Подари мне нежность

Флетчер Донна

Юная Гонора Таннах не боялась ни вечной вражды шотландских кланов, ни диких гор, ни одиночества – ее страшила лишь участь пленницы в замке злого отчима. Поэтому она была бы счастлива выйти замуж за кого угодно… кроме лэрда Синклера. Не родилась еще на свет женщина, способная растопить лед в его сердце.

Но вправду ли Каван так холоден и жесток, как о нем говорят? Возможно, его суровость – лишь маска, за которой скрывается пылкая душа мужчины, втайне мечтающего о встрече с единственной, которая подарит ему любовь, и нежность, и подлинную страсть?

 

Глава 1

Северная Шотландия, конец XVI века

Радостно улыбаясь, она кружилась на одном месте, раскинув в стороны худенькие руки. Она кружилась и кружилась, а когда резко остановилась, то бесплодная вересковая пустошь продолжала плыть у нее перед глазами.

Она ликующе рассмеялась и захлопала в ладошки, а когда головокружение закончилось, принялась собирать цветы. Желтые выглядели неплохо, но больше всего она любила фиолетовые. Ее мамочка говорила, что этот цвет очень подходит к ее глазам. Девочка нахмурилась. Как жаль, что мамочка не смогла сегодня пойти с ней! У нее слишком много дел. Отчим, Калум Таннах, требовал, чтобы она помогала маме, но та часто выпроваживала ее из дома поиграть, а время от времени присоединялась к ней, если была уверена, что Калум об этом не узнает.

Сегодня мамочка тоже велела ей пойти и как следует повеселиться, потому что это был особый день. День ее рождения. Сегодня ей исполняется восемь лет. На худеньком личике снова появилась улыбка. Мамочка расстраивается, когда ее дочь грустит.

И она побежала рвать цветы. Мамочка улыбнется, когда их увидит. Ее мама не так часто улыбается. Ей бы хотелось, чтобы чаще, но не получается, а цветы всегда вызывают у нее улыбку, даже один маленький цветочек.

Она замерла, посмотрев на небо. Что это, гром? Небо серое и в тучах. Тут она снова услышала отдаленный рокот, только на это раз земля под ее маленькими ножками задрожала. Она оступилась и едва не упала. Стиснув в руке несколько цветков, девочка растерянно огляделась вокруг.

Прищурившись, она вгляделась в черные точки вдалеке, потерла глаза, но черные точки никуда не делись. С каждой секундой они становились все больше.

«Воины!» – испуганно подумала она и бросилась бежать.

Крепко сжимая цветы, она все быстрее и быстрее перебирала худыми ножками, но земля под ними дрожала все сильнее и сильнее. Она убеждала себя, что нужно просто бежать и не оглядываться, но ужас заставил взглянуть через плечо. Увидев надвигавшихся на нее всадников, она споткнулась.

И упала. Инстинкт заставил ее ползти в сторону от всадников как можно быстрее.

Земля содрогалась. От грохота копыт вибрировал воздух. Она пыталась увернуться от мчавшихся коней. Глаза ее наполнились слезами.

Внезапно кто-то схватил ее, оторвал от земли, и она шлепнулась на колени к огромному воину. Он резко осадил коня, крепко удерживая ее, и перешел на легкую рысь.

Она сидела и потрясенно молчала, слишком испуганная, чтобы шевельнуться или заговорить, но не могла отвести от всадника глаз. На первый взгляд ей показалось, что это сам дьявол – темные глаза, темная одежда, мрачное лицо и сердитый рот.

– Посмотри! – велел он, схватив ее за подбородок и силой повернув ей голову. Конь стоял на самом краю скалы, резко обрывавшейся в Северное море. – Вот куда ты шла.

Она всхлипнула, слезы одна за другой потекли по худым щекам. Если бы не этот воин, она бы погибла и уже никогда не увидела мамочку. Она смотрела на него, не в силах что-либо сказать и не зная, нужно ли что-то говорить, потому что узнала его. Это был сам Каван Синклер, старший сын лэрда Тавиша Синклера из графства Кейтнесс, свирепый воин.

Он снял ее с лошади, поставив на землю, и приблизил свое лицо к ее личику так, что его дыхание защекотало ей ноздри.

– Всегда смотри, куда идешь, девчонка. В следующий раз тебя могут и не спасти.

Гонора проснулась, все еще слыша его слова. С этим повторяющимся сном всегда так, вот уже двенадцать лет. Она вытянула руки над головой, вздохнула и дала сну растаять. Сегодня она не будет думать о прошлом, сегодня начинается будущее. Сегодня – день ее свадьбы.

Солнце еще не взошло. Гонора уютно закуталась в шерстяное одеяло и в сотый раз спросила себя, правильно ли она поступает. С другой стороны, какое это имеет значение? У нее нет выбора. Этот брак устроил отчим; ее мнения никто не спрашивал.

Она никогда не предполагала выйти замуж за кого-либо из Синклеров. Но ее отчим, Калум Таннах, думал по-другому. Два года назад он обратился к лэрду Тавишу Синклеру и предложил свою падчерицу в жены сыну лэрда Кавану. Именно с ним Гонора мечтала никогда больше не встречаться. Калум восхвалял ее добродетели, убеждал, что она будет хорошо служить будущему лэрду и станет послушной и покорной женой. Он воспитывал девчонку твердой рукой и ручается, что она и не поморщится, если супруг будет поступать так же.

Тут он говорил правду. Калум Таннах не только заставил падчерицу взять его имя, когда женился на ее матери, но и поднимал на нее руку куда чаще, чем требовалось.

Она ни за что не смогла бы возразить отчиму и отказаться выйти за Кавана, поэтому с облегчением услышала, что Каван сам не хочет на ней жениться. Он заявил, что Гоноре недостает силы и мужества, а его жена должна обладать и тем и другим. Отчим пришел в бешенство и, конечно же, выместил свое разочарование на ней.

Недостает силы и мужества? Но ей хватило и того и другого тем вечером, когда отчим сильно избил ее за то, что она недостаточно хороша для Кавана Синклера. Он обозвал ее никчемной и добавил: очень хорошо, что ее дорогая мать скончалась пять лет назад и не увидела позора, который она навлекла на семью.

Гонора надеялась встретить и полюбить человека, который помог бы ей бежать от отчима. Но Калум Таннах твердо вознамерился выдать ее замуж по своему выбору и строго-настрого приказал сохранять целомудрие, иначе… Она послушалась. Впрочем, это оказалось нетрудно, так как мужчины не проявляли к ней никакого интереса. Но все это время Гонора не оставляла надежду выйти замуж за доброго мужчину и молилась об этом.

Ее молитвы были услышаны, и, что самое удивительное, она все-таки обвенчается с Синклером. Год назад во время сражения с северным варварским племенем Каван Синклер и его самый младший брат Ронан попали в плен. Артэр и Лахлан, два других брата, так и не сумели отыскать их. Ходили слухи, что Каван и Ронан были ранены. Многие решили, что они умерли, хотя Артэр и Лахлан с этим не соглашались. Они продолжали поиски братьев, стремясь вернуть их домой.

Воспользовавшись ситуацией, Калум Таннах снова пришел к Тавишу Синклеру и предложил союз между Гонорой и Артэром, следующим претендентом на пост вождя клана. На этот раз Артэр выдвинул условие: он познакомится с Гонорой и тогда примет решение. Отчим предупредил ее, чтобы она не вздумала все испортить, иначе очень пожалеет об этом.

Гонора нервничала перед встречей с Артэром, не зная, чего от него ожидать. Он был намного выше ее, сухощавый, с сильными жилистыми руками. А сказать, что он симпатичный, значило погрешить против истины. Лахлан всегда утверждал, что он самый привлекательный из братьев Синклер – любимец женщин, но все знали (хотя никто не рискнул бы сказать об этом вслух, да еще при Лахлане), что самый красивый из четырех братьев – Артэр.

У него были удивительные темно-карие глаза, а длинные темно-каштановые волосы на солнце отливали рыжиной. Голос его звучал решительно, осанка была уверенной, взгляд добрым. Когда он заговорил с ней, девушка успокоилась.

Он спросил, согласна ли она с их решением. Гонора кивнула, боясь, что голос ее подведет, и тогда Артэр рассказал ей, чего ждет от жены.

– Чти наши обеты, уважай мое слово, подари мне сыновей и дочерей, а я буду относиться к тебе по-доброму и беречь от невзгод.

Гоноре этого было достаточно. Ей больше не придется бояться отчима. Она освободится от него и выйдет замуж за человека, который всегда будет оберегать ее. На такое она и не надеялась – и, улыбнувшись, Гонора приняла эти условия.

За несколько месяцев, последовавших за помолвкой, она многое узнала о своем будущем муже и поняла, что он человек слова, надежный и практичный. Кроме того, он всегда был великодушен с ней. Редко повышал голос, не бахвалился и не напивался. Он серьезно относился к своим обязанностям перед кланом, но при этом часто улыбался и смеялся. Гонора надеялась, что он будет хорошим мужем, и теперь чувствовала облегчение, потому что день ее свадьбы наконец-то настал.

В дверь постучались. В комнату вошла радостная и взволнованная Адди Синклер, мать Артэра.

– Солнце взошло, – сказала она. – Готовится праздничный пир, большой зал роскошно украшают. Пора заняться невестой.

Гонора села, собираясь выпрыгнуть из кровати. Адди Синклер пугала ее с момента знакомства, и вовсе не потому, что была недоброжелательной или слишком суровой. Просто Гонора завидовала силе характера этой великодушной и уверенной в себе красавицы.

– Нет-нет, оставайся в постели, – велела Адди, укутывая ее одеялом. – Отдых перед предстоящим тебе великим днем – это часть подготовки.

Гонора улыбнулась. В рыжих волосах Адди уже проглядывала седина, но они все еще красиво вились вокруг узкого лица, на котором было совсем мало морщин для женщины, которой через два года стукнет пятьдесят. Изящная, выше Гоноры почти на четыре дюйма, Адди была редкостной женщиной, и Гоноре хотелось обладать хотя бы частью ее достоинств.

– Еще час в постели, потом ты неторопливо примешь ванну, потом мы займемся твоими волосами, а там наступит время одеваться и приносить обеты… а потом, – устало вздохнув, произнесла Адди, – потом будем праздновать, и это будет чудесный праздник.

– Мне повезло, – сказала Гонора.

Адди рассмеялась:

– Это моему сыну повезло – у него необыкновенно красивая и милая невеста.

Никто никогда не говорил Гоноре, что она красивая или милая. Она считала себя испуганной простушкой и не сомневалась, что и остальные придерживаются такого же мнения.

Гонора заметила, как темно-зеленая шерстяная туника оттеняет изумрудные глаза Адди. Та закатала рукава своей светло-зеленой льняной рубашки, готовая взяться за любое необходимое дело. Как хотелось Гоноре тоже быть такой уверенной в себе!

Шли часы. Гонору баловали так, как никогда в жизни. Она испытала искреннее облегчение, услышав, что Адди настояла на том, чтобы девушка провела ночь перед свадьбой в замке Синклеров, и отчим не стал возражать, особенно после того, как узнал, что и для него приготовили комнату.

Гонора понимала, что Калум не станет бить ее, когда вокруг люди. Он всегда наказывал ее, когда они оставались вдвоем, а с сегодняшнего дня ей вообще не придется тревожиться из-за тяжелых кулаков отчима.

Ее защитит муж.

Вот в таком состоянии покоя и твердой решимости она готовилась произнести обеты, хотя время от времени ее охватывало какое-то мрачное предчувствие. «Ну что теперь может пойти не так?» – спрашивала себя Гонора. Она выходит замуж за следующего лэрда Синклеров. Брачные бумаги уже подписаны и скреплены печатью Синклеров. Сегодня она тоже станет одной из Синклеров.

Несколько часов спустя Адди со слезами на глазах произнесла:

– Ты удивительная красавица!

Гонора впервые в жизни чувствовала себя неотразимой. Богатое пурпурное бархатное платье великолепными складками струилось вниз от пышной груди до самого пола. Серебристо-фиолетовые вставки радовали глаз. Такие же фиолетовые нити с серебром пронизывали лиф и длинные рукава. Ее длинные черные волосы, разделенные на две части, падали на спину, а голову украшал зеленый венок с фиолетовыми полевыми цветами. Щеки порозовели от возбуждения, а губы блестели, как яркая, покрытая капельками росы роза.

Гонора глубоко вздохнула и вслед за будущей свекровью вышла из комнаты. Адди переоделась в темно-красное бархатное платье, облегавшее ее изящную фигуру. Когда они подошли к лэрду Тавишу Синклеру, Гонора заметила, как сильно эти двое любят друг друга. Она надеялась найти в своем браке такие же чувства.

Большой зал освещался множеством свечей и пылающим в очаге огнем. Зеленые ветви с ягодами на них украшали стены, столы и возвышение. Столы ломились от кувшинов с элем и вином и блюд со сладкими хлебцами и фруктами. Скоро к ним добавится сочное мясо, разные подливки и пироги. В зале сидели члены клана – так много, что для всех не хватало места.

Наконец взор Гоноры остановился на Артэре, который улыбнулся и направился к ней. Он был таким красивым и гордым в своем темно-зеленом с черным пледе. Волосы блестели, а рукава темно-зеленой льняной рубашки были подвернуты до локтей.

Он протянул Гоноре руку, и она, немного поколебавшись, взяла ее. Придется привыкать к тому, чтобы держаться за руки, к тому, что ее будут целовать… Думать о предстоящей близости она вообще не желала.

– Мне повезло, – произнес Артэр, сжимая ее пальцы.

– Я сказала то же самое сегодня утром. – Адди похлопала их соединенные руки.

– Это Гоноре повезло, – заявил подошедший к ним Калум Таннах.

Гонора непроизвольно шагнула ближе к Артэру, подальше от отчима, и почувствовала благодарность, когда Артэр приобнял ее одной рукой. Калум хоть и привел себя в порядок, даже вымыл свои длинные, до плеч, мышиного цвета волосы и принарядился в плед цветов Синклеров, но он навсегда останется противным и гадким человеком.

– И она всегда будет тебе благодарной и послушной женой, Артэр, могу поручиться, – похвалился Калум. – Я воспитал ее как следует.

– Не сомневаюсь, Калум, – ответил Артэр. – Но совсем скоро она станет моей женой, и тебе больше не придется о ней заботиться.

– Да, но…

– Пора начинать церемонию, – вмешался Тавиш, и все пошли вслед за ним к возвышению.

Гонора буквально чувствовала, как злобный взгляд отчима впивается ей в спину. Она знала – он считает, что ее замужество должно улучшить его положение. И хотя он получил за нее немалую сумму, Гонора не сомневалась, что он ждет большего. Он рассчитывает, что будет пожинать плоды от брака падчерицы, а также обретет влияние и власть.

К ним присоединился Лахлан, жизнерадостно чмокнув Гонору в щеку.

– Приходи ко мне, сестренка, если этот, – он ткнул Артэра в грудь, – посмеет тебя обидеть.

Гонора, улыбнувшись, кивнула. Она толком не знала Лахлана, тот все время где-то пропадал, и чаще всего – не один. Следует признать, что в его темных глазах было что-то такое, что мгновенно вызывало у женщин жгучий интерес. Она и сама чуть не утонула в них, тут же решив, что следует избегать встречаться с ним взглядом.

– Заведи себе собственную жену, – со смехом отозвался Артэр. – Погоди-ка, это ты не хочешь жениться или тебя никто не берет?

Придется привыкать и к тому, как постоянно подшучивают друг над другом братья. Гонора улыбнулась вместе с остальными над этим добродушным поддразниванием.

– Все куда сложнее – меня хотят слишком многие, – ухмыльнулся Лахлан и отошел в сторону.

Все встали на свои места, вперед вышел торжественный священник и начал церемонию. Она шла быстрее, чем ожидала Гонора, а может быть, ей просто очень хотелось поскорее стать женой Артэра. И все-таки ее желудок то и дело совершал кульбиты, и девушка сомневалась, что сможет за праздничным столом хоть что-нибудь съесть.

Она, задержав дыхание, ждала последних слов, объявляющих их мужем и женой, и когда их произнесли, уже хотела с облегчением выдохнуть, как вдруг в зале раздался сильный грохот и все испуганно обернулись.

Дверь резко распахнулась – сильный порыв ветра вырвал ее из рук незнакомца, вступившего в зал в вихре осенних листьев. Невозможно было понять, кто это, из-за длинного черного плаща с капюшоном, закрывавшим лицо.

Он застыл на месте. Безжалостный ветер потушил несколько свечей. Один из воинов бросился вперед и с трудом захлопнул дверь.

Никто не двигался, все молчали. Казалось, все боялись незнакомца в капюшоне, скрывающего свою личность от собравшихся.

Вперед шагнул Тавиш Синклер, по бокам которого тут же встали оба сына.

– У тебя к нам дело, незнакомец?

Тот кивнул головой в капюшоне и медленно направился к лэрду Синклеру.

Артэр и Лахлан быстро положили руки на рукоятки своих мечей, но Тавиш к мечу не потянулся. Он стоял, высокий и горделивый, и не выказывал ни малейших признаков страха.

Гонора перестала дышать. Что-то пошло не так, совершенно не так. Она чувствовала это в точности, как в день смерти матери. В тот день, прибежав домой с вересковой пустоши, она уже знала, что ее жизнь изменилась навеки.

Незнакомец откинул с головы капюшон и остановился перед Тавишем Синклером.

– Я все-таки вернулся домой, отец.

 

Глава 2

Гонора отошла назад, чтобы не путаться под ногами. Тавиш Синклер крепко обнял своего сына Кавана, но быстро отпустил, потому что вперед уже протолкалась Адди и обняла своего старшего сына так крепко, как может обнимать только любящая мать.

Братья обнимали Кавана не так взволнованно, но Гонора заметила, что все они улыбались – все, кроме Кавана. Его лицо оставалось суровым, словно происходившее его не трогало – или же он сомневался в отношении окружающих к себе. После его пленения прошел целый год, и наверняка многое для него изменилось. Во всяком случае, внешность изменилась заметно. Гонора помнила худощавого мужчину, а теперь он представлял собой массу твердых как сталь мускулов, рыжевато-коричневая рубашка едва прикрывала мощную грудь. Темно-каштановые волосы падали ниже плеч и нуждались в мытье, впрочем, как и заляпанное грязью лицо. Но эта грязь не могла скрыть тонкого багрового шрама, протянувшегося от его правого глаза до подбородка.

Взгляд Кавана на мгновение остановился на ней, Гонора поежилась и быстро отвернулась. Она толком не разобрала, что скрывается в глубине этих темных глаз, да и не хотела этого понимать.

– Ронан вернулся? – спросил Каван.

Тавиш, утешая, положил руку на плечо сына.

– Пока наши поиски не принесли успеха.

Каван медленно покачал головой.

– Нас разъединили, когда взяли в плен. Он был ранен…

Отец сжал его плечо.

– Поговорим об этом позже, а сейчас тебе нужен отдых и еда.

– А ее у нас полно! – поддразнил Лахлан, протягивая руки к накрытым столам.

Гоноре показалось, что Тавиш имел в виду что-то другое. В прищуренных глазах отца она разглядела тревогу за сына.

– Что вы празднуете? – спросил Каван.

– Мою свадьбу, – похвалился Артэр.

– Не совсем так! – выкрикнул чей-то голос. Вперед вышел ее отчим, и по спине Гоноры побежали мурашки. Отчим подошел к Тавишу Синклеру.

Грозное предчувствие охватило Гонору, стискивая желудок с такой силой, что ей захотелось криком заставить отчима замолчать. Что бы Калум ни задумал, это не сулит ей ничего хорошего.

– У нас возникли затруднения, – заявил Калум, скрестив на груди руки и решительно глядя на Тавиша. – В договоре и во всех подписанных и скрепленных печатью бумагах сказано, что моя дочь должна сочетаться браком со следующим лэрдом клана Синклеров. Считалось, что им будет Артэр, но возвращение Кавана означает, что Гонора обвенчалась с Каваном, а не с Артэром.

– Что за чушь? – возмутился Артэр.

Калум не дрогнул.

– Наш договор обязателен к исполнению, и уж я прослежу, чтобы ты его выполнил, Тавиш Синклер.

В зале стояла тишина, однако уже послышались шепотки, походившие на пчелиное жужжание. Все ждали, как лэрд разрешит спор.

– Пусть начинается пир, а мы обсудим этот вопрос в другом месте, – объявил Тавиш и пошел прочь из зала. Семья и Калум последовали за ним.

Гонора поспешила за остальными – в конце концов, решается ее будущее.

– А ты жди здесь! – рявкнул Калум. Гонора отскочила назад и налетела на что-то похожее на толстый ствол дерева.

Она оглянулась, и глаза ее широко распахнулись – она наткнулась на Кавана. Споткнувшись, Гонора метнулась в сторону – может быть, она просто стремилась избежать возможности стать его женой? Каван быстро схватил ее за руку и помог устоять на ногах.

– Она пойдет с нами! – заявил Каван, не вдаваясь в объяснения, и потащил Гонору вслед за собой.

Ее не удивило, что отчим не стал возражать. Взгляд темных глаз Кавана словно подбивал бросить ему вызов. Казалось, он ждет не дождется, когда кто-нибудь это сделает. И бедного глупца останется только пожалеть.

Каван не отпускал ее руку до тех пор, пока они не вошли в покои его отца. Там хватало стульев, но никто не захотел садиться. Артэр подошел к своему брату Лахлану, стоявшему рядом с отцом. Каван встал возле пылающего очага, бросив плащ на стул. Адди вместе с Гонорой остались стоять в стороне.

Калум, полный решимости и уверенности в себе, встал в центре комнаты и криком подозвал к себе падчерицу:

– Гонора, сюда, быстро!

Она повиновалась беспрекословно, как поступала всегда, сколько помнила себя. На мгновение она испугалась, что он ее ударит, но тут же сообразила, что отчим не решится на это в присутствии Синклеров. Однако он не преминул продемонстрировать всем свою власть и дать понять Синклерам, что его дочь предана ему и всегда будет поступать так, как он прикажет. Калум обратился прямо к Тавишу:

– Должно быть, ты помнишь, что во время подписания документов я был непреклонен и требовал, чтобы там точно указали, что моя дочь сочетается браком со следующим лэрдом клана Синклеров?

Тавиш кивнул:

– Помню, но она уже обвенчалась с Артэром.

– Ничего подобного, – отрезал Калум. – В договоре имя Артэра не упоминается. Обеты приносили следующий лэрд и Гонора. Артэр просто представлял следующего лэрда клана Синклеров, но теперь, вернувшись, им стал Каван.

– Я с таким договором не согласен, – заявил Каван.

– Это ничего не меняет, – возразил Калум. – Согласие дал твой отец, а поскольку он лэрд клана, его решение окончательное.

Гонора слушала все это, и сердце ее колотилось как сумасшедшее. Этого просто не может быть! Она не может быть обвенчана с Каваном Синклером! Он не захотел ее, когда ему предлагали, не хочет и сейчас. И она его не хочет!

– Я не собираюсь жениться на трусливой серой мышке, – пренебрежительно бросил Каван.

Калум нагло ухмыльнулся:

– Ты на ней уже женат. Спроси священника, он подтвердит.

Значит, вот какой он ее видит – трусливой серой мышкой, которая бежит стремглав и стремится спрятаться, лишь бы выжить? Как ни печально, но разве не так она жила до сих пор?

– Мне не нужна жена, а Артэру нужна, – произнес Каван. – Она его жена, а не моя.

– Я согласился взять Гонору в жены, – подтвердил Артэр. – И буду чтить наш договор.

Наконец-то высказался и ее супруг, но произнес он совсем не те слова, на которые она надеялась. Похоже, Артэр тоже не испытывает к ней никаких чувств. Он просто согласился на брак по договору, и больше ничего. Для этих мужчин она всего лишь движимое имущество, племенная кобыла, которая выносит для них сыновей, чтобы род Синклеров продолжался.

– Договор составлен не так! – заявил Калум, осуждающе ткнув пальцем в сторону Тавиша. – В нем все прописано четко, и тебе это известно! Гонора сочетается браком со следующим лэрдом клана Синклеров. – Палец повернулся в сторону Кавана. – А это он, Каван Синклер, и он стал мужем моей дочери Гоноры!

– Это просто смешно, – сказал Лахлан. – Священник только что объявил Артэра и Гонору мужем и женой.

– Нет. Повторяю еще раз – он одобрил обеты следующего лэрда клана Синклеров, ставшего мужем Гоноры, – заносчиво произнес Калум и с довольной миной скрестил на груди руки. – Спросите его сами, он подтвердит мои притязания.

– Адди, пожалуйста, пригласи сюда священника, – попросил жену Тавиш. Она кивнула и вышла из покоев.

– Я только хочу, чтобы договор был соблюден, как написан, – самоуверенно повторил Калум.

– Зачем? – Каван подошел к нему и встал в той же позе, скрестив на груди руки. – Торопишься избавиться от обузы?

Гонора гневно сверкнула на него глазами. Как жаль, что ей недостает храбрости защитить себя!

– О! Ай да мышка! – воскликнул Каван.

Калум схватил Гонору за запястье и сильно выкрутил его.

– Я не потерплю от тебя неповиновения, дочь!

Гонора прижалась к отчиму, чтобы ослабить боль.

– Отпусти ее! – приказал Каван.

Его рев больше походил на звериный, чем на человеческий, и отчим ослабил хватку, продолжая удерживать Гонору за руку.

Гонора заметила, что Каван шагнул ближе. Артэр и Лахлан тоже подошли и встали рядом с братом, готовые поддержать его.

– Ты признаешь мою дочь своей женой? – с вызовом спросил Калум. – Если да, то имеешь право приказывать. Если нет, моя дочь повинуется мне!

Каван качнулся вперед. Его темные глаза словно прожигали Калума насквозь, и Гонора, изумившись, ощутила, как отчим задрожал.

Дверь открылась прежде, чем Каван успел сделать еще шаг, и в комнату торопливо вошла Адди, за которой шагал разгневанный священник.

Этот невысокий костлявый человечек с морщинистым лицом затряс головой.

– Что за безумие тут творится? Я уже объявил эту пару мужем и женой!

Тавиш подошел к нему и подробно объяснил священнику, в чем дело. Тот внимательно слушал, кивая головой.

Тут вмешался Калум:

– Ты помнишь наш разговор перед церемонией? Я специально подчеркнул, как именно должны произноситься и подтверждаться обеты.

– Это так, – согласился священник. – И показал мне подписанные брачные документы, как доказательство договора.

Гоноре не понравилось то, что она услышала. Она не может стать женой Кавана. Она не хочет быть его женой! Хоть бы она никогда не видела ни одного из мужчин Синклеров!

– Значит, мои требования справедливы, – заявил Калум. – Гонора – жена Кавана.

– Она жена Артэра! – возмутился Каван.

Священник покачал головой:

– Калум Таннах прав. В документах указано, что Гонора обвенчана со следующим лэрдом клана Синклеров, следовательно, Артэр всего лишь замещал своего брата. А Каван вернулся, причем прямо в день своего бракосочетания.

– Да это просто чушь! – рассвирепел Каван.

Похоже, священник жестоко оскорбился. Лицо его побагровело.

– Да как ты смеешь оспаривать мои полномочия?! Документы обязывают. Ты – муж Гоноры.

Каван ткнул пальцем в Артэра:

– Она – жена моего брата!

Священник покачал головой:

– Калум Таннах прав. Как и указано в брачном договоре, Артэр всего лишь замещал тебя, и я не собираюсь об этом спорить. Все решено. Этот союз следует отпраздновать, а брачные обеты – скрепить в супружеской постели. Выполняй свой долг следующего лэрда клана Синклеров и мужа.

Священник вышел из комнаты. Его уход означал, что вопрос закрыт.

Гонора никак не могла справиться со своим смятением. Она не может быть женой Кавана. Она не хочет быть женой Кавана! Она больше вообще не хочет быть ничьей женой – она желает стать свободной.

Каван повернулся к Артэру.

– Ты ее любишь? – спросил он.

– Я ее едва знаю.

Его правдивые слова ранили Гонору. Да, они не любили друг друга. Она надеялась, что когда-нибудь это случится, но пока Артэр был всего лишь ее знакомым, а Кавана она знала и того меньше.

– Все это не имеет никакого значения! – воскликнул Калум. – Вы все слышали священника. Все решено, Каван и Гонора женаты.

Вперед вышел Тавиш, и его сыновья отступили в сторону, проявляя уважение не только к своему отцу, но и к своему лэрду.

– Оставь нас, Калум, – твердо приказал Тавиш.

Калум ощетинился:

– Я имею право защищать права своей дочери!

– Больше нет, – спокойно ответил Тавиш. – Теперь Гонора – одна из Синклеров, жена Кавана. Ты больше не можешь ей приказывать. Уходи. Иди на пир.

