Блудное Солнце. Во Славу Солнца. Пришествие Мрака

Уильямс Шон

Дикс Шейн

III. Пришествие мрака

 

 

Часть I

СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА

 

ПРОЛОГ

Бывшему главе Стратегического отдела Разведки СОИ не требовалось смотреть на приборную доску угнанного истребителя, чтобы понять — в Солнечной системе происходит что-то необычное. И очень неприятное.

Пейдж Де Брайан, совершив сложный навигационный маневр, вывела истребитель в плоскость эклиптики. Возобновление работы якорной точки в Солнечной системе открыло путь огромному потоку кораблей, который никак не иссякал. За» первые несколько секунд Де Брайан удалось насчитать около пятидесяти судов, не попадающих ни под какие известные ей категории. К тому же приборы зарегистрировали присутствие пятнадцати новых народов.

Впрочем, среди них не было тех, кого она искала. Судя по всему, общее количество судов, станций и катеров, находящихся в системе, составляло несколько сотен тысяч. Учитывая, что Пейдж не исследовала внутренние и внешние границы, существовала высокая вероятность того, что эта цифра к концу дня удвоится.

Вполне возможно, что здесь находится около миллиона кораблей, представляющих тысячи народов, прибывших из самых разных районов галактики. Пейдж Де Брайан знала и о более представительных сборищах, но ничего подобного в солнечном колодце до сих пор не случалось. Даже Объединенный Флот, явившийся две тысячи лет назад, чтобы положить конец Движению Во Славу Солнца, если верить историческим источникам, насчитывал всего десять тысяч судов.

Теперь Де Брайан сомневалась в том, что эти данные соответствуют действительности, но была твердо уверена в одном — до настоящего момента ничего похожего в районе Содружества не наблюдалось. Следовательно, найти тех, кого она ищет, будет очень трудно.

Она продвигалась вперед. Корабль несколько раз заметили, дважды вызвали на связь, но никто не демонстрировал враждебных намерений. Похоже, здесь нет никакого централизованного руководства. Сплошной беспорядок и хаос. Впрочем, Де Брайан довольно быстро сообразила, что происходящее ей только на руку. Есть шанс свободно, без помех, добраться до места назначения, и никто не обратит внимания на одинокий истребитель, затесавшийся среди других кораблей. Очень хорошо, поскольку путешествие в Солнечную систему оказалось долгим и очень тяжелым, а ей нужно хорошенько отдохнуть и подготовиться к следующему шагу.

Однако попытаться разобраться в том, что здесь происходит, и понять, какое это имеет отношение к скромной сироте, все равно придется. А для этого необходимо подобраться поближе к тем, кто нанес ей, Пейдж Де Брайан, жестокое оскорбление.

Де Брайан приказала кораблю вычленить все сигналы СОИ из множества радиопередач, наполнявших пространство вокруг. Ей досталось не самое умное и многофункциональное судно, но с такой задачей оно справится. Когда-то корабль был зарегистрирован как «ТБС-14», но Пейдж Де Брайан угнала его из Штаба Разведки СОИ и переименовала. Теперь он назывался «Щепка». Несмотря на то, что теоретически Пейдж бежала от правосудия, в действительности у Де Брайан хватало влиятельных друзей, способных без проблем отвлечь от нее внимание властей, если, конечно, вести себя разумно.

Впрочем, рано или поздно наступит момент, когда ее перестанет заботить, кого и насколько сильно она оскорбила и какие законы нарушила. Де Брайан по-прежнему не понимала, почему ее так внезапно сняли с поста главы Стратегического отдела, и чем больше задавала вопросов, тем запутаннее становились ответы. Пейдж Де Брайан дала себе слово, что обязательно выяснит, что же произошло на самом деле.

Этим она сейчас и занималась — искала ответ. И, естественно, намеревалась отомстить своим врагам…

Через шесть часов после прибытия в Солнечную систему «Щепка» засекла сигналы кораблей СОИ — и сразу поняла, что это авангард Наступательного флота. Де Брайан отдала кораблю приказ начать медленное сближение с источником сигнала.

Она не знала, чего ждать, однако, учитывая близость СОИ к Солнечной системе, не сомневалась, что Содружество имеет какое-то отношение к новой военной базе — пусть и совсем небольшой — в данном регионе. В том, что здесь появится такая база, причем очень скоро, Пейдж Де Брайан ни секунды не сомневалась.

Насколько происходящее сыграет на руку Наступательному флоту или, наоборот, помешает его планам, она не знала.

Впрочем, Де Брайан не была уверена и в том, что командиры Армады в состоянии извлечь пользу из столь нестандартной ситуации. Для этого требуется человек, обладающий склонностью к интригам, лишенный принципов и способный разглядеть неординарные возможности и воспользоваться ими.

Де Брайан ухмыльнулась в полутемной кабине «Щепки».

СОИ понесло невосполнимую потерю, расставшись с ней таким образом. Попользоваться Пейдж Де Брайан и выбросить за ненужностью — так просто им это с рук не сойдет! Она непременно разгадает тайну своей отставки, доберется до самого конца, и не важно, как далеко ей придется зайти. Даже если в конце концов пострадает сам Эвпатрид, все равно. Никто не помешает ей отыскать ответ…

И Рош.

Пейдж Де Брайан сжала кулаки, как и всякий раз, когда вспоминала имя своего заклятого врага. Гнусная тварь! Рош не подчинилась приказу старшего офицера, не сумела выполнить задание, когда находилась на службе в качестве полевого агента Разведки СОИ, из-за нее возник дипломатический конфликт — она угнала корабль «Ана Версии» и тем не менее осталась на свободе. А единственному человеку, который постарался поставить все на свои места, заявили, что он «демонстрирует чрезмерное рвение».

Пейдж Де Брайан дала себе слово, что покажет Берну Эбсенджеру, каким бывает «чрезмерное рвение». И откроет истину, и пусть Эбсенджер лопнет от злости. Она чувствовала, что где-то в самых сокровенных тайниках базы данных спрятана правда и загадка Морган Рош.

Пейдж Де Брайан требовалась информация. И доказательства. Не важно, сколько времени уйдет на поиски, она не отступит ни перед какими трудностями.

Де Брайан послала закодированное сообщение дрону, зависшему на границе Наступательного флота. Тот, в свою очередь, переправил его в лагерь СОИ, где его принял коммуникационный ИИ и передал зашифрованный ответ дальше. Де Брайан не сомневалась, что кто-нибудь из ее связных непременно увидит сообщение и сумеет понять, что оно значит. А затем им только останется отыскать автора — иными словами, ее.

Затерявшись среди судов самого большого в истории флота, собранного человечеством, Пейдж Де Брайан приготовилась к ожиданию.

А когда наконец «Щепка» сообщила ей, что уловила зашифрованные сигналы «Аны Верейн», которая только что вошла в систему, Пейдж Де Брайан радостно захлопала в ладоши.

Именно на это она и рассчитывала. Если Рош заявилась сюда, преследуя свои собственные цели — не важно какие, — ее ждут серьезные разочарования.

Де Брайан отправила короткое зашифрованное послание кораблю Дато, который заметила неподалеку, сообщив капитану, что в систему прибыло судно, ранее украденное у Этнарха.

И принялась ждать…

 

Глава 1

АСОИ «Льюсенс-2»

955.1.29

1860

Когда Морган Рош вошла на капитанский мостик корабля «Льюсенс-2» и направилась к креслу командира, она вдруг почувствовала, что ботинки скафандра прилипают к полу. Рош остановилась в метре от кресла, не в силах справиться со страхом и отвращением — на забрызганной чем-то коричневым подушке лежал предмет размером с кулак. Рош сразу поняла, что он органического происхождения.

— Это сердце, — сообщил Ящик.

Рош молча кивнула и принялась осматривать капитанский мостик — свет фонарика, укрепленного на шлеме, вырывал из мрака сцены устроенной здесь чудовищной бойни. Тело с оторванными конечностями, стены, залитые кровью… Даже сквозь тройную броню Дато она чувствовала запах разложения.

— Командир Рош? — В наушниках зазвучал громкий голос первого помощника басиго, на мгновение оглушив Рош; его акцент напоминал речь крестьянина гурна.

Рош молчала почти тридцать секунд, она была так потрясена, что не могла произнести ни звука. А когда немного пришла в себя, то сумела лишь тяжело вздохнуть.

— Командир? — снова позвал ее первый помощник.

— Я бы предпочла, чтобы вы называли меня по имени. Не нужно никаких «командиров».

— Хорошо, как вам угодно, — нетерпеливо ответил голос. — Вы нашли то, что искали?

Свет фонарика снова упал на сердце, лежащее на кресле капитана, и Рош поморщилась.

— Да, и нет, — проговорила она и отвернулась от наводящего ужас зрелища. — Вы сказали, что перехватили этот корабль на своей последней орбите?

— Мы находились рядом с первичной звездой, когда он пересек нашу орбиту. Попытались связаться, но он не ответил.

Тогда мы решили, что столкнулись с разбитым кораблем и вошли внутрь.

«Наверняка хотели поживиться», — подумала Рош.

— Тогда-то мы и увидели ваше имя.

Рош кивнула. Она тоже его заметила — написанное огромными буквами, кровью, на стене главного воздушного шлюза, там, где не заметить его невозможно.

— И двигался он по эллиптической орбите? — спросила она.

— Совершенно верно, — ответил первый помощник. — Он промчался бы мимо нас и покинул систему, если бы мы не состыковалиеь с ним.

Он направлялся к нам, сообразила Рош, но вслух ничего не сказала. Ящик сравнил траектории кораблей прежде, чем она взошла на борт «Льюсенса-2». Не успели они прибыть на якорную точку в Солнечной системе, как им в лицо, словно оскорбление, швырнули корабль, который они искали. Корабль, в котором не осталось ни одного живого члена команды.

Но даже если бы разведывательный корабль не перехватил «Льюсенс-2», Каджик заметил бы его приближение задолго до того, как он стал представлять для «Аны Верейн» серьезную опасность, и они легко избежали бы столкновения. Враг не мог рассчитывать на то, что столь грубая и прямолинейная тактика сработает. Впрочем, Рош знала, что в его намерения входило нечто совсем иное.

— Она повторяется, — сказал Амейдио Гейд, увидев, что случилось на борту «Льюсенса-2».

Элена Гейдик, воительница-клон, угнавшая «Льюсенс-2», совершила зверские массовые убийства в Палазийской системе спустя несколько дней после того, как очнулась в своей капсуле. Тогда она самым безжалостным образом уничтожила команду корабля «Рассвет».

— Оттачивает мастерство, — мрачно добавил Гейд.

В Палазийской системе Гейдик в одиночку уничтожила пятьсот тысяч человек, а затем бежала. Внутри у Рош все похолодело, когда она представила себе, что может натворить воительница здесь, в Солнечной системе.

— Это может оказаться ловушкой, — предположил Каджик, обращаясь к ней по закрытому каналу.

— Я не улавливаю никаких признаков жизни. — Голос Майи доносился из того же источника, только передавался совсем иначе. Он звучал в голове Рош, точно легкий шепот, и возникало ощущение, будто его слышит каждая клеточка ее мозга.

Одновременно появилось изображение голой кости, выбеленной под воздействием стихий. — Но это еще ничего не значит.

Кейн для меня сейчас закрыт — даже его органы чувств. Гейдик вполне могла сделать то же самое. В таком случае, даже если она будет стоять рядом с тобой, я ее не почувствую.

Рош кивнула, дожидаясь, когда Кейн что-нибудь скажет, но тот молчал. Совсем недавно Рош считала воина-клона своим союзником, несмотря на то, что он находился по меньшей мере в отдаленном родстве с Эленой Гейдик. Однако Кейн держался отчужденно и старался не вступать ни в какие разговоры с тех пор, как пришел в себя после комы, в которой пребывал, будучи в плену у Лайнгара Руфо. Впрочем, Рош его прекрасно понимала. Но это не мешало ей испытывать беспокойство…

— Мы ее потеряли, верно? — заявил Гейд, находившийся в каком-то другом отсеке «Льюсенса-2».

Рош посмотрела на лужи крови и тела членов команды.

— Думаю, да, — ответила она, сама не зная, что чувствует — облегчение или разочарование.

Похоже, у воительницы-клона появились гораздо более серьезные дела, когда она прибыла в Солнечную систему. Рош не найдет ее, если та не нанесет нового удара — а такая перспектива Морган совсем не вдохновляла.

Она приняла решение и снова переключилась на канал связи басиго.

— Мы выведем из строя все драйвы, оставим только системы, поддерживающие корабль на определенной высоте, и включим предупредительный маяк. Не нужно ничего здесь трогать.

Вы со мной согласны?

— Решать не мне, — ответил первый офицер с некоторым облегчением. — Это ваши трупы, не мои.

— Мои… — начала Рош и поняла, что не может продолжать.

— Ну, они же адресованы вам, — заявил офицер. — Любому ясно.

Когда Рош и Гейд вернулись на «Ану Верейн», корабль басиго уже умчался прочь, словно команда мечтала только об одном — оказаться как можно дальше от этого страшного места. Впрочем, Рош их не винила. А тем временем холодные машины быстро и эффективно стирали память навигационных компьютеров, превращая «Льюсенс-2» в маяк, предупреждающий всех, чтобы держались от него подальше.

— Гейдик знала, что мы ее преследуем, — сказала Рош, вылезая из бронекостюма и становясь голыми ногами на резиновое покрытие раздевалки.

Бронекостюм вразвалочку отправился на подзарядку в пустую нишу в стене.

Гейд, сидя на скамейке в углу, наблюдал за Рош. Его темная кожа и искусственные конечности блестели от пота.

— Может, простая случайность?

— Она написала мое имя громадными буквами на капитанском мостике корабля, использовав вместо краски кровь убитых ею людей. — Рош провела рукой по коротким волосам. — Поверь, она знала, что мы за ней гонимся. И когда появимся здесь.

— Если бы Гейдик хотела, то могла без проблем уничтожить нас, — задумчиво проговорил Гейд.

— Но не стала трогать, — сказала Рош. — Мое имя написано там для того, чтобы его кто-нибудь прочел. Взорви она корабль, это было бы невозможно. — Рош надела на голову легкий капюшон. — Нет, «Льюсенс-2»… ну, что-то вроде прощального привета… точнее, плевка в наш адрес.

— Хорошенький плевочек, — мрачно заявил Гейд.

Рош устало пожала плечами, словно на них снова навалился непосильный груз.

— У нас практически нет выбора. Нужно искать ее. Только вот я не имею ни малейшего представления о том, где и как.

Наверное, нужно предупредить того, кто здесь главный, чтобы они соблюдали осторожность и не проворонили ее.

— Думаешь, тут есть главный?

— Пока нет. Но скоро кто-нибудь обязательно попытается навести порядок.

Гейд помолчал немного, а потом задумчиво сказал:

— Знаешь, Морган, я все-таки не понимаю, как мы узнали, куда она направляется?

— Я же говорила тебе. Ящик сообщил мне, что здесь соберется солидный флот, перед тем как мы покинули Палазийскую систему. Перед тем как его уничтожили, — объяснила она, стараясь не встречаться взглядом с Гейдом.

— Да, а как он узнал? — продолжал Гейд. — Мы же могли угодить в ловушку.

— Мы и угодили, — фыркнув, заявила Рош.

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ящик мог отправить нас…

Зазвучавший по интеркому голос Каджика не дал ему закончить:

— Морган, тебя вызывают.

— Именно меня?

— Да.

— Басиго забыли что-то сказать?

— Нет, — ответил Каджик. — С тобой желает говорить представитель Торговой коалиции Экандара, который находится на борту корабля, судя по опознавательным знакам, принадлежащего Коммерческой артели.

— Что им нужно?

— Они не сказали. Могу открыть для тебя линию связи.

— Через минуту. Я перейду на мостик.

Рош знаком показала Гейду, чтобы тот следовал за ней. Он отбросил полотенце, и они зашагали из раздевалки по длинному коридору в сторону внутреннего переходного шлюза.

На самом деле в их присутствии на капитанском мостике не было никакой необходимости. «Ана Верейн» являлась самым современным кораблем, построенным Блоком Дато за последнее время. А в некоторых областях Дато удалось намного опередить Содружество Империй. Рош могла бы управлять судном из любой его точки — или даже находясь за его пределами. Но Морган уже давно поняла, что ей легче сосредоточиться, когда она оказывается в самом сердце корабля, к тому же здесь наиболее подходящее место для того, чтобы собрать всю команду.

Когда они пришли. Майи и Кейн уже ждали их. Темнокожий воин-клон стоял чуть в стороне от центра огромной каюты и бесстрастно смотрел на главный экран, где застыло изображение корабля. Плоский, в форме лепестка, блестящий, точно отполированная кость. Никаких опознавательных знаков, хотя в ультрафиолетовом свете на боку можно было разглядеть повторяющийся ряд символов. Каджик, разумеется, не ошибся — представители Коммерческой артели.

Корабль неуклонно приближался.

Вспомнив о Гейдик, Рош сказала:

— Будь осторожен, Ури. Возможно, это ловушка.

— Я в полной боевой готовности, — ответил Каджик.

— В таком положении я бы на их месте не стал предпринимать никаких военных действий, — сказал Кейн, повернувшись к Рош. — Они слишком уязвимы.

— Чего же они хотят? — спросил Гейд.

— Давайте выясним. — Рош знаком показала Каджику, чтобы он вышел на связь с кораблем Артели. — Я Морган Рош, корабль «Ана Верейн». Что?..

— А, Рош. — На экране появилось удлиненное серое лицо эканди. — Меня зовут альбин Астиник. Прошу простить за то, что беспокою вас, но нам сообщили о вашем прибытии, и мы посчитали разумным связаться с вами немедленно.

— Кто вам сообщил о нашем прибытии?

— Коллега. Разумеется, я обращаюсь к вам не от своего имени. Я лишь представляю ряд заинтересованных сторон.

Коммерческая артель имеет множество представителей в самых разных уголках системы. Даже в столь сложные времена существует возможность заключения торговых сделок. Можно создать столько новых союзов, изучить невероятное количество разнообразных вариантов…

— Ближе к делу, Астиник, — пресекла пространные рассуждения Рош.

Возникла короткая пауза, затем Астиник улыбнулась.

— Разумеется. Люди, которых я представляю, заинтересованы в том, чтобы свершилось правосудие — насколько я понимаю, вы тоже этого добиваетесь. Когда кому-то причиняют боль, пострадавшие требуют покарать виновных — или по крайней мере хотят знать, что такая попытка предпринята. Суть наказания, естественно, зависит от самого общества, но мои наблюдения показывают, что мнения людей часто совпадают.

Решение принимает большинство, а в тех случаях, когда не срабатывает система правосудия, за дело берется Артель.

— Вы не могли бы покороче? — вздохнув проговорила Рош. — Я по-прежнему не понимаю, что вы имеете в виду.

— Я имею в виду войну, Рош, — спокойно сказала эканди. — Которая приводит к дестабилизации экономики. Да, война может иметь некоторый краткосрочный положительный эффект, но в конечном итоге всегда создает ненужные проблемы и несет в себе лишения. В конце концов расплачиваться приходится всем.

Рош подумала о воинах-клонах, сеющих раздор по всей галактике, и поняла, что Астиник послали с поручением заполучить Кейна. Зачем? Чтобы устроить показательный процесс или продемонстрировать, будто «коллеги» Астиник знают, что нужно делать? А может быть, они рассчитывают выяснить что-нибудь новое…

— Я его не отдам, — заявила Рош, несмотря на то что присутствие Кейна вызывало у нее определенные сомнения.

— Я прошу вас еще раз хорошенько подумать. Я говорю от лица тех, кто в прошлом имел несчастье вступить с ним в деловые отношения. Он наемник и террорист, который не до конца расплатился по своим счетам…

— Минутку. — Рош жестом показала, чтобы женщина замолчала. — Вы говорите о Гейде?

— Разумеется, — нахмурившись, подтвердила эканди.

— Зачем он вам нужен? — сердито поинтересовалась она.

— Чтобы вернуть его в исправительную колонию, — заявила Астиник. — Где он отбудет свой срок до конца.

— Его приговор пересмотрен Верховным судом, — удивленно проговорила Рош.

— Официально — нет. Кроме того, это произошло под давлением, если информация, которая у нас имеется, верна. Мне сообщили, что, кроме преступлений, совершенных им ранее, Гейд возглавлял движение сопротивления на Сиакке, которое свергло законное руководство колонии.

— Законное руководство было коррумпировано и сотрудничало с Блоком Дато…

— Артель не принимает участия в региональных конфликтах, Рош, — спокойно, но уверенно заявила Астиник; она ни разу не повысила голоса и не продемонстрировала ни возмущения, ни раздражения. — Никто не отменял такого понятия, как порядок. Мои клиенты не готовы принять помилования, вынесенного под дулом пистолета. Если они позволят Гейду не уважать закон, куда мы в конце концов придем?

— Все совсем не так. Позвольте, я объясню…

— В объяснениях нет никакой необходимости, — снова перебила ее Астиник. — Если вы откажетесь с нами сотрудничать, то усугубите свое и без того сложное положение.

— Вы мне угрожаете?

— Лишь повторяю слова моих клиентов. — Астиник коротко улыбнулась. — Я всего лишь посредник — и не более того.

— А у меня и без вас хватает проблем, которые требуют самого пристального внимания, — сердито сказала Рош.

— И тем не менее факт остается фактом — вы помогли Амейдио Гейду бежать от правосудия и продолжаете укрывать его, мешая тем, кто хочет восстановить справедливость. Сомневаюсь, что они благосклонно отнесутся к вашим предприятиям, какими бы важными они вам ни казались. Передайте его мне, и вам больше не о чем будет беспокоиться.

Рош рассвирепела, но смогла удержать себя в руках.

— Дайте мне десять минут, чтобы обдумать ваши требования.

— Пять, — заявила Астиник и отключила связь.

— Тебе следовало спросить, кого она представляет, — спустя несколько мгновений проговорил Гейд.

— Я думала, ты ответишь на этот вопрос, — парировала Рош.

— Ну, несколько человек… — заявил, пожимая плечами, бывший наемник. — Или все одновременно. Я довольно долго находился на свободе, Морган.

— Просто замечательно. — Рош вздохнула.

Представительницу Коммерческой артели можно было бы проигнорировать, если бы она говорила только за себя, но ее клиенты вполне могут посчитать необходимым предпринять решительные действия…

— Она представляет несколько фракций из систем M'mauo и Ресима, — сказала Майи, — а также кое-кого из Ими, они хотят отомстить Амейдио.

— Ты смогла проникнуть в ее мысли?

— У нее очень мощный щит, но мне удалось найти лазейку, — Слепая суринка, сидевшая в углу капитанского мостика, улыбнулась, черные губы на покрытом золотистым мехом лице чуть дрожали. — Так приятно снова оказаться полезной.

Рош улыбнулась в ответ. Ей ужасно не хватало общения с Майи в Палазийской системе, где суринка практически лишилась способности к эпсенсу.

— Она считает, что ее клиенты настроены серьезно? Они готовы прибегнуть к силе, если мы откажемся выполнить их требования?

— Да, она думает, что они настроены очень решительно. Кроме того, она получила разрешение пригрозить нам в случае, если мы. не согласимся с ними сотрудничать.

— Я знал, что придется когда-нибудь расплачиваться за Ай-Гурн, — прошипел сквозь стиснутые зубы Гейд.

— Мы тебя не отдадим, — сказала Рош. — Такой вариант даже не рассматривается. Должен же быть какой-нибудь способ заставить ее прислушаться к доводам разума.

— Системы ее корабля записывали переговоры? — спросил Кейн.

— Может быть, — сказала Рош. — Ури, ты не засек сигналов, исходящих из ее корабля?

— Никаких, — ответил Каджик. — Но, учитывая тот факт, что она могла воспользоваться узким лучом, а также, если вспомнить о суматохе, которая творится в системе, сомневаюсь, что я вообще в состоянии хоть что-нибудь уловить.

— В таком случае будем считать, что ее переговоры с нами фиксируются; — заявила Рош. — Следовательно, мы не можем взять и просто взорвать их корабль.

— Ты бы на это пошла? — удивленно спросил Гейд.

Рош пожала плечами, потом ухмыльнулась.

— Нет, конечно, но ужасно хочется.

В течение нескольких минут они обсуждали самые невероятные возможности выхода из сложившегося положения, пока не вмешался Каджик, который сообщил, что их снова вызывают на связь.

— Наверное, наша подружка Астиник решила напомнить, что время истекло?

— Нет, Морган. Сигнал поступил из другого места.

— Что?

— К нам приближается суринский имарет.

— Ушам своим не верю, — проворчала Рош. — Мы прибыли в систему полдня назад — за это время нас уже один раз атаковали, один раз угрожали расправой, а теперь… — Она покачала головой. — Соединяй.

— Морган Рош. — На главном экране появилось большое лицо взрослого сурина. — Я «Борец-за-Мир» Джансин Ксамай.

На борту вашего корабля находится наша гражданка, и мы требуем, чтобы вы передали ее нам.

— Передали вам? — ничего не понимая, переспросила Рош. — Зачем?

— Чтобы она воссоединилась со своей матерью.

— Нет!

Рош вскрикнула от боли, когда у нее в голове возникла вспышка страха и гнева. Прижав руки к вискам, на мгновение ослепнув, она повернулась к Майи и увидела, как Кейн быстро подошел к девушке и крепко обнял ее за плечи. Спустя несколько секунд, когда Рош откинулась на спинку кресла, неприятные ощущения медленно потеряли остроту, а вскоре и вовсе исчезли.

— Извини, Морган. Я… понимаешь… — В беззвучном обращении суринки появились слезы, затопившие все остальные чувства.

— Не волнуйся, Майи. Я понимаю. Все хорошо. Мы не отдадим тебя. Вы слышали, Джансин?

— Я не советую вам противиться нашему требованию. — Спокойное выражение лица сурина не вязалось с угрозой, прозвучавшей в голосе. Рош подумала, что до него скорее всего тоже докатилась волна ужаса, охватившего Майи. — Наша каста располагает многочисленным военным флотом в Солнечной системе. Я получил приказ вызвать подкрепление, если вы не пойдете навстречу желаниям Агоры.

— Валяйте, — резко заявила Рош. — Мы вам ее не отдадим.

Прежде всего она этого не хочет.

— Ее желания в данном случае никого не волнуют, — сказал Джансин. — Важно, чего хотят ее мать и Агора.

— У меня нет матери, — проговорила Майи, и Рош почувствовала в ее словах горечь и с трудом сдерживаемый гнев. — Она продала меня мерзавцам, которые ставили на мне эксперименты! Эти люди теперь моя семья и значат для меня больше, чем семья или Агора.

Не обращая внимания на слова девушки, Джансин снова обратился к Рош:

— Я прошу вас еще раз подумать о том, в какое положение вы себя ставите, когда идете против желаний Агоры. Нам нужна только девушка. Ни вам, ни вашей команде мы не причиним никакого вреда.

— Нет, — ответила Рош. — Нам никто не причиняет никакого вреда, зато все угрожают.

Она отключила связь, прежде чем Джансин смог ей еще что-нибудь сказать, затем повернулась к Кейну:

— Спасибо.

Воин-клон коротко кивнул.

— Мы не можем вступать в конфронтацию с суринами, — сказал Каджик, чье голографическое изображение появилось на капитанском мостике.

— И дать им то, что они требуют, тоже не можем. — Рош постукивала пальцами по ручке кресла. — Возможно, все дело именно в этом. Ури, еще какие-нибудь корабли изменили курс, чтобы нас перехватить?

— Трудно сказать, Морган.

Каджик вывел на экран часть района рядом с «Аной Верейн». Даже в этом небольшом регионе пространства находилось около пятидесяти кораблей, мчавшихся в самых разных направлениях — большие и маленькие, истребители неизвестной Рош конструкции и громадные крейсеры, разведывательные катера и юркие скутеры. Неожиданно на экране появилась группа из шести военных судов среднего размера, которые неслись на высокой скорости по эллиптической орбите вокруг Солнца. Рош не знала, кто они такие, впрочем, ей было все равно. Главное, они направляются не в их сторону.

Каджик закончил изучать обстановку и доложил:

— Складывается впечатление, что около часа назад на наше появление в системе отреагировал корабль преследования Дато.

Однако пока он не продемонстрировал никаких враждебных намерений. А вот судно, которое я не могу опознать, определенно нас преследует. И еще один… — Третий корабль представлял собой замершую на месте точку, оказавшуюся в самом центре переплетающихся орбит. —..но он вообще ничего не делает.

— И старается остаться незамеченным? — предположил Гейд.

— Слишком старается, — заметил Кейн.

— Точно, — согласилась с ним Рош и повернулась к суринке:

— Майи, у тебя есть что-нибудь интересное?

— Джансин Ксамай хочет меня заполучить, потому что Агора прослышала про эксперименты, наделившие меня неограниченными возможностями в области эпсенса. — В голосе девушки по-прежнему звучал испуг. — Они решили разобраться в механизмах их действия.

— Ты прочитала его мысли?

— Нет, — немного поколебавшись, ответила девушка. — Я так думаю, и его поведение подтвердило мои подозрения.

Рош не сомневалась в правдивости суринки, но ей требовались неопровержимые факты и доказательства.

— А что тебе удалось узнать от него?

— Ему стало известно, что мы находимся в Солнечной системе, три часа назад. Кроме того, он знал, в каком районе нас следует ждать. Приказ он получил от своего начальства, откуда поступила информация, ему не сообщили.

— Что еще? — кивнув, спросила Рош.

— В системе много живых существ, мне очень непросто выделить отдельные мысли, если я не знаю точно, на что следует обратить внимание… — Рош прекрасно понимала, с какими трудностями столкнулась девушка, ведь ей приходится искать важную информацию, вычленяя отдельные факты из миллиона сознаний. — Но я чувствую, что новость о твоем появлении в системе распространяется с головокружительной скоростью.

— В каком смысле?

— Не скромничай, Морган, — весело заявил Гейд. — За последние несколько недель тебе удалось завести немало врагов. Неудивительно, что им захотелось о тебе поговорить.

— Подождите… Я чувствую кое-что еще… — Майи нахмурилась и замолчала.

Неожиданно в полной тишине раздался новый голос, который возник в сознании присутствующих с холодной уверенностью и властностью:

— Вы дали нашему народу все, в чем он нуждался. — К ним обращался очень сильный адепт эпсенса. — За это мы дарим вам жизнь.

Неподвижная точка, висевшая в самом центре экрана, неожиданно ожила и двинулась в противоположную от них сторону.

— А это еще что такое? — уже совсем ничего не понимая, спросила Рош.

— Серо-сапожники, — едва слышно ответила Майи.

Гейд, сидевший у оружейной консоли, напрягся.

— Олмахой? Здесь?

— Они решили нас не трогать. — В голосе девушки прозвучало облегчение, смешанное со страхом. — Он прочел мои мысли, а я даже ничего не почувствовала! Он знает о том, что произошло в Палазийской системе, и про ирикейи тоже…

— Здорово, — проворчала Рош и потерла лоб.

Ирикейи — душа касты олмахой, могущественный адепт эпсенса — был убит представителем народа Кеш. Если бы серосапожники заподозрили, что Рош и ее спутники имеют к его гибели какое-то отношение — иначе, с какой стати олмахой стали бы преследовать «Ану Верейн»? — их ничто бы не спасло, Карательные отряды олмахой славятся своей нетерпимостью к врагам.

Рош на короткое мгновение подумала, что было бы лучше, если бы олмахой ее прикончили — по крайней мере не пришлось бы решать кучу проблем.

— Нас снова вызывает Астиник, — доложил Каджик. — И сурины.

— Ладно. — Рош выпрямилась в своем кресле. — Ури, уносим отсюда ноги, причем как можно дальше… И побыстрее!

— Но мы останемся внутри системы?

— Да, только сделай так, чтобы за нами было трудно проследить незаметно. Если нужно, замаскируй корабль. Вполне возможно, что Астиник и сурины блефуют. Но становиться для них слишком удобной мишенью не входит в мои планы.

Рош почувствовала легкое покалывание в кончиках пальцев, когда «Ана Верейн» покинула прежнюю орбиту.

Она подождала несколько мгновений, потом взглянула на главный экран. Слова Каджика подтвердили то, что она увидела собственными глазами.

— Астиник меняет курс, оставаясь на приличном от нас расстоянии. Они продолжают нас вызывать. Имарет прервал связь и двигается в противоположную сторону. Корабль Дато, о котором я упоминал чуть раньше, ведет себя спокойно, но, мне кажется, они собираются нас преследовать. И еще одно судно… — Каджик вывел изображение на экран. — Истребитель СОИ, мы пролетали мимо него. Вполне возможно, они тоже чего-то от нас хотят.

Рош воспользовалась кнопками на своей приборной доске, чтобы увеличить изображение, и принялась внимательно изучать картинку, пытаясь понять, что их ждет впереди. Повсюду корабли, разные скорости и направления, но все до единого двигаются вокруг желтого Солнца, расположенного в сердце системы. Рош порадовалась тому, что не она, а Каджик управляет «Аной Верейн».

— Никаких признаков кеш? — спросила она.

— Пока никаких.

— Хорошо.

На одну проблему меньше. Олмахой сердиты на кеш за то, что те убили ирикейи, но кеш не простят ей того, что она явилась причиной гибели одного из лучших кораблей их флота.

— Ящик, можешь что-нибудь сказать?

— Думаю, ты правильно оценила ситуацию, Морган.

Ответ ИИ прозвучал только в ее имплантатах. Теперь, когда Рош смирилась с мыслью, что Ящик является ее составной частью и живет внутри ее тела, голос его перестал казаться ей таким раздражающе навязчивым, получалось, будто она просто слышит мысли своей другой половины.

— Кто-то пытается привлечь к тебе внимание, — сказал он. — Все твои надежды пробраться в Солнечную систему незаметно и заняться здесь своим расследованием растоптаны. Ты оказалась на виду. К тому же тебе угрожают. Если бы ты…

— Нас снова вызывают, — вмешался Каджик в ее разговор с Ящиком. — Кто-то новый.

Рош покачала головой.

— А кто теперь?

— Рей Немет, заместитель вице-примаса, представитель правительства Второй Джу Мандат.

— Я его не знаю. Он тоже нас преследует?

— Нет, вызывает по радио.

— В таком случае не обращаем на него внимания. Так… — Она успела вовремя остановиться и задала свой вопрос, беззвучно обратившись к Ящику:

— Так, Ящик, что ты говорил?

— Ничего особенно важного. Я полагаю, что сейчас тебе следует продолжать придерживаться выбранной тактики — избегать всяческих контактов. Поговорим позже.

Рош поняла, что по крайней мере с точки зрения Ящика ведет себя правильно. Совсем неплохо — для разнообразия.

— Ури, не принимай больше никаких вызовов, если только не посчитаешь, что случилось нечто очень важное. У нас хватает своих неприятностей, нам некогда вникать в чужие проблемы.

— Ты считаешь, что у нас и без того много врагов — еще парочка уже ничего не изменит? — мрачно ухмыльнувшись, поинтересовался Гейд.

— Конечно. А кроме того, сейчас я не настроена никому верить. Если мы правильно понимаем ситуацию, и воины-клоны намерены проникнуть во все структуры и посеять раздор среди народов галактики, они могут находиться где угодно.

Откуда нам знать, какие требования законны, а какие являются хитроумной ловушкой? Я не собираюсь рисковать. Пусть их очень много, но поймать нас будет непросто, если мы постараемся не попадаться никому на глаза.

— Верно, — согласился Кейн.

Рош посмотрела на него и заявила:

— Пока Ури, Майи и Гейд займутся решением наших первоочередных проблем, я бы хотела переговорить с тобой с глазу на глаз.

— Как скажешь, Морган, — пожав плечами, сказал Кейн.

— Вот и отлично. — Рош встала. — Мне нравится такая постановка вопроса.

***

В маленькой комнатке в задней части мостика Рош уселась в кресло напротив большого голопроектора, где раньше появлялся Ури Каджик. Она несколько мгновений разглядывала подробное изображение Солнечной системы, составленное по старым картам и поступающим каждую минуту новым данным.

Рош уже давно перестала считать корабли, встретившиеся им с тех пор, как они миновали якорную точку, но по сведениям, предоставленным ей Ящиком, здесь собрались представители семисот разных каст, от жителей окраинных миров до граждан Содружества Империй.

Солнце видывало лучшие времена; существовало немало свидетельств того, что в его внешнюю атмосферу производился массовый выброс самого разного мусора — Рош это нисколько не удивляло. Надо же куда-то девать отходы. Но, к счастью, никому не пришло в голову сделать то же самое, что вытворили кеш в Палазийской системе. Для региона галактики вполне достаточно одной системы, которая погибла всего лишь за месяц.

Впрочем, терять здесь особенно нечего. Если не считать кораблей, система производила впечатление абсолютно пустой.

Солнце окружало едва заметное, но вполне различимое кольцо, примерно в полмиллиона километров шириной и менее тысячи толщиной — районы, в которых могли бы жить люди, если бы система оказалась обитаемой. В остальной части системы царил вакуум, и только тонкие дымные пальцы тянулись к единственной звезде.

Если она когда-либо и была обитаемой — уже не говоря о том, чтобы, как предполагают некоторые ученые, быть местом рождения Человечества, — здесь не осталось никаких свидетельств ее славного прошлого.

Рош довольно долго наблюдала за беспорядочной пляской кораблей на экране, пытаясь взять в толк, что им здесь понадобилось, затем повернулась к Кейну.

Он сидел напротив с непроницаемым лицом. Горящая над головой воина-клона лампа проливала свет на его голый череп, и Рош вдруг показалось, что у Кейна появился третий глаз.

«Неплохое предположение», — подумала она.

— Ты хотела поговорить со мной, — напомнил ей Кейн.

Она помолчала немного, раздумывая, с чего начать, а потом спросила:

— Ты читаешь мои мысли?

— Почему ты спрашиваешь?

— Отвечай, Кейн.

— Нет, — сказал он. — Я не читаю твои мысли.

— А ты мог бы, если бы захотел?

— Морган, почему ты задаешь мне такие необычные вопросы? — нахмурившись, спросил Кейн.

Рош несколько секунд смотрела ему в глаза, затем отвернулась к экрану.

— По дороге сюда я разговаривала с Майи. Она рассказала мне, что ей удалось узнать от ирикейи, прежде чем он умер.

Она говорит… — Рош пыталась подобрать правильные слова, поскольку сама сомневалась в том, что до конца поняла суринку. — Майи говорит, что ирикейи был чем-то вроде ямы, которая засасывала мысли. Для него чужое сознание — это свет, а он сам — черная пропасть. Ирикейи познавал вселенную через восприятие окружавших его живых существ — как похититель, — только не так избирательно. Он переживал все сразу, одновременно, вот почему кеш и Лайнгар Руфо захватили его в плен.

Когда Палазийская система была закрыта, только он мог ее обыскать, потому что никто не в состоянии от него спрятаться.

— Даже воин-клон, — проговорил Кейн.

Рош кивнула.

— Теоретически.

— Звучит вполне разумно, — продолжал Кейн. — Если бы их план сработал, положительный результат с лихвой перекрыл бы жертвы, которые им пришлось принести.

— Их план сработал. Ирикейи увидел Элену Гейдик и тебя так, словно перед ним возникла вспышка Сверхновой, ничего ярче в своей жизни ему встречать не приходилось. Он называл вас «Сияющие».

— Мы излучаем мысль, — задумчиво проговорил Кейн. — Он это имел в виду?

Рош бросила на него изучающий взгляд.

— Вполне возможно, — сказала она. — Но у нас нет никаких свидетельств, подтверждающих твое предположение.

— И потому?..

— И потому выходит, что у нас появились новые вопросы. — Рош слегка наклонилась вперед. — Майи говорит, что в самом конце ирикейи рассказал ей о твоем сознании, находящемся под воздействием ксародина. Он сумел рассмотреть темное пятно, скрытое за ослепительным сиянием, — точно такое же, как и у него самого. Он считал, что у вас с ним много общего.

— Не вижу связи.

— 4 — Ну, очевидно, сравнение несколько притянуто за уши. — Рош не знала, говорит Кейн правду или пытается что-то от нее скрыть. — Я себе это представляю так: он думал, что ты тоже можешь поглощать мысли окружающих тебя людей. Ты что-то вроде губки, которая их впитывает. А сияние… ну…

— Маскировка? — договорил за нее Кейн. — Чтобы скрыть нашу способность к эпсенсу?

Рощ медленно кивнула.

— В общем, да.

— Мне неизвестно о том, что я обладаю такими способностями, Морган, — ровным голосом проговорил Кейн.

— А откуда мне знать, что ты говоришь правду? Разве я могу быть уверена, что сейчас ты не читаешь мои мысли?

— Ты должна мне верить, потому что я даю слово, что сказал правду, Морган.

Рош еще несколько мгновений его разглядывала — Кейн сидел совершенно спокойно, сложив руки на коленях, и ни на секунду не отвел глаз. Даже сейчас, когда он ничего не делал, Кейн излучал силу и уверенность в себе. Рош видела, как ловко и молниеносно он двигается, знала, на что способен. И стала свидетельницей чудовищных убийств, совершенных его собратьями. Она боялась верить ему до конца. Ей требовалось что-нибудь ненадежнее простых слов.

— Все это очень хорошо, — сказала она. — Но я не перестаю удивляться вот чему: Гейдик знала, что мы полетим сюда, ей даже было известно, когда мы появимся. Поверить в то, что она угадала совершенно случайно, невозможно. Значит, ей кто-то сообщил. Кто? Эскадрилья СОИ, которая осталась в Палазийской системе, могла известить свои корабли, находящиеся в Солнечной системе, о нашем прибытии, но как Гейдик получила необходимую ей информацию? Мы отставали от нее меньше чем на один день. Этого недостаточно, чтобы проникнуть в базы данных контингента СОИ, расположившегося здесь. Мы их еще даже не видели.

Кроме того, у меня не идут из головы слова ирикейи о темном пятне… Да и Майи является живым доказательством того, что способность к эпсенсу может быть дана человеку искусственным путем. Если вас создали для того, чтобы вы проникли в разные регионы галактики, а потом продемонстрировали свое боевое искусство, — самый лучший способ собрать необходимую информацию — это быть чем-то вроде ирикейи и просто поглощать мысли окружающих вас людей. Или общаться с себе подобными. Если темные пятна каким-то образом связываются друг с другом, вы можете разговаривать, планировать… да что угодно, и никто из посторонних ничего не узнает.

— Вот именно — если, — проговорил Кейн. — Задай себе такой вопрос, Морган: что я здесь делаю? Мои собратья, вне всякого сомнения, созданы для того, чтобы сеять раздор и смерть там, где они появляются. Но я веду себя иначе. Зачем мне тратить на вас время, если я такой же, как и они? Почему я не с ними?

— Отсутствие доказательств еще не есть доказательство отсутствия.

— Виновен, прежде чем вина доказана? — слегка улыбнувшись, спросил Кейн. — Ты меня удивляешь, Морган.

— Я не могу рисковать, слишком высоки ставки, Кейн.

— Если хочешь быть в чем-то абсолютно уверена, никогда не рискуй. — Улыбка куда-то исчезла, и Кейн откинулся на спинку кресла. — Вышвырни меня в открытый космос или посади под замок — убери с дороги, чтобы я тебе не мешал. Лучше уж так, чем постоянно сомневаться. Мысль о том, что я могу оказаться предателем, всегда будет преследовать тебя, пока я рядом.

Рош кивнула. Она уже об этом думала. Несмотря на то, что он множество раз спасал ей жизнь на Сиакке, легкость и жестокость, с которой Элена Гейдик убила тысячи людей, бросала тень и на Кейна. И Рош знала, что никогда не сумеет избавиться от своих сомнений.

А если он и в самом деле ее предаст, она потеряет все. Не только лишится жизни, погибнут ее друзья, и все живые существа в галактике.

Она сомневалась, что имеет право рисковать.

— Твое мнение, Ящик?

— Если бы он мог читать мысли, то знал бы, что я продолжаю существовать, — ответил ИИ.

— А как насчет командного языка, которым пользовался Руфо?

Мы можем заставить Кейна сказать правду?

— Если бы мы сами его знали, могли бы — разумеется, существует вероятность того, что он ничего от нас не скрывает. Но я не в состоянии расшифровать командный язык. Подозреваю, что он имеет отношение к капсулам, в которых родились клоны, а не является самостоятельным продуктом. Самое большее, на что мы можем рассчитывать, это убедить Кейна действовать в соответствии с нашими желаниями.

Рош с трудом справилась с раздражением. Нет ничего хуже неопределенности!

— Кроме того, — добавил Ящик, — если мы начнем использовать командный язык, он заподозрит, что именно я тебя ему научил.

— Морган?

Она посмотрела на Кейна, который с сомнением ее разглядывал.

— С тобой все в порядке?

— Если бы ты мог прочитать мои мысли, — не обращая внимания на его вопрос, проговорила она, — ты бы знал, что я не собираюсь отправлять тебя в открытый космос. Но неоспоримых доказательств того, что ты не общаешься с другими клонами, у меня тоже нет. А потому мне остается полагаться исключительно на свою интуицию.

— Повторяю, Морган, я тебя не обманываю, — кивнув, сказал Кейн.

Рош вспомнила слова, которые он произнес — точнее, выстукивал пальцами, прибегнув к помощи древнего шифра, — когда вышел из комы: «Я такой же человек, как и ты». Но ведь это не правда — в конце концов она не является продуктом генной инженерии, солдатом, созданным для того, чтобы уничтожить человечество. Впрочем, по сути, он, вполне возможно, Прав.

— Хорошо. — Рош тяжело вздохнула и продолжала:

— Я тебе верю. Наверное, командующий Гент сообщил своему начальству, что мы покинули Палазийскую систему. Вполне возможно, что у Гейдик имеется свой человек в Армаде СОИ, который поставил ее в известность о времени нашего прибытия.

Больше ничего в голову не приходит.

— Наиболее разумная гипотеза — с моей точки зрения, — на губах Кейна промелькнула улыбка. — Однако если мои собратья клоны общаются между собой при помощи эпсенса, я бы хотел понять, почему они не взяли меня в свою компанию.

Об этом Рош не подумала.

— Может быть, с тобой что-нибудь не так: капсула была повреждена, или в ней что-нибудь сломалось. А вдруг ты не один такой, и мы можем рассчитывать на помощь…

Прежде чем Рош успела договорить, в пустом углу комнаты появилось изображение Каджика.

— Прошу меня простить, Морган.

Она резко развернула кресло и сразу же заметила, что капитан чем-то обеспокоен.

— Возникли проблемы?

— Я игнорировал все вызовы, как ты приказала, несмотря на то, что их количество продолжает расти. Кстати, число судов, преследующих нас, тоже постоянно увеличивается. В настоящий момент на одном с нами курсе находятся восемь кораблей. Кроме того, мне удалось уловить эмиссионные следы еще пяти, которые, по всей видимости, тоже проявляют к нам излишний интерес. Пока никто не предпринял решительных шагов. Хотя трудно точно определить, что лежит впереди, я стараюсь избегать районов массового скопления транспортных средств. Но долго так продолжаться не может. Рано или поздно мы обязательно совершим ошибку в расчетах.

Рош прекрасно поняла, что имеет в виду Каджик: существует высокая вероятность того, что они угодят в ловушку.

— Ты предлагаешь остановиться?

— Нет, Морган. Тут все не так просто.

Каджик вывел на экран данные последнего телеметрического анализа. Восемь кораблей, преследующих «Ану Верейн», были помечены красными точками; еще Рош разглядела несколько желтых — те, что, по мнению Каджика, намеревались влиться в ряды их врагов. Неожиданно Рош заметила на экране зеленую точку, которая изменила скорость и направление своего движения и устремилась прямо к «Ане Верейн».

— Время реальное? — спросила она.

— Да. Это произошло всего минуту назад. Хочу заметить, что в настоящий момент я включил ускорение на семьдесят процентов своей мощности.

Зеленая точка легко затормозила и замерла на месте примерно в сотне километров от «Аны Верейн».

— Что, черт подери, это такое? — спросила Рош.

— Большой дрон или разведывательный катер. Условные обозначения и конструкция мне не знакомы. Но мы не можем от него уйти.

— Он пытался с нами связаться?

— Пока нет.

— Мы замаскированы?

— Слегка, только чтобы сделать вид, будто мы пытаемся спрятаться. С тех пор как мы тут появились, наше местоположение хорошо известно, и мы слишком заметны, чтобы эффективно скрыться.

— В таком случае сними маскировку, — кивнув, сказала Рош. — Вызови дрона. Я хочу с ними поговорить.

Каджик исчез, а Рош встала и вышла из маленького кабинета, Кейн последовал за ней.

— Ты совершенно права, Морган, отсутствие доказательств еще не есть доказательство отсутствия. То, что они нам до сих пор не сделали ничего плохого, еще не значит, что они несобираются.

— Пока и это хорошо. — Рош заняла свое место в кресле первого помощника капитана. — Майи? У тебя есть что-нибудь новенькое?

— На судне либо никого нет, либо у них очень мощный щит, — ответила похитительница.

— Я их проверил, — заговорил Гейд. — Э-щиты и гиперщиты не активированы.

— Сомневаюсь, что они не позаботились о собственной безопасности, — сказала Рош, наблюдая за: изображением корабля на экране. По форме он напоминал большой гриб: плоский, с круглой шляпкой и ножкой примерно пяти метров длиной и трех шириной. На внешней поверхности ей не удалось заметить ни оружейных портов, ни намека надраив. — Тот, кто построил корабль, явно гораздо более развит в технологическом отношении, чем мы.

— Я получил ответ, — доложил Каджик. — Дрон является радиопередатчиком.

— Активируй прямую линию связи. Послушаем, что они хотят нам сказать.

Через несколько секунд из громкоговорителей раздался женский голос:

— Добро пожаловать в Солнечную систему, Морган Рош. — Женский голос звучал уверенно, холодно и показался Рош незнакомым. — Временный Чрезвычайный Совет Древних ждал вас.

— Похоже, не только вы нас здесь ждали.

— Ваше появление вызвало некоторое волнение. По мере того как новость будет распространяться, мы предполагаем, что ситуация резко ухудшится.

— В каком смысле? — Рош жалела, что не видит лица женщины.

— Полагаю, вы заметили, что в системе довольно напряженная обстановка. За последние несколько дней у нас произошел ряд стычек — было даже предпринято некоторое количество попыток начать прямые военные действия. В настоящий момент олмахой собираются вступить в вооруженный конфликт с представителями Касты кеш — основываясь на информации, которую они получили от вас. Вы являетесь катализатором беспорядков и дестабилизирующим элементом. Совет просит вас ограничить вашу деятельность, прежде чем она причинит дальнейший вред системе.

— Вы просите или приказываете?

— Мы взываем к вашему здравому смыслу, — с некоторым удивлением ответила женщина.

Рош помолчала несколько мгновений, потом ответила:

— Мне кажется, вам следует объяснить мне, кто вы такие и что представляет собой ваш Совет.

— Лучше я вам покажу, — сказала женщина. — Настройте приборы на следующие координаты…

Каджик тут же настроил изображение на экране в соответствии с полученными координатами, но они увидели лишь звездную пыль, пронизывающую пустое пространство.

— Ничего не вижу, — сердито заявила Рош.

— Дайте свету время добраться до вас, — проговорила женщина.

И в этот момент на экране появился… корабль, только выглядел он как-то не так. Вместо точки, которая обычно обозначала другие суда, возник крошечный наконечник стрелы.

— Я не знаю, что это такое, — заметил Каджик, — но оно находится в миллионах километров отсюда.

Неожиданно весь экран заняло изображение такого огромного корабля, что Рош невольно вскрикнула от удивления. По форме он напоминал вытянутый конус с обрубленным носом, и усеянный самыми разными приборами и оружейными портами — которые размерами не уступали «Ане Верейн». В длину судно достигало тысячи километров — по меньшей мере — и ста пятидесяти в ширину. На его фоне Штаб Разведки СОИ казался крошечным дроном.

— Перед вами «Флегетон», — пояснила женщина. — Консисторское судно с мира Скехан Еретический. Мы предлагаем вам подойти поближе.

Рош еще несколько минут смотрела на экран. Название корабля ей ничего не говорило.

— Зачем? — стараясь сохранять спокойствие, спросила она.

— Чтобы обсудить сложившееся положение, — ответила женщина. — Кроме того, на время, которое займут переговоры, мы можем обещать вам свою защиту.

— Я снова задам тот же вопрос: зачем вам это?

Женщина немного поколебалась, прежде чем ответить, словно подозрительность Рош ее рассердила.

— ВЧСД создан для того, чтобы оценить степень опасности, которую представляют собой воины-клоны, которых вы ищете. Для этого нам необходимо собрать как можно больше информации. Встреча с вами может оказаться исключительно полезной. Поймите нас правильно, Рош, мы не предлагаем вам объединить усилия; мы не просим вас передать нам контроль над вашим кораблем. Мы хотим только обменяться имеющимися у нас сведениями, а мы за это поможем вам избавиться от преследователей, которые идут за вами по пятам.

Рош колебалась, вспомнив о подкреплении, про которое говорил сурин Джансин Ксамай, о кеш, Коммерческой артели и Элене Гейдик, — Морган, — услышала она голос Ящика. — Я советую тебе согласиться, — Не сомневаюсь.

— Они именно то, что нам нужно: могущественная сила, которая обладает достаточными ресурсами для изучения данное системы. Ты, наверное, заметила, что она разговаривает с номы при помощи дрона с использованием методов, основанных на принципе «быстрее скорости света» (БСС). Доступ к столь продвинутой технологии заметно облегчил бы нашу задачу.

— А в чем она состоит, Ящик? Я до сих пор не могу с уверенностью сказать, что знаю.

— Скоро все прояснится, Морган. Мне кажется, тебе следует воспользоваться представившейся возможностью и посмотреть, что будет дальше.

