По кривой дорожке

Филипс Джадсон

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Телефон упорствовал. Измотанный Питер Стайлз, наконец добравшийся до постели, притворялся, будто не слышит. Вот трубку положили, но тут же снова набрали этот не значившийся в справочнике номер. Целую неделю Стайлз, попав в горнило греко — турецкой войны на Кипре, не мог уснуть под бесконечные перестрелки и бомбардировки. Он улетел с Кипра британским самолетом, потом пересел на американский до Нью — Йорка. Чуть не ползком добрался до своей квартиры па Ирвинг — плейс, позвонил в «Ньюсвью» (в этом журнале он работал), узнал, что его начальник Фрэнк Девери в Вашингтоне, и, попросив бодрую и деловитую секретаршу Элли Уилсон, чтобы его не трогали сутки, провалился в сон. Звонки буравили нервы, точно бормашина.

Наконец ради самозащиты Питер потянулся к столику и снял трубку.

— Алло?

— Питер, прости, что звоню…

Женский голос. Незнакомый.

— Да кто это, черт возьми?

— Это я, Элли.

— Какая такая Элли? — туго соображал он.

— Элли Уилсон.

— А — а. Просил же тебя, Элли…

— Питер, у меня огромная неприятность… — Голос звучал сбивчиво, перепуганно, совсем непохоже на Элли Уилсон, всегда собранную и уверенную в себе.

— Элли, завтра я для тебя на все готов. Но сейчас никаких нету сил…

— Питер, я… мне совсем худо!

— А сколько сейчас времени?

— Три часа.

— Ночи?!

— Да. Но ты, умоляю, приезжай! Я у знакомых, на углу четырнадцатой и Парка. Не так уж далеко от тебя.

— Ох, по, ей — богу, Элли…

— Питер!!! — То был вопль отчаяния.

Он знал ее достаточно хорошо и, прочухавшись, уже не сомневался: произошло что‑то серьезное. Элли Уилсон умела одолевать любые сложности и никогда не паниковала. Теперь же вроде как одурела от страха.

— Ладно, приду, коли так уж важно, — буркнул он.

Она назвала номер дома.

— Фамилия — Вордвел.

— А Джордж‑то где? Он не сгодится?

Джордж был муж Элли.

— Нет! Только не Джордж!

— Минут через двадцать буду, — пообещал Питер, — Если не явлюсь, звякни еще, а то вдруг засну стоймя.

Будто лунатик, Питер доковылял в ванную, ополоснул лицо. Увидел в зеркале субъекта, мечтающего лишь поспать. Волосы перьями, под глазами круги. Не худо бы побриться и влезть под душ, но, похоже, медлить нельзя.

Питер вернулся в спальню, подобрал себе одежду — серые брюки, летняя коричневая твидовая куртка, черная водолазка. Деньги, документы, трубку и кисет рассовал по карманам. С вожделением глянув на кровать, чертыхпулся и вышел на улицу. Надо отшагать три с лишним квартала до ночной закусочной, куда заглядывают таксисты пожевать и глотнуть кофе. Он помахал пятидолларовой бумажкой перед носом пившего кофе сердитого шофера, чтобы тот проехал семнадцать кварталов.

Дом оказался современным, многоквартирным. В вестибюле восседал швейцар.

— К Вордвелу, — сообщил ему Питер.

— К доктору?

— Сколько их тут у вас? Сообщите им всем: приехал Стайлз.

Швейцар подошел к коммутатору. Ответили сразу же:

— Можете подняться. Пятый этаж, квартира пять — три.

Когда Питер вышел из лифта, в дверях квартиры его уже поджидала седая женщина в бледно — голубом халате.

— Фрэнсина Вордвел, — назвалась она. — Хорошо, что вы пришли.

— Как тут Элли? Заболела, что ли?

— А она вам не рассказала по телефону?

— Да нет.

— Я вас к ней отведу.

Врачебный кабинет явно помещался где‑то еще, здесь только жилые комнаты. Хозяйка привела Питера в спальню для гостей. В постели, откинувшись на груду подушек, сидела Элли. Халат был велик ей, наверное, хозяйкин. Элли — женщина маленькая, складненькая, лет тридцати. Приятный овал лица подчеркнут четкими линиями крупного рта. Ее волосы — золотисто — рыжие — сейчас разметались по подушке. Питер припомнил, что прежде ни разу не видел ее без очков в роговой оправе, и прическа всегда была строгая, волосы собраны узлом на шее. Сейчас она выглядела мягче, ранимей.

Чуть взглянув на Пит — зра, Элли отвернулась. Он нахмурился: рот у нее вроде бы распух с одного боку.

К Питеру подошел симпатичный седовласый человек в шелковом халате

— Фред Вордвел, — представился он, крепко пожав Питеру руку. — Могу вас заверить, серьезных повреждений — физических — пег.

От двери Фрзнсина Вордвел спросила Питера, не хочет ли он кофе. Питер с радостью согласился, сказал, что хоть немного разгонит сон.

Доктор взглянул на него с удивлением:

— Думаю, сон и так с вас слетит.

И Питер остался наедине с Элли. Она все не оборачивалась.

— Ну что же случилось, детка? — спросил Питер.

— Меня из — на — си — ло — ва‑ли, — по слогам выговорила Элли и, прикрыв лицо руками, стала плакать.

Питер присел на край кровати. Собрался погладить Элли по щеке, но передумал. Пусть сама заговорит. А в нем накипал гнев: в каком же поганом мире мы обитаем! Он только что вернулся из той части этого мира, где простых, ни в чем не повинных людей сваливали в братские могилы, а убийцам доставляло удовольствие убивать. Но там хоть каким‑то слабым подобием объяснения служит религиозная истерия. А насилие, когда один против одной, это дикость, это зверство.

Впрочем, на сей раз оказалось против одной — двое. Чуть погодя Элли, запинаясь, рассказала обо всем. Она допоздна задержалась в «Ньюсвью»: Фрэнк Девери хотел иметь ее под рукой на случай, если в Вашингтоне объявится что важное. Около одиннадцати позвонил, что дальше сидеть не надо, извинился, что задержал. Она пошла домой, а живут они с Джорджем близко от редакции. Какие‑то двое, она их толком и не разглядела, набросились на нее и затащили в проулок. Один приставил ей нож к горлу, а другой, порвав на ней платье и белье, надругался над ней грубо и зло. Сделав это, он перенял нож, и тогда второй совершил насилие над беспомощной женщиной.

— Я подумала… если сопротивляться… убьют, — задыхаясь, выговорила Элли. — Я не хотела умирать. А теперь не знаю… лучше бы уж убили. — Она так и не подняла глаз на Питера, но схватилась за его руку, будто за спасательный круг.

— А как ты здесь очутилась? — спросил Питер.

— Доктор Вордвел лечит меня с детства. Он мне как друг.

— В полицию звонили?

— Нет!

— Ведь на то есть особый помер.

— Ни за что!!! — яростно, протестующе вскрикнула она.

Питер начал понимать, почему тут нет Джорджа и почему от него надо таиться. Всего год как они с Элли поженились. Джордж немного моложе Элли. В «Ньюсвью» он ведет полицейскую хронику. В журнал его рекомендовал один из друзей Девери, выпускающий провинциальную газетку где‑то в Огайо. Новичка следовало ввести в курс дела, растолковать, что к чему, и первым его наставником была Элли Сондерс, сосредоточенная н опытная секретарша главного. Элли, которой до сих пор никто не приглянулся, которая, подозревали, подобно многим секретаршам, влюблена лишь в своего шефа и которой грозило остаться старой девой, вдруг видит, что за ней пылко ухаживает молодой Джордж Уилсон. Питеру в жизни не попадался человек, так страстно и безоглядно влюбленный. Поначалу Элли удивилась, может, даже постаралась убедить себя, что такое не про нее, что Джордж слишком уж молод и наивен, но внезапно сработала какая‑то пружинка, рухнула внутренняя преграда, и она столь же безоглядно влюбилась в него. Потом свадьба. Девери был посаженым отцом, а Питер — шафером жениха. Молодые, подозревал Питер, впервые были близки в первую брачную ночь, как это пи старомодно в наш век и в их возрасте. После медового месяца нечего было и спрашивать, все ли гладко. Оба сияли, точно огни рождественской елки. Счастливые до смешного.

А теперь вот это.

Нет, Джордж не стал бы винить ее, что не сопротивлялась, пусть ценой жизни, объясняла Элли. И не о прощении речь.

— Но узнай он, и ему уже никогда не забыть, что я… что мной овладели эти два животных, что меня… — Она запнулась, усмехнувшись почти истерически. — Нелепое слово — овладели. Точно в рапорте полицейского. Эти двое подонков взяли принадлежащее только Джорджу. Я никогда не стану для него прежней, сколько бы он ни старался забыть. Если узнает… что угодно, только не это. Кроме тебя и Вордвелов, никто не знает. И энать не должен. Ни Фрэнк, ни другие.

— А меня, детка, почему подключила? — ласково осведомился Питер. — Я, конечно, сделаю, как ты скажешь. Только сначала послушай, что я думаю. Но зачем тебе именно я?

— Затем, что… я еще не все рассказала.

Питер, недоумевая, ждал продолжения.

— Когда… когда они покончили со мной, — Элли изо всех сил старалась держать себя в руках, — второй, который еще… еще… он прошептал мне: «Передай своему боссу, пускай отвяжется, иначе это только начало».

— Отвяжется в каком смысле?

— Понятия не имею, Питер. Я… я была почти без сознания. Когда мерзавец этот шептал, не было сил спросить, про что он. Да и скрылись они быстро. Бросили меня там, в проулке. Я кое‑как прикрылась и вот… пришла сюда. Такси взять побоялась, еще заметит шофер, что на мне все порвано.

— А лица их ты совсем не разглядела?

— Там была кромешная тьма. И очки… мне очки сбили сразу.

— А голоса узнаешь?

— Нет. Первый тут же приставил мне к горлу нож — такой, знаешь, лезвие выскакивает, чуть нажмешь. И зашептал, что вспорет мне глотку, посмей я шелохнуться. Другой шептал уже в конце. Я, по сути, и не слышала их голосов. Какие‑то животные звуки, когда они… О господи!

— Но что же ты Джорджу скажешь?

— Вот почему нужпа твоя помощь, Питер.

— А именно?

— Прошу, соври. Может, потребуется много врать.

— Всегда пожалуйста. — Гнев Питера не утихал. — Ну подонки…

— Ты бы позвонил Джорджу, — продолжала Элли. — Скажи ему: вернулся, мол, из Греции сегодня вечером… вчера вечером.

— Так оно и есть.

— Позвонил мне в редакцию. Это тоже правда. И попросил — ну что‑то сделать для тебя.

— Опять правда. Попросил не звонить мне! Извини, Элли, шучу глупо.

— Попросил меня поехать куда‑то на два — три дня. Раньше мне не оправиться, Питер, не хватит смелости встретиться с ним. Ты будто собирался позвонить Джорджу и объяснить ему, но так измучился, что уснул, но застав его сразу. Проснулся — вот только что — и вспомнил. Ты очень огорчен, Джордж‑то, наверно, сейчас с ума. уже сходит. Наверняка звонил в редакцию и узнал, что я ушла около одиннадцати. Пять часов назад.

— Заставлю его поверить. И если желаешь, действительно отправлю тебя из города. На Кипре я познакомился с одним американцем. Зовут парня Гаролд Мэррит. Он сражается в греческом отряде и просил меня на словах передать кое‑что семье — в Филадельфии. Съезди туда на пару дней, найди Мэрритов. Так что все будет четко — на случай проверки. Скажу Джорджу, что не знаю, где ты остановилась, ты мне утром сообщи по телефону. Поручение настоящее. И хоть как‑то отвлечет тебя.

Элли повернулась к Питеру, на секунду прильнула щекой к его руке.

— Счастливо, Питер.

Вордвелы сидели на кухне, где на столе стояли три чашки и кофейник.

— Я решила не носить кофе туда, — сказала Фрэнсина Вордвел. — Элли начала рассказывать, я и побоялась, что появлюсь некстати.

Доктор Вордвел посмотрел на Питера добрыми усталыми глазами.

— Управитесь с Джорджем?

— Если разрешите воспользоваться вашим телефоном.

— Разумеется. Вон на стене висит, и в гостиной есть, если Желаете поговорить наедине.

— Нет, вы тоже послушайте, — возразил Питер. — Чтобы мне не объяснять вам все заново. Только вот — вы говорите, физических повреждений нет?

— Повреждения‑то есть, — ответил доктор. — Ее словно колошматили. Вся в синяках. Но насколько я могу судить…

— Может, ей лечь в больницу?

— Она — ни в какую. Ведь тогда все откроется. В кабинет‑то ко мне не пошла, медсестры побоялась.

Питер подошел к телефону. Отыскав в справочнике, набрал номер Уилсонов. Трубку сняли с первым гудком.

— Джордж? Это Питер.

— Господи, Питер! Что с ней? — отрывисто спросил Джордж Уилсон.

— С ней полный порядок, Джордж. Ничего не случилось. А вот я перед тобой должен крепко извиниться.

— Уже пять часов как она ушла из редакции. Даже больше! Почему же она не позвонит? Что происходит?

— Понимаешь, я только вчера из Греции. Вернулся совсем поздно, — пустился в объяснения Питер. — А мне нужно было послать кого‑нибудь в Филадельфию, к родителям парня, который сражается в Греции. Элли и согласилась поехать. Ты мотался где‑то, она никак не могла поймать тебя. Мы договорились, что дозвонюсь я. Чтобы ты не беспокоился.

— Ничего себе, не беспокоился! Да я тут чуть не рехнулся, Питер!

— Могу себе представить! И все из‑за меня. Я суток пять толком не спал. Звонил тебе, звонил, а потом вмиг отключился. Как лампочка. Проснулся вот только что и вспоминаю: тебя‑то так и не поймал. Уж постарайся простить меня.

— Но где же Элли?

— В Филадельфии. А где остановилась, не знаю. Скорее всего в каком‑нибудь отеле в районе вокзала на Бродстрит. Позвонит мне утром. Тебе она звонить не собиралась, считая, что ты в курсе. Моя тут вина. Еще раз извиняюсь! Давай спи, Джордж. Как только Элли позвонит, скажу, пусть и тебе звонит. Может, она и сама утром звякнет. Когда решит, что ты уже проснулся.

— Лезет тут в голову всякое, — пожаловался Джордж, словно ничего не слыша. — Авария, убийство, изнасилование. Бог знает что!

— Ну, кончай сочинять, — сказал Питер. Щека у него дернулась. — Филадельфия — город братской любви. — Он повесил трубку.

— Купился? — спросил доктор.

— Почему бы и нет? Но, как вы понимаете, Элли придется отправиться в Филадельфию. Эти люди живут там на самом деле. И ей какое‑то занятие, пусть в себя малость придет, прежде чем Джорджу показываться.

— Вот с платьем беда, — посетовала Фрэнсина Вордвел. — Ее — все в клочьях. А мои вещи ей велики.

— Заверните ее во что‑нибудь и отправьте ближайшим поездом. Туда идут с Пенсильванского вокзала, по — моему, каждый час. — Питер вытащил бумажник. От заграничной поездки у него осталось много денег, гораздо больше, чем носишь с собой обычно. — Как приедет туда, купит себе что‑нибудь.

— А Джордж не удивится, что на — ней все новое?

— Он до того обрадуется встрече, что ничего и не заметит. Спасибо за кофе. Пойду успокою Элли, расскажу про Джорджа, и пора.

Хмурым шел он по коридору. «Скажи своему боссу: если он не отвяжется…»

Элли встретила его тревожным взглядом.

— С Джорджем поговорил, — сообщил он. — Переволновался он здорово. Видно, очень тебя любит. Ух, как разозлился на меня, что я заснул, не дозвонившись. Не предупредил я, понимаешь, что уехала в Филадельфию. Утром, надеется, ты позвонишь.

— Спасибо тебе, Питер. Спасибо, огромное спасибо.

Он взял ее за руку. Пальцы были ледяные.

— Я отсутствовал почти месяц из‑за этих греческих дел. От чего должен отвязаться Фрэнк?

— Не знаю, Питер, ничего не знаю. Может, всего‑то хотели, чтобы в журнале не печатали про то… что случилось со мной.

— Может, и так, — хмуро ответил Питер. «Передай своему боссу…» велели они. Значит, кто ее босс, им известно. А если приказ для Девери, стало быть, караулили они именно ее, поджидали, пока выйдет из редакции.

— Скажу Фрэнку: мне позвонили среди ночи и велели передать, чтобы он отвязался, а то ему плохо будет.

— И что толку? — спросила Элли.

— Может, выйду на этих двух подонков, а уж если выйду, покажу я им проулочек!

— Опи… они прямо звери, Питер.

— Я и сам не очень‑то добренький, когда меня заведут. А уж сейчас, детка, меня завели!

Он передал ей длинное и довольно путаное поручение к родителям Гаролда Мэррита. У парня все было ладно, когда Питер виделся с ним, но в боях никто не застрахован. У парня были заботы, о которых полезно знать родителям — па всякий случай.

Кончив наставления, Питер наклонился и поцеловал Элли в щеку.

— Приходи в себя, детка. Это пе конец света. Ну, попала в аварию. Аварии приключаются каждый день. Ты цела и невредима, а остальное все пройдет и забудется.

— Может, наступит день, и мне все представится тоже в таком вот свете, — произнесла Элли и отвернулась, пряча слезы.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Фрэнк Девери, главный редактор и идейный вдохновитель «Ньюсвью» — еженедельника, обгонявшего сейчас по тиражу своих ближайших конкурентов, — был ростом мал, коренаст, а глаза его пронзительно блестели. Сторонний наблюдатель принял бы Девери за крутого, настырного, властного типа. Сотрудники же знали: Девери — человек бесконечной чуткости и доброты. Вся редакция, начиная с ведущего очеркиста Питера Стайлза до новичка — рассыльного, не моргнув глазом, пошли бы за Фрэнком Девери на битву и на пир в любое время дня и ночи. Девери и Стайлз, искренне уважая профессиональные достоинства друг друга, были еще и близкими друзьями.

Девери каждый день начинал так, ровно шлея под хвост попала: вопил приказания, требовал объяснений, почему не сделано то‑то и то‑то, а если сделано, то неужто не умели справиться получше? С год назад он бросил курить — раньше у него уходило по четыре пачки в день, и теперь почти все время или жевал незажженную сигару (сигар он терпеть не мог), или грыз черенок трубки. Этим утром он беспрестанно выкрикивал вопрос, который эхом перекатывался по всем четырем этажам редакционных и издательских помещений «Ньюсвью»:

— Куда, к черту, делась Элли Уилсон?

Его секретарша да опаздывает. Случай неслыханный. Без нее ему не обойтись, дел накопилось невпроворот: ведь накануне Девери целый день провел в Вашингтоне. На работу Элли ходит пешком, так что задержка из‑за транспортной пробки, крушения в метро отпадает. Он позвонил Уилсонам, ответил сонный Джордж.

— Куда, к черту, подевалась Элли? — рявкнул Девери.

— В Филадельфию, — отвечал Джордж.

— Интересно, чего это она там забыла?

— Питер ее послал. С каким‑то поручением.

— С каким?!

— Не знаю, мистер Девери. Питер собирался звонить мне и все рассказать, но вконец умотался в своей поездке и заснул. Я уж на стену лез, когда он, наконец, позво24 Зарубежный детектив 369

нил — в три ночи, извинился и сказал, что послал Элли в Филадельфию. Вот сижу жду ее звонка.

— Спасу нет! — совсем взъярился Девери. — Почему это усылают мою секретаршу, а мне ни слова! И она хороша! А Питер, так тот вообще свихнулся!

— Я передам ей, чтобы позвонила вам.

— Ах, какое одолл^епие! Премного благодарен! — Девери хлопнул трубкой и зарычал, перепугав девушку из фототеки, присланную ему в помощь: — Разыскать Стайлза!

Но накручивать телефон не пришлось, потому что в эту минуту Питер как раз появился в дверях кабинета. Он стоял за спиной у девушки и улыбался. Девери увидел его, поперхнулся очередной своей тирадой и произнес четко и очень спокойно:

— Сукин ты сын.

— А продолжение вам, пожалуй, лучше не слушать, — кивнул Питер девушке.

Облегченно вздохнув, та выскользнула, прикрыв за собой дверь.

Питер был не в духе. Раздражение Девери вполне справедливо. Нельзя же, в самом деле, не спросясь, отсылать из редакции ключевого работника. Знай Девери правду, он, конечно, согласился бы отпустить Элли, дать ей время прийти в себя. Поручение к Мэрритам — предлог жидковатый, но Питер все‑таки дал Девери этот вариант.

— И когда прикажешь ждать ее обратно?

— Через пару дней.

Девери не взорвался, а, наоборот, сказал очень спокойно:

— Брось меня дурачить. Мы, Питер, уже пятнадцать лет знакомы. Я же тебя насквозь вижу.

— Да нет, этот Мэррит существует по правде. И его семья тоже. И поручение к ним.

— Только незачем посылать туда Элли. Ты спокойно мог снять трубку и передать все сам.

— Мог бы, но…

— У Элли аборт, и она хочет скрыть от Джорджа.

— Мимо.

— Ладно! Ну и сиди на этом, как курица на яйцах, если тебе охота, — бросил Девери. — Обычно у тебя веские причины для твоих выкрутасов. В конце концов сам скажешь, в чем тут дело.

— Спасибо, Фрэнк. Надеюсь, ты понимаешь, я молчу, потому что не имею права говорить.

— Репортер оберегает источники своей информации, — заметил Девери, глаза его сузились. — Ну и что же дальше?

— Я хотел рассказать тебе об одной странной штуке. Сегодня меня среди ночи разбудил телефон. Анонимный звонок.

— Анонимный?

— Да, голос даже не опознать. Шепот. Не то мужчина, не то женщина. Велено передать тебе, чтобы ты «отвязался», не то жди неприятностей.

— От чего же именно я должен отвязаться?

— Он — или она — не объяснил.

— И тогда ты отослал Элли в Филадельфию, — заметил Девери.

— Ну при чем тут Элли!

— Ох и здоров врать! — почти весело воскликнул Девери. — Телефона‑то твоего в справочнике нет. Откуда же его узнать кому‑то? Может, выложишь все начистоту, Питер?

— Да не могу я, Фрэнк! Но скажи мне, что ты стряпаешь? Какой гвоздь? Кто что готовит? Меня, как тебе известно, не было больше месяца.

Деверп взял с пепельницы свою сигару и уставился на изжеванный кончик.

— Лучше ты мне ответь. Элли похитили? Речь идет о выкупе?

— Нет.

— Но есть же какая‑то связь между твоим вопросом о гвозде и отъездом Элли?

Питер ответил лишь взглядом.

— Хорошо, поверим тебе до поры. Но только запомни, старик, я не вчера родился.

— Не зря же ты лучший редактор в журнальном мире.

— Лестью меня не купишь, — Девери откинулся на стуле и сказал: — Бракстон Клауд.

— Финансовый маг и волшебник, мультимиллионер?

— Он. Недавно ему предъявили обвинение во взяточничестве, нарушении антитрестовских законов и еще куче всяких преступлений. Ему и президенту одной из его компаний — «Синее небо», Томпсону Клингеру. Клауд смылся из Америки и прячется где‑то в Коста — Рике. Там не действует закон о выдаче. А вот Клингер должен пойти под суд. Кристиан Элсворт, судья, предоставляет от срочку за отсрочкой. Прокурор по особым делам, который прямо полыхал против Клауда и Клингера, ни с того ни с сего остыл. Некто Лестер Стронг. Адвокат у Клингера — Уинстон Грейвз. Златоуст семидесятых годов. Только проконсультироваться с ним — и то целое состояние отдай. В общем, все это дело с запашком.

— Поэтому ты и отправился в Вашингтон?

— Махинации, сделки, лоббисты, сомнительные политиканы: — Девери стукнул кулаком по столу. — Где‑то в недрах зреет большущий скандал.

— Кому поручена тема?

— Ведет ее Джейк Джекобе. Джорджу Уилсону поручено разузнать все возможное о Лестере Стронге, прокуроре. Стронг — нью — йоркский. Я рассчитывал, и ты, как вернешься, то подключишься. — Девери прищурился. — Элли угрожали? Требовали, чтобы Джордж бросил заниматься Стронгом? Поэтому ты ее услал?

— Сам же говорил, что лгать тебе бесполезно.

— Берись за тему. И, ради бога, с оглядкой. Вдобавок к лоббистам и политиканам замешаны еще профсоюзники во главе с Майком Тоски. Из Вашингтона я вывез ощущение, что за каждым моим шагом следят. Порой крайне неумело. Значит, хотят, чтобы я заметил слежку. Помоги *е мне, Питер. Если кто‑то обидел Элли, потому что она из «Ньюсвью», я Бракстона Клауда и всю его вонючую империю разнесу в клочья.

— В пиковом положении можешь смело рассчитывать и на меня, — сказал Питер.

