Тайный Король: Карл Мария Вилигут

Флауерс Стефан Э.

 

 

Введение доктора философии Стефана Э. Флауерса

 

I. Загадка Вилигута.

Сочинения Карла Марии Вилигута, также известного под именами Lobesam, Ярл Видар и Карл Мария Вайстор — документы таинственные. Небольшим введением мы постараемся прояснить содержание его работ, часто неизъяснимое. Вилигут, как эзотерический автор, во многом уникален: написал он немного (в сравнении со своим предшественником Гвидо фон Листом), а опубликовал и того меньше (большинство работ остались в архивах), при этом многие из его опубликованных материалов имеют вид преданий в рифмованных строках, с многочисленными иллюстрациями, пояснительными идеограммами и рунными надписями. Кроме того, Вилигут — самый известный эзотерик, имевший официальное звание в SS, писавший эзотерические материалы для райхсфюрера SS Генриха Гиммлера. Таким образом, труды Вилигута — материал, наиболее близкий из доступных нам к первичным, объективным представлениям о «нацистском оккультизме», который ныне столь часто оказывается мифологизирован.

Не смотря на ряд отличий, Вилигут всё же во многом был порождением Zeitgeist, управляющего его эпохой и его предыстории. Настоящее введение предоставит общие сведения из биографии Вилигута, систематическое описание его эзотерической идеологии и наследия, и в целом, постарается выявить возможные влияния, под знаком которых сложилась его традиция.

Фигура Вилигута бесконечно туманна. Никому не известный в начале XX века в Австрии, в 30–х он публиковал свои идеи лишь в мелких журналах, а уже в 1933 году вошёл в SS Гиммлера, где занимался написанием приватных докладов своему начальнику. Из–за скудных сведений сложно точно оценить его роль и степень влияния на оккультную культуру Германии начала XX столетия.

 

II. Жизнь Тайного короля Германии

 

Ранний период

(1866—1919)

К тому времени, как роль Вилигута стала значимой в истории оккультизма центральной Европы, он уже достиг зрелых лет. Свою первую книгу, «Seyfrieds Runen» («Зайфридские руны») он опубликовал в возрасте 37 лет, в чине капитана австрийской армии.

Немногое известно о его жизни до этого момента: он увидел свет 10 декабря 1866 года в 23.00, в Вене, в семье армейского офицера во втором поколении Франца Карла Вилигута, родившегося в Будапеште в 1838 году. По некоторым источникам, отец Вилигута имел высокое положение в имперских кругах (Мунд 1982:13–14), и был переведён на полицейскую службу после брака. В возрасте четырнадцати лет Карл Мария пустился по стопам отца и деда, и поступил в Имперский кадетский корпус в венском районе Брайтензее. В декабре 1884 года он был зачислен в 99–ый пехотный полк в Мостаре, в Герцеговине. Военная карьера Вилигута быстро шла в гору, и четыре года спустя он получил звание лейтенанта, ещё четыре года спустя — старшего лейтенанта, в 1903 году — капитана, а десять лет спустя — майора. Во время Первой мировой войны Вилигут служил на восточном фронте, где отличился в тяжёлых боях. К концу войны был повышен до звания полковника (Oberst). В последовавшем за «Великой войной» крушением Австрии, Вилигут вышел в отставку 1 января 1919 года и обосновался в резиденции в Зальцбурге.

В годы, предшествовавшие Первой мировой, Вилигут был активен и в иных сферах жизни.

В 1907 году он женился на Мальвине Лойтс фон Троенринген, родившей ему двух дочерей, Гертруду (1907) и Лотту (1910). Двойней с одной из дочерей был рождён и сын, умерший в младенчестве. Смерть сына должна была сильно повлиять на Вилигута, ведь, по его словам, семейная традиция Вилигутов может быть передана только старшему сыну (Мунд 1982: 16).

Тогда же активно развивалась и мысль Вилигута — в 1903 году были опубликованы «Зайфридские руны». Это эпическая поэма, пересказывающая легенду о короле Зайфриде рабенштайнском. Легенда имеет географическую привязку к бассейну реки Дыи, притоке Моравы. В предисловии, датированном 1902 годом, Вилигут предоставляет общий обзор этой истории, а также собственное природно–мифологическое толкование её. В 1908 году, согласно Мунду (1982:18), Вилигут записывает «Девять заповедей Got, записанные впервые после книгосожжения Людовика Благочестивого». Примерно в то же время Вилигут знакомится с Теодором Чеплем, членом венского Ordo Novi Templi (ONT) Йорга Ланца фон Либенфельса. По всей вероятности, Вилигут был введён в венские эзотерические круги своим кузеном, Вилли Талером, входившим в окружение Либенфельса.

Что ещё касается членства в «орденах»: известно также, что Вилигут вошёл в Schlarrafia, квази–масонскую ложу в 1889 году. Николас Гудрик–Кларк отмечает, что ложа эта, по–видимому, не имела никаких связей с националистическими эзотерическими группами либо идеями (1985: 179). В ложе Вилигут получил имя Lobesam, «Достойный похвалы». Этим именем он подписал первое издание «Зайфридских рун». Он поднялся до ступени Рыцаря и должности канцлера, а в 1909 году вышел из ложи. Ввиду того, что нам известно об отношении национал–эзотерических групп к масонству и квази–масонству, кажется правдоподобным предположение о том, что выход Вилигута из Schlarrafia стал результатом влияния членов ONT, с которыми он познакомился годом ранее.

Вена в начале двадцатого века являла собой благодатную почву для эзотерического национализма. В этой области наиболее важными и влиятельными фигурами города были Гвидо фон Лист (1848–1919) и Йорг Ланц фон Либенфельс (1874–1954). Отношения Листа и Либенфельса были дружественными, и оба они были закадычными друзьями одних и тех же кругов правящей элиты. Либенфельс значится в членских реестрах Общества Гвидо фон Листа, а Лист поименован близким другом ONT. Более молодой Ланц должен был быть хоть в какой–то мере подвержен влиянию старшего, более почитаемого Листа, с 1870–ых издававшего в Австрии литературные и фольклорные труды, и к 1908 году образовавшему вокруг своей личности настоящий культ. В период с 1908 по 1919 годы Лист издал целую серию работ, обрисовавших его видение рунного и лингвистического мистицизма. 1907–1908 годы были важны и для Либенфельса, потому что именно тогда его ONT (основанный в 1900 году) стал принимать определённые формы.

 

Отставка и заключение

(1919–1927)

В годы, последовавшие за отставкой Вилигута из австрийской армии в 1919 году, он, по–видимому, углубился в эзотерические штудии. Понятно, что Ланц фон Либенфельс, памятуя о потенциале Вилигута, дал Чеплю задание возобновить контакт с полковником. Чепль посещал того трижды, и даже провёл с ним семь недель в Зальцбурге зимой 1920–21 годов (Гудрик–Кларк 1985: 180).

В докладе Либенфельсу Чепль сообщил о вере Вилигута в то, что он является «тайным королём Германии», как наследник Ueiskuning, или «святого клана». Более того, Вилигут утверждал, что Библия была изначально написана в землях Германии, а потом, посредством неточных переводов и умышленного искажения обрела привычный современности вид. В качестве прощального подарка полковник записал Чеплю стих, озаглавленный «Deutscher Gottesglaube» («Немецкая вера в Бога»), якобы содержащий «всю сущность доктрины ирминического христианства».

Где–то в начале двадцатых годов Вилигут стал всё более втягиваться в дела политические. Он стал редактором журнала «Der eiserne Besen» («Железная метла»), целью которого было разоблачение заговоров евреев, масонов и римских католиков (в особенности иезуитов) (Гудрик–Кларк 1985: 182).

Годы эти были тяжёлыми. Отношения Вилигута с женой, со времени смерти их сына, всё ухудшались. В психологическом и финансовом отношении послевоенные годы также стали испытанием. Кажется, брак расстроило, то, что Вилигут забросил финансовые интересы (в особенности лесопильные предприятия, которыми ранее занимался в партнёрстве со старым армейским знакомым), а также проявлял всё возрастающий интерес к эзотерике — в итоге жена попыталась добиться признания полковника недееспособным и подлежащим содержанию в заведении для душевнобольных.

29 октября 1924 года в Зальцбурге, когда Вилигут сидел с друзьями в кафе, к нему подъехала карета скорой помощи, и появившиеся санитары насильственно заключили Вилигута под стражу, даже заставив его надеть смирительную рубашку. В отчёте, заполнявшемся год спустя, основными причинами последовавшего заключения Вилигута должностными лицами были указаны его необычные космологические и религиозные идеи, включавшие также представление о том, что он «знает свою родословную вплоть до Водана».

Во время «госпитализации» Вилигут сумел восстановить связь с коллегами из национал–эзотерических кругов. Наиболее примечательными среди них были Эмиль Рюдигер, Фридрих Тельчер, Фридрих Шиллер (ONT) и некоторые члены Общества Эдды (основанного Рудольфом Джоном Горслебеном), например, Вернер фон Бюлов, Рихард Андерс и Кэте Шефер–Гердау.