Доводы ИИ звучали достаточно разумно. Люди, в распоряжении которых такой громадный корабль, вполне могут претендовать на главную роль в системе — а завести союзников не помешает, в одиночку ей все равно не справиться.

— Рош? Вы нас слушаете? — В голосе женщины Рош не услышала даже намека на беспокойство, — Я обдумывала ваше предложение. — Рош посмотрела на Гейда, который молча пожал плечами, словно хотел сказать, что решать ей. — Ладно. Мы согласны с вами поговорить.

— Хорошо. Я попрошу Ересиарха сообщить вам курс, чтобы вы могли выйти на одну с нами орбиту. Мы свяжемся с вами, когда все будет готово.

Прежде чем Рош успела ответить, женщина прервала связь.

А в следующее мгновение дрон развил невероятную скорость и умчался прочь. Он исчез всего за несколько секунд — никто даже не успел толком понять, что произошло.

 

Глава 2

АВС-44

955.1.30

0640

По мере приближения к «Флегетону» Рош стала ощущать легкое беспокойство.

Неровная поверхность корпуса гигантского корабля казалась безжизненной и тусклой, только время от времени темноту разрывали вспышки проблесковых маяков. Но когда они двигались вдоль его, казалось, бесконечно длинного тела, трепещущий сгусток энергии, примерно в пятьдесят километров шириной, перемещался рядом с ними, освещая черную блестящую «шкуру» невиданного чудовища.

Рощ не удалось заметить ничего, хотя бы отдаленно напоминающего иллюминаторы, однако у нее возникло ощущение, что за ними наблюдают, Не живые существа при помощи приборов, а сам корабль. Каким-то непостижимым образом он казался ей… живым. А единственный опознавательный знак «Флегетона» — огромный глаз, нарисованный на «брюхе», — только усиливал впечатление.

Рош с трудом заставила себя успокоиться, когда огромное туловище загородило собой далекое желтое Солнце. Оказавшись рядом с этим невероятным кораблем, она вдруг почувствовала себя крошечной и совершенно бесполезной. Более того, Рош вдруг поняла, насколько они уязвимы.

— Корабли, преследовавшие нас, отказались от погони, — доложил Каджик через интерком скутера. — Я не знаю, что им сказали представители ВЧСД, но их слова явно произвели на наших врагов впечатление.

Рош уже достаточно хорошо его знала и поняла, что Каджик не говорит всего, что думает.

— Ты считаешь, что я совершаю ошибку, ведь так?

Каджик ответил не сразу. Когда же он заговорил, в его голосе она уловила нечто, похожее на облегчение.

— Да, Морган.

Рош прекрасно поняла, что он имел в виду. После того как Лайнгар Руфо захватил в плен половину их команды, заманив на свою станцию в Палазийской системе, Каджик имел полное право указать Морган на то, что она, вполне возможно, снова совершает ошибку. Причем ею двигают те же самые причины.

Но причины эти столь серьезны, что нужно забыть о том, что они все рискуют лишиться жизни.

Рош требовалась информация, а кроме того, она сама обладала сведениями, которые могут оказаться полезными другим.

Остается надеяться, что Временный Чрезвычайный Совет Древних — интересно, что он собой представляет? — находится здесь, чтобы помочь, а не мешать.

Рош взяла с собой Майи. А еще в ее теле спрятан Ящик.

Гейду очень не понравилось, что его оставили на «Ане Верейн», но он понимал, что Рош может понадобиться помощь, которую в состоянии оказать только похитительница. Если это ловушка, им не удастся покинуть «Флегетон», прибегнув к силе.

— Дифферент, — сказал диспетчер, который выдавал Рош указания спокойным равнодушным голосом.

Она сосредоточила все свое внимание на управлении скутером, который чуть сбился с курса, но быстро вернулся на прежнюю траекторию.

— В настоящий момент у нас нет особого выбора, — сказала она Каджику.

— Знаю. Именно поэтому я ничего и не сказал тебе.

Скутер уверенно направился к открытому доку «Флегетона» у самого носа гигантского корабля. Ряд доков, расположенных на расстоянии пятидесяти метров друг от друга, широким кольцом опоясывал судно. По подсчетам Рош выходило, что только в этой части их должно быть около тысячи. Вглядевшись повнимательнее, она заметила вдоль всего корпуса еще несколько таких же колец. Зачем им столько доков? Скорее всего, чтобы выпускать истребители.

Рош сразу поняла, что перед ней очень сложное судно. Насколько далеко ушла цивилизация, его создавшая, оставалось для нее загадкой, но она не сомневалась, что корабль принадлежит могущественной империи.

— Тебе удалось что-нибудь узнать от членов команды. Майи? — Рош повернулась к девушке, хотя в этом не было никакой необходимости. — Например, откуда они прилетели?

— Совсем немного, — ответила Майи, сидевшая рядом с Рош на месте второго пилота.

Суринке подобрали комбинезон, в котором она казалась одного роста с Рош и в два раза ее шире, но зато он защищал девушку от ксародина, как, впрочем, и любой физической атаки, направленной против адепта эпсенса. Рош надела простой комбинезон Дато, лишь слегка укрепленный керамической броней, и прихватила с собой энергетический пистолет.

— Корабль является их домом. Если и существует какое-то место, откуда они стартовали, команда о нем не вспоминает.

Большинство заняты тем, что делают свою работу или выполняют привычные каждодневные обязанности. — Она помолчала несколько мгновений. — А еще они очень много молятся… впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь на борту около миллиона человек.

— Кому они молятся?

— Я о таких божествах никогда не слышала, — ответила Майи. — Но кем бы они ни были, на молитвы они не отвечают.

— А как насчет Временного Чрезвычайного Совета Древних? — улыбнувшись, поинтересовалась Рош.

— В верхней части конуса находится несколько помещении, которые охраняют очень сильные похитители. Мне еще не удалось пробраться внутрь. Я полагаю, Совет заседает именно там. Иначе, зачем нужны такие серьезные меры предосторожности?

— Попытайся еще раз проникнуть за закрытые двери, — попросила Рош. — Если узнаешь что-нибудь важное, сразу же сообщи мне.

— Конечно, Морган.

Рош направила скутер в большой док и остановилась ровно там, где ей указали. Через некоторое время снова раздался голос диспетчера:

— Вы причалили, — сказал он. — Да восславится Вэрин, и добро пожаловать на борт «Флегетона».

— Спасибо. — Рош отстегнула ремни безопасности и встала.

— Воздух снаружи вполне пригоден для дыхания, — доложил Каджик. — И никаких радиопомех — пока. — В голосе капитана «Аны Верейн» по-прежнему слышалось беспокойство.

— Хорошо. Надеюсь, с нами все будет в полном порядке, Ури.

— Тебе только и остается на это рассчитывать, Морган, — заявил Гейд по открытой линии. — Поскольку, если что-нибудь пойдет не так, я не представляю, как мы сможем тебя отсюда вытащить.

— Лично я считаю, что вам не удастся. С этими нам не справиться. — Рош изо всех сил старалась, чтобы голос звучал уверенно и спокойно. — Но будем надеяться, что нам ничего не грозит.

— Можешь произнести молитву, — посоветовала Майи. — Тут все так делают.

— В таком случае мой голос будет одним из миллиона, — заявила Рош и улыбнулась, — Капля в море. А ты попробуй, Майи, если думаешь, что нам это поможет…

***

У выхода из переходного шлюза их встретила высокая, крепкая на вид женщина в небесно-голубой форме, напоминающей нечто среднее между платьем и комбинезоном. На удлиненном сильном лице выделялся выдающийся вперед округлый подбородок, — Меня зовут Хью Вискилглин, — сказала она и, взяв обе руки Рош в свои, прижала их ко лбу. То же самое она проделала с Майи, когда Рош представила ей девушку. Юная похитительница, которая чувствовала себя ужасно неудобно в громадном комбинезоне, смущенно поклонилась в ответ. — Добро пожаловать к нам.

— Спасибо, — чуть рассеянно ответила Рош, которая разглядывала пустой коридор, соединявший все доки внутри корабля. Коридор оказался таким длинным, что ей так и не удалось увидеть, где он кончается. — Я не ожидала… такого!

— Мало кто ожидает. — Вискилглин мягко улыбнулась и жестом показала, чтобы они следовали за ней в сторону расположенного вдалеке столба. — Еретики прибыли из Дальних Пределов, находящихся на другой стороне галактики. Им стало известно о возникновении проблемы, которая нас интересует, задолго до того, как о ней узнали здесь. Они пострадали сильнее всех. Этот корабль — все, что осталось от одного из их флотов. Ересиарх — капитан корабля — отказался подчиниться, когда ему приказали уничтожить гражданский аванпост с населением в миллиард человек. По-видимому, в ряды высшего командования сумел пробраться враг. Ересиарху удалось уйти от наказания, и он бежал. В конце концов с ним связались те, кто оказался в схожем положении, и предложили отправиться сюда.

Поскольку родной мир еретиков находится далеко отсюда, у них было достаточно времени, чтобы подготовиться к появлению в Солнечной системе. С другой стороны, команда устала от долгого пути. По-видимому, именно по этой причине они не стали возражать, когда Совет предложил взять на себя все вопросы руководства и организации. — Вискилглин широко улыбнулась. — Хотя я подозреваю, что еретики с удовольствием пользуются нашими передатчиками и продвинутыми возможностями в вопросах маскировки. А мы их махиной. Роскошное чудовище, верно? Представить себе, что это всего лишь один корабль одного из флотов!

— Значит, вы не из их команды?

— Нет-нет, — ответила Вискнлглин, явно удивившись тому, что Рош ее не правильно поняла. — Я из Башни Ронд-Спеллор. Отметив реакцию Рош, она удивилась еще больше. — Вы о нас слышали! Получается, мы почти родственники.

Они добрались до столба, который оказался гораздо толще, чем думала Рош. Отсутствие перспективы мешало правильно оценить обстановку. Вискилглин провела рукой по черной панели, та скользнула в сторону, и Рош увидела кабинку лифта.

Рош с сомнением остановилась на пороге.

— Куда вы собираетесь нас отвезти?

— Туда, где мы сможем поговорить, — ответила Вискилглин. — Не беспокойтесь, мы не причиним вам вреда.

— Я это уже много раз слышала, — мрачно заявила Рош. — В мои намерения не входит вас обидеть, — добавила она.

— Уверяю вас, я нисколько не обиделась, — проговорила Вискилглин.

— Я просто хочу, чтобы моя команда знала, где я нахожусь, вот и все.

— Нам известно, что вы поддерживаете с ними связь, — кивнув, сказала Вискилглин. — Нас удивило бы, если бы было иначе. — Она остановилась на пороге и спросила:

— Я могу сделать что-нибудь, чтобы вас успокоить?

Рош медленно покачала головой.

— В последнее время я нахожусь в постоянном напряжении и нервничаю иногда без всякого повода.

— И ничего удивительного. Я доставлю вас на абсолютно безопасный Уровень 391. Ваша похитительница уже, наверное, узнала о его существовании. Мы стараемся как можно надежнее охранять данный сектор, чтобы то, что мы там обсуждаем, не просочилось наружу. Но у нас нет секретов от союзников.

Это было бы неразумно. Мы просто не хотим, чтобы враг узнал о наших планах.

— А вам известно, кто является нашим врагом?

Вискилглин поморщилась.

— Если вас интересует, знаем ли мы их имена и откуда они появились, ответ «нет». Боюсь, мы не располагаем данной информацией. Но надеемся, что вы сможете нам помочь. — Она показала на лифт. — Входите, пожалуйста. Вас ждут.

Рош заставила себя не обращать внимания на неприятное чувство и вошла внутрь. Кроме того, разве у нее есть выбор?

Если это ловушка, то она уже проглотила наживку и изменить ничего не может.

Майи шагнула вслед за Рош. Когда дверь закрылась, Вискилглин повернулась к девушке и, улыбнувшись, сказала:

— Знаете, вы можете снять скафандр, если хотите. — Майи ничего не ответила, и она добавила:

— Я эти штуки ненавижу.

Слишком тесно и неудобно — и нечем дышать. У нас имеется более удобная одежда.

— Там, куда мы направляемся, есть представители моего награда? — спросила Майи.

Вискилглин смутилась на одно короткое мгновение, и Рош догадалась, что девушка заранее знала ответ на свой вопрос.

— Один, — ответила Вискилглин.

— В таком случае, благодарю вас, но я, пожалуй, не буду переодеваться.

Рош почувствовала легкое прикосновение к своему сознанию и поняла, что к ней хочет обратиться Ящик.

— Что такое?

— Полагаю, тебе следует знать, что Башня Ронд-Спеллер вот уже несколько недель находится в состоянии гражданской войны.

— Ты думаешь, туда проник один из воинов-клонов?

— Вполне возможно. По крайней мере мог спровоцировать конфликт.

— А она может быть клоном?

— Сомневаюсь. В моих базах данных нет ее имени и описания внешности. Кроме того, организация, поставившая своей целью борьбу с воинами-клонами, наверняка приняла серьезные меры безопасности против проникновения врага в их ряды. И тем не менее…

Ящик не договорил, но Рош поняла, что он имел в виду.

— Считай, что ты меня предупредил, — сказала она.

— Я в тебя верю, Морган.

— Будем надеяться, что я тебя не разочарую. Ради нас обоих, — сказала она.

Казалось, лифт не сдвинулся с места, но, когда спустя несколько секунд дверь открылась, глазам Рош предстала совершенно новая картина. По стенам стекала вода из многочисленных красочных водопадов, которая собиралась в небольшие веселые ручейки, разбегавшиеся в разные стороны, тут и там виднелись живописные пруды с экзотическими растениями и цветами. Воздух был напоен их чуть сладковатым ароматом.

Впрочем, берега оставались серыми и какими-то безжизненными, контрастировавшими с яркими цветами и тростником. А наверху, там, где полагалось быть небу, висели одинаковые белые облака. Глядя на окружающий пейзаж, Рош подумала, что его скорее всего создал какой-нибудь искусственный интеллект, наделенный исключительно стандартным видением действительности.

Она вышла из лифта и спросила:

— Тот самый уровень, о котором вы говорили?

— Поразительно, правда? — Вискилглин остановилась рядом с Рош. — Водные потоки прокладывают по кораблю самые невероятные дорожки. Еретики считают, что со временем они выпишут имя Бога. Или что-то в этом роде. — Вискилглин пожала плечами. — Чушь, по-моему, но всякий раз, когда я здесь оказываюсь, я испытываю восхищение.

Она провела их по диковинным залам, скромным, но изящным мостикам, небольшим красочным полянам и долинам.

Когда они взбирались на очередной холм, Рош отчетливо чувствовала, как пол мягко уходит вверх — вне всякого сомнения, они направлялись в верхнюю часть конуса.

И тут она вдруг сообразила, что за все время они ни разу не встретили ни одного живого существа.

— Здесь стоит блок. Майи?

Отвечая Рош, девушка сделала вид, что просто смотрит на нее. Ведь ей приходилось пользоваться глазами Рош, чтобы не отставать от своих спутниц.

— Мы миновали несколько барьеров, — сказала она. — Вот еще один… словно мы оказались в самом эпицентре бури — другой подходящей аналогии в голову не приходит. Мне никто не мешает, хотя я испытываю определенные трудности, когда пытаюсь посмотреть, что находится за пределами…

— Здесь еще кто-нибудь есть?

— Впереди большая группа людей, — ответила Майи. — Похоже, ми ждут нас.

— Совет, о котором нам сказала вискилглин?

— Кажется, да. Смотри… — Майи показала Рош, что в одном месте собралось множество людей, которые думают об одном и том же. Она не смогла вычленить отдельных индивидуумов, но почувствовала их единую волю. — Возможно, мы имеем дело с иллюзией. Очень сильной. Я не могу сквозь нее пробиться.

— Интересно.

Они подошли к каменным ступеням, которые извивались вокруг высокого холма, словно нитка вокруг иголки.

— Место, куда мы направляемся, именуется Храмом, — сказала Вискилглин, останавливаясь у основания лестницы. — Мы с вами скорее всего назвали бы его капитанским мостиком, но это не совсем правильно. — Она немного помолчала, а потом продолжала:

— Еретики верят в святость ритуалов. Придется соблюсти некоторые формальности. Когда доберетесь до Храма, поклонитесь Ересиарху — вы узнаете его, как только увидите. Когда вас попросят говорить, всегда обращайтесь к нему. Он может задать вам вопрос; если это произойдет, смотрите ему в глаза. Если во время беседы услышите звонок, приготовьтесь к тому, что обсуждение прекратится. Сигнал означает, что корабль требует его внимания.

Рош кивнула, и Вискилглин начала подниматься по широким, но невысоким ступеням. Через некоторое время большое облако закрыло собой все вокруг. Оно состояло из густого и на удивление сухого тумана, который почему-то пах озоном.

Рош шла за Майи, которая по-прежнему пользовалась ее глазами, чтобы не оступиться. С каждым новым шагом, который делала суринка, от соприкосновения ее скафандра с камнем возникали снопы искр, но Рош видела, что Майи не испытывает никаких неудобств.

— Уже совсем близко, — заявила Вискилглин.

— Каджик, ты следишь за нами? — спросила Рош, воспользовавшись имплантатами.

— Да. И записываю все, что с вами происходит, при помощи скафандра Майи, — ответил Каджик.

— У тебя все в порядке?

— Мы остаемся в том месте, которое нам указали. Никто не пытается к нам приблизиться. Подозреваю, что мы замаскированы, Мы отправили несколько стандартных разведывательных зондов, но ни один из них с нами еще не связался. Похоже, преследователи нас потеряли.

— По крайней мере тебе ничто не угрожает, — сказала Рош.

— Я очень волнуюсь за вас. И завидую Амейдио, который в такой момент может спать.

— Сказываются годы тренировки, — улыбнувшись, ответила Рош.

— Все бы ничего, вот только Кейн ведет себя очень сдержанно.

Рош перестала улыбаться.

— Слушай, проследи…

— Я знаю, Морган, — перебил ее Каджик. — Яза ним присматриваю. Ничего подозрительного. Если бы он попытался что-нибудь сделать, я бы немедленно тебе сообщил. Впрочем, не думаю, что это случится. Кейн знает, что мы следим за ним.

— А еще он знает, что тебе необходим отдых, и рано или поздно ты отправишься спать. Ты же не Ящик.

— Не волнуйся за меня, Морган. Берегите себя, ладно?

Рош снова улыбнулась, услышав в его мягком голосе настоящее беспокойство за свою судьбу. Очень хорошо, что они стали настоящими друзьями, несмотря на то, что именно она захватила контроль над его кораблем. По крайней мере одной заботой меньше.

Первое, что испытала Рош, когда несколькими минутами позже увидела капитанский мостик — Храм, напомнила она себе, — было облегчение, что ей пришлось сражаться на мире Сиакка с кораблем Блока Дато, а не с представителями Скехана Еретического.

Они оказались в самом центре широкого сводчатого помещения, вырубленного из темно-серого камня. Впрочем, таких помещений здесь было несколько. Словно лепестки цветка, они окружали расположенную в центре чашу диаметром около двухсот метров. Чаша напоминала древний амфитеатр с гладкими, закругленными ступенями — или сиденьями, — часть из которых была занята. В лепестках тоже стояли люди, которые с интересом наблюдали за происходящим в чаше. В ее сердцевине находилась каменная купель с водой.

Рош подняла голову и увидела, что из центра выпуклой крыши свисает тонкий зубец, направленный вниз, точно стилет готовый в любой момент нанести удар. Его кончик испускал ослепительно белое сияние, такое яркое, что оно заливало все что находилось внизу. Рош сообразила, что зубец и купель обозначают ось корабля.

Вискилглин провела ее по узкому проходу по всему лепестку, а затем они спустились вниз, в центральную чашу. Когда они подошли к ее границе, женщина остановилась и повернулась к мужчине в золотом одеянии, стоящему на противоположной стороне чаши.

Она поклонилась. Посчитав, что перед ней Ересиарх, о котором говорила Вискилглин, Рош последовала ее примеру. А вслед за ней и Майи.

— Морган Рош просит аудиенции у Ересиарха, — проговорила Вискилглин чуть громче, чем обычно, и показала на Рош.

— Приведите ее сюда.

Рош не поняла, кто произнес эти слова, однако они прозвучали ясно и четко, будто говоривший находился совсем рядом. Ересиарх неподвижно стоял на своем месте, Они медленно спустились по ступенькам в самое сердце чаши — Вискилглин сказала, что это место называется нефом.

Добравшись до нижнего круга, остановились и стали ждать.

Купель по-прежнему была достаточно далеко.

Только когда они замерли на месте, голос зазвучал снова:

— Вам известно, кто мы такие?

Рош так и не сумела понять, кто говорит, но вопрос был явно обращен к ней.

Она огляделась по сторонам. Если не считать Ересиарха и его золотом одеянии, никто из собравшихся здесь людей ничем особенным не отличался. Большинство в широких белых одеждах или корабельной форме; и всего несколько человек, как и Вискилглин, в голубом. Все наблюдали за Рош, ждали, что она ответит. Она решила, что вопрос ей задал не Ересиарх, и потому сказала, не обращаясь ни к кому в отдельности:

— Нет.

Прошло несколько мгновений, прежде чем прозвучал ответ, и Рош снова показалось, что слова доносятся со всех сторон одновременно.

— Примерно пятьсот тысяч лет назад Человечество достигло такого многообразия, что его корни были забыты. — Мужчина говорил медленно, слова произносил холодно, равнодушно, слегка гнусаво. — Истории удалось сохранить лишь данные о размерах и основных характеристиках Древних. Чтобы они не растворились среди других земных каст, было решено создать Совет, который должен выйти из забвения, только когда в нем возникнет необходимость. Правители всех государств Древних знают, как вызвать Совет к жизни, но еще они знают, что делать это следует только в самых серьезных случаях — например, если генетическому коду наших далеких предков угрожает опасность. Иначе их ждут… последствия. — Рош видела, что говорящий старательно подбирает слова.

— Но сейчас не такой случай? — спросила она.

Наступило молчание, исполненное безмолвным осуждением — ей следовало хранить молчание.

— Этот Совет, — продолжал через некоторое время голос, — созван сорок шесть месяцев назад, и его работа в полном разгаре.

— Сорок шесть месяцев назад? — переспросила Рош, решив не обращать внимания на чувства присутствующих — ей требовались ответы, а не лекции.

Краем глаза она заметила движение — к ней направился какой-то человек в голубой форме. Она сразу поняла, что это предупреждение — молчать! — и стиснула зубы.

— Да, мы узнали об угрозе Человечеству именно тогда.

Однако о Солнечной системе нам стало известно лишь недавно. Нападение на соседнюю систему помогло проследить за движением транспорта, принадлежащего народам, за которыми мы в последнее время вели наблюдение, подозревая, что в их ряды сумел пробраться враг. Мы прибыли сюда среди первых, примерно неделю назад.

Человек, занявший пост справа от Рош, снова пошевелился.

— Скорость, с которой известие облетело галактику, поражает воображение, — продолжал незнакомец. — Корабли прибывают сюда со скоростью сто судов в час. Мы открыли Несколько второстепенных якорных точек на границах системы, через которые можно будет ее покинуть, если здесь станет слишком тесно. Если этого окажется недостаточно, придется закрыть главную якорную точку. Тогда сюда сумеют попасть только самые настойчивые.

Человек в голубом сделал еще несколько шагов вперед, и теперь Рош смогла его разглядеть — бело-голубой свет, льющийся сверху, отбрасывал глубокие тени на лицо очень немолодого мужчины. Именно он говорил, а вовсе не Ересиарх.

— Ситуация приближается к своему переломному моменту, — сказал он. — Совет чувствует, что грядут перемены, но не знает, какую форму они примут и какова их цель. Кое-кто из нас подозревает, что вы, Морган Рош, являетесь источником многих конфликтов и сможете ответить на наши вопросы. Вы готовы?

— Разумеется, — ответила Рош без малейших колебаний.

Посмотрев на Ересиарха, она добавила:

— В конце концов именно за этим я к вам и прибыла.

Она увидела, что Вискилглин одобрительно кивнула, когда Рош снова повернулась к мужчине, который к ней обращался.

— Меня зовут Эско Марнейн, — продолжал он. — Правительство Помпили назначило меня полномочным послом нашего народа в Совете, а Совет, в свою очередь, оказал честь, доверив выступить в роли председателя данного слушания. Вы уже знакомы с Хью Вискилглин, прибывшей из Башни Ронд-Спеллор. Несмотря на то, что для работы Совета требуется присутствие минимум тридцати представителей Древних, в настоящий момент наше число составляет четыреста семь человек. В работе заседания участвуют все, хотя вас познакомят лишь с немногими. Так что, полагаю, мы можем на время отложить официальные представления и знакомства. Если мы предложим вам влиться в наши ряды, только тогда вы узнаете имена тех, кто задавал вопросы.

— Я понимаю, — снова кивнув, сказала Рош.

— Хорошо. Вы выступаете перед Советом в качестве свидетеля зверского преступления, совершенного в Палазийской системе, а кроме того, нам известно, что вы находитесь в близких отношениях с врагом. — Марнейн произносил свою речь спокойно и уверенно. В сочетании с тем, что он говорил, слова придавали ему вес, создавали ощущение заслуженного авторитета. — К великому сожалению, нам всем пришлось познакомиться с врагом — в тех или иных ситуациях. А посему мы хотим услышать, что вам удалось о нем узнать, Он замолчал и оглядел огромное помещение, остановившись в конце концов на Рош. Когда он заговорил снова, то не отвел от нее глаз, хотя его слова были обращены ко всем собравшимся.

— Кто начнет? — спросил он.

— Я. — Голос донесся из дальнего конца помещения. Еще один мужчина, только моложе, со светлой кожей. — Представители народов, собравшихся здесь, прибыли в Совет по самым разным причинам. Мы надеемся отыскать среди них главную, поскольку именно в ней может содержаться истина. Морган Рош, каким именем вы называете врага?

— Сначала, — сказала Рош, медленно и четко выговаривая слова и адресуя свой ответ мужчине, задавшему вопрос, Марнейну и Ересиарху одновременно, — мы думали, что это Вундеркинды, созданные Движением Во Славу Солнца. В Солнечной системе у них пару тысяч лет назад была база…

— Нам известна их история, — перебил ее молодой мужчина. — Итак, вы нашли им новое имя?

— Нет, — ответила Рош.

— Нам сообщили, что на борту вашего корабля находится один из врагов.

— Совершенно верно.

— И как он трактует происходящее?

— Никак, — покачав головой, ответила Рош.

— А имя у него есть? — раздался откуда-то слева женский голос.

— Его зовут Адони Кейн.

— Вы его так назвали? — поинтересовалась женщина.

— Нет, он сказал, что его так зовут, когда мы впервые встретились. У меня ни разу не возникло сомнений в том, что он говорил правду. Позже в базе данных Блока Дато мы нашли такое же имя, оно имело отношение к Движению Во Славу Солнца.

— Но ваша гипотеза не подтвердилась?

Рош покачала головой.

— Как вы это объясняете?

— Отвечай осторожно, — предупредил ее Ящик.

Рош нахмурилась, стараясь справиться с инстинктивным желанием сказать правду. ИИ фальсифицировал исторические сведения, чтобы запутать СОИ и другие правительства, расположенные по соседству, — а также сбить со следа «врага». Если бы враг узнал, как близко к нему подобрались Высшие Люди, стоявшие за Крессендом и Ящиком, он мог бы предпринять решительные шаги. Тот факт, что он вполне в состоянии проникнуть и в ряды Временного Чрезвычайного Совета Древних, заставил ее хорошенько задуматься над ответом.

— Вы хотите, чтобы мы повторили вопрос? — спросил Марнейн, — Нет, спасибо, — проговорила она. — Боюсь, я не могу объяснить данное несоответствие. Возможно, факты были сознательно извращены врагом, чтобы сбить нас со следа.

— Молодец, Морган, — похвалил ее Ящик.

— Такая возможность, разумеется, существует, — заявил Марнейн и сделал шаг вперед. — Враг в состоянии вести подрывную работу на любом уровне. Полагаю, мы еще не до конца знаем, на что он способен и какие цели преследует. И пока мы это не выясним, нам придется принять худшее.

— Адони Кейн что-нибудь рассказывал о своем происхождении? — спросила другая женщина, она находилась совсем близко и чуть позади Рош.

Морган повернулась на голос, но не смогла определить, кто именно задал вопрос.

— Складывается впечатление, что он об этом ничего не знает, — сказала она, обращаясь ко всем сразу. — Он не может сказать, откуда прибыл и с какой целью.

— Вы утверждаете, что у него нет никаких воспоминаний? — На сей раз Рош удалось понять, кто задал вопрос — юная девушка в голубом комбинезоне, высокая, очень худая, с льняными волосами, спадающими на плечи.

— С того момента, как Кейн очнулся, все совершенно ясно, — ответила Рош. — Но что с ним происходило до этого, неизвестно.

— А вы уверены в том, что он говорит правду?

Рош колебалась одно короткое мгновение, вспомнив свой последний разговор с Кейном.

— Я доверяю ему, насколько это возможно… В данных обстоятельствах.

— Потому что он утверждает, будто относится к роду наших врагов, хотя и ведет себя иначе?

— Да. Кейн говорит о них так, словно они его братья. А кроме того, он обладает сходными с ними характеристиками.

— Какими конкретно?

— Ну, например, генетические характеристики абсолютно не соответствуют норме, — проговорила Рош. — Тело Кейна модифицировано таким образом, чтобы сделать из него практически непобедимого солдата. У меня нет данных, касающихся его собратьев, но я знаю, что если он захочет, то сможет продемонстрировать точно такую же разрушительную силу, к которой они прибегли в разных системах галактики. А когда в Палазийской системе он отреагировал на командный язык, знакомый другим воинам-клонам…

Марнейн поднял руку.

— Мы вернемся к Палазийской системе чуть позже, — сказал он. — Сначала мы хотим знать, как вы встретились с Адони Кейном и какие сделали наблюдения относительно его поведения.

Рош немного помолчала, чтобы привести мысли в порядок, а затем заговорила снова — коротко рассказала, как они встретились с Кейном на «Полуночи», покинули корабль в спасательном катере, приземлились на Сиакке, о погоне и бегстве из исправительной колонии.

— Он помог вам бежать? — Вопрос задал другой член Совета, который говорил с сильным акцентом, незнакомым Рош.

Ей пришлось напрячься, чтобы уловить смысл. — Спас от представителей правительства исправительной колонии, вступивших в сговор с государством, которое находилось, мягко говоря, в не слишком хороших отношениях с Содружеством Империй? Вам известно, почему он так поступил?

— Нет, — ответила Рош и покачала головой. — И, должна признаться, меня этот вопрос тоже занимает.

— Вы знаете, почему поведение Адони Кейна отличается от поведения его собратьев?

— Единственное объяснение, которое приходит мне в голову, — пожав плечами, сказала Рош, — это что он урод.

Ошибка.

— Чуть раньше вы упомянули о данных генетических исследований, — снова заговорил молодой человек со светлой кожей. — Вы позволите нам их просмотреть?

— С радостью, — ответила Рош. — Только мне придется связаться со своим кораблем…

— Линия связи функционирует, мы никоим образом не считаем возможным вмешиваться в ваше общение со своими коллегами, — сообщил Марнейн.

— Ури? — позвала Рош, чтобы проверить, правду ли он говорит.

— Мы тебя прекрасно слышим, — ответил Каджик. — У меня есть вся информация, собранная Ящиком перед тем, как он был уничтожен. Хочешь, чтобы я ее тебе отправил?

— Да, только я не знаю адреса.

— Они выдали запасной канал связи. Все будет в порядке, не волнуйся, Морган, — сказал Каджик.

Она уже собралась снова повернуться к Марнейну, когда вспомнила про Майи, неподвижно стоящую рядом.

— У тебя все хорошо, Майи? — мысленно спросила она.

— Прекрасно, — ответила девушка. — Я развлекаюсь тем, что пытаюсь пробить щиты. Ужасно весело. Знаешь, в нефе находится пять высококлассных похитителей. Те, что в капюшонах, стоят вдоль края. Я еще ни разу не слышала, чтобы такое количество собиралось одновременно в одном месте.

— Что они делают? Читают мои мысли?

— Я бы им не позволила, Морган, — заверила ее девушка. — Думаю, они стараются изо всех сил помешать мне узнать их секреты.

— Спасибо, — откашлявшись, сказал Марнейн. — Мы получили собранные вами сведения и изучим их чуть позже. — Он сложил руки на груди и, на мгновение задумавшись, сделал несколько шагов вокруг купели. — Я не понимаю одного: когда Кейна исследовали на «Полуночи», в ваш регион галактики еще не дошло известие о том, что существует проблема, частью которой он является. Иначе его капсула сразу была бы идентифицирована. А на Сиакке ваши друзья повстанцы практически не имели доступа к информации, касающейся внешнего мира.

Однако наши источники в Содружестве Империй сообщают, что вы сумели довольно быстро догадаться, что происходит, и доложили об этом своему начальству. Когда вам удалось разобраться в столь сложной головоломке?

Рощ открыла рот, чтобы ответить на его вопрос, но ничего не сказала. Если у них есть информатор в Содружестве, значит, должны быть известны ответы на вопросы, которые они задавали. В таком случае зачем они устроили ей допрос с пристрастием?

Но тут она напомнила себе: не доверяй никому. Вполне возможно, они верят своим источникам не больше, чем ей, — даже если их сведения совпадают.

Рош могла им только посочувствовать.

— На самом деле не я поняла, что происходит, — сказала она, ожидая, что Ящик вмешается и посоветует ей соблюдать максимальную осторожность. — Задачу решил Ящик.

— А что такое «Ящик», — спросил женский голос, тоже произносивший слова с сильным акцентом. — Насколько я понимаю, вы имеете в виду искусственное приспособление для сбора информации?

— Да, я имею в виду искусственный интеллект, — кивнув, подтвердила Рош. — Я везла его в Штаб Разведки СОИ, когда на наш корабль напал Блок Дато. Вот почему я оказалась на планете Сиакка.

— И это приспособление сообщило вам, что Адони Кейн является одним из врагов?

— Да, — ответила Рош. — Дальнейшие события подтвердили его выводы.

— А как получилось, что искусственный интеллект смог решить задачу, с которой вы не справились?

— Ящик был не обычным ИИ, — сказала Рош, вовремя вспомнив, что следует употребить прошедшее время. — Он представлял собой потрясающий экземпляр высокоразвитой технологии. Ящик с самого начала подозревал, кто такой Кейн. Он даже фальсифицировал сигнал бедствия, который привел к обнаружению его капсулы.

— Значит, он имел доступ к закрытой для вас информации?

— Да, и к командному языку тоже. Но дело не только в этом. Просто он был умнее меня.

— Невозможно. Еще не создан искусственный интеллект, который превосходил бы человека.

— Я же сказала, речь идет не об обычном ИИ, — пожав плечами, заявила Рош.

— И кто построил столь удивительную машину?

— Его сделали на Троице, — ответила Рош. — Они специализируются на создании сложных искусственных интеллектов.

По рядам собравшихся пробежал легкий шепот.

— Мы не знаем о существовании такого места, — заявил Марнейн.

— Не знаете? — Рош огляделась по сторонам и краем глаза заметила золотистое одеяние Ересиарха, о котором успела забыть. — Спросите у своих источников. Они подтвердят, что Троица — не мой вымысел.

— Что скажете, Трезис? — спросил Марнейн.

Рош так удивилась, услышав это имя, что вздрогнула, когда раздался знакомый голос:

— Мы знаем о Троице. Ею управляет Высший, с которым мы несколько раз имели дело — он называет себя Крессендом. — Голос звучал ровно, холодно, казался неживым. — ИИ, о котором говорит Рош, действительно сделан на Троице, что же касается его возможностей…

Рош вспомнила, что Солтон Трезис является заместителем Оберона Чейза, главы Разведки СОИ. Ей следовало сообразить, что здесь будет присутствовать кто-нибудь, занимающий высокое положение.

— Однако Содружеству Империй известно, что существуют возможности создания искусственного интеллекта, превосходящего по своим мыслительным способностям человека? — продолжал расспрашивать его Марнейн.

— Я, скорее, поверю в существование инопланетян, — так же холодно заявил Трезис.

Марнейн снова повернулся к Рош.

— Надеюсь, вы поймете нас правильно, если мы не примем эту часть вашего рассказа без неоспоримых доказательств, сказал он. — Вы не могли бы предоставить нам искусственный интеллект, о котором идет речь? Мы бы с удовольствием его изучили.

Рош не нуждалась в подсказке Ящика, прекрасно зная, что следует ответить:

— Он погиб вместе с Палазийской системой.

— Понятно, — вздохнув, проговорил Марнейн. — Впрочем, как вы обнаружили врага, мы сейчас обсуждать не будем. Важно, что вы узнали о его существовании и занялись сбором информации. Что еще вы можете рассказать нам об Адони Кейне?

— Ящик считал, что мы должны проверить интроны в его генетическом коде, — сказала Рош. — Но я не знаю зачем.

Марнейн кивнул, словно эта идея показалась ему не заслуживающей особого внимания.

— А ваша юная подопечная. — Он показал рукой на Майи. — Она не может добавить что-нибудь полезное?

— Майи?

— Спроси у него, как он предполагает, я буду отвечать на вопросы, если все вокруг закрыты от меня? — довольно резко поинтересовалась девушка.

Марнейн поднял руку, прежде чем Рош успела передать ему вопрос Майи.

— Говорите со мной, — сказал он, — как с Рош, остальные услышат вас через громкоговоритель.

— О! Только…

–..слова?

Рош услышала голос девушки, который возник сначала у нее в голове, а через долю секунды зазвучал в зале. Транслятор стоял довольно далеко от Рош, и ей было странно слышать Майи сразу с двух сторон.

— В случае необходимости вы можете передавать образы, — продолжал Марнейн. — Мы будем рады, если вы поделитесь с нами впечатлениями, которые возникли, когда вы входили в контакт с сознанием Адони Кейна и ему подобными.

Майи выполнила его просьбу, постаравшись показать присутствующим серию самых противоречивых образов. Кейн отпадает ментальным щитом, проникнуть сквозь который очень, трудно, но общаться с ней не отказывается, иногда он позволяет увидеть диковинные картины того, что прячется за щитом.

Порой сознание Кейна вращается с головокружительной скоростью, а когда-то похоже на ровную гладкую поверхность озера или зеркала. Ирикейи представлял его себе в виде источника ослепительного света, в самом центре которого имеется темное пятно, или в виде змеи, которая постоянно разворачивает и сворачивает кольца.

— Как вы трактуете свои впечатления? — спросили ее.

— Они вовсе не обязательно являются истинной характеристикой его сознания, — ответила Майи. — Скорее, что-то вроде алмаза, его грани играют в зависимости от того, как падают лучи света. Или разное значение, которое имеет один и тот же набор звуков в разных языках. Я вижу не лежащую под поверхностью реальность, а только вторичный эффект.

Майи пожала плечами и послала новый образ: кристалл, вывернутый наизнанку — гладкий снаружи, и острые концы, переплетенные между собой, внутри.

— Для этого трудно найти слова, — сказала она.

— Очевидно, — не стал спорить с ней Марнейн. — Но если бы вас попросили найти одно понятие, чтобы его охарактеризовать, какое бы вы выбрали?

— Не знаю. «Сложный» — не подходит. Может быть, «зарождающийся»? «Мистический» имеет слишком много духовных значений, а слово «непостижимый», с моей точки зрения, нельзя применить ни к чему. Кейн обладает огромным потенциалом. Я не знаю каким, но он у него определенно есть.

Марнейн подождал немного, давая Майи возможность добавить еще что-нибудь — или переговорить с похитителями, находившимися в помещении, а потом спросил:

— А что думал о вас ирикейи?

Майи молчала долго, и Рош решила, что она не будет отвечать.

— Он меня не одобрял, — наконец проговорила девушка.

— Мы так и подумали, — кивнув, сказал Марнейн. — Олмахой и правительство Сурин Агоры потребовали вашей выдачи, когда узнали, что вы прибудете к нам. Каким-то образом известие о вашем существовании распространилось среди представителей других народов, хотя нам до сих пор неизвестно, как это произошло. Мы решили остаться в стороне по весьма уважительной причине — в настоящее время количество конфликтов между разными кастами растет, и Совет не хочет вставать ни на чью сторону. Кроме того, дела других каст нас не касаются. Нас волнует только судьба Древних. — Марнейн помолчал немного, сделал Глубокий вдох и продолжал:

— Однако, вне всякого сомнения, события в Палазийской системе имеют далеко идущие последствия. Морган Рош, расскажите нам, что там случилось.

Рош поведала Совету, как они исследовали систему и узнали о зверствах, совершенных воином-клоном, о своей неудачной — мягко говоря — попытке сотрудничества с Лайнгаром Руфо и столкновении с представителями касты Кеш. Она надеялась, что чуть позже ей удастся обсудить происшедшее более подробно, но в настоящий момент посчитала, что краткого обзора будет достаточно.

— Вы утверждаете, что врага, который действовал в Палазийской системе, звали Элена Гейдик? — спросил кто-то, прежде чем она успела рассказать о том, что случилось после уничтожения Палазийской системы.

— Да. Это имя значилось в списке, который мы… нашли в старом архиве. Там еще был Вер Вэни, Ллеши Садок, Ральф Дреэр…

— Вы знаете, кому они принадлежат? — перебил ее Марнейн. — Содержалась ли в архиве еще какая-нибудь информация, кроме имен?

— Ящик?

— Нет. Но, если хочешь, я могу сообщить тебе полный список, имен.

— Нет, — ответила она; список они получат позднее.

— А где находится Элена Гейдик сейчас?

— Понятия не имею, — призналась Рош. — Мы прилетели сюда, надеясь найти Гейдик, но ей удалось скрыться.

— Однако вы думаете, что она продолжает оставаться в Солнечной системе?

— Да.

— Почему?

— Складывается впечатление, что именно здесь события перейдут в решающую стадию. Вряд ли она покинет систему. так рано.

Марнейн наклонился вперед, положив обе руки на края купели, чтобы удержать равновесие.

— Но почему именно Солнечная система? Мы прибыли сюда вслед за врагом, или, наоборот — враг примчался за нами? Мы видим, что в галактике что-то происходит, но по-прежнему не можем быть уверены на сто процентов, что выполняем свое предназначение. — Он пожал плечами. — В войне, которую ведут между собой шпионские сети, все рискуют. Слова, намеки и предположения ничего не стоят, когда начинаешь сравнивать их с солдатами и оружием. Это мы знаем наверняка.

— Нам стало известно, что в древности в Солнечной системе шла война, — сказала Рош.

— Если верить историческим источникам, здесь происходило много разных событий, впрочем, почти ни один из них не выдерживает серьезных проверок. О какой войне вы говорите?

— Я не до конца уверена… — начала Рош, — но мы подозреваем, что воины-клоны — Кейн, Гейдик и другие — хотят отомстить за поражение в войне, происшедшей очень давно.

Тогда победу одержала Древняя каста.

— Вы знаете, когда это было?

— Очень давно, — пожав плечами, проговорила Рош. — Полмиллиона лет назад, или даже больше. Когда других каст еще не существовало и галактику населяли только Древние.

— У вас есть какие-нибудь документальные подтверждения вашим предположениям?

— Ничего конкретного. Но именно это и говорит об их истинности. Если бы остались какие-нибудь сведения и данные, их бы уже давно обнаружили. Раз ученые ничего не нашли, значит, свидетельств не сохранилось, а следовательно, речь идет о событиях очень далекого прошлого.

— Возможно, — по-прежнему спокойно проговорил Марнейн. — Однако я хотел бы вам напомнить, что с тех пор родились и ушли в небытие миллионы цивилизаций. После них осталось множество свидетельств их существования. Чтобы все изучить, нужно приложить огромные усилия; если интересующие нас сведения действительно утеряны, а не спрятаны, тогда нам никогда не посчастливится познать истину. А не зная, когда произошло сражение, о котором вы говорите — и кто потерпел в нем поражение, — мы не можем делать никаких определенных выводов.

— Это одна из причин, по которой мы сюда прилетели, — сказала Рощ. — Да, мы преследовали Гейдик, но, кроме того, хотели посмотреть, что здесь произойдет. Если воины-клоны атакуют, будет полезно узнать, кто станет их новой жертвой и на кого они нападут в последнюю очередь. Таким образом, мы сможем выяснить, кто является их союзниками и кто связан с их создателями.

— Скажите мне, Рош, — проговорил Марнейн, — прежде чем прибыть в Солнечную систему, вы догадывались, какая здесь сложилась сложная ситуация?

— Ящик говорил мне о том, что здесь собираются представители разных народов, а командующий СОИ подтвердил его слова, но ничего подобного я не ожидала.

— А ваш Ящик ничего не говорил о принципах строения этой системы? — спросил другой голос. — Мы столкнулись с несколькими аномалиями, сути которых пока не понимаем, а они могут представлять серьезную опасность для навигации.

Вполне возможно, что нас ждут еще сюрпризы.

Рош не сразу сообразила, что к ней обратился сам Ересиарх. Отвечая, она последовала совету Вискилглин и постаралась смотреть ему в глаза — точнее, на то место, где он стоял.

— К сожалению, мне об этом ничего неизвестно.

— Солнечный ветер ведет себя очень необычно, а его воздействие на газы планетарного кольца представляется нам аномалией. Если ваш ИИ имел какие-то сведения по данному вопросу, я был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы с нами поделились своим знанием.

— Я уже сказала, — ровным голосом ответила Рош, глядя прямо на Ересиарха, — он ничего об этом не говорил. Мне очень жаль.

Рош показалось, что Ересиарх пожал плечами, но он находился слишком далеко, и сказать наверняка она не могла.

— Мы спрашивали Высших людей, — сказал Марнейн, нарушив наступившее молчание. — Они не сообщили нам ничего полезного, ни по этому, ни по какому другому вопросу. Лично я нахожу их молчание весьма неприятным. Вы, случайно, не знаете, в чем его причина?

— Нет, — ответила Рош.

— Если ваш Ящик сделан на Троице, которая связана с Высшим человеком по имени Крессенд, возможно, ему будет интересно узнать об уничтожении ИИ? Может быть, он ответит, если мы попросим его сообщить нам необходимую информацию?

— По правде говоря, я не знаю. — Рош надеялась, что он не ответит; если Крессенд сообщит Совету, что она им солгала, рассказав о гибели Ящика, они вряд ли станут лучше к ней относиться.

— Крессенд ни разу не вступал с вами в контакт, пока Ящик находился у вас в руках?

— Ни разу.

— Вы предполагаете, что он может это сделать?

Рош с трудом сдержалась, чтобы не спросить, к чему они ведут.

— Послушайте, я отправилась на Троицу, чтобы забрать Ящик, но там я ни с кем не встречалась. Находясь на орбите, я потеряла сознание, а когда пришла в себя, Ящик был… уже у меня. Все. Вы, вероятно, надеетесь, что я могу послужить чем-то вроде связующего звена между вами и Высшими людьми.

Ваши надежды совершенно беспочвенны. Я ни разу не вступала с ними в контакт и сомневаюсь, что это когда-либо произойдет. Какое им до меня дело? Я — всего лишь обычный человек, который по чистой случайности оказался втянутым в крупную игру.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Ящик, — проговорила она через имплантаты, обращаясь к Ящику.

— Доверься мне, — ответил он.

— Мы все оказались втянутыми в эту игру, — заявил Марнейн. — Но если не считать нашего врага, мало кто из обычных людей является таким мощным катализатором кризиса, как вы. — Он помолчал. — Вы хотите еще что-нибудь сообщить совету?

— Ящик?

— Нет.

— Нет, — повторила Рош.

— Вы согласны, чтобы правдивость ваших ответов проверил один из наших похитителей?

Вопрос удивил Рош.

— Зачем? Факты говорят сами за себя, а у меня нет причин вас обманывать.

— Вы согласны?

Если она ответит утвердительно, они узнают, что она солгала им про Ящик. И хотя Рош понимала, что ее слова вызовут подозрения, она дала единственно возможный ответ:

— Прошу меня простить, но нет.

— В таком случае вы позволите нам осмотреть вас и в случае необходимости исследовать вашу генетическую структуру.

Рош нахмурилась.

— Ящик, они смогут обнаружить тебя?

— Дато меня не заметили, когда ты попала к ним в плен, — ответил он, — частично потому, что я проник в их системы. Я не могу исключить вероятность того, что Совет заметит какие-нибудь детали, на которые Дато не обратили внимания. Вполне возможно, что мне не удастся помешать информации выйти на свет.

— А разве ты не проник в их системы?

— Конечно, проник. Но Скехан придает огромное значение роли людей, которые работают вместе с машинами. В исследовании будет принимать участие по крайней мере один врач-человек, и я не вижу простого пути помешать им узнать правду.

И снова у Рош не оставалось выбора. Она ответила:

— К сожалению, я вынуждена ответить вам отказом.

Марнейн долго разглядывал ее, а потом проговорил:

— Нам тоже очень жаль, что обстоятельства складываются таким образом. Но мы не можем силой заставить вас подвергнуться исследованиям — да и не хотим этого. — Он беспомощно махнул рукой. — Наше заседание закончено. Мы просим вас вернуться на ваш корабль, Морган Рош и…

— Что! — возмутилась Рош. — Вы не собираетесь обсудить то, что я вам рассказала?

— В этом нет необходимости, — ответил Марнейн. — Мы все время общались друг с другом при помощи эпсенса.

— Но вы не можете просто взять и отправить меня назад!

— Не можем? — Он сделал шаг в ее сторону. — Рош, мы надеялись, что вы сообщите нам информацию, которая, с одной стороны, будет для нас новой, а с другой — имеет фактическое подтверждение. Мы рассчитывали, что с вашей помощью сумеем найти способ борьбы с врагом, пробравшимся во все организации и группы, с которыми мы имеем дело. Пока мы терпим поражение в этой неравной схватке. Нам стало ясно, что вы угодили в ту же самую ловушку — случайно или по доброй воле.

Рош выпрямилась, почувствовав, как напряглись уставшие мышцы спины и живота — словно она готовилась к атаке.

— В каком смысле?

— Вы ничего нам не сказали, Рош. Вы утверждаете, будто Адони Кейн является одним из тех, кого мы считаем нашими врагами, однако не можете объяснить, почему вы в этом уверены и почему он ведет себя столь нетипично. Результаты генетического исследования, сделанного на «Полуночи», в данных обстоятельствах ничего не стоят. Вы называете нам имена и заявляете, что они важны, но не знаете, откуда они взялись, и не в силах предоставить нам источники, в которых они упоминались.

На каком основании мы можем ими воспользоваться, чтобы выявить врагов, пробравшихся в наши ряды? Вы не знаете, почему Солнечная система стала центром всеобщего внимания — даже не говорите, зачем вы сами сюда явились. А объяснения, касающиеся вашего загадочного ИИ, кажутся нам просто смехотворными! Тут, я полагаю, нет необходимости говорить, как отнесся Совет к вашим словам. Если бы ваш Ящик существовал, его связь с Высшими людьми можно было бы использовать, а так…

— Я сказала правду, — сердито перебила его Рош.

— Да? — Марнейн приблизился к ней, и Рош увидела, что он едва сдерживает ярость. — Факты говорят, что у вас далеко не такие невинные намерения, как вы утверждаете, Морган Рош.

Амейдио Гейд является преступником и в соответствии с заявлением Коммерческой артели не до конца отсидел свой срок.

Откуда нам знать, что у вас нет противозаконных замыслов?

Прибавьте сюда и тот факт, что ваша юная спутница и пилот корабля, на котором вы прилетели, являются продуктами биологических экспериментов. Если данные генетического исследования Адони Кейна и его внешний вид столь необычны — нельзя ли с уверенностью сказать, что и он тоже результат экспериментов, а не враг, как вы утверждаете?

Кроме того, в вашей истории есть несколько скользких мест.

Почему вы решили, что Адони Кейн принадлежит к числу наших врагов. Как вам удалось спастись во время гибели Палазийской системы, когда истребитель кеш, отправленный туда для изучения ситуации, погиб? И почему ваше появление здесь вызвало такой переполох? На него обратили внимание очень многие: СОИ, Блок Дато, Коммерческая артель, сурины, кеш, олмахой?

Даже если то, что вы нам сказали, правда, и Адони Кейн действительно принадлежит к числу наших врагов, разве мы можем доверять человеку, который открыто признает, что имеет его на борту своего корабля — более того, что тот является членом команды?

Марнейн покачал головой, — Может показаться, что мы отнеслись к вам несправедливо, но это не так. Мы рассмотрели самые разные возможности прежде, чем вы прибыли сюда, и позволили вам сделать выбор.

Поскольку вы явно ведете себя с нами нечестно, мы вынуждены признать, что Адони Кейн не имеет никакого отношения к нашим врагам, если только они не подбросили его вам совершенно сознательно. Мы не знаем, что двигает вами, но не намерены тратить драгоценное время на ваши фальшивые предложения и ложные цели. У нас много работы, Рош, и мы не станем играть врагу на руку, отвлекаясь на пустяки.

Рош сжала зубы и заставила себя спокойно проговорить:

— Если мне будет позволено сказать…

— Говорить больше не о чем, — перебил ее Марнейн. — Хью Вискилглин проводит вас и вашу спутницу на корабль. Как только окажетесь на борту, вы лишаетесь поддержки «Флегетона».

Марнейн отвернулся и, не говоря больше ни слова, зашагал прочь, а рядом с Рош появилась Вискилглин. Ерес'иарх стоял на своем месте совершенно неподвижно. Рош позволила взять себя за руку и увести из Храма, который медленно наполнил шорох голосов. Она была в ярости, но знала, что ничего не может изменить.

 

Глава 3

СНКС «Флегетон»

955.1.30

0900

— Здорово все прошло, — сказала Рош, обращаясь к Ящику, когда Вискилглин вела их к выходу. — Ты сказал: «Поговори с ними». «Это то, что нам нужно». «Почему бы нам не получить доступ к их ресурсам, чтобы облегчить себе задачу?»

