Блудное Солнце. Во Славу Солнца. Пришествие Мрака

Уильямс Шон

Дикс Шейн

II. Во славу солнца

 

 

ЧАСТЬ I

ПАЛАЗИЙСКАЯ СИСТЕМА

 

ПРОЛОГ

Словами невозможно описать то, что он видел; пожалуй, только весьма приблизительно. Какая ирония: он, единственный во всей галактике, способен заглянуть, возможно, в истинную суть вещей, но при этом совершенно не в силах передать яркую палитру своих впечатлений. До тех, с кем он общался, доходила лишь жалкая тень воспринимаемых им образов.

Найди…

Отовсюду, со всех сторон, к нему мчались мысли — мысли, смешанные с чувствами, ощущениями, ассоциациями., рожденными подсознанием. На пути к нему они переплетались, проникали друг в друга и так безнадежно смешивались, что далеко не всегда удавалось вычленить одну из клубка остальных. Иногда какая-то вдруг загоралась особенно ярко, порой — несколько, но они предназначались не ему. Время от времени, очень редко, от него требовали ответа, и он старался изо всех сил. Но даже и в этом случае слуга Жестокой редко оставался им доволен.

Найди меня…

Он искал.

Все существа воспринимают галактику в своем собственном свете — когда ты молод, она пронизана ослепительным сиянием, потом, когда становишься старше, мир начинает мерцать приглушенными красками, которые Гаснут, когда приходит смерть. Он ощущал именно этот свет, а вовсе не то, на что он проливался. Отдельные огни объединялись, сливались друг с другом, и чем больше возникало таких союзов, тем яснее становилось его видение.

Понимание реальности приходило к нему с самых разных, порой неожиданных сторон, иногда картинки, встающие перед его взором, казались чуждыми и противоречивыми, но в конце концов рождалось новое полотно, имеющее право на собственную жизнь. Сущность реальности управляла его миром. Возьмем, к примеру, скалу… Не важно, какой она представляется отдельному человеку или как называется. Главное — какое имеет значение для каждого, кто встречает ее на своем пути, что она такое в целом сообществе сознаний.

Увиденная его глазами, галактика представляла собой заселенные живыми существами планеты, точно яркие шары, вращающиеся в потоках непроницаемого мрака. По мере того как его внимание переключалось с объекта на объект, на самые отдаленные уголки пространства, он разглядывал места, людей, артефакты, проливал на них свет осознания — а потом двигался дальше. То, к чему он не прикасался, не имело принципиального значения, поскольку, в соответствии с правилами его Вселенной, то, чего ты не чувствуешь, не существует.

И тем не менее даже голоса, звучащие где-то на периферии его восприятия, были наделены мимолетными всплесками жизни. Они несли некий опыт, порой экзотический, а порой скрытый от глаз наблюдателя.

По крайней мере так было в нормальной жизни. Однако Жестокая отняла у него галактику, вместо нее оставив лишь черный мрак. Пропасть без дна звала его, душила, грозила поглотить. А вокруг лишь маленькая кучка сознаний, с которыми можно общаться. Самая большая группа — та, где находится он сам. Почти девяносто процентов поступающей к нему информации, пожалуй, всего тысяча живых существ. Остальные разобщены, напуганы и одиноки, их свет едва теплится.

Все, кроме одного — как раз его-то он и должен найти.

Сияющий.

Иногда голос отступал и давал ему возможность взглянуть на существо, которое он искал. Всего на одно короткое мгновение. Впрочем, он всегда успевал увидеть, как ослепительное сияние затмевает собой все вокруг. Оно представлялось как нечто чудесное и могущественное. Нечто почти… пугающее.

Отвечай!

Слуга Жестокой не отступал. Голос, точно набат, грохотал в сознании, лишал способности сопротивляться. Он попытался сосредоточиться на своем теле, отчаянно сражаясь с силами, которые неумолимо влекли его в пропасть. Его конечности дрожали — он этого не видел, в отличие от тех, кто за ним наблюдал. Даже обладая такими скромными возможностями, он мог послать свою волю на много тысяч метров вперед.

Найди меня, Сияющий!

Мышцы его далекого тела напряглись. Электроды засекли едва заметные потоки электронов в мозгу. Мощные компьютеры, в чью задачу входила обработка данных, расшифровали их, превратив в слова:

ДРУГОЙ РЕЗОНИРУЕТ

Прошло одно короткое мгновение, пока его ответ поняли.

Он чувствовал, как работают их мысли — удивление, облегчение, едва скрываемый страх. И никто не испытал благоговения, охватившего его самого.

Затем:

Где?

Всегда один и тот же вопрос: где?

Откуда ему знать? Он не очень разбирается в пространственных ориентирах. Их так легко спутать с временными или эмоциональными следами. Что такое космос по сравнению с объединенными усилиями огромного количества столь отличных друг от друга сознаний?

Но он делал все, что мог. Жестокая с нетерпением ждала результатов, а ее слуги нервничали. Они с презрением относились к своей госпоже и одновременно боялись ее, а когда их страх грозил перейти все границы, изливали его на тех, кто стоял ступенью ниже.

Наблюдатель, находившийся среди них, спокойно и без ненависти поглощал их чувства. Он знал свое место и понимал, какую роль играет в планах Жестокой. Он способен найти Сияющего. Если он не сумеет его отыскать, значит, больше не будет нужен. Жестокая не проявляет терпимости к тем, кто не выполняет ее требований, в особенности если они не принадлежат к ее касте.

Все существа воспринимают галактику в своем собственном свете, но мало кто в состоянии взглянуть на себя с такой открытой честностью.

Найди меня. Сияющий!

Он очень старался. Он всегда старался. Возможно, его ответ вызвал неудовольствие у слуги Жестокой — ему не дано было это узнать.

Где?

ЗДЕСЬ

СКОРО

 

Глава 1

НЗС «Ана Верейн»

'955.01.19 ДО

0415

Она падала в полном одиночестве, если не считать, конечно, отчаянно ревущего ветра. Раскинутые в стороны руки безрезультатно пытались сохранить равновесие. Было не за что ухватиться, и она продолжала падать, падать… внутри у нее образовалась отвратительная, тошнотворная пустота. Порывы бесконечного, злого ветра исхлестали лицо, заглушали все звуки.

Она не знала, когда начала падать. Впрочем, это не имело значения. Совсем недавно она была невесомой — и вдруг понеслась вниз. Разница только в том, куда ты направляешься.

Все во вселенной представляет собой вращающиеся тела, ищущие другие тела, чтобы с ними пересечься. Если она нашла конечную траекторию, что ж, очень хорошо. По крайней мере ожиданию конец.

И вдруг что-то коснулось ее руки. Она инстинктивно отшатнулась и от этого начала вращаться. Однако прикосновение было настойчивым, трепетало, точно теплый, ласковый мотылек, порхающий у запястья, потом у локтя, и вот он уже устроился на плече.

Она попыталась отодвинуться — и опоздала… Тонкие, гладкие пальцы вцепились в нее сильнее, повлекли за собой. Она испуганно вскрикнула, но черный мрак поглотил звук ее голоса.

Тогда она попыталась понять, кто рядом, — протянула руку и почувствовала под пальцами кожу… не мех, и не чешую, и не хитиновый покров, никаких когтей, щупалец или хоботков. Представитель касты Древних.

Очень осторожно она принялась исследовать того, кто падал вместе с ней. Провела пальцами вдоль запястья, локтя, коснулась плеча, другой рукой — гладкого живота, груди…

Затем, испугавшись нового знания, точнее, узнавания, прижалась к своей спутнице. Отчаянно желая оттолкнуть ее, она прижималась все сильнее.

Из темноты всплыло ее собственное испуганное лицо.

Среди стонов ветра зазвучал ее собственный голос…

***

Морган Рош проснулась и натянула до подбородка пропитанную потом простыню. Остатки сна туманили сознание, вызывая легкое головокружение, и она не сразу поняла, где находится. Узкая кровать, темная комната, запах глубокого космоса: она может быть где угодно, на каком-нибудь корабле, принадлежащем Содружеству Империй, выполняя задание Разведки СОИ.

Затем в тусклом свете, льющемся с потолка, Рош разглядела чемоданчик на столе рядом с кроватью, и реальность наконец прогнала остатки сомнений, Она в каюте второго лейтенанта на борту «Аны Верейн», судна, совсем недавно принадлежавшего Дато Блоку, а сейчас зарегистрированного на ее имя, и не имелось никакого задания, кроме того, которое она сама себе выбрала. Служба в Разведке СОИ осталась в прошлом — воспоминания о ней преследовали Рош, точно ночной кошмар, от которого она сейчас с таким трудом пробудилась.

Рош потирала руку, а перед глазами проплывали яркие картинки падения и охватившего ее ужаса.

К реальности ее вернул сигнал тревоги, прозвучавший за пределами каюты. Отбросив простыню, Рош выбралась из постели.

— Полное освещение. — Щурясь в неожиданно вспыхнувшем ярком свете, она быстро проговорила:

— Частичное освещение. Частичное!

Свет сделался приглушенным, и Рош, которая еще не совсем пришла в себя, подошла к крошечному шкафу. Она схватила первое, что попалось на глаза. Стандартный костюм офицера Дато Блока предназначался для лиц обоего пола и представлял собой плотно облегающий комбинезон из ткани цвета ржавчины с черными знаками отличия на плечах и поясе. Активные волокна принимали форму тела, так что одежда всегда сидела идеально.

Одеваясь, Рош послала мысленный запрос через свои имплантаты передатчику, прикрепленному к левому запястью:

— Ури? Ящик? Что происходит?

Ящик отреагировал на вопрос мгновенно. Спокойный, ровный голос ИИ доносился из крошечного громкоговорителя, установленного возле кровати:

— Мы завершили финальный прыжок, Морган. «Ана Верейн» вошла в реальное пространство пятнадцать минут назад.

Как только он закончил говорить, смолкли сирены.

Рош бросила взгляд на часы у кровати:

— Почему? Мы должны были прибыть в Палазийскую систему только через три часа.

— Верно. Так значилось в нашем первоначальном расписании. — Ящик помолчал немного, а потом добавил:

— Но произошло кое-что необычное. Лучше, если ты пройдешь на капитанский мостик.

— Что случилось, Ящик? — Рош почувствовала, как ее охватывает беспокойство. — Еще один воин-клон?

— Не стоит слишком драматизировать, Морган. Просто мы… озадачены.

Рош сделала несколько глубоких вдохов, чтобы подавить раздражение. Если Ящик озадачен, в таком случае какая от нее польза? То, в чем не в состоянии разобраться самый сложный искусственный интеллект Содружества, не может быть по плечу простому представителю касты земных людей.

Впрочем, никого не волнует, устала она или нет, необходимо соблюдать приличия. Усевшись на кровать, Рош натянула башмаки и затянула ремни на щиколотках.

— Ладно, Ящик, скажи Кейну, что я иду. Остальные на палубе?

— Каджик и Майи спят. Гейд бодрствует, но не ответил на вызов.

— Где он?

— В реабилитационном отсеке.

— Войди в программу. Если проблема окажется серьезной, нужно, чтобы на капитанском мостике было три человека.

— Понял. — Ящик снова заколебался, словно собирался возразить Рош, которая явно не считала его членом команды.

Но в конце концов только и сказал:

— Когда придешь на мостик, тогда и будем думать, что делать дальше.

— Хорошо. — Рош поднялась на ноги и направилась к двери.

При ее приближении переборка скользнула в сторону, а вдалеке раздался сигнал включения воздушного шлюза, готовящегося принять Рош в центральный переходной коридор корабля.

— Дай мне пять минут.

***

На борту «Аны Верейн», первого военного корабля класса «Мародер», сошедшего со стапелей Дато Блока, могло разместиться около трех тысяч человек. Временами огромные размеры доставляли неудобства. Поскольку в настоящий момент экипаж состоял из пяти человек, большая часть переходов и коридоров решили законсервировать, а активная система жизнеобеспечения действовала только на офицерской палубе, капитанском мостике и еще в нескольких отсеках, необходимых для управления и поддержания порядка на корабле. В основном же на судне Царил полумрак, а в коридорах тихонько шипели сотни кубических километров воздушных потоков.

Иногда Рош казалось, будто ее проглотило огромное металлическое чудовище, что в любой момент корабль может ожить, выплюнуть своих незваных гостей и умчаться прочь в поисках собственных приключений. Наверное, это будет только справедливо. Ведь ни один из них не в состоянии по-настоящему осознать, на что в действительности способна «Ана Верейн».

За восемнадцать дней, прошедших с тех пор, как корабль покинул Штаб Разведывательного управления, они проделали очень необычный путь. Опасаясь подвоха со стороны Пейдж Де Брайан, главы Стратегического отдела и бывшей начальницы Рош, Ящик проложил маршрут, который никто не смог бы вычислить, на Третий Валлан, где они передали тело Макила Ведена представителям Коммерческой артели. Эта короткая, но необходимая остановка отняла время: когда они покинули базу эканди, заканчивался восьмой день пути.

С Третьего Валлана «Ана Верейн» направилась в сторону Бэрис Ош, территории, принадлежащей суринам, прежде чем резко изменить курс в сторону системы Гандрель. Каждый раз, когда завершался гиперпространственный прыжок, Рош удивлялась, что их не поджидает засада. Вероятность того, что Де Брайан сумеет вычислить их маршрут, практически равнялась нулю, поскольку, как только корабль входит в гиперпространство, предвидеть пункт его назначения невозможно. Однако страх не уходил. Только после последних двух прыжков, когда корабль наконец устремился к границе республики Кеш H'Kop, Морган начала успокаиваться и поверила, что они в безопасности и прошлое осталось позади.

Однако вряд ли ее ждет безоблачное будущее, и об этом стоило хорошенько подумать. Если Де Брайан намерена устроить засаду, самым очевидным местом представляется Палазийская система. Однако Рош твердо верила — Разведка СОИ не станет действовать открыто, что называется, в лоб. Пейдж Де Брайан — хитрый и изобретательный враг, она придумает что-нибудь изощренное.

Кроме того, Рош беспокоило не то, от чего она убегает, а что может встретить. Ящик заявил, что происшествие не имеет никакого отношения к Солнечному Вундеркинду в Палазийской системе. Рош нутром чувствовала, что он сказал не всю правду.

Завернув за последний угол по дороге на мостик, Рош вдруг почувствовала, как к ней возвращаются картины недавнего сна — такие яркие, что она замедлила шаг и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться перед разговором с Кейном.

В последний раз этот сон снился ей перед вступительным экзаменом в Военный колледж, который она сдавала на Ассенсио много лет назад. Но почему он вернулся именно сейчас, на девятнадцатый день ее свободы от обязательств перед Разведкой СОИ? Рош не понимала, какая тут может быть связь.

Сон напомнил ей о самых сокровенных страхах: опасениях потерпеть неудачу, сомнениях в будущем… и боязни свободы?

Рош тряхнула головой, прогоняя неприятные мысли. Она счастлива, что покончила с Разведкой СОИ, ведь так? Не хотелось и думать о том, что крошечная частичка ее существа может сожалеть о случившемся.

Немного успокоившись, не совсем, конечно, она сделала еще один глубокий вдох и прошла сквозь открытый шлюз на капитанский мостик.

***

Капитанский мостик был не самым просторным помещением на борту «Аны Верейн», хотя ощущение складывалось обратное. В главном отсеке, по форме напоминающем сердце, всю левую часть занимал большой голографический экран, справа располагались мониторы разнообразных приборов, а по бокам и в центре — панели управления. Маленькая, круглая комната у самого основания «сердца» служила каютой капитана. Однако «Ана Верейн» отличалась от всех стандартных кораблей, среди прочего, еще и тем, что на капитанском мостике находился большой проектор топографического изображения.

В попытке хоть немного смягчить обстановку комнаты, набитой всевозможным оборудованием, стены выкрасили в цвета заката, а острые углы тут и там прикрывали роскошные ковры. Как правило, здесь всегда горел мягкий, приглушенный свет.

Кейн, сложив на груди руки, стоял, прислонившись к астронавигационной панели. Стандартный корабельный комбинезон подчеркивал его крепкое сложение.

— Извини, что побеспокоил тебя, — сказал он, увидев Рош.

Смуглая кожа и лишенная волос голова делали Кейна отдаленно похожим на представителя какой-нибудь Экзотической касты, а тот факт, что Рош практически ничего не знала о его происхождении, только усиливал впечатление.

— Все нормально, — сказала она, в тысячный раз жалея, что природа не наделила ее такими же выдающимися физическими данными, какие Кейн получил благодаря генетической биомодификации. — Что происходит?

— Мы кое-что обнаружили. — Кейн кивком показал на главный экран. — Точнее, Ящик обнаружил.

Пока он говорил, Рош подошла к креслу первого помощника капитана.

— Покажи, — попросила она, усаживаясь.

— Вот тут-то и заключена странность, — сказал Кейн. — Показывать нечего.

Рош нахмурилась и, развернувшись в кресле, посмотрела ему в глаза. Прежде чем она успела хоть как-то отреагировать на его слова, Кейн добавил:

— Точнее, я ничего не вижу.

— Обнаруженный нами феномен невидим в физической вселенной, — произнес Ящик, чей голос зазвучал из громкоговорителя, установленного у основания голографического проектора.

Рош снова перевела взгляд на главный экран, где, кроме крошечных равнодушных пятнышек далеких звезд, ничего не было видно. Ее охватило нетерпение.

— Может, кто-нибудь объяснит, что же все-таки здесь происходит?

— Разумеется, — заявил Ящик.

На главном экране появился маршрут, который Ящик и Рош проложили, когда заправлялись в Штабе Разведки СОИ.

— В соответствии с нашим первоначальным планом, посетив Третий Валлан, мы намеревались совершить четырнадцать гиперпространственных прыжков через территорию Содружества Империй, чтобы попасть в последнюю якорную точку перед Палазийской системой. До этого, последнего пункта нашего плана все шло без происшествий. — Из угла экрана выскочила стрелка, которая промчалась практически до самого конца проложенного курса. — Вот. За четыре часа до прыжка сенсоры «Аны Верейн» обнаружили в данном регионе аномалию.

На экране появились сложные диаграммы, изображающие искаженную топологию гиперпространства — диковинного царства, где базовые законы физики не стоит принимать как данность.

— Аномалия прямо перед нами, — продолжал Ящик, — хотя определить расстояние до нее в физических единицах не просто.

Я предпринял попытку изменить курс и обойти препятствие, но безуспешно. Возможно, из-за влияния, которое оно оказало — и продолжает оказывать — на навигационные приборы.

— Какого рода влияние? — спросила Рош.

— До сих пор мне не приходилось сталкиваться ни с чем подобным, Морган. Чем ближе к аномалии, тем сильнее меняется наш курс. Предприняв попытку обогнуть ее, мы рискуем оказаться в самом ее сердце. В конце концов вероятность несчастного случая стала настолько серьезной, что я решил поспешно ретироваться. Мы практически завершили наше путешествие, и я подумал, что потеря времени будет компенсирована решением этой задачи.

— И что же? — Рош, с трудом сдерживая изумление, наблюдала за тем, как на главном экране возникло новое изображение. Математика п-измерений не являлась ее специальностью, но она не сомневалась, что Ящик понимает, о чем говорит.

— Источник аномалии продолжает оставаться для нас загадкой.

— Ну и что? Если мы обойдем его стороной, мы ведь сможем попасть в Палазийскую систему, верно?

— Все не так просто, Морган.

На экране снова появилась картинка, которую Рош увидела, когда вошла на мостик: звезды, далекие, самые обычные — и больше ничего.

Ничего…

— А где центральная звезда Палазийской системы? — нахмурившись, спросила она.

— Мы не можем ее найти, — ответил Кейн.

— Мы заблудились? — по-прежнему хмурясь, поинтересовалась Рош.

— Точнее будет сказать, потерялась сама система, — пояснил Ящик. На мониторе появилась навигационная карта. — Внимательно посмотрев на данные, ты увидишь, что мы прибыли в точку, находящуюся в одной световой неделе от конечного пункта нашего прыжка и в двух световых неделях от Палазийской системы. Это подтверждают звездные карты. Мы видим то, что должны были увидеть, если не считать одной исключительно важной детали: Хинтубет, центральный мир Палазийской системы, куда-то исчез. Мы его не находим.

— Не могу поверить. Он должен быть где-то здесь…

— Ни одна из звезд региона не соответствует его спектральным характеристикам. Нет ничего похожего и в радиусе пятидесяти световых лет. — Ящик помолчал, прежде чем сделать окончательный вывод. — Палазийской системы нет там, где она должна быть.

Неожиданно Рош почувствовала, как усталость отступила.

— Это невозможно. Скорее всего из-за аномалии мы сбились с курса больше, чем ты предполагал.

— Но не до такой же степени, чтобы потерять целую звезду, Морган.

— Значит, ошибаются карты.

— Нет. Незначительные детали указывают на то, что мы прибыли именно туда, куда намеревались.

— Ну, хорошо, в таком случае что же здесь произошло? — Рош сердито покачала головой. Оказаться в самом конце пути и вдруг обнаружить, что цель твоего путешествия утащили прямо у тебя из-под носа. Какой-то кошмар — еще один. — Система не может взять и бесследно исчезнуть!

— Я совершенно с тобой согласен, это невероятно, — мягко проговорил Ящик, словно пытался утешить Рош. — Существует еще одна возможность — единственная. Систему уничтожили.

— Как? — Рош автоматически бросила взгляд на Кейна.

Никто не знает, на что способен генетически модифицированные воин-клон, созданный представителями Движения Во Славу Солнца, — возможно, даже сам Кейн, который является одним из таких клонов. — Сомневаюсь, что даже Солнечному Вундеркинду такое под силу.

— Маловероятно, что уничтожена вся система, — согласился с ней Кейн. — Но, если рассматривать вероятность того, что ее перенесли в другое место, следует признать…

— Ну, это только предположение, — вмешался Ящик. — Нам не хватает данных, Морган. Необходимо понимать, что все сигналы, которые доходят сюда и которые мы можем проанализировать, устаревают на целую неделю. Мне не удалось обнаружить свидетельств того, что здесь произошла катастрофа, повлекшая за собой гибель звезды. Нет никаких объективных доказательств, никаких обломков или следов. Впрочем, возможно, я что-то упустил. Нужно подобраться поближе, чтобы выяснить наверняка.

Рош прищурилась и язвительно проговорила:

— Мне послышалось, ты сказал, что аномалия является препятствием и представляет для нас серьезную опасность.

— Не обязательно. Я полагаю, что в данном регионе нельзя совершить прыжок на большое расстояние. Предлагаю отправиться туда, где находилась Палазийская система, продвигаясь вперед медленно, шаг за шагом, изучая по дороге аномалию. Если риск начнет увеличиваться, мы остановимся и решим, что делать дальше.

Рош кивнула. Если проблема в том, что корабль не может двигаться в соответствии с намеченным курсом, но самому ему ничто не угрожает, нет никакого смысла топтаться на месте. Однако отсутствие необходимой информации не позволяет оценить, насколько серьезна опасность: если что-то и в самом деле уничтожило Палазийскую систему, им могут грозить серьезные неприятности.

Впрочем, особого выбора нет. Нужно двигаться вперед.

Либо повернуть назад — очень непривлекательная перспектива. За исключением Ящика ни у кого из них нет дома, куда хотелось бы вернуться.

— А что говорит Разведка СОИ? — спросила Рош. — В данных, которые они нам передали, есть упоминание о том, что здесь произошло?

— Практически нет. У нас имеется сообщение, переданное батальоном Армады за несколько минут до его гибели. В нем описаны повреждения, причиненные на тот момент Палазийской системе. Кроме того, говорится о том, что в системе установлен карантин. И больше ничего.

— Никаких свежих данных?

— С тех пор как «Ана Верейн» покинула Штаб Разведки СОИ, мы получаем только весьма отрывочные сообщения.

«Вот вам и соглашение с Де Брайан», — мрачно подумала Рош. С другой стороны, если это самое худшее из того, что задумала глава Стратегического отдела, можно только радоваться. Если только…

И снова Рош сердито потрясла головой. Нет, даже Пейдж Де Брайан не пойдет на уничтожение целой планетарной системы, чтобы отомстить своим врагам, — в особенности если на карту поставлено благополучие Содружества Империй.

— Я согласна с твоим анализом ситуации, Ящик, — медленно проговорила она. — Необходимо найти Палазийскую систему, а для этого требуется информация. Следовательно, приступим к реализации твоего плана: как можно осторожнее попытаемся приблизиться к региону, где, как нам известно, находилась Палазийская система, будем совершать короткие прыжки и внимательно изучать обстановку. Так мы получим возможность, с одной стороны, не отклониться от первоначального курса, а с другой — избежать неизвестных опасностей.

— Отлично, Морган, — заявил Ящик, в голосе которого Рош уловила едва заметное ехидство, — я немедленно займусь прокладкой нового курса.

— Вот и хорошо. Но к маневрам приступишь, только когда проснется Ури, который будет за тобой наблюдать.

Мы не знаем, какое воздействие может оказать на корабль резкое продвижение на небольшие расстояния. Прислушайся к его мнению, если он посчитает, что следует действовать осторожнее.

— Разумеется, — уже без ехидства ответил Ящик, и Рош с трудом удалось скрыть довольную улыбку.

Из того, что инженеры Троицы создали уникальный, к тому же обладающий самосознанием искусственный интеллект, запрограммировав его на подчинение ее приказам, вовсе не следовало, что Ящик должен получать от них удовольствие.

А посему, как только ему представлялся случай продемонстрировать свою независимость, он его не упускал. Рош на горьком опыте убедилась в том, что нельзя давать ему распоряжения в общем виде, поскольку он получал возможность их трактовать, а иногда и вовсе переворачивать с ног на голову ради достижения собственных — неизвестных Рош — целей. В ситуациях, когда ей не хватало опыта, чтобы максимально точно сформулировать свою волю, она просила помощи у «специалиста», который присматривал за Ящиком — просто так, спокойствия ради.

Если Ящику такое положение вещей не нравится, тем лучше. Рош считала, что имеет полное право прибегнуть к такой завуалированной форме мести за то, что Ящик в прошлом использовал ее и, вне всякого сомнения, намеревался использовать и в дальнейшем.

— Ладно, — сказала она. — Ящик, приступай к работе.

Кейн, найди Майи и приведи ее сюда. Она сможет определить, есть ли в системе живые существа, когда мы подлетим поближе. Я же схожу в реабилитационный отсек, посмотрю, что с Гейдом.

— Каджика разбудить? — спросил Ящик.

— Нет, — ответила Рош, поднимаясь с кресла. — Он скоро проснется, если уже не проснулся. Пусть сначала произведет все необходимые проверки. Нет никакой необходимости подгонять его. Будем действовать очень медленно — может не представиться другой возможности разобраться в происходящем.

«В особенности если за этим стоит другой Солнечный Вундеркинд», — добавила она про себя.

— Я поставлю тебя в известность, когда мы будем готовы действовать, — проговорил Ящик.

— Будь любезен, — сказала Рош и покинула капитанский мостик.

Реабилитационный отсек корабля находился четырьмя уровнями ниже капитанского мостика, в небольшом коридоре неподалеку от медицинского центра. Когда Рош спускалась вниз, из служебного помещения вылетело небольшое, размером с кулак, автоматическое устройство и зависло возле ее правого плеча. Крошечный двигатель издавал забавные звуки, ужасно похожие на приступы кашля, записанные и прокрученные в ускоренном темпе. Когда автомат заговорил, Рош обратила внимание на то, что его голос напоминает голос Ури Каджика.

— Ну, что ты об этом думаешь, Морган?

Рош, не замедляя шага, взглянула на автомат.

— Я не сомневалась, что ты слушал.

— И что?

— Мне кажется, происходит что-то весьма необычное.

— Я тоже так думаю. И чем быстрее мы разберемся в этом, тем лучше. — Автомат промчался вперед и, возбужденно фыркнув, завернул за угол. — Однако я верю Ящику, он не знает, в чем суть аномалии, — заявил он.

— Как ни странно, я тоже ему верю, — призналась Рош. — В противном случае он не прервал бы прыжок так резко.

— Есть еще кое-что, Морган. Я изучил астронавигационные данные. Ящик сказал, что несколько «незначительных деталей» указывает на правильность его догадки, но не назвал их тебе.

— Они имеют принципиальное значение?

— Возможно. Звезды в направлении Палазийской системы кажутся ближе, чем им следует быть. Ненамного, конечно — всего на несколько миллиардов километров, — но тем не менее.

Словно из данного региона вырвали большой кусок космического пространства.

— В котором находилась Палазийская система?

— Звучит вполне логично, — согласился Каджик. — Но ты в состоянии представить себе, какая нужна сила, чтобы это сделать? Уничтожить звезду или даже сдвинуть ее с места очень трудно. Однако прихватить еще и пространство вокруг нее… трудно даже вообразить.

Рош задумалась. Ей еще не приходилось слышать о подобном — по правде говоря, воображение категорически отказывалось участвовать в создании необходимых образов, и Рош не могла себе представить, как такое возможно. Ничто не может уничтожить само пространство. Во всяком случае, ей похожие случаи неизвестны.

— Тем больше причин соблюдать максимальную осторожность, — сказала она. — Корабль выдержит? Он сможет совершить столько прыжков подряд, сколько потребует от него Ящик?

— Я посмотрел схему корабля, думаю, он достаточно надежен. Мы будем входить и выходить из гиперпространства каждые десять минут, преодолевая по несколько миллионов километров во время прыжка и ускоряясь в промежутках. Сначала приблизимся к аномалии по касательной, чтобы получить возможность взглянуть на нее с разных сторон; таким способом мы установим ее размеры. Если все пойдет хорошо, попытаемся подобраться поближе и узнать еще что-нибудь. — Автомат резво подпрыгивал у плеча Рош, пока Каджик давал свои пояснения. — С кораблем все будет в полном порядке. Его двигатели сконструированы для участия в военных действиях. По правде говоря, ему даже полезно хорошенько потрудиться. Последний раз мы его использовали по полной программе у мира Сиакка.

Рош кивнула, но ничего не сказала. «Ана Верейн» и несколько истребителей явились причиной гибели «Полуночи», фрегата, пассажирами которого они являлись. Только решение Ящика взорвать запас антиматерии, находящейся на борту фрегата, помешало капитану Дато Блока захватить корабль или уничтожить его. Так что «Ане Верейн» еще предстоит совершить свое первое убийство.

Однако во время сражения корабль вел себя просто превосходно, и Рош не сомневалась в словах Каджика, утверждавшего, что судно справится с предстоящими нагрузками.

Лишь предрассудки заставляли ее сомневаться в том, что можно полностью доверить свою жизнь новому кораблю.

— Совершая такое количество прыжков, мы сразу объявим о своем присутствии всем, кто пожелает это узнать, — сказала она, без особого энтузиазма пытаясь отыскать недостатки в плане Ящика.

— Верно. Но тут мы бессильны что-либо изменить. — Каджик помолчал немного, а потом предложил:

— Если хочешь, можем закамуфлировать корабль. Сделаем вид, будто мы торговое судно, у которого отказал драйв…

Рош отрицательно покачала головой.

— В Палазийской системе установлен карантин. Только дурак сунется сюда добровольно, даже если у него не в порядке драйв. Если наткнемся на блокаду Армады, хотя в это верится с трудом, они нас расстреляют вне зависимости от того, на кого мы похожи.

— Пусть попытаются. — В тоненьком голоске автомата прозвучали насмешливые нотки. — Будут еще вопросы?

— Только один. — Рош старательно избегала задавать его себе. — Что будем делать, если нам не удастся понять, что произошло с системой? Куда полетим?

— На твой вопрос ответит только время, Морган. Время и собранная нами информация.

— Я понимаю. — Рош тяжело вздохнула, пытаясь немного успокоиться. — Проследи за тем, чтобы Ящик поставил меня в известность, если удастся что-нибудь обнаружить, ладно?

Тогда у меня по крайней мере одной заботой будет меньше.

— Даю слово, — пообещал Каджик. — И не волнуйся, Морган. Ты все делаешь правильно.

— Спасибо, Ури, — улыбнувшись, сказала Рош.

Громко треща и посвистывая, автомат помчался вперед и нырнул в ближайший шкаф для инструментов.

Рош прошла остаток пути до реабилитационного отсека в полном одиночестве. Впрочем, последние слова Каджика немного улучшили ее настроение. С бывшим капитаном Дато Блока Рош по-прежнему связывали двойственные отношения, Хотя правительство, которому они служили, предало обоих, сделав их в определенном смысле союзниками, Рош чувствовала себя неловко в присутствии бывшего командира корабля. Заключение его под стражу или устранение никогда не обсуждалось, поскольку Каджик являлся такой же неотъемлемой частью «Аны Верейн», как и навигационные компьютеры и двигатели. То, что осталось от его тела, подключенное к системам корабля, плавало в резервуаре, в отсеке, где никто не бывал. Даже если бы Рош хотела, она не могла получить одно без другого.

Пожалуй, можно сказать, ей повезло, что он решил взять ее под свое крылышко и стать наставником в искусстве быть командиром. Годы, проведенные на службе в Разведке СОИ, научили Рош подчиняться приказам, а не отдавать их. Она во многом полагалась на мнение Каджика, даже в вопросах, не имеющих никакого отношения к кораблю. Без него в прошедшие недели ей пришлось бы несравнимо тяжелее.

С другой стороны, Рош прекрасно понимала, почему остальные ее товарищи испытывают определенные сомнения относительно бывшего капитана Дато Блока, обладающего неограниченным доступом к системам «Аны Верейн». В такой ситуации нельзя исключать возможность предательства — вот почему она приказала Ящику присматривать за Ури Каджиком. В результате получилось, что они следят друг за другом.

Но Рош не могла допустить, чтобы из-за ее субъективного мнения отряд подвергся опасности. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что она в равной степени не доверяла всем, была вынуждена не доверять, во избежание неожиданностей. Она знала, что если Каджик когда-нибудь узнает об этом, то не станет обижаться.

Голос Ящика, прозвучавший в имплантате Рош, прервал ее размышления.

— Все готово, Морган. Через девяносто секунд, как только «Ана Верейн» наберет скорость, необходимую для затяжного прыжка, двинемся в путь.

— Отличная работа, — мысленно похвалила она Ящик. — Теперь корабль в твоих с Ури руках.

— Понятно.

Рош зашагала быстрее по сверкающим чистотой коридорам «Мародера», и довольно скоро в левом ответвлении появился вход в реабилитационный отсек. Одновременно прозвучал сигнал, предупреждающий о готовности корабля совершить гиперпространственный прыжок.

Рош едва успела сосредоточиться на происходящем, как заработали гипердрайвы, и реальность вокруг нее начала меняться. Пространство-время закружилось, потекло в самых невероятных направлениях, Рош испытала приступ тошноты, закрыла глаза, но тут же их открыла, потому что все снова встало на свои места, словно ничего и не происходило. Если не считать того, что корабль больше не являлся частью физической вселенной. Он вошел в гиперпространство и мчался вперед с ускорением во много тысяч стандартных G относительно реальной вселенной. Впрочем, тем, кто находился на борту, могло показаться, что ничего особенного не произошло — так и должно быть.

Она сделала шаг вперед, и дверь в реабилитационный отсек скользнула в сторону. Еще шаг, и Рош оказалась в помещении, где бывала не часто.

Реабилитация — термин, используемый военными, — на самом деле означал кибернетическое воздействие на человека. В тех случаях, когда традиционные медицинские методы не срабатывали или не хватало времени на применение сложных технологий, приходилось прибегать к достижениям кибернетики, В передвижных реабилитационных блоках Содружества, да и Дато Блока, можно было получить все, начиная от искусственных рук и ног и кончая новыми нервными клетками. «Ана Верейн», корабль самого последнего поколения, обладал возможностями, о которых Рош только слышала, но никогда не встречала на практике.

Огромная мастерская была спроектирована как хирургическое отделение, к ней примыкало несколько помещений, где проводились манипуляции, требующие соблюдения стерильности. Четыре длинных стола, вызывающих неприятные ассоциации с моргом, находились в полной боевой готовности, дожидаясь пациентов. Повсюду стояло сложное оборудование, медицинские сканеры и все необходимое для замени недостающих органов и частей тела.

Одну из стен занимали мониторы, чтобы следить за тем, как проходит операция, или извлечь из памяти компьютера аналогичные процедуры для прогнозирования результатов. На другой стене имелось три «киберскопа» — тела человека, полностью искусственные, от костей из углеродистого волокна до синтетической кожи. Используемые в качестве справочного материала, киберскопы вращались каждые двадцать секунд, словно исполняли зловещий танец. Пройдя в комнату, Рош принялась оглядываться в поисках Гейда. Шесть стеклянных глаз последовали за ней, повисели несколько мгновений над головой, а потом медленно заскользили прочь.

Она нашла Гейда в одном из вспомогательных помещений.

Он был подключен к аппарату, который учил его пользоваться поддерживающими биомеханизмами. После бегства с мира Сиакка требовалось как можно быстрее сделать его хотя бы приблизительно похожим на представителя касты Древних. Однако время работало против них. На хирургические операции по полной реконструкции ушло бы несколько недель. Столько же — на реабилитационный период. Гейд выбрал вместо этого «капитальный ремонт»: глаз вместо пустой глазницы, биомеханизм взамен отсутствующей руки и еще один — укрепляющий ноги, а также новые интерфейсы для управления ими.

Процедура инсталляции заняла семь дней. Еще через пять Гейд впервые встал на ноги. Последние семь дней он провел в имитаторе, привыкая к новым обстоятельствам.

Когда Рош его обнаружила, Гейд болтался в невесомости, самым легкомысленным образом вращаясь вокруг собственного центра тяжести. Блестящая черная ткань экзоскелета казалась особенно яркой на фоне серого нижнего белья, но отлично гармонировала с покрытой потом чернильно-черной кожей. Несмотря на бесчисленные шрамы, яснее слов говорившие о том, какая жизнь выпала на его долю, кожа Гейда по-прежнему сохраняла характерный цвет мбатана. Да и вообще, он продолжал оставаться весьма привлекательным человеком.

Повязки на глазах Гейда уже не было, но Рош знала, что он ее не видит. Положив левую руку на панель рядом с дверью, она настроила свои имплантаты на частоту Гейда. Картинка перед ее левым глазом на мгновение затуманилась и тут же прояснилась.

Магнитные подошвы надежно удерживали Гейда на корпусе корабля, а сам он тем временем пытался попасть тонкой, точно паутинка, ниткой в постоянно перемещающееся небольшое кольцо. Выше пояса он был обнажен. Движения его казались страшно неуклюжими. Пол под ногами Гейда вдруг начинал раскачиваться, поэтому ему приходилось тщательно рассчитывать каждое движение своей новой руки. В других тренировочных ситуациях Гейд бегал по раскаленному песку со стаканом воды в руке, балансировал на узком уступе, убрав здоровую руку за спину, и пытался повторять па, которые выделывали танцоры в ярких разноцветных костюмах. Компьютеры реабилитационного блока внимательно следили за его прогрессом и выставляли оценки.

Рощ подождала минут пять, прежде чем прервать тренировку. Гейд едва не завязал узел на кольце, но в последний момент пол выскользнул у него из-под ног, он крепче сжал в руке нитку и был вынужден начать все сначала. Он беззвучно выругался и собрался продолжить свое занятие…

— Гейд. — Рощ старалась говорить как можно тише, но ее голос был здесь чужим и мгновенно разрушил иллюзорный мир, в котором находился Гейд. — Амейдио, ты меня слышишь?

Гейд вздохнул; новая рука устало повисла вдоль тела.

— Да, Морган, слышу.

— Ящик сказал, что ты не отвечаешь, и я решила тебя навестить. Как твое самочувствие?

Не обращая внимания на ее беспокойство, Гейд заявил:

— Этот компьютер настоящий садист. Могу поклясться, что кольцо с каждым разом становится все меньше. — Он смотрел куда-то вдаль, мимо Рош, и та поняла, что он страшно устал. — Только я все равно его достану. Вот увидишь. В следующий раз я…

— У нас кое-что произошло, — перебила его Рош, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и твердо — требовалось вернуть его в реальный мир. — Ты нужен на мостике.

— Я почувствовал, как мы вышли из гиперпространства, — сказал Гейд. — Мы прибыли на место? — Затем, словно пробудившись ото сна, принялся оглядываться по сторонам. — Нет, подожди. Несколько минут назад мы совершили еще один прыжок, правильно? Незапланированный.

— Да.

Рош вкратце описала ситуацию, стараясь, с одной стороны, не очень его пугать, а с другой — подчеркивая тот факт, что его не оказалось рядом, когда в нем могла возникнуть необходимость. Если бы корабль подвергся нападению…

— Я бы сразу заметил, — ответил он совершенно спокойно, не скрывая некоторого высокомерия. — Зазвучали бы сирены, грохот взрывов, среагировали бы электросети. Никакой имитатор не в состоянии воспроизвести настоящие военные действия.

— Только было бы поздно что-нибудь делать.

— А я все равно еще не слишком-то ловко управляюсь с этой штукой. — Гейд пошевелил своей новой рукой; движение получилось не очень уверенным.

Рош покачала головой, хотя Гейд ее не видел.

— Зато другая рука у тебя в полном порядке. Кроме того, чтобы помогать на мостике, тебе не нужна координация движений. Только если нас возьмут на абордаж — но, надеюсь, до этого не дойдет.

— И тем не менее.

Гейд снова уронил руку, которая безвольно повисла вдоль туловища. А еще через секунду, подчиняясь мысленному приказу, иллюзия рассеялась, и поле нулевого тяготения медленно опустило его на пол. Гейд напряг ноги и выпрямился по мере того, как его тело снова набирало свой обычный вес.

— Но факт остается фактом — я вам нужен в рабочем состоянии. Следовательно, придется еще больше тренироваться…

— И отдыхать. — Рош убрала руку с панели и подошла к Гейду. — Ты выглядишь ужасно.

— Большое спасибо, — поморщившись, ответил он.

— Я серьезно. Прими душ, поешь чего-нибудь. Встретимся, когда будешь в состоянии обсуждать сложившуюся ситуацию…

«Ана Верейн» вернулась в реальное пространство, и Рош на мгновение потеряла ориентацию. Она шагнула вперед, когда Гейд покачнулся, но ухватился за стену своей новой рукой и сохранил равновесие.

— Вот видишь? — Он печально улыбнулся. — Еще неделька, и я смогу сражаться с воинами-клонами голыми руками.

— Надеюсь, не придется, — заявила Рош и, повернувшись, вышла из тренажерного зала.

— Есть какие-нибудь новости? — спросил Гейд и неуверенно зашагал на негнущихся ногах вслед за ней.

Взяв полотенце со скамейки, стоящей у двери, он досуха вытер верхнюю часть тела, куда не доставали абсорбирующие волокна нижнего белья.

— Никаких, — ответила Рош. — Мы еще слишком далеко.

— Если только исчезновение системы не имеет к нему отношения. — Гейд отложил в сторону полотенце. — Кому-нибудь известно, как далеко удалось продвинуться Движению Во Славу Солнца — в технологическом отношении?

Возможно, они научились прятать целые системы.

— Сомневаюсь, — проговорила Рош, хотя такая возможность ей и в голову не приходила. — Обладай они подобными технологиями, их вряд ли удалось бы легко уничтожить. Они могли бы спрятать свою систему, а потом потихоньку сбежать. Никакая блокада не помогла бы.

— Блокада? — Гейд покачал головой. — Хватило бы простого «нет», Морган. Ты же знаешь, история мое слабое место.

— Мое тоже, — призналась Рош. — Мне потребовалось несколько дней, чтобы отыскать информацию касательно Движения Во Славу Солнца. Ее очень мало. Я собрала все в один файл и оставила в открытой для пользования базе данных. Если хочешь, посмотри позже.

— Может, и посмотрю. — Корабль снова содрогнулся у них под ногами. Необычные глаза Гейда — один, похожий на монокль, полностью закрывающий глазницу, а другой — недавнее дополнение — хрустальный шар, место которого вскоре займет нормальный глаз, — удивленно уставились на Рош. — Ящик времени даром не теряет.

Рош улыбнулась в ответ:

— Я возвращаюсь на мостик. Когда будешь готов, приходи. Нам пригодятся твои новые возможности.

Бывший наемник кивнул, провожая ее взглядом.

— По крайней мере будет чем заняться — для разнообразия.

***

Последние слова Гейда продолжали звучать в ушах Рош, пока она шла по коридору в сторону мостика. Восемнадцать дней в пути, каждую минуту опасаясь предательства со стороны Разведки СОИ. Хирургическая операция с последующим восстановительным периодом и реабилитационными мероприятиями. Система, в которую они направляются и про которую знают только то, что она практически уничтожена самым могучим воином, какого галактика знала за прошедшие две-с половиной тысячи лет, — а Гейд жалуется, что ему скучно.

Рош твердо знала: ей такое веселье не по нутру. По правде говоря, хорошенько выспаться, чтобы никто не будил, — о большем она и не мечтала.

Знакомый голос зазвучал в ее сознании:

— Доброе утро, Морган.

От неожиданности Рош споткнулась.

— Привет, Майи. Я вижу, Кейн тебя разбудил.

— Да.

Голос похитительницы звучал печально. «И неудивительно», — подумала Рош. У девушки практически не было времени привыкнуть к мысли о том, что ее наставник и друг, Веден, погиб. Будучи его подопечной, она получила право произнести ритуальные слова прощания во время церемонии на Третьем Валлане, но отказалась — не хотела появляться на публике и понимала, что им нужно спешить.

— Он рассказал тебе, что происходит?

— Только что Палазийская система куда-то исчезла. И пока Ящик разбирается, ты хочешь, чтобы я поискала здесь какие-нибудь признаки жизни.

— Примерно. Посмотри, нет ли живых существ там, где раньше находилась система. Конечно, было бы неплохо заполучить свидетеля, но сойдет любая информация.

— Я уже предприняла несколько попыток. Но мы еще очень далеко.

— Да, я понимаю.

По правде говоря, Рош удивлялась тому, что девушка уверена в своей способности почувствовать наличие жизни в космосе.

— Попытайся еще. А вдруг тебе удастся узнать что-нибудь такое, чего не увидит Ящик.

— Хорошо, — ответила Майи. — Сейчас будет новый прыжок. Я подожду, когда мы выйдем из гиперпространства. Так легче.

— Как скажешь. Ты у нас специалист.

Рош зашагала дальше, стараясь забыть о накатившей вдруг усталости, которая мешала идти, требовала остановиться.

— Ты устала, — проговорила Майи. — Кейн и тебя разбудил?

— Я бы все равно долго не проспала.

— Очередной кошмар, Морган?

Рош кивнула, хотя и понимала, что в этом нет никакой необходимости.

— Да.

— Знаешь, я могу тебе помочь.

Вслед за словами Майи послала Рош короткий образ подводного мира: коралловый риф, испещренный зеленоватыми пятнами солнечного света, огромная серая рыбина скользнула мимо, мимолетно коснувшись тела… Несмотря на постоянное движение и напоминание, что на смену жизни всегда приходит смерть, картина создавала настроение мира и состояние внутреннего покоя.

Целительный сон, направленный на то, чтобы облегчить девушке ее собственный путь по тропе, исполненной боли и горя.

Рош колебалась всего несколько мгновений. Она по-прежнему с некоторым опасением относилась к применению эпсенса с лечебными целями, однако прекрасно понимала, что Майи искренне хочет ей помочь. Тем труднее было ответить категорическим отказом.

— Я бы лучше позавтракала, — сказала она наконец.

— Ну, сейчас на мостике спокойно. Мы с Кейном последим за обстановкой, а ты можешь перекусить.

Несмотря на то что Рош очень не хотелось даже на короткое время выпускать ситуацию из-под контроля, предложение Майи показалось ей заманчивым. Вполне может так получиться, что больше подходящей возможности не представится.

— Спасибо, Майи.

— Не за что. — Следующие слова она произнесла, мысленно улыбнувшись:

— И не волнуйся, Морган. Мы будем держать тебя в курсе.

Рош поспешила в офицерскую столовую, где заказала себе простой завтрак и устроилась за одним из пустых столиков, расставленных тут и там. Прошло всего несколько минут, и она получила неплохую имитацию яиц, овсяной каши и фруктового сока. Рош заставила себя есть, не спеша, старательно пережевывая пищу.

Каждые десять минут корабль содрогался, совершая прыжки из одной вселенной в другую, с каждым новым шагом приближаясь к загадочной аномалии.

Рош было страшно любопытно, что удалось узнать Ящику, но она заставила себя сдержаться и не задавала вопросов.

Если что-нибудь произойдет, ей обязательно сообщат. А пока они молчат, можно позволить себе расслабиться и немного отдохнуть.

Через несколько минут Рош поняла, что расслабиться не удается. Слишком высоки ставки — и слишком мало информации, чтобы принять правильное решение, как действовать дальше.

Однако кое-что она все-таки могла сделать. Рош активировала свои имплантаты и нашла файл, посвященный Движению Во Славу Солнца, который она создала из данных, собранных с использованием источников Содружества и Дато Блока. Она надеялась отыскать там сведения относительно уровня технологического развития неприятеля.

Впрочем, Рош понимала, что скорее всего ей не удастся обнаружить ничего стоящего. История Движения Во Славу Солнца была практически никому не известна вплоть до момента его уничтожения. Оно зародилось в начале 36-го тысячелетия, в 325 г. ДО. Его основоположником стал человек, чье имя неизвестно. Движение проповедовало Возвышение путем манипуляций на генетическом уровне и биомодификаций и отвергало идею соединения живого мозга с искусственным интеллектом — практика стандартная для того времени.

Поскольку сторонники Движения бросили вызов одновременно традициям и здравому смыслу, они подверглись остракизму и были изгнаны собственным правительством — чье название история тоже не сохранила, — поэтому мятежники нашли необжитую систему на границе своего региона галактики. Там они поселились и взяли себе имя системы.

Далее занялись укреплением позиций и на некоторое время прекратили проповедовать свои идеи.

К 836 году следующего тысячелетия они установили отношения с Торговой коалицией Экандара, которая, как и Содружество Империй, начала расширять свои владения. Довольно скоро биомодифицированные пророки начали проникать в соседние системы, вербуя новых сторонников Движения.

Некоторые из них являлись прототипами самого значительного — и страшного — достижения Движения. Речь идет о Солнечном Вундеркинде, генетически модифицированном воине, обладающем невиданными доселе возможностями.

Новость мгновенно распространилась, и спустя несколько десятилетий о существовании Вундеркиндов — и об опасности, которую они собой представляют, — знали все.

Было предпринято множество попыток помешать пророкам проповедовать идеи Движения, однако те упорствовали и отказывались прислушаться к доводам здравого смысла. Атаманская теократия попыталась востребовать себе Солнечную систему, несмотря на то, что та вот уже несколько веков назад была признана неперспективной с экономической точки зрения. Возник военный конфликт. В конце концов Содружество Империй, Доминион и Атаманская теократия — три крупнейших представителя касты Древних в регионе — создали союз, целью которого стало покончить с угрозой человечеству раз и навсегда.

Самая большая в истории трех государств флотилия отправилась в Солнечную систему. Корабли окружили центральную базу Движения и предложили его руководителям ультиматум: они должны покинуть систему, иначе их уничтожат. Те отказались, и потому командир объединенных вооруженных сил нового союза Древних приказал открыть огонь.

Спустя несколько секунд после первого выстрела центральная база Движения Во Славу Солнца самоликвидировалась, прихватив с собой девяносто процентов судов флотилии.

Движение Во Славу Солнца прекратило свое существование.

Человека, отдавшего приказ открыть огонь, звали Адони Кейн. Что произошло с ним в дальнейшем, неизвестно, но Рош предполагала, что он погиб вместе с миллионами других солдат на поле боя.

Больше практически ничего не было известно. Союз одержал номинальную победу, но принял решение вычеркнуть кровавое событие из анналов истории. По какой причине руководство Движения совершило самоубийство, да еще таким эффектным способом, нигде не сообщалось. И не говорилось о том, что они собирались отомстить своим врагам — через несколько тысяч лет.

До настоящего момента…

Человек, лишенный памяти, если не считать того, что он знал свое имя — Адони Кейн, — находился в спасательной капсуле в отдаленном районе Содружества Империй. За то время, что Рош провела с ним вместе, он успел продемонстрировать сверхъестественную выносливость, ум и силу. Кроме того, он был неотличим от человека, которого звали точно так же, две с половиной тысячи лет назад. Примерно тогда же в Палазийской системе обнаружили еще одного незнакомца — на сей раз без имени. А вскоре система была охвачена пламенем, теперь же складывалось впечатление, что и вовсе куда-то исчезла. Похоже, Движение Во Славу Солнца вернулось. Зачем и по какой причине, не знал никто.

На уровень технологического развития Движения указывало несколько фактов. Прежде всего, что касается достижений в области генетики, его представители не имели себе равных. Исследователи, занимавшиеся изучением его истории (следует заметить, что их было совсем немного), пришли к единодушному выводу, что Содружество, несмотря на разделявшие их тысячелетия, отстало от ученых Движения во многих отношениях. Сомнения, которые могли возникнуть у Рош по этому поводу, рассеивались существованием Адони Кейна и его возможностями. Ни одна цивилизация за всю историю галактики не могла создать такое сверхсущество путем генетических модификаций. Только Высшие люди, вероятно, обладали подобным знанием, но у них не было никаких оснований вмешиваться в дела тех, кто стоит ниже их на эволюционной лестнице.

Относительно достижений Движения в других областях сведений не имелось. База их погибла в результате такого мощного взрыва, каких с тех пор история не знала. Оружие, которым пользовались первые версии Солнечных Вундеркиндов, также по всем параметрам превосходило все остальное.

Кроме того, их защитные системы, по-видимому, были выдающимися, если не сказать больше, поскольку им удавалось выдерживать постоянные атаки на базу до того, как она самоликвидировалась.

Но обладали ли они достаточным знанием, чтобы уничтожить или спрятать целую систему? Рош могла бы признать такое возможным, если бы Солнечного Вундеркинда обнаружили в оснащенном сверхсовременной техникой боевом корабле. С таким судном он мог совершить все что угодно. Однако его нашли в спасательной капсуле, практически идентичной той, в которой находился Адони Кейн.

