике, - сказал Дарман.

- Я тоже не доверяю Республике, - Атин сорвал лист какой-то травы и внимательно его рассматривал. - Но это не значит, что я перейду на сторону сепов.

- И почему бы ей не доверять? - спросил Фай. - Ну, не считая того факта, что они отправляют нас на смерть и обращаются с нами как с грязью? Любой может ошибаться...

- Для начала весь этот осик насчет угрозы дроидов. Я был на той диверсионной миссии с Прудии. Я видел завод. Видел, сколько их производится. Их меньше на несколько порядков. Это дезинформация, но я не знаю, откуда разведка взяла ее.

- Ат'ика, все врут насчет численности войск, техники и тому подобного, - сказал Дарман. Он знал, что Скирата никогда не рассказывал им всего - он так говорил - но чем дольше продолжалась война, тем больше Дарман понимал, что с обеих сторон все было сплошной ложью на лжи. Все не складывалось. Было слишком мало дроидов, чтобы подтвердить ту численность, о которой сообщала республиканская разведка. Заявления КНС ничем не подтверждались. - Пропаганда - тоже оружие.

"И очень удобное, чтобы заставить Сенат слепо санкционировать увеличение военных расходов". Да, теперь Дарман знал толк в политике.

"Когда ты узнаешь, что действительно происходит на войне, ты будешь знать, что смотришь голофильм". Так сказал Скирата. "Ложь и пропаганда в войнах так же важны, как и снабжение. Все, что ты можешь по-настоящему знать - это лишь то, что происходит прямо перед твоими глазами, и даже тогда это можно интерпретировать по-разному"

Даже так, в последнюю неделю или около того "Нули" казались... другими. Это было сразу после того, как Атин вернулся, жалуясь, что Кэл и Ордо отправили его обратно после диверсионной миссии. Они сказали, что Атину не нужно знать, что они делают. Они отрицали, что это связано с охотой на генерала Гривуса.

Дарман подумал, что Скирата действовал тогда слишком рискованно. Частично из-за этого он и был их любимым буиром, но это также лишило Дармана сна на несколько ночей.

"Я не боюсь быть убитым. Но правительство, которое лжет мне - вот что я ненавижу".

От топота ботинок стены дома завибрировали, и Дарман почувствовал его спиной. А'ден и Сулл вышли из дома. Дарман проверил, что его пистолет полностью заряжен.

- Мастер Сулл покинет Гафтикар через несколько дней, - объявил А'ден, не смотря в лицо никому из группы. Сулл с мрачным видом шел за ним. - Развлекайте его здесь, пока его транспорт не прибудет.

Найнер просто не смог держать рот на замке. Отстаивать то, во что ты веришь, конечно, прекрасно, но иногда это противоречит здравому смыслу.

- Но...

- ЭРК-лейтенант Альфа-30 умер от ран, полученных в результате неизвестного несчастного случая, понятно? - многозначительно сказал А'ден. - Тело слишком разложилось, чтобы установить причину смерти. Но я забрал его броню и верну его жетон командованию Сил Специального Назначения для записи. Поняли? Потому что если вы не поняли, я повторю это еще медленней.

Фай поднял брови.

- Для меня он выглядит достаточно разложившимся. Мы устроим ему приличные похороны. Можно мне взять его ботинки и каму?

Но Найнер не собирался так просто уступать А'дену. В этом был весь Найнер. Дарман подозревал, что он доставил Ордо не меньше проблем. Его честность и приверженность правилам скрепляла команду.

Хотя иногда ему стоило бы просто посмотреть на вещи с другой стороны и заткнуться.

- После какого предела импровизация превращается в полный развал дисциплины, нер вод?

А'ден пристально посмотрел на него, словно только что его заметил.

- Ты считаешь, я должен предъявить ему обвинение в дезертирстве и вернуть его к Зею для суда?

- Так сказано в уставе...

А'ден отвернулся на секунду, словно проявил неожиданный интерес к маритам, которые сейчас намеревались разрушить макет здания даже без боеприпасов. Они испускали торжествующий визг, странно не соответствовавший их свирепости. Потом "Нуль" взял комлинк с пояса и протянул его Найнеру.

- Ладно, мир'шеб, почему бы тебе не связаться с Зеем и сказать ему, что мы поймали ЭРКа-дезертира? - Не дождавшись, когда Найнер возьмет комлинк, он вложил аппарат в его руку. - Давай.

Найнер глубоко вздохнул, пальцы руки побелели, когда он сжал комлинк. Дарман уловил взгляд Фая и подумал, будет ли кто-то из них останавливать сержанта. Атин старательно изображал равнодушие.

- Ну, давай, красноречивый наш, - сказал А'ден. - Свяжись с ним, если у тебя хватит гетт'сэ это сделать.

- Ты не ответил мне, - Найнер проявил твердость. - Где граница между обходом правил ради здравого смысла и нарушением долга?

- В шебс мой долг.

- Я не имею в виду долг перед Республикой. Я говорю о нашем собственном. Так какой-нибудь ЭРК может решить сбежать, потому что он такой независимый, а простые пехотинцы из корпуса "Галактических Десантников" должны остаться и погибнуть? Хотя они тоже могли бы сделать выбор?

А'ден присел на корточки рядом с Найнером. Взяв Найнера за руку, он заставил его поднести комлинк ко рту.

- Так скажи Зею. Хочешь знать, что случится потом? Это будет не так, как в обычной армии. Сулла не будет судить. Его не заключат в тюрьму и не понизят в звании. Они выстрелят из бластера ему в голову, потому что они больше не могут ему верить, и потому что не могут позволить, чтобы ЭРК разгуливал на свободе.

Найнер и А'ден застыли, устремив взгляды друг на друга.

- Может быть, тот, кто сбежал, покинув товарищей в бою, заслуживает этого, - сказал Найнер.

- Тогда давай, покончи с ним.

А'ден отпустил руку Найнера и встал. Сулл прогуливался неподалеку, опустив голову и скрестив руки, как будто прислушиваясь к разговору по комлинку в несуществующем шлеме. Дарман неожиданно обнаружил, что думает о том, о чем Скирата никогда не рассказывал на тренировках: кто исполняет расстрелы? Кто казнит предателей? Он не мог представить, чтобы на спуск нажимал брат-клон или офицер-джедай. Может быть, для этого привлекают республиканскую разведку.

Определенно, они не могли привлечь к этому КСБ. У КСБ сейчас очень хорошие отношения с клонами, благодаря Скирате.

- Шабии'гар, - огрызнулся Найнер и швырнул комлинк обратно А'дену. Потом он встал и отошел. Найнер не был обижен. Дарман знал, что он уходит от соблазна ударить "Нуля", потому что он никогда не слышал, чтобы Найнер до этого использовал такие выражения. - Просто запомни это, если ожидаешь, что мы будем вытаскивать твою шебс из-под огня.

А'ден проводил его взглядом и покачал головой. У него была обветренная загорелая кожа, из-за этого он выглядел старше, чем Ордо или Мереель, и определенно покровительственное выражение лица.

- Вы не думали об этом? - он повернулся к трем оставшимся коммандос. - Что происходит с теми клонами, которых нельзя вылечить и вернуть в строй? Или когда мы становимся слишком старыми, чтобы сражаться?

Дарман почувствовал напряженный взгляд А'дена. Он должен был ответить.

- Да, я много думал об этом.

- И? Ты заметил какие-нибудь пенсионные проекты или льготы при отставке? - А'ден закатил глаза. - Посещал какие-нибудь курсы по переквалификации?

В моменты покоя с Этейн, в моменты, когда он начинал понимать, что терзало Фая, Дарман пытался не думать об этом, потому что он ничего не мог с этим сделать, кроме как покинуть своих товарищей в беде, и - по статистике - он вряд ли дожил бы до начала преждевременного старения.

Но мысль о том, что он может быть ранен слишком серьезно, чтобы его стоило спасать, тревожила его. Да, ему нравилась жизнь. Он любил ее. Любой, кто думал, что у клонов нет чувства страха или ощущения собственной смертности, был дураком - или, может быть, гражданским, оправдывающим использование клонов, потому что они "не такие как настоящие люди".

Вся команда молчала. А'ден, казалось, был рассержен.

- Вы - рас-ход-ный ма-те-ри-ал! - сказал он, подчеркивая каждый слог. - Все солдаты всегда были им. Но вы - особенно. Ни гражданских прав, ни права голоса, ни семей, которые могли бы возмутиться тем, как с вами обращаются, и никаких связей с каким-либо сообществом, которое могло бы бороться за ваши права. Вас производят, используют и ликвидируют, если вернуть вас в строй слишком дорого, или если вы проявляете недовольство. Прекрасно, будьте благородными мучениками, но делайте это по собственному выбору, а не потому, что вы, как нуна, выращенная в клетке на ферме, не знаете, как можно думать иначе.

Обычно Фай своей болтовней и шутками разряжал ситуацию, но сейчас он смущенно молчал. Его отношения с внешним миром казались все более тревожными. Он стремился к нему - Дарман мог чувствовать его зависть, когда Фай видел жизнь других существ - но казалось, что Фай пытается не думать об этом, может быть, потому, что он был уверен - он никогда не сможет жить вне Великой Армии. Найнер гораздо лучше, чем Фай умел не допускать таких мыслей.

Простым пехотинцам должно было быть проще. Они почти не видели мира за пределами поля боя. Их не воспитывали такие личности как Скирата или Вэу, так что им приходилось держаться друг за друга. Это было все, что им оставалось. Да, нуна, выращенная в клетке, и клетка может показаться безопасным убежищем, если ты покинешь ее. Это хорошее сравнение. Внешний мир был незнакомым и страшным. Скирата называл это неврозом закрытых учреждений.

- Проблема с войнами в том, - сказал, наконец, Фай странно чужим голосом, - что они показывают людям, что те в действительности могут, если захотят. И это делает мир довольно-таки неудобным для правительства, когда этот мир все-таки наступает. Ты не можешь просто засунуть их обратно в коробку.

- Ты ничего не знаешь о мире, - сказал Атин. - Никто из нас не знает.

Дарман попытался смягчить мрачное настроение.

- Ордо снова рассказывал ему истории, - Сулл все еще ждал здесь. Дарман подумал, смог бы он расстрелять ЭРКа, если бы ему приказали. - Никогда не учи клонов читать.

- Ордо тоже ничего не знает о мире, - сказал Атин.

Дарман чувствовал, что он тоже ничего не знает о мире, но решил оставить эту мысль при себе. Если смысл был в том, чтобы выиграть войну, кто-то должен был подумать, что делать с армией после.

- Думаешь, у Сева есть подружка? - спросил Фай.

- Если и есть, она, вероятно, сбежала из корускантской тюрьмы для особо опасных преступников, - Дарман слегка толкнул брата. "Брось, Фай, не думай". - Не в твоем вкусе.

- Ничего не имею против того, чтобы девушка была немножко психопаткой, - Фай с заметным усилием приходил в себя. - Нельзя быть слишком разборчивым.

- Ну, хоть я и люблю слушать вашу мудрость, великие философы, у меня еще много дел, - А'ден жестом приказал Дарману встать. - Иди принеси снаряжение Сулла. Он скажет, где он его закопал. А пока он расскажет мне все, что он знает об Эйате. Договорились, Сулл?

ЭРК пожал плечами.

- Чтобы тебе было легче их уничтожить?

- Если у тебя есть подружка в Эйате, которую ты хочешь спасти, сейчас самое время рассказать об этом.

Сулл встряхнул головой.

- Никого у меня нет. Здорово, даже ящерицы не узнают меня сейчас. Наверное, я произвожу впечатление.

- Так ты расскажешь об Эйате или нет?

Сулл, казалось, задумался.

- Хорошо, но я не знаю ничего такого, чего ты не узнал бы от этих ребят, которые его строили.

Направляясь откапывать броню Сулла, Дарман отвлекся, чтобы найти Найнера. Найнер стоял у дерева над эскарпом, заложив пальцы за пояс, и не обернулся, когда Дарман подошел к нему и положил руку на его плечо.

- Надевай броню, сержант. Пошли искали вещички Сулла.

Найнер обернулся, и Дарман ожидал увидеть на его лице следы гнева. Но он выглядел больше огорченным, чем сдерживающим злость. Было похоже, как будто у него плохие новости.

- Хорошо... - рассеянно сказал он.

- Ты в порядке, вод'ика?

- Могу я задать тебе вопрос?

Это было совсем не похоже на Найнера. Он никогда не ходил вокруг да около. Дарман почувствовал беспокойство.

- Ну... да, задавай.

- Если бы ты мог уйти сейчас - если бы ты мог сесть на корабль и улететь куда захочешь, без всяких последствий, и даже взяв Этейн с собой - ты бы ушел?

- Оставить армию?

- Оставить команду. Оставить нас.

Дарман обдумал эту мысль, и его внутренности скрутило спазмом.

Это были не те братья, которые росли и воспитывались вместе с ним в его первой команде из четырех клонов: каждый боец "Омеги" был единственным выжившим из своей предыдущей команды. Но все же это были его братья по оружию, люди, которые знали, что он думает и чувствует, что беспокоит его, какая еда ему нравится, каждую крошечную деталь каждого дня жизни. Ни с кем у него не было более тесной связи - может быть, даже с Этейн. Он едва ли мог представить себе день жизни без них. Он не был уверен, как это совпадает со смутной мыслью о жизни с Этейн в некоем подобии семейного счастья, которое он не понимал и видел только мельком со стороны, но он знал, что если он покинет братьев, в его душе будет рваная рана, которая никогда не залечится.

Он раньше никогда не думал, что может потерять Вина, Джея и Тейлера, когда они все были в команде "Тета", и - прямо как "Дельта" сейчас - думал, что погибнуть могут только другие команды, не их.

Это было до того, как они попали на настоящую войну. Это было еще тогда, когда случайная смерть на учениях поражала их так, что они молчали целыми днями.

Найнер все еще ждал его ответа.

- Я говорю не о службе Республике, Дар. Я даже не знаю, что такое эта Республика или чем она лучше сепов. Все, что я знаю - что каждый день я пытаюсь не быть убитым и помочь не погибнуть вам, и не более того. Так... что заполнит пустоту, если ты покинешь своих братьев?

Найнер все еще думал о Сулле и о том, как он мог уйти, когда его товарищи остались сражаться. Это было нечто большее, чем верность Республике и вся прочая чушь, которую вбивал в них Джанго.

- А ты не хотел бы жить в каком-нибудь приятном месте и делать что-то другое, а не воевать? - спросил Дарман.

- Дар, ты смог бы уйти?

- Этого не будет, - сказал Дарман наконец. Было это "да" или "нет"? Он не был уверен. Он даже не был уверен, чем он был бы вне армии, не говоря уже о том, чтобы расстаться с братьями. - Даже не думай об этом.

Но Дарман продолжал думать об этом, пока они искали броню Сулла. И он был уверен, что Найнер тоже об этом думает.

* * * 

Тилсет, Квиилура, третий день эвакуации, 476-й день после битвы на Геонозисе.

- Вот, - сказал Левет. - Вот что случается, когда вооружаешь мощным легко транспортируемым оружием туземцев, которые знают местность лучше нас.

Этейн знала, что фермеры будут использовать каждый прием, которым научил их генерал Зей во время борьбы с сепаратистами, но это не делало их поимку легче. Пока солдаты поймали двести или около того человек живыми и погрузили их в транспорты; остальные рассеялись небольшими группами, взяв с собой много оружия, когда-то переданного им Республикой.

Если бы эти фермеры были сепаратистами, планета была бы уже зачищена. Но руки были связаны. Люди были гражданами Республики, а планета принадлежала гурланинам, и это значило, что ее нельзя превращать в выжженную пустошь.

Это был не тот способ боя, которым они хотели сражаться, исключая, может быть, Этейн.

Но пока бой шел по одному образцу. После того, как фермеры несли даже небольшие потери, они сдавались. Казалось, они чувствовали, что сделали то, что должны сделать, и теперь, испуганные и уставшие хотели скорее закончить с этим. Имея это в виду, Этейн придерживалась следующей стратегии: подстрелить нескольких в каждой группе, чтобы побудить остальных сдаться.

Но на этот раз, кажется, она не сработала.

Взвод был связан боем в речной долине к северу от Тилсета. Семь других взводов рассеялись, преследуя наиболее крупные группы мятежников, пытавшихся сбежать. Казалось, что преимущество полностью на стороне клонов, но сложность состояла в том, что колонистов надо было увезти по возможности живыми, и это ставило клонов в невыгодное положение. Все уже шло к тому, что Этейн собиралась бросить это как безнадежное дело.

- Ложись!

Артиллерийский снаряд разорвался среди деревьев за позицией Этейн, осыпав солдат осколками льда и ветками. Этейн инстинктивно присела.

Левет, обычно находившийся при ней неотлучно, забежал за стену, которая была частью сарая для мерли, и опустился на колени, чтобы стрелять из скорострельного бластера "Е-Веб", который стоял на треножнике, оставшись без расчета. Его стрелок лежал рядом, с ногой, вывернутой под неестественным углом; второй солдат отчаянно пытался снять свой шлем. Левет стрелял, пока двое клонов оказывали помощь своему раненому брату, и Этейн поняла, что она больше не может расставлять приоритеты так, как должен командир.

Все, что она видела сейчас - раненый солдат. Кто он?

Она всегда пыталась запомнить их имена - у них в своей среде всегда были имена, а не только номера, которые давали им их создатели-каминоанцы - а имя этого не запомнила. Она чувствовала себя так, словно отвергала его. Она не могла позволить ему быть чужаком. Но сейчас она должна.

"Ты должна сражаться. Ты не можешь отступить и изображать медика". Фермеры развернули оборону на склоне холма над взводом, прячась в покрытых льдом камнях и впадинах, и где-то наверху у них было небольшое, но мощное артиллерийское орудие, когда-то переданное им Республикой, чтобы помочь им прогнать с планеты сепаратистов. Также у них было множество бластерных винтовок - и то, что было эффективно против дроидов, могло с успехом применяться и против брони клонов-пехотинцев. Световой меч и Сила Этейн приносили немного пользы против такого огня. Все, что она могла делать - отражать бластерные разряды и обломки, потому что ее концентрация исчезла. Раньше она смогла бы сосредоточиться и мысленно увидеть угрозу, заметить ее в самой структуре воздуха, земли и воды, и отразить плазменный разряд или Силой ударить снайперов о камни. Сейчас она пыталась обнаружить каждую огневую позицию, чтобы сосредоточиться только на ней.

"Беременность изменила меня. Но Сила и так не была велика во мне".

Слева от нее Левет направил огонь "Е-Веба" на склон холма, выстрелы, сделанные в четкой последовательности, вызвали небольшую лавину на склоне, открыв траву и камни. Солдаты вокруг Этейн выцеливали позиции снайперов в обоих концах долины. Этейн подождала, когда Левет прекратит стрелять и отрегулировала свой комлинк.

- Потери, коммандер?

У нее под командованием должен был находиться лейтенант, самое большее - капитан, а не полный коммандер, но у каждого генерала-джедая был в распоряжении коммандер, даже у такого незначительного джедая, как она. - Если это обойдется нам слишком дорого, думаю, мы не будем пытаться взять их живыми.

- Десять человек ранены, двое серьезно.

- Окажите им помощь и эвакуируйте.

- Для этого мы должны отозвать АТ, мэм, а там уже неважно, эвакуируем мы их или нет. Если бакта и мед-дроиды не помогут им, то ничто не поможет.

Некоторые генералы могли решить, что десять человек - приемлемые потери для взвода из тридцати шести солдат, но Этейн так не могла.

- Тогда мы очистим этот холм.

- Вы подтверждаете, что... не хотите больше брать пленных?

Этейн едва могла поверить в то, что она говорит.

- Они фермеры. Вы - элитные солдаты. Это не займет у вас много времени.

- Вы не хотите в последний раз попытаться уговорить их, мэм?

Левет знал ее лучше, чем она думала. Казалось, он понимал, что она будет потом упрекать себя, если не предложит им последнего шанса сдаться. Сколько раз она предлагала им сдаться, она уже не помнила. Но они вполне ясно дали понять свои намерения.

- Хорошо. Вызывайте АТ.

Бластерная перестрелка продолжалась, но казалось, что солдаты сражаются в полной тишине. Они могли слышать друг друга по комлинкам в своих шлемах, она - нет. Был слышен только треск бластерных разрядов, взрывы и град мерзлой земли, когда снаряды из пушки разрывались на поле вокруг них. Когда Этейн вспомнила, что надо щелкнуть зубами, чтобы активировать взводную частоту комлинка, в ее наушнике зазвучали голоса, и она погрузилась в хаотический шум боя, солдаты сообщали позиции, расстояние и высоту, и один голос повторял:

- Он в порядке? Вен в порядке? Вен в порядке?

Вен. У него было имя. Теперь она знала.

Этейн переключилась обратно на закрытую частоту Левета.

- Когда прибудет АТ, коммандер?

- Через двенадцать стандартных минут, мэм.

- Хорошо, - она сосредоточила мысли на склоне холма, проникая в разумы мужчин и женщин, которых она знала - и когда-то обучала сражаться - и попыталась внушить им, влияя Силой на их мысли, что они поколебались, они не уверены, хотят ли продолжать этот бой, и что они желают улететь отсюда ради лучшей жизни.

- Прекратить огонь. Ждите.