— Мне кажется, ты расстроена, Морган, — спокойно проговорил Ящик.

— Конечно, расстроена! Именно из-за вопросов, на которые ты не позволил ответить, они не пожелали иметь со мной дела.

— Немного терпения, Морган. Время покажет, зря мы их навестили или нет.

— Уж это точно.

Чувствуя себя униженной, ужасно расстроенная Рош старалась не встречаться глазами с теми, мимо кого они проходили.

Они думают, что она полная дура — или, что еще хуже, действует с врагом заодно.

— Иногда я не понимаю, почему уже давно не отключила тебя, как Де Брайан, тогда, в Штабе.

— Фраза «Молчание между мыслями» позволит тебе это сделать в любой момент, — совершенно спокойно заявил Ящик. — Я тогда действительно отключился. Все честно.

— Мне не приходило в голову, что… — Она замолчала на полуслове, когда наконец поняла, что сказал Ящик. — Почему Крессенд заложил в твою программу фразу, которая должна была тебя отключить и отключила? По-моему, не очень разумно — б особенности учитывая то, что мне довелось недавно узнать.

— Принимая во внимание, насколько глубоко я нахожусь в твоей системе, обеспечить тебя возможностью отключить меня казалось вполне разумным решением. На случай, если я стану слишком сильно тебе докучать.

— Иными словами, Крессенд обеспечил меня путем к отступлению.

— Именно.

— Но мне об этом не сообщили.

— Ты узнала — в свое время.

— По чистой случайности. Так же, как выяснила, что ты находишься внутри меня.

— Уверяю тебя, все возможности были предусмотрены.

— Ну, разумеется. — Рош не смогла скрыть сарказма.

Модифицированный локтевой нерв Рош начал пульсировать — она вспомнила ощущения, которые испытывала, когда данные поступали в чемоданчик, где находился Ящик — так она считала сначала. Интересно, как он получает информацию теперь, когда полностью поселился внутри ее организма?

— Да, получилось не слишком хорошо.

Рош узнала голос одного из членов Совета, задававших ей вопросы. Она подняла глаза и увидела светловолосого, невысокого человека, который стоял на верхней ступени лестницы.

На его маленьком треугольном лице появилась снисходительная улыбка.

Вискилглин не дала Рош шанса ответить на вопрос.

— Отойдите в сторону, младший примас Немет, — сказала она, проходя мимо него и направляясь к густому облаку, через которое они проходили, когда шли на Совет.

— Для вас, ко-адъютант Вискилглин, я заместитель вице-примаса, — заявил тот и последовал за ними вниз по ступеням.

Только сейчас Рош обратила внимание на необычность состава Совета — все его члены являлись полномочными послами, ко-адъютантами, заместителями вице-примасов, старшими помощниками — мелкими служащими, наделенными красивыми титулами. Видимо, ситуация в Солнечной системе столь серьезна, что высшее начальство не пожелало рисковать и отправило вместо себя подчиненных.

А в следующее мгновение она сообразила, что уже слышала имя заместителя вице-примаса Немета раньше. Она остановилась и повернулась к нему, он тоже замер на месте в нескольких шагах позади Майи. Туманная дымка создавала нечто вроде барьера между ними, но Рош вес равно сумела разглядеть его кривую ухмылку.

— Вы меня вызывали перед тем, как мы сюда прибыли, — сказала она. — Прежде чем нас перехватил дрон.

Немет едва заметно поклонился.

— Я польщен тем, что вы меня вспомнили.

— Чего вы хотите? — Рош была не в подходящем настроении для светской беседы.

Он развел руки в стороны и заявил:

— Возможно, правильнее будет спросить, чего вы хотите от меня?

Рош несколько секунд его разглядывала, а затем повернулась и зашагала вслед за Вискилглин вниз по лестнице.

— Мне в ваши игры играть некогда, — сердито проворчала она.

— Майи, ты можешь проникнуть в его мысли?

— Да, — ответила девушка, которая шла за ней, стараясь не отставать. — Он очень хитер, но прочитать его мысли я могу.

— И чего же он хочет?

— Заключить с тобой сделку. Хотя я не знаю какую.

— Что нам про него известно? О чем он сейчас думает?

— Складывается впечатление, что правительство, которое он представляет, скомпрометировано — отсюда вытекает, что он теряет влияние в Совете. Он первым задал тебе вопрос во время заседания, чтобы напомнить собравшимся о своем присутствии. — Майи помолчала немного, потом добавила:

— Кажется, он не слишком жалует Эско Марнейна.

— Это лучшее, что я про него узнала.

Рош слышала шаги Немета у себя за спиной. Вискилглин шла впереди, раздвигая огромным телом туман. Добродушная болтливая проводница, которая встретила их, куда-то исчезла.

С тех пор как закончилось слушание, она не произнесла ни слова.

— А Вискилглин о чем думает? — спросила Рош у Майи.

— Она огорчена. Ей казалось, что от тебя будет больше пользы Совету — и правительству, которое она представляет. Вискилглин чувствует, что ее… предали.

— Я ее предала?

— Нет. Люди, позволившие ей думать, что ты поможешь им найти решение проблемы.

— А кто они, эти люди?

— Некоторые члены Совета и несколько представителей низшего эшелона.

— Я сама пришла к ним, чтобы получить ответы на интересующие меня вопросы. — Рош вздохнула. — Кого они надеялись во мне найти? Спасителя, что ли?

— Некоторые именно так к тебе и относились. Другие считают тебя врагом. Но большинству было просто любопытно. Они многое про нас слышали, и им интересно, чем все закончится.

— Как получилось, что за такое короткое время я стала самой настоящей знаменитостью?

— Chen chen, fe — произнесла Майи.

Рош нахмурилась.

— Что?

— Однажды Веден сказал мне, что слова притягивают другие слова. Сочетание «Морган Рош» слишком часто повторялось за последние несколько недель. Неудивительно, что о тебе говорят — причем самое разное.

— Уверена, многих ждет разочарование, — заявила Рош, — Потому что без помощи Совета я вряд ли смогу что-нибудь сделать.

Они вышли из облака и снова оказались среди зеленых долин и веселых ручейков. Рош внутренне содрогнулась, вспомнив, сколько им еще осталось пройти. У нее отчаянно болели ноги и спина из-за того, что пришлось долго стоять.

Словно кто-то сумел прочитать ее мысли, перед ними появился воздушный автомобильчик, по форме напоминающий серебряную ложку. Внутри Рош разглядела четыре пустых сиденья.

— Я подумал, что вы, возможно, устали, — сказал Немет. — Здесь, конечно, очень красиво, но не до такой степени, чтобы снова шагать пешком в такую даль.

Рош посмотрела на Вискилглин, которая сердито нахмурилась.

— Ваших рук дело? — спросила она.

— Совет тут ни при чем, — мрачно проворчала она.

Немет демонстративно пожал плечами.

— С каких это пор Совет диктует нам правила приличий? Я готов подвезти наших гостей — и вас тоже, ко-адъютант Вискилглин. — Он улыбнулся и спросил:

— Ну, составите нам компанию?

***

Аэромобиль быстро пронесся по неровной местности, в считанные доли секунды оставив лестницу далеко позади. И хотя они мчались вперед не слишком быстро, машина несколько раз делала резкие повороты, чтобы не налететь на какое-нибудь неожиданно появившееся на дороге препятствие, и Рош становилось не по себе.

Немета, казалось, нисколько не беспокоит не слишком плавное движение машины. Он сидел рядом с Рош, поглядывая по сторонам и улыбаясь. Затем, словно почувствовав ее взгляд, повернулся и, посмотрев на Рош, заулыбался еще шире.

— Правда, так намного удобнее? — спросил он. — Может быть выберем другой, более интересный маршрут к докам? — спросил он и повернулся к Вискилглин:

— Как вы думаете, ко-адъютант, Совет не будет возражать?

Она что-то проворчала в ответ. Впрочем, особого выбора у нее не было. Немет рассмеялся и снова занялся изучением пейзажа.

— Скажите, Немет, — спросила Рош, — чего, по вашему мнению, я от вас хочу?

— Хороший вопрос, правда? — заявил он. — Вы должны правильно понимать, Рош: я могу многое для вас сделать. Разумеется, если пожелаю. — Он посмотрел на нее, а когда Рош никак не отреагировала на его слова, продолжал:

— Вы прибыли сюда в очень непростое время — Совет отчаянно хочет получить ответы, которых ни у кого из нас нет. Его члены чувствуют себя… несколько ограниченными в возможностях, поскольку Совет созван за такое короткое время. Да и вообще он связан… определенными условиями.

— Вы имеете в виду, что его членами могут быть только представители касты Древних?

Немет кивнул.

— Но кое-кто из нас считает, что усилий «только представителей касты Древних» недостаточно, чтобы справиться с нависшей над галактикой угрозой. — Немет несколько минут молча смотрел в сторону, а когда заговорил снова, улыбка куда-то исчезла с его лица. — Знаете, вся моя семья погибла. Во время восстания, я в это время находился в другой системе.

Местная террористическая группировка выступила против правительства, устроив массовые стычки и саботаж. Представители властей вынуждены были прибегнуть к помощи армии. Жертвами последовавших репрессий стали тысячи невинных людей, включая и моих родных. А в результате ни та, ни другая сторона ничего не добились. Террористы являлись всего лишь орудием, при помощи которого врагу удалось причинить нашему миру серьезный ущерб и страдания.

Немет посмотрел на Рош, которая внимательно за ним наблюдала. Внешне он оставался совершенно спокойным, но так сильно вцепился в ручки кресла, что побелели костяшки пальцев. Заметив это, Немет опустил руки и снова улыбнулся.

— А у вас есть семья, Рош?

Рош почувствовала, как внутри у нее все сжалось от старой, так никуда и не ушедшей боли. Все детство Рош было наполнено горечью от того, что ей не довелось узнать родителей.

Повзрослев, она решила пойти на службу в разведку СОИ, чтобы попытаться их отыскать. Но постепенно забыла о своих надеждах, забыла о родителях. Ей хватало собственных забот, чтобы жалеть о жизни, которую она могла бы иметь.

— Нет, — ответила Рош, внутренне порадовавшись тому, что Немету придется применить другую тактику.

Она, разумеется, сочувствует его утрате, но сыграть на эмоциях ему не удастся — придется привести доводы разума, чтобы убедить ее сделать что-то.

Однако Немет никак не показал, что его огорчил ответ Рош, он просто кивнул и переменил тему разговора.

— Через секунду мы окажемся в одном из главных продольных каналов, которые идут вдоль всего корпуса и соединяют минарет с криптой.

Вискилглин наклонилась вперед и сказала:

— Это от кормы к носу?

— У нас уйдет на это около десяти минут, — продолжал Немет. — Но вам не о чем беспокоиться, — добавил он, заметив тревогу в глазах Рош. — Чтобы быстро преодолеть большое расстояния в таком громадном корабле, требуется скорость, превышающая пару тысяч километров в час. Вы будете в полной безопасности.

Они неслись прямо навстречу стене, но довольно скоро Рош сообразила, что перед ней труба, которая лежит перпендикулярно их курсу. Какая-то невидимая сила удерживала ее на высоте десяти метров над покрытыми буйной растительностью холмами. Труба оказалась такой громадной, что ее верхняя часть скрывалась в облаках, и Рош никак не могла понять, как они ее минуют или попадут внутрь — если это и есть один из каналов, о котором говорил Немет.

В следующее мгновение они промчались под массивным цилиндром и попали в его тень, а потом чуть сбросили скорость, когда аэромобиль поднялся в воздух и направился в сторону огромного отверстия в брюхе трубы, похожего на открытую голодную пасть. Изнутри вырывались потоки прохладного ветра, и Рош зябко поежилась.

— Воздухопровод? — спросила она. — Немного примитивный для такого корабля.

— Можете мне поверить, он построен исключительно с эстетическими целями, — ответил Немет.

Через несколько секунд они оказались внутри, и на них налетели порывы сердито ревущего ветра. Машину отчаянно болтало, когда она, набирая скорость, помчалась по трубе. Рош вцепилась в ручки кресла, ее швыряло из стороны в сторону, а Немет только посмеивался, глядя на «ее испуганное лицо.

Мимо, чудом не задев их, промчался другой аэромобиль — в форме яйца, с одним пассажиром внутри. Рош принялась оглядываться по сторонам и впервые за все время заметила, что в трубе без проблем может разместиться около сотни таких машин. Вдоль стен шла световая линия; время от времени она видела большие яркие пятна, но на такой скорости не смогла разглядеть, что это такое. Внутри оказалось довольно оживленное движение, но, к счастью, больше никто не оказывался в опасной близости от них.

— Эстетика, говорите? — фыркнула она, обращаясь к Немету и стараясь перекричать рев ветра.

Он снова весело, словно ребенок, рассмеялся. Немет явно получал удовольствие от поездки.

— Вам бы понравилось в Палазийской системе, — сказала Рош. — Ты там в порядке, Майи?

— Да, Морган. Вид здесь просто потрясающий. Если бы знала, когда следует смотреть, ты бы заметила входы и уровни, мимо которых мы пролетаем.

Рош начала озираться по сторонам, на сей раз стараясь разглядеть яркие пятна, проносящиеся мимо. И наконец сумела увидеть самые разные картинки в темно-пурпурных, льдисто синих и мягких пастельных тонах. Один из входов показался ей больше других, и ей даже удалось рассмотреть вдалеке на плоской металлической площадке несколько строений. Наверное, это самое сердце корабля, решила она.

— Майи, о чем думает Немет?

— Он получает огромное удовольствие, — ответила девушка. — Больше я ничего не могу уловить. Думаю, он выбрал этот маршрут, потому что здесь его мысли защищены естественным образом.

Рош снова повернулась к Немету.

— Красивые пейзажи это, конечно, хорошо, — сказала она, но меня интересует, когда мы поговорим?

— Можем прямо сейчас, если хотите. — Он развернулся в своем кресле и посмотрел на Вискилглин, которая наградила его холодным взглядом. — Как вы думаете. Совет будет возражать, если мы немного побеседуем наедине?

Прежде чем та успела ему ответить, поле, защищающее пассажиров, разделилось на две части, и Рош с Неметом оказались в большом пузыре, где неожиданно наступила тишина.

Машина поехала медленнее, словно выбралась на самую обычную дорогу, Рош решила, что, если Немет заманил ее сюда, чтобы напугать, у него ничего не выйдет.

— Я хочу поговорить с вами откровенно и без обиняков, — через несколько секунд заявил Немет.

— У меня сложилось несколько иное впечатление, — заметила Рош.

— Игры. — Он отмахнулся от ее слов и продолжал:

— Совет — это сборище бюрократов; действуете вы в соответствии с его желаниями или вопреки им, вы все равно ограничены в своих возможностях.

— Откровенно и без обиняков, — вздохнув, напомнила Рош, которая даже не пыталась скрыть раздражения. — Давайте не будем отвлекаться.

Немет тоже вздохнул и на мгновение отвернулся.

— Наши дела в Солнечной системе идут далеко не так хорошо, как хотелось бы, — проговорил он. — По крайней мере в этом мы с Марнейном придерживаемся одинакового мнения.

Враг явился сюда раньше нас и не скрывает своего присутствия, которое иногда заметно, а порой не очень. Несмотря на то, что в последние несколько дней движение здесь заметно оживилось, каждый час прибывают все новые корабли, а следовательно, растет вероятность того, что с одним из них прилетят и новые враги. Но мы не можем найти ни одного из них.

Немет посмотрел на Рош, а потом продолжал:

— Я с вами предельно откровенен, Морган. Надеюсь, вы мне верите. Даже Вискилглин не знает, насколько серьезное мы потерпели поражение. Несмотря на коллективный опыт и мудрость Совета, несмотря на высокоразвитую технологию отдельных групп, входящих в его состав, несмотря на то, что мы изучаем врага вот уже четыре с половиной года, мы ни на шаг не приблизились к решению нашей задачи. Вы понимаете, в каком отчаянии мы находимся?

Рош его прекрасно понимала, потому что сама не могла думать ни о чем другом вот уже целых три месяца.

— В таком случае, почему Совет не захотел иметь со мной дела? — спросила она. — Если вы находитесь в таком сложном положении, что вы теряете?

— Интересный вопрос.

— А у вас есть на него ответ?

— Что-то вроде ответа, — проговорил Немет. — Но он начинается с другого вопроса. — Он немного помолчал. — В Солнечной системе находятся не только Древние. Вам известно, что здесь делают представители Экзотических каст?

— Ну, не хотят отставать от остальных, думаю, — ответила Рош. — Может быть, прибыли, чтобы свести старые счеты. Естественно, они серьезно пострадают, если возникнет какой-нибудь региональный конфликт между Древними. Я могу их понять.

— Вполне допустимое предположение, — кивнув, признал Немет. — В соответствии с вашей теорией враг появился на свет во времена, когда Экзотических каст еще не существовало или по крайней мере было не так много. Возможно, они являются оружием, созданным древним союзом всех Экзотических каст в ответ на высокомерие Древних, считающих себя лучше и выше всех остальных только потому, что они больше похожи на Исконную касту. Но почему этот союз ждал так долго, чтобы привести в исполнение свои планы мести, остается для меня загадкой. И почему они вообще посчитали возможным вмешаться в происходящее?

— Получить ответы на ваши вопросы можно только одним способом, — сказала Рош.

— Именно. И тут мы подходим к вашему плану: подождать начала сражения и посмотреть, кто останется после него в живых — если не считать врага, разумеется, — тогда мы и поймем, кто во всем виноват. — Он поднял руку, когда Рош собралась ему возразить. — Прошу меня простить, если я веду себя не слишком уважительно. Ваш план отличается безжалостностью и потому, в отличие от других, более гуманных, вполне может оказаться действенным. Я боюсь только, что мы узнаем правду, когда уже будет поздно что-нибудь изменить.

— И что же вы предлагаете?

Немет пожал плечами — и Рош только сейчас заметила, что у него на обеих руках не хватает по мизинцу.

— Я же вам сказал: ваш план лучше всех остальных, которые мне довелось выслушать, — включая и мой собственный. — Он поморщился. — В этом трудно признаться. Если вы когда-нибудь усомнитесь в моей искренности, пожалуйста, вспомните наш разговор, хотя я бы предпочел, чтобы он остался между нами.

— Ну, не знаю, — улыбнувшись, заявила Рош. — Шантаж — ужасно привлекательная штука.

— Родство душ, — радостно заулыбался в ответ Немет. — Может быть, мы сумеем с вами договориться?

Мимо пронеслась очередная машина, их аэромобиль подхватило потоком, и Рош пришлось ухватиться за сиденье. Когда все снова успокоилось, Немет продолжал:

— Мы полагали, что поднявшийся переполох имеет к вам какое-то отношение, — сказал он. — Ваше бывшее начальство из Разведки СОИ рассказало нам, что с вами происходило в последние несколько недель. Как только мы узнали о существовании Кейна, нам стало страшно интересно, что будет дальше. Многие предполагали, что это приведет к распаду СОИ.

По правде говоря, мы думали, что близость Содружества к Солнечной системе, которая является центром событий, окажет на него более серьезное давление, чем на другие народы, живущие значительно дальше. Но, если не считать коротких стычек с Блоком Дато, ничего существенного не произошло. Кое-кто разочарован. — Он снова одарил ее радостной улыбкой.

— А какое я имею к этому отношение? — спросила Рош, понимая, что скоро их путешествие подойдет к концу, а она так и не получила ответов на свои вопросы.

— Вы аномалия, Рош. Совершенно необычное явление. Вы утверждаете, что вам удалось остаться в живых после встречи с двумя воинами-клонами. Только из-за этого одного вас необходимо изучить. И… — Он поколебался немного, а потом добавил:

— И иметь среди своих союзников.

Рош покачала головой.

— Почему? Вы считаете, что мне везет, или тут нечто иное? — Она отчаянно пыталась понять, что он хочет ей сказать.

— Нет, — ответил Немет. — Везение тут ни при чем. — Он опять улыбнулся, только на сей раз смущенно. — В вас есть что-то… необъяснимое. И, в отличие от Марнейна, я считаю, что мы поступим глупо, если откажемся с вами сотрудничать, не разобравшись в загадке, которая зовется Морган Рош.

— Но ведь Марнейн меня выгнал, — с горечью проговорила Рош. — Совет уже принял решение.

— Да, решение принято, — сказал Немет, — но это не обязательно значит, что оно верное. А кроме того, его поддержали далеко не все члены Совета. И оно вовсе не обязано быть единственным. Мне доподлинно известно, что предложение, которое я намерен вам сделать, одобряют многие, хотя и не открыто — из соображений политики и престижа Совета. Иными словами, ради будущего галактики мы должны стараться использовать любую представившуюся нам возможность победить врага, даже если сам совет не всегда вслух говорит о том, что он делает.

Рош с трудом поспевала за его рассуждениями.

— Вы хотите сказать, что внутри Совета есть некая тайная группировка?

— У которой имеются свои собственные цели, — подтвердил он, кивнув. — Вы удивлены?

— В каждой большой организации есть подобные группировки, — пожав плечами, сказала она. — Просто я не ожидала, что это правило распространяется и на ваш Совет. У нас общий враг. Значит, должна быть и единая цель.

— Совершенно верно, — согласился с ней Немет. — Но мы действуем по-разному, чтобы добиться желаемого результата.

Совет огромное внимание уделяет методам, а «Невидимки» главным считают цель.

Рош расхохоталась. Невидимки…

— Подобные группировки всегда выбирают себе исключительно красочное название.

Немет не обратил внимания на ее насмешку.

— Мы не придерживаемся никаких жестких правил, — продолжал он. — Если мы видим путь решения проблемы, или даже намек на такой путь, то мгновенно пытаемся воспользоваться представившейся возможностью. Наверное, мы менее… щепетильны, чем многие из наших коллег. И по этой причине должны оставаться за сценой — на что и указывает наше название.

Рош наградила его серьезным взглядом.

— Значит, вы и ваши друзья из «невидимок» решили, что я представляю собой такую «возможность»?

— Мне показалось, что вы именно в этом пытались убедить Совет?

— Да, пожалуй, — не стала спорить Рош.

— Работая с нами, вы сможете добиться своей цели. Тайно, разумеется. Если вы потерпите поражение, Совет заявит, что — знает о вас только то, что вы сообщили во время единственного слушания, на которое он вас пригласил.

— Естественно, — сухо проговорила Рош.

— Но если нам покажется, что у вас появилась возможность добиться успеха, вы получите поддержку «невидимок» — и самого Совета.

— А с какой стати я должна вам верить? — спросила Рош. — Откуда мне знать, что вы говорите правду?

— Ниоткуда, — пожав плечами, заявил Немет. — Но у вас сейчас нет особого выбора. Мы с вами нужны друг другу.

Рош вздохнула и, несмотря на сомнения, которые испытывала, спросила:

— Ну и что вы предлагаете?

— Давайте заключим сделку, — быстро ответил Немет. — Надеюсь, вы понимаете, что мы де можем предоставить вам официального признания и защиты, но зато предлагаем обмен информацией — без ограничений. Если узнаете что-нибудь новое, сообщите нам. А если вам покажется, что вы нашли путь решения проблемы, поставьте нас в известность. Должен заметить, что это интересует нас больше всего.

Рош прекрасно понимала, что предложение Немета следует принять. Ей не удалось получить поддержку всего Совета, так что это все же лучше, чем ничего. Однако ее продолжали мучить сомнения…

— Неужели все так просто? — спросила она.

— Ну, мы просили бы вас сделать для нас кое-что еще, — признался Немет. — Однако мне представляется, что наши интересы в данном случае совпадают.

«Кажется, начинается», — подумала Рош.

— В каком смысле?

— Вы, наверное, захотите попутешествовать по системе в поисках врага, верно? Посмотреть, что где происходит, кто на кого нападет и кто станет жертвой военных действий. Это полностью совпадает с нашими желаниями. Особенно нас интересует, что затевают представители Экзотических каст.

В данном вопросе Совет бессилен, а любые темные пятна в нашей ситуации грозят серьезными неприятностями. Вы со мной согласны?

Рош кивнула:

— У вас здесь есть еще агенты?

— Несколько, — заявил Немет. — Но мы не можем на них рассчитывать. В настоящий момент в Солнечной системе находится около семисот пятидесяти семи известных каст, не считая Древних. Часть из них Экзотические; некоторые по всем параметрам отличаются от Еретиков — их, пожалуй, можно даже назвать Низшими.

— А Высшие люди?

Немет покачал головой.

— Нам про них ничего не известно. Но, если вам удастся что-нибудь узнать, мы будем рады любой информации.

Рош предпочитала с Высшими людьми не встречаться — из-за Ящика.

— Иными словами, если мне повезет выяснить что-нибудь интересное, вся слава достанется вам. А если у меня возникнут неприятности, вы меня не знаете, так?

— Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вам помочь, — сказал Немет. — Но у нас достаточно ограниченные возможности. «Невидимки» предпочли бы оставаться в тени — если только не возникнет каких-нибудь достаточно веских причин, которые заставят нас действовать открыто.

— А я должна принести какую-нибудь тайную клятву верности? — поинтересовалась Рош. — Например, подписать контракт собственной кровью?

— Хватит вашего слова, — ухмыльнувшись, заявил Немет.

— Он не врет, Майи?

— Думает, что не врет, если это имеет какое-то значение.

Впрочем, он принадлежит к типу люден, которые могут убедить себя в чем угодно.

— Охотно верю.

— Хорошо, — вздохнув, проговорила Рош. — Поскольку ничего другого мне не остается, придется заключить с вами сделку.

— Отлично, — сказал, улыбаясь, Немет и протянул ей руку. — Если вы опасаетесь генетического анализа, предложенного вам Советом, — заявил он, — не волнуйтесь, я могу получить необходимые данные с ручки кресла, за которую вы держались. Можете смело пожать мне руку.

Рош фыркнула и протянула ему свою.

— Наши переговоры очень вовремя подошли к концу, — сказал Немет.

Аэромобиль начал тормозить и медленно смещаться в сторону стены. Теперь яркие пятна проносились мимо гораздо медленнее, и Рош увидела многочисленные доки, как две капли воды похожие на тот, в который они прибыли: ряды воздушных шлюзов, внутренние двери, пандусы и передвижные грузоподъемники. Все пустые. Несмотря на весьма оживленное движение внутри, корабль был явно закрыт для посещений извне.

«По-видимому, они правы, и это единственная возможность избежать проникновения врага», — подумала Рош.

— Ах да, — сказал Немет, когда они направились к выходу из трубы. — Я забыл кое-что еще.

— Так всегда бывает, — проворчала Рош.

— Мы бы хотели, чтобы вы взяли с собой нашего представителя.

— Что? Вас? И думать забудьте.

Немет сделал вид, что обиделся.

— Нет, не меня, — сказал он. — И не на борту вашего корабля, разумеется. У него будет свой собственный. Но мы хотим, чтобы он выступал в роли наблюдателя — или охраны, если хотите.

Они плавно покинули воздуховод и выплыли в док.

— Страховка?

— Разумная мера предосторожности, — ответил он.

Прежде чем Рош смогла ему что-либо сказать, перегородка между сиденьями исчезла, и они начали снижать скорость, направившись в док, где остался скутер.

Поскольку теперь их разговор могли слышать Вискилглин и Майи, Рош оставалось лишь с тревогой смотреть на громадного воина-сурина в полном боевом обмундировании, который стоял у внутренней двери дока.

— Вы серьезно? — спросила Рош.

— Разумеется, — в мысленном голосе Майи Рош уловила отвращение.

— Нам пришлось пойти навстречу суринам, чтобы они не слишком донимали нас своими претензиями, — объяснил Немет. — Официально он здесь находится для того, чтобы убедиться в том, что вы хорошо обращаетесь с вашей юной подругой. Неофициально — они рвутся в бой и не могут сидеть без дела. — В глазах Немета появилось холодное выражение. — Радуйтесь, что это не серосапожник олмахой.

— Мне представляется, что для нашей миссии больше по дошел бы кто-нибудь не такой заметный.

— Я не сомневаюсь, что наш представитель вполне справится со своей задачей.

Рош с сомнением покачала головой.

— Вы приготовили мне еще какие-нибудь сюрпризы?

— Нет, больше никаких, — ответил Немет. — Насколько мне известно…

 

Глава 4

Черная Цитадель

955.1.30

1155

Найти людей, которых она искала, оказалось до смешного просто. Однако выяснилось, что договориться с нужным человеком заметно труднее.

— Мне плевать, что вы думаете, Де Брайан, — сказал тучный представитель Экзотической касты, устроившийся по другую сторону перегородки; он произносил слова медленно, гортанным голосом.

Вся левая часть его тела была поражена тиком: сначала начинало дергаться веко, потом один палец, затем мышцы на шее, а после этого нога под столом с грохотом ударяла обо что-то невидимое.

— Вам плевать, да? — Де Брайан наклонилась вперед и отодвинула в сторону перегородку, решив больше не обращать внимания на то, что представители этой касты предпочитают избегать личных контактов со своими собеседниками.

— Именно, — подтвердил он, с отвращением отшатнувшись от нее. Вся его левая часть задергалась одновременно — глаз, палец, мышцы… — Вы нам не нужны.

— Я уже вам объяснила, — заявила Де Брайан. — У меня есть связи. Я могу облегчить вашу задачу.

— Мне трудно себе представить, каким образом участие, в сведении ваших личных счетов облегчит нашу задачу, — проворчал он. — Личные счеты осложняют жизнь. И часто кончаются серьезными неприятностями.

Де Брайан изобразила негодование.

— Кто говорит о личных счетах, Кен'ан?

— Достаточно на вас посмотреть, чтобы все стало ясно без слов, — заявил тот. — Любому понятно — вы затеяли что-то очень мерзкое, настолько отвратительное, что с трудом держите себя в руках, чтобы не начать пускать слюни от предвкушения. Опыт подсказывает мне, что люди именно так себя ведут в случае предательства, мести, ненависти, ревности…

Де Брайан заставила себя успокоиться. Возможно, он не так глуп, как она думала вначале. Однако она не теряла надежды.

— Ладно, забудем о наемниках, — заявила она.

— Если вам нужны наемники, поговорите с Ленцем Айено.

Он за деньги готов на все.

— И без угрызений совести вонзит мне нож в спину, как только я отвернусь.

— Такую вероятность исключать нельзя, — не стал спорить Кен'ан. — Но я вам помочь не могу. Я уже сказал, мы не хотим, чтобы наше дело пострадало из-за того, что мы ввяжемся в ваши личные склоки. — Он отодвинул свой стул и пожал плечами. — Прошу простить, но у меня имеются принципы.

— Да, — проворчала Де Брайан, наблюдая за тем, как он вразвалку шагает прочь от стола. — Только не очень строгие.

Он, разумеется, прав. Де Брайан совершенно не волновали мелкие дрязги, возникшие в борьбе за власть в Солнечной системе. Ей было плевать, кто победит и чья региональная политика станет правящей. Она хотела найти кого-нибудь, кто согласился бы присматривать за Морган Рош — а в случае необходимости и не только присматривать.

Де Брайан протолкалась назад в бар, где представитель Экзотической касты в оранжевом одеянии снова наполнил ее стакан. Впрочем, Де Брайан не пила ничего алкогольного — она хотела, чтобы голова оставалась ясной.

— Я ищу Айено Ленца, — сказала она.

Бармен недружелюбно пожал плечами и принялся убирать пустые стаканы.

— Вам не стоит иметь с ним дела, — услышала она низкий голос.

Де Брайан повернулась. Другой представитель Экзотической касты, с зеленой кожей, прислонился к стойке бара, держа в перепачканной жиром руке кружку с какой-то прозрачной жидкостью. Де Брайан разглядела глубоко посаженные красные глазки и две густые пряди черных волос, растущих на лбу и спадающих на шею. Он наградил ее насмешливым взглядом, который не вязался с жестким выражением лица. Де Брайан сразу поняла, что перед ней Айено Ленц. Только наемник будет так себя вести.

— Вы правы, — сказала она и направилась в свою кабинку. — Не стоит.

В ее имплантатах прозвучал сигнал, прежде чем она успела опуститься на стул. Несмотря на то, что Де Брайан уволили из Разведки СОИ, ее не лишили стандартного оборудования агента высшей категории. Де Брайан имела искусственные глаза и уши; большая часть ее нервной системы была модифицирована таким образом, чтобы эффективно действовать в самых сложных и напряженных ситуациях, а также собирать и анализировать поступающие извне данные и сведения. Кости наделили особой прочностью, не свойственной нормальному человеку. Но хотя она прошла курс рукопашного боя, как и любой другой оперативник, Де Брайан не имела опыта и соответствующей подготовки. Она представляла собой нечто вроде живой антенны — принимала и передавала данные — и имела имплантаты для прослушивания и просматривания информации с использованием двухсторонней связи.

Она сразу узнала сигнал; Де Брайн ждала сообщения от своего источника вот уже два часа. Осторожно поставив стакан, она активизировала шифры, чтобы связаться со своим кораблем.

«Щепка» находилась внутри защитного пузыря «Флегетона», спрятавшись в маскировочной сети корабля. Де Брайан получила разрешение с помощью своего агента в Совете. «Щепка» играла роль радиопередатчика, а сама Де Брайан отправилась в Черную Цитадель в поисках союзников. Впрочем, она пожалела, что у нее так мало времени; если Рош покинула борт «Флегетона», значит, придется отправиться в погоню.

Когда надежная связь была установлена, она обратилась к своему агенту, воспользовавшись имплантатами:

— Что случилось, Трезис?

— Ничего неожиданного. — В голосе, который передавался по узкому лучу, отсутствовали какие бы то ни было эмоции. — Наживка на крючке, остается подождать, когда попадется рыбка…

Слова сопровождались картинкой — скутер Рош покидает док и направляется на «Ану Верейн», следом за ним другой корабль — истребитель дальнего действия, весь словно из острых углов и граней. Де Брайан таких видеть еще не приходилось.

— Кто ее сопровождает?

— Пытаюсь выяснить.

— Как насчет информации, которую я просила тебя получить?

— Кое-что удалось. — Перед глазами Де Брайан появилась иконка с данными. — Остальное чуть позже.

— Когда?

— Не знаю наверняка, Пейдж, — ответил Трезис. — Не забывай, мы довольно далеко от дома.

— Я не забыла.

Де Брайан ненавидела, когда ее называли по имени — и Трезис это наверняка знал. Она заставила себя сдержаться и ничего ему не сказала, занявшись просмотром данных, в надежде найти нужную информацию. Кое-что удалось обнаружить, и Де Брайан удовлетворенно улыбнулась.

Однако она не собиралась делиться своим открытием с Трезисом.

— А как насчет канала связи БСС? Он нам потребуется, чтобы обмениваться информацией.

— Тут я не в силах помочь, — сказал он. — Максимум, что я могу, это периодически подключаться к одному из таких каналов, разбросанных по всей системе. А тебе сообщу его коды — на случай необходимости. Промежуток между вопросом и ответом будет примерно десять минут, не больше.

— Что ж, хорошо и так. — Де Брайан подняла голову и увидела, что наемник с зеленой кожей продолжает наблюдать за ней. Она передала его изображение Трезису. — К какой касте он принадлежит?

— Я таких еще не видел, впрочем, нет ничего удивительного. Здесь столько разного сброда собралось, — ответил он. — А ты где находишься? Я думал, ты у себя на корабле.

— Если бы я хотела, чтобы ты знал, где я нахожусь, я бы тебе сказала, — улыбнувшись про себя, заявила Де Брайан.

— Все такая же подозрительная, — проговорил Трезис. — Оберон утверждает, что это чувство всегда обоюдное.

— Оберон дурак. — Улыбка Де Брайан превратилась в злобный оскал. Оберон Чейз, ее бывший и нынешний начальник Трезиса, действительно, особым умом не отличался, но он по-прежнему оставался главой Разведки СОИ и находился в Штабе, где ему ничто не угрожало, а она вынуждена охотиться на хищников, которые могут в любой момент разорвать ее на части. — А что ты такого натворил, Солтон? За какие грехи тебя сослали?

— Ничего, — ответил он. — Я сам вызвался.

— Я тебе не верю. Только дурак захочет добровольно сюда отправиться.

— Только дурак не увидит, какие здесь имеются возможности, — заявил Трезис. — Когда я думаю о том, что вытворяет наша подружка Морган Рош, мне хочется прикончить ее собственными руками.

И снова Де Брайан не поддалась на его провокацию.

— Так куда же направляется наш червячок?

— Кто?

— Рош, конечно. — Де Брайан из последних сил сдерживала раздражение.

— Такты решила, что я говорил о Рош? — фыркнул Трезис. — Я думал, ты меня лучше знаешь. Я имел в виду гораздо более значительную цель, чем наша Морган Рош.

— Черт подери, ты о чем, Трезис?

— Дорогая моя Пейдж, разумеется, о Совете.

Де Брайан резко прервала связь, когда увидела, что наемник направляется к ней.

— Я слышал, как вы разговаривали с Кен'аном, — слова доносились откуда-то из глубины его горла и звучали так, словно им, чтобы выбраться наружу, приходилось преследовать застрявшую там еду.

— Вас это беспокоит?

Наемник уселся на стул напротив Де Брайан.

— Нисколько, — ответил он. — Но вам следует прислушаться к мнению Кен'ана. Личные счеты — штука опасная.

— Что-то я не припоминаю, чтобы я интересовалась мнением Кен'ана, как, впрочем, и вашим, по данному вопросу.

— И тем не менее воспользуйтесь его советом, — проговорил он. — Это единственное, что здесь можно получить бесплатно.

— А какова цена за тишину и покой?

— Тишину я мог у вам обеспечить. — Незнакомец активировал какое-то устройство, спрятанное в куртке, и кабинка мгновенно оказалась внутри пузыря, где стало тихо. — Покой — намного сложнее.

Имплантаты Де Брайан включились, предупреждая, что он использовал эффект поля, чтобы отгородить их от остального мира. Она проигнорировала сигнал, убежденная в том, что пузырь ей ничем не грозит. Однако ее правая рука скользнула к кобуре и сняла пистолет с предохранителя.

— Ладно, — улыбаясь, сказала она. — Я ищу кого-нибудь, кто согласился бы меня прикрывать, пока я буду заниматься своими делами.

— Какими делами?

— Своими, — твердо повторила Де Брайан. — По крайней мере в настоящий момент они касаются только меня.

— В Солнечной системе? — Слова продолжали перекатываться у него в горле.

— А, по-вашему, зачем я сюда прилетела?

— На какое время вам нужен телохранитель?

— Пока работа не будет сделана. — Де Брайан не сводила глаз с золотистых зрачков. — Возможно, потребуется применение силы.

— И сколько вы готовы платить за… силу?

— У меня имеются связи в ВЧСД. Если плата в кредитах окажется недостаточной, смогу обеспечить вас хорошей клиентурой.

— Если мы останемся в живых. — Наемник поджал губы. — Возможно, Кен'ан прав — вы бомба, которая может взорваться в любой момент. Где гарантии, что вы не прихватите с собой и нас?

— Существует достаточно способов избежать неприятностей, — ответила Де Брайан. — А если со мной будет работать умный и ловкий человек, он их обязательно отыщет. Но, чтобы добиться успеха, мне нужна команда.

— Обещания легко давать, а планы строить, — пророкотал ее собеседник. — А кто ваш враг?

Де Брайан колебалась всего несколько мгновений. Кен'ан ее не спросил, и она решила, что это не имеет значения.

— Морган Рош…

Де Брайан не смогла договорить, потому что чья-то сильная рука уперлась ей в подбородок, заставив откинуть голову назад. Она вцепилась в пистолет, но другая рука железной хваткой зажала ее запястье. Де Брайан лягалась, вырывалась, пыталась отбиться, но довольно быстро поняла, что все попытки бесполезны, и расслабилась. Противник оказался сильнее.

Де Брайан выругалась. Находясь внутри пузыря, она не слышала, как сзади к ней кто-то подобрался. Но она знала, что еще не проиграла.

— Успокой его, Ленц, — прошипела она. — Или, клянусь, я разнесу бар на части.

Наемник спокойно ей улыбнулся и спросил:

— Интересно, как?

— При помощи куска турсита, который я оставила под стойкой бара. Одно слово, и он взорвется.

— И ты тоже, — заявил наемник, ухмыльнувшись.

— Я готова рискнуть, — сказала она. — Однако существует вероятность того, что твой громила меня прикроет. А вот что касается тебя…

Наемник опасливо посмотрел на своего сообщника, который продолжал держать Де Брайан, сжимая ее горло все сильнее.

— А с какой стати мы должны помогать тебе прикончить эту Рош? — поинтересовался тот, что стоял у нее за спиной.

— Что?.. — Де Брайан попыталась повернуться, но поняла, что не может даже пошевелиться.

— Если я решу иметь с тобой дело, — сказал он, — то должен знать, что в ней такого особенного.

— Ты?..

— Совершенно верно, я Ленц, — заявил он.

Затем он убрал руку от горла и запястья Де Брайан и толкнул ее так, что она уткнулась лицом в поверхность стола. Она снова потянулась за пистолетом, но Ленц ее опередил.

— Хватит игрушек, и больше никаких угроз. Говори.

Он вышел у нее из-за спины и встал так, чтобы Де Брайан его видела. Ленц отличался от наемника, сидевшего напротив нее, только тем, что был крупнее, старше и не имел ни единого волоса на голове.

— Что вам известно про Морган Рош? — спросила Де Брайан, выпрямившись на своем стуле и потирая шею.

— Только то, что мы слышали, — ответил он. — О ней рассказывают разные истории. Ее имя возникает постоянно, но никаких деталей. Создается впечатление, что она имеет отношение к тому, что здесь происходит. И что она опасна.

— Да, только вот для кого? Для нас или врага?

— В каком смысле? — нахмурившись, спросил он.

— Рассказы, которые вы слышали, — проговорила Де Брайан, — сплошное вранье. Все до единого слова. Их цель — скрыть правду и привлечь к ней внимание. Чтобы она смогла начать действовать, когда будет готова.

Ленц продолжал скептически разглядывать Де Брайан.

— А в чем состоит правда?

— Я не знаю, — задумчиво ответила Де Брайан. — Но мне кажется, что смогу выяснить. Мне только нужно немного времени и… — Она поколебалась, а потом добавила:

— И помощь.

Ленц довольно долго ее разглядывал, Де Брайан терпеливо ждала.

— У нас есть корабль, — сказал он наконец. — Внешне он выглядит не слишком надежным, но это сделано специально.

— Меня интересует не ваш корабль, — сказала Де Брайан. — Как насчет команды?

— Лично выбирал.

— Сколько человек?

— Восемь.

— Вы им доверяете?

— Свою жизнь. — Ленц улыбнулся. — Но деньги — ни за что.

Де Брайан откинулась на спинку стула и улыбнулась в ответ.

— Хорошо, тогда поговорим о деле.

Ленц немного расслабился и обошел вокруг стола. Его приятель сдвинулся в сторону, чтобы освободить место.

— Тебе следует знать, что наши услуги стоят недешево, — заявил он. — За то, что ты просишь…

Де Брайан схватила свой пистолет и выстрелила ему в грудь, а затем прикончила его приятеля до того, как тот понял, что произошло. Вокруг раздались крики.

Де Брайан дважды выстрелила в лампочки и выскользнула из бара, прежде чем кто-нибудь успел сообразить, что произошло. Заметив погоню, она активировала имплантаты, турсит разнес стены, а взрывная волна отбросила ее и преследователей через закрытую дверь в кладовку, заставленную ящиками.

Де Брайан получила лишь несколько синяков и временно оглохла, но, быстро вскочив на ноги, убедилась, что ей больше нечего опасаться.

Власти поверили ей, когда она сообщила, что в баре произошло столкновение между двумя соперничающими группировками. Воспользовавшись пропуском ВЧСД, она уже через час села на буксир и вскоре вернулась на «Щепку».

***

— Дай-ка я догадаюсь, — заявил Трезис, когда она снова связалась с ним. — Ты была в Черной Цитадели, верно?

— Откуда ты знаешь? — с деланным спокойствием поинтересовалась Де Брайан.

— Очень просто. Около часа назад там возникла стычка, в которой приняли участие представители Экзотической касты, очень похожие на тех, что ты мне показала. Я, естественно, проверил, чтобы убедиться, что с тобой ничего не случилось.

Тамошняя камера наблюдения сделала несколько отличных снимков. Знаешь, дорогая, тебе ужасно идет черный цвет, гораздо больше, чем форма Содружества. — Он помолчал немного. — Все прошло по плану?

Де Брайан мрачно пожала плечами. Трезис прекрасно знал, что она потерпела неудачу, и ее это раздражало. Она не сдвинулась с мертвой точки, по сравнению со вчерашним днем ситуация нисколько не изменилась. Впрочем, Де Брайан не сомневалась, что обязательно найдет кого-нибудь, кто отлично подойдет для ее целей. В конце концов на Черной Цитадели свет клином не сошелся, и у нее еще будет немало возможностей, когда она отправится в погоню за Морган Рош.

Двигатели «Щепки» тихонько, успокаивающе урчали, когда Де Брайан устраивалась в крошечной кабине. В каком-то смысле она даже радовалась тому, что все снова зависит только от нее одной. Полагаться на других людей опасно, хотя иногда складывается ситуация, когда приходится рисковать. Гораздо лучше, когда ты главный, и от твоих решений зависит, что будет происходить дальше…

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Пейдж, — сказал Трезис, чей по-прежнему холодный голос преодолел неуклонно увеличивающееся расстояние между двумя кораблями — громадным, словно большая луна, и крошечным, как пылинка в бесконечном космосе. — Мне кажется, ты тратишь слишком много сил на абсолютно бессмысленное предприятие.

— Ты так думаешь?

— Я предполагаю, — ответил он. — Не более того.

— А как ты объяснишь тот факт, что сведения о рождении Морган Рош стерты из базы данных СОИ?

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — после короткого молчания произнес Трезис.

— Просмотри внимательно данные, которые ты мне переслал. И попытайся найти там дату ее рождения, — сказала Де Брайан.

— Зачем?

— Сделай, что я говорю, — настаивала на своем Де Брайан. — Только ты там все равно ничего не найдешь. Никакой информации, которая должна содержаться в базе данных.

— Женщина без прошлого, — сухо заметил Трезис. — Что еще удастся выкопать оперативнику разведки СОИ?

— Послушай, идиот. Мы не стирали никаких записей, касающихся Рош, Это сделал кто-то другой. Тот, кто ее прикрывает. Тот, кто помешал мне, когда я пыталась ее остановить.

Тот, кто стоит за моим увольнением.

— Ты сама понимаешь, что говоришь? — тяжело вздохнув, поинтересовался Трезис. — Это же просто смешно, Пейдж.

— Ты считаешь, я спятила?

— Я считаю, что ты стала жертвой паранойи. Тебе кажется, что твои доводы разумны, — сказал он.

— Ты имеешь полное право думать все, что пожелаешь, — заявила Де Брайан.

— И ты тоже, Пейдж, — согласился Трезис.

— Но один из нас прав..

— Совершенно верно, — не стал спорить он. — Впрочем, мы оба можем ошибаться.

Де Брайан покачала головой. Трезис получал удовольствие от спора с ней, не следовало поддаваться на его провокацию.

— Сделай то, что я сказала. Посмотри данные, касающиеся Морган Рош. По меньшей мере тебе придется признать, что выглядит это очень странно.

— Тут все выглядит очень странно, — заметил Трезис. — Включая и саму Солнечную систему. Тебе известно, что Ересиарх предложил всем судам членов Совета избегать кольца после того, как пробы показали наличие в пыли наночастиц?

— Нет, но…

— А до тебя не доходили слухи, что среди наименее стабильных элементов возник новый культ, последователи которого поклоняются врагу? Сведения подтверждаются тремя агентами Совета. И что…

— Хватит, Трезис. — Де Брайн вдруг поняла, что ей надоело его слушать. — Если ты думаешь, что твоя работа намного важнее моей, валяй, занимайся делом. Я тоже сюда не отдыхать прилетела.

— Точно. Если тебе удастся узнать что-нибудь существенное, сообщи мне.

— Разумеется. А когда остальные данные поступят…

— Я передам их тебе, — перебил ее Трезис. — Мне известно, какое ты им придаешь значение. — Де Брайан показалось, что следующие слова он произнес с улыбкой:

— Но будь осторожна возле кольца, Пейдж. Я тебя не обманываю — это очень опасно.

И он отключился. Де Брайан улыбнулась, подумав, что Трезис ее раздражает, но он очень полезный союзник. Лучше иметь одного советчика вроде него, чем десяток головорезов из компании Айено Ленца. Она надеялась, что Трезис действительно помогает ей искренне.

Незаметно следуя за «Аной Верейн» на довольно приличном расстоянии, Де Брайан принялась вновь просматривать данные, присланные Трезисом. То, что удалось узнать, нисколько ее не успокоило. А вот факты, которых в полученных сведениях не оказалось, заставили всерьез задуматься. Как было бы здорово получить прямой доступ к полной информации и не беспокоиться о том, что она кем-то изменена ради достижения неизвестных Де Брайан целей! А еще лучше — добраться до самой Рош и заставить ее рассказать все, что она знает…

 

Часть II

«ФОРПОСТ»

 

Глава 5

АВС-44

955.1.30

1100

Рош позволила Каджику управлять скутером, а сама наблюдала за тем, как их новый спутник покинул док. «Защитник Гармонии» Ври управлял компактным, быстроходным истребителем, который внешне напоминал нечто среднее между кинжалом и метательной звездочкой. Он совсем не походил на суринский военный корабль. Как правило, они выглядели гораздо более дружелюбными. Только когда на них нападали, они выпускали множество приспособлений для нанесения ответного удара и становились агрессивными.

На «Флегетоне» воин молча посмотрел на Рош, затем повернулся и направился к своему кораблю.

— А имя у него есть? — спросила Рош у Немета, глядя в спину уходящему воину.

На затылке, покрытом редким мехом, она заметила более темный треугольник, вершина которого указывала вверх, точно наконечник стрелы. Рош не собиралась спрашивать о нем сурина — по крайней мере сейчас. Когда она заглянула в его широко расставленные черные глаза, у нее пропала охота задавать личные вопросы.

— Мне оно неизвестно, — ответил Немет. — Возможно, его зовут Ври. Как и у вашей подруги, у него, похоже, нет семьи.

— Значит, он перебежчик?

— Солдаты отказываются от семьи, — вмешалась Майи, — как правило, для того, чтобы показать, что они готовы умереть за свои принципы. В случае Ври это гармония.

Рош уловила образ, посланный ей девушкой, но не смогла Увидеть в нем ничего, даже отдаленно похожего на гармонию.

— Значит, он фанатик.

— Нет, — возразила Майи, — просто предан своей идее.

На это Рош было нечего возразить. Когда Ври представили Рош и Майи, он сказал:

— Я буду выполнять ваши приказы, если они не вступят в противоречие с директивами Агоры.

Рош сразу поняла, что с ним придется считаться. Даже на расстоянии он выглядел пугающе, благодаря своему громадному росту — нехарактерному для представителей его касты — и диковинному желто-оранжевому одеянию, которое сурины называли церемониальными доспехами. Рош считала, что он страшно похож на толстый гриб.

— Он имеет какое-то отношение к «Борцу-за-Мир» по имени Джансин Ксамай? — спросила она, вспомнив про сурина, который угрожал им чуть раньше.

— Вполне возможно, — пожав плечами, ответил Немет. — Нам неизвестно наверняка, сколько сурин в системе. Здесь могут находиться разные фракции. Вам должно быть лучше, чем нам, известно, как они действуют.

Аэромобиль терпеливо ждал, пока они беседовали. Вискилглин с молчаливой подозрительностью наблюдала за ними. Рош ждала, что Немет скажет что-нибудь еще, но его явно сдерживало присутствие ко-адъютанта. Он по очереди поклонился Рош и Майи, затем забрался на сиденье.

— Может быть, мы с вами еще встретимся, — сказал он.

— Вполне возможно. — Рош не стала махать ему в ответ, когда машина помчалась прочь.

— Он просил нас связаться с ним, когда мы стартуем, — сказала Майи.

— Каким образом?

— Ври скажет.

— Я должна за него извиниться, — начала Вискилглин. — Если его поведение вас оскорбило…

— Все нормально.

Неожиданно Рош стало жаль ее. Если Майи не ошиблась, и Вискилглин действительно возлагала на нее серьезные надежды, она считала, что ей оказали честь, назначив гидом Морган Рош. Но сначала ее ожидания не оправдались, а затем Немет перехватил у нее инициативу и завладел вниманием Рош — Вискилглин наверняка испытала ужасное разочарование.

Взяв руки Вискилглин в свои, Рош приложила их ко лбу, совсем как та, когда они впервые встретились.

— Спасибо за ваше гостеприимство, — сказала она. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы доказать, что вы не зря в меня верили.

Вискилглин сначала смутилась, но Рош видела, что она испытала облегчение.

— Спасибо вам, Морган Рош, — мягко улыбнувшись, ответила Вискилглин. — И вам. — Она поклонилась Майи. — Мои мысли будут сопровождать вас.

Она повернулась и зашагала прочь, оставив Рош и Майи, которые прошли через воздушный шлюз и вернулись на борт скутера. Тот же самый диспетчер со строгим холодным голосом так же равнодушно вывел их из дока, добавив напоследок, словно спохватившись:

— Пусть Вэрин укажет вам путь и хранит от бед.

Корабль Ври быстро догнал скутер, промчавшись сквозь пространство верхом на потоке голубой энергии.

— Что ты о нем думаешь, Майи?

— Он не желает мне зла, — ответила девушка гораздо спокойнее, чем раньше. — Однако его определение «зла» вполне может не совпадать с нашим. Он чтит традиции и чрезвычайно уважает Агору, как, впрочем, все военные. Но как он оказался здесь и стал сотрудничать с «Невидимками», мне неизвестно. Я не понимаю, считает он это честью или наказанием.

— Может быть, все гораздо проще, — предположила Рош. — А если он просто решил воспользоваться возможностью получить повышение по службе и доказать, что он чего-то стоит?