Она просмотрела данные, собранные медиками на борту «Полуночи». Капсула Кейна была уникальна тем, что он развился из зиготы, находясь внутри нее. Кроме этого ничего интересного обнаружить не удалось — ни навигационных приборов, ни двигателей. Ничего — лишь пустая оболочка. И прибор, поддерживавший Кейна в стасисе в течение нескольких месяцев, до того момента, пока его не выловили. А еще самые простые компьютеры, управлявшие работой систем.

Если все капсулы одинаковы, значит, Солнечный Вундеркинд в Палазийской системе пришел в себя обнаженным и безоружным, иными словами, не обладал никакими дополнительными преимуществами.

Однако ему каким-то образом удалось захватить по крайней мере один корабль, принадлежавший Армаде СОИ, и атаковать не менее пяти баз Содружества. А теперь он исчез без следа, прихватив с собой целую систему.

О нем практически ничего не известно — каковы его намерения, насколько он способен претворить их в жизнь и что он делал с тех пор, как его обнаружили. Даже если Рош найдет Палазийскую систему, нет никаких гарантий, что воин-клон все еще там. Он вполне может находиться где-нибудь на другом конце галактики, уничтожая другие аванпосты.

И тут ей в голову пришла неожиданная мысль. Воин-клон проснулся безоружным, однако сумел мгновенно захватить ближайший корабль. Возможно, он сделал то же самое с самой Палазийской системой. Обладая необходимыми знаниями, он вполне может оказаться в состоянии построить для себя нужное оборудование, используя ресурсы, разбросанные по системе тут и там.

Рош проверила базу данных. В Палазийской системе имелась небольшая заправочная станция Армады, коммуникационный аванпост, одна колония размером с небольшой город и несколько научных баз, две из которых занимались протуберанцами и ксеноархеологией. И все — на восьми планетах и множестве маленьких спутников. Никаких указаний на то, что где-то есть оборудование, необходимое для создания устройства, способного скрыть целую систему. Естественно, она не знала, как должно действовать такое устройство, и потому было достаточно трудно представить, что нужно для его создания. И уж тем более невозможно вообразить, какие следует принять меры, чтобы его нейтрализовать.

Прежде чем Рош еще больше углубилась в базу данных, корабль вдруг яростно затрясло. Она принялась испуганно озираться по сторонам.

— Ящик! Что случилось? — спросила она, обращаясь через имплантат и не замечая, что ложка выпала у нее из рук.

— Сложный переход, Морган, — ответил ИИ. — Нет никаких оснований волноваться.

— Если ты не думаешь о корабле…

— Ничего подобного. — В голосе Ящика прозвучала едва заметная обида. — Мы просто приближаемся к аномалии. А посему следует приготовиться к некоторым пертурбациям.

— Думаешь, будет намного хуже?

— Сейчас я еще не могу ничего сказать, — ответил Ящик. — Но не сомневайся, ситуация под контролем.

— Хорошо. — Рош встала и положила тарелку в мусорный люк. — Я уже иду.

Ящик больше ничего не сказал, видимо, почувствовав новый прилив уверенности, который ощутила Рош — частично в результате того, что она наконец поела, частично потому, что снова обратила все внимание на их общие цели.

Впервые за время, прошедшее с тех пор, как ее так грубо вырвали из сна, она была полна решимости действовать.

Добравшись до капитанского мостика, Рош обнаружила, что Кейн сидит в той же позе, в какой она его оставила — сложив на груди руки, смотрит на большой экран перед собой.

Майи устроилась неподалеку. Полоска белой ткани, гармонирующая с ее свободным одеянием, которое она предпочитала корабельным комбинезонам Дато Блока, прикрывала пустые глазницы. Рош автоматически улыбнулась и, увидев, что девушка ей ответила, поняла, что суринка пользуется зрением Кейна. Майи могла бы смотреть на мир глазами Рош, но тогда не увидела бы ее улыбки.

— Есть какие-нибудь новости, Майи? — спросила Рош вслух.

— Пока никаких, Морган. Кажется, здесь никого нет.

Рош хмыкнула.

— А если система спрятана? Солнечный Вундеркинд сможет блокировать эпсенс?

— Во всей системе? — посмотрев на нее, спросил Кейн. — Маловероятно.

— Но такую возможность нельзя исключать. — Рош повернулась к нему. — Я понимаю, звучит не очень правдоподобно…

— Я имел в Виду, — перебил ее Кейн, — что, если система замаскирована, это вряд ли сделал мой брат.

Мой брат… Рош стало не по себе от этих слов. Порой она забывала, что Кейн и Солнечный Вундеркинд, уничтоживший Палазийскую систему, имеют самое непосредственное отношение друг к другу — возможно, ничем не отличаются один от другого.

— Почему? — спросила она.

— Потому что из тактических соображений бессмысленно оставаться привязанным к одной системе. Будь я на его месте, я взял бы с собой все необходимое для выполнения задания и отправился к месту своего следующего назначения. — Кейн спокойно пожал плечами, словно обсуждал не правильную игру в карты за стойкой бара, а не гибель целой системы. — Кроме того, спрятаться таким способом равносильно признанию собственного поражения. Систему все равно рано или поздно найдут — как бы хорошо она ни была скрыта. Не мы, так кто-нибудь другой.

Рош кивнула:

— Хорошо, а если это отвлекающий маневр, целью которого является занять нас делом? А он тем временем спокойно сбежит.

— Столько усилий из-за такой ерунды. Если он действительно это сделал, ему пришлось использовать огромный запас энергии.

— Наверное. А что, если…

Ее прервал на полуслове спокойный голос Ящика:

— Нет никакого смысла строить предположения, пока мы не накопили достаточного количества данных, Морган.

— Хорошо.

Рош подняла руки, показывая, что сдается. Усевшись в свое кресло, она повернулась к главному экрану, чтобы проверить местоположение корабля: он вот-вот должен был выйти из затяжного прыжка, который начался так неудачно.

Возможно, когда придет Гейд, они смогут обсудить сложившуюся ситуацию подробнее.

— Мне не известно ни одного способа блокировки эпсенса, — сказала Майи, продолжая разговор, который прервал Кейн. — Разве что уничтожить источник. Любая мысль, которая миновала психический барьер, может быть обнаружена.

Даже незначительная. Самый мощный Э-щит ее не остановит и не ослабит сигнал.

Рош кивнула, молча обдумывая слова Майи.

— Выходим из гиперпространства через пятнадцать секунд, — объявил Каджик, чей голос зазвучал у основания проектора голографического изображения. Теперь, когда ему не нужно было держать в подчинении команду корабля, он редко появлялся перед своими спутниками.

Корабль, с громкими жалобными стонами, возвращался в реальность. Рош вцепилась в сиденье кресла, когда пол ушел у нее из-под ног, словно на мгновение растаял, но уже в следующую секунду все снова встало на свои места. Что-то с грохотом покатилось по полу. Рош заставила себя расслабиться и оглянулась.

— Предупреждайте в следующий раз, — проворчал Гейд, стоящий у входа на мостик.

В своей новой руке он держал поднос и, наклонившись, поднимал другой рукой контейнеры с едой, которые уронил, когда корабль начало трясти.

— Перед каждым переходом раздается автоматический предупреждающий сигнал, — заявил Ящик.

— Конечно, только кто их слушает? — Гейд сложил еду на поднос. — Мне казалось, этот корабль в состоянии сам справляться с проблемами.

— Почти, но не совсем, — ответил Каджик.

Услышав голос бывшего капитана Дато Блока, Гейд слегка помрачнел и уселся в пустое кресло.

— Ну ладно, — сказал он. — Когда Ящик меня позвал, я решил прихватить с собой завтрак. Надеюсь, никто не возражает?

Рош удивленно нахмурилась. Она не просила Ящик звать Гейда.

— Ящик? Что происходит?

— Мне нужно сделать объявление, — проговорил ИИ. — Предварительный обзор ситуации закончен, и хотя большая часть данных еще не обработана, кое-что я выяснил наверняка. В соответствии с твоими желаниями, Морган, я позвал Гейда, чтобы при нашем разговоре присутствовала вся команда.

Рош ответила не сразу. Как правило, Ящик не слишком считался с ее желаниями. Сейчас он вел себя так, будто она могла быть недовольна его деятельностью в какой-то другой области.

— Продолжай, — сказала она.

Если он что-то задумал, она узнает об этом позже.

Ящик послушно вывел на экран сразу несколько сложных диаграмм.

— В самом центре региона, прежде занимаемого Палазийской системой, находится точечный источник излучения.

— Центр черной дыры? — спросила Рош, которой даже в голову не приходило, что систему поглотила черная дыра.

— Нет, — ответил Ящик, — точечный источник имеет нулевую массу, а излучение происходит главным образом в верхней части инфракрасного спектра. Я предполагаю, что удалось обнаружить облако зачаточного газа, которое окружает точечный» источник, но необходимо собрать дополнительные данные, чтобы убедиться в правильности этих предположений.

— Как далеко от нас находится источник? — спросил Гейд, которого, как и Рош, обеспокоила близость черной дыры, несмотря на заверения Ящика, что им ничто не угрожает.

— Двенадцать миллиардов километров. — На карте появились две точки. — Следующий прыжок сократит расстояние вдвое.

— А это разумно? — поинтересовалась Рош.

— Все имеющиеся в нашем распоряжении данные указывают на то, что риск минимален.

— Для кого? — спросила Рош. — Для тебя или для нас?

Ящик поколебался несколько мгновений, прежде чем ответить, как показалось Рош, чересчур резко:

— Для всех, разумеется.

Рош улыбнулась возмущению Ящика.

— Ладно, — сказала она. — В таком случае не вижу причин, по которым нам не следует этого делать. Как только будешь готов…

— У меня есть кое-что. — Мягкое, но очень четкое послание Майи коснулось сознания Рош — и, наверное, всех остальных.

Рош обвела взглядом капитанский мостик, проблема точечного источника мгновенно отошла на второй план. Лицо суринки выдавало сильную сосредоточенность, оно оставалось таким со времени их последнего прыжка.

— Что такое? — спросила Рош, наклонившись к ней поближе.

— Что-то странное. — Девушка нахмурилась. — Или эхо, не могу сказать точно. Едва различимое. До сих пор я его не замечала, потому что его вообще трудно почувствовать.

— Опиши, что ты видишь, — попросила Рош.

— Это не человек — но он живой. — Майи хмурилась все сильнее. — Очень далеко отсюда и одновременно рядом. Я не понимаю, что я вижу.

— А мысли ты улавливаешь? — продолжала расспрашивать ее Рош.

— Никаких. Даже базовых эмоций.

— А это может быть искусственный интеллект, который защищает эффективный щит?

— Не бывает абсолютно эффективных щитов, все равно где-то будет щель. Кроме того, даже у Ящика нет мыслей, которые я могла бы прочесть. — Похитительница бессильно откинулась на спинку кресла. — Проклятие, каждый раз, когда мне кажется, будто я его ухватила, он ускользает. У меня такое ощущение, будто я пытаюсь поймать воздух.

Рош мысленно попыталась утешить и успокоить суринку:

— Все в порядке, Майи. Подожди до следующего прыжка, Может быть, сигнал будет сильнее.

— А вдруг это сама аномалия, — предположил Гейд.

— Такую возможность мне совсем не хочется рассматривать. — Рош вздохнула, услыхав очередное предупреждение о начале прыжка. — Ящик, у тебя есть какие-нибудь идеи?

— Только обидные.

Ящик шутил крайней редко, и Гейд фыркнул, но тут же замолчал. Чувство юмора Ящика, которое, как правило, проявлялось, когда речь шла о формах жизни, основанных на углероде, или науке эпсенса, только подчеркивало его уникальность. Рош также показалось, что она уловила в его словах намек на легкое раздражение, словно Ящик рассердился на похитительницу, помешавшую ему сделать объявление, которое должно было произвести фурор.

Майи вышла из состояния транса, когда корабль совершил прыжок в соответствии с расчетами Ящика.

— Я не почувствовала никакой угрозы, — сказала она, и ее голос, словно порыв легкого ветерка, прозвенел на фоне скрежещущего металла.

Этот прыжок оказался самым неприятным из всех предыдущих.

— Уже кое-что. — Гейд сложил на груди руки. — Но я все равно хотел бы знать наверняка, что нас не ждут непредвиденные неприятности.

— Черная дыра опасна для нас сама по себе. Ей вовсе не нужно испускать в наш адрес злобные флюиды, — согласился с ним Каджик.

— Это не черная дыра, — заявил Ящик.

— Твое слово всегда должно быть последним, — проворчал бывший наемник.

— Я согласен с Каджиком, — проговорил Кейн. — То, что мы имеем дело с явлением природы, вовсе не означает, что оно не может причинить нам вреда.

— По крайней мере давайте активируем вооружение, — предложил Гейд.

— Давайте. — Рош поняла невысказанную мысль бывшего наемника: если они будут просто сидеть и ждать, станет только хуже. — Кейн, помоги.

— Хорошо. — Гейд и Кейн подошли к оружейной консоли.

— У тебя еще что-нибудь. Ящик?

— Некоторые, не совсем ясные данные, — ответил ИИ.

— А именно? — настаивала Рош, мысленно проклиная сдержанность Ящика.

— Градиент флексуры <Флексура — коленообразный изгиб слоев, образовавшийся в результате перемещения одного участка пространства относительно другого без разрыва между ними. — Примеч. ред.> в данном регионе указывает на серьезную и к тому же происшедшую совсем недавно космическую травму.

Рош поморщилась.

— Я ничего не понимаю.

— Пространство-время деформировано в огромном диапазоне, — пояснил Ящик. — Травмированный регион занимает примерно семнадцать миллиардов километров в длину и два миллиарда в ширину. Точечный источник излучения находится в самом его центре, хотя мне не удалось пока определить, является ли он причиной флексуры или еще одним побочным эффектом. Предположительно и вполне возможно, что точечный источник и аномалия есть различные грани одного и того же феномена. Однако прежде чем я смогу сказать что-нибудь наверняка, нужно провести ряд исследований.

— Сколько?

— Все зависит от результата последнего прыжка, — ответил Ящик. — Я направляюсь на самую границу региона, который был Палазийской системой, мы выйдем из гиперпространства неподалеку от якорной точки, в которую собирались прибыть.

Предполагаю, что уровень флексуры заметно увеличится.

— И что это докажет?

— Я бы не хотел высказывать никаких предположений до тех пор, пока мы не получим конкретных данных.

— Когда это произойдет? — сердито спросила Рош.

— По моим расчетам, до прибытия к месту назначения осталось пятнадцать минут.

— Так мало?

— В результате градиента флексуры наша относительная скорость заметно увеличилась. В определенном смысле аномалия тянет нас к точечному источнику излучения.

— Все больше и больше становится похоже на черную дыру, — бросил через плечо Гейд.

— Эффект имеет отношение только к реальному пространству, — продолжал Ящик. — В гиперпространстве мы словно взбираемся вверх по склону: хотя наше движение в гиперпространстве значительно превышает скорость перемещения в нормальном пространстве, двигаться вперед становится все труднее и труднее. Я проконсультировался с Каджиком, и мы выбрали оптимальный уровень для прыжка — и не намерены его превышать.

Рош удовлетворенно кивнула. Несмотря на то что объяснения Ящика весьма туманны, она порадовалась тому, что он по крайней мере работает вместе с Каджиком.

— Я опять уловила тот след, — сообщила Майи во время паузы, возникшей в разговоре.

Рош бросила взгляд на суринку, которая вновь нахмурилась.

— Где?

— Я не уверена. Когда выходишь из гиперпространства, очень трудно сразу сориентироваться. След определенно стал сильнее, но, похоже, не ближе. Он по-прежнему не несет в себе никакой угрозы.

— А ты можешь хотя бы определить, является ли он представителем земной касты?

На лице суринки появилось беспокойство..

— Часть моего существа говорит — нет, но это какое-то… внутреннее ощущение. Возможно, Высший человек… нет, не думаю. До сих пор я не сталкивалась ни с чем подобным.

«Солнечный Вундеркинд?» — хотелось спросить Рош, но она промолчала. Майи сказала бы. Однако ей никак не удавалось изгнать мысль о том, что какая-то сила притягивает их к себе в реальном пространстве и отталкивает в гиперпространстве. Если не беглец, тогда кто?

Рош сложила руки на груди и принялась наблюдать за главным экраном. Медленно уходили минуты, а она по-прежнему ничего не знала, и от сознания собственной беспомощности и огромности непознанного Рош хотелось кричать. Ей требуются точные ответы, а не предположения.

— Если ответы ЕСТЬ, — проговорила Майи, — мы найдем их, когда отыщем Палазийскую систему.

Прежде чем Рош успела признать справедливость ее слов, по кораблю прокатился глухой рокот, начавшийся у кормы и унесшийся к носу.

— Ну, что теперь? — с тревогой оглядываясь по сторонам, спросила Рош.

— Минутку… — проговорил Каджик.

— По правому борту зажглись красные огни, — сообщил Гейд. — Уже погасли.

— Небольшое возмущение, — сказал Ящик. — Ничего страшного.

Рош прикусила губу, дожидаясь отчета Каджика.

— Двигатель в полном порядке, — доложил наконец экскапитан. — По-видимому, мы натолкнулись на какую-то турбулентность. Возможно, гиперпространственную ударную волну.

— Снова аномалия? — спросила Рош.

— Похоже.

— Мы приближаемся к границе аномалии, — сказал ИИ. — Очевидно, следует приготовиться к турбулентности.

— Направленной против нас? — предположил Гейд.

— Нет, — ответил Ящик. — Речь идет именно об ударной волне. Турбулентность может быть вызвана аномалией только в том смысле, в каком присутствие большой массы вызывает гравитацию.

— Не сознательно направленной против нас, но симптоматичной. — Рош задумчиво провела ладонью по ручке кресла. — Для нас никакой разницы, верно?

— Не совсем, — заявил Ящик. — Если сможем найти связь между происходящим и симптомами, нам удастся разобраться в природе аномалии.

— Еще одна, — сказал Кейн, который наклонил голову, словно прислушивался.

Корабль снова издал стон, который медленно, постепенно перемещался по всему корпусу, только на сей раз громче, когда рокот достиг пика. Рош, которая изо всех сил вцепилась в ручки кресла, почувствовала легкое покалывание в кончиках пальцев.

— Нам что-нибудь угрожает, Ури? — спросила она.

— Вне всякого сомнения, давление вызвано индуцированными колебаниями в корпусе. Пока мне удается глушить резонанс.

— Сообщи, если возникнут проблемы.

— Хорошо. Если мы еще раз столкнемся с подобным явлением.

Рош взволнованно следила за продвижением корабля.

Примерно через две минуты третья ударная волна прокатилась по кораблю, на сей раз у всех, кто находился на борту, возникло ощущение, будто какая-то сила развернула их и пытается стащить с курса.

— Снова красные огни, — доложил Гейд.

Через секунду Кейн проговорил:

— Все чисто.

Рош с беспокойством ждала, что скажет Каджик.

— Никаких повреждений, — сообщил он. — На этот раз удар был намного мощнее. Чем ближе мы подбираемся к аномалии, тем сильнее сотрясения.

— Сколько мы еще выдержим?

— Если они будут усиливаться, то немного, — ответил Каджик. — Но мы подлетим очень близко к аномалии.

— Хорошо. — Рош развернула кресло, чтобы видеть главный экран. До конца прыжка осталось всего несколько минут. — Вытащи нас, как только поймешь, что нам грозит опасность. Предоставляю решение тебе.

— Понятно.

Корабль снова застонал, сначала очень тихо, но Рош все равно изо всех сил вцепилась в ручки кресла. У нее возникло ощущение, будто за спиной кто-то колотит в колокол, такой громадный, что его грохот проникает внутрь ее существа, старается раздробить каждую косточку в теле. Не успели стихнуть звуки первого набата, как ему на смену пришел следующий.

— Ящик, — стараясь перекричать шум, спросила она, — если у тебя есть хотя бы какие-нибудь идеи по поводу сути аномалии, я хочу, чтобы ты со мной ими поделился.

— В настоящий момент у меня возникло несколько теорий, Морган. Какая из них правильная, еще не ясно.

Рош открыла рот, чтобы потребовать хотя бы краткого описания разных возможностей, но не успела ничего сказать, потому что ее неожиданно подбросило вверх. В желудке происходило нечто невообразимое.

— Перепады гравитации, — доложил Каджик. — Мы сможем продвигаться вперед еще пятьдесят секунд — не более.

Рош посмотрела на главный экран, с трудом справившись с искушением отдать приказ остановиться. Точка, в которую они планировали попасть, неуклонно приближалась. Через полминуты они будут на месте. Она решила довериться интуиции Каджика.

— Должен быть какой-то способ приглушить действие ударной волны, — заявила она.

— Я выставлю Э-щиты, хотя не думаю, что это поможет. — Голос экс-капитана звучал напряженно.

— Делай, что можешь, Ури.

Шум и неприятные ощущения в желудке Рош усилились, несмотря на щиты. Майи, лишенная зрения, острее остальных ощущал потерю равновесия и явно чувствовала себя неважно. рейд позаботился о том, чтобы понадежнее пристегнуться к креслу ремнями. Кейн, сидевший рядом с ним, был, как всегда, спокоен, но и он время от времени хватался за ручки кресла, когда корабль неожиданно швыряло в сторону.

Рош наблюдала за секундомером на главном экране: 21…

20… 19…

Теперь ударные волны сотрясали корабль непрерывно, казалось, будто он пытается удержаться на поверхности яростно бушующего океана. Красные огни зажигались и гасли тут и там на приборной панели, отмечая легкие повреждения корпуса.

Большинство из них будет устранено практически мгновенно, когда ремонтные нано-машины выйдут наружу и займутся внешней поверхностью корабля, но тот факт, что они вообще произошли, вызывал некоторое беспокойство.

Осталось десять секунд.

Рош следила, как медленно приближается цель. Внутри корабля стоял такой грохот, что он заглушал практически все остальные звуки.

Свет погас на одно короткое мгновение, зажегся и снова замигал.

— Стоячая волна в секторах «Г» и «К», — мрачно объявил Каджик. — Прерываем прыжок.

Пять секунд. Рош поморщилась, почувствовав запах озона.

Три секунды. На главном экране расстояние между точкой, в которой находился корабль, и местом назначения измерялось миллиметрами.

Две секунды…

— Прыжок прекращен, — сообщил Каджик в тот самый момент, как перестала действовать искусственная гравитация.

В следующее мгновение завыли сирены. Снова замигал свет, когда корабль благополучно вернулся в реальное пространство. В наступившей на несколько мгновений темноте Рош услышала, как напряженно работают двигатели — глубокий равномерный рокот доносился откуда-то слева.

А потом свет зажегся, неровный и заметно более тусклый, чем обычно. Пространство вывернулось наизнанку, и пол под ногами Рош вздыбился. Инерция потащила ее вперед, на пол, на самую середину капитанского мостика, но она из последних сил ухватилась за ручки кресла и удержалась на месте.

Сидевшая справа от нее Майи потерпела в этой схватке поражение, и ее отбросило на приборную доску. Даже Кейн покачнулся и был вынужден ухватиться за плечо Гейда, чтобы сохранить равновесие.

Пол снова ожил, только на сей раз ушел в противоположном направлении, и Майи вскрикнула от боли, когда ее швырнуло на кресло. Все до единой переборки протестующе стонали.

— Ури! — крикнула Рош. — Что происходит?

— Возникли проблемы при выходе из гиперпространства, — доложил Ящик, его голос звучал громко и спокойно — слишком спокойно с точки зрения Рош. — В течение ближайшего времени я буду связующим звеном между тобой и Каджиком. Сейчас его главная забота — корабль.

Еще один рывок чуть не вышвырнул Рош из кресла. Она потянулась за ремнями безопасности.

— Мы справимся?

— Полагаю, да, — ответил Ящик. — Шансы, что мы все останемся в живых, очень высоки.

Рош обрадовало слово «все». Ящик мог пережить практически любую катастрофу и в прошлом считал, что его спутники столь же неуязвимы. Кейн быстро подошел к Майи, помог ей подняться и, усадив в кресло, пристегнул ремни.

— У нас повреждения, — сообщил Гейд, сидящий у оружейной консоли, стараясь перекричать грохот и вой. — Мы потеряли кое-что по правому борту. Не знаю точно, что произошло; складывается впечатление, будто их просто отрезало. Однако давление не упало и целостность корпуса не нарушена.

Рош заставила себя сосредоточиться на его словах.

— Что мы потеряли?

— Гиперщиты. Несколько У-Ч орудий. Потери легко компенсировать.

— Хорошо. Мы… ой!

«Ана Верейн» развернулась направо и начала падать. Рош поморщилась, когда ремни безопасности впились в грудь. Рев машин превратился в пронзительный, душераздирающий стон, похожий на завывание ураганного ветра…

…она падала…

…неожиданно внутри у Рош все похолодело — она вспомнила свой сон, поняла, что совершенно беспомощна, и еще больше испугалась.

Неожиданно ее внимание привлек оживший главный экран. Траектория курса начала выделывать самые неожиданные, сложные па, потом и вовсе исчезла, оставив вместо себя пустоту. По экрану побежали белые линии, заставив Рош на мгновение прикрыть глаза, но уже в следующую секунду экран почернел.

Без какого бы то ни было предупреждения корабль начал выравнивать ход, переборки, жалуясь на судьбу, заняли свои места, двигатели заработали более уверенно, их стоны, так пугавшие Рош, стихли. Истерзанное пространство взревело в последний раз, потом, тихонько поскуливая, успокоилось, смолкло.

В наступившей неожиданно тишине Рош боялась задать мучающий ее вопрос.

Впрочем, в этом не было необходимости.

— У нас получилось, — с облегчением сказал Каджик, голос которого прозвучал у ее правого плеча.

— Да, — подтвердил Ящик на удивление тихо. — Получилось.

И тут снова ожил главный экран. Капитанский мостик залил такой ослепительный свет, что Рош не сразу сообразила прикрыть глаза рукой. Через мгновение включились фильтры, яркость уменьшилась. Сквозь пальцы Рош вглядывалась в то, что лежало перед ними.

— Что, черт побери, это такое? — вскричал Гейд, опередив ее.

Сияющий бело-желтый овал заполнял собой центр экрана. Сначала Рош подумала, что перед ними солнце, но форма была не та — словно великан ухватился за его края и потянул в разные стороны. Кроме того, она не заметила ни вспышек, ни протуберанцев, ничего, даже отдаленно напоминающего солнечные пятна и корону. Только свет — очень яркий, неустанно льющийся из источника, находящегося слишком близко, чтобы чувствовать себя в безопасности.

— Точечный источник, — сказала она, обращаясь к Ящику.

— Именно, — ответил он, а Рош так надеялась, что он с ней не согласится.

— Но мы должны были оказаться в миллионах километров от него. Я полагала, ты собирался доставить нас на границу, туда, где была система…

— Я так и сделал. И тем не менее мы неподалеку от центра… Замечательно, правда?

«Замечательно!» — повторила про себя Рош. Очень неподходящее слово для описания ситуации, в которую они попали.

Однако прежде чем она успела ответить Ящику, в разговор вмешался Гейд.

— Вижу цели! — крикнул он. — Кто-то добрался сюда раньше нас!

— Где? — спросила Рош, поворачивая кресло.

— Две за нами, — ответил Гейд. — Одна на дальней стороне этой штуки. Судя по излучению — корабли. Вероятно, Содружество, но с уверенностью сказать трудно. Они глушат сигналы, которые поступают к нам.

— Они нас увидели, — сказал Кейн. — Один направляется наперехват.

— Запустите базовые зонды и сообщите, кто мы такие, — приказала Рош. Сердце отчаянно билось у нее в груди, пока она обдумывала возможные варианты конфронтации. — Ури, держись от них подальше, пока не выясним, кто они такие и кто их послал. Нет никакой необходимости их пугать.

— Не беспокойся, — сухо проговорил Гейд. — Я не пошевелюсь, пока ты не убедишь меня, что на одном из кораблей нет воина-клона.

Рош с беспокойством наблюдала за меняющимися картинками на главном экране. Маленькие автоматические зонды парили вокруг «Аны Верейн», расширяя диапазон видимости и улучшая качество изображения. На экране появился третий корабль, диковинно деформированный, совсем как сверкающий объект, за которым он прятался. Определить, что это за корабль и откуда он родом, было невозможно, поскольку он представлял собой вытянутую линию, залитую отраженным светом.

— Ящик, — проговорила Рош, — ты можешь определить, с кем мы встретились?

— В регионе нет радиопомех, — сообщил Ящик.

— Нет? В таком случае…

— Наши сенсоры блокированы точечным источником. Его характеризует высокая мощность инфракрасного излучения и излучения Переса.

Рош удивленно прищурилась. Излучение Переса являлось побочным эффектом неточной настройки гиперпространственного прыжка. Она не ожидала, что его может испускать какой-нибудь звездный объект.

Прежде чем она успела раскрыть рот для следующего вопроса, Ящик продолжал:

— Попробуй поискать сигнал на аварийной частоте Экандара. Скорее всего она не подверглась никакому воздействию.

Рош махнула рукой Гейду. Через несколько секунд из громкоговорителей зазвучал пронзительный сигнал — корабль засек цифровую передачу. Прошло еще несколько мгновений, и на экране появился текст, а пульсирующий сигнал превратился в голос.

ЕДИНСТВЕННОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ВЫ НАРУШАЕТЕ ЗАКОН О БЕЗОПАСНОСТИ СОДРУЖЕСТВА ИМПЕРИЙ, ПУНКТЫ 45, 63 И 72 В ДАННОМ РАЙОНЕ УСТАНОВЛЕН КАРАНТИН ВЫ ДОЛЖНЫ НЕМЕДЛЕННО ЕГО ПОКИНУТЬ, ИЛИ МЫ ОТКРОЕМ ОГОНЬ ЭТО ПЕРВОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ.

Четкий, холодный голос явно принадлежал машине, а не человеку — но от этого слова не казались менее устрашающими. Рош понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять значение случившегося.

Засада.

— Гейд, Кейн — отходим, — сказала она, обдумывая ситуацию. — Не делайте ничего, пока я вам не скажу. Ящик, передай сообщение — мы хотим ответить. Попытайся вступить в диалог — или заставить ИИ нас пропустить. — Впрочем, она прекрасно понимала, что Ящик вряд ли сможет справиться с этой задачей за такое короткое время. Тем не менее попробовать стоило. — Ури, продолжай устранять неполадки. Установи сбитый щит как можно быстрее. Майи, выясни, что они здесь делают и кто их послал. Мне нужно знать, есть ли у нас хотя бы малейшая возможность договориться.

Похитительница покачала головой:

— Не могу.

— Что? — Рош резко развернулась к ней лицом. — Почему?

— Не могу их прочитать. — Голос Майи звучал неожиданно глухо, словно она находилась где-то очень далеко, а не рядом с Рош, на капитанском мостике. — Они не прикрыты никаким щитом. Просто я не могу их уловить. Совсем. Иначе я уже давно бы их почувствовала. Мы знали бы об их присутствии задолго до того, как прибыли сюда.

Рош нахмурилась. Последние слова Майи были истинной правдой. Удивительной и очень неприятной.

— Попытайся еще. Мне нужно знать, как они нас нашли и знали ли о том, что мы сюда направляемся. Если их послала Де Брайан, нам придется вступить в бой, вне зависимости от того, что они скажут.

— Но если они нас не ждали, — вмешался Гейд, — как узнали, где мы появимся? Мне казалось, выследить направление прыжка невозможно.

— А им и не требовалось, — заявил Ящик.

Рош вдруг вспомнила о точечном источнике излучения на экране, деформированном, словно они смотрели на него через гигантскую линзу. Искривление пространства, которое зарегистрировал Ящик, очевидно, гораздо сильнее, чем она себе представляла: все, что пытается проникнуть в регион, где когда-то находилась система, попадает в эту точку — самое сердце и одновременно границу системы.

— Они просто сидели тут и дожидались нас, — сказала она. — Куда бы мы ни направились, рано или поздно все равно прибыли бы сюда.

— Совершенно верно, Морган, — подтвердил Ящик.

— А сбежать от них можно только одним способом — покинуть систему тем же путем, каким мы сюда явились. — Она с силой стукнула ладонью по ручке кресла. — Проклятие, мы не можем улететь, пока не узнаем, что здесь происходит.

— Мне удалось уговорить кое-кого с тобой побеседовать, — сообщил Ящик. — ИИ напрямую связал меня с командиром флагманского корабля.

Рош сделала глубокий вдох и приказала:

— Включай связь.

— Готово, Морган.

Рош заставила себя успокоиться и заговорила:

— Я Морган Рош с независимого корабля «Ана Верейн».

Мы выполняем мирную миссию по поручению Пейдж Де Брайан из Разведки СОИ. Почему вы мешаете нашему продвижению вперед и по чьему приказу?

Как только она замолчала, прекратилась автоматическая передача, и зазвучал женский голос:

— Юрисдикция Разведки СОИ не распространяется на данный регион. Я командир Бассет, капитан корабля Армады СОИ «Золотой рассвет». Я получила приказ, подписанный генералом Рамеджем. В мои обязанности входит не допускать суда, не имеющие на это права, дальше в Палазийскую систему.

— Куда дальше? — резко поинтересовалась Рош. — Система исчезла. А что касается права пребывания в данном регионе, я только что сообщила вам, по чьему приказу мы здесь находимся. Нас отправила сюда глава Стратегического отдела Разведки СОИ для изучения сложившейся ситуации и оказания помощи…

— Мы не нуждаемся в вашей помощи, — перебила ее женщина. — Если вы немедленно не покинете данный сектор, я вынуждена буду прибегнуть к силе, чтобы сделать вас более сговорчивыми. У вас ровно тридцать секунд.

Звуковая передача прекратилась, а ее место заняла автоматическая запись, которую они уже прослушали раньше.

Рош несколько секунд сидела потрясенная, не в силах поверить тому, что услышала. Она уже научилась иметь дело с предательством, однако столь слепой, воинственный фарс…

— Мы получили подтверждение из Сети РИ, — сообщил Гейд. — Она сказала правду. Это «Золотой рассвет». Корабль действительно принадлежит Армаде. Если быть точным до конца, мы имеем дело с тяжелым истребителем.

«Ана Верейн» справится с ним без проблем, — подумала Рош. — Но ведь их три».

— Майи? — спросила она. — Ты можешь убедить их передумать?

— Я по-прежнему ничего не улавливаю. — В голосе похитительницы слышалось смущение и удивление одновременно- Какие-то тени, но ничего определенного…

Рош потерла лоб. На главном экране было видно, как корабли Армады занимают боевые позиции вокруг «Аны Верейн».

— Активировать все щиты на полную мощь, — приказала она, выпрямляясь в своем кресле. — Ури, как идут ремонтные работы?

— Почти закончены, — ответил Каджик. — Еще две минуты, и все будет в полном порядке.

Рош взглянула на экран. Тридцать секунд, отпущенные им «Золотым рассветом», истекли двадцать секунд назад.

— Они не шутят, Морган, — сказал Кейн, который с нескрываемым восхищением наблюдал за экраном. — И собираются открыть огонь.

Вспомнив, как он вел себя во время решающего сражения с «Полуночью», Рош, не колеблясь, отдала приказ:

— Ури, противоракетный маневр. Гейд, заряжай прерыватели. Кейн, приготовься стрелять по моей команде.

— Ты намерена вступить в бой? — спросил Ящик.

— А у меня есть выбор?

— Разумеется, есть, — ответил ИИ.

— И какой же? — сердито рявкнула Рош.

— Можешь передать управление кораблем мне, — предложил Ящик.

Рош открыла рот и тут же снова его закрыла.

— Зачем? — с трудом выдавила она из себя.

— Некогда объяснять, Морган.

— А ты попытайся, — проворчала она.

— Мне удалось определить, что представляют собой точечный источник и аномалия, а кроме того, подтвердить местонахождение Палазийской системы. Если ты отдашь мне управление кораблем, я доставлю нас туда в считанные минуты.

— Так скажи, где она находится, и мы сами туда отправимся.

— Невозможно, Морган. Дело вовсе не в том, что я недооцениваю твои возможности; просто у нас слишком мало времени, чтобы…

На главном экране появились ослепительные вспышки энергетического оружия, и статические помехи мгновенно исказили картинку.

— Они стреляют по нашим зондам! — сообщил Гейд.

— Предпринимай ответные действия, — приказала Рош.

Не успела она договорить, как Кейн приступил к планомерному уничтожению базовых зондов Армады на пространстве, разделяющем три корабля. Тут и там расцветали яркие вспышки света, ничтожные по сравнению с ослепительным сиянием точечного источника, заливающего экран.

— Они сжимают щиты, — доложил Гейд.

Рош на мгновение задумалась. Сжимание щитов — стандартная тактика, используемая в ближнем космическом бою. Настоящей атаки следует ждать с минуты на минуту: три корабля Армады против «Аны Верейн». Числом противник их превосходит, но это вовсе не значит, что они потерпят поражение. «Ана Верейн» в технологическом отношении значительно более современный корабль, который к тому же располагает боевыми дронами и челноками. Она может отдать приказ Ящику отправить их в бой, а Каджика попросить замаскировать судно таким образом, чтобы врагу было трудно их отслеживать. При таком большом количестве рассредоточенных целей исход сражения вполне может быть не таким, как предполагает Армада. Однако «Ана Верейн» в любом случае пострадает во время военных действий.

А если они одержат победу? Что тогда? Уничтожив три корабля Армады, они не смогут вернуться на территорию Содружества, ведь считается, что они отправились выполнять абсолютно мирное задание. А кроме того, загадка Палазийской системы так и останется нерешенной. Если Ящик действительно знает, о чем говорит, получается, что он предлагает возможность избежать сражения и добраться до цели их путешествия — причем одним решительным шагом.

За несколько недель, что прошли с тех пор, как Рош встретила Адони Кейна, она видела смертей больше, чем за двенадцать лет службы в разведке Армады. Мысль о том, что, послушавшись Ящика, она сможет избежать новых жертв, помогла ей принять решение.

Именно в этот момент «Золотой рассвет» открыл огонь.

— В нас стреляют! — крикнул Гейд.

А в следующее мгновение возникла страшная вибрация — залп фликкер-бомб ударил в кормовой гиперщит корабля.

Пальцы Кейна летали над клавиатурой, точно он вдруг превратился в музыканта-виртуоза, а Каджик развернул корабль носом к врагу. Яростные вспышки расцвечивали пространство между двумя судами ослепительными красками смерти.

— Ящик! — позвала Рош, стараясь перекричать шум сражения: вопли, взрывы, рев двигателей. — Делай, что собирался! Быстрее!

— Спасибо, Морган. — Ответ ИИ прозвучал гораздо доброжелательнее, чем ожидала Рош, учитывая тот факт, что он одержал над ней моральную победу.

Кейну Ящик приказал:

— Веди огонь по кораблю, который видишь на правом верхнем экране. Приготовься выпустить мины ближнего действия, чтобы помешать им отправиться в погоню.

Гейд нахмурился, услышав указания Ящика. Корабль, на который он указал, прятался за точечным источником, чье ослепительное сияние заполняло большую часть экрана.

— Куда, черт побери?..

— Выполняй, Амейдио, — приказала Рош, хотя ее тоже переполняли сомнения.

— Я передал управление прыжком Ящику, — доложил Каджик. — И буду выполнять его распоряжения до тех пор, пока ты их не отменишь.

Рош озадаченно кивнула, она не понимала, как Ящик собирается использовать драйв и зачем ему единоличный контроль над всеми системами. В такой близости от точечного источника даже короткий прыжок очень опасен.

— Приготовьтесь к ускорению, — объявил Ящик. — Максимальная реактивная мощность, пятнадцать секунд!

Командир «Золотого рассвета» словно догадалась, что Рош внесла коррективы в свой план, и корабли Армады начали стремительно наступать, щиты двух из них наложились друг на друга, создав мощный защитный барьер. Третий беспрерывно посылал в сторону «Аны Верейн» энергетические заряды с целью ослабить Э-щиты, чтобы затем обстрелять судно из У-Ч орудий и засыпать фликкер-бомбами.

За секунду до второго залпа «Ана Верейн» устремилась вперед. Рош прижало к креслу, на экране появилось новое изображение, которое стремительно увеличивалось. Корабль, который Ящик выбрал своей целью, отреагировал мгновенно, очевидно, капитан решил, что «Ана Верейн» пошла на таран.

Из Э-щита вырвался тонкий энергетический луч — неприятель рассчитывал либо сбить судно с курса, либо пронзить его корпус насквозь.

Однако у Ящика были свои собственные представления о дальнейшей судьбе «Аны Верейн». Корабль изменил курс за секунду до столкновения со щитом. Когда истребитель Армады промчался мимо, Рош сообразила, куда они направляются. Одновременно два неприятельских судна, оставшихся у них за спиной, начали разворачиваться, намереваясь броситься в погоню.

Грохот мин ближнего действия прогремел в ушах Рош, на короткое мгновение оглушив ее. Один корабль им удалось захватить врасплох, мина проникла сквозь ослабленные бортовые щиты и ударила в корпус. Повреждения она причинила небольшие, но достаточно серьезные, чтобы истребитель прекратил преследование. Кейн сосредоточил огонь на раненом судне и обстреливал его до тех пор, пока оно не повернуло назад, предоставив погоню своим товарищам, находящимся в более подходящей физической форме.

Однако драгоценное время ушло, и уже ни один из кораблей Армады не мог пуститься в погоню за «Аной Верейн», она оказалась слишком далеко и неуклонно приближалась к цели своего путешествия.

Рош с сомнением наблюдала за тем, как точечный источник постепенно заполняет собой весь экран. Даже автоматические фильтры не приглушали его ослепительного сияния.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Ящик, — прошептала она тихонько.

Гейд, не в силах произнести ни слова, молча смотрел на экран, в то время как его пальцы автоматически метались по кнопкам управления прерывателями.

— Все в порядке, — сказал Кейн, накрывая его руку своей. — с этого места Э-щиты справятся сами.

— Нет, не справятся, — напряженно проговорила Рош и наклонилась к экрану. — Нужно бросить все силы на защиту носа. Каджик, температура за бортом и химический состав атмосферы?

— Неизвестно, — ответил экс-капитан. — Наши приборы…

— Приготовьтесь к немедленному гиперпространственному переносу, — вмешался Ящик.

— Что? — Услышав предупреждение Ящика, Рош пожалела, что передала контроль над кораблем в его «руки». — Ты в своем уме? Мы слишком близко…

— На самом деле недостаточно близко, — ответил Ящик. — Но через десять секунд — будем. Прошу всех пристегнуть ремни. Переход будет нелегким.

Рош схватилась руками за сиденье, с ужасом наблюдая за тем, как точечный источник заполняет экран. Она смутно ощущала присутствие своих спутников, которые — даже Кейн — тоже готовились к прыжку, а еще, словно издалека, слышала приглушенную канонаду пушек Армады, бомбардирующих щиты «Аны Верейн». Неожиданно она вспомнила, как Ящик в последний момент сумел изменить курс, когда они, в похожих обстоятельствах, чуть не столкнулись со Штабом Разведки СОИ, и надеялась, что и сейчас он рассчитал все точно.

Белое пламя поглотило экран, завыли сирены, корабль один раз дернулся, и Рош показалось, что она слышит голос Каджика. А потом…

Космическое пространство раскрывалось перед ними, превратившись в набегающие друг на друга малиновые волны, которые безжалостно поглотили «Ану Верейн». Корабль отчаянно содрогнулся под ударами сил, о которых Рош имела лишь смутное представление. В самом центре воронки вспыхнуло и погасло несколько крошечных ярких точек — в следующую секунду главный экран почернел.

А потом все просто остановилось.

 

Глава 2

НЗС «Ана Верейн»

'955.01.19 ДО

0805

На главном экране ничего не было.

Рош несколько мгновений смотрела, надеясь, что появится изображение… чего? От не имела ни малейшего представления о том, что надеялась увидеть. И не знала, куда доставил их Ящик.

Когда стало ясно, что экран так и останется черным, она взглянула на своих спутников, Кейн расстегнул ремни и помогал Майи усесться в кресло. Их движения в неожиданно наступившей тишине казались неестественными и какими-то нереальными. Кейн отошел в сторону, и Рош заметила, что у девушки немного кровоточит голова — результат падения. Гейд сидел, положив свою новую руку на панель управления, и не сводил изумленного взгляда с экрана, от которого только что отвернулась Рош.

И тут она поняла: не слышно работы двигателей. Однако «Ана Верейн» завершила прыжок. Корабль просто… остановился.

— Ури, — позвала Рош, и ее голос громким эхом разнесся по мостику. — Что происходит?

Голографический проектор в центре мостика включился, и сквозь статические помехи начал проступать образ Каджика — смуглая кожа, черные волосы… Все как всегда. И даже обычная полнейшая невозмутимость. Рош видела перед собой серьезное, но ни в коей мере не обеспокоенное лицо.

— Небольшое повреждение, — сообщил экс-капитан. — Мы прекрасно перенесли прыжок.

— Когда мы увидим, где находимся?

— На мои сенсоры поступили очень необычные данные.

Ящик проверяет, не являются ли они следствием неисправности приборов. Когда он закончит, экраны включатся.

— У меня имеются частичные показания телеметрических приборов, — доложил Гейд, сидевший у орудийной консоли, и через несколько секунд добавил:

— Никаких целей. И никаких указаний на близость точечного источника. Похоже, мы оставили их позади, когда совершили прыжок.

— Значит, мы все-таки совершили прыжок? — спросила Рош У Каджика.

— Ну, мы, вне всякого сомнения, вошли в гиперпространство, — ответил Каджик.

— А мы его покинули?

— Я не думал, что можно совершить такой прыжок, — заявил Гейд.

Каджик пожал плечами.

— Давайте спросим у Ящика. Я сделал все, как он велел.

Рош положила ладонь на контактную панель своего кресла, намереваясь войти в базу необработанных данных самостоятельно, но потом передумала. Пожалуй, не стоит нырять с головой в поток информации, лучше держаться от него на некотором расстоянии. Необходимо быть объективной, если придется быстро принять решение.

— Похоже, поблизости имеется какая-то планета, — сообщил Каджик. — Газовый гигант среднего размера, если мои показания правильны.

— Попробуй сверить их с навигационными данными, относящимися к Палазийской системе, — предложила Рош. — Если они совпадут, мы по крайней мере будем знать, где находимся.

Каджик исчез в яростной вспышке, которая продолжалась всего несколько мгновений, а потом снова появился на мостике и заявил:

— Вероятность девяносто девять процентов, что перед нами Волорас, самая удаленная планета Палазийской системы. Если это так, значит, мы внутри оболочки комет и кольца третьего темного тела.

Рош покопалась в памяти в поисках информации о системе.

— По-моему, где-то в районе Волораса расположена заправочная станция?

— Аванпост Гур, — подтвердил Каджик.

— Удалось уловить какие-нибудь сигналы?

— Если не считать сильного треска на водородной волне, — отозвался Гейд, — ни на одной из частот ничего нет.

— Поищи в других местах, — посоветовала Рош. — В такой глуши мы должны улавливать гиперпространственные передачи.

— Я уже пытался, — ответил Гейд. — Ничего, нет даже сигнала маяка местной якорной точки.

— Тут какая-то ошибка. — Рош нахмурилась. — Мы находимся рядом с границей H'Kop, а кеш славятся тем, что расставляют заградительные станции на расстоянии нескольких световых лет друг от друга…

— Я же сказал, Морган, — проговорил Гейд, бросая взгляд через плечо, — здесь ничего нет.

— Разве могут быть блокированы все маяки? — Рош чувствовала, как ее удивление постепенно превращается в раздражение. — Ури, а если отказали приборы?

Прежде чем Каджик успел ответить, вмешался Ящик:

— Такое возможно, Морган. А тот факт, что это произошло сейчас, подтверждает мою теорию. — Тут засветился главный экран. — Добро пожаловать в Палазийскую систему.

Рош принялась изучать экран. Сначала она ничего не видела, даже звезд — только черный мрак пустоты. Потом появилась крошечная красная точка, а когда Рош увеличила изображение, она превратилась в яркий круг. Картинка была слишком расплывчатой, чтобы выделить какие-либо детали, но сомнений не оставалось — на неестественно черном фоне сияло одинокое солнце.

— Не может быть, — пробормотала Рош, поднимаясь. — Хинтубет — кальциевая звезда…

— И должна быть зеленовато-желтой, — перебил ее Ящик. — Я знаю, Морган. Именно потому, что мне никак не удавалось объяснить эмиссионный спектр этой звезды относительно того, каким он должен быть, я так долго не сообщал тебе о своих выводах. Теперь же, когда я получил возможность сравнить данные и изучить исторические документы, могу с уверенностью заявить, что перед нами действительно Хинтубет, только с сильно измененной фотосферой.

— Звезда изменилась? — спросил Гейд. — Как?

— Точно неизвестно — в настоящий момент нет никаких сведений касательно данного факта, хотя главные принципы представляются мне вполне очевидными и понятными. До тех пор, пока мы не отправим зонды для подробного изучения Хинтубета, мы можем только предполагать, основываясь на той информации, которую получаем на расстоянии.

— А ее тебе не хватает, — добавила Рош. Затем, повернувшись к Каджику, сказала:

— Ури, запусти быстроходные зонды к солнцу и другим планетарным телам, которые встретятся на пути. — Она снова посмотрела на экран. — Кстати, а где Волорас?

Красное солнце уменьшилось и исчезло из виду, а через несколько минут на экране появилась большая планета, окрашенная в пурпурные тона благодаря мрачному сиянию своего светила. Изображение планеты замерло в центре экрана, ее плотную атмосферу тут и там пронизывали вихри серых мечущихся полос.

— Я отправил зонд, — доложил Каджик. — Мы сумели обнаружить четыре луны.

— У Волораса их пять, — сказала Рош.

— Возможно, пятую не видно. Размеры четырех совпадают с данными СОИ.

— Сколько нужно времени, чтобы зонд хорошенько изучил станцию?

— Один час пятьдесят минут. Аванпост Гур находится на невидимой луне.

— Что ж, значит, пока мы не можем считать, что перед нами Волорас, — кивнув, сказала Рош. — Проложи курс так, чтобы мы оказались поближе к этой неизвестной планете, но могли в случае необходимости быстро унести ноги — если вдруг решим не останавливаться. Оставь за нами автоматический зонд, чтобы он обрабатывал данные, которые будут поступать с остальных приборов. И еще, замаскируй корабль на случай, если кто-то видел, как мы сюда прибыли, и поджидает нас в засаде.

Голографическое изображение Каджика погасло — он занялся делами.

Рош со вздохом откинулась на спинку кресла и потерла виски. Складывается впечатление, что они все-таки попали в Палазийскую систему, как и обещал Ящик. Однако ее глазам предстала совсем не та картина, какую она ожидала: нет гиперпространственных передач, измененное первичное солнце и отсутствие звезд в поле зрения. Первая и последняя деталь указывали на то, что система оказалась внутри ограниченного пространства. Какого? Рош никогда не слышала о процессах, позволяющих спрятать целую систему и, ко всему прочему, объясняющих искривление пространства снаружи.

Или все-таки слышала? Измененный внешний вид солнца вызывал какие-то смутные ассоциации. Память пыталась нащупать имя, которое она узнала очень давно, еще на Бод Гайа, когда готовилась к экзаменам…

— Рукавица Аша, — произнесла она вслух.

— Я потрясен, Морган, — заявил Ящик. — Не думал, что ты сообразишь так…

— Я перехватил передачу! — перебил его Гейд.

— Где?

Рош развернулась в кресле к нему лицом, автоматически подсоединившись к орудийной консоли. Если в системе есть жизнь, значит, чрезвычайно высока вероятность того, что им предстоит встретиться с Солнечным Вундеркиндом. А если он пытается с ними связаться, следовательно, ему известно, где они находятся.

— Вызывают не нас, — сказал Гейд, пробежав пальцами по кнопкам нескольких приборов, усиливающих сигнал. — Микроволновый излучатель, внутри системы. Я перехватил отражение сигнала от нескольких объектов, расположенных рядом с источником. Скоро мы сможем выяснить его примерное местонахождение.

Рош немного расслабилась. Учитывая расстояние до внутренней системы в световых годах, сигнал мог быть отправлен некоторое время назад.

— А как насчет содержания передачи? — спросила она.

— Она зашифрована, — ответил Гейд, а потом покачал головой. — Мне еще не удалось разобраться. Очень плохой знак. Они или поддаются сразу, или отнимают полжизни.

— Ящик, займись шифром, — приказала Рош, не отвлекаясь от наблюдения за действиями Гейда.

Район предположительного местонахождения передатчика, выведенный на дисплей, постепенно сужался, пока в конце концов на экране не вспыхнула яркая точка, которая тут же стала зеленой.

— Нашел, — радостно сообщил Гейд.

Рош взглянула в навигационную карту.

— Источник передачи находится на том же расстоянии от первичного солнца, на котором должен располагаться Джагабис. А у него есть луны.

— Видимо, от них и отразился сигнал, — согласно кивнул Гейд.

— Ури, как насчет планеты в этом регионе?

Как только она произнесла его имя, тут же возникло изображение Каджика.

— Пока никаких определенных данных. Планета находится сбоку от Хинтубета, а я еще не изучил данный регион досконально. Но мне потребуется совсем немного времени, чтобы разобраться. — Он замолчал и улыбнулся. — Вот, нашел. Еще пара минут, и я смогу определить массу.

— Это должен быть Джагабис, — заявила Рош. — Там кто-то живой.

— А если сигнал поступает с маяка? — предположил Гейд.

— Зашифрованный? Вряд ли, — возразила Рош. — Кроме того, Джагабис — газовый гигант внутри системы. Если я правильно помню, на одной из его лун размещались космопорт и колония.

— Совершенно верно, — подтвердил Ящик. — Луна называется Аро, а колония — город Эмптаж.

— Точно, — обрадовалась Рош. — Если кто-то здесь и остался в живых, искать в первую очередь нужно там.

— Я могу доставить нас туда за два дня, — сообщил Каджик. — Быстрее, если мы перепрыгнем через Волорас.

Рош кивнула.

— Рассчитай курс, но не предпринимай никаких определенных шагов, пока не расшифруем сообщение.

Кейн пошевелился на своем месте и заговорил впервые с того момента, как они прибыли в систему:

— Это может быть предупреждением, — сказал он. — Или ловушкой.

Рош взглянула на него и спросила:

— Для кого? Не для нас же. Когда сообщение было отправлено, мы находились совсем в другом месте.

— Верно, — согласился с ней Кейн. — Но меня оно беспокоит. Складывается впечатление, что военные действия еще не прекращены.