Пройдя к себе, Питер изучил последние номера «Ньюсвью» и папку с вырезками из других газет, приготовленную Джейком Джекобсом. Джейк, или Джон, Джекобе — лучший репортер — детектив «Ньюсвью», тощий парень, волосы по плечи, взирает на мир сквозь дымчатые очки. На вид легкомысленный, на деле же характер у парня железный, а его хватке позавидовал бы мангуст. Джейк Джекобе числил Девери и Питера в своих почитателях. Писать бойко так и не навострился, но это его ничуть не заботило. Когда‑то он работал шифровальщиком в армии, головоломки и ребусы точно орешки колет, а разок и ему довелось стать газетной сенсацией — он победил былого русского чемпиона по шахматам в неофициальном матче. Когда Джейка бросали на расследование, он добывал факты, проверяя и перепроверяя информацию: Девери не принимал на веру ни единого слова. Покончив с расследованием, Джейк вываливал материа лы на стол Девери и хватался за следующее. Статью в журнал писали другие.

Сейчас Джейк притащил свою специальную папку по делу Бракстона Клауда и его сообщников. Он примостился на краешке стола, без передыха дымя сигаретами и прихлебывая холодный кофе.

— Что ж, Питер, присоединяйся, не стесняйся, как говаривал мой папочка, спец по рекламе. Бракстон Клауд посеял, прости за каламбур, бурю{Клауд — облако, туча (англ.)}, синее небо чернеет на глазах. — Он наблюдал, как Питер роется в фотографиях, заметках, вырезках, и время от времени комментировал: — Вроде бы Джордж Пирпонт Морган изрек: если вас интересует цена, значит, не по карману яхта. У Клауда целых три, и, уверен, ему в голову не влетает спросить, сколько они стоят и во что обходится их содержание.

Питер разглядывал цветную фотографию Бракстона Клауда из «Эсквайра»: рослый, темноволосый мужчина, сочной смуглоты загар, лицо чуть ли не целиком прячется за огромными темными очками — виден только твердый тонкогубый рот. Узкие синие брюки, тенниска. Окружен стайкой красоток, едва прикрытых узенькими ленточками бикини.

— Любитель обнаженного тела наш Бракстон, — заметил Джейк. — По — моему, это его образ на публику. Этакий беззаботный прожигатель жизни. А фактически он слишком занят, времени у него хватает, только чтобы наскоро заняться пепвой попавшейся девочкой. Деньги и подарки он швыряет щедро, так что сентиментальностями можно себя не утруждать. Стоит ему заикнуться, и любая к его услугам.

Еще одна фотография Клауда.

— Джейк, он что, всегда в темных очках?

— На фото — да. А в жизни, как сам понимаешь, не имел чести встречать. К его логову в Коста — Рике не подберешься и на сотню миль. А с остальными причастными к делу я виделся и разговаривал. С Уинстоном Грейвзом, правда, не особо разговорились. Знаменитость. Я к нему: «Доброе утро, мистер Грейвз», а он отрезал: «Убирайся, парень» — и конец беседе. С остальными же потолковал.

— И с этим тоже? — поинтересовался Питер. Он держал в руках фотографию судьи Кристиана Элсворта из апелляционного суда. Типичный судья — седовласый, кустистые нависающие брови, глубоко посаженные глаза, умный взгляд.

— Продался со всеми потрохами, — сказал Джейк. — Доказательства? Попробуй раздобудь. Со времен Уотергейта ребята научились обращаться с деньгами. В ходу красивенькие, без пятнышка наличные.

С фотографии па Питера взглянул толстяк с бледно-желтыми волосами и широкой ухмылкой. Дж. Томпсон Клингер. Вид заурядного администратора, не в меру потребляющего за ленчем мартини.

— Вот и Томми. Смеется сквозь слезы, — прокомментировал Джейк. — Этот перепуган до обморока. Трясется — ну как схлопочет срок за Клаудовы мошенничества. Уинстону Грейвзу с помощью Элсворта, пожалуй, и удастся затянуть дело. Только бы печенка нашего Томми не сдала. Внимание! Внимание! Кто победит? Печень или закон?

— Прокурор. — Питер всматривался в смуглое напряженное лицо Лестера Стронга, федерального прокурора по особым делам.

Джейк скривился, хлебнув холодного кофе, и бросил в чашку сигарету, как бы оберегая себя от оплошности глотнуть ненароком еще.

— Для меня Лестер Стронг — начальное звено.

— А может, больше похоже на конец, а? Прокурор, который наконец‑то настиг злодеев.

— Только что‑то он ослабил хватку, — возразил Джейк. — Вдруг начинает соглашаться на все отсрочки. Позавчера судья Элсворт предоставил еще одну. На месяц. Уже третью. И Стронг вроде бы нехотя, но уступил. Грейвз, который явился, чуть ли не пламя из ноздрей пуская, выразил удивление. Так, слегка.

— Считаешь, Стронга купили? — поинтересовался Питер.

— Месяц назад, когда он еще не пятился, я бы поклялся, что Стронг честен, как господь бог, и так же жаждет правосудия. — Джейк покосился на дым сигареты. — Я уж подумываю даже, может, у него что личное стряслось. К примеру, врач сказал, что жить ему осталось всего полгода, и все стало безразлично. Или, может, с женой какие неприятности. Его жена — особа очень даже с большими причудами — Корал Трейн, писательница.

Питер поднял голову.

— Так Корал Трейн и есть миссис Стронг?

— Вот именно.

Питер отвернулся, стараясь не выдать себя. Давным-давно, только что приехав в Нью — Йорк, он поселился в Виллидже, где пробовал писать романы, и познакомился там с Корал Трейн. Она тоже жила в Виллидже и тоже пробовала писать романы. Какое‑то время Питер и Корал сочиняли роман вместе — роман своей любви, по тот оказался совсем коротким, и оба не без сожаленпя пошли каждый своей дорогой.

— Ты что, знаком с ней? — насторожился Джейк.

В проницательности этот сукин сын не уступал самому Девери.

— Был когда‑то. Хороша была девушка.

— И до сих пор недурна. Но неуловима. Что грызет Лестера Стронга? — спрашиваю я себя. Куда подевалось его рвение? Кому и знать, как не его жене. Прелестной женушке, которая всюду с ним ходит, не пропускает ни одного его выступления в суде. Но последнее время ее совсем не видно, и в суд не пришла, когда он выступал — очень вяло — по делу Томпсона Клингера. Разыскать бы ее да и поговорить, подумал я. Мнение популярной романистки об империи Бракстона Клауда. Но дамочки нет дома. Дамочки нет нигде. Миссис Стронг, говорит мне прислуга, уединяется, когда пишет книгу. Ты, Питер, меня знаешь. Я начинаю копать. И выясняется, прежде Корал никуда не уезжала, когда садилась писать книгу. Так, возможно, Стронг сдал, потому что у него нелады с женой? Очень кстати, что ты знаком с ней, может, заштопаешь для меня эту дырку?

— Попробовать можно, — согласился Питер. — Папку оставишь?

— Само собой. И как я уже говорил, Питер, рад работать с тобой.

Питер взглянул на часы и нахмурился. Почти одиннадцать, а от Элли ничего не слышно.

Оставшись один, Питер поймал себя на том, что вспоминает Корал Трейн. Тогда оба жили только будущим. Проводили долгие часы за машинкой. Вечером встречались, выпивали по мартини и шли обедать во французский ресторанчик па Шеридан — сквер. Гуляли по летним улицам, вели долгие споры о литературе, забредали в маленькие сумрачные картинные галереи, в лавчонки подержанной мебели, к букинистам. Когда‑нибудь в счастливом будущем они накупят книг и картин для красного дома в Виллидже, для своего дома. Все эти месяцы они любили друг друга и спали вместе в огромной кровати Корал. То были беззаботные, чудесные времена.

А потом с первым романом к Корал пришла известность — Лучшая Книга Месяца, экранизация, хвалебные рецензии. Питер, не преуспевший в романах, нанялся в «Ньюсвью» и очень скоро добился популярности как журналист. Успех разлучил их. Корал разъезжала по стране, рекламируя свою книгу. Питера забросило в Каир, он писал репортажи о кризисе на Блнжнем Востоке. Любовь кончилась. Ни упреков, ни сцен — расстались, по — прежнему симпатизируя друг другу. Изредка Питеру вспоминалась Корал — ее стройное красивое тело, темные волосы на подушке, мягкий податливый рот. Но без грусти. Было очень приятно, но все прошло. Итак, миссис Стронг, а для публики по — прежнему Корал Трейн — блестящая писательница, романы которой идут нарасхват.

Питер потянулся к телефону. У Стронгов ответили, что миссис Стронг в отъезде. Секретарша, решил Питер. Наверное, слава обязывает, и без секретарши Корал теперь не обойтись — отвечать на письма, назначать встречи.

— Это Питер Стайлз, ее старый друг, — назвался Питер.

— Ах, Стайлз, — чуть смягчился голос. — Миссис Стронг ваша горячая поклонница.

— Мне необходимо связаться с ней.

— Извините, мистер Стайлз, но давать адрес миссис Стронг не велела. Знаете, иногда она уезжает поработать над книгой в тишине. На критической стадии.

— Но вы‑то имеете с ней связь? Пожалуйста, поинтересуйтесь, нельзя ли мне ее увидеть. Или, может, она позвонит мне.

— Хорошо. Только за скорость не ручаюсь. Понимаете, надо ждать, пока позвонит она.

Едва Питер положил трубку, как дверь распахнулась настежь. В кабинет ворвался Джордж Уилсон, курносое мальчишеское лицо до неузнаваемости искажала бешеная ярость, он метнулся к Питеру.

— Подлец! Трепач! — заорал он и влепил Питеру оплеуху, тот не успел и прикрыться, кое‑как выбрался из‑за стола, а Джордж висел на нем, молотя головой. В самозащите Питер был не новичок, но атака оказалась столь яростной и ошеломляющей, что поначалу растерялся. Короткий удар плашмя по шее Джорджа — и драка мгновенно кончилась. Джордж упал на четвереньки и ошалело мотал головой. Питер коснулся рукой губ: на руке осталась кровь.

Джордж поднял голову, и Питер, смутившись, увидел, что по лицу парня катятся слезы.

— Наврал мне про Элли, — выговорил тот.

— Она в Филадельфии. Поехала туда по моему поручению.

— Опять врешь! — выкрикнул Джордж. Он с трудом поднялся на ноги и оперся о стол Питера: драться ему больше не хотелось. Он сгорбился, плечи тряслись от плача. Питер молча ждал, страшась худшего: с Элли что-то случилось. Звонка от нее так и нет.

— Ее изнасиловали! — задыхаясь, выкрикнул Джордж.

— С чего ты взял?

— Человек. По телефону. Сказал мне, что ее изнасиловали. Двое. И что она ходила к доктору Вордвелу. И за тобой послала. Я звонил Вордвелу. Все правда. Он сам ее осматривал. И ты говорил с ней. Подлец!

— И человек этот?..

— Один из них! — Голос у Джорджа сорвался. — Если мы не отвяжемся, пригрозил он, они… нам отомстят и похлестче. Ну почему она позвонила тебе? Не мне? К чему весь этот бред про Филадельфию?

Глубоко вздохнув, Питер промокнул губу платком.

— Утром она тебе не звонила?

— Нет, зачем? Кто я ей? Муя{всего — навсего! За помощью она кинулась к тебе и Вордвелу.

Питер подошел к шкафу и налил два стаканчика «Джека Даниэла», подвинул один Джорджу и проглотил залпом свой: разбитую губу защипало.

— Возьми себя в руки и выслушай, что произошло. — Он рассказал Джорджу о телефонном звонке среди ночи и о том, как пошел к Вордвелам, где узнал обо всем.

— Но почему ты? — в обиде выкрикнул Джордж.

— Джордж, она же любит тебя. Ей казалось, узнай ты, и у вас все сломается.

— Думала, стану винить ее?

— Нет, не то. Элли чувствовала себя опозоренной, нечистой. Боялась, что, как бы ты ни старался, тебе никогда не забыть. Вот и решила не видеть тебя несколько дней, оправиться немного…

— О боже, Элли!

— Ну что я мог поделать, Джордж? Она же просила! Элли очень мужественная. Я предложил ей съездить в Филадельфию, там и в самом деле есть работенка. При шлось наврать тебе. Я понимаю ее, Джордж, и мне ее очень жалко. А вот сейчас я испугался.

Джордж посмотрел на него покрасневшими глазами.

— Звонок тебе, — пояснил Питер. — Тот тип расстарался, лишь бы ты узнал. Ясно зачем — через тебя известить Девери. Но хоть что‑то объяснил? От чего все-таки мы должны «отвязаться»?

— Ничего не сказал. Лично я работаю по Бракстону Клауду.

— Знаю. И Джейк тоже. И с сегодняшнего утра я. Меня пугает, что Элли все молчит.

— Вордвел сказал, в Филадельфию она уехала пятичасовым.

— Значит, уже пять часов как там, — взглянул Питер на часы. — Уж давно пора бы позвонить.

— А Девери ты говорил?

— Нет. Но теперь ты все равно знаешь — надо. Ему решать: отвязываться или нет?

— Обязательно разыщу этих подонков, — чуть ли не деловито заявил Джордж. — И проучу! Уж я их измордую!

Лицо Девери точно окаменело, когда он слушал рассказ Питера н Джорджа. В мире журналистики угрозы не в новинку. Каждую неделю, стоило журналу появиться в киосках, редакцию захлестывал поток писем — угрожающих, оскорбительных. Иные писавшие были настоящими шизофрениками, притом агрессивными. Но обычно репортеры все‑таки были в безопасности. Правительственные чиновники, служащие крупных корпораций, преступники подпольного мира понимали, что нападать или угрожать газетчикам опасно. Слишком велик риск. Возмездие последует не только от газеты, на которую работает журналист, но и от всей прессы страны. Ни газеты, ни журналы пе публикуют известную им информацию полностью. Ударь журналиста — и с тобой покончено. Но семья репортера? Тут уже таится шанс остановить газетчиков, которые подобрались опасно близко к горячей точке. Доказательство — Девери. Еще никому не удавалось запугать его, но теперь он подумывал, не уступить ли. Джордж Уилсон, совсем крохотный винтик в машине. Ради того, чтобы сломать его, ие стали бы так суетиться. Девери не сомневался — поручение предназначалось ему.

«Передай своему боссу» — приказали Элли, а не «скажи своему мужу».

— На такой риск отважатся только из‑за одного, — заключил Девери. — Из‑за Бракстона Клауда. Кто‑то из наших подобрался опасно близко. Джейк? Он сейчас в бегах, его не разыскать. Ничего особо горяченького он мне не сообщал. А у тебя, Джордж?

Джордж сидел, измочаленный вконец.

— Я под началом у Джейка, — ответил он. — Расследование его.

— Расследование «Ньюсвью», — поправил Девери.

— На мне Лестер Стронг, — продолжал Джордж. — Выясняю, почему он вдруг остыл. Джейк выдвинул версию, что прокурор болен — страшное что‑нибудь. Рак. Или с женой неприятности. Она куда‑то исчезла с горизонта. Про здоровье я ничего не сумел разведать. Нашел врача Стронга. Но он, вполне понятно, распространяться не пожелал. Ни да, ни нет. Миссис Стронг, она же Корал Трейн, писательница, работает, говорят, над новым романом.

— Корал — моя старая приятельница, — вмешался Питер. — Мне Джейк уже про нее говорил, и я сразу же попробовал дозвониться. Где она, мне не сказали, но секретарша обещала передать.

— Самое странное, — покачал Джордж головой, — что раньше ничего такого не бывало. Никогда она не уезжала. Работает дома. Везде с мужем. Это что‑то новенькое. Мне не повезло: так и не разыскал ее. А может, ее отъезд и не имеет никакого касательства к нашей истории.

— Все может быть, — сказал Девери. — Но твоя жена уже пострадала. Неизвестно, Стронга, может, тоже припекло. Может, и его жена в опасности!

— Господи! — воскликнул Джордж.

— Оставь Стронга, — велел Девери. — Питер — друг Корал Трейн. И насколько мне помнится, очень близкий.

— Угу, — подтвердил Питер, избегая чуть насмешливого взгляда Девери. В те старые времена Девери знал об их отношениях и даже, как вспомнил Питер, иногда обедал с ними.

— Вообще, Джордж, — продолжал Девери, — дела Клауда больше не касайся. Подыщу тебе что‑нибудь еще. И вовсю раструбим об этом. И тебя и Элли отошлю из Нью — Йорка. Перемените обстановку.

На селекторе замигал огонек, и Девери снял трубку.

— Тебя! — бросил он Питеру.

Может, Корал, подумал тот. Но тонкий испуганный голосок на другом конце провода принадлежал не Корал. Звонила Элли Уилсон.

— Питер?

— Куда же это ты запропастилась, детка? — воскликнул он. — Мы тут за тебя переволновались.

— Питер, за мной еще в Нью — Йорке начали следить, не успела я от Вордвелов выйти.

— Погоди‑ка, — прервал Питер. — Я у Девери. И Джордж тут, рядом. Он все знает, Элли.

— Ох, Питер, тебе пришлось?..

— Нет, не я. Анонимный звонок. Теперь Джордж знает. И Девери тоже. Так что, пожалуй, я включу микрофон, и мы все будем тебя слушать.

Питер нажал кнопку, и голос Элли раздался в квадратном микрофоне на столе Девери.

— Элли! — воскликнул Джордж.

— Милый… — Голос дрожал.

— Элли, как ты могла вообразить… хоть на минуту… будто я…

Того гляди разрыдаются оба, подумал Питер и вмешался:

— Так, говоришь, Элли, за тобой следят?

— Доктор Вордвел вызвал для меня такси, — ответила Элли. — В такую рань больше ни на чем не доедешь. Я заметила, у тротуара стоит машина. Она тут же тронулась и вроде поехала следом. Но я как‑то не придала значения. А на вокзале, когда покупала билет, увидела человека — такой серенький, незаметный, вертится неподалеку. Но сам понимаешь, я была как в лихорадке и особо не обратила внимания, пока вдруг не заметила его в поезде: сел через купе от меня. Когда я вышла в Филадельфии, он затерялся в толпе: как раз был наплыв служащих из пригородов. Но заказываю я номер в «Хилтоне», смотрю, опять он тут как тут… Я… я позавтракала у себя в комнате, и около девяти вышла купить платье. Фрэнсина одолжила мне свое, но мне все велико. А в вестибюле опять он. И вышел следом. Вот тут, Питер, я струхнула не на шутку.

— Элли? Это Девери. Можешь описать его поподробнее?

—. Около пяти футов семи дюймов росту. Толстый. Седоватый. Серая шляпа, серый костюм. И очки в стальной оправе.

— Умница! — похвалил Девери. — Элли, мне очень жаль… что так все получилось.

— Спасибо, мистер Девери.

— Итак, ты вышла за покупками, — вмешался Питер. — Три часа назад. Чего же ты тянула со звонком?

— Я забежала в маленький магазинчик одежды на Уолнат — стрит, — продолжала Элли. — Меня трясло. Сквозь витрину я видела, что этот сторожит. Купила платье и вышла. Хотела вернуться в отель и позвонить. А он, серый этот, точно прилип. И следил в открытую. Питер, я психанула. Решила оторваться от него. Металась по всему городу: такси, автобусы, но куда мне! Такого не перехитришь. Он как из‑под земли вырастал — впритык у меня за спиной, на другой стороне улицы, выныривал навстречу из‑за угла.

— А сейчас ты где?

— В «Хилтоне»! — Элли засмеялась истерически. — Л он меня внизу поджидает. В вестибюле.

— Может, через служебный прошмыгнешь? — спросил Джордж.

— Попытаться‑то я попытаюсь, но что‑то…

— Сиди и не шевелись, — вмешался Девери. — Пришлю к тебе репортера из филадельфийского филиала. Минут через десять придет. Повезет тебя в Нью — Йорк.

— Спасибо, мистер Девери. Питер, так я и не сумела зайти к Мэрритам. Может, пока жду, позвонить им?

— Забудь. Управлюсь сам.

— На двухчасовой успеешь, — опять вмешался Девери. — Ждем тебя после четырех.

— Я люблю тебя, Элли, — сказал Джордж.

Тут она все‑таки не выдержала. Все услышали, как Элли расплакалась.

Девери выключил микрофон и с минуту сидел неподвижно, поглядывая на Питера и Джорджа, расчеркивая блокнот сердитыми петлями.

— Да, напрашиваются определенные выводы, — наконец произнес он. — Звонок тебе, Джордж. Доложили в подробностях об Элл. что с ней случилось, об ее отъезде, о Питере, о Вордвелах. Совершенно ясно: Элли — не случайная жертва хулиганов. Ждали именно ее. Потому что она работает здесь, потому что ее начальник я. Кто‑то следил за ней и потом: «довели» до самого дома Вордвелов. И узнали Питера, когда он туда приехал. Дом многоквартирный, и даже в такой поздний час кто — то уходит, кто‑то приходит. Итак, за нами, получается, давно следят и знают наших сотрудников в лицо.

— И за тобой в Вашингтоне следили, — прибавил Питер.

— И не скрывали слежки, — подтвердил Девери. — Я позвонил Элли около одиннадцати и разрешил уйти. Наверняка она ушла сразу же… и на нее напали. А за мной в то время следили. Стало быть, это не одни и те же люди. Теперь — серый толстячок в Филадельфии, который прицепился к Элли еще здесь, в Нью — Йорке.

— Какие же неумехи эти наглецы! — заметил Джордж. — И вы, мистер Девери, легко углядели свой «хвост». И Элли.

— Ну не стоит их недооценивать, — возразил Девери. — Элли старалась стряхнуть надоеду, да не тут‑то было. А прятаться он и не прятался. И мой соглядатай в Вашингтоне не таился. По — моему, они хотят, чтобы мы знали. Предупреждение своего рода.

— Считаешь, орудуют профессионалы высокого класса? — осведомился Питер.

— Да.

— У таких, как Бракстон Клауд, у власть имущих, есть целые отряды. Своя личная армия, — вставил Джордж.

— Непонятно, — мрачно заметил Девери, — ведь я опознал бы своего «хвоста». И Элли наверняка узнает серенького преследователя. Сильно подозреваю, что, поймай мы кого из них, след не приведет ни к Бракстону Клауду, ни к «Синему небу», ни к Томми Клингеру.

— А куда? — поинтересовался Джордж.

— К профессионалам. И невозможно будет доказать, что они на службе у Клауда.

— Хороши профессионалы! — побледнел Джордж. — Насилуют женщин! Помогите же мне…

— Успокойся, Джордж, — прервал ДеверИ. — Встретишь Элли в четыре на Пенсильванском вокзале и привезешь сюда. Поговорим с ней, выясним все досконально. Потом закажем для вас билеты на Акапулько и комнату в гостинице. Отдохнете в Акапулько за счет журнала, а мы тут немножко разберемся, что к чему. Твоей жене, Джордж, сейчас нужны забота и ласка.

Временная секретарша сунула голову в кабинет и объявила, что Питера зовут к телефону.

— Поговорю отсюда, — и Питер снял трубку.

— Питер, милый, — произнес хрипловатый женский голос. — Надеюсь, не помешала твоему общению с музами?

Уж сколько лет прошло с тех пор, как он в последний раз слышал голос Корал Трейн, но вот, оказывается, не забыл.

— Мне передали, ты меня разыскиваешь, Пит. Представляешь, я так вдруг разволновалась, стало так приятно!

Кокетничала Корал всегда очень изящно.

— Где ты сейчас? — небрежно поинтересовался он.

— Ой, Питер, это тайна. Жуткая — прежуткая. Но тебе я, так п быть, открою. Я живу у моего издателя в Дарьене, это в Коннектикуте.

— Хотелось бы повидать тебя. Побеседовать.

Она засмеялась грудным волнующим смехом, его он тоже хорошо помнил.

— И как я, глупая, не догадалась, что твой интерес ко мне чисто профессиональный. Не воспоминания толкнули тебя искать встречи, любовь моя.

— Знаешь, наш разговор весьма жадно слушают, — предупредил Питер. — Поговорим на эту тему чуть позднее. В более интимной обстановке.

— С удовольствием, — сказала Корал. — До дома Барри Слейда миль сорок — пятьдесят. У тебя есть машина?

— Так приезжай. И поскорее. Ты напомнил о себе, и не уже не написать ни строчки.

— Выезжаю через полчаса, — пообещал Питер.

— Чудесненько. Жду не дождусь, милый. — Обращение «милый» она пускала в ход в разговоре с любым, будь то друг или враг, не вкладывая в слово ни малейшей интимности.

— След, может, и ложный, — повернулся Питер к Девери.

— Да, проверить не мешает. Как только что прояснится, сразу звони.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Встречи после долгого перерыва — в данном случае, в десять лет — с женщиной, которую когда‑то любил, человек и ждет, и боится. Она, конечно, изменилась: постарела, очерствела, утратила живость и привлекательность молодости. Наверно, умудрена жизненным опытом, а ты для нее — неудачник. В общем, на такое свидание спокойно не отправишься.

Приехав в Дарьей, Питер без труда разыскал дом Барри Слейда. А издательство, похоже, штука прибыльная, подумал он. Высокие каменные ворота отгораживали владения, и к дому вела мощеная подъездная дорожка. На пригорке стоял массивный каменный дом. Оттуда, конечно, открывается прекрасный вид.