Калум, самодовольно усмехнувшись, кивнул и вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Тавиш повернулся к Кавану.

– Мне жаль, что тебе навязали союз, которого ты не желал, но дело сделано, и я прошу тебя как моего наследника уважать и чтить брачный договор и выполнять свой долг.

– Не совсем то возвращение домой, которого я ожидал, – буркнул Каван.

– К сожалению! Но все же ты дома, со своей семьей, а для меня это означает гораздо больше, чем ты можешь себе представить. А жена тебе необходима ради будущего нашего клана. Может, Гонора и не та женщина, которую выбрал бы себе ты, но я успел ее немного узнать и могу тебя заверить – она хороший человек и, думаю, будет тебе хорошей женой.

Тавиш взял Гонору за руку и протянул другую руку Кавану.

Гонора мысленно взмолилась, чтобы Каван не взял ее руку, чтобы отверг ее как жену, хотя прекрасно понимала, что он на это не пойдет. Каван, как и любой из Синклеров, выполнит свой долг. Он будет служить своему клану и защищать его при любых обстоятельствах.

Каван и в самом деле не колебался. Он протянул руку отцу, и Тавиш вложил руку Гоноры в руку своего сына.

– За будущее клана Синклеров! – объявил лэрд.

Братья восторженно прокричали что-то, и Лахлан предложил присоединиться к празднованию, чтобы отметить не только свадьбу, но и благополучное возвращение Кавана.

Гонора попыталась вырвать руку у мужа, но он держал ее крепко. Он не собирался отпускать ее. Интересно почему?

– Идите, я скоро к вам присоединюсь, – сказал Каван. – Хочу вымыться, чтобы с гордостью надеть цвета клана.

Адди шагнула вперед.

– Я распоряжусь, чтобы тебе приготовили ванну.

– Благодарю, мама, но теперь обо мне позаботится жена.

 

Глава 3

Каван поднялся по каменной лестнице на третий этаж, в свою спальню, расположенную рядом с крепостными стенами, по которым он часто прогуливался во время бессонных ночей. Он уже предчувствовал, что сегодняшняя ночь будет одной из тех, когда сон бежит от него, а мысли обуревают, в особенности потому, что у него неожиданно появилась совершенно нежеланная жена. Она послушно поднималась вслед за ним по лестнице. Каван ощущал ее тревогу и желание убежать, но ощущал и страх поступить так. Она слабая, а он хотел – и всегда надеялся – найти себе отважную жену. Никакая другая не годится будущему лэрду клана Синклеров.

Судьба нанесла ему жестокий удар. Это же надо – вернуться домой и обнаружить, что ты женат на слабой женщине! Подарит ли она ему сыновей, на которых он так рассчитывал? Сможет ли справиться тут в одиночестве, когда ему придется уйти на войну?

Но хуже всего – это волнение о том, как она поведет себя с ним сейчас, после его пребывания в плену у варваров. Он сильно изменился, и у того человека, в которого он вынужденно превратился, окончательно испортился характер.

Каван стоял в открытых дверях, дожидаясь, пока Гонора первой войдет в комнату. Он громко захлопнул дверь. Она подскочила, прижала руку к груди и замерла в этой позе.

Отвратительно! Ну что она там стоит и ничего не делает? Нет чтобы заняться подготовкой ванны! Ему не нужна жена, которой постоянно требуются указания. Она на него даже не смотрит – опустила голову и уставилась в пол.

– Ты знаешь, как позаботиться о ванне для мужа? – рявкнул Каван, раздражаясь от ее беспомощности и от всей ситуации в целом.

Она подняла голову, избегая, однако, его взгляда.

– Я сейчас же займусь этим.

Направляясь к двери, Гонора держалась как можно дальше от Кавана, но за время плена его рефлексы предельно обострились. Он схватил ее за запястье и дернул к себе так быстро, что она резко сжалась, словно боясь, что Каван ее сейчас ударит.

Он ослабил хватку, но не отпустил Гонору, удерживая ее около себя. От нее сладко пахло, и этот аромат наполнял его ноздри, заменив собой стойкий запах крови, пота и страха, не покидавший его весь прошедший год. Боже, она пахнет так дивно, так сладко, так непорочно… Кавану внезапно захотелось уткнуться в нее лицом и забыться в этом соблазнительном аромате.

Вместо этого он бросил куда резче, чем намеревался:

– Я не сделаю тебе больно.

Ее глаза округлились, как две полные луны в темном ночном небе, только они были темно-лиловые, как те дикие цветы, что растут на вересковых пустошах. Этот цвет всегда привлекал к себе его внимание – в точности, как сейчас. Да только Каван смотрел не на цветы, а в глаза своей жене и видел, что они невероятно прелестны – и совершенно невинны.

Он оттолкнул от себя Гонору:

– Займись ванной для меня.

Она выбежала из комнаты, дверь за ней захлопнулась.

Каван что-то негромко пробурчал. К чему ему такое бремя? Он так надеялся, что Ронан уже сумел добраться до дома, а теперь придется думать, как его отыскать – и не важно, сколько это займет времени. Он не оставит своего брата в лапах тех жестоких людей! Они с Ронаном сражались бок о бок и вместе попали в плен, и он успел поклясться своему брату, что отыщет его, и должен выполнить обещание. Просто обязан.

Каван потер щетину на подбородке и подумал, что, должно быть, видок у него еще тот. Он шел бесконечно долго. Попадая на свободные земли, просил фермеров подвезти его хоть немного по пути на рынок. На одной из ферм он отработал целый день, чтобы получить чистую одежду, потому что от его собственной почти ничего не осталось. Не то чтобы заработанная одежда была новой, как ему обещали, но в любом случае достаточно приличная, чтобы вернуться в ней домой.

А теперь, дома, он ничего так не хотел, как принять горячую ванну и надеть свою, чистую и аккуратную одежду. Каван быстро окинул взглядом комнату в поисках своего сундука и с облегчением вздохнул, заметив его под окном. Когда он понял, что мать поддерживала в его комнате привычный порядок, внутри у него что-то дрогнуло. Она ждала его возвращения. Ее уверенность в нем взбодрила его, и Каван почувствовал, что все-таки рад возвращению домой к семье и…

Он больше не хотел думать о своей жене. Он все еще не мог поверить, что неожиданно оказался женат, да еще на женщине, которую когда-то решительно отверг. Однако все это теперь не имело никакого значения. Она стала его женой, хотя сам он не чувствовал себя мужем.

Дверь, скрипнув, медленно отворилась. Гонора осторожно просунула в щель голову.

– Чего ты ждешь?

Не сказав ни слова, она торопливо вошла. Следом слуги втащили в комнату деревянную ванну и ведра с водой. Ванну наполнили. Каван разделся, мечтая скорее сесть в горячую воду, пока она не остыла. И только устроившись в ванне и намочив волосы, он заметил, что жена замерла, как статуя, у дальнего конца кровати, уставившись на него.

– Только не говори мне, что до сих пор ты ни разу не видела голого мужчину!

Две служанки, оставшиеся в комнате, захихикали, а щеки жены сильно покраснели.

– Позвольте мне искупать вас, милорд. Мы же не хотим, чтобы свадебное платье невесты промокло, – улыбаясь, предложила одна из служанок.

Каван взглянул на жену, ожидая, что она скажет служанке, что в этом нет необходимости, что она сама позаботится о муже, но та продолжала молчать.

Не отрывая от нее взгляда, Каван сам ответил служанке:

– Нет, этим займется моя жена.

Служанки почтительно поклонились и закрыли за собой дверь.

– Ты что, не знаешь, чего я от тебя жду? – Нелепость происходящего только усилила сумятицу в мыслях. Каван просто не мог себе представить, что произойдет, если он решит заняться с ней любовью.

Гонора кашлянула и только потом произнесла:

– Я не ждала тебя.

– Ну и я тебя не ждал, – отрезал Каван и начал намыливать голову куском мыла, который служанка оставила на табурете вместе с полотенцами.

– Я знаю, что ты меня не хотел…

– Хотел или нет, теперь я с тобой связан, – сказал Каван и опустил голову под воду, чтобы смыть мыло, а потом – наконец-то! – начал отскребать грязь с тела. Он тер себя изо всех сил, чтобы смыть мерзкую вонь и все воспоминания о варварах.

– Я буду послушной женой.

Каван на минуту перестал себя тереть.

– Ты кого пытаешься убедить – меня или себя?

– Я к тебе привыкну.

Он покачал головой:

– И опять мне кажется, что ты уговариваешь себя, а не меня. – Он протянул ей мыло. – Начинай прямо сейчас – потри мне спину.

Гонора удивила его тем, что ни секунды не колебалась. Засучив рукава, она подошла к ванне, взяла мыло и встала у него за спиной. Каван услышал, как она ахнула, понял, что у нее совсем нет силы духа, и разозлился окончательно.

– Эти шрамы остались после того, как варвары меня пороли. Если тебе противно к ним притрагиваться, я позову служанку.

Тут он почувствовал прикосновение мыла к спине и подумал, что, пока она не притрагивается к шрамам, все будет в порядке. И пришел в замешательство, ощутив, как она растирает мыло у него по спине – и в еще большее замешательство, поняв, что возбуждается от ее нежных прикосновений.

Он неподвижно сидел и молчал, наслаждаясь тем, как ее руки нежно массируют его плечи, спину и бока, хотя они так и не опустились под воду, к более интимным местам.

Каван сильно распалился, причем не от горячей воды, а в ответ на эти целомудренные прикосновения. У него все пульсировало, как у мужчины, готового взорваться, и думал он только об одном – как выбраться из ванны, бросить ее на кровать, задрать на ней юбку и вонзиться в нее со всей силой неутоленного желания.

От подобных мыслей, достойных настоящего варвара, Каван окончательно разозлился. Неужели он может рассуждать, как варвар, а тем более – поступать, как варвар? Гонора его жена, и она непорочна. Она не заслуживает его гнева и не может служить предметом для удовлетворения его похоти.

– Вон отсюда! – заорал он и услышал, как Гонора споткнулась и упала. – Убирайся!

Дверь хлопнула. Каван застонал. Давно, очень давно у него не было женщины, и его голод слишком силен, чтобы из-за этого страдала непорочная жена. Можно взять одну из служанок, как он делал раньше, но ведь сегодня его брачная ночь, и он опозорит свою жену, если так поступит.

Каван снова застонал, понимая, что ему необходимо удовлетворить себя, если он хочет выдержать эту ночь. А сделав это, одевшись и спускаясь вниз по лестнице, он сообразил, что новобрачная и ее нежные прикосновения не выходят у него из головы.

 

Глава 4

Гонора сразу поняла, что ее муж вошел в зал. Глаза всех женщин метнулись к входу, а служанки заулыбались, причем щеки некоторых разрумянились. Мужчины радостно заулюлюкали, и ей тоже пришлось посмотреть в ту сторону.

Да уж, он был настоящим лэрдом – высокий, широкоплечий, гордый и дерзкий. Отмытый от дорожной грязи, он выглядел весьма и весьма привлекательно. Но это она уже знала, рассмотрев его как следует еще в спальне. Если он захочет ударить ее, будет очень больно. Отчим постоянно поднимал на нее руку. Сколько пройдет времени, прежде чем Каван начнет делать то же самое? Он сказал, что не сделает ей больно, но отчим обещал то же самое. Как сможет она защититься от мужчины такого роста и силы, как Каван?

А какова она – близость с ним? Мысленным взором Гонора увидела своего мужа обнаженным, и это ее напугало. Он слишком большой – а она слишком маленькая. Гонора не была совсем невежественной в вопросах отношений мужчин и женщин, а также брака, хотя все, что знала, подслушала в разговорах женщин в деревне.

Она знала, в чем заключается ее долг, но не представляла, как будет его выполнять. Каван крупнее, намного крупнее, чем она могла себе представить. Как ни странно, но мысль о близости с Артэром ее не тревожила, но ведь он вел себя с ней вежливо и по-доброму в отличие от Кавана.

– Где моя тарелка, жена?

Гонора резко подняла голову и увидела возвышавшегося над ней Кавана. Его темные глаза не отрывались от нее, проникая глубоко в ее душу. Она поспешно схватила пустую оловянную тарелку, стоявшую перед ней, и начала наполнять ее едой из всех блюд, расположенных на столе.

Каван сел на свободное место между Гонорой и Лахланом и постучал по тарелке.

– Чью тарелку ты мне приготовила?

– Конечно, твою, – ответила она и поменяла пустую тарелку перед ним на полную, которую держала в руке.

– А где твоя?

Гонора не могла проглотить ни крошки. Она чувствовала, что желудок этого не выдержит.

Похоже, он прочитал ее мысли, потому что спросил:

– Ты не голодна?

Гонора покачала головой.

Она подумала, что Каван заставит ее поесть, но он просто отвернулся и заговорил с отцом, сидевшим напротив. Почувствовав облегчение от того, что ее не начнут терзать требованиями немедленно поесть, Гонора устроилась на самом краешке стула, внимательно следя за тем, чтобы тарелка и кружка мужа не опустели.

Тут к столу подошел отчим, наклонился и сделал ей выговор:

– Хорошенько ухаживай за своим мужем, дочь, или почувствуешь мою руку.

Гонора застыла, не веря своим ушам. Она надеялась, что замужество освободит ее от жестокости отчима, но раз мужу ее навязали, будут ли его волновать угрозы отчима?

– Гонора.

Она словно издалека услышала, как кто-то зовет ее по имени, но ответить не смогла.

– Гонора, что случилось?

Сообразив, что к ней обращается муж, Гонора быстро придумала отговорку:

– Я сильно задумалась.

– Ты бледнеешь, как привидение, всякий раз, как задумаешься?

Неужели она услышала в его голосе искреннюю заботу? Точно сказать невозможно, потому что Каван недовольно хмурился, и все-таки Гонора была почти уверена, что голос его звучит так, словно ему действительно не все равно. Может, ей просто очень хочется иметь мужа, который будет о ней беспокоиться?

– Она бледнеет, потому что знает, с чем ей придется столкнуться сегодня ночью, брат! – захохотал Лахлан и хлопнул Кавана по спине.

Гонора была ему искренне благодарна за это, потому что не сумела придумать никакого правдоподобного ответа мужу.

– Ты ничуть не изменился, Лахлан, – сказал Каван. Гонору удивил его осуждающий тон. Брат просто шутил, а Каван выглядел таким серьезным!

– А зачем меняться, если я – само совершенство? – расхохотался Лахлан, стиснув плечо брата. – Ты уже дома, Каван. Больше не о чем беспокоиться!

– Есть еще Ронан.

Лахлан тяжело вздохнул:

– Мы искали его постоянно, как и тебя.

– Поиски продолжаются? – спросил Каван.

– Каждый день, – отозвался отец. – Может, нам пора поговорить? Если, конечно, твоя жена не будет возражать, что ты на время оставишь ее.

Гонора ничуть не удивилась, когда Каван повернулся к ней и произнес:

– Увидимся позже в нашей спальне.

Он ушел вместе с братьями и отцом, а Гонора осталась одна, но к ней тут же присоединилась Адди, пересевшая со своего места на один из пустых стульев рядом с невесткой.

– Должно быть, это сложно для тебя, – сказала свекровь, ласково положив руку Гоноре на плечо.

– Каван для меня совсем чужой человек. Об Артэре я хоть что-то успела узнать. – Гонора покачала головой. – А о Каване не знаю совсем ничего.

Адди вздохнула:

– Я бы рассказала тебе, но не уверена, что домой вернулся именно тот сын, которого я так хорошо знаю.

– Он сильно изменился?

Адди кивнула и придвинулась ближе, чтобы их никто не смог услышать.

– Думаю, плен оставил на нем шрамы.

Гонора вздрогнула.

Адди легонько сжала ее руку. В глазах ее блестели непролитые слезы.

– Те шрамы, что снаружи, лишь напоминания о тех, что врезаются не в плоть. Будь терпелива с моим сыном – он хороший человек.

Гонора только кивнула, не зная, как выразить словами свою тревогу.

– Я понимаю, что для тебя это непросто, Гонора. Сегодня утром ты проснулась, готовая начать новую жизнь с Артэром, а оказалась замужем за Каваном. Хорошо, что вы с Артэром не питали друг к другу никаких нежных чувств. Со временем ты лучше узнаешь Кавана и сумеешь устроить с ним прекрасную жизнь.

– А выбор у меня есть? – Сказав это, Гонора тотчас испугалась собственной дерзости и поспешила извиниться: – Прошу прощения.

– Чепуха. Ты имеешь право задавать вопросы и сомневаться. Я всего лишь пытаюсь посоветовать тебе быть терпеливой. Если ты будешь бояться с самого начала, то никогда не обретешь счастья. И к сожалению, выбора у тебя нет. Каван твой муж, ты его жена, и этого уже не изменить. Ты или возьмешь от этого брака все, что возможно, или будешь страдать всю жизнь.

– Вы говорите правильно. Я очень ценю это и обещаю, что хорошенько подумаю над вашими словами.

– Да уж. Во всяком случае, так у тебя будет хоть какой-то шанс на счастье, – улыбнулась Адди.

– На счастье я никогда и не рассчитывала.

– А на что же ты рассчитывала? – спросила свекровь.

– Уцелеть, – прошептала Гонора так тихо, что ее никто не услышал.

Гонора в одиночестве сидела в спальне Кавана, улизнув с празднества, когда никто не обращал на нее внимания. Впрочем, на нее вообще редко обращали внимание. Она всегда оставалась в тени, на заднем плане, и, никому не доверяя, слишком боялась постоять за себя. Она выросла, привыкнув к тому, что ее не видно и не слышно, и это Гонору устраивало. Отчим не возражал против ее одиноких прогулок по вересковым пустошам и против того, что она тихонько сидит в уголке их скромного коттеджа, а она чувствовала себя там в относительной безопасности и могла свободно предаваться своим мыслям.

Больше этого не будет, потому что теперь она замужем. Придется за все отчитываться перед мужем, и похоже, что отчим твердо намерен следить затем, насколько послушной женой она будет. На независимость можно не рассчитывать, а ведь она так надеялась, что брак с Артэром даст ей хоть какое-то ощущение свободы. Когда они беседовали, Гоноре показалось, что он готов предоставить ей эту свободу. Он не возражал против ее просьбы время от времени оставаться одной после свадьбы и даже советовал не забывать о своих интересах – разумеется, после того, как она выполнит свои обязанности.

Гонора не знала, чего ждет от нее Каван, и не очень спешила это выяснить. Она бы не спешила и с подтверждением брачных обетов в супружеской постели, но опять же решать будет не она. Ее жизнь всегда определялась не ее решениями, но она выстояла. Переживет и эту ночь, и все последующие.

Гонора решила приготовиться ко сну и подождать возвращения мужа, как полагается примерной жене.

Она надела светло-голубую ночную рубашку из такой тонкой шерсти, что ткань обтягивает ее как вторая кожа. Рубашка достигала самых лодыжек, рукава чуть касались запястий, а вырез был таким глубоким, что едва прикрывал груди. Гонора расчесала свои длинные черные волосы, взяла из вазы на столике у кровати несколько сухих лепестков лаванды и растерла их между пальцами, а потом провела пальцами по волосам.

Она будет выглядеть для своего мужа прилично, пахнуть сладко и надеяться на лучшее.

Прошло несколько часов, но Каван так и не появился. Гонора забралась в постель, зевнула и свернулась в клубочек под зеленым шерстяным одеялом. Простыни быстро нагрелись. Тепло и уют мягкой постели убаюкали Гонору, и она заснула.

Гонору разбудил громкий треск горевшего в камине полена. Она вздрогнула, села, сообразила, что лежит в постели одна, и окинула взглядом комнату. Мужа по-прежнему не было. Гонора подумала, не должна ли она пойти и узнать, что его так задержало, но, с другой стороны, разве ей позволено требовать объяснений по поводу его отсутствия в спальне? И если уж совсем начистоту, разве не предпочитает она, чтобы он не приходил как можно дольше?

Гонора опять свернулась в клубочек под одеялом, думая, что Каван может появиться в любой момент и она должна быть готова принять его. Но время шло, и сон снова сморил Гонору.

В следующий раз она проснулась вообще без причины, возможно, подсознательно ощутив, что в комнате что-то изменилось. Она чувствовала, что больше не одна. Она ощущала его присутствие – сильное, подавляющее, словно в спальне нет места ни для кого, кроме него. Гонора лежала молча, стараясь не дрожать, и тут увидела на потолке его тень, похожую на хищную птицу.

Она крепко зажмурилась. Сейчас он набросится на свою жертву. Прошло несколько тревожных мгновений, но ничего не происходило. Гонора медленно приоткрыла глаза.

Над ней не маячила ничья тень, и Гонора уже решила, что все это ей только приснилось, но тут же снова ощутила его присутствие. Он в комнате. И что ей делать? Чего он от нее ожидает? Может быть, нужно сесть, сказать ему что-то и пригласить в постель?

От досады Гонора чуть не заплакала, но все же удержалась и стала прислушиваться. Каван так и не дал понять, что он в спальне, и любопытство пересилило. Гонора медленно приподнялась в постели и в замешательстве уставилась на своего мужа, уснувшего на полу перед очагом. Он укрылся одним-единственным одеялом, а подушкой ему служила его собственная рука.

Гонору охватило невероятное облегчение, но она тут же сообразила, что брачные обеты не будут скреплены сегодня ночью, а значит, их брак пока считается недействительным. Почему он не захотел воспользоваться супружескими правами? Неужели счел ее такой непривлекательной? Может, задумал избавиться от нее?

Гонора легла на спину и натянула одеяло до подбородка. Что будет, если об этом узнает отчим? Если вообще кто-нибудь узнает? Наверняка винить будут только ее.

День свадьбы, ожидавшийся с таким волнением, обернулся катастрофой. А брачная ночь? Ничего подобного Гонора даже представить себе не могла. Она чувствовала себя опозоренной. Отчим подтвердит это, когда узнает, что муж ее отверг. Гонора понятия не имела, что ей теперь делать.

Может быть, утром хоть что-то разъяснится? Она встанет очень рано и позаботится о завтраке для своего мужа. Если он увидит, какая она почтительная жена, то, возможно, передумает.

Гонора снова зевнула, несмотря на всю свою тревогу, и прежде чем успела снова начать размышлять, глаза ее закрылись и она уснула.

Проснувшись, Гонора неторопливо потянулась и улыбнулась солнечному лучу, скользившему по ее лицу, но тут же вскочила, поняв, что рассвело давным-давно. Она глянула в сторону очага и ахнула.

Муж исчез.

 

Глава 5

Каван шел по вересковой пустоши один. Кое-где вереск рос так густо, что в свете утренней зари вспыхивали пурпурные отблески. Кавану требовалось время, чтобы собраться с мыслями и справиться с гневом. Он думал, что возвращение домой исцелит его раны, но этого не произошло. Похоже, они только углубились. Ему казалось, что он не сможет приспособиться к семье, уж не говоря о жене.

Каван добрался до своего любимого места на пустоши. Оно было уединенное и очень красивое, потому что оттуда открывался вид на море, где сердитые волны неустанно бились об утес, словно требовали, чтобы все убрались с их пути.

Каван сопереживал этим бессмысленным ударам, потому что именно так он чувствовал себя в плену. Его ярость тщетно сшибалась с властью варваров, и ему казалось, что он подобен этим волнам, бьющимся о зубчатый утес – ничего не добившийся, все еще плененный, все еще страдающий, все еще жаждущий вернуться домой.

А дома он чувствовал себя чужим, чувствовал, что у него нет никаких прав здесь находиться, потому что брат Ронан по-прежнему оставался в руках варваров.

Мысль о том, что Ронан все еще страдает, хотя сам он уже освободился, приводила Кавана в невыразимое словами бешенство. Он хотел, чтобы брат вернулся домой, к семье. Может быть, тогда сам он снова почувствует себя своим среди близких.

К несчастью, Артэр и Лахлан воспротивились его планам искать Ронана. Вчера вечером они сообщили ему, что постоянно посылают поисковые отряды в надежде отыскать брата и что или Артэр, или Лахлан, а иногда оба вместе отправляются с ними, чтобы проверить слухи о том, что Ронана видели тут или там. Они делали все, что только можно, для Ронана и для самого Кавана с первого же дня их плена, делают это сейчас и будут делать всегда.

Каван накричал на братьев, они рассердились, и тогда отец отослал их и сам обратился к старшему сыну. Он говорил мягко, но решительно, дав понять, что в плену у варваров Кавану пришлось нелегко, но он выжил и сумел бежать. А если это удалось ему, почему не получится у Ронана?

Тавиш Синклер был уверен в своих сыновьях и надеялся, что однажды Ронан тоже вернется домой. Он сказал все это Кавану и добавил, что не собирается прекращать поиски, однако Каван должен понять, что Артэр и Лахлан делают все, что могут, и так же сильно расстраиваются из-за Ронана, как расстраивались из-за Кавана.

Тавиш предложил сыну не торопиться и понять, что все рады и испытывают искреннее облегчение, потому что он снова дома, с ними. Он также посоветовал Кавану серьезно отнестись к браку, хорошо обращаться с женой и не терять времени, а родить сына, чтобы род Синклеров не оборвался.

Каван понимал, что отец говорит ему мудрые вещи, но не мог проникнуться ими и следовать им, особенно в том, что касалось его брака.

И ведь нельзя сказать, что его не влечет к Гоноре. Она красавица, но Каван понял это только тогда, когда хорошенько рассмотрел ее. У нее безупречное, чуть тронутое загаром лицо, а фиалковые глаза не похожи ни на одни виденные им раньше и обрамлены длинными ресницами в тон к густым черным волосам, доходившим ей до талии. У большинства знакомых ему женщин волосы вьются бесконечными кудряшками, но на шелковистых волосах Гоноры нет и следа кудрей.

Да еще и ее тело, о котором Каван вообще не хотел думать, потому что при каждой мысли о нем испытывал сильное возбуждение. Пусть Гонора кажется смиренной мышкой, однако у нее роскошная фигура: полные груди, тонкая талия и широкие бедра. Она наверняка без протестов выдержит, если ее взять сильно и жестко, а ведь одному Богу известно, как сильно хочется Кавану оседлать ее и насладиться скачкой. Но она не просто женщина для совокупления – Гонора его жена. Она заслуживает большего, а Каван не уверен, сможет ли он ей это дать.

Каван потянулся и подумал, сумеет ли он опять привыкнуть к мягкой постели после года сна на твердом земляном полу. Вчера ночью он вообще не решился взглянуть на постель, где крепко спала его жена. Он прихватил с собой одеяло и лег на пол перед очагом, наслаждаясь теплом огня. Слишком много ночей он провел, дрожа от холода, и слишком часто мечтал о том, чтобы уснуть около очага. Вчера ночью мечты наконец-то сбылись.

Каван думал о словах отца насчет своего окончательного возвращения домой. Он был дома – и все-таки не был, а ведь нужно делать все то, о чем говорил отец. Нужно снова искать общий язык с семьей и друзьями; нужно благосклонно отнестись к жене, но на все это требуется время. Или он думает о том, сможет ли его жена отнестись благосклонно к нему и, более того, полюбить его?

Но с другой стороны, а сможет ли он когда-нибудь полюбить ее?

К тому времени как Каван вернулся в замок, над головой быстро собирались тучи и небо сделалось темно-серым. Члены клана на бегу здоровались с ним, торопясь закончить свои дела до того, как разразится ливень. Многие приглашали его выпить с ними по кружке эля, но Каван отклонял все приглашения.

Каван понимал, что после того, как он сумел пережить плен, люди думают о нем очень хорошо, восхищаются им и уважают. Но он не чувствовал, что достоин такого отношения, потому что в бытность свою пленником не раз мечтал о смерти, а воины таким не восхищаются.

– Вересковые пустоши – до сих пор твое любимое прибежище?

Каван кивнул и замедлил шаг, чтобы Артэр смог его догнать.

– Там можно найти уединение.

– Мне казалось, что тебе его хватило с лихвой.

– Есть разные виды одиночества, – отозвался Каван.

– А я-то надеялся проводить с тобой больше времени, потому что успел соскучиться по твоей уродливой физиономии.

Каван ухмыльнулся:

– Ты уверен, что говоришь не о Лахлане?

Артэр расхохотался:

– Лахлан считает себя самым красивым из всех братьев.

– И самым глупым.

– Я все слышал, – сказал Лахлан, торопливо подходя к Кавану. – И позвольте напомнить вам обоим, что из всех вас женщины относятся ко мне наиболее благосклонно.

– Ты хотел сказать, что сам бегаешь за всеми женщинами, – поправил его Артэр.

– Бегаю? – с таким глубоким изумлением воскликнул Лахлан, что Артэр опять расхохотался, и даже Каван широко улыбнулся. – В жизни своей не бегал ни за одной женщиной и не собираюсь.

– Ты бросаешь вызов небесам, Лахлан, осторожней! – насмешливо предостерег брата Артэр.