— Хороший знак, — сказала Рош. — То, что в системе еще кто-то в состоянии оказывать сопротивление, просто чудо.

— Именно это меня и беспокоит. — В немигающих глазах Кейна отразился свет огней капитанского мостика. — Я вряд ли проявил бы беспечность и оставил кого-нибудь в живых.

Рош со смешанным чувством посмотрела в спокойное лицо — его слова напомнили ей о происхождении Кейна и о том, с каким безжалостным врагом они имеют дело.

— Все равно проверить стоит, — проговорила она через некоторое время. Затем, отвернувшись от Кейна и отбросив на время неприятные мысли, спросила:

— Ты послал зонд, Ури?

— Я отправил пять зондов, — доложил Каджик. — Три из них направляются к Хинтубету, Волорасу и Джагабису; два других — к планете Карса, внутреннему миру системы, и Семениду, самому крупному. Четыре планеты могут представлять для нас интерес: Геренсанг, Гатамин, Какамат и Маракан.

— Две последние — это двойной мир? — уточнила Рош.

— Верно. Кроме того, в кольцах темных тел есть несколько крупных тел, которые имеет смысл рассмотреть повнимательнее, впрочем, никакой срочности нет. Я сообщу тебе, когда мы составим карту системы.

— Хорошо.

Рош представила себе, как похожие на пули зонды мчатся к своим целям со скоростью, которую не выдержат даже защитные системы «Аны Верейн». Но все равно пройдет несколько часов, прежде чем корабельные компьютеры начнут получать столь необходимую команде информацию. При использовании скорости света путешествие по системе займет достаточно много времени.

— Передача только что закончилась, — сообщил Гейд-Ящик, как продвигается расшифровка? — спросила Рош.

— Я закончил, — доложил ИИ. — Однако перевод представляет некоторые проблемы. Похоже, сообщение сделано на языке, с которым я не знаком.

— Покажи.

На экране появилось несколько строчек буквенно-цифрового текста. Рош пару минут его изучала, прежде чем признать, что она тоже не в силах его прочитать.

— А ты уверен, что это язык, а не еще один шифр?

— Не имея текстов для анализа, я могу только строить предположения.

— Да, конечно. Ладно, попробуй все-таки его разгадать и доложи мне, если у тебя что-нибудь получится.

— Разумеется.

— Ури, сколько осталось до Волораса?

— Один час и тридцать семь минут.

Устало вздохнув, Рош откинулась на спинку кресла, провела рукой по коротким волосам. Ее страшно раздражало, что приходится ждать, когда поступят результаты проб, сделанных зондами. Ей требовалась информация, причем как можно быстрее. Она оказалась внутри системы, не имея ни малейшего представления о том, что здесь происходит и где может находиться воин-клон. Естественно, ее такое положение вещей нервировало — мягко говоря.

— Насколько я понимаю, быстрее нельзя, — грустно проговорила она.

— Нельзя, если только тебе неизвестен способ преодоления барьера скорости света, Морган, — ответил Каджик.

Рош устало улыбнулась.

— Такой способ есть, — сказал Кейн.

— Что? — оглянувшись на него, переспросила Рош.

— Мысль не подчиняется физическим законам вселенной, — пояснил Кейн.

Рош резко выпрямилась в своем кресле. Майи! Если девушка сможет вступить в контакт с сознаниями людей, отправивших послание, Рош получит необходимую ей информацию без промедления.

Только сейчас она сообразила, что похитительница не пошевелилась и не произнесла ни единого слова с того самого момента, как «Ана Верейн» прибыла в Палазийскую систему. Рош посмотрела на нее, пытаясь понять, что происходит.

Суринка, положив руки на колени, сидела неподвижно на самом краешке своего кресла. Повязка на глазах перепачкана красным.

— Майи? Как ты?

Никакого ответа.

Рош подошла к похитительнице и присела перед ней на корточки, чтобы повнимательнее рассмотреть небольшую рану на лбу. Ничего особенного — поверхностная царапина, и тем не менее…

— Майи? — По-прежнему никакого ответа. Рош прикоснулась к плечу девушки и снова позвала ее:

— Майи, ты меня…

Неожиданно девушка вздрогнула и, прижавшись к спинке кресла, оттолкнула руку Рош.

— Майи! — Рош попыталась успокоить суринку. — Майи!

Это Морган! Через несколько мгновений девушка задышала ровнее.

— Майи? — проговорила Рош. — Ты меня слышишь?

— Я здесь, Морган. — Слова, прозвучавшие в сознании Рош, походили на едва различимый шепот.

— Ты уверена? Я тебя почти не слышу.

— А я тебя. — В голосе Майи появилось смущение. — Я не чувствовала никого из вас. Было так тихо. Я боялась, что вы умерли.

Рош нахмурилась, когда в ее сознании возникло сразу несколько ощущений: страх, одиночество, мрак и панический ужас… она сосредоточилась, изо всех сил стараясь отодвинуть в сторону эмоциональные картинки, нарисованные Майи, чтобы успокоить и утешить суринку. Когда поток пугающих образов начал иссякать, она проговорила:

— Мы были здесь все время, разговаривали друг с другом, и никто не пытался от тебя прятаться. Ты что-то уловила?

— Только Кейна, — ответила похитительница. — Но ничего определенного. Я знала, что он где-то поблизости.

Рош заглянула в ничего не выражающее лицо девушки.

Кровь выделялась ярким пятном на фоне белой кожи и светлых волос.

— Может быть, дело в ударе, который ты получила по голове?

— Нет, ваши мысли были… подавлены. Я могу слышать только того, кто обращается ко мне непосредственно и находится совсем рядом — как ты сейчас.

— Подавлены? — удивленно повторила Рош. — Чем?

— Не знаю. — Майи едва заметно пожала плечами. — Это началось, когда мы оказались возле точечного источника. И усилилось во время прыжка.

— Значит, причина того, что ты нас не слышишь, находится в системе, вместе с нами. — Рош опустилась на пол перед девушкой, раздумывая над ее словами. Еще один плохой знак. — Я могу тебе чем-нибудь помочь?

Майи медленно кивнула.

— Физический контакт усиливает эпсенс. Если ты будешь ко мне прикасаться…

Суринка не договорила, но Рош все поняла. Она представила себе Майи, вдруг ставшую пленницей лишенного звуков непроглядного мрака, и отбросила прочь все сомнения — заставив себя не думать о том, что теперь ей придется постоянно находиться рядом с девушкой. Последний человек, который вот так, безоглядно, доверил ей свою жизнь, погиб, спасая ее…

Рош заставила себя не думать об этом. Меньше всего Майи сейчас нужно вспоминать Ведена и то, как он погиб.

— Спасибо, Морган. — Девушка улыбнулась. — Я тебя прекрасно слышу, но не буду навязываться без необходимости.

— Она в порядке? — спросил Кейн.

— Все будет хорошо, — ответила Кейну Рош, а затем обратилась к Майи:

— Ты можешь встать?

— Да.

— Отлично. Если с твоей помощью мы не в состоянии отыскать тех, кому удалось остаться в живых, ты по крайней мере поможешь мне разобраться в местной географии.

Взяв Майи за руку, Рош помогла ей подняться на ноги.

Майи ухватилась за ее плечо, и они подошли к креслу Рош.

Похитительница осталась стоять, держась за плечо Рош, а та опустилась в кресло.

— Мы действительно в Палазийской системе? — спросила Майи.

— Ящик доставил нас сюда после того, как корабли Армады пошли в наступление, — ответила Рош.

— Как?

— Это довольно трудно объяснить. Держись. Посмотрим, смогу ли я включить в нашу беседу Ящик. Остальным, наверное, тоже интересно его послушать.

Рош активировала имплантаты.

— Ящик, если у тебя есть время, мне бы хотелось обсудить с тобой Рукавицу Аша.

— Конечно, Морган.

— Мне рассказывали о них в военном колледже. Курс назывался: «Конвенция по нестандартному оружию», — объяснила она остальным. — Идея заключается в том, чтобы превратить звезду в гигантский генератор гиперщита, или что-то в этом роде. Правильно, Ящик?

— По сути — да, — ответил Ящик. — Примитивная «солнечная оболочка» — так называлось изобретение — разработана «учеными Торговой коалиции Экандара несколько тысяч лет назад. Два образца, которые получили имя k'mok ни Аша — это переводится как «Рукавица Аша», — были созданы в 38-м тысячелетии правительством Кеш. Они провели испытание одного из устройств в пограничной системе, но эксперимент провалился. Второй образец никогда не использовался из-за катастрофических последствий применения первого. Ходили слухи, что его демонтировали.

— Я помню, — кивнув, сказала Рош. — Рукавицу предположительно сконструировали как средство защиты системы от прямого нападения, но в результате эксперимента система была полностью уничтожена. — Рош посмотрела на экран и пустое небо, на котором сияла всего одна звезда — залитый пурпурным светом Хинтубет. — Похоже, мы угодили внутрь Рукавицы.

— Сначала, — проговорил Ящик, — я отказывался поверить в то, что Палазийская система скрыта именно таким способом — даже несмотря на то, что все данные указывали именно на это. Только когда мы подобрались к точечному источнику — внешнему проявлению границы Рукавицы, — факты стали слишком убедительными, чтобы не обращать на них внимания.

— А как она действует? — спросил Кейн.

— Подвергнув звезду определенному воздействию, — пояснил Ящик, — можно создать и поддерживать Горизонт Райм-Переса такого размера, что он накроет собой всю систему.

— Штаб Разведки СОИ защищен именно так, верно? — спросила Рош.

— Верно, — ответил Ящик. — И «Ана Верейн», а также большинство кораблей, чьи размеры позволяют разместить на борту генератор.

— Но мы не видели систему снаружи, — возразила Рош. — Гиперщит это не то же самое, что маскировка…

— Не то же самое, гиперщиты используются в качестве барьера, который должен остановить гиперпространственную атаку, а не спрятать объект. Однако когда речь идет о Горизонте Райм-Переса, чьи размеры превышают две тысячи кубических километров, объект, находящийся внутри, переносится в гиперпространство.

— Где мы и находимся в настоящий момент, — закончила за него Рош.

— Вот почему мы не видим регион пространства, ограниченный рамками «щита», — дело в том, что он просто не существует в «реальной» вселенной, — пояснил Ящик. — Остается только аномалия, которая представляет собой эффект границы.

— Теперь понятно, почему двигатели заглохли в середине прыжка, — проговорил Каджик. — Прыжок получился — как будто без конечной точки — через границу и в пространство за ней.

— В определенном смысле прыжок еще не завершен, — сказал Ящик.

Кейн подошел к экрану и, не в силах отвести от него изумленного взгляда, проговорил:

— Потрясающе. Передвинуть целую систему…

— Только расстояния тут ни при чем, — перебил его Ящик. — Относительно реальной вселенной система не меняет своего местоположения. Кроме того, она не совершает никаких прыжков, как, например, наш корабль.

— Иными словами, все вернется на свои места, когда будет отключена Рукавица?

— Нет, — ответил Ящик.

— Именно здесь кеш и совершили ошибку, — пояснила Рош. — Ее нельзя выключить.

— Процесс требует огромных энергетических затрат, — продолжал Ящик. — Энергия звезды исчерпывается за несколько недель, и Рукавица постепенно перестает действовать. А в процессе гибнет и сама система.

Кейн задумчиво склонил голову к плечу.

— В таком случае пытаться защитить систему при помощи Рукавицы абсолютно бессмысленно.

— Вот почему «Протокол ведения военных действий» и запретил ее использование. — Рош кивком указала на экран. — Она бесполезна как оружие защиты и слишком опасна в качестве оружия разрушения.

— В таком случае почему Палазийская система имела такое устройство? — спросила Майи, воспользовавшись имплантатами Рош, чтобы обратиться к Ящику.

— Я могу выдвинуть только одно разумное предположение, — ответил ИИ. — Попытка пересечь внешнюю границу Рукавицы, не совершая одновременно гиперпрыжка в реальную вселенную, приведет к полному уничтожению корабля.

Точно так же любая попытка использовать гиперпространственный драйв внутри пространства, ограниченного действием Рукавицы, выведет двигатели из строя.

— Значит, если воин-клон не имеет доступа к гиперпространственному драйву, — вмешался молчавший до сих пор Гейд, — или не знает, как им пользоваться внутри Рукавицы, он не сможет покинуть систему.

— Точно, — сказал Ящик.

— Значит, ловушка. — Кейн кивнул. — Причем такая, в которой смерть жертве грозит не сразу. Только вот зачем было тратить на нее столько сил?

— И кто ее придумал? — спросил Гейд.

— Думаю, тот, кому удалось прибрать к рукам второй образец, — проговорила Рош. — Иными словами, кто угодно — все зависит от того, где кеш его спрятали.

— По крайней мере одно мы знаем наверняка, — сказал Каджик. — Скорее всего это не Солнечный Вундеркинд.

— Ну, тут у нас нет никакой уверенности, — заметил Гейд. — Мы тоже не можем отсюда выбраться. Мы угодили в ловушку.

— Нет, не угодили, — перебил его Ящик, — мы в состоянии покинуть систему в любой момент. Главное — правильно пересечь границу.

— Но ведь граница постепенно сужается, верно? — поинтересовался Гейд.

— Да…

— И мы не можем попросить помощи, если у нас возникнут проблемы. — Гейд поморщился. — Получается, что мы уязвимы больше, чем хотелось бы.

— До тех пор пока мы не используем драйв, находясь внутри Рукавицы, мы можем покинуть систему. — Голос Ящика звучал так, будто он устал спорить. — Кроме того, граница разрушается относительно медленно. Если что-то пойдет не так, у нас будет несколько недель, чтобы найти другую возможность убраться восвояси.

— Твоя уверенность восхитительна, — заявил Гейд, — хотя мне она представляется несколько наивной.

Рош решила, что пришло время сменить тему разговора.

— Ури, когда первые зонды прибудут на Волорас?

— Через один час и пятнадцать минут. Тогда и появятся нормальные картинки.

— Хорошо. Предлагаю заняться делом. Возможно, нам придется быстро принимать решение, как действовать дальше, — все будет зависеть от того, что мы увидим.

Гейд почесал голову новыми пальцами и снова повернулся к оружейной консоли.

— Вряд ли нас выйдут встречать с фанфарами.

Рош легко нашла себе занятие, чтобы скоротать время. Требовалось довести до конца мелкий ремонт корабля, перевести сообщение с неизвестного языка, разобраться в постоянном потоке поступающих незначительных сведений — короче говоря, работы хватило бы и на команду из нескольких дюжин человек. Даже при наличии Каджика и Ящика, способных одновременно заниматься несколькими проблемами, управлять кораблем типа «Ана Верейн» в данных обстоятельствах совсем не просто.

Тем не менее Рош решила первым делом сравнить информацию корабельных компьютеров, касающуюся Палазийской системы, с данными, собранными детекторами, установленными на судне.

Оказалось, что сведения, имеющиеся в навигационных системах СОИ, дополнены в 850 году ДО. С тех пор не вносилось практически никаких изменений. Палазийская система никогда не была полностью колонизирована, учитывая тот факт, что в ней не имелось ни одной планеты с атмосферой, пригодной для дыхания. Расположенный в самом сердце системы мир представлял собой каменистый шар, кипящий в лучах первичного солнца Ф-2. На нем разместилось автоматизированное оборудование для исследования солнца. Остальные семь планет являлись газовыми гигантами, два из которых распухли от водорода. Каждой принадлежало несколько лун; две обладали солидными кольцевыми системами, но их живописные пейзажи не привлекали колонистов. По правде говоря, только близость системы к границе с Кеш заставила Армаду построить здесь свою базу и заправочную станцию. Наличие богатых полезными ископаемыми колец темных тел ненадолго привлекло сюда одну из дочерних компаний горнодобывающего концерна КТПР, который получил концессию на добычу ископаемых на мире Сиакка, где находится исправительная колония.

Однако Рош знала, что около полумиллиона людей считали Палазийскую систему своим домом — пусть и временным. А кроме того, ей пришлось признать, что здесь было на что посмотреть. За все время службы в Разведке СОИ ей ни разу не доводилось видеть две планеты с одной общей луной.

Она надеялась, что когда Каджик наконец обнаружит эту пару, находящуюся в дальнем конце системы, они будут отличаться от остальных едва различимых клякс, которые, по его утверждению, являлись планетами, — но ничего подобного не произошло. Глазам Рош предстала еще одна точка, окрашенная красным сиянием Хинтубета, Вместе с Майи она снова занялась составлением карты расположения планет, чтобы наметить вероятные маршруты.

— Плотность населения была ужасно низкой, — в какой-то момент прокомментировала похитительница. — Трудно представить себе, как армия могла уничтожить всех.

— Да и наша задача от этого становится только сложнее, — ответила Рош. — Если те, кто остался в живых, не в состоянии поддерживать связь друг с другом, нам придется прочесать всю систему, чтобы отыскать их.

— Если только твое предположение не окажется верным и они не собрались на Джагабисе. Объединить все ресурсы — очень разумная мысль.

— Или выступить против врага единым фронтом.

— Последний, решительный бой?

— Вполне возможно. — Рош пожала плечами, заставив себя не думать о том, что это может означать: неужели сражение уже проиграно? — Кто бы ни отправил послание, нам все равно придется первым делом взглянуть на город Эмптаж и космопорт Аро — после аванпоста Гур. Если не удастся ничего обнаружить, займемся станцией Армады около Семенида.

База Гейтен — следующее место, откуда можно организовать контратаку.

— А как насчет научной станции? — спросила Майи.

— По данным СОИ, станция Конгрив закрыта и покинута обитателями несколько десятилетий назад. Если ничего особенного не произошло, она была пуста, когда в системе появился Солнечный Вундеркинд.

— Что они там изучали?

— Точно не знаю. На свой запрос я получила ответ, который звучал примерно так — «ксеноархеологические исследования». Но скорее всего ученые занимались эволюционным процессом планет.

— Наверное. — Рош почувствовала, что внимание похитительницы вдруг переключилось на какой-то другой предмет, она изучала файлы, воспользовавшись органами чувств Рош. — Я вижу, здесь упоминается КТПР. Амейдио знает?

Рош покачала головой.

— Насколько мне известно, нет. Мне бы не хотелось, чтобы он узнал — до тех пор, пока не возникнет необходимость.

«Корпорация, занимающаяся производством товаров потребления и добычей руды» являлась главной мишенью подпольного движения сопротивления, которое возглавлял Гейд на планете Сиакка. Рош прекрасно понимала, что после стольких лет войны он не может быстро излечиться от ненависти к старому врагу. С другой стороны, она не хотела, чтобы чувства мешали Гейду действовать. Она попытается спасти служащих КТПР, как и любых других людей — если таковые остались в системе…

— Добыча полезных ископаемых на поясе астероидов и в кольце внутреннего темного тела — речь идет о поясе Маттар и Автовилле — велась при помощи ползунов, люди в ней не участвовали, — сказала Рош. — Так что существует высокая вероятность, что тут проблем не возникнет. Другие остались нетронутыми.

— Мне никогда не нравились ползуны, — проговорила Майи и состроила мысленную рожицу. — Они не далеко ушли от тех, что уничтожают или разрушают планеты.

— По крайней мере они цивилизованные, не то что сборщики.

— Все роботы цивилизованные, — ответила Майи. — Только мне не нравится находиться в их компании.

— Зонд облетает Волорас, — сообщил Каджик.

Рош посмотрела на экран, где появилось изображение газового гиганта, окутанного серой дымкой атмосферы. Пурпурный туман затянул картинку, когда зонд воспользовался магнитным полем планеты, чтобы затормозить.

— Увидел что-нибудь интересное? — спросила Рош.

— Не слишком много, — ответил Каджик. — Остальные луны кажутся нетронутыми. Изменение уровня радиации на Хинтубете стало причиной нескольких бурь во внешней атмосфере Волораса, и мы обнаружили больше мусора, чем указано в базе данных. А в остальном планета выглядит так, как и ожидалось.

— И по-прежнему никаких сигналов?

— Все тихо, — ответил Гейд. — Если хочешь, могу устроить небольшую провокацию.

— Пока не нужно.

— Нет проблем. — Гейд задумчиво постукивал пальцами по консоли. — Зонды не встретили на своем пути препятствий. Пока.

При таком ускорении не заметить их невозможно.

— До тех пор пока кому-то не придет в голову попытаться выяснить, откуда они стартовали, нам ничего не угрожает, — сказала Рош. — Когда мы увидим луну?

— Через несколько секунд, — ответил Каджик, чей образ повернулся лицом к главному экрану. — Я запрограммировал зонд таким образом, чтобы он сразу приступил к автоматическому анализу получаемой информации. Расстояние слишком велико, и, учитывая задержку в поступлении сигнала, прямой контроль становится несколько неудобным.

— Значит, он уже видит луну — возможно? — спросила Рош.

— Или его уничтожили, — добавил Каджик. — Хотя я…

Он замолчал, не закончив предложения.

— Подождите. Сигнал… Я постараюсь, насколько возможно, увеличить картинку, которая выводится на экран, но лучше воспользоваться имплантатами.

Рош положила руку на контактную панель и настроилась на получение информации, закрыв правый глаз, чтобы картинки не накладывались одна на другую. В следующее мгновение она оказалась над поверхностью газового гиганта и мчалась в космическом пространстве, прорываясь сквозь бушующую вокруг нее магнитную бурю. Впереди над горизонтом появилась красноватая точка.

— Вот, смотрите, — радостно сообщил Каджик. — Нам повезло, что она не закрыта планетой, иначе картинка была бы нечеткой.

— Можешь сделать какие-нибудь выводы? — спросила Рош.

— Ничего определенного. Альбедо совпадает, если не считать темного пятна в Южном полушарии. Увидишь, когда зонд подлетит поближе. На картах его нет, так что это не особенность поверхности.

— Возможно, база? — предположил Гейд.

— Заправочные станции всегда располагаются вокруг экватора, — ответила Рош. — Орбитальные фалы больше нигде не сработают.

— Разумеется, — извиняющимся тоном произнес Гейд. — Я уже давно не бывал в космосе.

По мере приближения луны, имевшей форму выпуклого диска, картинка стала резче. Серую гладкую поверхность покрывал толстый слой льда. Непонятное темное пятно, на которое указал Каджик, занимало левую нижнюю четверть изображения: капля черных чернил на круглом пятне крови.

— Похоже на тень, — заметила Рош.

— Вполне вероятно, — согласился с ней Каджик. — Тень на дне кратера.

Рош глубоко вздохнула, поняв, что это может означать.

Когда зонд подлетел поближе, отчетливо выступили все детали. Что-то ударило в Южное полушарие с силой огромного астероида. В результате был вырван громадный кусок поверхности луны, глубокие трещины соединили полюса, хрупкая ледяная корка распалась на части. В инфракрасном свете было видно, что на дне укутанного тенями кратера полыхает жар, словно красный зрачок серого мертвого глаза.

— Уж не знаю, что тут произошло, — проговорил Гейд. — Но удар получился серьезный.

— А можно каким-нибудь образом определить, когда это произошло? — спросил Кейн.

— Полагаю, не раньше месяца назад, — ответил Каджик.

— Согласен, — добавил Ящик. — Мусор, который зонд обнаружил на орбите луны, вне всякого сомнения, результат взрыва.

Он еще не успел рассеяться, значит, катастрофа произошла недавно. Однако дно кратера не расплавлено, следовательно, некоторое время все-таки прошло. По моим прикидкам — от четырех до пяти недель.

— Есть какие-нибудь идеи насчет того, что тут произошло? — поинтересовался Гейд.

— В настоящий момент — нет, — ответил Ящик. — Но интуиция подсказывает мне, что разбился какой-то корабль.

Гораздо проще вызвать катастрофу судна, чем придать астероиду необходимое направление, чтобы он произвел такие разрушения.

— Стоит поискать выживших? — спросила Рош.

— Нет. — Ящик выделил на картинке небольшой участок, высвечивая детали, на которые Рош не обратила внимания. — Вот порванные кабели орбитальных портовых сооружений. А этот кусок является частью самой базы. Кроме того, посмотри, самая глубокая трещина проходит сквозь главные установки. Должен заметить, что последнюю деталь можно считать исключительно удачным стечением обстоятельств. Никто не мог точно предсказать, каким образом пострадает луна, — но я сомневаюсь, что кому-то удалось выжить. Сейсмическая энергия, вырвавшаяся на свободу, была такой мощной, что все закончилось в течение нескольких секунд. Очень эффективный удар, нанесенный Армаде, — с точки зрения ресурсов, да и моральной тоже.

— Значит, это сделано сознательно? — спросил Гейд. — Может быть, несчастный случай… или простое совпадение?

— Возможно, — заметил Ящик, — хотя маловероятно.

Рош слушала Ящик, охваченная растущим ощущением нереальности происходящего. Уничтожение целой базы Армады — трудно поверить! Даже несмотря на то, что обрывочные сообщения, которые Разведка получила из Палазийской системы, говорили о более страшных вещах. И вот она видит собственными глазами, что здесь произошло.

Уничтожение Палазийской системы больше не набор сведений, которыми она воспользовалась, чтобы оказать давление на руководство Разведки СОИ. Это случилось на самом деле!

— Дело рук Солнечного Вундеркинда? — спросила Майи.

— Других подозреваемых у нас нет, — сказал Гейд.

— Сколько человек было на базе?

— Триста, — ответила Рош. — Плюс все те, кто находился на корабле, который разбился, — конечно, если это корабль.

— Много жертв, — мрачно заметил Гейд.

— Один человек погиб или тысяча — не имеет значения, — заявил Кейн. — Для клона главное, чтобы никто не остался в живых. — Он посмотрел на Рош. — Если, конечно, мы правильно трактуем намерения моего брата.

Рош несколько минут смотрела на Кейна сквозь изображение планеты, повисшее перед ее левым глазом.

— Даже важнее стратегической ценности базы?

Он помолчал, прежде чем ответить ей, хмурясь, словно его разрывали противоречивые чувства.

— Да, — ответил он наконец, а затем отвернулся от Рош к экрану. — Главная цель — уничтожить максимально эффективным способом как можно больше людей. Именно первое и заставило Вундеркинда нанести удар по базе. Будь она автоматизирована, он не стал бы ее трогать. Когда машинами не управляют люди, от них мало проку в сражении.

— В таком случае первым делом он напал бы на космопорт Аро? — спросила Рош.

— Да, если бы база оказалась необитаемой. — Кейн еще немного помолчал. — Я очень сожалею, — сказал он, поворачиваясь к Рош. — Мне не нравится такой образ мышления.

Он дается мне с трудом.

Рош кивнула, хотя, по правде говоря, не очень понимала, как работает мозг Кейна, и потому не могла по-настоящему ему сочувствовать. Когда Кейн прибегал к помощи своих генетически модифицированных возможностей, смотреть на него было страшно. Тот факт, что он ни разу не использовал их против нее, радовал — но в этом и заключался парадокс. Из двух Солнечных Вундеркиндов, объявившихся на территории Содружества, только один действовал, подчиняясь своим естественным инстинктам. Кейн — нет. Почему?

Потому что он не хочет. Вот единственный ответ, который приходит в голову. Он и сам так сказал. А если часть его существа, стремящаяся убивать без разбора, подавлена той частью, что не хочет этого делать — по-видимому, даже генетикам Движения Во Славу Солнца не удалось ее подавить, — в таком случае можно только надеяться, что он таким и останется. В особенности теперь, когда Рош видела, что он мог сделать.

Он потерла глаза, разорвала связь и отключила изображение планеты. Усталость, с которой она успешно боролась с тех самых пор, как ее так неожиданно вырвал из сна голос Ящика, подобралась совсем близко, навалилась на плечи, не давая пошевелиться.

Впрочем, Рош отлично понимала, что дело тут не только в усталости.

— База погибла, — сказала она, заставив себя отвлечься от собственных ощущений. — Выяснение причин подождет. Ури, проложи курс так, чтобы мы пролетели мимо Волораса и направились к Джагабису. Я хочу посмотреть, что осталось от космопорта Аро, прежде чем принимать какие бы то ни было решения.

— Зонд доберется до Аро примерно через десять часов, — сообщил Каджик. — Мы минуем Волорас через четыре и будем находиться в пути, когда начнет поступать информация.

— Хорошо, Вы с Ящиком займитесь новыми данными. Я предоставляю управление кораблем вам, только держите меня в курсе.

— А ты где будешь? — спросил Каджик.

— В своей каюте, немного посплю. — Обращаясь ко всем остальным, она сказала:

— Советую и вам сделать то же самое.

Через тринадцать часов у нас появится свежая информация, и мы должны быть в прекрасной форме, чтобы ее проанализировать.

— Я останусь с Кейном, — сказала Майи. — Если ты не возражаешь, Морган. Я могу поспать на кушетке.

— Проследи, чтобы она отдохнула, Кейн, — попросила Рощ. — я знаю, тебе отдых не нужен, но она в нем очень нуждается.

Кейн кивнул.

— Тебя это тоже касается, Амейдио.

— Как только закончу, сразу пойду спать, — сказал Гейд, не поворачиваясь, его пальцы летали над приборной панелью, едва касаясь кнопок.

— Хорошо, — проговорила Рош. — Если не случится ничего непредвиденного, встретимся через двенадцать часов.

Она встала и подвела Майи к Кейну. Руки похитительницы на одно мгновение соединили руки Кейна и Рош, и Морган окунулась в поток его мыслей. Ничего определенного, но у нее возникло ощущение быстрого, безостановочного движения. Даже после того, как контакт был разорван, она не могла избавиться от образа вращающегося гироскопа, который, кажется, вот-вот упадет, но всякий раз удерживается на месте.

— Подождите, — вдруг сказал Каджик, когда Рош повернулась, чтобы уйти. — Я уловил еще одну передачу.

Рош продолжала идти к выходу.

— Сомневаюсь, что нам удастся узнать что-нибудь новое, — сказала она. — Если только мы не сумеем разобраться в языке…

— На сей раз сигнал поступил не с Джагабиса, — сообщил Каджик. Рош остановилась. — Мы улавливаем его на границе направленного луча, возможно, он отражается от источника первой передачи. Тот, кто отправил сообщение, по-видимому, постарался добиться максимального результата, имея в наличии лишь устаревшее оборудование. Подождите, посмотрим, может быть, удастся декодировать послание, — Оно не закодировано, — доложил Ящик, — текст на стандартном языке. Ни голоса, ни картинок.

— Покажи, — попросила Рош, которую охватило такое любопытство, что она на время забыла об усталости.

Изображение Хинтубета исчезло с главного экрана. Его место заняли несколько строчек:

Я ОТ ВАС НЕ УБЕГАЮ, НО И К ВАМ НЕ ПРИДУ. МНЕ НЕ НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ. КОГДА ИЛИ ЕСЛИ МНЕ ПОНАДОБИТСЯ ТО, ЧТО У ВАС ЕСТЬ, Я ЭТО ВОЗЬМУ. ВАМ МЕНЯ НЕ ОСТАНОВИТЬ. Я ВАМ НЕ ПОДЧИНЯЮСЬ.

Рош прочитала послание, потом еще раз пробежала его глазами.

— И все? — спросила она после того, как прочитала послание в третий раз.

— Одно и то же сообщение передано два раза, — сказал Ящик.

— И не закодировано?

— Нет.

— Но отправлено по направленному лучу.

— Да.

— Это уже кое-что, верно? Бьюсь об заклад, послание передано через несколько промежуточных станций, чтобы мы не смогли определить, где находится источник. Тот, кто его отправил, очень не хотел, чтобы мы это узнали.

— Звучит вполне разумно, — кивнув, согласился с ней Гейд.

— А судя по содержанию, послать его мог только один человек.

— Мой брат, — сказал Кейн, посмотрев в глаза Рош, в которых появилось осуждение.

— Он жив, — заявила Рош.

— И не собирается сдаваться, — добавил Гейд. — Я рад, что его обращение адресовано не мне.

— Тот факт, что он вообще к кому-то обращается, сам по себе очень интересен, — задумчиво проговорила Рош. — По правде говоря, очень похоже на то, что он блефует.

— Ты так думаешь?

— Если он прячется, значит, уязвим, — пожав плечами, заявила Рош.

— Полагаю, мы скоро это узнаем. — Гейд снова повернулся к оружейной консоли. — Посмотрим, может быть, какому-нибудь зонду удалось уловить сигнал. А вдруг получится отыскать источник?

— Хорошо. Еще что-нибудь, Ящик?

— Передача прекратилась, — сообщил ИИ.

Рош некоторое время раздумывала, не остаться ли на мостике на случай, если еще что-нибудь произойдет, но потом решила, что в этом нет необходимости. Обращение Солнечного воина-клона было достаточно важным, но абсолютно неинформативным. Кроме того, не имея никаких данных, она может только строить предположения.

— В таком случае будем считать, что ничего не изменилось, — сказала она. — Я не буду отключать имплантаты на случай, если появится что-нибудь новенькое. Если возникнет необходимость, свяжитесь со мной.

— Непременно, — пообещал Каджик и исчез в тот момент, когда Рош вышла с капитанского мостика.

***

Вернувшись в каюту, Рош легла на койку и принялась заново осмысливать сведения, которые им удалось собрать.

Детальные картинки уничтоженного аванпоста Гур возвращались всякий раз, как зонд пролетал мимо базы, от которой остались лишь искореженные обломки. Сенсоры указывали на высокий уровень радиации в самом центре кратера, что являлось еще одним подтверждением теории о том, что корабль, а не астероид обрушился на поверхность планеты. Однако никаких обломков судна обнаружить не удалось. Впрочем, учитывая силу взрыва, от него ничего не должно было остаться. Только время покажет, насколько изменилась орбита луны вокруг газового гиганта.

Зонды, направлявшиеся ко всем крупным телам системы, находились еще достаточно далеко от целей своего путешествия, и потому рассчитывать на новые данные не приходилось. Первой поступит информация от зонда, летящего к Гатамину, через шесть часов. Последней — от запущенного к Какамату и Маракану, двум планетам, делящим между собой одну луну, через двадцать часов.

Твердо решив не позволять раздражению и нетерпению одержать над собой верх — в конце концов, она ведь не может повлиять на скорость света, — Рош попыталась сосредоточиться на том, что ей известно о Палазийской системе.

Прежде всего следует отметить, что информация Разведки СОИ пока подтверждалась. Здесь состоялось сражение, в результате которого Армада лишилась своей базы.

Затем, в системе царит весьма подозрительное молчание, если не считать одного невнятного сигнала, посланного откуда-то из района большого порта около Джагабиса, и еще одного, источник которого скрывается.

Далее, звезда трансформирована в космический гиперщит при помощи оружия, которое до сих пор использовали всего один раз, более тысячи лет назад. Последним доступ ко второму — и единственному — опытному образцу Рукавицы Аша имело правительство Кеш.

И еще — способности Майи пострадали от загадочного «подавляющего» эффекта.

Так, и последнее — снаружи система охраняется тремя кораблями, которые выполняют непосредственный приказ генерала Рамеджа, главнокомандующего Армады СОИ.

Все! Рош была совершенно уверена в том, что Солнечный Вундеркинд остался внутри системы, но не более того. Ужасно соблазнительно списать загадку неожиданной «глухоты» Майи на счет необычных возможностей воина-клона, но, к сожалению, это предположение звучит слишком не правдоподобно. Если не считать, что Майи несколько раз говорила о сильных, но латентных способностях Кейна к эпсенсу, до сих пор никаких подтверждений того, что он действительно ими обладает, не появилось.

Однако, с другой стороны, Рош считала, что нельзя отбрасывать никакие предположения, не изучив их до конца.

По крайней мере до тех пор, пока остаются нерешенными проблемы Рукавицы Аша и кораблей Армады. По собственному опыту Рош знала, что в вопросах, имеющих отношение к заговорам и тайным махинациям, правда часто не выходит на поверхность только потому, что наблюдатель отказывается рассматривать связи между фактами, не имеющими на первый взгляд никакого отношения друг к другу.

Она откинулась на подушку и потерла уставшие, красные глаза. Короче говоря, поводов для соблюдения осторожности более чем достаточно, но маловато, чтобы определить, чего следует опасаться конкретно.

Ситуация хуже некуда.

Вам меня не остановить, говорилось во втором послании.

Может ли она помешать Кейну, если тот решит выступить против нее? Правда ли, что он на ее стороне? Я вам не подчиняюсь, написано в сообщении. Интересно, а Кейн действительно ей подчиняется?

***

Рош сообразила, что уснула, только когда услышала сигнал вызова у своей двери.

Ей приснилось, будто зашипел какой-то хищник. Она резко села на кровати и вскрикнула от неожиданности, еще окончательно не придя в себя после сна. Она снова была на Ассенсио, где пыталась выманить вириданта из норы, предлагая ему дохлого грызуна. Похожее на ящерицу животное не хотело вылезать, но Рош продолжала его соблазнять подарком, и ей наконец удалось победить его подозрительность. Она стремилась только к одному — завоевать его доверие… а потом задушить. Слишком поздно она заметила, как горят его глаза, и поняла, что сама стала жертвой, которую заманивают в сети.

Она выставила вперед руку, но виридант вцепился в нее своими могучими челюстями и потащил Рош в нору…

У двери раздался еще один сигнал. Рош потрясла головой, чтобы немного прийти в себя, и спросила:

— Кто там?

— Это я, — ответил Кейн. — Скоро начнут поступать данные с зондов. Но прежде мне нужно кое-что с тобой обсудить, если ты не возражаешь.

— Подожди минутку. — Рош провела рукой по коротким волосам и лицу. Кожа показалась ей грубой и одновременно жирной — мрачное напоминание о том, что давно пора принять душ. Через несколько секунд она приказала:

— Свет; открыть дверь.

В комнате тут же зажегся яркий свет, а в следующую минуту через порог переступил Кейн.

— Насколько я понимаю, ничего непредвиденного не случилось, — сказала Рош. — Иначе со мной связался бы Ури.

— Практически ничего не изменилось, — успокоил ее Кейн. — Мы получили еще одно сообщение из первого источника, и все. Каджик отправил его в твой буфер, пометив «не срочно».

Рош по привычке проверила имплантаты. Да, конечно, сообщение на месте. Кроме того, она выяснила, что проспала семь часов. Ей казалось, не больше четырех.

— Итак, зачем я тебе понадобилась?

— Все отдыхают. — Усевшись на стул, Кейн сложил руки на коленях, отчего у него сделался вид человека чрезвычайно в себе не уверенного — странное зрелище. — Я решил воспользоваться этим, чтобы поговорить с тобой наедине.

— О чем? — спросила Рош.

— О передаче с Джагабиса.

— А что такое?

— Я могу ее перевести.

Рош несколько минут с сомнением его рассматривала.

— Ящик не знает языка, на котором сделано сообщение.

— Я помню.

— А ты его узнал?

— Сначала — нет, — ответил Кейн. — Но после бесконечных попыток разобраться в тексте я вдруг сообразил, что начал его понимать. Хотя далеко не все.

— Объясни, пожалуйста.

— Я не уверен, что означают слова, но понимаю, что там сказано. Конечно, звучит это странно, но я и сам в растерянности. Вот почему хотел поговорить сначала с тобой.

— Тебе удалось скрыть это от Майи?

— Ей известно, что я что-то скрываю, но она ничего не узнает, если я ей не позволю.

Рош кивнула.

— И что говорится в послании?

— Призыв к оружию, — сказал Кейн. — Мольба о помощи. Предложение вступить в переговоры. Приказ отступить.

И предложение сотрудничества. И…

— Я не понимаю, — прервала его Рош. — Все вместе?

— Послание состоит из фрагментов. Некоторые из них мне понятны, большинство — нет. Кусочки, в которых я не разобрался, не имеют никакого смысла, но в словах осталось эхо, резонанс — будто они запечатлены у меня в сознании, чтобы я никогда их не забыл.

Неожиданно Рош догадалась, что он имеет в виду.

— Ты хочешь сказать, что это какой-то из языков, на котором разговаривали представители Движения Во Славу Солнца?

— А что еще может объяснить тот факт, что я понял значение некоторых фрагментов послания и отвечаю на них… — он положил руку на живот, —..здесь, прежде чем успеваю сообразить, что происходит.

— Они опасны? Они могут заставить тебя сделать что-то против твоей воли?

— Тот, кто передает приказы, — покачав головой, ответил Кейн, — не понимает, что делает. Кусочки, что я разобрал, звучат особенно настойчиво, разумеется, но их отличает какая-то удивительная противоречивость. Например, чаще всего повторяется фрагмент с просьбой сообщить малозначительную информацию в обмен на оборудование, которое в этом веке никому не пригодится.

— Зачем передавать такое по радио? — удивленно спросила Рош. — И где они нашли шифр? Я не встретила его ни в одной из баз данных.

— Точно не знаю, — проговорил Кейн. — Может быть, источник передачи действительно является маяком.

— Который оставили здесь представители Движения Во Славу Солнца?

Кейн пожал плечами.

— Может быть, он призвал сюда моего брата, а потом сломался.

— В таком случае почему он ответил?

— А если маяк является искусственным интеллектом? — предположил Кейн. — Или мы выстроили не правильную гипотезу, а на самом деле все совсем наоборот. Зашифрованное послание отправил мой брат, а ответ прислал ему кто-то другой.

Рош задумалась над его словами. Первая передача велась с Джагабиса, места, куда они в настоящий момент направлялись.

— Значит, мы собрались залезть к тигру в клетку.

— Именно. — Лицо Кейна по-прежнему оставалось непроницаемым. — Получается, нам только хуже от того, что я сумел разобраться в послании — пусть и частично.

— Ты не виноват, Кейн, — попыталась утешить его Рош. — Все так ужасно перепутано. — Она потерла глаза, стараясь окончательно проснуться. — Кроме того, ты такой, какой есть. Ты же не можешь себя изменить, — продолжала она, чувствуя, что Кейну требуется от нее нечто большее. — Порой меня беспокоит, что мы не знаем, какая перед тобой стоит цель. Но я знаю, что мне ты не желаешь зла. То, что ты являешься оружием и твое предназначение причинить вред большому количеству людей, вовсе не значит, что ты станешь плясать под дудку своих создателей. В конце концов, намерение и исполнение разделяет огромное расстояние. Я очень часто повторяю про себя эту истину.

— Спасибо, Морган, — кивнув, медленно проговорил Кейн. — Я опасался, что напоминание о моей настоящей сущности и о том, какой вред я могу вам причинить, заставит тебя пересмотреть наши отношения.

— Я рада, что ты мне все рассказал, — улыбнувшись, ответила Рош. — Нужно попросить Ящик попробовать разобраться с тем, чего ты не понимаешь.

— Ты хочешь, чтобы я поставил Ящик в известность о том, что мне удалось узнать?

— Не вижу причин, по которым тебе не следует этого делать, — сказала Рош. — Кто знает, а вдруг возникнет ситуация, когда нам пригодится знание языка высших представителей Движения. Когда у тебя будет время, просмотри текст передачи и выбери куски, которые можешь перевести, а потом пусть Ящик сделает выводы. Возможно, он разбирается в вопросах лингвистики не лучше нас с тобой, но зато в состоянии провести базовые статистические тесты. Что-нибудь он обязательно обнаружит.

Кейн поднялся на ноги, как всегда, одним ловким, слитным движением.

— Мы начнем немедленно.

— Я скоро спущусь, и тогда посмотрим, что у вас получается. — Рош тоже встала и проводила Кейна до двери. — Но только не забывайте о том, что прежде всего нам необходимо составить карту системы.

Дверь за Кейном бесшумно закрылась, и Рош снова осталась в одиночестве раздумывать над очередной загадкой, которую ей преподнесла судьба. «Интересно, сколько еще хитроумных задачек подкинет нам система, прежде чем удастся получить от нее хотя бы один вразумительный ответ?» — подумала Рош. И сколько еще времени она сможет находиться в столь двойственном состоянии — когда, с одной стороны, верит Адони Кейну, а с другой — не может не испытывать сомнений в его искренности.

Когда спустя час Рош пришла на мостик, начали поступать первые сообщения с зондов. Тот, что был отправлен в сторону солнца, доложил о готовности, когда Кейн вернулся на капитанский мостик. С той самой минуты Ящик, Кейн и Каджик занимались сортировкой поступающих данных, стараясь выбрать те, что могли оказаться важными или содержать ответы на вопросы Рош. В результате расшифровку передачи пришлось отложить до лучших времен.

— Ладно, — сказала Рош, устраиваясь в своем кресле. Майи снова встала рядом с ней и положила руку на плечо. — Посмотрим, что у нас тут имеется.

— В основном картинки в визуальных спектрах, — ответил Каджик. — А кроме того, по словам Ящика, механизм действия Рукавицы.

— Покажите.

Главный экран ожил, одну треть его занял распухший красный гигант. Более холодные участки его поверхности благодаря фильтрам казались угольно-черными, в результате возникало ощущение, будто вся звезда испещрена трещинами. Мощные атмосферные возмущения, отчетливо видимые, несмотря на огромные расстояния, лениво перетекали от полюсов к экватору, чуть смещаясь к востоку из-за вращения звезды.

Рош поморщилась.

— Подумать только, всего месяц назад это было зеленым карликом.

— Вот именно, — проговорил Ящик. — Изменение структуры гораздо значительнее, чем я думал.

— Насколько значительнее?

— Они затронули ядро. Посмотри внимательно, Морган.

На экране появилось изображение звезды с близкого расстояния. Газы, вырываясь из немыслимых глубин, бурлили, точно магма, отбрасывали на мостик сердитые пурпурные тени.

Неожиданно на экране появилось зеленое кольцо с черной точкой посередине. Только когда оно промчалось мимо, Рош сообразила, что точка в центре кольца — это какой-то объект, находящийся на орбите звезды, внутри ее хромосферы. Рош не могла определить размер объекта, но, судя по тому, какие вокруг него возникали газовые завихрения и какой за ним тянулся след, он был громадным или обладал огромной массой, а может, и то, и другое.

— Это не корабль, — сказала Рош.

— Нет, конечно, — согласился с ней Ящик. — Ты смотришь на один из шестнадцати множителей кварков, находящихся навысокоскоростной орбите, они выстреливают шарики странной материи в самое сердце звезды.

— Ты в состоянии это определить без специальных инструментов?

— Не совсем, Морган. Если приглядеться повнимательнее, можно увидеть, как шарики ударяют в фотосферу.

Рош послушно посмотрела на картинку и, конечно же, увидела, как каждые несколько секунд в кильватере объекта возникает яркая вспышка синего света.

— А почему «странная» материя? — спросил Гейд.

— Странная материя обладает сверхплотностью, — сказала Рош, прежде чем Ящик успел ответить на его вопрос. — Ею легче управлять, чем какой-либо другой. С ее помощью легко изменить ядро звезды. Получив контроль над ядром, можешь развлекаться с электромагнитным и гравитационным полями.

— Именно так создается Горизонт Райм-Переса, — добавил Ящик.

— Многократное уничтожение, — проговорил Гейд.

— Рукавица является абсурдным примером того же эффекта, — согласился ИИ. — Если бы разработчики устройства хоть на минуту задумались над тем, что делают, то сообразили бы, что их надежды абсолютно невыполнимы.

— В любом случае они достойны восхищения уже потому, что предприняли такую попытку, — пожав плечами, заметил Гейд.

Множитель кварков продолжал продираться сквозь измученную хромосферу Хинтубета, такой же безжалостный, как и законы физики, которые предсказывали неминуемую гибель звезды.

— А что произойдет, если мы их уничтожим? — спросил Кейн.

— Катастрофа, — ответил Ящик. — Ядерные процессы внутри солнца выйдут из-под контроля, и так будет продолжаться до тех пор, пока реакции, поддерживающие Горизонт Райм-Переса, не перестанут действовать. Граница станет хаотичной, эффект будет нарастать, пока в конце концов, причем довольно быстро, она совсем не разрушится.

— Как ты думаешь, кто мог забросить сюда множители? — спросила Рош.

— На таком расстоянии рассмотреть детали не представляется возможным, — проговорил Ящик. — Я не вижу на множителях никаких отличительных знаков. Однако в данном регионе только Торговая коалиция Экандара производит множители, достаточно мощные для реализации такого крупного проекта.

— Ты полагаешь, они в этом замешаны?

— Нет. Устройства подобного рода известны уже несколько веков. Это скорее всего входило в состав опытного образца Рукавицы, оно сделано давно.

— Хорошая новость — для разнообразия. Мне трудно себе представить, зачем кому-нибудь может понадобиться выпускать их сегодня. — Рош на мгновение задумалась. — Если это опытный образец и его использовали, чтобы захватить Солнечного Вундеркинда, значит, держали где-то поблизости. А учитывая, что потребовалось некоторое время, чтобы снова привести его в рабочее состояние и запрограммировать, на транспортировку совсем ничего не остается.

— А нам известно, когда устройство активировано? — спросил Гейд.

— Не раньше двадцать шестого числа прошлого месяца, — заявил Ящик. — Именно тогда десантники Армады, отправившиеся в систему выяснить, что здесь происходит, наткнулись на засаду. Предположительно, на тот момент система была открыта.

— А нет ли какой-нибудь возможности установить время активации устройства точнее?

— Я проанализировал скорость распада границы. Если мы предположим, что первоначально она охватывала все кольцо комет Палазийской системы, получается, что устройство включено где-то между тридцать седьмым и сороковым.

— Следовательно, у владельцев Рукавицы была всего неделя, чтобы добраться сюда, — подсчитала Рош.

— А как им удалось проскользнуть мимо воина-клона? — поинтересовался Гейд.

— Предположим, множители перенесены как можно ближе к солнцу при помощи гиперпрыжка и на большой относительной скорости, — проговорил Ящик. — Как только их подхватила гравитация Хинтубета и они оказались внутри хромосферы, Солнечный Вундеркинд уже не мог их отключить.

— И вообще, он мог и не знать, что они такое, — заметила Рош.

— Они не демонстрировали явной враждебности, — пояснил ее мысль Кейн. — А у него и без них хватало проблем.

— Звучит разумно. — Рош отвернулась от солнца и устройства, медленно его уничтожавшего. — Что еще удалось обнаружить?

— Наш зонд вышел на орбиту планеты Карса, — сообщил Каджик. — Складывается впечатление, что там все в полном порядке. Станция Уайт — автоматизированная установка, предназначенная для изучения звезды, не повреждена.

— Потому что не представляла никакой угрозы, — проговорила Рош. — Продолжай.

— Тот же самый зонд исследовал Пояс Маттар, когда пролетал сквозь него, — сказал Каджик. — Есть данные о какой-то активности на нескольких астероидах, хотя замечен только один действующий ползун. Здесь также все в полном порядке.

— Какие-нибудь признаки людей?

— Никаких. Внутренняя система производит впечатление необитаемой, если не считать машин, конечно.

— Возможно, мы сумеем их использовать. Ящик, когда подлетим поближе, свяжись с искусственными интеллектами станции Уайт и ползунов. Вдруг они записали какие-нибудь данные, которые помогут нам узнать, как действовал Солнечный Вундеркинд.

— Хорошо, — ответил Ящик. — Если другие станции стали жертвой такой же атаки, от которой пострадал аванпост Гур, взрывы не остались не замеченными одним или несколькими автоматизированными наблюдателями. В этом случае мы точно определим время нападения.

— Сообщи, что тебе удастся выяснить. — Рош повернулась к Каджику:

— Есть новости с Джагабиса?

— Зонд выйдет на позицию примерно через час. Двадцать пять минут назад, практически сразу после того, как мы прибыли в систему, все передачи из интересующего нас региона прекращены.

Рош мысленно подсчитала, сколько нужно времени, чтобы данные, путешествующие со скоростью света, пересекли систему дважды; Каджик прав — кто-то на Джагабисе узнал о появлении в системе «Аны Верейн», а затем немедленно прекратил все передачи.

— Значит, кто-то знает, что мы здесь, — мрачно подытожила она.

— Они знали, — поправил ее Гейд. — После прибытия мы сразу замаскировали корабль, так что элемент неожиданности все-таки на нашей стороне.

Рош кивнула.

— Остальным зондам удалось обнаружить что-нибудь интересное?

— Два исследовали Гатамин и не нашли ничего необычного, — ответил Каджик. — Но эта планетарная система тоже необитаема.

Рош несколько минут внимательно разглядывала изображение небольшого сине-зеленого газового гиганта, третьего по удаленности от солнца. Если бы не кольца, его вообще можно было не заметить.

— Геренсанг также, кажется, не пострадал, — продолжал Каджик. — По крайней мере такое впечатление складывается издалека. Около него имелось несколько коммуникационных установок, которые сейчас молчат. Пока не вернется зонд, мы не можем знать, что с ними произошло.

— Остаются Семенид и две планеты с одной луной. — Рош не терпелось увидеть их.

На Семениде, самой большой планете, находилась коммуникационная база СОИ. Какамат и Маракан, расположенные в другом конце системы, представляли собой загадку.

— До Семенида от нас пара часов, — сообщил Каджик. — До планет-двойняшек около двенадцати.

Рош понимала, что не имеет права огорчаться. Столько новых данных, требующих осмысления. Чтобы их обработать, нужно несколько дней, а скоро поступят новые. Планеты-двойняшки следует рассматривать как подарок, и не более того.

Усилием воли она заставила себя — с помощью Майи — заняться изучением информации, доставленной зондами. Она хотела найти какие-нибудь свидетельства появления воина-клона в разных местах системы. Количество файлов катастрофически росло, но кое-какие интересные детали Рош все-таки удалось отыскать — обломки спутника, ионный дождь. Впрочем, ничего определенного. Вундеркинд очень хорошо спрятался — пока.

Когда поступят сведения с остальных крупных планет, удастся выяснить хотя бы, где его нет. А потом придется перемещаться между планетами или среди скоплений темных тел, известных под названием «Автовилль» и расположенных между Семенидом и Гатамином. Рош гнала от себя мысль о том, что воин-клон вполне мог спрятаться еще дальше. Столб Мишры, кольцо второго темного тела, шириной около полутора тысяч миллионов километров, тянулось почти до самого Волораса. Если Вундеркинд укрылся там, отыскать его будет невозможно.

Единственным утешением служила мысль, что, если воин-клон и правда там прячется, он не сможет застать их врасплох. Вот почему Рош совершенно спокойно вычеркнула этот вариант из всех возможных. Учитывая все, что им известно о Кейне, Солнечный Вундеркинд ни за что не позволит себе оказаться в положении, из которого не сможет действовать максимально эффективно.