Солдаты немедленно опустили бластеры и осторожно отошли из-за стены, некоторые тащили на себе раненых товарищей. Один из раненых не проявлял никаких признаков движения. Вен лежал немного поодаль от "Е-Веба", шлем был снят и лежал рядом с ним, ярко-алая кровь текла на тающий снег. Его товарищ все еще стучал по его груди, пытаясь вызвать сердцебиение.

Огонь со склона холма постепенно затих.

Этейн могла чувствовать эмоции вокруг себя как пятна разноцветного света: ярко-желтый страх, сине-белая пульсирующая напряженность угасающей жизни, и что-то, что она могла определить только словом "детское", слабое и серое. Это было эхо того, что она ощутила при первой встрече с Дарманом. Хотя это не была невинность: это было чувство потери и бедствия.

Ребенок внутри нее снова толкнулся. На секунду она подумала, что это его эмоции она почувствовала. Однажды он должен будет узнать, что его мать сделала все возможное, чтобы позволить этим фермерам уцелеть.

- Бирхан? - крикнула она. - Бирхан, ты там?

В долине отозвалось эхо. На Квиилуре звуки разносились очень далеко. Этейн показалось, что она слышит отдаленный топот АТ-ТЕ, идущего по полям к дороге.

- Это не Бирхан, - отозвавшийся голос принадлежал женщине.

- Вы можете прекратить это сейчас. Вы все можете уйти отсюда.

Последовала длинная пауза.

- Вы отрезали нас с обеих сторон...

- Мы пытаемся увезти вас живыми... пока, - от крика у Этейн заболело горло. Она взглянула на хронометр. - Я даю вам пять стандартных минут, чтобы сложить оружие и сдаться.

Тишина. Абсолютная тишина, за исключением звуков дикой природы, которые Дарман обозначил как НДК - нормально для Квиилуры.

- Подозреваю, что это означает "нет", - сказал Этейн.

Она ждала, время от времени поглядывая на хронометр. Было так тихо, что она могла слышать, как снежная метель стучит по броне солдат. Левет вернулся к ней и жестом предложил взглянуть вперед.

Прищурив глаза, она смогла разглядеть сквозь снег движение. Со склона холма медленно вставали фигуры в однообразной рабочей одежде, с лицами, замотанными шарфами, и поднимали руки в знак сдачи. "Слава Силе. Наконец хоть немного здравого смысла". Она внимательно смотрела на них в поисках оружия, но, кажется, все они действительно бросили оружие. Она рискнула встать, держа световой меч в руке.

- Мэм, когда вы научитесь беречь свою голову? - резко сказал Левет. - Если вы джедай, это не значит, что вы неуязвимы.

- У меня есть броня, - сказала она. - И я могу отразить бластерные разряды, если они все же попытаются выстрелить в меня.

Включить световой меч казалось проявлением ненужной агрессивности, но она все равно включила его. Она не хотела полагаться на волю случая. Когда она пошла вперед, держа оружие перед собой, новые фигуры появились из-за покрытых снегом камней, некоторые заложили руки за голову, некоторые просто подняли бластеры и винтовки над головой. Фермеры с нижних склонов начали пробираться к дороге.

Их сопротивление, казалось, было лишь жестом. Они просто хотели сохранить лицо, чтобы потом сказать своим детям, что они не ушли без боя. Гордость имела для них значение. Она могла это понять.

- Хорошо, - она прошла еще несколько метров и обратилась к ним: - Вам нечего бояться. Никаких репрессий не будет, я обещаю. Мы просто заберем ваше оружие.

Ответа не было. Казалось, им понадобится много времени, чтобы спуститься по склону, но снег был больше похож на спрессованный лед, и был предательски скользким. Этейн повернулась к Левету, кивнула и махнула рукой нескольким солдатам, чтобы они подошли и забрали у фермеров оружие. Пятнадцать солдат пошли через поле, на котором летом рос барк, они казались призраками на белом снегу, заметные только по черноте комбинезонов, видневшейся между пластинами белой брони, и по зеленой маркировке брони сержанта.

Этейн отметила в своем мысленном списке еще одну вещь. Это было нелегко, но они справились.

- Левет, эвакуировать...

Она не договорила. Взрыв засыпал ее лицо мерзлой грязью и подбросил двух солдат на несколько метров в воздух. Один упал с криком, другой кричать не мог, потому что был разорван на куски.

Мины.

Взвод застыл, оказавшись на минном поле.

"Ловушка. Вы не сдались, вы просто заманивали моих людей в смертельную ловушку..."

Этейн потеряла чувство времени. Она видела, как некоторые фермеры снова хватают свое оружие, и инстинкт победил в ней, что было совсем не свойственно для джедая, инстинкт убить за совершенное предательство. Левет что-то кричал по комлинку, а клоны, оставшиеся в укрытиях, открыли огонь из винтовок и "Е-Веб".

Этейн подняла световой меч даже до того, как поняла, что увидела вспышку бластерного выстрела, и отразила разряд. Ее комлинк был заполнен какофонией приказов и ответов, кто-то из экипажа АТ-ТЕ пытался связаться с ними. Взорвалась еще одна мина. Еще один человек закричал. Град бластерного огня и артиллерийских снарядов обрушился на них с холма.

Этейн лишь через секунду поняла, что это ее голос отдает приказ экипажу шагающего танка:

- АТ, направление 5-5-6-0, уничтожить противника, повторяю, уничтожить противника.

"Не надо мешать Левету. Он командир. Он знает, что делает. Они убивают моих людей. Они заплатят за это"

Она сейчас не думала о моральных доводах на тему кто кого здесь первый предал. Все, что осталось в ней - желание выжить и спасти своих товарищей. Это было так естественно, так не по-джедайски. Она не ощущала никого вокруг кроме мертвых и умирающих солдат; она не чувствовала ничего кроме желания остановить огонь противника и выпустить пылающую ярость, которая душила ее и зажимала ее голову в тиски.

Она даже не поняла, что идет по минному полю. Она чувствовала, что может видеть сквозь снег и землю мины - мины, которые они должны были обнаружить - нет, это были специальные противодроидные мины, сделанные из пластоида и активировавшиеся дистанционно. Этейн каким-то образом могла их избегать, но солдаты не владели Силой и просто опустились на колени там, где им пришлось остановиться и отстреливаться.

Из всего, что она видела сегодня, это было самое необычное: солдаты под сильным огнем на открытом поле все еще продолжали сражаться, хотя малейшее движение могло привести в действие невидимую мину рядом. Никто из них не был парализован паникой. Не удивительно, что дураки думают, будто клоны не испытывают страха.

- Мэм, стойте! Остановитесь, файрфек! - раздался голос Левета в ее комлинке. Нет, она не собиралась останавливаться. Она не могла. Склон холма перед ней взорвался огромным фонтаном снега и грязи, поднявшимся в воздух и осыпавшимся как град. Раздался грохот. Кусок холма отвалился, потащив за собой камни и землю. Пласт спрессованного снега соскользнул с холма, как глазурь с пирога, и лавиной обрушился вниз.

Шагающий танк снова выстрелил, вздрогнув от отдачи, и каменная гряда на вершине холма раскололась, как кусок транспаристила. Взрыв оглушил Этейн на несколько секунд, она почувствовала, как песок и ледяная крошка летят ей в лицо, и присела. Потом раздался второй взрыв, потом третий, и когда Этейн снова подняла голову, она уже не могла разглядеть холм сквозь бурю пыли и обломков, катившуюся к ней, как огромная волна. Земля под ее ногами вздрогнула, как при землетрясении. И когда обломки посыпались на землю, огромная вздымающаяся волна рассеялась, открыв изуродованный холм и дорогу, засыпанную камнями, землей и льдом.

Мятежники теперь вели огонь только с одной позиции, к югу от них, не с холма. Но клоны все еще были на минном поле.

- Мэм, я сказал вам, стойте где стоите! - крикнул Левет.

- Нет, это вы стойте где стоите, коммандер, - Этейн не могла справиться со своим гневом. Она так и не научилась его контролировать. Сейчас, спасая своих людей, она легко могла оказаться на Темной Стороне. - Атаковать другую артиллерийскую позицию. Просто подавите ее, понятно?

"Я беременна. Не сошла ли я с ума? Я рискую жизнью моего ребенка. А она не моя, чтобы я могла рисковать ею".

Но АТ-ТЕ уже вступил в бой, обстреливая южную позицию мятежников с другого конца небольшой долины. Это было похоже на голофильм на заднем плане, что-то, совершенно отдельное от происходящего на минном поле. Но так оно и было: АТ-ТЕ больше ничего не мог сделать для них, только подавить огонь врага. Этейн была на минном поле, окруженная людьми, которые не могли оттуда уйти, и некоторые из них истекали кровью до смерти от тяжелых ран.

Их крики переворачивали ей душу. Говорят, что раненые солдаты зовут маму, но у клонов не было матери. У этих солдат не было даже никого, кто мог бы заменить им отца, как Скирата. Они звали своих братьев.

Этейн знала это сейчас, потому что один из них сейчас звал своего брата. Он звал Бека, или, по крайней мере, так она расслышала. Бек не отвечал. Может быть, Бек был одним из убитых.

Это разбило ей сердце и разорвало ее последние слабые связи с джедаями.

Она оглянулась через плечо: Левет шел к ней по минному полю. Она не стала пытаться воздействовать на его разум. С помощью Силы она заставила его замереть на месте. Левет остановился на секунду, потом снова пошел к ней.

- Ты не обнаружишь эти мины сенсорами, Левет. Не пытайся, - она махнула рукой. - Я могу почувствовать то, чего ты не можешь. Я в порядке. Не делай этого.

Краем глаза она заметила, как что-то мелькнуло, короткое движение, не более. Она присмотрелась внимательнее, и снег как будто пошел волнами, словно море, покрытое слоем нефти. Из снега появились белые силуэты гурланинов, и с десяток или больше их зашли на минное поле.

Гурланины могли чувствовать изменения в толще земли. Конечно, Джинарт нашла туннели гданов для нее во время первого задания "Омеги", так что они вполне могли обнаружить зарытые мины. Один из гурланинов направился к ней.

- Джинарт, - прошептала Этейн. - Иди осторожнее...

- Валаквиль, - сказал гурланин. Это был супруг Джинарт, когда-то личный шпион Зея. - Ты не можешь даже различить нас?

- Обычно я вас не могу даже увидеть.

- Мы обозначим для вас безопасный путь, и вы сможете вывести ваших раненых. Я выведу остальных твоих людей отсюда.

- Я у тебя в долгу.

- Да, джедай, и если что-то случится с тобой, расплачиваться придется нам. Так что заткнись и следуй за мной.

- Я могу чувствовать, где находятся мины. Я в порядке.

- Жаль, что ты не почувствовала мины до того, как привела на них своих солдат.

Это была жестокая правда. Секундное облегчение Этейн сменилось чувством стыда и вины. Это была ее ошибка. Из-за нее погибли эти солдаты, из-за ее некомпетентности, и даже не военной некомпетентности: она не смогла правильно использовать свое умение чувствовать Силу.

Но сейчас она не могла позволить такую роскошь, как жалость к себе. Она обратилась к застрявшим на минном поле солдатам, которые еще могли ходить, не уверенная, не излучают ли противодроидные мины еще и электромагнитные импульсы.

- Вы слышите меня?

- Да, мэм.

- Следуйте за гурланинами. Идите по их следам. Они выведут вас с минного поля.

Вытаскивать раненых будет тяжело, но она должна сделать это. Она не оставит ни одного из своих людей, живого или мертвого.

Левет снова переключился на частоту ее комлинка.

- Мэм, через несколько минут сюда прилетит LAAT. Мы поднимем на борт их всех. Уходите оттуда... пожалуйста.

- А как же нижняя тяга двигателей? От нее могут сдетонировать мины.

- У меня приказы, мэм. Безопасность моего генерала прежде всего.

- Нет, так не пойдет, - Этейн снова подумала о своем ребенке, но его отец был одним из этих солдат. Жизнь каждого из них была не менее ценной, чем ее жизнь, иначе и не имело смысла рожать этого ребенка. - Я джедай. Я смогу сделать это.

До одного солдата она могла легко добраться. Он лежал неподвижно в десяти метрах от нее, но она чувствовала, что он жив. Его правая нога была раздроблена ниже колена. Чувство опасности Этейн было обострено до предела, и когда она смотрела на снег, усыпанный землей и обломками и залитый кровью, она могла чувствовать, где находятся мины, словно горячая дымка появлялась перед ее глазами. Она переступала осторожно. Если она сумеет подойти к нему, поднять его с помощью Силы будет относительно легко.

Она смогла разглядеть безопасный участок шириной в метр. Сохранить здесь равновесие было трудно, но если она сможет взять раненого на плечи, она унесет его. Она видела, как Дарман поднимал Атина, перевернув его, но здесь для этого было слишком мало безопасного пространства. Все, что она могла сделать - опуститься на колени - осторожно, на расстоянии одного фута от дымки, означавшей мину - и просунуть голову и плечи под его тело.

Он издал звук, словно воздух вырвался из его легких, но он был без сознания: он потерял слишком много крови. Этейн не могла сдвинуться с места, вся тяжесть тела солдата давила на ее спину, и когда она попыталась снова встать на колени, она едва не выбросила его за пределы безопасного участка. Понадобилось немного больше усилий, чтобы она смогла выпрямиться и попытаться пойти, для чего потребуется помощь Силы - чтобы устоять с восьмидесятикилограммовым человеком на спине.

С помощью Силы это легко - относительно.

Этейн глубоко вздохнула, услышав вдали звук двигателей LAAT, досчитала до трех, крепче ухватилась за броню солдата и выпрямилась, напрягая колени. На секунду показалось, что ее сухожилия не выдержат. Этейн пошатнулась. Но потом она восстановила равновесие и очень осторожно повернулась, чтобы идти, согнувшись под углом сорок пять градусов, между мерцающими метками в снегу, которые могла видеть только она.

Тяжесть стала меньше давить на ее плечи, и Этейн крепче схватилась за броню, потому что подумала, что вот-вот уронит солдата, но оказалось, что она уже вышла с минного поля, и раненого забрали у нее двое его товарищей.

Левет положил руку ей на плечо.

- Хватит, мэм. Даже если мне придется побить вас, вы не сделаете это еще раз. Понятно? Оставьте это санитарам.

Она почувствовала себя глупо. Она весила сорок пять килограмм, и должна была признать, что она очень худая.

Она огляделась вокруг, увидев отдельные маленькие картины отчаяния, раненым оказывали помощь их товарищи, между ними вертелся медицинский дроид с АТ-ТЕ. Этейн даже не заметила, как огромный шестиногий шагающий танк подошел к ним. Она увидела раненого солдата, которого звали Вен, и его приятеля, склонившегося над ним, лицо его осунулось и пожелтело от холода. Когда солдаты снимали шлемы, пытаясь сделать искусственное дыхание рот в рот, они были так же уязвимы для холода, как и все остальные. Она, шатаясь, подошла к нему и присела рядом.

- Не могу нащупать пульс, мэм, - сказал он тихо.

- Он не мертв, - она положила руку на лоб Вена и почувствовала, что жизнь еще теплится в нем, хотя и слабо. Она не видела, куда он был ранен. Самыми уязвимыми точками были участки между секциями брони. - Сильный холод увеличивает шансы на выживание при некоторых ранах. Медицинский дроид должен заняться им через несколько минут. - Кожа Вена была как у трупа. Но Этейн точно знала, как отличить мертвеца от живого. - Ладно?

- Да, мэм. Спасибо.

Этейн сама была уже близка к такому состоянию. Она окоченела, не вполне осознавала, что происходит вокруг и не знала, сколько времени прошло. Стрельба прекратилась, и выжившие фермеры - если кто-то из них уцелел после обстрела из пушки АТ-ТЕ - должно быть, разбежались. Большая часть гурланинов тоже скрылась, кроме тех немногих, которые помогали санитарам вытаскивать раненых и убитых.

Было странно наблюдать за гурланинами. Они могли принять любой вид, какой пожелают, но все же, вместо того, чтобы превратиться во что-то гуманоидное, они оставались в том виде, какой Этейн мысленно называла "животной формой". Как будто они больше не считали нужным маскироваться и изменять вид. Они уже почти получили свою планету назад. Казалось, это некая форма физического национализма, где они снова могут быть самими собой.

- Вы в порядке, мэм? - спросил Левет.

Этейн смотрела, как шагающий танк опустился, прижавшись к земле, чтобы открыть люки и принять раненых на репульсорных носилках. Кожа Вена была бледно-восковой; другие солдаты пострадали от взрывной волны, контуженные взрывами мин и артиллерийских снарядов. Даже шлем не всегда мог спасти от травмы мозга, а их броня не была той дорогой и ультрапрочной броней "Катарн", которая позволила Фаю броситься на гранату и отделаться синяками. Медицинский дроид вводил препараты, чтобы предотвратить внутричерепной отек, одному солдату пришлось шунтировать череп, чтобы вывести из него жидкость.

- Я не ранена. Если вы это имеете в виду.

Она обернулась, чтобы посмотреть на Левета, ей было трудно определить степень его раздражения в Силе. Внешне он казался морем спокойствия, подводные течения которого были скрыты так глубоко, что она не могла сказать, испытывает ли он тягу к насилию, печаль или страсть. - Простите, я не хотела причинять вам беспокойство.

"Видишь, все эти ужасные медицинские подробности, которые я знаю сейчас? Я не хочу изучать это так... Может быть, когда все закончится, я смогу использовать это, быть врачом... Но не джедаем, только не после этой войны. Не если, а когда".

Это было нечто большее, чем тревога о Дармане. Это была тревога обо всех них: о клоне-солдате, которого она любила, о тех клонах, которых она считала друзьями, и о тех, которых она не знала, и никогда не узнает. Это застигло ее врасплох. Она боялась, что ее беспокойство может повредить ребенку, и незаметно положила руку на живот, чтобы послать ему сигнал утешения. Он был взволнован. Состояние Этейн действовало на него. Он казался почти... разозленным.

"Все будет в порядке..."

Но она не сможет дать ему имя. Она не осмелится. И если он испытывал гнев, это было что-то, что он унаследовал от нее.

- Мы закончили, - сказал Левет. Он стоял, прислушиваясь, и Этейн услышала пронзительный вскрик вдали - она не поняла, кричал это мужчина или женщина. Гурланины добивали уцелевших мятежных фермеров, разбежавшихся после обстрела.

"Я приказала это. Я это начала. Я совершила ошибку с минным полем"

Этейн была просто слишком испугана, чтобы критически оценить то, во что она превращается, и как ее джедайское обучение - размышление, благоразумие, стремление избежать насилия - теряет всякое значение.

- Мэм? Пора двигаться дальше и искать остальных. Это будет долгая и трудная работа.

- Хорошо, - Этейн нужно было еще немного времени. Она посмотрела на розовый от крови спрессованный снег, на котором лежал Вен, пока его товарищи пытались помочь ему. Крови было больше, чем она ожидала, но было трудно сказать, когда кровь пролилась на снег. Кровь в воде или на снегу всегда выглядела страшнее, чем обычно. - Сейчас я присоединюсь к вам.

Она постояла, думая о Дармане, представив его так, чтобы ребенок мог увидеть то, что она видела в Силе, и после этого пошла к катеру LAAT. Спидеры-автобусы уже ушли пустыми - эвакуировать было уже некого. Левет подошел к Этейн.

- Мэм, - сказал он, - подождите.

- Что?

- Вы ранены, мэм.

Этейн оглянулась и увидела то, что заметил коммандер: за ней оставался след крови. Инстинктивно она попыталась найти раны, зная, как легко их не заметить, пока не схлынет адреналин.

Потом вдруг она поняла: кровь шла не из раны, а текла по ее ногам. Она чувствовала, как теплая кровь стекает по ее коже и остывает, пропитывая одежду. Внезапно спазм жгучей боли охватил ее, заставив согнуться.

Она истекала кровью. Она теряла своего ребенка.

* * *  

Судоходная компания "Нар Хей", Напду, четвертая луна планеты Да Сутча, пространство хаттов, 476-й день после битвы на Геонозисе.

Сев стоял с одной стороны входа, глядя на Фиксера, стоявшего с другой стороны, как было много раз до того.

Он уже не помнил, когда в последний раз он заходил в дверь, не взрывая ее, не выбивая ногой или не плавя ее замок бластерным выстрелом. Когда-нибудь он будет открывать дверь нормально, как все. Скорч присел на колени между ними, вводя тонкие лопасти гидравлической распорки в щель между двумя половинками двери.

- Мне нужно взрывное устройство, - сказал Скорч. - Я уже сыт по уши этими штучками для открывания.

- Мы не хотим, чтобы здесь собрались зрители полюбоваться на твою работу.

- Сев, я настоящий хирург среди специалистов по быстрому входу, - Скорч хрюкнул с усилием, уперев распорку себе в грудь и навалившись на нее. Лопасти, наконец, вошли в щель. - А ты просто забойщик нерфов.

- Хочешь тоже попасть в меню?

- Терпение. Или мы запрем тебя в одной комнате с Фаем, и он заговорит тебя до смерти.

Фиксер испустил выразительный вздох - один из его широкого репертуара невербальных ответов - и поднял руку, чтобы начать отсчет: четыре, три, два...

Один.

Скорч включил гидравлику, и лопасти разделились, проскальзывая дальше. Двери сейчас были открыты достаточно широко, чтобы вклинить между ними гидравлический таран и открыть их. Сев перешагнул через него, сосредоточившись на том, чтобы не позволить следу Ко Сай остыть.

Так... нельзя допустить, чтобы об этом узнал Скирата.

Или "Омега".

