Дракоша выходит в люди

Усачев Андрей Алексеевич

Березин Антон Игоревич

Летом на даче бывает очень весело и интересно — особенно когда приходится прятать от всех подросшего дракончика. Брату и сестре — Паше и Маше — становится все труднее скрывать своего питомца, и в конце концов Дракоша являет себя миру. Участковый милиционер, соседи и обитающие в дачном поселке жулики по-разному реагируют на первую встречу со сказочным существом. Но Дракоша вызывает всеобщую любовь и даже находит клад. Книга написана с юмором и не оставит равнодушными ни детей, ни родителей. В трилогию также вошли повести «Дракоша и компания» и «Дракоша в городе».

 

 

Глава первая. Озимый кукубуз

«У человека есть важное преимущество перед животными — у него не болит хвост. Зато у червяка существенное преимущество перед человеком — у него не болит голова» — так рассуждал папа Сергей Викторович, когда кто-нибудь в семье заболевал.

Дракоша сидел на пеньке, обхватив голову лапами.

— Дракоша, что случилось? — испугалась Маша.

— Гы-гы, бо-бо!.. — простонал тот.

— У тебя болит голова?

— У Дракоши не болит голова. У Дракоши в голове кипит чайник, — чуть слышно ответил дракончик.

Маша приложила руку и тут же отдёрнула её: голова Дракоши действительно была горячей, как чайник.

— У тебя, наверное, солнечный удар! Подожди, я сейчас принесу тебе какую-нибудь шляпу.

Девочка убежала. Дракоша встал и нетвёрдой походкой направился к дому. Он вспомнил про замечательную вещь, которая называется холодильник.

«Если в холодильнике охлаждают продукты, — подумал он, — почему бы в нём не охладить голову…»

Через пять минут холодильник был полностью разморожен, а щи, стоявшие на нижней полке, почти закипели.

— Дракоша, что ты делаешь?! — удивился заглянувший на кухню Сергей Викторович.

— Остужаю чайник. Меня солнце по голове ударило! — донеслось из облака пара.

Когда папа чего-то не понимал или не знал, что делать, он всегда звал маму.

— Наташа! Дракошу ударили чайником по голове!

— Кто ударил?! Каким чайником?!

— Никто Дракошу чайником не бил! Папа всё перепутал! — закричали Паша и Маша, вбегая на кухню с ворохом шляп.

— А это что ещё за шляпный салон?

— У Дракоши солнечный удар!

Мама потрогала голову Дракоши:

— У него настоящий жар. Боюсь, головные уборы уже не помогут.

— А что же делать? — испугались дети.

— Намочите все полотенца. Серёжа, принеси из спальни аптечку. Мама вывела Дракошу во двор, уложила в тени и повязала ему голову мокрым полотенцем. От полотенца моментально повалил густой пар.

Наталья Юрьевна задумалась. С одной стороны, Дракоша маленький, и таблетку ему надо дать маленькую. А с другой стороны, он большой, значит, и таблетка нужна соответствующая.

Мнения разделились. Маша была за маленькую таблетку, Паша — за большую. А папа предложил дать обе: какая-нибудь да подействует.

— Это не годится, — сказала мама. — И потом, мы точно не знаем, солнечный удар у него или ещё что-нибудь.

— Папа, а я знаю, — заявил Паша. — Есть такая драконья болезнь — ящер!

— Не ящер, а ящур, грамотей!

Дракоша тем временем задремал и тихонько постанывал во сне.

— Ничего не поделаешь. Нужно вызывать доктора.

— А может быть, как-нибудь сами обойдёмся?! Представь, Наташа, что тут начнётся, если про него узнают? Понаедут всякие умные учёные, любопытные журналисты, дотошные археологи…

— А кто такие тошные архиолухи? — заинтересовалась Маша.

— «Архи» — значит «древний», — объяснил Паша. — А олухи…

— А олухи они и есть олухи, — добавил папа.

Все задумались.

Наконец мама вспомнила:

— Тут недалеко живёт народный целитель Коновалов. Он лечит животных нетрадиционными методами. И всегда хранит врачебную тайну.

— Ты уверена? — спросил папа.

Мама кивнула:

— У коровы Клавдии Ивановны недавно аппетит пропал. Коновалов взялся её лечить. Через час у коровы зверский аппетит появился. А как он это сделал, никому не рассказывает.

— Конечно не рассказывает! — шепнул Паша сестре. — Мы с Максом видели, как эта корова целый час Коновалова по полю гоняла. Вот и нагуляла аппетит.