 

Освобождение и служба в SS

(1927–1939)

После освобождения в начале 1927 года Вилигут оставался в Зальцбурге, и принимал посетителей из Германии (круг Общества Эдды) и из Вены (в основном, братья ONT). Именно в этот период Вилигут явил свои «Halgarita–Sprüche» («Речения Хальгариты»), большая часть которых была передана ученику Эмилю Рюдигеру в 1928–29 годах. Осенью 1932 года ему нанесла визит фройляйн Фрида Доренберг. Она стала членом NSDAP даже раньше Гитлера (номер её членского значка — 6), и порой её называли «совестью партии». Также она являлась членом Общества Эдды, и обладала глубоким пониманием эзотерических вопросов. Именно она, в сотрудничестве с другими членами Общества, организовала тайный побег Вилигута в Германию под вымышленным именем. Теперь, когда его дочери выросли и стали самостоятельными, он получил свободу и от присмотра властей, сбежав в Австрию в 1932 году, где стал тайно жить подле Мюнхена в пригороде Богенхаузен. Здесь он стал распространять своё учение в рамках эзотерического круга «Freie Söhne der Nord– und Ostsee» («Свободные сыновья Северного и Балтийского морей»). В это время под псевдонимом Ярл Видар он стал писать материалы для журнала «Hagal» (изначально носившего название «Hag All All Hag»), переводы которых даны в этой книге.

Вилигут, которому теперь было уже далеко за шестьдесят, был хорошо принят и обрёл значительное уважение в этих völkisch кругах. Вероятно, какой–то частью эти почести были обязаны его долгой армейской службе в боях «Великой войны». Именно старый друг Вилигута Рихард Андерс, к тому времени уже член SS, поспособствовал знакомству старого полковника с райхсфюрером SS Генрихом Гиммлером. Национал–социалисты пришли к власти в Германии 30 января 1933 года. В том же году Вилигут и Гиммлер впервые встретились в Детмольде на конференции Nordische Gesellschaft. Чуть погодя, в сентябре 1933 года, Вилигут и сам вступил в SS под псевдонимом Карл Мария Вайстор. Автобиография, написанная им в 1937 году на имя Карл Мария Вилигут–Вайстор, упоминает об эпизоде из его прошлого, когда он был пациентом психиатрической лечебницы. Таким образом, хотя сам Гиммлер и знал о его прошлом, но держал его в секрете.

Два месяца спустя Вилигут официально был назначен главой отдела древней истории и доисторических времён в Rasse– und Siedlungshauptamt (Центральном управлении по вопросам расы и переселения), располагавшемся в Мюнхене. С этого времени сотрудничество Гиммлера с его советником по древним традициям становилось всё более тесным. В апреле 1934 года Вайстору было присвоено звание штандартенфюрера (полковника) SS. Хотя эта ветвь Allgemeine SS (общих SS) не требовала военной квалификации, являясь скорее «рыцарским орденом», чем боевым подразделением, факт того, что Вилигут носил звание полковника в австрийской армии, и храбро проявил себя на войне, укрепил его положение в организации Гиммлера.

Материалы Вилигута продолжали печататься в журнале фон Бюлова «Hagal» до 1935 года. Весной этого года Вилигут был перемещён из Мюнхена в Берлин, обосновавшись в собственном особняке по улице Каспара Тайса, 33, и стал членом личного штаба Гиммлера. Хотя работа Вайстора и была во многих отношениях близка к работе Ahnenerbe (отдела SS, занимавшегося исследованием германского наследия и культурной истории, основанного летом 1935 года), в сущности, его труды велись отдельно от этого института. Вилигут работал на Гиммлера лично, в то время как Ahnenerbe был частью большей структуры, отвечающей более объективным академическим канонам.

В числе значимых проектов, в работе над которыми участвовал Вилигут, значатся концепция о замке Вевельсбург как о «центре мира»; разработка перстня SS; создание различных ритуалов и разработка ритуальных предметов для церемоний SS; и кроме того, беспрерывный поток докладов эзотерического толка по теологии, истории и космологии, попадавшие, главным образом, лично к Гиммлеру.

Замок Вевельсбург — строение XVII века, расположенное подле Бюрена в Вестфалии. Впервые Гиммлер увидел замок в 1933 году, во время партийной командировки. Неясно, сопровождал ли его в той поездке Вилигут, но несомненно, что полковник оказал значительное влияние на Гиммлера в осмыслении роли замка как центрального штаба рыцарского ордена SS (Хюзер 1982: 33, 40). Вскоре после того, как Вевельсбург был передан в собственность SS, он стал штабом Gesselschaft zur Förderung und Pflege deutscher Kulturdenkmäler (Общество развития и сохранения германских памятников культуры), и постепенно был преобразован в «Нордическую академию» идеологического образования — или центр посвящения — лидеров SS. Значение крепости всё более переосмыслялось в пользу «орденского замка» (Ordensburg), и он был перепланирован так, чтобы стать местом отправления ритуалов и церемоний, предписанных внутреннему элитному кругу SS Гиммлера.

Центром этого культа была северная башня замка. Нижнее её помещение, склеп, стало именоваться «Вальхаллой» — Чертогом павших. Над ним помещался покой с колонами, на полу которого помещён наиболее узнаваемый символ Вевельсбурга:

Этот колонный зал должен был стать главным ритуальным покоем рыцарей ордена SS, к созданию которого обратили свои помыслы Гиммлер и Вилигут. Замок должен был превратиться в главный командный центр культурных, а также и военных операций по расширению новой арийской империи, и, в представлении Гиммлера и Вилигута — бастионом против вторгающихся с востока «недочеловеков» — большевиков.

Вевельсбург стал обширным хранилищем всевозможных традиций и ритуалов SS, их инвентаря. К концу войны, когда американские войска приближались к этой области, замок был взорван эсесовцами по приказу Гиммлера 31 марта 1945 года. Три дня спустя американские отряды захватили объект. Что касается множества материалов и документов, хранившихся в замке, то они либо были изъяты перед подрывом здания, либо похищены жителями окрестных деревень в три дня между взрывом и приходом американцев; остальное досталось американским солдатам.

Важнейшим культовым предметом SS был «перстень мёртвой головы», Totenkopfring. Считается, что разработал их Вилигут (Хунгер 1985: 164). Вот что говорит текст документа, вручаемого эсесовцу вместе с перстнем:

Я вручаю тебе перстень мёртвой головы SS.

Это

Знак верности нашему Фюреру, наше неукоснительное послушание старшим и неколебимые единство и товарищество.

Мёртвая голова — знак готовности в любое время рисковать собственной жизнью ради жизни коллектива, как целого.

Руны напротив мёртвой головы — святые знаки нашего прошлого, с которыми мы снова связаны философией Национал–социализма.

Две руны Зиг символизируют имя наших охранных отрядов (Schutzstaffel).

Свастика и руна Хагал направляют к непоколебимой вере в победу нашей философии.

Перстень окружён дубовыми листьями, листьями древнего дерева германцев.

Перстень не может быть продан, не дозволяется передавать его.

С твоим уходом из SS или из жизни, перстень должен быть возвращён райхсфюреру SS.

Копии и имитации караются по закону, и ты должен защищать перстень от них.

Носи его с честью!

Генрих Гиммлер.

По словам Хюзера (1982: 66–67), перстни эсесовцев, погибших в бою, хранились в специальном месте в «Вальхалле» Вевельсбурга; кольца эсесовцев, ушедших при других обстоятельствах, обычно расплавляли. Хюзер также сообщает о «сотнях» перстней, переживших взрыв замка и пожар, а также набеги местных жителей, впоследствии разграбленных американскими солдатами.

Видимо, Вилигут способствовал и созданию ритуалов SS, разработке церемониальных предметов, использовавшихся в этих ритуалах. Полное описание ритуала имянаречения, разработанного Вилигутом для новорождённого сына Карла Вольфа, было обнаружено в архивах SS. На этом ритуале присутствовал и лично Гиммлер. Перевод этого документа приведён в приложении C в этой книге. Вилигут возглавлял и другие подобные ритуалы в Вевельсбурге (Гудрик–Кларк 1985: 187). Кажется, большей частью разработка ритуалов была сосредоточена на церемониях бракосочетания эсесовцев. Евгенический аспект этих церемоний требовал от эсесовца и его невесты доказать своё арийское происхождение до, по крайней мере, 1750 года. Одним из разработанных Вилигутом предметов была чаша, в которой жениху и невесте подносились хлеб и соль — на крышке этого сосуда была начертана «слово–сигила Got»:

Это руновязь GOT (Хунгер 1984: 164). Комендант Вевельсбурга, Манфред фон Кноббельсдорф, с энтузиазмом внимал Вилигуту и следовал многим обрядам его традиции.

Один из наиболее важных и таинственных аспектов оперативной «магической» работы Вилигута проявился в упоминавшихся ранее загадочных Halgarita–Sprüche («Речениях Хальгариты») — эти мантры традиции Вилигута были нацелены на усиление наследственной памяти и содействие новому возрождению веры ирминизма. Их полное собрание, почерпнутое из архивных материалов, дано на страницах этой книги.