Это очень беспокоило Сева. Он понимал необходимость хранить тайну, но скрывать что-то от людей, которых он знал, и которым доверял - а кто из них не доверял бы брату-коммандо? - тревожила его.

"Мы не такие, как обычные люди. Мы профессионалы. Мы тут не в игрушки играем".

Но что тревожило его больше всего, это приказ не говорить Вэу. Возможно, Зей думал, что Скирата как-то сможет узнать это у него. Джедай явно не доверял мандалорианам, но, видимо, это было неизбежно, учитывая характер Вэу и тайные операции Скираты. Хоть Вэу и Скирата сейчас уже немолоды, но они по-прежнему такие же вредные парни.

В офисе было темно. Фонарь на шлеме Сева осветил столы, грязные циновки на полу, и двери, ведущие, судя по показаниям сенсоров, в обширное пустое пространство - в коридор. Который, возможно, вел в жилые помещения. На Напду было не столь необычно для предпринимателей жить в том же здании, в котором расположены их офисы, потому что Напду - лишь перевалочный пункт для коммерческого судоходства в секторе, и здесь не было хороших жилых районов. Сев знал это по информации из базы данных, выводившейся на НШД под красным заголовком МЕСТНЫЕ УСЛОВИЯ. Он слишком мало знал о повседневной жизни населения Галактики, чтобы судить об этом самому, и поэтому полагался на данные разведки. Он видел то, что видят Скорч и Фиксер по их иконкам на НШД, и Фиксер уже взламывал компьютерные записи.

И, судя по тому, что удалось выбить из невольных информаторов, след Ко Сай вел сюда. Вейнай, водный мир и прибежище контрабандистов, остановка на Акварисе, еще одном водном мире, изобилующем пиратами и прочими отбросами, и... полет до Напду.

Фиксер снял с пояса зонд и вставил его в компьютерный порт, потом застыл, сосредоточенно изучая экран.

- Бизнес растет, - сказал он. - Им следовало бы выключать систему на ночь и защищать информацию паролем.

Скорч мародерствовал, забирая флимси из архивов. Тот, кто еще использовал флимси, либо имел данные, которые не хотел доверять носителю, который можно взломать, либо был слишком озабочен сохранением резервных копий.

- И насколько это задержало бы тебя? Секунд на тридцать?

Фиксер многозначительно хрюкнул. Сев, одним глазом следя за точками входа и выхода, а другим наблюдая показания НШД Фиксера, услышал, как кашляет Босс. Их сержант был сейчас в сотне метров отсюда, ожидая их на борту специального корабля - рейдера для борьбы с коммерческим судоходством, замаскированного под почтовый курьер, и звук, когда кто-то невидимый кашлял и глотал, сильно раздражал Сева.

- Босс...

- Проблемы, Сев?

- Ты, Босс...

- Когда я смогу снять шлем, я прополощу горло бактой. Я простыл. Понятно?

Фиксер снова вышел на связь:

- Здесь копии содержимого его базы данных. Скорч?

Скорч все еще копался в пачках флимси, перекладывая их с одной полки на другую, просматривая каждый лист и сканируя написанное на голорекордер НШД. - Это все старье. Хотя я постараюсь записать что могу.

В комлинке раздался хриплый голос Босса:

- "Дельта", эта выгребная яма на орбите еще одного водного мира... Да Сутча. Замечаете связь?

Сев услышал слабый скрип и подкрался к внутренним дверям. Он осторожно прислушался, потом нажал кнопку звукового сенсора.

- Приготовьтесь уходить. Я обнаружил признаки неразумной жизни, и это не Скорч...

Фиксер выключил компьютер, взял дрянной сувенир - хрустальную вазу с Корусканта с кучей мертвых насекомых, скопившихся на дне - и взломал сейф с наличными, прикарманив его содержимое. Вэу всегда учил их по возможности маскировать операции в тылу противника под обычный грабеж, и Сев был впечатлен работой их старого сержанта с сейфами на Майгито. Что бы Вэу ни делал, он делал это исключительно хорошо.

"Он лучший. Почему он должен ожидать меньшего от нас? Он сделал меня тем, кто я есть. Он заботится о нас, что бы там ни думал Скирата".

- Ладно, мы уходим, - сказал Фиксер, и вышел в дверь вместе со Скорчем. Сев за ними, держа наготове DC-17, в случае если бы вошел хозяин офиса, то пополнил бы собой статистику убийств в этом беззаконном секторе. Взломщики обычно не носят броню "Катарн", и оставлять живых свидетелей было нельзя.

Трое коммандос побежали по дороге - уличного освещения здесь не было, окна всех домов были заперты, и никаких любопытных глаз - и через темную аллею, чтобы вернуться к Боссу. Корабль стоял, как притаившийся зверь, между двух репульсорных грузовиков. Открылся люк, и коммандос вошли внутрь.

- Отлично, давайте взлетать и посмотрим информацию.

Босс ввел координаты, направив корабль по торговому маршруту на Нар Шаддаа, и протянул руку к чипу с данными.

- Да ладно, Фиксер. Передадим все на базу, и пусть в ней копается генерал Джусик.

Фиксер бросил ему чип.

- Спорим, что я найду информацию раньше него.

- Вы можете устроить с ним соревнование, - сказал Скорч, сняв шлем и покрутив головой, чтобы расслабить мышцы шеи. - Он хороший парень, наш Джусик.

Фиксер схватил чип сразу же, как только Босс передал данные на базу, и вставил его в деку. Сев, пройдя в кабину экипажа, заглянул через его плечо, заметив, что на чипе огромное множество данных по грузовым и пассажирским перевозкам.

Фиксер отмахнулся от него.

- Отвали. Иди доставай Скорча.

Сев услышал, как его комлинк, щелкнув, отключился, и Фиксер погрузился в изучение данных по перевозкам, связанным с Вейнаем за последние шесть месяцев.

Сев снял шлем и посмотрел на звездное небо. Оно было прекрасным. Было столько всего, что он хотел увидеть и сделать - и, вероятно, никогда не сможет - но он был решительно настроен не думать об этом, иначе можно стать нытиком, как Фай, вечно горюющий о том, чего он лишен. Его жизнь была слишком короткой, чтобы тратить ее на такое. Понадобилось немало усилий, чтобы перестать думать о несбыточных желаниях, но Сев гордился своей твердостью и целеустремленностью, даже если это причиняло боль - особенно если причиняло боль.

- Что у Зея за проблемы со Скиратой? - спросил Скорч, ткнув ногой в спинку сиденья Сева. Сиденья были расположены одно за другим. - Он ему не доверяет?

- Он боится, что из Ко Сай сделают татсуши, - проворчал Босс. - Папаша Кэл не очень ладит с каминоанцами.

Скорч продолжал стучать ногой по металлической раме сиденья.

- Правда, что он убил одного из них?

- Кто знает? Он достаточно безумен для этого.

- Так что Вэу собирается делать со своим богатством? - Сев повернулся, поймал Скорча за ногу и выкрутил ее, чтобы заставить его прекратить. - Может быть, он купит мне хороший меч из бескара, чтобы я мог удалить вот этот источник раздражения.

- Да ладно, ты будешь скучать по мне, если я буду убит....

- Никто не будет убит. Кроме как мной.

- Заткнитесь вы двое, - Босс проявил неожиданный интерес к навигационному дисплею. - Здесь трудная трасса. Не отвлекайте пилота.

Фиксер, не отрывавший взгляда от деки, вдруг дернулся и снял шлем.

- Вот оно!

- Что? - спросил Сев.

- Здесь зарегистрированы пятнадцать рейсов с Аквариса или Вейная. Пять из них прошли через оба водных мира. Два из этих пяти пошли дальше на Да Сутчу. За один заплачено наличными.

- Очень трудная трасса... - проворчал Босс.

- Корабли? - спросил Скорч.

- Один гидрографический исследовательский корабль, один частный фрахтовик. Это за него заплачено наличными.

- Значит, она устроила большое путешествие по водным мирам, - Сев, представив себе карту Галактики, мысленно проложил курс от Камино на Вейнай, потом на Акварис, потом на Да Сутчу. Похоже, что Ко Сай направлялась вдоль края Внешних Территорий к Рукаву Тингел, а потом обратно, возможно, чтобы замести следы, а возможно, пытаясь избежать чего-то. Что бы она ни делала, она летала от одного водного мира к другому. - Ищет себе новый дом?

- Лучше найти пилота и выбить из него сведения насчет этого полета.

- Что если это не Ко Сай? - Сев был смущен тем фактом, что Босс не присоединился к их разговору. - Я предлагаю начать с Аквариса, если информатор сказал нам правду.

- Мы заплатим ему, если его памяти нужна помощь, - Скорч закатил глаза. - Как думаешь, сколько каминоанцев путешествуют сейчас по Внешним Территориям, Сев?

Босс снова прервал их.

- Я не хотел бы мешать обсуждениям ваших планов, господа, но эта трасса куда более оживленная, чем ожидалось. Проверьте, что это за шутник сел нам на хвост.

Все четверо коммандос уставились на экран камеры заднего обзора. У них в кильватере следовал маленький быстрый корабль, так близко, что если бы они решили опорожнить бак с отходами, они залили бы ему иллюминаторы кабины. Плохие пилоты так не летают. Кто-то явно преследовал их.

- Галактика большая, - сказал Сев, надевая шлем и герметично закрывая воротник. Он почувствовал, как сжался желудок и сильнее застучал пульс. - Он мог застигнуть нас врасплох...

Скорч тоже надел шлем.

- Может быть, он хочет твой автограф.

Босс пытался связаться с базой. Сенсоры показывали, что оружие корабля-преследователя заряжено, а на транспондере светилась надпись "НЕИЗВЕСТНО".

Но выстрел из лазерной пушки, пролетевший мимо их левого борта, был вполне понятным знаком. Он недвусмысленно означал проблемы.

 

Глава 7

- Мастер Винду, я уважаю клонов-солдат, как и любой джедай, а в некоторых случаях, возможно, даже больше того. Но определенная дистанция между нами и подчиненными необходима, независимо от того, клоны они или нет. Генерал Секура слишком сблизилась с коммандером Блаем, и, хотя я восхищен ее преданностью и самоотверженностью, это может иметь плачевные последствия.
Генерал-джедай Арлиган Зей, командующий республиканскими силами специального назначения, в разговоре с мастером-джедаем Мейсом Винду.

 ***

"Эй'хан", Богг V, 476-й день после битвы на Геонозисе.

Ордо увидел странную сцену в пассажирском салоне "Эй'хана", когда устанавливал новое оружие на борту корабля.

Когда он нес гидроключи и переходники Мереелю в инженерный отсек, он случайно увидел сквозь открытый люк спорящих Вэу и Скирату. Он был готов уже войти и прервать спор, потому что временное потепление в отношениях между Вэу и Кэл'буиром не могло длиться долго. "Нули" выросли, видя, как Скирата и Вэу постоянно спорят, ругаются и даже дерутся; единственное, что они делали вместе - ремонт брони и тренировка боевых навыков. Скирата считал, что Вэу садист и сноб, а Вэу считал Скирату слишком эмоциональным и необразованным убийцей.

Но сейчас, по крайней мере, между ними было перемирие. И оба они испытывали неудобства, словно одевшись в чужую одежду. Скирата пытался быть вежливым и благодарным, и никто из них не знал, как им вести себя. Их напыщенная беседа внезапно уступила место напряженной дискуссии, которую Ордо не мог как следует расслышать.

Он хлопнул Мерееля по колену. Ноги его брата торчали из ремонтного люка, где он проверял соединения энергетических кабелей. "Эй'хан" будет обладать гораздо большей огневой мощью, когда работа будет закончена.

- Посмотри корпус силового привода, вод'ика, - Ордо положил лист металла на палубу. - Мне нужно к Кэл'буиру. Там что-то происходит.

- Позови меня, если понадобится снова разнять их.

Вэу и Скирата сидели напротив друг друга на диванах и оба говорили по комлинкам. При этом казалось, что они прислушиваются друг к другу.

- Ты хороший парень, Бард'ика, и я очень ценю, что ты подвергаешь себя риску из-за нас...

- Что значит "нет медицинского дроида"?

- Так где они сейчас?

- Левет должен был уже разделаться с ними. Они всего лишь фермеры.

- В них стреляли? Кто знал, что они там вообще были?

- У Кэла снова реактор пойдет вразнос...

Скирата остановился и сурово посмотрел на Вэу.

- Бард'ика, подожди секунду, ладно?

Вэу протянул руку, и они обменялись комлинками.

- Так, Джинарт, и отчего именно я должен разозлиться?

Скирата слушал, опустив голову, а потом закрыл глаза. Ордо взглянул на Вэу, который покачал головой.

- "Дельта", - изрек он, указав на комлинк Скираты. - Они преследовали Ко Сай до Напду, и там, похоже, встретились с некими конкурентами. Больше они на связь не выходили.

Напду была уже пройденным этапом в охоте; события вышли из-под контроля. Ордо стоял рядом с диваном Вэу и пытался слушать оба разговора, что оказалось гораздо труднее сейчас, когда он уже знал некоторые факты, и его мозг пытался заполнить слишком много пробелов. Он сейчас думал не о безопасности "Дельты", и испытывал от этого чувство вины. Найти Ко Сай казалось гораздо более важным. В конце концов, от этого зависели миллионы жизней.

- Нам нужно двигаться дальше, - сказал он, взглянув на хронометр; у ТК-0 и Гаиба было еще несколько часов, чтобы найти пилота, который вез Ко Сай на Дорумаа, но ему эта информация была нужна уже сейчас. Если "Дельта" была так близко - а они были сейчас на самом деле физически ближе к Дорумаа, чем "Эй'хан" - у них был шанс прибыть туда первыми. - Я не упускаю эту возможность.

Этой возможностью мог быть... пилот. Трудно перевозить каминоанцев и искать для них убежище так, чтобы этого кто-нибудь не заметил, даже если этот кто-нибудь не знает такой расы.

Скирата казался больше огорченным, чем злым. Он закрывал одной рукой глаза, чтобы его не отвлекали. Все, что слышал Ордо, были вздохи и хмыканье, словно Джинарт сообщала ему чрезвычайно плохие новости. Наконец он заговорил:

- Хорошо, я пошлю Ордо... Нет, не позволяйте ей двигаться, Левет отлично справится без нее... Наверное, он будет даже рад, что она не мешается под ногами. Я свяжусь с вами позже.

Скирата передал комлинк обратно Вэу, который возобновил разговор с Джусиком. В салон вошел Мереель и встал рядом с Ордо.

- Куда мне надо лететь? - на самом деле Ордо прекрасно знал куда, но ему не хотелось улетать сейчас, когда они уже так близко подобрались к Ко Сай. Он хотел присутствовать при окончании охоты. - Буир? Я слышал Джинарт, так что, предполагаю, это Квиилура.

Скирата встал и игриво, хотя и как-то нерешительно толкнул обоих "Нулей".

- Ад'ике, - сказал он. - Мне нужно срочно вывезти оттуда Этейн. Она истекает кровью, а фермеры твердо намерены сражаться. Наши там вылавливают их по одному, и каждый раз вежливо просят сдаться.

- Если джедаи так воюют, не удивительно, что мы никак не можем выиграть, - сказал Мереель.

- Таковы правила, сынок... последнее средство.

Ордо тоже никогда этого не понимал. Он мог процитировать любой закон или положение устава, включая все 150 "Приказов на случай непредвиденных обстоятельств", которые все клоны-офицеры должны были знать наизусть - это с легкостью позволяла делать его эйдетическая память. Но искать смысл в правилах - другое дело. Если все время жать на тормоза и объявлять один способ убийства более морально предпочтительным, чем другой, зачем вообще было начинать войну?

- Все кончится тем, что им все равно придется убить всех этих фермеров, - сказал Ордо. Он никогда не проявлял непослушания своему приемному отцу и слишком сильно любил его, чтобы разочаровать хоть в чем-то, но он должен был по крайней мере спросить, - Кэл'буир, ты уверен, что мне надо лететь на Квиилуру? Я принесу больше пользы при поиске Ко Сай.

Отец... Да, Ордо всегда чувствовал себя сыном Скираты, но сейчас он действительно был им.

- Этейн привыкла к тебе, Орд'ика, - Скирата обещал, что никогда не будет лгать своим людям, но он признал, что говорил Ордо не всю правду. Возможно, он еще не объяснился с ним начистоту. - Она будет просто гедин'ла, если за ней прилетит Мереель или Вэу. Знаешь, какие женщины нервные, когда они беременны.

- Нет, не знаю.

- Ну, они такие. Гормоны. А Этейн и так достаточно тяжело пришлось.

Вэу поднял взгляд и положил комлинк в карман на поясе.

- Вообще-то мы очень хорошо ладили с девушкой, когда работали вместе.

Скирата пристально посмотрел на Вэу, что означало, что этот комментарий не добавит ничего полезного к собранию знаний галактики. Вэу пожал плечами и вышел, позвав Мирда, который куда-то убежал, оставив только свой едкий мускусный запах - чтобы стрилл погрел ему диван.

- Пойдем, Мер'ика, - сказал Скирата. - Свяжемся с твоим дружком-жестянкой и найдем того пилота. Время важно для нас.

Ордо не мог не подчиниться. У Кэл'буира были свои планы, и Ордо приходилось к ним приспосабливаться. И вовсе не обязательно он должен быть от этого счастлив. Ему поручали безопасную работу, обязанности няньки, которые ему всегда приходилось исполнять, пока его братья выполняли по всей галактике разные задания, от политических убийств до сложных финансовых махинаций.

"Они обижены на меня? Возможно, они меня жалеют".

- Да, Кэл'буир, - сказал Ордо. - Буду рассматривать это как оказание срочной медицинской помощи.

Мереель бросил ему чип идентификации, вроде тех, которыми открывали замки систем безопасности.

- Возьми челнок, на котором я сюда прилетел. Я оставил его рядом с кантиной.

Они жили такой жизнью. Кредиты, транспорт, снабжение, цена не имела значения: если за них не платила Республика, они могли украсть прямо или косвенно. Ордо желал личного обогащения не больше, чем его братья. Он привык, что все его потребности удовлетворялись, но его потребности никогда и близко не были такими многочисленными и разнообразными, как у других существ. Все, чего он хотел прямо сейчас - кусок пирога чеффа, который Бесани прислала ему, и он взял с камбуза половину, разрезав пирог на две части виброклинком, а вторую половину оставил другим - даже Мирду, если стриллы едят такие вещи. После этого он пошел искать челнок, просто очередной наемник, скитающийся по беззаконной планете, и уже через несколько минут сидел в кабине, жуя пирог.

На вкус пирог был сухой и пряный, и ощущался на языке как ароматный бархат. Это немедленно оказало успокоительное действие, и Ордо словно оказался в другом месте и времени.

Иногда он чувствовал себя так же, как, когда был маленьким ребенком, и в первый раз увидел возвышавшегося над ним Скирату. Он понимал происходящее гораздо лучше, чем обычно в его возрасте, а остальные чувства - абсолютный ужас от того, что каминиизе собирались убить его, но Скирата спас его и его братьев, и накормил их удж'алаи, сладким мандалорианским пирогом. Это было сильное чувство спасения, как это определил для себя Ордо. Он переживал его так же ярко, как и тогда. Это был пирог. Пирог вернул это ощущение. Ордо снова чувствовал себя в безопасности.

Благодаря Бесани Веннен. Она тоже спасала его, по-своему.

Ордо завернул остатки пирога в кусок тряпки, положил в карман летного комбинезона, и включив двигатели челнока, взял курс к Квиилуре. Он сейчас не представлял, что делать с беременной джедайкой, которой грозит выкидыш, на захолустной планете далеко от нормальной гинекологической помощи, но он придумает. Потому что он Ордо. Для него нет невозможного.

* * * 

Пространство хаттов, 476-й день после битвы на Геонозисе.

- Он плохо стреляет, - сказал Босс. - Но он испортил нам краску.

Их корабль снова совершил маневр уклонения, уходя от огня преследователя. Сев по данным с внешних голокамер определил тип преследовавшего их корабля: истребитель типа "Сокрушитель". Он преследовал их корабль, то приближаясь, то отлетая назад, обстреливая их корабль то с одной стороны, то с другой.

-Ты мог бы уже прихлопнуть его, Босс, - Сев не был уверен, что задумал их сержант. - Или хотя бы уйти в гиперпространство. Забыл где Большая Красная Кнопка?

- Любопытство - черта разведчика, Сев.

Скорч вцепился в свой ремень безопасности.

- Я не настолько любопытен.

- Сам подумай, - Босс направил корабль в вираж, словно наслаждаясь ситуацией. - Если этот парень не убил нас, значит, он или не может, или хочет, чтобы мы остались живы, потому что у нас есть что-то, что ему нужно. Я хочу знать, кто он.

- Иногда лучше оставить в отношениях некоторую таинственность, - сказал Скорч.

Сев чувствовал, как спокойно бьется его сердце, и ничего более. Он уже прошел точку страха, и его тело было на автопилоте: он пристегнулся ремнями безопасности, на случай резких маневров, почти не задумавшись об этом.

- Так приземляйся, и посмотрим, последует ли он за нами.

- В конце концов ты добьешься своего, не так ли?

Нар Шаддаа была следующей остановкой, если они не приземлятся на Да Сутче, а там никто не садился, даже хаты, которые дали ей название. Это должно быть удобно. Вся поверхность планеты была сплошным океаном, за исключением пары маленьких островов. Но бойцы "Дельты" сделали свою работу и уже передали информацию, так что если что-то пойдет не так, другая команда может начать с того места, где они остановились.