— Я пойду за доктором, а вы меняйте Дракоше компрессы. Да смотрите, сами не перегрейтесь!

Мама вернулась быстро. А с ней человек довольно странного вида: волосы и борода всклокочены, на глазу — повязка. Руками он всё время делал какие-то круговые движения.

— Лев Павлинович Коновалов, — представила его мама.

— Лев Павлинович, а что у вас с глазом? — поинтересовался Паша.

— Это врачебная тайна.

— А мы никому не скажем! Честное-пречестное! — пообещала Маша.

— Ну, если никому… На соседней пасеке недавно заболели пчёлы. Я решил испробовать метод иглоукалывания — и вот — результат налицо. И на лице. — Коновалов поправил повязку на глазу. — Не будем о грустном. Где больной?

Целителя подвели к Дракоше.

— A-а… Драконов разводите. Понятно, — кивнул Коновалов.

— Даже не удивился!.. — шепнула Маша брату.

— А чего тут удивляться? — сказал доктор. — Сейчас кого только не разводят! И страусов, и крокодилов, и даже пингвинов в холодильнике. Ну, ладно, давайте осмотрим вашего больного… Лекарства давали?

— Нет, мы же не знали какие.

— А никаких и не надо. Все болезни от лекарств! — Коновалов засучил рукава и начал плавно водить руками над Дракошей, бормоча себе под нос: — Так-так… Тут биополе слабовато, а вот здесь энергетики многовато. А это что такое? Хвост? Понятно…

— Лев Павлинович, — напомнил Паша. — У него голова болит.

— Голова тут ни при чём! Все болезни от позвоночника. Надо вправить несколько позвонков, и всё пройдёт.

Поплевав на руки, Коновалов взялся за хвост и изо всей силы потянул на себя.

— Гы?! — Дракоша спросонья дёрнул хвостом.

И целитель, описав большую дугу, приземлился посередине цветочной клумбы.

— Извините, — бросилась мама к Коновалову. — Он не нарочно.

— Ничего, ничего. Значит, дело не в позвоночнике! А в чём? В дыхании! Все болезни от неправильного дыхания. Дышать надо не лёгкими, а животом. Больной, вдохните поглубже. Ещё глубже. А теперь резко выдохните!

— Лев Павлиныч!!!

Мама хотела предупредить, но не успела. Дракоша послушно выдохнул. Совершив второй полёт, Коновалов снова оказался на клумбе.

— Простите, мы вас не предупредили, — сказала мама.

— Ничего, мы привычные… — Коновалов задумался. — Все болезни от неправильного питания! Скажите, что он у вас любит?

— Зубную пасту! — сообщила Маша.

— Хм! Это хорошо, это нетрадиционно, — одобрительно кивнул Коновалов. — Попробуйте кормить его ещё и гуталином.

— Гы?.. — удивлённо приподнялся Дракоша.

— Да не гы, а гу… — Коновалов задумчиво посмотрел на Дракошу, потом на клумбу и потёр голову. — Что-то у меня у самого голова разболелась. Пойду на всякий случай приму анальгин.

— А что же нам делать? — растерялась мама.

— А ничего не делайте. Время лучший доктор. Само пройдёт. А не пройдёт — вызывайте меня ещё раз. Чем смогу — помогу! Ведь это мой долг…

Пошатываясь и держась за голову, целитель удалился.

— Ну что, Дракоша, тебе получше? — спросила мама.

Дракоша слабо помотал головой.

— Думаю, ему надо немного полежать.

Мама послала Пашу за льдом, а сама повела дракончика в сарай.

Стукнула калитка, и во двор вошёл человек в соломенной шляпе, светлом костюме и с огромной корзиной в руках. Увидев Пашу, он приподнял шляпу:

— Здравствуй, мальчик. Я — Чимурин Афанасий Никитич, ваш сосед. Занимаюсь селекцией плодов овощей и фруктов. Твой папа дома?

Паша побежал за папой, а Чимурин внимательно осматривал участок и укоризненно качал головой:

— М-да, посадок маловато. Сколько полезной площади зря пропадает!

При этом он напоминал врача, осматривающего больного. И Сергей Викторович принял его за народного целителя Коновалова.

— Здравствуйте, доктор, — торопливо поздоровался папа. — Вы его уже осмотрели?

— Да, осмотрел, — ещё раз оглядел участок Чимурин. — Зелени маловато…

— Как маловато? — не понял папа. — Он же весь зелёный!