– Небеса знают, что леди меня любят. Я уверен, что они пошлют мне самого красивого ангела, когда я буду готов остепениться. И жениться.

Каван с трудом удерживался, чтобы не расхохотаться.

– Ронан бы со мной согласился, – заявил Лахлан.

Каван застыл как вкопанный и повернулся к брату.

– Значит, ты должен его отыскать и вернуть домой, чтобы он смог поддержать твои смехотворные рассуждения.

Он уже собрался отойти от братьев, как вдруг увидел неподалеку Гонору.

– Где ты была, жена? Пренебрегаешь своими обязанностями?

Каван не заметил, что рядом стоит и наблюдает за ними тесть, не заметил и его злобного взгляда на Гонору, но от Гоноры это не ускользнуло. Выговор Кавана услышали и члены клана, и женщины, крутившиеся во дворе. И злые языки тут же заработали.

– Я голоден, – объявил Каван, взял Гонору за руку и повел ее за собой, продолжая бурчать что-то себе под нос.

То, что Ронан по-прежнему в плену, терзало его. Он не мог забыть тот день, ту битву, пленение и выражение лица своего самого младшего брата, когда варвары тащили его прочь. Ему хотелось драться, яростно орать, и он не придумал ничего лучше, как выместить свой гнев на ни в чем не повинной жене. Никогда раньше Каван не требовал от женщин, чтобы его накормили. Проголодавшись, он сам находил, что поесть. Он не нуждался в том, чтобы его обслуживали, так почему же сейчас требует этого от жены?

В большом зале отдыхали воины и слуги. Они попивали эль и беседовали, прячась от неминуемой грозы – уже погромыхивал гром. Завидев Кавана, его окликали, приглашая присоединиться к ним. В былые времена он бы с радостью разделил с ними беседу и эль, сидя в тепле у большого очага. Но сейчас Каван хотел только одного – сбежать от всех, как сбежал от варваров.

– Я сейчас принесу поесть тебе и твоим людям, – сказала Гонора.

Каван остановил ее, дернув за руку.

– Я поем в нашей спальне. – Увидев, как побледнела жена, он разозлился еще сильнее. Очевидно, она решила, что в спальне он будет не только обедать. Каван понизил голос и раздраженно пробурчал: – Мне нужна еда, а не блуд.

Он отпустил Гонору и, не обращая внимания на оклики воинов, вышел из зала и через две ступеньки взлетел вверх по лестнице. Он убегал от всех и знал это, но стремление остаться в одиночестве буквально выворачивало его наизнанку. Каван захлопнул дверь и привалился к ней, сжав кулаки.

Он-то воображал, что возвращение домой поставит все на свои места. И что ему теперь делать? Как снова стать человеком, которым он когда-то был? Неужели его, прежнего, больше не существует?

Его внезапно охватил озноб. Каван подошел к очагу и встал перед ним, желая только одного – пусть его согревает тепло огня, пусть тишина освободит его сознание от бесконечных тревожащих мыслей.

– Милорд? Милорд?

Потребовалось какое-то время, чтобы Каван сообразил – его зовет жена. Он только что с благодарностью спрятался в единственное мирное местечко в собственном сознании и обрел там уединение, а этот раздражающий голос вторгся и выгнал его оттуда!

– Каван, – резко бросил он. – Я не лэрд и не лорд этого клана.

Она почтительно кивнула:

– Я принесла тебе поесть.

– Я не голоден.

– Но ты сказал…

– Я что, должен повторять? – рявкнул он, и Гонора отскочила назад.

Раздраженно вздохнув, Каван потер затылок. Он совершенно не собирался орать на нее.

– Я тебя чем-то оскорбила?

Вопрос удивил Кавана. Она все время чувствовала себя скованно рядом с ним и выглядела так, словно хочет убежать или спрятаться где-нибудь в тени. И вдруг решилась задать ему вопрос! Откуда такая смелость?

– Почему ты спрашиваешь?

Гонора дрогнула и замешкалась с ответом.

– Мне кажется, что ты на меня сердишься.

Боже, но у нее такие красивые фиалковые глаза, такие пухлые розовые губки, такая нежная кожа! Каван поднял руку, но, поняв, что едва не погладил Гонору по щеке, отдернул руку и заорал:

– Вон отсюда!

Она помчалась к двери, споткнулась, выскочила наружу и захлопнула за собой дверь.

Каван закрыл глаза и потер лоб. Ну что плохого в том, что он находит свою жену привлекательной? Разве это не благословение для брака по договору? Но он не был готов к женитьбе. Пока он вообще не готов ни к чему, кроме одного.

Битва.

Каван – воин и гордится этим. Он мог бы отправиться на битву прямо сейчас и сражаться без устали. Ничто не могло помешать ему вступить в бой, и он мечтал о нем. Ему нужно сражение, а не эта внутренняя борьба с собой. Он знает, как управляться с мечом и щитом, знает, как защититься от врага.

Во имя короля и родины Синклеры обороняли дальние территории Шотландии от набегов варваров из-за моря. Это было их долгом на протяжении нескольких поколений – и останется для последующих. Но на этот раз его враг – это он сам, а как защититься от самого себя? Как выиграть в этой мучительной борьбе?

Каван тряхнул головой и вышел из спальни. К черту одиночество! Ему нужно общество других воинов. Он напьется с ними, и вскоре эти тревожные мысли перестанут его изводить.

 

Глава 6

Гонора не знала, как ей быть с мужем. Он ушел, когда она еще не проснулась, вернулся очень поздно, а теперь сидит и пьет с воинами. Он вообще не проявляет к ней никакого интереса, и Гонора боялась, что сплетни уже поползли. Служанки шептались и хихикали, когда она проходила мимо них.

Больше всего она боялась, что об этом узнает отчим – и что он тогда сделает с ней за невыполнение супружеского долга. Но как вести себя с мужем, который ее до смерти пугает? Гонора то и дело напоминала себе, что нужно быть терпеливой, но день клонился к закату, а муж по-прежнему не обращал на нее внимания. Поможет ли ей терпение?

И что еще она может сделать?

Не находя ответа на терзавшие ее вопросы, Гонора не могла проглотить ни кусочка, поэтому она просто вышла из зала, куда члены клана уже собирались для вечерней трапезы. Если бы не дождь, она бы прогулялась по вересковой пустоши, вдохнула бодрящего осеннего воздуха и ощутила хоть немного покоя. А так ей пришлось подняться вверх по лестнице, но вместо того, чтобы направиться в спальню, Гонора укрылась в небольшой комнатке для шитья этажом ниже – в этот час она была пуста.

Взяв из корзинки вышивание – блузку, над которой она работала всю прошедшую неделю, – Гонора устроилась на стуле перед очагом и через несколько минут полностью сосредоточилась на шитье.

– Гонора! Гонора!

Она чуть не выронила вышивание. Ей показалось, что она услышала разгневанный голос отчима, яростно призывавший ее. Решив, что это ей приснилось, она подумала: «Сколько же я проспала?»

– Гонора! Гонора!

Гонора в отчаянии закусила губу. Так это не сон! Отчим действительно ее ищет. Она уже слышала его тяжелые торопливые шаги на лестнице. Еще чуть-чуть, и он спустится вниз, и тогда ей несдобровать.

Она поспешно оглядела комнату, тяжелые шаги приближались. Гонора кинулась к двери и прижалась к стенке так, чтобы дверь, открывшись, надежно спрятала ее.

Через несколько мгновений тяжелая дверь распахнулась, отчим окинул комнату взглядом и ушел, сильно хлопнув дверью.

Зачем он ее искал? Неужели позднее, чем она думала? Может, муж ее тоже искал? Гонора кинула вышивание в корзинку и тихо вышла из комнаты. Так же тихо она поднялась по лестнице, пробралась по коридору, вошла в спальню и неслышно закрыла за собой дверь.

– Крадешься в такой поздний час? Что задумала моя жена?

Гонора ахнула и привалилась к двери, прижав руку к груди, словно это могло успокоить бешено колотившееся сердце. Муж перепугал ее до полусмерти.

– Прости, – поспешно извинилась она. – Я не хотела ужинать, поэтому решила уединиться в комнате для шитья. И нечаянно заснула.

– Уединиться в нашей спальне ты, конечно, не могла?

Гонора не ответила, глядя на его лицо – все в крови и синяках. Она решительно подошла к мужу.

– Что случилось?

– Поспорили с одним воином, пришлось подраться.

Она не колебалась ни минуты, сразу протянула руку и осторожно потрогала кровоточащие раны на щеке, губе и около глаза.

– Я сейчас их обработаю. – Гонора заставила его сесть на кровать, потом принесла воду, салфетки и мазь.

– Я отлично себя чувствую! – неуверенно возразил Каван.

– Чепуха! Это нужно промыть, – ответила Гонора. – Пожалуйста, сними рубашку, я ее замочу, пока кровь не впиталась.

Она ждала, что он откажется, но, как ни странно, Каван послушался и рубашку снял. Гонора уже видела его голым, поэтому не могла объяснить, отчего обнаженный торс мужа вдруг так взволновал ее. Может, дело в том, что он такой крупный и широкоплечий, а мускулы такие упругие, что видно, как по венам бежит кровь?

Она придвинула маленькую скамеечку, поставила на нее глиняный тазик с теплой водой и бросила на кровать рядом с Каваном салфетки и мазь. Намочив и отжав салфетку, Гонора осторожно начала промывать раны.

Как она и предполагала, они оказались неглубокими, и Гонора сразу сообщила об этом мужу:

– Просто ссадины, никаких шрамов не останется.

– Не важно. Что значит еще один шрам к тем, что у меня уже есть?

Она аккуратно промокнула кровоточащую губу. Жаль, что нельзя ему посочувствовать! Гонора знала, что он сильно рассердится. Она просто прилежно промывала и смазывала его раны и вдруг заметила, что его тяжелый, сердитый взгляд смягчился.

Каван напоминал ей раненое животное, которое отказывается от помощи до тех пор, пока человек не докажет, что ему можно доверять. Может быть, ей тоже нужно доказать, что она достойна доверия? Но с другой стороны, разве не этого она ждет от него? Разве не надеется, что когда-нибудь перестанет бояться его и сможет рассчитывать на его защиту и заботу?

Гонора не торопясь смазывала раны болеутоляющим бальзамом, наслаждаясь ощущением теплой кожи Кавана, его крепким, мощным телом и его запахом – он ее просто завораживал, обволакивал, проникал во все поры. Гонора думала, что от Кавана должно пахнуть исключительно элем, но этот запах едва щекотал ее ноздри, перебиваясь более крепким ароматом, присущим только Кавану, и больше никому. Земля и огонь – вот что сразу приходило в голову, и это так подходило ему! Гоноре очень хотелось все сидеть и сидеть, вдыхая этот дивный запах, но она понимала, что это не лучшая мысль, и поэтому отодвинулась от мужа.

– Все! – объявила она и потянулась за салфетками и горшочком с мазью.

Каван схватил ее руку и прижал к своей груди. Гонора чуть не ахнула вслух, но сдержалась. Жар его тела передался ее руке и охватил все ее существо. Пальцы на ногах начало покалывать, а местечко между ног внезапно и непонятно заныло и увлажнилось.

– Спасибо.

Гонору ошеломила искренность в его взгляде и голосе, но это продолжалось недолго. Каван спрыгнул с кровати, оттолкнул Гонору в сторону, словно она мешала ему, и быстро вышел из комнаты.

Она уставилась на захлопнувшуюся дверь. На какой-то краткий миг ей показалось, что она увидела того Кавана, которым он был когда-то, и этот мужчина ей понравился. Он был добрым, чутким и благодарным.

Смеет ли она надеяться на такого мужа? Может быть, терпение, запастись которым советовала Адди, действительно поможет, требуется только время – а уж времени у Гоноры предостаточно. Она – жена Кавана до тех пор, пока их не разлучит смерть. Гонора вздохнула и покачала головой. Пока еще она не жена ему, потому что они не скрепили брачные обеты в постели. А вдруг всем уже известно об этом? Дойдет до отчима, и что он тогда сделает? Устроит ей разнос? Побьет?

Гонора поежилась. Если сначала она хотела, чтобы муж держался от нее подальше, то теперь желала, чтобы они поскорее скрепили обеты как подобает и ей не приходилось тревожиться о последствиях.

Как ей хотелось набраться храбрости и поговорить об этом с Каваном! Но Гонора понимала, что ни за что не решится. Она не сможет заставить себя рассказать ему о своих тревогах. Скорее всего он над ней просто посмеется и напомнит, что никогда не хотел ее в жены.

И захочет ли когда-нибудь?

На глаза навернулись слезы, но Гонора не позволила себе плакать. Она редко плакала. Много лет назад она поняла, что слезы ей не помогут. В последний раз она плакала, когда умерла мама, а с тех пор не плакала ни разу, даже тогда, когда отчим бил ее или злобно и обидно ругал. И сейчас не заплачет.

Она может сделать только одно – раз уж все так сложилось, воспользоваться этим как можно лучше. Нужно каким-то образом научиться ладить с мужем. Они женаты всего лишь день, и если бы кто-то спросил Гонору, что она успела узнать о нем за такое короткое время, она бы ответила, что он старается держаться в стороне от всех – не только от нее, своей жены, но и от семьи.

Может, он из людей, предпочитающих одиночество?

Это можно считать преимуществом, потому что она и сама любит побыть одна.

В дверь тихонько постучали. Гонора открыла дверь безбоязненно, зная, что это не отчим. Он бы так осторожно не стучал.

В комнату вошла Адди, обеспокоенно улыбаясь:

– У тебя все в порядке?

Гонора закрыла дверь и ответила вопросом на вопрос:

– А почему вы спрашиваете?

– Сегодня всего лишь вторая ночь, как вы муж и жена, но мой сын в столь поздний час один пьет в зале. А ты одна сидишь в спальне.

Гонора медленно покачала головой. Любой ответ окажется неправильным!

– Каван поступает, как считает нужным.

– Это верно, но его темные глаза говорят мне о другом. Что-то сильно тревожит его, но он не хочет ни с кем поделиться. – Адди взяла Гонору за руку. – Мой сын – хороший человек.

Гонора высвободила руку.

– Хороший, плохой или равнодушный – он все равно мой муж. Но я не знаю, как мне с ним быть.

В глазах Адди заблестели слезы.

– Будь его женой.

 

Глава 7

К концу недели Гонора вообще не знала, что ей делать. Каван не обращал на нее никакого внимания, спал по-прежнему на полу перед очагом и просыпался раньше, чем она. Потом исчезал на полдня, верхом или пешком, а вернувшись, держался от Гоноры на расстоянии.

Она слышала, как Артэр и Лахлан говорят, что их брат сильно изменился. Адди побранила обоих сыновей, сказав, что Кавану нужно время, а Тавиш Синклер велел обоим оказывать Кавану должное почтение.

Все охотно повиновались лэрду клана. Он был их предводителем и заслужил доверие и уважение, поэтому Гонора чувствовала себя обязанной вести себя так, как положено, и быть хорошей женой.

До сих пор ей так ни разу и не удалось проснуться раньше Кавана, но зато она следила за тем, чтобы под рукой всегда были его самые любимые кушанья, и прилежно шила ему новые рубашки. Кроме того, она старательно приводила себя в порядок и не забывала о благовониях в надежде, что он сочтет ее привлекательной и наконец скрепит их брак в постели.

Пока ничего не получалось, но Гонора не позволяла себе расслабиться, в особенности потому, что знала – отчим пристально следит за ней. Мысль о том, что брачные обеты до сих пор не скреплены должным образом, сильно мучила Гонору. Если отчим узнает, ей придется дорого за это заплатить.

Гонора вошла в зал и услышала громкие голоса и грозные команды. На один из соседних кланов, находившихся под защитой Синклеров, напала орда варваров. Воины уже приготовились к битве. Каван собирался возглавлять их, но отец решил иначе.

– Воинов поведет Артэр, – заявил лэрд. Он почти кричал, чтобы его в этом шуме услышали. – Лахлан отправляется с ним, а ты остаешься в замке.

– Я старший сын! Это моя обязанность! – возмутился Каван.

– Ты только что вернулся, – сказал Тавиш.

– И что? Ты считаешь, что я не способен возглавить людей? – резко произнес Каван. – А может быть, ты мне больше не доверяешь? Считаешь предателем?

Тавиш грохнул кулаком по столу:

– Да как ты смеешь так со мной разговаривать?

– Так докажи мне, что я не прав – позволь повести людей! – выкрикнул Каван.

– Отец, пусть Каван возглавляет отряд, – шагнул вперед Артэр. – Он более отважный воин, чем я.

Похоже, Каван удивился неожиданной поддержке брата. Или Гонора заметила на лице своего мужа сомнение? Не думает же он, что брат бросает ему вызов?

– Хорошо! – сказал Тавиш. – И смотрите – чтобы все вернулись домой.

Гонора заметила, как ее муж сжал кулаки. Повернувшись и увидев ее, он направился прямо к Гоноре. От его поступи, казалось, дрожали стены замка.

Гонора хотела съежиться, приготовившись к удару, и крепко зажмуриться, чтобы не видеть, как он нависает над ней. Но сумела найти в себе силы и осталась стоять на месте, прямая и стройная, хотя и трепещущая.

Каван остановился в нескольких дюймах от нее.

– Не смей сегодня уходить из замка.

Гонора уже несколько дней не ходила на вересковую пустошь и мучительно мечтала о покое, который обретала там. Это желание придало ей храбрости, и она произнесла:

– Но я хотела сегодня прогуляться на пустошь…

– Нет! – заорал Каван и так сильно сжал ее руки, что они побелели. – Я запрещаю тебе покидать замок до моего возвращения!

– Она сделает, как ей велено.

От знакомого голоса отчима Гонора вздрогнула.

– Вот и проследи за этим. – Каван толкнул жену к отчиму. – Ты будешь за нее в ответе.

Гонора могла бы рассмеяться, если бы все не было так печально. Муж оставляет ее под покровительством человека, от которого она сама ищет защиты!

– Я всегда оберегал ее, – рявкнул Калум и протянул к ней руку.

Гонора инстинктивно отшатнулась, пытаясь нашарить руками за спиной своего мужа, но Каван уже ушел, и только ветер задувал в открытую им дверь.

Отчим злобно прошипел ей на ухо:

– Смотри, куда идешь, девка, и делай, как велено.

Мог бы и не предупреждать. Он схватил ее за запястье, и, хотя со стороны казалось, что он ее утешает, отчим так вывернул ей руку, что на глазах у Гоноры выступили слезы.

– У меня есть дела, которыми я должна заняться – сказала она, стараясь, чтобы голос не задрожал от боли.

– Ну так иди и займись! – Калум оттолкнул ее и с важным видом направился к Тавишу.

Гонора хотела поскорее убраться от него как можно Дальше. Помчавшись через зал, она услышала, как отчим говорит:

– Она сделает, как ей сказано.

Нет уж, только не сегодня!

От этой мысли на лице Гоноры появилась улыбка. Она часто убегала на пустошь против воли Калума, и он ни разу не узнал о ее неповиновении. Ей пришлось научиться незаметно проскальзывать мимо него, зато не потребовалось учиться убеждать, что она занята важными делами – он никогда не обращал на это внимания. Эти тайные вылазки помогали ей сохранить рассудок и давали ощущение независимости, о которой она так мечтала, хотя и знала, что этого ей никогда не добиться.

Она обещала самой себе, что и после свадьбы ничего не изменится. Прогулки помогали ей сохранить в душе искру отваги и надежды.

Гоноре нужно было попасть в конюшню. Она спрятала там кое-какую одежду – шаль, плащ, чтобы иметь возможность незаметно взять их и уйти хоть на целый день. К несчастью, воины буквально окружили конюшню, поэтому ей пришлось вести себя предельно осторожно и прятаться, пока не наступит подходящий момент.

Гонора украдкой пробралась наружу, хотя можно было и не скрываться – все внимание было обращено на готовившихся к сражению воинов, – и спряталась в тени деревьев. Серое, нависающее над головой небо делало тени еще гуще, и прятаться было легче.

Гонора смотрела, как ее муж садится на коня. Он был настоящим воином. Палаш он привязал на спину, кинжал в ножнах висел у него на поясе, боевой топор свисал с седла. Он заплел свои длинные темно-каштановые волосы в две толстые косы. Лицо было суровым и непреклонным. Каван был готов сражаться насмерть, если в этом возникнет необходимость, и от этой мысли Гонору охватил озноб.

Ее муж определенно ничего не боялся, а она боится всего на свете. Как она сможет стать такой женой, на которую он рассчитывал?

Воины уехали далеко, и тогда Гонора вышла из своего укрытия и поспешила в конюшню, чтобы забрать плащ и закутаться – осенний воздух холоден. Она уже собиралась идти на пустошь, но тут над ней нависла тень, и Гонора понадеялась, что небо не сделалось еще темнее и не пошел дождь.

Она повернулась, ахнула и застыла на месте.

Почти вплотную к ней стоял муж – широко расставив ноги, подбоченившись и глядя на нее пылающими темными глазами.

– И что ты, по-твоему, делаешь?

Гонора буквально оцепенела от неожиданности, но все же собралась с силами и спросила:

– Ты же уехал вместе со своими людьми!

Он едко рассмеялся:

– Ты меня недооцениваешь, жена.

Она медленно покачала головой и спросила:

– Но как?..

Каван наклонился, прижался щекой к ее щеке и сделал глубокий вздох:

– Твой аромат не спутать ни с чем.

Она готова была расплавиться, прижавшись к нему, но тут он слегка прикоснулся к ее губам и прошептал:

– Ослушайся меня еще раз – и ты пожалеешь об этом.

Гонора отшатнулась, инстинктивно прикрывшись рукой.

Каван с неожиданной осторожностью взял ее за руку повыше локтя, нежно провел пальцами до покрасневшего запястья и ласково сомкнул на нем пальцы.

– Что случилось?

Она растерялась. Говорить ли мужу правду? Поверит ли он ей? Или же Каван встанет на сторону отчима? Не зная, как ответить, боясь и сомневаясь, она солгала:

– Да это я на кухне.

Кажется, он поверил, хотя и не спешил отпускать Гонору.

– Еще раз напоминаю – не уходи из замка.

– Но почему?

Каван язвительно рассмеялся, и Гонора пожалела, что не придержала язычок.

– Ты меня допрашиваешь?

– Нет, милорд…

– Каван!

Гонора съежилась от резкого окрика.

– Каван, прошу прощения. Нет, я не допрашиваю, но мне так нравится гулять там, и я надеялась…

– Только не сегодня, – перебил он и, к удивлению Гоноры, начал объяснять: – Племя варваров, напавшее на наших друзей с юга, могло отправить отдельные шайки и на наши земли. Я не хочу, чтобы тебя взяли в плен. Оставайся в замке до моего возвращения.

– Я понимаю. – Она действительно поняла. Каван обязан приглядывать за членами клана.

– И сделаешь, как я прошу?

Он попросил, а не потребовал, и это удивило ее еще сильнее.

– Да, Каван, я сделаю, как ты просишь.

– Отлично. Значит, мне не придется тревожиться за тебя.

Он повернулся и уже пошел прочь, но вдруг остановился и глянул на Гонору с таким видом, словно его терзает какая-то мысль.

Она тут же подошла к мужу и не задумываясь ласково положила руку ему на грудь, желая успокоить:

– С тобой все хорошо?

Ей почудилось, что глубоко в груди у него что-то рокочет. Каван снова прижался щекой к ее щеке и шепнул:

– Мне нравится, как ты пахнешь.

Резко повернулся и так быстро пошел прочь, что сено, рассыпанное на полу конюшни, взвилось в воздух. Гонора смотрела ему вслед как сквозь дымку. Ей потребовалось несколько минут, чтобы взять себя в руки, но щеку по-прежнему покалывало, а на губах потрясенной девушки появилась улыбка.

Она прижала пальцы к губам, потом погладила себя по щеке. Гонора закрыла глаза, наслаждаясь жаром, возникшим в кончиках пальцев. Чей это жар, ее или его?

«Мне нравится, как ты пахнешь».

А она думала, что он ничего не замечает, и уже решила, что напрасно тратит время, пользуясь благовониями. А он заметил, и ему нравится.

Несмотря на замешательство, Гонора продолжала улыбаться. Улыбка возникла откуда-то из глубины души, и долгое же время для этого понадобилось! Гонора не могла вспомнить, когда она с таким удовольствием улыбалась в последний раз.

– Что ты здесь делаешь? Тебе приказали оставаться в замке!

Знакомый сердитый голос мгновенно стер улыбку с губ Гоноры. Ее охватил страх. Но Гонора быстро нашла объяснение, держась подальше от отчима.

– Я хотела пожелать моему мужу удачи в бою.

– Ну наконец-то ты хоть что-то сделала правильно, – буркнул Калум, и это прозвучало как обвинение.

– Мне нужно заняться делами, – произнесла Гонора, ускоряя шаг – она стремилась убраться подальше от Калума прежде, чем он скажет или спросит что-нибудь еще или надумает ударить ее.

– Смотри у меня, работай хорошенько! – прокричал он, когда Гонора уже вышла из конюшни.

Раньше Гонора встревожилась бы, услышав обвинения отчима, и со страхом ждала бы, что он сделает, но сегодня все изменилось. Сегодня она думала о своем муже, особенно после обеда. Пошел легкий дождь. Гонора сидела в мастерской и шила для Кавана рубашку.

И только тогда до нее дошло значение его слов: «Отлично. Значит, мне не придется тревожиться за тебя!»

Ее муж тревожится за нее! Последним человеком, который искренне за нее беспокоился, была мама, и Гонора давно забыла, каково это, когда ты кому-то небезразлична. Может быть, муж тревожится за нее только потому, что она его жена и это его долг, но он все равно беспокоится, и Гоноре кажется, что она ему небезразлична. Может быть, он к ней по-своему привязался.

Конечно, она не настолько глупа, чтобы решить, будто Каван ее любит. Она так и не думает. Но зато понимает, что ее муж – порядочный человек и поступает благородно. Он заботится о своей жене, хотя и не сам ее выбрал.

И за одно это Гонора готова любить его.

 

Глава 8

Каван вытащил раненого Лахлана с поля боя и надежно спрятал его за большим валуном.

– Только сдвинься с места, и я – да поможет мне Господь! – сам тебя прикончу.

Брат хмыкнул:

– Это вряд ли.

Каван подтолкнул протестующего Лахлана к валуну.

– На твою ногу пришелся жестокий удар.

– Я все равно могу сражаться.

– Черта с два! – Каван схватил меч Лахлана и выпрямился. – Серьезно предупреждаю, братец, сойдешь с места – сильно пожалеешь!

– Мой старший брат меня предостерегает? – поморщившись, засмеялся Лахлан.

– Твой старший брат тебе обещает. – Каван сжал его плечо.

Лахлан захохотал:

– Иди и выиграй сражение, а я тебя подожду!

Каван вернулся в бой, приглядывая за Артэром. Отец велел им всем вернуться домой, и уж раз он возглавляет битву, он и отвечает за выполнение отцовского наказа.

Одного брата он потерял, но другого не потеряет.

Каван сражался, как человек, охваченный бешенством, и когда битва закончилась и он застыл посреди поля, держа в руках меч, с которого капала кровь, его воины смотрели на него, широко раскрыв глаза. Он уложил больше варваров, чем все они, вместе взятые, и в глазах их он видел не восхищение, а откровенный страх.

– Каван!

Он обернулся к брату Артэру.

– Лахлану нужна помощь!

Каван сам внес брата в замок. Артэр шел следом. Опередив Тавиша, к ним подбежала Адди, а слуги уже спешили на помощь. Лахлана положили на стол перед очагом. Одежда его промокла под дождем и отяжелела.

Лахлан был почти без сознания. Адди осматривала рану и качала головой:

– Глубокая.

Каван вполголоса сыпал проклятиями.

– Я должен был уберечь Лахлана – то и дело повторял он. Он должен был находиться рядом, чтобы отразить тот удар меча. Это его долг! Он – старший брат!

– Плохая рана, очень плохая, – сказала Адди, смахивая слезы. – Глубокая. Не знаю, можно ли ее зашить. – Тут ее глаза широко распахнулись.

– Что такое, мама? – взволнованно спросил Каван.

– Твоя жена. Гонора! Она прекрасно управляется с иголкой!

– А где она? – спросил Каван.

– В мастерской, – ответила мать.

Перескакивая через две ступеньки, Каван добрался до комнаты для шитья и с такой силой распахнул дверь, что та ударилась о стену.

Гонора соскочила со стула, уронив на пол шитье, и испуганно уставилась на него.

– Ты мне нужна, – произнес Каван.

– Нужна? – чуть слышным шепотом отозвалась Гонора.

– Лахлан сильно ранен, рану необходимо зашить. Мать сказала, что ты умеешь управляться с иголкой. – Он схватил жену за руку.