Питер притормозил и спросил у садовника, лениво подстригавшего самшитовые кусты, как проехать к коттеджу. В парне было что‑то диковинное, и Питер все гадал, что же, пока тот пространно объяснял ему, где дом для гостей:

— Как повернете — все направо, не то выедете к особняку.

Питер уже пустил машину, когда его осенило: да ведь парень страшно обгорел! Лицо, руки, шея — все. Значит, новенький тут. Сейчас уже середина лета, а сгореть так можно, только жарясь на солнце день, ну два.

Коттедж для гостей напоминал сказочный домик. Маленький, белый, без особых архитектурных ухищрений, но стоит на опушке леса, в саду, пестрящем цветами. На каменной террасе ждала Корал. Он знал, ей сейчас лет тридцать пять. Питер всегда считал, что это лучшая пора для женщины — полный расцвет, все поняла, уже постигла, что ей лучше всего подходит.

Какая красивая! Темные волосы распущены по плечам, как п десять лет назад. Чуть пополнела. Голубые глаза блестят от возбуждения. Корал шагнула ему навстречу и молча протянула руку. Окинув его цепким взглядом, произнесла хрипловато:

— Боже мой, Питер, да ты великолепно выглядишь!

— А уж ты! Нет слов.

— Страшилище, да?

— Ослепительно эффектна.

Руки их встретились и отдернулись с неожиданной стыдливостью, точно в прикосновениях крылась опасность. Корал взяла его под руку, и они медленно зашагали по тропинке, как хаживали давным — давно в Виллидже.

Она ввела его в комнату с низким потолком, с большим камином в углу. Комнату заполонили охотничьи трофеи, включая огромные ветвистые рога. Все выдавало, что Барри Слейд заядлый охотник и рыбак.

— Может, выпьем? — предложила Корал. — Или рановато?

— Ничего не хочется. Только смотреть на тебя.

— Питер, Питер, Питер, — она тронула его лицо прохладными пальцами и отдернула руку. — Так много чего наслучалось… Все твои статьи читаю. А вот ты, пари держу, ни одной моей книги не прочитал.

— А если все семь?

— Да знаю, не твой вкус. Но хоть одна тебе понравилась?

— Все, кроме одной. Там ты неглубоко копнула.

— Ты про роман об…?

— Ну помнишь, молодого парня завлекает шайка хулиганских ребят, — пояснил Питер. — Он просыпается в больнице и видит, нога у него ампутирована выше колена. Сюжетом ты взяла несчастный случай со мной. В газетах вычитала.

— Питер…

— Ты живописуешь мысли и чувства героя. Он‑де полон решимости жить по — прежнему, не поддаваться беде, бороться с психологическими последствиями перенесенного унижения. Но, Корал, все происходило совсем иначе.

— О!

— Когда я очнулся и обнаружил, что ступни у меня нет, мне хотелось лишь разыскать этих поганцев и убить. Куда девалась вся моя цивилизованность! Жаждал крови как дикарь. Прошло уже немало лет, Корал, но всякий раз, случись мне столкнуться с бессмысленной жестокостью, я готов убить. Совсем я не такой благородный, как твой герой.

— Но что… поразительно, — заметила Корал, — не знай я…

— Что, не хромаю и искусственная нога не скрипит? — Он невесело усмехнулся. — А знаешь, почему я не искал встречи с тобой? Да и с другими моими старыми друзьями… Боялся, еще начнут жалеть. А теперь — спасибо моей алюминиевой ноге — чуду техники — и складу моего характера — плевать, кто обо мне что думает. И не вспоминать. Но вот пришлось вспомнить. Снова преступление, бессмысленное, варварское. И снова я готов убить виновников. Из‑за этого преступления я и приехал к тебе, дорогая.

Она отошла и присела на плетеный диванчик. В глазах у нее погасла радость, в уголках губ проступили морщинки.

— Какая же связь между мной и преступлением?

— Если ты и вправду читаешь «Ньюсвью», то знаешь, 25 Зарубежный детектив 385

что сейчас мы насели на Бракстона Клауда, — начал объяснять Питер. — Твой муж тоже на него ярился, да что‑то вдруг взял и остыл.

— Бедняжка Лестер, — заметила она. — Он считал, что дело против Клингера у него в папочке, листочек к листочку. А оказалось, на полноценное обвинение не тянет. Он и скис.

— Ну я тебе не верю!

— Да что ты, Питер? Ведь это правда.

— Мы покопались и решили, что есть два вероятных объяснения. Стронгу стало известно, что у него неизлечимая болезнь, и он утратил всякий вкус к борьбе. Или же у него. нелады с женой.

— Что за чушь! Лестер здоров, крепче некуда, и у нас с ним все отлично.

— По — моему, существует и третья версия, — прервал ее Питер. — Тебе угрожают.

— Ну уж, Питер, это ты загнул!

— Неужто? Ты здесь, а он в городе.

— Мне надо роман кончить.

— Раньше тебе для этого не требовалось уезжать. Позволь, расскажу тебе, с чем я приехал. — Голос Питера стал жестким; он кратко описал, что случилось с Элли, о приказе «отвязаться», о новых запугиваниях.

— Если решились на такое, что нм стоит и жену прокурора припугнуть?

— Питер, милый, какие угрозы, что ты? Я пишу здесь. Хоть у Барри спроси. Сроки поджимают, вот и поселилась у него, пишу в тишине. Я тут одна, никто меня не охраняет. А ведь будь опасность, не бросили бы меня одну, сам посуди. По утрам из особняка приходит горничная — делает уборку, готовит мне завтрак, отелит постель. Но и все. Ты у меня первый гость. Да еще заходят — продукты и вино носят.

— И даже муж не’приезжал?

—. Нет. Лестер понимает. Когда я работаю…

— Но раньше ты не уезжала…

— Да ты себе, Питер, вообразить не можешь, что это такое — дело Бракстона Клауда! Лестер торчит у себя в конторе чуть не круглые сутки. Телефон как бешеный трезвонит. Из‑за этого я и с романом опаздываю. Если вдруг нагрянет Лестер — это… это стихийное бедствие!

— А меня все‑таки пригласила, — заметил Питер.

— Ну да, ну верно, — Корал натянуто улыбнулась. — Но мы же вечность не виделись… Вспомнилось прошлое…

Я уж и сосредоточиться не могла. Вот и решила, лучше уж покончить разом. Увидимся — и уезжай себе. Тогда я спокойно засяду за роман.

— Очень, очень лестно. Но вот правда ли? Ты пригласила меня, чтобы сбить со следу.

— Питер, ты что? Зачем мне?

Он увидел, как ее пальцы вцепились в подлоко — ник диванчика. Не умеет выдержать роль, подумал он, напугана очень. Он присел рядом, прикрыв ее ледяную ладонь своей рукой.

— Корал, пойми, я вовсе не хочу, чтобы ты из‑за меня пострадала. Как раз наоборот. В «Ньюсвью» мы ходим по минному нолю. Если под тебя подведегя мина, не в наших интересах взрывать ее. Мой шеф пе отметает вариант, что Стррша подкупили. Но если Стронг ослабил хватку, потому что в опасности ты, все оборачивается по — иному.

— Все выдумываешь, Питер, выдумываешь, — почти прошептала она.

Питер оглядел комнату, прикидывая, не спрятаны ли тут микрофоны, а ей про них известно. Подошел к письменному столу в углу и на страничке блокнота написал «Комната прослушивается? Я буду писать вопросы, а ты отвечай: да, нет». И протянул листок Корал.

— Ну, ну, значит, ошибся. Известно, журналисты — народ подозрительный, — и он указал на бумагу. — Навещала наши места в Виллидже?

Она смотрела на него изумленно.

— Да, — она энергично закивала. Лицо ее было совсем близко, губы дрожали. Он обнял Корал и ласково прижал ее голову к своей щеке, запах ее волос одурманил его, совсем как встарь, пальцы ее впились в его рукав.

— Так Барри выручил тебя? — весело спросил он.

— Полезен лн он мне? Он великолепный редактор, — ответила Корал. На этот раз обычным тоном.

На том же листке Питер написал: «Слейд знает, что ты тут пленница?»

Корал покивала опять.

— Он мне во всем помогает.

— Тогда понятно, почему ты сбежала к нему. — И написал: «Он на твоей стороне или на их?»

Корал ткнула себе в грудь.

— Но случается, что и он ничего не может поделать. Я ужасно упрямая.

— Ладно, — встал Питер, — пора и двигаться. Извини за беспокойство. Эти мои глупые подозрения… — Оп крепко обнял ее. Шепнуть что‑нибудь ободряющее не рискнул.

Они вышли на террасу. Мускулы у Питера напряглись. Загорелый возился в саду.

— Домишко — прелесть, — громко и четко произнес Питер. — Не возражаешь, щелкну разок?

— Да пожалуйста!

— Камера в «ягуаре», — Питер пошел к машине и, достав маленькую «лейку», с которой не расставался, сфотографировал коттедж. — А теперь встань‑ка у двери, дорогая, — попросил он, сфотографировал ее и перевел камеру на сад. Обгоревший поднял голову, и Питер щелкнул три раза. — Смотри береги себя! До скорого! — крикнул он Корал.

Она помахала ему вслед. Питер забрался в «ягуар». Чувствовал он себя погано, не хотелось оставлять ее здесь одну. Но выбора не было: с него не сводил глаз загорелый шпион.

Доехав до Дарьена, Питер поставил машину у ресторана и пошел звонить. Набрал номер Девери, тут же соединили.

— Делишки паршивые, — сообщил Питер.

— Возвращайся, и побыстрее, — Девери говорил холодно и жестко. — Все обсудим на месте. Наш сотрудник в Филадельфии поехал за Элли. Но ее в «Хилтоне» уже не оказалось. Она не выезжала из отеля, но ее нет. Джордж кинулся в Филадельфию, хотя непонятно, на что он надеется. Разве что по улицам бегать будет. У нас нет и намека на след.

— А может, и есть, — ответил Питер. Пальцы его, сжимавшие «лейку», тряслись от гнева.

Было уже почти шесть, когда Питер приехал к Девери. Джейк был уже тут, попыхивая своехг неизменной сигаретой. От Элли никаких известий.

Питер рассказал о своем свидании с Корал.

— Она без умолку трещала о романе и что ее муж по горло в делах, но я чувствовал неладное. Меня вдруг стукнуло: вдруг дом прослушивается? Я и решил, пообщаюсь‑ка с ней письменно. Она тут же подхватила игру.

— А парень, которого ты щелкнул? — полюбопытствовал Джейк.

— Увидишь его, как проявят. — Первое, что Питер сделал, приехав в редакцию, отдал пленку в лабораторию. — Меня сразу удивило, еще когда я дорогу спрашивал, что парегь красный как рак, но у меня ничего не увязывалось до разговора с Корал. Слейд, конечно, держит прислугу. У него сады, лужайки, живая изгородь — все требует ухода. А садовничек этот на солнце день, максимум два. Новичок. Тут‑то я и смекнул, что его основное занятие — не кромсание кустарника.

— Взял бы да спросил Слейда, — буркнул Девери.

— Так он мне все и выложит. Его надо фактами припереть, — возразил Питер.

— Звонил я ему, он даже говорить со мной не пожелал. Завтра попробую вытащить его из издательства, побеседуем где‑нибудь на воле. А сейчас надо разыскать Стронга.

Джейк глубоко втянул табачный дым.

— А если миссис Стронг в безопасности, только пока мы не действуем?

— Или не действует Стронг, — добавил Девери.

— Интересно, — размышлял вслух Джейк. — Фактически, она не пленница. Живет свободно. У нее есть телефон. Позвонила же она тебе, Питер.

— И телефон могут прослушивать, — сказал Девери.

— А почему, как думаешь, она все‑таки пригласила тебя? — спросил Джейк.

— Могла ведь и проигнорировать.

— И сам удивляюсь. Скорее всего приказали. Велено было сбить меня с толку. Планировалось: я ее слушаю, верю и отбываю. Все мои подозрения тают как дым.

— Твоя затея с писаниной удалась?

— Разве что в окошко кто подглядывал.

— А, так, значит, ты не уверен? — спросил Девери.

— Не совсем. Смотреть я смотрел. Вроде никого не было.

— А записки где? Оставил там?

— Совсем уж меня в дураках числишь, — Питер вытянул из кармана смятую бумажку и перебросил на стол Девери.

Девери мельком взглянул на нее и, выбравшись из‑за стола, принялся расхаживать по комнате.

— Надо решать — отвязаться или нет. И Элли, и Корал Трейн — обе в опасности. Стоит перешагнуть грань и… — Он вытащил из кармана трубку и принялся яростно жевать черенок.

Джейк Джекобе взглянул на него поверх очков.

— Но нам и печатать нечего, мистер Девери. Практически нечего. Подозрения, подозрения. А фактов‑то пока никаких. Искать их нам не запрещено.

— Прямых приказов не давали, — согласился Девери.

— Не давали? — возразил Питер, у него дернулся подбородок. — А Элли? Ее изнасиловали и приказали: отвяжитесь, не то будет хуже. Мы не послушались, и вот — Элли исчезла.

— Значит, надо отвязаться, — неуверенно произнес Девери.

Джейк все курил, наблюдая, как плывут к потолку кольца дыма.

— У нашего журнала миллионные тиражи, — заметил он. — Неужели мы позволим запугать себя каким‑то бандитам?

— Напомни, порекомендую тебя при случае в скауты, — огрызнулся Девери.

— Элли, между прочим, живая женщина и мой друг. А мерзавцы эти прикончат ее не поморщась, если не перестанем мы теребить Клауда. Ну раскопаем всю его подноготную. Что из этого? Обнародуем то, что известно всем и каждому: что в нашей стране существуют частные государства, которые плюют на все законы, этику и даже патриотизм. Разве что‑нибудь новое? Сейчас в центре внимания — суд над Томпсоном Клингером. Посадят его или оправдают? Ни для кого не секрет, Клингер — ставленник Клауда. Победит он, и всем будет понятно — его защиту щедро оплатил Клауд, может, и присяжных купил. Если же засудят, что очень сомнительно, Клауд сидит себе посиживает целехонек в Коста — Рике. Пусть даже Клингер выложит все, ему что?

— Пассивность прокурора играет на руку Клингеру, — сказал Джейк. — А прокурор боится за жизнь Трейн. Мы ищем готовых ее убить. Юридические хитросплетения не наша забота. Брось мы розыски, того гляди окажемся в соучастниках преступления.

— Имеется вопросик, — очень спокойно сказал Питер.

— Не тяни, давай! — повернулся от окна Девери, зубы у него впились в черенок трубки.

— Положим, мы отказываемся от всяких поисков. И Клингер выигрывает дело. Что ждет Элли и Корал? Расокажет ли Элли, что случилось с ней? И Корал? А может, их убьют? Или до конца жизни обе они будут жить под угрозой убийства?

— Не вопросик, а целый вопросник, — заметил Девери.

— Вопрос один. С вариациями, — возразил Питер.

— Слушайте, слушайте! — воззвал Джейк, не отрывая взгляда от легких колец дыма.

Дверь открылась, и вошел молодой парень в черном резиновом фартуке. Он выложил три снимка, еще влажных, на стол Девери.

— Вы просили только мужчину, мистер Стайлз. Вот фото. Удачно получились. Очень четко.

Питер и Джейк подошли к столу, разглядывая через плечо Девери снимки. Цветное фото показало ярко — красное лицо, узкпе черные глаза, хищный нос, тонкую полоску губ.

— Киношный злодей, да и только, — заметил Девери. — Ишь, вылитый гангстер. Не встречался тебе, Джейк?

Джейк, которому при расследованиях приходилось захаживать в самые невероятные места, внимательно изучал фотографии: две в фас, одна — вполоборота. Наконец, покачал головой.

— Как вы правильно подметили, мистер Девери, типаж — гангстерский. Так и чудится, будто хорошо знаком. Тип уж очень расхожий, прямо из голливудских детективов.

— Отпечатаем побольше копий и распространим, — решил Девери. — Кто‑то да знает же его. Пари держу, он и в полиции зарегистрирован.

Глаза Джейка за дымчатыми стеклами сузились.

— Не отступаем, значит?

Девери снова сел и на минуту прижал пальцы к векам.

— Мне все представлется так, — наконец сказал он. — Даже уступи мы, ни Элли, ни Корал жизни не видать. Самое лучшее — расколоть дело как можно скорее.

— Юридическое дело нам не одолеть, — возразил Джейк, — не наш профиль.

— Наша цель — поймать подручных. Тех подлецов, которые изнасиловали Элли, и всех этих подонков — сыщиков. Добраться до них. И трясти, пока не откроют, кто их наниматель. От нанимателя выбьем, кто платит ему…

— И выйдем в конце концов на Бракстона Клауда. А до него не достать, — процедил Джейк.

— Зато он хотя бы перестанет тогда угрожать половине мнра, — вмешался Йитер. — Но в яблочко мы должны попасть с первого выстрела. Стоит им пронюхать, что мы за них взялись, и нам не сладить.

— Твое предложение: выйти на улицу, поднять палец и идти по направлению ветра? — съехидничал Девери.

— Для начала прижму Лестера Стронга, — заявил Питер. — И выведаю у Барри Слейда, кто же это устроил из его коттеджа тюрьму. Кто его за горло держит.

— А я поразузнаю про этого сукина сына, — ткнул Джейк в фотоснимок.

— Ну а я обеспечу дымовую завесу, — сказал Девери.

— Это как же? — полюбопытствовал Питер.

— Завтра печатается номер, — объяснил Девери. — Выброшу редакционную статью о Томпсоне Клингере. Вместо нее пущу обзор ситуации на Ближнем Востоке. Очерк неважнецкий, но, может, наши враги клюнут: поверят, что мы послушались и отвязались.

— Еще какие указания? — спросил Питер.

— Между рюмками помолись за Элли.

Лестер Стронг. Высокий, темноволосый, лет сорока, с тонким аристократическим лицом. Спортивная фигура, костюм от дорогого портного. Наверное, решил Питер, вместе с Корал они смотрятся эффектно. Основа жизни Стронга — успех. Блестящая карьера, выгодная женитьба, победы в спортивных соревнованиях. Но сегодня вечером свет на этом экране успеха малость потускнел. Стронг рассержен и напуган, изо всех сил старается унять раздражение и скрыть страх.

Своим глубоким и звучным голосом Стронг наверняка умело обыгрывал драматические моменты обвинительных речей на судебных процессах.

Они встретились у лестницы в «Плейрс», в клубе Питера, в Грэмерси — парк. На стенах «Плейрс» фотографии и рисунки прежних достославных членов клуба — Марк Твен, Лоренс Оливье и другие знаменитости. В зале никого, только за угловым столиком двое играют в триктрак. Обед уже кончился. За стойкой бармен в желтой куртке перелистывает журнал.

— Это что же, Стайлз, репортерский трюк? — осведомился Стронг. — Вы еще пожалеете.

— Нет, пожалуй, трюком все‑таки не назовешь. Что будете пить?

— Ничего.

Договаривались они по телефону. Сначала опять сек ретарша. Питер поблагодарил ее, что устроила встречу с Корал, и попросил соединить со Стронгом, есть к нему поручение от жены. Мистера Стронга, ответила секретарша, приказано не беспокоить, он работает.

— Передайте ему, что у меня есть статеечка для «Ньюсвью» после встречи с Корал. Но хотелось бы прежде переговорить с ним: не то еще сорву ему дело Клингера.

Пришлось долго ждать, пока Стронг ответил.

— Слушаю, мистер Стайлз.

— Мне необходимо поговорить с вами.

— Ну пожалуйста! — сердито сказал звучный голос.

— Не по телефону.

— Боюсь, иначе не выйдет. Предупреждаю сразу, Стайлз, по делу Клингера мне нечего сообщить прессе.

— Пресса тут ни при чем. Я хочу, чтобы вы побеседовали со мной — я друг Корал.

— Про вас с Корал мне все известно.

— Наши отношения этого не касаются, — возразил Питер. — Сможете подойти в «Плейрс», Грэмерси — парк, 16? Там нам не помешают. Спокойно поговорим.

— А у меня нет никаких тайн.

>— Зато у меня есть. Речь идет о безопасности Корал.

— Как интересно! Корал в опасности!

— Зачем лишние слова? Нам необходимо встретиться.

— Так приходите, — предложил Стронг.

— «Плейрс», Грэмерси — парк, 16. Жду вас через полчаса.

— Но послушайте, Стайлз!

Питер повесил трубку. И вот теперь они в ресторане клуба. Раздражение Стронга, догадывался Питер, напускное: его бьет от беспокойства.

Питер направился к самому дальнему столику.

— Двойной «Джек Даниэл» со льдом, Хуан! — крикнул он бармену. — Может, все‑таки выпьете, Стронг?

Стронг точно обмяк, даже дорогим костюмом не замаскироваться.

— То же самое, — пробормотал он.

Сели за маленький круглый столик. Бармен принес коктейли. Заплатил Питер. Из кармана Питер извлек смятый клочок бумаги — записки к Корал. Стронг взглянул, руки у него дрожали, когда он расправлял бумажку.

— Сэкономит время, — пояснил Питер. — Скажу только, что Корал ответила «да» на вопрос, прослушивается ли комната. — Питер показал и фото красноли цего садовника. — Парень этот — садовник явно новоиспеченный. Видите, как у него обгорели руки и лицо? Он надзиратель, тюремщик. Знаете его?

Стронг медленно покачал головой.

— Давайте, Стронг, не будем терять время. Я только сегодня утром узнал, что вы муж Корал. Видите, мы с Корал прочно распрощались. Как вам известно, «Ньюсвью» пишет о деле Клингера. Мы считаем, оно тесно связано с Бракстоном Клаудом. У вас рвения, похоже, поубавилось. Мы в «Ньюсвью» не сомневаемся в вашей честности. Наш сотрудник, следящий за делом, считает, что судью апелляционного суда могли и подкупить, но подкупить вас нельзя. И выдвинул теорию: либо вы серьезно больны, либо ваша семья на грани развала.

— Надо же!

— Вчера вечером нас жестоко проучили. И предупредили. — Он рассказал историю Элли. — Тогда я выдвинул еще один вариант вашего отступничества. Может, замешана Корал — раньше она не имела привычки уезжать от вас. Может, ей угрожают. Я разыскал Корал. Съездил в Дарьен и поговорил с нею: все у нее превосходно, с вами тоже все в норме. Но я уже приметил обгоревшего садовника, и как‑то мне не верилось. Вот я и написал ей пару вопросов, и что же оказалось? Да, сплошное надувательство. А сейчас, пожалуйста, не надо возмущаться и не надо отрицать. Вы спросите, зачем же тогда она открыла мне, где скрывается, отчего пригласила. Отвечу: ей, по — моему, приказали повидаться со мной и угомонить.

Стронг уставился на стол, будто бы на волшебный хрустальный шар, который подаст ему совет, как же поступить.

— И еще одно, — продолжал Питер. — Я репортер, и я иду по следу. Но жизнь Элли и Корал для меня все-таки важнее. Но остановись я сейчас, будет ли им спокойнее жить? Пожалуй, для них обеих будет лучше, если мы все раскроем. А моя единственная надежда — вы. Подскажите, где скрываются подводные камни. И еще — никаких ваших секретов не раскроем, пока сами не пожелаете.

Стронг не отрывал взгляд от стола. В дальнем конце зала громыхнули костяшки: игрок стряхнул чашечку. Питеру подумалось, что у них со Стронгом игра не в кости. Тут уж случаю доверяться нельзя. Любой ход дол жен быть точно рассчитан, безошибочен, иначе… да поможет им бог.

Стронг поднял глаза. Куда только девалась вся его агрессивность!

— Спасибо, Питер, что позвали меня. — Дружеское «Питер» значило — они больше не противники. — Вы не ошиблись. Женщина, с которой вы говорили по телефону, не секретарша Корал. Для любопытных — она мой специальный секретарь, выполняет для меня срочную работу. Только не я ее нанимал. Она поставлена в дом подслушивать и подглядывать. И кажется, кто‑то из моих сотрудников — у меня большой штат — продался.

— А вы терпите?

— Но Корал на мушке! — вырвалось у Стронга.

— Да ведь она вольна уходить, приходить, видеться с друзьями.

— Ия могу навещать ее, — Стронг потянулся к бокалу и отхлебнул виски. — Вы, Питер, так близки к разгадке, что доскажу вам и остальное. Покамест посвящены были только мы с Корал и Барри Слейд. Ну и они, разумеется.

— Опи?

— Все в свой черед, — пообещал Стронг. Он хлебнул еще и поставил пустой бокал. Питер подал знак бармену. — Все началось три недели назад. — Голос у него слегка дрогнул. — Я вернулся из суда. Мы с Корал собирались пойти в театр. На «Луну для пасынков судьбы». Но Корал дома не оказалось. Не вернулась она и к обеду. Уже пора выходить, а ее все нет. Подобное не в ее привычках. Исчезать без слова. Я напугался. Служба такая, приходится сталкиваться не только с овечками. Кто-то возжаждал отомстить за приговор, за наказание. Около десяти вечера звонок. Мужской голос. Себя не называет. Корал похитили. Дают трубку ей, чтобы я удостоверился, что она жива — здорова. И тут же звонивший выложил: уже все продумано, жить она будет в коттедже у Барри Слейда, пусть работает там. Пусть видится с друзьями, со мной, но никуда не уезжать. За ней будут следить круглые сутки. Телефон прослушивается. Хоть словечко об истинном положении дел — и ей конец. Нигде не скрыться. Полиции не защитить ее. И человек назвался. Назвал тех, кого он представляет.