— Мог бы быть и позеленее, — не согласился с ним Чимурин. — Кстати, поливать его надо чаще.

— А поливать-то зачем?

— Как зачем? Он ведь засохнуть может. И вообще какой-то он у вас неухоженный…

— А вот это вы зря! — обиделся Сергей Викторович. — Мы его очень любим…

— А если любите, то не мешало бы подкормить навозом, — посоветовал селекционер.

— Навозом?.. Думаете, ему понравится?

Неизвестно, куда бы их завёл разговор, если бы не появился Паша:

— Папа, доктор Коновалов уже ушёл, а это наш сосед — селекционер Чимурин. Он, наверное, об огороде говорит.

— Ах, об огороде! Я слышал, вы какие-то необыкновенные гибриды выращиваете.

— Да. Не желаете ли ознакомиться? — Чимурин открыл корзину. — Вот это крыжолук — гибрид крыжовника и лука. Обладает достоинствами того и другого. Попробуйте!

Достоинствами лука крыжолук обладал, видимо, больше: у всех тут же защипало в глазах.

— Спасибо, я уже обедал, — вежливо сказал Сергей Викторович, отодвигаясь от гибрида подальше.

— Тогда попробуйте вот это.

— Что это? Вишни? — заинтересовался папа. — А почему они так похожи на помидоры?

— Потому что это вишнедоры, — гордо произнёс Чимурин. — Гибрид вишни и помидора. Очень повышают жизненную активность.

— Очень интересно. — Папа положил вишнедор в рот.

— Осторожнее, он с косточками!

Но папа уже прыгал на месте, держась за щёку.

— Действительно, активность у папы повысилась, — сказал Паша.

— А это то, над чем я сейчас работаю. — Чимурин достал из корзины что-то похожее на большую зелёную шишку. — Озимый кукубуз! Гибрид кукурузы и арбуза.

— А он не взорвётся? — Папа с опаской посмотрел на плод. — Очень уж этот аркебуз на гранату похож.

— Кукубуз, — обиженно поправил Чимурин. — Вообще-то в результате скрещивания должен был получиться арбуз с кукурузными хлопьями вместо косточек. Но видимо, я где-то допустил ошибку, и на початке кукурузы образовались маленькие арбузики.

— А можно их попробовать? — спросил Паша.

— К сожалению, пока они несъедобны. Но я продолжаю работу. А этот кукубуз я вам оставлю на память. Как символ величия человеческого разума!

— Спасибо!

— Вообще-то я к вам по делу, — вспомнил Чимурин. — Я сейчас занимаюсь одной проблемой и подумал: а нельзя ли просчитать результат скрещивания на компьютере? Я слышал, что вы компьютерщик.

— Может быть, как-нибудь в другой раз? — попытался увильнуть папа. — А то у меня сейчас дела…

— Хорошо. У меня сейчас тоже одно важное дело! Хочу попросить доктора Коновалова, чтобы он внушил колорадским жукам, что картофель им вреден. До свиданья!

Дракоша с повязкой на голове бродил по участку. Увидев на столе кукубуз, он взял его в лапы и начал обнюхивать.

— Папа, что это за штука? — спросила Маша.

— Это кукубуз нашего соседа Чимурина. Неудачный экземпляр. Убери его от греха подальше.

Последние слова были заглушены хрустом и почавкиванием.

— Дракоша! — закричал Паша. — Он же несъедобный!

— Едобный! Вкусно!

Доев кукубуз, Дракоша похлопал себя по животу и улыбнулся:

— Гы!.. Гылова прошла!

— Надо же, — задумался папа. — По всей видимости, кукубуз действует на драконов так же, как на нас анальгин.

— Мама, Дракоша выздоровел!

— У тебя действительно голова больше не болит? — спросила мама.

— Болова не голит! — кивнул Дракоша.

— Только говорит он как-то странно…

— Дракоша страннит не говорянно!

— Всё понятно! — догадался папа. — Наверняка это побочное действие кукубуза.

— Какого ещё кукубуза? — удивилась мама.

— Нам его сосед Чимурин принёс. Только он его неправильно скрестил, — объяснил Паша. — А Дракоша этот неправильный кукубуз съел. Вот он и начал неправильно говорить…

— По-моему, не только говорить, — покачала головой мама, глядя, как Дракоша пытается натянуть себе на хвост поливочный шланг. — Дракоша, ты что делаешь?

— Гы! Дракоша почет хить!