– Я шила только одежду, но не зашивала людей! – возразила она.

– Все когда-то случается в первый раз.

Гонора торопливо пошла вслед за Каваном, затем резко остановилась.

– Иголка и нитки! Они же мне понадобятся!

– Поспеши, – поторопил ее Каван, отпуская руку Гоноры.

Он нетерпеливо ждал, и как только жена появилась на пороге, снова схватил ее за руку и помчался вниз по лестнице, в зал.

– Зашей его! – приказал он, когда они остановились у стола, на котором лежал распростертый Лахлан.

Каван боялся, что она начнет возражать и в испуге убежит при виде крови, но, к его великому удивлению, Гонора, сохраняя хладнокровие, внимательно осмотрела рану брата, не обращая внимания на толпившихся вокруг людей.

– Думаю, потребуется много стежков, чтобы стянуть края раны, – сказала Адди.

Каван увидел, как жена ласковым жестом положила руку на окровавленную ладонь его матери и стала ее успокаивать и ободрять:

– Мы сможем это сделать. Мы исцелим ему ногу.

Не прошло и нескольких минут, как обе женщины дружно начали действовать, причем мать без колебаний выполняла все указания его жены. Каван с изумлением смотрел, как ловкие пальцы Гоноры искусно сшивают рану на ноге Лахлана, словно это особенно изящная вышивка. Стежки были умелыми и очень ровными, и он порадовался, что Лахлан сейчас без сознания, потому что стежков потребовалось очень много.

– Швы должны быть сухими, а повязки чистыми, – сказала Гонора, глядя на Адди. – Я помню, как моя мама зашивала рану у соседского паренька, и она очень на этом настаивала. Кроме того, Лахлан должен несколько дней провести в постели, чтобы рана начала затягиваться и швы не разошлись.

– Он будет лежать, – хором отозвались Каван и Артэр, и все в зале улыбнулись.

– Может начаться лихорадка, – говорила Адди, пока они перевязывали ногу Лахлана.

– Не нужно тревожиться о том, чего еще не случилось, – предостерегла ее Гонора. – Мы можем делать только то, что можем.

Каван от души восхитился тем, как замечательно жена сумела справиться с тревогой его матери, заставив ее сосредоточиться на том, что происходит сейчас, и не загадывать на будущее. Он познал эту мудрость, когда был в плену. Если бы он там загадывал хотя бы на час или два вперед, он жил бы только в мучительном ожидании следующей порки или погряз бы в мыслях о том, что никогда больше не увидит свою семью. Он просто проживал одну минуту за другой, планомерно двигался к своей цели и только поэтому оказался готов к побегу, когда возникла такая возможность.

Они с Артэром перенесли Лахлана в покои отца, где для брата уже приготовили постель. Здесь женщинам будет проще за ним ухаживать, потому что рядом кухня, травы и можно быстро приготовить отвары для его исцеления.

После того как Лахлана удобно устроили, он ненадолго пришел в себя. Мать напоила его целебным отваром, и он задремал.

Каван твердо вознамерился сидеть рядом с братом, хотя и здорово устал после битвы. Вроде бы жена поняла его тревогу.

– Я велела слугам приготовить для тебя ванну, – сказала Гонора негромко, чтобы не разбудить заснувшего Лахлана. – Иди вымойся, немного поспи, а отдохнув, придешь и сменишь нас с твоей матерью, потому что за Лахланом придется присматривать всю ночь.

Каван наклонился и прижался своей прохладной щекой к ее разгоряченной. Ему показалось, что он прислонился к раскаленному утюгу. Впрочем, он не будет против, если Гонора оставит на нем свою метку.

– Спасибо тебе.

Гонора кивнула и поспешно вернулась к постели Лахлана.

Каван пришел только на рассвете – изнуренное битвой тело требовало отдыха. Он помчался к покоям отца, встретив по дороге Артэра.

– Сон сковал нас обоих, – виновато произнес Артэр.

– Зато мы прекрасно выспались и теперь можем дать отдых маме и моей жене, – сказал Каван и сжал плечо брата, переступив порог покоев.

Оба застыли, увидев мать и Гонору, отчаянно хлопочущих над их братом. Все вокруг было залито кровью. Лахлан стонал.

– Он начал во сне метаться, вырвался из наших рук и сорвал все швы, – объяснила Адди.

– Проклятие! – пробормотал Артэр. – Я должен был вспомнить, что Лахлану обязательно снится прошедшее сражение и он все переживает заново.

– С каких это пор? – спросил Каван.

– С тех пор, как вы с Ронаном пропали.

– Сейчас это не имеет никакого значения, – вмешалась мать. – Сейчас нам потребуется ваша помощь, чтобы удержать его.

Каван и Артэр разместились у плеч и ног брата, а Гонора заново наложила швы.

Закончив, она бы обязательно рухнула на пол, если бы не Каван. Он успел схватить ее за руку и удержать, обняв за плечи.

– Гонора совсем вымоталась, – сказала Адди. – Она не заснула ни на миг и только заставляла отдыхать меня, а сама ухаживала за Лахланом. Если бы не ее успокаивающий голос… – Адди покачала головой, – …Лахлан бы так и дрался с нами.

– Ты пойдешь отдыхать прямо сейчас! – распорядился Каван, приподняв подбородок жены и увидев, что ее прелестные фиалковые глаза заволокло усталостью.

– Я бы с радостью, – призналась она и зевнула.

Каван уже хотел подхватить ее на руки и отнести в спальню, как вдруг Лахлан попытался вскочить с постели. Ему это едва не удалось, но Артэр крепко удержал его за плечи. Каван поспешил к нему на помощь, но раненый брат не успокоился до тех пор, пока Гонора не положила руку ему на грудь и не зашептала что-то на ухо.

Когда Лахлан все же очнулся от своего беспокойного сна, Каван велел жене идти отдыхать. Он бы с радостью пошел вместе с ней, чтобы остаться с Гонорой наедине и поблагодарить за все, что она сделала для его брата, но в нем нуждались здесь.

Каван посмотрел на Гонору, увидел, что она едва держится на ногах, и испугался, что она не сможет сама подняться по лестнице.

– Расскажи мне про битву, Каван, – попросил Лахлан, сильно стиснув зубы.

– Да! – воскликнула Гонора. – Расскажите брату про вашу победу!

– Мы победили достойно, – похвалился Артэр, и вскоре братья уже сравнивали, кто из них искуснее управляется с мечом.

Часа через два Каван вышел из отцовских покоев, чтобы проведать жену. Она крепко спала в их постели, забившись поглубже под одеяло. В очаге жарко пылал огонь, прогоняя из комнаты холод, и Каван пожалел, что не он согревает Гонору своим телом.

Эта мысль не испугала его. Он подошел к очагу, уперся руками в полку и уставился на огонь. Он слишком часто думал о Гоноре, причем так, что это, наверное, потрясло бы жену и оскорбило ее невинность.

Каван с радостью начал понимать, что Гонора вовсе не та тихая серая мышка, которая боится всего на свете, и это только возбудило его любопытство. Интересно, как она отнесется к акту любви?

У нее ласковые прикосновения, она обладает искренней добротой, а он, Каван, пока совсем не готов к общению с нежной женщиной. Ему нужна женщина сильная, вожделеющая мужа, потому что его потребность в женщине скорее свирепая, чем нежная.

Каван потер затылок, чувствуя, как мучительно ноет его естество. Он негромко прорычал что-то и подумал, что был вынужден превратиться в зверя – ради того, чтобы выжить. Он не в силах избавиться от этого зверя внутри себя, потому что однажды тот может очень ему пригодиться, но при этом тревожился, что не всегда будет в состоянии обуздывать его.

Стоило Кавану вспомнить, что после сражений Лахлана мучают тревожные сны, как он снова негромко выругался. Это тоже его вина, и она тяжестью лежит у него на сердце. Если бы он смог тогда победить варваров, Ронан был бы вместе с ними, а Лахлан не терзался бы так.

Он не тот предводитель, каким должен был тогда быть, вот почему зверь в его душе будет жить и дальше. Он больше никогда не допустит, чтобы у него кого-нибудь отняли, он всегда будет защищать своих людей и свои земли, и для этого зверь должен оставаться с ним.

Каван подошел к кровати, присел на корточки и провел пальцем по щеке жены.

– Я уберегу тебя, в том числе и от себя самого.

 

Глава 9

Через несколько дней, справившись с небольшой лихорадкой, Лахлан начал жаловаться, что его приковали к постели. В конце концов Адди не выдержала и разрешила сыну встать, хотя строго-настрого предупредила его, что делать можно, а чего нельзя ни в коем случае.

Слушая распоряжения Адди, Гонора тихонько посмеивалась себе под нос, прекрасно понимая, что Лахлан слушаться не будет. Но поскольку рана заживала хорошо, она особенно не беспокоилась.

– А ты добавишь что-нибудь? – спросил Лахлан, вырывая Гонору из задумчивости.

Она улыбнулась:

– Следи, чтобы повязки оставались сухими, а швы – чистыми, и все будет в порядке.

– Твой список мне нравится больше, чем мамин, – хохотнув, сказал Лахлан.

– Значит, придерживайся хотя бы этого, – погрозила ему пальцем Адди. – А то смотри мне!

Лахлан громко рассмеялся:

– А то что?

– Будешь отвечать передо мной! – пригрозил Каван без малейшего намека на улыбку.

Лахлан ухмыльнулся:

– Не бросай вызов, проиграешь!

– Очень сомневаюсь, но ты можешь проверить. – Каван подошел к Гоноре и протянул ей руку: – Пойдем, жена, ты мне нужна.

Немного поколебавшись, Гонора вложила свою руку в его. Ей хотелось спросить, зачем она ему понадобилась, но какая-то часть ее сознания не желала слышать его ответ. Она собиралась сказать, что у нее еще масса дел, но долг перед мужем все равно перевешивал все остальное. Гонора прекрасно понимала, что выбора у нее нет и она обязана сделать все, чего бы он ни захотел. Его теплые пальцы надежно сомкнулись на ее холодной ладони, словно Каван не хотел ее отпускать.

Гонора удивилась, когда они остановились в большом зале. Каван взял ее зеленый шерстяной плащ, лежавший на столе, и безо всяких объяснений протянул его жене. Гонора накинула плащ, предположив, что они пойдут на улицу, но Каван повел ее к лестнице, и они поднялись наверх, на крепостные стены.

Каван шел первым и остановился, чтобы посмотреть на далеко простирающийся перед ними пейзаж. Гонора остановилась рядом, любуясь открывшимся видом.

– Я хотел взять тебя сегодня с собой на вересковые пустоши, чтобы поблагодарить за все, что ты сделала для моего брата, – произнес Каван и показал на затянутое тучами небо. – Но погода для таких прогулок неподходящая.

– Это очень мило с твоей стороны. Спасибо.

Он обернулся, и Гонору поразила нежность, с которой он смотрел на нее. Из темных глаз куда-то исчезла жесткость, пропал подозрительный прищур. Губы Кавана заметно расслабились, и ей показалось, что он вот-вот улыбнется. А суровый подбородок, хотя и оставался суровым, уже не выдавался так сильно вперед, как будто был готов принять удар. Такую мягкую душу Гонора могла бы попытаться узнать получше.

К сожалению, все мгновенно исчезло, и Гонора подумала, что его доброта ей почудилась, потому что она так о ней мечтала.

– Ты хорошо послужила мне, жена.

– Это мой долг, – отозвалась она и отвернулась, глядя на бесплодные пустоши, окружавшие замок.

– Безбрежная пустота, – сказал Каван, глядя туда же.

– Безбрежный покой, – поправила его Гонора. – Там ничто не скрывает своей красоты и не прячется от тебя. Все открыто, беззащитно и приглашает тебя быть таким же.

– Беззащитным быть плохо! – сердито буркнул Каван.

– Мы все беззащитны.

– Только если допускаем это, – отрезал он. – Всегда есть выбор – быть сильным или слабым.

– Сила бывает разной, – мягко возразила Гонора. Ей казалось, что она должна как-то оправдаться. Она знала, что Каван считает ее покорной, беспомощной и, возможно, не желающей защищаться, но с раннего детства ей удавалось уберечься с помощью единственного доступного ей оружия – собственного ума. И пусть он не наносит смертельных ударов, как меч, все же он помог ей выжить.

Каван медленно кивнул:

– Тут ты права.

Он замолчал и снова стал смотреть на пустоши. Гоноре очень хотелось понять, о чем он думает. Муж почти не разговаривал с ней. Эта вылазка наверх удивила ее, а несколько произнесенных им слов явились весьма неожиданными. До сих пор ей казалось, что он нарочно держится от нее подальше и не обращает на нее никакого внимания, и, вспомнив все это, Гонора сказала себе, что он просто выражает так свою благодарность, и больше ничего.

Хлестнул сильный порыв холодного ветра, и Гонора вздрогнула, поплотнее закутавшись в плащ. Каван как будто не заметил холода, хотя на нем был только плед, рубашка и башмаки.

– Ты замерзла, – произнес он, обнял Гонору и прижал к себе.

Ее мгновенно опалило жаром его тела. Жар проник под ее синюю блузку и коричневую юбку, согрел Гонору, и она вздохнула от удовольствия. Жар охватил каждый дюйм ее тела, кожу начало покалывать, и ей показалось, что и сама она запылала.

Над головой громыхнул гром, но Гонора не обратила на него никакого внимания. Она спрятала лицо на груди Кавана, упиваясь его запахом. Она не могла сказать, что особенного в этом запахе, что так привлекает ее – пахло землей, соснами и мужчиной, – но точно знала, что от души наслаждается этим особым ароматом, присущим только Кавану. Гонора потерлась щекой о его рубашку и глубоко вздохнула.

Внезапно Каван резко оторвал ее от себя и отодвинул на расстояние вытянутой руки. Глаза его гневно сверкали. Она не понимала, чем сумела так рассердить его, но он был рассержен. Подбородок выпятился вперед, губы плотно сжались, а темные глаза смотрели с неумолимой суровостью.

– Прошу прощения, – торопливо произнесла она в надежде исправить сделанную ошибку.

– За что? – спросил Каван голосом, походившим на рык, и испугал ее еще сильнее.

Она забормотала что-то невнятное, боясь рассердить мужа еще сильнее.

– Ты что, ничего не можешь сказать в свою защиту?

Гонора на мгновение зажмурилась, вспоминая, какие добрые были у него глаза, и постаралась удержать этот образ, чтобы достойно ответить мужу. Открыв глаза, она произнесла:

– Я не знала, что должна защищаться. Просто я почувствовала себя в безопасности в твоих объятиях.

Его лицо на мгновение смягчилось, но оно было так мимолетно, что Гонора приписала это своему воображению.

Каван оттолкнул ее от себя.

– Не вздумай!

Она сделала еще шаг назад и в замешательстве уставилась на него.

Он раздраженно проворчал что-то и беспокойно запустил пальцы себе в волосы.

– Не вздумай чувствовать себя в безопасности рядом со мной, – объяснил Каван.

Гонора тряхнула головой.

– Но ты мой муж!

Каван метнулся к ней, и она торопливо попятилась, но недостаточно быстро, потому что он схватил ее за плечи и рывком дернул к себе.

– Много лет назад я уже предупреждал тебя – смотри, куда идешь, но ты этому так и не научилась!

Гонора повернула голову и увидела, что она рухнула бы со стены и наверняка погибла, если бы не Каван. Она беспомощно прошептала:

– Но ты накинулся на меня с бранью…

– Это не значит, что ты не должна смотреть, куда шагаешь!

Конечно, он был прав. Она, как дурочка, решила, что рядом с ним находится в безопасности, и только потому, что ей вдруг померещилось, что он добр с ней. Она подумала, что может доверять ему, а на самом деле по-прежнему не может доверять никому. Она одна в этом мире с тех пор, как умерла мама, и нужно признать это и дальше защищать себя самостоятельно. Она выпрямилась и сказала:

– На этот раз я запомню. Можно мне уйти?

– Нет! – рявкнул Каван. – Я привел тебя сюда, чтобы ты смогла выбраться из замка и отдохнуть от своих обязанностей. Уйду я, а ты останешься!

Гонора облизала пересохшие губы, как делала всегда, пытаясь защитить себя.

– А что, если я…

– Прекрати!

От этого резкого окрика глаза Гоноры широко распахнулись. Что она сделала не так на этот раз?

– Не облизывай губы!

Она объяснила:

– Но они пересохли.

Он отрезал:

– Это похоже на приглашение.

– Приглашение?

– К поцелую.

Гонора ахнула:

– Но я не собиралась…

– Приглашает твоя невинность. – Каван отпустил ее и отошел в сторону.

Гоноре хотелось повернуться и убежать, но у нее имелся долг перед этим мужчиной и перед произнесенными обетами, а обеты еще следовало скрепить. Нравится ей эта мысль или нет, но их брак необходимо подтвердить.

Она собрала всю свою отвагу, чтобы сказать об этом и – может быть! – добиться его отклика.

– Ты мой муж.

– Муж, который тебя не хочет! – заорал Каван. Воющий ветер, внезапно и резко задувший вокруг, словно бросил в нее его слова.

Они ударили, как хорошо отточенная стрела, и больно ранили Гонору. Она понимала, что этот брак навязан им обоим, но что сделано, то сделано, и никто из них не может этого изменить. Они могут только попытаться извлечь все возможное из сложившейся ситуации. Очевидно, Каван этого не осознает.

Гонора не знала, что делать, и страшилась реакции отчима. Она хотела убежать и спрятаться, но где? Ей некуда идти. У нее нет настоящего дома. Нет никого, кто бы по-настоящему любил и хотел ее.

Гонора перевела взгляд на вересковые пустоши, простиравшиеся далеко-далеко, и увидела небольшой лесок, где они с мамой собирали растения и весело смеялись вместе. Безграничная мамина любовь… Эта мысль пронзила сердце Гоноры, и она не стала раздумывать, несмотря на первые капли дождя, упавшие на щеку. Она повернулась и побежала прочь от мужа, вниз по лестнице, не слушая, как он кричит, приказывая ей остановиться, не замечая любопытных взглядов вокруг. Она выскочила из замка и помчалась по вересковой пустоши к единственному месту на свете, полному любви.

Каван бежал вслед за ней, изрыгая проклятия, и люди отскакивали в стороны с его пути. Он понимал, что выглядит как разъяренный муж, собравшийся наказать свою жену; что сегодня же пойдут сплетни о том, как он бежал за Гонорой, словно безумец, или, точнее, как настоящий варвар, но ничего не мог с собой поделать.

Гонора оказалась проворнее, чем он ожидал. Она летела через пустошь, как птица, плащ и длинные черные волосы развевались по ветру, и даже дождь не замедлял ее быстрого бега.

Каван видел, куда она стремилась – в небольшой лесок, в который никто не решался заходить, боясь пугающих историй о феях и гномах. Его жена была или очень глупой, или очень отважной. Но с другой стороны, разве не требуется глупость для того, чтобы быть храбрым?

Каван резко остановился на опушке. Лес выглядел очень густым, со своими деревьями, кустарниками и валунами – самое подходящее место для потайных встреч колдовского народца. Тяжелые нависшие тучи и плотная листва на деревьях наполняли лес полумраком. Дождь негромко выстукивал свой ритм на камнях и листьях.

– Гонора! – позвал Каван, и ему ответило зловещее эхо.

Нельзя оставлять ее тут одну – как она сможет отбиться от опасных существ, населяющих это место? Она его жена. Его долг – защищать ее. Кроме того, именно его жестокие слова заставили Гонору убежать.

Каван не собирался ее обижать. Он просто хотел, чтобы она держалась от него подальше, потому что вожделение становилось с каждым днем все сильнее. Конечно, он может просто взять ее, и дело с концом, но каждый раз, заглянув в ее глаза, он видел в них такую невинность, такое желание иметь любящего мужа, а не варвара, желающего утолить свои животные потребности…

Каван не хотел, чтобы в душе Гоноры остались такие же шрамы, как и у него. Она его жена и заслуживает большего, да только он не знает, может ли он ей это дать. Слишком мало времени прошло, чтобы сказать что-то определенное.

Каван осторожно пробирался среди искривленных стволов деревьев, уворачивался от веток, склонявшихся под порывами ветра, старался не слышать таинственного шепота – это просто ветер, что свистит между деревьями. Или голос, путешествующий вместе с ветром?

Каван решил идти на голос и посмотреть, куда он его приведет. Почему-то он ничуть не удивился, когда тот привел его прямо к жене. Она сидела на гладком валуне и вроде бы с кем-то разговаривала. Каван затаился в тени деревьев, желая увидеть, кто это или что, но так никого и не разглядел и стал прислушиваться.

– Я не знаю, что мне с ним делать. Он мой муж, и у меня есть перед ним обязательство, но я ему не нравлюсь. Иногда мне кажется, что он меня ненавидит.

Эти слова ранили Кавана хуже острого меча. Разве можно ее ненавидеть? Она такая хорошая, такая великодушная, такая непорочная!

Гонора вздохнула:

– Он думает, что я…

Она осеклась на полуслове, вскочила и начала тревожно оглядываться.

Казалось, Гонора каким-то образом почувствовала, что он здесь. Или ей кто-то подсказал? Каван жалел, что она не договорила – он не прочь узнать, что, по ее мнению, он о ней думает.

– Смотри, куда идешь, – окликнула она мужа.

– А что такое? – отозвался он, внимательно глядя под ноги.

Гонора обернулась на звук его голоса:

– Ступня может запутаться в ползучих растениях.

Каван принял это во внимание и начал продвигаться вперед очень осторожно, добравшись в конце концов до поляны, на которой она стояла. Он не хотел, чтобы Гонора поняла, что ее подслушивали, и поэтому не стал спрашивать, с кем она разговаривала, хотя изнывал от любопытства.

– В этом лесу небезопасно, – предупредил он.

Кажется, Гонора обиделась.

– Да тут безопаснее, чем в любом другом известном мне месте!

Этими словами она нанесла ему жестокий удар. Там, на крепостной стене, она сказала, что чувствует себя в его объятиях в безопасности, а теперь заявляет, что нет места безопаснее этого леса. Но с другой стороны, чего он хотел после своих высказываний? И почему ее слова вообще должны его волновать?

Каван приблизился к Гоноре и поразился красоте ее фиалковых глаз. Но дело не только в красоте – в них сияло что-то еще. Та самая прелестная, спокойная нежность, в которую он так мечтал окунуться.

– Не надо было убегать и заставлять меня мчаться в погоню.

– Не следовало меня догонять.

Каван протянул руку, убрал с ее лица прядку волос и провел большим пальцем по губам Гоноры.

– Ты моя жена. Я должен был убедиться, что с тобой ничего не случилось.

Он снова и снова поглаживал большим пальцем ее пухлые влажные губы, пока его мужское естество не затвердело и мучительно не заныло. Что-то забурлило в груди у Кавана, подступая все ближе и ближе к горлу, и вдруг прорвалось наружу. Он крепко обнял Гонору за талию, рывком прижал к себе и впился в ее губы поцелуем.

 

Глава 10

Ощутив на губах ее вкус, Каван понял, что у него большие сложности, что нужно остановиться, не заходить дальше, прекратить это немедленно, пока он еще в состоянии и может здраво соображать. Но он отмахнулся от этих безмолвных предостережений. Да и как это сделать? Гонора его не отвергает! Она откликается нежно и целомудренно, а это только еще сильнее возбуждает.

Каван убеждал сам себя не подпускать ее ближе к себе, не давать их телам соприкоснуться. Можно просто наслаждаться поцелуем, его непорочностью. Он не знал, как отреагирует Гонора на его объятия, но сейчас его это не интересовало. Каван думал только об этом долгом поцелуе, не обращая внимания на прилив страсти к чреслам, однако отметил странное ощущение удовлетворенности, охватившее его.

Гонора расслабилась в его объятиях. Ее нежный язычок легко сплелся с его, и Каван тоже перестал торопиться. Они просто наслаждались друг другом, как наслаждаются вкусной едой или хорошим вином.

Сильный порыв ветра едва не оторвал их друг от друга. Каван крепко обнял Гонору, а она спрятала лицо у него на груди, и ее длинные волосы взметнулись, задев его щеку. Он ощутил, что Гонора дрожит, но не знал, от ветра или от поцелуя.

Ветер утих. Она посмотрела вверх, и Каван увидел в ее прелестных глазах желание. Он мог взять ее прямо здесь и сейчас, на твердой холодной земле, как поступали со своими женщинами варвары, не задумываясь, не считаясь с ними, прислушиваясь только к своему вожделению, к своей похоти.

Каван выкинул из головы эти яркие образы и молча выругался. Сначала он должен избавиться от грязи, которой насквозь пропитался у варваров. Сможет ли он хоть когда-нибудь почувствовать себя достойным стать мужем, которого заслуживает его жена, или уважаемым лидером клана, на которого надеются люди?

Каван мягко отстранил от себя Гонору.

– Нам нужно вернуться в замок, пока погода окончательно не испортилась.

Гонора стояла и молча смотрела на него.

Очевидно, она пыталась разобраться в своих чувствах. Конечно, Каван мог все ей объяснить и тем самым успокоить, но ему казалось, что он не может – или не хочет – ей довериться. Как она, такая невинная, поймет его опасения, если он и сам их не понимает?

– Я твоя жена, – повторила Гонора, как будто это могло ему помочь.

– Совсем ни к чему то и дело напоминать мне об этом. – Каван не хотел язвить, но, наверное, так будет лучше для них обоих. Она станет держаться от него на расстоянии, и он тоже, пока не почувствует, что готов и уверен в том, что станет ей хорошим мужем.

Он протянул Гоноре руку:

– Давай вернемся в замок.

– Мне помощь не нужна, – ответила она и прошла мимо него.

– Зато мне нужна, – прошептал Каван, шагая за ней следом.

Постепенно у Гоноры сложился свой распорядок дня. Она завтракала одна и очень рано, до того, как просыпались остальные обитатели замка. Если погода позволяла, шла гулять на вересковые пустоши. Если нет, уходила в мастерскую и шила там что-нибудь.

Прошло недели две после того, как муж ее поцеловал, но она по-прежнему помнила этот поцелуй. Как ни странно, он понравился Гоноре гораздо больше, чем она могла предполагать. Каван был с ней сильным, но нежным, и она ощущала незнакомое возбуждение, в котором хотела бы разобраться.

Но муж ее больше не целовал, сознательно избегая Гонору, и, что хуже всего, так и спал на твердом полу перед очагом. Она не знала, что делать и даже с кем поговорить об этом. Конечно, можно довериться Адди, но ведь она мать Кавана и посоветует быть терпеливой, как и прежде.

Как хотелось Гоноре, чтобы ее мама была жива! Она могла бы посоветоваться с ней, и мама бы непременно помогла и утешила. А здесь ее некому утешить – она так одинока!

– Я пришел поговорить со своей сестричкой. – Услышав голос Лахлана, Гонора обернулась и увидела, что он вошел в комнату для шитья и уже закрывает дверь.

Гонора с улыбкой поздоровалась с ним. Лахлан устроился на стуле справа от нее и вытянул ноги к очагу.

Лахлан, как и остальные мужчины Синклеров, был красив грубоватой красотой, но обладал определенным обаянием, чем выделялся из всех них. Гонора часто думала, что именно огонек в его карих глазах и лукавая греховная улыбка делают его таким привлекательным для женщин.

– Хороший ли муж получился из моего брата?

Этот прямой и неожиданный вопрос заставил Гонору вздрогнуть.

Лахлан пожал плечами.

– Вы проводите мало времени вдвоем, и скоро поползут слухи, а ты знаешь, что происходит, когда начинают сплетничать.

Она знала, что сплетни искажают правду. Гонора тщательно подбирала слова – обсуждать мужа с его братом казалось ей недостойным.

– Каван очень занят своими планами отыскать Ронана.

– Ты имеешь в виду его одержимость поисками Ронана?

Гонора поспешно кинулась защищать мужа:

– Он гораздо лучше тебя знает, как страдает его брат. Как же можно думать, что он не будет одержим поисками Ронана?

Лахлан кивнул:

– Это верно. Я искал тебя в надежде узнать хоть немного о моем собственном брате. Он совсем не тот, кем был когда-то. Раньше Каван часто смеялся, шутил и доверял нам с Артэром. Он любил разговаривать с отцом. А теперь он ищет одиночества, как и ты, и я хочу понять, в чем дело.

Гонора не сомневалась, что Лахлан искренне обеспокоен. Даже его озорная улыбка исчезла. И все же она не знала, как ему помочь. Хотелось бы ей самой понять своего мужа!

Гонора пожала плечами и сказала правду:

– Я не знаю.

– Так я и думал. Он избегает тебя так же, как и всех нас. – Лахлан покачал головой. – И так легко приходит в бешенство! Это совсем не похоже на Кавана. Он всегда оставался спокойным и хладнокровным и держал себя в руках даже тогда, когда все остальные орали и угрожали друг другу. А теперь его захватил гнев, и большую часть времени он орет и злится.