— Или умереть, защищая свои принципы.

— Не вижу здесь никакой гармонии.

— Мы не видим, Морган, — проговорила Майи. — Но он не такой, как мы.

***

К тому времени, когда скутер вошел в док «Аны Верейн», Ври на своей «Надежде» занял позицию неподалеку. Рош и Майи сразу отправились на капитанский мостик, чтобы рассказать новости и открыть канал связи с воином сурином.

— Не нравится мне это, — заявил Гейд. — Он потенциально опасен.

— Его корабль нашему не чета, — возразила Рош. — Ты согласен со мной, Ури?

— Разумеется. Если он попытается нас атаковать, мы его уничтожим без проблем.

— А если он застанет нас врасплох… — начал Гейд.

— Не застанет, — твердо заявил Каджик. — Мы следим за каждым его движением.

— Но…

— Хватит, — вмешалась Рош. — Спорить тут не о чем. Мы ничего не можем изменить, значит, придется смириться с его компанией и делать то, что мы наметили.

С «Надежды» поступил сигнал вызова, и Каджик вывел его на главный экран.

— Командир Рош. — Удлиненное лицо Ври окутывало облако шерсти и статического электричества. — Мне приказано сопровождать вас и оказывать помощь тогда, когда я посчитаю это необходимым. Мне нужно знать, куда и зачем вы направляетесь. Надеюсь, я не оскорбил вас своим заявлением.

— Нисколько, — ответила Рош. — Но, что касается «куда и зачем», я еще не решила.

— Заместитель вице-примаса Немет предложил мне сообщить вам, какими каналами связи пользуются «Невидимки», и просить вас переговорить с ним, как только вы вернетесь на борт своего корабля. Я посылаю подробное описание того, как его вызвать.

Рош посмотрела на голограмму Каджика.

— Получил, — сказал он через секунду.

— Спасибо, — поблагодарила она его и снова повернулась к Ври. — Мы свяжемся с ним немедленно.

Воин сурин едва заметно кивнул.

— Когда решите, каким будет ваш следующий шаг, найдете меня на этой частоте.

Он отключился, прежде чем Рош успела что-нибудь сказать. Пожав плечами, она снова обратилась к Каджику:

— Ури, открой линию связи с «Невидимками».

— Соединяю, Морган, — проговорил он.

— Надеюсь, она безопасна? — Содержание передачи зашифровано, но сам факт выхода на связь — нет. Сигналы путешествуют открыто в обе стороны.

Точно так же «Флегетон» общается со своими дронами.

— Словно нам нечего скрывать, верно? — Рош прекрасно понимала, что в этом есть смысл, но все равно чувствовала себя несколько неуютно. — Надеюсь, они хорошо подумали…

— А, Рош. — На главном экране появилось лицо Немета, и одновременно из динамиков зазвучал его голос. — Рад, что вы получили мое сообщение и продолжаете мне доверять.

Рош была не совсем в подходящем настроении для обмена любезностями.

., — Вы уверены, что выбрали надежный способ общения?

— Защититься от того, кто решил подслушать, невозможно, — ответил Немет. — Но в настоящий момент это наиболее удобный канал. Предусмотреть все варианты нарушения…

— Ладно, ладно, — перебила его Рош. — Говорите, что собирались сказать. Полагаю, вы намерены сообщить, что я должна сделать.

— До некоторой степени, — заявил Немет, улыбаясь нетерпению Рош. — Вместо того чтобы болтаться по системе в поисках полезной информации, будет разумнее всего, если вы займетесь исследованием одной определенной области. После нашего разговора вы получите файл, в котором содержится карта интересующего нас региона. Разумеется, по мере появления новых кораблей ситуация там изменится. Я перечислил все основные касты и союзы и отметил ключевые точки сбора. Может быть, вы сможете отыскать там что-нибудь стоящее. А затем перебирайтесь на новое место. И доложите нам о том, что увидели — по мере возможности.

— Что-нибудь еще? — спросила Рош, даже не пытаясь скрыть раздражение.

Она слушала Немета с растущим чувством тревоги. Снова стать пешкой в чужой игре — а ей казалось, что все это осталось позади, когда она покинула Штаб разведки СОИ.

— Вы же прекрасно понимаете, о чем идет речь, — неожиданно серьезно сказал Немет. — Наша главная цель — победить врага, но сначала необходимо его найти. Должен быть надежный способ выявления воинов-клонов — характерная для всех общая черта. Возможно, вам сумеет помочь ваша похитительница: нельзя исключать вероятности того, что враг обладает уникальным качеством эн-тела, которое выделяет его из массы остальных жителей галактики. Нашим адептам эпсенеа не удалось ничего узнать. Вдруг вам улыбнется удача?

— Предположим, мы найдем такой способ, — кивнув, сказала Рош, — что дальше? Как вы намерены действовать?

Немет беспомощно пожал плечами.

— Это уже совсем другой вопрос, — ответил он. — Займемся им, когда возникнет необходимость. Чрезвычайно полезной может оказаться информация о том, откуда прибыли воины-клоны. А если удастся узнать, с какой целью, станет ясно, где их искать. Хорошо бы понять, как они общаются друг с другом.

Так что, если вам повезет решить эту задачку, будет просто здорово. — Наступила короткая пауза, после которой он добавил:

— И еще. Попытайтесь разобраться вот в чем: почему вокруг вас поднялась такая шумиха. «Льюсенс-2» является связующим звеном между одним из врагов и вами. Вне всякого сомнения, ваш Ящик не стал бы тратить силы, чтобы вас оберегать, если бы у него не имелось на этот счет собственных планов.

Упоминание о Ящике на мгновение смутило Рош.

— Мне казалось, вы не придали никакого значения моему рассказу о Ящике.

— Я? Ну, ничего подобного я не говорил. Даже Совет не настолько глуп, чтобы игнорировать очевидные вещи — несмотря на то, что публично он их отрицает. За прошедшие месяцы и годы мы несколько раз имели дело с Высшими людьми, впрочем, гораздо реже, чем нам бы хотелось. Двое из них — Акварейи и Катиф — были довольно откровенны, но потом совершенно неожиданно прервали с нами связь. — Немет снова помолчал, словно пытался собраться с мыслями. — В некоторых кругах принято считать, что Высшие люди ограничивают или даже активно подавляют развитие технологий создания ИИ — кроме тех случаев, когда речь идет об их собственных интересах, разумеется. Крессенд построил фабрику на территории Содружества, где вы получили таинственный Ящик, и это подтверждает вашу теорию о том, что он играет важную роль.

— Играл, — поправила его Рош.

— Не важно, — снова пожав плечами, проговорил Немет. — Интересно, как он оценил бы положение, в котором вы сейчас оказались, Рош, естественно, ничего ему не сказала.

— Я должна еще что-нибудь сделать? — спросила она.

Немет либо не заметил сарказма, либо ему было наплевать.

— Пока все. Давайте свяжемся друг с другом в случае возникновения каких-либо неожиданных обстоятельств или если вам удастся узнать что-то интересное. Согласны?

И снова Рош ничего не оставалось делать, как сказать:

— Согласна.

— Отлично. До связи… — коротко кивнув, Немет исчез.

Рош повернулась к Гейду и Кейну, которые наблюдали за ее разговором издалека.

— Мне это нравится все меньше, — заявил Гейд.

— Ну, лучше так, чем ничего, — сказала Рош. — Необходимо поддерживать связь с Советом. Так по крайней мере появляется шанс сдвинуться с мертвой точки.

— Тайные организации гораздо чаще добиваются успеха, чем те, от которых они отпочковались, — заметил Кейн. — Они быстрее реагируют на смену обстоятельств и действуют в областях, куда нет доступа официальным представителям. Думаю, это хороший знак, Морган. Работая на Совет, ты была бы одним агентом из множества; твой голос могли и не услышать.

Теперь же, возможно, тебе удастся привлечь внимание «Невидимок», а со временем и самого Совета. Похоже, у нас намечается определенный прогресс.

Рош уже и не помнила, когда Кейн в последний раз с таким энтузиазмом поддерживал ее решение. Радость омрачали лишь сомнения в его искренности, — Надеюсь, ты прав, Кейн, а Амейдио ошибается. Не обижайся. — Она улыбнулась бывшему наемнику, который отмахнулся от ее извинений. — Давайте посмотрим, что нам прислал Немет. Узнаем, куда они хотят нас отправить.

Каджик вывел карту на главный экран. На ней была изображена вся Солнечная система, заснятая дронами «Флегетона», но особенное внимание уделялось региону за планетарным кольцом, примерно в ста пятидесяти миллионах километров от Солнца. Там собралось приличное количество кораблей и космических станций, включая — если Рош не ошиблась — не менее пяти гребней сборщиков. Кто-то, видимо, притащил их в систему, поскольку они не пользовались гиперпространственными технологиями. Интересно, зачем они сюда явились? Тут даже нет пояса астероидов. Вполне возможно, Немет отправил ее в этот район, потому что она уже имела дело со сборщиками.

Никаких других причин Рош придумать не могла., — Что говорится в файле о тех, кто здесь собрался? — спросила она.

— Весьма разношерстная компания, — ответил Каджик. — Представители Экзотических каст, Древние и множество других, находящихся между ними. Часть каст держится обособленно, лишь изредка вступая в переговоры со своими соседями, другие свободно общаются между собой. В регионе имеются три космические станции, вокруг которых сосредоточена вся активность. Самая большая из них называется «Форпост». Имеются сообщения о том, что в непосредственной близости от нее произошло несколько стычек с применением оружия. Мы направляемся именно туда.

— И когда мы прибудем на место?

— Через двадцать часов, — ответил Каджик.

— А в файле сказано, что мы должны делать, когда доберемся туда?

— Нет.

— Значит, придется решать на месте, — заметила Рош. — Не сомневаюсь, что наше появление не останется незамеченным.

— Думаю, Немет именно на это и рассчитывает, — сказал Гейд и, покачав головой, добавил:

— Знаешь, Морган, если ты считаешь, что поступаешь правильно, я не буду спорить, но…

— Я знаю. — Рош поднялась на ноги. — Ури, сообщи Ври о том, куда мы направляемся и какой ты выбрал курс. И давайте не будем терять время. Да, и еще: постарайся нас замаскировать. Чем меньше мы привлечем к себе внимания, тем лучше.

Рош обвела взглядом лица людей, которые ее окружали.

Майи, выбравшаяся из защитного комбинезона, выглядела старше, тоньше и бледнее, чем когда они встретились впервые.

Черная кожа Гейда казалась неестественно темной на фоне теплых коричневых тонов капитанского мостика. Ни Каджик, ни Кейн совсем не изменились — искусственное изображение капитана поддерживали генераторы. Как он устал, знал только он сам. А на Кейна, похоже, вообще ничто не действует. Рош видела его в растерянности всего один раз — когда он выходил из комы, в которую его погрузил Лайнгар Руфо на станции Четвертый Галин. Но даже и тогда Рош чувствовала, что Кейна окружает ореол опасности — словно готовую взорваться в любой момент бомбу.

— Ладно, — сказала она, помолчав немного. — Нужно хорошенько отдохнуть перед тем, как мы прибудем на станцию «Форпост». К сожалению, у нас больше нет Ящика, который присматривал бы за кораблем, поэтому придется дежурить по очереди.

— Я в полном порядке, — заявил Ври, чье лицо появилось на главном экране после того, как его вызвал Каджик. — И с удовольствием постою на вахте.

— Я благодарна вам за предложение, — ответила Рош. — Но хотела бы, чтобы кто-нибудь из моих людей тоже бодрствовал. Ури, ты отправляешься отдыхать, хватит сидеть на стимуляторах. Первая вахта моя. Если возникнет ситуация, с которой мы с Ври не сможем справиться, я объявлю тревогу, А пока все идут спать. И ты тоже, Кейн.

— Если ты настаиваешь, Морган, — ответил Кейн.

Рош ждала возражений и обрадовалась, что он не стал спорить. Она не знала, чем продиктовано его послушание — тем, что она чуть раньше высказала сомнения в его искренности, или вполне невинными причинами. Впрочем, все равно. Сейчас Рош радовалась тому, что не нужно вступать с ним в пререкания. Она слишком устала.

Кейн легко и уверенно поднялся с места и молча вышел из комнаты. Гейд шел следом, Майи отставала от него на шаг.

Они остановились на пороге, и Гейд, повернувшись к Рош, сказал:

— Ты действительно нас позовешь?

— Ты же знаешь, что я не могу управлять кораблем без тебя и Ури, — улыбнувшись, ответила Рош.

Гейд улыбнулся и вместе с Майи вышел с капитанского мостика.

— Теперь ты, Ури, — приказала Рош голограмме, стоящей в самом центре.

— Не стану отрицать, что я устал, Морган, — сказал он. — Но ведь и ты тоже.

— Не волнуйся за меня, — проговорила Рош. — Я в порядке. И учти, я буду за тобой присматривать — поэтому делай, что тебе ведено.

— Прекрасно. Я буду отдыхать четыре часа, сейчас мне больше не нужно. Потом твоя очередь.

Рош насмешливо отсалютовала ему и пожелала:

— Приятных сновидений.

Изображение Каджика исчезло, и Рош осталась наедине с лицом Ври на главном экране.

— Свяжемся друг с другом, если что-нибудь случится, — сказала она. — А так, посматривайте по сторонам, чтобы нас никто не захватил врасплох.

— Непременно, — заявил воин и отключил связь.

— Ящик, выведи на экран изображение пространства впереди и навигационную карту. И приглуши свет, — попросила она.

Почти сразу же на экране появилась карта, на которой были отмечены корабли, находящиеся на разных орбитах, не пересекающихся с ними. Несколько из них мчались в том же направлении, что и «Ана Верейн», но это еще ничего не значило; движение в системе становилось все оживленнее, и маршруты разных судов вполне могли совпасть.

— Ты не заметил дронов? — спросила Рош.

На экране появилось два зеленых кружка, ни один из них не проявлял интереса к «Ане Верейн».

— Думаю, они отправляют и получают информацию с «Флегетона» через гиперпространство.

— Вполне разумное предположение, — заявил Ящик.

— Тебе уже приходилось видеть подобные штуки?

— Нет, Морган, но мне известно об их существовании.

— Крессенд использует подобную технологию?

— Нет.

Его короткий ответ нес в себе скрытый смысл. «Нет» — потому что Крессенд давно отказался от столь простых вещей.

«Нет» — Ящик ей больше ничего не скажет, даже если она будет продолжать его расспрашивать. Рош попыталась представить себе, какой системой связи пользуется существо, которому несколько тысяч лет и которое состоит из миллионов обычных человеческих сознаний…

— Крессенд знает, что ты жив? — спросила она.

— Да.

— Ты с ним связался?

— В некотором смысле. Мы обмениваемся информацией не так, как это делают обычные люди. Все устроено гораздо сложнее.

— А ты можешь его вызвать в случае необходимости? Можешь его о чем-нибудь попросить?

— Да.

— Значит, ты имеешь доступ к системе связи Высших людей?

— Частично. Но, главным образом, мои возможности ограничены рамками систем, имеющихся в твоем распоряжении, — иными словами, на «Ане Верейн».

Рош немного подумала, прежде чем задать ему следующий вопрос:

— Ты обидишься, если я тебе не поверю?

— Нисколько, — спокойно ответил ИИ. — Хотя должен напомнить, что у меня нет оснований лгать.

Рош могла привести ему сразу несколько причин, по которым Ящик мог принять решение не делиться с ней известной только ему информацией.

— А ты можешь задать Крессенду вопрос от моего имени?

— Если хочешь.

— Он ответит?

— Я не могу говорить за него, Морган.

— Но такая возможность существует?

— Да. Он может и ответить.

— Значит, мы имеем возможность связаться с Высшими людьми, или по крайней мере с одним из них, если захотим, — кивнув, проговорила она.

— В принципе — да.

Рощ совсем не понравилось то, что она услышала.

— Получается, ты заставил меня солгать Совету.

— Ты не солгала, Морган, потому что не знала правды.

— Демагогия, Ящик, и ты это знаешь. Почему ты не хочешь, чтобы Совет обратился к Крессенду?

— Потому что Крессенд не желает с ними говорить.

— Почему?

— Он считает, что Совет бессилен в разрешении сложившейся ситуации.

— Но они — самая могущественная сила в системе. Если они не могут… — Она замолчала, почувствовав вдруг, как ее охватывает ужас — если Совет, обладающий объединенными флотами четырехсот Древних наций, не в силах ничего сделать, тогда — кто?

Ответ напрашивался сам собой.

— Высшие люди, — сказала она, — в состоянии уничтожить врага в любой момент, стоит им только пожелать, верно?

— Все не так просто, Морган, — Не просто? У них такой громадный опыт и технология, о которой мы можем только мечтать. Наверное, их несколько тысяч, или даже миллионы…

— Все не так просто, Морган, — повторил Ящик.

В его голосе появились резкие нотки, но они не остановили Рош.

— Почему?

— Ты делаешь слишком далеко идущие выводы, Морган. Высшие люди не обладают сверхспособностями. Им тоже необходимо понять, с кем они сражаются. Когда отдельные воины-клоны похожи на любого другого представителя касты Древних, а как группа проникли во многие правительства, сможет ли высокая технология или мышление их победить?

— Но почему они не хотят по крайней мере поговорить с Советом? — Рош не желала сдаваться.

— Потому что риск перевешивает возможные положительные моменты такого контакта. Если Совет не будет поддерживать связи с Высшими людьми, враг не узнает, что они принимают в происходящем участие. Неуверенность может привести к нерешительности, а нерешительность, в свою очередь, к тактическим ошибкам.

— А какое участие в происходящем принимают Высшие люди?

Насколько мне известно, ты являешься единственным свидетельством того, что они демонстрируют минимальный интерес к нашей судьбе, да и то — ты всего лишь посредник.

— Поверь мне, Морган, — серьезно проговорил Ящик, — я гораздо больше, чем просто посредник.

— В таком случае, что ты такое? Почему ты здесь и кто тебя послал? Крессенд или сразу несколько Высших людей? А если ум удастся понять, как найти врага, мы можем рассчитывать на их помощь?

— Я не могу ответить на твои вопросы, Морган, — немного Поколебавшись, заявил Ящик.

— Ты хочешь сказать, что не доверяешь мне?

— Я хочу сказать, что ты человек, Морган, — ответил Ящик. — И не более того.

— Это, ты говоришь или Крессенд?

Наступила еще одна короткая пауза.

— Да, я вошел в контакт со своим создателем.

— Он нас слушает?

— В определенном смысле.

Это заставило Рош задуматься. Высший человек их подслушивает, Существо, внедрившее в ее организм Ящик и отправившее ее путешествовать по всей галактике, слышит ее слова, Рош стало не по себе. И тем не менее, зная, сколь высоки ставки, она понимала, что должна воспользоваться представившейся» ей возможностью.

Сейчас ее интересовал ответ только на один вопрос.

— Его волнует наша судьба?

— В каком смысле, Морган?

— Его беспокоит, что произойдет с нами, низшими по сравнению с ним существами?

— Иначе меня бы здесь не было, — ответил Ящик.

Они вернулись к тому месту, откуда начали: существование Ящика есть доказательство того, что по крайней мере одного Высшего человека интересует происходящее в галактике — может быть, его даже беспокоит судьба людей, — однако он отказывается вступать с ними в контакт. Он владеет доступом к неслыханным высотам технологического прогресса, но не открывает своих тайн. Он может вмешаться в любой момент и оказать неоценимую помощь в попытке понять и прогнать врага, но не делает ничего. Он предпочитает оставаться в тени…

Рош решила, что сейчас бессмысленно продолжать разговор на эту тему. Да и более насущных проблем хватает.

И снова, когда они мчались сквозь космическое пространство к цели своего назначения, их преследовали. Причем стараясь держаться в тени. Несколько кораблей висели у них в хвосте, время от времени меняя траекторию полета, чтобы создать впечатление, что у них и в мыслях нет интересоваться «Аной Верейн». Но их след постоянно появлялся на навигационной карте, и Рош ни секунды не сомневалась почему. Они следили за ее кораблем.

Это вполне могли быть дроны «Невидимок» или корабли с инспекторами, в чью задачу входило убедиться, что она выполняет распоряжения Совета. А могли и не иметь к ней никакого отношения — разведывательные зонды, или корабли-разведчики, в чью задачу входит определить ее статус, или, например, степень угрозы, которую она представляет для окружающих.

Сначала Рош решила попытаться уйти от погони, но потом сообразила, как трудно будет это сделать, и передумала. На высоких скоростях маневрировать всегда достаточно сложно, а изменение курса потребует заново рассчитывать орбиту вокруг солнца. Придется разбудить Каджика.

Возможность потерять преследователей появится у «Аны Верейн», когда они окажутся в районе станции «Форпост», до которой чуть меньше дня пути. До тех пор она попытается не обращать на них внимания и предпримет решительные действия только в случае, если какой-нибудь из кораблей пойдет в атаку.

— Если я засну, — сказала она, обращаясь к Ящику, — проследи тут за порядком, ладно?

— Разумеется, — ответил ИИ. — Я немного изменю записи камер наблюдения, чтобы все думали, будто ты бодрствуешь.

Каджик ничего не узнает.

— А Кейн?

— Он в другом секторе корабля, занимается физическими упражнениями.

— Ты хоть раз видел, чтобы он спал? — нахмурившись, поинтересовалась Рош.

— Он довольно редко погружается на короткое время в состояние, похожее на сон, и все. — Голос Ящика звучал в голове тихо, успокаивающе. — Я прослежу за тем, чтобы он тебе не мешал. Если он обнаружит тебя спящей…

— Я знаю, он заподозрит неладное.

Рош приказала креслу капитана раскрыться, чтобы устроиться поудобнее. Вспомнив слова Немета о том, как важно найти врага, она задала Ящику последний вопрос:

— Ты узнал Кейна, и тебе было известно имя Элены Гейдик.

Ты сможешь понять, что перед тобой другой воин-клон, если встретишь его?

— Вполне возможно, — сказал Ящик. — В лицо или по имени, если и то, и другое осталось прежним. Однако я подозреваю, что клоны изменили свою внешность и имена, чтобы максимально облегчить себе задачу проникновения в ваши ряды. У них было достаточно времени и возможностей. Вспомни, что Гейдик и Кейн проснулись недавно. И еще: ты не забыла, как ловко Гейдик маскировалась, изображая сборщика?

— Значит, должен быть еще какой-то способ, — кивнув, сказала Рош.

— Вероятно, — без особой уверенности в голосе заявил Ящик.

— Ты не очень убежден в моей правоте, Ящик, — заметила его замешательство Рош.

— Не очень.

Честный и прямой ответ удивил Рош. Она привыкла к тому, что ИИ всегда уверен в себе, и, несмотря на смущение, которое охватывало ее временами, радовалась, что может на него положиться.

— Кто знает? — проговорила она, стараясь успокоить, скорее, себя. — А вдруг все будет не так ужасно, как мы себе представляем?

— Вполне возможно, — согласился с ней Ящик. — Только я боюсь, что наши дела сначала станут намного хуже и только потом улучшатся.

 

Глава 6

НЗС «Дна Верейн»

955.1.31

0050

Относилось предсказание Ящика к их путешествию или нет, но оно оказалось совершенно верным. Проспав три часа, Рош проснулась, услышав сигнал тревоги. В атаку пошел перехватчик кеш. Вся команда собралась на капитанском мостике, где Рош, еще не совсем пришедшая в себя, пыталась сообразить, что им ответить.

— Как, черт подери, они узнали, кто мы такие? — пробормотала она, ни к кому в отдельности не обращаясь.

Перехватчик, явно не имевший отношения к двум кораблям, которые она видела ранее, был настроен весьма решительно. И приостановил свою атаку, только когда «Защитник, Гармонии» Ври ответил ему залпом из своих У-Ч пушек. Но прежде чем команда «Аны Верейн» успела хотя бы подумать о том, как они будут отвечать на нападение, целый эскадрон кеш совершил затяжной прыжок к месту их дислокации и открыл огонь, — Понятия не имею, — ответил Гейд, — но, по-моему, они намерены хорошенько нас приветить.

Рош и Каджик занимались тем, что планировали маршруты отхода.

— Это всего лишь эскадрон, — попыталась утешить она своих друзей.

— Его может хватить, — заявил Гейд. — Они выскочили так, словно ждали сообщения о нашем появлении. Такие вещи не происходят случайно, Морган.

Рош, не говоря больше ни слова, вернулась к своему занятию. И без того ее отвлекал грохот орудий. Разговаривать в такой обстановке просто невозможно.

— Они хотят отомстить, — сказала Майи, которой удалось прочитать мысли нападавших воинов кеш. — Война с олмахой складывается не в их пользу, и они считают, что мы виноваты в том, что втянули их в конфликт.

— Да уж, сейчас им очень не хватает «Себетту», — заявил Гейд. — Возможно, они затаили на нас лютую злобу и за это тоже.

— Кончай болтать, Амейдио, — сказала Рош. — Займись делом. Майи, как, им удалось так легко нас найти?

— Они нас не искали, — объяснила похитительница. — С того самого момента, как мы покинули «Флегетон», они пытались обнаружить корабль Ври. Он не замаскирован. Кеш сообразили, что истребитель, сопровождающий другое судно, как раз то, что им нужно.

Рош послала несколько витиеватых проклятий в адрес Немета, который заставил ее взять с собой корабль сопровождения, и заодно выругала себя за то, что согласилась.

— Как там дела у Ври?

— Прекрасно, — сказал Гейд. — Осталось всего шесть кораблей. На их месте я бы уже давно отступил.

— Они не отступят, — вмешался Кейн. — Потому что получили приказ победить или умереть.

Рош и без него это понимала. Пилоты кеш сражались за свою жизнь — в самом прямом смысле слова. Поражение ими не рассматривалось.

— Надеюсь, перед боем они успели помолиться Аше, — заметил Гейд. — Судя по тому, что устроил Ври, они скоро с ней встретятся.

— Каджик, — обратилась Рош к капитану «Аны Верейн», — попроси Ври подойти, когда бой закончится. Я хочу, чтобы он находился в пределах маскировки «Аны Верейн». Он выдает нас с головой.

— Слушаюсь, Морган, — ответил Каджик.

— Майи, — продолжала Рош, — ты можешь определить, кто их информатор?

— Они получили приказ от высшего командования. Больше им ничего не известно.

Рош снова выругалась, хотя новость была не такой уж плохой. Тот, кто их подставил, знал только, какое судно их сопровождает. Куда они направляются, ему неизвестно. По крайней мере можно не опасаться засады на станции «Форпост».

И тем не менее ситуация складывалась не самым благоприятным образом. За передвижениями «Аны Верейн» продолжают следить. Рош чувствовала себя в безопасности, только когда находилась под защитой Совета. Вполне возможно, что причина не только в продвинутой технологии маскировки, которой обладают представители Скехана.

Кейн нашел слабые места в конструкции трех истребителей кеш и занялся тем, что начал методично выводить их из строя.

Уничтожать корабли он не собирался. С оставшимися тремя разобрались Гейд и Ври, продемонстрировавшие гораздо меньше сострадания — или мастерства. Рош проложила новый курс, чтобы убраться подальше из опасного района. Каджик вывел на него «Ану Верейн», как только истребитель Ври вошел в их маскировочное поле. Теперь внешне они походили на ничем не примечательное торговое судно.

— Наш курс проходит через районы, где замечено большое скопление судов, — предупредил Каджик. — Нас немного потрепали, но мы в хорошей боевой форме. Однако мне понадобится время, чтобы устранить повреждения, — Я понимаю, — сказала Рош. — Ври, вам что-нибудь известно о месте, в которое мы направляемся?

— Нет. — Даже после сражения воин-сурин оставался совершенно спокоен. Несмотря на то что его истребитель состыковался с «Аной Верейн», он продолжал оставаться внутри своего корабля, готовый к любой неожиданности. — Я подозреваю, что, куда бы мы ни направились, риск вооруженного конфликта очень высок. Такова природа сложившегося здесь положения.

— В таком случае нужно постоянно оставаться начеку, Два корабля, которые следовали за ними с того самого момента, как они покинули «Флегетон», казалось, отстали, но Рош это нисколько не успокоило. Если кто-то продолжает следить за «Аной Верейн», их попытки замаскироваться и изменить курс никого не обманут. Кроме того, существовала весьма высокая вероятность, что не только кеш знают о сопровождающем их истребителе.

Впрочем, когда через час они наткнулись на минное поле, а через два снова раздался сигнал тревоги, они решили, что происходящее не имеет к их миссии никакого отношения. Самые обычные инциденты, причина которых — напряжение, царящее в системе. Постепенно они приблизились к Солнцу, затем миновали его, количество кораблей вокруг быстро увеличивалось — а вместе с ним и вероятность конфликта. Кое-кто считал скорость их передвижения в пространстве угрозой для себя, в особенности если вспомнить, сколько вокруг болталось всякого мусора и обломков.

На ближней к Солнцу орбите они заметили останки двух кораблей — диковинные переплетающиеся конструкции, глядя на которые возникало впечатление, будто их долго и упорно завязывали самыми разными узлами. Понять, что с ними произошло и как они выглядели до катастрофы, Рош не смогла.

Они промчались мимо внутренних регионов и добрались наконец до кольца. Казалось, остальные корабли стараются избегать заполненного пылью района, выбирая другие, более спокойные, орбиты. Если не считать абляционного воздействия пыли на щиты, Рош не видела никакой необходимости сложных маневров, но тем не менее сделала то же самое. Она ведь могла не знать какой-нибудь важной детали.

Само кольцо в видимом свете не представляло собой ничего особенного. При искусственном освещении, которое выявляет частоты в инфракрасном и ультрафиолетовом спектрах, они смогли разглядеть постоянное перемещение диковинных картин, проносившихся сквозь пыль, точно вздымающиеся волны в водяном торусе. Рош не имела ни малейшего представления о том, что все это означает, но зрелище оказалось завораживающе прекрасным, в особенности если учесть, что с момента прибытия они не видели ничего, кроме нескончаемого парада самых разнообразных кораблей. По сравнению с Палазийской системой Солнце не особенно радовало гостей системы красочными естественными эффектами.

За кольцом они снизили скорость. Кораблей здесь тоже постепенно становилось все меньше, и Рош вспомнила, как удивилась огромному количеству судов, заполнивших систему, — сейчас ей казалось, что здесь просто пусто.

Она решила, что им удалось оторваться от преследователей, поскольку «Ана Верейн» прошла в непосредственной близости от солнца. Они находились в пути пятнадцать часов, Рош устала от долгого пребывания на капитанском мостике и решила объявить новый перерыв. Каджик, который не знал, что ей удалось немного отдохнуть, когда Ящик присматривал за кораблем, заявил, что Рош должна отправиться к себе в каюту или хотя бы что-нибудь съесть.

Рош понимала, что он прав, особенно в отношении последнего, и потому, оставив корабль на попечении Каджика, зашла в столовую, быстро перекусила, а затем отправилась к себе в каюту.

***

Жужжание тысяч электрических скальпелей ворвалось в ее сон. Где-то, совсем рядом, работали крошечные машины. Они рычали. Они свистели. Они сводили ее с ума.

Казалось, звук доносится изнутри матраса, на котором она лежит. Или, может быть, из-под кровати? Она встала и включила свет, чтобы посмотреть, что же происходит. И ничего не обнаружила. И тем не менее шум не стихал. Только теперь он раздавался у нее за спиной. Она повернулась. Никого. Звон не прекращался, становился все громче — вой, визг, скрежет.

Затем что-то коснулось ее уха. Она сердито отмахнулась и, увидела черное пятно, похожее на жука. Другой быстро пробежал по шее. Она сбросила его и почувствовала, что их много.

Тогда она начала отчаянно, в панике, трясти головой.

В зеркале она увидела, как тысячи маленьких машинок пробираются сквозь коротко остриженные волосы, но картинка казалась смазанной — так сильно она трясла головой, да и они безостановочно двигали своими острыми как бритва челюстями. Она испуганно смахнула их рукой, тут же появились новые. Их было так много… Слишком много.

Чувствуя, как ее охватывает ужас, она повернула голову и увидела у себя на затылке, в том месте, где должны быть волосы, кожа и кости, огромную дыру, из которой появлялись все новые и новые машины, жившие до этого момента внутри нее…

Сев на постели, Рош провела рукой по голове и попыталась собраться с мыслями. Первым делом она должна заботиться о благополучии корабля. Быстрая проверка имплантатов показала, что она проспала около пяти часов — очень долго. Скорее всего ничего особенно серьезного не случилось, иначе ее разбудили бы.

— Ящик? — Рош спустила ноги с кровати и собралась встать.

Ей нужно было принять душ и переодеться. Она вся пропахла потом своего кошмара.

— Ящик, — снова повторила она. — Почему ты со мной не разговариваешь?

— Потому что я погиб в Палазийской системе, — беззвучно ответил он. — Помнишь?

— Проклятие! — Рош выругала себя за глупость. К счастью, рядом никого не оказалось. — Я совсем забыла.

— Тебе следует быть поосторожнее, Морган.

Она проигнорировала выговор и быстро направилась в душ.

— Случилось что-нибудь необычное, пока я спала? — спросила она.

— Ничего значительного, — ответил Ящик. — Скоро мы прибудем на станцию «Форпост». Население одиннадцать тысяч, плюс-минус сотня посетителей. Пока у нас идет все хорошо, пропуск ВЧСД действует, но Гейд подозревает, что, как только мы окажемся в радиусе пушечного выстрела, нас ждет не слишком теплый прием.

— Пушки? — Горячая вода ласкала кожу. — А что тебе известно о станции?

— Раньше она была военной. В прошлом участвовала в боевых действиях, но, судя по внешнему виду, сейчас находится не в самой лучшей форме.

— Кто управляет «Форпостом»?

— Я еще не знаю, — сказал Ящик. — Каджик разговаривал с тремя разными людьми, каждый из них утверждает, будто он является представителем местных властей. Никакой полезной информации получить от них не удалось. Складывается впечатление, что «Форпост» находится в состоянии войны с одной из соседних станций. Передачи, которые нам удалось перехватить, могут поступать из нескольких источников командной цепи.

Рош тяжело вздохнула.

— Полагаю, Немет сообщил, с кем мы должны связаться. Хотя бы имя назвал?

— Он дал нам имя. Атул Ансуриан — человек, приближенный к правительнице станции и, по умолчанию, всего региона. Насколько я понял, «Невидимки» заключили с ним сделку, по условиям которой он получает ресурсы, а в ответ оказывает им помощь, когда в ней возникнет необходимость. Он должен был обеспечить нас въездными визами и оказывать нам поддержку.

— Должен был? — удивленно спросила Рош. — Почему прошедшее время?

— Потому что он умер, — ответил Ящик. — Его вчера убили.

— Примерно в тот самый момент, когда мы покинули «Флегетон», — задумчиво проговорила Рош.

— Похоже на то.

— Считаешь, что это совпадение?

— Не знаю, Морган.

Рош с сожалением выключила воду.

— Ты сказал, он был человеком, приближенным к правительнице станции.

— Да. Официально он назывался советником, но вся власть находилась у него в руках. Причем все знали, что он живет затворником и управляет станцией, не появляясь на людях.

— Жаль, что тебе не довелось с ним познакомиться, — заявила Рош и вышла из кабинки. — Вы бы подружились.

— Неужели я слышу в твоем голосе сарказм, Морган?

Не обращая внимания на его слова, Рош начала вытираться.

— Дай-ка, я догадаюсь, — продолжала она. — Убийца на свободе, его личность неизвестна.

— Ничего подобного. Она находится в заключении на станции «Форпост» и уже призналась в том, что совершила убийство.

— Правда? — спросила Рош. — Так не бывает. Уж больно все просто.

— Ты совершенно права, Морган, — ответил Ящик. — В данном деле существует несколько правовых и этических аспектов.

Хотя никто не сомневается, что в конце концов ей будет вынесен смертный приговор.

— Ты о каких этических проблемах говоришь?

— Девушка является дочерью Ансуриана.

Рош не знала, имеет ли это значение для нее, но тем не менее постаралась запомнить.

— А ты откуда знаешь, Ящик?

— Я взял на себя смелость проникнуть в службу новостей станции, когда мы в первый раз связались с ними. Как только я понял, на каких частотах, они работают, дальше все было просто.

Рош задумчиво кивнула, заканчивая вытираться после душа.

— В таком случае, расскажи, что тебе удалось узнать про станцию «Форпост», — попросила она, надевая простую форму без знаков различия.

— Преобладающая раса называется вэкс, но они допускают к себе представителей двух соседних станций. Тохария 13 населена в основном представителями касты зиссис. «Случайная Валентность» — свободное торговое поселение. Я бы выбрал последнее, если бы мне пришлось решать, куда лучше отправиться. Но станция «Форпост» обладает влиянием в регионе, а следовательно, является центром всего.

— Когда мы будем готовы войти в док?

— Через час. Через десять минут — если Гейд прав — за дело примутся пушки.

— Значит, пора на мостик.

Рош остановилась посреди комнаты и сделала три глубоких вдоха. Затем, потерев затылок, поспешила на капитанский мостик.

***

— Я уже сказал, мне плевать, кто вы такие, — заявил человек, появившийся на главном экране. — У вас нет документов, которые мы признаем. Ваша юрисдикция на нас не распространяется. И, насколько мне известно, у вас нет никаких причин здесь находиться. Следовательно, мы не позволим вам совершить посадку. Итак, если вы не измените орбиту и не отправитесь восвояси, я буду считать, что вы явились с враждебными намерениями, и буду вынужден принять соответствующие меры.

— А я говорю, — заявила Рош, — что у нас дело личного свойства к Атулу Ансуриану, который должен был нас здесь встретить.

— Я не дурак, Рош, — заявил клерк, чей желтоватый голый череп, когда клерк говорил, покрывался жуткими морщинами. — Ваш корабль замаскирован, и вы не желаете сообщить мне, какое у вас дело к Атулу. Да, мы слышали о вас, но не от него. Он вообще о вас не упоминал.

— Наверняка мы можем поговорить с кем-нибудь еще, — сердито сказала Рош.

Ее собеседник устало вздохнул и ответил:

— Я передам вашу просьбу правительнице, но не думаю, что это поможет.

— Мне плевать, что вы думаете, — заявила Рош. — Соедините меня с ней! Я больше не хочу тратить на вас время.

Связь прервалась, и Рош дала волю своему возмущению, с силой треснув кулаком по приборной доске;

— Может быть, стоило предложить ему взятку, — сказал Гейд.

— Во время переговоров по открытой линии? — Рош покачала головой. — У них появился бы еще один повод не пускать нас на станцию.

— А если они нас действительно не пустят?

Рош посмотрела на Гейда и вымученно улыбнулась.

— Тогда и попробуем, — сказала она.

Через пять минут на экране появилось еще одно лысое существо с желтой кожей. Мужского пола. Если бы не более круглое лицо и глубоко посаженные глаза, Рош вряд ли сумела бы отличить его от предыдущего клерка.

— Я начальник дока Ренч, — уверенно и спокойно проговорил он. — Прошу простить нас за досадное недоразумение.

Док 14-В подготовлен к вашему прибытию — но вы должны снять маскировку и назвать членов вашей команды. Если вы не выполните наши требования, вам будет отказано в праве посетить станцию.

— Согласна, — сразу же ответила Рош.

Впрочем, у нее не было выбора. Она приказала Каджику показать хозяевам станции «Ану Верейн» и корабль Ври, а затем по очереди назвала своих спутников.

— Вы удовлетворены, Ренч?

Начальник дока изучал что-то, находящееся за пределами экрана.

— Конструкция вашего корабля мне неизвестна. Он местный?

— Блок Дато, правительство, отколовшееся от Содружества Империй, — Рош решила, что не помешает открыть им несколько подробностей.

— По-моему, он слегка потрепан для нового корабля, — кивнув, заметил Ренч.

— Нам пришлось немного повоевать, — призналась Рош.

— Ну, кому же не приходится? — Мимолетная улыбка коснулась губ начальника дока и исчезла. — Приготовьтесь войти в док, Рош. Вас встретят.

Каджик, следя за навигационными буями, вошел в переполненный кораблями док. Самые разные суда занимали все свободные отсеки, какие-то из них ремонтировались, другие просто стояли, возможно, под погрузкой, или выпускали пассажиров. Большинство служило в качестве кораблей сопровождения для военных флотов, собравшихся в системе. Среди них Рош заметила крейсер Армады СОИ, хотя имя, написанное на боку корабля — «Параселена», — показалось ей незнакомым.

С громким клацаньем «Ана Верейн» состыковалась с массивным доком. По форме напоминающая мутировавший анемон, бывшая военная станция отрастила множество входных тоннелей, пересекающихся друг с другом под самыми разными углами.

Прихватив с собой оружие и надев защитные комбинезоны, Рош и Майи вышли из своего корабля в пахнущий смазкой док. Повсюду раздавался металлический грохот, слышались голоса. Рош поразило, насколько станция «Форпост» отличается от уютных внутренних помещений «Флегетона». Складывалось впечатление, что все свободное пространство здесь заполнено какими-то ящиками, машинами и людьми, принадлежащими к самым разным кастам.

Неожиданно к ним подошла женщина. Невысокая, мускулистая, в пурпурной униформе с черными кантами и плотно сидящей на голове шапочке, с такой же желтой кожей, как и у двух клерков, с которыми разговаривала Рош.

— Я мастер Пасекка. Начальник дока Ренч велел встретить вас.

Рош представилась, а затем назвала имя Майи. Пасекка посмотрела на визор девушки и спросила;

— Ваша подруга слепа?

— Да. — Такой ответ показался Рош самым простым. — Навигационная система ее комбинезона связана с моей, она не будет никому мешать.

— Хорошо. — Пасекка огляделась по сторонам, словно только сейчас поняла, какое вокруг столпотворение. — Возможно, нам следует найти место потише, чтобы обсудить, зачем вы сюда прибыли.

— Я бы хотела поговорить с правительницей станции, — сказала Рош.

— Боюсь, у вас нет ни единого шанса, — заявила Пасекка. — Она очень тяжело переживает смерть Атула Ансуриана. Возможно даже, когда все немного успокоится, вы все равно не сможете с ней встретиться.

Намек на то, что Атул Ансуриан играл значительную роль в жизни станции «Форпост», вполне соответствовал тому, что рассказал Рош Ящик.

— И тем не менее я бы хотела попытаться.

Пасекка спокойно посмотрела на нее и проговорила:

— Очень хорошо. Посмотрим, чем я смогу вам помочь. Мой заместитель… — Мастер Пасекка сердито оглянулась и рявкнула:

— Квер!

Из толпы появился мужчина, одетый в такую же, как у Пасекки, форму, только с зеленым кантом. Он ничем не отличался от тысяч мелких служащих, которых Рош довелось встретить за свою жизнь, — немного полноватый, лысеющий, с поникшими плечами, но все замечающий, постоянно готовый ухватиться за возможность продвинуться по службе.

— Слушаю, мастер, — тихо проговорил он.

— Это Квер, — сказала Пасекка, обращаясь к Рош. — Он отведет вас туда, где не так шумно. — Она задумчиво помолчала, словно пыталась выбрать один из дюжины вариантов.

— Может быть, в Зал «В»? — предложил маленький человечек.

Пасекка нахмурилась.

— Не забывайся, Квер, — высокомерно предупредила она своего заместителя. — Однако, пожалуй… — продолжала она, повернувшись к нему спиной, — пусть будет Зал «В».

— Слушаюсь, мастер, — опустив голову, проговорил Квер.

Пасекка кивнула, а затем снова повернулась к Рош.

— Прошу нас простить, если мы не продемонстрировали должного гостеприимства, — сказала она, пытаясь понять, что произошло в дальнем конце дока. — Но у нас совершено убийство, да еще возникли проблемы со станцией «Флажок»… — Она беспомощно пожала плечами. — Боюсь, тут все разваливается. Так что, извините, придется переговорить с вами чуть позже.

Рош едва успела кивнуть, а женщина уже умчалась прочь. Она не сомневалась, что «позже» означает «значительно позже»…

— Яне поняла, что она сказала насчет проблем? — спросила Рош у Ящика.

— «Флажок», — пояснил Ящик, — родственная «Форпосту» станция, похоже, недавно уничтожена. Складывается впечатление, что все эти люди — беженцы.

Квер сделал шаг вперед и сказал:

— Сюда, пожалуйста.

— Куда вы нас ведете? — спросила Рош, движимая естественной подозрительностью, вполне понятной в данной ситуации.

— Туда, где вы сможете подождать, — ответил Квер. — Подальше от суматохи. — Он махнул рукой на толпы людей, снующих взад и вперед. На лице у него застыла смесь вежливости и легкого равнодушия. — Мастер доложит начальнику дока, который, в свою очередь, свяжется с вышестоящими инстанциями. Ваша просьба о встрече с правительницей станции со временем попадет к ней, и вы получите ответ. Я уверен, что это займет не слишком много времени.

— Сколько?

— Полагаю, пару дней, — ответил он.

— Пару дней?

— Может быть, чуть дольше, — кивнув, подтвердил он. — Будьте любезны, следуйте за мной…

— Мы не можем сидеть без дела, пока ваша драгоценная правительница будет решать, стоит ли ей с нами встречаться! — Рош поняла, что вот-вот взорвется. — А если нам все-таки придется ждать, я предпочитаю делать это на своем корабле.

— Ваше право, разумеется, — заявил Квер. — Мы не предполагаем, что вы… — Он неожиданно остановился и посмотрел на Майи. — Почему ваша похитительница пытается проникнуть в мои мысли?

— Майи, что ты делаешь?

— Хочу пробраться, а он не пускает.

— Каким образом?

— У него очень сильная и умело выставленная защита. Я не могу… никак не могу ее обойти. Но я уверена, что он не сможет поддерживать ее вечно!

— Пасекка тоже закрыта?

— Вовсе нет. Она прозрачна, точно стекло.

— Значит, он что-то скрывает. — Рош задумалась, потом добавила:

— Прекрати свои попытки — на время. Пойдем с ним.

Чуть позже попробуй еще раз, но поосторожнее. Я хочу знать, почему он защищен, а Пасекка нет.

На лице Квера появилось облегчение.

— Спасибо, — поблагодарил он, обращаясь к обеим. Затем повернулся к Майи:

— Прошу вас больше этого делать. У нас такое поведение считается исключительно невежливым. Итак, вы хотите вернуться на корабль? — спросил он уже у Рош.

— Нет, мы пойдем с вами, — ответила она.

— Хорошо, — сказал Квер и зашагал вперед, ловко выбирая дорогу в толпе.

— Похоже, мы зря теряем время, — зазвучал голос Гейда в ее имплантатах.

— Вполне возможно. — Рош пересказала ему слова Майи. — Но существует высокая вероятность того, что с его помощью нам удастся узнать что-нибудь новое.

— Или нет. Морган, Майи не может проникнуть в его мысли. А если он из компании воинов-клонов? Ты ведь не знаешь этого наверняка.

— Мне кажется, ты чересчур подозрителен, — заявила Рош, надеясь, что Гейд ошибается. — Зачем нашим врагам клонировать существо вроде Квера?

— Естественно, чтобы он смог вписаться в местную жизнь, — резко ответил Гейд. — Откуда мне знать? Сидеть здесь и ждать, что будет дальше, невыносимо. Даже если тебе удастся встретиться с их важной дамой, сомневаюсь, что от нее будет много проку.

— Но без нее мы не сможем ничего сделать.

Квер провел их через огромные двери ангара, а затем по длинному коридору, стены которого были отделаны каким-то серебристым металлом. По узкому ответвлению они вышли в другое помещение, где оказалось значительно тише.

Миновав какие-то контрольные установки, они направились в глубь станции.

— И что ты собираешься делать? — спросил Гейд.

— То, зачем нас отправил сюда Немет: шпионить, полагаю.

Искать врага. А для этого нам нужно получить разрешение свободно передвигаться по станции и доступ к базе данных. — О последнем чуть позже позаботится Ящик, но Рош понимала, что должна иметь под рукой надежное объяснение тому, откуда она вдруг начала получать интересующие их сведения. — Поскольку Ансуриана убили, нам, кроме правительницы, больше не к кому обратиться за помощью.

— А как насчет дочери Ансуриана? — спросил Гейд. — Она могла знать о его связи с «Невидимками» и о том, что нужно делать, если их агент появится на станции.

— Да, но, я полагаю, она сидит под замком. Сомневаюсь, что нас к ней подпустят.

— Я хочу знать еще кое-что: как зовут правительницу станции «Форпост»? — недовольно спросил Гейд. — Судя по тому, что о ней говорят, она не слишком успешно справляется со своими обязанностями.

— Ее зовут Индердип Дженс, — подсказал Ящик. — Похоже, она унаследовала свой пост от отца, предыдущего правителя станции, который умер восемь лет назад.

Рош не могла ответить на вопрос Гейда, не сообщив ему, откуда она получила информацию.

— Попытайся подключиться к местному каналу новостей.

Хоть польза от тебя будет.

— Для начала попробую найти карту, — проворчал он.

— Я организовал информацию таким образом, что он ее легко обнаружит, — прошептал Ящик Рош.

— Отлично, — сказала она, а затем, обращаясь к Гейду, заявила:

— Сообщи, если обнаружишь что-нибудь необычное, Амейдио.

Рош снова постаралась сосредоточиться на том, что происходит с ней в настоящий момент. Ей показалось, что они идут слишком долго, но зато вокруг стало значительно чище и тише.

Белые стены и потолки делали окружающую обстановку какой-то уж слишком стерильной, хотя в воздухе появился едва уловимый запах человеческого пота.

— Я все еще не могу пробиться, — сказала Майи. — Но по крайней мере он меня не чувствует.

Рош вспомнила, что говорил Немет о возможности использования эпсенса с целью обойти естественную маскировку врага. И не слишком серьезное предположение Гейда о том, что Квер может оказаться воином-клоном.

— Его сознание не похоже на сознание Кейна?

— В нем есть что-то странное, — словно пожимая плечами, проговорила девушка. — Я могу воспользоваться его органами чувств, как и в случае Кейна. Но у меня другие ощущения.

Впрочем, ведь, кроме Кейна, я не видела больше ни одного воина-клона. Они же не обязательно должны быть похожи друг на друга.

— А как насчет черного пятна?

— Ну, его заметил ирикейи. Он мог проникнуть в суть вещей гораздо глубже, чем я. Например, я не вижу никакого пятна у Кейна.

Рош задумалась над ее словами.

— Значит, абсолютной уверенности в том, что Keep не является воином-клоном, у тебя нет. Я правильно поняла?

— Правильно, Морган.

— Не слишком утешительно, Майи.

— Это точно.

Квер остановился возле двери, расположенной посередине извивающегося коридора, достал из кармана старомодный ключ и вставил его в замок, который находился в самом центре двери. Раздался щелчок, и он легонько толкнул дверь внутрь. Она чуть-чуть приоткрылась, потом скользнула в сторону.

Квер сделал два шага внутрь, а затем обвел рукой помещение.

— Зал «В». Вам будет удобно, — сказал он.

— Только если мне не придется прождать два дня.

Квер продолжал сохранять серьезность.

— Посмотрим, — заявил он и жестом показал, чтобы они входили. — Прошу вас…

Рош колебалась, стоя на пороге.

— Я могу остаться, если вам так будет спокойнее, — сказал Квер, заметив ее опасения.

— Нет, все в порядке, — проговорила Рош. — Только дайте нам ключ.

— Боюсь, я не могу выполнить вашу просьбу, — заявил он. — Кроме того, замок изнутри не открывается.

— В таком случае, — сказала Рош, — мы войдем после вас.

Он спокойно пожал плечами и вошел внутрь Зала «В», состоявшего из трех смежных комнат. Из уютной прихожей Рош видела зал для совещаний, а дальше располагалась небольшая кухня и, кажется, туалет. Рош обратила внимание на застоявшийся воздух, словно вентиляторы давно не чистили.

— Кроме нас, здесь никого нет, — доложила Майи. — Это точно.

Решив, что они справятся с Квером, если тот попытается предпринять какие-нибудь враждебные действия, Рош с Майи вошли в прихожую.

— Не желаете подкрепиться, чтобы скоротать время? — спросил Квер. — Может быть, чего-нибудь выпьете?

— Нет, спасибо, — поблагодарили его Рош и Майи.

— Возможно, хотите отдохнуть?

Рош посмотрела на расставленные тут и там мягкие кресла с тонкими, словно точеными, ножками. Казалось, они не выдержат даже веса Майи в ее защитном комбинезоне.

— Не думаю… — рассмеявшись, начала она и тут краем глаза уловила какое-то движение.

Дверь захлопнулась.

— Система безопасности, — пояснил Квер, заметив ее тревогу. — Мы не сможем гарантировать вашу неприкосновенность, если внутрь будет легко проникнуть.

— А также безопасность вашей станции, если мы вдруг выберемся наружу, верно? — язвительно заявила Рош.

Мимолетная улыбка появилась на губах маленького человечка, но до глаз добраться не успела. Щелкнул замок.

— Насчет кресел…

— Нет никакой необходимости, — сказала Рош и подошла к двери, чтобы проверить ее.

— У нас тут есть очень полезные вещи, — проговорил Квер и махнул рукой, показывая куда-то в глубь помещения. — Следуйте за мной, пожалуйста.

— Морган! — Голос Майи неожиданно громко прозвучал в голове Рош. — Корабль потерял связь с нашими телеметрическими каналами!

— Что?

Рощ надвинула поглубже свой шлем и изучила показания приборов. Вот уже целых полминуты они не получали никаких сигналов с корабля. Но Майи не могла этого увидеть, значит, узнала от кого-то другого.

— Ури? — позвала Рош. — Амейдио?

Никакого ответа.

— Я сказала им, что у час все в порядке, — проговорила Майи. — Но они не знают, что им делать.

Рош разозлилась, вытащила оружие и, последовав за Квером в зал для совещаний, довольно бесцеремонно схватила его за плечо и развернула лицом к себе.