— И кто лее это?

— С год назад до меня дошли кое — какие слухи. Я тогда занимался уголовным делом одного синдиката и был уверен, что у меня есть надежные улики против подсудимого, обвинявшегося в убийстве и соучастии в банде. Ко мне явился адвокат обвиняемого со своей версией. Он настаивал, что клиент его невиновен, и назвал мне имя настоящего преступника. Существует организация, сказал он, чей бизнес — убийства и преступления. За деньги. Не мафия, нет. Они не представляют никакой страны, секты или политики. Просто за деньги убивают. Вам надо убрать израильского дипломата? Посылают двух японцев. Желаете, чтобы похитили ребенка у миллионера и затребовали выкуп? На задание бросят гангстера, которого нет в картотеке местной полиции, из дальнего штата. Любое преступление за кругленькую сумму. Адвокат перечислил мне преступления, совершенные той организацией по всему миру. Ни одно так и не раскрыто. Я не поверил. Кстати, дело свое я проиграл: неожиданно вынырнул неизвестный по делу и сознался в убийстве. На официальном обеде я упомянул о байках адвоката, считая все выдумками, и мою речь опубликовали. — Стронг глубоко вздохнул. — Звонивший напомнил мне о ней. Организация, заверил он, существует. Через час Корал будет дома, а завтра ей придется поехать к Слейду. Если же она не…

— Слейд помогает им?

— Его тоже взяли в клещи. Ему не издать больше ни одного популярного автора, откажись он. Среди его прислуги поставят своего человека, малейший намек которого — не Корал кончено. Он будет созваниваться со мной. И уже звонил.

— И все это ради того, чтобы вытащить Томпсона, Клингера?

— Именно. — Стронг нетерпеливо потянулся за новым бокалом. — Некто — или целая группа — держит, можно сказать, агентство по убийствам. Разыщете оскорбителей Элли, они не приведут вас ни к Клингеру, ни к Клауду. Пускай полиция арестует обгоревшего этого, стража Корал, тоже проку не будет. Приставят другого, и все тут.

— Нет никаких догадок, где гнездится это «агентство»? — осведомился Питер.

— Да где угодно! — пожал плечами Стронг. — Здесь, в Нью — Йорке, иди в Лондоне. А может, в Берлине, Риме, Каире или в Токио. Где угодно. — Он жадно глотнул виски. — Крупные корпорации — многонациональные конгломераты типа Клаудовой, и даже правительства имели в прошлом свои отряды. И всегда висела опас ность, что какое‑то убийство приведет к ним. Теперь же это агентство по убийствам. Люди Клауда звонят, договариваются о цене — и ни малейшего риска. Никакой ниточки к клиенту.

Питера пробрал холодок.

— Эффективно и безлично, — заметил он. — И однако у меня есть фото моего загорелого знакомца. А Элли знает серого толстячка. И Девери помнит вашингтонского шпиона.

— Ну и что! Запомните, Питер, то, что я рассказал вам, нельзя использовать. Арестуете парня в Дарьене — я отопрусь. Ни в чем не признается и Барри. Ставка — жизнь Корал. Садовник же выложит вполне правдоподобную сказочку, как ему подвернулась работа. Ничего в случае ареста не добьетесь и от следивших за Девери и Элли. Трогать они никого не трогали. И попробуйте докажите, что они вели слежку. Нет, арестовывать их — пустая затея.

— Так что же делать?

Стронг хватил кулаком по столику, бокалы зазвенели. Игроки в триктрак обернулись на них.

— Выход один — отвязаться. Подчиниться их приказу. Только это оставляет Корал хоть какой‑то шанс. Таков единственный выход, если вам небезразлична судьба Элли Уилсон и Корал.

Питер нахмурился.

— А Корал, по — моему, настроена боевито. Не стала бы она отвечать на мои вопросы, если б сдалась. Не догадываетесь, почему?

— Она отчаянная, женушка моя.

— Предположим, — покачал головой Питер, — мы отступили, и Клингер торжествует победу. Как же обернется все для Элли и Корал, по — вашему? Их отпустят? Но если их освободить, они много чего порасскажут. История выплывает наружу, и Клингер снова в опасности. Пусть их и отпустят, но будут держать под прицелом до конца жизни. Даже, подозреваю, никто не собирается их выпускать. Обе взрывоопасны.

— Боже! — прошептал Стронг.

— Корал утонет — ей вздумается поплавать при свете звезд в бассейне Слейда. Элли попадет под машину на тихой улочке в Филадельфии. Несчастные случаи. Две трагедии, в которых нет виноватых. Так что видите, куда ни кинь, всюду клин.

— Так что же?

— И «садовник» и «хвосты» — пешки в игре. Надо выйти на короля. Он, как вы говорите, может быть здесь, пли в Лондоне, или в Берлине, в Каире, в Токио. А добраться до него поскорее.

— Ни малейшего шанса! Ни малейшего! Не успеть!

Но выбора нет, — твердо сказал Питер.

Лейтенант Грэгори Максвил из манхеттенского уголовного отдела принадлежал к новому поколению полицейских: учился в колледже, теоретически подкован, да еще с дипломом юриста. Питеру пришлось встречаться с этим энергичным, решительным нарпем при расследовании убийств, о которых он давал очерки в «Ньюсвью», и они подружились. Грэг Максвил был высококвалифицированный детектив, да и город знал как свои пять пальцев — высшее общество, политиков, влиятельных доятелей. Если требовалось разведать, что творится за ширмой городских событий, можно смело обращаться к Максвилу.

Питер позвонил Грэгу из «Плейрс» и, к счастью, застал дома. Как только Стронг ушел, Питер отправился к Максвилу. Тот тепло встретил приятеля.

— Давненько не виделись, — заметил Максвил, приглашая располагаться в кресле. — Когда из Греции?

Вчера.

— Выпьешь?

— Виски, если найдется.

— «Джек Даниэл», насколько помню.

— Память — позавидуешь.

Максвил исчез в кухоньке и вскоре появился с бокалами.

— Чувствует мое сердце, визит не просто дружеский. — Он уселся напротив Питера.

— И то правда.

— Ну‑ка дай подумать. «Ньюсвью» я почитываю. Ага, ясно. Ты хочешь выудить, что у меня есть на Лестера Стронга а почему он тянет с обвинением Клингеру.

— Промахнулся, — ответил Питер. — Причину я уже знаю.

— Недурно, если б и меня просветил, потому что я не знаю.

— Ладно. Узнаешь и поймешь: об этом не следует распространяться.

Максвил сидел не шевелясь, щуря глаза на сигаретный дым, внимательно слушая Питера, пока тот рассказывал всю историю. Когда Питер договорил, Грэг закурил новую сигарету и отхлебнул виски.

— Как считаешь, россказни Стронга про «агентство убийств» — фантазии? — поинтересовался Питер.

— Да нет. К сожалению, не фантазии. Мы с этим столкнулись в деле Чендлера. «Всемогущие убийцы» — называют они себя.

— Может, так, слухи.

. — Но слухи‑то держатся. И упорно. Впервые у «Интерпола» зародились подозрения, когда мы охотились за убийцей чиновника из Камбоджи в аппарате ООН. И потом мы натыкались на них еще не раз.

— Выходы к ним?

— Никаких. Но я понемножку заполняю пустоты. «Агентство по убийствам», выразился Стронг? По — моему, метко.

— Так поставь себя на мое место! — воскликнул Питер. — Как действовать?

— Что бы ты ни предпринял, ты здорово рискуешь. Правильно, гоняться за пешками смысла нет. Но ударить тебе надо точно в центр паутины. И без проволочек. Иначе исход будет один — смерть обеих женщин. И тебя прикончат заодно.

— Но не шелохни я пальцем — беды все равно не миновать. Да и не в моем характере спокойненько посиживать да поглядывать. Но, Грэг, чтобы атаковать, мне позарез нужна помощь. Толчок в нужном направлении. Не представляю, с чего начинать.

Максвил встал, взял бокалы и пошел на кухню.

— Начнешь тыкаться вслепую, попадешься в первую же ловушку, и кончен бал! — кинул он через плечо.

— Так что, по — твоему? Бросить?

Максвил вернулся с виски.

— Придумываю аргументы в пользу отступления. — Легкая улыбка тронула губы. — И сам знаю, что толку от пих чуть, а предупредить все‑таки надо. Сиди смирно, глядишь, чудо какое, хоть одна, а то и обе выкарабкаются. Оступись на волосок — и конец обеим.

— Чудеса нынче не в цене, — отозвался Питер. — Обеих используют, а там убьют. Слишком многому Элли и Корал свидетели. — Питер опустил бокал. — Подтолкни же меня, Грэг.

Максвил помолчал.

— Последние три года «Интерпол» из сил выбивается, только бы выследить мерзавцев, — сказал он наконец. — Безуспешно. Очень уж преступники искусны. Мы тоже мельтешимся, чуть завидим проблеск этого «агентства». Никакого проку. Не знаю, куда тебя направить, Питер. Покажи‑ка фото обгорелого «садовника».

— Типажный злодей, — заметил Питер, протягивая карточку.

— Нет, незнаком, — нахмурился Максвил. — Оставлю у себя, попрошу, пусть пороются в картотеке. Твоя единственная зацепка.

— То есть совсем ничего.

— Чтобы тебе лишний раз не высовываться, позвоню сам своему приятелю из «Интерпола» в Париж. Скажу, опять наткнулся на прежнюю банду. Авось отыщется какая ниточка. У них наверняка накопилась по мелочам информация.

— Спасибо.

— Разница во времени пять часов, — взглянул на часы Максвил, — попробую звякну часа в четыре утра. А ты марш домой — и спать. — Максвил обнял Питера за плечи. — Официально пока мало чем могу помочь тебе. Вся прелесть моей работы — мы убийства раскрываем только после того, как их совершат. Медали на грудь — а людей‑то уже не воскресить. Черт возьми! Но если понадоблюсь — звони, помогу неофициально.

— Ниточку бы от «Интерпола»! — сказал Питер.

Но особых надежд на это Питер не возлагал. К себе домой, на Ирвинг — плейс, он добрался на такси. Грэг прав, выспаться необходимо. Голова как ватой набита. Ночью выспаться не удалось из‑за Элли. Нет ясности и четкости в мыслях. Может, он все‑таки ошибается? Может, в интересах Элли и Корал бросить все? «Отвязаться». Слишком уж много у противника живой силы и техники. Он один. На его стороне только «Ньюсвью» да Максвил — и то лишь как друг, а не как полицейский. Один против организации мирового масштаба, которая ни во что не ставит ни закон, ни этику. Агентство наемных убийц всех национальностей и рас, готовое разить в любую секунду, в любом месте.

Тело ныло, когда ои расплатился с такси и вошел в дом. Квартира была на первом этаже, позади дома симпатичный садик. Он открыл дверь и щелкнул выключателем.

Гостиная у него длинная и узкая, в дальнем конце — камин. Направо от камина дверь в кухню.

Неожиданно Питер как споткнулся.

В кухне горел свет. Питер его не включал. Когда уходил утром, было уже светло.

В центре дверпого проема болталась пара ног. Башмаки высоко над полом.

Пересилив себя, Питер вошел в кухню. Ноги пришлось отодвинуть.

— Господи! — вырвалось у него.

На веревке, привязанной к трубе отопления, висел Джордж Уилсон: нелепо вывернута на сторону голова, сизый язык высунут, глаза навыкате. Кидаться обрезать веревку ни к чему: Джордж уже давно умер.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

По квартире Питера сновали полицейские — уголовный розыск. Чуть опомнившись, он позвонил Максвилу. Питер ни на секунду не усомнился: Джорджа убили. Но уверенность держалась на интуиции, и только сейчас Максвил подтвердил: да, убийство.

— Ни на стул, ни на табуретку он не вставал, — рассуждал Максвил, сейчас собранный и деловитый, — их тут просто нет. А если, предположим, он забрался на кухонный стол и прыгнул оттуда, то разбил бы вдребезги дверцу буфета. С пола же до трубы не достать. Да и с кухонного стола туда, где привязана веревка, не дотянуться… Веревка? Бельевая? Ты что, Питер, устраиваешь постирушки дома?

— Нет. И бельевых веревок у меня нет. Ее принес Джордж. Или кто‑то еще.

Они устроились в гостиной. В кухне полицейский снимал отпечатки пальцев. Питер набрал номер Деверн. Звонил ли Джордж из Филадельфии? А Элли? Есть ли известия от нее? Девери, расстроенный, ответил: нет, не звонил никто. Сам он уже едет к Питеру. Но почему же Джордж вернулся в Нью — Йорк? Зачем, вернувшись, вдруг явился к Питеру? Питер проверил в справочной телефонной службе. Нет, ему никто не звонил. Дозвониться до него Джордж не пытался.

Медицинский эксперт не сумел точно установить при26 Зарубежный детектив 401

чину смерти. Смерть Джорджа последовала от удушения, здесь сомнений нет. Но причины удушения? Результат повешения? Или, может, Джордж — предположение Максвила — уже был мертвый, когда его повесили? До вскрытия сказать наверняка нельзя.

Тело Джорджа Уилсона увезли к патологоанатомам.

Один из людей Максвила доложил, что в саду обнаружены следы ног, сравнительно недавние, может, Питера или его друзей, заходивших к нему сегодня, вчера? Позавчера шел дождь.

— Больше месяца я провел в Европе, — возразил Питер. — Вернулся только вчера. И в сад не выходил. Гостей у меня тоже не было. Если там свежие следы…

Максвил приказал сфотографировать следы и снять слепки, где возможно. В квартиру могли проникнуть только через сад: вторых ключей от квартиры нет ни у кого, а парадная дверь в целости. Питер не помнил, запирал ли французские окна, выходящие в сад.

— Предположим, Уилсон вернулся из Филадельфии, сам, добровольно, — Максвил щелчком отправил окурок в камин. — Тогда одно из двух: — либо он бросил поиски жены, либо отыскал какую‑то ниточку, что‑то новенькое, и ему потребовалась помощь.

— Но он же мог позвонить, — недоумевал Питер… — Зачем ехать в такую даль, терять время?

— Не смог поймать тебя. И не дозвонился до Девери.

— Если что срочное, Девери непременно разыщут. Он как врач. В редакции всегда известно, где он.

— И все‑таки Уилсон приехал. Или его привезли, — Максвил закурил новую сигарету. — Вот — вот явится по молодости прыткий помощник прокурора. Он только II надеется, что тут самоубийство. На его уголовном отделе и так висит с избытком. Он выдвигает свою версию: жену Джорджа изнасиловали и похитили. Джордж надломился и кидается за утешением к другу. Но не застает дома. Тогда, совсем ошалев, он повесился.

— А бельевую веревку прихватил с собой? Так, па всякий случай. Неужели ты сам этому веришь?

— Нет. Но не забудь, мы не можем раскрыть помощнику прокурора все, что известно нам. Это погубит и Элли и Корал. Мне кажется, пусть юнец считает это самоубийством. Пока. Пусть те, кто приволок сюда Джорджа п повесил, успокоятся немножко.

— Зачем им Джорджа‑то потребовалось убивать?

— Очевидно, он вышел на след жены, а оттуда недалеко и до них, — Максвил угрюмо улыбнулся. — А если Джордж сумел разыскать что‑то, так сильно их напугавшее, стало быть, и мы сумеем.

— Что ж, встать посреди Филадельфии и ждать, пока осенит? — съязвил Питер.

Максвил сердито прищурился.

— В Филадельфии мне помогут. Попробуем установить, что предпринимал там Уилсон. Но смерть произошла на моем участке. Убийство Уилсона — это уж моя загадка, Я мог ничего и не знать ни про миссис Уилсон, пи про Корал Трейн, ни про Стронга. Тут уже не дело Клингера, тут убийство и розыск преступников — мой прямой долг. Делай как знаешь, можешь отвязаться, но подлецов, которые совершили убийство, я разыщу. Непременно.

— А тебе не показалось, Грэг, что Джорджа привезли сюда и повесили у меня на кухне с определенной целью? Новое предостережение?

— Показалось. Его свободно могли прикончить и в Филадельфии, и по дороге в Нью — Йорк. Запихнуть тело в канаву пли в подворотню — и с концами. Однако его везут сюда. Подкрепляют свой приказ отвязаться. Но в игру вступили ребята из уголовного розыска. В «агентстве» знали, что этим кончится. Самый последний тупица полицейский не купится на такую симуляцию самоубийства, поразмыслив хоть минуту.

— А почему, как считаешь? Если Джордж наткнулся на что‑то, ему могли заткнуть рот, и не разыгрывая столь замысловатый спектакль.

— Ну это задачка для детского сада, — ответил Максвил, все еще сердитый и злой. — Полиция кинется искать: убили журналиста. Искать убийцу ринутся все. И ваш журнал, и другие. Некрасиво убивать, журналистов. Поднимутся крики о возмездии, но «агентство» уверено в своей неуловимости. А тебя уже дважды предостерегли: отвяжись от Клингера, если дорожишь Элли и Корал. Тебе наглядно показали, что, если придется, они не остановятся ни перед чем.

К ним шел, расталкивая полицейских, Девери. Бледный и разъяренный.

— Его убили здесь, в квартире Питера? — спросил он.

— Проверим следы в саду, тогда станет ясно. Может, он вошел сам. А может, затащили силком, — сказал Максвил.

— Зачем вообще понадобилось волочить его сюда от самой Филадельфии? — недоумевал Девери.

— Это по — вашему, — возразил Максвил. — Но разве мы знаем, как все произошло?

— Он помчался в Филадельфию, едва узнав, что Элли пропала, — объяснил Девери.

— Опять же вы не знаете наверняка, уехал он или нет, — резко возразил Максвил.

Брови Девери взлетели.

— Но он же побежал на трехчасовой!

— Неизвестно, успел на него или нет. Точно неизвестно, уезжал ли он из Нью — Йорка.

— Наш человек сообщил из Филадельфии: Элли исчезла, — сказал Девери. — Джордж пулей вылетел из комнаты, обещал позвонить нашему сотруднику, как только приедет.

— И что же, звонил?

— Я как‑то и не сомневался. Позвонить можно?

— Пожалуйста. Телефон уже проверили на отпечатки.

Девери набрал номер. Филадельфийский филиал «Ньюсвью», догадался Питер. Вечером редакция, конечно, закрыта. В отличие от нью — йоркской: та работает сут-* ки напролет. Но служба справок там, похоже, есть, и Девери узнал телефон нужного сотрудника — Янсена. Еще поворот диска, Янсен оказался дома. Нет, Джордж ему не звонил, и вообще не звонил в редакцию, насколько Янсену известно. Новостей от Элли нет.

— Он обязательно позвонил бы в редакцию. — Девери положил трубку.

— А я так спорить готов, что он и не уезжал никуда, — заметил Максвил. — За вами за всеми следили. За вами в Вашингтоне. За Питером после звонка Элли. За Элли с момента насилия и до той минуты, как она исчезла. Конечно, и Стронги под присмотром. Вас всех накрыли одной сетью. Возможно, Джорджа схватили, едва успел он из редакции выйти. Вряд ли ему удалось добраться до Пенсильванского вокзала, а уж тем более до Филадельфии. Его схватили, убили и втащили сюда. Или втащили и тут прикончили. Это уж мне разбираться.

— Значит, приметесь ловить их, а как же Элли и Корал? — спросил Девери.

— Не расследование, а погоня за призраками, — ска зал Максвил. — Но судьба женщин зависит от действий «Ньюсвью».

— Оставь мы Клингера в покое, их все равно убьют. Только позже, — угрюмо заметил Девери. — Пойдем в атаку, и их убьют сейчас.

— У нас нет выбора, — сказал вполголоса Питер. — Мы атакуем. Это наш единственный шанс.

— Для меня они всего лишь имена, — заметил Максвил. — Для вас — друзья.

— Мы не знаем, где Элли, как ей помочь, — сказал Дбвери. — Предположим, выкрадем мы Корал Трейн и запрем в редакционном сейфе. В отместку убьют Элли. И Стронга могут убить. Любой наш шаг — и кому‑то не миновать смерти.

Челюсти Питера словно окаменели, даже слова и те выговаривались с трудом.

— Выход должен быть, — произнес он. — Нас обскакали, но неужели они хитрее нас?

— А что, у тебя есть план? — поинтересовался Максвил.

— Выспаться надо, а там посмотрим.

Наконец Питер остался один. Максвил ушел, забот ему предстояло без счета: изучить протокол медицинской экспертизы, результаты снятия отпечатков пальцев, следов в саду. Девери собрался в редакцию, проверить еще раз все связанное с делом Клингера — его друзей, семью, деловых партнеров, хобби, связи с Бракстоном Клаудом. Все это, конечно, собрано служащими Стронга, но быстро их сведения не раздобыть: надо пускать в ход хитрости и уловки, обходить препоны и заслоны. Ладно, информация Джейка и журнальные вырезки о Клингере тоже сгодятся.

— Ключ ко всему — Клингер! — заявил Питер. — Это его так рьяно защищают, значит, их слабое звено он.

— Ты поспи, — посоветовал Девери. — Часов в девять позвонишь.

Но попробуй засни. Питер знал, что ему не сомкнуть глаз, пока он не выстроит хоть вчерне план действий. Он намешал себе коктейль и устроился в любимом мягком кресле в гостиной. Негнущимися от напряжения пальцами Питер набил черную вересковую трубку. Коктейль, раскуривание трубки, успокаивающий аромат терпкого сирийского табака расслабили нервы. Ну‑ка поднатужься, приятель.

Невозможно изгнать из воображения лица двух жен щин, которых он любил — Элли и Корал. Элли, над которой безжалостно надругались, ее потемневшие от пережитого оскорбления глаза. Она, конечно, в руках врагов. Будь она на свободе, непременно позвонила бы. Корал одна в сказочном коттедже Барри Слейда. Пленница без цепей. Ей грозит смерть, если ее муж выполнит свой долг. И часы, тикая, приближают время вынесения приговора по делу Клингера. А может, дело прекратят, если Стронг заявит, что оснований предъявить обвинение нет.

Какую выбрать контратаку? Как закрутить гайки на «агентстве убийств», чтобы отвязались они? У них численный перевес, никакой этики и покров тайны, который не сумели разорвать лучшие полицейские страны. Стоит только «Ньюсвью» обнародовать, что на Стронга давят, и мгновенно последует ответный удар: убийство Элли или Корал, если не обеих. Безликий, безымянный наемный убийца из отдаленного штата, не зарегистрированный в полиции, напомнит Фрэнку Девери, что в «Ньюсвью» перестарались.

В памяти Питера всплыла круглая ухмыляющаяся физиономия Томпсона Клингера. И вспомнилась нелепая детская песенка:

Жил да был на свете кривой, Он пошел по дорожке кривой…

Томми Клингер давно пустился в путешествие по кривой дорожке ради империи Клауда. Где‑то в пути ои набрел на опасную зону. Проследить бы петли кривой дорожки и определить опасную зону, тогда, может, и сыщется правда, страшная для Бракстона Клауда и наемных убийц «агентства». Шантажировать шантажистов. «Ньюсвью» и его сотрудники известны врагу, малейшее их движение стережет невидимое око, каждый шаг угроза для них самих.

Едва хлебнув, Питер отставил стакан. Трубка у него затухла. А в одиночку? Если уйти в подполье? Ускользнуть из‑под их наблюдения? Вдруг удастся выйти на след?

Питер потянулся к телефону на боковом столике и набрал личный номер Девери.

— Отрабатываем Клингера, — сообщил Девери, когда Питер назвался. — У Джейка много чего набралось из его личной жизни.

— Хорошо. Теперь послушай, Фрэнк, и не кричи, дай до конца сказать. Наш журнал печатается завтра. Тисни в номер маленькое интригующее сообщение.

— Какое это?

— О моем увольнении.

— Ну, Питер…

— Слушай, Фрэнк, я только что вернулся из Греции. Там война. Вот я и ухожу из «Ньюсвью» — писать книгу о положении на Кипре. «Ньюсвью» выражает сожаление. Хочешь, дай краткий очерк моей журналистской деятельности. Но должно быть совершенно ясно, что я не имею больше никакого отношения к «Ньюсвью». Я уволился, я пишу книгу.

— И не подумаю, пока…

— Тисни, тисни. В девять утра все объясню. И еще, Фрэнк…

— Ну?..

— Попроси какую‑нибудь нашу блондиночку купить тебе флакончик краски для волос.

— Какого черта?..

— Не хочу покупать сам — увидят.

— Что за чушь! — взорвался Фрэнк. — Что ты, черт возьми, задумал?

— Выполни все, Фрэнк. Утром объясню.

— Нет, сейчас! — потребовал Девери.

Питер улыбнулся про себя.

— Отправляюсь, Фрэнк, прогуляться по кривой дорожке. Пока, в девять увидимся!