— Он будет терпеливо наблюдать до тех пор, пока не соберет необходимую ему информацию, — сказала Майи. — А потом нанесет удар. Не в его натуре действовать без тщательной подготовки или ждать слишком долго. Как только он поймет, каким способом нас можно уничтожить, он сделает это без малейших колебаний.

— Ты меня успокоила, — ответила Рош, которая еще не забыла о судьбе аванпоста Гур.

— Просто мы должны быть готовы к нападению и позаботиться о том, чтобы он не вынудил нас совершить непоправимую ошибку.

Рош на некоторое время задумалась над ее словами.

— Возможно, мы уже совершаем ошибку, направляясь в систему до того, как зонды передали нам необходимую информацию.

— Не думаю, — ответила похитительница. — Даже внутри системы расстояния настолько велики, что, учитывая возможности «Аны Верейн», мы имеем некоторое преимущество.

Кстати, где мы сейчас находимся?

— На орбите Гатамина.

— Внутренние регионы системы начинаются только около Семенида. Так что мы успеем изменить курс, если оставшиеся зонды что-нибудь обнаружат.

— Но между Семенидом и Гатамином находится Автовилль, и там мы можем наткнуться на какую-нибудь гадость.

— Конечно. Значит, придется держать ухо востро.

Рош улыбнулась, слова глухой суринки прозвучали забавно, но постаралась спрятать эту мысль как можно дальше, — чтобы та ее не прочитала.

— Мы уловили новую передачу, — доложил Каджик.

— Снова Джагабис? — спросила Рош, поворачиваясь к главному экрану.

— Нет. Хотя направленный луч вышел примерно из того же места.

— Содержание?

— Просьба назвать себя, переданная на частоте СОИ. И все. — Каджик помолчал. — Сигнал поступает раз в минуту, и нам удается уловить только его отголосок. Кроме того, источник движется в нашу сторону.

В их сторону? Рош напряглась.

— Корабль?

— Очень похоже, хотя никаких эмиссионных следов мне до сих пор уловить не удалось.

— Продолжай наблюдать. И покажи сообщение.

На главном экране появилось окошко с четырьмя строчками короткого текста:

КОРАБЛЬ, ВХОДЯЩИЙ В ПАЛАЗИЙСКУЮ СИСТЕМУ 0805,

ДОЛЖЕН

НЕМЕДЛЕННО ОТВЕТИТЬ

КОЛМАН

— Кто такой Колман? — спросил Гейд.

— Это не человек, — ответила Рош. — Сокращение, принятое в Разведке СОИ. Означает «Доверьтесь мне, я союзник».

— «И мы доверимся? — задал следующий вопрос Гейд.

— Все зависит от того, является ли данный код общеизвестным, — заявил Кейн. — Если да, то нам следует отнестись к посланию с подозрением.

— Он не очень широко известен, — проговорила Рош. — Иначе его изменили бы. Но я не склонна верить никому, даже если они действительно из Разведки СОИ.

— И что будем делать? — спросил Каджик. — Проигнорируем?

— Нельзя, — сказала Рош. — Послание адресовано нам.

Возможно, они и не знают наверняка, кто мы такие, учитывая тот факт, что мы улавливаем только эхо передачи, однако наверняка догадываются.

— А если они отправляют одно и то же сообщение в несколько разных мест, где мы теоретически можем появиться? — предположил Кейн.

Рош отмела его идею.

— Корабль направляется в нашу сторону. — Она ненадолго задумалась, а потом заявила:

— Мы слишком предсказуемы, Ури.

Измени курс — немного. Разверни корабль в сторону от солнца, так, чтобы мы летели по широкой дуге. Нам потребуется больше времени, чтобы добраться до Джагабиса, но, кажется, другого выхода нет — по крайней мере до тех пор, пока мы не поймем, на каком расстоянии от нас находится корабль. Одновременно пошли управляемый зонд на наш прежний курс, чтобы он ответил на сигнал через полчаса после прибытия на место. Пусть сообщит, кто мы такие, и назовет пароль «Колман». Больше ничего. Зонд должен двигаться нашим прежним курсом до тех пор, пока не придет ответ. Он сможет передать его нам, не подвергая «Ану Верейн» опасности.

— Сделано, — доложил Каджик.

Рощ еще раз перечитала текст послания.

— Звучит так, будто они ждали прибытия корабля Разведки СОИ, — задумчиво проговорила она.

— И не боятся его, — заметил Кейн.

— В таком случае их меньшинство, — мрачно проговорил Гейд.

— Данные, поступившие с Джагабиса, обработаны, — объявил Каджик.

— Наконец-то. — Рош приготовилась к новому потоку информации. — Давайте посмотрим, что там у нас.

Зонд проник на полярную орбиту вокруг самого внутреннего мира Палазийской системы. Даже в ярком малиновом свете Хинтубета планета показалась Рош необыкновенно красивой. Ее полюс представлял собой район интенсивной электромагнитной активности, в атмосфере то и дело возникали ослепительные вспышки молний. Кольца были значительно меньше, чем у других планет, но они окружали четырнадцать лун — в соответствии с данными Разведки СОИ. Самая большая из них, Аро, к тому же являлась и крупнейшим твердым телом в системе. По этой причине, а еще потому, что она находилась на достаточном расстоянии от солнца, ее предпочли планете Карса, когда встал вопрос о расположении постоянной гражданской базы.

Рош внимательно изучала поступающие данные, надеясь и одновременно опасаясь увидеть космопорт Аро и его ближайшего соседа, город Эмптаж. И хотя она знала, что зонд отправил картинку несколько часов назад, Рош все равно нервничала, словно являлась не сторонним наблюдателем, а непосредственным участником событий. Что, если Солнечный Вундеркинд атаковал систему как раз в тот момент, когда туда прибыл зонд? Рош прогнала неприятные мысли, потому что знала — она ничего сделать не может. Защитникам базы придется сражаться самим…

Пересекая северный полюс Джагабиса, зонд изменил курс, Крошечные, но мощные двигатели вывели его на экваториальную орбиту, пересекающуюся с орбитой Аро. Рош с нетерпением считала минуты. И вот наконец на линии горизонта появилась красная точка луны.

Вскоре точка превратилась в круг. Зонд снизил скорость — инерция и гравитация Джагабиса должны были завершить его маневр.

Медленно, неуклонно диск увеличивался. Затянутая дымкой атмосфера, богатая метаном и серой, скрывала его края.

Полушарие, возле которого оказался зонд, пряталось в тенях, и потому рассмотреть детали было практически невозможно.

А кроваво-красное сияние Хинтубета только усложняло дело.

Рош молча наблюдала за тем, как Каджик пытается настроить изображение.

— Не вижу орбитальную башню, — проговорила Рош.

— А что там такое в юго-восточном квадранте? — поинтересовался Гейд. — Еще один кратер?

— Нет, — ответил Ящик. — Вспомните масштаб. Взрыв такого рода разбил бы луну на две части.

— В картах СОИ обозначено два метановых моря, — сообщила Рош. — Это, наверное, одно из них.

— Трудно сказать наверняка, — заметил Каджик, — но, мне кажется, ты права, Морган.

— Скоро узнаем, — проговорила она.

Луна продолжала расти, и вскоре ее изображение заняло весь экран. Красный свет отразился от объекта, находящегося на ее орбите. Рош удивилась. Впрочем, она довольно быстро сообразила, что в телеметрических данных нет указаний на технологическую активность в регионе. Значит, брошенный спутник. Или какие-то обломки. Как бы то ни было, от объекта еще дважды отразился свет, прежде чем он исчез из виду.

Каджик сообщил о наличии на дальних орбитах еще нескольких неидентифицированных и пассивных объектов, невидимых простым глазом, и Рош решила проследить за ними, чтобы как-то скоротать время. На дисплее Гейда высветилась такая же картинка, значит, он тоже собрался посмотреть, что это такое, и приготовился предпринять ответные действия, если один из них пойдет в наступление — или там появятся какие-то признаки жизни.

Зонд без проблем вышел на геостационарную орбиту над космопортом Аро и настроил на него все свои приборы.

— Радар засек главную стартовую площадку, — доложил Каджик, голос его звучал напряженно. — Обнаружить еще какие-нибудь постройки не удалось.

— Купол? — спросила Рош.

— Похожие очертания, но… — Каджик покачал головой. — Непонятно. Может быть, купол разрушен. Невозможно ничего увидеть, пока не встанет солнце.

— Когда?

— Через десять минут примерно.

— Попробуй посмотреть в инфракрасном свете, — предложила Рош. — Если кто-то остался в живых, они появятся на экране в виде тепловых пятен.

— Ничего не нахожу, Морган, — через некоторое время сообщил Каджик. — Внизу холодно, везде. Даже на посадочном поле.

— Никаких пожаров? — спросил Гейд. — Следов взрывов?

— На Аро имеется атмосфера и погодные явления, — пояснил Каджик. — Избыточный жар рассредоточивается относительно быстро.

— Но ничего похожего на то, что произошло с аванпостом Гур, здесь не видно? — Рош внимательно изучала экран в надежде найти хотя бы какое-нибудь подтверждение своим оптимистическим надеждам. — Возможно, кому-то все-таки удалось спастись.

— Под землей, — сказал Кейн.

— Главный купол был на самом виду, — покачал головой Каджик. — Его построили на стене старого кратера, так что требовалась только крыша.

— Но часть оборудования космопорта могла находиться под землей, — предположила Рош.

— Проверить можно только одним способом — спуститься. — Гейд оглядел всех, кто находился на мостике. — Желающие есть?

— Давайте посмотрим, может, получится с ними связаться. — Рош отвернулась от экрана. — Ури, пусть зонд передаст короткое сообщение с просьбой назвать себя. Используй кодовое слово «Колман». Возможно, те, кому посчастливилось спастись, как-то связаны с кораблем, вызывавшим нас.

— И они говорят на языке Движения Во Славу Солнца? — спросил Гейд.

— Плохо говорят, — вставил Кейн.

— Не важно, — заявил Гейд. — Мне совсем не хочется сообщать кому бы то ни было, что мы неподалеку!

— Знаю, — проговорила Рош, — Для этого и нужен зонд.

Отправляй вызов, Ури. Один. Не повторяй наше сообщение.

— Готово. — Образ Каджика сдвинулся на своем помосте. — Теперь будем ждать. Ответ получим примерно через пять часов, если получим вообще.

— Черт побери. — Рош проклинала ситуацию — и себя за то, что забыла о задержках, связанных со скоростью света. — Наверное, больше мы…

— Подожди! — выкрикнул Каджик, когда на экране что-то промелькнуло. — Зонд… в него кто-то стреляет!

Рош подключила свои имплантаты к потоку данных. Окутанное дымкой изображение космопорта разок дернулось и тут же исчезло из виду. Изображение на экране дико металось — зонд пытался стабилизироваться, восстановить равновесие. В поле зрения Рош побежали строчки, сообщавшие о повреждениях, которые получил зонд.

— Ури, что происходит?

— Мне удалось кое-что выяснить, — перебил ее Каджик.

Зонд выровнялся, его камеры уставились в горизонт луны. От металлического объекта отразился свет. — Какой-то корабль, потерпевший крушение.

Картинка приблизилась. Когда-то это был фрегат, теперь в его борту зияла громадная дыра, в которую вполне мог поместиться один из скутеров «Аны Верейн». Он двигался по орбите над и под прямым углом от зонда.

Из отверстия в боку корабля вырвалось облако газа, зависнув на мгновение темной тенью на его фоне. Через секунду все повторилось снова.

— Я улавливаю едва различимые электромагнитные волны, — доложил Каджик. — Вряд ли их можно считать признаками жизни. Ни на какое известное мне оружие не похоже.

Картинка снова сдвинулась, потеряла четкость, на телеметрическом дисплее зонда загорелись красные предупреждающие огни.

— Не могу сказать, чем его обстреливают, — с некоторым раздражением проговорил Каджик. — Зонд тоже.

— Почему он ничего не предпринимает? — удивился Гейд.

— Он не знает, что ему делать, — пояснил Каджик. — Не может даже принять решение спастись бегством, пока не определит, от чего следует убегать.

Рощ посетила новая идея, и она наклонилась вперед.

— У зонда есть метеоритные щиты?

— Конечно. Стандартные, которые используются во время скоростных путешествий внутри систем…

— А если скорость невысокая?

— Они отключаются, для сохранения энергии… — Неожиданно Каджик понял, что она имела в виду, и замолчал.

На экране появилось изображение потерпевшего аварию корабля, который наконец попал в поле зрения камер зонда.

Ослепительно красное солнце сияло на его разбитом корпусе гораздо ярче, чем прежде. Пыль продолжала вылетать из разбитого бока с регулярностью работающего метронома. Однако в следующее мгновение картинка задрожала и исчезла. Зонду было трудно оставаться в одном положении, учитывая, что его системы довольно сильно пострадали.

— Газовая пушка, — сказала Рош. — Возможно, химический двигатель, модифицированный таким образом, что он выстреливает кусочки металла или пластика; такое приспособление совсем не трудно собрать. Нужно только иметь небольшое количество энергии, чтобы подключить систему наведения или приемник, и никто не будет о нем знать — до тех пор, пока неприятель не начнет его использовать. Но тогда уже будет поздно — прежде чем вы успеете сообразить, что происходит, маленькие снаряды разовьют такую скорость, что сумеют без проблем пробить корпус корабля насквозь.

— Устройство включилось, почувствовав присутствие зонда, — кивнув, проговорил Гейд. — Одно только присутствие.

Представьте себе, что нас ждало, если бы сигнал послала эта проклятая штука.

— На орбите есть еще погибшие корабли? — спросил Кейн.

— Я рассмотрел по меньшей мере дюжину мелких объектов, обладающих небольшой массой, — сообщил Каджик. — Многие из них находятся на той же орбите, что и корабль — вокруг всего экватора.

— Таким образом, увеличивается относительная скорость импровизированных снарядов, — заметила Рош.

— Значит, вполне возможно, что все обломки одинаково вооружены, — подытожил Кейн.

— Зачем? — спросил Гейд.

— Это ловушка, — пояснила Рош.

— Для кого?

— Думаю, для нас.

— Нет, — возразил Кейн. — Чтобы ее подготовить, нужно время. Ловушка предназначена для кого-то другого.

Зонд снова содрогнулся, когда в его корму угодил новый залп «снарядов». На сей раз они причинили ему значительный урон. Картинка на мгновение исчезла, но потом снова ожила.

— Мы его потеряем, — сказала Рош, тихонько выругавшись.

— Скоро, но еще не сейчас, — согласился с ней Каджик. — Зонд знает, что серьезно поврежден, но он запрограммирован на то, чтобы выполнить задание, прежде чем его системы окончательно выйдут из строя. Видишь? Он изменил орбиту.

Рош посмотрела на новые телеметрические данные.

— А в чем заключалось его задание, Ури? Мне казалось, он его уже выполнил, когда добрался до места назначения.

— Не совсем. Мы хотели узнать, что произошло с городом Эмптаж. Это его главная цель.

Траектория движения зонда становилась все круче и круче, причем скорость изменения была пугающей, одновременно работали двигатели и гравитация Аро. У Рош возникло непреодолимое желание ухватиться за ручки кресла — луна приближалась к зонду — и к самой Рош, как ей казалось, с головокружительной скоростью.

Мимо проносились облака, окрашенные в разные оттенки розового, — вставало солнце. Изображение космопорта Аро появилось на экране через несколько мгновений после того, как начался рассвет.

Рош невольно вздрогнула, когда зонд врезался в поверхность, и по экрану побежали строчки новых данных. Затем передача прекратилась.

— Все, — сказал Каджик.

— Итак, что у нас есть? — с трудом выговорила Рош, отключая имплантаты.

— Несколько незаконченных картинок, — ответил Ящик. — Я пытаюсь привести их в порядок и дополнить, чтобы получить полное изображение.

На главном экране, сменяя друг друга, появилось несколько видов поверхности Аро. Первые три могли быть где угодно — слишком темные, чтобы разглядеть какие-либо подробности, — зато четвертая оказалась на удивление яркой и четкой: посадочное поле космопорта Аро, снятое с высоты трех метров.

В доках стояли три корабля. Все безжизненные и выпотрошенные, вдоль корпусов зияли черные дыры — значит, их обстреливали с воздуха.

— Орбитальный лазерный огонь, — сказал Гейд. — Или бомбовая атака.

— Может быть, их обстреляли так же, как и наш зонд, — предположила Рош.

Само поле было испещрено кратерами, оставленными снарядами, не попавшими в цель. Все сооружения космопорта тоже оказались разрушенными.

— Здесь ничего нет, — заявила Рош. — Еще что-нибудь, Ури?

— Один четкий снимок, — отозвался Каджик. — Прежде чем рухнуть на поверхность, зонд сумел изменить курс и пролетел над окраиной города Эмптаж. Детали можно рассмотреть.

— Давайте поглядим.

Космопорт исчез. Вместо него появился неровный край изъеденной эрозий стенки кратера, черной и зазубренной. С точки, откуда снимал зонд, Рош не видела купола.

— А поближе нельзя? — спросила она.

Каджик увеличил изображение, и стена кратера придвинулась.

— В определенном смысле нам повезло, — сказал Каджик. — Солнце еще только поднялось. Отраженный свет падал под таким небольшим углом, что тени открыли нам детали, на которые мы при нормальных обстоятельствах не обратили бы внимания.

— Я вижу, — проговорила Рош, у которой внутри все похолодело.

На картинке было четко видно разрушенное основание купола, а также конструкция, которая его поддерживала.

— Он просто его расколол. — В голосе Гейда слышалось благоговение, смешанное с недоверием.

— А больше ему ничего и не требовалось, — проговорила Рош. — Он выпустил воздух, и все погибли.

— Нет, — возразил Кейн. — Посмотрите на площадь вокруг основания купола. Там все черное, словно после пожара.

— Но здесь же метановая атмосфера… — начал Каджик и замолчал.

— Метан горит в присутствии кислорода, — закончил за него Кейн.

— Он проделал в куполе отверстие, а потом устроил пожар. — Рош отчетливо представила себе, что произошло. — И оставил пламя полыхать. Горело, наверное, несколько дней.

Рош почувствовала, как мысленно нахмурилась Майи, прежде чем сумела сформулировать вопрос:

— Почему он их не прикончил, когда мог?

— Не было необходимости. Майи, — ответила Рош. — Он знал, что газовые пушки на орбите собьют каждого, кто попытается подняться в воздух, а также тех, кто попробует помочь несчастным. Прежде чем купол над городом рухнул, Солнечный Вундеркинд уже умчался на другой конец системы, чтобы прикончить кого-нибудь еще.

— Очень эффективная стратегия, — заметил Кейн.

Рош посмотрела на него, но по выражению его лица не смогла определить, что он чувствует. Одобрение? Восхищение? Уважение? Она сама испытывала отвращение и ужас от жестокости, с которой действовал воин-клон.

— Есть ли шансы, что кому-нибудь удалось выжить? — спросила она, не обращаясь ни к кому в отдельности.

— Минимальные, — ответил Ящик. — В каких-нибудь зданиях или под землей — Кейн прав — могли остаться помещения, сохранившие герметичность. Возможно, внутри укрылись небольшие группы людей. Но как мы их спасем?

— Газовые пушки легко обойти… — начала Рош.

— Верно. Элемент неожиданности уже не сработает, мы используем щиты, и пушки потеряют эффективность. Мы даже можем уничтожить обломки кораблей, на которых установлены пушки, прежде чем выйти на орбиту, и, таким образом, полностью нейтрализуем угрозу с их стороны. Но проблема заключается в том, что нам придется очень быстро найти тех, кто остался в живых, а потом отправить спасательную экспедицию. Ведь у них нет возможности связаться с нами по радио, а также наверняка отсутствуют скафандры. Следовательно, они не смогут выбраться наружу. Любая попытка забрать их с поверхности отнимет у нас много времени, будет чрезвычайно рискованной и трудноосуществимой.

— В то время как воин-клон гуляет на свободе, — заметил Гейд. — И потешается над нами.

— Или охотится на нас, — добавил Ящик. — Мы не можем позволить себе отвлекаться. Наша задача — выследить Вундеркинда.

— Я знаю. Знаю. — Рош тяжело вздохнула. — Просто мне кажется, что мы должны по крайней мере попытаться.

— Очень благородное стремление, — тихо проговорил Кейн, — но сейчас нам следует забыть о благородстве. Потому что он ждет, что мы бросимся искать тех, кто остался в живых. Может быть, позже, когда у нас будет время.

Рош выпрямилась в своем кресле, пытаясь напустить на себя вид сурового командира.

— Возможно. Подведем итог: мы потеряли зонд в районе Джагабиса. Ури, когда другой сможет занять его место?

— На это уйдет несколько часов.

— Запускай. Я хочу разобраться в том, что здесь происходит.

— Понятно.

— Я некоторое время проведу в каюте капитана, — поднимаясь, сказала Рош.

Майи легонько сжала ее плечо.

— Я пойду с тобой, — сказала она.

Рош собралась возразить, но знала, что это может привести к неприятной сцене — а сцены ей сейчас совершенно ни к чему. Она не смогла заставить себя встретиться глазами с Гейдом, когда они с Майи прошли по капитанскому мостику и скрылись в небольшом помещении в его задней части. Когда за спиной закрылись двери, Рош опустилась в мягкое кресло и уронила голову на руки. Остро чувствуя на своем плече тоненькую, почти невесомую руку Майи, она попыталась опустить завесу на свои мысли.

Ничего не вышло.

Они все умерли…

— Оказалось труднее, чем ты думала, — проговорила похитительница, чей голос, точно легкий ветерок, соединил их мысли.

— Гораздо, — ответила Рош и потерла виски кончиками пальцев.

— Мы слишком мало знаем, а ставки высоки, — продолжала Майи. — Ты должна встретиться с Солнечным Вундеркиндом, прежде чем он покинет эту систему и уничтожит другую. Но ты ведь не можешь с ним сразиться, не имея достаточной информации, которая позволит тебе поверить в то, что ты не потерпишь поражение, как другие до тебя? Чем больше ищешь, тем больше видишь смертей и тем меньше у тебя остается надежды на победу — но тем важнее, чтобы ты продолжала пытаться. Возможно, только ты можешь спасти Содружество от воина-клона.

— Послушай, Майи, — резко проговорила Рош. — Не нужно сейчас этого.

— Конечно, не нужно, — успокаивающим голосом проговорила похитительница. — Но ты продолжаешь мучить себя не правильными доводами.

Рош улыбнулась.

— Наверное, ты права.

— Я не знаю наверняка, — сказала Майи. — Я не читаю твои мысли, просто гадаю.

Рош взяла руку девушки в свои.

— Майи, это первое решение, которое я приняла сама. И, думаю, я немного… напугана. Не того, что Солнечному Вундеркинду удастся сбежать, а…

— Что ты не справишься, — выговорила Майи то, что Рош не хотелось облекать в слова.

— Понимаешь, я знаю, что на самом деле совсем не одна — ведь вы мне помогаете, но впервые за последние годы Разведка не указывает мне, что я должна делать. И потому для меня особенно важно, чтобы все получилось как следует… — Она замолчала, сообразив, что начала говорить не очень связно, и вздохнула. — Мне просто нужно время, чтобы привести в порядок мысли.

— Я понимаю, — проговорила Майи. Ее лицо ничего не выражало, но Рош все равно почувствовала искреннюю симпатию и сочувствие, которые окутали ее сознание теплой волной. — С тех пор как умер Веден, я много раз думала, что не смогу без него жить. Но я живу. У меня нет выбора.

— Лучше попытаться и потерпеть неудачу, чем вернуться в Штаб Разведки или сдаться. По крайней мере в неудаче буду виновата только я, — улыбнувшись, сказала Рош.

— Я не сомневаюсь, что все остальные с удовольствием тебе помогут, — заявила Майи с некоторой долей ехидства.

— Не сомневаюсь.

Рош помрачнела, вспомнив о разрушенном городе на Аро.

Вне всякого сомнения, убийца почти полумиллиона людей тоже скажет свое веское слово в этой истории.

Раздалось приглушенное шипение, и перед ними возник образ Каджика в полный рост: он стоял, вытянувшись и заложив руки за спину — демонстрируя Рош уважение.

— Прошу прощения, Морган. Я заметил эмиссионный след корабля, вышедшего на перехват зонда, который мы оставили на прежнем курсе.

Рош сделала глубокий вдох и спросила:

— Корабль, который вызывал нас некоторое время назад?

— Полагаю, да. Он находится на расстоянии нескольких миллионов километров, и я не могу определить его класс и принадлежность, но знаю наверняка, что он маленький. Возможно, мини-челнок или монокатер.

— Естественно, с пассажирами?

— Его ускорение говорит о том, что на борту имеется живое существо.

Неожиданно Майи послала ей мысленный вопрос:

— Какое существо?

Рош стало не по себе, когда она поняла, что вопрос суринки совпадает с ее собственными подозрениями. Монокатер. Один пассажир. Кто еще это может быть?

— Пошли ему навстречу оснащенный оружием и надежно защищенный зонд.

— Чтобы уничтожить корабль?

— Пока нет. Чтобы показать пилоту, что мы не хотим рисковать.

Кивнув, Каджик исчез, оставив Рош и Майи вдвоем. Она почувствовала, что девушка снова сжала рукой ее плечо, но никак не могла решить, что это означает — Майи старается ее поддержать и успокоить или не смогла справиться с собственным страхом.

 

ЧАСТЬ II

 

«ЧЕТВЕРТЫЙ ГАЛИН»

ИНТЕРЛЮДИЯ

На самом дне ямы горели два солнца. Он не мог уснуть, мешал их яркий свет. Усталость отнимала остроту восприятия, не давала сосредоточиться. Последнее было особенно опасно, когда рядом находился слуга Жестокой.

Скажи мне!

Нервных окончаний, не без причины оставленных у его вида рудиментарными, коснулось неприятное ощущение. Не боль, скорее, какое-то ноющее, неуходящее чувство. Его тело хотело отозваться — от кончиков всех пяти конечностей до глубоко запрятанных примитивных клеток мозга, — но он был далеко.

Он бодрствовал, и одновременно ему снились сны. Он наблюдал за тем, как ослепительно сияют два солнца.

Одно висело далеко, вырисовывая диковинные спирали между дюжинами других, менее ярких огней. Сияющий не стал меньше из-за того, что находился на расстоянии. Более того, он казался еще великолепнее. Поражал воображение.

Сделанный и одновременно несделанный. Человеческий и одновременно нечеловеческий.

Говори со мной, ирикейи, или я клянусь, что генерал Даркан напустит на твою планету опылители, которые разорвут все углеродные связи! Мы превратим ваш так называемый Великий проект в зловонную жижу!

При упоминании Жестокой слова родились сами собой.

Его тело постигало науку выживания, не обращая внимания на то, что говорит сознание.

ОНИ ТАНЦУЮТ

Танцуют?

ОНИ

ДВИГАЮТСЯ

Куда?

ДАЛЬШЕ

Куда дальше?

Он не знал ответа. И снова бессмысленность понятий пространства смутила его. Ему казалось: достаточно упомянуть о том, что они находятся в движении. Почему, откуда берется постоянный вопрос о месте?

Что-то — электрод, какой-то химический препарат, лазер — коснулось места, запрятанного в самых глубинах его существа, места, которое раньше они не трогали. На сей раз он испытал настоящую боль.

Он корчился от невыносимых мучений. На него обрушились образы. Не видимые простым глазом, а те, что рождаются в мыслях. Жилище теней на Хек'ме, месте, где он жил со дня своего рождения. Сознания слуг и членов семьи. Паутина мыслей, окутывающая его, олмахой и других, связанных между собой узлом практически непознаваемой сложности. Простые автоматические ИИ, которым удалось прорваться незамеченными сквозь эту паутину и похитить его у народа. Жестокая, доставившая его сюда — он не знал точно куда, — где узел превращался в обычную путаницу дюжины нитей, где два сознания, таких же ослепительно ярких, как и те, что ему было позволено увидеть, потрясли его, точно полуденное солнце, проникающее на самое дно ямы…

Он стремился… Миновать слугу Жестокой — с его сложной паутиной лжи и подозрений и тонких интриг — и других, тех, кто ему подчинялся. Наружу… Не к тем, кто был далеко и кого он едва различал на фоне того, кто их сопровождал. Ближе. Он изучал их мысли раньше и совсем недавно — его порадовало, что удалось обнаружить новый материал для познания. Они тоже казались карликами рядом со своим спутником, не имеющими возможности оценить его величие. Однако они его интересовали.

Два инвалида, однако сильные. У обоих поразительные жизненные истории… впрочем, ничего необычного.

Другая, острая, точно нож. Ее он избегал. Ее сознание полыхает совсем не так, как у Сияющих, хотя и она тоже сотворена. Она Мерзость.

Четвертый и последний представляет собой… загадку. В других обстоятельствах он занялся бы его подробным изучением. Здесь заключена тайна, которая в конце концов может оказаться неразрешимой, но попытаться в ней разобраться, вне всякого сомнения, стоило бы.

Боль.

Он сосредоточился.

БЛИЖЕ

Кто?

ЕСТЬ

КОНТАКТ

Хм… хорошо. Наконец мы продвинулись вперед. Такой же, как и другой?

ДА.

Интересно, но неудивительно. Возможно, ситуация не такая необычная, как можно было подумать.

Он почувствовал удовлетворение слуги Жестокой, испугался, что тот его не понял, и поспешил объяснить.

ТОТ ЖЕ

НО

ДРУГОЙ

В мелочах — да. Конечно. До сих пор удалось полностью скопировать только эн-тело. Эмпирические отклонения от образца создают отличия между клонами. Ожидать чего-то другого наивно. Меня занимает их внутренняя структура — если хочешь, мыслительная архитектура. Созданы ли они в соответствии с идентичными планами, с использованием идентичных материалов, для идентичных целей?

Он задумался над услышанным. Раньше он об этом никогда не размышлял. У Сияющих есть цель? Он полагал, что они просто существуют, как и большинство разумных существ, с которыми он встречался.

Несмотря на то что его жизнь распланирована заранее, практически с того самого момента, как он зачат, он не верил в судьбу. Космос не подчиняется сильной, управляющей руке.

Он понимал это лучше большинства других людей.

Он мог ответить на вопрос только одним способом.

ТАКОЙ ЖЕ

Однако этого оказалось недостаточно. Он чувствовал, как диковинная правда окутывает яркие точки, обозначавшие тех, кого хотят найти его тюремщики. Но как выразить то, что он ощущает? И что делать, если он сможет?

ИРИКЕЙИ

Да? Я знаю твое имя.

ИРИКЕЙИ Что ты хочешь сказать?

ИРИКЕЙИ

В конце концов слова его всегда подводили. Как бы слуга Жестокой ни злился, он не сможет лучше объяснить свои мысли.

ИРИКЕЙИ

ТОЖЕ

 

Глава 3

АВС-44

'955.01.20 ДО

1110

— Добро пожаловать, Морган. — Передача велась с монокатера по стандартным каналам связи СОИ. Она была зашифрована и шла по направленному лучу, а в остальном не представляла собой ничего примечательного. — Я знал, что следует ждать кого-нибудь из СОИ, но не предполагал, что это будешь ты!

— Не сейчас, Майер. — Рош взглянула на лицо, появившееся в углу главного смотрового экрана, и ей стало нехорошо от того, что она не ожидала его здесь увидеть. — Мы стыкуемся через пять минут, и мне нужно собраться с мыслями.

Мавалин улыбнулся такой знакомой улыбкой.

— Ладно, — сказал он, — но помни, я прямо у тебя за спиной, так что веди себя осторожно, ладно?

Рош промолчала. Она его знала — точнее, когда-то знала — достаточно хорошо, чтобы понимать: легкомысленный тон говорит о том, что он ужасно обеспокоен и чувствует себя неуверенно. В прошлом, всякий раз, когда он выступал с язвительными замечаниями в ее адрес, это означало, что он осознает ее превосходство в чем-то и хочет спустить с небес на землю.

Похоже, ничего не изменилось.

Рядом с ней у руля скутера сидел Гейд, который отключил связь между двумя судами.

— Станция сообщила, что мы должны пришвартоваться в главном доке, — сказал он. — Пока все честно.

Рош взглянула на навигационный дисплей. Мини-станция висела, точно громадный серый камень в кольце темных тел, которое жители Палазийской системы называли Автовилль. Как и большинство мини-станций, она представляла собой сферическую конструкцию примерно километр в диаметре. Снаружи находились двигатели, генераторы щитов, доки и коммуникационные тарелки. Внутри теснились модули, приспособленные для обитания людей. Они соединялись с главной конструкцией при помощи относительно прочных решеток. Если не считать небольшого разведывательного корабля, стоявшего в пусковой башне, внутри сооружения было пусто, и потому мини-станция казалась незавершенной Однако, взглянув на нее, Рош сразу поняла, что она построена здесь давно и много лет прослужила Содружеству. На противоположной стороне от главных установок красовалась буква «Р», единственный идентификационный знак станции, выцветший под воздействием космической пыли.

Света не было ни снаружи, ни внутри. Тот, кто сейчас владел станцией, очень серьезно относился к вопросам маскировки.

— Подходим медленно, — сказала Рош.

Она хотела бы сама пилотировать скутер, но позволила Гейду проверить на деле свои новые возможности. В доке, к которому они направлялись, горел зеленый свет — любезность навигационного ИИ.

— У нас по-прежнему все в порядке, Ящик?

ИИ ответил через секунду. «Ана Верейн» — вместе с Кейном и Майи — ждала на безопасном расстоянии, замаскированная под истребитель СОИ, и потому между ответом и вопросом возникала небольшая пауза.

— Я не обнаружил никаких подозрительных эмиссионных следов, — ответил наконец Ящик. — Если не считать монокатеров и парочки беспилотных зондов, кораблей поблизости нет. Станция поддерживает связь с отдаленными регионами при помощи направленного луча, но я не смог подслушать их разговоры.

— Пока все неплохо. — Рош наблюдала за тем, как медленно и неуклонно увеличивается на дисплее изображение станции. — Однако я чувствовала бы себя намного увереннее, если бы знала, кто они такие.

— Вполне возможно, что они думают о том же, — проговорил Гейд. — Наши позывные ничего им не сказали, а ты не сообщила им, что мы здесь делаем. Доверие — штука обоюдная, Морган.

Рош кивнула:

— Я знаю. Но кто должен сделать первый шаг?

— Думаю, они его уже сделали, пригласив нас сюда. — Гейд чуть подправил траекторию движения скутера. — Я не предлагаю полностью забыть об осторожности, но, по-моему, следует им что-нибудь открыть, если мы хотим получить то, что нам нужно.

— Не очень похоже на твою излюбленную тактику, Амейдио.

— Просто я пытаюсь взглянуть на происходящее с их позиции, — улыбнувшись, сказал Гейд.

Рош понимала, что он прав, но ей было трудно сохранять спокойствие после потрясения, которое она испытала, увидев Майера Мавалина. Опасения по поводу пассажира монолодки исчезли в тот самый момент, когда она увидела изображение, переданное на зонд, оставленный на первоначальном курсе «Аны Верейн». Карие, глубоко посаженные глаза, гладко выбритое лицо, черные волосы с проседью на висках. Никаких сомнений — это он.

А его предупреждение звучало тоже весьма недвусмысленно:

«Если вы направляетесь в космопорт Аро, немедленно измените курс, пока это еще возможно. Агент врага, каких вы еще никогда не встречали, находится внутри системы, и мы не знаем, где конкретно он прячется. Вы должны повернуть и, не теряя времени, покинуть систему».

Рош уже достаточно видела и понимала, что совет действительно звучит разумно. Только крохи надежды удерживали ее от того, чтобы ему последовать.

«Если по какой-либо причине вы не можете бежать из системы, — продолжал Майер, — или вам требуется произвести ремонтные работы, следуйте за мной, координаты 63 плюс 4 градуса, 2,6 ПАЕ. Но сохраняйте радиомолчание. Ни к чему указывать врагу, где мы находимся».

Мы. Майер произнес это слово так спокойно, как мог только он один — в данных обстоятельствах. Мы. В Палазийской системе погибли не все.

Желтые посадочные огни главного дока станции радостно замигали при приближении скутера. Вне всякого сомнения, яркий свет был направлен прямо на них, чтобы никто не видел стыковки. Конечно, небольшая его часть отразится от корпуса скутера, но Рош знала, что на это вряд ли кто-нибудь обратит внимание. Разумеется, принимать меры предосторожности необходимо — но до определенной степени. А дальше… так и до паранойи недалеко.

Вот почему она поверила Мавалину. Он, в отличие от всего остального в системе, являлся величиной известной. Учитывая то, что с ней произошло в последнее время, она не могла полностью ему доверять, но по крайней мере знала, что это самый обычный человек и она в случае необходимости с ним справится.

Майер Мавалин.

— Ты говорила, что училась с ним вместе, — сказал Гейд, нарушив ее размышления.

— Что? А, да… — Рош снова ощутила нереальность происходящего. — В военном колледже СОИ.

— Насколько хорошо ты его знаешь?

— Достаточно хорошо. — Рош пожала плечами, надеясь, что Гейд не заметил, как она покраснела. — Мы брали одни и те же курсы. И несколько раз вместе принимали участие в небольших операциях. Нас считали чем-то вроде команды.

Они были отличной командой. Некоторое время. Почти год. Затем им стало невыносимо находиться рядом друг с другом, в особенности после того, как все преподаватели дружно решили, что они будут продолжать работать вместе. Если бы Мавалина не выгнали из колледжа, она наверняка сама ушла бы, только затем, чтобы избавиться от него. Тогда дела обстояли хуже некуда. Но вот они снова встретились — точнее, вот-вот встретятся, — и она ужасно рада возможности увидеть его после стольких лет… а с другой стороны, с удовольствием прикончила бы Майера собственными руками.

Рош уже обсудила некоторые факты со своими спутниками на «Ане Верейн», хотя ей страшно не хотелось углубляться в прошлое. Даже несмотря на то, что станция оказалась на том месте, на которое указал Майер, она избегала вступать с ним в непосредственные переговоры. Боялась, что не сможет скрыть то, о чем посторонним, по ее мнению, знать не следовало. Иными словами, тот факт, что отношения с Майером оставили в ее душе глубокий, болезненный след. Она отдала приказ «Ане Верейн» двигаться навстречу станции, а сама отослала краткий ответ, в котором сообщала, что готова приступить к переговорам.

Рош чувствовала, что Майи, не в силах справиться с любопытством, осторожно касается границ ее памяти. А Гейд уже знал ее достаточно хорошо, чтобы сообразить, что она говорит не всю правду.

— Я не понимаю, — сказал он. — Ты готова поверить парню, который утверждает, будто он и его команда готовы с нами сотрудничать, но о нем самом помалкиваешь. И не вступаешь с ним ни в какие переговоры. Какие сомнения тебя мучают, Морган?

— Понятия не имею, — честно ответила она, улыбнувшись в сумраке скутера. — Я не знаю, о чем сейчас думаю.

— Звучит не очень утешительно, Морган.

— Конечно, но… Мне очень жаль, что так все складывается. Давай пришвартуемся и посмотрим, что они хотят нам сказать.

— Теперь я знаю, почему ты оставила Майи на «Ане Верейн». С ее помощью я смог бы немного покопаться в твоих мыслях.

Рош уже открыла рот, чтобы сердито заявить, что Майи никогда в жизни не предаст ее доверия, но тут в тусклом сиянии дисплеев заметила усмешку на лице Гейда и сообразила, что тот шутит.

— Чтобы разобраться в том, что тут происходит, одной Майи недостаточно, — ровным голосом ответила она.

— Похоже, тут ты права, — согласился Гейд и повернулся к навигационному дисплею.

***

Легкий толчок подтвердил, что скутер пришвартовался.

Через несколько секунд на внешних дисплеях появилось требование сообщить свои опознавательные знаки, прежде чем корабль будет допущен дальше. Рош приказала компьютеру скутера подождать.

— Не слишком они дружелюбны, — проворчал Гейд, откинувшись на спинку кресла и разминая свою новую руку.

Серые искусственные пальцы сгибались и разгибались так же легко, как и настоящие.

Рош похлопала его по плечу и выбралась из кресла второго пилота.

— Практикуешься? — улыбнувшись, поинтересовалась она.

— Точно. — Гейд последовал за ней в пустую пассажирскую каюту.

Рош засунула руку в большой рюкзак, который прихватила с собой, и, вытащив два пистолета Дато, протянула один Гейду. Кобуру с запасным энергетическим оружием она пристегнула к поясу черной экспедиционной формы — снова Дато, но без знаков отличия. Пистолет Гейда казался продолжением его искусственной руки.

— Готова? — спросил он и повернул руку в более удобное положение.

— Не совсем. — Рош включила имплантаты и подсоединила их к коммуникационным системам скутера.

— Ящик, связь между нами поддерживается?

На сей раз ответ прозвучал почти сразу.

— Да, Морган, — прошелестел у нее в голове голос ИИ. — Подача аудиовизуального материала без помех. Станция ведет себя тихо и ни во что не вмешивается.

— Как насчет тебя, Амейдио? — спросила Рош и посмотрела на человека, стоящего рядом.

Перед ее левым глазом в углу крошечного экрана появилось окошко. Базовые имплантаты Гейда не предназначались Для передачи сенсорных данных, но могли транслировать и получать текстовые сообщения, преобразованные процессорами скутера.

— ОТЛИЧНО, — ответил Гейд. — МЕНЯ ХОРОШО СЛЫШНО?

Рош кивнула.

— Давай поддерживать постоянную связь друг с другом.

Если они попытаются нас разъединить, немедленно уходим.

— ПОНЯТНО.

— Учитывая, что я имею в своем распоряжении «Ану Верейн», я сумею в любой момент с тобой связаться, — сказал Ящик. — Если они попытаются помешать вам вернуться на скутер и стартовать с планеты, я поставлю вас об этом в известность.

Рош снова кивнула, удовлетворенная тем, что предусмотрела все возможности — насколько могла. На станции, конечно же, станет известно, что они поддерживают радиосвязь со скутером, но шифр Ящика им не разгадать никогда, а следовательно, и не узнать содержания переговоров.

Рош такое положение вещей вполне устраивало. Возможно, Майер и его приятели не имеют никакого отношения к воину-клону, но это еще не означает, что можно считать их союзниками.

— Пусть они сделают первый шаг, — сказала она вслух. — Думаю, нам не придется долго ждать. Скорее всего они захотят подсоединить к скутеру фал, чтобы держать нас под контролем. По правде говоря, я очень на это надеюсь, потому что тогда мы получим доступ к системе безопасности посадочного поля. Полагаю, Ящику удастся узнать гораздо больше полезного, если он немного пошарит по их базам данных, чем нам на официально организованной экскурсии.

— Это точно, — согласился с ней Гейд. — Он без проблем справился со Штабом Разведки СОИ, так что…

Что-то стукнуло по корпусу скутера, не дав ему договорить. Оба мгновенно обернулись и увидели, что загорелась красная лампочка.

Рош настроила свои имплантаты на внешнюю связь.

— Это Морган Рош, — сказала она. — Я хочу поговорить с тем, кто отвечает за безопасность дока.

— Джеред Дисисто, к вашим услугам, — последовал немедленный ответ. — Мы пытаемся подсоединить фал, но ваш корабль сопротивляется. Что-нибудь не так?

— Я открою шлюз, когда буду уверена, что с нами все будет в порядке.

— Ваша осторожность вполне понятна, командир, — ответил Дисисто. — Даю слово, что ни я, ни мои подчиненные не причиним вам никакого вреда.

— Недостаточно. — Рош ужасно захотелось его исправить и сказать, что она больше не «командир», но ей удалось справиться с соблазном. — Я позволю вам подсоединить фал, но мы покинем корабль, только если нас будете сопровождать вы и еще один офицер.

Возникла короткая пауза, потом они услышали:

— Я спущусь через минуту.

Рош приказала бортовому компьютеру не мешать стандартной процедуре. Снаружи донесся приглушенный шорох — фал закрепился вокруг внешнего шлюза и выровнял давление. Одновременно подсоединились топливный шланг и кабель для передачи информации. Как только на экране появилось сообщение о том, что процедура завершена, все звуки снаружи стихли.

— Вы здесь, Дисисто? — спросила Рош.

— Да, — ответил глава службы безопасности. — Жду вас снаружи.

Убедившись сначала, что она без проблем успеет дотянуться до оружия, Рош сделала шаг назад и нажала на кнопку.

Внешний шлюз с шипением открылся, и внутрь шагнули два человека, один высокий, темнокожий, другой — светловолосый коротышка. Оба в серой форме. Когда у них за спиной закрылась наружная дверь, медленно скользнула в сторону внутренняя, и гости вошли, окутанные какими-то особенными ароматами.

— Дисисто? — спросила Рош, оглядев обоих мужчин по очереди.

— Это я, — ответил высокий темнокожий человек и протянул Рош руку. Его лицо, как и все тело, казалось худым, но очень сильным, словно он регулярно занимался физическими упражнениями. — Насколько я понимаю, вы Рош?

— А я Амейдио Гейд. — Гейд едва заметно поклонился.

Дисисто показал на своего спутника:

— Торр Синетт.

Синетт окинул равнодушным взглядом сначала Рош, а потом Гейда.

— Полагаю, вы хотели, чтобы мы пришли без оружия, — сказал Дисисто, показав на пистолет в руке Гейда. — Получается, что мы оказались в невыгодном положении. — Когда ни Рош, ни Гейд даже не пошевелились, Дисисто пожал плечами и проговорил:

— И что дальше?

— Теперь мы выйдем отсюда, вслед за вами, — ответила Рош и махнула рукой в сторону двери шлюза. — Только после вас.

Они оказались вчетвером в крошечном помещении и стали ждать, когда откроются двери. Рядом с Дисисто и Синетгом странный запах казался еще сильнее, и Рош с трудом удержалась, чтобы не спросить, что это. Наверное, корица, с привкусом гвоздики, и еще что-то очень пахучее и незнакомое.

— Кеш, — подсказал Гейд.

Рош бросила на него мимолетный взгляд:

— В каком смысле?

— Ты что, запаха не чувствуешь?

Рош снова принюхалась. Работая на Разведку СОИ, она встречалась с агентами кеш, но всегда в обстоятельствах, которые контролировались кастой Древних людей. Ей ни разу не приходилось попадать в «домашнюю» обстановку той или иной касты. Если Гейд говорит, что так пахнут кеш, значит, придется поверить ему на слово.

— Добро пожаловать на «Четвертый Галин», — сказал Дисисто, когда открылась внешняя дверь шлюза. — Вне всякого сомнения, вам незнакома география нашей станции, — продолжал он и двинулся вперед, вдоль фала. — Но вы довольно быстро разберетесь в том, где что находится, а до тех пор я с удовольствием поработаю экскурсоводом. Или, если пожелаете, могу предоставить в ваше распоряжение кого-нибудь другого.

— Вы нам вполне подойдете, — сказала Рош и пошла с ним рядом. Ребристый пластик чуть пружинил под ногами. — Однако мне бы хотелось как можно скорее встретить командира станции.

— Я вас к нему и веду, — доброжелательно улыбнувшись, проговорил Дисисто.

— Хорошо, — заявила Рош. — У меня накопилась масса вопросов, на которые я хотела бы получить ответы. Например, что вы делаете в Палазийской системе?

— Уверен, он спросит вас о том же, — заметил Дисисто.

— Я с удовольствием ему отвечу, — сказала Рош, — как только мне станут ясны его намерения.

Когда фал закончился, они ступили на металлическую платформу, которая подвела их к лестничному пролету. Дверь за ним была второй из трех, расположенных вдоль стены главного дока. Скутер лежал за герметичной стеной, к которой были подсоединены фалы, предназначенные для перетаскивания больших фрегатов. Ни одна из других дверей не функционировала.

У выхода из дока Рош заметила несколько человек, трое из них были одеты так же, как Дисисто и его спутник, — очевидно, представляли службу безопасности. В дальнем конце помещения, на некотором расстоянии от пола находилась застекленная наблюдательная площадка, где толпились охранники в серой форме. Столько народа, а Рош вдруг почувствовала себя в полном одиночестве. Здесь могло разместиться пять скутеров «Аны Верейн».

— Да, ничего не скажешь, сердечная встреча, — пошутил Гейд.

— Надеюсь, вы понимаете, что мы сейчас немного заняты, — спокойно ответил Дисисто. — Если бы один из наших разведчиков не оказался рядом с вами, мы скорее всего позволили бы вам продолжить путь, а не стали бы рисковать и вступать в переговоры.

— Кстати, — проговорила Рош, вспомнив Мавалина. — Монокатер скоро вернется на базу?

— Уже возвращается. Почему вы спрашиваете?

— Несколько лет назад я училась в колледже вместе с его пилотом. Я смогу с ним чуть позже поболтать, мы давно не виделись?

— Ну, сначала он должен доложить о результатах разведки и пройти все необходимые формальности, прежде чем ему позволят общаться с персоналом станции. Но, если хотите, я прослежу за тем, чтобы он узнал, что вы о нем спрашивали.

Рош почувствовала облегчение и огорчение одновременно.

— Спасибо, — сказала она.

Дисисто провел Гейда и Рош к главному выходу, Синетт замыкал шествие. Рош оглянулась, когда замок у одного из фалов загорелся зеленым, указывая, что кто-то — наверное, Мавалин — собирается совершить посадку. Три других охранника на выходе из посадочного дока поднялись по ступеням — и только тут Рош сообразила, что они здесь вовсе не для того, чтобы приветствовать их с Гейдом.

— Странно, — проговорила она, обращаясь к Гейду. — А мы собирались соблюдать осторожность. По-моему, им плевать, есть мы тут или нет.

— Тебе обидно, Морган? — язвительно поинтересовался Гейд.

— Нет, просто я другого ожидала.

Коридоры и небольшие помещения, через которые они проходили, казались повсюду одинаково безликими и холодными: серые полы и стены, минимальное освещение. Типичное рабочее пространство, где и не должно быть уютно. Люди спешили по своим делам, не обращая ни малейшего внимания на Дисисто и его спутников.

— Итак, — спросила через некоторое время Рош, — что именно вы здесь делаете? Я имею в виду станцию.

Дисисто наградил ее улыбкой и ответил:

— Занимаемся исследованиями. Больше мне ничего не позволено вам говорить. Все остальное объяснит шеф.

— А кто он, этот ваш шеф?

— Профессор Лайнгар Руфо, — ответил Дисисто. — Он руководит «Четвертым Галином».

— Насколько я понимаю, так называется станция? — Дисисто кивнул, продолжая шагать вперед. — А существует Первый Галин, Второй или Третий?

— Понятия не имею, — ответил он. — Может быть, когда-нибудь и существовали, но я ничего о них не слышал.

— Вы здесь давно работаете?

— Пять лет.

— Долго. Для такой станции, — заметил Гейд.

— Это лучшая работа из всех, что у меня были до сих пор.

— Ящик, — обратилась Рош через свои имплантаты. — Посмотри «Четвертый Галин» в данных СОИ. Может быть, удастся узнать что-нибудь интересное.

— Уже проверяю, — ответил ИИ.

Гейд слушал их, одновременно расспрашивая Дисисто о его прежней работе, — кажется, в основном он трудился на Торговую гильдию или независимых купцов. Рош не очень поняла, поскольку была занята разговором с Ящиком.

— Сообщи мне, если что-нибудь найдешь. Удалось проникнуть в систему безопасности станции?

— На поверхностном уровне задача показалась мне абсурдно простой, — ответил Ящик. — Но я до сих пор так и не узнал ничего более интересного, чем базовые показатели технического обеспечения станции. Вне всякого сомнения, здесь имеется какая-то хитроумная штучка, которую мне еще не удалось раскусить.

— Очень странно. — Озадачить Ящик не так просто. Однако Рош не сомневалась, что в конце концов он добудет информацию, которая ей так нужна. — Как насчет «Четвертого Галина»? Узнал что-нибудь?

— Объявление на ксеноархеологическом сайте научного форума, в котором говорится о частной, мобильной станции с постоянным штатом исследователей.

— Ксеноархеология, да? Интересно, что здесь делает мобильная станция, учитывая, что руины совсем свежие, а строителями были представители касты Древних людей?

— Может быть, и нет, Морган. В системе неподалеку от Какамата и Маракана была археологическая база.

— Так что, станция, возможно, прибыла в гости, когда систему атаковал воин-клон, — сказала Рош. — Поскольку она не упоминается ни в каких базах данных СОИ, на нее могли не обратить внимания.

— Звучит правдоподобно.

— Но в таком случае почему они не покинули систему?

По-моему, это было бы разумнее всего.

— Потому что не могут. Судя по наблюдениям, которые я сделал, когда скутер подлетал к станции, у них нет ни якорного драйва, ни драйва для совершения гиперпрыжка.

Рощ слушала его с растущим интересом.

— Значит, они тут застряли?

— Получается, что так.

— «Ане Верейн» хватит мощности, чтобы совершить прыжок и прихватить с собой станцию?

— Вряд ли, — ответил Ящик. — Но она, вне всякого сомнения, может спасти персонал станции. По предварительным прикидкам, мы в состоянии взять на борт корабля группу от пятисот до тысячи человек.

— Ну, в таком случае нам есть что им предложить. — Рош мысленно улыбнулась. — И они это знают. Неудивительно, что стараются вести себя хороню.

— Не забывай, что они могут не понимать, в каком опасном положении оказались…

Рош прислушалась к тому, что говорил Дисисто. Начальник службы безопасности рассказывал, что они отправили управляемые монокатера во все населенные регионы Палазийской системы и обнаружили там чудовищные разрушения.

Если он и знал, кто их причинил, то прекрасно это скрывал.

— И вам нигде не удалось найти никаких признаков жизни? — спросила Рош.

— Мы видели только сборщиков, кое-где, — ответил Дисисто. — Возможно, несколько нелегалов явилось в систему, не посчитав необходимым уведомить об этом власти. В базе данных о них ничего не говорится. Большая часть находится в поясах, не обработанных ползунами, хотя некоторые пробрались и в глубь системы. Пара смельчаков попыталась помешать уничтожению Аро, но у них ничего не вышло. Кусок орбитальной башни космопорта стал для них чем-то вроде ловушки, отрезав от неба.

— Наш зонд, отправленный в тот район, обнаружил газовые пушки на обломках кораблей.

— Мы тоже на них наткнулись, когда отключали башню.

Именно тогда и решили, что нам ни к чему лишние потери, и убрались восвояси. Впрочем, на Аро в живых не осталось никого.

— Нигде не осталось, — заметил Гейд.