— Что, черт подери, тут происходит? — сердито потребовала она ответа. — Почему нас отрезали от корабля?

Он удивленно уставился на ее визор.

— Я не понимаю…

— Открывай твой проклятый замок. Немедленно, — заявила Рош. — Мы уходим. — Увидев, что Квер колеблется, она рявкнула:

— Я сказала: немедленно!

Квер попытался выпрямиться, несмотря на то, что Рош продолжала цепко держать его за плечо.

— Нет.

Она прижала пистолет к его щеке.

— Да.

Он дернулся, но не сдался.

— Гейд хочет знать, требуется ли тебе подкрепление, — вмешалась Майи.

— Скажи ему… — Рош задумалась на мгновение. — Скажи ему, пусть будет готов — на всякий случай.

— Вам не причинят вреда, — начал уговаривать ее Квер. — Даю честное слово. Это не ловушка.

— Ты нас здесь запер! — выкрикнула Рош, которая не могла справиться с яростью. — И разорвал связь с кораблем. Как; это, по-твоему, называется?

— Возможность, — проговорил Квер, чувствуя, как пистолет вжимается в щеку. — Возможность поговорить.

— Мне-с тобой разговаривать не о чем. Выпусти нас отсюда.

— Вы же видите, я не вооружен. Неужели вы не можете по крайней мере убрать пистолет? Пожалуйста.

— А откуда мне знать, что снаружи нас не поджидают солдаты?

— Вы этого знать не можете, — проговорил он. — Но даю вам слово, там никого нет.

Рош насмешливо фыркнула.

— А почему я должна верить твоим заверениям?

— Не будьте дурой, Рош, — рассердился вдруг человечек. — Подумайте хорошенько! Правительница не станет тратить время на подобные глупости.

— В отличие от тебя, — заявила Рош.

— Такая вероятность существует, — сказал он. — Если бы я находился в отчаянном положении, то мог бы предпринять что-нибудь подобное. Я снова прошу вас, пожалуйста, выслушайте меня. Если вас отрезали от вашего корабля, значит, я поступил правильно, когда привел вас сюда.

— Что? Почему? — ничего не понимая, пробормотала Рош.

— Здесь абсолютно безопасно, — пояснил Квер. — С точки зрения электроники. Никто не может проникнуть внутрь или выйти из помещения. Как только дверь закрылась, мы оказались отрезаны от внешнего мира.

— А почему это так важно?

Квер смотрел на Рош несколько мгновений, и она вдруг поняла, что он в отчаянии.

— Потому что на самом деле меня зовут Атул Ансуриан, — ответил он. — Мне нужна ваша помощь. Без нее моя дочь и, вполне возможно, все жители станции погибнут.

 

Глава 7

Станция «Форпост»

955.1.32

0150

Рош еще немного подержала маленького человечка перед собой, заглядывая ему в глаза и стараясь понять, не лжет ли он.

Решив, что он говорит правду, она едва слышно произнесла:

— Но вы же умерли!

— Мне пришлось разыграть комедию, — извинился он. — Я должен был исчезнуть, чтобы остаться в живых. Иначе, весьма вероятно, я с вами сейчас не разговаривал бы.

— Но Пасекка…

— Ничего не знает, — резко перебил он ее. — Для Пасекки я всего лишь еще один безликий служащий, которым она командует. Пусть и дальше так думает. У нее мало мозгов, а я не могу доверить правду такому человеку — ее мысли слишком легко прочитать.

Рош вспомнила, как Майи описала Пасекку — прозрачная.

Квер — нет, Ансуриан — если ему можно верить, по крайней мере в этом отношении говорит правду — А откуда мне знать, что вы меня не обманываете? — спросила она.

— Я не прошу вас мне верить, — ответил он. — Просто выслушайте.

— Зачем? — поинтересовалась Рош.

— Я думаю, мы в силах помочь друг другу, — сказал Ансуриан. — В лучшем случае у меня есть несколько дней — потом правда выйдет наружу. А как только это произойдет, мы оба — моя дочь и я — можем погибнуть.

Рош охватило любопытство.

— Но если ваша дочь должна умереть за то, что убила вас, почему бы не признаться, что вы живы? Тогда ее освободят.

— Все не так просто.

Ансуриан подошел к столу в зале для совещаний и уселся на один из стульев.

— Прошу вас. — Он жестом пригласил Рош и Майи садиться на стулья напротив него.

Рош посмотрела на девушку, которая по-прежнему была сосредоточена.

— Майи?

— Ничего не могу узнать. Но снаружи нас действительно никто не поджидает. Складывается впечатление, что никому здесь вообще нет до нас дела.

— Хорошо. Скажи нашим, пусть сидят тихо. Я хочу понять, что здесь происходит.

Рош уселась за широкий деревянный стол напротив Ансуриана. Стул с низкой спинкой заскрипел под ее весом, но выдержал. Майи устроилась неподалеку.

— Вне всякого сомнения, вы слышали официальную версию случившегося, — сказал Ансуриан.

— Что ваша дочь убила вас пару дней назад, а затем сдалась властям? — спросила Рош. — Да, слышали.

Ансуриан кивнул, на лице его застыло серьезное выражение.

— Дело закрыли, не успев открыть, — проговорил он. — У Службы безопасности есть тело и преступник, и никаких свидетельств того, что произошло нечто необычное. Если не считать, что мою дочь обвинят в убийстве собственного отца, если я буду продолжать делать вид, что умер. Но совершенно очевидно, что я этого сделать не могу. В ближайшие дни обман раскроется, и моей дочери придется рассказать правду.

Рош по-прежнему не понимала, какое отношение она имеет к происходящему.

— И что дальше?

— Правовых прецедентов подобной ситуации не существует, — пожав плечами, заявил Ансуриан. — Дело в том, что наши традиции продолжения рода несколько отличаются от общепринятых. Вэкс имеют не двоих родителей, как большинство каст. У нас всего один родитель, он создает ребенка, комбинируя свой генетический код с другим, иногда выбранным случайным образом. Ребенок всегда противоположного пола, чем его родитель, он созревает искусственно, а потом передается родителю, который в одиночку о нем заботится. У нас всегда один ребенок. Надеюсь, вы понимаете, что связь между отцом и дочерью, а также матерью и сыном очень сильна?

— И потому убийство одного другим считается самым страшным преступлением, которое только можно себе представить, — догадалась Рош.

— Самым чудовищным на свете, — подтвердил Ансуриан. — Единственным адекватным наказанием может быть только смерть. Не важно, кто убит — ребенок или родитель, — последствия всегда одинаковы. Прерываются две жизни. И длинная линия потомков, следующих один за другим.

Рош прекрасно понимала, о чем он говорит, но все равно никак не могла взять в толк, при чем тут она.

— Вы сказали, что у Службы безопасности имеется тело, — прервала она Ансуриана. — Вы себя клонировали и предоставили им клона?

На лице Ансуриана появилось искреннее негодование и одновременно отвращение.

— Нет, разумеется! — сказал он. Заметив смущение Рош, Ансуриан сделал глубокий вдох и медленно продолжал:

— Пожалуйста, поймите, мне сейчас очень трудно. При нормальных обстоятельствах я веду замкнутый образ жизни и чувствую себя неловко, когда оказываюсь рядом с другими людьми. В мои комнаты может входить и знает мое лицо только один человек — моя дочь Альта. Еще два дня назад она жила вместе со мной в тщательно охраняемом крыле станции, неподалеку от апартаментов правительницы.

— Альта жила с вами?

— Да, и продолжала бы жить до самой моей смерти со своим сыном — естественно, если бы решила его зачать. Однако она гораздо общительнее меня. И хотя Альта уважает образ жизни, который я для себя избрал, она не испытывает необходимости находиться в изоляции от остальных людей. Она работает — точнее, работала — в Отделе логистики и руководила распределением ресурсов, которые через нашу станцию поступают к тем, кто в них особенно нуждается. Возможно, она проявила излишнее легкомыслие, посчитав, что ситуация не настолько опасна, и не поверив объективным данным. Складывается впечатление, что в данном вопросе я оказался прав. Но не вызывает сомнений тот факт, что, если бы Альта не отправилась по своим делам и не вернулась тогда, когда вернулась, она умерла бы вместе со мной, или я умер бы один.

Рош внимательно слушала рассказ Ансуриана. Но все равно никак не могла понять сложностей отношений вэксов. Они находят себе любовников вне семьи или инцест является здесь нормой? Впрочем, сейчас это не имело никакого значения.

— Две ночи назад, — продолжал Ансуриан, — Альта вернулась домой поздно. Она зашла, чтобы пожелать мне спокойной ночи, и обнаружила, что я сплю, а в комнате, кроме меня, находится еще один человек. Альта говорит, что он собирался дать мне яд, который убил бы меня за несколько секунд. И не оставил никаких следов. — Ансуриан немного помолчал, прежде чем продолжить. — Альта — профессиональный воин, Рош.

Возможно, даже слишком умелый. Она прикончила нашего незваного гостя легко и без усилий, но прежде, чем мы успели узнать личность убийцы.

— Вам удалось в конце концов выяснить кто он такой?

Ансуриан покачал головой.

— Мы не нашли никаких документов, — сказал он. — В базе данных станции нет сведений о его ДНК. Надеюсь, вы понимаете, что я не мог обратиться в Службу безопасности за помощью. Я исследовал все возможные варианты и тут же обратил внимание на очень необычный факт — мой убийца не вломился ко мне в квартиру. Он благополучно миновал очень сложную охранную систему — так, словно ее вовсе не существовало. Кто-то ему рассказал, как это сделать, а к данной информации имеет доступ небольшая горстка людей.

— И, вне всякого сомнения, они занимают высокие посты в Службе безопасности, — вставила Рош.

Ансуриан наклонился над столом и кивнул.

— Я не мог сообщить о случившемся, поскольку не хотел, чтобы тот, кто организовал покушение, узнал, что оно провалилось.

— И потому вы попытались сделать так, чтобы проблема перестала существовать, — сказала Рош, которая с нетерпением ждала, когда он перейдет к ее роли в сценарии.

— Вынести незаметно тело с территории станции мы не могли — такая возможность даже не рассматривалась, — кивнув, продолжал Ансуриан. — Я понимал, что, стоит мне покинуть свою комнату, мой враг сразу сообразит, что у него ничего не вышло, и мгновенно перекроет все доки. По той же самой причине нельзя было спрятать тело в квартире. Совершенно очевидно, что мне удалось остаться в живых по чистой случайности, и мои неприятели непременно постараются исправить свою ошибку.

Существовал только один способ выяснить, что происходит — подделать данные, чтобы все думали, будто тело принадлежит мне и я умер. Взяв себе другое имя, я мог посмотреть, что будет дальше. Например, кто попытается захватить мой пост. ли кто станет выступать за быстрое завершение судебного дела, чтобы покончить с проблемой без промедления…

— Иными словами, — перебила его Рош, — кто больше всех выиграет от вашей смерти, как только шумиха уляжется.

— Совершенно верно, — подтвердил Ансуриан. — Но Альа оставила на теле убийцы массу генетических улик. Впрочем, без этого было не обойтись. В конце концов мы решили, что она должна сама сдаться властям, чтобы избежать расследования. Ее версию подтвердит любая экспертиза. Мои враги будут, разумеется, удивлены тем, что убийство произошло не так, как они спланировали, — в особенности учитывая тот факт, что их человек не объявился, чтобы доложить о своих успехах, — но, я полагаю, они еще некоторое время будут верить в наш обман. Пока Альта находится в тюрьме, меня беспокоит только одно: мои недруги могут сообразить, что тело принадлежит не мне, а их человеку.

— Думаю, они уже догадались. — Рош никак не удавалось осознать услышанное. — Ведь файлы станции должны показать несоответствие генетического кода убийцы и вашего.

— Я давно изъял все свои данные, — покачав головой, сказал Ансуриан. — Разумная мера предосторожности, в особенности для человека в моем положении. Когда речь идет об анонимности, понятно, что тот, кто обладает настоящей властью на станции, сделает все, чтобы его не могли узнать другие. Главное, чтобы я принимал правильные решения, которым впоследствии следовала Индердип.

— А разве правительница не знает, как вы выглядите? — спросила Рош.

— Я не мог рисковать, — пожав плечами, ответил Ансуриан. — Я, наверное, кажусь вам параноиком, Рош, но, если бы я не позаботился о собственной безопасности, то давно был бы мертв. Случилось именно то, чего я боялся. Сейчас мне нужно выяснить, кто пытался меня убить, и спасти дочь.

Рош понимающе кивнула.

— Вот зачем я вам нужна.

— Я не в состоянии справиться со столь сложной задачей в одиночку, — серьезно проговорил Ансуриан. — Мне нужна ваша помощь.

— А почему вы думаете, что я стану вам помогать? — спросила она. — Не мое дело вмешиваться во внутренние проблемы станции.

— Это не так, — настаивал на своем Ансуриан. — Вы же являетесь агентом «Невидимок», которые сражаются с гораздо более опасным врагом. Наши цели могут совпадать.

— Каким образом?

— Неделю назад уничтожен «Флажок», одна из родственных нам станций.

— Я слышала о случившемся по дороге сюда, — солгала Рош, хотя Ящик сообщил ей о гибели станции, только когда они прибыли на «Форпост».

— Естественно, — сказал Ансуриан. — Но вы наверняка не знаете, что станция «Флажок» уничтожена изнутри, с использованием кодов Службы безопасности, которые знало весьма ограниченное количество людей. Каким образом они стали известны, остается загадкой, но я подозреваю, что враг — ваш враг — принял в происшедшем непосредственное участие. Возможно, он и мой враг тоже.

— Почему вы так решили?

— Индердип склонна проводить политику невмешательства.

Мне пришлось потратить немало сил, чтобы убедить ее отправиться сюда. Я не знаю, какая от нас может быть польза, в особенности сейчас, когда погиб «Флажок», — но я всегда считал, что мы должны хотя бы попробовать.

— Значит, именно вы уговорили Индердип прилететь сюда?

— Да, — сказал Ансуриан. — И употребил все свое влияние на то, чтобы она не передумала и не приняла решения вернуться домой. Возможно, кому-то это не понравилось. Может быть, кто-то посчитал, что нам незачем принимать участия в войне.

Если дело обстоит именно так, получается, что на нашу станцию уже проник враг, и нас тоже ждет судьба «Флажка».

— Давайте разберемся, правильно ли я вас поняла, — проговорила Рош. — Кто-то на станции «Флажок» работал на врага, ему удалось — неизвестно как — добыть коды системы безопасности, благодаря чему станция погибла. А теперь вы полагаете, что этот кто-то сумел пробраться и на «Форпост»?

— И пытается сделать то же самое на нашей станции, — сказал Ансуриан. — Сейчас попасть к нам совсем не трудно.

Мы собираем спасательные капсулы, в которых находятся те, кому удалось вовремя покинуть «Флажок». По правде говоря, мы, сами того не желая, выловили несколько капсул, принадлежащих врагу, но выбросили их, прежде чем они успели открыться.

— Вы полагаете, что кто-то пробрался сюда в самой обычной капсуле?

— Если у них имелись нужные бумаги, — подтвердил ее подозрения Ансуриан, — никто ничего не заподозрил. А оказавшись на станции, враги могли заняться вербовкой высшего руководства. Убедить Индердип, что для нас лучше всего отправиться домой, совсем просто. Это наиболее эффективный способ избавиться от вэксов.

— Согласна, способ весьма эффективный, но враг, как правило, действует в соответствии с другими принципами. Чем больше разрушений и смертей, тем лучше — с их точки зрения.

По крайней мере так говорит мой собственный опыт.

— Возможно, ваш вывод следует подвергнуть тщательному изучению, — возразил Ансуриан. — Люди видят и запоминают самые невероятные катастрофы и разрушения. Вполне возможно, что враг не всегда ведет себя одинаково и порой прибегает к более тонким и хитроумным уловкам.

— Ты не забыла о Кейне? — напомнила ей Майи.

— Может быть, — ответила Рош обоим. — Но я по-прежнему не понимаю, каким образом мы можем вам помочь. Ваша дочь сидит в тюрьме. Чего вы от нас хотите? Чтобы мы освободили ее, организовав налет?

— Я не настолько наивен, чтобы считать, что у вас это получится — и вы на такое согласитесь.

— В таком случае, что мы можем сделать?

— Ваше имя многим известно, Морган Рош. Узнав, что вы встречались с Индердип Дженс, мои недруги могут забеспокоиться. Если поставить правительницу в известность, что враг пытается на нее повлиять, возможно, она не станет прислушиваться к его советам. Может быть, я смогу выйти из подполья, не подвергая себя и Альту серьезной опасности. Иными словами, я надеюсь использовать вас, чтобы удержать Индердип от заведомо не правильных шагов.

Рош довольно долго смотрела на него. Ансуриан хочет использовать ее, совсем, как «Невидимки» и Крессенд: в качестве пешки в своей собственной игре. Ее такая роль не устраивает — но не следует забывать, что в данной ситуации она может получить определенные преимущества, которые помогут в ее игре.

— Вы в состоянии организовать мне встречу с правительницей? — спросила она.

— Думаю, да, — ответил он. — Наверное, мне удастся незаметно провести вас в ее апартаменты. Вы сможете разговаривать с ней столько, сколько нужно, чтобы убедить ее в том, что вы должны остаться. Видите ли, в ее комнатах нет записывающих устройств. Даже моих.

— А что помешает ей просто вышвырнуть нас вон?

— Индердип о вас слышала, и я достаточно хорошо ее знаю — она очень любопытна.

— В таком случае, почему требуется столько времени, чтобы получить официальную аудиенцию?

— Существует весьма высокая вероятность того, что ей неизвестно о вашем появлении на станции, — пояснил Ансуриан. — Тот, кто плетет интриги, скорее всего попытается помешать вашей встрече. Если просьба об аудиенции пойдет по официальным каналам, вы можете получить ответ только через несколько дней. — Рош собралась ему возразить, но, прежде чем она успела что-нибудь сказать, Ансуриан продолжал:

— Поверьте мне, в настоящий момент нет другого выхода.

Рош задумалась над его словами.

— Хорошо. А что будет после того, как я с ней поговорю?

— Это зависит от того, как сложится беседа. Если все будет хорошо, возможно, я объявлю, что жив. Если у вас ничего не получится, придется придумать другой план. Мне известно, что в системе охраны тюрьмы есть несколько лазеек. Может быть, удастся освободить Альту и покинуть станцию.

Рош не нужно было объяснять, какая роль будет отведена ей в этом плане. Впрочем, она решила, что окажет помощь Ансуриану только на самом простейшем уровне — в конце концов она его совсем не знает, и у нее нет никаких оснований ему доверять.

— Твое мнение, Майи?

— Я думаю, тебе следует положиться на интуицию, Морган, — ответила девушка. — Мне ничего не удалось узнать, и не хочется, чтобы из-за меня ты совершила ошибку.

«Что же, по крайней мере честно», — подумала Рош. Она не могла спросить совета у членов своей команды, поскольку они не владели информацией в достаточной степени для того, чтобы помочь ей принять решение.

Впрочем, Рош не считала Майи рядовым членом своей команды. За последние несколько недель, в особенности после того, как девушка попала в плен к Руфо, Рош поняла, что Майи очень много для нее значит.

Она еще не забыла, как боялась и переживала за девушку, и прекрасно понимала, что чувствует Ансуриан.

— Ладно, — сказала она наконец. — Я поговорю с правительницей, а там посмотрим. Я не стану вам ничего обещать, но попробовать стоит.

— Спасибо.

Ансуриан улыбнулся.

— Индердип вернется в свои апартаменты только через несколько часов. Я попытаюсь точно выяснить когда. Кроме того, мастер Пасекка предполагает, что Квер скоро вернется, а мне не хотелось бы вызывать ненужные подозрения.

— Мы сможем с вами связаться? — кивнув, спросила Рош.

— Я думаю, необходимо полностью изолировать вас от внешнего мира, — сказал он. — Включая и ваш корабль. — Заметив на лице Рош беспокойство, он добавил:

— Это действительно единственный способ сделать так, чтобы вас не обнаружили раньше времени.

Рош показалось, что слова Ансуриана звучат искренне, а доводы разумны — если на мгновение забыть об излишней, с ее точки зрения, осторожности.

— Ты сможешь его найти, если он оставит нас слишком надолго? — спросила Рош у Майи.

— Да, — ответила та. — Или отыщу кого-нибудь неподалеку, и они нас выпустят.

Рош кивнула. С тех пор как они прибыли в Солнечную систему, им еще не приходилось прибегать к умению похитительницы влиять на окружающих ее людей. В самом худшем случае Майи заставит правительницу сделать то, что им нужно.

— Хорошо, — сказала она Ансуриану. — Даю вам два часа.

Если по их истечении вы не появитесь, считайте, что наша сделка расторгнута.

— Не волнуйтесь. Я вернусь раньше.

Они встали, и Ансуриан вышел из комнаты. Дверь с шипением открылась, а затем щелкнул замок. С внутренней стороны Рош не удалось отыскать ни ручки, ни замочной скважины.

— Не нравится мне все это, — проворчала Рош.

Майи сняла шлем и сделал вдох.

— Гейд говорит, что система внутренней безопасности здесь совсем примитивная, в особенности учитывая, что мы благополучно миновали пушки, расставленные по периметру. Он утверждает, что сумеет сюда прорваться и освободить нас минут за десять.

— Скажи ему, что он переоценил свои силы. Ему понадобится по меньшей мере пятнадцать.

— Он предлагает тебе заключить пари.

— Ни за что.

— Он говорит: «Тогда не вини нас, если мы явимся слишком поздно и не сможем вас спасти».

Рош улыбнулась.

— Ничего другого я от него и не ожидала. Ему просто завидно, что мы не взяли его с собой.

Майи не стала с ней спорить.

***

Ожидание казалось бесконечным. Раньше Рош не задумывалась о том, сколько тратит времени на изучение сведений, поступающих в базу данных «Аны Верейн». Возможности защитного комбинезона с точки зрения электроники достаточно ограниченны, и, хотя Ящик имел доступ к огромному количеству информации, она по-прежнему не до конца ему доверяла и сомневалась, что он всегда сообщает ей то, о чем она его просит.

— Ты веришь тому, что сказал Ансуриан? — спросила она У ИИ.

— Его рассказ совпадает с данными, которые мне удалось получить через службу новостей, но это вовсе не означает, что он не лжет. Честно говоря, его история звучит не слишком убедительно. Однако мне известно, что информация, касающаяся личности Ансуриана, действительно изъята из файлов системы безопасности, а его отношения с дочерью всегда отличались исключительной теплотой. Если с нами разговаривал не Ансуриан, придется найти ответ на вопрос, который волнует многих: почему Альта Ансуриан убила своего отца, причем безжалостно и без всяких на то оснований?

— По-моему, это не наше дело.

— Наше — до тех пор, пока у нас имеются причины придерживаться этой гипотезы.

— Значит, для тебя речь идет всего лишь о гипотезе?

— Естественно, Морган. В настоящий момент я могу только строить предположения.

Рош решила прекратить разговор. Беседовать с Ящиком, когда ему скучно, совсем не просто. Так недолго и головную боль заработать. Но она и сама не могла сидеть без дела — Рош ненавидела скуку. Спать нельзя, есть не хочется. Она слишком напряжена, и желудок вряд ли сможет справиться с концентратами, имеющимися в запасах комбинезона.

— Ты можешь показать мне, что происходит снаружи? — спросила она у Майи.

— Конечно, — ответила девушка. Она легко коснулась сознания Рош, затем чуть усилила давление. — Не бойся, Морган.

Я не собираюсь полностью подчинять тебя себе. Я только покажу, как я вижу окружающий мир.

Рош заставила себя расслабиться. В конце концов они уже несколько раз делали нечто подобное — на планете Сиакка, до того, как Майи дала ей слово никогда больше не проникать без позволения в ее сознание. А еще в тех случаях, когда Майи показывала Рош, что чувствует кто-то другой. Эти впечатления всегда поражали Рош своей яркостью и невероятной четкостью, казались живыми, словно были ее собственными.

На мгновение у Рош возникло ощущение, будто она видит отражение Майи, поскольку смотрела своими глазами и одновременно своими глазами через Майи. Но этот эффект тут же исчез. Рош больше не видела мир таким, каким привыкла, — Майи перебралась на другой объект.

Теперь Рош смотрела на окружающее глазами женщины, которая ремонтировала воздушный фильтр, расположенный где-то за пределами Зала «Во, чуть дальше по коридору. Однако уже в следующую секунду Майи выхватила из толпы курьера, спешащего доставить посылку. Затем последовала быстрая смена образов, картин, увиденных самыми разными людьми — они продвигались все дальше в глубь станции. Майи ни разу нигде не задержалась больше, чем на несколько секунд — как только им удавалось обнаружить чье-то открытое сознание, они тут же перебирались в другое.

И никто ни разу не понял, что их коснулась похитительница, потому что Майи обращалась с ними мягко и деликатно и тут же старалась оставить, чтобы не вызвать подозрений и не напугать. Впрочем, Рош знала, что она может быть безжалостной и жалить, точно оса.

Рош забыла про Ансуриана и положение, в котором они оказались. Когда они с Майи путешествовали по станции, она вдруг поняла, что восприятие образов, которые показывает ей Майи, еще не все — помимо них существует другой уровень, но описать свои ощущения словами не смогла бы. Поскольку Рощ ни разу не сопровождала похитительницу в качестве добровольного пассажира, она не имела возможности оценить сложность того, что делает Майи.

Каждое сознание вдруг на мгновение теряло ориентацию, поскольку старые образы и звуки сменяли новые. И тогда Рош успевала увидеть проносящееся мимо эн-пространство — теоретическое царство, в котором правила похитительница. Получалось, будто заглядываешь в мысли существа, использующего звук и эхолокацию, а не зрение, чтобы видеть то, что находится вокруг.

Майи находилась в самом центре вселенной, а разумы остальных людей казались выступами на плоской равнине — только в трех измерениях. Одни из них тянулись вверх, точно острые пики, другие представлялись крошечными бугорками на поверхности. Рош интуитивно поняла, что эти образы не имеют никакого отношения к умственным способностям людей в «реальной» жизни. Уровень интеллекта, способность к эпсенсу, да и сам внешний вид человека здесь ни при чем. Просто, все люди отличаются друг от друга своими физическими характеристиками.

Когда они путешествовали между сознаниями, словно обходили остров, осторожно наступая на камешки, разбросанные в воде, Рош все больше и больше удивлялась картинам, которые видела между остановками. В конце концов она попросила Майи показать ей мир похитителя без привнесенных туда извне впечатлений.

И вдруг Рош потеряла ориентацию.

— Меня удивляет, что ты смогла увидеть мой мир, — сказала Майи. — За годы, что мы провели с Веденом, ни разу не случилось ничего похожего. А раньше ты не демонстрировала таланта к эпсенсу.

— А это талант? — задумчиво проговорила Рош, стараясь заставить себя успокоиться.

Как большинство детей СОИ, она мечтала, что во время полового созревания выяснится, будто природа наделила ее способностью к эпсенсу. Жизнь прошедшего обучение похитителя отличается от жизни обычных людей, и тут никого не волнует — сирота ты или нет. Оказаться нужной, побывать в разных системах, погружаться в чужое сознание по приказу правительства или чтобы выяснить какие-то личные вопросы…

Рош мечтала об этом, но оказалась в данной области совершенно бесталанной.

— Полагаю, нет, — признала Майи. — Но мне еще не приходилось встречать человека, способного увидеть эн-пространство и не умеющего проникнуть внутрь него.

— Значит, я урод.

— Может быть, счастливая случайность, — поправила ее Майи. — Звучит приятнее.

— Где Ансуриан? — спросила Рош, которой захотелось увидеть разум, закрытый щитом.

Майи подвела ее к месту, где находилось сознание Ансуриана. Но увидеть Рош удалось лишь крутые закругленные края глубокого кратера. Как Майи ни старалась, она не могла проникнуть внутрь или заглянуть за стену.

— Похоже на крепость, — заметила Рош. — Просто поразительно, Майи. Пошли дальше.

Они пронеслись по всей станции, и Майи показала Рош самые разные сознания — открытые, а также те, что обладали способностью к эпсенсу и не имели такого таланта, пострадавшие от применения эпсенса и наделенные диковинными наростами, тянущимися в эн-пространство, которым Майи не находила никакого объяснения. Она только сказала, что встречала такие раньше, но они не имеют практического применения.

Рош следовала за ней — счастливая ученица, которая радуется своему новому умению.

— Ты имеешь к этому отношение? — спросила она у Ящика, коротко объяснив ему, что испытала.

— Невозможно, Морган. ИИ, даже самому сложному, еще ни разу не удалось проникнуть в эн-пространство.

— А не мог Крессенд, сам того не зная, допустить какую-нибудь ошибку, когда тебя строил?

— Вряд ли. Не сомневаюсь, он отлично знал, что делает.

— Но… — Рош замолчала на полуслове, почувствовав новое давление на свое сознание.

— С кем ты разговариваешь? — спросила Майи.

Рош похолодела. Она не подумала о том, что связь с девушкой может открыть тайну Ящика.

— Ни с кем, — неохотно проворчала она. Ничего более убедительного ей в голову не пришло.

Рош почувствовала короткую вспышку — Майи проникла в самые глубины ее разума, а потом тут же ушла.

Рош раскачивалась на стуле, потрясенная тем, что больше не чувствует Майи. Она вернулась в реальный мир, который развеял серую пелену эн-пространства.

— Извини, — сказала Майи и, взяв ее руку, сильно сжала между жесткими перчатками защитного комбинезона. — Мне не следовало смотреть. Но когда я почувствовала, что ты с ним разговариваешь… — В словах девушки звучало искреннее раскаяние. — О, Морган, я никому не скажу. Обещаю!

Рош не знала, что делать. Майи узнала о существовании Ящика! Значит, теперь их тайна раскрыта. А это может привести к тому, что под угрозой окажется выполнение задания, которое Крессенд дал Ящику.

Впрочем, если Майи будет молчать, секрет останется между ними. А если Майи и Ящику не скажет, он тоже ничего не узнает.

Самое простое решение в данной ситуации — довериться девушке.

— Все нормально, Майи, — проговорила она. — То, что я держу существование Ящика в тайне, всего лишь мера предосторожности. Если ты никому ничего не скажешь, так и останется, пока мы не будем готовы действовать.

Девушка кивнула.

— Он внутри тебя!

— Да. Он всегда находился внутри меня. Только я не знала.

Чемоданчик был для отвода глаз.

— Иными словами, ты просто так таскала его за собой из одного конца СОИ в другой?

Мысли Майи были окрашены непонятным Рош раздражением.

— Теперь уже все равно, — сказала она, а потом после долгого молчания добавила:

— Как ты относишься к тому, что узнала?

— Нормально, — ответила Майи. — Удивлена, конечно.

— Я знаю, — сказала Рош. — Но сейчас я хочу, чтобы остальные ничего не узнали. Хорошо? Даже Амейдио.

— Я понимаю, Морган, — проговорила девушка. — Извини, что я заглянула без…

— Не нужно извиняться, — быстро перебила ее Рош.

Ее поразила собственная реакция на случившееся. Еще месяц назад, впервые встретив Майи, Рош пришла в ярость, когда девушка проникла в ее мысли. Но время, проведенное с суринкой, заставило Рош изменить свое отношение к похитителям — точнее, именно к этой, конкретной похитительнице.

— Продолжим, Майи? — спросила она.

Майи несколько мгновений колебалась, а потом снова проникла в сознание Рош. На сей раз они отправились совсем в другое место, наружу, прочь от того места, в котором находились. По пути количество проносящихся мимо разумов постепенно увеличилось, потом превратилось в виртуальное ничто, пока они не остались лицом к лицу с четырьмя аномалиями на равнине эн-пространства, Три из них показались Рош незнакомыми, зато четвертую она узнала сразу. У нее возникло ощущение, будто в эн-пространстве неожиданно образовалась дыра, словно кто-то бросил шарик из нейтрона на резиновую поверхность.

— Кейн? — спросила она.

Майи страшно удивилась.

— Откуда ты знаешь?

— Просто догадалась, — ответила Рош. — Он не похож на всех остальных.

— Не похож? В каком смысле?

Рош снова поняла, что не может найти подходящих слов.

— Он не такой, каким ты его описала. Я вижу его, как пустоту, уходящую куда-то очень далеко — может быть, в бесконечность.

— А вдруг ты видишь пятно, о котором говорил ирикейи? — т Или у меня разыгралось воображение.

— Как бы там ни было, то, что ты говоришь, очень странно. — Майи задумалась на секунду, а затем сказала:

— Из твоих слов получается, что мы видим эн-пространство по-разному. Тебе известно, каким я представляю Кейна: сложная машина, которая передвигается с такой головокружительной скоростью, что я не могу за ним поспеть. А тебе он кажется похожим на яму. То же самое с Ансурианом: мне он представляется в виде скользкого резинового яйца, а ты видишь его, как чашу.

В этом нет ничего необычного. Все люди видят эн-пространство по-разному. Часть картин, возникающих в нашем сознании, выглядит одинаково. Например, высокие, острые пики… Я сразу догадалась, о чем ты говоришь. Да и само эн-пространство. Мне тоже оно кажется похожим на серую гладкую равнину. Поэтому мне непонятно, почему некоторые вещи так отличаются друг от друга.

— По-видимому, дело в том, что я урод, — сказала Рош. — Извини, «счастливая случайность».

— Ирикейи назвал тебя Загадкой, — задумчиво проговорила Майи. — Ты его заинтересовала. Возможно, это важно.

Рош кивнула, словно соглашаясь с собственными мыслями: Загадка…

— Как ты думаешь, я могла научиться этому самостоятельно?

— Сомневаюсь. У тебя реактивная способность. Ты не можешь увидеть эн-пространство по собственному желанию; тебе нужен похититель. Как когда мы разговариваем при помощи эпсенса. Дело не в том, что ты говоришь, а в том, что я тебя слышу.

— Но зачем мне видеть эн-пространство? — удивленно спросила Рош. — Тебе не кажется, что это бесполезный талант?

— Возможно. — Майи на короткое мгновение сосредоточилась на чем-то постороннем. — Если только… Я возвращаю тебя назад, на станцию. Давай-ка хорошенько изучим обстановку. Здесь множество разных сознаний, и ты еще новичок, поэтому тебе будет трудно. Но я попытаюсь просмотреть как можно больше за максимально короткое время. Мы не будем задерживаться на отдельных личностях, нас интересует пейзаж, который они создают вместе. Мы ведь не замечаем деревьев, когда восхищаемся целым лесом. Отдайся потоку и скажи мне, если увидишь что-нибудь необычное.

Рош сразу поняла, что имела в виду девушка, и последовала ее указаниям. Если она в состоянии разглядеть одного воина-клона, возможно, ей удастся увидеть и другого. Ансуриан уверен, что он на станции…

Они быстро изучили население станции. Диковинные ощущения захватили Рош, полностью поглотив ее внимание. Немного привыкнув к сменяющимся картинам, она начала различать отдельные, ясные детали: резкие подъемы и падения, словно одинаковые разумы обладали способностью объединяться, сами того не сознавая, а иные попадали под влияние тех, кто их окружает. Лишь немногие из них выступали ярко и четко, возвышаясь над остальными. Рош не понимала, что это значит — скорее всего ничего. Искала она по крайней мере не их.

Рош потеряла счет времени — оно больше не имело для нее значения, — прежде чем заметила кое-что необычное. Она даже не знала, в каком месте реального мира находится сейчас ее разум.

— Подожди! — неожиданно вскричала она. — Я его заметила!

Майи немедленно остановилась.

— Где?

— Там. — Рош не могла передвигаться по собственной воле. — Видишь группу разумов вон там? Их несколько, и они похожи на Ансуриана. Три с одной стороны… Рядом с ними… да, вот этот. Он такой же, как Кейн.

Он действительно походил на Кейна. То же резкое падение эн-пространства на глубины, которые Рош не могла ни увидеть, ни представить себе.

— Ты про этого?

— Да. Подожди… отойди чуть-чуть назад. Стой на месте… — Сознание Майи бродило по серой пустыне. — Небольшое скопление людей. Вон там.

— Еще один?

— Да.

Рош стало нехорошо. На станцию удалось пробраться двум воинам-клонам!

Казалось, Майи не знает, куда смотреть.

— Я вижу их совсем не так четко, как ты, Морган. Подожди минутку. — Они вернулись туда, где заметили первого воина-клона. — Нет, по-прежнему не вижу. Здесь?

— Ты совсем рядом. Сдвинься чуть-чуть в сторону — да! Верно!

— И он такой же, как Кейн?

— Абсолютно.

— Значит, мы нашли воина-клона, — сказала Майи.

Рош стало еще страшнее, потому что до нее дошло значение их открытия.

— Ты поняла. Майи? Мы можем их найти!

— Вероятно, — не стала спорить Майи и вернулась туда, где Рош увидела второго воина-клона. Он изменил свое местоположение, и Рош пришлось объяснить Майи, где его искать. — Я не в состоянии проникнуть в это сознание, Морган, и мы не в силах определить, кому оно принадлежит. А ты можешь точна описать место, где он находится?

— Ну…

Только сейчас Рош поняла, что перед ними стоит очень трудная задача. Эн-пространство практически никак не связано с реальной вселенной. Она могла сказать наверняка, что воин-клон входит в группу людей, которая является составляющей населения станции. Но больше…

— Подожди. — Майи на мгновение покинула ее, а вернувшись, объяснила, что постаралась изучить место, где Рош увидела воина-клона, более внимательно. — Если я передвигаюсь достаточно быстро, мне тяжело тащить тебя за собой.

— Извини, Майи, я не знала.

— Нет-нет. Это очень интересно — и, возможно, важно. — Рош почувствовала, что девушка возбуждена — она уже давно не видела ее такой. Может быть, дело в том, что она, для разнообразия, смогла сыграть роль проводника — вместо того, чтобы самой следовать за другими. — Трудно сказать наверняка, — проговорила она, — но первое сознание, на которое ты указала, похоже, участвует в каком-то совещании. Вокруг него много важных людей, у большинства щиты — как у Ансуриана.

Кажется, какая-то встреча с правительницей, но я не уверена.

— Очень похоже на истину, — проговорила Рош. — Воин-клон непременно подберется максимально близко к представителям власти.

Ты можешь определить, кто из собравшихся там людей воин-клон?

— Нет. — В голосе похитительницы Рош услышала огорчение. — Если честно, я заметила, что он не такой, как остальные, только когда ты мне на нега показала. Я понимаю, что он другой, но не настолько, чтобы не потерять в толпе.

— А я его вижу четко и ясно, — сказала Рош, уверенная в умении, о котором раньше даже и не подозревала.

Сознание Кейна отличалось от остальных, как кратер отличается от горы.

— Не сомневаюсь, Морган, — проговорила Майи. — Но другие, увиденные тобой, могут не иметь к воинам-клонам никакого отношения. Нам нужно сделать так, чтобы ты встретилась лицом к лицу с одним из них и убедилась наверняка… — Она мысленно пожала плечами.

Рош признала ее правоту. Радость, которая охватила ее несколько мгновений назад, потихоньку уступила место сомнениям — ее дар может оказаться слишком ненадежным. Но все равно они сделали шаг в нужном направлении. Если различие действительно существует, и она в состоянии его заметить, значит, могут быть и другие люди, наделенные такой же способностью Наверняка среди опытных и сильных похитителей на борту «Флегетона» найдется кто-нибудь, обладающий такими же возможностями.

Теперь нужно доказать, что они ничего не выдумали. А значит, придется встретиться с другим воином-клоном.

Пока они с Майи бродили вокруг непроницаемого сознания, пробравшегося в зал для заседаний администрации станции, Рощ не могла не почувствовать, как ее охватывает страх.

 

Глава 8

Станция «Форпост»

955.1.32

0330

Рош решила переговорить с Гейдом и Каджиком, когда они с Майи посчитали, что хватит экспериментировать.

— Кто-то, сидящий у меня внутри, по-прежнему считает, что ты должна послать «Невидимок» к чертям собачьим, — заявил Гейд, когда она закончила свой отчет.

— Умник, сидящий у меня внутри, с тобой совершенно согласен, — ответила Рош. — Но тут дело не только в «Невидимках». То, что происходит на станции «Форпост», может иметь отношение ко всем станциям и кораблям в Солнечной системе — и галактике. В этом смысле я считаю, что Немет поступил правильно, отправив нас сюда. Даже если мы окажемся на самой линии огня, — добавила она.

— Лично я думаю, что мы будем находиться на линии огня до тех пор, пока все это не закончится, — мрачно заметил Гейд. — Или пока мы находимся в Солнечной системе.

— Именно.

Когда Рош спросила Каджика о состоянии корабля, то уловила в его голосе спокойствие и уверенность.

— Здесь все в порядке, Морган. Ремонт закончен. Мы пополнили все запасы.

— Чем занят Ври?

— Они с Кейном ведут себя очень тихо, — ответил Гейд. — Кейн наблюдает за станцией. Ври о чем-то размышляет. Думаю, он жалеет, что ты не взяла его с собой, чтобы он имел возможность присмотреть за Майи. Впрочем, должен признаться, ему ожидание дается гораздо легче, чем мне. Он все время находится внутри своего корабля, постоянно начеку, готов действовать… словно тугая пружина.

Рош задумалась над определением Гейда и поняла, что он сумел найти очень подходящую характеристику Ври. Воин-сурин внешне был спокоен, но она знала, что он напряжен и готов в любой момент вступить в схватку с врагом.

— Может быть, мне удастся убедить Майи поговорить с ним, чтобы немного его успокоить, — сказала она, зная, что Майи ее слышит. — Я совсем не хочу, чтобы он вдруг решил, что от меня нет никакой пользы, и начал действовать чересчур активно.

— Хорошая мысль, — похвалил Гейд. — Думаю, твое радиомолчание не очень способствует разрядке напряжения.

Рош вернулась в реальный мир, а Майи заговорила с Ври.

Их беседа продолжалась недолго, а когда они закончили, на лице девушки появилось мрачное выражение.

— Ему не нравится мое поведение, — объяснила она. — Он считает, что я должна вести себя более ответственно, пока не достигну совершеннолетия, — И сколько еще осталось лет?

— Три. Но это не имеет никакого значения. Я рассталась с детством в тот момент, когда мать продала меня для медицинских экспериментов.

Рош не хотела ворошить прошлое и доставлять девушке ненужные страдания. Они некоторое время сидели молча, думая каждая о своем. Рош чувствовала себя очень странно, снова оказавшись в полном одиночестве после близости с Майи.

Почти в полном одиночестве…

— Ты нашла способ выявить врага? — спросил Ящик.

— Не совсем, — ответила она. — Возможно, если я окажусь с ним лицом к лицу, я смогу его узнать — с помощью Майи. Так что пользы нам от моей способности не очень много.

— Ну, тем не менее это уже кое-что, — попытался утешить ее Ящик, повторив собственные мысли Рош.

— Наверное.

Она обрадовалась напоминанию, что эпсенс дает ей возможность разговаривать с другими людьми так, что Ящик не может ее подслушать. В особенности в подобной ситуации, когда она боялась проговориться о том, что Майи известно о его существовании. Он скорее всего будет недоволен. Уверенности, что он не предпримет никаких шагов, чтобы заставить девушку молчать, у нее не было.

Через некоторое время Майи подняла голову и сказала:

— Ансуриан возвращается.

— Один?

— Да.

Рош встала и снова надела шлем. Майи последовала ее примеру. А через минуту щелкнул замок, и дверь открылась.

— Прошу меня простить за долгое отсутствие, — входя, проговорил Ансуриан, и его голос показался Рош слишком громким в тишине комнаты. — Пасекка меня не отпускала, а Индердип выбилась из графика, ее задержали какие-то дела.

— Мы идем?

— Да. — Ансуриан двинулся к двери, но потом снова к ним повернулся. — Я понимаю ваше желание обезопасить себя, — сказал он, — но мы будем привлекать меньше внимания, если вы откроете визоры.

Рош последовала его совету. Физическая опасность им скорее всего не угрожает, а защитные комбинезоны все равно не так эффективны, как боевые бронекостюмы. Их могут узнать, но тут ничего не поделаешь. Кроме того, Рош не пыталась скрывать, кто она такая, когда они прибыли на станцию. Если кто-то ее ищет, то найдет и с закрытым визором.

Майи последовала ее примеру, и Ансуриан впервые увидел ее лицо.

— Я рад, что могу как следует вас увидеть, — улыбнувшись, сказал он. — У вас очень сильное сознание.

— У вас тоже. Где вы научились так защищаться?

— Вэксы учились у старшего адепта, который попал в нашу родную систему из Гуо. — Увидев, что они не понимают, о чем он говорит, Ансуриан пояснил:

— Братство Гуо из Срединных Пределов посвятило себя обучению эпсенсу и исследованиям в данной области. Его старшие адепты славятся в нашем регионе галактики своими умениями и мудростью. Техника, в которую они нас посвятили, в определенных семьях передается из поколения в поколение и обеспечивает нам высокие посты в иерархической системе нашей культуры.

— В одном месте станции мы заметили множество закрытых сознаний, — сказала Рош.

— Вы, наверное, говорите о зале для аудиенций, — кивнув, проговорил Ансуриан. — Там сейчас проходит совещание. — Едва уловимая улыбка коснулась его губ. — Иногда мне кажется, что за щитами никаких мыслей нет. — Ансуриан пожал плечами. — Но для вас это политика.

Рош некоторое время раздумывала над тем, сказать ли ему о двух воинах-клонах, но решила подождать, пока у нее не будет полной уверенности в собственной правоте.

— Ну, мы идем?

— Да, разумеется, — сказал Ансуриан, и они вышли в коридор.

Было приятно снова получить возможность свободно передвигаться — относительно, конечно, — но Рош радовалась, что может размять ноги, пусть и в не слишком удобном для ходьбы защитном комбинезоне. Ей показалось, что вокруг стало меньше народа, чем раньше. Возможно, причина состояла в том, что наступило время между сменами, или консервативные вэксы продолжали поддерживать понятие «день» и «ночь». В любом случае Рош вполне устраивало, что им удается сохранять анонимность.

Они подошли к большой развилке, где под разными углами сходилось несколько коридоров. Ансуриан провел их мимо неровной стены, и они спустились в небольшой тоннель, в котором Рош в своем защитном комбинезоне едва не касалась потолка головой. Здесь они не встретили вообще ни одного прохожего. Впрочем, Рош не удалось заметить в тоннеле ни дверей, ни окон. Если бы не связь с «Аной Верейн», она не имела бы ни малейшего представления о том, где они находятся.

— Вы направляетесь в самое сердце сооружения, — сообщил Каджик, и перед левым глазом Рош появилась трехмерная карта. Красная точка, отмечавшая их местоположение, медленно продвигалась по извивающемуся тоннелю в глубь станции. — Впереди развилка. Если Ансуриан выберет прямую дорогу, он повернет налево. Но мне представляется, что он поведет вас как-нибудь иначе.

Ансуриан свернул направо, по коридору, который, плавно изгибаясь, уходил вверх, затем через несколько метров начал резко снижаться. Рош старалась идти, как можно осторожнее, опасаясь, что постоянно меняющаяся гравитация заставит ее потерять равновесие. Дальше коридор превратился в сплошные острые углы и непонятные выступы, словно конструкцию на протяжении многих лет собирали из обломков и металлических отходов, не задумываясь о том, каким целям она будет служить.

— А почему вы не воспользовались переходными тоннелями? — спросила Рош.

— У нас их несколько, все предназначены для грузового транспорта, — ответил Ансуриан. — В других целях мы их не используем. Несколько лет назад произошел несчастный случай, и предыдущий правитель издал указ, запрещающий по ним ходить.

— А куда вы нас ведете?

— В блок технического обслуживания. Система безопасности там совсем простая, и мы скорее всего сойдем за обычных рабочих. Здесь даже нет камер слежения. Только простенький ИИ проверяет, все ли в порядке.

— Значит, он нас засечет?

— Да, но Квер имеет право здесь находиться.

— Ящик, ты можешь это проверить? — спросила Рош.

— Если хочешь, я могу вывести из строя систему безопасности там, где ты будешь проходить.

— Давай. — Рош немного подумала, а потом спросила:

— А ты не мог бы доставить нас к правительнице более простым путем?

— Может быть, — ответил Ящик. — Но, мне кажется, у тебя больше шансов договориться с Индердип с помощью Ансуриана.

— Как ты думаешь, она станет нас слушать?

— Все зависит от того, что ты собираешься ей сказать.

Рош задумалась над его словами. Ей нечего особенно предложить правительнице, если не считать невнятных намеков на то, что врагу удалось пробраться на станцию, а Совет делает все, что в его силах (и даже больше, если вспомнить про. «Невидимок»), чтобы решить проблему. Ведь она прилетела сюда получить ответы на собственные вопросы, и если правительница не захочет разговаривать, ей не удастся ничего узнать.

— Существует ли какой-нибудь официальный протокол, касающийся того, как я должна обращаться к правительнице? — спросила она.

Ансуриан обернулся через плечо и сказал:

— Я не могу дать вам никакого совета по поводу того, что вам следует сделать, чтобы добиться желаемого результата — если вы это имеете в виду. — Он пожал плечами и отвернулся. — Индердип в лучшем случае непредсказуема, и может вести себя сознательно деструктивно — в худшем.

Умирая, ее отец оставил меня присматривать за порядком на станции. Впрочем, он предполагал, что я буду придерживаться той политики, которую я выбрал. Но если позволить Индердип делать то, что она хочет, все на станции развалится через несколько месяцев.

— А что произойдет, если вы покинете станцию?

Ансуриан снова пожал плечами.

— Может быть, ваш разговор с ней сложится благополучно, и я смогу объявить, что жив, — ответил он. — Если же нет, у нас есть еще несколько возможностей. Например, Орен Квер окажется подходящей кандидатурой, чтобы занять пост советника правительницы. Я знаю достаточно, чтобы пробраться наверх и через некоторое время вернуть себе утраченные позиции. Только вот, боюсь, что времени у меня нет.

Рош поняла, что он имеет в виду.

— Как вы думаете, когда Альте будет вынесен приговор? — спросила она.

— Скоро, — ответил Ансуриан. — Улик вполне достаточно, чтобы ее казнить. Признание ускорит процедуру оформления формальностей. Только благодаря тому, что я был первым советником Индердип, она еще жива. Кто знает, вполне возможно, что приговор уже вынесен. Вопрос наверняка обсуждался на одном из последних совещаний, и Индердип могла подписать необходимые бумаги.

— Она решает, жить или умереть жителю станции? — спросила Рош, потрясенная тем, что один человек обладает столь неограниченной властью — в особенности такой, каким, похоже, является Индердип Дженс.

— Косвенно. Она действительно имеет некоторую власть, — начал объяснять Ансуриан. — Индердип утверждает решения органов правосудия. Без их согласия она не может вынести смертный приговор, но зато имеет право его отменить. Я надеюсь, что она воспользуется этим правом в случае Альты.

— Почему?

— Потому что вы ее попросите, — повернувшись к Рош, заявил Ансуриан. — Скажите ей, что мы с Альтой связались с вами. Вы прибыли сюда, чтобы помочь, но не знаете как. Теперь, после моей смерти, это известно только Альте. Станция может подвергнуться нападению врага, но при участии Альты вы сумеете его остановить.

— Чушь! — возмутилась Рош. — Она не поверит.

— Может поверить, — возразил Ансуриан. — Кроме того, это почти правда. В конце концов кто-то действительно пытался меня убить.

Забыв на время об очевидном — кто-то мог организовать покушение на Ансуриана, потому что он не согласен с его политикой, — Рош сказала:

— О чем еще я должна попросить? Может быть, вы забыли сказать мне что-нибудь важное?

Ансуриан немного подумал, продолжая вести их за собой по лабиринтам технического блока станции.

— Не считайте ее идиоткой, — наконец ответил он. — Она совсем не глупа. Просто… своевольная.

Рош поразмыслила над его словами. Поскольку Ансуриан работал с правительницей в тесном контакте, он наверняка знает ее лучше, чем другие. Если он утверждает, что Индердип не дура, значит, так и есть — хотя в это трудно поверить, если вспомнить все, что Рош слышала про Индердип Дженс.

— Еще далеко?

— Мы практически на месте, — сказал Ансуриан, пробираясь по узкой тропинке между двумя трубопроводами, оказавшимися у них на пути. — Это сразу за углом.

— Отлично, потому что у меня начинается клаустрофобия.

Не совсем, правда, просто Рош надоело шагать по узкому неудобному коридору. Ее комбинезон постоянно цеплялся за разные выступы и стены, и ей довольно часто приходилось поворачиваться боком, чтобы протиснуться в узкие проходы, — Ты сможешь нас отсюда вывести, если мы потеряем Ансуриана? — спросила Рош Каджика.

— Без проблем, — уверенно ответил он, и тут же Рош услышала голос Ящика:

— С чего ты взяла, что такое может случиться?

— Может быть все что угодно, — заявила Рош.

— Сюда, — сказал Ансуриан, и они остановились в тупике. — Я позаботился о запасном выходе, на всякий случай, когда Ехуд Дженс, предыдущий правитель, был еще жив. — Ансуриан достал из кармана серебристую ленту и крошечное приспособление, похожее на батарейку. — Им можно воспользоваться только один раз, — сказал он и прикрепил один кусок ленты на высоте головы, а другой внизу, у ног. Лента медленно покраснела. — На первый взгляд стена кажется самой обычной, но на самом деле это не так. Она достаточно плотная, чтобы обмануть того, кто захочет постучать в нее кулаком или даже толкнуть, но не более того.

Когда я пропущу через нее ток, изменится ее молекулярное строение, и она полностью исчезнет. Вы сможете пройти внутрь без проблем.

— А дальше? — спросила Рош.

— По другую сторону находится Индердип, — ответил Ансуриан, спокойно посмотрев ей в глаза. — Я подожду здесь и послушаю ваш разговор. Чем меньше она знает обо мне, как о своем старом друге Атуле, или Орене Квере, тем лучше.