— М-да… — задумался папа. — Может, ему ещё какую-нибудь таблетку дать? Или снова вызвать доктора Коновалова?

— Ну уж нет! — решительно заявила мама. — На сегодня хватит. Лучший доктор — это здоровый сон!

Дракоша долго сопротивлялся, но наконец улёгся, положив ноги на подушку.

— Ничего, пусть спит так, — сказала мама. — Это ещё кукубуз действует. Спокойной ночи, Дракоша!

— Ночойной споки! — послышалось из-под одеяла.

— Странные у нас соседи, — сказала за ужином мама. — И Коновалов, и этот… Чимурин.

— А мы, думаешь, не странные? — усмехнулся папа. — Дракона в сарае держим…

— Ну, уж по крайней мере не пингвинов в холодильнике разводим! Давайте лучше вить чай с пареньем…

Все испуганно посмотрели на маму.

— Да ну вас! — засмеялась она. — С вами и без всякого кукубуза заговариваться начнёшь!..

 

Глава вторая. Летающие арбузы

В это утро Наталья Юрьевна настроилась порисовать. И даже успела разложить мольберт… Но попробуйте сами что-нибудь сделать, когда вас отвлекают каждую минуту:

— Наташа! Ты не помнишь, куда я положил свою записную книжку?

— Мам, а где мои кроссовки?

— Мамочка, дай мне, пожалуйста, иголку с ниткой. А то у Лизы платье порвалось!

— Наташа, там нет записной книжки. Там только Пашины кроссовки!

— Мам, там нет моих кроссовок. Там только папина записная книжка!

— Мамочка, я укололась!

— Наташа!..

— Всё! — сказала мама и решительно встала. — Уйду я от вас!

— Куда?! — испугались все.

— В сарай к Дракоше. Может, там мне удастся спокойно поработать. Дракоша, ты не будешь возражать?

— Гы!

— Хоть один человек в этом доме меня понимает… Учитесь!

— Мам, а можно, я помогу тебе мольберт донести? — робко спросил Паша.

— Можно!.. — великодушно разрешила мама.

— А я тогда понесу кисточки! — закричала Маша.

— А я… а я… — огляделся папа и, ничего не найдя, подхватил маму на руки. — А я понесу маму!

— Пусти! Уронишь!

— Не уроню! Это будет слишком большим уроном для нашей семьи!

Папа нёс маму вдоль забора и вдруг увидел торчащую из земли голову в соломенной шляпе.

— Так, значит, это к вам? — задумчиво сказала голова, протирая очки.

— Кто это? — тихо спросила мама, спрыгивая на землю.

— Это наш сосед Афанасий Никитич Чимурин, селекционер, — представил папа наполовину вылезшего из земли соседа. — Рад, что вы решили заглянуть к нам в гости. Хотя, мне кажется, было бы удобнее сделать это через калитку.

— Вы меня неправильно поняли, — пробормотал селекционер. — У себя на участке я обнаружил этот ход и решил посмотреть, куда он ведёт.

— Странно, — сказала мама, разглядывая отверстие, из которого вылез Афанасий Никитич. — Вчера этой дыры здесь не было.

— Да, дыры не было. Зато были арбузы. А теперь пропали.

— Какие арбузы? Те, которые озимые кукубузы?

— Нет, слава бон/, обычные. И свеклопуста простая. И хрен с ними… — махнул рукой Чимурин, — тоже пропал. Сладкий. Но особенно мне огурцов жалко.

— Наверное, они тоже были какие-нибудь необычные? — участливо спросила мама.

— Ещё бы. — Чимурин достал из кармана квадратный огурец.

— А для чего, извините, они такой нестандартной формы?

— Для удобства транспортировки и экономии тары, — объяснил Чимурин. — Представляете, какая выгода народному хозяйству?

Пытаясь представить себе эту выгоду, папа задумался. А мама позвала Пашу и Машу:

— Скажите, пожалуйста, что это такое?

— По-моему, это яма, — пожала плечами Маша.

— Не яма, а самый настоящий подземный ход! — Паша заглянул внутрь. — А куда он ведёт?

— Он ведёт к пропаже фруктов и овощей у Афанасия Никитича, — объяснил папа.

— Это не мы! — в один голос заявили дети.

— Да нет, я ничего такого и не думал! — стал извиняться Чимурин. — Просто, если вы вдруг кого-нибудь заметите, сообщите мне, пожалуйста.