"Я закрыл мой шкаф в казарме? У меня там замок с кодом. Файрфек, если я погибну, им придется взламывать дверь".

Сев не знал, почему он сейчас думает о смерти или беспокоится о такой тривиальной вещи, как шкаф. Мысли о смерти до того не так часто посещали его разум. Кроме того... разве Босс не справится с этим туристом? Все, кто не в Великой Армии - дилетанты по определению.

"Сокрушитель" выполнил рискованный маневр, подойдя слишком близко. Если он попытается проделать этот маневр снова, это может кончиться пробоиной в корпусе.

Скорч, казалось, заинтересовался:

- Что если он думает, что мы действительно курьерский челнок, и хочет ограбить нас?

Фиксер включился в беседу:

- На истребителе?

- Может быть, он и истребитель угнал.

- О да, и такое случается все время...

- Мы же угоняли истребители.

- Мы спецназ.

- Ладно, хватит, - Босс резким маневром развернул корабль вправо, и огоньки на навигационном экране показали курс к ближайшей планете - к третьей луне. - Давайте выясним.

Скорч снова проверил герметичность своей брони.

- У тебя есть карты этого места, Босс?

- Ни у кого нет. Вот мы и составим.

На третьей луне Да Сутчи были большие пространства суши. Скорч мог разглядеть их, когда корабль приблизился к атмосфере. Если пилот преследовавшего их "Сокрушителя" действительно думал, что его жертва - просто курьерский челнок, курс к этому пустому куску камня должен был убедить его в обратном. Но он по-прежнему висел у них на хвосте. Сев закрыл глаза и сжал кулаки, когда корабль начал входить в атмосферу - ему всегда было немного страшно смотреть, как показания температуры обшивки корпуса на дисплее увеличиваются - и подумал, как любезно со стороны Скорча не высмеивать его фобию. Он никогда этого не делал.

- Похоже, будет весело, когда мы приземлимся, - Скорч стучал по замку ремней и переключал свою ДС-17 с режима стрельбы очередями на режим одиночных выстрелов и обратно, словно в ритуале медитации уриффи. - Кто высадится первым, тот выиграл.

- Ха, - сказал Фиксер. Сегодня он был необычно разговорчивым. - Кто высадится первым, тот отличная мишень.

Босс произвел жесткую посадку на лугу, корабль протащило пятьдесят метров сквозь проливной дождь и развернуло бортом, перед тем, как он остановился. Сев, сосредоточившись на уровне зарядки своей ДС-17, увидел, что дюзы "Сокрушителя" почти закрыли собой носовой иллюминатор, когда истребитель опустился перед ними и собрался садиться, развернувшись к ним носом. Наступила неловкая пауза.

- Он заряжает пушки...

Корабль встряхнуло. Босс выругался, и какой-то момент Сев не знал, это попадание в их корабль, или это Босс выстрелил. В любом случае, "Сокрушитель" явно не ожидал, что их корабль окажется чем-то иным, чем легко вооруженный курьерский челнок, потому что под истребителем внезапно появилось облако пара, когда он снова включил свои маршевые двигатели. Потом его левое крыло вдруг разлетелось на куски, выпустив в сырой воздух огненный шар.

- Пошли-пошли-пошли!

Когда открылся люк правого борта, Сев выскочил первым, бросившись в траву, которая доходила ему до плеч, визор шлема заливало дождем. Грязь хлюпала под его ботинками. Он бежал, пригнув голову, под прикрытием травы, "Дельта" начала операцию, которую они сотни раз отрабатывали на тренировках: штурм вражеского корабля. Когда они подошли вплотную к истребителю, его пилот уже мало что мог сделать, и, потеряв крыло, истребитель не мог взлететь. Скорч забросил трос с крюком, зацепив его за надстройку, подтянулся на нем вверх и прикрепил заряд взрывчатки к люку.

- Можно было постучаться, - сказал Скорч, спрыгнув. - Но, думаю, они будут расстроены потерей крыла...

БАМ!

Люк выбило, рваные куски металла взлетели в воздух, Сев увернулся от обломка, пролетевшего мимо его шлема. Его ноги двигались еще до того, как сработал мозг, и он ворвался в люк, оказавшись лицом к лицу с пилотом - женщиной человеческой расы, вооруженной впечатляющим бластером. Выстрел отбросил его назад, но бластерного пистолета было недостаточно, чтобы пробить броню "Катарн", и Сев просто встряхнулся и поднял ДС-17, чувствуя, что его разум полностью чист за исключением намерения ответить на огонь.

Сев выстрелил. Это было совсем не то же, что ранить кого-то в руку или в ногу, что бы там ни показывали в голофильмах, и он делал то, чему его учили. Кабина наполнилась дымом, пилот упала в свое кресло под неестественным углом. Только когда дым начал рассеиваться, Сев увидел, что там был и второй пилот. Мужчина, и он тоже был мертв.

- Шаб, - выругался Сев. - Наверное, я мог бы сделать это и лучше.

Скорч заглянул в кабину.

- Давай в следующий раз попытаемся без трупов, ладно?

- Я хотел поговорить с ними, - сказал Босс. Он оттащил Сева за плечо и толкнул его в нагрудную броню. - Как теперь я узнаю, кто они такие?

- Оставь это мне, - Фиксер протолкнулся вперед, забрался в кабину и выбросил оттуда трупы, они с мокрым звуком шлепнулись в траву. - По крайней мере, я могу покопаться в их компьютере и сказать, откуда они прилетели.

Босс и Скорч рассматривали трупы в траве, перевернув их и обыскав их летные костюмы. Сейчас, когда уровень адреналина в крови снизился, Сев почувствовал, что его наполняет страх, словно он провалился на тренировках. Здесь не было сержанта Вэу, который мог бы содрать с него шкуру за некомпетентность, но Севу было так плохо, как всегда при неудачах. В следующий раз когда он увидит Вэу, он знал, что старый сержант заметит вину на его лице и Севу это так не пройдет. Недостаточно быть хорошим. Надо быть только лучшим. У Сева нет оправданий за то, что он не лучший, потому что он создан из генов лучшего бойца Галактики. Все, что он сделал не так - следствие его собственной лени.

Нет оправданий. Так скажет Вэу.

Это было подобно ожиданию болезненного удара.

- Ну... - сказал Фиксер. - Интересно, - он спрыгнул на землю из кабины "Сокрушителя" и помахал декой. - Они летели через Камино. И передавали им информацию. Я расшифрую ее позже.

Скорч громко цыкнул зубом.

- Типока находится отнюдь не на перекрестке маршрутов Внешних Территорий...

Значит, каминоанцы послали кого-то за ними - точнее, за Ко Сай. Никто не совался в Типока-сити без приглашения и не останавливался там, чтобы дозаправиться. Туда летят только те, у кого дела с каминоанцами.

- Охотники за головами? - спросил Сев.

Босс просмотрел горсть инфочипов и флимси.

- Мы можем взломать чипы позже. Сейчас важно, что мы знаем - мы не единственные, кто смог подобраться так близко к Ко Сай, и эта айвхова жратва сейчас знает все о Да Сутче.

Сев начинал чувствовать тревогу. Их соперники - каминоанцы и сепаратисты. Это будет гонка. Типока пошлет кого-то еще, как только они поймут, что "Сокрушитель" пропал. Если уже не послали...

- Лучше нам двигаться дальше, - сказал Скорч. - Неизвестно, кого еще нам придется спихнуть с дороги.

Сев прошел вместе с другими к кораблю, все еще испытывая тревогу и злость на себя за то, что не смог взять экипаж "Сокрушителя" живьем.

- Нет, сказал он. - Это может быть кто угодно.

 

Глава 8

Солдаты Великой Армии, в честь вашей доблести и заслуг в борьбе против угнетателей, вы не будете ни в чем нуждаться и станете инструкторами нового поколения защитников Республики.
Канцлер Палпатин, обращение ко всем ЭРК-бойцам, клонам-офицерам и коммандос Великой Армии на праздновании Дня Республики

 ***

Гафтикар, 477-й день после битвы на Геонозисе

Дарман проверял, что мариты знают, как устанавливать заряды для подрыва дверей - они это умели отлично - когда в лагерь вошла женщина.

Сначала он не мог сказать, что это была женщина, потому что она была одета в костюм пилота фрейтера - серый комбинезон с множеством карманов и тяжелые ботинки с дюрастиловыми носками. Но когда она отвернула воротник, защищавший от ветра нижнюю часть ее лица, он увидел, что это была женщина человеческой расы, примерно возраста Скираты, с короткими светло-коричневыми волосами и худым лицом, от которого возникало впечатление, что она больше интересуется последними моделями бластеров, чем новинками моды.

Ее походка была не такой, как у любой из женщин, которых он знал, но, возможно, это было из-за ботинок. Дарман схватил свою ДС-17 раньше, чем сообразил, что А'ден не так беспечен в вопросах безопасности, чтобы позволить кому попало войти в лагерь.

Но даже так Дарман на всякий случай встал и проверил заряд своей ДС-17. Если Альфа-ЭРКа можно застать врасплох, значит, есть вероятность, что и "Нули" не так всемогущи, как все думают. А'ден направился к ней, Сулл, одетый в ту же тускло-коричневую рабочую одежду, последовал за ним.

Фай и Атин вышли из главного здания, чтобы посмотреть. Фай держал в одной руке серую кожаную каму Сулла, с которой была наполовину удалена синяя лейтенантская маркировка. Ему очень хотелось носить каму. Как он говорил, когда синие полосы будут удалены, кама отлично пойдет к красно-серой броне, снятой с трупа Геза Хокана. Фай любил порядок в своем гардеробе.

- Кто она? - спросил Атин.

- К'уур! - прикрикнул на них Дарман, вслушиваясь. - Я не слышу их, когда вы орете.

А'ден явно знал ее. Он встряхнул головой, кивнул на Сулла и протянул ей что-то, от чего она отмахнулась, но А'ден все равно сунул ей это в карман. Все, что Дарман расслышал из ее ответа, было "... скорее новости о..."

Ветер заглушил остальные слова. Явно приближалась буря. Но по крайней мере сейчас у Дарман был спидер, чтобы поехать в Эйат и забрать вещи из жилища Сулла, а не тащиться опять пешком по дождю. Сулл, казалось, внимательно слушал разговор между А'деном и женщиной, потом они вдвоем повернулись к нему и А'ден хлопнул его по спине. На лице Сулла было такое выражение, которое Дарман считал обычным для ЭРКа: намеренно равнодушное, со слегка поднятой одной бровью, словно показывая презрение к остальной галактике. Возможно, именно это отлично характеризовало ЭРКов.

- Пошли, он хороший мальчик, - сказала женщина и пригласила Сулла следовать за ней. Удивительно, но он пошел. - Нам предстоит долгий путь.

А'ден крикнул ей вслед:

- Я сделаю все, что смогу, Ни, хорошо?

Значит, ее имя было Ни, и это могло быть как полное имя, так и сокращение от какого угодно другого. Она остановилась и посмотрела на команду так, словно до того не видела клонов вместе - "возможно, что и не видела", подумал Дарман - и пошла дальше.

Дарман мог только предположить, что она и будет вывозить Сулла отсюда, и это на некоторое время гарантирует его послушание. Но если бы ЭРК хотел оставить Гафтикар по своей воле, он мог бы найти множество способов это сделать. Что бы А'ден не сказал ему во время их разговора "чисто между ЭРКами", это, наверное, было очень убедительно.

Фай посмотрел, как эта странная пара исчезла среди деревьев за пределами лагеря. Женщина казалась ребенком по сравнению со Суллом.

- Может быть, это его мать, - сказал Фай, с критическим выражением лица примеряя каму. - И ему запретят летать за то, что он не выполняет домашние задания.

- Прекрати уже о матерях, - Атин, казалось, потерял интерес. - Ты не знаешь, что это значит. Мы знаем это только из голофильмов. Как какая-то новая чужая раса, изучающая людей.

- Ну, наверное, мы такие и есть, - Фай снял шлем с пояса и надел на голову, снова отгораживаясь от мира. Его голос послышался из аудиопроектора: - Чужаки в человеческом обществе. Надеюсь, вы простите меня, господа? Пойду поиграю с ящерицами.

Себз, предводительница маритов, суетилась по лагерю, но, кажется, присматривала за командой. В конце концов, она умела считать, и, возможно, ее заинтересовало изменение количества клонов в лагере. Если А'ден не стал ей ничего объяснять, то и Дарман не должен.

- Я лучше пойду уничтожу все следы пребывания Сулла в городе, - сказал Дарман Атину. Он ткнул брата в подбородок, прямо в тонкий белый шрам, который пересекал лицо и все еще был виден сквозь бороду, - потому что я могу выглядеть как он, а ты нет.

- Ты говоришь так, как будто это хорошо...

Это было еще одно преимущество клона - легко занять место брата. Немногие бы заметили это, кроме тех, кто действительно тебя знает. Дарман оделся в одежду Сулла, заметив, что она ему велика - неужели он так сильно похудел? - и поехал на спидере в Эйат.

По дороге он размышлял о сущности материнства, и о том, на что это похоже - когда у тебя есть мать, решив, наконец, что это должно быть похоже на то, как заботился о них сержант Кэл. Кэл'буир говорил, что они все были лишены необходимой родительской заботы, когда были детьми и больше всего в ней нуждались. Дарман часто думал, был бы он другим человеком, если бы его воспитывали родители, что бы это ни значило. Но он не чувствовал, что именно он потерял в жизни - только то, что все-таки что-то потерял.

На самом деле, он много потерял. И он узнал, чем было лишь немногое из потерянного, когда впервые прикоснулся к Этейн. А Фай, кажется, видел гораздо больше из того, что они потеряли, чем Дарман.

"Нельзя изменить прошлое. Так говорил сержант Кэл. Только будущее зависит от вашего выбора"

Дарман не чувствовал злости на решение Сулла сбежать и самому определять свое будущее. Только смутную зависть и неопределенность, смог бы он сделать то же самое.

"Я бы не оставил моих братьев в беде. Они готовы пожертвовать жизнью за меня, и я сделаю то же для них".

Он выбросил эти мысли из головы и сосредоточился на дороге, зная, что если он будет думать об этом дальше, это собьет его с толку и причинит боль. Вместо этого он отвлекся поиском дороги к дому Сулла, восстанавливая в памяти путь, которым они пришли сюда в первый раз.

Почти не думая, Дарман остановил спидер недалеко от дома, обошел здание, чтобы проверить, не следят ли за ним, и поднялся по лестнице в дом. Человек, проходивший по лестнице мимо Дармана, кивнул, приветствуя, словно знал его.

-Твой босс был здесь, стучал в дверь, - сказал он, не останавливаясь. Он продолжал говорить и идти, оглядываясь на Дармана. - Тебя не было дома?

Дарман был куда более уверен в своих актерских способностях после операции на Корусканте.

- Да... Думаю, я потом сам с ним поговорю.

Человек пожал плечами и пошел дальше. Пока все было нормально. Внутри квартиры все осталось так, как было после их драки со Суллом: Дарман не убирал здесь ничего, пока ждал возвращения Атина с транспортом, потому что не знал, не понадобится ли им использовать это место как убежище в ближайшем будущем. На его руке все еще оставались багровые следы от укуса Сулла.

Дарман подумал, что это не то место, в котором он хотел бы жить. Здесь не было запасного выхода, а окна были плохо приспособлены для наблюдения за окрестностями. Сулл, должно быть, чувствовал себя в полной безопасности, если рискнул жить в таком непригодном для обороны месте, и это само по себе было неожиданно для ЭРКа.

За пару месяцев жизни здесь Сулл не собрал много вещей. У него было две смены одежды в шкафу, обычный гигиенический набор в душе и холодильник, полный еды, словно он тратил на еду всю свою зарплату. " В этом мы все похожи, не так ли? Не представляем, что делать с богатством, но всегда голодны" Дарман обыскивал квартиру в поисках чего-то, что могло выдать в Сулле офицера Великой Армии, и нашел пакет с рассыпчатыми и очень сладкими печеньями, которые были неотразимо посыпаны какими-то зернами. Он радостно жевал эти печенья, обыскивая квартиру. Квартира была по-военному чистой и безликой, только аккуратная стопка голожурналов и такая же аккуратная стопка чипов с голофильмами указывали на то, что Сулл по ночам оставался дома.

Нуна в клетке. Да, даже ЭРКу оказалось трудно выйти из клетки, когда кто-то открыл ее. Наверное, Сулл изучал внешний мир на расстоянии, с помощью развлечений, которые обычные люди рассматривали как что-то само собой разумеющееся. Дарман подумал, где Сулл сейчас: в любом случае, он уже далеко от Гафтикара.

На экране комлинка в квартире светились сообщения, оставшиеся без ответа. Когда Дарман прослушал их, там оказался - как и ожидалось - поток злобных ругательств, произнесенных мужским голосом, желавшим знать, почему Кувил - не Сулл для его новых знакомых - опять не пришел на работу. Была также пара молчаливых вызовов - только короткие щелчки перед тем, как кто-то разорвал связь. Дарман удивленно подумал, почему Сулл взял имя Кувил, и продолжил искать в мусорной корзине и других укромных местах все, что могло выдать принадлежность Сулла к Великой Армии.

Он не из-за гафтикарцев пытался замести следы Сулла. Он старался ради себя самого. Его очень тревожило, что они все сейчас замешаны в помощи дезертиру, а это куда серьезнее, чем нарушение правил на "Тройном Нуле" при борьбе с террористами. Это уже ни на что не спишешь.

Дарман все еще проверял голофильмы, чтобы убедиться, что на них нет прокатного кода, который мог бы вывести на Сулла, когда инстинкт подсказал ему, что что-то не так.

Тишина снаружи казалась... тяжелой.

Сначала это была обычная ничем не нарушаемая тишина. Но потом он почувствовал в ней напряженность, словно некое усилие сохранить тишину. Именно это он чувствовал сейчас. Где-то в подсознании его мозг отметил что-то, что он даже не почувствовал слухом, и включился внутренний сигнал тревоги.

Снаружи кто-то был.

Шторы были все еще опущены. Дарман присел на пол и поместил на плитки пола сенсор, чтобы уловить едва заметную вибрацию. Красные полоски на индикаторе показывали периодические всплески, что обычно означало шаги, хотя Дарман не слышал никакого движения, даже когда прислушался. Он достал бластер, проверил заряд и спрятался за креслом, затаив дыхание, чтобы увидеть, что случится дальше.

Когда двери открылись - очень тихо - он не осмелился выглянуть из-за кресла и выдать свою позицию. Кто бы ни вошел, они придержали двери, не позволив им захлопнуться с характерным стуком, и медленно и осторожно закрыли их. Потом Дарман почувствовал что-то очень знакомое - слабый запах смазочного масла, используемого для бластеров и виброклинков.

Дарман на секунду подумал, что Сулл мог дать код замка своей подружке и не упомянул об этом, но он знал, как пахнут женщины, и это не была женщина. Он подумал, у кого работал Сулл, и не мог ли его босс окончательно потерять терпение и послать кого-нибудь показать, что случается с плохими работниками.

Но Эйат не был похож на место, где происходят подобные вещи. Народ здесь был... почти дружелюбный.

Дарман увидел тень, упавшую на ковер в слабом свете, пробивающемся из-за штор. Потом к ней присоединилась еще одна, и послышался слабый скрип.

Они знали, что он здесь.

Но может быть, это была местная полиция, и сосед понял, что он совсем не Сулл, и поднял тревогу.

- Альфа-30, так ты решил начать новую карьеру, да?

Ему показалось, что он знает этот голос.

Нет, о таком полицейские Эйата говорить не будут. Слабый шелест ткани и прерывистое дыхание приближались. Дарман ждал с бластерами-пистолетами в обеих руках. На него упала тень.

Он взглянул на лицо, закрытое маской, глаза под солнцезащитным визором, ствол бластера - и выстрелил. Он нажал спуск даже до того, как сознание отметило нацеленный на него бластер, потому что тренировка, здравый смысл и простой инстинкт говорили, что крадущийся к нему человек в маске - очень плохой знак. Он выстрелил ему в лицо. Это был просто рефлекс.

Человек с хрипом упал, сверкнула синяя вспышка. Еще один бластерный разряд с шипением прошел мимо уха Дармана, но его мозг не отвлекся на это, а рука прицелилась словно по своей воле и выпустила бластерные разряды - один, два три - в другой движущийся объект, оказавшийся не в том месте не в то время.

Выстрелы, должно быть, попали во второго незваного гостя: Дарман чувствовал запах сожженных волос. Он инстинктивно бросился на пол, и увидел, что лежит рядом с неподвижным телом первого нарушителя, которого он застрелил, одетого в черный комбинезон с обгоревшим капюшоном, закрывающим лицо. Дарман схватил брошенное оружие нарушителя - пистолет DC-15s - и укрылся за углом стены, прислушиваясь к движению в комнате.

Наличие пистолета DC беспокоило его, потому что у него был такой же, но у Сулла не было. Такое оружие не выдавалось ЭРКам, но это не значило, что они не могут заполучить то, что им понравится. Дарман проверил магазин и сунул пистолет за пояс.

Сейчас их квартиры не было другого выхода кроме как через дверь - или через одно из окон. Оказаться загнанным в угол было фатальной ошибкой для убийцы. Дарман оказался в ловушке в одной квартире с тем, кто пытался убить его - или, точнее, Сулла.