Через несколько минут, поставив будильник на восемь, Питер заснул.

Девери, небритый, с красными глазами, уставился на Питера. Джейк Джекобе, пепельница у его локтя была забита окурками, пристроился за столиком с пишущей машинкой. За дымчатыми стеклами сверхвозбужденно поблескивали его глаза. Он, похоже, догадался, что задумал Питер.

— Сообщение в журнале даст мне время все приготовить, — развивал свой план Питер.

— И?.. — без энтузиазма поинтересовался Девери.

— Ия уйду. Глубоко в подполье. Материала хватит, есть от чего оттолкнуться, — он указал на папку с бумагами на столике Джейка.

— А смысл?

— Мы пересеклись с гангстерами, для них закон — так, потеха. Я как сотрудник «Ньюсвью» вынужден играть по правилам. И это тормоз, да еще какой. Вот заявление об увольнении на всякий пожарный. — Он достал из кармана конверт и положил перед Девери. — Подонков побеждают их же методами. Закон не закон, двигай напролом.

— И попадешь в тюрьму или убьют, — сказал Девери.

— А можно еще спокойно посиживать, а потом пустить слезу на похоронах Элли. «Риск мой, Фрэнк. И я рискну, по вкусу тебе или нет.

Девери, любивший Питера, медленно покачал головой.

— Спятил, совсем спятил.

— Итак, перейдем к Томми Клингеру, — сказал Питер.

Джейк основательно перелопатил жизнь президента «Синего неба».

— Начать с компании, — приступил он. — «Синее небо» — компьютерная служба. Самая совершенная в стране. Ну, к примеру, «Ньюсвью» дает репортаж о новой знаменитости. Требуется месяц, чтобы собрать нужный материал. «Синее небо», нажав кнопку, выдаст вам его за тридцать секунд — во всех подробностях: образование, деловые связи, все — вплоть до бородавки на шее. Желаете знать о его предприятии? Извольте. Тридцать секунд — и вы знаете, сколько стоит его компания, размеры ее фонда, ее масштабы, ее долги и доходы.

— Ну а если у них нет человека или компании, которая интересует клиента? — осведомился Питер.

— Тысяча против одного, что есть. «Синее небо» существует пятнадцать лет. У них огромный штат, который занимается сбором сведений о людях и фирмах. У них даже есть информация о промышленных процессах, химических формулах. Чего только у них нет! Громадная энциклопедия жизни Соединенных Штатов. Да вдобавок деятели и фирмы зарубежных стран, хоть как-то связанные с американскими. Требуется тебе информация, платишь кругленькую сумму — и получай. Ты воображаешь, наше правительство располагает секретной информацией о гражданах? По сравнению с «Синим небом» это крохи.

— А кто же клиенты?

— Крупные корпорации и компании страны. Большинство платит за информацию вполне официальную.

— Официальную?

— Например, ты намечаешь кого‑то па руководящую должность. «Синее небо» дает тебе обычные сведения о его прежней службе. Они нажимают, ну, скажем, синюю кнопку. Но, — улыбка Джейка стала язвительной, — если ты готов заплатить побольше, нажимают уже красную кнопочку, и ты узнаешь, с кем он спит, и вообще все, что скрывают от чужих глаз. Короче, Питер, плати по прейскуранту — и приобретешь богатую информацию. Шантажируй себе на здоровье человека как тебе вздумается. И пожалуй что только из‑за цены — очень уж высока! — клиенты в основном из мира политики. Президент, и вниз по служебной лестнице — сенаторы, конгрессмены, губернаторы, Пентагон, чиновники. Тебе понадобилась помощь в мире юриспруденции, или контракты, или правительственные дотации? Шагай в «Синее небо», плати за красную кнопку, и тебе выдадут тепленьким требуемого человека. Сам понимаешь, краснокнопочная информация хранится за семью печатями. Не сунешься. Дело против Клингера связано с информацией, которую использовали, чтобы притормозить введение закона, означающего крах для большого нефтяного синдиката в Венесуэле. Как‑то все просочилось. Может, Клингер сболтнул лишнее, перепив мартини. Но как бы там ни было, под угрозой оказалось все краснокнопочное отделение «Синего неба». А значит, и Бракстон, владелец компании. Осуждение Клингера и компании — конец этого компьютерного заведения, произойдет грандиознейший скандал в нашей политической истории и истории корпораций. Речь идет о компьютерной грязи чуть ли не на миллиард долларов.

— Да, по крупной ведут игру, — заметил Девери.

Джейк заулыбался еще шире.

— Иной раз прямо удивление берет, как эти пареньки там, на самой верхушке, на мешках с деньгами, ухитряются оттяпывать этакие кусищи. Ну Клауд получил все через «Синее небо». Волей — неволей вспомнишь телевизионные дешевки: «Как вы думаете, каким образом такой человек, как я, стал таким, каков я есть?» Томми Клингер вывеска для Клауда. Положение в обществе, элегантная и богатая жена топчется как раз с теми, кого «Синее небо» не прочь присоединить к своей красной кнопочке. Умом Томми не блещет. Возможно, вообще не участвует в делах компании. Знает многое, однако из него ничего не вытянешь: не болтать хватает ума. Понимает — опасно.

— А чего не кончат с ним, вместо того чтобы грозить Стронгу и «Ньюсвью»?

— Хм, исчезни он или кончи самоубийством, или с ним произойдет несчастный случай — начнутся толки, расспросы. Их самая верная ставка — его судят и выносят оправдание. Но оправдать Клингера должны во что бы то ни стало.

— Так нажми свою красную кнопку и расскажи о Клингере, — попросил Питер.

— О тайнах его, что ли? — засмеялся Джейк. — Заурядная грязь заурядной личности. Самое приятное время для нашего Томми — лето. На лето его жена — урожденная Флоренс Тейлор — уезжает в Ист — Хэмптон, на дачу. Томми ездит туда только на уик — энды. А будни проводит с любовницей. Некой Мэри Льюис. Ее он содержит в шикарной квартире на 63–й; Клингеры живут на Парк-авеню. Но летом он пропадает у Льюис. У него имеется телефонная служба, и, если звонит жена, ему перезванивают в другую квартиру. Верь не верь, больше на него ничего нет. Такой уж он простак. — Джейк протянул Питеру листок бумаги. — Его распорядок дня. В десять — работа; спортклуб в двенадцать. Там он каждый день играет в бадминтон. После сауны и массажа пьет мартини. Столько, что набирает опять все, что сбросил. Завтракает или в клубе, или в каком шикарном ресторане. В «21» или «У Уилларда Бэкъярда». Кейфует до трех, до полчетвертого. Потом идет в контору. Так, показаться. К пяти он уже у Мэри Льюис. Обед им готовит прислуга — француженка, зовут ее Ивонпа Шартье. Для француженки видеть такое сожительство — вопроса нету. Они редко куда выходят. На публике Томми не рискует показываться со св9ей Мэри. Летом выезжают на машине за город. Ночи Томми проводит у Мэри, а утром является в контору. В десять.

— Вот уж ей осточертел наверняка. Разве что любовник необыкновенный, — заметил Питер.

— Хоть на деньги не скупится. Ну а зимой Томми затевает настоящий маскарад. Ночи он с Мэри проводить не может — Флоренс в городе, и его любовные игры ограничиваются двумя часами — с четырех до шести. К семи надо домой, одеваться к обеду или в театр. Но он выдумал фокус, не поверишь! Существует некий Эрик Траск. Известен как биржевой маклер. Парень не промах. У Томми что‑то есть на Эрика. Или он ему хорошо платит. И Эрик этот водит Мэри на обеды, куда приглашены

Томми и Флоренс, в театр, когда на спектакль идут Томми и Флоренс, на приемы к Томми и Флоренс. Мэри и Эрик для Флоренс приятная, веселая пара. Флоренс частенько приглашает Мэри на вечеринки, когда собираются только женщины. Ей очень нравится любовница ее мужа, хотя она не знает, что Мэри его любовница.

— Мне что, пожалеть Флоренс?

— У Флоренс, похоже, нелегкие проблемы, — сказал Джейк. — Сдается мне, Флоренс по — своему нравится проводить лето вдали от Томми. В Ист — Хэмптоне ей и так не скучно. Сюжет для французского фарса.

— Сюжет для красной кнопки, — возразил Девери.

— На этом листке у меня все нужные телефоны и адреса. Есть у них в штате один работник. Вряд ли ты о нем слышал — Карл Баннерман, гений компьютера. Истинный мозг «Синего неба». — Джейк вытащил из папки фотографию и протянул Питеру. Четкий снимок рослого нескладного мужчины. Симпатичный урод. Линкольнширец. На высокий лоб падает прядь светлых песочно — желтых волос. Теплая, чуть мечтательная улыбка. — Заведует программированием. Читает газеты, журналы, биржевые отчеты, политические новости и поток сообщений от информационного отдела «Синего неба». Все годное закладывается в компьютер. Подозреваю, Питер, ты уже давным — давно в машине памяти. И вы, мистер Девери, а может, и я. И Джордж Уилсон. Да все мало — мальски заметные сотрудники «Ньюсвью». Стронг уж точно там, и Корал Трейн, и Грейвз — все, имеющие отношение к делу. Самое любопытное в Баннермане — несметное количество информации в собственной памяти. Трудно даже вообразить! Думаю, и стратегию «Синего неба» определяет он. По — моему, нанять «агентство по убийствам», чтобы прижать Стронга, — его идея.

— Выходит, они, нажав красную кнопку, не извлекли ничего для шантажа Стронга. Честный человек, — сделал вывод Питер.

Джейк кивнул.

— И приходится заключить, что про судью Элсворта много чего всплыло. — Он закурил очередную сигарету. — Вот тебе, Питер, и задачка. Любая слабинка, каждая зацепка уже взяты на заметку, сохраняются «Синим небом».

— Тебе дозволят метаться по кругу вволю. И тебе не победить. Все твои наивные героические порывы напрасны, — заключил Девери.

— Стронг сдался не потому, что угрожали ему! — Щека у Питера дернулась. — Корал — причина его отступничества. Мое предложение: использовать те же методы против Клингера, или Баннермана, или Клауда!

— Нашел, чем их пугать! — пожал плечами Джейк. — В них же нет ничего человеческого. Им хоть мать родную на кусочки режь, лишь бы ни на волос не поступиться своей властью!

— Достал краску? — повернулся Питер к Девери.

— Да, чтоб ее черти взяли! — Девери дернул ящик стола и вытащил маленький сверток. — Ты всерьез полагаешь, что сумеешь скрыться, перекрасившись в блондина?

— Это так, для начала. Теперь послушай, Фрэнк. Не разыскивайте меня. И я не буду звонить… пока уж совсем не припечет. Ни телефонам, ни секретаршам доверять нельзя.

— Вовсе не обязательно «звонить наобум, — вставил Джейк. Он скосился сквозь дымчатые очки и клубы сигаретного дыма на Питера. — На Третьей авеню есть маленькая забегаловка, называется «У Салливана». Я там каждый вечер. — Джейк ухмыльнулся. — Мне туда часто звонят — с информацией. Если меня позовут там к телефону, никто и бровью не поведет. Давай, например, договоримся, с одиннадцати до половины двенадцатого каждый вечер. С чего ты начнешь?

— С краски для волос.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Выйдя из редакции, Питер ощутил странное одиночество. Он порвал все связи, хоть как‑то защищавшие его. Изменив внешность, он затеряется в новом и чужом мире. Строить планы легко, не то что осуществлять их.

Не сделал он и трех шагов, как какое‑то недавно обретенное чувство, внутренний радар, подсказало ему, что за ним следят. Два дня назад, идя к Вордвелам, он ничего не заметил. Не заметил и когда ходил в «Плейрс» на встречу со Стронгом. И сегодня утром по пути в редакцию. На этот раз он настороже, а преследователь чуть — чуть поспешил. Прохожий, ничем не примечательный, замахал такси чуть энергичнее, чем требовалось, забрался в машину, и та почти тут же притормозила у обочины.

Первый порыв Питера был ускользнуть, но он смекнул: уж если «Синее небо» за него взялось, квартира под наблюдением. Убежит он от этого, тут же подцепят на Ирвинг — плейс. А идти домой надо, так что устраивать сцену исчезновения нет сейчас никакого смысла.

Он подозвал такси, дал адрес «Плейрс», и оказалось, инстинкт его не обманул: за машиной неотступно скользила другая, до самого Грэмерси — парка. Он вылез и зашел в клуб, получил там по чеку и, переговорив с администратором, выписал второй чек на пятьсот долларов.

— Пойдете сегодня в банк, Клиффорд, будьте добры, получите по этому чеку. Мелкими банкнотами — по двадцать, десять, пять долларов. Деньги положите себе в сейф. Для мистера Пола Смита. Он мой друг, обещал приехать вскоре. Меня в городе не будет, а наличные ему нужны.

— Ои спросит меня, мистер Стайлз?

— Возможно, если придет сюда. Или позвонит и попросит прислать деньги.

— А как я узнаю, что звонит он?

— Да ведь только мы и знаем, что деньги у вас.

Питер учитывал, что, если «Синее небо» примется после исчезновения разыскивать его, под наблюдение возьмут все: его банк, клуб, редакцию. И если ему понадобятся деньги, получить по чеку станет проблемой.

На улице, напротив его окон, какой‑то парень читал газету, прислонясь к фонарному столбу. Питер вошел к себе. Ну и кавардак, сразу видно, полицейские побывали. Завтра миссис Шварц, жена смотрителя дома, придет и наведет порядок. Не забыть оставить записочку ей — и любому, кто вздумает сунуться сюда, что он ненадолго уезжает. Когда «хвост» обнаружит, что потерял Питера, то, конечно, примутся разнюхивать. Заметка, что он уехал писать книгу, появится в «Ньюсвью» только в четверг, через два дня.

Он открыл флакончик с краской, заглянул в инструкцию: мелкие буквы заплясали перед глазами, так у него тряслись руки. Взгляд невольно остановился на кухонном проеме. Вчера н^чью там болтались ноги Джорджа. А где‑то Элли, больная, жестоко избитая, а может, и мертвая. На очереди Корал. Питера бил гнев. Много лет назад он видел, как его отец сгорел заживо в разбитом автомобиле — жертва бессмысленного зверского преступления. Тогда ему вот так же страстно хотелось одного — «

отомстить. При Девери и Джейке ои напускал хладнокровие, но сейчас, оставшись один, уже не мог унять лихорадку, его цель — заставить преступников страдать за то, что пережила Элли, что пережил Джордж, что переживает в сказочном домике Корал. Необходимо добраться до подлеца, который нанял «агентство» и блокировал действия Стронга и «Ньюсвью». Настигнуть главаря.

Зазвонил телефон. Грэг Максвил:

— Имеется кое‑что новенькое. Возможно, тебя заинтересует…

— Мне интересно все связанное с Клаудом, — перебил Питер.

— Что с тобой, дружище?

— Ничего. Л что?

— Голос у тебя диковатый. Один? Или кто выкручивает тебе руку?

— Нет. — Питер глубоко вздохнул, от гнева у него даже голос сел.

— Итак, — продолжал Максвил, — перещфм к фактам. Следы в твоем саду — Джорджа Уилсона. Он пришел то ли добровольно, то ли под пистолетом. Его задушили: па шее следы больших пальцев. Убили его у тебя на квартире и потом уже повесили. Мертвого. Всякие версии насчет самоубийства отпадают.

— Ну что же, дело в хороших руках — твоих. — Питер старался говорить небрежно. — А я выхожу из игры. Двину куда‑нибудь, надо писать книгу.

— Шутишь ты, что ли!

— И не думаю. Я уволился из «Ньюсвью». Поработаю для разнообразия на себя. У меня есть богатый материал для книги о Кипре.

— Ох и врешь! — чуть ли не весело воскликнул Максвил.

— Но, Грэг, я же все‑таки писатель, а не детектив.

— Чтобы ты удрал при такой ситуации? Одного твоего друга убили, а двое других вот — вот сорвутся со скалы? Не пудри мне мозги, Питер. Желаешь совет от дядюшки Грэга?

— Не нуждаюсь;

— Ладно, все равно слушай. В одиночку их не одолеть. Без информации и помощи увязнешь наглухо. Их много, они слишком сильны. И вездесущи.

Да, с Максвилом играть в прятки бесполезно.

— Но зато я смогу действовать без оглядки на закон, — заспорил Питер.

— А у них тоже есть закон. Закон джунглей, закон выживания сильнейших. Известны тебе, Питер, эти законы?

— Я служил когда‑то в Южной Корее. Известны. И я сумею выжить.

— Ну, ну, нацепи на шляпу ветку для камуфляжа. Только не надейся, что поможет. Питер Стайлз знаменит как голливудская звезда.

— Питер Стайлз отключается. На войну пойдет Пол Смит.

— Ну и ладно. Я тебя слишком хорошо знаю, спорить без толку. Могу только подсказать тебе кое‑что.

— Ну?..

— Я разговаривал с моим другом из «Интерпола». Там убеждены, что штаб — квартира «агентства» здесь, в Нью — Йорке. Но если требуются исполнители, их нанимают за тысячу миль. Не зарегистрированных ни в картотеке ФБР, ни в полицейских участках. Например, твой загорелый друг из Дарьена не фигурирует ни в одной картотеке.

— Итак, для начала нуль.

— Не совсем. В «Интерполе» считают, что имеется деятель, которому есть что поведать об «агентстве убийств». Он, по мнению «Интерпола», прибегает к их услугам.

— Кто же он?

— Карл Баннерман. Главный распорядитель «Синего неба».

— Есть и у меня в списке, — отозвался Питер. — Теперь номером первым.

— И еще, дружище. Потребуется морская пехота, вспомни мой телефон. Возьму денек отгула, коли понадобится расширенное толкование закона.

— Спасибо, Грэг.

— И все‑таки ты ненормальный, — закончил Максвил. — Но я тебя все равно люблю.

План очень даже хорош, уговаривал себя Пптер, начиная превращение в пепельного блондина. Питер Стайлз исчезнет, потайные ходы врага отправится разведывать Пол Смит. Первая помеха — соглядатай, подпирающий фонарный столб напротив. Проскользнуть мимо — и Стайлз — репортер испарится. Вот только надо для упрощения маневра дождаться темноты.

Приготовления его были просты, но продуманны. Наденет темно — синий шерстяной костюм, черную водолазку. Прихватит еще костюм, башмаки и синие джинсы, голубую простую рубашку и кожаную куртку, на случай, если придется изображать рабочего. И свой пистолет 38–го калибра. На оружие разрешение у него есть. Портативный магнитофон — в карман куртки. Вещи сюда, в черный чемоданчик, лежащий пока на кровати раскрытым, на случай, если вдруг в последнюю минуту надумаешь положить что еще.

Несколько раз Питер наведывался в ванную, проверить, как высветляются волосы. Удивительно, до чего сразу меняется внешность. Когда стали густеть вечерние тени, он поджарил гренок с сыром и сварил кофе. Потом разделся: надо принять душ. Присев на край кровати, отцепил устройство, которое пристегивал на правую ногу — алюминиевый протез. Когда‑то процедура казалась ему унизительной. За долгие годы он приучился вообще не думать о протезе. Пользовался машинально.

Горячие струи нещадно, долго хлестали тело; чуть отпустили гнев и напряжение. Наконец, Питер вылез из‑под душа и яростно растерся махровым полотенцем. Взглянул в зеркало: волосы высветлились великолепно.

Допрыгав до двери, Питер вмиг замер, схватившись за дверной косяк: в спальне стояли трое. Натянутые на голову чулки превращали лица в гротескные маски. Один рылся в чемодане, и Питер увидел, что пистолет и магнитофон уже вытащили. Двое повернулись к нему — безликие.

— Красавчик на загляденье! — бросил один.

— Немудрено, что Максвил так его любит, — прибавил другой.

Питер похолодел. Он стоял перед ними голый и беспомощный. Ну и растяпа он! Чертов дилетант! Ему и в голову не пришло, что его телефон прослушивается, но шуточка насчет Максвила не позволяла в том усомниться. Его план, весь, целиком, стал известен. С ним покончат и в другом смысле. Джорджа повесили. А его? Стоявший у чемодана сунул пистолет Питера в карман, магнитофон грохнул об пол и раздавил ногой, потом обратил к Питеру бежевое лицо.

— Да, приятель, умником большим тебя не назовешь. — Говорил он с легким акцентом, но Питер не смог разобрать, с каким. Исполнителей «агентство» вызывает издалека, вспомнилось Питеру. — Придется поучить тебя, чтоб ты запомнил раз и навсегда. В детские игрушки с профессионалами не играют. Предупреждали же, кажется, — отвяжитесь. Не послушались, сами виноваты — и тебе придется худо, и твоим подружкам, а уж Уилсону, бедолаге, и совсем не повезло. Придется втолковать тебе, да подоходчивее, — на наши предупреждения не плюют!

Путей к спасению нет. Позади Питера тупик — ванная. Все трое медленно наступали на него. У одного, как заметил Питер, в правой руке поблескивает кастет. Питер попытался защититься от удара железного кулака и, потеряв равновесие, свалился на кафельный пол ванной. Вихрем налетела боль, по через секунду — другую Питер, к счастью, потерял сознание под яростными ударами ботинок и тычками железного кулака и уже не чувствовал ничего. Перед глазами поплыла красноватая тьма, и он провалился в небытие.

В ушах гудело. Питер попробовал шевельнуться и закричал от боли. Свет везде выключен, кругом темно. В квартире мертвая тишина. Он окоченел от холода на кафельном полу. Все тело до последней клеточки болит. Застонав, перевернулся на живот. Опёршись ладонями об пол, привстал на колени. Нащупав раковину и держась за нее, встал на ногу. Включив свет, он уставился па серое лицо в зеркале. Последнее, что ему запомнилось перед тем, как его смел вихрь ударов: он прикрывает голову руками. На лице синяков нет, но оно искажено от боли.

Питер дернулся, его вырвало.

Он спустил воду, прыгпул. к двери в спальню — и опять упал. Боль жгла Нестерпимо. Постанывая, пополз к кровати. В ладонь что‑то вонзилось: осколок разбитого магнитофона. Подобравшись к ночному столику, Питер потянулся к выключателю и огляделся, ища протез. Эти подлецы унесли его! Душили слезы ярости и бессилия. Кое‑как вскарабкавшись на кровать, он лег, тяжело отдуваясь. Дрожа от холода, прикрылся одеялом и, дотянувшись до телефона, набрал номер лейтенанта Максвила. Тот ответил сразу же.

— Питер говорит. Мне… мне нужна твоя помощь, Грэг.

— Само собой. Что случилось?

— Мой телефон подключен, — сказал Питер. — Весь паш последний разговор слышали. Давно мы с тобой разговаривали, Грэг?

— Что с тобой? Полтора часа назад.

Питер знал, что пробыл без сознания долго.

— Меня захватили врасплох, когда я из душа выходил. Трое гангстеров, на лицах чулки. На мне места живого нет!

— Еду! — бросил Максвил, голос его стал жестким.

— Грэг! Лезь через забор. Эти сволочи уволокли мою ногу. Не сумею открыть тебе — до двери не добраться.

— Ну мерзавцы!

Питер лежал на спине, плавая в море боли, его колотило даже под одеялом. Ясно, не от холода — летний вечер был теплый. Его трясло потому, что каждый нерв протестовал против зверского избиения.

Показалось, прошла вечность, когда наконец открылось французское окно, и Питера окликнул Максвил. Лейтенант вошел в спальню, и Питер увидел — сразу полегчало, — что тот несет протез.

— Кинули в саду, — сообщил Максвил. — Обезоружили тебя, побоялись, вздумаешь еще за ними гнаться.

Питер через силу сел. Максвил присвистнул:

— Чем это они тебя так, дружище? Железными прутьями, что ли?

— Кастетами.

С протезом Питеру стало чуть легче. Он встал, постанывая, и проковылял к шкафу, ухитрился натянуть брюки и накинул теплый халат.

— Выпить бы.

Он направился в кухню, на полпути передумал, почувствовал, как его поддержала сильная рука Максвила, и дотащился до кресла. Максвил без слов исчез в кухне и вернулся с бутылкой «Джека Даниэла» и двумя стаканами. Питер жадно выпил, ощущая, как растекается по телу тепло.

— Ну, рассказывай, — бесстрастным профессиональным тоном велел Максвил. Он чуть улыбнулся. — Слышал, люди седеют за одну ночь, но с тобой что?

— Мой блестящий план маскировки, — горько вздохнул Питер.

— Почему ты решил, что телефон подслушивают?

Питер объяснил: шуточка насчет привязанности Максвила, Пока он рассказывал, Грэг копался в аппарате.

— Хитроумный приборчик, — заметил он. — Наверное, такой же и в спальне.

— Мы раскрыли им все, — сетовал Питер. — Баннермана, конечно, уже предупредили. Весь мой план!

— Стало быть, надо придумать другой! Для начала неплохо бы сходить к врачу. Неизвестно еще, что у тебя внутри повреждено.

— Все в норме. Болит, но в общем порядок.

— Не будь дураком.

Питер не отреагировал.

— И пистолет стащили. Мне нужен другой.

— Зачем?