Повертев в руках квадратный огурец, он достал из кармана ещё два:

— А огурчики себе оставьте… Очень вкусные уродились.

Папа покосился на огурцы.

— Нет, вкус у них обыкновенный! Ещё раз извините за беспокойство. — И селекционер полез обратно в дыру.

— Вы меня тоже извините, — сказала мама. — Но может, вам будет удобнее через калитку?

— Да-да, конечно!.. — спохватился Чимурин. — Это я по рассеянности.

— Почти все великие люди были рассеянными… — глядя ему вслед, заметил папа и рассеянно откусил огурец. — Надо же, действительно вкусные!

— Очень вкусные! — подтвердил подошедший Дракоша.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Маша. — Ты же не пробовал.

— Пробовал, — сказал Дракоша.

— Да? — заинтересовался папа. — А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее!

Никаких особо интересных подробностей Дракоша не сообщил. Просто ночью ему очень захотелось есть, гы… И он съел несколько огурцов, гы… А что нельзя, гы?..

Папе пришлось объяснять, что брать чужое нехорошо. И даже прочесть небольшую лекцию о частной собственности.

— Скажи, Дракоша, а арбузы у Чимурина вкусные? — поинтересовалась Маша.

— А что такое арбузы?

— Ну, снаружи они такие зелёные и полосатые, а внутри — красные и сладкие, — объяснил Паша.

— Дракоша не ел арбузы, — покачал головой Дракоша. — Огурцы ел. Арбузы нет.

— Понятно. Значит, чимуринский огород приглянулся не только нашему Дракоше. Воруют, — сказал папа.

— А давайте устроим этим ворам ловушку! — предложил Паша. — Пап, у тебя есть деньги?

— А зачем?

— У меня есть хорошая идея!

— На хорошую идею никаких денег не жалко!

Говорят, что идеи витают в воздухе. Говорят так в переносном смысле. Но через час Пашина идея витала в воздухе в самом прямом смысле слова.

— Папа, что это такое? — Дракоша с восхищением глядел на огромную связку воздушных шаров.

— Это воздушные шарики.

— А для чего они нужны?

— Для красоты, — объяснила Маша. — Видишь, какие они красивые?

— Но сейчас они нам нужны для одного очень важного дела! — поправил её брат.

В окошко сарая осторожно просунулась голова Маши:

— Мамочка, извини, пожалуйста, но ты нам очень нужна!

Узнав, зачем именно она нужна, Наталья Юрьевна отложила бумагу и принялась раскрашивать воздушные шарики.

Воздушные арбузы получились как настоящие.

— Неплохо. Даже хочется их попробовать, — оценил работу папа.

Рано утром, когда все ещё спали, в саду Чимурина послышались голоса. Голоса эти принадлежали уже знакомым нам местным жуликам Посиделову и Побежалову.

Неудачная попытка ограбить дом Дружининых и встреча с Дракошей в сарае произвела на них сильное впечатление, и напарники решили бросить воровство… Но не затем, чтобы жить честно, а для того, чтобы заняться браконьерством. Встреча с Дракошей на озере произвела на них ещё более сильное впечатление, и они сразу же бросили браконьерство. Но перевоспитываться снова не захотели, а, наоборот, вернулись к старой профессии. Правда, теперь они решили грабить не дома, а огороды.

— Грабить огороды гораздо лучше, чем дома, — объяснял Посиделов напарнику. — Во-первых, работа на свежем воздухе.

Во-вторых, грабёж на огороде успокаивает нервную систему, а главное, на огороде нет таких опасных животных, как в некоторых озёрах и сараях.

— Да? — с сомнением спросил Побежалов.

— Караганда! Книжки читать надо! Самое опасное животное на огороде — колорадский жук.

— А он не ядовитый?

— С кем приходится работать!.. — вздохнул Посиделов. — Ну, ты сам подумай, дурья твоя башка. Мы вчера этот огород обчистили?

— Обчистили, — подтвердил Побежалов.

— И никто ядовитый тебя не укусил?

— Не укусил. Наоборот.

— Как это? — удивился Посиделов.

— Я вчера помидор с дерева укусил, до сих пор зуб болит, — сморщился Побежалов.

— А ты думай, что кусать и где! Помидоры разве на деревьях растут?

— Нет.

— Вот ты их и не кусай! А то всю жизнь на зубных врачей воровать будешь!

Проходя мимо дома Дружининых, Побежалов заметил оставленную на заборе бейсболку.

— Козырная шапочка!

Шапочка тут же перекочевала на голову Посиделова.