Дарман знал, что он мог бы просто броситься на второго взломщика, стреляя из обоих бластеров, но импульс был потерян. Если это оперативники республиканской разведки, они явно зря так называются. Они даже не провели разведку здания.

Или, может быть, они были слишком уверены, что в любом случае смогут взять Сулла.

Дарман знал, что режиссеры голофильмов были бы разочарованы, но он не стал бросать вызов второму противнику. Он просто вскочил на ноги и открыл огонь, потому что в таком маленьком месте негде было прятаться, и мебель не давала реальной защиты. Вопрос был, кто кого застрелит первым.

Дарман стрелял, стрелял и стрелял.

Человек в черном выскочил из ниши рядом с дверью и получил очередь бластерных разрядов в грудь. Его отбросило назад на несколько шагов, но он не упал - и тогда Дарман понял, что у него серьезные проблемы, и просто бросился на противника. Он сбил нарушителя с ног одной лишь грубой силой, и, схватив за голову, резко дернул ее вбок, послышался мокрый приглушенный треск, и противник обмяк.

Теперь Дарман слышал только собственное дыхание. Он присел и напряженно прислушался, нет ли снаружи еще противников, но ничего не было слышно.

Соседи могли услышать? Может быть, сюда уже ехала полиция?

У него на руках два трупа. Не столь уж необычная ситуация для коммандо, но это будет плохая новость для жителей города, не подозревающих, что здесь действуют агенты противника.

Перед тем как бежать отсюда, он должен был кое-что выяснить. Держа трупы под прицелом бластера, он обыскал их и снял с каждого тела капюшон, взяв его за шов наверху и развязав. Делать это одной рукой было гораздо труднее, чем казалось. Первого убитого с развороченным и обугленным лицом было трудно опознать, но у него были знакомые черные волосы. Второй же - он был вполне узнаваем, как и его броня багрового и металлического цветов, скрытая под комбинезоном.

У него было лицо, которое Дарман видел каждое утро, когда брился.

Он убил двух клонов, людей, таких же, как и он, до последней пары хромосом. Он убил двух солдат спецслужб.

Великая Армия посылала клонов-ассассинов убивать их собственных братьев.

* * * 

Монг'тар-сити, Богг V, система Богден, 477-й день после битвы на Геонозисе.

- Думаю, можешь оставить это мне, - сказал Вэу так мягко, насколько возможно. Безапелляционный тон никогда не действовал на Скирату. - Может потребоваться некоторая холодная сдержанность.

Скирата оперся одной рукой на перила моста, а другой точил трехгранный нож о металл. Резкий скрежет заставил Вэу стиснуть зубы. Мирд тоже раздраженно ворчал. Под ними текла самая загрязненная и отвратительная река, какую Вэу когда-либо видел, похожая на свернувшееся молоко. В ней было больше мусора, чем жидкости.

- Я точу его не для пилота, - сказал Скирата.

- Об этом я и говорю. Нарезанные ломтиками каминоанцы не отвечают на вопросы.

Скирата не поднимал взгляд. Казалось, его взгляд сосредоточен на клинке, хотя трудно сказать, куда смотрит человек в мандалорианском шлеме. Наконец, еще некоторое время поточив нож с раздражающим лязгом, он убрал его в ножны на бронепластине правого предплечья и сделал несколько шагов по мосту туда и обратно.

Мереель опаздывал и не выходил на связь со Скиратой.

- Он будет здесь, - сказал Вэу.

- Я знаю.

- Даже если он не поймал пилота, мы знаем планету.

- Он поймает пилота.

Может быть, и неважно, если Мереель не сможет найти его. Поверхность Дорумаа на 85% была покрыта океаном, за исключением искусственных курортных островов, так что любую посадку было легко отследить. Ко Сай негде было спрятать лабораторию на поверхности; ей пришлось бы скрываться под водой.

Это объясняло наличие погруженного оборудования. Ко Сай намеревалась строить герметически закрытую лабораторию, и, наверное, не только потому, что хотела стерильной чистоты.

Скирата открыл деку и сунул ее под нос Вэу.

- Во всяком случае, вот гидрографические карты.

Вэу пытался увидеть что-то осмысленное в трехмерном лабиринте цветных контуров.

- Не забывай, что океан исследован только до глубины в пятьдесят метров. Гидрографы слишком боялись исследовать глубже.

- Тогда у нее такие же карты. И она должна была или искать природную каменную формацию, чтобы расположить базу в ней, или везти сюда много тяжелого оборудования, чтобы выкопать котлован.

- Будем надеяться, что это на глубине в пределах пятидесяти метров...

- Каминиизе - не глубоководные существа, - Скирата протянул руку к деке. - Если бы они были полностью водными, или могли бы приспособиться к жизни на глубине, им бы не угрожала опасность вымирания, когда их планету затопило. Они просто любят жить около воды, и желательно, где не слишком много солнечного света. Так... где тогда лучше спрятаться, как не на солнечном курорте? Кто бы догадался искать ее там?

Вэу фыркнул.

- "Дельта"... сепы... мы...

- Я и не говорил, что у нее хватает здравого смысла. Типичный ученый-теоретик. Никакого представления о том, как работают охотники за головами.

- Ну, ей удавалось ускользать от тебя больше года.

- Да? А теперь ее путешествие закончится.

На самом деле Вэу не так уж ненавидел Типоку за восемь лет пребывания там. В стерильно-чистом городе на сваях было все, что должно быть в любом нормальном городе; в нем не наблюдалось недостатка магазинов или развлечений, так что в этом Типока почти не отличалась от Корусканта, хотя Мирду не нравилось отсутствие животных для охоты. Поэтому стрилл охотился на каминоанцев. И даже убил одного, но его жертва оказалась голубоглазой разновидностью, представителем низшей генетической касты на Камино, и сероглазая элита, казалось, была лишь раздражена потерей слуги.

Возможно, именно в этот день терпимое отношение Вэу к каминоанцам испарилось, и он присоединился к Скирате в мнении о них как об айвховой жратве.

- И что ты будешь делать, когда поймаешь ее?

- Захвачу ее исследования.

- И?

- И что?

- Ты думаешь, там будет файл под названием СЕКРЕТНАЯ ФОРМУЛА ОСТАНОВКИ ПРОЦЕССА СТАРЕНИЯ КЛОНОВ - НЕ КОПИРОВАТЬ?

Скирата нетерпеливо щелкнул зубами.

- Ее надо будет убедить.

- Нет, надо будет, чтобы она поработала для тебя. А это значит - никакой нарезки мелкими кусочками.

- Или найти другого генетика-специалиста.

- Конечно. По кредитке десяток. На биржах труда в очереди стоят, чего там...

- Слушай, Вэлон, я не дурак. Я знаю, что между получением информации по исследованиям и превращением ее во что-то полезное для моих ребят будет большой промежуток.

- Просто проверяю, не оторвался ли ты от реальности.

В голосе Скираты появился оттенок самодовольства.

- А я могу заполучить одного генетика, который хорошо знает геном Фетта.

Вэу перевел взгляд на реку, отвлеченный громким всплеском, когда кто-то выпрыгнул из реки и схватил низко летящую тварь, которая могла быть птицей или насекомым. Во всяком случае, теперь она была обедом.

- Только скажи мне, что ты не думаешь о том, о чем я думаю, что ты думаешь, - медленно сказал Вэу.

Скирата достал нож из-под бронепластины и снова начал точить его.

- Атин чуть не погиб, вытаскивая ее шебс с Квиилуры. Может быть, пора убедиться, что она стоила этих усилий.

- О, ты все-таки думаешь об этом. Ты с ума сошел. Доктор Утан под сильнейшей республиканской охраной. На уровне кабинета канцлера.

Скирата только засмеялся. Вэу подозревал, что Скирата не представляет себе пределы своих возможностей, и поэтому когда-нибудь его убьют. Дураку в его годы пора бы уже вырасти из этого.

- Последнее, что я слышал, - сказал Скирата, - что она сходит с ума от скуки и опустилась до скрещивания мух в своей камере, чтобы сохранить рассудок. Таким как она неважно, на кого работать. Никакой идеологии. Они просто хотят играть со своими игрушками. Если она смогла разработать для сепов вирус, направленный на разрушение генома клонов, то она может заняться исследованиями Ко Сай - если может разрушить геном, может и восстановить, так?

Вэу должен был помочь Скирате. Он всегда мыслил нестандартно.

- Я буду рассматривать это как стимул для Ко Сай сделать эту работу.

Скирата снова спрятал нож в ножны, и они вдвоем оперлись на перила моста, глядя на грязный поток и терпеливо ожидая. Мирд бродил вокруг и терся челюстями о балюстраду моста, чтобы пометить территорию.

- Он идет, - сказал Вэу.

Мереель раздобыл еще один вид транспорта. Он всегда любил спидер-байки, и, казалось, каждый раз, когда Вэу его видел, он катался на другой модели. Вэу не знал, достает их Мереель легально или нет, но на этот раз у "Нуля" был пассажир на заднем сиденье, и когда спидер-байк подлетел ближе, оказалось, что существо, сидящее позади Мерееля, было очень испуганным зеленым тви'леком-мужчиной. Вэу видел, что его лекку напряжены и неподвижны, это было тви'лекским эквивалентом сильной бледности.

- Он очень убедителен, наш Мер'ика, - Скирата сошел с моста и встал у спидер-байка на дороге, уперев руки в бока. - Ты останавливался где-то выпить кафа с пирожками, сынок?

- Пришлось принять звонок от А'дена, Кэл'буир, - Мереель жестом приказал тви'леку слезать с седла. - Но думаю, ты хочешь поговорить с нашим уважаемым коллегой, - он соскочил со спидера и подтолкнул тви'лека. - Ладно, Леб, расскажи Кэл'буиру о твоей работе на Дорумаа.

- Все было легально, - сказал тви'лек. - Я не делал ничего незаконного.

- Конечно же не делал, - голос Скираты всегда звучал наиболее угрожающе, когда был отечески-покровительственным. - Просто расскажи о ней.

- Я доставил груз из шести строительных дроидов и стройматериалов на баржу в полукилометре от курорта на острове Тропикс.

Вэу повернул голову к Мирду, и стрилл приступил к исполнению своей части программы по обработке клиента, бегая вокруг тви'лека, задевая его ноги и иногда останавливаясь, чтобы выразительно посмотреть на него и зевнуть, демонстрируя пасть, полную зубов. Это было весьма отрезвляющее зрелище. И тви'лека оно отрезвляло прямо на глазах.

- Можешь показать на карте, где это?

Тви'лек схватил протянутую деку и неистово ткнул в маленький экран, его лекку дрожали.

- Вот, - сказал он. - Я проверил координаты. Баржа была там. Стояла на якоре в море.

Скирата взял деку из его трясущихся рук.

- Ты забирал что-нибудь оттуда?

- Нет. Ничего. Доставка в один конец.

- Как выглядела баржа? Заметил, какой на ней двигатель?

-Только маневровый репульсор. Курортные отели используют такие баржи, чтобы собирать прогулочные яхты после шторма.

Вэу сразу начал мысленно производить расчеты.

- А ты помнишь вес материалов, которые должен был доставить?

- Мне пришлось сделать несколько рейсов с курорта, потому что баржа не могла принять все сразу.

- Значит, баржа разгружалась несколько раз? - спросил Скирата.

- О да.

- Сколько времени это занимало?

- Я ждал примерно двадцать или тридцать стандартных минут после каждого рейса.

- А кто принимал груз?

- Человек, мужчина, не очень старый, с коричневыми волосами...

Тви'лек остановился, переводя взгляд то на Скирату, то на Вэу, то на Мерееля, словно собираясь бежать. Было легко забыть, каким пугающим кажется мандалорианский шлем чужакам, когда они не способны видеть выражения лица и не могут понять, как воспринимается сообщаемая ими информация.

Скирата протянул руку к поясу, и Леб вздрогнул. Казалось, он был очень удивлен, что ему протягивают кредитный чип, а не тычут бластером в лицо.

- Спасибо за сотрудничество, сынок, - сказал Скирата и с преувеличенной заботой потрепал его по щеке.

Леб, помедлив секунду, вскочил на спидер-байк. Значит, машина была его. Мереель проследил, как он улетает.

- Какой полезный парень, - сказал Вэу. - Ты обозначишь радиус поиска на голокарте, или это сделаю я?

- Ну, сначала выясним максимальную скорость этой баржи, - Мереель снял шлем и поскреб щеку. - Я буду пилотировать?

Скирата кивнул.

- Справишься?

- Если Орд'ика мог вести этот гроб по инструкции, значит, и я смогу. Поехали. Да, и вот еще что... у А'дена кое-какие плохие новости.

Скирата резко остановился.

- Насколько плохие? Почему он не связался со мной?

- Он связался со мной. Но это неважно.

- Продолжай, Мер'ика.

- Кто-то послал двух клонов-ликвидаторов из службы тайных операций за ЭРКом, который дезертировал на Гафтикаре. Послали убить его, но вместо этого они наткнулись на Дармана, и он убил обоих. Он очень расстроен.

Вэу не нужно было видеть лицо Скираты, чтобы догадаться, о чем он думает. Они вернулись на "Эй'хан" в молчании и закрыли люки, приготовившись к взлету. Скирата сел в кресло второго пилота и щелкнул переключателями.

- Кто приказал это, Мер'ика? - тихо спросил он.

Мереель положил деку на панель управления, и поглядывал в него, проводя подготовку к взлету.

- Я не знаю, но это не обязательно Зей.

Новость была словно бомба с часовым механизмом. Неважно - нет, на этот раз Мереель ошибался. Это было важно. Это касалось доверия и верности. Это было откровение, которое терзало их тем сильнее, чем больше проходило времени, и в сочетании с тем, что Мереель узнал на Камино о планах по увеличению численности армии, это показывало, что никто из них не имел полного представления о происходящем, как они раньше думали, и что были вещи, о которых им не говорили - не доверяли.

Как, например, то, что "Дельта" охотится за Ко Сай.

Вэу пристегнулся в третьем кресле и пытался не думать о личностях неудачливых клонов-ассассинов, потому что был большой шанс, что их тренировал Прудии - "Нулевой" ЭРК Н-5. Они были обычными солдатами, которые немного лучше проявили себя в грязной работе, и их отобрали, чтобы выполнять некоторые задачи, которые иначе пришлось бы выполнять республиканским коммандос.

- Если это был Зей, - осторожно сказал Вэу, - чакаар мог бы сказать нам, что они действуют на той же территории, что и "Омега", просто ради общей безопасности.

- Служба тайных операций получает приказы от командования Великой Армии, так же как и силы специального назначения, Вэлон, - Скирата обычно всегда яростно набрасывался на любой заметный промах джедаев: возможно, он мягче относился к Зею, который проявлял удивительное понимание к "особенному" стилю командования Скираты - командования, которое Скирата формально не мог осуществлять. Он был сержантом, который отдавал приказы генералам. - Или, может быть, Зей точно знает, как я могу выразить несогласие с убийством клонов, проявивших себя слишком самостоятельными, и потому он "забыл" упомянуть об этом.

- Тогда, возможно, это республиканская разведка.

- Но канцлер Палпатин уверял наших ребят, что их ждет обеспеченное будущее за их верность и самопожертвование.

Мереель проявлял повышенный интерес к панели управления, поднимая "Эй'хан" с посадочной площадки.

- Так или иначе, мы, клоны, знаем, как Республика любит нас, когда ей это надо, не правда ли? И мы этого так быстро не забудем.

Скирата положил руку на плечо Мерееля.

- Мы можем верить только своим, сынок.

- Как и парни из службы тайных операций...

- Ты думаешь, они знали все, что знаем мы? Думаешь, у них был какой-то выбор?

Почти несомненно, это были люди, которых они знали, и потому смириться с этим было трудно. Вэу думал, стали бы они исполнять приказ, если бы их послали за Прудии - или Мереелем, или Ордо, или любым бойцом из сил спецназа, или мандалорианскими инструкторами, которые обучали этих солдат навыкам коммандос. Вэу удивлялся способности Скираты прощать клонам любую вину, но у него было свое мнение.

- Люди следуют приказам, - сказал Вэу. - Даже агенты республиканской разведки. Мы пасем животных. Мы все не выполняем обязательств по тренировке.

- Ну, я не выполняю, - Скирата подергал ремень безопасности, словно не вполне доверяя способности Мерееля гладко вывести их в точку прыжка. - И это спасет и мою шебс и моих ребят.

- И как именно? - спросил Вэу.

- Безопасное убежище, немного кредиток, пристроить ребят к хорошему делу. Новая личность и новая жизнь.

- Да, это все понятно, но как ты собираешься это делать? Ты не можешь просто поместить объявление. - Вэу изобразил руками в воздухе голоэкран. - "Солдаты! Сыты по уши службой в Великой Армии? Чувствуете, что вас не ценят и не любят? Звоните Кэлу!"

Скирата почесал лоб.

- Весть разойдется.

- И ее услышат также и те, кто не должен слышать...

- Схема побега всегда предусматривает такой риск.

- Это не ответ.

-Тогда я просто буду прорабатывать схему более аккуратно, не так ли?

"Эй'хан" уже вышел из атмосферы и, осторожно маневрируя, шел сквозь лабиринт гравитационных полей системы Богден к безопасной точке гиперпрыжка. Мирд, который никогда не любил взлеты и посадки, забрался на колени к Вэу и засунул голову ему под руку, скуля и фыркая, чтобы хозяин понял, что он недоволен. Вэу погладил спину стрилла, чтобы успокоить его, и восхитился способностью Мерееля пилотировать такой корабль как "Глубоководный", с помощью одного лишь технического руководства, лежавшего на панели приборов, и интуиции. Они и в самом деле умные парни, эти "Нули".

"Думаю, клоны мне нравятся больше, чем обычные существа. Клоны превосходят их во всем. Возможно, нам следует поберечь их, а в качестве пушечного мяса использовать граждан Республики"

Вэу было плевать на всех остальных, независимо от расы, но солдаты Великой Армии - другое дело. Он понял, что это была одна из двух вещей, удержавших их со Скиратой от убийства друг друга: их взаимное уважение к клонам-солдатам, которыми они командовали, и тот факт, что мандалориане откладывают свои разногласия, когда существует общая угроза со стороны аруэтиизе.

- Ты понимаешь, - сказал он Скирате, - что если бы у солдат был выбор, большинство из них все равно решили бы остаться в армии?

- Да. Мы все предпочитаем то, что знаем лучше всего.

- Добровольцами они погибали бы так же, как и рабами, Кэл.

- Но у них был бы выбор, а это именно то, что делает нас свободными людьми.

- На самом деле это все осик. Множество свободных существ в Галактике не имеют права голоса, и у них нет выбора насчет того, что они должны делать каждый день. Грань между рабством и экономической зависимостью очень призрачна.

- Ну, если ты хочешь поспорить об угнетении и несправедливости, клоны находятся в самой нижней точке графика. Поэтому я лучше буду помогать им, чем угнетенным массам.

Тема верности менялся с каждым прошедшим днем. Сначала она касалась того, что будет с клонами-солдатами, когда война закончится. Сейчас они говорили о тех, кто дезертировал, когда война еще продолжалась.

- Кэл, стал бы ты сражаться за сепаратистов?

- Идеологически? Ты знаешь, что стал бы. Республика в лучшем случае - разрушающаяся бюрократия, в худшем - гниющая помойная яма коррупции. Но я пошел служить ей за деньги и остался со своими ребятами. А ты почему?

Вэу не мог утверждать, что служит Республике ради денег, хотя ему часто едва хватало на жизнь, с тех пор, как он лишился наследства. Но он остался на службе по той же причине, что и Скирата, даже если и не собирался в этом ему признаваться.

Мирд, удовлетворенный тем, что взлет прошел, вытащил голову из-под руки Вэу и пустил слюни ему на колени.

- Если подумать, - сказал Вэу, потянувшись за тряпкой, чтобы вытереть штаны, - я полагаю, это прекрасный стиль жизни.

* * * 

Теклет, Квиилура, 477-й день после битвы на Геонозисе

Ордо хорошо знал свои возможности, а изучать акушерство по инструкции куда более рискованно, чем пилотировать новым корабль таким же образом. Реквизировать новейшего медицинского дроида с базы снабжения по пути стоило ему времени, но значительно увеличило шансы Этейн сохранить ребенка.

И если дроид не справится с этим, тогда... нет, он сделает это сам, если придется. Он бежал с посадочной площадки по снегу, а за ним изо всех сил спешил дроид. Он был большой и тяжелый, и явно не предназначен для передвижения по неровной местности.

- Капитан, мне нужно знать, какую операцию я должен выполнить, - раздраженно сказал дроид. Он был модели 2-1В, и профессиональная гордость у него была на том же уровне, что и хирургические навыки. - Я ожидал назначения на более важный театр военных действий. Где мои ассистенты?

Ордо добежал до двери здания штаба, как было отмечено на карте в деке, и, почти не раздумывая, взломал замки.

- Ты не давал какую-нибудь клятву помогать больным и раненым, 2-1?

- Нет. И называйте меня "доктор".

- Тогда тебе придется дать такую клятву... доктор. - Открыв дверь, Ордо оказался лицом к лицу с клоном-коммандером в броне с желтой маркировкой. - И начинаться она будет "я клянусь держать мой вокабулятор отключенным насколько возможно".

- Капитан, - сказал коммандер. - Я не знал, что вы привезли мед-дроида.

- Специальное оборудование, сэр. - Значит, это и есть Левет. Ордо напомнил себе, что он, как капитан, ниже по званию - формально. - Мы не можем больше позволить себе терять джедаев. Их обучать труднее, чем выращивать нас. Где генерал Тер-Мукан?