— Только на вашей станции, — вставила Рош. — Вам не кажется это странным?

— По правде говоря, не кажется, — сказал Дисисто, когда они подошли к переходному туннелю. Он приложил ладонь к идентификационному сканеру, а затем повернулся к Рош. — Мы стараемся соблюдать максимальную осторожность, уровень эмиссии поддерживаем на минимальной отметке и не высовываемся. Мы не военный корабль, и нам хватает мозгов это понимать. Неизвестный воин уничтожил целую базу Армады. У нас против него нет ни единого шанса.

— Он лжет, — заявил Ящик.

— В чем?

— Когда говорит, что они «не высовываются». В течение последних нескольких дней реакторы станции почти все время работали.

— Откуда ты знаешь?

— Все двигатели и вентиляционные отверстия испускают тепло, а кроме того, я засек поблизости ионные отходы, которые не успели разложиться.

— Можешь сказать, куда они летали?

— Нет. Известно только, что «Четвертый Галин» недавно побывал в дальнем путешествии, а не прятался в Автовилле, как утверждает Дисисто.

Рош задумчиво прикусила губу. Впрочем, у нее не было времени хорошенько поразмышлять над словами Ящика: появилась транспортная кабинка, и Дисисто быстро завел их внутрь.

— Мы покинули внешние уровни, — сообщил он, нажимая кнопки на панели управления. — Если почувствуете легкое головокружение, не удивляйтесь — неприятные ощущения быстро пройдут. Несколько внешних G-полей накладываются друг на друга при приближении к Центру. Там у вас не возникнет никаких проблем. Впрочем, через некоторое время привыкаешь и перестаешь обращать внимание на такие мелочи.

— Похоже, вам пригодился бы знающий инженер, — проговорил Гейд.

— Наверное. — Дверь закрылась, и Дисисто прислонился спиной к стене. — Могу только повторить: человек ко всему привыкает.

Кабина начала резко опускаться вниз, потом так же резко изменила направление движения, и у Рош возникло ощущение, будто они поднимаются наверх. Гейд потерял равновесие и попытался ухватиться своей новой рукой за стену, но промахнулся и упал на одно колено.

Рош протянула руку, чтобы помочь ему подняться, но он с ворчанием справился сам.

— Здесь немножко качает, — заметил Дисисто. — Сожалею.

— Все в порядке, — смущенно пробормотал Гейд и ухватился здоровой рукой за перила. — Вы нас предупреждали.

— Еще далеко? — спросила Рош.

— После того как доберемся до Центра, останется совсем немного. — Дисисто приподнял одну бровь и поинтересовался:

— А вы куда-то спешите?

— Просто не хочу заставлять вашего шефа ждать. — Пол у них под ногами снова дернулся, но на сей раз Гейду удалось удержаться на ногах. — Разве вам не интересно узнать, что мы тут делаем?

Дисисто покачал головой:

— Это меня не касается. Мое дело безопасность, а шеф сказал, что вам позволено здесь находиться. Естественно, мне любопытно, вот я и вызвался вас сопровождать. Но я не стану задавать никаких вопросов, если только… — По спокойному лицу Дисисто пробежала едва заметная тень, словно он хотел что-то спросить, но тут кабинка содрогнулась еще раз, и он сменил тему разговора:

— Мы почти на месте. Дальше спуск будет гладким.

Примерно через тридцать секунд кабина остановилась, и двери бесшумно скользнули в сторону.

Дисисто вышел наружу. Первым делом Рош услышала шум: голоса, шаги, рокот машин — как же не похоже на тишину, царящую на борту «Аны Верейн»! Затем она обратила внимание на то, что мрачный серый цвет исчез — здесь, в Центре, стены были белыми, а свет ослепительно ярким. Потолки в коридоре украшали ползучие растения, а воздух оказался намного свежее, хотя в нем и присутствовал аромат, который, по словам Гейда, принадлежал касте Кеш.

Пока Рош ждала, когда Гейд выйдет из кабины, мимо прошло несколько человек. Не все они являлись представителями касты Древних: Рош заметила двух мбатан, которые что-то оживленно обсуждали на своем родном языке, одного сурина. Кто-то был в форме, похожей на форму Дисисто, только другого цвета, однако большинство носили самую обычную одежду. Гостей наградили несколькими любопытными взглядами, но никто не остановился.

— Куда? — спросила Рош, показывая рукой на четыре коридора, разбегавшихся в разные стороны.

— Сюда. — Дисисто шагнул к самому правому из них. — Ничего не трогайте и ни с кем не заговаривайте без моего разрешения. Мы здесь немного нервные, и мне совсем не хочется, чтобы кто-нибудь устроил сцену.

Рош кивнула, заметив, что обитатели Центра «Четвертого Галина» действительно кажутся излишне напряженными. Никто не встречался с ней глазами, а радикальные биомодификации Гейда вызвали у нескольких прохожих неодобрение, которое они даже не пытались скрыть.

Дисисто вел их вдоль коридора к изящной двери в самом его конце. Примерно через сто метров они прошли мимо окна, и Рош остановилась, чтобы в него заглянуть. По ту сторону она увидела большое помещение, наполненное растениями, парящими в невесомости. Из губчатых резервуаров, наполненных питательными смесями, в разные стороны тянулись длинные стебли; мох и ползучие растения покрывали все плоские участки. Тут и там среди моря зелени возникало яркое цветное пятно — какой-нибудь фрукт или овощ, старающийся изо всех сил занять свое законное место.

— Командир Рош? — Дисисто остановился около Рош, в то время как Синетт и Гейд продолжали шагать дальше.

— Что? — Рош повернулась к начальнику службы безопасности. — О, простите. Меня поразил ваш сад.

— Я стараюсь проводить здесь все свободное время, — улыбнувшись, сказал Дисисто. — Правду говорят, что высокий чин имеет свои преимущества.

— Иногда.

— Да, иногда. — Его улыбка исчезла, и Рош тут же об этом пожалела. — Идемте, — позвал ее Дисисто.

Они догнали Синетта и Гейда и вскоре оказались в полукруглом вестибюле. У закрытой двери стояли два охранника в черной форме.

— Он ждет нас, — сказал Дисисто ближайшему.

Тот кивнул, и дверь с шорохом распахнулась. Дисисто прошел между охранниками и знаком показал Гейду и Рош, что они должны следовать за ним. Синетт замыкал шествие, молчаливый и невозмутимый.

Они попали в короткий коридор и увидели еще одну дверь впереди. Здесь было пусто, сумрачно и намного теплее, чем в вестибюле. Дверь у них за спиной мгновенно захлопнулась.

— Где?.. — начала Рош.

Дисисто поднес палец к губам.

— Ждите.

— Положите оружие на пол, — прогремел с потолка голос, который, судя по легкому пришепетыванию, явно не принадлежал представителю касты Древних.

— Я тебе говорил, — заявил Гейд.

— Говорил, — ответила Рош, которая сразу поняла, что это кеш.

— Расслабьтесь, — сказал Дисисто. — Вам не угрожает опасность. Просто шеф не терпит оружия.

Рош бросила быстрый взгляд на Гейда.

— А если мы откажемся подчиниться?

— Вы с ним не встретитесь, — пожав плечами, ответил Дисисто.

— Советую на данном этапе вести себя дипломатично, — заявил Ящик. — Отказ может стоить нам дороже, чем согласие.

— Тебе легко говорить, — возразила Рош. — Ты не тут.

Она отстегнула кобуру и положила пистолет на пол у своих ног. Гейд после короткого колебания последовал ее примеру.

— Киборг будет находиться внутри ограничивающего поля, — продолжал голос, когда оружие оказалось на полу. — Резкие движения недопустимы.

Гейд заворчал и попробовал поднять руку, но не смог.

Сжав зубы, он предпринял новую попытку, только медленнее, и ему удалось дотронуться рукой до груди.

Дисисто наблюдал за происходящим с тревогой и удивлением, которые казались искренними.

— Я не предполагал, что они…

— Надеюсь, больше никаких сюрпризов не будет, — проговорила Рош сквозь сжатые зубы.

Дисисто посмотрел на дверь и сказал:

— Я тоже.

Гейд сжал руку в кулак.

— Сукин сын.

Щелкнул замок.

— Можете войти, — пригласил голос.

Дверь скользнула в сторону, открыв глазам Рош помещение, размерами равное капитанскому мостику «Аны Верейн», только здесь было намного больше свободного пространства. В самом центре стоял огромный круглый стол, вырезанный из отполированного белого камня и украшенный мерцающими голографическими экранами. Потолок, похожий на амфитеатр, тоже оказался куполообразным. Стены украшали бездействующие дисплеи, а сбоку располагалось большое окно, выходившее в зеленый сад станции.

Дисисто чуть подтолкнул Рош, и она перешагнула через порог. Гейд, вынужденный двигаться очень осторожно, чтобы не активировать удерживающее поле, последовал за ней.

Когда Рош вошла в комнату, ее первым впечатлением было ощущение свободного пространства и изящества. Вторым — чувство больничной чистоты и максимальной эффективности, словно помещение использовалось в качестве лаборатории, когда здесь не устраивалось официальных встреч. Третье впечатление основывалось на сведениях, которые она получила благодаря обонянию.

Цилиндрические светильники, свисавшие с потолка, заливали чистым белым сиянием трех человек в комнате.

— Здравствуйте, командир Рош, — сказал первый, представитель касты Древних людей, стоявший у дальнего конца стола.

У него были седые волосы — там, где они еще сохранились.

Глядя на невысокого человечка с восковым лицом, Рош сразу сообразила, что ему скорее всего больше ста стандартных лет.

Впрочем, двигался он чрезвычайно уверенно и легко.

— Вы, по-видимому, Руфо, — сказала она.

Брови профессора поползли вверх в деланном изумлении.

— Я вижу, Джеред вам немного о нас рассказал. — Он уставился на начальника службы безопасности, который под его взглядом начал переминаться с ноги на ногу.

— Кое-что, — ответила Рош, заметив смущение Дисисто. — Однако ничего существенного.

— В любом случае, — продолжал Руфо, — добро пожаловать в мой дом.

Рош бросила оценивающий взгляд на двух охранников-кеш, стоящих по обе стороны от Руфо. Вид у них был не особенно гостеприимный, даже учитывая тот факт, что они являлись представителями народа, который не очень-то жалует разные там обмены любезностями. Кожаные куртки и сапоги, надетые поверх черных комбинезонов, без слов указывали на то, что они здесь на работе.

— Ваш дом? — переспросила Рош.

Руфо обошел стол, чтобы пожать ей руку. Вблизи он казался еще меньше.

— Я финансирую это заведение и управляю им. Мои служащие прекрасно знают, кто выплачивает им премии — хотя мне нравится думать, будто я являюсь образцовым руководителем. — Его пронзительные глаза метнулись к Дисисто. — Я прав, Джеред?

Офицер службы безопасности кивнул:

— Абсолютно.

Руфо улыбнулся и снова подошел к своему столу.

— Итак, пришла пора познакомиться. Нам известно, что вас зовут Морган Рош, а вашего спутника Амейдио Гейд.

Джеред и меня не оставил без внимания — доложил о вас то, что знал. Я представлю вам кое-кого из нас. — Подойдя к одному из охранников, он остановился и, встав на цыпочки, положил руку ему на плечо. — Это лейтенант Хаден Б'шан, мой заместитель.

Офицер-кеш поклонился, и на его голом черепе заиграли яркие блики. Жесткая кожа была в основном желтой, только тут и там красовались синие и пурпурные пятна, создававшие удивительный симметричный рисунок, казалось, чернильные кляксы усеивают каждый видимый участок его тела. Там, где у представителя касты Древних находятся уши, виднелись две темные мембраны толщиной с большой палец.

— Я польщен знакомством с вами, — проговорил офицер на удивление пронзительным голосом.

Не в состоянии придумать подходящего ответа, Рош тоже ему поклонилась. Ее немного удивили его слова. Как правило, кеш не особенно жалуют представителей других каст, в особенности тех, кого не знают, и не считают необходимым вести себя с ними вежливо.

Гейд же приложил кулак к груди и сказал:

— Do-tri'sk en sh'ante ruk.

Б'шан улыбнулся, и на мгновение Рош увидела влажную внутреннюю поверхность его губ.

— Du. Очень впечатляюще.

— Некоторое время назад я служил вместе с отрядом боевиков-кеш на Нирре, — пояснил Гейд.

— Из какой семьи?

— Гродо.

— Очень благородный род, — кивнув, заметил Б'шан. — По крайней мере был таковым до того, как его изгнали из Республики H'Kop.

— Я всегда считал, что Диктатриса могла бы продемонстрировать по отношению к ним больше снисходительности.

Другой кеш издал звук, похожий на шорох гравия под ногами. Б'шан снова кивнул, на сей раз с торжественной важностью, и отправился на свое место, чтобы больше не привлекать к себе внимания. Кожаные подметки его сапог отчаянно скрипели.

— Позвольте представить вам старшего офицера Шак'ни, — продолжал Руфо.

Шак'ни оказался выше и тоньше Б'шана. Его лицо украшали родимые пятна ярко-красного цвета, похожие на проступившие сосуды. Он поклонился гостям явно через силу, даже и не поклонился вовсе, а так, едва заметно кивнул.

Шак'ни встретился с Рош глазами на одно короткое мгновение, и она сразу почувствовала, как сильно он ее презирает.

Гейда он проигнорировал, тот тоже промолчал.

Руфо обошел стол и оказался прямо перед Рош и Гейдом.

— Мы с Хаденом прочесали эту систему в поисках воина, который устроил здесь такие чудовищные разрушения, — сказал он.

— Так я и поняла, — проговорила Рош, когда они наконец подошли к интересовавшей ее теме. — Я бы с удовольствием познакомилась с данными, которые вам удалось собрать.

— А я с теми, что имеются у вас. — Руфо пристально посмотрел на Рош и заявил:

— Полагаю, именно по этой причине вы сюда прибыли. Не всякий решится проникнуть сквозь Рукавицу.

— Вам про нее известно?

— Разумеется. В юности я интересовался технологическими экспериментами, которые ставили те или иные продвинутые касты, не достигшие Возвышения. — Руфо замолчал, словно ему в голову пришла неожиданная мысль, а потом продолжал:

— Пожалуй, стоит объяснить все с самого начала.

Пожалуйста, присаживайтесь.

Он махнул рукой, и из гладкого, без единой щели пола появилось пять белых стульев. Рош мгновение колебалась, но затем уселась на ближайший. Гейд устроился рядом. Воины-кеш — напротив.

— Джеред, будь любезен, подожди снаружи. Я тебя позову, когда командир Рош будет уходить.

Дисисто кивнул, повернулся и покинул комнату. Синетт последовал за ним.

— Итак. — Руфо опустился на оставшийся свободным стул, и тут же ожили голографические экраны у него на столе и вдоль стен.

Замелькали картинки, изображавшие далекие миры и станции. Рош узнала не все из них. Менялись диковинные тексты, написанные непонятными иероглифами, лица представителей самых разных каст, беззвучно о чем-то рассказывающих.

— Я многим интересуюсь, — начал Руфо. — Но больше всего меня занимает прошлое. История и обрывки информации, благодаря которым до нас доходят те или иные события, завораживали меня с раннего детства. С четырех лет я посвятил свою жизнь — а после безвременной кончины отца и весьма солидную часть состояния — приобретению знаний по данному предмету. Если бы не бесценные реликвии и значительная сумма, завещанная отцом, мои детские мечты никогда не были бы реализованы. Например, посмотрите. — Он резко встал и указал на потолок над столом.

Из самого его центра начал медленно опускаться какой-то предмет — или окаменелость, застывшая в янтаре, — размером не больше руки Рош. Даже когда странная вещица замерла в метре над столом, Рош так и не сумела понять, что же это такое.

— Требуется подсказка, — проговорил Гейд и уставился своими искусственными глазами на непонятный предмет.

— Это, — продолжал Руфо, — мое главное сокровище. Я вытащил его собственными руками из обломков космического корабля, который в десять раз старше любой цивилизации в данном регионе.

— Микрофиша Гил-Ш'ана, — доложил Ящик. — Краеугольный камень всего, что известно про цивилизацию Древних людей. Ее местонахождение оставалось загадкой в течение последних двадцати лет.

— Перед вами устройство для хранения данных, созданное неизвестной нам кастой, — одновременно с Ящиком пояснил Руфо. — Информация, которую оно содержит, полностью не переведена, но в ней имеются слова, написанные прежде, чем самые древние касты поселились на звездах.

— Разве такое возможно? — спросила Рош.

— Вне всякого сомнения, мы многого не знаем, — заявил Руфо. — По крайней мере четыре Исконные касты предшествовали тем, что упоминаются в самых ранних из дошедших до нас источников. Мы называем их Касты А, В, С и D, поскольку нам неизвестны их настоящие имена.

— Но они люди?

— Разумеется, командир. Установленным фактом является то, что никакие другие разумные существа не сумели покорить звезды, — сказал Руфо так, словно перед ним сидел невежественный ребенок. — Мы можем определенно утверждать, что касты, о которых идет речь, исчезли многие сотни тысячелетий назад. Тут и там попадаются реликвии, нужно только как следует искать, но, к сожалению, их недостаточно, чтобы создать внятную картину общественного устройства этих народов. Недостаточно даже для того, чтобы убедить большинство университетов рассказывать в своих курсах истории о том, что нам удалось узнать. Я посвятил жизнь приумножению знаний, а вместе со мной и несколько моих соратников.

Неожиданно Рош догадалась:

— Вы нашли руины, верно?

— Мне так это представили, — ответил Руфо. — На Мок, единственной луне бинарной системы Какамат — Маракан, говорят, имеется сказочная коллекция артефактов, которые ждут своего часа и еще никем не внесены ни в какие каталоги. К сожалению, несчастье, случившееся в системе, помешало нам исследовать поверхность луны. Видите ли, я не настолько погружен в работу, что не замечаю страданий человечества, в особенности если события разворачиваются у меня под носом.

— И что же вы по этому поводу сделали — конкретно? — ехидно поинтересовался Гейд.

— То же самое, что и вы, — ответил Руфо, которому явно не понравился упрек, прозвучавший в голосе Гейда. Он повернулся к Рош:

— Я доставил свою станцию в безопасное место и отправил на разведку небольшие суда, в задачу которых входило изучить развалины — с расстояния.

— И не стали ни во что вмешиваться?

— С моей стороны разумнее всего было попытаться разобраться в том, что здесь произошло. Это область, в которой я специализируюсь, — я не тактик и не воин. И потому решил, что в интересах системы будет собрать информацию, а не демонстрировать отвагу.

— И что же вам удалось обнаружить? — спросила Рош.

Руфо вздохнул и вернулся на свое место.

— За последние две недели, командир, я видел самые неожиданные для себя вещи. Такое… простите меня. — Он настолько расстроился, что не мог говорить, и знаком показал Б'шану, чтобы тот продолжал за него.

Кеш встал.

— Поймите, командир Рош, мы, служащие «Четвертого Галина», не связаны ни с какой военной организацией. И потому, если во время моего рассказа ваша профессиональная подготовка позволит вам сделать выводы, отличающиеся от наших, перебивайте меня, не колеблясь. Мы с радостью выслушаем ваше мнение.

Рош кивнула, посчитав за лучшее промолчать по поводу своего статуса. Пусть продолжают думать, что замаскированная «Ана Верейн» принадлежит Армаде СОИ.

— Ваш чин является почетным?

— Всего лишь титул, оставшийся со времен моей юности, когда я служил Диктатрисе. Теперь я прежде всего ученый. — Заметив взгляд, который Рош бросила в сторону Шак'ни, он добавил:

— Мой коллега является связным между «Четвертым Галином» и Республикой H'Kop. Перед тем как прибыть сюда, мы изучали некоторые регионы на территориях, не принадлежащих касте Древних.

— Понятно, — сказала Рош. — Продолжайте, пожалуйста.

Б'шан подошел поближе к столу. Микрофиша Гил-Ш'ана вернулась на свое место на потолке в тот момент, когда ожил большой дисплей. На голоэкране появилась карта орбит пяти внутренних планет Палазийской системы.

— Вы, вне всякого сомнения, знаете, как все началось. Курьерский корабль СОИ «Рассвет» по дороге на Горунд Сэф подобрал неподалеку отсюда спасательную капсулу и практически сразу после этого исчез. Два дня спустя он снова появился. Корабль направлялся в сторону аванпоста Гур и передавал сигнал бедствия. Командир аванпоста выслал буксир, чтобы тот доставил «Рассвет» на базу для проведения необходимого ремонта.

Затем поступило сообщение, что на базу напали, а вскоре она замолчала.

— Да, — перебила его Рош, — Армада послала батальон десантников с заданием разобраться в том, что здесь произошло. Снимки, доставленные в Штаб единственным кораблем, которому удалось спастись, показали, что все населенные базы Палазийской системы охвачены пожарами.

— «Рассвет» обнаружили слишком поздно, — мрачно продолжал Б'шан — Сигнал бедствия оказался отвлекающим маневром, команда корабля погибла за день до того, как ушел сигнал бедствия. Существо, совершившее это преступление, захватило буксир, посланный на выручку «Рассвету» Кроме того, ему удалось изменить орбиту движения небольшого астероида… Он уничтожил аванпост Гур, прежде чем командир успел понять, что происходит. Астероид столкнулся с санитарным кораблем, припаркованным на заправочной орбите, возникла цепная реакция, приведшая к тому, что загорелись все запасы топлива станции.

— Неудивительно, что образовался такой громадный кратер, — присвистнув, сказал Гейд.

— Не следует забывать, что наши предложения главным образом основаны на выводах, сделанных из небольшого количества свидетельств, оставшихся на месте катастрофы. Плюс данные, полученные с нескольких обломков, которые нам удалось выловить, и информация, записанная небольшими автоматическими системами, разбросанными тут и там. Мы даже не можем сказать, сколько человек атаковало базу. Но, учитывая тот факт, что в спасательной капсуле оказалось только одно живое существо и что описываемые события начались непосредственно после этого, мы сделали вывод, что именно спасенный «Рассветом» человек виновен в том, что здесь произошло.

Я знаю, мои слова звучат не слишком правдоподобно. Кроме того, у нас нет ни одного изображения преступника, подтверждающего наши гипотезы, — да и установить его личность мы не в силах. К сожалению, мы можем действовать, только располагая теми сведениями, что у нас есть, а их совсем немного. Мне не хочется, чтобы у вас сложилось впечатление, будто мы понимаем, что случилось в системе, в особенности если мы в состоянии предложить вам лишь теории.

Рош кивнула, показывая, чтобы он продолжал.

— Нам удалось выяснить, что после аванпоста Гур буксир отправился на Гатамин, там он изменил курс и полетел дальше внутрь системы.

— А откуда пилот узнал, куда нужно лететь? — спросил Гейд.

— В буксире, разумеется, имелись подробные навигационные карты, на которых отмечены все поселения Палазийской системы. Определить местонахождение мишеней не составило для него большого труда. — Б'шан повернулся и показал на карту Палазийской системы. — База Гейтен стала следующей.

Там уже поняли, что с аванпостом Гур произошло несчастье, но им не хватило информации, чтобы начать действовать немедленно. Они подготовили два корабля-разведчика, в чью задачу входило выяснить судьбу Гура, но враг нанес новый удар.

— Незадолго до прибытия к вам мы получили снимки Семенида, — сказала Рош. — Мы не смогли обнаружить никаких следов базы Армады; у нас сложилось впечатление, что даже луна исчезла.

— Совершенно верно.

На центральном экране появилось изображение Семенида — распухший газовый гигант вполовину меньше Джагабиса, с беснующейся атмосферой, казавшейся оранжевой в красном сиянии Хинтубета. Три видимых луны в зеленом ореоле плюс черное пятно на фоне туч. Картинка стала зернистой, когда камера приблизилась к темному пятну.

— Этот шрам на атмосфере Семенида не значится ни в каких навигационных картах. Тот факт, что вы его не заметили, означает, что он больше не виден.

— Вы хотите сказать… — начала Рош.

— Что перед вами, — Б'шан указал на темное пятно на экране, — место гибели луны, которая когда-то служила домом базе Гейтен.

Рош посмотрела на Б'шана и поняла, что он говорит совершенно серьезно.

— Целая луна…

— Была выведена на новую орбиту и отправлена в атмосферу. — Глазам Рош и Гейда предстали обломки на орбите вокруг газового гиганта. — Мы обнаружили большое количество фрагментов брони, которая используется для защиты ползунов. Я предполагаю, что по крайней мере два таких ползуна попали в руки пилота буксира по пути к внутреннему кольцу темных тел. Их массы достаточно для того, чтобы разрушить небольшую луну или заставить ее изменить орбиту.

Более того, их система безопасности очень проста, а ИИ ничего не стоит перепрограммировать.

Рош представила себе, как ползуны — каждый из которых значительно больше самого «Четвертого Галина» — атакуют не ждущую никакого подвоха базу Армады. На такой скорости вряд ли что-нибудь могло их остановить. Персонал базы даже не успел эвакуироваться, не говоря уже о спасении ценного военного оборудования. Базу уничтожили с холодной расчетливостью профессионала, знающего свое дело.

— Мы подозреваем, — продолжал Б'шан, — что случившееся имеет отношение к засаде, в которую попал батальон Армады, посланный разобраться в причинах сигнала бедствия, отправленного аванпостом Гур за шестнадцать дней до этого.

Десантники провели здесь неделю, а потом исчезли.

Рош кивнула. Предположения Б'шана звучали вполне разумно и к тому же совпадали с теми крохами сведений, которыми располагала Разведка Армады.

— И куда же отправился буксир дальше? — спросила она.

— Если быть точным до конца, его там и не было. Как только ползуны запрограммированы, пилоту уже делать нечего. Вот почему практически сразу после того, как прервалась связь с базой, прозвучал сигнал тревоги из космопорта Аро — буксир попытался совершить там посадку.

— Не могу поверить, чтобы они позволили ему сесть после всего, что произошло, — проговорил Гейд.

— А они и не позволили. Власти отдали приказ уничтожить буксир после того, как он в третий раз отказался подчиниться их предупреждению.

— Уничтожили? — нахмурившись, переспросила Рош.

Б'шан кивнул.

— Только пилота на борту не оказалось. Он применил невероятно хитроумную тактику: ни разу не оказывался там, где его ждали. Каждый раз опережал своих противников на шаг. Он перебрался с «Рассвета» на буксир, как только возник лишь намек на то, что на аванпосту Гур подумают, будто он находится на борту курьерского корабля. Затем, не успели власти Аро узнать про то, что случилось на Волорасе и Семениде, он покинул буксир и отправил его вперед в качестве отвлекающего маневра. А сам занялся приведением в исполнение своего плана.

— Какого? — спросил Гейд.

— В то время как представители космопорта Аро занимались обломками буксира, свято веря в то, что покончили с угрозой системе, пилот использовал два ползуна и все их ресурсы, чтобы перейти к следующему этапу операции. Предположительно именно тогда он и построил свои газовые пушки и системы наведения, оставив их среди обломков. Позже у него на это не хватило бы времени.

— Звучит разумно, — согласилась Рош. — А кроме того, администрация космопорта Аро решила, что опасность миновала, и расслабилась.

— Именно. — Б'шан вызвал на экран карту орбит вокруг главной луны Джагабиса. — Складывается впечатление, что он сделал следующее: вывел один из ползунов на ближнюю орбиту Аро, протащив его мимо Джагабиса по узкой эллиптической орбите. Затем, когда ползун занял свое место, он открыл лазерный огонь по городу Эмптаж и разрушил купол. Кроме того, он воспользовался флотилией автоматических зондов для нападения на корабли, пришвартовавшиеся по центру орбитальной башни. Одновременно второй ползун появился с противоположной стороны и полностью уничтожил башню.

— Как? — спросил Гейд.

— Очень просто — столкнувшись с ней, — пояснил Б'шан, — и разбив ее якоря.

Рош сосредоточилась, с трудом поспевая за сменяющими друг друга картинками, замелькавшими на экране.

— Последствия столкновения уничтожили те из кораблей, что еще оставались возле башни. Отсюда и множество обломков.

— А дополнительный момент импульса движения вывел большую часть того, что осталось от башни, на орбиту, где она развалилась на более мелкие фрагменты. Они были использованы для того, чтобы создать устройство по принципу мельницы и не допустить к месту катастрофы желающих посмотреть, что здесь случилось. Кабель очень тонкий, и заметить его трудно. А сегменты вращаются с такой скоростью, что легко разрежут любой корабль пополам.

— Это и случилось со сборщиками, — сказал Гейд.

— По-видимому, — не стал спорить с ним Б'шан. — В конце концов мы убрали часть конструкции «мельницы», но с газовыми пушками ничего поделать не смогли. Мы побоялись полностью уничтожить обломки, чтобы не потерять важные доказательства происшедшего, но, с другой стороны, не хотели рисковать своими людьми и отправлять их с приказом обезвредить ловушки.

Рош подумала о Мавалине. Он, вне всякого сомнения, был счастлив, что ему не пришлось выполнять такое задание.

— Практически сразу после прибытия мы засекли несколько передач, — сказала она. — Ваши наблюдатели тоже их уловили?

Б'шан помахал рукой, и на экране появились иероглифы командного языка Движения.

— Складывается впечатление, что послание зашифровано.

Однако нам не удалось распознать код.

— Мы получили по направленному лучу еще одно сообщение, на сей раз из другого источника и в простом текстовом режиме.

— Источник передачи находится в районе бинарной системы Какамат — Маракан, — кивнув, проговорил Б'шан. — Мы считаем, что это либо приманка, либо абсолютно невинное сообщение, отправленное не нам.

— Приманка? С какой стати? — удивленно поинтересовалась Рощ.

— Потому что с тех пор, как погиб город Эмптаж, перед закрытием солнечной оболочки, окружающей систему, не предпринято ни одной новой атаки. Хочется думать, что человек, виновный в уничтожении населенных баз системы, покинул ее.

— В таком случае почему вы здесь прячетесь? — спросил Гейд.

— Мы решили предпринять усиленные меры предосторожности, — тихо ответил Руфо. — Глупо считать, что мы в полной безопасности, до тех пор, пока не получим надежное подтверждение.

Рош наклонилась вперед, обращаясь к Б'шану:

— Вы сказали, что это может быть вполне невинное послание. От кого?

— От тех, кому удалось спастись и кто пытается вести себя таким образом, чтобы их не обнаружили. Вроде нас. Лучше дождаться спасателей, чем выдать свое присутствие.

— О ком вы говорите? Кто мог спастись? — настаивала на своем Рош. — Предполагается, что база на Мок была пуста.

— Источник передачи установлен приблизительно, — пожав плечами, проговорил Б'шан. — «Рядом» с Мок может означать, что он находится на территории в несколько миллионов километров, внутри которой расположена бинарная система. Сигнал мог подать какой-нибудь сборщик, пролетавший мимо.

Рош не могла с ним не согласиться.

— А как насчет Рукавицы? Вы должны были видеть ее приближение.

Б'шан посмотрел на Руфо и сказал:

— Множители кварков вошли в систему двадцать один день назад.

— Вам известно, кто их доставил?

— Если бы… тогда по крайней мере мы могли бы предположить, кого ждать, когда прибудет спасательная экспедиция, — ответил Руфо.

— Они вошли в систему из глубокого космоса, — пояснил Б'шан. — И остановились в атмосфере звезды. Как раз в этот момент неизвестный напал на космопорт Аро. Когда мы узнали об их присутствии, множители уже заняли позиции. А дальше все произошло очень быстро. Через двадцать часов Рукавица была приведена в действие, а система закрыта.

Руфо поднял голову и тихонько проговорил:

— Сначала мы думали, что это ваших рук дело — а вы являетесь авангардом большой спасательной экспедиции.

Рош кивнула, прекрасно понимая, что он боится задать беспокоящие его вопросы. Кто вас послал? Сколько еще осталось ждать? Спасут ли нас вообще?

Она не могла развеять его страхи, но понимала, что должна как-то отреагировать.

— Возможно, вместе мы сумеем разобраться в том, что здесь происходит.

— Надеюсь, — проговорил Руфо, и легкая улыбка коснулась его губ. — Мы с радостью выслушаем вас, если вы можете еще что-нибудь добавить.

— Вы поделились с нами сведениями, которые вам удалось получить, — сказала Рош. — Похоже, пришла моя очередь.

Однако прежде чем она заговорила снова, ее остановил Ящик:

— Подожди, Морган. Мне нужно с тобой кое-что обсудить.

— Это важно? — нахмурившись, спросила она.

— Возможно.

Понимая, что Руфо и воины-кеш ждут продолжения, она подняла руку.

— Одну секунду, — попросила она, а потом, обращаясь к Ящику, поинтересовалась:

— В чем дело? — Небольшая проблема, — пояснил Ящик. — Я не могу пробраться в базу данных станции.

— Ты не шутишь?

— Складывается впечатление, что на «Четвертом Галине» действует два уровня системы безопасности. В первый мне Удалось проникнуть. Благодаря этому я получил доступ к информации нижнего уровня, как-то: изображение коридоров и складских помещений, анализ воздуха внутри станции, данные рециклинга воды и тому подобное. Второй уровень никак не связан с первым, и попасть туда через него невозможно.

Он охватывает по меньшей мере половину внутренних помещений, включая комнату, в которой вы в настоящий момент находитесь, а также все навигационные данные и сведения о недавних передвижениях станции. Кроме того, сюда же входят личные файлы Руфо, а также те, что могли бы подтвердить или опровергнуть слова Руфо и его заместителя.

— И ты сделал все, что мог, чтобы добраться до нужной нам информации? — спросила Рош.

— Проблема не в том, чтобы получить к ней доступ, Морган. Я не знаю, где она находится. Словно две системы безопасности существуют совершенно независимо друг от друга и никоим образом не связаны между собой — что, разумеется, невозможно.

— Но мы должны забраться в их базу, иначе мы не сможем решить, стоит ли им доверять.

— Я знаю. Мне необходимо подробнее изучить станцию.

Первый уровень системы безопасности слишком ограничен, и я не получаю четкого представления о том, что здесь происходит. Чтобы добиться желаемого результата, мне требуется установить физическую связь со станцией.

— Иными словами, я должна отправиться в исследовательскую экспедицию.

— Я хочу, чтобы при помощи контактной панели ты получила доступ к максимальному количеству разных точек выхода информации. Если одна из них выведет нас на внутреннюю систему или по крайней мере позволит к ней приблизиться, возможно, мы сумеем понять, что они тут устроили.

Рош кивнула.

— Ты слышал, Амейдио? На экскурсию хочешь?

— Я не могу, — сказал Гейд. — У меня только текстовая связь. Ты что, забыла?

— Ты не понял. Я сама все проделаю, но ты пойдешь со мной. Я тебя здесь не оставлю. Ты слишком уязвим в этом дурацком удерживающем поле.

— А кто поведет переговоры?

— Ящик, конечно. Не сомневаюсь, что он справится.

Рош вернулась в сияющий огнями кабинет Руфо. Старый ученый и два офицера-кеш выжидательно на нее смотрели.

Б'шан продолжал стоять, в то время как Шак'ни наблюдал за ней с плохо скрываемым подозрением. Рош с опозданием подумала о том, что он, возможно, умеет проникать в чужое сознание, — но потом отбросила эту мысль. Если Майи не в состоянии использовать свою способность к эпсенсу в Палазийской системе, никакой похититель не сможет.

— Прошу меня простить, — сказала она вслух.

— Вы разговаривали со своей командой? — спросил Руфо.

— Да. Возникли обстоятельства, требующие моего внимания.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Путешествие через Рукавицу оказалось более опасным, чем я полагала. Мы обнаружили отверстия на корпусе якорного драйва, и нам придется привести его в порядок, прежде чем снова куда-либо отправляться. Мы, разумеется, в состоянии сами устранить поломку, но в сухом доке это было бы гораздо легче — и быстрее.

— У нас имеется все необходимое для ремонта, — ответил Руфо. — Вы можете воспользоваться нашим оборудованием.

— Мне бы не хотелось навязываться…

— Не беспокойтесь, — перебил ее ученый. — Я счастлив, что мы в состоянии вам помочь. Бесплатно, естественно. А когда вы приведете в порядок драйв, может быть, возьмете на борт своего корабля часть моей команды — на обратном пути из Палазийской системы?

— Мы возьмем столько, сколько сможем. — Рош ликовала. Руфо сам проглотил наживку, ей даже не пришлось его уговаривать. — Позвольте нам с Амейдио осмотреть ваше оборудование, мы должны понять, что может понадобиться. Мой офицер, отвечающий за сбор информации, расскажет, что нам удалось узнать, пока мы находились в системе. Это не только сэкономит время, но и продемонстрирует вам, что решением задачи занимаются наши самые способные люди.

— Разумно, — радостно улыбаясь, заявил Руфо. — Однако мне кажется, вы принижаете свои достоинства. Чтобы командовать военным кораблем Содружества Империй, требуется огромное искусство.

Рощ улыбнулась ему в ответ, хотя его лесть показалась ей неискренней, и связалась с Ящиком:

— Ты все слышал? Ты старший офицер Разведки, будешь разговаривать с ними напрямую. Для этого тебе понадобится лицо — вроде того, что у тебя было, когда мы захватили «Ану Верейн».

— Все понял, Морган. Открываю прямую коммуникационную линию.

— Только помни, я хочу знать все, что будет решено на вашей встрече, так что позаботься сделать запись, которую я прослушаю позднее.

— Морган, твое недоверие причиняет мне невыносимые страдания. Я могу только еще раз повторить, что мои интересы полностью совпадают с твоими.

— Да, но как только они перестанут… — Рош проглотила то, что собиралась сказать — сейчас не время выяснять отношения. — Постарайся еще что-нибудь у них узнать, ладно?

— Постараюсь.

— Командир Рош, с вашего корабля поступила просьба открыть прямую линию связи, — сказал Б'шан. — Полагаю, это офицер Разведки, о котором вы говорили?

— Да, ее зовут лейтенант Гоулд. Линия надежна?

— Естественно. Никто за пределами кабинета не узнает о содержании нашего разговора.

— Хорошо. — Рош поднялась. Гейд последовал ее примеру, его движения были скованными из-за удерживающего поля. — Если вы попросите кого-нибудь показать нам дорогу, мы немедленно приступим к работе.

— Вас будет сопровождать Джеред, — проговорил Руфо и подошел к Б'шану, стоявшему у центрального стола. — Прежде чем вы уйдете, я хочу задать еще один вопрос. Вы не сказали, есть ли в вашей команде похититель. Могу я сделать вывод, что у вас его нет?

Рош поколебалась одно короткое мгновение, а потом, не очень понимая, к чему приведет ее ответ, сказала:

— Не обязательно.

— Ну, если он у вас есть, знайте, что система окружена полем, которое нейтрализует действие эпсенса. Мы сами столкнулись с этой проблемой, но уже практически ее решили.

Двое из троих похитителей восстановили — по крайне мере частично — свои способности. — Руфо улыбнулся. — Так что в случае необходимости я с радостью окажу вам помощь и в данном вопросе.

— Спасибо. — Рош твердо решила, что, даже если он сказал правду, нужно хорошенько разобраться в его мотивах, прежде чем отдавать ему Майи. — Я буду иметь это в виду.

Дверь в кабинет открылась, и Дисисто вывел Рош и Гейда наружу. Оглянувшись, Рош увидела, как ожил главный голоэкран, на котором появилось изображение светловолосой женщины в форме СОИ, на фоне стандартного сине-черного интерьера, принятого в Содружестве.

— Ты, Ящик?

— Точно.

— Лицо кажется мне знакомым…

— Примерно так ты будешь выглядеть через пятьдесят лет.

— Что?

— Здравствуйте, профессор Руфо, — услышала Рош прежде, чем захлопнулась дверь в кабинет.

***

Сухие доки «Четвертого Галина» находились внутри сферической конструкции, окружающей станцию. Расположенные по кругу поручни давали возможность попадать в док снаружи. Массивные пусковые башни и краны с множеством конечностей украшали сам док, точно лепестки громадной актинии.

С наблюдательной площадки, на которую их привел Дисисто, Рош не видела скутер «Аны Верейн», но пару других кораблей ей разглядеть удалось. Среди них она заметила небольшое курьерское судно, слегка потрепанное, с помятыми боками, пока оценивала возможности сухого дока, воспользовавшись контактной панелью. Другую руку она незаметно положила на рукоять пистолета, отданного ей охранниками Руфо, когда они покинули святая святых станции. Гейд стоял неподалеку, обсуждая с Дисисто тонкости навигационного искусства. Синетт равнодушно наблюдал за ними, остановившись возле выхода на площадку.

Неожиданно Рош сообразила, что означают буквы идентификационного кода курьерского корабля. И хотя полностью его расшифровать не представлялось возможным, она сразу поняла, что судно когда-то принадлежало Разведке СОИ.

— Так-так.

— Тебе удалось что-то обнаружить, Морган? — спросил Ящик.

— Только «Рассвет», — ответила она. — Как ты думаешь, что он здесь делает?

— Понятия не имею. Руфо в нашем разговоре о нем не упомянул.

Рош решила отложить данную информацию на потом.

— Ты выяснил что-нибудь ценное?

— Боюсь, пока ничего. Сухой док относится к тому же уровню безопасности, что и установки в главном доке. Нужно попытаться проникнуть в более серьезные базы данных.

— Ты сказал, что здесь имеются мертвые зоны и ты не видишь, что там находится. А если мы войдем в такую зону?

— Возможно, это поможет, но…

— Где ближайшая? Посмотрим, что я смогу сделать.

— Ближайшая находится в одном из доков — скорее всего в том, где стоит «Рассвет», — но ее наверняка охраняют. Есть и другие, причем недалеко.

Ящик показал Рош карту станции с нанесенными на нее мертвыми зонами, которую она несколько минут внимательно изучала. Маленький участок, помеченный черным, находился между ней и главным доком. Она повернулась к Гейду и Дисисто, продолжая удерживать карту перед левым глазом.

— Послушайте, Дисисто, — сказала она. — Мне нужно сходить на скутер.

— Что-нибудь случилось? — с беспокойством, показавшимся Рош искренним, спросил Дисисто.

— Нет, просто мне нужно уточнить некоторые детали, переговорив с ремонтным компьютером. Если вы хотите остаться здесь и побеседовать, я сама найду дорогу.

Дисисто улыбнулся:

— Думаю, нам лучше держаться вместе, командир. Так будет безопаснее для всех.

— Как пожелаете.

Она быстро направилась к выходу. Шагавший за ней Гейд тихонько выругался, похоже, его подвели искусственные ноги.

— Так нормально? — спросил он.

— Отлично, — ответила Рош. — Продолжай в том же духе.

Синетт задержался, чтобы помочь Гейду, в то время как Дисисто, у которого оказались такие же длинные ноги, что и у Рош, старался от нее не отставать.

— Вы торопитесь, — проговорил он, когда они свернули в широкий коридор, ведущий к входу в док, по обе его стороны через каждые десять метров располагались двери. Завидев их компанию, техники отходили, уступая дорогу.

— Мне тревожно, — призналась Рош. — Я слишком много времени провела на корабле.

— На истребителе? Он не производит впечатления маленького тесного суденышка.

— Конечно. Но я все равно временами чувствую, будто он становится совсем крошечным — стены смыкаются, опускается потолок, и я начинаю задыхаться. Иногда мне хочется оказаться где-нибудь в другом месте, хотя бы на час.

— Думаю, именно поэтому вы и согласились встретиться с Руфо. — Он искоса взглянул на нее и продолжал:

— Я не мог понять, зачем вы сюда прибыли. Чтобы офицер добровольно передал командование в чужие руки — очень необычно, в особенности учитывая нынешние обстоятельства.

— Я, конечно, не на корабле, но это еще не значит, что я им не командую, — резко возразила Рош.

— Значит, у вас хорошие отношения с экипажем. Они, очевидно, знают свое место.

Дисисто, возможно, пытался заставить Рош волноваться, намекая на то, что ей не стоит доверять своей команде, и не знал, насколько близко подобрался к тому, что она сама чувствовала.

— Я им доверяю, — ровным голосом проговорила она, стараясь скрыть от него свои сомнения. — А больше и желать нечего.

Дисисто кивнул.

— У вас большая команда?

— Относительно.

— Гейд не говорит, в чем состоят его обязанности. Я полагаю, он отвечает за безопасность или оружие. Он сдержанный человек, который не любит болтать, или вы запретили ему распространяться на данные темы?

— Сколько вопросов, Дисисто, — покачав головой, заметила Рош.

— Это часть моей работы.

— Вы их задаете по поручению Руфо?

— Не совсем. — Дисисто слегка поморщился. — Я подчиняюсь старшему офицеру Шак'ни.

— Правда? — Рош была удивлена ответом и откровенностью Дисисто. — Я думала, он всего лишь гость.

— Сколько вопросов, командир, — ухмыляясь, заявил Дисисто. — В других обстоятельствах я бы с удовольствием вам все рассказал, но…

Он замолчал на полуслове, что вполне устраивало Рош, которая как раз подходила к месту, помеченному черным пятном.

— Давайте пройдем здесь. — Прежде чем Дисието успел ей возразить, Рош быстро нырнула в коридор.

— Эй, подождите! — Дисисто поспешил вслед за ней, удивленный тем, что она неожиданно свернула в сторону. — Сюда нельзя…

— Почему? — возразила Рош. — Так ближе.

— Откуда вы знаете? — Он попытался схватить ее за плечо, но она увернулась.

— Я отлично ориентируюсь в пространстве, — соврала Рош. — Вы же сами сказали, что я здесь быстро освоюсь, разве нет?

Дисисто остановился.

— Ладно, — крикнул он ей. — Пойдем этой дорогой. Только давайте подождем Синетта с Гейдом.

Рош замедлила шаг и оглянулась через плечо, наблюдая за Дисисто. Похоже, он не собирался ей мешать. Рош остановилась, положила руки на бедра и посмотрела по сторонам.

Они оказались в коридоре, который ничем не отличался от остальных, расположенных на этом уровне. И никаких признаков тайной деятельности: никаких необычных звуков, запахов или еще чего-нибудь, что могло бы вызвать подозрения.

— Ну, мы на месте, Ящик. Видишь что-нибудь?

— Пока нет. Впереди двери. Может быть, за одной из них…

— Может быть.

Словно для того, чтобы немного размяться, Рош прошла вперед и остановилась возле первой открытой двери. У дальней стены она заметила пустой терминал с контактной панелью.

— Соблазнительно, — заметила она.

— Не делай этого, — предостерег ее Гейд. — Ты и без того слишком рискуешь.

Она повернулась и увидела в начале коридора Синетта и Гейда. Сложив руки на груди, Рош ждала, когда они подойдут поближе. Дисисто стоял рядом с ней. Его затуманенный взгляд говорил о том, что он с кем-то связался через свои имплантаты.

— А что он сделает? — спросила она Гейда. — Он даже не вооружен. Кроме того, у нас есть то, что ему очень нужно: возможность отсюда выбраться.

— Нам следует опасаться не Дисисто.

Неожиданно внимание Рош привлекло движение слева.

Повернувшись к комнате, в которой стоял терминал, она сообразила, что там кто-то есть. А в следующее мгновение Рош увидела, как к терминалу медленно двинулась громадная женщина. И хотя она с головы до ног была одета в черную форму, сшитую из какой-то экзотической кожи, по голому черепу Рош сразу поняла, что перед ней кеш. В руках она держала дымящийся бокал — судя по запаху, с вуком.

Когда кеш заметила, что Рош наблюдает за ней, то что-то прорычала и захлопнула дверь.

— Да, у вас тут весьма необычная команда, — заметила Рош, повернувшись к Дисисто.

— Это жилые помещения, отведенные тем членам команды, кто чувствителен к внешней обстановке, вот почему нам не следует здесь находиться. Но шеф не возражает против того, чтобы мы отправились дальше. — В его глазах Рош увидела упрек. — Я понимаю, командир, вас мучает любопытство, но следует вести себя более тактично.

— Вы хотели сказать, осторожно?

— И это тоже. — Гейд и Синетт подошли к ним, и Дисисто махнул рукой вперед. — Ну что, пошли дальше? Только медленно.

По дороге к главному доку ничего интересного выяснить не удалось. За открытыми дверями оказывались пустые помещения, а подобраться к какой-нибудь контактной панели Рош не удалось. К тому времени, когда они подошли к скутеру, она решила, что, получив доступ к мертвой зоне, одержала моральную победу — и не более того.

— Возможно, он говорит правду, — сказала она, делая вид, будто собирает необходимые данные. — И это жилые помещения для членов экипажа, которые предпочитают тишину.

— Вполне возможно, — не стал спорить Ящик. — Но у нас нет никаких подтверждений ни того, что это так, ни того. что дело обстоит иначе.

Рош выбралась из скутера и подошла к своим спутникам.

— Куда теперь? — спросила она.

— Обратно в сухой док? — предложил Дисисто.

— По правде говоря, меня ужасно мучает жажда. Как насчет того, чтобы чего-нибудь выпить? У вас же должна быть рекреационная зона. Я угощаю, если, конечно, здесь принимают кредиты СОИ.

Дисисто довольно долго ее разглядывал, а потом сказал:

— Хорошо, как пожелаете.

Рош не смогла прочитать выражения, появившегося у него на лице.

— Когда Руфо и лейтенант Гоулд закончат, мы вернемся к ним.

Дисисто кивнул и зашагал вперед.

— Главный бар находится в Центре.

Рош последовала за ним, оставив попытки что-либо предпринять. После того как их постигла неудача в одной из мертвых зон, она не видела никакого смысла пытаться проникнуть в другие. Кроме того, их слишком много, и Дисисто, разумеется, не позволит ей действовать по собственному плану.

Бар располагался в самом сердце «Четвертого Галина» и занимал огромное пространство между протеиновыми цистернами и центральным садом с растениями. Он состоял из трех помещений, соединенных широкими коридорами. В каждом из трех залов стояла полукруглая стойка и множество столиков. В тусклом свете тут и там раздавался звон бокалов и звуки музыки-ур. В центре находилась арена, окруженная стульями.

Когда они вошли, как раз шел бой. Болельщики обоих соперников собрались в группы и наблюдали за голограммой, крики поддержки сменялись пронзительными свистками.

— Насколько я понимаю, это запись, — проговорила Рош, показав пальцем на происходящее.

— Наверное, из архивов, — заметил Дисисто, — потому что мы уже давным-давно ничего не получали из-за пределов системы. Любое средство сгодится, чтобы любители борьбы не жаловались на скуку.

Рош посмотрела на Гейда и заметила, с каким интересом тот следит за состязанием.

— Амейдио?

— Извини, — повернувшись к ней, сказал он. — Я отвлекся.

Рош улыбнулась. Гейд провел в исправительной колонии столько лет, что и не сосчитать. Ему, разумеется, не хватало подобных развлечений, и он потратил несколько дней своей вновь обретенной свободы на борту «Аны Верейн», чтобы восполнить упущенное. Очевидно, ему это удалось не до конца.

— Что будете пить? — спросила она.

— Что-нибудь не очень крепкое, — пожав плечами, ответил Гейд.

— Дисисто? Синетт?

— Мы на службе, — ответил Дисисто. Кивнув в сторону двери, расположенной за ареной, он добавил:

— Можем сделать заказ там.

Он провел их мимо болельщиков в небольшую боковую комнату, где было не так людно и шумно. Несколько посетителей принадлежали к Экзотическим кастам и явно радовались тому, что здесь свободно и тихо. Они нашли столик и уселись: Рош и Гейд по одну сторону, Дисисто и Синетт — напротив.

— Итак, — нарушив неловкое молчание, поинтересовалась Рош. — Как сделать заказ?

— Если хотите, можете воспользоваться контактной панелью на стуле. Или я позову официанта.

— Панель меня вполне устроит. — Рош обнаружила мягкую подушечку на ручке кресла и положила на нее ладонь.

— Приступай, Ящик, — приказала она. — Изобрази мой счет в кредитах СОИ и закажи монтабанский эль и три дахиша.

— Слушаюсь, Моргай.

— Кстати, как проходит встреча?

— Гладко, хотя ни о Движении Во Славу Солнца, ни о «Рассвете» до сих пор речи не возникало. Складывается впечатление, что Лайнгар Руфо не так подвержен воздействию чар привлекательной женщины, как я рассчитывал.

— Несмотря на твои представления о нас, Ящик, не все люди являются рабами своей физиологии. Однако продолжай работать над… проклятие!

Рош заметила, как с противоположной стороны зала к ним кто-то направляется.

— Морган! — крикнул Майер Мавалин. — Вот не ожидал встретить тебя здесь. Я думал, ты там, наверху, с большими боссами.

Рош встала.

— Привет, Майер.

— Мавалин? — оглянувшись, проговорил Дисисто.

Мавалин замедлил шаги, увидев главу службы безопасности.

— А, это ты?

— Какого черта ты тут делаешь, Майер? Мне придется отчитать карантинную службу за то, что они тебя так рано выпустили.

— Послушай, не стоит на них сердиться, — запротестовал пилот. — Они ни в чем не виноваты.

— В таком случае придется побеседовать с тобой.

— Ну, тогда должен признаться, что это полностью их вина. — Он подмигнул Рош. — Но раз уж я здесь, я могу остаться, верно?

— Не смотри на меня, Майер, — заявила Рош. — Я в гостях.

Дисисто покачал головой и вздохнул:

— Только не забывай, что ты еще не прошел карантин, хорошо?

Мавалин взял стул и уселся за стол.

— Ну и что мы пьем?

Рош с трудом сдержала улыбку. Ничего не изменилось.

— Этот круг за мной, — сказала она. — А дальше платишь сам.

Майер удовлетворенно ухмыльнулся и заявил:

— Мне глоточек «Старого Грея».

Рош передала заказ Ящику как раз в тот момент, когда подошел официант. Гейд радостно закивал, увидев бокал на высокой ножке, наполненный темно-коричневой жидкостью, а Рош поднесла свой стакан с бесцветным напитком к губам и сделала глоток, показывая, что пьет за Дисисто. Синетт, молча и ни на кого не глядя, проглотил свою порцию.

Потягивая прохладный, прозрачный напиток, Рош вдруг поняла, что действительно страшно хотела пить после беседы с Руфо и прогулки в доки. Она с удовольствием сделала один глоток, потом другой.

— Далеко же ты оказался от Бод Гайа, — заметила она, обращаясь к Мавалину после третьего глотка.

— Однако вот мы здесь, оба, — заявил он. — Я слышал, ты в конце концов осталась в Разведке. Похоже, дела у тебя идут неплохо.