— Я — мозг нашей организации, — объяснил он. — А мозгу перегреваться нельзя.

Раздвинув доски чимуринского забора, жулики бесшумно проникли в огород. Побежалов нервничал и всё время оглядывался.

— Перестань вертеть головой, режь арбузы. — Посиделов указал на грядку. — А я пойду гляну, чем тут ещё можно поживиться.

— Арбузы так арбузы… — пробормотал Побежалов и пополз вдоль грядки, срезая арбузы.

Если бы он оглянулся, то увидел, как стая только что срезанных арбузов, плавно покачиваясь, поднимается в небо.

Но Побежалов продолжал ползти вперёд, что-то бормоча себе под нос. Добравшись до последнего арбуза, он обернулся и…

— Куда?! Стой!..

Однако сколько он ни прыгал, ни одного летающего «арбуза» не достал.

Тогда он вернулся к грядке, где на ветру покачивался последний несрезанный «арбуз». Отчаянным вратарским броском Побежалов накрыл его. На футбольном матче болельщики наградили бы его бурными и продолжительными аплодисментами…

— Ты чего это разлёгся? — хмуро сказал Посиделов. — Арбузы срезал?

— Срезал.

— А где они? — огляделся Посиделов.

— Улетели.

— Кто улетел?

— Арбузы, — плачущим голосом произнёс Побежалов. — Честное слово, улетели! Вот, последний остался! Еле поймал…

— Что ты мне мозги крутишь?! Арбуз как арбуз, — оглядел его Посиделов и достал нож. — Дай сюда!

— Летающий, говоришь?.. — усмехнулся он и со всего размаха воткнул нож в «арбуз»…

Эффект был ошеломительный. Посиделов решил, что взорвалась граната, а Побежалов — что по ним стреляют из противотанкового ружья. В одно мгновение жулики перемахнули через забор и скрылись в неизвестном даже им самим направлении.

Наутро баба Клава рассказывала маме:

— Представляете, выхожу я утром корову доить и вижу: летят…

— Кто?

— Арбузы, — прошептала соседка. — Целая стая.

— Не может быть! — улыбнулась мама.

— Почему не может? — подошёл к ним папа. — Наверное, на юг полетели… Осень скоро.

— А мне кажется, — сказала баба Клава, — что это ваш сосед Чимурин новый сорт арбузов вывел. Ведь есть же, говорят, воздушная кукуруза!

 

Глава третья. Обменный забор

Днём на участок Дружининых зашёл Чимурин и, увидев папу, начал горячо благодарить его за спасение плодов научного труда от варварского расхищения.

— Ну что вы!.. — сказал Сергей Викторович. — Помогать ближнему — это наш долг.

— Кстати, — ухватился за его слова селекционер, — вы обещали мне помочь в расчёте одного моего проекта!

— Что за проект?

— Экологический проект века! Поглощение и перерабатывание сахарного песка тополем.

— Хотите сделать тополиное варенье?

— Вовсе нет. Хочу избавить родной край от тополиного пуха. Чтобы он не разлетался и не мешал дворникам отдыхать.

— А что же тогда будет разлетаться? — заинтересовался папа.

— Как — что? Сахарная вата! И вкусно, и полезно. И большой экономический эффект, между прочим!

— Так в чём проблема? — спросил папа.

— Тополь не хочет перерабатывать сахар. Вот я и подумал: а нельзя ли просчитать результат скрещивания на компьютере? Компьютер ведь быстро считает, а?

Поняв, что отвертеться не удастся, папа повёл Чимурина в свой кабинет.

Селекционер был на редкость настойчив в достижении своей цели. Папе пришлось в этом убедиться буквально через каких-нибудь пять часов.

— Ничего не получается, — в очередной раз объявил он. — Не хочет соединяться тополь с сахаром.

— Мало ли что не хочет! — горячился Чимурин. — Должен соединиться! Нет таких задач, с которыми бы не справился человеческий гений!

— Видите ли, — заметил папа, — мне кажется, что как раз с этой задачей человеческому гению лучше не справляться.

— Почему? — опешил Чимурин.

— Это приведёт к тому, что дети съедят весь тополиный запас страны!

— Вы думаете?..

— Не думаю, а уверен! — Не дав селекционеру опомниться, папа перешёл в атаку. — Тополиный пух разносит семена тополя, правильно? А если это будет сахарная вата, то представляете, что будет?!

— И дети будут сыты, и дворники целы!