— Можешь быть уверен, Грэг, без штанов меня больше уже не застукают. Пусть‑ка сунутся еще раз, им это не сойдет с рук.

— Откроешь пальбу — и Элли или Корал несдобровать.

— Тебе доводилось испытывать такое, Грэг: тебя избивают нещадно, а ты беспомощен? Абсолютно беспомощен!

— Не доводилось.

— Ну так тебе не понять, отчего мне до зарезу охота сквитаться!

— А ты в состоянии уразуметь, что и числом и силой они превосходят тебя? Черт подери, Питер! Да ты счастливчик, что вообще в живых остался!

— И это их первая ошибка. Они не убили меня. Где же все‑таки раздобыть пистолет? И сегодня же вечером!

Улизиуть оказалось просто — друг помог. Максвил подошел к надзирателю Питера, несшему вахту у фонарного столба, и арестовал его, предъявив обвинение в бродяжничестве, а потом доставил в полицейский участок. Через несколько мииут выскользнул из парадной двери Питер, одетый в темно — синий костюм, черную водолазку и прикрывший светлые вэлосы черной шляпой. В чемодане у него лежал запасной костюм. И у него был пистолет. «.

Споря и протестуя, Максвил все‑таки согласился на первый шаг нового плана. В сущности, он стал соучастником предумышленного преступления. Даже пистолет, который Питер заткнул за пояс, специальный полицейский пистолет, принадлежал Максвилу.

Максвил, отменный профессионал, был реалистом. Он знал Питера. Знал, что нет способа остановить друга, переубедить его, разве что засадить под каким‑нибудь пред логом в тюрьму. Но очень скоро его освободят адвокаты «Ньюсвью». Максвил был тоже настроен воинственно, и ему также не терпелось добраться до «агентства», до убийц Джорджа, оскорбителей Элли, тюремщиков Корал. Что ж, если Питера нельзя остановить, надо его использовать. Пусть себе ведет игру на свой лад, отвлекает внимание «агентства», и тогда Максвилу, может быть, удастся, двигаясь за ним, захватить противника врасплох.

— Но я не желаю знать твои планы, — предупредил Максвил, — иначе я становлюсь твоим соучастником.

— Мне от тебя ничего не надо: только пистолет.

— Если потребуется, проси помощи, чертяка!

— Если успею.

— Так поспеши! И не рвись только мстить. Попробуй перехитрить их.

Было два часа иочи. Сонный механик гаража вывел Питеру его «ягуар», и через несколько минут тот уже мчался в Дарьей. Ночью, подумал Питер, дорогу до Слейда одолеть можно часа за полтора. Значит, приедет он около четырех утра. В запасе еще два часа до рассвета. Времени хватит.

Питер еще но совсем очухался, мысли плавали как в тумане, когда он свернул на Коннектикутскую автостраду. Досталось ему вволю, сплошные встряски, тут свихнется и самый хладнокровный человек. Избитое тело посылало адреналин в кровь, когда Питер мчался в темноте на опасной скорости, стиснув зубы. В луче света ему виделось лицо Элли, отчаяние и безысходность в ее глазах, слышался ужас в ее голосе; свисающие ноги повешенного Джорджа; три бежевых нейлоновых лица и дикое, беспощадное избиение.

Шины «ягуара» взвизгнули, когда он срезал поворот, и Питер понял, что надо срочно брать себя в руки, не то разобьешься, ничего не успев. Надо сбавить скорость, иначе арестует первый же служака — полицейский. Сняв с руля руку, Питер размял ее, потом — другую. В руль он прежде вцепился с такой силой, что занемели пальцы.

В три часа ночи в Дарьене, конечно, пусто. Он проехал по боковой дорожке, шагов за триста до каменных ворот затормозил и выключил фары. Нашарив в чемоданчике лейкопластырь, Питер сунул его в карман. Выбравшись из машины, постоял с минуту — выжидал, пока отойдут затекшие ноги.

Бледная луна уже начала прятаться, по света еще хватало, он мог оглядеться, пробираясь через придорож ный лесок. Двигался он очень медленно, сторожко, чтоб не треснула ветка, не хрустнул в темноте случайный сучок. Без конца останавливался, прислушиваясь, чувства были обострены до предела. Тишь мертвая, но вдруг резко вскрикнула ночная птица, да так близко, что от неожиданности он чуть оземь не грохнулся.

Наконец он подобрался к какому‑то пригорку: с него уже видно крышу сказочного домика Корал. Он лег плашмя и некоторое время лежал, притаив дыхание, наблюдая. Где‑то поблизости или загорелый садовник, или его напарник. Вряд ли бродит вокруг дома. В такой‑то час. Корал пленница, в общем, добровольная. Она спит, а охранник устроился где‑нибудь неподалеку от парадной двери. Питер выжидал, глаза у него слезились от напряженного вглядывания. Встрепенулся: вот он, признак жизни, — крошечная точка света, то вспыхивающая, то гаснущая. Это страж закурил сигарету, сидя именно там, где Питер и предполагал: у палисадника, напротив парадной двери коттеджа.

Питер поднялся и снова пустился в путь. Придется обогнуть дом. Подъездная дорожка просматривается с того места, где располояшлся страж. Когда тот затягивался поглубже, загоралась красная точка. Опять мучительно медленное бесшумное продвижение. Питеру понадобилось добрых двадцать минут, чтобы обойти сторожа сзади. Дюйм за дюймом он приближался. За несколько шагов он различил, что охранник сидит на раскладном стуле. Оставалось пройти всего ничего, когда под ногой у Питера треснула ветка. Охранник обернулся, увидел силуэт, вскочил и рванулся к кобуре. Рукояткой своего пистолета Питер стукнул его по лбу — точно в переносицу. Раздался тошнотворный хрустящшт звук. Охранник свалился. И остался лежать лицом к бледному небу. Питер разглядел, что это не загорелый. Он вытащил лейкопластырь, оторвал кусок и заклеил охраннику рот. Перевернув на живот, обмотал ему лодыжки и, заведя руки за спину, склеил запястья.

Он медленно, осторожно попробовал дверную ручку. Заперто. Но Питеру были знакомы деревенские привычки. Двери — и парадные и черного хода — запирают, но десять против одного — никто и не подумает запереть окна. Окна в комнате Корал наверняка не заперты.

Он обошел коттедж и увидел, что они, как он и предполагал, открыты, только жалюзи опущены. Подойдя поближе, Питер заглянул. Темные волосы Корал разметались по подушке, лежит она спиной к нему, одну руку закинув за голову, дышит ровно.

Питер осмотрел жалюзи и вздохнул с облегчением: задвижки прикреплены с внешней стороны. Он отодвинул их и попытался поднять жалюзи: не вышло. Достав ключ от автомобиля, он ухитрился поддеть из‑под низу. Сработало: чуть скрипнув, жалюзи под напором поднялись. Корал не шевельнулась.

Осторожно подтянувшись, Питер перебрался через подоконник. Быстро подойдя к кровати, оперся о край коленом и зажал Корал рот.

Та проснулась и тотчас принялась вырываться. Борьба была короткой: в свете луны она узнала Питера. Оп приложил палец к губам, призывая к молчанию. Корал замерла. Питер прилег рядом, совсем близко, его губы у самого ее уха.

— Ни звука, куколка, — зашептал он. — Вставай, одевайся — и пойдем. Никаких вопросов, пока не выйдем, Тише. Мышкой.

Та кивнула опять.

Он встал. Корал откинула одеяло и вылезла из постели, обнаженная. Он вспомнил, что она всегда спала раздетая. Не стесняясь его, она пошла через комнату, не требуя никаких объяснений. Умница, подумал он. Через несколько минут Корал в синем легком платье уже стояла рядом, в глазах ее стыло удивление. Он указал на открытое окно и пошел вперед. Опять выбрался в ночь. Она послушно следовала за ним. Питер, взяв ее за руку, быстро повел в лес. Теперь они не в комнате, говорить не страшно.

— Объяснения потом. Уйдем подальше, — бросил он. Ее рука, теплая и доверчивая, лежала в его ладони.

— А охранник? — спросила она. ~

— Выведен из строя. Когда приходит сменщик?

— Часов в семь утра.

Они вышли на шоссе всего в нескольких шагах от «ягуара», забрались в машину и с места взяли большую скорость.

Корал откинулась на спинку сиденья, закрыла глаза на минуту.

— Питер, Питер, Питер! — шепнула она.

Питер взглянул на нее и опять перевел взгляд на дорогу.

— Длинная история, — отозвался он. — Потерпишь, пока выберемся?

— Конечно. Я же пошла с тобой, правда?

Скорее подальше от Дарьена. Кто‑то может приметить и запомнить белый «ягуар». Около автострады он увидел телефонную будку. Оставив Корал в «ягуаре», Питер вышел позвонить. Отозвался сонный мужской голос.

— Бен? Это Питер Стайлз.

— Надо же?!

— Бен, слушай, дело очень срочное. Со мной женщина, ее требуется упрятать подальше, с глаз долой.

— Ах ты шалун! — захохотал Бен.

— Бен, да тут совсем не то! За ней следят, и надо найти местечко поукромнее.

— Вот мне везуха, если она вдобавок страшенная как черт!

— Твоя воля отказаться. Не буду скрывать: можно и обжечься. Но, Бен, мне нужна помощь. Я возле Дарьена, в Коннектикуте. Отсюда до Брустера миль шестьдесят, езды час с лишним.

— Меньше вроде бы. Приезжай. Сварю вам кофе, и выпить найдется.

— Спасибо.

Питер вернулся в машину.

— Едем к моему другу. Бен Мартин, художник по рекламе. У него старая ферма и мастерская в Брустере, отсюда миль шестьдесят. Отвезу тебя к нему.

— Ну, Питер, мне больше невмоготу! Выкладывай побыстрее, как и что.

И он рассказал ей об Элли и Джордже Уилсонах, о своей встрече с ее мужем в «Плейрс» и как его избили вечером.

— И угрозы, угрозы! Их могут ведь осуществить, — закончил Питер. — Ты была пленницей по доброй воле, поскольку Лестер боялся, что тебя убьют, ослушайся он их приказа. Следующий раз убьют и меня, если не отвяжусь. Без тебя их власть чуть — чуть уменьшится.

— Но как же Лестер?

— Его круглые сутки караулят полицейские.

— Он знает, что меня увез ты?

— Нет.

— Но мы ему позвоним, когда приедем к твоему другу?

— Нет.

— Питер, — ее голубые глаза раскрылись, — нельзя же так! Он с ума сойдет!

— Узнай он, где ты, из него выудят это.

— Ни за что!

— Заставят. Пригрозят, что убьют тебя, как только появишься — и все.

— О боже, Питер!

Чуть сбавив скорость, он оглянулся на нее.

— Еще слово — ия доставлю тебя обратно. Но как‑то сомневаюсь, Корал, чтобы тебя оставили надолго в живых. Сейчас ты им полезна. Ты жива, и они заставляют Лестера плясать под свою дудку. Но как только будет копчено дело Клингера… Слишком ты много знаешь, видела слишком много лиц. Твой единственный шанс — и мой тоже — разбить их, прежде чем они кинутся подчищать следы.

— Но, Питер, держать Лестера в неведении бесчеловечно.

— Хочешь жить, а?

— Разве нет!..

Небо на востоке уже краснело, когда они затормозили перед домом Бена Мартина. Молодой художник, тощий, долговязый, в джинсах и голубой рубашке, показался, когда они выходили из машины. Мартин взглянул на Корал и улыбнулся.

— А я ошибся. Она вовсе не страшила.

— Благодарю вас, сэр, — улыбнулась Корал.

— Корал Трейн, Бен Мартин, — познакомил их Питер.

— Неужто автор всех этих зажигательных сексуальных романов! — воскликнул Мартин.

— Не пойму, это что, комплимент?

— В дом! Живее! — строго приказал Питер.

Дом Бена Мартина стоял на отшибе, но как знать, случайный охотник или рыболов могут и углядеть Корал, проходя ближней тропкой. Малейший намек — и «агентство» найдет ее.

Их ждали вино и кофе. Была также ветчина, вермонтский сыр, хлеб и масло. Питер почувствовал, что дико проголодался. Жуя хлеб с сыром, он рассказал все Бену. Давний друг, ему можно доверять. Карие глаза Бена загорелись.

— Ух ты, настоящий детектив! — ахнул он, когда выслушал Питера.

— Вот именно, настоящий. И опасность тоже не сочиненная, — охладил его Питер. — У тебя есть выбор, Бен.

— Не понял?

— Ты можешь — что разумно — отказаться. Одно твое слово, и я увезу Корал. Мы поймем. Илп ты вступаешь в игру и прячешь ее у себя. За нами не следили, за это поручусь. Типам из «агентства» пока невдомек, что ее увезли.

— Но кто ее умыкнул, они узнают?

— Их умственные способности, к сожалению, мне известны, — сказал Питер. — Охранник, которого я уложил… Он видел меня секунду, но мог и узнать. Но узнал или нет, охотиться за мной все равно будут.

Бен взглянул на Корал и улыбнулся:

— Я — за вас.

— Ни единая душа не должна видеть Корал, — велел Питер. — Ни посыльные, ни соседи, никто. -

— Да ведь тут не знают, кто я!

— В компьютерах «Синего неба» есть мое имя, — возразил Питер. — Там, конечно, обо мне все сведения: дата и место рождения, школа, личная жизнь, военная служба, моя работа писательская и репортерская. Имеются и сведения о моих знакомых, о близких друзьях. Очень возможно, Бен, и ты в этом списке. В конце концов тебя вынюхают. И к тебе придут. Забредет прохожий спросить дорогу. Или в лесу заблудится турист. Нет, Корал не должны видеть. Если ее увидят, одна надежда на бога.

— Ясненько! — отозвался Бен. Он уже не улыбался.

— Понимаю, что у тебя душа не на месте, — Питер тронул Корал за руку. — Жалко мужа. Начнутся угрызения и терзания, и ты не вытерпишь. Нельзя его мучить, решишь ты, надо сообщить, что ты в безопасности. Позвонишь — считай, что подписала себе смертный приговор. И не только себе. И мне. И Бену. Пока там неизвестно, где ты, меня не пристрелят, через меня их единственный путь к тебе.

— Обещаю… — Корал сжала руку Питера.

— И еще. Что бы ни случилось, какая бы ни возникла неотложность — не звоните мне. Мой телефон прослушивается. Я сам буду звонить. Раз в день. Не могу сказать точно, когда именно, но, если не объявлюсь через полсуток, значит, влип в передрягу.

— И тогда?.. — осведомился Бен.

— Вот вам телефон. Грэгори Максвил. Он из манхеттенского уголовного розыска. Мой друг. Ему я скажу, где ты, Корал. Он сделает что нужно, ежели ситуация обострится. «

— Хоть какая‑то подмога, — заметил Бен.

— Но, *— продолжал Питер, — если позвонят и назо вутся Максвилом — не верьте, пока не скажут, что звонят от Джорджа Уилсона.

— Но Уилсон убит! — воскликнул Бен.

— Это пароль. «Агентство» знает, что Максвил мой друг. Его именем могут воспользоваться. Если не — упомянут Джорджа — это звонит не Максвил, а, значит, в «агентстве» всплыл ты, Бен.

— Они что, такие смекалистые? — засомневался Бен.

— Прямо до смерти, — подтвердил Питер.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Максвил кончал завтракать, когда в дверь позвонил Питер. Белый «ягуар» Питер оставил в гараже в Бронксе, слишком уж машина броская, и приехал на такси. Пусть план уйти в подполье провалился из‑за подслушанного телефонного разговора, все равно хотелось на время освободиться от слежки.

Налив Питеру кофе, Максвил ждал: с чем тот пришел. Выслушав рассказ о ночной операции с Корал, полюбопытствовал:

— И что это тебе дает?

— Покамест Корал в безопасности. Почти наверняка они бросятся ее разыскивать, — сказал Питер. — Розыски отвлекут часть их сил.

— А тебе пришлют правое ухо Элли Уилсон. В напоминание, что козыри все равно у них полностью на руках.

— Если произойдет такое, мое существование на этой земле в качестве цивилизованного индивидуума копчено, — жестко сказал Питер. — Начну действовать по принципу «око за око»!

— Ну и дурачина, — заметил Максвил.

— Клауд, Клингер и Баннерман, да вся их шг. нка посиживают в шикарных кабинетах и только приказывают — преступления совершают другие. Мы играем по правилам, тщимся обвинить их на законных основаниях, вот откуда разрыв в наших шансах. Остается одно, Грэг, — играть на их манер.

— Вот только армии гангстеров у тебя нет.

— Если уж на то пошло, сам гангстером стану. Можно позвонить?

— Ради бога.

Питер позвонил к себе в справочную службу. За последний час звонили несколько раз — все Лестер Стронг.

Ход событий ясен: Стронгу сообщили об исчезновении жены. Угрожали опять. Пусть Корал немедленно вернется, иначе смерть. То ли «агентство», то ли сам Стронг догадался, что в бегстве замешан Питер.

— Для Стронга, — сказал Питер справочной, — я не показывался, не звонил. То же отвечайте всем. — Он положил трубку и вернулся к кофе.

— А ты сурово со Стронгом.

— Чересчур уж он уязвим, на все готов ради Корал. Узнает, где она, п его заставят расколоться.

— И что теперь? — поинтересовался Максвил.

— Так глупо, ко мне прилип старый детский стишок: «Жил да был человек кривой, он пошел по дорожке кривой». Это про Клингера. Все события закручиваются вокруг него. Где‑то на кривой дорожке, которой он шагает, споткнулся он о бугорок, и теперь готовы разить беспощадпо, лишь бы скрыть этот бугорок. Попробую, Грэг, обследовать эту дорожку.

Максвил подошел к столу, достал из ящика ключ.

— Поживи здесь, пока тебя не подцепили, твою квартиру‑то, конечно, караулят. Возьми, что требуется из одежды и вообще что надо.

— Спасибо, Грэг.

— Такой уж я идиот, подыгрываю тебе. — Лицо у Максвила стало строгим. — Но мне не меньше твоего охота разворошить их гнездо. — Он указал на утреннюю газету. — Напечатали об убийстве Уилсона. Убийство не самоубийство. У нас уже телефон оборвали. Звонят из газет, с радио. Нет журналиста, который не искал бы разгадку.

— Но ее не найти. Не стало бы «агентство» действовать в открытую без уверенности, что сработало чисто.

— Не знаю, Питер, не знаю, — покачал головой Максвил. — Есть прореха и в их действиях.

— Интересно, какая?

— Ну это, в общем, ясно. Для чистого убийства они годятся на сто процентов. Но в данном случае их подрядили для игры другого рода — угрожать. Об убийстве речь не шла. Однако загони наемных убийц в угол, и те реагируют автоматически. Убивают. Каким‑то образом Уилсон припер их. И мгновенно: убийство; все интересующие нас лица — Клингер, судья, Баннерман, а может, и Уинстон Грейвз — могут теперь попасть в соучастники. Сумей доказать их связь с «агентством убийства» — и они у нае в руках. Вот твоя задача, Питер. Мне по за кону полагается искать преступников, исполнителей. Твоя цель — соучастники. Иди же и поймай их, если сумеешь.

На дверной табличке: «Эрик Траск». Питер нажал звонок. Минуты две спустя дверь открыл красивый парень очень хрупкого сложения. Прямо на голое тело накинут шелковый пестрый халат. Босиком.

— Я Питер Стайлз. Разреши войти?

— Журналист из «Ньюсвью»?

— Он самый. — Питер легонько толкнул дверь и вошел. Не квартира, а музей современного искусства. Сверхмодная мебель, коллекция каких‑то, похоже восточных, фигурок. На стенах японские гравюры.

— Но, послушайте, Питер, — запротестовал Траск, — я уже и так опаздываю на работу.

— А если я скажу, что ты можешь помешать убийству? Рискнешь опоздать?

— Ну — у, миленький!

У Питера не было предрассудков, но ему пришлось на ходу перестраивать тактику беседы с Траском. Он ожидал встретить грубого стража бульдожьего типа.

— Кофе? — предложил Траск.

— Спасибо. Выпил уже чашек шесть. Мне нужно поговорить с тобой, Эрик.

— Ну присаживайся, — махнул на кресло Эрик и сам устроился на диване, покрытом лиловым атласным покрывалом, закинув ногу за ногу. — И все‑таки, Питер, ты не туда попал. Какое убийство? При чем тут я?

— Сам, может, и ни при чем, — согласился Питер. — Зато тебе есть что рассказать о нужных мне людях. Утренние газеты читал?

— Так, финансовую страницу глянул. Вчера акции Доу Джонса упали на три пункта в среднем. Биржа в наши дни головоломка. Мистика. Еще спасибо, я пускаю в ход чужие денежки, не свои кровные.

— На первой странице сообщение об убийстве. Убили Джорджа Уилсона. У меня на квартире. — Он снял темные очки и протер их.

— Как печально! — пропел Эрик. — Но опять же при чем здесь я? Я никакого Джорджа Уилсона знать не знаю. Тебе вот, конечно, неприятность. А как его убили?

— Задушили. И повесили на трубе центрального отопления в кухне. Ты, может, и не знаешь — ты же чи таешь только финансовую страницу, но «Ньюсвью» регулярно дает сообщения о предстоящем суде над Томпсоном Клингером. Джордж наш репортер, он поставлял информацию. Мы считаем, он наткнулся на факт, опасный для Клингера.

Чуть — чуть правды тут было.

По тонкому красивому лицу Эрика пробежала тень.

— То есть ты намекаешь, что твоего друга прикончили по приказу Томми?

— Ну, если не сам Клингер, то кто‑то, кого тревожит исход дела Клингера, позаботился, чтобы Уилсона убрали.

— Но, Питер, я‑то тут каким боком?

— Мэри Льюис, — обронил Питер.

— Нет, Питер, про Мэри мне не пристало сплетничать.

— Ладно, Эрик, поговорим по — другому. Нам известны все обстоятельства. Ты для жены Клингера изображаешь поклонника Мэри. Знаем, Клингер щедро оплачивает твои услуги. Где‑то в тайниках его жизни есть нужпые нам сведения. Можно их раздобыть без шума. Но ведь можно подать всю историю с треском: Мэри Льюис — любовница Клингера! Траск — платный ухажер! Шнрма для Клингера! Шантаж или деньги? Мы раздуваем скандал — и победа наша.

— И выгонят меня с работы к богу в рай, — опечалился Эрик.

— Ага, на самое синее небо, — пошутил Питер. — Но мы можем и договориться: проясни кое‑что. Информацию мы не разглашаем.

Эрик — воплощение отчаяния — покачивал головой.

— Как случилось, что ты взялся за подобное поручение — служить ширмой для Клингера? — Питер снова надел темные очки.

Эрик потянулся за сигаретой на кофейном столике, уронил ее на пол, взял другую, кое‑как зажег, руки у него дрожали.

— Я служу у «Носрапа и Фенимора», маклерская фирма на Стрит, — запинаясь, выдавил он. — Томми Клингер — наш клиент. Никаких особо крупных дел. Так, вложил несколько тысчонок и играет на бирже. Для забавы. Любит хвастать своей деловой сноровкой. Воображала. Дилетант. Но в общем, Клпнгер по — своему даже симпатичный. Смеется всегда, шутит. Я… я… проводил для него деловые операции, и он пригласил меня на обед. Почему бы и нет? Наш клиент. В тот вечер с ним пришла и Мэри.

— Пригласил тебя обедать и познакомил с любовницей? — прищурился Питер. — Не церемонился?

— Нет. Объяснил, что каждый нуждается в развлечении. Через несколько дней сказал, что они с женой устраивают званый вечер. Не приду ли я с Мэри? Причуда, конечно, и странная. Но как‑никак — клиент.

— Притормози‑ка па секунду, Эрик. Не к чему тратить время. Выкладывай сразу, что он предложил за услугу? Наличные?

— Нет, ну что вы! Он наш клиент, я…

— Брось, Эрик, это тянется и тянется. Разок услужить клиенту можно. Но почти два года — и просто из любезности?

— Ну… ну и он оказывал мне услуги.

— Например?

— Подсказывал, на какие акции ставить…

— Но профессионал‑то ты. Он, ты же сам говорил, любитель.

— Нюх у него все‑таки есть.

— Не сомневаюсь! У него достало проницательности открыть тебе, что в компьютерах «Синего неба» имеется на тебя.

У Эрика выпала сигарета, и он нагнулся за ней, смахивая искры с пестрого халата.

— Пока, Эрик, я не пытаю тебя, что именно. Но что-то есть. Верно?

— Да, — тихо шепнул тот.

— Итак, два года ты служишь чем‑то вроде платного партнера для Мэри?

— Да.

— Меня, Эрик, интересует эта девушка. Расскажи про нее.

Эрик раздавил сигарету в пепельнице.

— Мэри очень красива. Рыжие волосы — не крашеные, свои. Фигурка — блеск, чудо.

— А твои отношения с ней?

— Меня она на дух не выносит. Я же не для нее, — Эрик засмеялся. — Будь иначе, она бы и сошлась со мной. Томми не удовлетворяет ее запросов.

— Ас тобой она откровенничает?

— Разговсров‑то хватает. Стоит ей распалиться, удержу нет. Морской боцман — дитя перед ней.