Рош кивнула и вынула пистолет.

— В этом нет необходимости, — сказал Ансуриан.

— Правда? — Рош не убрала оружия. — Чуть раньше вы говорили, что мне не стоит вам доверять. Разве что-нибудь изменилось?

Ансуриан улыбнулся.

— Постарайтесь не застрелить ее, как бы ни сложились обстоятельства.

Рош улыбнулась ему в ответ и сказала совершенно серьезно:

— Я тоже не дура, Ансуриан.

Он снова повернулся к стене.

— Ты ее чувствуешь? — спросила Рош у Майи.

— Да, внутри кто-то есть, — ответила похитительница. — Судя по тому, что мне удалось увидеть в мыслях тех, кто ее знает, это она. Однако она закрыта надежным щитом.

— Естественно, — сухо заметила Рош, подумав, что придется отказаться от плана силой заставить правительницу сделать то, что ей нужно.

Ансуриан поднял руку, чтобы прикрепить батарейку к верхней части ленты.

— Приготовьтесь, — сказал он.

Рош напряглась, не сводя взгляда с двери. Сначала ничего особенного не происходило. Затем красный пластик, казалось, начал размягчаться, и стена вдруг рассыпалась, словно была сделана из песка. На полу осталась лишь кучка пыли. В воздухе витал слабый запах озона.

— Хорошо, — заявил Ансуриан. — Входите. Удачи вам.

Рош кивнула, и они с Майи шагнули внутрь.

***

Индердип Дженс показалась Рош старше, чем она ее себе представляла. У нее была более светлая кожа, чем у других вэксов, с которыми она встречалась. И, в отличие от них, у правительницы на голове имелись волосы, собранные в хвостик тремя бронзовыми заколками. Простое желтое одеяние, украшенное стилизованным изображением красного солнца — мотив, доминирующий в убранстве всего помещения.

Индердип сидела на диване и пила какую-то розовую жидкость из бокала. Когда Рош появилась из-за ковра, прикрывавшего потайной вход, она опустила руку и наградила незваных гостей холодным взглядом.

— Кто вы такие? — спросила она, казалось, нисколько не удивившись их появлению. Затем Индердип совершенно спокойно поставила бокал, но не встала с дивана. — Как вы сюда попали?

Рош осталась На месте, чтобы не испугать правительницу каким-нибудь движением, которое та могла расценить как враждебное.

— Прошу меня простить, но я…

— Что вы здесь делаете? — спросила Дженс, и в ее голосе появились первые намеки на раздражение, когда она увидела, что из-за ковра появилась Майи.

— Поверьте, мы не желаем вам зла, — проговорила Рош, ч — С какой стати я должна вам верить? — фыркнула правительница.

Рош показала ей свое оружие.

— Мы бы уже пристрелили вас, если бы это входило в наши намерения.

На лице женщины появилось хитрое выражение.

— В таком случае, чего же вы хотите?

Прежде чем Рощ успела ответить, правительница подняла руку и сказала:

— Подождите, мне кажется, я вас знаю, верно? — Рош открыла рот, чтобы ответить, но Индердип не дала ей ни единого шанса. — Рош! — вскричала она и торжествующе закивала. — Мне доложили о вас около часа назад. И показали, как вы появились на станции и потребовали аудиенции.

Ее слова удивили Рош. Ансуриан сказал, что решение о встрече с правительницей будет сознательно затягиваться.

— Да, правительница, — ответила Рош. — Прошу нас простить за столь внезапное появление, но…

— А это, наверное, ваша слепая спутница. — Индердип встала, и Рош с удивлением обнаружила, что правительница не уступает ей ростом, а ведь она была в защитном комбинезоне.

Правительница сделала шаг в их сторону и принялась с любопытством рассматривать повязку на глазах похитительницы.

— Мою спутницу зовут Майи, — сказал Рош, и девушка чуть склонила голову, приветствуя правительницу.

— Мне еще не приходилось видеть представителей ее народа, — заявила Индердип. — Она из местных?

— Сурины являются соседями Содружества Империй.

— Ах да, я про них слышала. — Индердип кивнула, очень довольная собой. Затем, словно вспомнив нечто очень важное, проговорила:

— Вы же должны находиться в Зале «В» и ждать разрешения на аудиенцию., — Да, но нам сказали, что на ожидание может уйти несколько дней…

— Вполне возможно, — перебила ее Дженс. — Знаете, у меня очень много дел, — грустно проговорила правительница и отвернулась на мгновение. — Мой очень близкий друг завтра будет предан солнцу. А это для меня важнее, чем все, что вы или кто-либо другой можете мне сказать.

Печаль на лице женщины показалась Рош совершенно искренней. Рош захотелось ее утешить, но она знала, что должна скрывать правду.

— Я прекрасно все понимаю, правительница, — сказала она, — но, прошу вас, выслушайте меня. Мне нужна ваша помощь для выполнения исключительно важной миссии. Через два дня может быть слишком поздно.

— Слишком поздно? Для чего?

— Чтобы что-нибудь изменить. — Рош не хотелось прибегать к истории, которую придумал Ансуриан. И потому она решила попробовать сказать правительнице полуправду — для начала. — Меня прислал сюда Временный Чрезвычайный Совет Древних, чтобы проверить предположение о том, что в ваши ряды пробрался враг. Я надеялась заняться расследованием с помощью Атула Ансуриана, и если бы нам удалось обнаружить доказательства истинности данного донесения, мы бы попытались понять, кому из близких вам людей нельзя доверять.

— Атул знал о том, что вы должны к нам прибыть? — Дженс легко развернулась на месте и снова уселась на диван.

— Да, знал.

— И намеревался оказать вам помощь? — спросила Индердип, откинувшись на подушки и с подозрением уставившись на Рош.

— Да.

— Каким образом?

— Я не знаю. Мне только сообщили, что я должна с ним связаться.

Неожиданно на лице правительницы появилось отвращение и раздражение одновременно.

— Но Атул мертв, — заявила она. — Его убила собственная дочь.

— Нам сказали, — кивнув, проговорила Рош. — Мне очень жаль. Возможно… — Рош замолчала на мгновение, пытаясь решить, как повести разговор дальше. — Возможно, это дело гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

— Что вы имеете в виду? — Дженс уставилась на Рош. — Вы намекаете на то, что она невиновна в его смерти?

— Такая возможность существует, правительница.

— Зачем ей лгать? — удивленно спросила Индердип.

— Существует вероятность того, что она покрывает настоящего убийцу, — предположила Рош.

У правительницы сделался и вовсе озадаченный вид.

— Она покрывает человека, о враждебных намерениях которого вы пришли меня предупредить? — спросила она. — Но почему?

— Наверняка мне не известно, — ответила Рош. — Но, если вы позволите мне с ней переговорить, возможно, нам удастся узнать, что ей известно.

— А с чего вы взяли, что она вам что-нибудь скажет?

— Майи похитительница, — сказала Рош. — Она сможет проникнуть в ее мысли.

— Правда? — Дженс повернулась к девушке.

— А мои мысли она читает?

Майи покачала головой.

— А почему вы думаете, — с хитрым видом поинтересовалась Индердип, — что она сможет прочитать Альту? Она дочь Атула, а его защита была превосходной. Я точно знаю. Однажды я наняла похитительницу, чтобы она ее пробила — решила проверить, возможно ли это. У нее ничего не вышло.

— И тем не менее я бы хотела попытаться.

Индердип пожала плечами, и Рош поняла, что потерпел» поражение.

— По правде говоря, это не имеет значения, — заявила правительница. — Альта виновна в совершении какого-то преступления. Час назад я подписала смертный приговор. Еще один допрос ничего не изменит. Завтра она будет мертва.

Рош сделала глубокий вдох. Придется применить другую тактику.

— Я все равно должна сделать то, что собиралась.

— Правда? Что вы можете без Атула?

— Я могу попытаться…

— Каким образом?

— С вашей помощью.

— Моей?

Рош заставила себя успокоиться.

— Правительница, я не погрешила против истины, когда сказала, что моя миссия имеет чрезвычайное значение. Совету нужна помощь вэксов, а в ответ я попытаюсь помочь вам. Атул Ансуриан без колебаний согласился с нами сотрудничать. Я продолжаю рассчитывать на то, что вы последуете его примеру.

У правительницы сделался скучающий вид.

— Какое мне дело до вашего Совета Древних? Вэксы в состоянии сами о себе позаботиться.

Рош вспомнила заполненные кораблями доки, по крайней мере один из них — «Параселена» — принадлежал Древним.

— Вы уже оказали помощь членам ВЧСД. Кроме того, я заметила — прошу на меня не обижаться, — что вы отличаетесь от вэксов, с которыми мне довелось встречаться. При таком разнообразии…

— Не забывайтесь, Рош. — Индердип резко встала и сделала угрожающее движение. Рош неожиданно почувствовала тревогу — несмотря на то, что у нее было оружие, — и инстинктивно отступила. — Как вы смеете утверждать, что…

— Я не имела в виду ничего оскорбительного, — быстро перебила ее Рош. — В мои намерения входило подчеркнуть, что разные народы могут сотрудничать ради достижения общей цели. Если вы…

— Если бы вы сюда не явились, возможно, Атул был бы жив.

Неожиданная смена темы разговора застала Рош врасплох.

— Что? Это же смешно! Нет никаких доказательств, что…

— Неужели? Атул просит у вас помощи, а через несколько дней после этого умирает. Весьма необычное совпадение, не так ли?

— В таком случае вы должны понимать, что ваша жизнь тоже в опасности.

— С какой стати?

— Если в ваше правительство пробрался враг, он обязательно захочет расправиться и с вами тоже.

— Не вижу никаких для этого оснований, — махнув рукой, проворчала Индердип. — Я даже не хотела сюда лететь. Меня уговорил Атул. Видите, какую цену ему пришлось заплатить за свое упрямство? И вообще… — Она сделала несколько шагов в сторону Рош и заявила:

— До сих пор никто, кроме вас, Рош, мне не угрожал.

— Не правда, правительница, — возразила Рош. — Я для вас не представляю никакой опасности!

— Не представляете? Вы тайно пробрались в мои личные апартаменты и требуете, чтобы я помогла вам в выполнении вашей миссии — иными словами, я должна перетрясти свое правительство в поисках гипотетического шпиона. Вы довольно прозрачно намекнули, что, если я откажусь с вами сотрудничать, мне грозит смерть. По-моему, все ясно.

— Все, что я вам сказала, чистая правда, — терпеливо проговорила Рош, которая сдерживалась из последних сил. — Вашей жизни действительно угрожает опасность, и бездействие с вашей стороны только ее усиливает. Но вам нечего бояться меня.

Речь идет о нашем общем враге. И сражаться нам следует не друг с другом, а с ним.

— Это вы так говорите, — с сомнением произнесла Дженс.

— Я говорю правду, — настаивала на своем Рош.

— В таком случае дайте мне какие-нибудь доказательства.

— Они вокруг вас! Смерть, разрушения, недоверие, дезорганизация… — Рош напряглась, чтобы вспомнить название станции. — А как насчет «Флажка»?

— Причина случившегося несчастья еще не установлена. — Правительница была явно смущена, но не желала признавать правоту Рош. — Вы не привели ни одного серьезного доказательства. Одни пустые слова, Рош. Почему я должна верить вам в предпочтение своему советнику.

— Потому что ваш советник может оказаться врагом!

Правительница грустно улыбнулась.

— Вы тоже, — сказала она. — Нам известна ваша репутация, Рош. Говорят, что где бы вы ни появились, там обязательно возникают серьезные проблемы. Если я окажу вам помощь, о которой вы просите, где гарантии, что вэксы не станут вашей очередной жертвой?

— Все, что вы обо мне слышали, не правда!

— Почему я должна вам верить? — повторила свой вопрос правительница, потом подняла руку, заставив Рош замолчать. — Я не хочу рисковать судьбой моего народа на основании столь ненадежных фактов. Несколько споров, угроза войны, несчастный случай и неудачное покушение — вам потребуются более веские доводы, чтобы убедить меня, Рош. А если вы не можете их предоставить, уходите.

Рош похолодела. Она поняла, что у нее нет ни единого шанса уговорить Индердип Дженс изменить свое отношение к происходящему. Ни по поводу врага, ни по вопросу Альты Ансуриан.

— Хорошо, правительница, — сказала Рош и двинулась в сторону потайного входа. — Мы больше не будем отнимать ваше драгоценное время.

Индердип Дженс грустно смотрела ей вслед.

— Подождите, — сказала она, когда Рош сдвинула в сторону ковер с изображением солнца. — Кто рассказал вам про этот вход?

Рош попыталась сообразить, что ответить. У нее имелись только две возможности, если принять во внимание тот факт, что она не могла сказать правду. Отказаться отвечать или солгать. Как сделать последнее убедительно — вот вопрос?

— Ящик?

— Скажи, что тебе сообщил о нем Гурион Эгар, один из ее старших советников. Она тебе поверит. Всем известно, что они являются давними противниками.

— Советник Эгар, — заявила Рош через секунду. — Я говорю вам это, желая продемонстрировать, что веду себя с вами абсолютно честно и откровенно. Уверяю вас, им двигали самые благородные намерения.

— Конечно, — цинично улыбнувшись, сказала правительница. — Уходите. Я даю вам пять минут. Потом я отправлю за вами свою охрану. Я делаю это, чтобы продемонстрировать мое благородство.

Улыбка исчезла. Насколько серьезна угроза, Рош не знала, но она не могла рисковать. Шагая вслед за Майи, она скользнула за ковер и снова оказалась в узком коридоре технического блока.

 

Глава 9

Станция «Форпост»

955.1.32

0600

Ансуриан быстро провел их по коридорам, выбрав на сей раз совсем другой маршрут. Майи шла за ним, Рош не отставала, время от времени оглядываясь, чтобы проверить, нет ли погони.

— Пожалуйста, перестань, Морган, — сказала Майи. — Мне трудно сосредоточиться, когда ты все время вертишься. Яне вижу, куда иду.

— Извини, Майи, просто…

— Поверь мне, нас никто не преследует, — попыталась успокоить ее девушка. — Похоже, правительница сдержала слово.

Ансуриан неожиданно остановился, а потом быстро протолкнул Майи и Рош вперед и захлопнул за ними тяжелую дверь.

— Это их остановит, — сказал он, с воинственным видом нажимая кнопки на панели управления. — Я выпустил воздух из коридоров, по которым мы только что прошли.

– Не думаю, что остановит, — заметила Рот. — В лучшем случае задержит.

Маленький человечек, в глазах которого застыла боль, пожал плечами, но ничего не ответил.

— Вы слышали, что она сказала? — спросила Рош.

Рош не требовался ответ, выражение его лица говорило само за себя. «Неудачное покушение», — сказала правительница.

Откуда Индердип Дженс могла знать, что покушение на Ансуриана не состоялось, если она сама не участвовала в заговоре?

— Мне очень жаль, — сказала Рош.

— Не стоит, — ответил Ансуриан. — Теперь мне легче принять решение. Остается только бежать со станции.

— А как же Альта?

— Я уже говорил, что система безопасности небезупречна, в ней имеются слабые места. Прежде чем покинуть станцию, я попытаюсь вызволить Альту.

— Парочка очередных потайных дверей?

— Нет, недостатки, которыми можно воспользоваться. Даже самые лучшие охранные системы небезупречны. Просто мне повезло — я знаю их слабости и уверен, что смогу попасть в тюрьму. Выбраться оттуда будет гораздо сложнее, но неразрешимых проблем не бывает.

Рош шагала за ним по коридору и одновременно разговаривала со своей командой, оставшейся на «Ане Верейн».

— Амейдио, Ури, вы следили за происходящим?

— Разумеется, — ответил Гейд. — Ты собираешься ему помочь?

— Он нам нужен, чтобы понять, что здесь происходит. От правительницы пользы не будет, поскольку, похоже, врагу удалось до нее добраться и настроить против Ансуриана. Они знают, что он управляет станцией и что повлиять на него невозможно. Враги считают, что, убрав Ансуриана с дороги или использовав его дочь в качестве рычага воздействия, они получат неограниченную власть на станции.

— Зачем им рычаги воздействия на Ансуриана, если они думают, что он мертв?

— Они не дураки и могли догадаться, что он поменял тела, в особенности когда наемный убийца куда-то пропал. А после того, как правительница расскажет о нашем визите, их подозрения только усилятся.

— А как мы можем ему помочь?

— Думаю, как в старые добрые времена, — ответила Рош.

— Силой? — уточнил Гейд.

— Хитроумные планы придумывать некогда, Амейдио, — ответила Рош. — Ты, Кейн — возможно. Ври — можете организовать какой-нибудь отвлекающий маневр, а мы тем временем наведаемся в тюрьму. Как ты думаешь, вы сумеете устроить что-нибудь, чтобы привлечь к себе внимание?

— Разумеется.

— Хочешь немного размяться?

— Не стану отрицать, мне ужасно скучно, — рассмеявшись, заявил Гейд. — И не сомневаюсь, что Ври тоже не откажется немного поработать. Одного слова О том, что Майи в опасности, хватит, чтобы он начал действовать.

— Отлично. Значит, ты и Ври. Кейн и Ури будут присматривать за кораблем. Они нас слушают?

— Слушаем, Морган, — ответил Каджик.

— У вас есть какие-нибудь возражения?

— Ты принимаешь решения, — ответил Каджик, — Я не сомневаюсь, что у нас все получится. Но гарантий быть не может.

— Ну, это понятно, — не стала спорить с ним Рош.

— Я согласен с Ури, — сказал Кейн. — Однако полагаю, что от меня будет больше пользы рядом с Ври во время отвлекающего маневра.

Рош немного помолчала, прежде чем ответить:

— Я очень ценю твое предложение, но…

— Но тебе нужно, чтобы там были люди, которым ты доверяешь, — совершенно спокойно закончил за нее Кейн. — Я все понимаю, Морган. Просто мне показалось, что я должен высказать свое мнение.

— Спасибо, — улыбнувшись про себя, проговорила Рош. — Ладно, поговорю с Ансурианом. Посмотрим, что он думает о нашем плане. А затем, не теряя времени, нанесем удар. Чем больше мы будем тянуть, тем больше у врага шансов нам помешать.

— А нам это не нужно, — согласился с ней Гейд. — У него и без того хватает преимуществ…

Ансуриан был явно удивлен, когда Рош предложила ему помощь.

— Почему? — спросил он.

— Потому, что если я позволю вам спасти Альту и покинуть станцию, это будет означать, что мы добровольно вручим врагу «Форпост» и все его население. То же самое произойдет, если вы потерпите неудачу, и вам не удастся освободить дочь.

Вы погибнете, а от этого никому не будет никакой пользы.

Если у нас есть хотя бы малейший шанс разобраться с тем, что здесь происходит, вы нужны нам живым.

— А вам разве не все равно?

Ответить на этот вопрос было не просто.

— Для меня важно то, как я себя чувствую, — сказала она наконец. — Речь идет о гордости. Эта миссия — своего рода проверка, если хотите. Возможно, метафорически, а не буквально, но все равно что-то вроде экзамена. — Она пожала плечами. — Я не хочу провалиться.

Ансуриан кивнул. Они остановились, чтобы отдохнуть в темном складском помещении; тускло светились небольшие фонари на шлемах защитных комбинезонов Майи и Рош, казалось, будто их головы парят в темноте отдельно от тел.

— Итак, ваша команда предпримет отвлекающий маневр, мы же тем временем попытаемся освободить Альту, — сказал Ансуриан. — А что дальше?

— Вы поможете нам попасть на «Ану Верейн», — ответила Рош. — Вы здесь ориентируетесь, а мне нужно добраться до корабля в обход главного дока. «Ане Верейн» придется убраться подальше отсюда, как только станет слишком жарко, но они пришлют за нами скутер, когда мы будем готовы. А вы нам скажете, где лучше всего назначить встречу.

— Хорошо, — проговорил Ансуриан. — Такое место есть, но добраться туда не очень просто. Кроме того, мне и Альте понадобятся скафандры. Там…

— Морган, — прервал их голос Каджика. Рош подняла руку» показывая Ансуриану, что ему следует замолчать. — У нас новости.

— Слушаю.

— Я следил за движением транспорта в доках. Двадцать минут назад все торговые и военные суда станции «Случайная Валентность» покинули док и отошли на безопасное расстояние.

Практически одновременно с той же станции прибыли корабли, которые требуют разрешения войти в док.

— Сколько?

— Пятнадцать. Все вооружены.

— Отряд захвата?

— Очень похоже. Они собираются нанести удар, поскольку здесь возник правительственный кризис.

Рош сообщила новости Ансуриану, и он молча кивнул.

— Ничего удивительного. Фрейн Юген с нетерпением ждал момента выступить против Индердип с тех самых пор, как она отклонила его предложение войти в союз против Тохарии 13.

Теперь, когда я им больше не мешаю, они решили воспользоваться сложившейся ситуацией.

— Она сможет их остановить?

— Не знаю. На протяжении последних лет я старался держать станцию в постоянной боевой готовности и следил за тем, чтобы персонал знал, что ему следует делать, если произойдет что-нибудь подобное. Если она не станет вмешиваться, они справятся.

Звучало не слишком обнадеживающе.

— А вы не можете предположить, как она себя поведет?

— Все зависит от того, что ей нашептывает враг. Если в их планы входит усугубить конфликт, они будут давать советы, которые приведут к войне.

— В таком случае мы не можем рассчитывать на благополучный исход, — заметила Рош и включила свои имплантаты. — Ури, где Гейд и Ври?

— На станции, — ответил он. — Готовят отвлекающий маневр.

— Складывается впечатление, что они нам не понадобятся, — проговорила Рош. — Отзови их ч стартуйте. Яне хочу, чтобы они попали под перекрестный огонь.

— Понятно.

— Как далеко до места, где они содержат Альту? — спросила она у Ансуриана.

— Если идти не по прямой, около пятнадцати минут.

— В таком случае нужно действовать, пока тут не начался переполох.

— Нам необходимы скафандры, — напомнил Ансуриан.

Рош кивнула и махнула рукой, чтобы он показывал дорогу.

Они выбрались из складского помещения и снова оказались в лабиринте узких коридоров.

— Он обеспокоен, — сказала Майи.

— Ты это чувствуешь? Хорошо. Значит, его щит небезупречен. Еще что-нибудь можешь узнать?

— Ничего. Те люди из Братства Гуо знали свое дело. Они его хорошо обучили.

— А как насчет правительницы? Ее ты в состоянии прочитать?

— Всего лишь несколько разрозненных мыслей. Они скорее всего оставлены затем, чтобы обмануть не слишком внимательного наблюдателя. Проникнуть внутрь ее разума я не могу. Как и в сознание Ансуриана.

— Ты говорила, что со временем сумеешь пробить его защиту.

— Уверена, — ответила Майи. — Но сейчас не слишком подходящий момент. В лучшем случае я могу его отвлечь. В худшем — причинить серьезный вред. Защита Гуо имеет очень глубокие корни, мое вмешательство может привести к непоправимым последствиям.

— Может быть, мне следует напустить тебя на правительницу. Потеря будет невелика.

— Это неэтично, Морган.

— Наверное. Но такой вариант нельзя отбрасывать.

Где-то далеко завыла сирена, эхом промчавшись по длинным пустым коридорам станции. Казалось, жалобно стонет огромный свирепый зверь.

— Что это? — спросила Рош у Ансуриана.

— Тревога, уровень 5. Гравитация упадет на двадцать процентов, чтобы сэкономить ресурсы.

В следующее мгновение у Рош закружилась голова, но спустя несколько секунд все прошло, оставив после себя ощущение непривычной легкости.

— Они начали атакующие действия?

— Еще нет. Вы сразу поймете, когда это произойдет. «форпост» сконструирован таким образом, чтобы поглощать энергию разрывов снарядов и распространять ее по всему сооружению.

— Значит, мы ее почувствуем, где бы ни находились?

— Да, но вам практически нечего бояться. Станции вроде нашей в состоянии поглощать большие количества энергии — до определенной критической отметки. Они разваливаются только после того, как она пройдена. С «Флажком» случилось именно это. Поскольку Югену не нужна разрушенная станция, он не станет рисковать.

— А если в его планы все-таки входит уничтожить станцию?

Ансуриан наградил ее пронзительным взглядом.

— Полагаете, враг сумел добраться и до него?

— Мы не можем исключать такую возможность.

Они остановились около очередного склада, и Ансуриан достал два прозрачных скафандра.

— Мы называем их ОРВ, — пояснил он, надевая скафандр поверх формы. — «Один размер для всех». Они сконструированы так, чтобы обеспечить максимальную выживаемость в самых разных условиях — жара, холод, вакуум, давление и тому подобное. Но в сражении долго не протянут.

— Вы знаете, где можно добыть оружие?

— В специальном хранилище. Нам сейчас туда ни за что не попасть.

Рош прикоснулась к пистолету у себя на боку. Точно такой же был у Майи. В отличие от большинства похитителей девушка доказала на планете Сиакка, что в случае необходимости может спокойно прикончить неприятеля. Глядя на мир глазами жертвы и прицеливаясь в нее с противоположной стороны, она становилась вполне надежным воином.

— Значит, придется обходиться тем, что у нас есть, — сказала Рош, надеясь, что нападение на станцию отвлечет от них внимание персонала.

Ансуриан закончил застегивать свой скафандр, оставив шлем открытым, и снова зашагал вперед.

— Ври и Гейд вернулись на борт? — спросила Рош у Каджика.

— Ври отказывается покинуть станцию, пока на ней находится Майи, — ответил Каджик.

— Но мы скорее всего не сможем вернуться тем же путем, что прибыли сюда.

— Он знает.

— И что он собирается делать?

— Найти вас и забрать ее.

— Идиот! — возмутилась Рош.

— Майи была совершенно права — он очень упрям.

Стены коридора, по которому они шагали, начали глухо вибрировать. Ансуриан приложил к одной из них руку.

— Началось, — сказал он. — Этот залп попал в щиты. Скорее всего они нанесли предупредительный удар. Если последуют и другие, можно сделать вывод, что Индердип решила не сдаваться без боя.

— Ренч приказал закрыть все доки, — доложил Каджик. — Гейд и Ври находятся за пределами «Аны Верейн».

— Ладно, — проговорила Рош. — Стартуйте. Скажите им, пусть сидят тихо. Придется придумать что-нибудь другое.

Они поспешили по коридору. Пол под ногами слегка вздрагивал по мере того, как неприятель наносил по станции новые удары. Их энергия постепенно угасала, словно волны расходящегося в разные стороны тепла. Рош прекрасно понимала, что пассивная защита иногда приносит свои плоды, но, с другой стороны, такая тактика может иметь чудовищные последствия.

Одна мощная атака уничтожит станцию без проблем.

— Мы стартуем, — сообщил Каджик. — Кейн будет управлять скутером, когда придет время вас забрать.

— Хорошо.

Особого выбора у Рош все равно не было. Поскольку Гейд и Ври застряли на станции вместе с ними, а Каджику приходится следить за сохранностью корабля, больше никого не оставалось. Даже с помощью Ансуриана шансы найти катер и покинуть док без разрешения начальника равнялись нулю.

Она объяснила Ансуриану, что произошло.

— Нужно определить место встречи. Вы можете предложить что-нибудь подходящее, подальше от доков?

— Да, но я не сумею объяснить вашим друзьям, как туда добраться. Слишком сложно. Они могут посмотреть карты, воспользовавшись доступом Квера. — Он быстро назвал длинную цепочку букв и цифр. — Им нужно добраться до ремонтного шлюза в конце коридора номер 14 в секторе Зеленый-Д. Это недалеко от тюремных камер в секторе Синий-Г. Пусть ждут там. Нам потребуется около часа, чтобы все закончить.

Рош передала информацию, воспользовавшись Майи в качестве медиума, как уже не раз делала прежде.

— Будьте осторожны, — ответил Гейд.

— Вы тоже, — Рош почувствовала его беспокойство и увидела, как Гейд просматривает планы, готовясь к операции. — Я с тобой свяжусь, если нам понадобится помощь. Что у вас есть?

Гейд быстро отправил ей перечень снаряжения, которое они с Ври захватили с собой, чтобы проникнуть на станцию. Служба безопасности доков была не слишком строгой, поскольку им позволили войти внутрь, но серьезное оружие и полное боевое обмундирование могло привлечь внимание.

— Жаль, что нельзя было прихватить с собой что-нибудь посолиднее, — сказала Рош. — Ладно, ничего не поделаешь. Постарайтесь оказаться на месте встречи, когда мы туда придем.

Гейд кивнул и снова занялся изучением карты, которую Ври вызвал на экран, расположенный на стене. На мгновение Рош оказалась в обычной реальности, пытаясь сообразить, куда их ведет Ансуриан, и одновременно в эн-пространстве. На несколько секунд она потеряла ориентацию, поскольку смотрела на мир глазами Майи, которая, в свою очередь, воспользовалась ее зрением.

— А Ящик нам не поможет? — спросила Майи.

— Наверное, он сумеет открыть док, но это привлечет к нам ненужное внимание. Сейчас он может только собирать информацию и следить за тем, чтобы за нами не увязалась Служба безопасности.

— Он неплохо справляется.

Коридор снова начал вибрировать, потом еще раз. Вой сирен стал громче и настойчивее.

— Жаль, что он не в состоянии разобраться с кораблями Случайной Валентности»…

— А вот это уже настоящий залп, — сказал Ансуриан и ухватился за стену.

Рош изо всех сил старалась сохранить равновесие, пол упрямо уходил из-под ног, и идти вперед становилось все труднее.

— Ящик, они стреляют в ответ?

— Команды всех У-Ч орудий получили приказ стрелять. Девять кораблей встали на сторону «Форпоста» и приняли участие в сражении. Однако со стороны «Случайной Валентности» приближается подкрепление.

— У кого преимущество?

— «Форпост» должен выстоять. Его конструкция в состоянии выдержать такую атаку. А учитывая, что к защитникам присоединились другие корабли, сомневаюсь, что неприятель сможет высадиться на станции.

— А как насчет наших скутеров? Сумеет один из них миновать оборонительные рубежи?

— Если объявит, что встал на сторону «Форпоста», его скорее всего пропустят.

— Отлично. Я свяжусь с Кейном сейчас, чтобы не тратить время потом.

Она вызвала Каджика и рассказала, что должен сделать Кейн. Капитан не стал ее спрашивать, откуда Рош узнала про сражение, наверное, решил, что ей сообщила Майи.

Не разрывая связи через эн-пространство, Рош заметила, что похитительница время от времени переключает свое внимание с коридоров, по которым они идут, на жителей станции.

Даже здесь, в ремонтном отсеке, они были не совсем одни. В мыслях тех, кого она сканировала, в основном превалировали одинаковые эмоции: любопытство, страх, гнев… только небольшая горстка людей надеялась на победу неприятеля, но никто из них не обладал специфическими характеристиками врага.

Если атака «Случайной Валентности» имела отношение к воинам-клонам, это еще требовалось доказать.

— Видишь кого-нибудь из врагов? — спросила она у Майи.

— Я по-прежнему не могу разглядеть их так, как это получается у тебя. Хочешь попробуем?

— Вреда не будет.

Рош попыталась сконцентрироваться на обитателях станции, стараясь одновременно следить за дорогой. Быстрая смена сознаний мешала ей сосредоточиться не меньше, чем постоянный грохот и раскачивание стен и пола. Мимо проносился один разум за другим…

— Вот! Наверху… Правильно. — Сознание, похожее на черную яму, находилось в группе, состоящей из трех или четырех человек, в одном месте. — Где это?

— Трудно сказать, — ответила Майи. — Кажется, там же, где мы видели его раньше.

— Зал для аудиенций правительницы? — спросила Рош.

— Возможно. Или даже в ее личных апартаментах.

Ансуриан остановился, когда они подошли к закрытой двери.

— По другую сторону находится коридор, который ведет в тюрьму, — сказал он. — Я не знаю, что нас ждет.

— Ящик?

— Там пусто. У входа в тюрьму два охранника. Дверь им не видно.

— Хорошо. Докладывай обстановку по мере приближения к ним.

— Должен тебе кое-что сообщить, Морган, — сказал Ящик, прежде чем она снова заговорила с Ансурианом. — Я перехватил зашифрованное сообщение Службы безопасности. Индердип.

Дженс мертва. Правительницу только что нашли в ее личных апартаментах. Ей свернули шею.

— Кто ее убил?

— Вот тут-то и начинается самое интересное. Место преступления должно быть тщательно изучено, и никаких определенных выводов не следует делать без…

— Кончай, Ящик!

— Складывается впечатление, что ты главный подозреваемый, Морган.

— Я?

— Всем офицерам безопасности сообщили, что ты и твоя команда находитесь на станции. В приказе начальника Службы говорится, что они должны оказать помощь в расследовании совершенного тобой преступления и в случае необходимости применить силу, чтобы доставить тебя в соответствующие инстанции.

— Огонь на поражение?

— Если будет нужно.

— Проклятие!

До этого момента им просто следовало вести себя тихо и не высовываться. Теперь же они стали главными подозреваемыми в убийстве правительницы, и за ними начнется охота. Рано или поздно их обязательно поймают. Или прикончат.

Видимо, Рош не смогла справиться с охватившими ее чувствами, и на лице у нее появилось возмущение, потому что, повернувшись снова к Ансуриану, она заметила его изумленный взгляд.

— Что случилось?

— Правительница… — начала Рош, пытаясь решить, говорить ли ему, что произошло. Новость могла отвлечь Ансуриана от их непосредственной задачи, чего никак нельзя было допускать. Однако он имел право знать. — Правительница мертва, — сказала она наконец. — Похоже, ее убили.

Какое-то необъяснимое выражение промелькнуло на лице Ансуриана, и на короткое мгновение Рош сумела разглядеть печаль, которая ее удивила. Даже зная, что Индердип принимала участие в покушении на него, Ансуриан продолжал хорошо к ней относиться.

Заметив удивление Рош, он проговорил:

— Несмотря на все ее недостатки, она не заслужила такого конца.

— Я понимаю, — кивнув, сказала Рош. Она подождала немного, а потом продолжала:

— Мне очень жаль, Ансуриан, но нам нельзя терять время.

Он взял себя в руки и спросил, показывая на дверь:

— Вы хотите, чтобы я шел первым?

Рош закрыла шлем.

— Нет, я. Мой комбинезон продержится пару секунд — в случае необходимости. Открывайте.

Ансуриан кивнул и отошел назад. Замок вспыхнул зеленым светом, и дверь скользнула в сторону.

Рош вошла в коридор, уверенная в том, что Ящик не ошибся, но события могли принять совсем иной оборот ввиду свежих новостей. Впрочем, никакой охраны они не увидели.

— Все чисто, — прошептала она.

Майи и Ансуриан последовали за ней. Суринка тоже закрыла свой визор и держала руку около пистолета.

Ансуриан жестом показал направо, и они зашагали по узкому ответвлению. Через тридцать секунд заметили двоих охранников, которые стояли по обе стороны двери. Те держались настороже, но к появлению Ансуриана и его спутников отнеслись совершенно спокойно..

— Что по другую сторону двери? — спросила Рош у Ящика.

— Прямоугольное помещение, тридцать пять метров шириной, две группы из десяти коридоров по пять в каждой отходят от него под прямыми углами. Как правило, здесь двадцать охранников, по одному в конце каждого коридора, но в настоящий момент из-за нападения на станцию их осталось только половина.

Всего сто камер. Альта Ансуриан находится в номере 77.

— Майи, ты можешь прочитать охранников?

— Тех, что находятся впереди, могу. Но двое по другую сторону двери закрыты.

Рош не знала, что задумал Ансуриан, и, чтобы он не сделал какую-нибудь глупость, попросила Майи:

— Скажи Ансуриану, что его дочь в камере номер 77, вдруг он не знает. Мы позаботимся об охранниках.

— Хорошо, Морган. — Наступила короткая пауза; Майи передавала Ансуриану слова Рош. — Он тебя благодарит, — сказала она.

Рош кивнула.

— Как насчет охраны, Майи?

— Полный порядок. — Отлично, в таком случае идем дальше.

Под влиянием внушения охранники отошли в сторону, а когда тяжелая дверь закрылась, забыли, что вообще их видели.

Ансуриан сразу свернул в ближайший из черно-серых коридоров. Казалось, он не обращает никакого внимания на сильные толчки, которые время от времени сотрясали стены станции. Рош следовала за ним, внимательно глядя вперед, чтобы не пропустить представителей Службы безопасности, имеющих» защиту от похитителей. Они свернули направо, затем налево, миновали несколько мощных дверей с цифровыми панелями вместо замков. Определить, есть ли кто-нибудь внутри, не представлялось возможным, окошки на всех дверях были закрыты.

Когда они подошли к камере Альты, Рош заметила в конце коридора неподвижно стоящего охранника. Она сразу поняла, что он не принадлежит к числу тех, с кем Майи не может справиться, поскольку он не обращал на неожиданных посетителей «ни малейшего внимания.

Ансуриан быстро набрал код на цифровой панели камеры, в которой находилась его дочь.

Ничего не произошло.

— Они изменили коды, — прошипел он. — Придется прорываться внутрь силой. Ваш пистолет с этой задачей справится?

— Должен. — Рош вытащила оружие из кобуры и тщательно прицелилась, — Ящик? Поможешь?

— Дверь уже открыта, — сказал Ящик.

— Спасибо.

Рош выстрелила, и дверь с грохотом распахнулась. Охранник никак не отреагировал на шум, но зато Рош услышала голоса тех, кого выстрел удивил.

— Быстро, внутрь! — Она втолкнула Ансуриана, и Майи в камеру, влетела следом и закрыла дверь.

Альта сидела на низкой койке. Увидев их, она удивленно подняла голову.

— Отец! — как две капли воды похожая на Ансуриана девушка, точно с такой же татуировкой на шее и темными глазами, вскочила с койки и бросилась его обнимать.

— Тише! — рявкнула Рош.

К их камере приближались шаги.

— В вашу сторону двигается один охранник, — доложил Ящик.

— Я его слышу.

Рош ждала, держа пистолет наготове. Запах энергетического оружия еще некоторое время будет оставаться в коридоре, и охранник может сообразить, где они спрятались. Если нет, пройдет мимо, а они получат несколько дополнительных минут. Рош считала, что в их положении важна каждая секунда.

Шаги замерли возле двери в камеру.

Рош не колебалась ни единого мгновения: открыла дверь и выстрелила. Заряд энергии ударил охраннику в плечо и вдавил в стену. Тем временем Майи проникла сквозь его защиту, и уже в следующее мгновение он потерял сознание.

Охранник повалился на пол, а его оружие отлетело в сторону. Однако Рош ни секунды не сомневалась в том, что успокаиваться рано. В комплексе еще один охранник, а она уже сделала два выстрела.

— Быстро! — бросила она через плечо. — Пусть наденет скафандр!

Не говоря ни слова, Альта начала натягивать скафандр, который принес ее отец.

Рош осторожно пробиралась по коридору, пользуясь помощью Ящика, который проверял, все ли спокойно впереди. Кроме охранника, лежащего на полу перед камерой Альты, она насчитала еще восьмерых. Пятеро вдоль одной стены и трое — вдоль другой. Все под контролем Майи. Одного не хватало.

— У тебя есть какие-нибудь предположения, Майи?

— Возможно, он решил вызвать подмогу.

Ящик думал иначе.

— С тех пор как мы прошли в дверь, ее никто не открывал.

— Тогда проверь камеры, — предположила Рош. — Он мог забраться в одну из них.

— В камерах нет приборов электронного наблюдения, — сказал Ящик.

— Ты не видел, куда он пошел?

— Меня отвлек тот, что направлялся к тебе, — признался Ящик. — Мои возможности здесь довольно ограниченны, Морган.

Рош пожала плечами, отбрасывая его объяснения. Остается надеяться, что охранник решил отсидеться, пока они тут шумят, и даст им возможность спокойно уйти.

Альта закончила застегивать скафандр и, положив руку отцу на плечо, выпрямилась. Рош видела, что она взволнована и не вполне понимает, что происходит.

— Мы уходим отсюда? — спросила она.

— Да, — ответила Рош. — И чем быстрее, тем лучше.

Они вышли из камеры в коридор, Рош впереди. Завернули за угол, затем миновали второй, дальше — следующий. Впереди показалась дверь, ведущая в тюрьму, — открытая.

Когда Рош проходила мимо последней камеры, дверь резко распахнулась. Охранник успел сделать три выстрела, прежде чем Рош среагировала на его появление. Она дважды нажала на спусковой крючок, и охранник отлетел на койку, которая с треском сломалась под его мощным телом.

Не обращая на него внимания, Рош проверила, как обстоят дела у Ансуриана и Альты. Девушка, придерживая раненую руку, подбиралась к отцу, в которого угодило два выстрела в упор — один в грудь, другой в живот.

Рош попыталась проверить, все ли ребра у него целы, но руки в перчатках ничего не чувствовали, кроме того, мешала почерневшая ткань скафандра. Даже несмотря на то, что Ансуриан был без сознания, он морщился от боли, когда Рош его осматривала.

— Я могущего нести, — сказала она Альте. — Если вы готовы рискнуть.

— Ему нужна медицинская помощь, — кивнув, сказала она. — Здесь он ее не получит.

— Мы его вылечим, если сумеем доставить на «Ану Верейн». Но прежде, — добавила она, вспомнив инструкции Ансуриана, которые тот дал Ври и Гейду, — необходимо найти коридор номер 14 в секторе Зеленый-Д. Вы знаете, где это?

— Да, разумеется, — ответила Альта. — Только я не понимаю, зачем нам туда?

— Потому что это наш путь отступления, — быстро пояснила Рош. — Нас будут там ждать. В ремонтном шлюзе.

— Ремонтный шлюз, — нахмурившись, проговорила Альта. — Отец именно так сказал?

— Да, а что?

— Дело в том, что там нет никакого ремонтного шлюза.

Это мусоропровод, которым давно перестали пользоваться.

Рош несколько мгновений молча ее рассматривала. Мусоропроводы представляли собой трубы, предназначенные для сброса отходов, которые уже невозможно переработать, туда, где они не причинят никому вреда. Им повезет, если там окажется примитивный воздушный шлюз, не говоря уже о месте, где можно состыковаться со станцией.

— Просто замечательно, — заявила она, покачав головой. — Впрочем, какая разница? Если нет другой возможности выбраться со станции, придется воспользоваться этой.

Рош медленно встала и подняла Ансуриана. Комбинезон обеспечивал ее дополнительными возможностями, да и пониженная гравитация помогала, но нести его будет не просто. В особенности если им встретятся охранники и придется воспользоваться оружием.

— Постарайся быть предельно внимательным, Ящик. Я хочу, чтобы ты предупреждал меня обо всех имеющихся поблизости людях, — сказала она.

— Понял, Морган.

Рош покачнулась, когда пол ушел у нее из-под ног, восстановила равновесие и зашагала вперед. Они без происшествий миновали дверь в тюремный отсек и двинулись по коридору.

— Насколько я понимаю, проникнуть в ее мысли ты не можешь? — спросила Рош у Майи.

— Нет.

— Какие они тут все доверчивые!

Рош переложила тело Ансуриана, чтобы было удобнее его нести. Альта вела их по широким, извивающимся коридорам, звенящим от воя сирен, но совершенно пустым. Казалось, вибрация стала меньше, и Рош порадовалась тому, что больше не задевает головой за низкие потолки. Однако она чувствовала себя незащищенной и стремилась поскорее добраться до места, где их должны ждать друзья.

— Ящик, Кейн сможет нас найти?

— Они следят за нашим продвижением по станции, а точка выхода отлично видна снаружи. Возможно, именно по этой причине Ансуриан ее и выбрал. Как только подойдем ближе, все будет нормально.

— Как далеко Амейдио и Ври?

— Чуть дальше, чем ты.

— Что-нибудь новенькое касательно убийства правительницы?

— Ничего, Морган. Тебя по-прежнему ищут, а я продолжаю блокировать попытки Службы безопасности найти нас при помощи электронных приборов.

— Уже хорошо.

В тот момент, когда они свернули в очередной коридор, станция отчаянно содрогнулась, и Рош упала на одно колено, чтобы не потерять равновесия окончательно.

— Что это было?

Альта помогла Рош подняться на ноги, и та заметила, что она испугана.

— Мы в ловушке! — вскричала Альта, когда давление в очередной раз изменилось и у них заложило уши. Вой сирен стал еще пронзительнее. — Все герметические двери на станции закрылись.

— На нас защитные комбинезоны, — напомнила ей Рош. — Вам известны коды отмены?

Альта покачала головой.

— Отец наверняка знал.

Рош стало не по себе, сохранять присутствие Ящика в тайне становилось все сложнее.

— Ящик, дай коды!

Тот быстро выполнил ее просьбу, и Рош сообщила их Майи.

— Передай коды Амейдио. Скажи, что нам их назвал Ансуриан. Будем надеяться, они не знают, что он ранен. — И снова, воспользовавшись имплантатами, обратилась к Ящику:

— Ящик, устрой какие-нибудь помехи на линии связи с «Аной Верейн» и открой двери, когда мы к ним подойдем. Придется блефовать.

— Ясно, Морган.

Рош подтолкнула Альту вперед.

— Не останавливайтесь. У нас все получится.

Они продолжали шагать по вибрирующим коридорам станции, стараясь нигде не задерживаться и не терять времени. Они по-прежнему никого не встречали на своем пути, и Рош решила, что большая часть персонала спряталась в своих загерметизированных каютах. Если представители Службы безопасности собрались в доках или в командных пунктах, откуда осуществляется организация обороны, есть шанс, что их никто не заметит. Однако Рош знала, что успокоится, только когда окажется на капитанском мостике «Аны Верейн», а станция «Форпост» останется далеко позади…

Они миновали две открытые двери, затем третью. Рош заметила удивление на лице Альты, но объяснять было некогда.

Они остановились только один раз — когда особенно сильная атака на станцию отбросила Рош к стене, а Майи и Альта упали на содрогающийся пол.

Восстановив равновесие, Рош спросила у Ящика:

— Еще далеко?

— Нет, два перекрестка. Путь впереди свободен. Гейд и Ври в двух коридорах от вас. Это около минуты.

— Ури, скажи Кейну, чтобы стартовал. Мы почти на месте.

— Мы знаем, где вас искать. Я доложу, когда Кейн будет готов, — ответил Каджик с корабля.

Они миновали первое пересечение коридоров и свернули в практически не используемый проход, который, очевидно, соединялся с ремонтным отсеком, где они побывали чуть раньше. После второго перекрестка они оказались в широком, прямом и, казалось, бесконечном коридоре. Рош заметила, что издалека к ним направляются два человека — один в черном, другой в золотистом комбинезоне.

Увидев их, Альта вздрогнула.

— Все в порядке, — успокоила ее Рош. — Они с нами.

Очередной взрыв потряс станцию, и, шагнув к громадному люку для мусора, Рош крикнула:

— Быстро! Открывайте!

— Этим люком не пользовались несколько лет, — пояснила Альта, нажимая кнопки на панели управления. — Отец следил за тем, чтобы он оставался в рабочем состоянии на случай, если понадобится срочно покинуть станцию. Коды должны были остаться прежними.

Вспомнив про дверь, рассыпавшуюся в прах, Рош сказала:

— Если нам удастся выбраться отсюда живыми, то только благодаря изобретательности вашего отца.

Грохоча оружием и тяжелым обмундированием, подошли Гейд и Ври.

— Проблемы? — спросила Рош.

— Никаких, — ответил Гейд. — И это мне совсем не нравится.

— Да уж. — Альта подняла голову, но времени представлять их друг другу не было. — Кейн будет ждать нас по другую сторону мусоропровода. Думаю, мы сможем проползти по трубе, а потом придется прыгать в скутер.

— А затем? — спросил Гейд.

— Все зависит от того, как будут развиваться события, — ответила Рош. — Правительницу убили, так что необходимо привести Ансуриана в рабочее состояние. Он поможет выполнить наше задание. Мне кажется, стоит немного задержаться, чтобы посмотреть, выдержит ли станция нападение неприятеля.

Альта снова подняла голову, когда Рош сказала о смерти Индердип Дженс, но тут же вернулась к своему занятию. Спустя несколько секунд она закончила набирать код, попыталась открыть люк и не смогла. Однако, когда за дело взялся Гейд, дверь чуть-чуть приоткрылась.

— Морган, — позвал Рош Каджик. — У вас все в порядке?

— Насколько такое вообще возможно. А что?

— Кейн видит что-то необычное на корпусе, рядом с выходом из мусоропровода.

— Необычное? В каком смысле?

— Какой-то предмет. Он не может пока понять, что это такое, но опасается ловушки.

Ловушка! Рош наблюдала за тем, как Гейд и Альта пытаются открыть дверь люка. Да, похоже, Амейдио не зря волновался.

— Взорви ее, Амейдио, — приказала она, а затем, повернувшись к Майи, попросила:

— Майи, помоги мне увидеть, что там впереди!

— Я ничего не чувствую, Морган.

— Все равно попробуем заглянуть, — проговорила Рош. — Я хочу быть уверена, что нам не приготовили никаких сюрпризов.

Она отошла от упрямого люка на несколько шагов, когда Гейд прикрепил заряды, чтобы взорвать дверь. Опустив Ансуриана на пол, Рош закрыла глаза и начала погружаться в серый туман эн-пространства.

— Кейн на месте, — доложил Каджик. — Но предмет, который он видел, куда-то исчез.

— Подожди…

Сознание Рош следовало за Майи, оставив позади Гейда, Ври, Ансуриана и Альту. Почему-то ей было трудно видеть себя — и Майи.

Однако неподалеку она отчетливо разглядела воина-клона.

— Кто это? — спросила Рош. — Кейн?

— Думаю, да. — Рош услышала в голосе девушки неуверенность. — Он ближе, чем раньше.

— Вполне понятно. Ты видишь еще что-нибудь?

— Нет…

Пол коридора вздрогнул у них под ногами, когда взрывом разнесло дверь люка. Рош открыла глаза и увидела, что дым затянул весь коридор. Гейд шагнул к отверстию в стене…

— Подожди! — выкрикнула Майи. — Их тут двое!

Гейд замер на месте, удивленный ее криком. Серое эн-пространство поглотило обычные ощущения и чувства Рош — и она тоже увидела второго воина-клона. Сначала она не поняла, каким образом Майи удалось его заметить, но потом сообразила, что он находится дальше Кейна, но неуклонно к ним приближается. Его сознание обладало характеристиками сознания Кейна.

Значит, первый воин-клон прячется внутри мусоропровода.

Прежде чем они успели решить, что делать, раздался еще один взрыв, на сей раз со стороны открытого люка. Мимо промчался воздушный ураган, когда атмосферу из коридора засосало в открытый люк. В коридоре захлопнулись герметичные двери; зазвучал сигнал тревоги, поскольку давление начало постепенно понижаться.

— Проверьте скафандры! — крикнула Рош. — Убедитесь, что они выдержат!

Легко, не обращая ни малейшего внимания на потоки воздуха, из люка выбралась Индердип Дженс.

 

Глава 10

Станция «Форпост»

955.1.32

0810

Дженс была точно в таком же комбинезоне ОРВ, как и Ансуриан с дочерью, только не сочла необходимым надеть маску.

То, что она взорвала люк мусоропровода, не загерметизировав свои костюм, сначала удивило Рош, но решать загадки было некогда — воительница-клон направлялась прямо к ней. Казалось, она не вооружена, но от этого угроза нисколько не уменьшалась. Воительница не сводила с Рош глаз, в которых та не Увидела ничего хорошего.

Прежде чем Рош успела как-то отреагировать, Гейд сзади схватил Дженс за плечо и развернул к себе. Та выбросила вперед руки и легко отшвырнула его в сторону. В следующую секунду вырвала оружие у Ври, который наставил на нее винтовку. Рош успела выстрелить из своего пистолета и выбить винтовку из рук Дженс. Воительницу это не остановило. Она нанесла Ври два мощных удара по голове, затем схватила его за плечо и отбросила к ближайшей стене. Он ударился о черно-серую поверхность и повалился на пол, где и остался лежать, корчась от боли.

Воительница снова повернулась к Рош, и они посмотрели друг другу в глаза.

Затем воительница-клон сделала два головокружительно быстрых шага в сторону Рош, которая выстрелила в тот момент, когда Дженс находилась в воздухе. Комбинезон воительницы вспыхнул ослепительным сиянием на одно короткое мгновение, а в следующую секунду Дженс обрушилась на Рош и выбила у нее пистолет. Рош сопротивлялась, но две могучие руки подняли ее с пола и отшвырнули к стене, заставив задохнуться. Она попыталась прикрыть лицо, чтобы защититься от нового удара, но вдруг поняла, что Дженс нужна не она.

Поставив обе ноги по бокам распростертого на полу тела Ансуриана, Индердип Дженс левой рукой нанесла удар такой силы, что пробила скафандр, грудную клетку и сердце Ансуриана.

Рош сразу поняла, что сделала воительница — завершила начатое. Теперь решить проблемы станции «Форпост» будет совсем не просто.

Индердип Дженс выпрямилась во весь рост и огляделась по сторонам — с ее кулака на пол капала кровь. В коридоре царила призрачная, пугающая тишина. Рош слышала свое собственное дыхание, и ей казалось, что это самый громкий звук во вселенной, заглушающий остальные звуки, — она не слышала ни яростного возмущения Ври, ни стона ужаса Альты Ансуриан.

Неожиданно Рош почувствовала, как на нее накатила волна тошноты, отчаянно закружилась голова — это Майи метнула в воительницу ментальное копье, но та даже не пошевелилась. Она просто стояла несколько секунд, не двигаясь, словно пытаясь решить, что делать дальше. Затем отошла от тела Ансуриана и наклонилась над Рош. Не теряя времени, одной рукой поставила ее на ноги, а затем подняла окровавленный кулак, чтобы нанести новый удар. На Рош смотрели холодные, ничего не выражающие глаза. Заглянув в них, она почувствовала такой непроницаемый и всепоглощающий страх, какого не знала до сих пор. Одновременно ее охватила жуткая усталость, и она вздохнула почти с облегчением, радуясь, что все наконец закончилось…

Кулак воительницы приближался.