Сергей Викторович сурово покачал головой:

— Дети начнут есть эту вату, а вместе с ней и семена тополя… Новые тополя никогда не вырастут! А ведь они вырабатывают кислород…

— Об этом я как-то не подумал, — растерялся Чимурин.

— А надо было подумать! — Папа заходил по комнате. — Без кислорода люди начнут задыхаться и убегут из города! Города опустеют!

— Неужели?

— И это только начало. Из городов все ринутся в леса, а там повсюду ваша сахарная вата! После дождя она превратится в сладкие лужи. Налетят пчёлы! Начнут кусать людей! Люди распухнут, позеленеют от злости и станут похожи на толстых зелёных драконов! Вы этого хотите?!

— Нет! Не хочу!..

— Впрочем, может быть, я не прав, — неожиданно улыбнулся папа. — Так что идите домой и подумайте сами. Стоит ли нам создавать такой гибрид века?

Ошарашенный Чимурин пошёл к выходу. И прямо в дверях нос к носу столкнулся с Дракошей…

Когда селекционер пришёл в себя, он уже лежал на диване, а папа заботливо обмахивал его газетой.

— Что это было? — слабым голосом спросил Чимурин.

— Где?

— Там… Зелёный… Гибрид века…

— Я думаю, это было видение. Точнее, предупреждение: до чего мы можем довести человечество. Не расстраивайтесь, Афанасий Никитич! Попробуйте скрестить что-нибудь другое с чем-нибудь другим.

— Спасибо! Вы мне открыли глаза!

— Жаль, что никто не видел, как я спас человечество, — вздохнул Сергей Викторович, глядя Чимурину вслед.

— Афанасий Никитич передал вам огромное спасибо, — сообщила за обедом мама. — У него сегодня ничего не пропало.

— Ура! — закричали Паша и Маша.

— Зато у нас пропало, — сказал папа. — Я свою бейсболку не могу найти…

— Ты же сам её вчера на заборе оставил, — напомнила мама.

Но на заборе бейсболки не оказалось. Не оказалось её и под забором, и рядом с забором.

— Наверное, кто-нибудь взял, — вздохнул папа.

— Вот и хорошо, — обрадовалась мама. — Я её давно хотела выкинуть. И вообще от старых вещей надо избавляться. А то их столько накапливается. Не знаешь, куда девать…

Предложение всем понравилось. И работа закипела.

Папа нёс к забору свою старую куртку, когда его обогнал Паша с кроссовками.

— Паш, мы же тебе их совсем недавно купили, — удивился Сергей Викторович. — Этой весной!

— Они мне уже малы!

— Надо же, как у детей от свежего воздуха ноги растут! — покачал головой папа.

Один Дракоша не принимал в этом участия.

— Мама Наташа! — сказал он. — Никто эти вещи брать не будет.

— Почему?

— Папа Серёжа говорил, что чужое брать нехорошо…

— А ведь ты прав! — сказала мама. И вскоре на заборе появился небольшой плакат:

Это ненужные вещи, забирайте их, пожалуйста!

На следующий день в незапертую калитку вошёл участковый Огурцов. Он сокрушённо покачал головой и повернулся к папе и маме:

— Что же это вы делаете, граждане?!

— А что мы делаем? — удивился папа.

— Преступность разводите, вот что! Разве можно оставлять вещи на заборе, особенно в наше время?

— Конечно можно. Даже нужно! — убеждённо ответила мама. — А может быть, они кому-нибудь пригодятся…

— Ну, не знаю, не знаю, — покачал головой участковый. — Всё-таки странные вы какие-то…

В этот момент мимо них на одной ноге проскакал Паша, пытаясь на ходу надеть кроссовку на другую ногу:

— Ма, гляди! Вместо моих кроссовок на заборе другие появились! Как раз мой размерчик!

— Вот видите! — обратилась мама к Огурцову.

— Ничего не понимаю! — развёл руками Огурцов.

— А чего тут понимать? Круговорот вещей на заборе. Между прочим, я подумал, что слово «забор» происходит от слова «забирать». А вы как думаете? — спросил папа Огурцова.

— Не знаю. «Забирать» в нашей профессии означает совсем другое. Ну, в общем, я вас предупредил, а вы смотрите!

Участковый вышел, аккуратно закрыв за собой калитку. Но буквально через секунду калитка приоткрылась.

— Вы знаете, я тут подумал, — смущённо произнёс Огурцов. — Мало ли… Всякое бывает… У меня тридцатый… Сами понимаете, маловат. Так что если на вашем заборе вдруг пистолет сорок пятого калибра появится, сообщите, пожалуйста!