В 1933–1939 годах Вилигут составил некоторое число докладов Гиммлеру, на такие темы, как эзотерическая религия, теология, история и даже политический курс. В одном из документов обрисована идея Вилигута о необходимости заново конфисковать собственность коренных последователей древней веры, присвоенную церковью (Хюзер 1982: 205).

В эти весьма деятельные годы Вилигут уже был пожилым, шестидесяти–семидесятилетним мужчиной. Его здоровье и общий жизненный тонус, очевидно, плохо соответствовали лихорадочному ритму сердца немецкой национал–социалистической бюрократии, так что доктора SS «прописывали» ему наркотические средства. Кажется, следствием этих препаратов стали определённые изменения личности, включающие всё возрастающую зависимость полковника от табака и алкоголя.

На протяжении жизни Вилигут знакомился со многими другими известными эзотериками национализма. Некоторые из них, видимо, стали его учителями, многие — учениками, а другие — коллегами. Неясно, в какой мере Вилигут был знаком с Гвидо фон Листом и Ланцем фон Либенфельсом. Его связь с последним, вероятно, была сильнее, поскольку многие из его знакомых были членами ONT. Определённо, что ближайшими учениками Вилигута были Эмиль Рюдигер и Фридрих Тельчер, в своих публикациях развивавшие далее идеи системы Вилигута. Но помимо них есть и другие, заслуживающие рассмотрения персоны, с которыми Вилигут встретился в годы службы в SS.

Одним из наиболее загадочных членов SS был Отто Ран (1904–1939). Молодым человеком, во второй половине 1920–х, первой половине 1930–х Ран занимался в пиренейском районе южной Франции изучением истории секты катаров, и исследованием вероятности того, что Святой Грааль был частью их всё ещё сокрытого сокровища. В 1933 году он опубликовал свой важнейший труд: «Kreuzzug gegen den Gral» («Крестовый поход против Грааля»). Но в середине тридцатых годов финансовые проблемы вынудили его вернуться в Германию, где, в апреле 1936 года, захваченный национал–социалистическим движением, он вступил в SS. Ран был лично знаком с Вилигутом, а гражданским сотрудником SS стал ещё за год до того. Он незамедлительно был введён в персональный штаб райхсфюрера SS, и там работал в тесном сотрудничестве с Вилигутом. За Раном, как и за Вайстором, при вступлении в SS водилась личная тайна. Дело в том, что Ран был гомосексуалистом, что в случае обнаружения могло привести к смертному приговору. Во время службы в SS Ран предпринял исследовательские поездки по различным уголкам Германии и даже Исландии, хотя на юге Франции с официальной экспедицией SS он никогда не был, как о том иногда говорят. В 1937 году Ран опубликовал вторую книгу: «Luzifers Hofgesind: Eine Reise zu Europas guten Geistern» («Двор Люцифера: путешествие к добрым духам Европы»). Это своего рода эзотерический дневник путешествий, в котором Ран говорит о значении различных ландшафтов и построек на юге Франции, в Италии, Германии и Исландии. Ран также читал лекции в кругах SS, на тему «Luzifers Hofgesind», о Люцифере — носителе просвещения, противнике еврейского бога, и о свите Люцифера, включающей всех тех «добрых духов», что сражаются за дело просвещения. Отношение и Вилигута и Гиммлера к Рану было весьма доброжелательным. Гиммлер старался предоставить Рану любую возможность выжить в SS перед лицом настойчивых донесений о его гомосексуальности. Вероятнее всего, Ран решил, что обречён на бесчестный конец в SS, и, чтобы не допустить этого, отправился в горы возле Зёль, в Австрии, и, опьянённый алкоголем, позволил зимнему холоду забрать его жизнь. Гиммлер лично скорбел по поводу гибели Рана.

Другой эзотерик, с которым Вилигут был в хороших отношениях — Гюнтер Кирххоф (1892–1975). На первый взгляд их сотрудничество может показаться маловероятным, поскольку Кирххоф был членом Общества Гвидо фон Листа. Вилигут начал вести переписку с Кирххофом с весны 1934 года, и с энтузиазмом докладывал Гиммлеру о трудах Кирххофа. Благодаря этой рекомендации, Гиммлер оказывал Кирххофу поддержку, однако институт Ahnennerbe, имевший высокие научные стандарты, отверг сочинения Кирххофа как «игру воображения». Всё же, Гиммлер продолжал поддерживать Кирххофа, писавшего доклады об эзотерических материях райхсфюреру SS вплоть до 1944 года. Многие идеи Кирххофа, кажется, были почерпнуты из трудов Листа и/или Вилигута; всё же, его штудии о геомантии, совмещённой им с эзотерической геополитикой, делают его работы достойными внимания. К концу жизни Кирххоф написал основанный на его теориях анализ событий, озаглавленный «Das politische Rätsel Asien aus Ortung erschlossen» («Политическая загадка Азии и её решение посредством локаций») (Мунд 1982: 260–274). Основная идея этой работы заключается в том, что определённые места силы на поверхности земли расположены в соответствии с гексагональным узором, и знающие об этом секрете могут использовать его к собственной выгоде. Эта теория описывает австрийскую Вену как ключ к контролю над Азией, и объясняет тайное отношение Вены к определённым «местам силы» в центральной Азии.

Другие эзотерики тех дней встречали у Вилигута не такой радушный приём. Говорят, что именно в результате влияния Вилигута Эрнст Лёйтерер был арестован и интернирован в концентрационный лагерь. Как замечают обозреватели, личная мифология Лёйтерера, была подобна традиции Вилигута. В 1911 году, под именем «Тарнхари» (Скрытый Глава), Лёйтерер написал старому мастеру, Гвидо фон Листу, рассказав о том, что он является главой тайного клана Вёльсунгов полубожественного героя Зигфрида. Эта переписка описана в официальной биографии Гвидо фон Листа (авторства Йоханнесом Бальцли), опубликованной в 1917 году. Впоследствии Лёйтерер–Тарнхари стал членом Общества Гвидо фон Листа. О природе столкновений между Вилигутом и Лёйтерером здесь можно поразмыслить.

Итальянский эзотерик Юлиус Эвола (1898–1974) — ещё одна фигура, с которой у Вилигута возникли разногласия. Во второй половине 1930–х Эвола выступал с лекциями в Германии, и SS организовали расследование с целью выяснения его идеологической совместимости с Национал–социализмом. Вилигуту было поручен оценить труд Эволы «Heidischer Imperialismus» («Языческий империализм», 1933) и его лекции. В докладе, датированном 2 февраля 1938 года, Вилигут заключает, что Эвола совершенно невежественен в правдивой германской эзотерической истории и традиции (в видении Вилигута), а его средиземноморская философия имеет фундаментальные отличия от философии севера. Рекомендации Вилигута были приняты к сведению, и дальнейшая деятельность Эволы в Германии официально порицалась (Гудрик–Кларк 1985: 190; Мунд 1982: 275–277, 280–284).

 

Отставка и смерть

(1939–1946)

Полковник продолжал оставаться фаворитом Гиммлера, но, по–видимому, в SS у него были и многочисленные недруги. Историк Ульрих Хунгер (1984: 169) сообщает о существенном противостоянии Вилигута и других «эзотерических рунологов» из Ahnenerbe, а также некоторых влиятельных лидеров SS. Начальник личного штаба Гиммлера, Карл Вольф, определённо имел веские причины для подозрений. В ноябре 1938 года он навестил жену Вилигута, Мальвину, в Зальцбурге. Там он узнал о признании Вилигута умственно неполноценным, и тем открыл другим недоброжелателям Вилигута в SS доступ к компрометирующему свидетельству. Старый полковник превратился во внутреннее политическое бремя. В феврале 1939 года Вольф распустил штат Вилигута и принял его отставку. Официальной датой отставки значится август 1939 года, а причиной указаны плохое здоровье и преклонный возраст. Сообщается, что Гиммлер сентиментально сохранял эсесовский перстень Вилигута, его ритуальный нож и меч (Гудрик–Кларк 1985: 190).

Спустя всего месяц после отставки Вилигута немцы вторглись в Польшу, запылал огонь Второй мировой войны. «Распутин Гиммлера» на всё время войны оказался наедине с забвением и неважным здоровьем. Эльза Балтруш, бывшая членом персонального штаба Гиммлера, была назначена его «домоправительницей». Она оставалась верной Вилигуту до его смерти. Вначале им была предоставлена квартира в Ауфкирхен, но в мае 1940 года они смогли переехать в Вердерхоф, в легендарный для Вилигута город Гослар. К несчастью, эти квартиры в 1943 году были реквизированы медицинскими властями, и жильцам пришлось переехать в эсесовский гостевой домик на озере Вёртерзее в Австрии. В конце войны Вилигут был передан в лагерь беженцев британскими оккупационными войсками. Оттуда ему было позволено вернуться в Зальцбург, но там он оказался несчастлив в окружении семьи, для которой он стал чужим. Получив необходимые документы, с семьёй фрау Бальтруш он отправился в Арользен на севере Германии. К этому времени Вилигут лишь периодически приходил в сознание, и, как, говорят, бесконечно повторял свои мантры. По приезду в Арользен, на Рождество 1945 года, Вилигута настиг приступ, и в семь часов утра 3 января 1946 года он умер. Он похоронен на кладбище в Арользене.