– Он страдал…

– Все воины раньше или позже страдают, – оскорбился Лахлан. – Каван знал это и был готов сделать все возможное, чтобы выжить и бежать.

– Я ничего не знаю о том, каково это – быть воином.

– Вот уж неправда.

Гонора посмотрела на него как на умалишенного:

– Я не воин.

Лахлан снова улыбнулся:

– Я ведь вижу, как твой отчим разговаривает с тобой и относится к тебе. Чтобы иметь дело с этим человеком, тебе приходится быть воином, и если бы мой брат не погряз так глубоко в жалости к себе, он бы и сам это заметил и понял, что за драгоценный камень достался ему в жены.

Гонора потеряла дар речи. Лахлан встал.

– Ты очень хорошая женщина, Гонора. Любой мужчина гордился бы такой женой. Надеюсь, в один прекрасный день мой тупой братец поймет это. – Он поцеловал ее в щеку. – А я горжусь тем, что могу назвать тебя сестрой.

Гонора сидела как оглушенная. Она никогда не считала себя воином и не предполагала, что Лахлан обращает на нее какое-то внимание – ведь она просто жена его брата. Он был благодарен ей за то, что она помогла ему выздороветь. Они несколько раз неплохо побеседовали, но ей и в голову не приходило, что он может проявлять к ней какой-то интерес.

И тут ее охватило чувство вины за то, что она постоянно уединяется. Это был способ уберечься от отчима – когда он ее не видит, то не может сделать больно. Похоже, она избрала такую же тактику в общении и с Каваном. Если она не попадается ему на глаза, то перестает тревожиться об их браке. Но ведь она давно не ребенок, который убегает и прячется. Она взрослая женщина и должна помнить о своем долге. Да еще и сплетни! А сплетничать начнут наверняка, если они с Каваном так и будут держаться порознь. И что тогда?

Гонора задрожала, подумав о том, что отчим все поймет. Она до сих пор боялась его сильнее, чем кого бы то ни было. Пусть она и не считает себя воином, но инстинкт выживания у нее развит неплохо. Каван должен стать ее мужем, но единственный способ добиться этого – быть ему женой.

И не важно, какой обескураживающей кажется ей эта задача, не важно, что на самом деле она предпочитает покой одиночества. Она должна выжить, и единственный способ – сделать их брак настоящим и надежным.

Гонора положила шитье в корзинку, встала, разгладила зеленую шерстяную юбку, поправила завязки на блузке, пригладила длинные черные волосы и пошла искать мужа.

Каван грохнул кулаком по столу. Крепкое дерево не треснуло и не дрогнуло. Не дрогнул и отец, сидевший напротив. Каван всегда восхищался умением отца сохранять спокойствие и держаться стойко в любых ссорах, но сегодня все было по-другому. Сегодня он хотел, чтобы отец сдался и позволил ему отправиться на поиски Ронана.

В покоях они остались с отцом вдвоем. Каван именно этого и хотел. Он не желал слышать мнение братьев, не желал, чтобы они вмешивались. Никто из них не понимает, никто и представить себе не может ужас, который сейчас переживает Ронан. И если брат скончался от ран и пыток, то он, Каван, хочет привезти домой хотя бы его тело для подобающего погребения.

– Если у меня будет достаточно людей, я смогу напасть на Мордрака и захватить его земли…

Отец прервал его:

– Нет.

– Ты боишься! – обвинил его Каван и тотчас же пожалел об этом. Отец был достойным человеком, он учил сыновей перебарывать страх, но приветствовать его и использовать против врага, как оружие.

Отец отразил его колкость, понимающе кивнув и дав разумное объяснение:

– Для нападения на Мордрака потребуется большое войско и много времени, причем придется оставить наши земли и людей без защиты. Это не мудрое решение, хотя согласиться с этим сложно, потому что я и сам хочу, чтобы Ронан вернулся домой.

– Это можно сделать…

– Нападение не останется без последствий, которые нам не нужны, – отрезал отец.

Кавану хотелось кого-нибудь ударить, так велика была его боль. Ну как же он мог вернуться домой без Ронана? Это его самый младший брат, он должен был найти его, защитить, уберечь!

– Каван, – спокойно произнес отец и жестом велел сыну сесть.

Чувствуя свое поражение, Каван опустился на один из двух стульев у стола. Он понимал, что отец прав, но легче ему от этого не стало.

– Твои братья и я никогда не прекращали искать Ронана и никогда не прекратим, но я – вождь клана и должен поступать так, как лучше клану, а не только моей семье. Ты обязан понять это, потому что однажды ты заменишь меня и будешь вынужден принимать решения, которые не всегда будут тебе нравиться. Кроме того, мы выяснили, что Мордрак мог продать Ронана.

– Когда… как… куда его увезли?!

Отец поднял вверх руку.

– Мы узнали об этом только сегодня утром.

Каван покачал головой.

– И если бы я дал тебе возможность сказать, когда ворвался в твои покои, ты бы сообщил мне об этом.

Отец подался вперед, опершись руками о стол.

– Я понимаю, что ты рвешься отыскать брата. Ты лучше всех нас знаешь, как страдает Ронан. Но ведь ты наверняка понимаешь и то, как важно поступать мудро. Под угрозой гораздо большее, чем только жизнь Ронана.

Каван не хотел слушать того, что говорил ему отец, но прекрасно его понимал. Их враг может использовать Ронана как оружие против них, ожидая, что Синклеры опрометчиво кинутся в бой, особенно сейчас, когда сам он вернулся домой. Если не продумать все как следует, они потеряют множество жизней, не говоря уже о владениях.

– Артэр отправил людей для проверки слухов. Заодно они попробуют выяснить, куда увезли Ронана, – говорил отец. – У него надежные люди. Нужно только дать им немного времени, и они скоро во всем разберутся.

– Так трудно сидеть и ничего не делать, – признался Каван.

– Воспользуйся этим временем, чтобы оправиться самому и побыть с женой. Когда придет время спасать Ронана – а оно придет, – ты отправишься вместе с братьями и освободишь его. А сейчас сходи проведай свою мать и смотри, чтобы у тебя был счастливый вид, а не то она сведет меня с ума, волнуясь о тебе.

Каван рассмеялся:

– Ты же вождь! Прикажи ей прекратить…

Отец рассмеялся еще громче:

– Приказать твоей матери?

Каван поморщился:

– Да, это я не подумал. Я поговорю с ней и постараюсь успокоить.

– А как насчет твоей жены?

Улыбка Кавана исчезла, он заметно напрягся.

– Каван! – рявкнул отец.

Каван неохотно посмотрел ему в глаза.

– Скажи мне, что вы уже скрепили брачные обеты!

Каван молчал, не отрывая взгляда от вопрошающих глаз отца.

Отец резко встал.

– Ты – следующий лэрд Синклеров. У тебя есть обязательства, и наследник – часть их. Я знаю, что ты не выбирал Гонору в жены, и мне жаль, что так получилось. Однако она твоя жена, а у тебя есть долг. Я ожидаю, что ты будешь уважать его.

– Есть ли у меня выбор хоть в чем-нибудь, особенно после возвращения домой? – спросил Каван.

– Ты будешь возглавлять этот клан, и, как я уже предупредил, тебе часто придется делать выбор. Вот и все, что тут можно сказать.

Каван язвительно рассмеялся:

– Так просто?

Отец скрестил руки на груди. Он выглядел внушительно и пугающе, как настоящий вождь клана.

– Это никогда не бывает просто, и лучше тебе так не думать. И не соверши большой ошибки – тебе необходимо сделать жену своим другом, потому что она будет рядом тогда, когда больше не останется никого. Она будет держать тебя за руку, когда необходимо, выслушивать твои жалобы, говорить правду о твоих промахах, но только одному тебе, и поддерживать тебя, когда все остальные сочтут, что ты не прав. Она твой партнер и всегда будет с тобой.

Каван помотал головой.

– Ты говоришь о любви. Но между Гонорой и мной нет любви.

– Ты не дал ей ни единой возможности.

– А теперь у меня нет выбора.

– Есть, – ответил отец.

Каван покачал головой:

– Нет, выбора у меня нет. У меня есть обязательства и долг перед кланом.

– И все равно выбор всегда остается. И когда ты это поймешь, то будешь готов возглавить клан.

– Это загадка, которую я должен разгадать, отец?

– Это простое решение для мудрого вождя.

Каван подошел к двери, распахнул ее и обернулся к отцу.

– Возможно, – произнес он, – я не мудрый вождь.

 

Глава 11

Гонора смотрела, как ее муж сыпал проклятиями, быстро шагая по большому залу. Люди отскакивали прочь с его пути, женщины собирались кучками и тут же начинали шептаться. До сих пор она слишком сторонилась всех и не обращала внимания на злые языки и на то, какой ущерб те непременно причиняют.

Гонора поправила синюю шаль на плечах и пошла в кухню, на этот раз внимательно прислушиваясь к шепоткам, хотя делала вид, что полностью погружена в свои мысли. Муж уже выскочил из зала, оставив дверь нараспашку. Мужчины кинулись закрывать ее, желая оградиться от холодного ветра, а может быть, и от Кавана. Судя по недовольному ворчанию, клан был озабочен странным поведением Кавана после его возвращения. Гонора даже услышала, как одна женщина назвала его варваром, а другая упомянула, что Каван постоянно ссорится со своим отцом. Гонора знала, что все в клане уважают лэрда, и понимала, что о сыне, который спорит с ним и не выказывает ему уважения, обязательно будут злословить.

Гонора вышла из кухни. Слуги смотрели на нее сердито и начинали шептаться, когда она проходила мимо. Она молча выбранила себя. Конечно, слуги возлагают вину на нее, на жену Кавана. У нее есть обязательства перед мужем, и всем очевидно, что она пренебрегает своим долгом.

Можно себе представить, что думает отчим! Она обязана все исправить, иначе он жестоко накажет ее за ошибки.

Гонора вернулась в кухню и обратилась к стряпухе с указаниями насчет ужина, который велела подать ей и Кавану к ним в спальню. Кислое выражение лица стряпухи не изменилось, хотя она энергично кивала, словно давала понять, что Гоноре уже давно пора заняться своими прямыми обязанностями.

Гонора промчалась сквозь большой зал и взлетела вверх по лестнице в спальню. Она хотела собрать последний вереск на пустошах, но ей требовался плащ, потому что погода портилась. Сбегая вниз по лестнице, она вспомнила слова Лахлана о том, что у нее характер воина, и улыбнулась. Может быть, в ней и вправду есть что-то от воина.

– Гонора!

Резкий оклик Адди заставил Гонору застыть на месте. Она поплотнее закуталась в плащ, словно прикрывалась щитом.

– В последнее время я совсем не вижу ни тебя, ни моего сына.

Гонора замялась. Она не знала, что ответить, и не хотела ничего объяснять. Хватит ей и мужа, который целовал ее, но при этом не вожделел. И уж меньше всего она желает рассказывать о своих опасениях свекрови.

– Я… я…

– Сторонилась всех, – подсказала Адди.

Гонора опустила голову, чувствуя себя виноватой.

– Мне очень жаль, – сказала Адди.

Гонора подняла голову, широко распахнув глаза.

– Мой сын, который всегда со мной охотно разговаривал, теперь меня избегает… Моя новая дочь, которой я восхищаюсь, предпочитает уединяться, но не разговаривать со мной. Я всего лишь хочу помочь, стать для тебя плечом, на которое можно опереться в случае необходимости. Совсем не легко выйти замуж за незнакомца, и еще труднее выйти замуж за незнакомца, который никогда не желал этого союза.

– Должна признаться, что это очень сложно, – сказала Гонора.

– Так давай поговорим.

И все-таки Гонора колебалась. Приглашать ли с собой Адди? Она ходила на вересковые пустоши только с мамой. Но с другой стороны, теперь Адди в каком-то смысле стала ее матерью, и она всегда очень добра к ней.

– Я собиралась пойти пособирать вереск. Может быть, вы не откажетесь пойти со мной?

Адди улыбнулась:

– С огромным удовольствием.

– Мать!

Женщины, вздрогнув, обернулись. К ним подходил Каван.

– Я хочу поговорить с тобой, – произнес он.

Его громкий голос отразился от стен большого зала, и все глаза повернулись в его сторону. Да, на Кавана стоило посмотреть – гордая и уверенная осанка, властные манеры, шрам на грубовато-красивом лице напоминает о его бесстрашии и о времени, проведенном среди варваров.

– В другой раз, – извинилась Адди перед Гонорой. – Я нужна сыну.

Гонора кивнула. Проходя мимо мужа, она кивнула и ему. Больше всего ей хотелось скорее попасть в то единственное место, где она чувствует себя в безопасности. Если бы однажды она почувствовала себя так рядом с мужем!

Его рука метнулась вперед и схватила Гонору за плечо.

– Куда ты идешь?

– Собирать вереск.

– Смотри, куда шагаешь, – напомнил он, отпустил ее и взял за руку мать.

Гонора поспешила прочь, досадуя на себя. Ну как она может рассчитывать, что когда-нибудь будет непринужденно чувствовать себя рядом с мужем, если он ее постоянно пугает?

Гонора забыла и о времени, и о своих тревогах, собирая последний вереск. Скоро зима. Эти благоухающие цветки можно было использовать по-разному, но сейчас она собиралась поместить их для аромата в спальню. Гонора не оставляла попыток убедить мужа принять ее как жену – во всех смыслах этого слова.

С полной корзинкой она шла по деревне. Впрочем, корзинка быстро сделалась заметно легче, потому что она делилась веточками с женщинами, с которыми останавливалась поболтать. Уже подходя к замку, Гонора услышала, как кто-то выкрикнул ее имя, и, сжавшись, повернулась и оказалась лицом к лицу с отчимом. Он быстро нагонял ее. Лицо его пошло красными пятнами – верный признак гнева.

Отчим стиснул ее руку так сильно, что Гонора поморщилась.

– Ты меня позоришь! – злобно прошипел он и потащил ее в сторону от замка, чтобы их никто не увидел. – Люди говорят, что ты вовсе не жена Кавану!

– Я делаю все, что могу. – Гонора понимала, что никак не сможет ему угодить, раз уж слухи утверждают обратное.

Он сильно тряхнул ее.

– Значит, недостаточно!

– Я буду стараться еще лучше! – воскликнула она, чтобы усмирить его гнев в надежде, что он оставит ее в покое и все ограничится пострадавшей рукой.

– Еще лучше? – в бешенстве прошипел он, брызжа слюной. Несколько капель попало на щеку Гоноры. – Ты должна была выполнять свой долг с самого начала! Я тебя предупреждал, а ты, тупица, меня не послушалась!

– Нет, я делала все, что могла, – пролепетала Гонора, пытаясь вырвать руку, но отчим держал ее крепко.

– Врешь! – Он сильно дернул ее, и Гонора чуть не упала. Его хватка ослабла.

Гонора, спотыкаясь, метнулась в сторону, но недостаточно далеко. Отчим со всего размаху ударил ее по щеке. Щека запылала, Гонора распласталась на земле, вереск рассыпался вокруг. Отчим снова схватил ее за руку и рывком поднял на ноги, не дав отдышаться. Она инстинктивно напряглась, ожидая следующего удара.

– Заботься о своем муже, дочь, а не то ты узнаешь, что такое настоящая боль, – грубо бросил отчим и снова толкнул ее на землю.

Она лежала не шевелясь, пока он не скрылся из виду. Щека по-прежнему горела, а сердце ныло. Гонора никогда не могла понять, почему отчим так сильно ненавидит ее.

Отец умер, когда она была еще младенцем, и она знала о нем только по рассказам матери. Он часто улыбался, рассказывала мама, и ходил с ней на вересковые пустоши. Гонора думала, что новый отец будет таким же, и когда мама вышла за Калума, поначалу радовалась. Калум быстро показал им свою истинную природу, да только было уже слишком поздно. Он заставил их с мамой страдать много лет, и Гонора часто думала – может, мама просто сдалась и умерла, не в силах больше противостоять его жестокости?

Когда Калум скрылся из виду, Гонора встала, отряхнула одежду и собрала рассыпавшийся вереск. В последнее время она не видела отчима и решила, что он занят – наслаждается почетом и привилегиями, которые ему принес ее брак. Почему он вдруг появился? Сплетни он наверняка услышал давно, а вот подошел к ней только сейчас.

Гонора поправила плащ, надела на руку корзинку и прижала холодную ладонь к щеке. Ладонь опалило жаром, и она поняла, что щека, должно быть, ярко-красная. Решат ли люди, что ее ударил муж? И что подумает Каван, увидев ее пылающую щеку?

Нужно немного времени, и багровый след исчезнет; вряд ли кто-нибудь что-нибудь заметит, решила Гонора. Нужно просто укрыться в спальне, пока никто ничего не увидел. Она наклонила голову так, чтобы длинные черные волосы упали на лицо. Все подумают, что она смотрит себе под ноги или, как всегда, погрузилась в собственные мысли. Во всяком случае, Гонора очень на это надеялась. Не поднимая головы, она быстро пошла вперед.

Каван сидел за столом перед очагом и разговаривал с матерью. Отец не ошибся – он сторонился матери со дня возвращения. Но отец всегда бывает прав. Именно поэтому он и стал великим предводителем своего клана, хотя отдавал должное уму жены и ее мудрым советам, и Каван понимал почему. Мать слушала больше, чем говорила, а когда высказывалась, то замечания ее были очень точные.

Он взял мать за руку. Хотя она заметно постарела за время его отсутствия, это сказывалось не столько в морщинах, сколько в ее мудрости.

– Я рад, что вернулся домой.

Она крепко сжала его руку.

– А я как рада, что ты вернулся! Мне очень не хватало наших разговоров.

Каван не удержался и спросил:

– А по Ронану ты скучаешь?

Ее улыбка увяла. Она кивнула.

– Так же сильно, как тосковала по тебе. – И снова улыбнулась. – Он вернется, как и ты, я в этом уверена.

– Ты не веришь, что мы его найдем? – обеспокоенно спросил Каван. Он больше всего на свете хотел отыскать брата и вернуть его домой.

– Нет, я считаю, что Ронан вернется домой сам, без помощи семьи. Я уверена, что такова его судьба.

– Страдать? – Каван покачал головой. – Это бессмыслица.

– Ты воспринимаешь своего брата как человека, которого должен оберегать.

– Он мой самый младший брат. Разве ты забыла, сколько раз я его защищал?

Адди засмеялась и хлопнула в ладоши.

– Разве я могу это забыть? Ты вечно притаскивал его домой пораненного или перепуганного, потому что братья постоянно устраивали какие-нибудь рискованные проказы. Но он больше не маленький мальчик, он мужчина.

Кавану очень захотелось рассказать матери про то, как он в последний раз видел Ронана, как брат взывал о помощи и как он не смог ему помочь, но понимал, что это разобьет ее сердце.

Адди ободряюще похлопала его по руке:

– Ронан вернется домой.

– Я молюсь, чтобы ты оказалась права, мама. – Он все время молился о Ронане. И молился о том, чтобы брат простил его за то, что он не сумел его спасти.

Краем глаза Каван уловил какое-то движение в конце зала, обернулся и увидел жену. Она шла торопливо, опустив голову. Длинные темные волосы закрывали ее лицо. Он много раз видел, как Гонора идет, глубоко погрузившись в свои мысли и не замечая никого вокруг, но никогда не возникало впечатления, что она что-то скрывает.

Каван встал и окликнул жену:

– Гонора!

Она помахала рукой, давая понять, что видит его, и пошла дальше.

– Гонора! – снова крикнул Каван.

Мать встала и незаметно ушла.

Каван удивился и почувствовал досаду – Гонора его просто игнорировала. А ведь она всегда вела себя, как полагается почтительной жене, хотя сам он обращал на нее очень мало внимания, особенно после того поцелуя, подействовавшего на него сильнее, чем Каван готов был себе признаться. Он не хотел вспоминать, до чего этот поцелуй ему понравился. Воспоминание всякий раз вызывало возбуждение.

Гонора уже добралась до лестницы, когда Каван догнал ее, схватил за руку и повернул лицом к себе. Она быстро подняла голову, ее длинные черные волосы взметнулись вверх, а когда шелковистые пряди улеглись на место, Каван увидел, что она скрывала.

Он осторожно прикоснулся к распухшей и покрасневшей щеке. Кто-то поднял руку на его жену!

– Кто это сделал? – яростно спросил он.

Гонора положила свою ладонь на его руку. Прикосновение было нежным, ладонь прохладной, и сочетание этой прохладной ладони с горящей щекой заставило Кавана вздрогнуть.

– Это пустяки.

Он протянул другую руку, взял ее лицо в свои ладони и наклонился так низко, что едва не прикоснулся носом к ее носу.

– Ты моя жена, – заявил он рокочущим от гнева голосом. – Никто – никто – не смеет тебя трогать, кроме меня!

Ее фиалковые глаза, умудрявшиеся всегда разбередить ему душу, молили Кавана оставить ее в покое, но его это не устраивало.

– Ответь мне, Гонора. – Он удивился тому, как спокойно произнес это, потому что внутри все клокотало от бешенства.

Она долго колебалась, но все-таки сказала:

– Я рассердила отчима.

Внутри у Кавана все сжалось.

– Иди в спальню и жди меня там.

Он уже повернулся, чтобы уйти, но Гонора успела придержать его:

– Он ни в чем не виноват.

Каван прикоснулся к ее распухшей щеке.

– Это не имеет значения. Он поднял на тебя руку, и я этого терпеть не намерен.

Она сжала его ладонь сильнее:

– Но то была моя вина!

– Значит, он должен был прийти со своей жалобой ко мне. Он позорит меня своим отношением к тебе. Иди и делай, как я велел. Жди меня в спальне.

Каван повернулся и вышел из замка. С каждым шагом ярость его все усиливалась.

Он нашел свою жертву недалеко от замка. Калум улещивал привлекательную молодую женщину, скорее всего похваляясь перед ней своей мнимой значимостью. Он не понравился Кавану с самой первой встречи, когда Тайнах несколько лет назад подошел к нему с предложением о браке с Гонорой. Казалось, он стремится продать свое единственное дитя, и говорил он только о том, какая она послушная и какой покорной женой будет для своего мужа. Кавану не требовалось от жены тупое послушание. Он стремился найти женщину, равную ему умом и силой духа, которая всегда будет на его стороне.

Эти мысли только добавили масла в огонь уже бушующей ярости, и, поравнявшись с Калумом, Каван обрушил на него все свое бешенство. Схватив его за загривок, Каван швырнул Таннаха на землю и наступил ему на глотку.

Тот извивался под его сапогом и визжал, как свинья, неистово размахивал руками и, задыхаясь, пытался отпихнуть ногу Кавана.

– Ты посмел ударить мою жену?

Калум выпучил глаза и, давясь, попытался что-то сказать.

– Не утруждайся объяснениями, не поможет. Ты не имел на это никакого права! Гонора принадлежит мне.

Калум как мог закивал, вцепившись в щиколотку Кавана и пытаясь освободиться.

– Ударь ее еще раз, и я убью тебя.

Каван убрал ногу. Калум, хватая ртом воздух и кашляя, отполз в сторону. Никто не решился помочь ему.

Каван вернулся в замок. Слух о том, как он защитил свою жену, тут же разлетелся по замку, и люди сочли это добрым знаком. Каван поднялся прямо в свою спальню. Жена соскочила со стула, на котором сидела перед очагом.

– Как часто отчим поднимал на тебя руку? – спросил Каван, не в силах скрыть раздражение. – И не вздумай мяться и придумывать отговорки. Мне нужна правда.

– Так часто, как ему хотелось.

– С самого детства?

– С того дня, как мама за него вышла, – ответила Гонора.

Теперь поведение жены стало ему понятнее, но хотя Каван сочувствовал ее нелегкому жребию, он не мог не досадовать. А если бы его не было рядом, чтобы защитить ее? Опять бы съежилась и начала испуганно хныкать? И если она не в силах защитить саму себя, то что будет с ее детьми? Кто будет оборонять их в случае нужды?

– И ты никогда не пыталась защищаться?

– Моей единственной защитой была покорность, – призналась Гонора.

– Больше этого не будет.

Гонора посмотрела на него с облегчением, и Каван понял – она думает, что теперь ее будет защищать он. Но Каван, хотя и не хотел, чтобы с ней что-нибудь случилось, прекрасно понимал, что не всегда сможет вовремя оказаться рядом с женой – на это его мудрости вполне хватало.

– Спасибо, – негромко произнесла Гонора.

– Пока рано меня благодарить.

Она в замешательстве покачала головой. Каван ударил себя в грудь.

– Я собираюсь научить тебя защищаться.

 

Глава 12

Гонора растерянно смотрела на мужа. Она хорошо его услышала, но не смогла толком понять, что он сказал. И его слова сильно ранили ее. Она знала, что Каван считает ее слабачкой, а теперь он добавил, что она трусиха.

Ей потребовались все ее силы, чтобы перехитрить Калума, и она, путаясь и ошибаясь, в конце концов научилась защищаться единственным доступным ей способом – водя Калума за нос. Гонора никогда не считала себя ни трусихой, ни воином – она просто стремилась выжить.

– Если ты этого хочешь, – наконец произнесла она.

– Ты всегда с такой легкостью идешь на уступки?

Гонора расслышала раздражение в его голосе, но не собиралась переживать еще и из-за этого.

– Ты выразился достаточно ясно. Какой смысл спорить?

– Всегда покорная жена.

– Я выполняю свой долг, – ответила она. Гонора не хотела выглядеть обвиняемой, но, похоже, Каван думал по-другому.

– Может быть, если бы у меня была жена, которую стоит уложить к себе в постель…

Конечно, он не поднял на нее руку, но ей было так больно, словно он ударил ее кулаком. На какой-то миг Гоноре показалось, что Каван поморщился, как будто нанес удар не только ей, но и себе самому. Неужели сожалеет о своих жестоких словах?

Проницательность уже не раз сослужила ей хорошую службу, и Гонора решила и на этот раз положиться на нее.

– Прости мне мою неискушенность, но что делает женщину достойной того, чтобы разделить с ней ложе?

И едва не улыбнулась, увидев его потрясенное лицо. Теперь она нанесла ему жестокий удар, не прикоснувшись к нему и пальцем.

Каван скупо усмехнулся:

– Ты умнее, чем я думал.

Гонора почтительно наклонила голову.

– Я задала вопрос. – Она подняла голову, вздернув подбородок чуть выше, чем требовалось. – Ты можешь ответить?

– Ты в самом деле хочешь, чтобы я ответил?

От собственной дерзости все внутри у Гоноры дрожало, но, как ни странно, внешне она держалась очень спокойно и невинно.

– А как иначе я научусь радовать тебя, если не буду ничего знать?

– Ты хочешь меня радовать? – Он взял ее за руку и осторожно притянул ближе к себе и к теплу очага.

Как это получается, что рядом с ним Гонора одновременно чувствует возбуждение и страх?

– Это мой долг.

Он медленно кивнул, словно подтверждая ее правоту, и наклонил голову, легонько прижавшись своей щекой к ее разгоряченной щеке. Гоноре почудилось, что она услышала, как зашипело горячее, прикоснувшись к прохладному, и отчетливо услышала, как он глубоко вдохнул, зарываясь лицом в ее волосы.

Каван зашептал ей на ухо:

– Аромат женщины.

Гонора его почти не слышала. Она запуталась в чувствах, которые боролись у нее в душе. Ей хотелось отодвинуться от него как можно дальше – и тянуло прижаться к нему как можно сильнее. Бессмыслица какая-то!

Он прижался лбом к ее лбу, провел пальцем по скуле, по шее, вокруг груди и пробормотал:

– Прикосновение к женщине.

Он прильнул к ее губам, начал их покусывать, пока они не затрепетали, спустился к шее, провел губами по плечу, и Гонора потрясенно поняла, что с нетерпением ждет, когда он доберется до ее груди.

– Вкус женщины, – пробормотал Каван, то целуя, то покусывая ее шею до тех пор, пока Гонора не застонала от удовольствия.

Каван негромко засмеялся ей на ушко:

– Звуки, которые издает женщина, достигнув наслаждения.

Гонора ахнула и отскочила в сторону. Рука Кавана метнулась вперед. Он схватил Гонору за запястье и рывком дернул к себе.

– Первое правило самообороны – никогда не думай, что твой противник ведет честную игру. Второе правило – держись от противника на расстоянии…

Гонора вслед за ним опустила взгляд вниз и снова ахнула. Каван приставил к ее животу кинжал.

– Ты даже не заметила, что я вытащил оружие.

– Я не думала, что ты применишь оружие против меня!

– Никогда ничего не предполагай и будь готова ко всему, – отрезал Каван, убирая кинжал обратно в ножны, висевшие на килте.