Рош изо всех сил старалась скрыть свои истинные чувства.

— Не могу пожаловаться. Иногда, правда, бывает скучновато, но я рада, что у меня постоянная работа. Ощущение надежности греет. Я провела несколько лет в Разведке, прежде чем перейти на активную службу. В основном мне нравится. — Она старательно изображала уверенность в себе и спокойствие. — А как твои дела?

Майер едва заметно пожал плечами.

— Сначала немного поработал на Торговую коалицию Экандара, потом перешел в частную торговую компанию в районе Третамена. На рынке начались волнения, компания закрылась, а я остался не у дел. Несколько лет болтался как свободный курьер, а потом подписал контракт с «Четвертым Галином».

— Курьер, да? — фыркнув, переспросил Дисисто. — Я слышал, ты бегал от кредиторов олмахой и тебе срочно требовались наличные, чтобы не попасть в лапы к серо-сапожникам.

Мавалин отмахнулся, будто от назойливой мухи.

— Преувеличение и сплетни. Да, деньги мне были нужны, но не до такой степени.

Взглянув ему в глаза, Рош поняла, что скорее всего деньги ему были нужны именно до такой степени. Руфо наверняка купил его услуги по весьма выгодной для себя цене. Несмотря на очевидные человеческие недостатки, Мавалин считался хорошим специалистом.

— А здесь ты что делаешь? — спросила она.

Мавалин открыл рот, чтобы ответить, но, заметив осуждающий взгляд Дисисто, улыбнулся и сказал:

— Я всего лишь пилот, Морган. Ничего выдающегося. Я давно отказался от мечты стать знаменитостью. У каждого есть свое место, и, наверное, мое здесь.

— Очень не похоже на Майера, которого я когда-то знала.

— Возможно, я изменился.

Рош расхохоталась.

— А вот это уже похоже на Майера, которого я когда-то знала!

Он одарил ее обезоруживающей улыбкой, которая длилась целых десять секунд.

— Все меняются, Морган. Советую и тебе попробовать, в свободное время.

Рош улыбнулась ему в ответ, но его обвинительный тон заставил ее смутиться.

— Ты многого не знаешь, Майер, — сказала она наконец.

— Правда? — Майер сиял от удовольствия. — Валяй, удиви меня!

Официант принес его заказ, прервав, к удовлетворению Рош, разговор, грозящий стать весьма неприятным. Она даже обрадовалась, когда к ней обратился Ящик, прежде чем она успела возобновить беседу с Мавалином.

— Морган, боюсь, эта контактная панель нам тоже ничего не дала. Необходимо получить физический доступ к какой-нибудь другой мертвой зоне, чтобы понять, что происходит внутри. Или чтобы попасть во внутреннюю базу данных.

— Мы уже попытались, и Дисисто не дал мне ни единого шанса… — с трудом сдерживая раздражение, начала она.

— У меня появился план, — заявил Ящик. — На «Ане Верейн» имеется множество приборов для тайного наблюдения, созданных с целью проникновения на вражеский корабль. Некоторые из них совсем крошечные и обладают способностью к самовоспроизводству. Если мы оставим небольшое количество в любом месте на «Четвертом Галине», они быстро размножатся и заберутся во все мертвые зоны, которые нас интересуют. Я даже могу их перепрограммировать таким образом, что мы получим постоянный доступ к системе информации.

— Морган?

Она быстро подняла руку, чтобы заставить Майера замолчать, затем закрыла глаза, чтобы получше сконцентрироваться на словах ИИ.

— Это, конечно, хорошо, Ящик, но устройства находятся на «Ане Верейн». Как ты собираешься их сюда доставить?

— Очень просто, и не вызывая подозрений. Руфо повторил свое предложение насчет похитителей, которые, возможно, есть у нас на борту. Мы пошлем на станцию Майи, снабдив ее несколькими жучками и объяснив, что она должна выпустить их, когда представится удобный случай. Или оставим жучки внутри скутера. Они выберутся наружу через вентиляционную систему.

Рош надолго задумалась.

— Мне не хочется подвергать Майи риску.

— Отправим с ней Кейна. Он будет прекрасным телохранителем.

— Верно. — «Ана Верейн» останется пустой. Если не считать Каджика и Ящика, но Рош решила об этом промолчать. — Они ничего про Кейна не знают, и его можно выдать за обычного члена команды. Ничего другого тебе в голову не приходит?

— Ничего. Можно, конечно, выстрелить жучками в корпус «Четвертого Галина» и надеяться, что каким-то из них удастся проникнуть сквозь метеоритные щиты. Думаю, их будет немного. — Ящик помолчал. — Разумеется, существует вероятность, что мы можем доверять Руфо. Высокая степень охраны является стандартной процедурой, принятой на «Четвертом Галине», а небольшие странности, которые бросились нам в глаза, не более чем простые совпадения.

— Ты беседовал с ними дольше, чем я. Меня интересует твое мнение.

— Не могу сказать, что я им окончательно поверил, — ответил ИИ. — Но это вовсе не означает, что ты должна…

— Ладно, я поняла. — Рош открыла глаза и потянулась к своему стакану. — Нужно разобраться в том, что здесь происходит, и, если другого пути нет…

— Другого пути нет.

Рош сделала большой глоток.

— В таком случае я поддерживаю твой план, Ящик.

— Понятно. Я предупредил главный док, что скутер стартует через пять минут. До его отправления я должен обсудить с Руфо детали. Кроме того, я подведу «Ану Верейн» поближе, чтобы сэкономить время перехода. Если будут какие-то изменения, я поставлю тебя в известность.

— Сколько времени займет вся операция?

— Полагаю, около получаса. Кейн говорит, что будет готов через десять минут.

— Хорошо. Скажи ему, чтобы соблюдал максимальную осторожность, и, если можешь, позаботься о том, чтобы у меня была с ними связь.

— Что бы ни случилось, жучки помогут нам присматривать за Кейном и Майи.

— Ладно, Ящик. Держи меня в курсе.

Она поставила стакан на стол, заметив, что Мавалин внимательно за ней наблюдает.

— Прошу меня простить, — сказала Рош. — Возникли срочные дела.

Мавалин криво улыбнулся, но промолчал.

— Зло не дремлет, — прокомментировал Дисисто, но прежде чем Рош успела ему ответить, поднес руку к уху и наклонился так, словно пытался услышать что-то за разговорами в баре. — Ваш скутер попросил разрешения стартовать, — сказал он, обращаясь к Рош. — Он улетает без вас?

— Временно, — пояснила она. — Мы посчитали возможным воспользоваться вашим предложением. Видите ли, у нас действительно есть на борту похитительница, и ей требуется помощь.

— Итак, вы решили, что можете нам доверять?

— Мы решили, что у нас нет выбора, — уточнила Рош. — Ей нужно помочь.

— Понимаю, — кивнув, проговорил Дисисто. — Все остальное в порядке?

— Похоже на то, — ответила Рош. — По крайней мере пока. — И снова она обратила внимание на его взгляд, который не вязался с внешним спокойствием, но не поняла, что он означает. — Кстати, о чем мы говорили?

— О том, как сильно ты изменилась, — напомнил ей Мавалин с хитрой ухмылкой, которая разозлила Рош.

— Помолчи, Майер, — заявила она.

— Что? — Он рассмеялся. — Я ничего не сказал!

— Я не должна тебе ничего доказывать, — заметила Рош. — Так что давай-ка переменим тему разговора. — Она взяла стакан и откинулась на спинку стула, не сводя с Дисисто глаз. — Давайте поговорим о «Рассвете».

— Значит, все-таки заметили корабль? — улыбнувшись, осведомился тот.

— Я же не слепая, — обиделась Рош. — Где вы его нашли?

— Его прибило к нам пять дней назад — из внешней системы. Один из наших разведчиков обнаружил корабль и доставил на станцию после того, как убедился, что на борту никого нет.

— А разведчиком был ты, Майер? — поинтересовалась Рош.

— Извини, Морган, — нахально ухмыляясь, ответил Мавалин. — Тут я ничем тебе помочь не смогу. В тот момент я находился над космопортом Аро.

Рош пожала плечами. Попытаться стоило. Вытащить необходимую информацию из Мавалина было бы проще, чем из офицера службы безопасности.

— А на борту и в самом деле никого не оказалось, Дисисто?

— Если не считать трупов, засунутых в хранилище, никого. Пилот покинул судно задолго до того, как мы обнаружили корабль.

— Получается, это произошло перед тем, как он атаковал аванпост Гур на буксире? — вставил Гейд.

— Наверное, — ответил Дисисто. — «Рассвет» стал ему больше не нужен, и он его бросил.

— Удивительно, — продолжал Гейд. — Во всех остальных случаях он использовал корабли, в которых не нуждался, чтобы отвлечь своих потенциальных противников. А в этот раз поступил очень нехарактерно для себя. По-моему, разумнее всего было бы уничтожить «Рассвет». Почему же он сделал иначе?

Дисисто развел руки в стороны.

— Спросите шефа. Мне известна не вся информация, которую нам удалось добыть.

— Тот факт, что он не упомянул о корабле, разжигает мое любопытство еще больше, — заявила Рош.

— Несомненно. — Дисисто не перестал улыбаться, наоборот, его ухмылка стала даже более радостной.

У Рош сложилось впечатление, что его страшно забавляют ее попытки вызнать тайны станции.

— Морган всегда была такой, — заметил Мавалин, потянувшись вперед, чтобы поставить стакан на стол. — И обожала устраивать другим неприятности. Она, например, забралась в личную базу данных директора колледжа и перепрограммировала ИИ, выполнявший функции его секретаря. Целую неделю он разговаривал на мбатанском диалекте, который Морган удалось отыскать в каком-то архиве. Поскольку во всем Содружестве только несколько человек знали этот язык, директор далеко не сразу разобрался в том, что произошло. Жизнь академии остановилась — и все затем, чтобы отложить экзамен по тактике, к которому Рош не подготовилась.

— Ты нагло врешь! — с деланным возмущением заявила Рош. — Это ты не подготовился к экзамену! А я тебе просто помогла.

— Точно, — проговорил Майер. — Тогда ты была готова ради меня на все, правда?

Рош грустно улыбнулась и покачала головой.

— Я забыла, каким ты бываешь, Майер, — сказала она.

Как ни странно, перепалка раздражала ее, но одновременно и доставила удовольствие. И напомнила, что она испытывала к нему смешанные чувства, сейчас и тогда.

— Но больше тебе не удастся застать меня врасплох.

— Похоже на вызов.

— Считай, как хочешь.

— Принято. С чего начнем?

Каким-то непостижимым образом ему удалось втянуть ее в разговор один на один, несмотря на то, что Рош понимала — этого делать не следует. Гейд и Дисисто слушали их, время от времени перебрасывались короткими фразами или обменивались наблюдениями, а Рош и Майер вступили в словесную дуэль — как и много лет назад. Рош поразилась тому, как быстро вернулись старые навыки. После Майера ей не довелось встретить ни одного человека, которому удавалось бы так легко вывести ее из себя. Как и ей его. Несмотря на то что оба многое пережили с тех пор, как в последний раз виделись, им оказалось невероятно легко общаться друг с другом.

— Послушайте, мне неудобно вас прерывать, — наконец вмешался Дисисто, — но если вы хотите встретить скутер, пора отправляться в док.

— Уже? — удивленно спросила Рош.

— Ну, путь не близкий, — заметил Дисисто. — Кроме того, Майер не закончил свой отчет, и мы его проводим.

— Да ладно тебе, Дисисто! — возмутился Мавалин.

Однако Дисисто и Синетт уже встали, а Синетт потянул Майера за руку. Гейд допил содержимое своего бокала и тоже поднялся на ноги. Рош последовала его примеру.

— Ты и правда изменился, Майер?

Пилот проигнорировал ее замечание.

Когда они проходили мимо арены, Гейд ткнул Рош острым локтем в бок, кивком указывая на голограмму. Рош увидела роботов в броне, которые сражались на открытом поле при помощи ужасного на вид оружия. Ничего особенного.

— Что такое?

— Мне показалось, что я узнал игру, когда мы вошли, — проговорил Гейд. — Это повторение матча между Алемдаром Быстрым и предыдущим чемпионом, Войдом 34.

— И что?

— Игра появилась в сети ри шесть дней назад, но ведь палазийская система была закрыта двадцать дней назад. Откуда у них игра?

Рош остановилась, чтобы понаблюдать за состязанием, но Синетт сердито подтолкнул ее вперед.

— Ты уверен?

— Абсолютно. Я видел ее в реабилитационном отсеке, когда восстанавливал свои имплантаты.

Выходя за Дисисто и Мавалином из бара, Рош обдумывала его слова.

— Значит, они встречались с кем-то извне. Но как? Мне казалось, ничто не может пересечь Рукавицу.

— Корабль может, — поправил ее Ящик. — Или автоматический зонд, предназначенный для доставки информации.

— Для сбрасывания донесений? От кого?

— Первоклассный вопрос, верно?

— Здесь происходит что-то очень странное. — Рош нахмурилась. — Чем скорее Майи восстановит форму, тем лучше. Когда она здесь будет, Ящик?

— Скутер получил разрешение войти в док и занимает позицию для швартовки. Осталось несколько минут.

Дисисто, шагавший впереди Рош, остановился у начала переходного коридора.

— Хорошо. Мы тоже уже почти на месте, — проговорила Рош. — Кстати, ты не проверил, что собой представляет Шак'ни? Уж больно странный выбор сделал Руфо, назначив его охранять безопасность станции, где все в основном являются представителями касты Древних.

— Нет, Морган, не проверил. У меня есть доступ только к файлам, в которых содержится секретная информация относительно кеш, собранная Разведкой СОИ и Корпусом разведки Дато. Но, если хочешь, я им займусь.

— Давай. Иногда можно наткнуться на очень интересные факты. — Она подождала, что скажет ИИ. Технически он не должен был отвечать на ее приказы, но, как правило, всегда на них реагировал, иногда просто чтобы последнее слово осталось за ним. После минутного молчания Рош спросила:

— Ящик?

И снова тишина. Затем:

— Морган? — В голосе Ящика звучала тревога.

— Я тебя слышу, Ящик.

— Скутер вошел в док, фал подсоединяется. Кейн и Майи готовятся выйти. Пожалуйста, ответь, Морган.

Рош почувствовала, как внутри у нее все сжалось от нехороших предчувствий.

— Амейдио, нас глушат. Мы попали в ловушку!

Гейд тоже не отвечал, но его обеспокоенный взгляд встретился с глазами Рош, когда открылась дверь кабины, и на пороге их встретил Шак'ни. Рядом с ним стоял еще один кеш.

И три представителя касты Древних людей в серой форме.

Все вооружены, оружие наведено на Рош.

— Похитительница и воин-клон покинули скутер, — сказал Шак'ни Дисисто. — Можно больше не притворяться.

 

Глава 4

«Четвертый Галин»

'955.01.20 ДО

1575

Рош автоматически потянулась к пистолету, но наткнулась на руку Синетта, стоявшего позади. Молчаливый спутник Дисисто вытащил ее оружие из кобуры, прежде чем она успела до него дотронуться. Одновременно другие охранники взяли под прицел Гейда. Кеш, стоявший у него за спиной, разоружил его так быстро, что тот не успел ничего предпринять.

— Что все это значит? — спросила Рош, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

Она обращалась к Дисисто, но тот избегал ее взгляда. Старший офицер Шак'ни вышел вперед, оставив у себя за спиной представителей службы безопасности.

— Морган Рош и Амейдио Гейд, — проговорил он, с трудом скрывая радость, — вы обвиняетесь в нарушении закона о карантине территории. Кроме того, вы намеревались подвергнуть опасности данный регион, включая и район, принадлежащий Республике H'Kop. Вышеуказанное преступление карается смертью, и любая попытка оказать сопротивление при аресте будет рассматриваться как признание вами собственной вины и приведет к немедленной казни.

— Вы серьезно? — с трудом выговорила Рош.

Шак'ни наклонился и приблизил свое лицо к лицу Рош.

— Совершенно, командир, — ответил он. Красные пятна вокруг глаз пылали едва сдерживаемой яростью. — К тому моменту, когда мы прибудем в док, существо, которое вы называете Адони Кейн, будет полностью находиться в нашей власти. Мы не повторим ошибку, сгубившую обитателей этой системы, — мы точно знаем, что не имеем права недооценивать его возможности и разрушительную силу.

Воин-клон, сказал Шак'ни. Рош выругала себя. Они все знали — с самого начала.

— Безумие какое-то, — заявил Гейд. — Нам следует объединить свои усилия, а не…

— Замолчи, киборг! — Шак'ни резко повернулся к Гейду. — Древние люди отвратительны, а от их жалких попыток изменить тебя в лучшую сторону меня тошнит.

Искусственные мышцы Гейда напряглись, и одна тонкая Рука метнулась вперед, чтобы нанести удар обидчику. Однако, прежде чем он достиг цели, охранник за спиной Гейда ткнул ему в спину дуло пистолета.

Гейд убрал руку, но глаз от Шак'ни не отвел.

Мавалин начал осторожно пробираться к двери, поворот, который приняли события, его явно расстроил.

— Морган? — позвал Ящик. — Морган, мне удалось уловить слабый сигнал твоих имплантатов. Я знаю, что ты еще жива и, возможно, слышишь меня. Не делай глупостей. Я помогу тебе через несколько минут.

— Ящик! — Рош увеличила громкость внутреннего передатчика до максимума. — Что с Кейном и Майи? Говори!

Шак'ни снова повернулся к Рош, и на лице у него появилась надменная ухмылка.

— Нет никакого смысла звать на помощь, командир. Здесь ваш любопытный ИИ бессилен.

— Я не понимаю. — От отчаяния и сильного запаха кеш Рош не выдержала и заговорила слишком громко. — Откуда вам это известно?

— Не ваше дело. Достаточно того, что мы знаем, как вы пытались нас обмануть.

— А вы-то сами, Шак'ни, вы разве не обманом нас захватили? — сердито возразила Рош.

— Мы действовали в интересах безопасности. И предоставили вам несколько возможностей открыть правду, а то, что вы этого не сделали, указывает на гнусность ваших намерений. — Лицо Шак'ни превратилось в напряженную маску. — Если бы вам посчастливилось родиться кеш, вы бы уже были мертвы.

Краем глаза Рош заметила, что Мавалин изумленно на нее таращится, она понимала, что он нервничает. Что ж тут удивительного — он, словно обычный прохожий, который неожиданно оказался втянутым в серьезный дипломатический конфликт. По правде говоря, она ему сочувствовала.

И вдруг…

— Морган, — позвал ее Ящик, — я по-прежнему не получаю подробной информации с твоих имплантатов, но могу к ним подключиться. Я подготовил непрямой канал, который позволит нам поддерживать друг с другом связь через внешнюю систему безопасности «Четвертого Галина» — я все еще имею к нему полный доступ. Тебе нужно только найти контактную панель, и я тебя отыщу.

Легко сказать, а вот как сделать, непонятно! Рош огляделась по сторонам, пытаясь отыскать контактную панель. И заметила ее на дальней стороне кабины, рядом с кнопками ручного управления, которые задавали направление движения. До нее было около двух метров, однако на дороге стоял Дисисто.

Кабина содрогнулась у Рош под ногами — они приближались к внешней оболочке станции.

Неожиданно в голову Рош пришла идея. В кабине имелся еще один доступ к информационной системе, нужно только до него добраться…

Гейд покачнулся, когда кабина пересекла очередную границу, и Рош протянула руку, чтобы его поддержать, не обращая внимания на упершееся ей в спину дуло пистолета охранника.

— Он плохо держится на ногах, — проговорила она и сильнее ухватилась за плечо Гейда.

– Она говорит правду, — ровным голосом сказал Дисисто. — Не трогай ее.

Охранник за спиной Рош немного расслабился, и она сжала пальцами искусственную руку Гейда, немного потянув его на себя. Они встретились глазами. И хотя понять что-нибудь, глядя в его линзы, было невозможно, Рош показалось, что Гейд догадался, что от него требуется.

Кабина добралась до того места, где он в первый раз потерял равновесие, когда они ехали на встречу с Руфо.

Как только кабина дернулась, у Гейда подогнулись ноги, и он повалился на Рош. Он так сильно ударился в нее плечом, что она отлетела к противоположной стене. Рош что-то проворчала, вытянула руку, чтобы задержать падение, и рухнула к ногам Дисисто.

Шак'ни сердито зашипел.

— Извини, — проговорил Гейд, пытаясь восстановить равновесие.

Рош проследила за тем, чтобы он не запутался в ее ногах.

Охранники тоже избегали касаться его искусственных конечностей. Гейд свалился на четвереньки и, пытаясь подняться на ноги, опустился на одно колено.

Пока охранники с интересом за ним наблюдали, Рош протянула к Дисисто левую руку, и он автоматически за нее ухватился, чтобы помочь.

Как только они соединили руки, Рош быстро активировала свои имплантаты и, не теряя времени, проговорила:

— Ящик? Ящик! Мы находимся в переходной кабине, направляемся в главный док, и я не смогу долго удерживать связь. Сделай что-нибудь! Придумай отвлекающий маневр, чтобы мы с Гейдом…

— Я тебя слышу, Морган. Кабина прибудет на место через двадцать секунд. Приготовься.

Связь прервалась в тот момент, когда Дисисто выпустил руку Рош. Она заморгала, сообразив, что снова стоит на ногах.

— Спасибо, — поблагодарила она Дисисто. — У меня на мгновение закружилась голова.

Удивленно взглянув на свою руку, Дисисто нахмурился и покачал головой.

— И у меня, — проговорил он. — Странно…

Гейд тоже поднялся. Рош не сделала ни единого движения, чтобы к нему подойти. Окажись они рядом, будет труднее оторваться от охраны. Кабина заметно замедлила ход. Рош уже не очень понимала, двигается она или стоит на месте.

«Приготовься», — сказал Ящик. К чему?

Двери открылись, и Рош увидела пустой коридор. Дисисто вышел первым, за ним по пятам следовал Мавалин. Пилот огляделся и, не теряя времени, метнулся в сторону. Охранник за спиной Рош подтолкнул ее вперед. Она шагнула наружу, он не отставал. Гейда вывел Синетт. На короткое мгновение Рош даже подумала, что они вполне могли бы справиться с неприятелем. Им представилась самая подходящая возможность бежать.

Она напряглась.

— Давай, Ящик!

Затем, когда Шак'ни, еще один охранник и воин-кеш собрались покинуть кабину, пол под ногами Рош ушел вниз и налетел внезапный порыв ветра.

— Нас отрезали! — крикнул Дисисто. — Выход запечатан!

Рош замерла на месте, отдавшись на волю своему чувству пространства.

У нее за спиной дверь кабины закрылась, и она не дослушала возмущенные вопли Шак'ни.

Прежде чем кто-нибудь сообразил, что можно отменить приказ и открыть выход, она развернулась на одной ноге и выбила пистолет из руки стоящего за ней охранника. Второй удар отбросил его к дверям лифта и заставил согнуться пополам.

Гейд вцепился в Синетта с такой силой, что тот зашипел от боли. Пистолет офицера службы безопасности выстрелил, но пуля ушла в стену, не причинив никому вреда. Свободной рукой Гейд выбил у него пистолет, и Рош, подхватив его, тут же навела на Дисисто.

Короткую долю секунды два пистолета уставились друг на друга, а потом Дисисто бросил свой на пол и поднял руки.

— Вы действуете быстро, — проговорил он, прислушиваясь к вою сирены. — Не знаю, восхищаться вами или злиться.

— А мне все равно, — заявила Рош и подошла к нему, в то время как Гейд держал под прицелом Мавалина и охранника. — Дайте мне руку. Левую.

Он протянул руку, и Рош крепко за нее ухватилась. Убедившись в том, что пистолет упирается Дисисто в подбородок, она снова активировала имплантаты.

— Ладно, Ящик, что ты сделал?

— Устроил пожар в главном двигателе скутера, пока он все еще находился в доке, корпус станции поврежден в четырех местах, — мгновенно ответил Ящик.

— Ты спятил?

— Нет, просто очень спешил.

— Ты же мог нас всех убить!

— Я рассчитал, чтобы ударная волна захватила главный корпус, вы от него достаточно далеко.

— А как насчет Кейна и Майи?

— Первым делом я убедился в том, что они находятся на безопасном расстоянии.

— А скутер?

— Безнадежно пострадал. Взрыв вызвал цепную реакцию в трех из четырех топливных отсеках.

— Ну и как, черт подери, мы теперь отсюда выберемся?

— У меня не было другого выхода, Морган. Требовалось разделить вашу группу.

— И ты нас разделил. Только все равно ничего не изменилось. Считай, что мы им добровольно сдались. — Рош быстро обдумала положение, в котором они оказались. — Где Кейн и Майи?

— В аварийном медицинском коконе в дальнем конце дока.

Как только Кейн покинул скутер, его парализовали газом и захватили. В Майи выстрелили ампулой с ксародином. Наши жучки нейтрализованы микроволнами. Я ничего не мог сделать, чтобы им помешать. Не было оснований подозревать, что нас ждет засада.

Рош поняла, что Ящик пытается оправдаться-. «Так ему и надо», — подумала она. Впрочем, она понимала, что ругать себя за решение доставить на станцию Майи бессмысленно.

Сожалениями делу не поможешь.

Вой сирен ее раздражал. Чем быстрее они отсюда уберутся, тем лучше. Как только откроются защитные барьеры, нужно, не медля ни секунды, уходить.

— Мы могли бы бежать на «Рассвете», — проговорила она. — Ты сумеешь справиться со вторым доком?

— Возможно. Я еще не пробовал. Кроме того, связь с курьером для меня закрыта. Мне неизвестно, насколько серьезно он пострадал.

— Нам не из чего выбирать, — сердито заявила Рош.

— В таком случае рекомендую прихватить с собой Дисисто, — сказал Ящик. — Благодаря ему нам удалось проникнуть в систему безопасности глубже, чем раньше.

Рош посмотрела на Дисисто и увидела, что он морщится от боли. Она не знала, что так сильно прижала дуло пистолета к его подбородку, но решила оставить все как есть.

— Я не брошу здесь Майи.

— Пытаться спасти ее сейчас глупо, — запротестовал Ящик. — Майи и Кейн в настоящий момент находятся без сознания, и их придется нести. А там полно охраны. Более того, Шак'ни уже сообщил, что вам удалось бежать. Вас схватят еще до того, как…

— Ладно, — рявкнула Рош, которая отчаянно ненавидела себя за то, что ей пришлось признать правоту Ящика. — Оставим их здесь — пока. Но как только придумаем, как их отсюда забрать, мы это сделаем. И я не желаю выслушивать твои возражения.

— А я и не собирался тебе возражать, Морган. Воспользовавшись доступом Дисисто к системе безопасности, мы, возможно, сумеем разобраться в их тайнах.

— Надеюсь.

Дисисто поморщился, когда она убрала пистолет от его лица.

— Уходим, — сказала она, по-прежнему держа его за руку.

— Но…

— Никаких «но». Просто не отставайте, и все. — Она повернулась к Гейду:

— Ты все слышал?

— Да, — ответил он. — Дай мне минутку, чтобы навести тут порядок, и я буду готов.

Он стукнул рукоятью пистолета Синетта так, что тот потерял сознание, а затем повернулся к Мавалину. Пилот отшатнулся и поднял руки.

— Морган! — взмолился он. — Прошу тебя…

— Извини, Майер, у нас нет времени на глупости.

— Но я… хочу с вами!

Гейд заколебался, а Рош нахмурилась.

— Что?

— Ну, вам же нужно убраться со станции, верно? — Мавалин заговорил быстро, явно опасаясь, что они не захотят его слушать. — Я могу вам помочь.

— У нас есть корабль. «Рассвет» был курьерским судной СОИ. Если он в состоянии летать, я воспользуюсь своими имплантатами, чтобы им управлять.

— Я не сомневаюсь, что он в рабочем состоянии, — заявил Мавалин. — Но ты же не думаешь, что вы сумеете невредимыми покинуть док? Как ты собираешься отцепить фал?

— Он просто тянет время, — проворчал Гейд и поднял пистолет.

— Нет, подожди, — остановила его Рош, вспомнив сомнения Ящика. Он сказал, что не уверен, сумеет ли проникнуть в высшей уровень системы безопасности. — Что ты можешь нам предложить, Майер?

— Я воспользуюсь своими кодами, чтобы помочь вам покинуть станцию.

— В обмен на…

— Вы возьмете меня с собой. Я тоже хочу отсюда убраться.

— Почему?

— Пора изменить обстановку и… — Он немного поколебался, а потом договорил:

— Есть и другие причины.

Дисисто сплюнул на пол ему под ноги. Пилот покраснел, но ничего не сказал.

— Не верь ему, — заявил Гейд.

— Он говорит разумные вещи, — возразила Рош. — Возможно, коды нам понадобятся.

— Мы даже не знаем, будет ли от них прок! — возмутился Гейд. — Они сообразят, что он перешел на нашу сторону, и тут же их сменят.

Рош снова задумалась, а потом отбросила его возражения.

— Ладно, Майер, доставь нас на «Рассвет». Но только постарайся вести себя прилично.

Мавалин ухмыльнулся и ответил:

— Спасибо, Морган, я твой должник.

— Давай двигай.

Гейд махнул пистолетом в сторону коридора, и Мавалин зашагал по нему, обернувшись один раз, чтобы проверить, следуют ли они за ним.

— Вы не в своем уме. У вас ничего не выйдет, — сказал Дисисто. — Как только вы покинете док, они откроют огонь.

— Правда? — язвительно поинтересовалась Рош. — Послушайте, а ваши имплантаты запрограммированы на то, чтобы фиксировать состояние вашего здоровья?

— Нет.

— В таком случае вам не следует забывать о том, что мне совершенно не обязательно, чтобы вы оставались в живых, — заметила она. — А теперь заткнитесь, мне нужно сосредоточиться.

Губы Дисисто побелели, и Рош почувствовала, что его ладонь стала влажной. Ей захотелось ее выпустить — хотя бы на пару секунд.

Вскоре они подошли к герметичной бронированной двери. При их приближении дверь скользнула в сторону — еще прежде, чем Рош успела подумать, что не знает, как они станут ее открывать. Как только они ее миновали, дверь тут же вернулась на место.

— Мне удалось немного продвинуться внутрь системы, — пояснил происходящее Ящик. — Путь впереди свободен, с тыла на вас никто не нападет. Однако второй док занят, и вам придется решить эту проблему, чтобы добраться до корабля.

— Покажи док.

В следующую секунду перед левым глазом Рош появилась картинка, снятая сверху, — два техника и три охранника стояли в просторной диспетчерской.

— Что там на заднем плане? — спросила она у Ящика. — Воздушный шлюз?

— «Рассвет» подсоединен к доку с помощью фала. Там хватает места только для одного корабля, следовательно, и оборудование там только для одного корабля. Воздушный шлюз ведет прямо к фалу.

— Он открыт?

— Нет. Закрыт.

— Открой, если сможешь. У тебя есть коды?

— Дисисто имеет первую степень допуска, но если мы сейчас им воспользуемся, они сообразят, что мы близко.

— А как насчет системы связи между доком и всем «Четвертым Галином»? — кивнув, спросила Рош. — Ты можешь прервать связь?

— Могу, хотя они все равно уже знают, что ты на свободе.

— Значит, придется соблюдать максимальную осторожность. — Рош замолчала, когда в сторону скользнула еще одна герметичная дверь. На карте, которую показал ей Ящик, было видно, что от второго дока их отделяет еще две. — Если Шак'ни сообразит, куда мы направляемся, и сумеет доставить на место взвод солдат прежде, чем мы туда доберемся, нас отрежут от путей отступления.

— Этого не произойдет. В случае необходимости я уничтожу то, что осталось от скутера, и устрою новые повреждения корпуса станции. Декомпрессия важнее проблем безопасности. Даже Шак'ни не в силах изменить правила.

— Ну, получается, приоритеты у них расставлены по своим местам, — мрачно усмехнувшись, заявила Рош и подумала о Майи и Кейне, попавшими в плен к Руфо. — В отличие от нас…

***

Второй док располагался через пять метров после последней герметичной двери. Когда они ее миновали, Рош сильнее сжала руку Дисисто.

— Стоит вам пошевелить пальцем без моего разрешения, — предупредила она его, — и я пристрелю вас без малейших колебаний. Понятно?

Дисисто слегка поморщился.

— Ни секунды в этом не сомневаюсь, командир.

— Вот и отлично. — Она помахала рукой, чтобы Мавалин и Гейд двигались вперед. — Нам нужно немного разредить их ряды. Майер, пойдешь первым, скажешь, что пришел из главного дока и тебе нужна помощь. Ящик заблокирует систему связи, они не смогут проверить. Скажи им, что проблемы возникли из-за пожара и требуются дополнительные руки, чтобы его потушить.

— А если они мне не поверят?

— Они не могут себе этого позволить. Пожар в главном доке быстро распространится, никакие герметичные двери не спасут.

Мавалин кивнул в сторону Гейда:

— А он где будет?

Рош показала на угол возле входа в док.

— Но имей в виду, Майер, я внимательно за тобой присматриваю. Так что даже не пытайся что-нибудь устроить.

— А ты все такая же доверчивая, как и прежде, — ухмыльнувшись, заметил Мавалин.

Рош потащила Дисисто за угол, Гейд следовал за ними.

— Давай, Ящик. Отключай им связь и приготовься открыть воздушный шлюз.

— Как прикажешь.

Ящик показал ей, как Мавалин вбежал в диспетчерскую.

Она не очень слышала разговор, но взволнованная манера Майера и то, как вели себя охранники, яснее слов показывало, что там происходит. Двое из пяти присутствующих скептически отнеслись к сообщению Мавалина, но остальные, казалось, ему поверили. Спустя несколько мгновений двое охранников и один техник последовали за Майером и зашагали по коридору в сторону открытой двери. Они перешагнули порог на секунду раньше Мавалина, но вместо того, чтобы поспешить за ними, он метнулся назад, а дверь с шипением закрылась.

Рош потащила своего пленника из укрытия.

— Ладно. Наш выход. Гейд, ты первый, затем Майер. Я сразу за вами.

Охранник поднял голову в тот момент, когда в помещение ворвался Гейд, и тут же открыл огонь. Гейд моментально упал на пол и укрылся за большим рабочим столом, а Мавалину пуля угодила в плечо, и он с пронзительным криком отлетел в сторону.

Рош, тащившая за собой Дисисто, появилась как раз в этот момент. Она попала охраннику в грудь, и тот откинулся на спинку кресла, однако его оружие продолжало стрелять.

Он выпустил еще шесть пуль в потолок, прежде чем палец замер на спусковом крючке.

Оставшийся в полном одиночестве техник быстро поднял руки и попятился назад. На лице у него застыл ужас.

Гейд выбрался из-за стола и заявил:

— Спасибо, Морган. Похоже, рефлексы у меня еще не очень восстановились.

— Пожалуйста, — пробормотала она, не сводя глаз с Дисисто и техника и одновременно пытаясь определить, насколько серьезно ранен Мавалин.

— Ящик, открывай шлюз.

Дверь скользнула в сторону, и Рош увидела стандартный фаловый коридор.

— Ты можешь запечатать дверь?

— Могу попытаться.

— Будем надеяться, что этого окажется достаточно.

Она махнула пистолетом в сторону техника, приказывая ему лечь лицом на пол.

— Гейд, выруби его.

Затем Рош проверила состояние Мавалина. Пилот, которого ранили в левое плечо, зажал рану рукой, сквозь пальцы текла кровь. Рош заставила его убрать руку и развела в стороны обожженную ткань формы.

Рана оказалась достаточно глубокой, но из-за ожога кровопотеря была минимальной. Иначе Майер уже давно потерял бы сознание. Встретившись с ним глазами, Рош увидела, что он напуган до полусмерти.

— Рад, что пошел с нами, да? — Она специально улыбнулась, чтобы немного его успокоить и снять страх.

Несмотря на боль, Майер сумел вымученно улыбнуться в ответ. Рош встала и вытерла руки о форму.

— Когда Гейд будет готов, сядем на борт «Рассвета», и в путь! Когда выберемся отсюда, посмотрим, как у нас обстоят дела с медициной, и обязательно тебя починим, ладно?

Майер кивнул и с трудом поднялся на ноги. Дисисто послушно последовал за Рош, которая поддерживала пилота.

— Я готов, — сообщил Гейд и перешагнул через техника.

— Хорошо. Иди сюда. — Рош подтолкнула Дисисто, чтобы он шел впереди нее. — Ящик, как только мы войдем в шлюз, запечатай дверь.

— Есть, Морган.

Здесь фал оказался почти в два раза короче, чем в главном доке. В дальнем конце виднелся закрытый воздушный шлюз курьера. Рош на мгновение выпустила Дисисто и положила ладонь на замок, надеясь, что помнит коды СОИ достаточно хорошо, чтобы обмануть бортовой компьютер.

После коротких переговоров замок открылся, и дверь с шипением скользнула в сторону. Снова взяв Дисисто за руку, Рош вошла внутрь.

«Рассвет» практически ничем не отличался от малых крейсеров, на которых она летала во время службы в Разведке СОИ. В нем помещалась команда из восьми человек и сорок два пассажира, плюс на корме имелся небольшой грузовой отсек. Капитанский мостик, показавшийся Рош ужасно тесным после «Аны Верейн», находился в закругленном носу корабля и был снабжен пятью креслами. Внутри царил полумрак. На панели управления светился аварийный экран, все остальное было отключено.

Гейд помог Мавалину сесть в пустое кресло и пристегнул ремни, не обращая внимания на то, что тот морщится от боли.

Рош усадила Дисисто на место второго пилота и закрепила его руку у контактной панели. Устроившись рядом с ним, она подсоединилась к системе управления кораблем и, естественно, к самому Ящику. «Рассвет» признал ее квалификационные коды.

— Майер сказал правду? — спросила она. — Корабль полетит?

— Все системы в порядке — если не считать драйва гиперпрыжка и оружейных систем, которых здесь просто нет. Я начал подготовку к старту, корабль будет готов через шесть минут.

На главном экране появилось изображение передней части главного дока. На приборных досках замелькали огоньки, Рош попыталась проследить за ними, но Ящик работал слишком быстро.

Спустя несколько секунд реактор начал питать главные двигатели, готовя их к старту, и у Рош неожиданно возникло ощущение, будто все это происходит не впервые.

Она вспомнила, как они с Кейном бежали с «Полуночи», прихватив с собой Майи и Ведена. Тогда, как и сейчас, спасательным модулем управлял Ящик — впрочем, выяснилось, что не только спасательным модулем.

— На этот раз, — предупредила она ИИ, — не вздумай что-нибудь взрывать.

Ящик ответил не сразу.

— Ящик?

— Извини, Морган, — сказал он наконец, — «Ану Верейн» обстреливают с «Четвертого Галина». Мы замаскированы, но находимся в невыгодном положении, так как приходится оставаться рядом со станцией, чтобы помочь вам стартовать.

— Ты не можешь уничтожить пушку?

— Как раз сейчас пытаюсь. Однако их слишком много, а мне не хочется причинять станции слишком серьезные разрушения, пока там находятся Кейн и Майи.

Взглянув на главный экран, Рош проверила, сколько осталось до старта. Прошла всего минута.

— Сколько ты сможешь продержаться?

— Достаточно долго. Но вам придется стартовать без промедления.

— Понятно. — Рош повернулась в своем кресле. — Майер, назови мне коды. Майер?

Пилот пошевелился.

— Что?..

— Коды? Назови коды!

— А… 16433051: «Холодный сон».

Рош снова повернулась к панели управления и ввела код в компьютер. Он принял его и передал приказ во второй док.

Двадцать секунд спустя фал отцепился и вернулся в свое гнездо.

— Так, Ящик. Мы готовы. Как только двигатели заработают на полную мощность, можем стартовать.

Рош начала готовить навигационные системы к отлету и прокладывать курс от главного дока к возможному месту встречи с «Аной Верейн».

— Тут кое-что новенькое, — вдруг заявил Ящик.

Рош не прекратила своего занятия.

— Я тебя слушаю.

— Мне удалось уловить широкополосный сигнал бедствия, который передает ксеноархеологическая станция с Мок.

Рош подняла голову.

— Это та луна, что принадлежит сразу двум планетам?

— Да.

— Содержание сообщения?

— Оно очень короткое, повторяется каждые пятнадцать секунд. Просьба о помощи.

— А как насчет идентификационного знака?

— Только стандартный гражданский код, которым, как правило, пользуются свободные горнодобывающие группы.

Сборщики. Рош заинтересовала эта подробность. Руфо говорил, что они, возможно, занимаются поисками полезных ископаемых в районе Какамата — Маракана.

— Сейчас у меня нет на них времени, Ящик, но придется проверить сигнал, как только представится подходящая возможность. Если здесь кто-то остался в живых, от них наверняка будет больше пользы, чем от Руфо.

— Согласен.

Таймер показывал, что до запуска осталось две минуты.

— Старт может оказаться не слишком легким, — сказала она, обращаясь к Гейду, но рассчитывая, что ее услышат Дисисто и Мавалин.

Выбраться из дока — это только полдела. Если «Четвертый Галин» обстреливает «Ану Верейн», он скорее всего не оставит без внимания и «Рассвет» — а у курьера нет ни щитов, ни оружия.

На главной панели загорелся сигнал тревоги. Рош поняла, что кто-то пытается их вызвать.

— Службе безопасности дока известно, где вы находитесь, — сообщил Ящик.

— Думаю, это было неизбежно, — сказала Рош. — Но сделать нам они ничего не смогут, верно?

— Второй док по-прежнему запечатан, а их передвижению мешают герметичные двери…

— Морган. — В голосе Гейда прозвучало предупреждение, и Рош подняла голову. Он показывал на главный экран.

Два человека в скафандрах выбрались на площадку сухого дока, они несли энергетическую пушку на вращающейся подставке.

— Проклятие! — выругалась Рош и снова посмотрела на часы.

Осталась одна минута. Если неприятелю удастся установить орудие, они без проблем попадут в «Рассвет», когда корабль будет пролетать у них над головами.

— Может быть, удастся выиграть время, если мы ответим на вызов? — предложил Гейд.

Рош покачала головой, продолжая готовить корабль к старту.

— Их это не остановит. — Она кивнула в сторону двоих стрелков. — А мне сейчас отвлекаться совершенно ни к чему.

Гудение двигателей стало громче. В обычной ситуации Рош воспользовалась бы струйным рулем, чтобы отвести корабль подальше от стены дока. Таким образом, она получала больше пространства для маневра и минимизировала неминуемые разрушения, которые возникали в результате запуска. Но сейчас этого делать нельзя — враг сразу поймет, что корабль готов к старту. Кроме того, Рош абсолютно не беспокоило, какие разрушения она причинит доку станции «Четвертый Галин».

Орудие заняло свое место на подставке, когда отсчет оставшегося времени приближался к нулю.

Рош повела корабль вперед, не обращая внимания на весьма приблизительную траекторию и полагаясь исключительно на ручное управление. Струйный руль чуть развернул корабль, чтобы тот оказался как можно менее удобной мишенью для орудий.

Стрелки заняли позицию.

Когда отсчет дошел до нуля, Рош направила «Рассвет» на максимальной скорости прямо на орудие.

Ускорение вдавило ее в кресло. Дисисто вцепился в ручки своего. Мавалин застонал.

На главном экране возникла вспышка, к гудению двигателей добавился приглушенный грохот двух выстрелов. На одно короткое мгновение орудие заполнило собой весь экран, затем Рош резко развернула корабль влево, подальше от стены. У них за спиной остался широкий черный шрам, изуродовавший сухой док. Два стрелка и их орудие перестали существовать.

— Станция запустила перехватчиков из аварийных доков, — доложил Ящик.

— Монокатера? — спросила Рош, которая уже знала ответ — перехватчики не могут быть настолько большими, чтобы поместиться в спасательных кораблях.

— Да.

— Сколько?

— Пятнадцать.

«Рассвет» выбрался из внешней оболочки станции и вдруг наткнулся на абсолютный мрак: ни звезд, никаких навигационных знаков, если не считать красноватого солнца. Рош развернула курьерский корабль и по крутой дуге повела его подальше от того места, где по телеметрическим данным Ящика находилась «Ана Верейн». Опыт подсказывал ей, что проще всего угодить в ловушку под названием «предсказуемость».

Два крошечных пятнышка света оторвались от поверхности станции и направились к «Рассвету». С противоположной стороны к ним устремилось еще несколько.

Рош безмолвно выругалась и принялась считать корабли неприятеля. Даже половина их представляла серьезную проблему. Крошечные, похожие на дротики суденышки не обладали, разумеется, могучей силой «Аны Верейн» — на самом деле были даже слабее «Рассвета», — но зато отличались маневренностью. Если их как следует вооружить, они могут сыграть серьезную роль в сражении.

Через несколько минут монокатера заняли позицию для обстрела и принялись начинять пространство вокруг курьера энергией. Выстрелы, которые достигали цели, сотрясали корабль, вызывая новые протестующие стоны Мавалина. Рош внимательно наблюдала за показателями повреждений — пока ничего существенного не пострадало.

— Ты что, не можешь с ними разобраться? — спросила она у Ящика.

— Разберусь, как только займу удобную позицию.

Корабль подбросило, когда очередной заряд угодил в корму. Рош сердито что-то проворчала и, резко изменив курс, начала закладывать самые немыслимые виражи, чтобы не допустить нового попадания. К счастью, повреждения оказались незначительными: пара сенсоров, небольшой процент целостности корпуса. Короче говоря, ничего, что могло бы угрожать их жизни.

Однако обстрел был плотным, рано или поздно она совершит ошибку в расчетах — или наводчикам у орудий повезет, — и курьер серьезно пострадает. И тогда они погибнут.

Рош было некогда обдумывать вариант стыковки с «Аной Верейн» или пытаться определить ее местонахождение. Она сосредоточила все свое внимание на непосредственной опасности, которая угрожала «Рассвету», на мечущихся катерах и вспышках выстрелов. Освещенная разноцветными сполохами, совсем близко, висела станция «Четвертый Галин», похожая по изъеденную червями луну. Как же медленно она удаляется от несчастного, беспомощного курьера!

И тут черное пятно заслонило станцию, оказалось между «Рассветом» и атакующими кораблями, превратившись в щит, охраняющий корабль от орудийного огня. Затем из черной тучи вырвался ответный залп, который уничтожил сначала одного врага, попытавшегося его обойти, потом другого.

Воспользовавшись представившейся возможностью и не теряя времени на размышления, Рош устремилась вперед, прочь от станции, на максимальной скорости.

— Ты подоспел вовремя, Ящик!

— Я тоже заслужил пару добрых слов, Морган. — Рош улыбнулась, услышав голос Каджика. — Знаешь, мы тут работаем командой.

«Ана Верейн», окутанная черным облаком, помчалась вперед, к «Четвертому Галину». Несмотря на то что корабль Дато значительно уступал станции в размерах, его задумали и построили как боевую машину. Сквозь маскировку проглядывала его угловатая тень, похожая на многоногое злобное насекомое, закрывшее собой серый силуэт станции. Мощь его орудий превосходила тусклое сияние красного солнца многообразием ослепительных красок.

— Мы будем прикрывать тебя столько, сколько сможем, Морган, — сказал Ящик. — Постарайся убраться как можно дальше от «Четвертого Галина», пока есть такая возможность.

— Я уже в пути, — ответила Рош. — А вы что будете делать?

— Как только ты окажешься на достаточном расстоянии, мы оставим их в покое. Мы сумеем уйти от любого корабля, имеющегося у них в распоряжении, и постараемся максимально использовать маскировку.

— Ури, у вас сильные повреждения?

— Относительно, — ответил Каджик. — Мы сможем продержаться еще какое-то время, потом возникнут проблемы.

— Ты уверен? Я не хочу, чтобы вы рисковали.

— Поверь, мы не будем. Не забывай, что в случае серьезных неприятностей я пострадаю первым. Если я и стану рисковать собственной безопасностью, то ради какой-нибудь более благородной цели. Дать тебе возможность сбежать от Руфо не совсем то, что я имею в виду.

— Я советую тебе следовать по выбранной траектории, — вмешался Ящик. — Мы останемся здесь, насколько сможем, затем помчимся в противоположную сторону. Я уже послал дроны, чтобы они дезактивировали ваш след. В этом случае неприятель не сможет за тобой последовать — если, конечно, они не засекут эмиссию.

— Как только вы стартуете, я постараюсь не оставлять следов, — сказала она. — В этом случае им будет труднее нас отыскать. Но как насчет связи? Даже если мы используем направленный луч, они могут нас засечь.

— Молодец Морган. Давай поддерживать радиомолчание в течение трех часов, чтобы уж наверняка.

— Согласна. Если только не возникнет никаких непредвиденных обстоятельств, я свяжусь с вами через три часа. — Она бросила последний взгляд на «Ану Верейн». — Будьте осторожны.

— Обязательно, Морган, — пообещал Каджик, голос которого дрожал от предвкушения предстоящего сражения. — Поговорим через три часа.

Связь прервалась, и Рош сосредоточила все свое внимание на том, чтобы максимально удалиться от станции.

***

Только когда «Четвертый Галин» превратился в крошечную точку на экране курьера, Рош наконец почувствовала себя в безопасности и позволила компьютерам «Рассвета» продолжить полет самостоятельно. Запрограммировав его таким образом, чтобы он промчался под относительным прикрытием Автовилля — где считалось удачей, если на каждые миллион километров попадалось одно твердое тело, — Рош расстегнула ремни и поднялась с кресла.

— Я подключила корабль к своим имплантатам, — сказала она, остановившись около Дисисто. — Стоит вам попытаться хоть что-нибудь вытворить, я сразу об этом узнаю.

Понятно?

Офицер службы безопасности «Четвертого Галина» медленно кивнул.

— Учитывая, в каком я оказался положении, с моей стороны вряд ли очень разумно так рисковать.

Она смотрела ему в глаза несколько секунд, а затем отправилась проверить, как себя чувствует Мавалин. Пилот потерял сознание, рана на плече начала кровоточить, и вся форма спереди была залита кровью. Рош отстегнула ремни и почувствовала, что испачкала руки.

— Он совсем плох, — сказал Гейд, помогая ей поднять его с кресла.

— Если на борту есть медицинский автомат, мы ему поможем. — Рош сжала зубы, когда они попытались поставить Мавалина на ноги, он оказался тяжелее, чем она думала. — Когда мы сюда шли, там был коридор… наверное, он ведет в медицинский отсек.

Вместе с Гейдом они занесли Мавалина в крошечный медицинский отсек курьера. Там они уложили его на пластмассовые носилки и закрепили над ним автоматического доктора.

Машина мгновенно ожила, тихонько зажужжала, сразу принялась делать рентгеновские и ультразвуковые снимки раны.

Рош отошла от койки и посмотрела на Гейда. Она заметила, что ее приятель с задумчивым видом оглядывает помещение.

— Что такое?

— А? — Гейд посмотрел на Рош. — Нет-нет, ничего. Просто я задумался. Представляешь, воин-клон был здесь, на этом корабле, всего несколько дней назад. Правда, странно?

— Да, я понимаю, что ты хочешь сказать. — Она кивком указала на носилки, где лежал Мавалин. — Именно здесь, наверное, его оживили после того, как извлекли из спасательной капсулы.

— Как, по-твоему, он покинул систему?

— Не знаю, что и думать. — Рош сложила руки на груди и прислонилась к мусорному баку. — Неизвестно, насколько стоит верить тому, что рассказал нам Руфо.

— Ну, большая часть его информации звучала вполне убедительно, — заметил Гейд. — По крайней мере совпала с тем, что нам уже известно.

— Ты прав, большая часть. Но у меня почему-то сложилось впечатление, что он утаил от нас самое главное.

Автоматический доктор перестал гудеть — закончил обследование. Рош на небольшом экране прочла его выводы: у Мавалина раздроблена ключица и пробито левое легкое, кроме того, он потерял много крови. Рекомендации звучали так: операция для устранения серьезных повреждений и недельный восстановительный комплекс для окончательного выздоровления.

Рош проинструктировала робота, чтобы тот немедленно приступил к операции. В следующее мгновение хирургические лазеры уже принялись кромсать остатки обгоревшей, перепачканной кровью формы пилота. Рош приказала доктору сообщить, когда операция закончится, затем, слегка хлопнув Гейда по спине, подтолкнула его к двери.

— Руфо ничего не сказал о том, что «Четвертый Галин» где-то побывал незадолго до встречи с нами, — сказала она по дороге на мостик. — Кроме того, он не упомянул, что встречался с кем-то за пределами Палазийской системы в течение прошедшей недели. И старательно делал вид, что не знает, кто мы такие и что представляет собой Движение Во Славу Солнца.

— О последнем нам следовало сообразить раньше, — заметил Гейд. — Он ведь сказал, что является специалистом по истории. Руфо не мог не знать о Вундеркинде.

— Да уж. — Рош чувствовала себя ужасно из-за столь очевидного промаха, но прекрасно понимала, что ничего изменить не может. — Да и в других вопросах он вел себя исключительно сдержанно, например, когда речь зашла о передаче, которую мы перехватили по дороге сюда. Если Майер находился рядом с Джагабисом, когда было отправлено закодированное послание, он может знать, где находится источник.

— Может быть, и знает. — Гейд пожал плечами. — И именно по этой причине решил сбежать, когда мы на него наткнулись.

— Спросим, когда он придет в себя.

Гейд помолчал, понять, что означает выражение его искусственных глаз и черного лица, Рош не смогла.

— Я по-прежнему ему не доверяю, Морган, — ровным голосом сказал Гейд.

— Я тоже, но он помог нам.

— Он помог себе.

— Наверное. Но в данном случае это одно и то же.

— В данном случае.

Вернувшись на мостик, они обнаружили там мрачно молчащего Дисисто.

— Как Майер? — спросил он, поднимая глаза.

Рош наклонилась над главной консолью, чтобы заглянуть ему в глаза.

— А вам не все равно?

— То, что мы воюем по разные стороны баррикады, еще не значит, что я лишен чувств, — обиженно возразил Дисисто. — Или у вас монополия, коммандер?

— Вовсе нет, — ответила Рош. — Только мне казалось, что для тех, кто служит под командованием Шак'ни, иметь чувства не обязательно. Он не производит впечатления человека, которого беспокоит благополучие других людей.

— По крайней мере здесь я с вами полностью согласен, — еще больше помрачнев, заявил Дисисто.