 

III. Идеология Вилигута

 

Сложно что–то добавить к собственным сочинениям Вилигута в описании сути его традиции, только самые общие очертания. Ключевыми элементами этого учения являются теологические идеи (например, представления о Got/Gotos, раскрытые им в поэзии), представления об истории и положение, которое его род занимает в этой истории, а также специфический подход к пониманию рун. Понятно, что Вилигут либо со временем развивал эти идеи, либо только постепенно раскрывал карты.

 

Тайная теология

Со временем Вилигут заявил, что изначальной религией германских народов был не «вотанизм», но нечто, что он называл «ирминическим кристианством», хотя в ранних записях Вилигута нет упоминаний о нём — разве только не считать таковыми использование понятий, подобных ортодоксальным христианским. Здесь Вилигут следовал выраженной Гвидо фон Листом идее, согласно которой «арманизм» (одного корня с «ирминизмом») являлся эзотерическим предшественником и культурным фоном более экзотерического «вуотанизма». Разница в том, что Лист в качестве моделей развития видел сотрудничество арманизма и вуотанизма в истории, Вилигут же усматривал наследственную вражду и раздор между «ирминическим кристианством» и «вотанизмом». Для Вилигута «вотанизм» воплощал в себе все те языческие теологические и мифологические аспекты Эдды и других древненорвежских источников, которые казались ему «чуждыми» и «отвратительными». Это представление ясно выражено в «Шёпоте Gotos — рунном знании». Хотя различия между вотанизмом и ирминизмом подчёркивались и ранее, но до того они никогда не выражались в категориях антагонизма. Попытка мифологически переосмыслить христианство как «арийскую религию» встретила тёплый приём среди многих национал–социалистов тех времён.

Может оказаться так, что именно последователи Вилигута придали элементу ирминического кристианства в рамках его учения большую значимость. «Объективные» источники, такие, как доклад об умственном состоянии Вилигута, в котором в середине 20–х усомнились государственные чины, упоминают вначале о том, что, по заявлениям Вилигута он «ничего общего не имеет с Вотаном», а позднее — «знает свою родословную до Водена, но утверждает, что происходит не от божества, но от человека, будто бы обладавшего особыми свойствами» (Мунд 1982: 40–41). Из этого ясно, что Вилигут действительно в какой–то мере усматривал разницу между собственными убеждениями и вотанизмом, хотя его отношение к Вотану по–прежнему остаётся весьма туманным.

 

Тайная история

Метаисторическое учение Вилигута также не слишком чётко обрисовано в его опубликованных сочинениях. Большей частью оно доступно нам из работ Эмиля Рюдигера, и из обзора Мунда (1982: 153–180). Многие события этой тайной истории взяты из исландских саг или германской истории, причём им приписаны гораздо более древние даты. В какой–то мере эта эзотерическая хронология испытала влияние учения Е. П. Блаватской, особенно второго тома «Тайной доктрины».

Среди преобладающих мотивов эзотерической истории традиции Вилигута можно выделить развитие ветвей человечества от «детей света» (Кимров) и «детей камня»; конфликт ирминических кристиан (Аса–Уана–клан) и вотанистов; важность города Гослар и области гор Гарц в метаистории; ключевую роль культурного героя по имени Тойт, которого Мунд сравнивает с греческим Гермесом и египетским Тотом.

Эта метаистория, всё ещё ожидающая окончательного синтеза и стройного изложения, по всей вероятности, должна с пользой толковаться как мифическая аллегория развития сознания человечества в ходе истории.

 

Рунология Вилигута

Наиболее ясной, аутентичной, и, наверное, самой содержательной частью традиции Вилигута, дошедшеё до нас в первозданном виде, является его «Рунный ключ». Ключ этот, который действительно отличается от модели, используемой Гвидо фон Листом, изложен в статьях для «Hagal», и, по–видимому, является той частью его учения, которое оказывало на учеников наибольшее влияние. Когда Мунд беседовал с Рихардом Андерсом спустя десятилетия после смерти Вилигута, тот просто отметил: «Вот всё, что я узнал от Вилигута», и привёл следующее уравнение:

Это может показаться чересчур загадочным, но с пониманием секрета круговращения рун Вилигута, эти знаки обретают подлинное значение, а утверждение Андерса проясняется. По этому вопросу следует обратиться к написанной Габриэль Дехенд статье «Космос в представлении наших предков» (приложение B в этой книге). Статья эта является дальнейшей разработкой и прояснением учения Вилигута, изложенного в «Hagal» в 1935.

Самое проработанное и исчерпывающее разъяснение его собственной рунологии Вилигут даёт в «Шёпоте Gotos — рунном знании» (1934). Определённо, Вилигут не заинтересован в рунологической информации, собранной по крупицам из старонорвежских и староанглийских источников — для него они являются упадочными проявлениями. Его рунология основана на фундаменте, центральном представлении о космическом обращении Духа–Энергии–Материи. В нём Вилигут видит космос динамическим, но с тем и неизменным. Космос непрерывно следует одним и тем же законам. Изменение это облик мира для человеческих существ, стоящих на различных уровнях развития, и потому видящим мир постоянно изменяющимся.

Таким образом, по Вилигуту, рунология была преимущественно изучением этой эзотерической системы космического обращения, закодированного в очертаниях рун. Вот что говорит по этому поводу фрау Шефер–Гердау: «Благодаря работам доктора Тельчера, полковника Вилигута и [Эмиля] Рюдигера, мы теперь видим руны не просто буквами, своего рода первичным алфавитом, но при помощи динамики и космического порядка мы подошли к осознанию того, что руны являются «третьим ключом», в дополнение к числам и звукам (тонам), и в действительности являются сознательными знаками Энергии, в особенности разреженной энергии и токов излучения, о чём говорят и наши мифы» (Мунд: 1982: 181–182).

Сущностным для понимания рунологии Вилигута является представление о двух различных типах течения — вертикальном и горизонтальном, пересекающимся в центральной точке. Горизонтальный ток — это течение Материи, предоставляющее импульс к форме и к жизни. Это так называемая tel–руна, рассматриваемая как женственность в принадлежности к Земле, Матери. Вертикальный ток — Духовный, обеспечивает творческий принцип.

В пересечении этих двух токов возникает сознание, форма и жизнь, и отсюда берёт начало Бытие Духа в Материи, зарождение единства, представленного руной Not. Этот знак отмечает поворотный момент Необходимости.

Так называемый «Ирмин–крест», используемый Вилигутом, иначе иллюстрирует этот процесс, в форме четырёхполюсной модели:

Ключ — в способности обратить (zu wenden) нисходящее течение между вертикальными полюсами, так чтобы снова заставить его восходить.

Приняв во внимание этот ключ, а также информацию, предоставленную фрау Винклер–Дехенд (приложение B), можно с большим пониманием подойти к усвоению рунного материала в «Шёпоте Gotos — рунном знании».

Главный идеологический вклад Вилигута — в его сильном, подкреплённым традицией представлении понятий, окружающих тайную историю и его понимание рун как описаний течений различных типов энергии. Его идеи некоторым кажутся ещё более труднодоступными ввиду того, что очень многие из его современников испытывали влияние не того, что он говорил, а скорее, того, как он это говорил. Загадка Вилигута, вероятно, настолько тесно связана с его личным присутствием, что может быть, нам никогда не удастся в полной мере понять его идеи на основе лишь записанных слов.

 

IV. Наследие Вилигута

Наследие Карла Марии Вилигута представляется более туманным, в сравнении, например, с наследием Гвидо фон Листа. Вилигут учил лишь в узких (но влиятельных) кругах, никогда не печатал свои идеи в систематизированном виде, и не оставил после себя школы или организованных посвящённых, способных продолжить его работу. Даже по его собственному однозначному определению своей традиции, отсутствие наследника мужского пола определило конец эзотерической традиции Вилигута в самом основательном из всех смыслов. Ещё одним препятствием в овладении наследием Вилигута служит то, что издавался он только в малоизвестных журналах «Hag All All Hag» и «Hagal», найти которые непросто до сих пор.

Элемент оформления обложки журнала «Hag All All Hag». Девиз гласит: «Подобное познаётся только подобным».

Ещё один путь, посредством которого идеи Вилигута привлекли интерес уже после его смерти — труды двух его учеников, Эмиля Рюдигера и Фридриха Тельчера, хотя не так ясно, в какой мере их писания проистекают из традиции Вилигута, а в какой их следует приписывать собственным идеям и разработкам авторов. Кроме того, опубликованные работы этих двух авторов чрезвычайно редки. Один факт остаётся неизменным: те, кто лично встречался с Вилигутом, и учился у него, были весьма сильно впечатлены глубиной его мудрости и личной харизмой. В этой книге представлена сущность эзотерического наследия Карла Марии Вилигута, так что читатели смогут сами решить, что в наследии старого мастера представляет ценность, а что нет.