Левет указал на лестницу.

- Удачи вам. Кажется, она так и не поняла, что я знаю, что она йайхадла.

Ордо всегда удивлялся, обнаружив клона не из спецназа, знающего Мэндо'а на уровне большем, чем слова песни "Водэ Ан". Особенно его поразило, что Левет владел Мэндо'а достаточно хорошо, чтобы знать слово означающее беременность.

- Ага... - сказал Ордо неопределенно. Левет заслужил прозвище "тактичного" и сейчас Ордо знал почему. Мэндо'а не было одним из тех языков, знание которых обычно было в программе медицинских дроидов. - В самом деле...

- Я всячески ей потакал, но у нее были причины не обсуждать это, а я никогда не спорю с генералами, если можно этого избежать, - Левет надел шлем. - Совет джедаев не одобряет близких отношений среди своих подчиненных, и я думаю, бедная женщина напугана.

Ордо ожидал, когда упадет следующая бомба, но Левет не пошел дальше в своем анализе ситуации, и, казалось, искренне считал, что отец ребенка - другой джедай.

Может быть, он просто не рассматривал такую возможность, что отцом может быть скромный клон, хотя предположений насчет других генералов и их личной жизни было достаточно.

- Я буду дипломатичен, - сказал Ордо.

Осталось только убедиться, что дроид будет держать свой вокабулятор закрытым, но это была техническая деталь. Как только он поможет Этейн, ему необходимо будет полностью очистить память. Ордо решил пока не говорить ему об этом.

Этейн лежала на подушках, глаза ее были закрыты, руки сложены на коленях. В комнате не было видно присутствия гурланина. Этейн посмотрела мимо Ордо на дроида и вздохнула.

- Привет, Ордо, - сказала она тихо. - Сожалею, что из-за меня тебе пришлось лететь сюда. Я знаю, Кэл волнуется обо мне, если уж он послал тебя.

Она всегда могла отличить одного клона от другого даже не глядя на них, просто по ощущению в Силе. Ордо знал, что она считала его присутствие в Силе... тревожным. Может быть, из-за постоянных кошмаров и разочарования, которое пронизывало его неосторожные мысли. Он мог держать это в секрете, но она знала это так же, как знал Кэл'буир.

- А как вы, генерал? - Это было такое же хорошее начало, как и любое другое. - Кровотечение все еще есть?

- Мне кажется, это я должен задавать такие вопросы, - сказал дроид. Он прошел мимо Ордо и склонился над Этейн, выдвинув из груди множество сенсоров и зондов. Этейн недоверчиво уставилась на него. - Вам больно? Я должен осмотреть вас...

Рука 2-1 неожиданно остановилась, и Ордо подумал, что у него неисправность. Казалось, дроид с трудом пытается двинуться.

Этейн, прищурившись, смотрела на него. Она, очевидно, отвергла помощь других медицинских дроидов, но этот был эквивалентом главного врача хирургического отделения.

- Тебе лучше прогреть все эти инструменты, жестянка.

- Ах. Вы джедай. Конечно, - его сервомоторы издали зловещий вой и скрежет, в воздухе ощущался запах перегретого металла. - Чем быстрее вы отпустите меня, тем быстрее я смогу закончить осмотр.

- Рада, что мы поняли друг друга.

Руки дроида внезапно дернулись, и он слегка пошатнулся. Сейчас Этейн использовала Силу гораздо более точно.

- Я беременна уже девяносто дней.

- Я этого не знал.

- Ну, теперь знаешь. Я ускоряла процесс беременности с помощью целительного транса, так что по развитию ребенка я примерно на пятом месяце.

- В моих базах данных не упоминается, что джедаи могут делать такое. Как?

- Это не точная наука. Я просто медитировала, правда. Он пинается, так что я могу предположить, насколько продвинулось развитие.

- Он? Значит, вы находились под наблюдением врача, проходили сканирование...

- Нет, я джедай, а мы чувствуем это. - Этейн посмотрела на Ордо, словно прося поддержки. - Ребенок сильно реагирует, и я знаю, что он очень расстроен войной, или, по крайней мере, моей реакцией на нее.

- Невозможно, - сказал 2-1. - Высшие функции мозга не проявляются до 26 недель, и даже с ускорением...

- Слушай, просто прими мои слова на веру. И у меня все еще есть небольшое кровотечение и боли.

Ордо шагнул назад, чтобы понаблюдать за зрелищем. Дроид и Этейн, казалось, достигли ничьей, они смотрели друг на друга, словно она приглашала его прикоснуться к ней. Потом 2-1 достал сканер и провел по ее животу.

- О, Сила, - сказал он мрачно. - По моим базам данных это эквивалентно плоду шестимесячного развития.

- Я тебе говорила...

2-1, помедлив, снял тяжелый плащ, которым укрывалась Этейн. Под ее джедайской курткой была заметная выпуклость, но ничего, что заставило бы кого-то изумленно уставиться.

Ордо внезапно ощутил странное мрачное очарование. Он не чувствовал биения сердца матери в искусственной утробе транспаристилового бака на Камино, там не было успокаивающей тьмы. Ордо знал, что он мог бы начать свою жизнь как ребенок внутри Этейн, и почему атмосфера тишины, изоляции и постоянного света - где слышно было только биение его сердца - помогла ему стать таким, какой он есть.

Он помнил слишком много. Возможно, было плохой идеей ошиваться здесь, когда обсуждаются детали беременности. Но Кэл'буир приказал ему убедиться, что Этейн в безопасности, а это означало ждать.

- Ордо...

"Как мы вообще учимся быть людьми? Если кровное родство и геномы ничего не значат для мандалорианина, что делает меня человеком?"

- Ордо? - Этейн многозначительно на него посмотрела.

- Что?

- Я знаю, тебя ничего не смущает, но... я предпочла бы, чтобы ты подождал снаружи, пока дроид закончит осмотр. Тебе картинку нарисовать?

Ордо понял намек и вышел за дверь, но оставаясь на расстоянии слышимости, на случай, если что-то пойдет не так. Были моменты, когда он понимал, насколько он далек от нормальных людей, и беременность Этейн, обычное человеческое состояние, показывавшее, что даже джедаи являются существами мирскими и ограниченными биологией, просто напомнила ему, как много в нем от чужака.

У него даже не было матери.

Но у него был отец, и Кэл'буир восполнял все.

Шум разговора и иногда повышенный голос Этейн неожиданно замолчали. Дроид открыл дверь.

- Можете войти.

Ордо не был уверен, что он увидит, но Этейн просто сидела на кровати и терла сгиб руки.

- Ну?

- У меня проблемы с плацентой, - сказала она. - И гормоны стресса зашкаливают, что тоже не улучшает ситуацию.

- Ей нельзя участвовать в военных действиях в таком состоянии, и нельзя больше ускорять беременность, - сказал 2-1, обращаясь к Ордо, словно он был каким-то образом ответственным за это. - Я дал ей лекарства, чтобы стабилизировать ее состояние, но она должна позволить природе делать свое дело, и на время беременности не заниматься столь напряженной деятельностью.

- Понятно, - сказал Ордо. Все это было достаточно ясно. - Ей понадобятся еще лекарства?

- На следующие семьдесят два часа, да, - 2-1 достал из своей сумки пакет с одноразовыми иглами. - В обычных условиях я не доверил бы это необученным существам, но вы обучались оказанию срочной медицинской помощи, не так ли?

- О да, - Ордо достал из кармана на поясе свой набор электродизраптеров и ключей для взлома. Они висели на пластоидном проводе как собранное в беспорядке ожерелье. - Первая помощь на поле боя.

2-1 не ожидал этого и даже не увидел, что произошло. Ордо сунул дизраптер в порт дроида, и 2-1 встал как вкопанный, лишившись способности обрабатывать какие-либо сигналы или данные.

- Ты что творишь? - Этейн ошеломленно посмотрела на него. - Ты не можешь просто деактивировать его.

- Ага... - Ордо проверил диагностику и обнаружил в памяти 2-1 участок, где ему впервые сказали, что его забирают на Квиилуру лечить женщину-джедая, у которой возникли неизвестные гинекологические проблемы. Это все, что ему нужно было знать для загрузки определенных данных. Но сейчас этого ему не нужно было знать совсем, и уж точно ему не нужно было знать, что он был здесь и лечил беременную джедайку. - Это не та информация, которую вы хотите видеть в свободном доступе, генерал.

Ордо запустил команду УДАЛИТЬ И ПЕРЕПИСАТЬ. 2-1 никогда не был здесь, насколько дроиду будет известно.

- Он доктор, неважно дроид или нет. Конфиденциальность пациента - часть его программы.

- Увы, других это не интересует, мэм. Записанная информация однажды может быть найдена. Существование вашего ребенка должно оставаться в секрете. Если вам понадобится еще лечение, мы начнем снова.

- Ордо, он разумное существо, даже если он не из органики, - на лице Этейн было выражение того профессионального благочестия, которое всегда раздражало Ордо, когда он наблюдал его у большинства джедаев. У политиков тоже иногда бывал такой взгляд. Этим они хотели сказать, что все прекрасно знают, а он не понимает ничего. - Ты не можешь просто удалить кусок его памяти против его воли. Это насилие по отношению к нему.

- Нет, это то же самое, что просто не говорить ему секретную информацию, только... в другом порядке. С солдатами такое бывает каждый день, - Ордо проверил, что сегменты памяти полностью стерты. - Вы не заметили иронию в том, что клоны плохо обращаются с дроидами, мэм? Потому что я всегда нахожу это забавным.

- Это заманчиво.

- Вам приходилось стирать память живому существу? Я знаю, что некоторые джедаи это могут. Бард'ика говорил мне.

- Только во время обучения для тренировки, и только с добровольного согласия...

- Тогда ладно.

- Ты никогда не простишь меня за ту команду, так?

- Если вы имеете в виду, верю ли я, что вы не будете злоупотреблять ею снова, если вам понадобится - нет. Если вы имеете в виду, затаил ли я злобу на вас - нет.

Сейчас Ордо надо было переместить 2-1 в более подходящее место, чтобы реактивировать. С неподвижным дроидом это было трудно сделать, потому что он был слишком тяжел, чтобы поднять его.

- Я попросил бы вас спрятаться в другой комнате, пока я включу его снова и заполню пробелы в его памяти.

- А потом?

- Я увезу вас с Квиилуры на некоторое время. Собирайте вещи.

- Мне нельзя остаться здесь?

- А что вы будете делать, когда услышите стрельбу артиллерии, и Левет придет к вам с докладом о потерях?

Этейн посмотрела на 2-1 словно в поисках поддержки, и кивнула. Она встала на ноги и скрылась в другой комнате.

- Отлично, доктор, пора вставать, - Ордо перезагрузил систему 2-1 и отошел, наблюдая за его реакцией.

- У меня был сбой? - спросил дроид, явно дезориентированный. - В моей памяти нечитаемый сектор.

- Испорченные данные, - сказал Ордо небрежно. Это была абсолютная правда. Он сам испортил их столь качественно, что их невозможно было восстановить. - Я тебя перезагрузил. Ты на Квиилуре. Здесь не хватает медицинского оборудования, и я назначаю тебя в распоряжение коммандера Левета. Возможно, тебе придется лечить и раненых из местного ополчения.

- Пациент есть пациент, капитан, - дроид включил диагностическую панель на руке. - Меня беспокоит, не потерял ли я каких-либо важных данных.

Сейчас голос дроида звучал куда более скромно, чем до очистки памяти. Если бы Ордо не знал, он сказал бы, что дроид взволнован ошибкой памяти - возможно, даже напуган. Но все знают, что дроиды не чувствуют страха.

Что есть страх? Механизм для защиты тебя от опасности и уничтожения. Все дроиды запрограммированы избегать ненужного риска, для разных моделей отличался только уровень необходимости риска. Если это не страх, Ордо не знал, что это.

Теперь ему следует подумать о дроидах не так, как раньше.

Но это не значит, что он не будет разносить их на куски, если это необходимо.

Он передал 2-1 Левету, который все еще ждал на ступеньках внизу, и коммандер послал дроида на посадочную площадку, ждать прилетающие корабли.

- Я хотел бы обсудить состояние генерала между нами, чтобы не смущать ее, - сказал Ордо. - Дроиду очищена память. Осторожность никогда не бывает лишней. Забавный народ эти джедаи.

- Это точно, - Левет включил голокарту над столом в тесной комнате, которая заменяла ему кабинет. Здесь на вкус Ордо все еще слишком воняло трандошанами. - Так что там с генералом. Простите, у меня скверная память.

Левет знал все, и, по мнению Ордо, был только один способ раз и навсегда "очистить" память человека. Но его совесть и порядочность, которую воспитал в нем Кэл'буир, сказали ему оставить этого человека - его брата - в покое.

- Я увезу ее на некоторое время. Думаю, вы будете рады продолжить... эвакуацию колонистов самостоятельно.

- О, думаю, мы можем допустить некоторые ошибки...

- Сколько времени займет зачистка планеты?

- Возможно, еще неделю, это зависит от их реакции. Мы потеряли слишком много наших на минах. Эти туземцы ловко научились маскировать их от сенсоров металлическим мусором, и нам пришлось изменить тактику.

- Они или согласятся уйти и сами погрузятся на транспорты...

- Или мы вызовем поддержку с воздуха, - Левет провел пальцем по трехмерной карте рукава Тингель и северо-восточных квадрантов. - 35-й готовится принять участие в атаке на Гафтикар, так что нам нужно заканчивать здесь скорее, даже если придется проявить жесткость.

Не будет лучшего времени, чтобы увезти Этейн. Как только она узнает, какие сложности возникли у Дармана, она захочет найти его. А Гафтикар относительно близко к Квиилуре.

Ордо остановился в коридоре, чтобы проверить сообщения на своей деке. Джусик сообщал последнее местоположение "Дельты" на их пути к Да Сутче. Кэл'буир летел на Дорумаа.

Ордо подумал, не связаться ли с Бесани, но это показалось ему эгоистической поблажкой себе, в то время как Этейн и Дарман не могли так легко поговорить друг с другом. И Кэл'буир оставил еще одно сообщение:

"Думаю, что имя Венку подойдет, сынок".

Позволить назвать ребенка казалось безвредной уступкой страстному желанию Этейн. Если Дарману или самому ребенку не понравится имя, его всегда можно сменить. Ордо попытался представить, как будет реагировать Дарман, когда узнает, что никто не сказал ему о ребенке, и что он последний, кто о нем узнал. Ордо не сомневался, что сам он в такой ситуации был бы очень расстроен, хотя секретность действительно могла быть необходимой.

- Генерал? - Ордо поднялся по ступенькам. - Вы готовы?

Этейн вышла с тяжелой сумкой через плечо, и это было единственное изменение в ее одежде. У джедаев было не слишком много личных вещей, так же, как и у клонов.

- Мне нужно попрощаться с Леветом, - сказала она.

- Кстати, он знает, что вы беременны. Он не слепой и не дурак.

Этейн на секунду остановилась на ступеньках.

- О...

- И... - "давай, имя важно для нее, так же, как важно оно для Кэл'буира, иначе он не сказал бы его тебе". - Кэл сказал, что Венку будет хорошим именем.

Этейн на секунду выглядела абсолютно сбитой с толку, ее губы двигались.

- Венку, - сказала она наконец. - Венку. Оно что-то означает?

- Оно происходит от слова "венкуйот" - "будущее".

- В смысле...

- Хорошее будущее.

- Ах... - она кивнула и улыбнулась. Будущее было для нее явно столь же хрупким, как и для любого клона. - Скажи Кэлу, что это прекрасное имя.

Ордо стоял у челнока Мерееля и смотрел на молчаливую чистоту снега, ожидая, пока Этейн попрощается с Леветом. Каждый раз, когда он пытался быть вежливым с ней, ему казалось, что это не действует. Не то, чтобы она ему не нравилась. Просто он не мог найти точек соприкосновения, хотя в их жизни было много общего.

Она вышла из здания и с трудом пошла по снегу, стараясь идти по уже протоптанной дороге.

- Куда мы летим?

Ордо открыл люк.

- На курорт.

- Издеваешься?

- Нет, правда. Думаю, это как раз то, что принято называть тропическим раем. Я достану для вас новую одежду.

Этейн уселась в кресло второго пилота, казалось, ей трудно было понять происходящее. Ордо неожиданно понял чувства джедая, который не испытывал удовлетворения от власти, как Зей, или счастья жить обычной жизнью, как Джусик.

Этейн никогда это не было свойственно. Она никогда полностью не расслаблялась. Она так же отдавала себя службе, как любой клон-солдат. И у нее не было Кэл'Буира, который присмотрел бы за ней.

Да, он жалел ее, как он когда-то сказал ей. И его самого удивило, что он мог жалеть ее, если радоваться тому, что он не на ее месте, означало жалость.

- Мне кажется неправильным лететь на курорт, когда наши люди сражаются, Ордо.

- Это самобичевание не принесет никакой пользы, учитывая то, что вы беременны и есть риск потерять ребенка.

- Думаю, это такой особенный способ сказать мне, чтобы я была добрее к себе.

Насколько же легче было разговаривать с Бесани. Она была очень пунктуальной женщиной, и бесконечно терпеливой, когда он не понимал некоторых моментов гражданского этикета.

- Дорумаа, - сказал Ордо, стараясь ради Дармана. - Мереель говорит, что это отличное место для отдыха.

Кэл'буир сказал ему только убедиться, что Этейн в порядке и в безопасности. Он не запрещал ему возвратиться и участвовать в охоте на Ко Сай.

Как и Этейн, Ордо не любил сидеть на шебс, пока те, кто был ему небезразличен, подвергались опасности.

 

Глава 9

Миллионы из нас были стерты с лица земли, когда моря восстали и затопили Камино. Мы выжили, как вид, потому что мы посмели задуматься о немыслимом. Некоторые генетические характеристики помогали нам пережить голод и перенаселение, некоторые - нет, и здесь не было места для сомнений... или же для слабых. Мы отбирали, мы улучшали, мы подбирали. Перспектива вымирания превратила нас в вид, который сам решал каким ему быть, в чистейшее воплощение духа Камино; на том уровне социальной зрелости, которого никогда не достигнут слабые полукровки, потому что им не хватает смелости вести выбраковку. Мы повелители генетики и единственные властители нашей судьбы, и никогда больше не отдадимся на волю случая вновь.
Черновики мемуаров бывшей шеф-ученой Ко Сай, заметки о каминоанской евгенике и превосходстве кастовой системы; никогда не публиковалось.

 ***

Город Эйат, Гафтикар, Внешние Территории, 477 дней после Геонозиса.

Тела двоих солдат из отдела тайных операций были куда тяжелей, чем думал Дарман.

Два часа в ожидании Найнера и Фая были самыми длинными в его жизни, и каждый треск и щелчок заставляли его думать, что полиция Эйата окружила квартиру. Когда, наконец, появились его братья, он почувствовал необъяснимое чувство вины, словно он должен был оправдываться.

Найнер замер, глядя на двух солдат.

- Ты их прибрал, Дар?

Дарман сделал все, что мог. За исключением ранения того, которому он стрелял в лицо - оба солдата выглядели теперь совершенно мирными. Они выглядели так же, как он - - только мертвый - и ему непросто было с этим свыкнуться. Их руки были аккуратно уложены вдоль тела а ноги выпрямлены.

- Не мог оставить их просто валяться, словно мясо. Что будем с ними делать?

Фай пожал плечами.

- А может, оставить их тут - освежать воздух...

- Фай, они - свои. - Дарман больше не мог смотреть на лица и сдернул с кровати одеяло.

- Мы должны подобающе о них позаботиться.

- Мы заберем их броню. - сказал Фай. - Сержант Кэл захочет получить их жетоны. У него пунктик насчет этого.

- Ладно, давай опишу иначе - что, если бы здесь лежало твое тело? Как бы ты хотел с ним поступить?

- Я бы хотел чтобы кто-нибудь покачал головой и сказал "Как жаль потерять такого милого и элегантного юношу!" а потом устроил мне пышные похороны. - ответил Фай, выдергивая одеяло из рук Дармана и заворачивая в него одного из оперативников. Со множеством женщин, рыдающих оттого что у них никогда не будет шанса оценить мое очарование. Но если серьезно - я бы и моттовой задницы на это не дал, ясно? Это - всего лишь временная оболочка. Остается только броня.

Найнер осторожно выглянул в окно.

- Примерно через час стемнеет. Мы заберем их в лагерь и похороним. Броню оставим где-нибудь в укромном месте.

- И скажем ящерицам их не выкапывать и не есть.

- Дар, мариты не едят других разумных. Только своих мертвецов.

- Ну, тогда все в порядке.

- Дар, эти парни пытались тебя убить...

- Нет, они пришли за Суллом, серж, и это именно то, что совсем недавно готовы были сделать мы, помнишь? - Трудностей с убийством у Дармана не было. Это была его работа, он вырос, привыкнув убивать, и после этого у него никогда не бывало дурного настроения или кошмаров - которые, как поговаривали, случаются у людей. Но он убил своих товарищей а не врагов. И обстоятельства его не утешали.

- Не думаю что я смог бы так пойти на своих, неважно по какой причине. Разве что это было бы личным, потому что они сделали что-то страшное именно мне...