— Где она познакомилась с Клингером?

— Стюардессой работала. Томми много путешествует. Где‑то ее подхватил странствуя. Мэри, видно, не устояла против соблазна: роскошная квартира, тряпки, бриллианты, деньги.

— Но она почти совсем никуда не выходит. Так его любит?

— Господи! — Эрик возвел глаза к потолку. — Любит, как же! Послушал бы! Честит его почем зря. Издевается, передразнивает. Увидел бы он хоть разок, кондрашка хватит. Бедняга на свой лад обожает девчонку.

— Как я понимаю, день у него расписан строго, — заметил Питер.

— Правильно.

— Так не подыскала ли она другого, кто ей больше по нраву?

— Если и нашла, то помалкивает. Ни намека. Не доверяет мне. Боится, сболтну ненароком.

— Но если Мэри такая красотка, как ты расписываешь, чего ж не подыщет себе другой мешок с деньгами? Чего держится за Томми? Как думаешь?

Эрик задумчиво закурил новую сигарету.

— Есть мужчины, которые добиваются своего обаянием и мужскими достоинствами, другие женщин покупают. Но есть такие, которые держат женщин их тайнами.

— Какая же здесь тайна? — спросил Питер.

— Непроглядный туман.

Питер изучал встревоженное лицо Эрика. Парень совсем сник. Открой он Питеру, что против него у Клингера, и на него насядут уже двое.

— А какие у тебя отношения с Клингером? — поинтересовался Питер. — Как он ведет себя? По — дружески? Или при случае и напомнит, кто хозяин положения?

—, Ну, случая‑то он не упускает. Но на людях держится ничего, любезный. Его забавляет, что жена дергается.

— Ей любовница действует на нервы?

— А иначе зачем бы Томми любовница? — изумился Эрик.

— До нас дошел слушок, будто его жене так даже удобнее.

— Секрет, известный всем ее знакомым.

— Тогда к чему так затейливо? Ширмы, прикрытия, партнеры? *

— Думаешь, я сам не бился над загадкой? Сколько раз голову ломал.

— Стало быть, и разгадку нашел.

— Он — президент очень влиятельной компании «Синее небо». Всем известно, что главный держатель акций «Синего неба» — Бракстон Клауд. Неясно одно: какой вес у Томми. Важная шишка, стержень, пли всего лишь витрина для Клауда? Сам Томми изображает легкомысленного прожигателя жизни. Использует знакомства жены, чтобы тереться среди знатных и богатых. По виду делами он не перегружен, сплошные развлечения. Иногда мне кажется, и связь с Мэри — лишь маска, которую он цепляет: великосветский шалопай. Слишком уж широко она известна, и моя роль совсем не тайна. Может, мной прикрывают что посерьезнее? Меня давно сомнения берут: вдруг игра‑то фальшивая, и его жена отлично осведомлена обо всем и у нее своя роль? — Эрик устало затушил сигарету. — Отчего они идут на крайние меры, защищая его? Убийство твоего друга, Питер, — не пустяк. Рискнули б они на убийство, защищая ничтожество? И шуточки его, и смех, и выпивки, и игра на бирже — это, может быть, все прикрытия влиятельной и могущественной персоны? Возникали у меня такие подозрения. Сумел же подвесить меня на веревочке. Прокурор, который не обвиняет. А ну как и его зацепили?

Питер промолчал.

— Знаешь что‑нибудь о Клингере? — спросил он. — Откуда возник? С чего начал? Как стал президентом «Синего неба»?

— Так, слухи, сплетни, — пожал плечами Эрик. — Родился в Новой Англии, где точно, не знаю. Ходил в приличную среднюю школу — Эндовер, что ли. Отец — бухгалтер. Ни общественного положения, ни денег, но ухитрился‑таки наскрести и послать Томми в Гарвард. В колледж бизнесменов. В Гарварде Томми познакомился с Флоренс Тейлор. Женился. Ту от денег аж распирало. Благодаря женитьбе Клингер быстро взметнуло, вверх. Занимал престижные должности — банк, крупный промышленный комбинат. Биржа.

— Выходит, на бирже он не совсем уж дилетант, — вставил Питер.

— Дилетант, в смысле — вроде не соображает, какие акции подскочат, какие упадут. Но опять же это скорее его маска.

— Любопытная картинка, — Питер прищурил глаза. — Тебя служить он принудил шантажом. Ты считаешь, и Мэри «висит». В конце концов, именно таково назначение компьютеров «Синего неба» — шантаж на высшем уровне. А про обвинения против Клингера знаешь что?

— Только из газет, — ответил Эрик. — Томми про это ие распространяется. Нарушение антитрестовских законов, сговор с целью скрыть какую‑то крупную сделку. Она могла повлиять на интересы национальной безопасности, как любит говорить Никсон. Все расплывчато и неопределенно.

— А заметно, что суд тревожил Клингера?

Эрик покачал головой.

— Суд он помянул только раз, совершенно не стесняясь, на своем званом обеде, я туда водил Мэри. Сказал, ничего серьезного. Мол, прокурор, рвущийся к славе, создает себе рекламу.

— Лестер Стронг?

— Да. Сказал нам, что Стронг на следующих выборах нацелился в губернаторы Нью — Йорка от республиканцев. Обвинение Стронга такое хилое, что до суда дело и не дойдет.

— Про судью Элсворта ничего не говорил?

— Обмолвился только, что на основании обвинений Стронга тот не даст ход делу. В худшем случае Томми грозит штраф, чисто символический.

— И, однако, они не останавливаются даже перед убийством.

— Не мне над этим биться. Выбраться бы живым да стряхнуть с себя Томми.

— Эрик, — Питер встал. — Зла я против тебя че держу и худого не желаю, но, коль придется, я пойду на все.

Рот у Эрика пополз набок.

— Я же… я же рассказал тебе все.

— Ни слова Мэри или Клингеру, что я приходил. Вообще никому, — велел Питер. — Если услышу, что об этом прознали, сказал ты. И уж тогда я непременно раздобуду материал, что хранится у Клингера, и дам ему ход.

На лбу Эрика проступили капельки пота.

— Мне ни к чему… лишние неприятности.

— Так меня здесь не было, понял? Не то смотри, не г. ясулебае — шься, — посулил Питер.

Поплутав в путанице дворовых дорожек — ушел от Траска черным ходом, — Питер выбрался наконец па Лексингтон — авеню, кварталах в двух от дома Эрика. Он был уверен, что за ним до квартиры Траска не следили. Но, вполне вероятно, «агентство» следит за всеми имеющими касательство к делу. Тогда его могли засечь при входе к Эрику.

Из писчебумажного магазинчика Питер дозвонился по телефону — автомату до Девери и попросил позвонить в магазин.

— У меня не хватит монет рассказать подробности, Фрэнк.

Девери тут же перезвонил, и Питер посвятил его в бегство Корал.

— Считаешь, там она в безопасности? — спросил Девери.

— Пока компьютеры не выловят имя Бена Мартина, — сказал Питер, — да.

— Нужна помощь? — спросил Девери, не тратя времени на обсуждение действий Питера.

— Требуется гостевая карточка в клуб «Атлетик». Клингер ходит туда каждый день. Играет в бадминтон. Ты ведь член этого клуба?

— Через десять минут карточка будет у швейцара, — пообещал Девери. — Что еще?

— Мэри Льюис, подружка Клингера. Года два назад она служила стюардессой. На каких линиях? Есть ли какие особые обстоятельства ее ухода? Стюардессы ведь члены профсоюза. С этого и можно начать.

— Сделаем. Тебе в редакцию названивает Стронг.

— Могу себе представить. Он мне и домой раз десять звонил. Ребята, должно быть, сообщили ему, что Корал исчезла. Угрожают. Он небось извелся.

— Может, намекнешь ему?

— Не могу рисковать. Его заставят проговориться.

— Вот сцапает тебя «агентство», тоже проговоришься, — мрачно предрек Девери.

— Сначала пусть сцапают.

— На чье имя сделать гостевую карточку?

— Лучше на мое — на случай, если попросят удостоверение личности. Передай Джейку, постараюсь звякнуть сегодня.

— Питер?

— А?

— Ради бога, осторожнее!

— Спокойно, старик. Я еще не устал от жизни, как говорит Корал. Насчет Льюис перезвоню тебе. Если нет, я — в бегах.

И Питер вышел из магазинчика. Двинулся по Лексингтон — авеню, на ходу косясь на витрины. Вроде следом никого. Его еще ие «повели». Подозвал такси и поехал в «Атлетик».

Удостоверившись, что «хвоста» нет, Питер прикрыл глаза. Примоститься в машине удобно никак не получалось: избили его зверски, как ни сядь, все больно. Перед глазами опять вставало мрачное зрелище — повешенный Джордж; лицо Элли, потрясенное, перепуганное. Двое ни в чем пе повинных людей жестоко поплатились только за то, что связаны с «Ньюсвью», с Питером. Виновные должны понести наказание. Человек, которого он ехал искать, — один из ответчиков. Или послужит хоть ниточкой к разматыванию клубка.

Девери не подвел. В вестибюле клуба уже ждала гостевая карточка. Питер заполнил графы: плавание, сауна и массаж, и его пропустили на верхние этажи. В раздевалке показали шкафчик, снабдили плавками и полотенцем. Он медленно разделся и вышел в зал. Прислуга и посетители с любопытством поглядывали на алюминиевую ступню и старались держаться тактично.

Поигрывая гирями, Питер выжидательно наблюдал. Наконец, появился тот, ради кого он пришел. Томпсон Клингер, в свитере, шортах и тапочках на резиновой подошве, вооруженный ракеткой, шагал к корту, махая на ходу друзьям. Рядом жилистый парень невысокого роста. Клубный тренер, догадался Питер. Когда они свернули в коридор, Питер, чуть выждав, последовал за ними. Заглядывая в окошечки в дверях залов, он наконец разыскал Клингера и поднялся на галерею над кортом.

Играл Клингер прилично, учитывая, что у него уже круглился животик. Но до противника ему было далеко. Под ударами тренера, занявшего позицию в центре, волан метался по всему корту, и следом, раскрасневшись, с высунутым языком бегал Клингер. Время от времени тренер давал Клингеру возможность отыграться, как бы подогревая его азарт. Клингер вопил и хохотал, приходя в восторг от побед противника. Счастливый характер, жизнерадостная натура. И не подумаешь, что такой симпатяга способен на убийство.

Наконец Клингер приметил на галерее Питера. Подняв голову, 'усмехнулся.

г

— Таким манером, — выкрикнул он, — этот сукин сын гоняет меня каждый день!

Минут пятнадцать спустя Клингер, судорожно глотая воздух, навалился на веревку корта, светло — каштановые волосы слиплись от пота, руки подняты в знак поражения. Тренер открыл дверцу, и оба вышли, смеясь и пошучивая.

В раздевалку Питер вернулся как раз вовремя: Клингер ушел в парную. Сняв плавки и прихватив полотенце, Питер отправился туда же. В сауне поначалу жар охватывал невыносимо. Клингер растянулся на деревянной скамейке животом кверху. В воздухе слабо и приятно пахло эвкалиптом. Завидя Питера, Клингер поднял голову и, узнав зрителя с галереи, ухмыльнулся:

— Ах это вы! Кажется, побегаешь эдак — и весь багаж соскочит, — он похлопал себя по животу. — А он, как ни в чем не бывало, знай себе растет.

— Тренер чересчур уж хорош. Не по зубам вам.

— Да уж надеюсь! У него не то четвертый, не то пятый разряд. Гоняет великолепно. А что‑то я ваше имя не припоминаю…

— Ваше, Клингер, я знаю. А меня зовут Стайлз. Питер Стайлз.

— Ох ты! — Клингер приподнялся.

— Решил встретиться с вами тут, без свидетелей и без подслушивания.

Клингер сел и отерся влажным полотенцем.

— Ну понятно, у вас своя работа. Но мой адвокат строго — настрого запретил мне говорить про суд. И уж тем более с прессой.

— Да я о своих делах, не о ваших. Уверен, мои дела вам прекрасно известны. Но если…

— Стайлз, дорогой мой, ну откуда же мне знать про ваши дела?

— Если успели прочитать газету, кое‑что вам известно.

— Газету?.. А — а, так это у вас в квартире повесили человека!

— Да. Репортера. Он следил за вашим делом, Клингер. Ну вот видите, об Уилсоне вам известно. В «Ньюсвью» вами занимаются несколько репортеров, — объяснил Питер, — и кто‑то, Клингер, все время нам угрожает. Два дня назад изнасиловали жену Уилсона и прика зали передать боссу, редактору «Ньюсвью», отвязаться от вашего дела. Теперь ее похитили.

— Дела! — выдохнул Клингер.

— Жену прокурора тоже похитили и держали заложницей, а то Стронг слишком уж рьяно рвался обвинять вас. Зато теперь ваш адвокат легко добивается разрешения на отсрочку слушания дела.

„— Нет, я своим ушам не верю! — дрожащим голосом выговорил Клингер.

— Все подтверждается фактами. И у нас есть все основания считать, что «Синее небо» подрядило некую организацию — мы ее называем «агентством убийств» — выполнять всю грязную работу, нужную, чтоб оттянуть предъявление вам обвинения. Но, Клингер, они переусердствовали. Рано или поздно, всем вам: и вам лично, и Баннерману, и вашему адвокату, да и судье предъявят обвинение как соучастникам уголовного преступления. Я знаю, сейчас вы броситесь к своим друзьям трубить тревогу, известить, что мне все известно. Неважно. Они, пожалуй, даже решат, что пора кончать, и бросят вас, бой уж чересчур жаркий. Я пришел, чтобы дать вам шанс. Откажетесь — и я сам вас уничтожу.

— Но уверяю вас, я слушаю все как сказку! — воскликнул Клингер. — Агентство какое‑то! И слыхом не слыхал!

— Наверное, нет. Название придумали мы. А настояящее название вам известно?

Клингер закрыл глаза трясущимися руками. В парной жарило невтерпеж.

— Я хочу также знать, где держат Элли Уилсон, — потребовал Питер. — И знать как можно скорее. Не откроете, Клингер, произведу над вами публичный стриптиз. Для начала ваша любовная связь: Мэри Льюис, ваши встречи с ней, открытые, на виду у жены, шантаж Эрика Траска. Я превращу вас в посмешище. Вы рады — радехоньки будете укрыться хоть куда — хоть в тюрьму отбывать наказание за нарушение священных законов бизнеса. Лишь бы не красоваться на потеху всем: мужчина, способный удовлетворять свои сексуальные запросы лишь шантажом и подкупом. Так что мой вам совет — ступайте к друзьям, ну хоть к тому же Баннерману и передайте ему: пусть отзовет своих овчарок и возвратит нам Элли в целости и сохранности, а не то им придется совершить еще одно убийство. Иначе меня по удержишь. Я расплачусь с вами той же монетой. Вам придется не сла ще, чем Уилсонам. И вам покажется, что выгоднее отбыть наказание в тюрьме. Еще ведь не поздно признать себя виновным. Тогда и защищать вас не понадобится.

Клингер был перепуган насмерть, по виду. Питер даже засомневался, вправду ли тот что‑то значит в «Синем небе». Им воспользовались для прикрытия, но есть ли у Клингера власть приказывать?

— Ну почему вы мне не верите? — захныкал Клингер. — Не знаю я, где ваша Элли Уилсон. И не слыхал даже о ней. Клянусь. И о Джордже Уилсоне не слыхал. Сегодня только в газетах прочитал.

Все может быть, подумал Питер. В технические подробности, допустим, Клингера не посвящают. Он, видимо, не из тех, кому доверяют секреты: не умеет их хранить. Раздобыли лучшего адвоката и приняли дополнительные меры для страховки, а Клингер — ничто. Общительный, улыбчивый. Вешалка для дорогого костюма. Болтает с важными клиентами «Синего неба», играет с ними в бридж или гольф, угощает шикарными завтраками, шатается по злачным местам, где музыка, вино и красотки, ублажающие клиентов за большие деньги. Неужто он все‑таки только вывеска? Или же блестящий актер?.. Как бы там ни было, передать поручение тем, кто заправляет спектаклем, он может и должен.

— При чем тут моя личная жизнь, Стайлз? Не имеет она никакого касательства к суду. Какой вам прок разрушать мою семью? Ну да, есть у меня женщина на стороне! У вас же не бульварная газетенка! Копаться в грязном белье! Уверяю, не причастен я ни к Уилсонам, ни к миссис Стронг! И моя служба в «Синем небе» отношения к этому не имеет.

— Кого я; е так задевает ваша судьба, Клингер? Кто пускается во все тяжкие, оберегая вас от суда?

— И Бракстон Клауд, и Карл Баннерман хотят, чтобы суд состоялся. Желают обелить мое имя и «Синее пебо». Им проволочки невыгодны.

— Так кто же?

— Помилуй бог, Стайлз, да откуда мне знать? Служба у нас, сами понимаете, весьма деликатная. В наших компьютерах хранится информация о тысячах важных деятелей нашей страны и заграничных. Скажем, кто‑то боится, не выплывет ли что на суде. Но всего чуднее — у меня‑то в голове нет никакой информации! Мои обязанности как президента «Синего неба» в основном — светское представительство. Какая через меня может просочиться информация? У меня ее просто нет!

— А у Баннермана?

Клингер засмеялся визгливо, истерически.

— Вот Карл — живой компьютер. Он выступит на суде свидетелем защиты. Без толку мучить меня, Стайлз. Мне и во сне не снилось, кто угрожает вам и вашим друзьям.

— Убийство, не забывайте о нем. Это уже не пустые угрозы.

— О боже! Ну что мне сказать? Какая вам корысть, если вы растрезвоните о Мэри?

— Я в любой момент могу пустить сведения в ход. Так делайте, что я вам велю, — сказал Питер. — Вы, конечно, не успею я уйти, свяжетесь с Баннерманом. Передайте ему: пусть вернет Элли Уилсон живой и невредимой. Сегодня же к вечеру, не то опубликуем все, что нам известно о вас, о Баинермане, о Клауде и об Элсворте. И каждая газета в стране перепечатает статейку — прессе не нравится, когда убивают репортеров.

— А что вы о нас знаете? Про мой романчик — и все?

— Догадайтесь. Я и сам не хуже компьютера. Мы уже давно собираем информацию обо всех вас.

Баннерман, пожалуй, не устрашится, ему‑то известно, что можно раскопать о них, и насколько компрометирует такой материал. Но из Клингера, может, что‑нибудь и выжмешь? У него коленки дрожат от страха. Или Томми очень искусный лицедей.

В третьем часу Питер, приняв душ и одевшись, покинул клуб «Атлетик». Не прошел и квартала, как почувствовал: его «повели». Наверняка Клингер доложил о нем Баннерману. Питер продолжал шагать, не пытаясь отделаться от молодого парня, идущего следом; остановился дважды: раз завязал крепко завязанный шнурок, второй — поглазел на витрину аптеки. Оба раза парень замедлял шаг — сначала закурил сигарету, потом подобрал бумажку и бросил в урну.

Больше Питер не задерживался, пока не дошел до отёля «Плаза». Он вошел в вестибюль и отыскал телефон — автомат. Парень тут же очутился у киоска: покупал газету. Питер набрал номер Девери.

— Есть что полезное? — поинтересовался он.

\

— Так, чуть — чуть, — ответил Девери. — Мэри Льюис служила на международных линиях. Под конец летала на рейсе Нью — Йорк — Лондон.

— Ее личное дело?

— Сначала полный ажур, потом пошли темные пятна.

— Вот как?

— Перед уходом — а ушла сама, не увольняли — ее заподозрили в контрабанде наркотиков. Компания была рада обойтись без скандала. Льюис заинтересовались ребята из Федерального бюро наркотиков. Но она вовремя уволилась, улик для ареста еще не накопилось. С той поры она наслаждается жизнью в роскошных апартаментах. Платит Томми Клингер. Очевидно, тут ей больше прибыли, чем от контрабанды героина.

— Или у нее не оставалось выбора.

— О чем ты?

— Я тут малость потолковал с Клингером. На финарсового гения он непохож. Мазохист какой‑то. Ему, например, нравится, когда из него тренер душу вытрясает. Он либо крайне слабоволен, либо блистательный актер. Прикидывается, будто власти у него ни на волос, даже в семейной жизни, как говорит Траск, а после встречи с Клингером мне кажется, он прав: Мэри остается с Томми не из‑за любви и даже не из‑за денег. Он знает, где собака зарыта.

— Наркотики?

— Похоже, — согласился Питер. — Лучше терпеть дурного любовника, чем проводить молодость в федеральной тюрьме.

— Вряд ли от нее чего добьешься, — заметил Девери. — Если уж у Клингера такая удавка, она словечка не обронит.

— Может, е так. Но, Фрэнк, смотри‑ка, что нам светит: если бюро наркотиков забудет о ней, она, возможно, и рискнет поднять бурю.

— О, там о ней забыли. На свой лад. Стоит ей возникнуть, и дело снова откроют.

— Значит, у Клингера есть материал, каким не располагают в бюро. Сумей я убедить Мэри, что против нее не выдвинут обвинений…

— Постараюсь, — пообещал Девери. — Хотя тяжеленько. Мы ж не знаем, что у Клингера. Ну а Стронг? Можат, он уговорит ее выступить свидетелем?

— И надеяться нечего. Он слепо повинуется нм, пока Корал на прицеле.

— А так держать ее могут до бесконечности, — заключил Девери. — С бюро наркотиков переговорю.

— Ладно. Не знаю, когда вернусь. Меня опять «повели». Не успел выйти из клуба, как Клингер им звякнул. — Питер хмыкнул. — Первый раз довелось брать интервью в голом виде.

— Сильно сомневаюсь, — сухо бросил Девери.

— «Хвост» обрубать погожу, много времени уйдет. — Он повесил трубку и задержался в кабинке, просматривая заметки Джейка, он искал адрес Мэри. Наконец Питер пошел через вестибюль прямиком к киоску, где стерег парень в полосатом костюме. Разглядев его, Питер удивился. Совсем молодой, но таких холодных безжалостных глаз Питеру еще не доводилось встречать. Хорошо сложен, мускулист, очень светлый блондин. Если оп и удивился, когда Питер заговорил с ним, то ничем этого не выдал.

— Слушай, кончай играть в кошки — мышки, — обратился к нему Питер. — Я еду в гости к Мэри Льюис. Хочешь, поедем вместе?

Мелькнула неуверенная белозубая улыбка и тотчас пропала.

— Как угодно, — ответил парень. Говорил он с акцентом, не то немецким, не то шведским, не разберешь.

— Как тебя зовут?

— Смит. А желаете — Джонс, или Браун, — отозвался парень. — На ваш вкус.

— Джонс сгодится, — сказал Питер. — Смитом я и сам зовусь при случае. Двинулись, Джонс?

Верх нелепости. Из отеля «Плаза» они вышли точно два добрых приятеля и взяли такси. Парень в полосатом костюме держался гораздо спокойнее Питера. В холодных голубых глазах мелькали насмешливые искорки.

— Вы можете и не поверить, но уже несколько лет я ваш постоянный читатель, — заявил он.

— Это что же, комплимент?

— Да. Я читал ваши статьи в немецком издании «Ньюсвью».

— Вы немец?

— Я думал, вы уже догадались. Мне так и не удалось выучиться говорить по — английски без акцента.

— А ваш наниматель тоже немец?

Быстрая мимолетная улыбка.

— Скажем так: у моего нанимателя служат немцы. Есть также финны, греки, русские, итальянцы, японцы.

Он вербует работников во всех точках земного шара.

— А вы будто и не скрывали, что приставлены «хвостом».

— «Хвост» — значит преследователь? У меня указания вести слежку открыто. — Холодные голубые глаза оглядели Питера. — Надеялись, до вас дойдет намек, мистер Стайлз. Время‑то бежит.

*— Объясните?

— Пусть дело Клингера идет своим чередом. Хватит вмешиваться. Вы доводите нас до крайности. Нам и самим нежелательно заходить так далеко. Хоть этот ваш Уилсон. Не было б ни убийства, ни насилия, но вы не в свои дела вмешиваетесь.

— Правда о преступлениях — мое дело, — возразил Стайлз.

— Зачем? Чтобы о ней читали за утренним кофе? Роскошь свободной страны. Вы — не полиция, мистер Стайлз. Пишете свою драгоценную правду для развлечения читателей. Они читают вашу писанину и воображают, будто их держат в курсе дела. А на самом деле ни черта не знают, потому что вы сами не имеете ни малейшего представления о тайной подоплеке дела. Ваши попытки разнюхать уже очень дорого вам обошлись.

— Вам поручено мое идейное воспитание? — поинтересовался Питер.

— У меня приказание одно: следить за вами, — пожал плечами молодой человек. — Но вы сами напросились. Знаете, меня притягивает борьба за власть. Простите, если надоел вам, но хотите расскажу, к каким выводам я пришел?

— Если желаете.