Вспышка белого света, и кулак вместо того, чтобы опуститься на голову Рош, ударил в стену рядом.

Рош выдохнула, чувствуя, что ноги стали ватными, и она едва ли сможет сдвинуться с места. Рука Дженс продолжала удерживать ее в вертикальном положении, когда воительница повернулась и наградила гневным взглядом Кейна, который стоял у открытого люка, направив на Дженс пистолет, первым выстрелом из которого отбил ее удар.

— Морган, уводи остальных, пока еще можешь! — Голос Кейна из скафандра отправился на «Ану Верейн» и только затем попал в имплантаты Рош. — Скутер у выхода. О ней я позабочусь.

Лицо Дженс перекосила злобная гримаса, и она еще сильнее сжала комбинезон Рош.

Кейн снова выстрелил. Защитные системы комбинезона уже отреагировали на два выстрела, и на сей раз он вспыхнул, скорее, пурпурным цветом, чем белым. Дженс отскочила, затем метнулась вперед с такой скоростью, что Рош не успела понять, что произошло.

Однако Кейн не стал тратить время на третий выстрел.

Пистолет еще не вернулся на свое место, а он уже занял защитную стойку и отразил удар Дженс. Они двигались так быстро, что Рощ не успевала уследить за тем, что происходит — удар, защита, ответная атака… Понять, кто одерживает верх, было абсолютно невозможно.

Через несколько секунд их отбросило друг от друга, словно прокатилась мощная взрывная волна. Кейн отскочил к стене, а Дженс чуть дальше, в глубь коридора. В следующее мгновение они уже снова приготовились к схватке.

— Быстрее, Морган! — Внутри шлема Кейна Рош заметила кровь.

Его крик заставил ее прийти в себя. Воины-клоны снова сошлись в жестоком рукопашном бою — Кейн бросился вперед, чтобы помешать Дженс подобраться слишком близко к люку, а Рош подскочила к Альте, которая стояла на коленях у тела отца.

— Идем! — крикнула она, но Альта не обращала на нее внимания. Она тихонько всхлипывала и тянула на себя безжизненное тело Ансуриана, словно пыталась заставить его подняться на ноги. — Нам нужно уходить!

Рош потащила Альту к люку. Майи следовала за ними, вцепившись в комбинезон Рош, словно он оставался единственной ниточкой, соединявшей ее с действительностью. Оказавшись возле люка, Рош взяла лицо Альты обеими руками и заглянула ей в глаза.

— Нужно, чтобы ты помогла Майи вылезти в люк. Ты меня понимаешь?

Альта сморгнула слезы и кивнула.

— Давайте! — приказала Рош.

Пол ходил ходуном у них под ногами, когда сначала Альта, а потом Майи полезли в люк.

— Помоги Майи забраться в скутер, — сказала Рош Альте. — Я иду за вами.

Ври стоял над Гейдом, его золотистый скафандр покрывала изморозь замерзшего пара. Гейд был без сознания, и Рощ помогла Ври подтащить его к люку. Несколько секунд она раздумывала над тем, не воспользоваться ли ей оружием Гейда, чтобы еще раз выстрелить в Дженс, но, посмотрев на дерущихся воинов-клонов, поняла, что не сможет попасть в нее.

Противники словно слились друг с другом, останавливаясь лишь на короткие, непредсказуемые мгновения. Рош невольно восхитилась красотой и грацией их движений, напоминавших диковинный варварский танец. Каждый из них был великолепным, почти безупречным воином, каждому приходилось надеяться лишь на хитрость и элемент неожиданности, а не на грубую силу, чтобы одержать верх. Ничего подобного Рош видеть не приходилось, она знала, что в схватке с таким противником вряд ли смогла бы продержаться даже пару секунд. И неожиданно поняла, как ей повезло, что она все еще жива.

Если бы Кейн чуть-чуть опоздал…

— Поднимай, — проворчал Ври, возвращая ее в реальный мир.

Рош согнула колени, чтобы протолкнуть тело Гейда в люк.

Пол снова ушел из-под ног, и Рош отчетливо почувствовала падение гравитации. Плохой знак, хотя теперь нести Гейда будет легче. По-видимому, на станции что-то окончательно вышло из строя.

— Ури, что происходит?

— Со станции «Случайная Валентность» прибыло подкрепление, — ответил Каджик. — Они сосредоточили огонь на нескольких секторах, включая генераторы и системы жизнеобеспечения. Станции приходится несладко.

— Я уже почувствовала, — заявила Рош. — Как ты думаешь, она выстоит?

— Если они не применят другую тактику, выстоит.

— На станции «Флажок», наверное, тоже так думали.

Протолкнув Гейда в люк, Ври последовал за ним, а затем помог Рош. Вместе они протащили Гейда по мусоропроводу; почерневшему, с неровными краями со стороны выхода. Рош догадалась, что Кейн взорвал внешнюю дверь, заставив Дженс действовать, прежде чем она была к этому готова. Не сделай он этого, они скорее всего так долго не продержались бы.

Скутер был пришвартован в двух метрах от выхода из мусоропровода. Ври прыгнул вниз, легко преодолев смену силы тяжести. Быстро оглядевшись по сторонам, Рош заметила несколько кораблей на фоне ярких звезд, некоторые из них обстреливали орудия, находящиеся по другую сторону станции. Между кораблями висели газовые облака, сияющие и огромные, однако Рош не могла сказать наверняка, что это такое — останки истребителей, или снаряды, не попавшие в цель. Тело станции снова конвульсивно содрогнулось, когда Рош наклонилась, чтобы передать Ври тело Гейда.

После того как Гейд оказался на борту скутера, Ври протянул руку Рош, но она покачала головой.

— Дай винтовку, — сказала она. — Я возвращаюсь к Кейну.

Ври вернулся через мгновение с двумя винтовками, которые забрал из арсенала Гейда.

— Я с тобой, — заявил он.

— Ты не понимаешь, — запротестовала она, размахивая оружием у него перед носом. — Оружие мне нужно не затем, чтобы ему помочь, а для самообороны.

— Я знаю. И все равно я с тобой.

Она пожала плечами, повернулась и начала подниматься вверх по мусоропроводу. Времени на споры у нее не было.

Ни Кейн, ни Дженс не последовали за ними, значит, они по-прежнему внутри — если только кто-нибудь из них не сумел взломать герметичную дверь в конце коридора.

— Будь осторожен, — предупредила Рош Ври, когда они приблизились к открытому люку.

Он кивнул и перехватил оружие поудобнее.

Рош выглянула наружу, затем повернула голову вправо, но ничего не увидела. Ври, замерший по другую сторону люка, молча кивнул, и она сдвинулась к нему.

Кейн и Дженс все еще отчаянно сражались, хотя Рош видела, что оба ранены. У Дженс один палец торчал под необычным углом, и она старалась беречь руку. Но визор Кейна заливала кровь, которая мешала ему видеть противника.

Дженс снова бросилась в атаку. Кейн отражал ее удары с уже ставшей для Рош привычной уверенностью и ловкостью.

Только раньше он сражался, получая от процесса удовольствие, сейчас Кейн боролся за свою жизнь.

— Ящик, мы можем ему помочь?

— Нет, нам остается только наблюдать.

«И узнавать новое», — подумала Рош, не уверенная в том, что такое знание стоит жизни ее спутника.

Противники разошлись и заняли боевые стойки. Дженс заметила Ври и Рош в открытом люке и мгновенно бросилась к ним. Ей удалось застать Кейна врасплох неожиданной сменой тактики, и он опоздал на сотую долю секунды. Рош отшатнулась, когда Дженс потянулась к ней, однако воительница в последний момент изменила направление движения и оттолкнулась от стены. Она налетела на Кейна, когда тот находился в воздухе, и ей удалось отшвырнуть его в противоположный конец коридора.

Дженс набросилась на Кейна, прежде чем тот успел прийти в себя, обхватила за шею и вытолкнула на середину коридора так, что он оказался между нею и Рош. Кейн отклонился назад и попытался заглянуть в глаза Дженс. Рош прицелилась, надеясь, что воительница совершит какую-нибудь ошибку, и ей удастся в нее выстрелить. Именно в этот момент она увидела, как воины-клоны встретились друг с другом глазами.

И тут гравитация окончательно упала. Кейн мгновенно этим воспользовался, оттолкнулся от пола и подбросил Дженс к потолку. Когда она падала вниз, Кейн нанес ей еще один удар, отбросивший Дженс к стене, подскочил и, схватив за шею, потянул назад.

Дженс извернулась и сумела сорвать с Кейна маску. Однако он вцепился в нее еще крепче, и Рош заметила на лице Дженс гримасу боли. Воздух медленно выходил из скафандра Кейна, но он, казалось, не обращает на это никакого внимания. Дженс закричала, и Кейн на мгновение ослабил хватку.

Но только на секунду, впрочем, Дженс успела обернуться и заглянуть ему в глаза. И в этот момент Кейн неожиданно резким движением свернул ей шею.

Тело Индердип Дженс обмякло, но Кейн подождал целую минуту и только потом разжал руки. Затем медленно надел маску. Складывалось впечатление, что вакуум не причинил ему никакого вреда.

Рощ выбралась из люка, за ней Ври. Кейн поднял голову, на лице у него засохла черная корка крови.

— Ты в порядке? — спросила Рош, стараясь подобраться к нему поближе в невесомости.

— А ты? — Рош по голосу поняла, что он страшно устал.

— Да, нужно уходить отсюда.

Кейн кивнул, позволил Ври взять себя за руку и подвести к люку.

— Тело, — вдруг услышала Рош голос Ящика. — Вы должны забрать тело.

Рош с отвращением посмотрела на труп Индердип Дженс.

— Полагаю, ты имеешь в виду ее, а не Ансуриана.

— Оно может дать важную информацию, — заявил Ящик.

— Да, я знаю.

Рош осторожно подошла к телу Индердип, опасаясь даже мертвой воительницы-клона. Ее резко побледневшая кожа была испещрена синяками необычной формы.

— Сюда идет охрана, — доложил Ящик.

Рош схватила тело обеими руками и подтолкнула его к люку, в котором скрылись Ври и Кейн. Протащить ее по мусоропроводу и отправить на катер оказалось легче, чем Гейда, — она была меньше и к тому же безоружна. Рош закрыла за собой воздушный шлюз, радуясь, что снова оказалась на знакомой территории.

Майи и Альта ждали их в кабине. Альта взглянула на тело Дженс, а потом снова отвернулась, Рош заметила, что у нее мокрые от слез щеки.

Рош с помощью Ври убрали тело в заднюю часть скутера, где Ящик мог за ним присмотреть. Затем она вернулась на место пилота и взяла на себя управление скутером.

— Ури, где ты находишься? — спросила Рош.

На консоли появилась карта, где были отмечены точки сосредоточения огня и местонахождение подбитых кораблей.

— Я проложил оптимальный курс.

— Спасибо.

Рош посмотрела на своих спутников. Все были потрясены. Наверное, она выглядела не лучше. Однако ее поразил вид Кейна — бледная кожа, запавшие щеки, она и представить себе не могла, что такое возможно. Рош сразу поняла, что причина его состояния не только в отчаянной усталости.

Тут что-то иное.

Выдав серию команд, она активировала двигатели скутера, который помчался прочь от станции «Форпост».

***

Скутер подвергся нападению в тот самый момент, как стартовал. Его атаковало сразу несколько истребителей, со станции по ним вели прицельный огонь из орудий. По-прежнему считалось, что они виновны в смерти правительницы — что в конечном итоге оказалось правдой. Рош сразу поняла, что руководит операцией оставшийся на станции воин-клон.

К удивлению Рош, корабли «Случайной Валентности» присоединились к силам безопасности «Форпоста», на время забыв о своей вражде — или ими тоже управлял воин-клон. Рош хотела бы знать, что им про нее порассказали, но проникнуть в их командную сеть Ящик не мог.

Когда они добрались до «Аны Верейн» и вошли в док, на станции раздался взрыв. Что взорвалось, понять было невозможно — может быть, главный генератор или оружейный арсенал. С ужасом Рош наблюдала за тем, как станция разваливается на куски.

Погоня мгновенно прекратилась. Все корабли отправились на поиски тех, кому удалось спастись. Рош решила было присоединиться, но Гейд, пришедший в сознание, отговорил ее.

— Даже если они нас не подстрелят, подойти близко все равно не дадут, — сказал он. — Не забывай, один из воинов-клонов по-прежнему там, вряд ли в его намерения входит с тобой дружить.

Гейд сказал «один из воинов-клонов». Рош начала думать, что они уже повсюду.

Пока «Ана Верейн» выходила из района, где располагалась станция, автохирург занимался их ранениями. Гейд еще не окончательно пришел в себя. Альте Ансуриан дали сильное успокоительное. Рощ не знала, суждено ли ей встретиться снова с теми из обитателей станции, кому удалось остаться в живых, но она дала себе слово, что постарается ей помочь. Ври вернулся на свой корабль. Майи отдыхала на мостике, а Каджик и Рош просматривали информацию, которую им удалось собрать, — ее оказалось совсем мало.

Кейн спал в медицинском отсеке.

— Он действительно без сознания, — доложил Ящик.

— Откуда ты знаешь? — поинтересовалась Рош.

— Я подключился к диагностической системе.

— Значит, он и вправду серьезно пострадал?

— Не думаю, что ему требуется отдых из-за ранений, которые он получил, Морган. Полагаю, дело не в физической усталости.

Рощ прекрасно поняла, что Ящик имеет в виду. Она сама не могла думать ни о чем другом с тех пор, как они покинули станцию. Даже и сейчас важность того, что случилось, было трудно оценить.

— Он убил одного из своих, — сказала она. — Он убил ее, чтобы спасти нас, причем рискуя собственной жизнью.

— Да.

Казалось, даже Ящика потрясло происшедшее. Почему Кейн так поступил, ведь Рош не скрывала, что не доверяет ему? Он предоставил ей неоспоримые доказательства того, что он действительно с ними. Но почему тогда она по-прежнему не может избавиться от подозрений? Она видела, что в самом конце его охватили сомнения — пусть и на одно короткое мгновение.

Впрочем, Рош не могла его за это винить…

— А как насчет воительницы? — спросила Рош, стараясь переключиться на другой предмет. — Тебе удалось что-нибудь узнать?

— Кое-что, чего я не видел раньше. Клеточное строение кожи меняется с невероятной скоростью, она становится похожа на представительницу касты Древних. Все признаки внешности вэксов исчезают. Похоже, эти существа умеют приспосабливаться к окружающей обстановке — как хамелеоны.

Рош добавила новое знание к списку известных фактов.

— Значит, тебе уже приходилось изучать их тела — раньше?

— Другим приходилось, а я имею доступ к некоторым данным, которые они собрали. В основном тела удается обнаружить в капсулах или на кораблях, уничтоженных энергетическим огнем. Иными словами, в целости и сохранности остаются очень немногие.

Изучить воина-клона практически сразу после смерти до сих пор не получалось.

— Уже кое-что, — проговорила Рош. — По крайней мере теперь мы знаем, как ей удалось сделаться похожей на вэкса, хотя ее маскировка и не была безупречной. Мне только непонятно, как она могла обмануть Ехуда Дженса, заставив его поверить в то, что она его дочь.

— В этом не было необходимости.

— В каком смысле?

Ящик поколебался несколько секунд, а когда он заговорил снова, Рош уловила в его голосе непривычную для него сдержанность.

— Задним числом все кажется очевидным, Морган. Необходимая нам информация содержится в базе данных станции. Несмотря на очень строгие законы воспроизводства, у вэксов принято усыновлять детей. Вэкс может взять ребенка, оставшегося без родителя, если его собственный погиб во время несчастного случая или умер от какой-нибудь болезни. Это делается с целью продолжения обеих линий. Индердип Дженс находилась на борту потерпевшего Крушение корабля, который оказался в районе станции. Ее подобрали, и она стала близкой подругой родной дочери Ехуда Дженса, Эир. Прошло совсем немного времени, и Эир Дженс погибла, а Ехуд удочерил Индердип.

Рош вспомнила, что Ансуриан говорил о запрете предыдущего правителя использовать переходные тоннели после какого-то ужасного несчастного случая, происшедшего несколько лет назад.

— Разумеется, все было подстроено.

— Похоже на то, — сказал Ящик. — А дальше она просто ждала подходящего момента, чтобы причинить станции максимальный вред, а кроме того, делала все, что в ее силах, мешая борьбе с врагом.

Ансуриан также говорил, что Индердип Дженс ни за что не согласилась бы прилететь в Солнечную систему, если бы он ее не вынудил. Вне всякого сомнения, она старалась вести себя так, чтобы на станции постоянно возникали самые разные проблемы. Учитывая, что Ансуриан ей мешал, а тут еще появилась Рош, ей пришлось начать действовать.

Рош пыталась понять, как обернулись бы события, если бы они догадались о том, что происходит, раньше. Возможно, ей удалось бы спасти жизнь Ансуриану и многим другим обитателям станции. А может быть, они оказались бы бессильны против столь могучего врага. Кто знает?

— И что будем теперь делать? — задумчиво проговорила она. — Полетим назад? Отправимся дальше — по списку Немета? Или нам следует вернуться на «Флегетон»? Можем придумать что-нибудь свое.

— Тебе решать.

— Я знаю, — сердито заявила Рош. — Меня интересует твое мнение.

— Я полагаю, сейчас разумнее всего отправиться в то место, которое стоит в списке Немета следующим.

— Нет никаких гарантий, что там будет лучше, чем здесь.

— Никаких.

— Именно в этом все и дело, верно?

Станция «Форпост» должна была погибнуть, Рош только ускорила ее конец. Вероятность того, что и другие места, обозначенные в списке Немета, так же уязвимы, чрезвычайно высока.

— Теперь, когда нам известно, что враг может выдавать себя за представителя Экзотической касты, — сказал Ящик, — мы можем, по крайней мере в будущем, вести себя осторожнее. А еще мы знаем, что они терпеливо, на протяжении многих лет, выжидают подходящего момента, чтобы нанести удар.

— Значит, нам будет еще труднее их найти, — заметила Рош.

— Только не для тебя, — напомнил Ящик.

— Чтобы быть уверенной наверняка, мне нужно оказаться с врагом лицом к лицу. Какая от меня польза?

Они еще не успели обсудить ее столь неожиданно открывшуюся способность. Когда Кейн придет в себя, они займутся этим вопросом вплотную. Возможно, удастся найти способ определять точное местонахождение людей в реальной вселенной при помощи следов, которые они оставляют в эн-пространстве. Возможно, у них появится шанс вычислить врага. Возможно…

Рош откинулась на спинку кресла. Если Каджик и удивился тому, что она перестала интересоваться данными, которые они изучали, виду он не подал. Может быть, решил, что Рош устала, как и все остальные, — что вполне соответствовало действительности. А хуже всего то, что Рош знала — в ближайшее время ей вряд ли удастся отдохнуть.

— А что в нашем списке следующим номером? — спросила она.

— У нас есть выбор: либо станция, принадлежащая касте Дрис, либо свободное поселение, известное под названием Катахалин Серэй. Оба находятся вне системы относительно нашего нынешнего местоположения. Чтобы до них добраться, потребуется около пятнадцати часов.

Рош почувствовала, как на нее наваливается невыносимая, усталость. Через пятнадцать часов все может начаться снова.

— Думаю, первым делом следует отправить доклад Немету, — сказала она, не испытывая ни малейшего энтузиазма.

— Я могу сделать это за тебя, если хочешь, — предложил Ящик. — По крайней мере составлю черновик. Ты его просмотришь, когда он будет готов, и отправишь или внесешь поправки.

— Спасибо, Ящик.

Рош по-прежнему не знала, насколько может доверять ИИ, но его предложение ее обрадовало.

— Извини, Ури, — сказала она вслух, — я ужасно устала, и мне трудно сосредоточиться. Я посплю пару часов, а потом мы закончим просматривать данные, хорошо?

— Конечно, Морган, — ответил Каджик. — Я должен что-нибудь сделать, пока ты будешь отдыхать?

Рош подумала немного.

— Да, проложи курс на Катахалин Серэй, мы направляемся туда. Координаты найдешь в файле Немета. Но сначала отправь на разведку дрона. На сей раз я хочу точно знать, что нас ждет впереди.

— Понятно. — Голографическое изображение начало таять, но Каджик успел добавить:

— Хороших тебе сновидений, Морган.

— Спасибо, — ответила она, обращаясь к пустому пространству перед собой.

— Хочешь я тебе помогу? — мягко предложила Майи.

Рош с трудом справилась с соблазном. Раньше, когда девушка делала ей подобные предложения, она их отклоняла из опасений, что похитительница слишком глубоко проникнет в ее сознание. Однако она уже множество раз убеждалась, что намерения Майи совершенно чисты. Если Рош смогла доверить ей тайну существования Ящика, значит, она должна чувствовать себя в полной безопасности рядом с девушкой.

Но ее продолжала преследовать мысль о том, что в такой ситуации она будет совершенно беззащитна. Избавиться от этого чувства ей удастся не скоро.

— Ладно, — сказала она. — Помоги мне уснуть. А дальше я сама.

— Конечно, Морган. — В голосе Майи Рош уловила ласковое тепло. — С удовольствием, Морган.

***

Впрочем, позднее она пожалела, что отказалась от помощи девушки. Ее сон был пронизан образами, которые пугали и смущали, несли в себе печаль. А чаще всего она парила над серым пейзажем, где время от времени появлялась круглая дыра. Сначала крошечная, с булавочную головку, затем похожая на отверстую пасть… черная пропасть затягивала ее в свое брюхо — и она падала, как во сне, преследовавшем ее в те дни, что она провела в военном колледже Армады СОИ и перед тем, как отправилась в Палазийскую систему. Только сейчас пропасть оказалась бездонной. И этому падению не было конца.

 

Часть III

«ФЛЕГЕТОН»

 

Глава 11

ТБС-14 (также называемый «Щепка», НЗС)

955.1.33

0390

— Кто враг, Пейдж? — спросил Солтон Трезис, воспользовавшись каналом связи БСС с «Флегетоном».

Де Брайан ответила не сразу, поскольку просматривала запись гибели станции «Форпост». Она изучала ее уже в третий раз, а сейчас сосредоточила все свое внимание на определенной части сооружения.

На экране можно было разглядеть то место, где ручной воин-клон Рош взорвал проход к внешнему люку мусоропровода и где скутер оставил следы своих двигателей, когда поспешно спасался бегством. К несчастью, эта часть станции оказалась поврежденной сильнее всего, и запись оставалась единственным свидетельством того, что здесь произошло.

— Кто-то избавился от улик, — сказала Де Брайан, не сводя глаз с экрана, на котором энергетическая вспышка уничтожила часть станции, превратив в атомы все, что могло остаться внутри мусоропровода. — Ничего нет.

— Ты меня слушаешь, Пейдж? — прервал ее Трезис. — Я спросил…

— Я слышала тебя, — ответила Де Брайан. Она и в самом деле переключилась на звуковой канал, поскольку ее утомил его голос, звучащий в имплантатах. После разговора с Трезисом у Пейдж возникало ощущение, будто ее мозг плавает в масле. — Я занята.

— Чем именно?

— Работой, которую не сделали ты и твой бесполезный Совет.

— У нас хватает своих дел, и мы не желаем тратить драгоценное время, пытаясь отомстить за старые обиды.

— Так вот как ты относишься к происходящему?

— Де Брайан даже не пыталась скрыть охвативший ее гнев, она уже слышала похожие рассуждения наемников в Черной Цитадели.

— Ты не сумела предъявить мне убедительных доказательств, чтобы я переменил свое мнение.

— Неужели?

Трезис вздохнул так громко, что Де Брайан услышала его по каналу радиосвязи.

— Пейдж, ты ведешь себя, как ребенок.

— Я изучаю все возможности, — возразила она. — И не более того.

— Вовсе нет, — возразил Трезис. — Ты изучаешь одну возможность с разных точек зрения.

— И что тут плохого? Мы не имеем права упустить свой шанс.

— В лучшем случае он весьма сомнителен, — проворчал Трезис. — Пейдж, у тебя нет оснований продолжать свое расследование. Подозрения и пара косвенных улик…

— Ничего подобного! Мы знаем, что Рош находилась на станции. Один из твоих агентов сумел это установить через внутреннюю систему безопасности. Однако никто не видел, как она покинула «Форпост». — Де Брайан показала на экран, но говорила она, скорее, для себя, чем для Трезиса, продолжая обдумывать проблему. — К этому моменту весь регион пространства перестал просматриваться. Мы ни о чем не можем говорить с уверенностью!

— Но нам известно, что она спаслась, Пейдж. Десять часов спустя она отправила сообщение Рею Немету.

— Кто-то отправил сообщение. Откуда нам знать, что это сделала она.

В его смехе послышалось раздражение.

— Полагаешь, она осталась?

— Может быть. Или скутер совершил отвлекающий маневр, который позволил ей отправиться в другое место.

— Куда?

— Я не знаю.

— Зачем?

— Я не знаю.

— С кем?

— Я не знаю, — сжав кулаки, ответила Пейдж.

— Значит, даже несмотря на то что у тебя нет никакой разумной версии, ты все равно готова строить самые безумные предположения?

— Я лишь утверждаю, что следует сохранять осторожность.

Рош — скользкая особа, не лишенная острого ума. Если она полагает, что за ней следят, кто знает, на какие увертки она способна, чтобы избавиться от меня?

— Возможно, — пробормотал Трезис. — Но твои гипотезы выглядят не слишком убедительно.

Де Брайан открыла было рот, чтобы возразить, но решила промолчать. Все указывало на то, что Рош находилась на борту скутера, когда он покинул станцию, — значит, перед катастрофой она успела перейти на «Ану Верейн». Если Де Брайан сумеет убедить себя, что Рош не осталась на станции, она сможет продолжать свое расследование.

Она выключила запись, решив, что согласна с Трезисом.

Впрочем, знать ему об этом ни к чему.

— Ты узнал что-нибудь существенное? — спросила Де Брайан, проверяя ближайшие квадранты пространства.»

Однако корабль, появления которого она ждала, найти не удавалось.

— События развиваются довольно быстро, — ответил Трезис. — Конфликт между кеш и олмахой, как и ожидалось, закончился тем, что кеш потерпели поражение. Как ни странно, не удалось найти никаких следов вмешательства врага. Однако Совет поддерживает тех, кто пытается навести порядок.

«Никаких доказательств», — повторила про себя Де Брайан, удивленная его слепотой.

— Мы собираем информацию о новом культе, последователи которого поклоняются врагу, я упоминал о нем раньше, — продолжал Трезис. — Они наносят нам немалый вред, и их влияние усилилось. Создается впечатление, что существует несколько независимых друг от друга сект. Их верность врагу представляется искренней. Мы допросили нескольких представителей культа — оказалось, что они знают о враге не больше, чем мы. Если враг и имел какие-то контакты с ними, то они носили символический характер. Враг не делился с ними информацией и своими планами, а также не оказал ни малейшей помощи, когда мы наносили удары. Пять очагов уничтожены нашими флотами, и ни разу враг не попытался нам помешать.

Интересно, что некоторые последователи культа, как и кое-кто из нас, полагают, что цель врага состоит в том, чтобы очистить галактику от Древних каст. Мне представляется, что над этим стоит задуматься.

Де Брайан не прерывала его бредовые рассуждения. Она не знала, для себя он говорит или для нее, однако сомневалась, что Трезис станет о чем-то ей рассказывать, чтобы помочь.

Может быть, он предполагает, что Пейдж что-то известно о культах, и она поделится с ним информацией. Так оно и было, но она не собиралась идти ему навстречу.

— Мы потерпели несколько неудач, — продолжал он. — Один из главных союзников совета, Коалиция Эспир-Мавродис, несколько часов назад чуть не стала жертвой внутреннего конфликта. Группа офицеров решила воспользоваться недовольством среди рядовых солдат и попыталась совершить военный переворот, который мог бы закончиться успешно, если бы в последний момент один из участников не донес на своих сообщников. В результате начавшихся беспорядков мы лишились почти всех сторонников в данном регионе, а в самой Коалиции царит полнейшая анархия.

Боюсь, что в ближайшее время мы не сможем рассчитывать на их поддержку — вполне возможно, что они вообще не оправятся от удара. Поползли слухи, что заговорщики пытаются перегруппировать силы.

— Коснулись ли беспорядки Содружества Империй? — спросила Де Брайан.

— Нет. И это меня смущает. СОИ уязвимо и находится близко к эпицентру развертывающихся событий. Враг должен проявить к Содружеству особенный интерес.

Де Брайан кивнула, соглашаясь с доводом относительно уязвимости СОИ, однако ее не удивляло, что враг не проявил к Содружеству особенного интереса, — Я надеюсь, ты не забыла мое предупреждение относительно кольца системы, — заявил он. — Мы потеряли там пять кораблей. Четыре перестали выходить на связь. У нас практически нет информации, поэтому мы не представляем, какая там сложилась обстановка. Учитывая, что в настоящий момент систему сотрясают конфликты, значительно увеличивается вероятность, что корабль будет атакован представителями другой касты только потому, что они не смогут его распознать. Нельзя исключить, что наши суда стали жертвой недоразумений. — Он немного помолчал. — Возможно, случившееся не имеет никакого отношения к самому кольцу. И все же не помешает сохранять осторожность до тех пор, пока мы не выясним, что там происходит. Я советую тебе держаться от кольца подальше.

Именно так Де Брайан и поступала, но вовсе не потому, что послушалась Трезиса. Просто Рош слишком далеко от этих регионов системы.

— А может враг прятаться внутри кольца? — спросила она.

— Нет, кольцо слишком тонкое. Если все сложить вместе, то хватит на один или два газовых гиганта, но оно так сильно растянуто, что не остается практически ничего. Ересиарх до сих пор не сумел выяснить, откуда оно взялось, но сейчас это уже не столь существенно. Его беспокоят лишь навигационные аномалии. С таким огромным кораблем малейшее отклонение может оказаться роковым. Знаешь, он все время тратит на…

— Послушай, Солтон, — прервала его Де Брайан, — а зачем ты вообще меня вызвал?

— Ну, ты же знаешь, Пейдж, что ничего не делается без причины.

— А твои причины имеют отношение к информации, которая меня интересует?

— Нет, — ответил он. — Но необходимые тебе данные у меня есть.

Де Брайан заскрипела зубами.

— Я могу их получить?

— Информация должна была прийти, пока мы разговаривали.

Пейдж по голосу поняла, что он улыбается, но решила сдержать раздражение.

— Спасибо тебе, — заставила она себя ответить, не удержавшись от иронии.

Впрочем, сначала она убедилась в том, что он сказал правду. Трезис не обманул. Как только передача данных закончится, она разорвет связь.

— Но прежде чем ты исчезнешь, — заявил Трезис, разозлив Де Брайан еще больше — казалось, он читает ее мысли, — могу я тебя попросить о маленьком встречном одолжении?

— О каком одолжении?

— Идиот Марнейн намерен допустить Экзотические касты в Совет. Очень опасная идея, даже если они получат только совещательный голос. Ситуация и так предельно усложнилась.

Если мы не можем гарантировать собственную безопасность — что весьма наглядно продемонстрировало падение Коалиции Эспир-Мавродис, — зачем нам брать на себя ответственность за кого-то еще?

— А если они в состоянии нам помочь?

— Именно на это и рассчитывает Марнейн. Однако я отношусь к такой возможности весьма скептически.

Де Брайан прекрасно понимала, что им двигает, но вслух ничего не сказала.

— А при чем тут я?

— Ну, я полагаю, ты гоняешься за Морган Рош, которая болтается по Солнечной системе. Создается впечатление, что именно в этом и состоит цель твоей жизни.

— Ты можешь предполагать все, что захочешь.

— Так уж получилось, что мне удалось узнать о ее миссии.

Морган Рош изучает Экзотические касты, чтобы выяснить, насколько успешно они могут сражаться с врагом. Но мы оба знаем, что это пустая трата времени. Никто не в силах ему противостоять — ни Экзотические касты, ни Древние.

Прием информации закончился.

— К чему ты ведешь, Солтон?

— Мне нужна причина, которая позволила бы не пустить Экзотические касты в Совет, Пейдж. Ты можешь помочь мне ее найти.

— Каким образом?

— Ты находишься в самом центре событий. Видишь все собственными глазами. Тебе по силам взглянуть на события, о которых посылает донесения Рош, с другой точки зрения. Она сообщает, что Экзотические касты страдают от врага не меньше, чем мы, — возможно, так оно и есть, но я бы предпочел, чтобы все выглядело не столь очевидно.

— Почему, если это правда?

— Именно потому, что это правда. Какова сейчас главная проблема Солнечной системы? Заметь, речь идет не о враге — хотя на его присутствие указывают тысячи мелких улик: нарушение связи, саботаж, ложная информация и многое другое.

Но здесь собралось слишком много людей! А когда они начнут сражаться между собой, ситуация неизбежно ухудшится. Мы постоянно балансируем на грани всеобщего уничтожения. Только сверхъестественные усилия помешают нам сделать за врага его работу.

— Значит, ты полагаешь, что обстановка разрядится, если здесь будет меньше народу?

— Конечно! Перегруппировать и по-новому объединить наши усилия, ограничить число правительств, уменьшить количество проблем, с которыми приходится сталкиваться Совету — может быть, тогда нам удастся победить. Учитывая, что большинство собравшихся здесь людей принадлежат к Древней касте, а враг за небольшими исключениями атакует именно Древних, разве нам не станет легче, если все остальные покинут Солнечную систему, предоставив Древним самим во всем разобраться?

— А ты, конечно, их возглавишь.

Он рассмеялся.

— Я знал, что ты меня поймешь, — сказал он. — Если мое предложение пройдет в Совете, я не сомневаюсь, что сумею добиться успеха и решить все проблемы.

— Значит, ты хочешь, чтобы я лгала относительно того, что происходит с Экзотическими кастами?

— Нет, чтобы выровняла чаши весов.

— Ну, это одно и то же.

— Все зависит от того, как формулировать, Пейдж. А как, по-твоему, делается политика? Дайте мне правильные слова, и я смогу перевернуть Солнечную систему.

— Но только в том случае, если тебя станут слушать. — Де Брайан не могла себе представить, что Солтон Трезис, которого все знали, как лакея Оберона Чейза, стал реальной силой.

— Я заручился поддержкой нескольких советников, — ответил он. — Их достаточно, чтобы обеспечить мне победу.

— Тогда зачем тебе я? Почему бы не использовать агентов Совета?

— Потому что твои донесения помогут дискредитировать сообщения Рош. — Он негромко рассмеялся. — Послушай, Пейдж, забудь на время о своих личных обидах, подумай о собственной выгоде. И о враге — нашем общем враге. Именно его в конечном счете мы хотим уничтожить — а не Рош или Mapнейна. И если мы сможем делать то, что нам хочется, добиваясь одновременно поставленной задачи, нам обеспечен успех, Цель оправдывает средства, и раз уж мы вместе, следует использовать друг друга на максимум наших возможностей, Я не наивен, Пейдж; я знаю, что ты используешь меня для достижения своих целей.

— Никогда не назвала бы тебя «наивным», Солтон, — серьезно проговорила Де Брайан.

— Хорошо, — ответил он. — Тогда давай начинать совместную работу, потому что только так мы сможем нанести ущерб врагу и тем, кто выступает против нас.

«И друг другу», — подумала Де Брайан. Но вслух лишь сказала:

— Ладно, Солтон. Я посмотрю, что смогу сделать.

Трезис долго молчал, и Де Брайан решила, что разговор окончен, хотя канал связи продолжал оставаться открытым. Ее это вполне устраивало. На главном дисплее компьютера начал вспыхивать радиомаяк — в окружающее пространство вошел корабль. Де Брайан не знала, способен ли Трезис отследить ее местонахождение при помощи системы связи БСС. Возможно, сигнал передавался от одного дрона к другому по сложной цепочке, а не шел непосредственно на приемник «Флегетона».

Трезис считал, будто она продолжает преследовать Рош, и Де Брайан не стала его разубеждать. Если бы он знал, где она в действительности находится, то мог бы предложить ей совсем другие условия сделки.

Корабль с Гурна медленно перемещался в сторону «Щепки». Он походил на помесь парусника с баржей, его массивный, напоминающий пулю, корпус почти полностью скрывался за выступающими инструментами, антеннами и изогнутыми бортами, не имеющими, казалось, никакого практического назначения. На таком большом удалении от Солнца света было так мало, что с трудом удавалось хоть что-нибудь разглядеть. У Де Брайан сложилось впечатление, что корабль покрашен в цвет «электрик» с бликами ярко-оранжевого и зеленого. Яркая раскраска вызывала тревогу, даже если не думать о том, что может находиться внутри.

Корабль сбросил скорость и практически остановился, — Мне пора, — сказала она Трезису.

— Понимаю, — ответил он практически без паузы. — Я скоро с тобой свяжусь, Пейдж.

На круглом, тускло освещенном капитанском мостике «Апостола» пахло сталью. Де Брайан сидела в нижней части похожего на пещеру помещения, в окружении расположенных амфитеатром приборов. Между ними перемещались высокие фигуры, но она не могла как следует их разглядеть. Де Брайан видела лишь необычные одеяния с капюшонами; изредка из-под них поблескивали глаза.

— Мы знаем, кто она такая, — заявило сидевшее напротив нее существо. Лицо полностью Скрывал капюшон черного боевого костюма. — А известно ли тебе, кто мы такие?

— Вы — Последователи Эвердженса, — ответила она.

— А как ты понимаешь это имя?

Де Брайан колебалась.

— Я не уверена, — наконец ответила Пейдж. — Слова «Эвердженс» нет ни в одном из известных мне языков. Это не имя и не код…

— Оно не имеет собственного смысла, — прервал Де Брайан ее собеседник. — Его можно назвать слиянием многих сущностей: конвергенции, вечности, развития, расхождения, эволюции, чрезвычайности и даже возмездия. Однако «Эвердженс» не является ни одним из вышеназванных понятий. Это слово для того, что до сих пор не нуждалось в словах. Оно существовало в безмолвии, и вернется в безмолвие, когда необходимость. в словах отпадет. — Жуткое существо наклонило голову, дожидаясь, пока стихнет эхо его голоса. — Но я чувствую, что ты не понимаешь.

— Да, боюсь, я не сумела уследить за вашими рассуждениями, — призналась Де Брайан, пожимая плечами.

— Не важно. Твое понимание не является критичным или желаемым для нас. Мы лишь хотим, чтобы ты не принесла с собой не правильных представлений о нашей миссии в Солнечной системе.

— Вы поклоняетесь врагу, — тихо сказала Де Брайан.

Ее слова вдруг наполнились новым смыслом.

— Да, так говорят, — не стал отрицать ее собеседник. — И если ты в это веришь, что ж, так тому и быть.

— Значит, вы хотите сказать, что не поклоняетесь врагу?

— Мы не поклоняемся, — монотонно продолжала фигура. — Больше я ничего не хочу тебе сказать.

— Но вы на их стороне?

— Да.

— И Морган Рош ваш враг. — Де Брайан даже не пришлось облекать свои слова в вопросительную форму.

— Да, она наш враг.

— Тогда я могу вам помочь, — заявила Де Брайан, с удивлением почувствовав, что волнуется.

— В самом деле? — Неужели в голосе появилась насмешка, или ей только показалось?

— Да, — сказала Де Брайан, с трудом разлепив губы.

Что с ней происходит? Наконец она нашла людей; которые могут ей помочь, а ее переполняют сомнения! Нет, она не станет им поддаваться. Не сейчас.

— Я могу вам помочь, — повторила она и без уверенности добавила:

— Если вы поможете мне.

— Да, я понимаю. — Существо в плаще с капюшоном задумчиво кивнуло. — И чего же ты хочешь от нас?

— Заключить сделку, — ответила Де Брайан. — Мы работаем вместе и получаем то, что хотим.

— Ты будешь нам служить?

— Нет, — быстро ответила она — Я буду с вами работать.

Некоторое время.

— Как?

— Я здесь одна. Мои ресурсы крайне ограниченны. Но я знаю, что делаю, и у меня есть доступ к информации в сердце ВЧСД. Передайте под мою команду одно из ваших подразделений, и я сделаю для вас вашу работу.

— И в чем она, по-твоему, будет заключаться?

Она наклонилась вперед.

— С моими знаниями и помощью последователей мы заманим Рош в ловушку. Я знаю, что нам это по силам. Достаточно объединиться, и она навсегда перестанет вам докучать. Все предельно просто.

— Ничто и никогда не бывает простым, — мрачно заявил ее собеседник.

— Послушайте, она мне нужна, — заявила Де Брайан. — Мне все равно живая или мертвая — если мне удастся завладеть ее телом.

— А зачем тебе ее тело?

— Потому что в нем заключена правда, — ответила Де Брайан. — Правда о ее происхождении.

— Я уже сказал тебе, что мне она известна. Почему бы тебе просто не спросить?

Де Брайан не стала указывать на очевидное: они не могут знать больше, чем она. До нее дошли кое-какие дикие и противоречивые слухи — Де Брайан не сомневалась, что именно на них основывается знание Последователей. В некоторых Рош называли Спасителем, в других — предателем. Де Брайан не верила ни тем, ни другим и не желала тратить время на бредни религиозных фанатиков.

— Я хочу увидеть правду собственными глазами, — заявила она.

Существо в капюшоне на некоторое время задумалось, а потом спросило:

— Что получим мы?

— Кроме того, что мы уберем с дороги Рош? — Де Брайан откинулась на спинку кресла и пожала плечами. — А чего вы хотите?

— Ты утверждаешь, что у тебя есть доступ во Временный Чрезвычайный Совет Древних.

— У меня есть связь…

— Ты поделишься с нами информацией?

Де Брайан колебалась.

— Какого рода информацией?

— Информацией, которая нам требуется.

Она подождала, не уточнит ли ее собеседник, что он имеет в виду, но тот молчал — очевидно, не собирался продолжать разговор до тех пор, пока не получит ответ на вопрос. На мостике воцарилось холодное молчание, и к Де Брайан вернулись сомнения.

Она постаралась напомнить себе, зачем она здесь. Речь идет вовсе не о мести, а только лишь о восстановлении справедливости. Факты, которые удалось раскопать указывают на то, что она на правильном пути. Разве зашла бы она так далеко, если бы преследовала только собственные интересы? Любой разумный человек уже давно отказался бы от этой затеи — а в своих умственных способностях Де Брайан не сомневалась.

Она так близко подобралась к правде…

Пока Де Брайан ждала разрешения на посадку от «Апостола», она воспользовалась паузой, чтобы изучить информацию, полученную от Трезиса. Хватило даже беглого взгляда. Архивы оказались неполными, но они помогли заполнить пробелы в общей картине. Сведения прибыли со второй луны Бод Гайя, бывшей центральной системы Содружества Империй, где располагался Военный колледж Армады. Морган Рош училась там несколько лет назад. Трезису удалось заполучить ряд отчетов, оценок, характеристик и тестов, которые показывали, что Рош была обычной средней студенткой. Она добилась заметных успехов только в одной области — общении с ИИ. Более того, Рош предпочитала соревноваться с искусственным разумом, а не с людьми, которые ее окружали.

Может быть, подумала Де Брайан, это объясняет, почему у нее так мало друзей. Вот по какой причине именно Морган Рош выбрали в качестве курьера для ДВ111101000, Ящика, который помог ей сбежать из мира Сиакка и вырваться из лап Блока Дато. Де Брайан была счастлива узнать, что ИИ пришел конец.

Но Пейдж Де Брайан интересовало нечто другое, однако найти нужную информацию ей не удалось. В некотором смысле лакуны служили подсказками. Нигде не нашлось сведений о физическом состоянии Рош. Причем всякий раз ответ звучал одинаково: «не имеется в наличии». Когда Трезис спросил почему, ему ответили, что доступ к этим данным закрыт специальным приказом ВСД5278.

Де Брайан сразу же узнала номер приказа. Так сокращенно назывался прежний начальник СОИ, Энвер Бак. Он лично приказал засекретить сведения, касающиеся Морган Рош, — для всех.

Само по себе это могло и не иметь особого значения. Однако Трезис не успокоился и продолжил расследование, пытаясь найти не просто дату рождения, но какие-нибудь архивные сведения, в которых описывалась бы жизнь Рош до ее поступления в Военный колледж. Ее имя значилось в базе данных приюта на Ассенсио, но больше не удалось найти ничего интересного: ни медицинских справок, ни отчетов об образовании, ничего.

Сведения о вступительных тестах находились в базе данных Армады СОИ на Ассенсио вместе с заявлением, которое Рош заполнила, когда получала разрешение на участие в экзаменах, но результаты медицинского осмотра отсутствовали. Специальный приказ ВСД5278 набросил на них покров тайны.

Де Брайан потребовалась всего пара минут, чтобы получить подтверждение своим подозрениям: все, что касается молодости Рош, тщательно скрывается правительством СОИ и дополнительным приказом эвпатридов — чтобы никто не узнал правду.

Однако в чем заключается правда, Де Брайан до сих пор не знала. Но подозрения у нее появились. И теперь Пейдж преследовала Рош, промчавшись через всю Солнечную систему и половину СОИ в надежде, что ее подозрения подтвердятся. Если подробности прежней жизни Рош держатся в тайне, вполне возможно, что информация, полученная от Трезиса, фиктивна.

Где находилась Рош до поступления в Военный колледж? Казалось, она материализовалась из воздуха, а это сразу же ставит ее на один уровень с воинами-клонами, с которыми сражается ВЧСД.

Если она не ошиблась, получается, что Рош внедрена врагом, чтобы сеять хаос, как это делают воины-клоны в других системах. Тот факт, что до самого последнего времени она ни разу не продемонстрировала агрессивных намерений, еще ничего не доказывает.

Де Брайан отметила, что одновременно с поступлением Рош в Военный колледж Высший человек по имени Крессенд вошел в союз с СОИ, направленный на расширение торговли и совместного производства между различными кастами. Может быть, Крессенд знал о Рош и решил, что стоит ограничить поле ее деятельности. Возможно, он надеялся подчинить ее своей воле или сделать из нее союзника. Тогда становится понятно, почему он постарался засекретить все сведения о Рош и даже пошел на то, чтобы наказать тех, кто приблизился к разгадке тайны, например, Пейдж Де Брайан. Может быть, Крессенду плевать на судьбу СОИ, и его интересует лишь, когда наконец взорвется бомба замедленного действия по имени Морган Рош.

Впрочем, он может и вовсе не иметь к происходящему никакого отношения, а гигантские тени, которые видит Де Брайан, отбрасывают менее значительные фигуры. В любом случае происходит нечто очень необычное, и она оказалась едва ли не в центре событий. Теперь, когда Де Брайан подошла к разгадке тайны, нужно действовать. Но, если она хочет восстановить справедливость, ей необходимы могущественные союзники.

С огнем нужно бороться огнем.

— Я поделюсь с вами информацией, — обещала она существу в черном, — если вы отдадите мне Морган Рош.

Поза ее собеседника не изменилась, но Де Брайан показалось, что под темным капюшоном промелькнула улыбка.

— Хорошо, — сказал он. — В таком случае «Божественная обезьяна» встретится с тобой ровно через семь часов. Ее пилот и Последователи поступят в твое распоряжение — если, конечно, твои приказы не войдут в противоречие с целями нашего движения. Ты можешь использовать их по собственному разумению до тех пор, пока мы не исполним наших взаимных обязательств. Ты довольна?

Де Брайан облегченно сглотнула.

— Да, благодарю вас. А где именно я с ними встречусь?

Ей сообщили координаты.

— Тебя будут называть «Ваше преподобие», — сказал он. — Обращайся с ними хорошо, Пейдж Де Брайан.

Он встал. Де Брайан тоже поднялась на ноги, хотя и чувствовала жуткую слабость. Одетые в серое Последователи, которые привели ее на мостик, выступили из тени и остановились рядом с ней.

— Подождите, — сказала Де Брайан, обращаясь к человеку в черном. — Вы знаете мое имя.

Он повернулся к ней, но ничего не ответил.

— Могу я узнать ваше?

— Мое имя не имеет значения.

— Если вас тревожит, что я сообщу его Совету…

— Такая мысль не приходила мне в голову, — заявил он. — Да и тебе не следует об этом думать.

Де Брайан сглотнула.

— Уверяю вас, — нервно проговорила она, — я никому не скажу…

— О, не сомневаюсь, — прервал он Де Брайан. — И не только потому, что я обещал выследить тебя, если ты кому-то расскажешь о сегодняшней встрече, Пейдж Де Брайан, и убить.

Он сделал еще один шаг вперед, вышел из тени и улыбнулся Де Брайан, которая невольно отпрянула назад.

Она узнала Адони Кейна.

— Я все понимаю, — ответила она, — мы заключили договор…

 

Глава 12

АВС-38

955.2.12

1770

«Защитник Гармонии» Ври перенес раненую девушку через порог воздушного шлюза, не обращая внимания на стрельбу.

Передав девушку, он повернулся и сделал несколько быстрых ответных выстрелов.

Последовала ослепительная вспышка. Стрельба мгновенно прекратилась.

Скутер вздрогнул, и шлюз с шипением закрылся.

Ври постарался принять устойчивое положение. Скутер отошел от станции и под ураганным огнем устремился к «Ане Верейн». Ври присел рядом с лежащей на носилках Майи — автохирург уже успел приступить к работе. Один из выстрелов пробил скафандр и повредил суринке плечо и спину. Только благодаря системе первой помощи скафандра девушке удалось выжить, пока Ври и Гейд пробивались обратно к скутеру сквозь ряды бесчисленных охранников фатехи.

На дисплее автохирурга мигал красный цвет. Только главный автохирург «Аны Верейн» способен справиться с такими сложными ранениями.

Ври встал. С негромким щелчком шлем его скафандра откинулся на спину, открыв не только лицо, но и большую часть головы. Хотя волосы покрывали почти все лицо, было видно, что он в ярости.

— Смерть подошла слишком близко, — заявил он.

Ври тщательно выговаривал каждое слово.

Гейд также снял шлем своего боевого скафандра.

— Нам не повезло, — сказал он, вытирая пот с гладкого темного лба. — Даже после того, как мы попали в ловушку, я рассчитывал, что Майи контролирует ситуацию. Но одного меткого выстрела оказалось достаточно… — Он посмотрел на девушку, а скутер вновь содрогнулся после очередного попадания. — И все же мы сумели спастись.

— Смерть подошла слишком близко, — повторил Ври, все так же тщательно выговаривая каждое слово.

Гейд взглянул на него.

— Ты уже говорил.

— Я обращаюсь не к тебе. — Пристальный взгляд его золотых глаз был направлен в спину пилота скутера.

— Я тебя слышу, — ответила Рош.

Ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять: Ври обращается именно к ней. К тому же ее не слишком волновало, что сейчас думает сурин; слишком много происходило событий.

Кроме того, при помощи Ящика она наблюдала через мониторы скафандра за переговорами на канале безопасности консулата. Рош лучше остальных понимала, что они чудом избежали гибели. Еще десять секунд в доке, и отряд охранников взял бы их под перекрестный огонь.

— Я забираю ее с собой, — заявил Ври.

Он сказал это так твердо, что ни у кого не возникло сомнений в серьезности его намерений.

Рош пришлось обернуться.

— Нет, ты не возьмешь ее на Эроджен, — жестко ответила Рощ.

— Нет, конечно, нет, — сказал Ври. — Я имею в виду «Флегетон».

Рош ответила не сразу; наконец выражение ее лица слегка смягчилось.

— Ладно, — согласилась она. — Пусть «Флегетон». Но, если ты будешь мешать мне пилотировать скутер, мы погибнем гораздо раньше…

Сурин кивнул, и Рош повернулась к панели управления.

Ври уселся поближе к Майи.

Он почувствовал, что Гейд продолжает смотреть на него, и повернулся, чтобы встретить взгляд бывшего наемника. Они молча смотрели друг на друга в течение нескольких секунд.

— Ты хорошо сражался, — наконец сказал Ври и добавил; — Несмотря на фору.

Глаза Гейда вспыхнули.

— Как и ты, несмотря на свою.

Ври недоуменно нахмурился, а Гейд показал на девушку.

— Я не думаю, что участие ребенка можно считать форой, — с негодованием ответил Ври.

Гейд поднял руку, показывая место, куда попал энергетический пучок.

— Вряд ли это можно считать форой, — заявил Гейд.

Ври задумался, потом отвернулся. До самого возращения на «Ану Верейн» он не сказал ни слова.

Чуть раньше они пытались решить, как им вести себя в Консулате Фатехи.

— Это слишком опасно, — настаивал на своем Ври.

— Опасно — да; слишком опасно — нет, — возражала Рош. — Младший консул лично заверила нас, что мы можем свободно перемещаться по станции.

— И ты ей веришь?

— Почему бы и нет?

— После всего, что произошло, твоя наивность меня тревожит.

Рош почувствовала, что краснеет.

— Мы без проблем справимся с любыми трудностями.

— У нас горстка людей против целой станции!

— Майи может…

— Да, она может. И не раз это демонстрировала. Но ты слишком на нее полагаешься. Ты ее используешь! Так я использую винтовку, стреляющую разрывными пулями, — чтобы потом, когда она станет бесполезной, отбросить ее в сторону.

— Не правда! — Рош с трудом сдерживала свои эмоции, а вспышка гнева Майи в ответ на упреки Ври лишь усилила ее раздражение. — Мы рассчитываем на ее помощь, но это совсем не значит, что мы ее используем.

— Она еще ребенок, который…

— Который способен принимать самостоятельные решения! — перебила Рош. — Если тебе хочется поговорить о людях, которых используют, посмотри на себя!

Ее слова застали сурина врасплох, и он недоуменно нахмурился.

— Ты всего лишь марионетка в руках Агоры, — продолжала Рош. — Их не интересует правда и не заботит будущее Майи!

Они хотят заполучить ее обратно, чтобы разобрать на составные части и выяснить, как она устроена. А ты им помогаешь!