— В каком смысле?

Дисисто промолчал, но не отвернулся.

— Послушайте, — начала Рош, — я не знаю, кем вы нас считаете. Не знаю, в каких страшных преступлениях нас обвиняют. Не знаю, что, по вашему мнению, мы намерены сделать, но уверяю, вы ошибаетесь. Я вам не враг. Нам следует беспокоиться по поводу воина-клона, а не бояться друг друга.

Бели он все еще где-то здесь, никто не может чувствовать себя в безопасности, и, если мы будем сражаться между собой, ситуация станет только хуже.

— А может быть, он думает, будто мы действуем заодно с Солнечным Вундеркиндом? — предположил Гейд, обращаясь к Рощ, но не сводя глаз с Дисисто.

— Нам так сказали, — с вызовом заявил офицер службы безопасности. — Нас предупредили, что мы должны ждать еще одного воина-клона. Он прибудет с бывшим командиром Армады по имени Морган Рош на корабле, украденном у Дато Блока.

— Кто сказал? — нахмурившись, поинтересовалась Рош.

— Шеф, разумеется.

— Почему вы думаете, что он говорил правду?

— Зачем ему лгать?

Слепая вера Дисисто в начальство возмутила Рош.

— И вам не пришло в голову спросить, откуда он это узнал?

— А зачем? Он же правду сказал, верно?

Рош покачала головой.

— Значит, вы нам не поверите — что бы мы ни говорили, так?

— С какой стати я должен вам верить? — Дисисто отвернулся от Рош. — Даже если мне очень хочется.

— Что? — Она придвинулась к нему еще ближе. — Вы на что намекаете? Почему бы просто не взять и не сказать то, что хочется?

— Не могу, — ответил Дисисто так тихо, словно вздохнул. — Руфо прекрасно со мной обращался все пять лет, что я на него работаю. Я не могу его предать.

Рош посмотрела на Гейда, который едва заметно пожал искусственным плечом.

— Хорошо. — Рош сделала шаг назад и засунула руки в карманы комбинезона. — Значит, не хотите предавать доверие Руфо, но явно не одобряете его действия. Или… — Она замолчала, потому что ей в голову пришла новая мысль. — Он допускает, чтобы что-то произошло, так?

Дисисто промолчал, но мышцы у него на шее напряглись.

— Я угадала, верно? Шак'ни и Б'шан что-то задумали, и вам это не нравится.

Дисисто снова поднял на Рош глаза.

— Нет, только не Хаден Б'шан. Он проработал с Руфо больше меня.

— Значит, Шак'ни. Неудивительно. Итак, расскажите нам о его планах. Возможно, мы сумеем ему помешать.

Дисисто ничего не ответил, и Рош вдруг страшно разозлилась.

— Проклятие, Дисисто! Отвечайте на мои вопросы! У меня хватает дел поважнее, чем разгадывать ваши загадки.

— А с какой стати я должен вам доверять? — повторил он не менее сердито. — Меня предупредили, что вы очень опасны, и все, что я видел до сих пор, подтверждает это. Вы даже не пытаетесь возражать против того, что о вас говорят. На самом деле я даже не знаю, кто вы такие. — Он помолчал немного, потом, чуть наклонившись вперед, уставился на Рош холодным взглядом. — Итак, сообщите мне, командир, кем, по вашему мнению, вы являетесь?

Рош сжала руку в кулак, но сумела сдержаться и не ударить его. Ее гнев не имел никакого отношения к словам Дисисто. По правде говоря, она прекрасно его понимала. Кто она такая, чтобы требовать от него отказаться от пяти лет верной службы Руфо? Нет, она сердится на весь мир и на себя из-за того, что произошло с Кейном и Майи.

Рош заставила себя расслабиться, о ее напряжении говорил только сжатый кулак, но прошло несколько минут, и она, вздохнув, опустила руку.

— Послушайте, Дисисто, я не могу отрицать того, что вы обо мне слышали, поскольку большая часть — правда. Да, один из моих спутников действительно является воином-клоном. Да, я украла корабль у Дато Блока.

Дисисто удивленно приподнял брови, он не ожидал от нее такой откровенности.

— А вместе с супер-ИИ вы захватили Штаб Разведки, чтобы заставить их согласиться на ваши условия?

Рош кивнула.

— Гейд единственный заключенный, которому удалось покинуть исправительную колонию на Сиакке. Знаете, вы попали в замечательную компанию.

— Это правда, — подтвердил, ухмыляясь, Гейд.

Дисисто переводил взгляд с Гейда на Рош и обратно.

— Не сомневаюсь, что именно так вы и думаете, — серьезно проговорил он. — Но это еще не значит, что я могу вам Доверять.

Рош потянулась к нему и расстегнула ремень безопасности.

— Все зависит от того, как посмотреть на проблему.

— Морган! — попытался остановить ее Гейд.

— Послушай, Амейдио, — возразила ему Рош, — он нас не предаст — по крайней мере пока не убедится в том, что мы не в состоянии ему помочь. — Она распутала ремень, который удерживал левую руку Дисисто у контактной панели. — Кроме того, не можем же мы все время держать его на привязи.

Дисисто выпрямился в кресле и принялся тереть запястья.

— Большое спасибо, — язвительно поблагодарил он Рош.

— Если хотите, могу снова вас привязать, — пожав плечами, предложила она. — Или вы оставите свои глупости и мы пойдем в столовую, где обсудим наши проблемы, как цивилизованные люди. Вам выбирать.

Дисисто криво улыбнулся и ответил:

— Благодарю вас, столовая мне подойдет.

— Хорошо, — сказала Рош. — Однако не советую забывать, что мы с Амейдио вооружены и будем внимательно наблюдать за вами.

— Вот в это я охотно верю, — кивнув, заявил Дисисто.

В столовой они уселись за один из многочисленных столиков, расставленных тут и там. Рош без особого энтузиазма ковыряла вилкой остывшие макароны и рассказывала о том, как оказалась в Палазийской системе. Дисисто внимательно слушал, поглядывая на Гейда, который время от времени добавлял детали, выпущенные Рош.

У них ушел целый час на то, чтобы поведать Дисисто в своих приключениях. За все это время он не проронил ни слова.

— Ну? — спросила Рош.

— Не знаю, — ответил он. — Мне кажется, вы рассказали все честно, но…

— Что?

— Понимаете, сама история Кейна, — проговорил он, отодвигая тарелку. — Если воин-клон в Палазийской системе смог учинить такие разрушения, почему Кейн не сделал ничего подобного?

— Одна из причин, по которой мы сюда прилетели, — пожав плечами, ответила Рош. — Мы намереваемся выяснить, что они собой представляют. До сих пор мы видели только двоих, согласитесь, этого явно недостаточно. А если Кейн — норма, а тот, другой — отклонение?

Дисисто довольно долго смотрел в свою тарелку, затем поднял глаза на Рош.

— Есть еще один.

У Рош окончательно пропал аппетит.

— Что? Где?

— В системе Гету. Мы услышали о нем несколько дней назад. — Он поднял руки, прежде чем Рош успела начать задавать ему вопросы. — Мне больше ничего не известно. Информация подобного рода до меня не доходит. Кое-что я узнаю по своим каналам.

Рош заставила себя ему поверить — временно. Система Гету находится на другом конце Содружества, на самой его границе. Тут она бессильна.

— Вам стало известно о другом воине-клоне несколько дней назад? — спросил Гейд. — Каким образом? Мне казалось, вы не можете покинуть систему.

— Семнадцать дней назад мы прибыли сюда на борту «Себетту», истребителя, принадлежащего кеш, — устало проговорил Дисисто. Казалось, решение отвечать на вопросы Рош и Гейда отняло у него все силы. — Они доставили нас к границе системы, внутрь Рукавицы, а дальше мы отправились самостоятельно.

— Значит, тогда Рукавица уже была установлена? — спросила Рош.

— Да.

Она кивнула, уличив Руфо в первой лжи. Тот сказал, что они оказались в ловушке, когда солнечная оболочка окутала систему.

— С тех пор, — продолжал Дисисто, — к нам каждые шесть дней прилетают коммуникационные зонды. Я полагал, что их отправляли с «Себетту», но, если вы не видели корабль по дороге сюда, значит, я ошибся.

Вот и объяснение свежей игры, которую Гейд наблюдал в баре.

— Мы видели только корабли Армады, которые установили блокаду. Когда вы сюда прибыли, они там были?

— Да. Но они нас пропустили, как только выяснили, кто мы такие.

— Правда? А вам не кажется, что это несколько странно?

Мы с трудом смогли уйти от них.

— Если честно, то не кажется, — ответил Дисисто. — Насколько я понимаю, Армада СОИ приняла решение закрыть систему, когда стало ясно, что находится внутри. Сделать это быстро они могли, только использовав устройство вроде Рукавицы Аша. Они заключили сделку с Республикой H'Kop, у которой имелся последний опытный образец. Одновременно связались с шефом и попросили помощи у «Четвертого Галина». Рукавица была установлена за несколько дней до нашего прибытия, поэтому нас доставил сюда «Себетту». Оказавшись внутри, мы приступили к работе.

— А можно о работе поконкретнее? — поинтересовался Гейд.

— Изучение поведения существа, виновного в гибели системы, — повернувшись к нему, ответил Дисисто.

— И все? — не унимался Гейд.

— А что еще, по-вашему, мы были в состоянии сделать?

Сразиться с ним? Самое большее, на что мы могли рассчитывать, это понять, как он действует, чтобы помешать ему в следующий раз. К чему напрашиваться на неприятности? Лично я считаю, что, находясь здесь, мы уже страшно рискуем.

— Руфо согласился, чтобы его здесь оставили без какой'» бы то ни было защиты? — В голосе Гейда звучал неприкрытый скепсис. — Без возможности убраться восвояси в случае опасности? Или сообщить за пределы системы, что на вас напал неприятель?

— Не совсем, — признался Дисисто. — У нас есть собственные коммуникационные зонды, которые мы можем отправить в случае необходимости. Но это, конечно, рискованно.

Зонду требуется десять часов, чтобы выбраться наружу. Если бы у нас действительно возникли проблемы, помощи мы бы не дождались. Все бы погибли. Мы еще не послали ни одного зонда, и, надеюсь, нам не придется делать это.

— А почему Руфо согласился на предложение Армады? — спросила Рош.

— Думаю, причин несколько. Определить, какая из них оказалась решающей, невозможно, поскольку он не настолько часто делится своими планами со служащими, насколько хотелось бы. — Дисисто улыбнулся и продолжал:

— Я думаю, СОИ пришлось немного надавить на него. Это и еще то, что существо, которое мы должны найти, почти наверняка покинуло систему.

— И вы полагали, что вам придется проводить вскрытие абсолютно мертвой и пустой системы, — презрительно рас» смеявшись, добавила Рош.

— Что-то вроде этого, — подтвердил Дисисто.

— Но на деле все оказалось иначе.

— Ловушки вокруг Аро могли причинить нам серьезный ущерб, — покачав головой, ответил Дисисто. — Кроме того, наверняка существуют и другие, о которых мы еще не знаем.

— Не говоря уже о самом воине-клоне, — напомнил Гейд.

— Я сомневаюсь, что он все еще здесь, — заметил Дисисто.

— Правда? Почему?

— По-моему, это звучит логично, разве нет? Мы находимся в системе уже около двух недель, и на нас до сих пор никто не напал. Разумеется, мы стараемся соблюдать максимальную осторожность, но, рано или поздно, он непременно обнаружил бы нас. А если он знает, что мы здесь, почему ничего не предпринял? Мы — единственные живые существа в Палазийской системе. Почему он нас не трогает — особенно учитывая тот факт, что мы его ищем? Он далеко не дурак.

— Руфо так считает? — спросила Рош.

— Нет, Руфо считает, что воин-клон все еще здесь, — ответил Дисисто. — Но, поверьте мне, он уже далеко отсюда.

Рош не собиралась ему верить. Однако хотелось услышать доводы.

— И куда же он направился? Может быть, в систему Гету?

— Может быть, — пожав плечами, проговорил Дисисто. — Или еще не прибыл на место. Все зависит от того, на чем он путешествует и что ищет. Ближайшая система находится всего в нескольких световых годах отсюда, но это всего лишь небольшой аванпост. Вполне возможно, что он ищет объект покрупнее.

— Ну, Палазийскую систему крупным объектом не назовешь, — заявил Гейд.

— А если он хотел попробовать здесь свои силы? — предположил Дисисто. — Или просто ему представилась возможность причинить ущерб Содружеству? Не забывайте, что он начал действовать, лишь когда его достали из спасательной капсулы. В тот момент Палазийская система не только являлась ближайшей, но и «Рассвет» направлялся именно туда.

Возможно, воин-клон принял решение заглянуть сюда ненадолго, разрушить все, что можно, а потом двинуться дальше.

Рош кивнула:

— Согласна. Совпадает с тем, что говорил Кейн. Он не собирается терять время или возможности. Каждый его шаг рассчитан так, чтобы добиться максимального результата.

Палазийская система позволила ему проверить свои силы.

— Но я не понимаю, при чем тут мы? — продолжала она. — Вас предупредили, что мы должны прилететь в систему? Кто? И почему?

— Наверное, Армада, — ответил Дисисто.

— Вы не слишком уверены? — спросил Гейд.

— Не слишком, — признал он. — Последний зонд доставил сообщение, в котором говорилось, что мы должны быть готовы к вашему появлению. Я не имею ни малейшего представления о том, кто его послал.

— Видимо, Разведка не сумела скрыть информацию, — проговорил Гейд, посмотрев на Рош. — Кто-то не выдержал и проболтался о том, что на свободе гуляет еще один Солнечный Вундеркинд.

— Может быть, — не стала спорить с ним Рош. Она вполне могла представить, что Пейдж Де Брайан ее подставила. — Только почему они не устроили настоящую засаду? На границе Рукавицы пара истребителей справилась бы с нами без проблем. Они же знали, что мы рано или поздно появимся.

Зачем впутывать гражданскую станцию, находящуюся внутри зоны военного конфликта?

— Меньше риска, — предположил Гейд. — Если что-то пойдет не так, здесь нас проще задержать.

— Не проще. Наш гипердрайв прыжка в полном порядке.

Предположим, Кейн обезумел. Он вполне мог бы захватить «Ану Верейн» и выбраться из системы.

— Неужели ты думаешь, он на такое способен? Даже сотня человек не справится с управлением корабля без Каджика и Ящика, а уж один…

— Но такую возможность не стоит исключать, — сказала Рош. — Каждый раз, когда Кейн оказывается в невероятно сложном положении, он обязательно находит из него выход.

— Находил до сих пор. — Гейд повернулся к Дисисто. — Чем вы его вырубили? Ферозаком?

— Дипроде ком-2, — ответил офицер службы безопасности, не сумев скрыть удовлетворения. — Это самый быстродействующий нервно-паралитический газ из всех, что имеются в нашем распоряжении. Кроме того, у нас есть антидот.

Нужно было нанести удар, поймать воина-клона, когда он начал падать, а затем проследить, чтобы вещество не причинило ему серьезного вреда. Дипродек сработал просто великолепно. Перед тем как скутер активировал двигатели — и после, — я получал сообщения через источник, к которому подключился ваш Ящик.

Рош наклонилась вперед и нетерпеливо спросила:

— И что же вы увидели?

— Все прошло по плану. Вашего Кейна вырубил робот с дистанционным управлением — чтобы никто не пострадал.

Скутер пришвартовался, и автоматы подсоединили к нему фал.

Когда давление выровнялось, воздушный шлюз открылся.

Воин-клон показался первым, проверил, все ли в порядке, и вернулся, чтобы забрать похитительницу. Они вышли вдвоем.

И мы нанесли удар. Перед этим мы выстрелили в похитительницу ксародином, чтобы она ничего не узнала…

— Зачем вы это сделали? — с горечью спросила Рош. — Она ничего не могла прочесть. Мы же поэтому ее и привезли.

Вовсе не за тем, чтобы шпионить за вами. Ведь именно Руфо предложил показать ее вашим медикам!

— Откуда нам было знать — вы могли и солгать, командир.

Рош недоверчиво покачала головой.

— У вас, на «Четвертом Галине», нет ни одного адепта эпсенса, верно?

Дисисто нахмурился.

— Насколько мне известно, нет. А что такое?

— Руфо сказал, что на борту станции находится несколько адептов с похожими проблемами. — Она посмотрела на Гейда. — Еще одна ложь.

— Попытайтесь взглянуть на происходящее с его позиции, — проговорил Дисисто. — Шефа предупредили о вас. Он должен был что-то предпринять.

— С какой стати? — удивился Гейд. — Мы же не сделали ему ничего плохого.

— Но он обязан заботиться о благополучии станции. А вы могли оказаться опасными.

— Да ладно вам, Дисисто! — сердито фыркнула Рош. — Руфо с самого начала не собирался нам доверять, и вам это прекрасно известно! Перестаньте его защищать. Он заманил нас на «Четвертый Галин» с одной только целью — захватить Кейна. Он даже шанса нам не дал.

Дисисто не пытался ей возражать.

— Если дело обстоит именно так, значит, его заставили.

Шеф никогда не рискует без причины.

— В каком смысле? — удивилась Рош.

— Ну, остался воин-клон в системе или нет — нам удалось избежать с ним встречи. Мы сильно рискуем, оказавшись в непосредственном контакте с другим. Шеф это понимает и в любой другой ситуации дал бы вам спокойно уйти, вместо того чтобы добровольно подставляться под удар. Однако он отправил Мавалина, чтобы тот установил с вами связь, отлично зная, кого вы приведете с собой. Я думаю, он солгал насчет наших адептов эпсенса, чтобы заполучить Кейна. Я считаю его поведение неоправданным.

— По-вашему, во всем виноват Шак'ни? — спросил Гейд.

— Да. И тот, кто стоит за ним.

— А почему они сами нас не захватили? — поинтересовалась Рош.

— Шак'ни фанатик, — ответил ей Гейд. — Как и все кеш.

Возможно, ему нравится наблюдать за тем, как представители касты Древних устраивают друг другу неприятности.

— Ладно, — вздохнув, проговорила Рош, — и что теперь ждет Кейна?

— Ничего, — ответил Дисисто. — Он беспомощен, а шеф знает, что всем будет лучше, если так останется и дальше. На Лайнгара, наверное, оказывают давление, и он вынужден подчиняться, но он далеко не глупый человек.

Рош кивнула. Мысль о том, что Кейн опутан цепями, ее угнетала, но слова Дисисто несколько успокоили. Пока Кейн бессилен что-либо предпринять, он в безопасности. Сейчас ее больше всего беспокоило, что Майи оказалась пленницей вечного мрака, и Рош твердо решила, что сделает все, чтобы спасти девушку. В последнее время ее саму слишком часто предавали, и она ни за что не поступит так с близким ей человеком. В галактике и без того слишком много недоверия и боли.

— Если Руфо такой безумно сообразительный, — заявила она, — почему же он не понимает, что мы все стремимся к одному и тому же? Почему мы сражаемся друг с другом?

Дисисто посмотрел ей в глаза и спросил:

— А мы действительно стремимся к одному и тому же?

— Мне так показалось. Точнее, я на это надеялась. — Рош покачала головой. — Я хочу понять, что делает ваш шеф. И почему? Вы мне поможете?

Дисисто сделал глубокий вдох и ответил:

— Нет, я не могу его предать.

— В таком случае нам больше не о чем говорить. Пока.

***

Выслушав доклад «доктора» через свои имплантаты, Рош зашла в медицинский отсек по дороге на капитанский мостик, отправив Гейда и Дисисто вперед. Майера завернули в биоактивное одеяло и привязали к пластмассовой кровати.

Его левое плечо, грудь и рука были полностью покрыты слоями прозрачного бинта, покрасневшего от крови, значит, ранение достаточно серьезное. Впрочем, выглядел Майер совсем неплохо, и Рош решила оставить его на время на попечении медицинских приборов — по крайней мере до тех пор, пока они не объявят, что он в состоянии ходить, или Рош не понадобится, чтобы он поднялся в любом случае.

Неожиданно поступило новое сообщение. На сей раз с капитанского мостика. «Рассвет» уловил сигнал, переданный по направленному лучу и закодированный стандартным кодом СОИ, правда, высшего уровня. Рош поспешила на капитанский мостик.

Она примчалась туда как раз в, тот момент, когда компьютер курьера завершил расшифровку.

Гейд привязывал Дисисто к креслу, когда она вошла.

— Думаю, это Ящик, — сказал он, поднимая голову.

— Надеюсь. — Рош уселась в кресло пилота и приказала компьютеру показать ей сообщение.

— Морган, — услышала она в громкоговорителях деловой голос Ящика, — наше послание доберется до тебя ровно через три часа после предыдущего выхода на связь. К этому времени «Ана Верейн» покинет пределы станции «Четвертый Галин» и направится внутрь системы. В настоящий момент мы возглавляем флотилию из семи преследующих нас кораблей.

Мы промчимся мимо Джагабиса, сквозь Пояс Маттар и в непосредственной близости от планеты Карса. В перигелии, через двенадцать часов, мы замаскируемся и на максимальной скорости выйдем на новую орбиту. Если хочешь выбрать место встречи, дай нам знать в своем ответе, пока задержка еще не слишком велика.

— Видела бы ты, что мы там натворили, — вмешался Каджик. — Повсюду мечутся монокатера, пытаются отыскать тебя.

Ящик вызвал самоуничтожение зонда в надежде, что они примут обломки за «Рассвет», но, думаю, нам не удалось их одурачить. Похоже, они готовят тебе теплую встречу, на случай, если ты вдруг надумаешь вернуться.

— Настоятельно рекомендую не делать этого, — сказал Ящик, — «Рассвет» безоружен и практически не имеет защиты.

Любая попытка прорваться мимо их кораблей обречена на поражение. Нам необходимо встретиться и объединить усилия.

Рош кивнула, она прекрасно понимала, что не может помочь Майи, находясь в безоружном курьерском суденышке.

Словно прочитав ее мысли, Ящик продолжал:

— Тебе, наверное, будет интересно узнать, что с Кейном и Майи все в порядке. Мне удалось подключиться к имплантатам Дисисто, когда я был связан с системой безопасности второго уровня на «Четвертом Галине». Я слежу за их состоянием.

Рош улыбнулась. «Спасибо, Ящик», — прошептала она тихонько. Значит, Дисисто сказал правду.

— Сейчас их держат в отдельных камерах на внешних уровнях станции, — продолжал Ящик, — и старательно охраняют.

Дальше собираются перевести в Центр, но куда точно, я еще не знаю. Скорее всего в зону, в которую я не могу проникнуть, даже несмотря на то, что мои возможности значительно расширились.

И последнее: через пятнадцать минут после нашего старта со станции запущен зонд. Мне удалось проследить его до орбиты Гатамина, затем он резко увеличил скорость и направился к границе системы. Если ты еще не расспросила Дисисто, сделай это немедленно. Любая информация, которой он с нами поделится — добровольно или нет, — может оказаться полезной.

На короткое мгновение Рош испытала гордость — Дисисто сказал, что они еще не послали ни одного зонда из системы, — но справилась с соблазном. Хорошо, конечно, обойти Ящик — хотя бы в чем-нибудь, хоть один раз, но лучше все-таки держать себя в руках.

— Пока все, Морган, — продолжал он. — Зонд, следующий за вами, удерживается в заданном положении относительно «Рассвета» и передаст мне все сообщения, которые ты отправишь в ответ. Ты должна сделать это как можно быстрее, поскольку в течение следующих двенадцати часов задержка между отправлением и прибытием сигнала начнет резко увеличиваться. Когда мы договоримся о месте встречи, начнем планировать, как использовать его с максимальной для себя выгодой.

Кроме того, я бы хотел, чтобы ты проверила состояние гипердрайва «Рассвета». От результата анализа будут зависеть наши дальнейшие планы. Прежде чем что-либо предпринимать, я подожду твоего ответа.

Послание закончилось так неожиданно, что Рош несколько секунд молча смотрела на экран, ожидая продолжения.

— Ну, что ты думаешь, Амейдио? — спросила она наконец.

— Особого выбора у нас нет, — покачав головой, ответил он. — Сомневаюсь, что они нас тут найдут — даже случайно.

Так что, по-моему, лучше всего сидеть тихо и не высовываться.

— Согласна.

Рош уселась в кресло пилота и включила коммуникационные системы. Источник полученного сообщения находился в точке, расположенной у них в хвосте — не слишком далеко.

Записав ответ, Рош тут же его отправила и продолжала:

— Однако они как раз и ждут, что мы побоимся высовываться. Это слишком очевидно. Предсказуемо. А кроме того, таким образом мы не сможем предпринять никаких конструктивных действий. Вместо того чтобы сломя голову мчаться на выручку Майи и Кейна, следует поискать ответы на интересующие нас вопросы.

— И где будем искать?

— Какамат и Маракан. — Рош вызвала на экран карту внешних регионов системы. — Мы уже дважды получили сигнал бедствия из указанного района. Руфо не может или не желает объяснить, что они означают. Мне его поведение представляется подозрительным. Кроме того, это единственное место в системе, где можно укрыться и где мы еще не побывали. Ни один из зондов, которые мы туда отправили, не вернулся и не передал нам ни единого сообщения.

— Ты думаешь, кому-то удалось спастись?

— Не знаю, что и думать. Я, пожалуй, подожду делать выводы до тех пор, пока мы не прибудем на место, через… — Рош посмотрела на навигационную карту и прикинула в уме, когда примерно они будут в нужной точке. — Через четырнадцать часов, если полетим мимо Хинтубета. В этом случае будет легче вести переговоры с Ящиком, задержки окажутся минимальными.

Гейд кивнул.

— А еще мы облегчим задачу кораблям неприятеля, так как у них увеличиваются шансы нас заметить.

— До определенной степени. Они же преследуют «Ану Верейн», а не ищут нас. К тому времени, когда Ящик от них оторвется, мы уже будем далеко.

Дисисто молча слушал их разговор, но в последний момент не выдержал и вмешался:

— О каких сигналах вы говорите? Мне сказали, что около старой базы никого не осталось.

— Если так вам сказал Руфо, — заявила Рош, — у меня появляется дополнительный повод отправиться туда и посмотреть, что там происходит.

— Точно, — согласился с ней Гейд. — Я не знаю, что нас там ждет, и меня это немного беспокоит, но мне тоже страшно любопытно узнать, что же такое задумал Руфо. Если он лжет собственной службе безопасности, значит, тут что-то очень серьезное.

Прежде чем Дисисто успел ему ответить, Рош вернулась к коммуникационным системам и начала записывать более подробный ответ для Ящика. Она уже проверила все системы корабля и выяснила, что гипердрайв не работает — вот почему воин-клон бросил корабль. Он попытался выбраться за пределы Рукавицы, не сумел, испортил двигатель и больше в «Рассвете» не нуждался. Более того, оставаться на борту для него теперь было опасно. Поэтому он покинул его и отправился куда-то в другое место, Впрочем, теперь стало ясно одно: воин-клон остался внутри системы. А тот, кто говорит, что это не так, либо лжет, либо ошибается.

Рош задала навигационным системам новый курс, а сама откинулась на спинку кресла и, отдавшись на волю перегрузок, решила на время забыть о своих проблемах. Сейчас она больше ничего не могла сделать.

 

ЧАСТЬ III

 

МОК

ИНТЕРЛЮДИЯ

Загадка отошла на задний план, ее заслонил яркий, безжалостный и такой близкий свет.

Он отчаянно старался следовать за ней. Слуга Жестокой будет очень рассержен, если он позволит ей ускользнуть. Но у него не было выбора. Он либо мог ее видеть, либо — нет.

Прошло всего несколько мгновений, и она исчезла. Полностью. Он отпустил ее, охваченный чувством страха и одновременно облегчением. Ему и без нее хватало дел.

Залитый светом Сияющего, он принялся анализировать свои возможности.

Первое. Сделать все, о чем его просила Жестокая, там, где возможно.

Второе. Делать только то, что ему нравится, изобразив непонимание или неспособность справиться с остальным, — несмотря на то, что слуга Жестокой обладал поразительной способностью угадывать его ложь и все предыдущие попытки закончились страданием, как физическим, так и психическим.

Третье. Ничего не делать и быть готовым к страшным последствиям.

Например, преследование Загадки — вот первая просьба, которую он не желал выполнять. Он с удовольствием изучал Сияющего, когда мог. Но уничтожить Мерзость… Уже одно его присутствие нейтрализует ее. Разве можно еще чего-нибудь желать?

Он не хотел иметь ничего общего с отвратительным ребенком и пронзительным, больным умом. Если бы его соплеменники узнали о ее существовании, они, не задумываясь, лишили бы ее жизни. Или потребовали у Сурин Агоры огромную плату за то, чтобы ее сохранить. Именно для этого — до определенной степени — и существуют серо-сапожники: помешать появлению на свет таких ужасных существ, уничтожать их, если им все-таки удалось родиться, и сохранять в тайне знание об их существовании, чтобы больше никому не пришло в голову повторять эксперименты.

Но у него не было возможности ее убить, и он знал, прочитав мысли слуги Жестокой, что здесь она в безопасности.

Ее хрупкое тело никого не пугало. Ему следовало только заглушить способность к эпсенсу — как будто такое возможно.

Его попросили помешать осе жалить, сохранив ей жизнь и жало. А тот факт, что конкретная оса не являлась естественным существом, делало его задачу еще более отвратительной.

Он чувствовал, как она пробуждается, несмотря на средство, притупляющее эпсенс. Ксародин действует на большинство каст — включая и те, что обладают врожденным даром, как его собственная, — но длительное использование снижает его эффективность. После первой дозы девушке несколько раз вводили новые. Однако скоро способность к эпсенсу к ней вернется. Возможно, им удастся держать ее в бессознательном состоянии, но ничто не помешает ей видеть сны. Если она взорвется, он скорее всего ничего не сможет сделать. Тому, кто окажется рядом, или будет тем или иным способом с ней связан, угрожает опасность.

Он представил себе, что произойдет со слугой Жестокой в данных обстоятельствах, но заставил себя отбросить приятные фантазии. Именно для этого у слуги имелись собственные прислужники. Они защищали его от опасности, стояли между ним и любыми непредвиденными неприятностями.

Он сказал:

НИКАКОЙ ОПАСНОСТИ

СПИТ

Этого хватит. Девушку, возможно, не стоит опасаться еще несколько часов. Позже он решит, что с ней делать, а сейчас…

Сияющий.

Он понял, что его свет является защитой, направленной на то, чтобы каждый, кто с ним сталкивается, поверил в его выдающиеся способности к эпсенсу. В качестве маскировки срабатывает просто отлично. Мало кому удастся проникнуть сквозь заслон или расшифровать головокружительный вихрь в самом его центре. Очень сложно и поражает воображение; разве можно представить себе, что это еще не все?

Однако это далеко не все. За фасадом скрывается горазд более интересная возможность, та, о которой он подозревал и раньше, но не смог объяснить слуге Жестокой. За блеском прячется крошечное черное пятно. Непонятное. Он постоянно о нем думал, не в силах переключиться на что-то другое. Часть его существа боялась, что пятна не будет, когда он посмотрит в следующий раз — что яркий свет снова скроет его, на сей раз навсегда. Похоже, у них с Сияющим есть кое-что общее.

Что конкретно — он не мог объяснить, не хватало слов. Впрочем, ни у кого нужных «лов не было. Его понял бы только похититель с врожденными способностями к эпсенсу.

Теоретики эпсенса — некоторые из них являются похитителями, но большинство — нет, сравнивают мир, лишенный мысли, с гладкой равниной. Точно так же физики называют пустое время-пространство листом резины. Этой равнине дано имя: «п-пространство». Появление мыслящего существа — «п-тела» — придает некоторую рельефность плоскому пейзажу.

Похитители являются пиками, окруженными небольшими холмами, которые, в свою очередь, покрывают всю поверхность равнины, объединяя пики между собой.

На первый взгляд Сияющий казался таким высоким пиком, что п-тела, маячившие рядом с ним, терялись у его подножия.

Народы с врожденным даром к эпсенсу, например, олмахой, деформировали поверхность самой равнины, создавали долины и холмы, а иногда и ямы. Он как раз и был такой ямой. Без него и подобных ему Великий проект его народа стал бы всеобщим достоянием многие тысячелетия назад. Он подавлял п-пространство, разъединял п-тела, даже в тех случаях, когда рядом находились похитители, поглощал разрозненные мысли — вне зависимости от их источника. Вот почему его вырвали из привычной обстановки и доставили сюда: он Должен собирать информацию для слуги Жестокой. Рано или поздно все становится известно ирикейи.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что в самой сердцевине Сияющего имеется яма — такая огромная, что он не смог определить ее границ. Если у нее и есть дно, он его не нашел.

Однако чувствовал… и это его беспокоило и одновременно завораживало.

Что-то очень старое.

Что-то, чему нельзя существовать.

Что-то — невероятно — изучающее его.

Однако глазами тех, кто смотрел на Сияющего, он видел только обычного представителя касты Древних людей, одного из сотен триллионов, разбросанных по всей галактике. Зачем кому-то понадобилось произвести на свет такое существо и поместить его в самый обычный корабль — да еще не один, а несколько раз? Какова цель эгул серии обманов?

Заглянув в мысли тех, кто его окружает — миновав ним(г Сияющего, — он видел, что кто-то из них считает его оружием, созданным для мести Древнему человечеству. Оружием, которое может без проблем спрятаться среди своих будущих жертв, а потом нанести неожиданный и эффективный удар.

Звучало разумно, несмотря на то, что доказательства справедливости данных подозрений представлялись ему в лучшем случае сомнительными, а иногда и вовсе уводящими в противоположную сторону. В сознании слуги Жестокой он обнаружил неуверенность, которую испытывал и сам. Неужели все настолько просто?

Он надеялся, что именно так дело и обстоит. Существовала и другая возможность… Единственная. Но такая ужасная, что не хотелось о ней даже думать.

Прекрасно зная, что это бесполезно, он все-таки предпринял попытку и отправил свое сознание наружу — он делал так всего несколько раз до сих пор — на самую границу своих ощущений. Там, как правило, он встречал диковинные, Высшие разумы, наблюдающие со своих божественных высот за тем, как низшие касты проживают свои мелкие жизни. Высшие походили на людей, наблюдающих за копошащимися муравьями. Они видели, как те строят, мечутся в пространстве, не в силах отыскать свое место, вступают в конфликты друг с другом и соседними муравейниками, но ни один из них не замечал одинокого муравья, отчаянно размахивающего усиками в надежде привлечь их внимание.

Однако раньше ему несколько раз посчастливилось вступить в контакт с Высшими людьми. Они обладают способностями, настолько превосходящими эпсенс, насколько он сам стоит выше обычной речи, и отличаются исключительной сдержанностью. Но порой случается непредвиденное, и какие-то данные выплывают на поверхность, словно каналы связи, которыми пользуются Высшие люди, устроены таким образом, что их не всегда удается закрыть от посторонних.

Что-то остается непонятным, большая часть информации оказывается бесполезной для других каст или времен. Но даже если удается узнать какую-то мелочь, усилие того стоит.

Сейчас ему требуется помощь. Если его подозрения верны, даже им может угрожать опасность.

Но он не получил ответа. Не ощутил никакого присутствия на границах пропасти. Обратиться за советом не к кому.

Неожиданно он затосковал по дому. Он скучал по своему народу: ему не хватало гобелена знакомых мыслей, песен, того самого, на котором его истинное место. Мало кто знал о его существовании, но и они не могли ничего рассказать. Он попал в самое сердце заговора земных людей, который в обычных обстоятельствах вряд ли затронул бы его или вызвал интерес. Да и то только поверхностный.

Как его соплеменники без него обходятся? Или Хранители Жилища теней нашли возможность восстановить равновесие? Может быть, механизм, благодаря которому он заменил своего предшественника, когда тот умер, заработал, чтобы произвести на свет замену? А что будет, если он вернется?

Сможет ли Великий проект выдержать двоих ирикейи?

Возможно, ему суждено остаться в пустоте навсегда и ждать мгновения, когда его сознание погаснет, в окружении горстки других мыслящих существ. Впрочем, он уже знал, что пустота небесконечна. Еще несколько недель — и от нее ничего не останется. Значит, вечное заключение ему не грозит. В лучшем случае временное.

Кроме того, не следует забывать о Сияющих и Жестокой.

Несмотря на то, прав он или ошибается насчет последней, в одном он уверен: Жестокая со своим слугой не оставят его в живых после того, как он выполнит свою миссию.

На одно короткое, горькое мгновение он позавидовал Загадке. Кем бы она ни была, что бы собой ни представляла, она свободна — в отличие от него.

Впрочем, понимание того, что он обречен, утешало. Когда нет надежды, бояться нечего — кроме самого страха.

А если ему удастся прихватить с собой Мерзость, что же, тем лучше…

 

Глава 5

РСОИ «Рассвет»

955.01.21. ДО

1390

С такого расстояния базовым сенсорам «Рассвета» не хватало кроваво-красного света Хинтубета для сбора полной информации о двойной системе. Размытое, увеличенное изображение двух красных шаров, соединенных изогнутой серебристой нитью, — больше Рош не удавалось разглядеть ничего. Полученная картинка мало отличалась от того, что показывал ей Ящик с орбиты Гатамина. Не вызывало сомнений, что отправленные ранее зонды будут передавать четкие изображения на «Ану Верейн», где бы корабль ни находился, но, только подлетев ближе, Рош смогла оценить уникальность зрелища, представшего ее глазам.

По отдельности Какамат и Маракан когда-то были ничем не примечательными газовыми гигантами, причем их масса составляла всего четверть массы Джагабиса. Вместе же они образовывали динамичное партнерство, сколь таинственное, столь и завораживающее. Самым очевидным отличием этой пары от остальных планет Палазийской системы являлось то, что они вращались по орбите вокруг Хинтубета в обратном направлении. Местные ученые сходились на том, что эта пара возникла в результате столкновения двух, прежде независимых миров, одним из которых была планета системы, а другим — межзвездный скиталец. И хотя реального столкновения не произошло, гравитационные поля планет захватили друг друга, после чего инерция забросила их на общую, совершенно новую орбиту.

При обычных обстоятельствах Какамат имел бы ярко-желтую окраску с белыми полосами. Бури, считавшиеся невероятно мощными даже для такого газового гиганта, свирепствовали от экватора до полюса, постоянные вспышки озаряли плотную вихревую атмосферу, создавая необычные стробоскопические отблески на поверхности планеты. Иногда Рош казалось, что она может различить определенные закономерности в изменчивых лучах света, словно какое-то невообразимое устройство в сердце планеты пытается войти с ней в контакт.

Маракан, хотя и был лишь немногим больше, радикально отличался от своего соседа. Несмотря на освещение, он оставался кроваво-красным. Вместо тонких сполохов, постоянно озаряющих и без того яркое лицо его неизменного спутника, Маракан окружали облака тяжелого газа. Эти поднявшиеся из глубины газы выбрасывали перекрещивающиеся лепестки, постоянно меняющие окраску.

Рош не сомневалась, активные процессы во внешних слоях атмосферы обеих планет во многом определяются их близостью. При более внимательном наблюдении она заметила прибойные волны, достигающие нескольких километров в высоту, на поверхности каждой из планет. Поразительным было уже то, что положение сохраняло стабильность. Однако так продолжается уже сотни тысяч лет — и ничего бы не произошло, если бы не появление Рукавицы, бесповоротно изменившей всю систему.

К тому моменту, когда зонд сумел обнаружить Мок — единственную луну бинарной системы, — глазам Рош и ее спутников предстало другое ее уникальное свойство. КМ36 исполнял роль ионного моста, соединяющего магнитные поля двух планет. Хотя связь имела постоянный характер, она образовывала дугу — и становилась видимой — только один раз в тридцать шесть минут. Арку «моста» можно было наблюдать в течение семидесяти секунд, и Рош посчастливилось насладиться этой впечатляющей картиной едва ли не с самой выгодной точки. Ионный мост напоминал связующую две планеты молнию, которая вспыхивала и гасла с такой высокой частотой, что глаз не успевал сфокусироваться на мерцающей полосе ярчайшего света. Свет был таким ослепительным, что отбрасывал тень, стремительно пробегающую по серебристо-белой поверхности Мок.

Наблюдая за удивительным зрелищем, Рош вспомнила, почему вступила в Разведку СОИ. Она не только хотела избавиться от воспоминаний о тяжелом детстве — ее всегда привлекала возможность увидеть новые миры. Например, такие.

Быть может, подумала она, этого достаточно, чтобы объяснить сон…

***

…Рош стояла, мокрая и замерзшая, на палубе океанского судна, вырубленного из камня. Корабль был таким огромным, что она не чувствовала движения под ногами, когда могучий корпус рассекал бегущие навстречу волны. Судно уверенно мчалось вперед, и Рош казалось, будто она стоит на твердой земле.

Звезды у нее над головой были такими же ледяными, как ветер, и хотя соленые брызги до нее не долетали, она промокла до нитки и дрожала от холода.

— Тебе страшно? — Мужской голос и какой-то запах — и то и другое показалось Рош удивительно знакомым — донесся из-за спины.

Она обернулась. На носу, возле перил правого борта, стоял одетый во все белое мужчина с серой и сухой, словно песок, кожей.

— Нет, — ответила она и поежилась. — Мне холодно. А вам нет?

— Нет. Но мы оба можем лгать, — добавил он, и его желтые глаза сверкнули, точно молния в чужих небесах Какамата.

— Мне не холодно и не страшно, — послышался второй голос, на сей раз от перил левого борта. — Но я здесь.

Второй незнакомец был одет в красное. Кожа румяного лица показалась Рош влажной. В петлице его плаща красовался цветок с толстыми лепестками. И снова она уловила знакомый аромат — отличающийся от первого.

«Они знают друг друга», — удивленно подумала она.

— В некотором смысле, — словно отвечая Рош, продолжал человек в красном, при этом он не спускал глаз с того, что в белом.

— Однако я подозреваю, что у нас гораздо меньше общего, чем я думал сначала, — заметил человек в белом.

— Внешность бывает обманчивой, — заявил человек в красном.

— Может быть, настало время отбросить притворство, — предложил человек в белом.

— А разве у нас есть выбор?

Человек в красном кивнул в сторону носа корабля.

— Мы узнаем, когда прибудем на место.

Короткий обмен репликами изменил их. Тот, что в белом, побледнел еще сильнее, его кожа превратилась в прозрачный пергамент, а человек в красном, казалось, начал истекать кровью. И два аромата, различных и смутно знакомых, вдруг слились и стали нестерпимо близкими. Рош ощутила дуновение смерти. Запах войны…

Двое мужчин смотрели друг на друга, их молчаливое противостояние стало еще более напряженным. Теперь они сохраняли лишь форму, присущую человеку. Для их истинной сущности эти рамки становились слишком узкими, Рош сделала несколько шагов назад, прижалась спиной к холодному, влажному камню. Две гигантские мачты высились над ней, словно огромные антенны, темными силуэтами выделяясь на фоне неба. Нос судна продолжал стремительно и неуклонно рассекать волны, но теперь это вызывало у Рош тревогу. Она вновь взглянула на двоих мужчин и неожиданно поняла, как сильно они похожи друг на друга. Несмотря на различия, их можно было принять за братьев. Или даже близнецов…

***

Тревога, вызванная сном, не покинула Рош и после пробуждения. Сколько она ни пыталась, ей не удавалось стряхнуть оцепенение, и страшно не хватало мягкого прикосновения разума Майи. Адепт эпсенса могла ее успокоить, ослабить тоску и избавить от неприятных предчувствий. Но суринка находилась очень далеко, она осталась на чужой станции, в плену у человека, который сумел их всех перехитрить.

На мгновение Рош охватило отчаяние. Как она до этого Дошла? Она не виновата. Должно быть, за все в ответе Разведка СОИ, или кеш, или Движение Во Славу Солнца, или…

Нет. Бессмысленно сваливать вину на других. Она просто должна двигаться вперед, сделать все, что в ее силах, чтобы прояснить ситуацию и найти способ выпутаться из неприятного положения. Нужно освободить Майи и Кейна, а потом…

— Морган? — позвал Гейд.

Она отвернулась от изображения планет близнецов, на которые смотрела уже несколько минут, и взглянула на Гейда. Только теперь Рош сообразила, что он уже в третий раз повторяет ее имя.

— Что-нибудь произошло?

— Мы засекли радиосигналы.

Заставив себя сосредоточиться на его сообщении, Рош шагнула к Гейду.

— Откуда?

— С Мок. Они начинают передачу всякий раз, когда появляется ионный мост, словно хотят использовать вспышки в качестве прикрытия.

Рош обдумала версию Гейда, и она показалась ей разумной.

— Вот только интересно, кто это «они»? У тебя есть идеи?

Гейд покачал головой.

— Передача закодирована так, чтобы она выглядела как статические помехи. Без помощи Ящика я не в состоянии в них разобраться. Однако предположение сделать могу. Мне кажется, это переговоры сборщиков.

— А гребни так и не сдвинулись с места?

Гейд снова коротко покачал головой.

— Они все еще на орбите вокруг Маракана.

Находясь на некотором расстоянии от планет-близнецов, Рош и Гейд засекли заглушенные навигационные буи двух гребней сборщиков — веретенообразных структур, состоящих из внутрисистемных двигателей и цистерн с топливом. Гребни выглядели исправными, но, если не считать буев, не подавали никаких признаков жизни.

До сих пор Рош не приходилось сталкиваться со сборщиками, но она слышала истории о целых племенах, пересекающих на спинах своих хрупких корабликов огромные пространства между звездами. Их единственной защитой является «унидофандр», представляющий собой миниатюрный космический корабль, внутри которого каждый член необычного племени может провести всю жизнь. Хотя сборщики являются выходцами из самых разных каст, они составляют замкнутое сообщество, отделенное от всех остальных обитателей галактики временными парадоксами, возникающими при путешествиях на релятивистских скоростях. Некоторые улетают так далеко и надолго, что ходят слухи, будто им по тысяче лет.

Сборщики, зарабатывающие себе на жизнь добычей полезных ископаемых, считаются слишком дорогой рабочей силой для обслуживания рудников или крупных шахт. Вот почему они вынуждены отправляться так далеко от главной звезды Палазийской системы, где мало твердых тел, да и расстояния между ними огромны. Однако общее количество полезных ископаемых здесь достаточно велико.

Больше Рош почти ничего не знала. Что делают гребки так близко к крупным планетам — обычно сборщики избегают подобных гравитационных колодцев, — оставалось для нее тайной.

Просьба о помощи, которая привела их к планетам-близнецам, больше не повторялась. Рош решила подлететь поближе, чтобы выяснить, что же здесь произошло.

— Как скоро мы доберемся до Мок? — спросила она у Гейда.

— Через час.

— Ладно, — сказала Рош. — Покажи изображение.

Дисисто негромко рассмеялся за спиной у Рош.

— Думаю, вам стоит приготовиться к неожиданностям.

— Что ты имеешь в виду?

— Сами увидите, — сказал он.

Дисисто не ошибся. Маленькая луна оказалась весьма необычной: она едва достигала тысячи километров в поперечнике и состояла из темных, покрытых пылью скал. Атмосфера отсутствовала, а тяготение было совсем небольшим. Рош заметила кратеры, подозрительно симметричные и одинаковые по размерам, словно они являлись отверстиями или входами в туннели, а не возникли в результате падения метеоритов.

Между ними стояли диковинные выступы, напоминающие изогнутые зубцы или гигантские волосы, растущие прямо из скалы, — точно луну покрывала крупномасштабная версия «Велкро» <Товарный знак застежки-«липучки» производства компании «Велкро».>. Каждый из «крючьев» достигал в высоту не менее десяти метров.

— Причудливые штуки, — задумчиво проговорила Рош. — Как ты думаешь, это артефакты?

— Неизвестно. Мне не приходилось видеть ничего подобного. — Гейд пристально наблюдал за картинами, возникающими на многочисленных экранах. — Никакого движения, похоже, они мертвы.

— Возможно, так было не всегда, — заявил Дисисто. Он по-прежнему сидел в кресле, к которому его привязал Гейд несколько часов назад. — Солнце изменилось, и растения, жизнь которых основана на фотосинтезе, могли погибнуть.

— Здесь всегда было мало света, — заметил, покачав головой, Гейд. — Интуиция подсказывает мне, что эти штуки искусственного происхождения, но я понятия не имею, для чего их сделали.

— Или кто, — добавила Рош.

— Именно, — согласился Гейд. — Развалины очень старые.

Они могут быть останками Возвысившейся цивилизации. Ты изучала архивы, Морган. Тебе встречались свидетельства о подобных памятниках в этом районе?

— Нет, но взглянуть более внимательно не помешает.

— Шеф надеялся, что среди руин найдется что-то, относящееся к Исконному человечеству, — сказал Дисисто. — Возможно, старая база или колония с какими-нибудь артефактами. У нас так мало информации о происхождении человечества — любые сведения могут оказаться полезными. Если бы мы знали о том, что здесь есть, то прилетели бы сюда гораздо раньше.

Гейд оглянулся на главу системы безопасности.

— Я и не подозревал, что ты так интересуешься историей.

Дисисто пожал плечами.

— Стоит некоторое время поработать бок о бок с шефом, и сам становишься историком.

Рош ничего не ответила. Дисисто шуткой пытался разрядить возникшее напряжение. Однако никто из них не забыл последнего разговора, когда Дисисто заявил, что намерен сохранять верность Лайнгару Руфо. Рош не могла позволить себе его забыть. Хотя она и понимала, что в глубине души Дисисто руководствуется самыми лучшими намерениями, обстоятельства сделали их врагами.

— Станция Конгрив, — напомнила Рош Гейду, чтобы не отвлекаться от главных проблем.

— Вон там, на полюсе. — На одном из мониторов появилось низкое сооружение, похожее на растекшийся пузырь — Создается впечатление, что здесь никто не появлялся в течение многих лет.

В этот момент КМ36 вновь вспыхнул, и белый свет залил все экраны.

Рош и Гейд наблюдали за показаниями приборов, надеясь засечь новые сигналы с Мок.

— На сей раз почти ничего, — заявил Гейд. — Лишь один импульс в самом начале.

— Я видела — словно они хотят кого-то предупредить, предлагая сохранять молчание.

Гейд посмотрел на Рош.

— Они знают, что мы здесь.

Рош кивнула.

— В любом случае необходимо с ними поговорить. — Она показала на изображение лунной поверхности. — Согласно приборам, импульс возник в этом кратере.

На экране появилось изображение черного отверстия, ведущего внутрь луны. Оно находилось неподалеку от экватора.

— Там очень глубоко, — заметил Гейд. — И можно спрятать все что угодно.

— Однако внешне кратер ничем не отличается от всех остальных. Пожалуй, стоит туда заглянуть.

Гейд бросил быстрый взгляд на Рош:

— И кто удостоится этой чести?

— Я, конечно. Если только ты не намерен использовать КАС <Космический автономный скафандр (для выхода в открытый космос).> и проверить, как действуют твои новые имплантаты?

Гейд улыбнулся:

— Ну, тогда я в игре.

— Да, но ты же умный человек, — серьезно проговорила она. — И не можешь не понимать, что я гораздо лучше подхожу для решения этой задачи.

Гейд кивнул.

— Но сначала ты намерена войти с ними в контакт, не так ли?

— Зачем? Они явно прячутся и не станут с нами говорить, что бы мы ни делали. Лучше всего постучаться к ним в дверь и посмотреть, захотят ли они нас впустить.

— А если они тебя собьют?

— Ты им отомстишь.

— Можем послать его. — Гейд большим пальцем указал на Дисисто.

— А ты ему доверяешь?

— Нет, — ответил Гейд. — Но если они его прикончат, я горевать не буду.

Рош взглянула на Дисисто. Выражение лица главы службы безопасности оставалось невозмутимым. Впрочем, особой радости слова Гейда у него тоже не вызвали.

— Не стану утверждать, что меня огорчит его безвременная кончина, — заявила Рош, — тем не менее спуститься на поверхность луны придется мне. Через полчаса я буду готова.

***

Рош ждала в шлюзе, пока Гейд завершит последние проверки и выберет оптимальное положение корабля. Ее скафандр был загерметизирован и готов к полету: батареи заряжены, оружие приведено в боевую готовность. Мощности двигателей должно хватить для преодоления слабого тяготения луны в течение нескольких часов. «Рассвет» сбросит ее выше и чуть в стороне от нужного кратера. Используя тяготение и двигатель, она под прикрытием ионного моста осторожно приблизится к цели.

Рош держала наготове несколько видов оружия, кроме того, кое-что было спрятано на бедре и в специальных карманах скафандра. В случае чего она даст врагу достойный отпор.

— Старт через две минуты, — предупредил Гейд. — Все спокойно. Мост может появиться в любой момент.

— После пуска перейди на геостационарную орбиту и жди указаний. Я включу свой маяк, как только ты покинешь этот район.

Рош понимала, что навигационный импульс немедленно сообщит заинтересованным лицам о ее приближении. Если придется столкнуться с группой сборщиков, она сумеет решить все проблемы при помощи скафандра.

— Сохраняй радиомолчание, пока я не вернусь на корабль.

— Понял. Старт через минуту.

Рош наклонила голову, чтобы Гейд увидел ее лицо.

— И не предпринимай никаких рискованных шагов, пока меня здесь не будет, ладно?

Шлем ее скафандра наполнил негромкий смех.

— Доверься мне, Морган, — ответил он и добавил:

— Мост включился. Тридцать секунд. Держись крепче.

Рош ухватилась за поручень — скорее по привычке, чем по необходимости, поскольку камера была пустой. Хронометр внутри шлема начал отсчет. Когда осталось пять секунд, возле переборки послышался глухой скрежет, но Рош заставила себя расслабиться.

Внешняя дверь отошла в сторону, когда хронометр показал ноль, Рош включила двигатели и покинула шлюз. Через минуту заработал маяк.

Рош сосредоточилась на навигационных дисплеях, появившихся на визоре шлема, она бросила лишь короткий взгляд на проносящуюся под ней красноватую, неровную поверхность маленькой луны. Как только она оказалась на безопасном расстоянии от катера, его двигатели включились, и он стремительно исчез из виду. На мгновение Рош потеряла ориентацию.

Потом перед ней вновь возникла луна, и Рош развернулась ногами туда, где, по ее смутным представлениям, находился «низ».

Она свободно падала, следуя инструкциям навигационного компьютера и не слишком полагаясь на собственные ощущения.