 

Глава четвёртая. Удар хвостом

Приготовление обеда — занятие важное и ответственное. Чуть зазеваешься — и котлеты сгорели, одно неверное движение — и суп пересолен. Поэтому обычно мамы не любят присутствия посторонних на кухне.

Сергей Викторович, конечно, не был посторонним. К тому же из кухни так вкусно пахло, что папа не выдержал и пошёл на запах.

— Что у нас сегодня на обед? — попытался он заглянуть через мамино плечо.

— Серёжа! — укоризненно покачала головой мама. — Не подсматривай! Приготовлю — узнаешь.

— Ну, скажи! — не отставал папа. — Чего тебе, жалко, что ли?

— Ладно уж, так и быть. Это очень оригинальное блюдо. Смотри… — показала мама на сковородку.

На сковороде лежала еловая шишка.

— Действительно оригинально… — почесал в затылке папа.

— Попал! Мимо! Попал! Мимо! — донеслись с улицы голоса Паши и Дракоши.

Папа выглянул в окно:

— Похоже, боевые действия в самом разгаре.

— Серёжа, разберись, пожалуйста! — попросила мама, выуживая шишку из сковороды.

— Есть разобраться! — козырнул папа. Но при выходе из дома был остановлен прямым попаданием шишки в лоб.

— Убит! — сказал Сергей Викторович, поднимая шишку с земли.

— Извини, пап, мы не нарочно, — выглянул из-за дерева Паша. — Мы с Дракошей в дуэль играем.

— Достойное занятие для двух джентльменов, — кивнул папа. — Но я бы предложил поиграть во что-нибудь более мирное.

— А во что? — спросил Дракоша, высовываясь из-за другого дерева.

— Например, в бадминтон.

— Можно и в бадминтон, — сказал Паша и побежал в дом за ракетками.

— Главное — это правильная организация досуга! — гордо заявил папа, входя на кухню.

При этих словах в окно влетел воланчик и, описав над головой папы красивую дугу, опустился точно в центр сковородки.

Мама покачала головой:

— Если так пойдёт дальше, на обед у нас будут жареные воланчики!

— Ерунда! — махнул рукой папа. — Как говорят артиллеристы: «Снаряд дважды в одну и ту же воронку не попадает».

— По всей видимости, к сковородке это не относится. — Мама подцепила воланчик вилкой. — Отдай его ребятам и попроси, чтобы отошли подальше.

— Боюсь, на обед у нас будет отварной футбольный мяч, фаршированный шишками и воланчиками, — выглянул в окно папа. — Пришёл Макс, и они собираются играть в футбол…

И Сергей Викторович решительно направился к двери.

За то короткое время, пока он шёл, счёт на поле успел стать почти разгромным — 5:0. Объяснялось это очень просто: Паша и Макс играли против Маши и Дракоши.

Когда папа вышел, Паша как раз совершал стремительный проход по левому флангу.

— Пашка, пасуй! — закричал Макс.

Дракоша обернулся на его крик и хвостом «подсёк» Пашу.

— Подножка! — закричал Паша с земли.

— А хвостом не считается! — закричала в ответ Маша.

— Нет, считается! — поддержал своих Макс.

Дракоша недоумённо переводил взгляд с одного спорящего на другого. И тут в спор вмешался папа.

— Не стыдно? — укоризненно посмотрел он на Пашу и Макса. — Маленьких обыграли!

— А больше играть некому! — стали оправдываться мальчишки.

— Как это некому! — возмутился Сергей Викторович. — А я?.. Я знаете как в детстве на воротах стоял!

— Ура!.. — Маша обняла Дракошу. — Теперь мы у них точно выиграем!

Игра пошла совсем в другую сторону. Как ни старались Паша и Макс, забить им больше не удавалось. Папа стоял на воротах, как лев. Тем более что прямо за его воротами было окно на кухню, где мама готовила обед. Очень скоро счёт сравнялся.

Воодушевлённый успехом, Сергей Викторович решил забить гол прямо от ворот, но перестарался — мяч перелетел через забор.

Обе команды бросились за ним, но не успели они добежать до калитки, как она открылась и вошёл участковый Огурцов. В руках он держал мяч.

— Так-так, — обвёл он всех строгим взглядом. — Значит, в футбол играем?

— А что — нельзя? — спросил папа, пытаясь загородить собой Дракошу.