Он понял что начал нести ерунду. Даже Фай странно на него посматривал. Найнер закатывал второго солдата в одеяло и Дарман помог ему. Мускулы мертвых солдат еще не окоченели, и когда Дарман переворачивал одного из них, движение выдавило воздух из легких мужчины; тот испустил протяжный звук, напоминающий вздох - словно он возвращался к жизни. В боях Дарман повидал много неприятных вещей, но этот момент так врезался ему в память что он знал - он никогда его не забудет

Когда тела скрутили фиброкордом - они могли сойти за неровно свернутые ковры. При плохом освещении.

- А'ден говорил что удар по Эйату будет, возможно в течении недели. - с отсутствующим видом заметил Найнер. - Так что, если мы оставим их здесь - разницы не будет...

- Нет, мы их похороним.

- Ладно, ладно.

- Я серьезно.

- Дар, я что, спорю?

Более разумно было бы бежать; чем дольше они оставались здесь - тем большему риску подвергались. Снаружи было не так жарко, и если выкрутить на минимум кондиционер и закрыть окна - может пройти пара недель прежде чем соседи почуют, что что-то не так.

Но это было неправильно, пусть даже их и послали пристрелить Сулла.

Фай зашел на кухню. Дверца холодильника с шипением открылась и захлопнулась снова; он вышел, держа в одной руке тарелку с едой, а в другой - кусок торта, который он протянул Дарману.

- Лопай. - скомандовал он. - Давай, а то я разозлюсь.

Дарман взял торт и принялся жевать, но тот застревал у него в глотке, словно опилки. Ему хотелось поговорить с Этейн. В первый раз он хотел искать успокоения у кого-то со стороны, а не в ближайшем кругу братьев, и это заставляло его чувствовать себя изменником. Словно ему больше было недостаточно их поддержки и утешения.

- Тебе надо будет поговорить с Кэл'буиром. - тихо проговорил Найнер. - Он убил коммандо. Случайно. Помнишь? Пожалуй, он лучше других знает что ты пережил.

- Я ничего не пережил. - Дарман внезапно почувствовал себя открытым для всех и беззащитным.

- Я просто нервничаю, ожидая когда появится полиция. Не пойму, как это никто не услышал бластерную стрельбу.

- Комната тихая. - негромко сказал Фай. - Довольно неплохая звукоизоляция, разве что полы скрипучие.

Дарман понимал, что он никого не обманет, и ушел дожидаться темноты на кухню, под предлогом того, что собирается обшарить шкафчики. Да, он говорил со Скиратой. То, что испытал Скирата, было хуже: во время обучения, на боевой тренировке, он застрелил коммандо, одного из его ребят. И хотя все понимали, что несчастные случаи неизбежно случаются - Скирата не был после этого прежним. Должно быть трудно, очень трудно жить, когда ты стал причиной смерти кого-то, о ком ты заботился. Солдаты из отдела тайных операций были в какой-то мере посторонними.

Но Дарман слышал, что во время атаки на Камино ЭРКи были готовы перебить клонов-детей, чтобы не дать войскам сепов захватить их - не ради их же блага, не ради того, чтобы спасти их от чего-либо - просто чтобы они не достались врагу. Стал бы медлить Сулл, если бы ему пришлось убить собрата-клона, вставшего у него на пути? Дарман в этом сомневался.

В последнее время все становилось чересчур неясным и нечистым. Он тосковал по добрым старым временам, когда врагом были только дроиды и врага было легко распознать.

* * *

- Ладно, двигаемся. - скомандовал Найнер.

Найнер подвел спидер прямо к входу в съемные квартиры - так вот, на что он потратил два часа, добывал новый транспорт - и они перетащили тела, словно свернутые ковры. На улице было несколько человек, но те не обратили на них внимания, решив, наверное, что кто-то переезжает. Затем Фай отправился забрать спидер Дармана, пока Найнер и Дарман ждали в машине с трупами в багажнике.

Это было просто обычная поездка до лагеря. Дарман был уверен, что он с ней справится и начал думать о том, как копать могилы в темноте. Он совершенно не собирался оставлять трупы на ночь. Он живо представил, как мариты готовят из них жаркое и это было совсем не смешно. Хоть он и не думал что это возможно, но его это задело всерьез, и от этих мыслей рот у него наполнялся горькой слюной, словно его начинало тошнить. Но все же он должен был держать это при себе, и работать с ящерами до тех пор, пока не начнется штурм Эйата.

- Хорошая кружка крепкого кафа, когда вернемся. - сказал Найнер. В его голосе сейчас звучали все до единой интонации, которые использовал Скирата - полная уверенность и ободрение. - И будешь в порядке, Дар.

"Что, если на самом деле они не собирались меня убивать? Я не стал ждать и разбираться."

- Серж, ты не думаешь, что они собирались просто арестовать Сулла?

- Нет. - твердо ответил Найнер. - Они пришли казнить его. И даже если бы они арестовали тебя - они бы просто забрали тебя куда-то, где тебя убил бы кто-нибудь другой. Так что хватит крутить голофильм у себя в голове, и смирись что либо они, либо ты, вод'ика.

Иногда Дарману казалось что он один знает, что происходит в его уме - а затем один из его братьев говорил ему в точности то, что он думал. Может быть, в итоге он и выворачивался наизнанку, но ему было спокойней знать, что он не один. Или - что он не свихнулся.

Они выбирались из города. Дармана время от времени поправлял Найнер, сверявшийся с голокартой на своей деке. Фай держался сзади во втором спидере. Все шло прекрасно - прекрасно, с учетом обстоятельств, конечно - до тех пор, пока мимо них не пронеслась машина с красно-зелеными мигающими огнями местных стражей порядка.

- А он торопится... - заметил Найнер.

- Опаздывает на кружку кафа... - Так всегда говорил капитан Обрим, когда видел как лихачат спидеры КСБ. Дарман оглянулся, чтобы проверить - не слишком ли оторвался от них Фай. - Непохоже, чтобы в этих местах у них была масса работы. Совсем не то, что на нижних уровнях Тройного Ноля.

- Везде есть свои нижние уровни, Дар.

Ему казалось что все будет хорошо, если они будут разговаривать как обычные люди. Ему так казалось ровно до той секунды, когда полицейский спидер впереди затормозил и остановился, а светящееся табло между его задними двигателями блеснуло единственным словом "Стой."

- Осик. - пробормотал Найнер. - Похоже, это он нам.

- Скажи мне, что этот спидер не в угоне, нер вод.

- Он не в угоне. И скорость мы тоже не превышали.

Найнер затормозил. Дарман заметил как Фай проехал дальше, и остановился возле каф-бара.

- А теперь - спокойно и вежливо. - проговорил Найнер.

- Надеюсь, он подумает что мы близняшки.

- А сколько вообще людей знает, как выглядят клоны? Особенно здесь. - Найнер щелкнул коренными зубами, активируя комлинк в ухе; Дарман почувствовал, как, получив сигнал, на секунду завибрировал его собственный ушной линк. Затем Найнер опустил боковое стекло и нацепил на лицо дружелюбное и тупое выражение, когда к спидеру подошел офицер в красной форме, державший одну руку у бластера на поясе.

- Добрый вечер офицер. Какие-то проблемы?

- Держите ваши руки так, чтобы я их видел и покажите мне, что у вас в багажнике. - Офицер чуть наклонился, взглянув на Дармана. - Вы - выйдите из машины и положите руки на крышу.

На секунду Дарману показалось, что Найнер собирается пинком распахнуть дверь и сбить полицейского с ног, но тот сжал зубы и разблокировал задний люк.

В черепе Дармана зазвучал голос Фая:

- Он без напарника, Дар. Отсюда я могу его уложить.

- Подожди...

Дарман медленно вылез из спидера, оставив дверь открытой - на случай быстрого отступления, и сдвинулся вдоль спидера так, чтобы присмотреть за Найнером. Офицер наклонился к маленькому багажному отсеку, держась за рукоять бластера - так, словно тот его успокаивал. Похоже, он не понимал, что поворачиваться спиной к подозреваемому - а, точнее, двум подозреваемым - было рискованно. Дарман старательно пытался высмотреть - не было ли у полицейского наушника для связи с коллегой неподалеку.

Ничего не было. Он просто не имел раньше дела с серьезными преступниками - или с коммандос.

- Получили доклад о спидере, в который выносят вещи из квартиры, сэр. - сказал офицер. Его голос зазвучал приглушенно, когда он заглянул внутрь, оперевшись одной рукой на корпус. - Именно такие. А теперь - как вы объясните, что...

Судьба офицера решилась в тот момент когда он протянул руку к туго завернутому телу в багажнике. Все произошло так, словно они это отрепетировали: Найнер прыгнул на него, повалил на землю лицом вниз, и сжал рукой горло, чтобы тот не заорал, а Дарман подбежал и обшарил его в поисках комлинков. Фай в другом спидере уже стоял рядом с ними, загораживая драку от постороннего взгляда.

В отличие от голофильмов - когда тебе, для того чтобы сбежать, надо вырубить кого-то временно и без особого вреда (кроме головной боли после прихода в сознание) - быстрого удара по голове недостаточно. Но это был просто невезучий полицейский - такой же, как любой из команды Обрима. Он остановил не тех людей и не в то время. Дарман встретился глазами с Найнером, он понимал, что должен был просто пристрелить полицейского, как говорили ему инстинкты - но он не мог этого сделать.

Фай подбежал и быстро перебрал оружие на поясе офицера.

- Ага. - сказал он - единственное слово которое он произнес за всю стычку - и снял шоковую дубинку. Он ткнул ей полицейскому в подмышку; шокер протрещал, как только Найнер отпустил его. Человек перестал вырываться и пару раз судорожно дернулся.

- Сюда. - сказал Фай. Он оттащил офицера на обочину, где тот замер неподвижной грудой, скрытый от проезжающих стоящим спидером. - Извини если задел, сержант.

- Все в порядке, я разорвал контакт до того, как дернуло...

- Пора сваливать, и быстро.

- Извини. - Дарман запрыгнул на пассажирское сиденье. Движение было оживленней чем он ожидал, но Найнер вклинился в поток и помчал к выезду из города. - Извини, я должен был...

- Да ничего страшного. - ответил Найнер.

Фай обогнал их и скрылся вдали. Дарман вытащил ДС-15, уложил ее на колени и следил за тылом, пока они не выехали за город. Он начинал беспокоиться - не сдают ли у него нервы. Раньше он стрелял без колебаний. Его мыслям не полагалось вдруг путаться и начинать переоценку рисков.

"Я мог поставить под удар задание. И это значит что я подверг опасности своих братьев."

- Если бы ты его пристрелил - нам пришлось бы убирать еще больше мусора. - ответил Найнер, сворачивая с дороги и лавируя между деревьев. - Мы не можем повсюду раскидывать мертвых гражданских полицейских. Тут все-таки не Галактический Город, верно?

- Серж, ты телепат?

- На самом деле я думаю: "а что бы мог сказать Скирата?".

- И все равно - мы оставили в Эйате полицейского, который нас видел.

- Да ладно, в следующий раз когда он нас увидит - мы будем в шлемах, так что ему от этого не будет толку.

Когда они добрались до лагеря, А'ден и Фай уже ждали в импровизированной инструктажной, которая выглядела такой же темной как и остальная база. Все окна были закрыты темной материей. Они сидели вдвоем в хлипком на вид домике, безнадежно смотрели на деку, и А'ден прижимал ладонь к уху, словно прислушивался к едва слышному разговору.

Фай не поднял взгляда. Это сделал А'ден

- Да, вы хороши. - устало проговорил "Нулевой". - И сколько трупов записали на свои счета сегодня? Два солдата, полицейский... Да, такими темпами вы скоро рекорд поставите.

- Полицейского мы не убивали. - заметил Найнер.

Фай оглянулся на них через плечо.

- Я этого не предусмотрел. Шоковые дубинки коварная штука, если ты не видел медицинскую карточку твоего клиента.

- Да уж. Просто замечательно.

Фай включил деку и похрипывающий поток голосов заполнил комнату - судя по жаргону и кодам, это были аудиопереговоры из полицейской диспетчерской.

- Повторите, три-семь. Последняя запись в бортовом журнале - о машине остановленной на Дороге Бидеан...

- Нет, уважаемый, записи с голокамеры наблюдения нет...

- Подтвержден идентификатор подозреваемого спидера. Прокатный, для съема был использован фальшивый идентчип...

- Эй, кто-нибудь знал, что у него проблемы с сердцем?..

Фай снова выключил звук и поднялся.

- Атин копает могилу. Пойду, помогу ему. Я их очень хорошо копаю. По-настоящему глубокие.

А'ден пожал плечами и вернулся к прослушиванию переговоров.

- Думаю, что полицейские были взбудоражены, когда обнаружили ожог от шокера на своем приятеле. Сопоставить факты и сообразить, что на самом деле это был отряд коммандо, зачищающий концы - это для них слишком сложно. К счастью. - Он откинулся насколько позволяла спинка кресла и взял еще одну деку.

- А теперь посмотри на эти съемки воздушной разведки.

Дарман принял деку, но Найнер все еще думал над предыдущей проблемой.

- Так, сержант, а что бы вы сделали иначе?

- Я бы пристрелил полицейского. - ответил А'ден.

- И как именно это решило бы проблему?

- Это бы ничего не изменило. Меня просто беспокоит, что вы больше думаете о хорошем поведении, а не о четком выполнении задания. Мы делаем грязную работу. Это значит что каких-то невезучих олухов придется списать в допустимые потери. Смиритесь с этим.

Дарман знал что А'ден был прав и его беспокоил тот факт, что он стал колебаться; он отреагировал на свое внутреннее представление о полицейских, как о подобных Джайлеру Обриму - союзники, приятели, друзья. Это было совершенно неправильно, а однажды в будущем привело бы к провалу. Он не мог позволить себе судить о ком-то по его униформе. Сейчас он даже не мог считать, что все джедаи на их стороне. Если он обнаружит, что это Зей поручил персоналу Специальных Операций так разбираться с дезертирами... он даже не представлял себе как отреагирует на это.

- Я знаю что ты спец по взрывчатке. - сказал А'ден. - Но не попробуешь проанализировать аэроснимки?

Дарман отбросил непрошенные мысли.

- Хорошо.

- Итак?

Дарман вгляделся в плоские снимки того, что выглядело как двухмерная карта города, с хронометражем, который показывал, что они записаны несколько часов назад. Оно изображало часть Эйата - не та схематичная конструкция, которую сделали мариты, а подробное изображение. Он видел крошечные пятнышки на дорогах. Большая огороженная территория у центра города была плотно забита репульсорными грузовиками и разнотипными бронемашинами, которых там не было, когда команда "Омега" высаживалась несколькими днями раньше. Там была даже мобильная зенитная артиллерия. Он передал деку Найнеру для проверки.

- Похоже, они готовятся к нашему визиту...

А'ден кивнул.

- Несомненно, их сеповские союзники ведут воздушную разведку за накоплением республиканских подарков - тех, что мы передали ящерам. Все мы можем шпионить друг за другом, когда знаем на что смотреть

"Итак, Эйат готовится к атаке маритов."

- А другие города? - спросил Дарман.

- Все заняты тем же самым. Не знаю, понимают ли они, как умеют наваливаться толпой эти ящеры... Но, похоже, что про "Уравнитель" они узнают только когда он начнет искать место для парковки.

Итак, определился корабль, направляющийся на Гафтикар. Значит, уже скоро.

- "Уравнитель".

- А на нем несколько тысяч - "Тридцать Пятый Пехотный" и "Десятый Бронетанковый" - упакованных Республикой по первому классу. Просто, чтобы обработать Эйат и несколько других основных городов, позволить маритам войти, а затем отойти когда осядет пыль.

Эйат вовсе не был хорошо укрепленным. Судя по тому, что видел Дарман, даже одного корабля хватило бы за глаза.

- У "Шенио Майнинг" достаточно ресурсов, чтобы своими силами раскатать Эйат с правительством заодно и без всякой военной помощи, если уж им так хочется забрать эти шахты.

- Да, но ты же знаешь что компании предпочитают обставлять все так словно их пригласили легально, иначе публика поднимает крик о корпоративном захвате.

- А это - корпоративный захват. - констатировал Дарман.

- Ну, может быть дело в какой-то стратегии, может - это все часть большой картинки, которой мы не видим. - ответил А'ден. - Но, в конце концов суть всех войн в том, что кто-то хочет что-то, что есть у другого. Если бы я думал, что изменю натуру галактики, ставя здесь палки в колеса - я бы так и сделал, но так уж устроена жизнь, приятель. Давай просто делать свою работу и надеяться, что мы проживем достаточно чтобы свалить отсюда.

Найнера это явно не волновало. Гораздо больше его интересовали данные разведки. Дарман оставил двоих сержантов работать с деками, вытащил из своего ранца лопатку и отправился искать Фая и Атина.

В тихом ночном воздухе было легко услышать звук лопаты, вгрызающейся в грунт с характерным металлическим лязгом. Фай и Атин в полном молчании копали на поляне, окаймленной мелким кустарником там, где корни не создавали больших проблем. Дарман задержался, чтобы взглянуть на тела и присоединился к рытью в тусклом и скрытом от постороннего взгляда свете химического фонарика, лежащего на земле.

Два метра - это было глубже, чем могло показаться. Но, в конце концов, они остановились, и внимательно осмотрели могилу.

- Нам надо копать две могилы? - поинтересовался Атин.

- Сержант Кэл говорил что Мэндо'аде устраивают братские могилы. Если их вообще хоронят.

- Дарман напряг память, стараясь припомнить чему еще их учил их Скирата по части обращения с павшими товарищами. Его не волновало то, что книги говорили насчет полного сокрытия следов. Это касалось уважения к людям, которые отличались от него всего лишь одним индексом.

- И нет солдата, который хотел бы быть разлученным со своими братьями.

- Если только они не особенно ди'кутла. - вставил Фай.

Атин наклонился над телами.

- Ладно, давай их скатывать.

- Может, все-таки опустим их как подобает?

Дарман наклонился над горкой багряной брони и поискал идентификаторы на нагрудниках. Когда он провел над ними карманным сенсором они считались как "КС-6200.8901" и "КС-0368/7766". Никаких указаний на то, как они называли друг друга, разумеется, не было; Великой Армии, по крайней мере официально, было до моттлова шебса - как там клоны предпочитают представляться. Он сделал то, чего избегал несколько последних часов - сверился с копией базы данных "Нулевых", которую Ордо передал им еще на Тройном Ноле. Когда он узнал их настоящие имена - ему стало еще хуже. Но это было ему нужно - если он хотел подарить им хоть какой-то прощальный ритуал.

- Они... Моз и Олун.

А вот это было хуже всего.

- Одно время их тренировал Джайнг.

Если Моз и Олун питали какие-то надежды кроме простого выживания на войне - Джайнг, должно быть, был единственным кто знал - какими они были. В этих мечтах наверняка не было гибели от руки другого клона. Фай и Атин опустили их в могилу, не разворачивая.

- Ни су'куэ, гар кир'адик, ни партайли, гар дарасуум. - произнес Дарман. Это было ритуальным поминовением о тех кто ушел; повторяемым ежедневно с именами всех людей которых хотел обессмертить скорбящий: "Я все еще жив, ты умер; я буду помнить тебя, и потому ты бессмертен." Сержант Кэл говорил, что Мэндо'аде всегда смотрят в корень, даже в вопросах духовного рода. - Моз и Олун.

Фай бросил пару пригоршней земли в яму, потом взялся за лопату.

- Ты знаешь, что теперь должен повторять это каждый день, до конца жизни, так ведь?

- Знаю. - ответил Дарман бросая рыхлую землю в могилу.

- А сколько будет еще имен к тому времени, как закончится война?

Запомнить их будет нетрудно. Труднее, намного труднее, будет забыть их.

* * * 

Терминал отгрузки руды, город Кериф, Богг-V, 478 дней после Геонозиса.

Тви'леки куда тяжелее чем выглядят. Может быть, это из-за их лекку, потому что их ткани, должно быть, очень плотные, может быть они сами - сплошные мускулы. Так или иначе, чтобы скрутить одного из них потребовалось куда больше усилий чем ожидал Сев.

- Так-так. - сказал он, поймав Леба Чуру в захват и припечатав его к стене пакгауза.

- Значит это ты у нас повсюду бегаешь, мальчик на посылках, а?

Тви'лек врезался в пермакритовые плиты с громким смачным хрюканием, и Сев был уверен, что его захват надежен - пока пилот не вывернулся и не помчался изо всех сил по кромешно-темной посадочной полосе.

Работа всегда трудна, когда ты не можешь обездвижить цель быстрыми методами. Но "Дельте" он требовался живым и разговаривающим. Сев следил за ним через ПНВ визора - зеленоватая, размытая от скорости фигура, с развевающимися на бегу головными хвостами.

- Направляется к тебе, Фиксер...

Леб мчал во весь опор к своему кораблю на погрузочной площадке а Сев гнался за ним. У брони "Катарн" была одна неприятная особенность - она была тяжелой. Терпимо при коротких отчаянных спринтах, но на любой большей дистанции она замедляла движения - и Леб все увеличивал разрыв между ними.

Не проблема. Фиксер и Скорч как раз ждут его.

Тви'лек врезался в сплошную стену из коммандо, пластоида и дисишек, когда двое мужчин грубо перехватили его. Сев услышал "ооох" когда воздух выбило из легких тви'лека. Леб рухнул на спину, а затем его вздернули вверх и зажали между Фиксером и Скорчем.

- Парень, я знаю что Сев странноватый, но это же невежливо - сбегать как раз, когда он пробует пообщаться. - Скорч умел подпускать в свой голос очаровательно грозные, хищные нотки; Сев такого изображать не умел. Пальцы Скорча медленно сжались на шее тви'лека. - Он же не кусается. Он просто игривый...