Задачи орбитальной механики достаточно сложны, к тому же отвлекал постоянно меняющийся вид лунной поверхности.

Мок… вспышки ионного моста… рядом парят невозможно громадные Какамат и Маракан… она не видит звезд, лишь одна, кроваво-красная, горит над ней…

На секунду Рош почувствовала себя крошечной и слабой и даже пожалела, что решилась в одиночестве спуститься вниз.

Впрочем, она прогнала свои страхи. Сборщики могут обладать жизненно важной информацией о случившемся в системе до и после появления «Четвертого Галина». Она должна встретиться с ними на их собственных условиях, а не в тепле и уюте катера.

Луна приближалась, и Рош изменила направление движения — теперь она летела практически над ее поверхностью.

Температура окружающей среды составляла 125 градусов по Кельвину — даже выше, чем она предполагала. Лес деревьев-крючьев — или чем там они были — мчался ей навстречу, а горизонт казался пугающе близким. Ей захотелось опуститься ниже, чтобы получше рассмотреть поверхность, но она заставила себя сконцентрироваться на выполнении миссии.

Нельзя решать несколько головоломок одновременно.

Через пять минут полета она выбрала новый курс, чтобы обогнуть очередной кратер, но ей удалось заглянуть внутрь.

Оказалось, что это действительно искусственная шахта примерно пяти метров в диаметре. Луч радара, пущенный внутрь, так и не вернулся, поэтому Рош не удалось оценить ее глубину. Стены выглядели гладкими, словно были сделаны машинами, но ей не удалось понять, каким целям может служить шахта. Рош не заметила подъемника или лестниц, дверей или платформ. Лишь отверстие входа, слегка расширяющееся кверху.

Ей потребовалось пятнадцать минут, чтобы добраться до нужного кратера — обозначенного на карте, которую ей любезно предоставил сенсор. Шахта 1. Она ничем не отличалась от той, над которой Рош пролетела десять минут назад. Рош ощутила некоторое раздражение и решила, что лучше всего воспользоваться вспышкой. Она знала, что ионный мост должен появиться через двадцать минут, но ей не хотелось так долго ждать.

Немного отступив, Рош запустила первую из шести осветительных ракет, которыми был снабжен скафандр.

Спустя несколько мгновений справа над ней вспыхнул яркий свет.

Наконец хоть что-то цветное. Серо-коричневые, отполированные стены шахты уходили в глубь луны. Рош не удалось заметить ни малейшего выступа. Она взлетела немного выше и приблизилась к краю шахты, чтобы использовать сканирующее устройство для более точного изучения ствола. И почти сразу же получила результат.

В углу визора появился отдельный экран, изображение быстро приближалось. Рош уже видела отраженный свет на противоположной стене шахты. Нечто слишком маленькое, чтобы разглядеть подробности, однако Рош быстро зафиксировала положение объекта, чтобы не потерять его, когда осветительная ракета погаснет.

Она взлетела еще выше, стараясь заглянуть в шахту. Ей показалось, что стены постепенно сужаются, но она знала, что это лишь иллюзия. Теперь Рош не сомневалась в искусственном происхождении шахты. Никакое природное отверстие не бывает таким идеально прямым и вертикальным. Насколько позволял видеть свет, поверхность ствола оставалась безупречной. Лишь у самого края тени, глубоко внизу, ей почудилось, что от шахты отходит ответвление — впрочем, она вполне могла и ошибаться.

Ракета догорела и погасла, вновь наступила красноватая мгла.

Ориентируясь при помощи навигационных приборов, Рош подлетела к тому месту, где заметила необычный отблеск. Когда ее глаза полностью приспособились к темноте, она начала осторожно спускаться вниз. Освещение скафандра не могло заменить яркого света ракеты, но ей без труда удалось отыскать объект, заметив новый слабый отблеск. Серебристое устройство величиной с ладонь располагалось прямо на стене шахты.

Вытянув тонкий щуп, Рош коснулась устройства с расстояния двух метров, однако никакой реакции не последовало.

Тогда она приблизилась и дотронулась до него рукой. Оказалось, что устройство держится на стене благодаря клейкому гелю — из чего следовало, что прибор не является неотъемлемой частью шахты. Рош слегка потянула его к себе, прибор отделился от стены, и она смогла разглядеть панель. Рош сразу же поняла, что это такое: простейшее реле, предназначенное для создания отвлекающих помех. Очевидно, его поставили сборщики. Шахта 1 являлась всего лишь ложной целью… или Ловушкой.

Рош испытала разочарование. Тем не менее получается, что здесь действительно кто-то есть — и этот кто-то ни с кем не хочет вступать в контакт.

— Морган?

Голос Гейда, прозвучавший в наушниках шлема, заставил Рош вздрогнуть.

— Не отвечай, если не случилось ничего экстренного, а я перейду на закодированный канал тридцать один через две секунды.

Связь оборвалась, и Рош переключила систему связи на другой канал, размышляя о причинах, побудивших Гейда обратиться к ней.

— Я знаю, мне следовало сохранять молчание, — продолжал Гейд голосом, искаженным кодировкой, — но мне показалось, тебе следует знать — мы поймали слабый сигнал из внутренней части системы. Это тот самый код, который узнал Кейн, — командный язык Солнечных Вундеркиндов. Я их не понимаю, Дисисто также. Но странное дело: луч передачи был направлен прямо на нас, примерно с того места, где находился «Четвертый Галин», когда мы его покинули. Я бы сказал, что кто-то пытается связаться с теми, кто прячется здесь.

Страшно подумать, о чем они могут говорить…

Гейд замолчал, а по спине у Рош пробежал холодок.

Лайнгар Руфо является специалистом по памятникам древности. Он знал о Движении Во Славу Солнца. И знал, что внутри системы скрывается один из Солнечных Вундеркиндов. Лайнгар Руфо сказал, что источник передачи находится где-то неподалеку от планет-близнецов. Но не говорил, что передачу вели те, кто уцелел после атаки Вундеркинда. Если он нашел упоминания о языке Вундеркиндов в каком-нибудь старом архиве и если считал, что тот, кто вел передачу, понимает язык…

Руфо пытается связаться с Солнечным Вундеркиндом.

Мало того, Руфо предполагает, что Вундеркинд скрывается где-то поблизости от Мок.

Рош вылетела из шахты, готовая к любым неожиданностям. И то, что вокруг никого не было, ее совсем не успокоило. Если Руфо не ошибся, ей следовало беспокоиться о гораздо более опасном противнике, нежели разношерстная группа сборщиков.

Она некоторое время колебалась, не зная, следует ли немедленно вернуться на катер. Гейд знает, что с ней все в порядке, поэтому отвечать нет необходимости. А вот ее возвращение может увеличить опасность. Да, все они рискуют уже тем, что просто находятся в этом районе. Если Вундеркинду удастся раздобыть еще один корабль…

Последняя мысль заставила ее вздрогнуть: что он сделает с «Рассветом»? Солнечный Вундеркинд уже один раз его бросил. Гипердрайв не работает, поэтому кораблем невозможно воспользоваться, чтобы покинуть систему. Точно так же дело обстоит с гребнями сборщиков и «Четвертым Галином»: ни один из кораблей, находящихся в системе, не имеет исправного драйва, за исключением «Аны Верейн». Рош дала себе клятву, что никто ее не найдет до тех пор, пока ситуация окончательно не прояснится.

Значит, Вундеркинд не станет рисковать. Однако от этой мысли Рош не почувствовала себя в безопасности. Атака на «Рассвет», несомненно, привлечет внимание, а вот нападение на одного человека вполне может пройти незамеченным Она решила, что следует вернуться на корабль. Тогда они смогут изучать луну с орбиты, не рискуя жизнью. И если она не ошиблась и Вундеркинд не намерен атаковать «Рассвет», они будут в безопасности — во всяком случае, до тех пор, пока не найдут Вундеркинда.

Рош развернула скафандр, одновременно включив кодированный канал связи.

— Амейдио, это я. Уточни место встречи. Я…

В наушниках что-то оглушительно взвыло, и Рош замолчала. Помехи полностью глушили все сигналы. Рош попыталась найти источник шума и почти сразу же поняла, что заработал передатчик, оставшийся в кратере.

Вместо того чтобы вернуться за ним, Рош активировала импульсное оружие, прицелилась и выстрелила. Реле было довольно маленьким, а расстояние до него постоянно увеличивалось, но с помощью эффективных систем наведения заряд легко преодолел разделяющую их дистанцию. Последовала короткая вспышка.

Помехи исчезли не полностью, но Рош услышала голос Гейда:

— У тебя за спиной, Морган! За спиной!

***

Рош навсегда запомнит унидофандр сборщика таким, каким она увидела его в тот день.

Он грозно высился над ней, словно биомеханическая звездная рыба, окруженная мерцающим сиянием — почти тридцать метров в поперечнике, — и медленно снижался в слабом притяжении луны. А еще он напоминал сердитую плащеносную ящерицу. Ближе к центру располагались дюжины тянущихся в ее сторону суставчатых «рук». А из самого центра на нее был направлен ослепительный лазерный прожектор, даже визор шлема полностью не компенсировал его яркий свет.

Унидофандр оседлал ионный луч, а сполохи белого огня озаряли поверхность луны.

Рош отступала, сборщик преследовал ее. Сенсоры зарегистрировали радиосигнал, наложившийся на передачу Гейда.

— Идентифицируйте себя, — потребовал холодный искусственный голос.

Рош направила свой мощный арсенал на источник лазерного света. Теперь ей удалось разглядеть центральный кокон, в котором мог длительное время находиться и жить человек.

— Вы идентифицируйте себя, — ответила она.

И тут боковым зрением она заметила появление еще одного унидофандра. Он почти сразу же направил в ее сторону свой лазерный луч, работающий на другой частоте.

— Идентифицируйте себя!

Скафандр Рош зашипел, предупреждая, когда третий луч — на сей раз сверху — ударил в визор. Еще немного, и придется полностью его затемнить — в противном случае она просто ослепнет.

— Идентифицируйте себя!

Рош устало вздохнула. В окружении трех унидофандров дерзить не слишком разумно.

— Морган Рош, — ответила она, — в прошлом командир Разведки СОИ и капитан независимого корабля «Ана Верейн».

— Корабль Дато? — Голос, исполненный враждебности, принадлежал человеку.

— Только по конструкции. Он больше не состоит на службе у Военного Совета.

— Как вы можете доказать, что говорите правду?

— Вам следовало задать этот вопрос себе, прежде чем начинать допрашивать меня.

— Вы правы, — в разговор вмешался женский голос, в котором слышался смех. — Зачем вы сюда прилетели?

— Я ищу тех, кто уцелел.

— Почему? — В мужском голосе звучала неприкрытая подозрительность.

— Мы получили сигнал бедствия.

— Мы его не посылали.

— А кто-то послал. — Рош с трудом сдержала гнев. — Но главное — мне необходимо понять, что произошло в этой системе, чтобы подобного не случилось в других.

— Усилия, достойные всяческого одобрения, — заявил первый голос. — Ваше начальство должно вами гордиться.

— Я уже сказала, надо мной нет никакого начальства.

— Вы прибыли сюда на курьерском корабле СОИ, на вас скафандр Разведки СОИ — и вы хотите, чтобы мы поверили, будто вы на них не работаете?

— Мне все равно, верите вы мне или нет, — заявила Рош. — Неужели для вас имеет значение, на кого я работаю?

Манипуляторы в центральной части одного из унидофандров зашевелились.

— Я считаю, что ее следует прикончить, — послышался упрямый мужской голос.

— Перейди на закрытый канал, идиот. — Смех в голосе женщины исчез.

Некоторое время сборщики игнорировали Рош, лишь легкое покачивание манипуляторов и антенн говорило о том, что они совещаются. Очевидно, унидофандры вели себя так же, как обычные тела — каждый обладал характерной жестикуляцией. Лишь лазерные лучи оставались направленными в визор скафандра Рош.

Прошла минута, и Рош полностью затемнила шлем, перейдя на искусственную систему внешнего обзора. Гейд постоянно посылал сквозь помехи повторяющийся сигнал, чтобы она знала — он готов вмешаться в любой момент. Это успокаивало, но Рош хотелось обойтись без его помощи. Она понимала, что необходимо добиться доверия со стороны сборщиков, не используя силы.

Сборщики слегка переместились. Рош напряглась, приготовившись к нападению. Однако два из трех лазеров выключились, а спустя несколько мгновений погас и третий.

— Ты предстанешь перед кворумом, — заявил второй сборщик.

— Я не сдвинусь с места до тех пор, пока вы не уберете помехи и я не переговорю со своей командой.

— Вы не в том положении, чтобы ставить условия, — вмешался третий сборщик.

— Последний раз повторяю, Юл, — перебил его второй голос, — заткнись и не мешай мне вести переговоры. Она хочет нам помочь.

— Да, я бы хотела, — вставила Рош. — Насколько это в моих силах и если вы мне позволите.

— Именно. Меня зовут Идил, а это Юл и Эли.

Теперь, когда лазеры были отключены, Рош смогла как следует разглядеть унидофандры. Идил покрасила свой в оранжевый цвет, который в ярком свете больше походил на розовый.

Четыре серебристые полосы шли вдоль центральной части унидофандра Юла, а у Эли дом-скафандр напоминал ромбоэдр.

— Мы из гребня «Долгий Путь». Аудитор Бирн разрешает вам вести переговоры, но корабль, на котором вы прилетели, не должен менять орбиту. Если же он приблизится к нашим» гребням, мы вас атакуем.

Рош довольно крякнула, когда помехи исчезли. Она воспользовалась тем же закодированным каналом, по которому ранее с ней связался Гейд.

— Амейдио? Ты меня слышишь?

— Слышу, — ответил Гейд. — Все в порядке?

— Да. Они хотят отвести меня куда-то для переговоров.

Ничего не предпринимай до моего возвращения.

— Сколько ждать? — спросил он.

Она задала тот же вопрос сборщикам.

— Пару часов, — ответила Идил. — Или вечность. Если кворум решит, что мы не нуждаемся в вашей помощи, мы можем не отпустить вас.

Рош сомневалась, что сборщики сумеют справиться с ее скафандром, но ей совсем не хотелось проверять это на практике.

— Дай им три часа, Амейдио, а потом действуй по собственному усмотрению.

— Договорились.

— И если к тебе обратится Ящик, скажи, чтобы он сидел тихо. Мы не хотим, чтобы драйв попал не в те руки.

— Я понял, — ответил Гейд. — Если кто-то меня атакует, я уберусь отсюда подальше. Но прежде попытаюсь войти с тобой в контакт. Ты знаешь, куда они тебя поведут?

— К одному из гребней, наверное. Они не сказали ничего определенного.

— Буду держать каналы связи открытыми.

Рош переключила свое внимание на сборщиков. Все три унидофандра были обращены в ее сторону, казалось, они не спускают с нее глаз.

— Ладно, — сказала она, приготовившись активировать двигатель скафандра. — Полетели.

Однако вопреки ее ожиданиям, они полетели не вверх, а вниз.

***

Как только Рош последовала за Идил в шахту, связь с Гейдом прервалась. Она продолжала слышать регулярное попискивание передатчика корабля, но оно превратилось лишь в далекое эхо, словно шахта поглощала сигнал и создавала помехи, после чего импульс отражался сразу от дюжины разных мест. Рош не знала, что произойдет, если она попытается вызвать Гейда. Возможно, все пройдет нормально, а может быть, он и вовсе ее не услышит.

Теперь поздно беспокоиться об этом.

Рош старалась не отставать от Идил, заметив, что антенны унидофандра спрятались внутрь — очевидно, чтобы не зацепиться о стены шахты. Ее спутники, замыкавшие небольшую группу, несомненно, сделали то же самое. Шахта освещалась прожекторами трех унидофандров и скафандра Рош — и теперь У нее появилась возможность разглядеть внутренности луны. Примерно через сотню метров гладкая скальная поверхность исчезла, дальше стены приобрели цвет бронзы, хотя материал вполне мог оказаться и чем-то другим. На глубине ста пятидесяти метров ствол шахты резко повернул, сначала вверх и влево, а потом снова вниз и дважды вправо. Расстояния между поворотами все время менялись. Перемещаться здесь было совсем непросто, приходилось пользоваться двигателями или отталкиваться руками — сборщики использовали манипуляторы, — чтобы корректировать курс. Довольно скоро Рош потеряла ориентировку, словно оказалась в гигантской системе трубопроводов.

Они свернули в туннель, совершенно темный и широкий.

Потом миновали два перекрестка и только на третьем начали подниматься «вверх». Рош не удалось заметить никаких отметок или указателей — лишь бесконечные туннели, пересекающиеся внутри луны.

Вскоре она сообразила, что окончательно перестала понимать, где верх, а где низ — как и ее скафандр. Датчики показывали состояние свободного полета, куда бы она ни направлялась.

Что-то, находящееся в стенах туннелей или внутри луны, полностью компенсировало тяготение. Зачем или как, Рош даже представить себе не могла.

Летевшая впереди Идил начала притормаживать. Унидофандр подал какой-то сигнал, и в стене туннеля образовалось отверстие. Точнее, сообразила Рош, оно всегда там находилось. Голографический генератор просто выключил изображение стены.

Идил первой нырнула в отверстие, и они оказались в сферическом помещении диаметром около ста метров, куда сходилось множество других туннелей. В остальном стены были гладкими, причем их цвет менялся от бронзовой окраски туннелей до темно-вишневого в местах, расположенных на максимальном расстоянии от отверстий. Стены излучали свет, близкий по частоте к излучению Хинтубета.

Пространство внутри пещеры содержало атмосферу, которая удерживалась специальными полями, установленными возле отверстий. Чуть дальше Рош заметила семерых сборщиков, свободно дрейфующих внутри пещеры. Все они имели какие-то индивидуальные черты. С втянутыми манипуляторами унидофандры напоминали спасательные капсулы — впрочем, создавалось впечатление, будто каждая произведена десятью разными компаниями для десяти разных каст. Однако когда появлялись манипуляторы с инструментами, становилось ясно, что все они имеют свое собственное назначение. Иллюминаторов Рош не видела и потому не могла рассмотреть сборщиков, но унидофандры позволяли легко отличать их друг от друга.

Идил, Юл и Эли разлетелись в разные стороны, а семеро остальных слегка подвинулись, чтобы позволить вновь прибывшим занять привычные места. Рош осталась в одиночестве в центре пещеры; повинуясь инстинкту, сборщики старались держаться подальше от чужака.

— Мы хотим знать, зачем вы прилетели сюда, Морган Рош. — Сигнал пришел от сборщика, чей унидофандр имел форму капли, а в кормовой части заканчивался угрожающим шипом.

Даже находясь в ограниченном помещении с атмосферой, сборщики продолжали общаться между собой по радио.

— Я прилетела сюда, чтобы отыскать вас, — ответила Рош. — Точнее, тех, кто уцелел. Мы получили из этого района несколько сигналов бедствия.

— Мы их не посылали.

— Да, я уже знаю. — Рош немного помолчала, а потом спросила:

— Почему вы здесь прячетесь?

— Потому что не хотим умереть, как остальные, — ответил один из сборщиков, чей унидофандр украшали концентрические зеленые треугольники.

— Вы видели, что здесь произошло?

— Гребень «Дальний Причал» потерял почти весь личный состав возле космического порта на Аро. Большинство членов гребня «Долгий Путь» находились довольно далеко от Аро, поэтому нам удалось спастись. — Голос с сильным акцентом доносился из унидофандра с полосатой диагональной раскраской. Поскольку он медленно вращался, у Рош слегка закружилась голова. — Мы прилетели сюда, когда появилась станция «Четвертый Галин», потому что предположили, что здесь нам не будет грозить опасность.

— Мы никогда не будем в безопасности в этой системе, — резко возразил сборщик с зелеными треугольниками. — Мы уже потеряли семнадцать человек с тех пор.

— Сейчас главное — пережить ближайшее время…

— Ты думаешь только о ближайшем времени, Лад. Когда тот, кто уничтожил «Дальний Причал», придет за нами, он найдет тебя здесь и легко с тобой покончит.

Сборщики начали дружно спорить. Очевидно, кворуму не удалось выработать единого мнения относительно того, что делать с Солнечным воином-клоном. Точно так же не могли договориться Идил, Юл и Эли насчет Рош.

Рош улыбнулась. Именно на это она и рассчитывала. Если они и дальше будут спорить…

До нее случайно донеслись обрывки личного разговора, который решительно прервала обладательница каплевидного унидофандра:

— Мы не должны спорить между собой, — заявила она. Ее голос звучал уверенно и твердо и напоминал интонации, если не тон Идил. — Мы прячемся здесь, Морган Рош, чтобы избежать судьбы клана «Дальний Причал». С тех пор мы внимательно наблюдаем за всем, что происходит внутри системы, рассчитывая вовремя узнать о приближении убийцы «Дальнего Причала». До сих пор мы не видели ничего подозрительного.

Ваше появление вызвало у нас тревогу, но нам очевидно, что вы не тот, кого мы боимся. Вы прилетели открыто. Боюсь, что тот, кого мы ждем, прибудет без всякого предупреждения — мы даже ничего и заподозрить не успеем.

— Информация, которую вам удалось собрать, — прервала ее Рош. — Могу ли я?..

— Получить к ней доступ? Конечно.

Так легко. Рош почувствовала, как ее охватывают подозрения.

— Но почему? — спросила она. — Мне показалось, что вы хотели меня допросить.

— Так и есть. Но клан учит, что все ответы лежат в сердце того, кто задает вопросы. Если мы обменяемся информацией, возможно, вы сумеете понять то, чего не видим мы.

Рош кивнула:

— Не исключено.

— Кроме того, мы ничего не теряем. — Тупой конец каплевидного унидофандра раскрылся, словно цветок, и под защитной оболочкой Рош увидела сложнейшее оборудование. — Мы боимся не вас. Поэтому я решила поверить вам, Морган Рош.

Надеюсь, вы не злоупотребите моим доверием.

Рош удивилась.

— А вы кто? — спросила она.

— Меня зовут Бирн, я аудитор гребня «Долгий Путь». В ситуациях, когда необходимо быстро принять решение, вся ответственность ложится на меня.

— Значит, их жизнь в ваших руках? — спросила Рош.

— Как и моя в их, — ответила Бирн. — Мы остаемся единым целым, даже если в чем-то не согласны друг с другом.

— Вы их голос, — сказала Рош.

Тупой конец унидофандра начал закрываться.

— Я еще и та, кто задает вопросы, и сейчас я спрашиваю снова: почему вы здесь, Морган Рош?

Рош все еще была несколько ошеломлена неожиданным поворотом, который приняли события, но у нее не вызывало сомнений, что, если она рассчитывает хоть что-нибудь узнать от сборщиков, необходимо отвечать на все вопросы Бирн.

Поэтому она обрисовала причины, заставившие ее посетить систему, а также рассказала о том, что произошло с тех пор, как она сюда прибыла. Ей ничего не пришлось повторять дважды до тех пор, пока ее не попросили уточнить, что связывает ее с Адони Кейном. Многие сборщики боялись доверять Рош, имеющей непосредственное отношение еще к одному Солнечному Вундеркинду — хотя он и не оставил на своем пути горы трупов, в отличие от того, что уничтожил Палазийскую систему. Рош их прекрасно понимала.

— Относительно гребня «Дальний Причал», — сказала Рош, надеясь узнать нужную ей информацию, — что именно произошло возле Аро?

— Мы получили сигналы с просьбой о помощи, — ответила Бирн. — «Дальний Причал» решил провести спасательную операцию. Мы высказались против, поскольку подозревали, что тот, кто атаковал город под куполом — Солнечный воин-клон, как вы его называете, — все еще находится в том районе. Нам так и не удалось узнать, правда это или нет, наши коллеги попали в ловушку. Прицельный огонь с орбиты уничтожил большую часть тех, кто отправился на поиски, а газовые пушки прикончили оставшихся в живых.

— Мы не успели прийти к ним на помощь, — с горечью добавил Лад. — А те, кто наблюдал за гибелью гребня «Дальний Причал» со станции «Четвертый Галин», не пожелали вмешиваться.

— Вы видели наблюдателей?

— Да.

— Но не вошли в контакт с «Четвертым Галином»? — спросила Рош.

— Мы приветствовали их, как только они появились в нашей системе, но не получили никакого ответа, — ответила Бирн. — Сборщиков довольно часто игнорируют. Но, когда они ничем не пожелали помочь гибнущему гребню, мы поняли, что их равнодушие полно злобы.

Рош обдумывала новую информацию. То, что нападение на сборщиков «Дальнего Причала» оказалось таким яростным, вовсе не означало, что Солнечный воин-клон направлял его лично. Автоматические системы вполне могли справиться с такой задачей. Однако в последний раз его видели возле Аро; возможно, следует довериться свидетельствам очевидцев.

— Из гребня «Дальний Причал» никого не осталось в живых?

— Один человек уцелел, — ответила Бирн. — Самый юный представитель клана, мальчик по имени Ярроу. Он выполнял обязанности наблюдателя и оказался вне фокуса атаки. Спустя день после бойни мы нашли его пробитый унидофандр.

Аварийные системы помогли ему выжить. Нам удалось починить унидофандр, когда мы вернулись в «Долгий Путь».

— Могу я с ним поговорить?

— Исключено, — резко ответила Бирн.

— Возможно, он располагает информацией…

— Он ничего вам не расскажет, — перебил ее Лад.

— И все же я хотела бы с ним встретиться.

— Его спокойствие для нас важнее, чем ваши желания! — жестко ответил Лад.

Голос аудитора Бирн звучал гораздо спокойнее.

— Ярроу молчит с тех самых пор, как его клан подвергся нападению. Вы можете попытаться поговорить с ним, но я сомневаюсь, что у вас есть хоть какие-то шансы.

— А вы уверены, что это он?

— Конечно, — заверила ее Бирн. — Я сама его лечила.

Интересно, подумала Рош, имела ли Бирн дело с мальчиком непосредственно или оперировала его через унидофандр.

Кроме того, Рош не совсем понимала, как она может быть настолько уверена, что это действительно Ярроу, ведь он принадлежал к другому гребню. Спрятаться в унидофандре и занять место погибшего ничего не стоит.

Но Рош решила не настаивать на своем. Бирн утверждала, что личность мальчика не вызывает у нее сомнений. Рош обещала себе, что чуть позднее непременно встретится с Ярроу.

— Вы можете сообщить мне еще что-нибудь относительно деятельности воина-клона? — спросила Рош.

Вращение полосатого унидофандра Лада замедлилось.

— Нет.

— Он говорит правду. — В голосе Бирн слышалось искреннее огорчение. — К тому моменту, когда мы узнали, что на «Дальний Причал» совершено нападение, воин-клон скрылся. Прежде чем мы успели сбежать, система была закрыта. И мы, как и он, оказались в ловушке.

— Возможно, ситуация изменилась, — заметил Лад.

— Верно. — Голос Бирн стал задумчивым. — Морган Рош, я сказала, что доверяю вам, но из этого вовсе не следует, что мы бесплатно вам поможем — или что вообще станем помогать. Весь клан должен обдумать то, что вы рассказали. Ваши действия, а также поступки Лайнгара Руфо можно трактовать по-разному, и я должна проконсультироваться со своими людьми, прежде чем принять окончательное решение.

— Сколько это займет времени? — поинтересовалась Рош.

— Несколько часов. Нам необходимо обсудить все детали, причем в дебатах должно участвовать максимально возможное число членов клана. Если пожелаете, можете присутствовать при оглашении решения.

— Благодарю вас. Я принимаю ваше предложение. — Рош было интересно посмотреть, как сборщики сумеют достичь консенсуса за такое короткое время. Естественно, ей хотелось, чтобы они вынесли решение в ее пользу. — Но сначала я должна связаться с кораблем. Я обещала команде, что буду периодически сообщать о своих успехах.

— Идил и Юл вас проводят.

— Я не собираюсь убегать.

— Я вам верю, Морган Рош, — заверила ее Бирн. — Они будут вашими проводниками, а не охранниками.

Напрямую ничего не было сказано, но в словах Бирн содержалось очевидное предупреждение. Если попытаться ускользнуть от проводников в запутанном лабиринте Мок, она немедленно заблудится. Вполне возможно, что они не сумели бы ее отыскать — если бы стали пытаться.

Для проводников Рош аудитор Бирн добавила:

— Может быть, стоит на обратном пути показать Морган Рош наш центральный зал. — Рош не услышала никакого ответа от Идил или Юла, однако они каким-то образом связались с аудитором, поскольку через несколько мгновений Бирн сказала:

— Превосходно, тогда вы сможете присоединиться к нам.

Рош полетела за Идил и Юлом, успев заметить, что аудитор Бирн заняла место в центре пещеры, а оставшаяся семерка расположилась вокруг нее.

На сей раз сборщики летели гораздо медленнее. Рош не знала, повторяют ли они прежний путь или выбрали другой маршрут. Множество поворотов и полное отсутствие указателей моментально сбивало с толку, подчеркивая серьезность предупреждения Бирн.

— Откуда вы знаете, куда следует лететь? — спросила Рош.

— Воспитание, — хрипло ответил Юл.

— Мы обладаем изощренной системой ориентировки, — вмещалась Идил. — Гораздо более сложной, чем у вас. Вы можете лишить нас всех сенсоров и поместить в любое место системы. После этого мы способны с точностью до километра найти то место, откуда начали путь.

— А какое это имеет отношение к происхождению? — полюбопытствовала Рош.

— Некоторые из нас являются членами клана в третьем или четвертом поколении, — заявила Идил. — Мы созреваем внутри унидофандров. Они становятся нашей неотъемлемой частью, хотя интерфейс далек от идеала. Однако с каждым новым поколением мы его улучшаем.

Рош вспомнила об Ури Каджике. Похожая ситуация. Древний атаман Дато, в честь которого получил свое имя «Мародер», могла избежать многих неприятностей, если бы поговорила со сборщиками перед тем, как начинать эксперимент Андермара.

Однако со сборщиками — в соответствии с традицией — никто не вел серьезных разговоров. Да, с ними совершали сделки, но никогда не общались на равных. К ним всегда относились с подозрением и презрением, словно сборщики были дикими кочевниками из пограничных миров. Рош не слишком удивило, что они обладают высокими технологиями, но наличие развитого чувства общности и чести оказалось для нее сюрпризом. Бирн и Идил продемонстрировали наличие здравого смысла и готовность к сотрудничеству при довольно сложных обстоятельствах — далеко не все коллеги Рош по Разведке СОИ могли похвастаться подобными качествами.

— А многие приходят в клан извне? — спросила она.

— Примерно половина, — ответила Идил. — Во время путешествий нам часто встречаются люди, недовольные своей жизнью. Измученные долгими войнами солдаты, преступники, ищущие убежище, социопаты. Большинству мы сразу отказываем. Оставляем лишь тех, кто способен составить с группой единое целое, даже находясь на огромных расстояниях. Это совсем непросто, некоторые не в силах переносить длительную изоляцию. Но для тех, кто вошел в клан, жизнь имеет свои положительные стороны.

— А получают ли преимущества те, кто вырос внутри клана, перед остальными? Или перед группами новичков? Я заметила, что у вас с аудитором одинаковый акцент.

— Верно, но у нас совсем не такие отношения, как вы предполагаете. Я присоединилась к «Долгому Пути», когда была подростком — клан пролетал через окраину системы Гвидиона семьдесят восемь относительных лет назад — для вас с тех пор прошло сто двадцать. Мой унидофандр принадлежал женщине, чье клановое имя я взяла после десятилетнего пребывания в «Долгом Пути». Она умерла от старости за шесть месяцев до того, как я стала членом клана. Через двадцать лет после этого я получила разрешение родить ребенка посредством партеногенеза, используя собственный генетический материал. Я дала ребенку имя своей матери, родившейся в системе Гвидиона, и сама сконструировала унидофандр. Аудитор Бирн моя дочь.

Рош размышляла о рассказе Идил, пока они летели к поверхности диковинной луны.

***

— Я уверена, что все будет в порядке, Амейдио.

— Проклятие, Морган! — В голосе Гейда явственно слышалась тревога. — Ты ужасно рискуешь.

— Ты сам прекрасно понимаешь, что другого выхода нет.

Меня не будет еще несколько часов, и мой скафандр потребует дозаправки. Если бы у меня был выбор, то я разрешила бы тебе спуститься, но я не могу оставить Майера и Дисисто без присмотра. Поэтому тебе придется послать сюда Дисисто, он доставит все, что мне необходимо.

— А почему бы тебе просто не вернуться на корабль? У тебя уйдет не больше часа.

— Потому что дело не только в дозаправке. Мне нужно иметь при себе еще кое-что на случай, если решение будет принято не в нашу пользу. Они утверждают, что мы можем им верить, но пока я к этому еще не готова.

Гейд немного помолчал.

— Кроме того, ты хочешь осмотреться? — наконец спросил он.

Рош улыбнулась:

— Ты меня правильно понял.

— Пожалуй, не стану тебя винить, Морган. Я просмотрел записи, сделанные твоим скафандром, — должен признаться, ничего подобного мне видеть не приходилось.

— Дисисто это наверняка заинтересует, учитывая работу, которую он делал для Руфо. Еще одна причина, по которой есть смысл послать его сюда. Может быть, мне удастся переубедить его.

— Ладно, ладно, — сдаваясь, проговорил Гейд, голос которого неожиданно зазвучал весело. — Кроме того, здесь становится слишком тесно. Мавалин пришел в себя, и если он еще раз пожалуется, клянусь, я выкину его в открытый космос.

— А что ему нужно?

— Хочет с тобой поговорить.

— Естественно, но если ничего срочного, пусть подождет.

— Я ему это все время твержу. К несчастью, мне не удается уговорить его еще немного поспать, и он жалуется, что мы привязали его к постели.

Рош усмехнулась. Она могла лишь посочувствовать Майеру, но не более того.

— Есть еще какие-нибудь новости?

— Я получил послание от Ящика, переданное через зонд, оставленный нами возле Геренсанга. Мы должны встретиться с «Аной Верейн» через пять дней. Ящик говорит, что мы сможем войти с ним в контакт через двадцать четыре часа. За это время он отправит нам координаты.

— Что ж, наметился прогресс. — После последнего обмена посланиями они сохраняли полное радиомолчание. — Приятно слышать, что неприятелю не удалось захватить корабль.

— У меня сложилось впечатление, что Ящик этого не особенно опасается.

— А он и не будет опасаться, — проворчала Рош, поглядывая на небо — не появился ли «Рассвет», но все было спокойно. — Я или один из сборщиков, — Рош сообщила частоты, которые дала ей Идил, — останемся на поверхности и дождемся Дисисто. Чем быстрее он вылетит, тем лучше. Свяжись со мной, если возникнут проблемы.

Гейд отключился, и Рош огляделась по сторонам. Она отдыхала, находясь в слабом поле тяготения луны, неподалеку от острых пиков, устремившихся в небо. Поверхность внизу слегка мерцала — эффект заметно усиливал сверкающий ионный мост. Когда Рош наклонилась, чтобы потрогать почву, оказалось, что она всего один или два сантиметра толщиной.

Под ней был черный камень, не реагировавший на сенсоры скафандра.

— Отколоть хотя бы маленький кусочек совсем не просто, — заметила Идил. — Кое-кто из нас попытался проанализировать состав, когда мы сюда прилетели, но никому не удалось довести дело до конца. Возможно, это какой-то искусственный материал, с которым мы раньше не сталкивались — причем с очень необычным молекулярным строением.

— А кто его мог сделать?

— Трудно сказать. Внутри луны существует помещение, в которое мы не смогли проникнуть. Однако сумели запустить туда зонды.

— И что вам удалось установить? Выяснили причины, по которым обитатели луны ее покинули? Сумели отыскать тела и узнать, к какой касте они принадлежали?

— Ничего. Оказалось, что там никто не жил. Возможно, кто-то намеревался устроить храм или музей.

Рош задумалась. Древняя неизвестная каста, достаточно близкая к Возвышению, чтобы больше не нуждаться в прежних формах, но еще не готовая расстаться с ними навсегда, могла модифицировать или даже построить маленькую луну с целью, которая со временем потеряла смысл. Быть может, Мок проделала большой путь, прежде чем ее захватило тяготение близнецов, или — Рош совсем не хотелось вторгаться на эту территорию — луна имела искусственное происхождение. Два газовых гиганта, ионный мост и единственная луна — подобная комбинация едва ли могла возникнуть естественным путем. Вселенная умела преподносить сюрпризы, которые далеко превосходили пределы воображения Рош. Она прекрасно понимала, что нельзя строить предположения, основываясь на том, что считается нормой.

Стремления, достижения и даже местонахождение касты, создавшей эти артефакты, так же непостижимо, как и сами артефакты. Рош поняла, что не в силах убедить свое любопытство вести себя прилично. Если сборщики встанут на ее сторону, до прибытия Ящика у нее останется несколько дней.

Вполне достаточно, чтобы осмотреть все как следует.

***

Дисисто охотно выполнил инструкции Рош и уже через час стартовал с «Рассвета». Еще через полчаса он стоял рядом с Рош на поверхности луны, вместе со всем необходимым для дозаправки скафандра. Пока шла дозаправка, Рош познакомила его с двумя сборщиками.

Голос Идил был ледяным.

— Вы со станции «Четвертый Галин»?

— Да, я отвечал за безопасность станции.

— Зависят ли от вас решения, которые принимает командование станции?

— Нет. Все решения принимает шеф.

— Лайнгар Руфо?

— Да.

Если Идил его ответ умиротворил, то на Юла он не произвел особого впечатления.

— Ваши люди стояли в стороне и равнодушно наблюдали, как убивают целый клан.

— Не правда… — начал Дисисто.

— Неужели ты станешь отрицать, что ваши наблюдатели находились в районе Аро, когда на гребень напали?

— Нет, но…

— Они ничего не сделали.

— А что они могли сделать? Их было совсем мало. Ваши люди ничего не сумели противопоставить воину-клону, думаете, мои сильнее или вооружены лучше?

— Во всяком случае, вам следовало поговорить с нами — потом, — вмешалась Идил. — И обменяться информацией.

— Тем самым мы бы выдали свое местонахождение!

— Ты лжешь, — заявил Юл. — Вы регулярно ведете передачи на старых каналах.

— Через зонды.

— Точно. И это достаточно безопасно. Тот, с кем вы ведете переговоры, вряд ли менее опасен, чем мы.

Рош обратила внимание на его слова. Похоже, сборщики также подозревали Руфо в том, что он поддерживает контакт с Солнечным воином.

— Все это несущественно, — вмешалась Рош. — Дисисто находится здесь потому, что его заинтересовали руины, которые вам удалось найти. Он не является моим или вашим союзником. Если вы возражаете против его присутствия, я с удовольствием отправлю его обратно.

Юл проворчал что-то неразборчивое, манипуляторы его унидофандра неуверенно зашевелились.

— Мы постараемся вытерпеть его присутствие, — решила Идил. — Но если у него возникнут проблемы, пусть не рассчитывает на нашу помощь.

— Во всяком случае, — сказал Дисисто, — мы определили наши позиции. — Его голос звучал напряженно.

Рош не стала комментировать это заявление.

— Тогда в путь? — спросила она.

Они спустились во внутренние туннели луны — на сей раз через другую шахту. Рош не сумела отличить ее от остальных — она просто имела другие координаты. И снова ей пришлось положиться на сборщиков, чтобы проделать обратный путь по лабиринту.

— На поверхности Мок существует четыре тысячи двести семнадцать различных входов, — заметила Идил, когда они спускались вниз. — Общая протяженность внутренних туннелей превышает несколько тысяч километров. Мы не сумели нанести на карту даже половины. Некоторые заканчиваются тупиками или петлей, в конце остальных находятся пещеры вроде той, где вы уже побывали. Есть и такие, которые ведут к «музеям» или каким-то машинам. Трудно сказать что-то определенное. Однако У меня сложилось впечатление, что мы еще не нашли вещей, представляющих истинный интерес. Они скрыты в полостях луны, которые нам обнаружить не удалось.

— Вы полагаете, это лишь дымовая завеса? — спросил Дисисто.

— Вполне возможно. Лабиринт создан таким образом, что постороннему войти в него очень сложно.

— И выйти тоже, — тихонько добавила Рош.

— Интересно, почему они не построили дверь, которая не пускала бы любопытных внутрь? — проговорил Юл.

— Может быть, двери оказалось недостаточно, — предположила Идил. — Тут все зависит от того, насколько серьезные у них были враги.

— Похоже, — заметила Рош, — вы выбрали хорошее место для убежища. Возможно, даже слишком хорошее.

— Когда клан «Дальнего Причала» погиб, — сказал Юл, — Мок показалась нам самым подходящим местом: достаточно далеко и сравнительно безопасно. К тому же луна никому не принадлежит. Мы рассчитывали, что никто нас здесь не заметит. — Унидофандр сборщика слегка повернулся вокруг своей оси. «Наверное, так они пожимают плечами», — подумала Рош. — В архивах гребня есть описание аналогичных руин.

Их нашли другие кланы и передали нам собранную информацию. Но об этой луне мы ничего не знали, поскольку ни один сборщик здесь еще не бывал. До тех пор пока КТПР не объявил, что они собираются покрыть внутренний пояс рудниками, никому и в голову не приходило сюда заглядывать. Наконец, гребень «Тонкий Ствол» сообщил, что здесь имеется свободная территория, где хватит места сразу для двух гребней. «Дальний Причал» оказался не у дел, как и мы, поэтому было решено отправиться сюда…

Юл продолжал свой рассказ, но Рош перестала его слушать.

Ее мало интересовали причины, по которым сборщики решили прибыть в Палазийскую систему; гораздо важнее было другое — как они смогут ей помочь. Никто об этом не говорил, но она оставалась их единственной надеждой на спасение. Если эсминец кеш, доставивший сюда «Четвертый Галин», не остановится, чтобы их подобрать — сомнительный шанс, — они будут уничтожены вместе с руинами, среди которых сейчас обитают.

И хотя Рош не хотела прибегать к шантажу для получения необходимой ей помощи, она понимала, что, возможно, выбора у нее не будет.

Дело не только в информации о Солнечном воине. Если сборщики согласятся действовать, у них появятся вполне реальные шансы спасти Майи и Кейна. Оставался только один вопрос: как?

Когда Юл закончил, Рош спросила:

— Насколько серьезно вы вооружены?

— Это зависит от обстоятельств, — ответила Идил.

— Да?

— Если вы хотите узнать, каким оружием мы обладаем, то ответ очень прост: никаким. Однако у нас есть мощные лазеры, ионная пушка, спектрометрические бомбы, устройства для вскрытия земной коры…

— Ага. — Дисисто с трудом сдержал смешок. — Набор инструментов контрабандиста: оружие, которое никогда не указывается в таможенных декларациях, но неизменно появляется, когда ты пытаешься их остановить.

— Это не оружие, — спокойно ответила Идил. — Мы используем инструменты, чтобы защитить свою жизнь, если нас атакуют.

— Почему же тогда гребень «Дальний Причал» ничего не сделал возле Аро?

— Они пытались, но… — Идил немного помолчала. — Они не знали, как ответить. Мы не умеем воевать.

— А как насчет историй, которые я слышал о заминированных астероидах? — осведомился Дисисто.

— Ответные меры, — настаивала на своем Идил. — Если кто-то из нас совершает ошибку, сообщая о крупных залежах, довольно часто их у нас отнимают. Мы ничего не можем противопоставить хозяевам систем. Даже если удается оформить официальные лицензии, все может в любой момент обернуться против нас. Большинство людей считает нас стервятниками.

Почти всегда дело заканчивается тем, что мы теряем все, ради чего работали. Но, если нас вышвыривают силой, мы имеем право ответить тем же. И оставляем напоминания о том, что мы возмущены тем, что нас ограбили.

— Какая ирония судьбы, — заметил Дисисто. — Солнечный воин-клон возле Аро применил против вас вашу же тактику.

— Однако мотивы его поведения отличаются от наших, — возразил Юл. — Как и от ваших. Он полон ненависти.

— Верно, — согласилась Рош, ей хотелось продолжить разговор на эту тему, но скафандр сообщил, что она получила личное сообщение по направленному каналу связи от кого-то, кто находится рядом.

— Дисисто, ты?

— Да. Гейд сообщил мне эту частоту на случай, если мне потребуется поговорить без свидетелей.

— Хорошая мысль. — Рош взглянула на показания приборов; никто из сборщиков не засек их разговора. — Что ты хочешь?

— Объяснить, что произошло на Аро. Мне показалось, вы согласились со сборщиками, когда они заявили, что во всем виноват мой шеф.

Рош вздохнула.

— Ты хочешь защитить Руфо?

— Наблюдатели никого не могли спасти.

— Но ты не можешь знать наверняка. И они сами в тот момент не могли быть ни в чем уверены.

— Они прибыли туда только для наблюдения.

— А если бы они заметили оставшихся в живых?

— Но ведь этого не произошло, не так ли? Послушайте, Рош если бы одного из наших наблюдателей захватили, то местонахождение «Четвертого Галина» перестало бы быть тайной. И тогда мы все оказались бы в опасности.

— Мне показалось, вы сказали, что Солнечный воин-клон покинул систему.

— Да, я в это верю — но не шеф. К тому же в нашей ситуации лучше перестраховаться.

— В нашей ситуации нельзя говорить о том, что лучше.

Речь идет об элементарной человечности: любой обязан помочь попавшим в беду людям.

— Я уверен, Руфо разрешил бы наблюдателям вмешаться, — заявил Дисисто, — но дело в том, что прошли часы с того момента, как сообщение наблюдателей добралось до станции, а потом к ним вернулся наш ответ. К тому времени нападение уже давно закончилось. Наблюдатели ничего не могли сделать — им оставалось только смотреть.

Рош не стала отвечать сразу. Последний довод Дисисто показался ей справедливым, однако далеко не все ее сомнения развеялись. Кроме того, она не сомневалась: Дисисто что-то скрывает…

— Вы можете спросить Мавалина, если не верите мне, — сказал Дисисто, так и не дождавшись ответа Рош. — Он был одним из старших наблюдателей во время нападения на сборщиков.

— Что ж, тогда понятно, почему они не проявили инициативу, — заметила Рош. — И не последовали зову совести.

— Именно, — быстро ответил Дисисто.

Злость в его голосе удивила Рош, но она не успела задать ему следующий вопрос. Сборщики вновь замедляли ход, и — теперь она внимательно следила за окружающей обстановкой — Рош почувствовала, что появилось тяготение. Сначала слабое, но постепенно оно усиливалось, и к ней вернулось ощущение верха и низа.

Теперь оставалось привести в соответствие ощущения и реальность — Рош развернула скафандр согласно направлению гравитационного поля. С этого момента она смотрела только вперед.

Оказалось, что они направляются вовсе не к выходу, как она подумала сначала. Туннель начал расширяться, одновременно поднимаясь вверх. Вскоре он уже достигал десяти метров в поперечнике, а потом слился еще с одним, образовав стебель буквы Y. Затем произошло соединение еще двух туннелей, и у Рош вдруг возникло ощущение, что она плывет по венам огромного животного.

— Мы приближаемся к сердцу лабиринта, — сказала Идил. — Будьте осторожны. Гравитация выкидывает здесь довольно странные штуки.

Рош была благодарна за предупреждение, поскольку через несколько мгновений низ поменялся местами с верхом, а потом они начали вращаться вокруг нее по спирали. Рош почувствовала, как к горлу неотвратимо подступает тошнота.

Только после того, как безумное движение прекратилось, она заметила, что Дисисто смеется.

— Ловкий трюк, — проворчал он.

— В каком смысле? — Юл не смог скрыть удивление.

Рош была поражена ничуть не меньше.

— Единственный способ благополучно миновать эту точку, — пояснил Дисисто, — состоит в том, чтобы пролететь мимо. В противном случае пришлось бы не раз удариться о стены.

Рош оглянулась, рассматривая широкий туннель.

— Еще один способ обороны?

— Другого объяснения нам в голову не пришло, — согласилась Идил.

— Что они скрывали? — спросила Рош.

— Я не знаю, — сказал Дисисто. — Но вы в состоянии представить себе технологию, которая потребуется для создания такого чуда?

— Сделайте свой визор непрозрачным, когда будем проходить следующий участок, — прервала их разговор Идил, направив свой унидофандр к дальнему концу туннеля. При их приближении по небесно-голубой мембране прошла рябь. — Не тревожьтесь. Это вполне безопасно. Однако при первом прохождении лучше соблюдать осторожность.

Внутри у Рош все похолодело, когда она последовала совету сборщика и переключалась на данные, поступающие с сенсоров непосредственно на ее левый глаз, — так она и пролетела сквозь мембрану.

***

В центре огромного сферического помещения размерами не менее километра в поперечнике находился сгусток пустоты, описать который Рош не могла. Прямо смотреть на него не получалось, пространство мерцало на фоне далеких стен. Однако оно было не миражом, а чем-то неизмеримо большим, обладало собственной структурой, изображением — и все же… было ничем.

Неожиданно Рош вспомнила аномалию, которую они миновали, когда входили в Палазийскую систему.

— Это то, что я думаю?

— Вполне возможно, — ответила Идил.

— Якорная точка — внутри луны?

— Почему бы и нет? Нет закона, который утверждает, что якорные точки должны находиться в открытом космосе. Здесь царит точно такой же вакуум, как и в космическом пространстве. Даже атомы и частицы, исходящие от нас, каким-то образом исчезают в фоновом потоке. До тех пор пока точка не натыкается на стены или на что-нибудь другое, все спокойно.

— Но якорная точка зафиксирована в пространственно-временной сети, а не в физических объектах, — сказала Рош. — Те, что находятся рядом с системами, необходимо разбирать и строить заново, иначе они начинают дрейфовать. Невозможно удержать якорную точку на одном месте, когда луна движется по орбите вокруг Какамата, Маракана и Хинтубета.

— Вы не верите своим глазам? — спросила Идил. Один из ее манипуляторов указал на непостижимый сгусток пространства. — Естественно, она не работает.

— Потому что вся система находится в гиперпространстве, — пояснила Рош. — Систему можно покинуть одним способом: через внешние границы, да и то только при помощи гиперпрыжка.

— Мы лишились нескольких жизней, чтобы понять это, — признался Юл.

— Но якорная точка есть слабость пространства-времени, — вмешался Дисисто. — А в чем эта слабость?

— Хороший вопрос, — отметила Идил. — Если вы найдете на него ответ, дайте нам знать.

Тут Рош посетила новая мысль: если якорная точка и в самом деле зафиксирована в пространстве и система вращается вокруг нее, тогда понятно, почему она удерживается в таком состоянии. Нет, бессмыслица какая-то. От подобных размышлений у Рош даже голова разболелась.

— Зачем вы нас сюда привели? — спросила она через некоторое время.

Идил и Юл ответили не сразу. Рош взглянула на сборщиков. Они парили в вакууме. Тогда она повторила вопрос.

— Извините, — сказала Идил. — Начался Пленум. Мы бы хотели в нем участвовать, поэтому привели вас сюда, чтобы вам было чем заняться. Здесь есть на что посмотреть, не покидая помещения. Ближе к дальнему концу находятся сооружения, которые вас заинтересуют.

— Вы оставите нас здесь? — спросил Дисисто, взглянув на Рош.

— Нет. Пленум не требует реального присутствия. Мы просто включаемся отсюда в общую систему связи. Мы не сможем отвечать на ваши вопросы — вот и все.

Рош сквозь визор шлема безуспешно попыталась понять выражение лица Дисисто.

— Меня это вполне устраивает, — заявила она. — Мы никуда отсюда не денемся.

Унидофандры парили в невесомости — сборщики перестали реагировать на Рош и Дисисто.

— Посмотрим, что там такое? — спросил Дисисто, показывая в дальний конец пещеры.

Якорная точка частично скрывала какое-то сооружение.

Рош не могла его толком разглядеть.

— После тебя, — ответила она.

Дисисто включил двигатели скафандра и полетел в глубь пещеры. Рош последовала за ним, поглядывая на показания приборов.

— Не подлетай слишком близко, — посоветовала она, когда они оказались неподалеку от якорной точки.

Хотя каким-то необъяснимым образом она уменьшилась в размерах, Рош старалась постоянно держать ее в поле зрения. В такой диковинной части Рукавицы может произойти все что угодно.

— Значит, они собрали Пленум, — заметил Дисисто, игнорируя инструкции Рош. — И о чем они будут говорить?

— О нас. Решают, оказать мне помощь или нет.

— Понятно.

Продолжая смотреть вперед, он вновь включил двигатели, чтобы обогнуть якорную точку. На таком близком расстоянии она напоминала матовое стекло, окруженное запутанной сетью, на которую смотришь через линзы затуманенного бинокля. По-прежнему создавалось впечатление, будто якорная точка не стоит на месте, хотя Рош и не могла определить направление ее движения.

— Вы рассчитываете на мою помощь, когда придет время выручать ваших друзей?

— Ты сказал мне, что не намерен предавать Руфо.

— Да, сказал.

— И ты не изменишь свою точку зрения?

— Нет.

— Жаль, — со вздохом призналась Рош. Затем она заметила его маневры вокруг якорной точки. — Надеюсь, тебе известно, что я в любой момент могу взять управление твоим скафандром под свой контроль — на случай, если тебе придет в голову броситься на эту штуку.

Он громко рассмеялся, однако его смех показался Рош фальшивым.

— Не льстите себе, Рош. Мне это в голову не приходило, — заявил Дисисто. — Лучше скажите, что вы собираетесь сделать, чтобы обеспечить мою лояльность. Будете пытать?

— Все возможно, — ответила она. — Я собираюсь освободить Майи.

— И Кейна?

Она ответила после короткой паузы:

— Да, и Кейна.

Когда они пролетали мимо якорной точки, Дисисто проворчал:

— Знаете, что я об этом думаю? — Он широким жестом обвел пещеру, а потом, не дожидаясь ответа, добавил — Здесь расположена некая тайная система перемещения. Не вызывает сомнений, что много лет назад якорная точка куда-то вела, а луна, служившая оболочкой, поглощала все излучения. Лабиринт и гравитационная ловушка должны были остановить всякого, кто мог оказаться здесь случайно. Не удивлюсь, если по галактике разбросаны сотни таких устройств и никто о них даже не слышал.

— Однако сборщики легко преодолели ловушки. Не такая уж здесь надежная система защиты. Особенно если учесть расположение луны.

— Может быть, строители просто хотели, чтобы их никто не беспокоил.

— Возможно, — пробормотала Рош, рассматривая сооружение, к которому они приближались.

Оно н