— Думай, что говоришь, Морган Рош! — взревел он, злобно глядя в экран.

— Если ты мне угрожаешь, — резко ответила Рош, — клянусь, я отправлю тебя назад быстрее, чем ты успеешь произнести «безмозглая пешка»!

— Полегче, вы, оба, — не выдержал Гейд, положив руку на плечо Рош. — Так мы ничего не добьемся.

— Я согласна, — вмешалась Майи, сумевшая взять под контроль свои эмоции. — Ври, если хочешь, можешь сопровождать меня в качестве телохранителя. Тебя такой вариант устроит?

Рош показалось, что Ври начнет с ней спорить, но тот кивнул.

— Разумный компромисс, — сказал он.

— Хорошо. И пусть с нами пойдет Гейд, а Морган останется на скутере.

— Но… — начала Рош.

— Морган, тебе нужно немного передохнуть. Пусть, для разнообразия, кто-нибудь другой рискует своей шкурой.

— Она права, Морган, — с улыбкой согласился Гейд. — Теперь моя очередь быть героем.

Рош знала, что он шутит, но ей все равно стало обидно.

Она не хотела выпускать из рук контроль над ситуацией, потому что не имела права на ошибку. Тот факт, что в Солнечной системе все смешалось, ничего не менял.

Однако в словах Майи был определенный смысл. Рош действительно устала от общения с враждебно настроенными дипломатами и подозрительными представителями сил безопасности. Кроме того, у Ври появлялась прекрасная возможность сохранить лицо, а у Гейда немного размяться. К тому же они с Майи убедились в том, что на станции нет воинов-клонов. Так что, здесь им грозит гораздо меньше опасностей, чем в любых других портах, которые они посещали раньше.

Во всяком случае, так ей тогда казалось. Рош настолько привыкла искать повсюду воинов-клонов, что забыла о склонности обычных людей к предательству. Как только младший консул решила, что команда Рош достаточно далеко углубилась на станцию, она приказала охране открыть огонь — по передовому отряду и даже по «Ане Верейн», вынудив корабль удалиться на безопасное расстояние. Если бы скутер не успел пришвартоваться, в результате чего Ящик получил доступ к внутренним системам станции и сумел задержать охрану, то ситуация и вовсе стала бы безнадежной.

Даже не зная, что ждет их впереди, Рош с большой опаской приступила к этой миссии. Перед отлетом она навестила Кейна.

Он устроился в блистерном отсеке одной из семи гондол «Аны Верейн». Изогнутый иллюминатор давал хороший обзор окружающего пространства. Впрочем, смотреть было не на что.

Разглядеть удавалось лишь перекрещивающиеся кольца Консулата Фатехи, медленно вращающиеся на фоне звезд.

За предыдущие две недели, после событий на станции «Форпост», Ящик множество раз видел Кейна здесь. У Рош появилось ощущение, что он ее избегает.

— Ты скажешь, почему избегаешь меня? — прямо спросила она его.

Сначала Кейн ничего не ответил, его бронзовая кожа впитывала свет далеких звезд.

— Кейн?

— Я думаю.

— О чем?

— О том, что испытывает одинокий человек.

Рош посмотрела на звезды, на окружающую их галактику.

Системы, миры, люди, населяющие вселенную: Высшие и Низшие, Древние и Экзотические, старые и юные — почти тысяча разных каст собралась в Солнечной системе. Она больше не чувствовала себя одинокой. Во всяком случае, не сейчас.

А ведь она даже не принимала в рассмотрение ИИ, живущий в ее теле.

— Почему? — спросила она.

— Я убил одного из своих, — ответил Кейн, поворачиваясь к Рош.

— Но ведь мы с тобой. — Она попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. — Мне очень жаль. Я не понимала, что тебя это так тревожит.

— И я тоже, — негромко проговорил он.

— Знаешь, весьма возможно, что ты не одинок. — Рош не хотелось уносить его мрачное настроение с собой в Консулат.

Если есть хоть какая-то надежда преодолеть его сдержанность, она должна попытаться — может быть, даже придется включить его в состав отряда вместо Гейда. — Твои собратья не слишком часто вступают в контакт друг с другом. Нам известен только один случай, когда они действовали совместно — на «Форпосте». Может быть, он исключение. Возможно, они убивают друг друга с такой же легкостью, как обычные люди.

Кейн ничего не ответил.

В конце концов Рош оставила его и пошла навестить Альту Ансуриан. Еще одна ошибка. Альта продолжала скорбеть о своем отце и друзьях, погибших вместе со станцией. С тех пор как она попала на борт «Аны Верейн», Альта практически не покидала каюту, которую ей выделила Рош, — даже не вышла выяснить, что происходит, когда «Ана Верейн» подверглась нападению.

— Как ты думаешь, я когда-нибудь вернусь на Васишну? — спросила она.

— Я сделаю все, что в моих силах, — сказала Рош, надеясь, что Альта поверит в ее слова больше, чем она сама, — вэксы жили на другом конце галактики. — Боюсь, что ничего более определенного я обещать не могу.

— Я понимаю.

Но даже если она действительно все понимала, это служило ей слабым утешением. И Рош подумала, что Альта Ансуриан мудра, несмотря на свой юный возраст.

***

— Ты уверена, что поступаешь правильно? — спросил Ящик у Рош, когда та отдыхала в своей каюте, вспоминая кошмарное бегство из Консулата Фатехи.

— А ты как думаешь? — Рош задумчиво поскребла в затылке. — Несмотря на последние события, я не люблю убегать.

— Но ты же знаешь, что бегать тебе не придется.

— Да, но у меня возникли неприятные ощущения. И мне они не нравятся.

— Это очевидно. Но спроси у себя, Морган, на кого ты рассердилась больше всего — и почему.

Рош обдумала вопрос Ящика. Рассердилась ли она на Рея Немета за то, что он поручил ей миссию, которую она не может завершить? Или на Ври, заставившего ее заглянуть в лицо неизбежному? А может быть, на Майи за то, что она ранена?

Последнее просто смешно. Прежде всего она должна ненавидеть человека, выстрелившего в девушку. Однако еще более привлекательным объектом ненависти являлась младший консул, та, что отдала приказ открыть огонь.

А еще лейтенант, не впустивший их в казармы Ла Гока во, время посещения предыдущей станции.

И правители трех поселений, не пожелавшие с ней разговаривать.

И диверсанты носке, которые подложили на скутер бомбы и чудом не поубивали всех, кто находился на его борту.

И воин-клон на Катахалин Серэй, вызвавший массовые беспорядки за день до появления Рош.

Наконец, Индердип Дженс и ее неизвестный сподвижник, которые — вместе или отдельно — сделали так, что первое задание «Невидимок» Рош провалила полностью.

Или, например, Совет за то, что он отказался ей помочь, но это уже слишком. С тем же успехом Рош могла ненавидеть СОИ, Крессенда или всю галактику.

Вот только Ящик спросил не про ненависть, не так ли? Он спросил, на кого она рассердилась, и, как только Рош разделила эти два понятия, она сразу же поняла, что знает ответ.

— Я рассердилась на себя, — призналась Рош.

— А почему, Рош?

— Потому что я теряю контроль, Ящик. Я теряю контроль над происходящим. — Она помолчала, и перед ее мысленным взором возникло воспоминание из сна. — Я потерпела неудачу.

— Морган, ты никогда не контролировала ситуацию.

— Но у меня была цель! А это уже что-то. — Она повернулась набок и поджала под себя ноги. — А теперь…

— А теперь осталась только инерция.

Рош не могла определить, шутит Ящик или нет.

— И что же меня ждет, когда наступит решающий момент?

— Тут все зависит от того, что тебе удастся обнаружить.

— С Советом будет не просто договориться. — Ври надоедал ей с того самого момента, как они покинули пространство, которое контролировал Консулат Фатехи, но она до сих пор не подтвердила свой приказ о возвращении на «Флегетон». — Давай, Ящик, расскажи мне, что ты думаешь? Я хочу знать твое мнение.

— Я не стану тебя обманывать, Морган. — Казалось, ИИ доволен, что она попросила у него совета. — Я думаю, что «Флегетон» ничем не хуже любого другого места.

— Для чего? Что я там буду делать?

— Посмотришь на месте. Может быть, «Невидимки» посчитают, что твоя миссия прошла успешно. Не следует забывать, что нам все-таки удалось кое-что узнать.

— А мое имя попало в черные списки всех станций в этой части системы.

— Можно предположить, что кто-то специально постарался.

— Точно. Почему все начинает разрушаться, стоит мне появиться? — Уничтожение «Форпоста» заняло менее двух дней.

Катахалин Серэй исчез еще быстрее. К концу недели ни один человек в здравом уме и памяти не пускал Рош на борт своих станций — за исключением Консулата Фатехи, который, как выяснилось, устроил ей ловушку. — Кто-то сеет разрушения, рассчитывая, что его действия примут за мои. К несчастью, у него неплохо получается.

— Не сомневаюсь, что «Невидимки» помогут тебе вернуться на «Флегетон».

— А что будет, если они нас не примут? Что, если…

— Морган, тебе не о чем тревожиться. Они дадут тебе возможность вернуться; у тебя есть то, чего нет у них.

Она снова повернулась на спину.

— Что именно?

— На самом деле речь идет о двух вещах. Самым очевидным из них является приобретенный тобой опыт.

— Уверена, что их агенты могут похвастаться тем же самым.

— Возможно — но ни один из них не умеет находить воинов-клонов, не так ли?

Рош собралась возразить, что ее новое умение очень трудно применить на практике, и оно почти бесполезно, но промолчала. Совету это знать ни к чему — во всяком случае, пока. Тот факт, что она открыла в себе такую способность, гарантирует ей возможность выступить перед Советом.

— В результате я стану их инструментом, а вся слава достанется типам вроде Немета, — заявила она цинично. — Выглядит забавно, Ящик.

— Зато у тебя опять появится цель.

— Ты прав, — признала Рош. — Я снова смогу заняться полезным делом. — Она заставила себя закрыть глаза и расслабить мышцы.

Сейчас ей не хотелось заниматься никакими делами.

— Сколько еще станций значится в списке Немета?

— Две, ими управляют касты Саа-хурод и Йемена.

Ни одно из названий не показалось Рош знакомым.

— Как ты думаешь, нам удастся узнать что-нибудь новое?

— Отсюда невозможно сказать определенно.

— А дополнительные рекомендации в списке Немета имеются?

— Нет.

— Тогда можем благополучно забыть об этих станциях.

Без помощи Майи я не смогу вступить с ними в контакт. Буду бояться.

— У нас хорошие прогнозы на ее выздоровление. Она придет в сознание менее чем через двадцать часов.

— Дело не в том, — сказала Рош, вспомнив обвинения Ври, утверждавшего, что она использует девушку. — Я не хочу оказывать на нее давление. Ей необходим отдых.

Рош замолчала, она уже была готова принять окончательное решение, но что-то ей мешало. Достаточно связаться с Каджиком, и «Ана Верейн» ляжет на обратный курс. Однако Рош хотелось убедиться в том, что она поступает правильно.

— Крессенд входил с тобой в контакт? — спросила она.

— Если тебя интересует, одобрил бы он возвращение на «Флегетон», то я отвечу — да.

Рош не осмелилась задать этот вопрос прямо, а посему не ожидала получить на него ответ. Не хотелось ставить под сомнение свою удачу и спрашивать: «почему?»

— Он тебе так сказал?

— Да.

— Когда?

— Пока мы с тобой разговаривали.

— Значит, ты поддерживаешь с ним связь по каналу БСС? — удивилась Рош. — Почему ты мне ничего сказал?

— Посчитал несущественным. Я не прав?

— Ну, трудно сказать. Наверное, это ничего не меняет. Я просто предполагала…

«Интересно, — подумала Рош, — что еще я не правильно понимаю об отношениях Ящика и Крессенда — и когда мне откроется истина?»

Главная трудность общения с ИИ состояла в том, что получить необходимую информацию она могла, только задав правильно сформулированный вопрос.

И все же Ящик сообщил ей, что думает Крессенд относительно возвращения на «Флегетон». Это совсем на него не похоже. Или у него имеются свои тайные цели — такой вариант тоже нельзя исключать. А может быть. Высший Человек наконец решил вмешаться.

Рош не знала, хорошо это или плохо.

Зевнув, она перевернулась на живот.

— Ящик, свяжи меня с кораблем Ври. Дай только звуковую линию.

ИИ выполнил указание, создав иллюзию, что Рош сама вызвала «Надежду». Когда Ври ответил, она сказала:

— Ври, это Рош. — Сурин промолчал, и она продолжала:

— Я хочу кое-что у тебя спросить. Про Майи.

— Что именно?

— Тебе известно имя ее матери?

После короткой паузы Ври ответил:

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

— Агора может знать? — Рош оставила вопрос Ври без внимания.

— Думаю, да.

— Как ты считаешь, могу я задать этот вопрос перед тем, как передать им Майи?

Он вновь немного помолчал.

— Да, конечно.

— Хорошо, потому что в настоящий момент я не готова идти на дальнейшие уступки. Во всяком случае, если ты не сумеешь меня убедить, что Агора знает, что делает — и что у нее есть на то серьезные причины, — тебе не удастся выполнить свою миссию. Если я тебе поверю, твои шансы договориться с Майи увеличатся. В конечном счете именно с ней тебе придется иметь дело. И если она не согласится, ты вернешься домой с пустыми руками.

Ври задумался в третий раз.

— Я все понял, — наконец ответил он.

— В самом деле, Ври?

— Я совсем не глуп, Рош. Между тобой и девочкой существует связь — это очевидно. Я могу ставить под сомнение твои мотивы, как, впрочем, и искренность моего начальства — но ты права, без согласия Майи мы не должны ничего делать. Мы не чудовища — я и ты.

Вспомнив тревогу, охватившую Ври, когда он нес раненую девушку на скутер, Рош невольно с ним согласилась.

— В таком случае, — сказала она, — мы возвращаемся на «Флегетон». Там Майи будет в безопасности. Ты сможешь связаться с Агорой, или с ее представителями в системе, тогда и вернемся к этому разговору. Открыто, честно и с Майи. Она придет в сознание и сумеет заметить, если кто-то из нас будет лгать. После того как мы все обсудим. Майи решит, чего она хочет, и мы подчинимся ее воле. Ты согласен?

— Да. — Сквозь мрачную сдержанность Рош почувствовала определенное удовлетворение. — Я свяжусь с руководством, как только мы вернемся, и сообщу о нашем решении.

— Хорошо. — Рош собралась закончить разговор, но тут ей в голову пришла новая идея. — Послушай, Ври. Спасибо тебе за все, что ты сегодня сделал для Майи. Ты спас ей жизнь.

— Тебе не стоит меня благодарить. Я исполнял свой долг.

— Я знаю, — сказала она. — Для тебя долг превыше всего, не так ли?

Ври, не отвечая на ее вопрос, отключился.

Рош улыбнулась.

— Ящик? Свяжи меня с Ури. Я хочу немедленно отправиться в обратный путь. И составь отчет для Рея Немета с подробным описанием того, как вели себя фатехи.

— Что еще ему сообщить?

— Только это. Пусть думает, что мы направляемся на станцию касты Йемена. Я хочу преподнести ему сюрприз, явившись неожиданно.

— Да, Морган.

— И…

— Да, Морган?

— В следующий раз, когда Крессенд захочет, чтобы я что-то сделала, попроси его сообщить мне о своем желании лично. Мне кажется, пришло время избавиться от посредников.

— Надеюсь, это метафора, Морган?

Она снова улыбнулась и закрыла глаза.

— Да, конечно, Ящик, — ответила она. — Конечно.

 

Глава 13

СНКС «Флегетон»

955.2.13

1975

Зал для совещаний имел коническую форму, гладкие стены сходились в далекой точке, из которой исходил яркий свет.

Почти все пространство занимал круглый стол, высеченный, как и стены, из серого камня. Кроме стола и восьми стульев, помещение оставалось абсолютно пустым. Рош заверили, что утечка информации отсюда невозможна, в том числе и при помощи эпсенса.

— Мы не ждали, что вы вернетесь так быстро, — заявил Эско Марнейн.

Рош удивило его появление на заседании «Невидимок», а для Рея Немета оно и вовсе оказалось сюрпризом. Привычное обаяние Немета несколько портило озабоченное выражение, не сходившее с его лица. С четверкой других людей Рош не познакомили.

— Я вернулась на «Флегетон» сразу по нескольким причинам, — сказала она, чувствуя себя не лучшим образом. Несмотря на защитный скафандр и целый арсенал оружия, из-за которого даже гостеприимные представители Скехана Еретического далеко не сразу согласились пропустить ее на борт своего корабля, Рош чувствовала себя уязвимой. — Вам необходимо кое-что знать.

— Это связано с вашей миссией?

— Возможно, косвенно, — ответила она. — Я могла бы ничего не узнать, если бы не отправилась в свое путешествие.

— У меня есть ваши донесения, — вмешался Немет, пытаясь вновь взять на себя управление.

— Я прочитаю их позднее, — небрежно бросил Марнейн.

— В моих отчетах вы не найдете главного, — сказала Рош. — Мне бы не хотелось, чтобы эта информация стала всеобщим достоянием — пока.

— Так о чем же вы хотите нам сообщить?

Рош посмотрела на Гейда, который сопровождал ее. Майи осталась в медицинском отсеке на «Ане Верейн», она уже пришла в сознание, но чувствовала себя неважно. В ответ Гейд лишь пожал плечами.

— У вас серьезные проблемы, — медленно проговорила она. — На борту «Флегетона» пятеро врагов.

Последовало несколько удивленных восклицаний, но голос Немета легко их перекрыл:

— Вы уверены?

— У меня нет ни малейших сомнений, — заявила Рош. — Возможно, их больше. У вас огромная команда, и я не успела просканировать всех. Однако я могу сообщить, что трое находятся в средней части корабля, один внизу, и еще один наверху.

— Где именно? — спросил Немет.

— Я не знаю точно, — ответила Рош, пожимая плечами. — Мне лишь известно, что они здесь.

«Невидимки» вновь начали негромко перешептываться.

Лишь Марнейн сидел молча.

— Откуда вы знаете? — спокойно спросил он.

— Это довольно сложно объяснить, — ответила Рош.

— Тем не менее, — мягко продолжал Марнейн, — вы должны попытаться. Мы не собираемся верить вам на слово.

— Конечно.

— Есть ли возможность установить их точное местонахождение? — спросил Немет.

— Только встретившись с ними лицом к лицу, — сказала Рош.

— Вне всякого сомнения, рискуя жизнью, — заметил Марнейн, откидываясь на спинку кресла.

Рош встретила взгляд ледяных синих глаз Марнейна.

— Да, — ответила она.

— И вы предполагаете, что Совет одобрит такую операцию? — Уголки его рта слегка дрогнули, словно он собрался улыбнуться.

— Она пришла не на Совет, — вмешался Немет.

— Мне необходимо поговорить с Ересиархом, — сказала Рош. — В конце концов это его корабль.

Марнейн небрежно отмахнулся от ее слов.

— Когда вы узнали про врагов на борту «Флегетона»?

— С тех пор прошло немногим больше часа. Мы сканировали корабль, пока шла швартовка.

— А откуда вы знаете, что среди нас нет воина-клона? — спросила сидевшая слева от Рош женщина.

— Я проверила перед тем, как вы изолировали помещение.

Хотя Майи осталась на борту «Аны Верейн», а ее тело нуждалось в отдыхе, разум суринки сохранил остроту. Эн-пространственную связь труднее поддерживать на расстоянии, но, она справлялась.

— Однако это вовсе не означает, что кто-то из нас не может сотрудничать с врагом, — заявил Марнейн, оглядывая присутствующих. — «Невидимки» — организация, созданная для подпольной деятельности. — Повернувшись к Рош, он добавил:

— Возможно, сейчас самое время рассказать, как вам удалось овладеть вашими новыми способностями.

Рош описала, как они с Майи случайно выяснили, что Рош способна распознавать разум врага по искажениям эн-пространства. Она до сих пор не знала, что означают эти искажения, или почему только она может их улавливать. Затем Рош честно призналась, что определить точное местонахождение воина-клона ей не под силу.

— Если забыть об этом ограничении, — спросил кто-то с противоположной стороны стола, — вы уверены, что можете их находить?

Рош кивнула.

— Я определила, что Индердип Дженс являлась одним из двух воинов-клонов на станции «Форпост», — ответила она. — Во время посещения других семи станций мне удавалось сканировать их до того, как заканчивалась швартовка, и узнать, в каких частях станции есть враги, а в каких — нет.

— И на скольких станциях вы не нашли воинов-клонов?

— Только на одной.

Все вновь принялись шептаться, пока их не прервал Марнейн.

— А вы сможете сделать то же самое с другим похитителем, который заменит Майи? — спросил он.

— Не знаю, — призналась Рош. — Но я готова попробовать.

— Хорошо, — кивнул он. — Мы пытались использовать эпсенс для обнаружения врага. Возможно, задача решена.

— Ты сильно рискуешь, — заговорил в сознании Рош голос Ящика.

— Полное зондирование гораздо опаснее. — Чтобы закончить спор, Рош добавила:

— Мы должны рискнуть. Ящик.

Помещение для совещаний на короткое время открыли, чтобы призвать одного из охранявших зал похитителей высшего уровня. Похитительница оказалась невысокой представительницей Древней касты, одетая в белую тунику и церемониальный головной убор, закрывающий глаза, рот и уши.

— Ты близка с Мерзостью, — заявила она Рош.

Ее слова прозвучали как утверждение.

Рош слегка покраснела и ответила, используя эпсенс:

— Однако олмахой не возражали против ее существования.

— Они ее терпели, — сказала женщина, усаживаясь на место, освобожденное одним из «Невидимок». — Я Стрики из Таборки. У тебя сильный щит. Яне смогу ничего сделать, если ты не откроешься.

Рош почувствовала смутное присутствие Майи в своем сознании. Перед тем как покинуть «Ану Верейн», Майи поставила щит, охраняющий знание Рош о том, что Ящик не погиб в Палазийской системе. Она заставила себя думать о другом.

Стрики вошла в ее разум, как шелк в воду. У Рош не возникло ощущения вторжения — просто теперь среди ее мыслей появился кто-то еще, словно всегда здесь был.

— Как Мерзость попадает в эн-пространство? — спросила женщина. — Каким образом?

Рош ощутила, как женщина увлекла ее сознание туда, где не было стен и границ, лишь смутные намеки на линии, часть из которых пересекалась, другие уходили в бесконечность. Там, где линии сходились, они сияли белым цветом.

— Нет, — ответила Рош. — Не так.

— Значит, так?

Неожиданно Рош потянуло в тысячи разных направлений сразу — казалось, всю поверхность ее кожи утыкали рыболовными крючками и принялись растягивать, как воздушный шарик, пока он не лопнет…

— Нет! — с трудом простонала она.

Похитительница и не подумала извиниться, но ощущение исчезло, и Рош очутилась на знакомой серой равнине эн-пространства.

— Вот, — сказала Рош с нескрываемым облегчением.

— Понятно, — заявила похитительница. — Простое двухмерное изображение Найберга. Я могла бы догадаться, что речь идет о чем-то элементарном. Так часто бывает с теми, кто учится сам.

Не обращая внимания на пренебрежение Стрики, Рош заставила себя с ее помощью оглядеться по сторонам.

— Что ты видишь?

Она описала множество пиков, окруженных щитами, — очевидно, они смотрели на членов Совета. Над ними нависал крутой гребень — Рош решила, что это защитное поле, которое не позволяет посторонним проникнуть в зал.

— Ты видишь себя?

— Не слишком четко.

— А меня? Меня ты видишь?

— Тоже нечетко? У тебя неясная форма, размытая по краям.

— Это объясняется тем, что наши разумы связаны между собой. Если связь между нами исчезнет, и ты сможешь взглянуть на меня с чужой помощью, мое изображение станет четким.

— А ты можешь на себя взглянуть?

— Конечно, — сказала Стрики. — Все похитители учатся это делать прежде, чем начинают изучать чужой разум. Но мы видим себя не так, как вы видите нас. — Стрики немного помолчала. — Твое сознание имеет необычный аромат, Рош. Мне еще не приходилось сталкиваться ни с чем подобным.

Рош вспомнила, как Майи говорила ей, что ирикейи называл ее «Загадкой». Рош не пришло в голову, что это может быть связано с блоком, который поставила Майи, пока Стрики не заговорила вновь:

— Я чувствую присутствие Мерзости в твоем разуме. Ты об этом знаешь?

— Да. — Рош отпрянула от Стрики — вдруг похитительница попытается пробить блок.

— Яне стану выведывать твои тайны, — заверила ее Стрики. — Я здесь не для того, чтобы тебя зондировать, и не стану этого делать без твоего разрешения. У нас так не принято — из соображений этики.

Хотя намерения похитительницы и вызывали у Рош сомнения, она разрешила Стрики вернуться в свой разум. Ей приходилось верить похитительнице, если она надеялась добиться положительных результатов.

— Ладно, — сказала Рош.

Взгляд Стрики начал перемещаться сквозь разрыв в барьере, окружающем зал заседаний, и выбрался на просторы «Флегетона».

— Ты знаешь, где мы сейчас находимся?

— Нет. — Уже через несколько секунд Рош потеряла ориентировку. — А ты?

— Примерно. Определить точные координаты места в эн-пространстве — одна из самых трудных задач. А если реальное пространство плохо знакомо или быстро меняется, проблема усложняется еще больше. К счастью, я прошла специальную подготовку, а «Флегетон» мне хорошо знаком.

— Значит, определить местонахождение клонов будет не трудно?

— Теоретически.

Рош позволила Стрики провести ее сквозь разумы команды «Флегетона», после чего спросила:

— А ты изучала воинов-клонов раньше?

Похитительница несколько секунд колебалась.

— Нет, но у меня есть большой опыт общения с Экзотическими кастами и близкими к Возвышению людьми.

Рош с удовольствием послушала бы о контактах с подобными людьми. Однако она решила сосредоточиться на текущих проблемах. Море мыслей проносилось мимо гораздо быстрее, чем когда она путешествовала с Майи, и она поспевала за Стрики с колоссальным трудом.

И тут Рош увидела провал, символизирующий воина-клона.

— Стоп! Возвращайся!

Назад похитительница двигалась не так быстро. Теперь Рош заметила, что людей вокруг стало заметно меньше.

— Где мы? — спросила Рош.

— Найди того, кого мы ищем, и я тебе скажу.

Рош невидимкой пронеслась среди членов команды «Флегетона», пока перед ней вновь не возникла черная яма, — Здесь. Нет, вот тут! Ты видишь?

— Не вижу ничего необычного.

— Посмотри внимательнее на группу из пяти разумов. Самый правый снизу и есть клон!

— Ты уверена?

— Абсолютно.

Стрики некоторое время молчала.

— Я не в силах его прочитать. Само по себе это неудивительно, но добавляет убедительности твоему рассказу. Нам известно, что и другие похитители не могут проникнуть в сознание воинов-клонов. Они становятся абсолютно неприступными, если захотят. Иногда они допускают похитителя к какой-то информации, но не более того… — Стрики снова замолчала. — Люди, разговаривающие с человеком, на которого ты показала, знают его как адвоката Джанил Кориетт. Они находятся в каюте номер 43 на палубе 25В минарета.

Изображение эн-пространства исчезло, и Рош вернулась на совещание.

— С тобой все в порядке? — спросил Гейд, положив руку в бронированной перчатке на плечо Рош.

Ошеломленная Рош заморгала и огляделась по сторонам.

— Да, я в норме, — ответила она и повернулась к Марнейну. — Мы нашли одного.

— Да, мне рассказали. — Он еще некоторое время слушал мысленный голос Стрики.

— Нужно действовать очень осторожно, — заявил Немет, наклонившись вперед.

— Естественно, — кивнул Марнейн. — Что нам известно об этой женщине?

— Адвокат Кориетт находится с нами шесть месяцев, — сказала женщина, которая задавала Рош вопросы. Она смотрела в пространство — очевидно, изучала информацию при помощи своих имплантатов. — Она прибыла из Сейл-Хаб и занималась контролем за окружающей средой. Кроме того, она помогла заключить договор с Х'си Ф'та.

— Хаб был уничтожен незадолго до того, как она появилась здесь, — заметил Немет. — Х'си Ф'та продержался немногим дольше — затем их разгромила соперничающая каста. По нашему совету они отказались от обороны своего поселения. — Он пожал плечами. — Тогда мы решили, что это просто совпадение.

— Что ж, значит, Кориетт» — первый подозреваемый, — сказала Рош и, повернувшись к Марнейну, спросила:

— Теперь вы мне верите?

Марнейн обратился к остальным:

— До тех пор, пока мы не получим доказательств… — начал он.

— Какие еще доказательства вам нужны? — резко спросила Рош.

— Мы обязаны вмешаться, — сказал Немет.

— Нет, — решительно возразил Марнейн. — Это только насторожит остальных. И тогда может произойти катастрофа.

Если один воин-клон способен уничтожить целую цивилизацию, представляете, что сделают четверо с одним кораблем!

— Тогда нам следует сообщить Ересиарху, — предложила Рош, — Я не согласен, — заявил Немет. — Чем меньше людей об этом знает, тем лучше — во всяком случае, до тех пор, пока мы не разберемся, что здесь происходит.

— Каким образом? — осведомилась Рош.

— Ну, во-первых, вы должны найти остальных, — сказал Марнейн. — За Кориетт необходимо установить слежку, А как только мы будем знать имена воинов-клонов, начнем действовать.

— Я повторяю, как вы намерены с ними бороться?

Марнейн на мгновение отвел глаза, в которых промелькнул страх. Рош прекрасно понимала, о чем он думает. Одно дело — обсуждать план действий против неизвестного, практически нереального врага, и совсем другое — столкнуться лицом к лицу с настоящим противником…

— Решим, когда придет время, — заявил он, однако в его голосе отчетливо слышались сомнения.

***

Найти оставшуюся четверку оказалось совсем не трудно, хотя поиски потребовали времени. К тому моменту, когда Рош с похитительницей определили местонахождение на «Флегетоне» всех воинов-клонов, Рош была полностью измотана, и у нее отчаянно болела голова. Выйдя из эн-пространства, она со стоном опустилась на кресло, и если бы не Гейд, который успел ее подхватить, соскользнула бы на пол.

— Морган, это настоящее безумие, — сказал он, продолжая поддерживать ее за плечи.

— Дело сделано. — Она повернулась к Немету.

Он кивнул.

— Мы только что идентифицировали пятого воина-клона.

Он работает техником реактора.

— Самая подходящая должность для диверсии, — заметил Марнейн. — Рош, если вы правы относительно этих людей, вы, несомненно, спасли жизнь всем обитателям корабля.

— Им все еще угрожает опасность, — покачала головой Рош.

— Верно, — не стал спорить Немет. — Я предлагаю атаковать всех пятерых одновременно — послать мощные команды захвата. Если они окажут сопротивление или попытаются бежать, их следует уничтожить.

Марнейн задумчиво кивнул.

— Таким образом, — сказал он, — мы дадим им шанс доказать собственную невиновность. Анализ крови позволит нам узнать правду.

— Однако до сих пор им удавалось избежать анализа крови, — возразил Немет.

— А если они виновны, но согласятся сдаться? — спросила Рош. — Что тогда?

Немет посмотрел на Марнейна.

— Они будут казнены.

— Нет, — возразил Марнейн. — Мы не варвары.

— Они бы уничтожили нас без раздумий!

— Но мы не такие как они, Немет, — сурово проговорил Марнейн. — И я не хочу становиться похожим на них. Должен существовать способ заставить их подчиниться.

Рош рассказала о кристаллическом коконе, который использовал Лайнгар Руфо, чтобы нейтрализовать Адони Кейна.

— Он находился в коме, — сказала она. — И не мог сбежать.

— Мы в состоянии сделать нечто похожее, — задумчиво проговорил Марнейн. — Позднее вышестоящие организации смогут принять решение, что делать с воинами-клонами.

Ему не удалось убедить Немета, но тот прекратил спорить.

— А что потом? — спросил он. — Удастся ли нам в дальнейшем защитить «Флегетон» от проникновения врага?

Он обращался к похитительнице, которая заметно напряглась.

— Я не понимаю, как Морган Рош выделяет этих людей из толпы — если предположить, что она не ошибается. Для меня они практически ничем не отличаются от остальных. Участие похитителей ничего не изменит. Нам необходимы люди, обладающие способностями Рош.

— А для того, чтобы их найти, — вмешался Немет, — необходимо понять, как Рош это делает. Мы вернулись к началу нашей дискуссии.

— Не совсем, — возразил Марнейн. — Нужно взять пятерых людей, на которых указали Рош с похитительницей, — или хотя бы попытаться. Как только выяснится, на правильном ли мы пути, подумаем о следующем шаге. — Он повернулся к участникам совещания. — Я хочу, чтобы через полчаса отряды захвата заняли исходные позиции. Приготовьтесь к любому варианту развития событий, каким бы маловероятным он ни казался. При помощи эпсенса сообщите Ересиарху, что мы намерены провести учения, но команда не должна ничего знать.

Никто не покинет этого зала до тех пор, пока операция не будет завершена. Все ясно?

Присутствующие дружно закивали — лишь на лице Немета появилось раздражение, ему не понравилось, что Марнейн взял руководство на себя.

— Могу я поговорить со своей командой? — спросила Рош.

— Можете при помощи эпсенса послать им короткое сообщение, — разрешил Марнейн. — Когда операция закончится, вы получите возможность свободно общаться со своими людьми.

Рош и Стрики отправили короткое послание Майи, в котором объяснялось, почему в ближайший час между ними не будет никакой связи. После этого станет ясно, можно ли выполнить требование Ври и отправить Майи на борт «Флегетона».

Если же они получат с «Флегетона» какие-нибудь необычные сообщения, Каджик должен отвести «Ану Верейн» на безопасное расстояние и ждать новостей.

Похитительница отослала сообщение и через мгновение подтвердила, что оно получено.

Теперь оставалось только ждать — настроение за столом постепенно становилось все более тревожным. Рош не знала, как проходит подготовка к захвату воинов-клонов, но заметила, что часть присутствующих постоянно ведет переговоры при Помощи имплантатов. Рош опасалась, что враг получит предупреждение, но, поскольку не имела ни малейшего понятия, как этого избежать, решила не вмешиваться.

Гейд похлопал Рош по плечу и жестом показал, чтобы она закрыла шлем. Рош кивнула и загерметизировала свой костюм. сидящие за столом люди с некотором удивлением посмотрели на нее и Гейда, но потом вернулись к своей работе.

— Что думаешь? — спросил Гейд по изолированному каналу связи. — У них что-нибудь получится?

— Будем надеяться, — ответила Рош. — В противном случае наше положение станет очень тяжелым. Если мы не можем сражаться с ними поодиночке, даже когда знаем, кто они такие, то лучше вообще с ними не связываться. Нужно либо сдаваться, либо принимать самые жесткие решения — уничтожать станции и поселения, в которые проник враг. Но даже при такой стратегии мы не можем рассчитывать, что прикончим всех.

Всегда будет оставаться шанс, что где-то в глубоком космосе дрейфует одинокая капсула, или какой-то воин-клон прячется в Дальних Пределах. А где есть один…

— Никто не пытался рассмотреть другой вариант, — проворчал Гейд.

— Какой?

— Разговор.

— Как с Кейном?

— Может быть.

Рош нахмурилась.

— После всего, что они совершили, поверить им будет очень трудно.

— Я знаю. Но такая возможность существует, не так ли?

Рош пожала плечами, размышляя о Кейне и собственных сомнениях.

— Только время покажет.

— Кстати, о доверии, — продолжал Гейд. — Почему Марнейн стал таким дружелюбным? В прошлый раз он не хотел иметь с тобой ничего общего.

— Не знаю. Может быть, какие-то события заставили его изменить свое мнение. Мне кажется, он не слишком нам доверяет. Просто решил, что на данном этапе я могу быть полезна.

Рош взглянула на советника. Морщины у него на лице стали еще заметнее, он казался старше. Весь его вид говорил о том, что он не потерпит ни малейших проявлений глупости.

— Похоже, этот парень близок к отчаянию, — заметил Гейд.

Рош не стала спорить. Она открыла визор шлема и откинулась на спинку кресла.

Ждать пришлось двадцать пять минут. Наконец все было готово. Пять отрядов захвата заняли свои места, в зал для совещаний стала поступать информация. Каждый отряд состоял из пятнадцати офицеров безопасности, получивших приказ стрелять на поражение при малейших признаках сопротивления.

Ничто не должно их остановить — даже возможность гибели случайных людей.

Рош наблюдала при помощи своих имплантатов, как отряды окружают места, где находятся воины-клоны На одном дисплее одновременно фиксировались все пять отрядов захвата. Рош решила сосредоточиться на тех, кто должен был нейтрализовать Кориетт.

Джанил Кориетг находилась на одном из верхних уровней гигантского корабля, в комнате, где, кроме нее, было еще четыре или пять человек. Она выглядела как самая обычная женщина Древней касты в стандартном комбинезоне — обсуждала события дня со своими коллегами. Они мирно болтали, смеялись и что-то пили из своих кружек. Со стороны происходящее выглядело абсолютно безобидно, и Рош вдруг стало не по себе — она очень хорошо знала, на что способна эта женщина.

— Вызовите оттуда двоих, — послышался голос Марнейна.

— А почему не всех? — вмешался Немет. — Нам будет легче с ней разобраться.

— Чтобы не вызвать у нее подозрений, — ответил Марнейн.

Через свои имплантаты и систему связи корабля Рош услышала имена. Спустя две минуты двое человек вышли из каюты, оставив в ней Кориетт с двумя собеседниками.

Один из них что-то сказал, Кориетт вежливо улыбнулась и сделала глоток из своей чашки. Одновременно она взглянула на внутренний монитор.

Рош похолодела, ей показалось, что воительница-клон смотрит прямо на нее.

— Она что-то заподозрила, — сказала Рош. — Я уверена.

— Что? — спросил Немет. — Невозможно…

— Ваш отряд должен атаковать немедленно, — настаивала Рош.

Офицеры безопасности вошли в каюту, когда Кориетт пыталась встать. Трое охранников окружили женщину и навели на нее оружие. Собеседники Кориетт вскочили на ноги, расплескав свои напитки.

— Адвокат Джанил Кориетт, — громко и четко проговорил один из офицеров, — по приказу Временного Чрезвычайного Совета Древних я должен взять вас под стражу. Пожалуйста, положите руки на затылок и выйдите из-за стола.

— Что все это значит? — вскричала одна из собеседниц Кориетт. — Какое безобразие!

Один из охранников жестом предложил ей отойти от Кориетт, чтобы не перекрывать линию огня. Теперь, когда оружие уставилось ей в грудь, возмущение женщины сменилось Тревогой.

Кориетт между тем выполнила приказ, однако сначала внимательно оглядела охранников.

— Полагаю, вы должны объяснить мне, что случилось, — заявила она.

Офицер ничего не ответил, а один из охранников собрался вывести собеседниц Кориетт из каюты. Другой охранник вытащил наручники и направился к воительнице.

— Мне казалось, что у меня есть какие-то права, — сказала Кориетт, протягивая руки, чтобы на нее могли надеть наручники.

Однако она обращалась не к офицеру. Кориетт снова смотрела на монитор, и Рош стало не по себе от ее невероятной уверенности в себе.

Одновременно послышались выстрелы — очевидно, одна из других миссий проходила не столь успешно. Рош хотела уже переключиться на нее, когда обратила внимание на почти незаметное изменение выражения лица Кориетт. Казалось, она тоже услышала стрельбу и поняла, что одному из ее собратьев угрожает опасность. Видимо, воительница-клон поняла, что речь идет не об административной ошибке или подозрениях.

Неожиданно Кориетт отскочила в сторону — охранник не успел застегнуть наручники — и ударила его локтем в лицо.

Когда тот начал падать, она дернула его за руку и поставила перед собой. Пока двое других офицеров раздумывали, стрелять или нет, Кориетт схватила винтовку и открыла огонь.

Винтовка стреляла очередями — воительнице оставалось лишь слегка повести дулом, чтобы прикончить двух офицеров и своих недавних собеседниц. Одной из них пуля попала в спину и отбросила на стоящих в коридоре офицеров безопасности.

Через мгновение вслед за ней выскочила Кориетт, которая постаралась максимально использовать эффект неожиданности.

С растущей тревогой Рош наблюдала, как охранники шарахнулись в сторону, лишь немногим из них удалось выстрелить, прежде чем воительница-клон открыла ответный огонь.

Кориетт не промахнулась ни разу.

Однако она не собиралась убивать всех охранников. Она отлично понимала, что сейчас главное — уйти отсюда. Рош ничего не оставалось, как наблюдать за воительницей, которая на мгновение замерла на месте, чтобы оценить ситуацию. Кориетт находилась в середине длинного коридора: с одной стороны — открытый лифт, с другой — перекресток. Если ей удастся добраться до лифта, она сумеет попасть в любую часть «Флегетона». И тогда выследить ее будет очень трудно.

Рош хотелось предупредить оставшихся охранников, когда Кориетт дала по ним длинную очередь, развернулась и помчалась к лифту. У нее за спиной, среди раненых и убитых охранников лишь один сумел предугадать действия воительницы.

Оттолкнув в сторону труп своего товарища, он поднял винтовку и открыл огонь.

В первый момент Рош показалось, что воительница не остановится. Пуля за пулей ударяли ей в спину, толкая вперед сквозь кровавый туман. Кориетт продолжала бежать, не снижая скорости, влетела в лифт, но с жутким стуком ударилась о стенку и повалилась на пол.

Однако ее рука скользнула по панели управления, и дверь закрылась.

Рош быстро переключилась на внутреннюю камеру лифта. Кориетт не могла выжить после такого количества точных выстрелов в упор. Вероятно, она случайно задела панель управления.

Лифт беззвучно уходил вниз, увозя с собой неподвижное тело воительницы-клона. Рядом с ней, в луже крови, лежала винтовка. Лифт направлялся прямо к докам корабля, где находилась еще одна группа захвата.

Рош продолжала наблюдать. Кориетт не шевелилась, Решив, что воительница-клон нейтрализована, Рош переключилась на другие каналы. Только один из них продолжал вести передачу. Другой воин-клон — мужчина с коротко подстриженными рыжими волосами, техник реактора — сумел завладеть оружием и воспользовался заложником в качестве щита.

Отряд захвата промедлил, и воин-клон завладел инициативой.

Он застрелил пятерых офицеров безопасности и заложника, пока те пытались принять решение, и ускользнул, прежде чем они перегруппировались.

Однако камеры продолжали следить за ним — клон мчался по грузовым отсекам «Флегетона». Охранники стекались со всех сторон, пытаясь отсечь ему пути отхода. Однако воин-клон знал, что делает. Он оказался в той части корабля, где полно переходов и эксплуатационных шахт. Там, где он не мог бежать, воин полз; если не удавалось взобраться — прыгал. Рош недостаточно знала «Флегетон», чтобы сообразить, куда он направляется, но не сомневалась, что у него есть план.

В конце концов удача от него отвернулась, он не сумел открыть покосившуюся крышку люка и оказался на пути одного из отрядов захвата. Когда воин-клон понял свою ошибку, то попытался их атаковать, но в последний момент его прикончил концентрированный огонь трех офицеров безопасности.

Рош глубоко вздохнула. Четверо воинов-клонов уничтожены. Рош не сомневалась: когда лифт с Кориетт остановится, они найдут там пятое тело.

Когда двери лифта открылись, отряд был готов ко всему.

Рош наблюдала за Кориетт со стороны охранников. Они осторожно подходили к воительнице, держа оружие наготове, и остановились, не доходя до нее нескольких метров.

Кориетт не шевелилась.

Один из охранников осторожно отодвинул в сторону дымящуюся винтовку.

Кориетт не шевелилась.

Тогда к ней подошел другой офицер, чтобы проверить, жива ли она — остальные продолжали держать воительницу на прицеле. Офицер положил ей руку на шею, нащупывая пульс.

— Она жива, — заявил он.

Отряд захвата начал понемногу расслабляться, но теперь охранники вновь напряглись.

— Что нам с ней делать? — спросил офицер.

— Свяжите, — последовал ответ. — И принесите для осмотра и допроса. Если возникнут проблемы, пристрелите. В любом случае не спускайте с нее глаз. Если она…

Раздался вой сирены. Рош посмотрела на Марнейна, который напряженно вслушивался в доклад.

— Что случилось? — спросила Рош.

— Перегрев в одном из модулей, — ответил Немет.

Сирена завыла еще громче.

— И все?

Немет посмотрел на Рош.

— Я вижу, что вы до сих пор еще не поняли, как велик «Флегетон», не так ли? Каждый модуль имеет размеры, превышающие небольшую луну, а всего их пять. Если один взорвется, может начаться цепная реакция, и тогда весь «Флегетон» будет уничтожен.

— Каковы причины перегрева?

— Ересиарх пытается их найти. Похоже, какой-то вирус, мешающий нормальной работе систем. Они говорят, что его занесли извне.

— Диверсия?

— Вполне возможно. Пока неизвестно. Но если через тридцать секунд мы не найдем способ его нейтрализовать, произойдет взрыв. Остается надеяться, что наши специалисты успеют решить проблему.

Внимание Рош вновь обратилось к камере, которая снимала, как охранники вытаскивают Кориетт из лифта. Казалось, воительница-клон без сознания. Неожиданно Рош охватила паника — она все поняла.

— Прикажите своим людям, чтобы они немедленно ее пристрелили!

Немет удивленно посмотрел на нее.

— Что?

— Это она! — Рош неожиданно поняла, что кричит. — Это она пытается взорвать «Флегетон»!

— Не говорите ерунды, — пробормотал Немет, однако в его голосе послышалось сомнение.

— Вы сказали, что она работала в Комиссии по охране окружающей среды? У нее была прекрасная возможность подготовить диверсию. Если у Кориетт есть имплантаты, и она только делает вид, что потеряла сознание…

Рош не пришлось продолжать — в глазах Немета появилась тревога, он принялся отдавать быстрые приказы. Охранники опустили Кориетт на пол и отошли в сторону.

Но они опоздали.

Глаза воительницы открылись, она перекатилась к ближайшему охраннику и схватила его за ноги, кровь фонтаном брызнула из ран на спине. Испуганный охранник ничего не успел предпринять и тяжело упал, голова глухо ударилась об пол.

Кориетт схватила его винтовку, встала на одно колено и навела ее на остальных. Однако трое офицеров успели поднять свое оружие.

Залп отбросил воительницу обратно в лифт, но они продолжали стрелять до тех пор, пока ее тело не прекратило шевелиться…

Немет кивнул, услышав сообщение о смерти Кориетт. Но расслабился он лишь после того, как ему доложили, что модуль снова работает в нормальном режиме. Угроза кораблю миновала. Наконец вой сирены смолк — только после этого Немет сказал:

— Вот теперь мы можем считать, что операция прошла успешно.

— Принесите тело, — вмешался Марнейн. Казалось, на неге не произвели впечатления стремительно развивавшиеся события. — Необходимо провести самое тщательное исследование всех тел. Тогда мы будем знать наверняка.

— Мы и так знаем, — возразил Немет.

— Мы Ничего не можем принимать на веру, — спокойно проворил Марнейн.

— Какие могут быть сомнения? Достаточно на них посмотреть! Они продолжали сражаться даже после того, как не осталось ни одного шанса на победу! Кем еще они могут быть?

Рош поняла, что чувствует Немет. Пятеро мертвых воинов-клонов лежат на палубах «Флегетона» — и их убили представители Древней касты. Огромный шаг вперед.

— Наконец-то мы добились хоть какого-то результата! — Немет уже не сдерживал ликования.

Однако Марнейн заметно помрачнел, когда им доложили, что в схватке с воинами-клонами погибли тридцать офицеров безопасности и пятнадцать гражданских лиц.

— Какой ценой? — спросил он, обращаясь прежде всего к самому себе.

Рош взглянула на свои дрожащие руки и задала себе тот же вопрос.

 

Глава 14

СНКС «Флегетон»

955.2.14

0560

Не прошло и часа, как в системе воцарился хаос. Пограничные конфликты переросли в серьезные схватки. Оказалось, что старые обиды можно уладить только военным путем. Враги забыли о существовании дипломатии и принялись обмениваться тяжелыми, сокрушительными ударами. Через три часа буквально все касты, находящиеся в Солнечной системе, оказались вовлеченными в боевые действия.

— Я не понимаю. — Немет с растущим недоумением наблюдал за экранами.

«Возможно, — подумала Рош, — он видит, как тает его только что завоеванный авторитет в Совете». Она надеялась, что Немета волнует не только собственный статус. Сама Рош видела лишь гибнущих людей — и никто не знал, что ждет их дальше. Возможно, будет даже хуже, чем в Палазийской системе.

— Я не понимаю! — повторил Немет, ударяя по пульту управления ладонью.

Рош прекрасно его понимала, но гнев — плохой советчик.

Похоже, Ересиарх тоже был в недоумении, поскольку он повернулся к Немету и сказал:

— Если вы не понимаете, то кому это по силам?

Вопрос получился риторическим, поскольку Ересиарх не стал дожидаться ответа, просто вернулся к управлению кораблем, сосредоточив все внимание на потоке информации, поступающем с множества мониторов.

Он стоял в центре маленькой комнаты, соседней с помещением, в котором разместили Рош и Гейда после удачной операции против пяти воинов-клонов. В поперечнике комната не достигала и пятнадцати метров, ее сияющие голубые стены, казалось, были высечены из огромного кристалла. На стенах, полу и даже потолке находились рабочие места для членов команды. Воздух наполнял шепот приказов и распоряжений, бурлящих потоков информации — со стороны создавалось впечатление безупречно работающего механизма. Здесь, в святая святых корабля царил организованный хаос, подчиняющийся своим собственным законам.

Именно здесь Ересиарх и осуществлял управление «Флегетоном». Рош знала, что удостоилась высокой чести, когда ей разрешили войти сюда вместе с высокопоставленными офицерами — людьми, которые принимали важнейшие решения, наблюдали за потоками информации, поступающей от десятков тысяч дронов.

— Мы довольно легко уничтожили пятерку воинов-клонов, — заявил Немет, который обратился со своими сомнениями к Марнейну. — Они не могли предупредить остальных. Все это не более чем совпадение. — Немет показал на экраны мониторов, где появились отчеты о сражениях, вспыхнувших в системе. Он огляделся по сторонам в поисках поддержки, но так и не смог ее найти. — Всегда существует точка воспламенения, — продолжал он настаивать на своем. — Вся система была нестабильна с того самого момента, как мы сюда прибыли — и с каждым днем положение ухудшалось! Постоянные засады, конфликты и даже небольшие войны случались и раньше. Я не вижу ничего из ряда вон выходящего. Стало немного хуже, вот и все.

— Много хуже, — сухо ответил Ересиарх, опираясь на стальные перила, окружающие место командира.

Казалось, его череп был начисто лишен волос, карие глаза удивительно гармонировали со смуглой кожей.

— Мы имеем дело с цепной реакцией, вот что я вам скажу, — не унимался Немет, размахивая руками от охватившего его возбуждения. — Цивилизация «А» атакует цивилизацию «Б», которая призывает на помощь союзника «В». Все было бы хорошо, если бы не «Г», давно дожидавшаяся шанса напасть на «В», втянув в конфликт «Д» и «Е», чтобы уравнять силы. «Ж» оказывается между двух огней и вступает в сражение, «З» и «И» спешат на помощь. И так далее. Все абсолютно разумно и предсказуемо. — Он замолчал, чтобы посмотреть на экраны. — То, что мы сделали, не имеет к происходящему ни малейшего отношения. Этого просто не может быть.

— Боюсь, вы ошибаетесь, — возразил Марнейн.

Старший советник не стал тратить время на дополнительные доказательства своей правоты. Он решительно встал рядом с Ересиархом.

— А вас не удивляет, как поразительно совпали по времени события, с которыми мы имеем дело? Практически все новые конфликты разразились спустя несколько мгновений после смерти воинов-клонов. Медицинские тесты показали, что они действительно принадлежали к сонму наших врагов. Их оставшиеся в живых собратья, — Марнейн посмотрел на экраны, — начали сражаться — они поняли, что мы научились распознавать их среди обычных людей, и почувствовали себя уязвимыми — не исключено, что враг испытывает страх. Нам удалось уничтожить тех воинов-клонов, что находились на борту «Флегетона», поскольку мы сумели застать их врасплох. Остальные этого не допустят.

— Но как они узнали? — Немет не скрывал своего огорчения.

Марнейн пожал плечами.

— Я не знаю, но информация передавалась либо при помощи эпсенса, либо с использованием гиперпространственной связи.

Рош вспомнила о черном пятне в центре разумов Кейна и Элены Гейдик, которые видел ирикейи, выражение лица Джанил Кориетт, когда на другом конце «Флегетона» началась стрельба.

— Эпсенс, — сказала она.

Немет обернулся к ней.

— Откуда вы знаете? Никто из наших похитителей ничего не обнаружил.

— Мы тоже, — сказала Рош. — Однако взгляните на записи: Кориетт заподозрила, что раскрыта, но полной уверенности у нее не было, пока кто-то не открыл огонь по одному из ее собратьев. Она находилась слишком далеко от гиперпространственных передатчиков. И нам не известны способы, позволяющие спрятать подобное устройство в теле человека, — к тому же вскрытие показало, что ничего похожего там нет. Значит, эпсенс.

— Но где доказательства? — возразил Немет.

— Это все, что у нас есть, — заявил Марнейн. — Необходимо отозвать наших агентов и предупредить тех, кто не понимает причин происходящего. Без надежной связи или эпсенса пройдет довольно много времени, прежде чем станет ясно, что беспорядки носят всеобщий характер. Нам нужно спасти как можно больше людей — и начать с наших.

— А что потом? — спросил Немет.

— Будем ждать и наблюдать, — устало ответил старший советник. — Это может оказаться предупреждение