До публикации настоящей работы, наиболее важным событием в наследовании идей Вилигута было издание книги «Распутин Гиммлера» Рудольфа Й. Мунда в 1982. Мунд напечатал факсимиле многих писаний Вилигута из «Hagal», а также его поэтический цикл «Gotos–Kalanda» (1937), а также сопроводил их сочувствующей, хотя и бессвязной биографией и представлением идей полковника. Мунд не делает секрета из корней своей симпатии — он сам был членом Waffen–SS, и последние годы жизни провёл, занимаясь жизнеописанием и толкованием эзотерических völkisch идеологов, таких как Йорг Ланц фон Либенфельс (см. его работу «Jörg Lanz v. Liebenfels und der Neue Templer Orden», 1976) и К. М. Вилигут.

Мунд говорит, что написал книгу «Распутин Гиммлера», желая реабилитировать Вилигута, и избавить его от репутации «вотаниста». Мунд также желал в целом «де–оккультировать» проблему мистицизма у истоков Национал–социализма (стр. 24, там же). В этом отношении он едва ли преуспел, поскольку каждый, читавший работы К. М. Вилигута, и прочих упоминаемых им авторов не сможет назвать их идеи иначе, чем мистическими. Тем не менее, среди многих поборников этих идей, включая и самого Вилигута, часто высказывается мнение, что в них нет ничего магического, а то, чему они учат, некоторым образом «научно».

«Вотанистское» течение современного немецкого неоязычества высказало своё мнение о Вилигуте в статье Адольфа Шляйпфера, озаглавленной «Armanen Orden». Эта статья приведена в приложении D. Шляйпфер особенно критичен в отношении представления Вилигута о примордиальном «ирминическом кристианстве».

Как бы там ни было, книга Мунда вновь вернула к Вилигуту интерес публики после многих лет забвения. Кроме этого, оставался единственный путь, которым идеологическое наследие Вилигута сохраняло жизнь — послевоенные работы его учеников Рюдигера и Тельчера, инженеров из Инсбрука, Австрии.

Настоящая книга представляет собой другое продление наследия Вилигута. В этом томе для всех заинтересованных в традиции Вилигута представляет ценность собрание авторских первоисточников. Именно к ним теперь может обратиться читатель, и именно из них должно быть выведено сущностное значение его традиции.

 

V. Заключение

Трудно дать окончательную и всеобъемлющую оценку таким личностям, как Карл Мария Вилигут. Сложность эта проистекает из несоответствия мифа человека и его «объективной реальности». Хотя сама эта формулировка предполагает дихотомию, возможно, неправомочную. Мы можем рассматривать значение индивида, и мы можем рассматривать значение его идей, так чтобы определить его место в истории.

Как личность, Вилигут представляет собой захватывающую тему изучения значимости эзотериков в национал–социалистическом государстве. Многое в последние тридцать лет было сказано об «оккультных корнях нацизма». Вероятно, эти штудии могут показывать, насколько близкими были идеи лидеров национал–социализма представлениям до– и не–национал–социалистических «оккультистов». Однако эту схожесть можно и должно приписывать главным образом, тому факту, что лидеры национал–социализма и так называемые «оккультисты» тех дней жили в общей культурной матрице и были частью одного Zeitgeist. Вилигут же являет собой наиболее любопытный пример связующего звена между порой очень туманным миром эзотерических кругов Германии и Австрии начала XX столетия, и национал–социалистическим государством. Вилигута можно считать членом национальной эзотерической среды с самого начала века, хотя его роль, по–видимому, очень незначительна до начала двадцатых годов. И Вилигут — одна из тех «туманных» личностей, прямиком вошедших в официальные правительственные должности национал–социалистического режима. Он сыграл важную роль в осмыслении и разработке определённых эзотерических целей и практик элитного круга Гиммлера в рамках SS, и уже один этот фактор превращает загадку Вилигута в уникальное и захватывающее поле исследований.

Идеи Вилигута доступны нам из трёх раздельных источников:

1) Его собственные сочинения

2) Сочинения его учеников

3) Беседы с его учениками

В этой штудии мы сосредоточились на собственных опубликованных работах Вилигута. Другие, вторичные источники, хотя и представляют свидетельство того, в какой степени Вилигут оказывал влияние на своих учеников, не могут быть рассмотрены как надёжные относительно идей Вилигута.

Традиция Вилигута, как представляется, основывается на трёх чертах: его рассмотрении эзотерической истории; эзотерическом языковом шифре; и «рунном ключе», основанном на течении Материи–Энергии–Духа, описанном в «Drehauge» («Вращающееся Око»). Взгляд его традиции на историю отмечает, что вера изначальных германцев была монотеистическим ирминическим кристианством, и что источники по германской религиозности, на которые полагается академическая наука — позднейшие упадочные свидетельства, испытавшие влияние южного, негерманского христианства. Наиболее вероятно, что Вилигут не желал расставаться со многими из представлений ортодоксального христианства, и отказывался признавать то, что он воспринимал как «варварство» своих предков. Языковой эзотерический шифр Вилигута по духу идентичен аналогичному шифру Гвидо фон Листа, и вывод о том, что многие идеи о святых звуках и слогах Вилигут воспринял из писаний Листа, напрашивается сам собой. Более самостоятельной выглядит его теория о взаимодействии Материи–Энергии–Духа в производстве сознания. Эта модель, также и по заверениям его учеников, и является ключом к миру представлений Вилигута.

В рассмотрении его источников ясно, что Вилигут черпал идеи у своих предшественников и современников, таких как Лист и Либенфельс. Эзотерическая история теософии Блаватской предоставила ему общие очертания для собственной германоцентрической версии предыстории человека. Уже в 1908, в своих «Девяти заповедях Got» он упоминает о «семи эпохах человеческой истории», что является отголоском семи «корневых рас» теософии.

Но ценен и собственный вклад Вилигута — или вклад его традиции. Модель «Drehauge», как ключ к рунному знанию вызывала глубокий интерес современников. Но, вероятно, наиболее примечательным будет тот способ, каким его традиция оказывалась способной воздействовать на окружающих в практическом отсутствии строгой системы рукописей. Его преимущественно устный способ передачи традиции малому числу учеников, большей частью оставшихся фанатично преданных ему и его учению, лежит у истоков великой загадки личности Карла Марии Вилигута. Тот факт, что он — пожилой ветеран Первой мировой войны — оказался в состоянии сделать своим учеником и приверженцем одну из наиболее могущественных и безжалостных личностей XX века — райхсфюрера SS Генриха Гиммлера — в любом случае должен быть принят во внимание при определении роли этого человека.

 

О переводе и чтении работ Вилигута

Работы К. М. Вилигута, так же, как и работы современных ему немецких эзотериков, таких, как Гвидо фон Лист, ставят перед переводчиком особую задачу. Здесь нередки неясные связи, скрытые ассоциации между представлениями обнаруживаются в игре слов и (фольклорно–) этимологических связях, которые просто не могут быть переведены на другой язык.

Наглядный пример этому находим в «Шёпоте Gotos — рунном знании» (1934), где Вилигут подразумевает, что значение имени первой из норн, Урды (древненорвежское Urdhr) может быть истолковано как составное в немецком: Ur–da. Приставка ur– в современном немецком обозначает что–то изначальное, примордиальное и древнее, а слово da означает просто «здесь». Так, Ur–da может быть понятно как «бывшая здесь с начала». Работы Вилигута изобилуют подобными примерами. В таких случаях переводчик или оставляет слово непереведённым, или, чаще, переводит просто по смыслу.

Другая сложность при переводе Вилигута проистекает из того, что большая часть его наиболее важных космологических и рунологических работ написана рифмованными двустишиями. Таково, например, вступление к «Шёпоту Gotos — рунному знанию» (1934), в немецком оригинале:

Es ragt aus Nordens Bode nein starker Baum empor, Mit ewig grüner Krone, zu Aithars Wolkentor. Das ist die Weltenesche — der Welthaum Ygdrasil: Er ist der Baum des Lebens, birgt Wunder Gotos viel…

Разумеется, невозможно перевести эти строки таким образом, чтобы, сохранив поэтическую форму, не утерять техническое значение. Тогда переводчик оказывается перед выбором между поэзией и буквальным смыслом. На самом деле, поэзия не может быть переведена; возможно лишь создание другого стиха на языке перевода, «вдохновлённого» оригинальным. Мы полагаем, что читатель более заинтересован техническим значением того, что желал сказать Вилигут, а не его «поэтическим стилем», в любом случае, неизысканным. Поэтому мы предпочли переводить поэтические работы Вилигута построчно, сохраняя буквальный смысл.

Кроме того, мы призываем читателя, при чтении поэтических работ К. М. Вилигута, громко произносить строки вслух, так, чтобы связь идей и тонкие оттенки представлений свободно перетекали друг в друга.

Стефан Э. Флауерс

Стоит также дать краткие пояснения о некоторых понятиях, используемых лично Вилигутом и присущих ариософии в целом. Ввиду их неоднозначности, и невозможности достоверно выразить их суть в одном слове другого языка, они были оставлены в тексте без перевода.