Значит, это был просто урок, и больше ничего. Запах, прикосновения, вкус – все это вовсе не возбудило Кавана, как возбудило ее саму. Он не считает ее привлекательной, и Гонора ужаснулась, поняв, что он сумел пробудить в ней страсть.

– Я научу тебя защищаться от любого врага.

Гонора кивнула, хотя вовсе не в знак согласия, а потому что именно это он уже и сделал.

– Ты научишься пользоваться оружием и… – Каван почесал в затылке. – Скажи, ты умеешь ездить верхом?

– Конечно, умею…

На его лице отразилось облегчение, но когда она договорила, выражение его лица опять изменилось.

– …только мне редко это удавалось.

– Это мы быстро поправим. Еще я научу тебя проскальзывать мимо людей незамеченной.

Честно говоря, этим искусством она превосходно овладела много лет назад, когда поняла, что лучше всего, если Калум ее вообще не замечает, потому что в этих случаях он не находил к чему придраться и не бил ее.

– Еще я научу тебя, как выжить в лесу.

Гонора решила промолчать и не рассказывать ему, что, вероятно, тут могла бы научить его куда большему – им с матерью нередко приходилось выживать в лесу. Именно поэтому она предпочитала растения и цветы, а не животную пищу, которую забивали к каждодневным трапезам.

В дверь постучались. Гонора открыла, увидела служанку с подносом и вспомнила, что велела принести ужин к ним в комнату. Она потеряла счет времени и не думала, что уже так поздно. Гонора надеялась, что успеет поговорить с Каваном до того, как им принесут поесть.

Она отошла в сторону, впуская служанку.

– Я попросила подать нам ужин в спальню…

– Чушь, – отрезал Каван и махнул рукой служанке, прогоняя ее прочь.

Закрывая за той дверь, Гонора меньше всего хотела, чтобы девушка заметила, как она опять сжалась от неловкости. То, что муж ее в очередной раз отверг, снова подкинет топлива в костер сплетен.

– Ты не будешь стыдливо прятаться от других. Я позаботился о том, чтобы отчим понял – теперь ты принадлежишь мне, и пусть он больше никогда не смеет поднимать на тебя руку.

Очевидно, Каван так и не понял, что Гонора просто хотела устроить для них интимный ужин. Но ведь он, напомнила она себе, вовсе не увлечен ею. Тогда почему ей так показалось, когда он ее поцеловал? Гоноре очень хотелось как следует потрясти головой, чтобы собраться с мыслями, но она побоялась, что тогда придет в замешательство Каван.

– Мы будем ужинать вместе со всей семьей, – заявил Каван.

Чтобы все могли всласть посплетничать над ее затруднительным положением, подумала Гонора, но ограничилась послушным кивком.

– Учиться начнем с утра, после завтрака. – Подойдя к двери, Каван протянул ей руку. – И все поймут, что теперь ты под надежной защитой.

И все поймут, что муж ее отверг.

Весь ужин Гонора сидела и молчала. Адди попробовала разговорить ее, но после нескольких неудавшихся попыток просто похлопала невестку по руке и прошептала, что все будет хорошо.

Гонора ей не поверила. Как все может быть хорошо, если муж откровенно отвергает ее? Кроме того, она сильно встревожилась, не увидев отчима в большом зале. Калум был человеком хвастливым и очень гордился тем, что стал тестем будущего вождя клана. Раз его нет на ужине, значит, он уже что-то замышляет, а Калум никогда не замышлял ничего хорошего. Нужно быть настороже, потому что отчим – человек себе на уме, и уж кому-кому, но ему доверять ни в коем случае нельзя.

Обычно Гонора дожидалась, когда муж скажет, что они уходят. Но сегодня она просто не в силах была выносить косые взгляды и шепотки. Ей хотелось уйти; спрятаться, как подумают все, и упиваться жалостью к себе. На самом деле она просто хотела успокоить мысли и сердце.

Гонора осторожно притронулась к руке сидевшего рядом мужа.

– Каван…

Он обернулся, глядя не на нее, а на ее руку, лежавшую у него на локте, и только через несколько секунд поднял глаза на Гонору.

– Мне нездоровится…

– Что случилось? – обеспокоенно спросил он, взяв ее за руку.

Его темные глаза наполнились волнением, но, может быть, это просто игра пламени в очаге. Гонора посмотрела ему в глаза, но волнение никуда не делось. Более того, оно сменилось тревогой.

– Гонора? – взволнованно произнес Каван.

Она опустила голову, едва заметно качнув ею. Ну что он с ней делает? То кажется, что ему на нее вообще наплевать, а в следующий миг он выглядит так, словно до смерти тревожится за нее.

– Я позову лекаря, – сказал Каван и уже хотел встать, но Гонора остановила его, потянув за руку.

– Я просто очень хочу спать, вот и все. – Она совсем не хотела расстраивать мужа.

– Ты сегодня ужасно устала на вересковой пустоши, – озабоченно сказал Каван.

Гонора не собиралась говорить ему, что бродит по пустоши много лет и ни за что не устанет от этих прогулок. Гораздо проще оставить все как есть. Пусть думает что хочет.

Наклонившись к нему, она прошептала:

– Можно мне уйти?

И вздрогнула, увидев, что в его глазах зажглась страсть, и тут же молча отругала себя за то, что придумала такую нелепость. Однако как объяснить этот блеск, тот огонь, что вспыхнул в его темных глазах?

Каван прижался щекой к ее щеке и пробормотал ей на ухо:

– Хочешь, чтобы я отнес тебя на руках?

Его жаркое дыхание овевало шею Гоноры. Не держи она себя в руках, непременно обмякла бы, прижавшись к нему. Что же это такое? Он намекает на любовные игры или просто ведет себя, как подобает хорошему мужу? А если она согласится, не отвергнет ли он ее опять, едва они переступят порог спальни? И она опять выставит себя полной дурой?

Гонора, не в силах выдержать новое унижение, чуть слышно, хотя и с некоторым сожалением, ответила:

– Нет, я дойду сама.

Каван отодвинулся от нее, посмотрел обвиняющим взглядом и произнес:

– Как хочешь.

Гонора заколебалась, ведь хотела она вовсе не этого. Она хотела, чтобы муж предъявил свои супружеские права и скрепил их брачные обеты. Но он сам ясно дал ей понять, что не хочет ее, и сам отверг. Чего же он теперь от нее ждет?

– Передумала? – поддел ее Каван.

Его усмешка раздосадовала Гонору.

– А ты? – уколола его она, вспыхнула и вышла из зала.

Гонора думала, что Каван, рассердившись, пойдет за ней следом, но позади не было слышно его тяжелых шагов. Каван слишком крупный и плотно сбитый, чтобы она его не услышала. Хотя чуть раньше он ей сказал, что научит ходить, чтобы никто не замечал…

Эта мысль заставила Гонору замереть и прислушаться. Прошло несколько минут. Никого не услышав и не увидев, Гонора стала дальше подниматься по лестнице.

Она разделась, быстро нырнула в уютную светло-голубую ночную рубашку из мягкой шерсти и забралась под одеяло. Гонора не понимала, почему чувствует себя в постели в безопасности. Может быть, потому, что Каван ни разу не попытался лечь рядом? С того самого первого дня вот уже целый месяц он спал на полу.

Гонора пыталась понять, почему он это делает, и не хотела думать, что Каван предпочитает спать на полу только потому, что не хочет делить с ней постель. Однако в любом другом объяснении не было никакого смысла.

Она зевнула. Веки отяжелели. Гонора порадовалась, что вот-вот заснет и не будет больше размышлять и тревожиться. «Я стану свободной хотя бы ненадолго», – подумала она, уютно сворачиваясь под одеялом.

Она проснулась с ощущением, что кто-то ее разбудил. Гонора немного полежала, ожидая, что этот кто-то снова толкнет ее, но тут услышала странные звуки – то ли стон, то ли мяуканье, трудно сказать, – однако в одном она была уверена – кто-то очень страдает.

Наверняка в комнату не могло прокрасться никакое животное, а это значит…

Гонора повернулась на бок и перегнулась через край кровати. Ее муж лежал на полу перед очагом, как делал это ночь за ночью, только сегодня сон его был тревожным. Каван дергался всем телом, а странные звуки становились все громче.

Ему снится кошмар. Он сбросил с себя одеяло и весь дрожит. В комнате и в самом деле было прохладно. Гонора обратила внимание на то, что огонь в очаге почти погас. Неужели Каван забыл подбросить в него дров? Он всегда заботился о том, чтобы поддержать огонь, прежде чем уснуть. Неужели он был настолько занят своими мыслями, что не обратил на это внимания? А если да, то о чем же он думал?

Как бы Гоноре хотелось с ним поговорить! После смерти мамы у нее не осталось ни одного друга. Калум гнал прочь любого парня, проявлявшего к ней хоть какой-то интерес, и отпугивал любую девочку, желавшую подружиться с ней. И ему удалось сделать так, что Гонора осталась совершенно одна.

Как ей не хватало друга – доброго друга, надежного друга; и как чудесно было бы, если бы таким другом стал ее муж.

Его жалобный стон заставил Гонору выскочить из постели. Каван лежал с босыми ногами и голыми плечами (килт прикрывал то, что было посередине) и дрожал без остановки. Она тихонько подошла к мужу, подняла шерстяное одеяло, валявшееся скомканным у его ног, и осторожно укрыла Кавана.

Теперь его трясло не так сильно, но все-таки он дрожал. Гонора на цыпочках обошла его и подкинула в огонь пару поленьев. Когда полено громко затрещало, она быстро отскочила назад. Не хватало еще, чтобы Каван проснулся и увидел ее. Но треск его не разбудил.

Гонора отошла подальше и пригнулась – недавно муж сам учил ее поступать так в присутствии врага. Пока она не знает точно, друг он ей или враг, и не хочет, чтобы он смог дотянуться до нее, если вдруг проснется. Его ресницы трепетали, а губы подергивались, и хотя он перестал дрожать и стонать, сон все равно оставался беспокойным.

В отблесках пламени шрам на лице у Кавана казался красным и воспаленным. Гонора поежилась, представив себе, что ему пришлось пережить. Он никогда не рассказывал о том, каково ему пришлось в плену у варваров. Гонора полагала, что с отцом и братьями он подробностями поделился, хотя, вернувшись, он проводил с ними не так уж много времени. Каван сторонился людей, как и она сама.

Шрам на лице говорит о том, что его мучили, но сколько у Кавана никому не видимых шрамов, принесших гораздо больший ущерб, думала Гонора. Уж кто-кто, а она слишком хорошо знала, что такое невидимые шрамы – она страдала от них много лет.

Гонора осторожно протянула руку и ласково убрала со щеки мужа упавшую прядку волос. Если бы она могла прикоснуться к нему и облегчить его боль! Она и сама мечтала, чтобы кто-нибудь облегчил ее боль. Каван не проснулся, и Гонора осмелилась погладить его по волосам. Они оказались густыми и сильными, в точности, как ее.

Каван тяжело вздохнул, и Гонора проворно отодвинулась в тень. Она почти не дышала, чтобы муж не догадался, что она рядом. Но Каван не проснулся. Она заметила, что теперь он спит спокойно, и понадеялась, что это она помогла ему преодолеть тревогу.

Как было бы хорошо, если бы этот мужчина стал ей настоящим мужем. У них настала бы хорошая жизнь, а иначе и он, и она обречены на одиночество. Но как можно убедить его, как заставить Кавана увидеть, сколько мудрости в этом решении?

Он снова пошевелился, но не проснулся.

Гонора в одиночку боролась с тем, что считала своим неумением быть женой и женщиной, и ей не к кому было обратиться. Как ей не хватало умершей матери! Только она всегда была ее советчицей и помощницей, и только она беззаветно любила Гонору.

Адди очень добра к ней и часто пытается поговорить, но что можно обсуждать с Адди? Ведь она в первую очередь мать Кавана, и между матерью и сыном существует сильная связь, как когда-то между ее матерью и ей самой.

Гонора ласково посмотрела на Кавана, печально улыбнулась и прошептала:

– Мы можем быть счастливыми, ты и я, если только…

Каван не шелохнулся. Он ее не слышит, да она и не собиралась говорить ему это, хотя в глубине души надеялась, что ее слова когда-нибудь все-таки дойдут до него.

Гонора встала, пошевелила затекшими ногами, кинула на мужа последний взгляд и вернулась в постель. Нырнув под одеяло, она все-таки перегнулась через край кровати и еще раз посмотрела на Кавана.

 

Глава 13

Каван потянулся, подвигал плечами, выгнул спину и вдруг рывком сел. Взгляд метнулся к кровати. Точно! Она пустая. Как это Гоноре удалось выйти, что он ее даже не услышал? Каван покрутил головой и кашлянул, маскируя смешок. Он вспомнил, что собирался учить Гонору незаметным передвижениям. А ведь она, похоже, давно овладела этим искусством.

Он встал, снова потянулся, разминая затекшие конечности, и внезапно замер, глядя вниз, на валявшееся у ног скомканное одеяло. Каван силился припомнить.

Воспоминание настигло его, как сильный удар в живот. Каван даже отшатнулся. Он проснулся среди ночи, заботливо укрытый, в очаге пылал огонь… Да, и он увидел, что жена смотрит на него, перегнувшись через край кровати.

Это она укрыла его одеялом?

Каван поднял его и потер мягкую шерсть. Теперь он вспомнил, как метался во сне, как скинул одеяло, как мерз и дрожал, потому что в очаге едва тлели угли. Каван выругался. Ну как можно было забыть подкинуть поленьев в огонь? Он утопил свои горести и вожделение к жене в спиртном. Вчера вечером он предоставил ей право выбора – а она отвергла его, и это ранило сильнее, чем ему хотелось в этом признаться; сильнее, чем он готов был чувствовать. После этого он напился с отцом и братьями, поссорился с ними из-за поисков Ронана, с отвращением ушел и с трудом доковылял до спальни. Сорвав с себя рубашку и обувь, он рухнул на пол перед очагом и прикрылся одеялом.

Каван вспомнил, как метался во сне, как скинул одеяло. Вспомнил сон – нет, кошмар – о своем плене. Время, проведенное им у варваров, безжалостно преследовало его.

Так почему же он проснулся, укрытый одеялом? А жена смотрела на него с кровати, и в очаге пылал огонь? Это открытие испугало Кавана, заставило его думать, что он сошел с ума, раз верит в такое.

О нем позаботилась жена. Она укрыла его одеялом и снова разожгла огонь.

Почему?

Его никак нельзя назвать хорошим мужем, и все-таки она о нем заботится.

Почему?

Он не обращает на нее внимания, разговаривает с ней небрежно, и все-таки она ухаживает за ним.

Почему?

Она его жена, и это ее долг.

Каван покачал головой. Нельзя сказать, что он хорошо знает свою жену, но все же ему кажется, что он про Гонору кое-что понял – она заботлива, и у нее доброе сердце. Она хорошая и благородная женщина. Так почему же он отвергает ее?

Каван что-то заворчал. Это ворчание родилось глубоко у него в груди, стало подниматься наверх и вырвалось наружу разъяренным рыком. Зачем бороться с собой? Зачем отвергать жену? Зачем отказываться от хорошей жизни?

Ронан.

Он чувствует себя виноватым в том, что брата взяли в плен, и не может избавиться от этого чувства. Он был обязан защитить Ронана, обязан спасти его от варваров. Он никогда не забудет взгляда своего самого младшего брата, когда варвары поволокли его прочь.

Взгляд Ронана был исполнен безумного страха.

Каван потряс головой, прогоняя болезненные воспоминания.

Он не заслуживает жизни, тем более хорошей жизни, до тех пор, пока не найдет брата и все не исправит. Он не заслуживает Гоноры и ее доброты. А вот Гонора имеет право на защиту. И если его не окажется рядом в нужный момент, он должен сделать все возможное, чтобы она сумела позаботиться о себе сама.

Сегодня он преподаст своей жене первый урок самообороны.

Каван неторопливо оделся. Он знал, что Гонора где-нибудь недалеко. И будь она хоть на вересковых пустошах, хоть на кухне, хоть в мастерской – она там наверняка одна. В своем роде Гонора очень походит на него – на Кавана, в которого он превратился в последнее время. Она ищет уединения и сторонится людей.

Они и в самом деле странная пара, но очень подходящая друг другу. При этой мысли Каван чуть не фыркнул. Будь он честен с самим собой, давно бы признал, что Гоноре уже несколько раз удалось заставить его улыбнуться.

Впрочем, улыбка тут же исчезла – не время для легкомыслия. Нужно думать только о поисках Ронана и о том, чтобы жена научилась защищаться.

Когда Каван вошел в почти опустевший большой зал, за столом у очага сидел Артэр. Те несколько человек, что еще оставались в зале, поспешно ушли, едва Каван подошел к брату. Нет сомнения, что Артэр специально дожидался его прихода.

– Можно мне поесть до того, как ты набросишься на меня с кулаками? – спросил Каван, усаживаясь напротив.

Артэр ухмыльнулся:

– О, теперь я слышу того брата, которого хорошо знаю!

– Его больше не существует, – отрезал Каван.

– Не согласен. Может быть, мой брат сражается с неизвестными мне врагами, но он все еще остается моим братом, и я буду биться рядом с ним до самой смерти, попросит он об этом или нет.

– Я сам могу вести свои битвы, – вспылил Каван.

– Мне помнится, мы чаще сражались бок о бок, чем поодиночке.

– Чего ты от меня добиваешься? – раздраженно спросил Каван.

– Хочу, чтобы вернулся мой брат.

– Я вернулся, – коротко бросил Каван.

Артэр покачал головой:

– Ничего подобного. Ты сторонишься всех вокруг и постоянно дуешься…

– Я не дуюсь!

– Дуешься, как избалованный ребенок.

– Предупреждаю, Артэр, думай, что говоришь!

– Что, правда ранит?

– Да что ты знаешь о правде? – вскипел Каван и так сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев.

– Ну просвети меня, – предложил Артэр.

Каван чуть не зарычал от злости. Да как смеет брат относиться к нему столь непочтительно? Как он смеет судить его? Как он смеет…

Каван глубоко вдохнул и выдохнул, и гнев слегка утих, хотя не совсем – на это потребуется время. Кроме того, там, у него внутри, живет зверь, который может запросто поселиться там навеки. Каван точно знал, что Артэр не заслуживает его гнева – тот просто хочет понять, что происходит. И все-таки он не знал, сможет ли все толково объяснить брату. Не знал даже, готов ли он к этому разговору.

Артэр всегда был человеком здравомыслящим. Он почти всегда умел отыскать нужное решение, когда все остальные опускали руки. Каван много раз полагался на его практичную натуру, и Артэр никогда его не подводил, как не подводил и других. Разве он сможет понять, что Каван считает себя конченым неудачником?

– Ты не поймешь, – ответил он, посмотрев на брата.

– Раньше понимал. Почему ты считаешь, что на этот раз будет иначе?

– Потому что на этот раз все по-другому.

– Только потому, что так решил ты? Раздели со мной ношу, которая так тяжко давит тебе на плечи, и я помогу тебе нести ее.

В этом был весь Артэр, готовый взять на себя чужие заботы и помочь их разрешить, и будь оно все проклято, если он не найдет решения! Но не всегда решать должен брат. Это ноша его, Кавана, и только его.

– На этот раз это только моя ноша, брат.

– Вслушайся в то, что ты говоришь, брат! Братья помогают друг другу. Мы можем ссориться, спорить, даже надавать друг другу тумаков, из-за мелких глупостей не всегда относимся друг к другу с любовью, но мы братья, а это значит, мы всегда поддерживаем друг друга!

– Как я Ронана?

– Ты сделал то, что мог, и…

– Я должен был сделать больше! – заорал Каван.

– Ты не сторож Ронану.

Каван угрюмо рассмеялся:

– Ты сам себе противоречишь.

– Ты кое-что пропустил мимо ушей. Я сказал, что буду всегда рядом с тобой, попросишь ты меня об этом или нет. Я не говорил, что встану перед тобой или позади тебя. Рядом. Ты продолжаешь считать Ронана маленьким братишкой, который нуждается в твоей защите. А ведь Ронан – воин, и он сделает все необходимое для того, чтобы выжить и вернуться домой, как сделал ты. Поэтому перестань жалеть себя!

Артэр, покачав головой, встал и вышел из зала.

Каван не смотрел вслед брату. Он невидящим взором уставился в очаг. Что Артэр может знать? Его там не было. Он не слышал, как щелкает хлыст, прежде чем опуститься тебе на спину и разорвать плоть. Он не знает, что такое грязь и вонь, в которых приходится существовать; не знает, чем ты вынужден питаться, чтобы выжить; не знает, что такое холод, проникающий в самые кости и заставляющий тебя непрерывно дрожать. А ведь были еще крики и мольбы тех, кого пытали, и эти пронзительные вопли звенели в твоих ушах и после того, как несчастные жертвы умирали – а ты думал, не мог ли один из них быть твоим братом, и молился, чтобы этого не случилось.

Каван тряхнул головой, прогоняя воспоминания. Им всегда сопутствовала ярость, и хотя однажды он сможет воспользоваться ею, чтобы отомстить, Каван все же понимал, что не стоит слишком сильно за нее цепляться – это не принесет ему ничего хорошего. Она уже стала причиной его одиночества. Он отдалился от семьи и друзей, от всех, кто его окружает. И в первый раз после своего возвращения Каван не захотел чувствовать себя посторонним. Он собирался найти жену и научить ее выживать на случай, если его не будет рядом. На случай, если он подведет ее, как подвел брата.

Каван нашел Гонору в конюшне, рядом с выводком маленьких щенят недель пяти от роду. Они переползали через ее скрещенные ноги, возились в сене, а она смеялась. Они весело виляли крохотными хвостиками, а вместо отважного лая издавали смешной писк.

Гонора взяла на руки одного из щенков, черного и упитанного. Похоже, она выделяла его из всех, да и он к ней льнул. Щенок прыгал к ней на грудь, лизал ее щеки, а Гонора прижимала его к груди и целовала в мордашку.

Каван притаился в тени. Щенок подобрался ближе к нему, припал грудью к земле, замахал хвостом и заскреб лапами землю, а потом тявкнул, предупреждая Гонору о чужаке. Каван наклонился и взял щенка на руки.

Малыш так перепугался, что на несколько мгновений замер, но потом атаковал пальцы Кавана, грызя их своими крохотными зубами, которыми не мог даже поцарапать кожу. Он извивался и протестующе тявкал, но вырваться не мог. Щенок попал в плен.

– Ты его пугаешь, – сказала Гонора, торопливо вскакивая на ноги. Остальные щенки почуяли опасность и куда-то попрятались.

– Тихо! – сурово приказал Каван щенку. Малыш испуганно замер.

– Ты его напугал! – сердито повторила Гонора, подбегая к Кавану. – Отпусти сейчас же!

В ту же секунду она попалась, как до этого попался щенок. Каван обхватил ее одной рукой за шею, а другой – за талию, прижав Гонору спиной к себе. Щенок, снова оказавшийся на земле, храбро пытался помочь Гоноре, кусая башмаки Кавана и тявкая.

Каван легонько пнул его ногой. Малыш с визгом убежал.

Гонора сильно ткнула Кавана локтем в бок и попала.

– Храбро, но глупо, – произнес он ей в ухо. – Теперь ты только разозлила нападавшего, и он тебе отомстит.

– Ты сделал больно щенку! – возмущенно воскликнула Гонора.

– Ты совсем не думала о себе, а только о щенке, и поэтому я смог так легко схватить тебя. Ты не продумала свои действия, просто разозлилась и кинулась вперед. Первое правило любого сражения – не позволяй гневу командовать. Это неразумный предводитель.

Каван почувствовал, что Гонора несколько расслабилась в его руках, поняв, что он просто учит ее.

Он усилил хватку, сжав ее крепче. Гонора ахнула и вцепилась в его руку у себя на шее.

– Никогда не ослабляй оборону рядом с врагом, – произнес Каван и внезапно отпустил жену.

Она пошатнулась и отпрянула в сторону. Рядом тут же появился черный щенок и затявкал на Кавана, высунув нос из убежища – из-под коричневой юбки Гоноры.

– Тихо! – скомандовал Каван, и щенок опять спрятался к ней под юбку.

– Когда он вырастет, будет меня защищать, – заступилась Гонора за щенка.

– Только если ты обучишь его, как тебя учу я.

Гонора поколебалась.

– Я бы хотела его обучать.

– Хочешь, чтобы он принадлежал тебе? – спросил Каван, ощутив нелепый укол ревности. Ну как можно ревновать к щенку?

– Если ты не против.

«Жаль, что ей недостает силы духа объявить щенка своим, несмотря на любые мои возражения», – подумал Каван, но до него тут же дошло, что именно это она и делает, просто хочет, чтобы он подумал, будто она нуждается в его одобрении.

Каван улыбнулся, поняв, что знает свою жену лучше, чем она может предположить.

– Ведь ты все равно возьмешь его себе, правда?

Гонора наклонилась, вытащила щенка из-под юбки и крепко обняла, прижав к груди. Малыш в восторге от ее внимания облизал ей щеки.

– Да. Он просто неотразим!

– Обучи его, и он твой, – предложил Каван.

– Он будет учиться вместе со мной, – уверенно ответила Гонора, хотя поцелуи, которыми она осыпала щенка, заставляли Кавана сильно в этом сомневаться. Кроме того, он опять ощутил укол ревности.

– Начнем прямо сейчас. Щенок еще слишком маленький. Его можно начинать учить только после того, как отлучишь от матери.

Гонора кивнула и улыбнулась, глядя на щенка. Он был слишком игривым, чтобы долго удерживать его на руках. Она поставила его на землю, и малыш резво побежал к остальным.

– И каков мой сегодняшний урок?

– Понять, что враг постарается использовать против тебя любые средства.

– Ты имеешь в виду мою любовь к щенку?

– Точно. Как только я увидел, как ты к нему относишься, то с легкостью воспользовался им, чтобы подобраться к тебе.

Ее фиалковые глаза напряженно смотрели на него, и ничего хорошего в этом не было – этот странный цвет все время будоражил Кавана.

– А как мне вырваться из такого захвата?

Он держал ее крепко, это правда. Он так сильно прижал ее к себе, что ощущал, как она дышит, чувствовал ее страх, вдыхал ее женственный аромат, мгновенно опьянивший его. Все это было ему теперь знакомо – и так влекло к себе. Вот почему он так резко отпустил ее. Он просто не мог удерживать ее, потому что боялся не удержаться и попробовать, какова она на вкус.

– Неужели твое молчание говорит о том, что вопрос тебя озадачил? – поддразнила его Гонора, и Кавану это понравилось. Похоже, она все-таки обладает отвагой.

Он усмехнулся:

– Это ты должна быть озадачена. Как, по-твоему, ты можешь выпутаться из такого положения? Мужчина гораздо сильнее и крупнее тебя. Как ты вырвешься из его хватки?

Гонора задумчиво походила по конюшне.

– Можем мы снова встать в такую же позицию?

– Конечно, – ответил Каван, и через мгновение она снова распласталась по нему. Впрочем, на этот раз его руки не так крепко сжимали ее шею и талию. Каван уговаривал себя, что сделал это не потому, что боялся потерять рассудок, а ради ее удобства.

Гонора стала делать глубокие вдохи, словно ей не хватало воздуха. Тело ее отяжелело, ягодицы прижались к его чреслам и вдавливались все сильнее при каждом новом вдохе. Она пыталась вырвать руку, извивалась, лягалась, и с каждым ее рывком мужское естество Кавана делалось все тверже, и наконец…

В следующее мгновение он опрокинул ее на спину на рассыпанное по полу сено, а сам оказался сверху. Гонора потрясенно распахнула глаза, грудь ее высоко вздымалась. Каван распластался на ней, крепко удерживая ее запястья одной рукой.

– Сейчас я покажу тебе, чем могут закончиться твои неумелые попытки вырваться.

Другая его рука метнулась вниз, высоко задрала ее юбку и начала гладить нежную плоть бедер. Каван с большим трудом заставил себя остановиться и не двигаться выше.

– Видишь, что с тобой могут сделать? – тяжело дыша, спросил он.

Ее груди прижимались к нему, щеки раскраснелись, она прерывисто дышала, а фиалковые глаза о чем-то умоляли.

– Вырваться ты уже не сможешь, – сквозь стиснутые зубы процедил он, борясь со своей страстью и желанием взять Гонору здесь и сейчас. Она его жена. Он имеет на это полное право, да только у него нет права пугать ее.

Тяжело дыша, она кивнула. Ее страх сделался осязаемым.

Поняв это, Каван застонал и прижался лбом к ее лбу.

– Я убью любого, кто посмеет прикоснуться к тебе, – сказал он. – Ты принадлежишь мне.