- Что вам надо? - прохрипел Леб, когда снова смог дышать. - Я ничего не делал. Я соблюдаю законы. Да кто вы вообще такие? Мандалориане? Я...

По посадочной полосе вальяжно подошел Босс.

- Ничего не ломать. Генерал на палубе. - Он мотнул головой показывая Севу за спину.- У тебя "на шести" Бард'ика... и ему не терпится кого-нибудь допросить.

- Леб, а теперь тебе пора попробовать республиканское гостеприимство. - сказал Скорч, лично волоча тви'лека к КП "Дельты". - Мы просто зададим тебе несколько безобидных вопросов насчет твоих поездок.

- Да, вопросы может и безобидные, но вы-то нет... - Теперь Леб смотрел мимо Скорча и видел Джусика в развевающейся джедайской рясе, спешащего к ним по пермакритовой дорожке.

- Ну да, теперь джедай будет меня пугать мощью своей Силы? Засунь световой меч в...

Джусик поравнялся с ними. Он всегда выглядел так, словно его могло сбить с ног сильным порывом ветра.

- Световой меч не понадобится, друг мой. У тебя же нет причин скрывать эту информацию, не так ли?

Когда Джусик использовал такой, особенно тихий и доверительный тон - при том, что он и так никогда не повышал голоса - Сев не мог понять, использует джедай воздействие на разум или нет. В джедаях, даже таких свойских как Джусик, всегда было что-то тревожащее. Сержант Вэу говорил что самая лучшая мысль - никогда не поворачиваться к ним спиной. Они не такие, как обычные люди.

"Если он использует на мне свое влияние на разум - пойму ли я это?"

В последнее время Сев все чаще и чаще думал об этом. Хотя Джусик ему все равно нравился.

Сейчас в жилом отсеке КП было очень тесно - четыре коммандос в доспехах, испуганный тви'лек и генерал Джусик - а Леб явно не понимал, насколько сложно как следует побить пленного в таком ограниченном пространстве. Его глаза метались от визора к визору. Он действительно не понимал, кто они такие. Впрочем, республиканских коммандоc мало кто видел вблизи; а тех, кто видел - всегда смущали шлемы. Большинству гуманоидных рас необходимо видеть глаза. Без этого они не соображают - в какие они вляпались неприятности.

- Итак, ты перевозил специфическое оборудование, отгруженное с Аркании. - сказал Босс.

- И разрешения у тебя на это не было.

- Оно мне не требовалось. Разве не так?

- Ты с Рилота, значит ты гражданин Республики, и это делает нелегальной торговлю оборудованием для клонирования.

- Я ничем не торговал, и я не заглядывал в ящики...

- Аркания. Они не торгуют фруктами, правильно?

- Я мальчик на посылках, как вы уже сказали.

- Но твое имя оказалось в нашем списке.

- Хорошо, тогда арестуйте меня.

Босс медленно повернул голову к Севу - безмолвный сигнал начинать играть тупого громилу. Джусик только смотрел и не вмешивался.

- Мы не занимаемся арестами. - проговорил Сев. - Мы получаем ответы. Ответишь нам и проваливай.

- Или?

- Или я очень расстроюсь. - Севу удавалось угрожающе хрустнуть суставами, просто сжимая кулак.

- Говори, куда переправил груз.

Взгляд Леба метнулся к шлюзу, словно он подсчитывал - удастся ли ему сбежать. Наверное это был всего лишь рефлекс. Его лекку дернулись, беззвучно что-то ответив.

- Ну почему всем так интересно это барахло? Там что, на самом деле был глиттерстим или что похуже? Мадалориане - и те о том же спрашивают: "куда ты его переправил". Я-то думал что там были просто пробирки, железки и пермакрит...

- Что за мандалориане?

- Трое. Один молодой, двое постарше, судя по голосам, конечно; они были в шлемах, вроде ваших, правильно? - и они носили...

Вклинился Джусик, внезапно ставший очень внимательным к разговору.

- Зеленая броня. Они носили темно-зеленую броню, правильно?

Леб моргнул. На мгновение его взгляд стал рассеянным, словно он пытался что-то себе представить.

- Да, они были в темно-зеленом. А как вы догадались?

- Интуиция. - ответил Джусик. Сев был уже откровенно оттерт в сторону. Что бы ни было на уме у Джусика, какие бы у него ни были догадки - он с ними этим не поделился. Хотя он из штанов выпрыгивал, чтобы попасть сюда. - Я могу разобраться - кто они такие. А теперь расскажи мне, куда ты доставил оборудование.

- Дорумаа.

Джусик откинулся назад так, словно он получил нужный ответ, словно личности тех, кто тряхнул Леба, значили для него больше, чем пункт назначения груза и предполагаемое местонахождение Ко Сай. Сев был ошеломлен этим и попытался просчитать сценарий, в котором эта информация была более ценной.

- Хочешь уточнить? - поинтересовался Босс и кивнул Севу.- Или мне дать поспрашивать коллеге?

- Островной курорт "Тропикс". - Леб ответил быстро, словно он заранее это обдумал... или же давал такой ответ раньше. - Хотите координаты? Вот они. - Он сунул руку в карман и замер. - Эй, это всего лишь дека... расслабьтесь...

Сев понял что он, должно быть, выглядит так, будто собирается убить Леба. Хотел бы он знать, как это ему удается производить впечатление более жестокого чем его братья - при том что любой бронированный коммандо с дисишкой и так выглядел сущим кошмаром. Он не пытался изображать из себя психа, как бы ни представлял его в этой роли Босс, но люди, как правило, неохотно делили с ним помещение и что бы он ни делал - это оставалось неизменным.

- Я заберу данные. - тихо сказал Джусик. Он потянулся за планшетом Леба, пробежался по клавишам и сбросил что-то к себе. Потом он вернул деку.

- Эй! - Леб в ужасе уставился в свою деку. - Ты ее стер!

- Я такой неуклюжий. - ответил Джусик. Пошли. Мы присмотрим, чтобы по пути с тобой ничего не случилось, не возражаешь?

- Но мои данные...

Джусик показал согнутым пальцем Севу "присоединяйся" и они вытолкнули Леба из КП так быстро, что тот почти что вылетел из шлюза. Потом они вдвоем взяли Леба под руки и поволокли его к его грузовику.

- А я получу кредитки за все эти проблемы? - спросил Леб.

Джусик пришлепнул что-то к ладони Леба.

- Не только кредитки, гражданин, я еще и все проблемы ликвидирую. - Он посмотрел в лицо тви'лека и на секунду приложил раскрытую ладонь к его груди. - Через несколько минут у тебя все будет нормально. А теперь уходи.

Леб стоял возле лесенки, ведущей в кокпит его корабля и пристально разглядывал содержимое своей ладони, когда Джусик и Сев бегом возвращались к КП. Неподалеку от КП стоял небольшой шаттл без особых примет - тот, которым ранее пользовался Джусик

- Что вы ему передали, сэр? - спросил Сев.

- Несколько сотен кредиток и немного амнезии.

- Что?

- Я подчистил ему мозги.

- О, так вы это все же умеете?

- Нет смысла стирать записи в его деке, если он вспомнит их и вспомнит нас.

Позади них послышался низкий гул. Сев обернулся как раз чтобы увидеть, как корабль Леба запускает двигатели, подняв выхлопом облако пыли в воздух.

- Но любой, ищущий Ко Сай все так же может найти его. С той лишь разницей, что на этот раз он не сможет дать им ответ - так как это решает его проблемы?

- Я не сказал, что это решит его проблемы. - ответил Джусик. - Но вот наши проблемы это решит точно.

На взгляд Сева это было не совсем по-джедайски; впрочем может быть он не до конца понимал их взгляды.

- А что насчет этих мандалориан? Вы говорили так, будто что-то знаете.

Джусик пожал плечами и мановением руки открыл люк своего челнока. Это мог быть какой-то фокус Силы... или просто пульт дистанционного управления.

- Скажем так - на Ко Сай большой спрос.

- Но кто они?

- Конкуренты. Я свяжусь с вами позже.

Сев принимал принцип минимально достаточного знания, даже если его это и раздражало. Он проследил за тем, как Джусик исчезает в челноке и вновь присоединился к "Дельте" в КП. Он пытался понять что же он чувствует к мандалорианам, и понять - похожи ли они на него.

- Генерал подчистил мозги тви'леку. - обьявил он, падая в кресло и затягивая фиксирующий ремень перед взлетом. - Так что тот ни с кем больше не будет обсуждать свои путешествия.

Босс недовольно хмыкнул.

- Нам надо было поподробней поспрашивать его насчет тех мест, где он разгружался. Но Джусик явно был рад от него избавиться.

- Так он знает что-то, чего не знаем мы.

Никто этого не высказал, но Сев знал о чем все подумали. Мандалориане. Это всегда было неприятным сюрпризом: столкнуться с ними - или услышать о них - и обнаружить, что они на стороне сепаратистов; или же ни на одной из сторон - но не союзники Республике. Как и большинство коммандос, команду "Дельта" растили и тренировали мандалорианские сержанты; люди подобные Вэлону Вэу делали то что делали поколения мандалорианских отцов - воспитывали их сыновей самодостаточными воинами, вкладывали в них мандалорианскую культуру, которая и создавала могучие, плотно спаянные армии..

"Да. Но есть Мэндо и Мэндо. А кто я? Действительно ли я один из них? И как смотрят на нас настоящие Мэндо?"

"Омеги" сейчас были настоящими Мэндо. Как и все отряды Скираты; он был несгибаемым стариной Кэлом, полным традиций, сентиментальности и - если кто-то становился у него на пути - абсолютно ничем не сдержанной ярости. Обычно Севу больше нравилась холодная отстраненность Вэу - ибо это делалось для их же блага. Но были времена, когда он завидовал "Омеге"; Вэу говорил, что Скирата слишком мягок и делает солдат слабыми; но все, что видел Сев - это того, кого ему не приходится бояться, и того, кто будет снисходителен к его ошибкам...

"Сейчас слишком поздно думать об этом."

- Итак, это Дорумаа. - обьявил Босс. - Фиксер, надеюсь, ты захватил плавки.

* * * 

Островной курорт "Тропикс", Дорумаа, система Куларин, 478 дней после Геонозиса.

"Тропикс" был рукотворным раем, со всеми удобствами, которые только мог пожелать ищущий солнца посетитель, и настолько далек от представлений Скираты о блаженстве, насколько он мог себе представить.

Он весь был полон ярких красок, шума и жары. Деревья лулари, завезенные с Хикила, позванивали на ветру словно колокольчики, и их пьянящий запах был настолько сильным, что от него начинала болеть голова. Мирд бежал перед Вэу по усыпанной ракушками кромке пляжа, дергая хвостом и подвывая от возбуждения, когда он улавливал новые и странные запахи.

Это была планета Сепаратистов, хотя бы уже потому что система Куларин была лояльной к сепам. Скирата чувствовал, что здесь вражеская территория, невзирая на то, красным, синим или желтым она была помечена на картах, и не позволял себе расслабиться от этой шаблонной идиллии.

- Да, здесь роскошно. - сказал он. Существа разных рас валялись на белом песчаном пляже окруженном лазурным морем. Синева моря была яркой настолько, что казалось будто его подкрашивают. Официантки-тви'лечки, чья кожа ненамного отличалась цветом от моря, бродили среди отдыхающих с подносами прохладительных напитков. Время от времени прокатывались дроиды, разравнивая песок. Каким-то образом им удавалось не оставлять после себя следов. - Представь, что ты застрял тут на пару недель. Что бы ты делал, Мер'ика?

Мереель пожал плечами. Без брони, в простой белой футболке и бежевых брюках он выглядел настолько обычно - настолько по-граждански - что Скирата не мог не думать о всех тех обычных вещах, в которых ему было отказано.

- Я нашел бы чем заняться. - ответил Мереель. - Кстати, вы двое знаете, насколько вы похожи на торговцев глиттерстимом?

Вэу посмотрел через плечо назад... а вернее - на роскошно инкрустированный перламутром бластер, поблескивавший в его кобуре.

- Я стараюсь выглядеть небрежно, но опасно. Как удачно, что я его стащил...

- Это "Аракид-особый", Вэлон. Он говорит о тебе больше, чем кредитки. - Гангстеры здесь меньше бросались в глаза, чем полная мандалорианская броня. Они представились как приехавшие на рыбалку, так что севший на воду вдали от берега "Эй'хан" не привлек внимания нежелательного рода. - Выглядит нарочито дорогим.

- Еще одна игрушка из сейфа Вэу. Говорят, что мой прадед из него стрелял по слугам, подававшим ему слишком горячий каф.

Скирата почти попался на провокацию.

- Ты это рассказываешь чтобы меня позлить, верно?

Выражение лица Вэу было непроницаемым.

- Ты же знаешь, что я такого никогда не делал.

Мереель предостерегающе положил руку на плечо Скирате. Самым жутким в Вэу и его семье было то, что все это запросто могло быть правдой. Взамен Скирата попытался сконцентрироваться на необъяснимом великодушии Вэу - на том человеке, который недавно подарил ему миллионы из чистой сентиментальности и бескорыстного желания спасти клонов, а не том садистски жестоком начальнике, который едва не убил Атина, стараясь сделать его жестче.

- Удейзии. - пробормотал Мереель. - Спокойно, Кэл'буир.

Скирата старался как только мог. Он глубоко вздохнул, входя в фойе огромного гостиничного комплекса курорта, и сконцентрировался на том чтобы выглядеть глиттерстимовым бароном средней руки. Он был заурядно выглядевшим человеком, невысоким, седоволосым, среднего возраста - который в подходящей одежде мог пройти незамеченным... или заставить целый зал замереть всего лишь пройдясь нужной походкой.

Сегодня он мог сыграть принца. В сейфе на борту "Эй'хана" у него лежало целое состояние, так что думать как праздный и испорченный богач было легко.

Он был и богатым и испорченным.

Рослая женщина-рек посмотрела на него. Скирата видел реков, работавших охотниками за головами - крайне тонкие тела, похожие на пучок хвороста были очень полезны, когда надо было пробраться в труднодоступные места - но повстречать одного из них в гостиничном бизнесе было неожиданно.

Чувства юмора у нее явно не было. Скирата решил воздержаться от шуток насчет диеты.

- Нам требуется разрешение на рыбалку здесь, мэм? - невинно поинтересовался Скирата. - Мы собирамся половить рифи.

- Да. - сказала она, не выглядя при это воплощением гостеприимства. Она задержала на нем подозрительный фиолетовый глаз. - Вы постояльцы?

- Нет, у нас тут свое судно на якоре.

- Хорошо, но за швартовку берется плата. Хотите взять напрокат снаряжение?

- О, спасибо, мы и так неплохо подготовились.

- Кроме того, вам надо будет подписать отказ от претензий, поскольку "Курорты Тропикс" не несут ответственности за ранения, увечья, смерть, а также любые другие фатальные инциденты, вызванные или связанные с охотой, рыбалкой или исследованиями в любом районе, удаленном более чем на десять метров от берега или на глубине более пятидесяти метров...

Скирата снисходительно улыбнулся, хотя это и была пустая трата времени, и вытащил стило.

- Мы привычны к риску, мэм. Где подписать?

- На какой срок вам выписать визу?

Сколько понадобится чтобы найти нору, которую вырыла для себя Кой Сай? Может быть - часы. Может быть, дни. Если им не повезет - недели; а когда они ее найдут - всегда есть шанс на то, что эта айвхова пожива сбежит снова.

- Дайте мне недельную визу. - сказал Скирата, роняя кредитный чип на стол. - Если обнаружим, что можем убить еще немного времени - я ее продлю.

Рек проверила чип своим сканером.

- Благодарю вас, мастер Нессин.

Скирата поморщился услышав имя с поддельного документа.

- Должна предупредить вас, на случай если вы намерены рыбачить вне пятидесятиметровой зоны. Бывает, что время от времени у нас пропадают люди, проигнорировавшие предупреждения. Но именно это привлекает сюда многих рыбаков и ныряльщиков.

Вэу изобразил свою улыбку "я знаю что-то чего не знаешь ты".

- Спортивная ловля не тот спорт, которым стоит заниматься, если боишься что кто-то может поймать тебя, не так ли?

- Для таких у нас есть отдых на берегу. - согласилась рек. - Или успокоительные прогулки у залива.

Похоже, она классифицировала их как двоих стариков, пытающихся вспомнить молодость и демонстрирующих мужественность через разрушение, а Мерееля - как квалифицированного молодого помощника, который будет вытаскивать их из неприятностей. Это было замечательно: кто бы ни был здешним контактером Ко Сай - а контактер у нее должен был быть, хотя бы только для передачи припасов - его не предупредят о том, что в городе появились мандалорианские охотники за головами.

"Эй'хан", стоявший возле протянувшейся в лазурное море цепочки понтонов, выглядел не слишком подозрительно. Большинство пришвартованных судов не несли признаков того, что они когда-либо снимались с якоря, но было и несколько потрепанных кораблей, которые явно прилетели издалека. Скирата вытащил деку и незаметно нацелил сканер в их направлении - просто на всякий случай проверить пассивные идентификаторы. Отметок, которые бы его насторожили, он не обнаружил.

- Надо отдать должное здешней инвесторской группе. - сказал он, стараясь изображать обычного человека. - Они взяли полную задницу и превратили ее в УТП.

- Какой ты грубиян. , хмыкнул Вэу.

- Что такое УТП? - поинтересовался Мереель

- Уникальное торговое предложение, сынок. Сначала они сделали полный шу'шук, когда взялись терраформировать планету - они не знали точно, что за живность водится во льдах, пока планета не оттаяла. Тогда оказалось, что под водой водятся по-настоящему мерзкие твари, но вместо того, чтобы сказать "Ой, тут слишком опасно, давайте плюнем на идею курорта" - туристские фирмы преподносят это как шанс на настоящее приключение. Я отдаю должное подобной гибкости в бизнесе.

Мереель улыбнулся своим мыслям.

- Это пока не посыпались судебные иски.

- А это - просто эксплуатационные расходы. - ответил Скирата. - Издержки.

Все трое поднялись на "Эй'хан" и уселись на плоской секции обшивки, прислонившись спинами к изгибу грузового отсека. Они смотрели на море, Мирд сидел, держа нос по ветру, и с наслаждением принюхивался.

Скирата мало что знал про спортивную рыбалку (хотя если бы ему это понадобилось - добыть рыбы он бы сумел) и он надеялся, что на свете не существует каких-то очевидных признаков настоящих рыбаков, которые они пропустили. Хотя, если промах и вылезет наружу, он всегда может сыграть стимбарона на первой рыбалке.

- Айвхова пожива обязана иметь пути снабжения. - проговорил он. - Она не может просто лечь здесь на дно, и ни с кем не контактировать. Как она получает еду? Она не из тех, кто живет вдали от земли. Она привыкла владеть слугами.

- Моря. - заметил Мереель.

- Что?

- Живет вдали от моря, не от земли.

- Ну, не знаю как насчет каминоанских порядков, а есть ей что-то надо.

- Тогда проведем небольшой анализ. - сказал Вэу. - Карта у нас есть. Ойа, Мирд!

Услышав команду, Мирд вскочил, скользя лапами по гладкому корпусу, и настороженно заозирался по сторонам. Стрилл не мог почуять никакой добычи. Вэу наклонился и потрепал складки его золотистого меха, показывая на воду. Стриллы могут летать и планировать, но плавание - не их стихия. Мирд заворчал обиженно и разочарованно.

- Все в порядке, Мирд, скоро я тебе дам поохотится на каминиизе. - сказал Скирата. Он гадал, не становится ли сентиментальным: он всегда не любил этого зверя, пусть даже он и не мог винить его за жестокость - делая скидку на такого хозяина, как Вэу. Теперь же он видел в нем если и не очарование, то способности. - Скоро. Хорошо?

Глаза Мирда стали внимательными и цепкими, показав что он отлично понял Скирату, и стрилл вновь опустил тяжелую голову на колени Вэу. Мереель вернул на место солнцезащитный визор и прислонился к изгибу корпуса, сцепив пальцы на затылке.

- Давайте сначала сузим радиус поисков. - сказал он, кивнув в сторону. - Вот. Проверьте скорость.

По заливу, не уходя с безопасного лазурного мелководья, двигалась самоходная баржа с аквалангистами, которые готовились к исследованию подводного мира. Пестрая смесь из множества ярких купальных костюмов говорила что они не этим зарабатывают себе на жизнь. Корпус выглядел таким же, как и у тех барж, что были пришвартованы неподалеку к понтонам в раскраске курорта "Тропикс": именно их использовал местный персонал для поездок по точно спланированной и идеально размещенной цепочке островов, и именно их должен был использовать тви'лек, чтобы вывезти в море оборудование и дроидов Ко Сай.

Если они выяснят, с какой скоростью могут двигаться баржи и внесут поправку на вес груза который доставлял тви'лек - то они получат радиус, в котором нужно искать.

Скирата нацелил деку, положив ее плашмя на колени и дал ей отследить баржу.

- Вечно у меня с ними проблемы... - Надо было всего лишь посчитать время которое требовалось барже чтобы пройти определенную дистанцию, используя деку как одну из тех штук, которые КСБ применяет для отслеживания спидеров. - Так, у меня получается пятнадцать кликов в час.

Мереель скользнул по корпусу и заглянул, наклонившись ему через плечо.

- Так,