Прежде всего, это касается центральных для традиции Вилигута понятий Got/Gotos и Al. Оба они относятся к фундаментальным принципам мироустройства, общим закономерностям как времени и пространства, так и сознания. Непросто даже разграничить значение этих двух слов, но можно предположить, что если Al — это некая пред–структура, существующая безусловно и «сама по себе», являющаяся «пассивной средой», то Got — некий творящий первопринцип, активный элемент, существующий посредством собственной воли. На русский язык Got лучше всего будет переводить как «Божество», подчёркивая неуместность категорий пола и безличностный характер явления. Если сравнить библейского Бога и Got традиции Вилигута, можно заметить, что последний почти совершенно не проявляет себя в поступках. Al можно переводить как «Космос», «Вселенная» либо как приставку «все–» в составных словах.

Ur вполне очевидно переводится как приставка «пре–» или «перво–» в составных словах (во множестве используемых Вилигутом), но всё же было решено оставить его без перевода, чтобы подчеркнуть отношение к первичности, безусловности.

Not наоборот говорит о некоторых условиях. Имея значение «нужды», «принуждения», «необходимости» выражает ситуацию, когда среда, воздействуя на волю (сознание) требует от неё реакции, обусловленных действий.

Kala — ариософский термин, примерно соответствующий «оккультизму» или «эзотерике»: это наука тайных германских культов, доступная узкому кругу посвящённых и использующая символические обозначения для шифровки своих знаний. Отсюда: «калический» — kalische, и «сокрыть», «зашифровать в Кала» — verkahlen.

Ryta — германский первозакон, свод общественного права, в полной мере соответствующий «воле Got», то есть повторяющий структуру Вселенной. Благодаря его исполнению достигается «святость» — соответствие макрокосма (природы) и микрокосма (человеческого общества и индивидуального сознания).

Teut — имя германского культурного героя, первопредка. В русском переводе было решено транскрибировать как «Тойт», согласно правилам немецкой фонетики. Это позволило сохранить его созвучность с египетским Тотом — персонажем со схожей ролью, хотя очевидная в оригинале созвучность имён вождя Тойта и его народа — тевтонов — была, к сожалению, утеряна.

Bewölkter

 

Сочинения Вилигута

 

Девять заповедей Got

(машинописный документ, подписанный Вилигутом)

Из устной традиции клана Аса–Уана, впервые за 1200 лет изложенной письменно, с тех пор как прошлые записи были публично сожжены по приказу Людовика Благочестивого…

1. Got есть единство Al!

2. Got есть «Дух и Материя», двоица. Эта двоица порождает разлад, но всё же она — единство и чистота…

3. Got есть троица: Дух, Энергия и Материя, Got–дух, Пра–Got, Got–Бытие, или свет солнца и труд, двоица.

4. Got, как Время, Пространство, Энергия и Материя, вечно в своём кругообращении.

5. Got есть причина и следствие. Поэтому от Got проистекают право, власть, долг и удача.

6. Got есть вечное Зачатие. Дух и Материя, Энергия и Свет Got влекут это Зачатие.

7. Got, за пределами представлений о добре и зле, влечёт семь эпох человечества.

8. Правление в кругообращении причины и следствия влечёт Высоту — тайный суд/ скрытую восьмёрку [heimliche Acht].

9. Got есть начало без конца, Al. Оно — завершение в Ничто, но при том и Al в трижды тройном уровне познания всякого предмета. Он замыкает круг в N–Jul в Ничто, из сознательного в бессознательное, так чтобы оно снова могло стать сознающим.

Написано в июле 1908 года в Горце

 

Древний фамильный герб дома Вилигутов

(Из «Hag All All Hag» №10 (1933), вторая и третья тетради, стр. 290–293)

Надпись вокруг печати

Транскрипция надписи сверху: Uiligotos, старая форма имени Вилигут.

Транскрипция надписи снизу: Ueiskuinig, Weisskunig, Wissenskundiger (человек научного знания).

Форма письма — готическая, необычайно архаическая, имеющая отношение к греческому письму. U (также используемая для обозначения W) имеет очертания долгого греческого O (омега).

Kun–руна (также означающая G) имеет форму латинской Y (ипсилон).

Обращённый налево, этот знак обозначает окончание S.

L соответствует греческой L (лямбда). R пишется очень похоже.

Открытый треугольник (Draugh, Drehauge (вращающееся око) — часто используемый даже в христианской иконографии знак Божьего ока). Его незамкнутая вершина обозначает «открытость сошествию Святого духа свыше», то есть — посвящению Al. В этом треугольнике снизу начертан крест, состоящий из горизонтального и вертикального лучей. Горизонтальный (ось воображения) обозначает Материю, вертикальный (ось воли) — импульс Got–Духа, посредством Al –Духа рождающий в точке пересечения сознательный Got–дух.

Но рождение происходит внутри треугольника, то есть в Духо–Материи (духовном веществе). Он спускается (прорываясь через горизонтальный луч треугольника) в солнечный диск, покоящийся на растущем серпе луны (колыбели Мани), чтобы явить там свою мани–фестацию, как центра творения в видимом мире. Солнце и луна служили древним египтянам знаками эонических букв Ра–То, знаков творения пространственно–временного континуума и периодичности: ТОРА (еврейское обозначение Закона) — об этом говорится в предшествующей брошюре (Остара).

Две руны победы (S) под треугольником слева и справа принимают две видимые формы:

Внутренний мир Сына (SUN) справа, на полюсе воображения.

Внешний мир отца (Fa–tar, скрытый творец) слева, на полюсе природы.

Вместе с треугольником эти две руны победы образуют вечный знак Троицы. Два маленьких креста справа и один слева имеют глубокое значение.

Расположенные рядом кресты, имеющие форму так называемого иерусалимского креста (Jerusalem, Holy–Salem — святое место спасения и мира), означают, что полюс воображения сам состоит из двух полюсов. Наше сознание направлено и к внутреннему, и к внешнему миру, в то время как в полюсе природы внешний мир выступает в качестве единства.

Два крюковидных креста [Hakenkreuze] в обоих направлениях вращения: левый вращается направо, впитывая внутрь; правый вращается налево, излучая наружу. Коршельт уже знал об этой разнице, что подтверждается последними исследованиями доктора медицины Германа Касселя. В своём устройстве он различал подавляющее излучение (при правостороннем вращении) и стимулирующее излучение (при левостороннем вращении). Таково экспериментальное подтверждение геральдического символизма!

Во взаимодействии этих двух сил, в накоплении и излучении проявляются и творение и разрушение. Материя скапливается в космических телах, которые, в свою очередь, испускают свет. Всё духовное излучает, в весьма индивидуальной манере, как можно видеть на примере звёздного маятника. Так, Отец организовывает своё пространство творения; это творение потом одухотворяется третьим Логос, или снова дематериализуется Святым духом. Как показано на печати, эти два взаимодополняющих принципа порождения, одновременно возвращаются в UR–SUN (активно–пассивное) и SUN–UR (пассивно–активное), как носители колеблющейся, ритмической вечности (круговращения), в «глубинное» (перевёрнутое, обращённое) полу–Ur, которое, вместе с возвышающимися по обе стороны «производящими» (проявляющимися) laf–рунами, вместе с поперечным лучом, образуют открытую H (Hagal, как материально и духовно инстинктивную жизнь), подобную воротам.

Четыре точки в «пустотах» двух крюковидных крестов указывают на удвоенный квадрат (лидерство, Фёрунейти, конь и повозка), дающий в сумме восемь, Acht «высокую святую восьмёрку» или «суд», как символ вечного кармического правосудия, или закона причины и следствия.

Можно заметить, что печать эта почти идентична печати династии Манчу, которая, согласно клану Ве, также является носителем арманической традиции.

Надпись из четырёх рун на печатке

Общее значение: «Постигни кольцо, чтобы достичь Воли Got». «Четыре руны говорят, четыре креста указывают путь», вместе они снова образуют «высокую святую восьмёрку», или «суд». Обретённое (got–ten) знание должно остаться скрытым.

Четырёхбуквенная печать:

Is–руна означает Я, Got–I, GOT в свою очередь раскладывается на Gibor–Othil–Tyr.

Gibor нужно рассматривать как солнечную и ледяную руну, также, как и Sun–I; Свет Al, истекающий из руки великого дающего (которого Вирт называет Дагда с дающей рукой, Бог народа Туата)

Othil — вечная манифестация духовно–материального бытия.

Tyr — победа света над Материей в деянии света (вечном цикле).

Таким образом, Got означает «Священный свет Al духовно–материального бытия в вечном цикле в круге творения в Al».

Рунная печать Sun–Not означает солярную нужду, необходимость света.

Рунная печать Othil–Is означает благородное Я, тут должна читаться как Pert–As–Is–Yr–Ryta.

Pertasa — это конь–Ас, Один как Hangatyr (Повешенный Бог), Perata–Peorth (Berchta — величие, блеск).

Is — Я.

Yr — ошибка, разложение, изменение.

Ryta — ритм исчезновения к новому восхождению. То, что поднимается вновь, это снова Is, Я в возвышенной форме.

Заключение: «Got–I ограничением света привязан к Pertasa (Percthen) на кресте Материи, и изменяется согласно ритму, но всегда остаётся Got–I».

Изображением герба, а равно и отпечатком рунной печати я обязан полковнику Вилигуту из Морцга близ Зальцбурга, который сам принадлежит к более чем десятитысячелетней традиции его клана Вили. Редактор внёс некоторые дополнения.