 

Глава 14

Гонора сидела в комнате для шитья, крепко обхватив себя руками, и смотрела в пляшущие в очаге языки пламени. Ее сильно знобило. Она не помнила, как дошла из конюшни до замка – голова была занята мыслями о том, что только что произошло между ней и Каваном. Ее потрясло, как быстро она оказалась на полу, а Каван – на ней. И как будто этого недостаточно, он прикоснулся к ней в интимных местах. Но хуже всего было то, как она себя при этом чувствовала.

Гонора снова задрожала, хотя вовсе не от холода, а от собственного отклика на прикосновения мужа и понимания – он никогда не сделает ей больно и не возьмет силой. Гонора знала, что он порядочный человек. Она знала это даже раньше, чем впервые встретилась с ним. Жители деревни всегда отзывались о нем с уважением. Он доказал свою отвагу решимостью отыскать брата Ронана, и ее, Гонору, он действительно оберегал. Даже пошел вслед за ней в лес, хотя считал, что он заколдован.

Гонора думала, что с его стороны было очень храбро отправиться к ней на выручку, несмотря на то что соплеменники сплетничают о его странном поведении после возвращения из плена и наверняка начали сплетничать о том, что он сумел вернуться из заколдованного леса невредимым.

Да еще и тот поцелуй, о котором она никак не может забыть. Гонора провела пальцем по влажным губам, припоминая вкус этого поцелуя. Тогда от охватившего ее трепета она не хотела, чтобы Каван останавливался. Она опустила руку и снова крепко обхватила себя, пытаясь унять дрожь.

Ей понравился не только поцелуй, но и прикосновения Кавана. Мысль встревожила Гонору и одновременно вызвала восхищение, окончательно сбив ее с толку.

И это его заявление: «Ты принадлежишь мне, и я убью любого, кто посмеет прикоснуться к тебе». Похоже, она все-таки нужна ему. Наконец-то Гонора принадлежит человеку, который к ней небезразличен и готов ее защищать. Она не испытывала такого ощущения покоя с тех пор, как умерла мама. Выживать наперекор жестокости отчима приходилось в одиночку, а теперь в этом нет необходимости. У нее есть муж, который будет ее защищать, и семья, которая, кажется, готова о ней заботиться, пусть даже только из чувства долга.

Этот брак оказался удачным во многих отношениях. У Гоноры в мыслях не было, что когда-нибудь ей придется благодарить отчима за то, что он устроил этот союз, но если подумать хорошенько, то замужество оказалось самым лучшим событием в ее жизни!

Теперь осталось убедить мужа понять разумность их брака и, конечно же, скрепить обеты.

Дверь, скрипнув, отворилась, Гонора обернулась и увидела плотный носик черного щенка, просунувшийся в щель. Заметив Гонору, он помчался к ней со всей скоростью, которую позволяли его коротенькие лапки.

Гонора села на пол, скрестив ноги, и щенок прыгнул, хотя на самом деле просто перевалился через ее ноги. Упершись лапами ей в грудь, он начал лизать подбородок Гоноры, радостно виляя хвостом.

– Да как же ты сумел…

– Мне показалось, что малыш без тебя тоскует, и я решил сводить его в гости.

Гонора с изумлением увидела в дверях Кавана. Он стоял, прислонившись к косяку и скрестив на широкой груди руки.

– В конце концов, он ведь твой.

Ее лицо засветилось от восторга.

– Правда? И ты не против?

– Мне нравится мысль, что рядом с тобой будет еще какой-нибудь защитник, кроме меня. Кто-нибудь, кому я могу безусловно доверять.

– Ты поможешь мне обучить его. – Это прозвучало не вопросом, а утверждением. Гонора смотрела, как щенок, подобравшись к корзинке с шитьем, попытался запрыгнуть внутрь, но только опрокинул корзинку и шлепнулся сам.

Каван вошел в комнату и вытащил щенка из груды рассыпавшихся лоскутов.

– Думаю, ему потребуется много занятий.

Гонора улыбнулась. Похоже, щенок уже привязался к Кавану. Он его больше не боится, да и Каван относится к нему совсем по-другому – более дружелюбно и ласково.

– Мне тоже, – храбро заявила она. – С первым заданием я не справилась.

Каван осторожно бросил щенка Гоноре на колени и сел рядом с ней на пол, согнув колени и положив на них руки. У Гоноры перехватило дыхание, когда пламя очага осветило его грубоватое лицо.

– Самое главное то, что ты старалась, – произнес Каван.

– Ты преподал мне неоценимый урок, – негромко произнесла она, наслаждаясь глубиной и яркостью его темных глаз. В этой темной глубине была не только сила, но и достоинство, и – как осмелиться признать это? – искра страсти.

– И что за урок?

– Думать прежде, чем прыгать, – мягко улыбаясь, ответила Гонора.

– Мудрая тактика для любого воина.

– Лахлан считает меня воином, – произнесла Гонора, поглаживая щенка, уютно устроившегося у нее на коленях.

– Лахлан проницателен, особенно когда дело касается женщин.

– Он волочится за каждой, – хихикнула Гонора.

– Ты заметила?

Гонора закатила глаза:

– Нужно быть слепцом, чтобы не заметить этого, хотя мне кажется, что женщины предпочитают Артэра, потому что он очень красивый.

– Ты считаешь моего брата красивым? – резко бросил Каван.

Гонора удивилась, услышав уязвленную нотку.

– Я сказала вслух о том, что очевидно и о чем знают все.

Каван усмехнулся, но ей показалось, что сделал он это довольно неохотно.

– Ты права. Думаю, я просто ревную.

Это поразило Гонору, и она быстро спросила:

– Это почему же?

– Артэра ты считаешь красивым. А меня?

Гонора мягко улыбнулась и потупилась.

– Мне нравится твой облик.

Каван приподнял ее подбородок одним пальцем.

– Правда?

– Да. И твои черты мне о многом говорят.

Он убрал палец.

– И о чем именно они тебе говорят?

Гонора храбро придвинулась ближе к мужу и провела пальцем по морщинкам в углах его глаз.

– Эти морщинки говорят о мудрости твоих мыслей и решений. – Палец, едва прикасаясь, спустился к подбородку. – Подбородок выпирает вперед как раз настолько, чтобы я поняла – ты можешь быть очень упрямым.

В его глазах заплясало веселье, но он промолчал. Палец небрежно обвел губы.

– Вот эти неглубокие веерообразные морщинки вокруг рта говорят, что ты не часто высказываешься в гневе, зато крепко держишь свое слово и думаешь, прежде чем говоришь. – Она вернулась к глазам, ласково проведя пальцем под каждым из них. – Цвет твоих глаз становится то ярче, то темнее в зависимости от настроения. – Гонора понизила голос до шепота. – И от страсти. – Она быстро переместила палец к шраму и, прикасаясь, как перышком, провела по всей его длине. – Шрам говорит о твоей силе и мужестве. – Гонора едва не поежилась, представив, какую боль ему пришлось перенести, но спрашивать не стала. Зачем напоминать об ужасных переживаниях? Палец торопливо спустился вниз по носу. – А это? – Она шутливо стукнула по кончику носа. – Это мне ни о чем не говорит.

Гонора засмеялась и отодвинулась от Кавана. Сердце бешено колотилось, а пронизывающий холод сменился все усиливающимся жаром. Господи, как ей хочется поцеловать его, снова попробовать его на вкус, хотя, когда она только прикоснулась к нему, ей этого не хотелось. Она просто собиралась ответить на его вопрос и никак не думала, что эти невинные прикосновения разожгут в ней такую страсть.

А в нем?

От этой мысли на лице появилась широкая улыбка, и Гонора внимательно взглянула на Кавана. Он сидел неподвижно, вообще не шевелился, просто смотрел на нее, однако грудь его вздымалась немного быстрее, чем всегда, если, конечно, глаза ее не подводят. Или ей просто этого хочется?

– Я достаточно полно ответила на твой вопрос? – поинтересовалась Гонора, нарушив неловкое молчание.

Каван кивнул. Гонора думала, что он промолчит и сейчас, однако он заговорил:

– Ты изучаешь меня гораздо пристальнее, чем я предполагал.

– А как иначе я узнаю что-нибудь о своем муже?

– А ты хочешь узнать обо мне больше? – удивился он.

– Ну да! Ты мой муж. Нам придется провести вместе много лет. Я бы предпочла дружбу, а не вражду.

– И ждешь того же от меня?

Гонора с облегчением услышала в его голосе вопрос а не обвинение. Значит, он не думает, будто у нее нет на это права.

– Я надеялась… – Она замолчала, не зная, стоит ли ей говорить о своих надеждах, или же просто принять все, как оно есть. В конце концов, их поженили по договору. Предполагалось, что она будет хорошей женой, выполняющей свой долг, но это не значит, что они с Каваном не могут стать друзьями. – Я надеялась, что тебе этого тоже захочется.

Похоже, он мысленно взвешивал ее слова, даже задумался над ними – видимо, до сих пор он об их браке толком и не думал, и эта мысль потребовала внимания.

Гонора начала гладить щенка. Они так легко подружились, но с другой стороны – они ничего особенного друг от друга и не ждали.

– Мы с тобой муж и жена, – заявил Каван, словно это все проясняло.

– Это не делает нас друзьями. Ты не хотел на мне жениться.

– Но теперь ты моя жена.

– Значит, у тебя нет другого выбора, как только стать моим другом? – спросила Гонора.

– У нас нет другого выбора, как только быть мужем и женой.

– Но мы может стать друзьями. – Этот выбор может быть для них обоих началом – началом доброй дружбы; и если больше ничего не получится, этого у них все равно никто не отнимет.

– Это для тебя так важно?

На что они могут рассчитывать, если Каван не может заставить себя просто подружиться с ней? Неужели она ему до такой степени неприятна? Гонора понимала его нежелание и даже гнев – вернуться домой и обнаружить, что ты женат на женщине, которую не выбирал. Но пусть Каван, не имея выбора, вынужден был смириться со случившимся, теперь у него есть выбор – как жить со всем этим… и с ней, с Гонорой.

– А для тебя нет?

– Как я уже сказал, мы муж и жена, и этого не изменить. Какое значение имеет дружба?

Гонора уже хотела начать спорить, но к чему хорошему это может привести, если Каван не видит смысла в дружеских отношениях? Ему достаточно того, что она его жена. Очевидно, большего ему не требуется.

Так зачем пытаться этого большего добиться? Каван будет обеспечивать и защищать ее, потому что это его долг. А друзей придется искать в другом месте.

Гонора подняла спящего щенка и прижала его к груди.

– Он станет моим другом.

Каван нахмурился:

– Нужно отнести его к матери, чтобы он поел.

– Я отнесу.

– Нет! – рявкнул Каван. – Занимайся своим шитьем, я сам позабочусь о щенке.

– И все-таки я хочу сделать это сама, – возразила Гонора, отодвинулась в сторону от протянутой руки Кавана и попыталась встать, не спуская щенка с рук.

Каван шагнул вперед, обхватил ее за талию и поднял вверх. Гонора пошатнулась, но Каван удержал ее, не потревожив спящего щенка.

– На улице холодает…

– Легкий морозец мне не повредит, – отозвалась она и отошла от мужа.

Гонора не смогла бы объяснить, почему спорит с ним. Она могла просто позволить ему отнести щенка к матери и все-таки возражала, желая сделать это сама. Или ей раз в жизни захотелось сделать так, как хочется, а не так, как велено?

Странная мысль. Ведь она всю свою жизнь поступает так, как ей велят. Но на этот раз она чувствовала, что отвечает за щенка, и хотела сама о нем заботиться.

– Разве я не приказал тебе оставаться здесь? – строго спросил Каван.

Щенок проснулся, зевнул, глянул на Гонору и замахал хвостиком.

– За этого щенка отвечаю я, – более решительно, чем намеревалась, отрезала Гонора.

– Нет, если я запрещаю.

– Берешь свои слова обратно? – поддела его Гонора и вздернула подбородок, чувствуя, что начинает сердиться.

Похоже, это обвинение сильно оскорбило Кавана. Гонора даже удивилась, что он не отшатнулся назад, как от удара.

– Я никогда не отказываюсь от своих слов!

– Отлично. Значит, о моем щенке я буду заботиться сама.

– Это твой щенок, но я…

– Разрешаешь мне ухаживать за ним, – закончила Гонора и направилась к двери.

– Стой!

Гонора повиновалась, однако повернулась к мужу с очень решительным лицом и язвительным тоном спросила:

– Скажи мне, муж мой, ты хочешь, чтобы я подарила тебе детей?

– Что за странный вопрос? Конечно же, хочу.

– И думаешь, что я буду о них заботиться и оберегать их?

– Что это за игра такая? Разумеется, я рассчитываю, что ты будешь хорошей матерью!

– На самом деле вопрос вот в чем: а доверяешь ли ты мне стать такой матерью? В конце концов, ты меня совсем не знаешь, и мы даже не друзья.

Она шагнула за порог, остановилась и вернулась назад. Каван выглядел ошеломленным.

– Кстати, щенка зовут Смельчак, потому что он мой защитник. И я не сомневаюсь, что он будет любить меня безоговорочно, как и я его. Он мой лучший друг.

И быстро ушла. Слезы брызнули из глаз Гоноры, когда она прижала Смельчака к груди. Он неистово вылизывал ее подбородок.

– Я буду любить тебя всегда-всегда, мой Смельчак, даже и не сомневайся. И всегда буду оберегать тебя. Ты, дорогой мой Смельчак, мой единственный друг.

 

Глава 15

Каван играл в конюшне со Смельчаком, поджидая жену. Щенок вел себя шумно, ничего не боялся и был настроен очень решительно. Он будет хорошо служить Гоноре. Каван покачал головой, все еще не придя в себя после того, что произошло вчера в комнате для шитья. Он увидел ту сторону характера своей жены; которую она до сих пор никому не показывала, и хотя ее открытое неповиновение поразило его, он не мог им не восхищаться. Под внешностью серой мышки пряталась отважная женщина.

Его удивило уже ее предложение стать друзьями. Она откровенно заявила, что ждет от их брака большего, нежели простого соглашения. Однако сам Каван не знал, сможет ли он дать Гоноре то, чего она добивается. Друг всегда рядом с тобой, всегда готов помочь и защитить, а он подвел даже собственного брата, Ронана.

Разве может он сначала подружиться с женой, а потом подвести и ее? Эта тревожная мысль раздражала его так же сильно, как воспоминания о пленении Ронана.

– Я принесла кое-что вкусное, чтобы мы перекусили после урока, – сказала Гонора, пристраивая корзинку повыше и подальше от уже принюхивающегося Смельчака и его виляющих хвостиками собратьев, внезапно появившихся непонятно откуда. Вероятно, их привлекли соблазнительные запахи.

Каван с улыбкой отвернулся. Он ни за что не покажет Гоноре, как ему приятен ее поступок и ее внешний вид. Поставив корзинку, она сняла плащ и осталась в коричневой юбке и рыжеватой блузке. Длинные блестящие черные волосы падали на плечи и обрамляли ее прелестные черты. Гонора была красавицей, хотя и не в классическом смысле этого слова, и все же она разительно отличалась от остальных женщин, и это делало ее красоту еще более заметной.

Она весело плюхнулась на засыпанный сеном пол, чтобы поздороваться со Смельчаком, и щенок просто обезумел от счастья. Было совершенно ясно, что эти двое очень привязались друг к другу, и Каван внезапно снова ощутил укол ревности. Он мысленно выбранил себя за глупость и, наклонившись, рывком поднял Гонору на ноги.

Щенок негодующе затявкал. Гонора взяла его на руки, чтобы утешить поцелуем.

– Я поиграю с тобой, когда мы закончим. И еще я принесла для тебя и для твоих братьев особое угощение. – Она поставила малыша на землю, потрепала его по пушистой попе и подтолкнула к остальным щенкам.

– Ты его испортишь! – сердито бросил Каван.

К его изумлению, она засмеялась и кивнула:

– Да, испорчу, но ведь я люблю его и имею право баловать, если мне так хочется!

Черт! Почему-то эти слова подействовали на него, как кинжал, воткнутый в живот. Она готова изливать любовь – прикосновениями, поцелуями и особым угощением – на это животное, и щенок будет процветать. И конечно, станет защищать ее еще усерднее.

Но разве не будет она делать то же самое ради мужа, которого любит?

Еще один удар кинжалом.

– Ну, какой урок ты приготовил для меня на сегодня?

Каван уже понял, какой урок предстоит усвоить сегодня ему самому. Люби свою жену, и она будет любить тебя.

Он тряхнул головой, прогоняя эту мысль.

– Как вырваться из надежного захвата.

– Из такого, как ты удерживал меня вчера? – спросила Гонора, и ее фиалковые глаза засверкали от возбуждения. – И я действительно смогу вырваться?

– Да, нужны только храбрость и решительность.

– Ты хочешь сказать, я не должна бояться использовать свой шанс?

Каван кивнул:

– Нерешительность может обойтись очень дорого…

Он часто гадал, не стоила ли его нерешительность свободы Ронану.

– Я бы пообещала, что не буду колебаться, – Гонора покачала головой, – но не могу, потому что мало ли, как повернутся обстоятельства?

Каван уставился на нее так, словно с ее словами его озарило. Не это ли случилось с Ронаном? Неужели его любовь к брату заставила того поступить неправильно?

– Ты и сам наверняка знаешь это после всех проведенных сражений, – продолжала между тем Гонора. – Нет сражения – нет решения. Всегда должен быть какой-то определяющий фактор, который предваряет решение, пусть за какой-то миг.

– Из тебя получился бы мудрый воин.

– Правда? – спросила Гонора, широко улыбаясь.

– Чистая правда.

– Для меня большая честь, что ты так думаешь.

Каван протянул ей руку:

– Давай продолжим совершенствовать твое мастерство.

Гонора отвела его руку в сторону:

– Нет, ты должен схватить меня, как вчера, чтобы я снова ощутила испуг и преодолела его. Теперь я понимаю, что он будет мне мешать, но я не должна этого допускать.

И пошла прочь, снова удивив Кавана. Он свирепо заворчал, испугав щенков, схватил жену, повернул ее и крепко прижал спиной к себе.

– Я чувствую, как ты дрожишь, – прошептал он ей на ухо.

– Ты напугал меня, как я и просила.

– Этот страх скует тебя, а вонючее дыхание того, кто тебя схватил, только сильнее напугает.

– У тебя приятное дыхание, – негромко отозвалась Гонора.

– Думай не об этом, – предупредил Каван, хотя сам не мог последовать своему совету – слишком сладким было ее дыхание и слишком манящими ее сочные губы.

Он едва не засмеялся, увидев, как Гонора наморщила носик, словно почувствовала чей-то зловонный запах.

– И что мне делать, чтобы вырваться? – взволнованно спросила она.

– Прежде всего старайся всегда оставаться вне пределов досягаемости любого нападающего. Во-вторых, если он тебя схватит, попытайся сразу вырваться. Сильно дернись. Он растеряется, и у тебя появится возможность сбежать или хотя бы отскочить от него на некоторое расстояние. Если же окажешься в таком положении, как сейчас, первым делом должна попытаться вырваться и обездвижить его.

Гонора понимающе кивнула.

– Ударяешь каблуком ему по ноге как можно сильнее, бей не по пальцам, а выше. Одновременно бьешь локтем ему в живот. Так ты сможешь либо сразу вырваться, либо ослабить его хватку настолько, что сумеешь повернуться и ударить его по носу основанием ладони. Делать это нужно быстро, не задумываясь. Ударила – и беги! Не жди и не оборачивайся, чтобы полюбоваться результатом. Ты победишь только в том случае, если сумеешь убежать.

– Это у меня получится, – заверила его Гонора.

– Ну, покажи.

Она повернула голову, задев губами его щеку.

– Я сделаю тебе больно.

Уже сделала, и гораздо больнее, чем если бы ударила его локтем в живот. Она разожгла его страсть, и ему все труднее сдерживаться!

– Я сумею уберечься от твоих ударов. Мне нужно увидеть, с какой силой ты будешь их наносить.

– Пообещай, что я не сделаю тебе больно!

Каван не хотел обижать ее, сказав, что может опрокинуть ее на спину так же быстро, как и вчера. Это сведет на нет все его старания. Лучше успокоить Гонору, потому что ее искренняя забота только сильнее заводит его.

– Обещаю.

Она улыбнулась, поцеловала его в щеку и отвернулась:

– Хорошо. Значит, я могу действовать решительно.

Каван едва успел выдернуть ногу, так резко она напала. Щека в месте поцелуя горела, и жар от нее расходился по всему телу. Он откачнулся как раз вовремя, чтобы ее локоть не врезался ему в живот, и отдернул голову, быстро вскинув вверх руку, чтобы избежать удара в нос.

Гонора, широко улыбаясь, шагнула в сторону.

– Ну, как у меня получилось?

Каван схватил ее за талию и притиснул к себе, почти соприкоснувшись с ней губами.

– Ты не убежала.

Слишком поздно он сообразил, что жена не дрожит. К этому моменту она уже успела сильно стукнуть его каблуком по ноге, и Каван отпустил ее, ужасно растерявшись от такого неожиданного нападения. Гонора исчезла в мгновение ока. Куда? Он не увидел.

Дохромав до копны сена, Каван сел и захлопал в ладоши:

– Отлично! Ты выучила урок.

Появившись из соседнего стойла, Гонора шутливо раскланялась:

– Спасибо.

Каван вздрогнул, потому что она тут же метнулась к нему и села на землю, чтобы осмотреть его ногу.

– Извини, но я хотела проверить, получится ли у меня на самом деле и… – Гонора замялась. – Я хотела, чтобы ты мог гордиться мной. – Она стянула с его ноги мягкий кожаный башмак и поморщилась, увидев красное пятно. – Я сделала тебе больно.

– Ты поступила как достойный воин. Я горжусь тобой.

– Правда? – спросила она.

– Правда. А моя нога… Боль несильная, зато теперь я знаю, что моя жена не будет колебаться, если ей придется защищать себя.

– Научи меня еще чему-нибудь, – сказала Гонора, осторожно притрагиваясь к его побагровевшей ноге.

Прикосновение прохладных пальцев к распухшему подъему было очень приятным. Кавану хотелось, чтобы она не убирала руку. Он закрыл глаза. Ее прохладная ладонь легла на синяк, и жар волшебным образом превратился в покалывание. Странное ощущение поползло вверх по коже, достигло паха, и Каван понял – ему хочется, чтобы ее рука оказалась там.

Он вздрогнул и широко распахнул глаза. Чей-то язык лизал пальцы у него на ноге, и Каван ничуть не удивился, увидев Смельчака.

– Нужно перекусить, – сказал он, отпихнув щенка и натягивая башмак.

– А потом будем учиться дальше? – спросила Гонора, расстилая на земле свой плащ и вытаскивая корзинку.

– А ты усердная ученица. – Каван забрал у нее корзинку, помог жене сесть и сам уселся напротив. Гонора раскладывала еду.

– Я даже не представляла, что мне может понравиться поединок.

– Тому, чему я тебя научил, далеко до поединка. В сражении нет времени на мысли, соображения и страх. Ты нападаешь и бьешь до тех пор, пока вокруг никого не останется.

Он вспомнил, как стоял в тот день на поле боя, окруженный врагами, и понимал, что битва проиграна, а сам он может погибнуть. И тут услышал, как Ронан кричит, взывая о помощи, посмотрел, и кровь похолодела в жилах. Ронан, окровавленный, лежал на земле и громко кричал от боли. Каван попытался пробиться к брату. Если им суждено погибнуть, они погибнут вместе. Но меч противника остановил его в нескольких дюймах от брата. Они тянулись друг к другу руками, пальцы их едва не соприкоснулись, но тут их растащили в разные стороны, и они больше не виделись.

– Ты прав, – произнесла Гонора, прервав воспоминание. – Может быть, я не так хороша в битве, но все равно мне приятно знать, что я сумею защититься, если возникнет такая необходимость.

Каван взял ее за подбородок.

– Отчим бил тебя каждый день?

Она побледнела, отшатнулась и обхватила себя руками. Щенок тут же подбежал к ней, чтобы утешить. Каван все понял без единого слова и выругался себе под нос. Сколько страха и боли ей пришлось вытерпеть!

Гонора взяла настырного щенка на руки и уткнулась лицом в его мордочку. Его маленький розовый язычок вылизывал ее щеки, потом она спохватилась, взяла небольшой мешочек и развязала его, вытащив несколько маленьких кусочков мяса для каждого щенка. Все они столпились вокруг и лезли друг на друга, чтобы получить свою долю.

Каван взял ломоть черного хлеба, терпеливо дожидаясь ответа.

Гонора молча протянула ему кусок сыра и разрезала яблоко, поделив его пополам, но потом все же заговорила:

– Он бил меня часто.

– Ты не хочешь об этом говорить?

– А о чем тут говорить? У Калума тяжелая рука, вот и все.

– Он не должен был тебя бить, – возмутился Каван.

– Правильно это или неправильно, но так поступают многие мужчины, а женщинам остается только выживать.

– Я никогда не подниму на тебя руку.

– Я знаю, – сказала Гонора, протягивая ему еще ломтик яблока.

Каван удивился ее категоричному ответу. Что заставило ее без тени сомнения думать, что он никогда не станет бить ее?

– Почему ты так решила? – полюбопытствовал он.

– Ты благородный человек.

Каван отряхнул руки.

– Не будь такой уверенной.

– Я знаю, – настойчиво повторила Гонора.

– Ты не можешь знать меня настолько хорошо, чтобы предполагать такое, – заспорил Каван.

– Это не предположение, это факт.

– Как это? – в замешательстве спросил Каван.

– Ты устроил выволочку моему отчиму за то, что он меня ударил. Если бы ты не считал его поступок отвратительным, то просто не обратил бы на это внимания.

– Ты забываешь, что ты моя жена, – напомнил ей Каван.

– И как жена оказалась под твоей защитой. Только благородный человек поступит так, как ты.

Образ Ронана, их почти соприкоснувшиеся пальцы, отчаянный ужас в его юных глазах… Воспоминание хлестнуло Кавана, словно ему дали пощечину, и он быстро отвернулся.

– Я не благородный человек.

– Не нужно отрицать правду.

– Ты сама не знаешь, что говоришь… – Каван вскинул вверх руку, чтобы она замолчала. – Не желаю больше ничего слышать.

– Почему ты отказываешься слушать?

Каван пригвоздил ее к месту сердитым взглядом.

– Почему ты говоришь, если я приказал молчать?

Гонора опустила голову.

– Прости. Мне показалось, что мы разговаривали на равных.

Ее вежливое обвинение невольно вызвало у Кавана усмешку.

– Так и есть.

Гонора, улыбнувшись, подняла голову:

– Честный ответ на честный вопрос?

Прежде всего Кавану нужно было восстановить дыхание. Ее улыбка, ее фиалковые глаза, загорающиеся радостью, ее сочные розовые губы, ее подбородок, вздернутый Ровно настолько, чтобы казаться торжествующим, – все это просто губило его. На какое-то мгновение Каван увидел женщину, в которую Гонора пыталась превратиться – женщину достаточно сильную, чтобы высказать свои мысли, не опасаясь последствий. Как ни странно, именно он Каван, помог ей сделать первые шаги на пути к этой силе, и это доставляло ему искреннее удовольствие.

– Почему ты отказываешься считать себя благородным человеком? – настаивала Гонора.

Неужели признаться во всем жене? Рассказать ей о своих мучениях? Признаться в собственной вине? Он ни с кем не делился подробностями о том, как они с Ронаном попали в плен. О том, как он не сумел помочь брату и как теперь не может простить себя за это.

С признанием пришло облегчение.

– Я должен был спасти брата.

– Ты пытался.

Каван сердито посмотрел на нее:

– Откуда ты знаешь?

– Потому что именно так поступил бы благородный человек. Я уверена, что тебе помешали обстоятельства.

Каван вытянул вперед руку ладонью вверх и уставился на свои пальцы.

– Я почти дотянулся до него, почти взял за руку. – Он сжал пальцы.

– Вас разделили? – спросила Гонора.

Каван кивнул.

– Он был ранен. Не знаю, насколько тяжело, но крови было очень много. Нас оторвали друг от друга, и я пытался выяснить, куда его увезли. – Он покачал головой. – Ушли месяцы на то, чтобы узнать, что он не в одной со мной деревне, но я так и не сумел выяснить, где именно его держат. Словно он просто исчез, и я боялся, что он умер от ран, но однажды раб шепнул мне, что мой брат жив. – Каван сжал кулак. – После этого я вообще ничего о нем не слышал, и когда появилась возможность бежать, мне пришлось это сделать, так ничего больше и не узнав.

– Ты вернулся домой. Ронан тоже вернется, – заверила его Гонора.

– Я закаленный воин, а у Ронана почти нет опыта.

– Он не может быть совсем неопытным с тремя такими братьями. Вы наверняка хорошо его учили. И он обязательно воспользуется своими знаниями, чтобы выжить и бежать. Не нужно недооценивать брата. В конце концов, он Синклер – человек чести, мужества и силы.