— Исход, мистер Стайлз, не вызывает сомнений. Побеждают всегда сильнейшие. Это не футбол, где иной раз какая‑то нелепая случайность — и верх одерживают слабаки. Кто‑то упустил мяч, или ослушался тренера, или вдохновение какое нашло. В борьбе за власть сильная команда может допустить оплошность — хоть десяток — и все равно выиграет. Люди, сражающиеся против неодолимого, — герои. Но герои всегда проигрывают. Вы человек одаренный, мистер Стайлз. Толковый международный обозреватель. Для миллионов вы делаете жизнь богаче и занимательнее. Но сейчас вы пытаетесь противоборствовать смерчу. Он сотрет вас в порошок-.

— Вы, Джонс, гангстер из необычных, — заметил Питер.

Пареяь улыбнулся, расстегнул пиджак:

— У меня даже оружия нет. Неумно было бы. Представляете, подходите вы к полицейскому и заявляете, что я вас преследую, а я вооружен. У вас‑то на пистолет, конечно, имеется разрешение? — Он опять улыбнулся. — У меня указание — следовать за вами, чтобы вас нашли, если понадобится. И все. А все мои речи — дань вашему таланту. Мне неприятно, что вам и вашим друзьям приходится так дорого платить за участие в игре, которую вы все равно проиграете. Мне хотелось убедить вас. Бороться бесполезно, безнадежно.

— Передайте своему боссу, — рот Питера превратился в узкую щель, — что старались вы изо всех сил.

Такси остановилось у перестроенного богатого особняка.

— Если дама у себя, могу и задержаться, — предупредил, расплачиваясь с таксистом, Питер.

— Она дома и ждет вас, — сказал парень. — Клингер, конечно, позвонил и ей, не только моим хозяевам. На Клингера вам удалось нагнать страху. Но не торопитесь радоваться, мистер Стайлз. Кто его знает, Клингер, может, не такой уж слабак, как кажется.

Питер вылез и оглянулся на парня в полосатом костюме.

— До скорого! — бросил ои.

При входе Стайлз отыскал на медной дощечке указателя: «М. Льюис». Он замешкался на минуту все еще под впечатлением странной беседы с красивым молодым немцем в полосатом костюме. Все‑таки гангстер необычный. Питер был убежден: такой разговор состоялся бы в любом случае. Даже не поддайся он дурацкому порыву пригласить парня с собой в такси! Мистера «Джонса» выбрали, чтобы пригрозить ему окольным манером.

Питер нажал звонок. Тут же щелкнул замок входной двери. Мисс Льюис не позаботилась спросить через переговорное устройство имя гостя. Питер открыл парадную дверь и вошел в полумрак вестибюля. Тут было необычно чисто, на полу толстый ковер, в вазе на маленьком столике свежие цветы.

— Входнте, входите, — позвал хрипловатый женский голос.

Дверь в конце коридора была открыта, там стояла очень красивая девушка с обжигающе рыжими волоса ми, в длинном черном нарядном халатике. Наманикюренные пальцы держали сигарету.

— Входите, мистер Стайлз! — пригласила она и посторонилась, пропуская его.

— Вы ждали меня? — спросил он, сняв темные очки.

— Звонил Томми и предупредил, что вы можете зайти. — Она улыбнулась, в улыбке ее сквозила насмешка. — Я очень любопытна, а не то и дверь не открыла бы.

Эрик описал девушку не совсем точно. Натуральные рыжие волосы, стройная фигура — все верно, но он умолчал об особой наэлектризованности, притягательности девушки. Газельи глаза широко распахнуты и лучисты, будто Мэри постоянно пребывает в счастливом предвкушении приключений.

— Чего это вам вздумалось перекрашиваться? — удивилась она.

— На маскарад ходил.

— Раньше вам больше шло. Я вас видела. Мне вас показывали: то тут, то там. Я коллекционирую знаменитостей. Но даже и представить не могла, что вы вот так запросто придете ко мне.

Гостиная, куда Питера провели, была обставлена практично и удобно. Без претензий на особый стиль, но вкус явно недурной. На стенах теснятся фотографии с автографами: кинозвезды, спортсмены, политические и государственные деятели, есть и незнакомые; по виду все богачи. Летали на линиях, догадался Питер, где работала Мэри. Он отметил, что в этой галерее знаменитостей женщин не видно.

— Вы явились задать мне несколько вопросов, — все еще насмешливо продолжала Мэри. — На некоторые я ответа не знаю, а на другие нет охоты отвечать. Как же нам поразвлечься‑то? Выпьете? — и, не ожидая ответа, направилась к маленькому, забитому бутылками бару, налила неразбавленного дяшна со льдом. — Ваш яд? — бросила она Питеру через плечо.

— Пока так.

Опа вернулась, мешая джин со льдом, и примостилась в углу диванчика, скрестив стройные ноги.

— А вы не первый, знаете? — обронила она.

— Не первый в каком смысле?

— Не первый, кто захотел побеседовать со мной про Томми Клингера. — Она отхлебнула джип. — Первый — молодой человек из прокуратуры, приходил месяц назад.

Потом явился сам прокурор. Ничего себе. Занудный, правда, малость. И еще парень из вашей редакции, Джейк какой‑то. Этот забавный. Надеюсь, как‑нибудь заскочит не по службе, а просто так.

— Как увижу, передам…

— Непременно. — Ее деланная улыбка стала еще ослепительнее. — Разве что у вас найдется предложить что получше.

— Подумаю.

— Уж пожалуйста. — Она нахмурилась. — А вы не очень лестного обо мне мнения, а, Стайлз? Считайте, я пущусь в откровенности насчет мужчины, который оплачивает мою квартиру. Это я не скрываю, это вы и так знаете.

— Иногда в силу обстоятельств поступаются и верностью.

— Ну уж. — Мэри потягивала ледяной джин.

— Хотите, расскажу вам одну историю? Впрочем, может, вы ее уже слыхали, — начал Питер. — Два дня назад одна очень милая женщппа возвращалась домой часов около одиннадцати. Она работает у нас в редакции, замужем за нашим репортером. И женаты они меньше года. Ее затащили в проулок двое бандитов, изнасиловали, избили и велели передать приказание. Для «Ньюсвью». Редакция должна отвязаться, или это только начало. Ясно, от чего мы должны отвязаться. От Клингера. Я отослал нашу сотрудницу в Филадельфию, дав ей мелкое поручение: пе хотелось ей встречаться с мужем в таком состоянии, тот не должен был и подозревать о случившемся. Может, вам как женщине даже понятнее, почему она не хотела открывать ему, но муж узнал. Звякнул какой‑то безымянный Джо и все выложил. И повторил приказание.

— История подлая. — Мэри не сводила огромных глаз с Питера.

— Это только начало, — продолжал Питер. — Но вот сотрудница наша замечает, что за ней следят, и никак не может избавиться от преследователя. Мы договариваемся с нашим филадельфийским репортером, тот обещает привезти ее обратно в Нью — Йорк, но она исчезает. В отеле он ее уже не застал. И теперь мы не знаем, где она.

— Это уж работа полиции, верно? Искать пропавших. Я ведь вам не могу помочь.

— Я еще не закончил, — голос Питера звучал холодно. — Ее муж тоже едет в Филадельфию — разыскивать жену. Он никому не позвонил, и мы даже не знаем, добрался он туда или нет. Зато, что с ним случилось, знаем.

— Сегодня в газете! — прошептала Мэри.

— Правильно. Джорджа Уилсон^ убили и потом повесили у меня в кухне. Вот как они ведут свою игру, Мэри. Угрожают и другим. Вчера вечером избили меня. Били насмерть. Трое в масках. И за мной следят, за каждым моим шагом.

— И сюда?.. — резко вскинулась девушка.

— Совершенно открыто. Мы даже вместе ехали в такси.

— Ну так выметайтесь! — вскочила Мэри. — Да поживее!

— Нет, сначала вы мне ответите. Или хотя бы выслушаете.

— Здорово вам досталось?

— Угу, синяки еще долго не заживут, — Питер сидел, наблюдая за ней, ожидая, оценивая.

— Вы что, явились поглазеть на женщину Томми Клингера? — не выдержала она через минуту. — Небось рассчитываете, я выдам вам что важное. Но не надеетесь же вы, что я назову гангстеров, которые напали па эту миссис Уилсон? Или убийц ее мужа?

— Где уж там!

— Так что же? — Она не отказывалась выслушать его — и то удача.

— Почему кто‑то идет на крайности, лишь бы выцарапать Клингера у правосудия? Или добивается его оправдания в случае суда?

— Бред какой‑то. — На лбу Мэри появилась легкая морщинка.

— Но, Мэрп, тут вырисовывается определенная система действий. У вашего Томми есть что‑то на Эрика, и он принуждает его играть роль вашего партнера.

— Бедняга лжепартнер.

— И на вас, Мэри, у Клингера что‑то есть. По моим данным, у вас с Томми совсем не романтическая любовь. По — моему, у него это так, догадки, — на вас есть материал, и отправь он его в бюро наркотиков, вы на приличный срок удалитесь за решетку.

— Сами же говорите — догадки! — Морщинка у нее на лбу стала заметнее.

— Шантаж — вот излюбленный прием вашего Томми, его всегдашняя манера. Не отсюда ли и эти отчаян ные попытки вызволить Томми? У него есть материал на кого‑то из заправил — Клауда, Баннермапа. Под угрозой все их хозяйство. И они убивают, лишь бы спасти его. И себя.

— Рассуждения у вас, Стайлз! Ни капли логики! Все догадки, догадки. Зряшная трата времени. Хватило же у вас наглости — являетесь сюда и просите предать человека, с которым я делю постель два года.

— А если бюро наркотиков гарантирует вам неприкосновенность?..

— Нечего на меня давить! — взвизгнула девушка. — С чего, черт возьми, вы решили, будто я раскрою вам что-то? Мали ли что я знаю! А последствия? Где сейчас ваш Уилсон? А, то‑то! Чего ради мне рисковать? Золотую звездочку на скаутский значок дадут? Желаете выпить со мной! Пожалуйста! Желаете переспать со мной? Извольте! Желаете, чтобы меня укокошили ради вас? Нет уж! Дураков нету!

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

ГЛАЗА ПЕРВАЯ

Ничего не скажешь, положение оценила трезво. Если ей, к примеру, известно, что раскрыл Джордж, заикнись она про это, и ее постигнет участь Джорджа.

Питер наблюдал, как она идет к бару и наливает себе еще джину. Когда заговорила, то с горечью:

— Была и я когда‑то порядочной. Другу своему помогла, вот и угодила в западню. А теперь вы ждете от меня помощи. Я почему‑то должна стараться ради незнакомых, и в награду — смерть. Да, представляю, каково вам. У вас убили друга, а вы с друзьями на краю обрыва. Но мне чего ради рисковать собственной шкурой? Известно — вы здесь. Скажи я что‑то, и тут же догадаются по вашим поступкам — болтала я. Ступайте, Стайлз. Оставьте меня в покое!

— А как вы другу помогли? Почему оказались в западне? — Он не двинулся с места. — С наркотиками?

— Что вы ко мне прицепились! — завизжала девушка.

— Я не имею права уйти, Мэри. Обязан узнать хоть что‑то. В. другой раз прийти не получится — не позволят. Сообщат, кто источник информации.

— Живо отсюда!

— Я должен знать, что у Клингера в середке. Какой механизм. Раздобыть хоть какой‑то ключик к своему противнику. Что вы с ним не по своей воле, это мне ясно.

— И на том спасибо, — девушка вернулась к диванчику и снова присела. Она долго смотрела на него — прикидывала, о чем ей опасно проговориться. На минуту прикрыла накрашенные веки. — Итак, вы гоняетесь за тайнами Томми. — Опять зазвенел горький смех. — Ладно, одну открою. Хотите знать, что я делаю по его желанию? Раздеваюсь и прохаживаюсь перед ним. Что, ценная подробность, Стайлз?

— Почему же вы терпите? Уже два года. Почему? Давайте сначала. Где вы с ним познакомились и как он запустил в вас когти?

— О господи! Когда‑то я была влюблена. Давно. — Губы у нее дернулись. — Он служил в армии. Лейтенант. Его послали во Вьетнам, на эту бесчеловечную, вонючую войну. Когда мы познакомились, я была счастливая и веселая. Собиралась выйти за него замуж. Он не решался, боялся, что вернется раненым, калекой. Не хотел связывать меня. И мы просто жили вместе и любили друг друга, пока не наступил день, когда ему пришлось уехать. Мне было девятнадцать, и так хотелось, чтобы он был рядом. — Она замолчала, и Питера тронуло страдание в ее глазах. Он вдруг увидел, что она моложе, чем показалась вначале. — Я уже работала на самолетах, — снова заговорила она. — Как раз когда моего парня отправили во Вьетнам, меня приняли стюардессой на линию Нью — Йорк — Лондон. Мне было интересно. С нами летало много знаменитостей, служба отвлекала от печалей. Но скоро стало невыносимо. Бизнесмены, путешествующие в одиночку, актеры, приглашенные в Европу сниматься в кино, тоже в одиночестве. Если за рейс я не получала с десяток приглашений, я уже беспокоилась: не перекосило ли мне щеку? На свидания я не ходила: была влюблена в своего парня, его могли подстрелить во Вьетнаме каждую минуту. Но кое — чему я выучилась, Стайлз. Узнала, например, что, если мужчина ненароком дотронется до меня или поцелует меня в уголке, у меня внутри что‑то отвечает ему. Не романтически, а физически, вы понимаете. — Она глубоко вздохнула и отпила джин. — В один прекрасный день, когда я вернулась в Нью — Йорк, меня ждало письмо. От правительства. Мой лейтенант дал мой адрес — известить в случае его гибе — дИ, — Она вызывающе подняла глаза на Питера. — На этом, Стайлз, для меня и кончилась любовь. Навсегда. Такое… такое случается с тысячами женщин, я знаю. Бессмысленная потеря любимого. Только не знаю, как переживают они. А я в следующем рейсе на Лондон выбрала актерика посмазливее — и уступила ему. На обратном пути случился молодой английский дипломат. За полгода у меня было, наверное, не меньше пятидесяти мужчин, и мне это нравилось. Я веселилась до упаду. Но чуть кто чересчур разнеживался или строил планы ва будущее — я прогоняла его.

— Ну а Клингер? — подтолкнул Питер.

— Летел как‑то в Лондон. Он начал обхаживать меня рсерьез. Мне он показался добродушным толстяком. Правда, лет на двадцать постарше меня. Но мой опыт в аду не прошел даром. Порой мужчины постарше бывали дучше молодых. В тот первый раз я с Томми не пошла. Отправилась с кем‑то еще. Но неделю спустя он возвращался домой, был очень настойчив, я и подумала — какого черта! Он привез меня сюда, в эту квартиру. — Она отвернулась. — Загляните в спальню, и вы поймете кое-что про Томми. Круглая кровать на белом меховом ковре. Потолок и стены все в зеркалах. Я думала, будет что-то необыкновенное! — Мэри отрывисто засмеялась. — Да уж, дальше некуда. Он и не пытался. Так, поцеловал разочек. Я улизнула побыстрее. Месяцем позже он снова детел в Лондон. Когда долетели, пригласил меня. Я отказалась: его развлечения не по мне. Тут‑то он и выложил все без обиняков. Он собрал против меня материал, может упрятать меня в тюрьму лет эдак на десять, самое меньшее.

— Наркотики?

Мэри кивнула.

— Эту мерзость я возила в Нью — Йорк. Один лондонский приятель очень просил. Нравился мне. Верите, мне даже ни гроша не платили. Любезность симпатичному парню. Передавала пакетики его другу здесь, в Нью-Йорке. И не помышляла, что наркотики. Думала, так, мелочь всякая. Но Клингер меня отрезвил. Приставил шпионить за мной детектива из этого своего «Синего неба». Имеются и фотографии: я беру пакетики у лондонского парня и отдаю их другому. Представляете! Такова цена. И вот я его собственность. Не вылезаю из этой берлоги, делаю что прикажет, иду, куда и когда пожелает. Когда я вернулась в Нью — Йорк, пришлось уйти из стюар десс. Я должна была принадлежать только ему — полностью и нераздельно. Я… испугалась, Стайлз. Он поймал не только меня, но и моего англичанина, и его друга. Мы все в капкане. Выбора не было и нет. — Она допила джин и отправилась к бару за подкреплением. — Мое единственное стремление: выбраться. Разузнать, где он хранит улики! Я б убила его, лишь бы их раздобыть! — Она постучала ледяными кубиками в бокале. — Если уж совсем невмоготу станет угождать его прихотям, приму таблетки или выброшусь из окна. Что, думаете, совсем уже трусиха? Не решусь? Да все надеюсь, может, его собьет такси темной ночкой.

— Все началось два года назад?

— Мне кажется, уже миллион лет.

— Вас может вызволить суд. Если Клингеру вынесут приговор…

— Легче не станет, — перебила Мэри. — Хоть куда его заприте, все равно документы‑то у него. Передаст меня кому‑нибудь еще.

— Поможете прижать Клингера, — осторожно предложил Питер, — пожалуй, мне удастся снять с вас обвинение в провозе наркотиков… И с ваших друзей. Мне нужен Клингер — и не позже завтрашнего утра, только так я спасу своих друзей. Мие нужно знать всю его подноготную. Где‑то он допустил небрежность. Какую‑то слабость, оплошность, роковую для него. Но узнать об этом, кроме как от вас, не у кого.

— Ничего полезного не знаю, Стайлз, — беспомощно вскинула руки Мэри, — но спасите меня! Когда ему требуется что‑то — а ему вот вдруг понадобилась я, — он добивается своего мошенничеством или шантажом. Изображает из себя добродушного веселого толстяка. И только отмахнись — а, безвредный добряк, — тут‑то и щелкает стальной капкан. Он и его подлая компания контролируют не только правительства и корпорации. Если требуется, берут под наблюдение жизнь скромной официанточки из вашего любимого кафе, или стюардессы в предпочитаемой вами авиакомпании. Со мной Томми не распространяется, ведь он зависит от своего умения хранить секреты. При всех недостатках в болтливости его не обвинишь.

— Ну а его жена? —

Мэри опять визгливо рассмеялась.

— Красавица. Натуральная блондинка. Аристократка.

Примерно одного с Томми возраста. Лет сорока пяти, но выглядит куда моложе. Она странненькая.

— Про вас с Клингером знает?

— Иногда мне кажется, да, иногда — нет. В любом случае ей наплевать. Мужчины ее не интересуют.

— Чего ж они живут вместе?

— Нужны друг другу. У нее денег куча. Ее деньги и положение в обществе полезны Томми. А его компьютер — ей помощник.

— Монстры какие‑то!

— Друг друга стоят!

— Говорите, выведать бы, где у него улики против вас, — нахмурился Питер. — Так разве они не в компьютерном хранилище «Синего неба»? Или есть еще отдельное потайное хранилище?

— Из компьютеров «Синего неба» они все извлекают выгоду. Но можно побожиться, у Томми есть, так сказать, «страховка». У них у всех что‑то да есть друг на друга. Поэтому за Томми и дерутся так отчаянно. Не потому, что он так уж необходим Клауду или там Баннерману. Нет. Он припрятал материальчик против них. И против меня. Знать бы где!

— У него есть адвокат? Кто‑то ведет его дела? Не фирменные…

— Есть. Джордж Браунли. Выпивал с нами пару раз. Пробовал соблазнить меня, сулил, что скажет, сколько Томми отказал мне в завещании.

— И вы уступили, а он надул?

— И я не уступила, и он ничего не сказал, — возразила она. — Мне не дозволяется иметь кого‑то на стороне. С его адвокатом связываться совсем уж не стоит — Томми спроста пронюхает.

Да, Клингер обитает в мире секретов. И ни за что их не раскроет. Скорее всего весь компрометирующий материал — и на девушку, и на его компаньонов — заперт в его сейфе. Возможно, у Браунли имеются инструкции вскрыть сейф и опубликовать документы в случае, если Клингер умрет не от старости.

— А Карла Баннермана знаете?

— Возникал несколько раз на обедах у Флоренс. Меня туда водил Эрик.

— Обеды что, грань личины Клингера?

— Вряд ли, — покачала головой Мэри. — Первый раз, когда Баннерман появился, там был лоббист из Вашингтона, от какого‑то крупного химического комбината. По — моему, Баннерман приходил специально встретиться с тем типом. Второй раз на обеде присутствовал важная шишка из Южной Америки, Венесуэлы, что ли. Мне кажется, оба обеда устраивались, чтобы Баннерман мог увидеться с этими деятелями в непринужденной обстановке.

— Ну а сам Баннерман? Как ваше мнение?

— Посмотришь — школьный учитель. Деревенский простофиля, — ответила Мэри. — Древний смокинг, неглаженый, мятый, будто и спит он в нем. Застенчивый, неуклюжий, неловкий, если верить тому, что он вам навязывает. Очень жестокий и безжалостный — мое мнение. Улыбка теплая, дружелюбная, а глаза так и буравят, так и сверлят.

— А Бракстон Клауд?

— Этого ни разу не встречала. Он что‑то все разъезжает последние два года — все время, пока я с Томми. Только в газетах читала, больше ничего не знаю. Пишут, будто он так богат, что может покупать и продавать страны!

Звякнул звонок. Мэри застыла. Питер взглянул на часы: без четверти четыре. Если верить Джейку, это мог быть и Клингер. Девушка точно прочитала мысли Питера.

— Нет, это не Томми, — шепнула она. — Сегодня он не собирался, у него встреча с адвокатом. И вообще у него ключ.

— Соседка? Занять чашечку сахара?

— У… у меня нет соседей. — Она встала, когда снова раздались переливы звонка. — Подождите пока в спальне, посмотрю кто, ладно? — Она указала па дверь в дальнем конце комнаты.

Спальня была дичайшая. Именно такая, как описала Мэри. Круглая кровать на ковре белого меха в центре, все остальное зеркала. Питер отразился десятикратно — стоящим у двери, которую он оставил чуть приоткрытой. Он слышал постукивание каблучков Мэри по паркету — девушка пошла к входной двери.

— Кто там? — окликнула она.

Донесся мужской голос, слов не разобрать — слишком далеко. Парадная дверь открылась. И голос Мэри — резкий, возбужденный:

— Но я вас не знаю!

— Меня мистер Клингер прислал, — теперь внятно объяснил мужской голос. — Хочет, чтобы вы пришли в контору Грейвза.

— А вы кто? — напряженно спросила Мэри.

— Работаю у мистера Клингера.

— Чего же он не позвонил? — недоумевала девушка.

— Не знаю, мисс Льюис. Мне велено привезти вас в контору Грейвза.

— Не верю! Что еще за фокусы!

— Что приказано, то и делаю, — бормотал мужчина. — Пожалуйста, собирайтесь — и пойдемте.

— Как же, сейчас! Ступайте к мистеру Клингеру и передайте: хочет, чтобы я пришла, пусть позвонит.

— К чему лишние хлопоты, мисс Льюис?

— Так я сама позвоню, — каблуки Мэри процокали по паркету.

— Зря тратите время. У них совещание, и его не позовут.

— Врешь ты все! — крикнула Мэри. — Мистер Клингер и не думал посылать за мной!

— Как хотите, так и считайте, только со мной вы поедете.

Питер услышал, как у Мэри перехватило дыхание. Открыв дверь, он вышел в гостиную. Мэри стояла у телефона, но трубку не брала. Невысокий смуглый человечек наставил на Мэри дуло пистолета. Увидев Питера, он не удивился.

— Руки при себе, Стайлз! — приказал он.

Из «агентства», подумал Питер. Узнал от «полосатого», что Питер здесь. Питер медленно вошел в комнату, руки плетьми. Если тот и правда говорил с «полосатым», то знает, что Питер вооружен.

— Что ж медлите? — спросил Питер. — Ведь не Клингер прислал вас?

— Неважно, — бросил тот. Глаза его метались с Мэри на Питера. — Мне велено привезти Мэри Льюис.

— Зря волнуетесь, она мне ничего не рассказала.

— Не мне выносить решения, — ответил смуглый. — Приказано — выполняю.

Мэри взглянула на Питера, лицо исказил страх.

— Идти мне с ним, Стайлз?

— Пистолет говорит — да, — подсказал смуглый.

Питер замер. Пальцы правой руки у него сжимались и разжимались.

— Интересная дилемма. — Он холодно улыбнулся смуглому. — Ваш дружок в полосатом сообщил вам, что я вооружен? Как думаете, быстро я управляюсь с оружием?

— За мной не успеть.

— Итак, шевельнись я, и вы меня пристрелите. Тогда придется укокошить и даму — свидетельница. Думаете, если косить всех без разбору, то спасете Клингера от суда? А вам не кажется, что не мешало бы сначала посоветоваться с боссом, а уж потом приниматься громоздить трупы? Не дрова все‑таки в поленницу?..

— Стайлз, я пойду! — закричала Мэри.

— Умно решили, — одобрил гангстер.

— Переоденусь только.

— Поживее, — приказал смуглый.

Мэри повернулась и буквально бегом бросилась в спальню. Теперь пистолет смотрел прямо в грудь Питера.

— А босс ваш — Карл Баннерман? — поинтересовался Питер.

Лицо гангстера оставалось бесстрастным.

— Когда проигрываешь, Стайлз, глупо делать ставки.

У Питера прилила к вискам кровь: может, это один из трех, которые били его? Или из тех, кто задушил и повесил Джорджа? Гангстер всего в двух шагах, но Питер знал, что рывок, пу