Этот герб и его пояснение демонстрируют, что германская геральдика прослеживается до самых древних истоков — арманической рунной традиции. Руны говорят истину тем, кто понимает их, раскрывая глубочайшие тайны творения.

 

Германия…

(«Hagal» №11 (1934), седьмая тетрадь, стр. 1)

Германия, таинственная родина, Теперь здесь — северные льды… Потому юная земля юга стала нашей, К чести и восхвалению Gotos…
Мы пронесли знак севера Вокруг всей Земли Волю его Ur–природы В согласии с его «творящим кольцом»…
Он «Материя» — он «Дух» Движимый его «Энергией», Вечно восхваляет творящее круговращение – Замкнут в «Gotos–Я»…
Неизменно мы осознаём его Эго! Через бытие мы несём Волю его желания творения В ярком сиянии солнца!..
Мы — Германия! Полные Энергии, Осознающие «Волю»: Он творит нашу сущность, Как «Got» — в нашей груди!..

 

Шёпот Gotos — рунное знание

Ярл Видар. («Hagal» №11 (1934), седьмая тетрадь, стр. 7–15)

 

1. Знание норн

Вздымается ввысь из северной почвы могучее Древо, С вечнозелёной кроной к облачным вратам Айтар [28] . Это мировой Ясень — всемирное Древо Иггдрасиль; Это Древо жизни, хранящее многие из чудес Gotos… Три корня к трём истокам прикрепляют свою Энергию в почве, из которой оно произрастает — творят северную суть, Корни и истоки подвластны Норнам, Они — источник правды, путь сущности Древа.
Первая — Норна Ur–da — бьёт ключом в силе порождения, Творит бесконечный росток во вселенной Gotos. Вечно молодой родник — глубочайшее значение жизни: Внешность древа может меняться, но внутренняя животворная сила — никогда!
Вторая зовётся Werd–An–Di — всегда течёт в настоящем, одухотворяет Энергию и Материю согласно воле Gotos… Она кипит, бушует и спешит — не знает ни роздыху, ни покоя, Развивает, ваяет и укрепляет беспрестанно движение ростка В ритме постоянного становления — непоколебимого на пути к цели: И так, в совершенстве Бытия, развитие превращается в семя…
Третья струится скрытно — и управляет силой звёзд… То, что создано Урд и Верданди — ею будет завершено! Она Энергию склоняет к измененью, как велят Дух и Материя И как ходом вещей управляет при помощи «Not» и «Thorn», И бережёт и измеряет то, что созрело, в прилежном терпении, И изменяет всё развитие. Она струится — Норна Скульд!
Так растёт северная суть — Древо жизни Духа – Питается «истоками» и корнями, во вселенском пространстве Gotos. Вечное движение в Материи Духа посредством Энергии – Вот то, что жизнь творит по воле Gotos. Черпает корнями истоков Энергию из лона Gotos Становится плодом на Древе жизни и новым семенем, Пока из семени вновь не проклюнется свежий росток. Таким образом, в господстве Gotos, под воздействием норн, он приходит в себя…

 

2. Око Gotos — Drehauge

Кто не знает его, это знака — треугольника, Божьего ока? Предки называли его короче, просто Gotos–Draugh… Got–Дух, Got–Энергия, Got–Творение (также называемое веществом жизни) В Оке Gotos они, как вершины треугольника, строго закреплены… Дух — это «вершина сверху», налево Материя, а направо Энергия. Дух, опускаясь в глубины, освобождается от оков их обеих! «Дух–сознательная жизнь», наделённый Энергией и Материей – Теперь пробуждается для своей «гармы» в круговороте. Становится Gotos–ребёнком, духом в сыне человека… И Got может признать себя — Got–Дух на своём троне… И высшее знание мудрости благодаря Энергии Gotos приходит к тем, Кто впускает Дух Gotos царствовать в своей душе…
И так наш предок, герой Тойт, тоже видел Got, Он стал сведущим в рунах, посвящённым в Gotos–Draugh… Узнал он, что в круговороте Got–Дух всегда приносит изменения, Когда между полюсами Энергии и Материи крест опускается в глубины… Узнал он, что в круговороте Дух из тёмной ночи В точке пересечения «Дух в Материи» осознанно пробуждается с Энергией… Узнал он, что душа, сознательная лишь в точке пересечения, Пробуждается к полноте жизни, к её печалям и радостям… И он также дал нам руны — в Ur–письме Gotos, Когда в творении–круговороте Got говорило устами творения.
Благочестиво следили в эонах дети Тойта за этим светом И жили, к радости Got, пред этим ликом. Но пришли времена испытаний; тёмная кровь юга Развратила их обычаи, осмеяла мудрость рун… Дети Тойта — павшие, больные телом и душой, Они стали игрушками в руках перемен, увлекающих их в бездну… В ритмических событиях круговорота этого мира Всё же живёт воля Gotos, Материя, проникнутая Энергией… Ещё пульсирует сила предков в нашей тевтонской крови – Она зовёт нас бороться, сражаться за наше рунное благо! Мы не желаем утратить его, рунный завет Тойта Мы желаем мудрости, знания — для нашего земного круга! И пусть она нам вновь возвестит о том, как творящая власть Gotos Принесла детям Тойта богатство мысли! Дух ока Gotos тогда утвердится, полный света и силы Над народом Gotos — тевтонами, и над их мудростью!

 

3. Господство Gotos

С седой древности наши предки несли сущность Возвышенной рунной мудрости, вплоть до настоящих времён. Они не умножали страдания в плохие времена, А попросту хранили свою мудрость до времён лучших. Вот потому рунный завет вздымается, как гранитная скала Как знак тевтонской верности ещё и поныне. Мир может удивляться, как стало такое возможным – Но в великом, как и в малом, действует Got — чудесный сам по себе, Его воля должна побеждать, ОН — Творенье–Дух, Триумфально указывающий Его силам путь через Материю.
Поэтому ты не должен удивляться: ещё живы некоторые из тех, Из чьих уст мы наследуем священный рунный завет! И воля Gotos возвещает: «Да будет снова свет!» И рунный завет шепчет из лика Gotos… И слышно тогда, что народу должны объявить его уста – «В начале было лишь Gotos! И Gotos стало деянием!» И рунный завет шепчет из лика Gotos… Он возвещает волю Gotos: «Снова будет свет!»

 

4. Шёпот рун

Ur–руны шепчут, говорят о начале всех времён, О возвышенной сущности Gotos, о ходе вечности. О круговороте Got как Духа, об Ur–Материи, Got как энергии, О том, как вечное превращение творит ход жизни, Как в событиях Got–Энергия пропитывает форму Духом, Как рождение, становление и исчезновение всегда дают новый росток – В Материи надёжно укрыта искорка становления. И так, Время и Мера признают свою причастность к свету творения… И так к ритму жизни, через причину–следствие, Причина вновь ритмично рождает новое следствие – И так в господстве Ryta скрывается верховенство творения, А Дух и Энергия, как душа, осознанно действуют в Материи… Прошедшее формирует ясность, открывает нам познание, Переживания настоящего определяет ход Гармы. Ur–руны всегда шепчут, говорят и советуют! Они учат также и будущему — ходу вечности! И так, причиной и следствием, развивается ритм Жизни Причина вновь ритмично рождает следствие, Тем укрывая творящее правило в законе Ryta, А Дух и Энергия работают в душе, осознающей Материю… Ясность фигур прошлого открывает нам постижение. Настоящий опыт определяет путь Гармы. Ur–руны шепчут, говорят и советуют непрестанно! Они учат и о будущем — движении вечности!..

 

5. Знание предков

Ещё одно — до того, как руны возвестят тебе о деяниях Gotos– Прислушайся к голосу правды, послушай совета ирминов! Никогда у германцев не было «богов», как в Риме! Они знали лишь «Gothari» [29] и свод его творения! Вероятно, имена Gotos менялись, как и это: «Господь Бог», Но Got всегда оставалось духовным ядром творения… Это возвышенное знание Gotos было германским сокровищем И продолжало жить в племенах, в культе предков.
И потому столбы каждого трона украшались изображением Того, от кого произошел клан, вооружённого копьём и щитом. И так, клану на стабуре [30] приносили наши предки На праздничных торжествах лишь символические жертвы! И само жертвоприношение врагов было только искуплением за кровь, За горести, причинённые клану, за ущерб, нанесённый людям и имуществу. И тогда, поскольку слугам Рима такое мышление было незнакомо, То предок стал известен им, как «Римский бог»; В насмешку, как ошибочно полагают — не думая о том, Что такой идолопоклонник всегда скверный негодяй… Зверолюди отомстили, написав глупую ложь; Теперь она считается источником знания, «ценнейшим сокровищем»… И поскольку было уничтожено в набожной ярости веры То, что однажды было записано, как духовное завещание наших предков, Да и сам рунный завет вскоре, в тёмные времена, Был объявлен попами «колдовством» и «язычеством», То не могли они нам завещать знание о характере наших предков, И только слуги латинян и греков считались «образованными»…
Так «гуманизм» свёл к ведьмовству–безумию–ужасу Свет традиции на кострах, сжигающих еретиков. Так притеснитель измыслил нам «богов» И похитил наше наследие предков, Нашего Господа Бога И чужеземные изображения богов, к нашей муке, Воздвигались на столбах тронов в залах наших предков. И даже сами могилы предков — неслыханно! Разрушались и разграблялись этими осквернителями… Тогда знание изначальных времён, а также рунный завет, Были сбережены в «высокой восьмёрке» [31] , передавались из уст в уста И как «тайное знание» через верных клану Сохранялись для потомков грядущих лучших времён…
Тогда нужда обернулась добродетелью, ведь ею управляло благоразумие: Сохранялось наше наследие — рунное учение Тойта И теперь снова должно зазвучать «высокое слово учителя», Теперь снова должны запеть во всех краях Тойта О знании наших отцов — о творении мира Gotos. И надёжно беречь то, о чём шептали руны…

 

6. Руны говорят!

Когда было рождено Я, о чём не говорит мудрость, В смирении склонилось и творение, полное почтения: Ur–свет–Я, возвышенное, которое указывает нам как дух Gotos Направление мыслей в изменениях всех вещей. Это Я, непостижимое, названное Тойтом Got–Hari Это господство в творении и Его вечности!..
Из «ничего» извлечь мир, Материю через Ur–свет–Энергию В действительности, здесь предел познания для человеческой мудрости… Никакая борьба и никакая мысль человеческого мозга не смогут приблизиться К Творцу всего сущего. Он был и всегда здесь! Четыре человеческие эпохи пережил наш земной шар, И их «тайное знание» рассказывает о вселенной. И только этому знанию известно, что светлый Дух Gotos, Вечно циркулирует в Материи — Его теле…
И тогда, чтобы разъяснить детям Аса сущность Gotos, Тойт вырезал руну I в податливом камне; И сказал: «камень говорит» о бытии Gotos. Из «ничего» они появились — бытие по решению Got… От этих первых знаков, символического Я, а также «Is» Got основал язык, потому называющийся готским… И руна говорила о «Духе–Я», и об Is в северной земле, И так стал этот знак известен всему народу. В Ur–Материи от самого изначалия циркулирует таинственнейшая Энергия, Дух–Я, который в ростках жизни творит изменения. Чтобы «истолковать» смысл этого — чистую суть Ur–Материи, Тойт выбрал руну — и назвал её Айтар.
Её также часто называют «tel» скопы [32] и скальды – Хранители старой мудрости и обычаев наших предков. По этим двум рунам символ становится нам понятен: Дух–Я это «Дух–сознание» в Материи, в Айтар… Из картины этого круговращения в сиянии возвысился Величественный знак креста, избранный «знанием» В качестве символа постоянных изменений в ходе творения Gotos. И отныне над землей зазвучала хвалебная песнь, Восхваление без конца, покуда стоит мир, Пока, по воле Gotos, он не исчезнет в Айтар.
Там, где в круговращении Дух погружается в Материю Айтар, Там образуется мысль, теперь руководящая своим телом… Тело — образованное в Материи — Дух, связанный формой Теперь привязано к форме креста — эта руна была названа «man»…
Дух–Я, мысль, начинает ход жизни, Руками, поднятыми в материи, пробуждает «ростки». Готовая к севу рука так поднимается к голове, Тойт дал знак дарения, руну, названную «kaun».
Росток, мысль света, теперь покоящийся в Материи, Борется за свою сущность и становится пылающим огнём… Он разжёг то пламя — Свет Творения — в пожар, Итак, эта руна названа «fa»…
Росток уже становится разделённым на разные «я» в Материи и Духе, Которые круговращаются в изменениях творения без начала и конца… Но несмотря на двойственность, всё же есть единство, потому мудрой рукой Руна была названа «ans» и «asa» — «знающей»…
«Знание» о двойственности — только оно одно Будет изобилием мысли, «бытием» с богатым познанием. В становлении из «огня» постигается «бытие творения», Этот высокий рунный знак, названный «os».
Бытие в Ur–Материи творения, формируемой Энергий ростка – Вот то, что творит душу в изменениях Gotos… «Ничто», но вместе с тем и Ur–Материя, её проникнутый сиянием Энергии оборот, Материальное бытие Духа, руна жизни «eis» [33] …
Росток в «единстве» — сила творения Got Создаёт жизненное принуждение к изменению — это руна «not» [34] …
Материя, порождённая Духом, порождает «то, что знает». Знание и умение! — это руна «Tor»…
Материя погружается в Дух, непрерывно изменяясь, Становится круговращением–победой — это руна «tyr»…
Дух, удерживаемый материей, попавший под воздействие животворной силы, Порождает вечную жизнь, руну Ur–Энергии «laf»…
Ритмичное господство Энергий — песня зачатия Ur–огня Это изменчивая игра жизни, «is–sig–sal»–руна «rit»…
Энергия переворота в Материи, источник жизни–смерти, Это руна зачатия — чудесная руна «thorn»…
Бытие проводит свои действия в изменениях природы: Рождении, становлении и исчезновении, как triflos–руне «ur»…
Огонь Gotos в Al из Духа в Материи посредством Энергии Являет руну «sig–sal–sol–sun», мастерство творения…
Демонически перевёрнутая, она предстаёт нам, как цель, Как робость и как промедление — оканчивает в покое игру жизни…
Но вот одна в изгибе подъёмов и спусков — дитя изменений, Руна «yr», знак, что мы преходящи…
Так «man» и «yr» объединяются, становятся священным словом мастерства: «Hag–Al» — руна креста, сокровище знаний мудрости…
Знак блага! Не для записи! Руна–буква «h» Использовалась вместо него всяким, кто желал высказать его…
Миф Петрис–маннус открывает наше «я»… Так «man» прикрепляется к «yr» Тогда возвещается Wend–horn [35] …
Ещё одну руну я знаю, которую охотно выбирают: Свет–Я как руна «gibor» — она возвышает к Got…
Две жизни, связанные общим делом, составляют руну «eh», Она говорит: Закон — это Ryta, SS и GG [36] …
Две руны жизни, «разные», но всё же много значат. Кто высокого рода — будь благородным! Так говорит руна «othil»…
Два знака зачатия, господствующие Духом, Материей и Энергией, Bar–Björk называется эта руна тайного знания. Она хранит смерть–жизнь по характеру сущности Gotos, И, вместе с тем — вечно подаёт новое настоящее…
Так заканчивается рунное наследие нашего предка Тойта, Пусть Got сохранит для нас эти сокровища в вечности!

 

Руны шепчут…

1. Tihsal — Я велю спасение! (deichsel — «стержень, луч, стрела»).

2. Gabal — Я даю спасение! (Göpel — устройство для поднятия канатов).

3. Ориентировочный ключ для Stafa (св. Стефан).

4. Hagal — Я ограждаю! (защищаю, обношу изгородью) Al!

5. tel — воспринимающий.

6. ge–Rune — фермерские знаки на фронтонах домов; также коньки на крышах и пр.

7. bar — брусок, катафалк, носитель, смерть.

8. rod.

9. balk — таить, прятать; внебрачный ребёнок; подпорка.

10. «Калически» — кальвинисты! В значении старых религиозных законов.

Там, где игла указывала на север, там был «свет», сияние. На «восток» спускалась от него «Энергия», «Материя» была местом «запада». Но и они всегда была проникнуты Духом, «Gotos», Его дыханием, которое из «Ничто» Энергией понуждало к движению. Движение, которое зовётся жизнью — Бытие всякой сущности, К которому мир всегда выражает свою преданность, и то, что было когда–то… Tihsal–Gabal — от ночи к свету, не исчезает Око Gotos В его «Hagals»–правлении. Там, где Создатель «Истину» изрёк, Вся ложь должна замёрзнуть!..
Ur–закон весов удерживает ход зодиакальных созвездий ( Tyr–Kreislauf )… «Ara–Ryta» праведно движет Бытие безо всяких причитаний… Об этом говорят все руны, которые обычно зовут «немыми», Как посланцы от «Ur–материи Мира», кутающиеся в «Ничто»…
Из трижды трёх поднялся Мир, и Gotos также возникло из «Ничто» Как «точка» в Айтар–круге: оно –«Неизъяснимо, Мудро»!
Tihsal–Gabal окружает Hagal и становится Ur–«сознательным», Повелевает всяким спасением и несёт его, окружает «Al в Знании»…
Воспринимает руна «tel», направляемая «Энергией и Материей»… Косая руна «bar» несёт груз, связана с «переменой»…
Должна быть спрятана и скрыта «balk» — гибкая опора. О «жизни–смерти» говорит rod, как о чём–то бесполезном…
Возвышенная тайна — смысл трёх крестов на трёх зелёных холмах: Они должны «обратить» Kalas Not, калически сохранить Ur–знание…
А с домов свободных крестьян приветствуют нас скрещённые «bar» и «balk», И это учит нас: германская земля не сможет закиснуть в трясине!
Всегда несём мы Дух и Мир Gotos на все земли. И, одухотворённая Его силой, прочно связана Энергия–Материя… По мировой дуге несём только душу Gotos, Склоняясь лишь перед Его волей над колыханьем звёзд.

 

Четверики