«Она думала о моем брате и о том, на что он способен, – осознал вдруг Каван, – в то время как я переживал из-за того, что не сумел спасти Ронана. Но она не видела ужаса в его юных глазах».

– Он нуждался в моей помощи! – настойчиво повторил Каван.

– Ты сделал все, что мог.

– Этого недостаточно!

– Чувство вины ничем не поможет твоему брату, – сказала Гонора.

– Ошибаешься! – рявкнул Каван. – Чувство вины поддерживает желание отомстить и вернуть брата! Я найду его и заставлю врагов дорого заплатить за него!

– И во что обойдется эта месть тебе?

Каван схватил ее за подбородок и впился взглядом своих темных глаз в ее фиалковые:

– Мне плевать. Я заплачу любую цену!

 

Глава 16

Гонора прикрыла рукой глаза, чтобы яркое солнце, Прогнавшее к полудню холод, не слепило ее. Каван ушел из конюшни в припадке раздражения, а Смельчак после вкусного угощения уснул вместе с остальными щенками. Предоставленная самой себе, Гонора решила, что прогулка по вересковым пустошам поможет прояснить мысли.

Но она резко остановилась, едва завернув за угол конюшни. Муж ссорился с Лахланом, и выглядело это так, словно они вот-вот подерутся. Гонора осторожно приблизилась и ничуть не удивилась, услышав, что скандал начался из-за пропавшего брата.

Вокруг уже собралась толпа, зеваки шептались, покачивали головами, и Гонора не сомневалась, что почти все – на стороне Лахлана. Его любили и уважали, а Каван после возвращения так и не сумел вернуть себе расположение членов клана. Он слишком много размышлял, сторонился остальных и только недавно начал проводить какое-то время с Гонорой, и то лишь потому, что решил научить ее защищаться, иначе вряд ли бы она часто его видела. Он по-прежнему спал на полу перед очагом и держался в стороне от других, не проявляя никакого интереса к делам клана, и люди уже задумывались, достоин ли он в будущем стать лэрдом.

И все-таки Каван – ее муж, и долг жены быть рядом, несмотря ни на что. А после их разговора она стала лучше понимать, что его мучает. Он взвалил на себя вину за то, что не сумел уберечь брата, и ничто не могло заставить его передумать. Он готов на все, лишь бы найти Ронана, даже если ради этого придется ссориться с братьями.

Между тем обвинения и угрозы между двумя братьями летали, как стрелы, попадали в цель, и им все труднее было сдерживать ярость. Очень скоро она наверняка вырвется из-под контроля. Гоноре срочно требовалось сделать что-нибудь, иначе они подерутся, и тогда пересуды будет уже не удержать.

Как же отвлечь Кавана?

Если она его окликнет, он скорее всего просто не обратит внимания или прикажет ей уйти, и Гонора будет вынуждена повиноваться. Так что же делать? И тут ее озарило. Как только Каван увидел, что Калум ее ударил, он тут же кинулся за ним. А если он подумает, что Гоноре плохо? Поспешит ли муж к ней на помощь?

«Не проявляй нерешительности!»

Его предупреждение отчетливо прозвучало у нее в голове. Если потратить на решение слишком много времени, оно станет неэффективным. И Гонора не колебалась. Она пронзительно вскрикнула и схватилась за живот.

– Каван!

Он обернулся с искаженным яростью лицом.

– Помоги! – выкрикнула Гонора, обмякла и опустилась на землю, словно лишилась чувств.

Глаза она закрыла, но ощутила, как дрожит земля под ногами бегущего мужа.

– Она что, больна?

Голос Лахлана, а не мужа, но следом тревожно заговорил Каван:

– Не думаю.

– Может, она беременна? – предположил Лахлан.

– Может быть, – ответил Каван.

Его ответ не удивил Гонору. Не будет же муж рассказывать брату, что она не может быть беременна. Когда пальцы Кавана мягко отвели с ее лица прядки волос, она едва не отреагировала на его ласковое прикосновение.

– Гонора, – позвал он, и Гонора почувствовала, что муж осторожно ощупывает ее живот.

Вокруг раздавались взволнованные шепотки, как жужжание пчел. Гонора представляла, какая толпа успела уже собраться. Во всяком случае, она добилась того, чего хотела, потому что Каван с Лахланом больше не ссорились. Ресницы Гоноры затрепетали, и она негромко застонала.

Каван «приводил ее в чувство», то и дело повторяя ее имя, и сердце Гоноры пропустило удар. В голосе мужа слышалась искренняя тревога. Он действительно беспокоился о ней – как будто ему не все равно, по-настоящему не все равно.

Она открыла глаза и посмотрела на мужа, но увиденное только подтвердило ее предположения. Вокруг его глаз залегли морщинки; наморщенный лоб и плотно сжатые губы выдавали его искреннее беспокойство. Он тревожился по-настоящему, действительно тревожился.

Гонору охватило чувство вины. Какая жалость, что ей пришлось заставить его без нужды страдать. Она поморщилась, представив себе, какую боль причинила мужу.

– Что случилось? У тебя что-то болит?

– Мне нехорошо.

Каван взял ее на руки и встал, крепко прижимая Гонору к себе. Она спрятала лицо у него на груди, глубоко дыша, впитывая его запах, его силу и его заботу о себе.

– Уложи ее в постель. Я позову маму, – сказал Лахлан и убежал.

Каван легко нес Гонору, словно она весила не больше маленького мешка с зерном. Безумие какое-то! Гоноре казалось, что муж словно окутал ее своим телом, и теперь она буквально купалась во всеобъемлющем чувстве безопасности.

Гонора обняла его за шею, когда они входили в замок.

Каван остановился и тревожно спросил:

– Ты себя хорошо чувствуешь?

«Нет, – захотелось закричать Гоноре. – Ничего хорошего! Проклятие, ты все перевернул в моей душе!»

Но она только кивнула, не желая усложнять положение.

Каван торопливо поднялся вверх по лестнице, и хотя Гонора хотела побыстрее оказаться в спальне, ей было жаль покидать его объятия. Она чувствовала себя так уютно – и готова была оставаться в его объятиях сколько угодно. Эта мысль ее напугала.

Когда они вошли в спальню, Гонора вздохнула, понимая, что все закончилось. Теперь ей очень хотелось остаться одной, чтобы разобраться в своих желаниях.

Но к ее удивлению – и облегчению – Каван не выпустил ее из объятий, а сел в кресло у очага, усадив Гонору к себе на колени.

– Что с тобой? – спросил он.

Гонора покачала головой, не доверяя себе. Она боялась, что выпалит вслух то, что чувствует.

– У тебя что-то болит?

Она не могла посмотреть на мужа, потому что боялась, что он увидит правду и поймет, что она томится по нему. Гонора уткнулась лицом ему в рубашку и уже хотела снова помотать головой, как вдруг сообразила, что должна убедить Кавана в своей болезни. И пусть она не хотела ему лгать, но правда сильно ранит их обоих. Кроме того, ей требовалось время, чтобы разобраться в своих чувствах, прежде чем кто-нибудь заподозрит, что она полюбила мужа.

Гонора прижала руку к животу.

Каван отодвинул ее руку и ласково погладил ее живот там, где предположительно находился источник боли.

– Я бы забрал твою боль себе, если бы мог.

Это поразило Гонору. Человек, заявивший, что готов ради отмщения на все, что угодно, гневно споривший из-за этого с братом, сейчас готов пострадать сам, лишь бы не мучилась она? Ей только что показалось, что она начинает понимать мужа, и тут он снова ставит ее в тупик.

– Я бы этого не позволила, – мягко произнесла Гонора.

Каван поцеловал ее в лоб.

– Тебя бы никто и не спрашивал.

– Это моя боль, – заспорила Гонора и поморщилась, чувствуя свою вину.

– Отдыхай, – велел Каван, скользнул рукой ей пониже талии и начал поглаживать живот Гоноры.

Очень скоро все внутри у нее затрепетало, сердце забилось быстрее, а кожа запылала. Гонора шевельнулась под его рукой и застонала.

– Тебе хуже! – встревожился Каван.

Гонора закусила нижнюю губу, опасаясь, что все-таки выпалит правду. Она не знала, что делать, и не хотела покидать его объятия. Когда в комнату ворвалась Адди, Гонора едва не застонала от облегчения.

– Что случилось? – спросила Адди, торопливо подходя к ним.

– Живот болит, – сообщил Каван.

– Положи ее на кровать, – велела Адди.

Гонора заметила в его лице нежелание слушаться, словно он не хотел выпускать ее из рук. Она чувствовала то же самое – ей хотелось остаться в его объятиях.

Адди ласково прикоснулась к плечу сына.

– Я хорошо о ней позабочусь.

Каван словно очнулся. Он замотал головой, тут же сделал вид, что кивает, встал, подошел к кровати и медленно положил на нее жену. Она держалась за его шею до тех пор, пока не сообразила, что нужно отпустить мужа. И он должен ее отпустить, но они продолжали держаться за руки, и ни один не хотел нарушить волшебство этого момента.

– Уходи, – велела Адди, подтолкнув сына в спину. – Я сама о ней позабочусь.

Гонора нахмурилась, когда муж отпустил ее пальцы, но он тотчас же вернулся обратно и снова взял ее за руку:

– Я нужен ей и поэтому останусь.

Как ни хотелось Гоноре, чтобы Каван остался, она понимала, что это неумно.

– Чепуха, – сказала она и с трудом сглотнула, готовясь еще раз соврать. – Мне нужна твоя мать, а не ты.

– Слушайся жену. – Адди опять подтолкнула сына, на этот раз настойчивее.

– Я буду ждать за дверью. – Каван поднял руку, пресекая любые возражения. – И не спорьте со мной!

– Да как хочешь, – пожала плечами его мать. – Только уходи скорее, чтобы я могла заняться твоей женой.

– Я буду прямо за дверью, – повторил Каван, глядя на жену и показывая пальцем на дверь.

Гонора улыбнулась. Значит, ему не все равно, раз он собирается остаться неподалеку.

– Спасибо.

– Чушь, – резко бросил Каван. – Я муж тебе. – И быстро вышел за дверь.

– Муж, неожиданно влюбившийся в свою жену, – произнесла Адди, когда Каван вышел.

– Что вы сказали? – встрепенулась Гонора. Она услышала, но не поверила своим ушам.

– Дай-ка я помогу тебе раздеться и надеть ночную рубашку, – засуетилась Адди. – Я уже велела приготовить отвар, чтобы уменьшить боли в животе. – Она помолчала немного и добавила: – Твой муж начинает тебя любить.

Гонора покачала головой.

– Конечно, он этого пока не понимает, но я уверена – как только он узнает тебя получше, он просто не сможет не полюбить тебя.

Гонора снова покачала головой. Или даже не прекращал а этого делать?

– Отрицай, если тебе так хочется, но ты и сама скоро это поймешь. Да и свои собственные чувства к нему тоже.

Гонора перестала качать головой. Адди рассмеялась:

– Я уже давно это знаю. Все понятно, стоит лишь увидеть, как ты смотришь на моего сына. Конечно, ты пока не уверена, потому что для тебя это так ново, но со временем ты все поймешь сама.

Гонора застонала и упала на подушки, но уже без блузки – Адди успела ловко ее стянуть.

– Пойду-ка я гляну, что там с отваром, – сказала Адди и направилась к двери.

Как хорошо, что свекровь решила, что Гонора стонет из-за больного живота, и не поняла, что причиной были ее слова. Они только подтвердили чувства Гоноры, но мысль о том, что муж может чувствовать то же самое, взволновала Гонору.

– Помоги жене надеть ночную рубашку, пока я займусь отваром. Боль усилилась, – услышала Гонора слова Адди и едва не выскочила из кровати. Что ей теперь делать? Она лежит наполовину обнаженная! Щеки ее запылали, и она торопливо обхватила себя руками.

– Мне не нужна помощь! – выкрикнула Гонора, едва муж вошел в комнату и подошел к кровати.

На его лице медленно расплывалась усмешка.

– Пытаясь прикрыться, ты выглядишь на редкость соблазнительно.

Гонора глянула вниз и едва не застонала, но вовремя удержалась. Она не хотела, чтобы Каван решил, будто живот у нее болит еще сильнее, но, с другой стороны, он смотрит только на ее груди, а они казались более пышными, чем на самом деле, потому что Гонора прижала их руками.

Каван присел на корточки рядом с кроватью и положил ладонь на ее руку.

– Какой же я буду муж, если изнасилую больную жену?

– Я понимаю, просто…

– Ты никогда не была обнаженной перед мужчиной?

Ее глаза сильно округлились.

– Никогда.

– Рад это слышать.

Гонора улыбнулась. Как хорошо, что он понял!

– А теперь позволь, я помогу тебе надеть ночную рубашку.

Гонора попыталась что-то ответить, но у нее вырвалось только бессвязное бормотание. Каван негромко рассмеялся:

– Нужно ли напоминать, что я твой муж?

Она обхватила грудь еще крепче.

– Еще нет.

Каван наклонился к ней и прошептал прямо на ухо:

– Хочешь, чтобы я исправил это сегодня же ночью?

Гонора решила вернуться к прежним уловкам, только не стала хвататься за живот, а просто поморщилась.

– Пожалуйста, пусть твоя мама скорее принесет мне обещанный отвар. Она обещала, что он уменьшит боль.

Каван мгновенно выпрямился.

– Лежи и не шевелись, я сейчас же вернусь.

Стоило ему выйти из комнаты, как Гонора поспешно переоделась в ночную рубашку и, облегченно вздохнув, нырнула под одеяло. Теперь она в безопасности.

Каван вошел в комнату, по пятам за ним шла Адди. Муж посмотрел на Гонору и покачал головой.

– Нужно было подождать. Я бы тебе помог. – Он усадил Гонору и подложил ей под спину подушки.

– Я замерзла, – ответила она. К счастью, это не было ложью, она и в самом деле немного продрогла.

– Я разожгу огонь, – сказал Каван, подтыкая ей одеяло.

Адди протянула Гоноре кружку с дымящимся отваром, а Каван пошел к очагу.

– Это облегчит боль, – пообещала Адди.

Если отвар предназначен для успокоения боли, то он не сможет ей навредить, поэтому Гонора спокойно выпила все.

– Теперь она уснет, – шепнула Адди сыну, но недостаточно тихо, и Гонора ее услышала.

– Я останусь здесь, – заявил Каван.

– Это лишнее, – возразила его мать. – Иди и занимайся своими делами. Я посижу с Гонорой.

– У меня нет никаких срочных дел. Я останусь здесь.

Гонора смотрела на них, но ее уже окутывал туман, а голоса все отдалялись и отдалялись.

– Ты волнуешься за нее, – произнес женский голос.

– Она моя жена. – Мужчина говорил решительно, даже раздраженно.

Затуманенное сознание мешало Гоноре прислушиваться к разговору, но мужской и женский голоса продолжали звучать, и она понимала, что двое говорят о ней.

– Иногда мужчины начинают любить женщин, на которых были вынуждены жениться, – говорила женщина.

– Мы женаты, и этого не изменить. Разве не лучше, если я буду заботиться о жене, которую не выбирал? – возражал мужчина.

– Это благоразумно, – одобрительно произнесла женщина.

– Оставь, мама. Это касается только меня и Гоноры.

– Нет, сын мой, не только вас. Однажды тебе придется возглавить этот клан, и гораздо лучше, если рядом с тобой всегда будет любящая жена, на которую ты сможешь положиться даже в самые трудные минуты.

– Ты хочешь, чтобы у меня получилось так же, как когда-то у тебя с отцом, – произнес мужской голос.

– Да. Я хочу, чтобы вы с Гонорой любили друг друга.

Свое имя… она услышала свое имя и слово «любовь».

Кто-то любит ее, заботится о ней, присматривает за ней. Всплыли воспоминания о маме, и Гоноре вдруг стало очень больно, потому что мамы больше не было с ней. По щеке поползла одинокая слезинка.

– Она плачет, – обеспокоенно сказал мужчина. Гонора почувствовала ласковое прикосновение к щеке, по которой ползла слезинка, а потом чья-то теплая и сильная рука завладела ее ладонью.

– Я здесь, Гонора, и я не допущу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое.

Он стиснул ее ладонь и поцеловал в щеку, сцеловывая слезу, и Гонора затрепетала от его нежности. Она хотела что-нибудь сказать ему, сказать, что она чувствует, сказать, что тоже всегда будет здесь ради него. Она не допустит, чтобы с ним произошло что-нибудь плохое. Она будет беречь его, и не только потому, что это ее долг, а потому, что он хороший человек и хороший муж. Она будет делать это, потому что ей не все равно.

Она хотела сказать, что он ей небезразличен и что, возможно, однажды она поймет, что любит его. Но веки стали свинцовыми, глаза не открывались, и Гонора не могла произнести ни слова, она едва могла шевелить губами, а потом все вокруг потемнело и исчезло.

 

Глава 17

Каван смотрел, как его жена бежит по вересковой пустоши, а за ней по пятам мчится Смельчак. Ее щеки раскраснелись от холодного ветра, дувшего с раннего утра, а длинные черные волосы развевались и хлестали ее по лицу. Она выглядела такой счастливой, что и его сердце невольно радовалось.

Он очень встревожился, когда Гонора неожиданно заболела, и настоял на том, чтобы она не вставала с постели весь день, хотя она и утверждала, что чувствует себя хорошо. Сегодня утром Каван успел перехватить ее до того, как она проскользнула мимо него, спящего, как обычно, на полу перед очагом. Он не собирался отпускать Гонору одну, пока не удостоверится, что она полностью поправилась.

Они плотно позавтракали, и Гонора заявила, что готова заниматься дальше, но Каван предложил просто прогуляться. Тогда она попросила разрешения взять с собой и Смельчака. Каван решил, что жене необходимо отдохнуть денек-другой, и хотя Гонора возражала, он, конечно же, настоял на своем. Уроки подождут.

Он вспоминал, как Гонора, заболев, взывала к нему, и внутри у него все сжималось. Он так разозлился на брата, что поначалу хотел просто отмахнуться от жены, но тут увидел, как она схватилась за живот и упала на землю, и сердце его просто остановилось. Но еще мучительнее было вытирать слезу со щеки Гоноры. Каван не знал, почему она плакала, и это беспокоило его сильнее всего. Болел живот или же она просто несчастлива, потому что стала его женой? Боится его? Ненавидит? Чувствует себя одинокой, хотя и окружена новой семьей?

Впрочем, сейчас Гонора казалась вполне счастливой, хотя за завтраком упорно молчала, и Каван даже подумал, что она все еще плохо себя чувствует, несмотря на отменный аппетит. Иногда они разговаривали так легко и свободно, как будто давным-давно дружили, но иногда…

Каван тряхнул головой. Он ничего не знал о своей жене и очень хотел узнать побольше.

Гонора споткнулась, подбегая к нему, и Смельчак с размаху налетел на нее. Каван поймал жену и пришел в замешательство, когда она поцеловала его в щеку и негромко рассмеялась.

– Теперь ты спас меня дважды, – сказала она, держась за его руки. – Ты настоящий герой.

Каван отпустил ее и отошел.

– Никакой я не герой.

– Ты мой герой, – настаивала она, а Смельчак тявкнул – он был еще слишком мал, чтобы лаять по-настоящему. – Щенок тоже согласен.

Никакой он не герой и не хочет, чтобы кто-нибудь так про него думал. Герои – замечательные люди и совершают замечательные подвиги. Чего о нем, к сожалению, не скажешь.

Каван удивился, когда Гонора взяла его за руку и потянула за собой. Они неторопливо шагали, а Смельчак радостно скакал вокруг.

– Чему еще ты будешь меня учить? – полюбопытствовала Гонора.

Каван улыбнулся – просто не смог удержаться. Она выглядела так прелестно – разрумянившиеся щеки, темные волосы развеваются вокруг лица, и она улыбается, причем начала улыбаться сразу же, как только они добрались до пустоши. Здесь Гонора выглядит беззаботной девушкой. Конечно, именно сюда она убегала от жестокого отчима, именно здесь чувствовала себя в безопасности, как сейчас.

Она чувствует себя в безопасности рядом с ним?

Эта мысль тревожила его сердце, и Каван постарался избавиться от нее. Полная чушь, и дурак он, что вообще так подумал. Какая разница, чувствует она себя с ним в безопасности или нет? Она его жена, и на этом все. Но почему мысль о том, что Гонора ему доверяет, так волнует сердце?

– Ты ведь будешь учить меня еще, правда? – с надеждой спросила Гонора.

Каван склонился к ней:

– А чему ты хочешь научиться?

– Ты говорил о верховой езде, а еще мне бы хотелось научиться обращаться с оружием.

Каван кашлянул, скрывая смех.

– С оружием?

Гонора энергично закивала.

– С каким, например?

– Кинжал и, может быть, лук и стрелы. Насчет меча я не уверена.

Каван расхохотался:

– А я-то думал, что женился на трусливой мышке! Ты меня поражаешь!

– Я сама себе поражаюсь, – неохотно призналась Гонора. – Ты дал мне понять, что я способна на многое, и я тебе очень за это благодарна. А теперь мне не терпится продолжить наши занятия!

– Осторожнее! Я могу научить тебя гораздо большему, чем тебе захочется узнать.

Гонора замотала головой.

– Я уже вошла во вкус и хочу научиться всему, чему сумею.

– Всему? На это потребуется очень много времени.

– Мы муж и жена, – отозвалась Гонора. – У нас впереди целая жизнь.

Это прозвучало так, словно она искренне ждет этой совместной жизни. Каван сразу почувствовал раздражение и отошел от нее на несколько шагов, потирая подбородок, глядя на раскинувшиеся перед ними вересковые пустоши и в конце концов остановив свой взгляд на замке, возвышавшемся на некотором расстоянии от них на холме. Он не мог позволить жене нарушить его планы. Прежде всего он должен отыскать своего брата Ронана. Вот в чем его долг, и пока он этого не сделает, не успокоится.

– Нужно возвращаться, – произнес Каван, поворачиваясь к Гоноре.

Она весело гонялась за тявкающим щенком и не обратила на мужа никакого внимания. Каван уже почти передумал – за что лишать Гонору маленьких радостей? Но тут перед его мысленным взором возник образ брата – тот тянулся к нему, а глаза были полны ужаса. Каван быстро подошел к Гоноре и схватил ее за руку:

– Нам пора! – Он потащил ее вслед за собой. Щенок с трудом поспевал за ними.

– Что-то случилось? – спросила Гонора, подлаживаясь под его шаг.

– У меня полно дел!

– Я думала, мы сможем проводить вместе чуть больше времени.

– Завтра снова будем заниматься, – буркнул Каван, поднял щенка и сунул его Гоноре в руки. – Забери его с собой в спальню и отдохни, как следует.

– Я не хочу отдыхать!

– Все равно придется, – сурово отрезал он.

Больше они не перемолвились ни единым словом, а когда вернулись в замок, Каван снова строго велел Гоноре подниматься в спальню, а сам отправился на поиски отца.

Гонора не понимала, что произошло. Они так хорошо гуляли, разговаривали, играли со щенком и вообще казались настоящей парой – людьми, заботящимися друг о друге. Особенно после вчерашнего происшествия. Каван действительно расстроился, решив, что она заболела, и остался с ней даже после того, как мать пыталась его выставить и ухаживать за невесткой сама. И это совсем не походило на исполнение долга. Гонора заметила что-то в его глазах, причем замечала это и раньше. Именно из-за этого «чего-то» он и предстал перед ней в новом свете.

И его собственные слова только подтвердили то, о чем она уже догадывалась; ее муж – человек с добрым сердцем, он очень заботится о тех, кого любит, и готов пойти ради них на все, даже погибнуть, лишь бы спасти любимых.

Гонора подошла к очагу в большом зале. Смельчак лег у ее ног и сразу же уснул. Гонора налила себе кружку теплого сидра из кувшина, стоявшего на столе, села и глубоко задумалась.

Каван считает, что отвечает за всех, и Гонора полагала, что в некотором смысле это правильно, ведь он будущий лэрд. Но его братья тоже готовились к сражениям, а любой воин понимает, что его могут взять в плен или убить. Она вспоминала истории о храбрости Кавана и его многочисленных победах и разговоры о том, что варвары сумели взять его в плен только потому, что он остался на поле боя, разыскивая брата, а остальным велел отступить.

Единственным человеком, винившим Кавана за то, что Ронан попал в плен, был… сам Каван.

Гонора очень хотела помочь мужу. В конце концов, она связана с ним навсегда. Она будет его женой до конца своих дней и знает, что они могут прожить достойную жизнь, потому что он прекрасный человек. Он дал ей понять, что хочет детей, а детей без интимных отношений не бывает.

Гонора попробовала сидр. Нужно сделать так, чтобы они больше времени проводили вместе. Замечательно, что он стал учить ее самообороне, а уж она позаботится о том, чтобы они могли вместе обедать и разговаривать. Им необходимо стать настоящими мужем и женой.

Еще вчера Гонора не сказала бы этого, но теперь все переменилось, и не только из-за необычных поступков Кавана. Слова Адди тоже произвели на нее впечатление. Раз уж мать Кавана сумела заметить, что между ними возникла привязанность, то, может быть, у них есть шанс прожить жизнь в любви? Ей никогда не приходило в голову, что она когда-нибудь сможет полюбить Кавана. Когда они впервые встретились, но был груб и резок.

Гонора едва не рассмеялась. Она была тогда такой маленькой! А Каван ее спас, значит, он спас ее даже не дважды, а трижды. В следующий раз ей придется выручать себя самой, просто чтобы доказать мужу, что она усвоила его наставления. С того дня на вересковых пустошах Гонора всегда очень внимательно смотрит, куда идет.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

Гонора подняла глаза и увидела Адди с блюдом медовых пирожков. Она облизнулась.

– Даже если бы и плохо, я бы не смогла отказаться от медового пирожка.

– Дочь сердца моего, – улыбнулась Адди, поставила блюдо на стол и опустилась на скамью напротив Гоноры.

Адди с первого дня дала понять Гоноре, что ей здесь рады. Она называла Гонору дочерью еще до свадьбы. Она безоговорочно приняла девушку, и Гонора была благодарна ей за то, что у нее снова есть любящая мать.

– Я думала, Каван будет рядом с тобой, – сказала Адди. – Я видела, как вы направлялись на вересковые пустоши, и решила побаловать вас обоих этим лакомством.

– Каван ищет отца.

Адди нахмурилась:

– Что-то случилось?

Гонора пожала плечами:

– Не думаю. Мы очень весело проводили время, а потом он вдруг потребовал, чтобы мы вернулись в замок, и отправился на поиски отца.

Гонора покачала головой.

– Мой сын берет на себя больше ответственности, чем следует.

– И напрасно взваливает на себя вину.

Адди облегченно вздохнула:

– Ты поняла.

– Думаю, только начинаю понимать. Поначалу…

– Ты решила, что на всю жизнь связана с ужасным мужем.

– Я… я…

Адди засмеялась и похлопала Гонору по руке:

– Все нормально, дорогая. Каван не был мил с тобой в день свадьбы.

– Он имел на это право. Вернуться и обнаружить, что ты женат на женщине, которую когда-то отверг…

– Ты его защищаешь? Это хорошо, – улыбнулась Адди. – Мужчине нужна жена, которая всегда будет на его стороне.

Раздался грохот, и послышались громкие, сердитые голоса, заставившие обеих женщин вскочить на ноги. Щенок тоже проснулся и смотрел настороженно.

Ссорившиеся приближались и наконец появились в большом зале.

– Если тебе не хватает смелости, я сделаю все сам! – орал Каван отцу, вошедшему в зал первым.

Тавиш Синклер резко остановился и повернулся к сыну.

– Да как ты смеешь так разговаривать со мной? Я – вождь этого клана, и ты обязан выказывать мне уважение, которое я честно заслужил!

– Так докажи это и позволь мне взять воинов и напасть на варваров!

– Нет. Я не собираюсь посылать своих воинов на бессмысленное задание! – воскликнул Тавиш.

– Спасение своего сына ты считаешь бессмысленным?! – выкрикнул Каван.

Гонора едва не ахнула, а Адди даже задохнулась. Каван не имел права так разговаривать с отцом.

– Гордыня – вот что проигрывает сражения. Не забывай об этом, когда станешь лэрдом, или ты подвергнешь опасности и клан, и наши земли. А что до моего сына, то либо я его отыщу, либо он сам вернется домой, потому что он воин, как и его брат, и клан будет гордиться им по праву.

Тавиш повернулся к сыну спиной и вышел из замка, ддди поспешила за ним.

Каван сердито накинулся на Гонору:

– Я приказал тебе отдыхать!

Щенок тявкнул, недовольный таким раздраженным тоном.

– Молчать! – сурово выкрикнул Каван.

Щенок быстро спрятался под юбку Гоноры и тявкнул оттуда еще разок.

– Не смей срывать зло на моем друге, – возмутилась Гонора.

– Значит, сорву на тебе. Я велел тебе отдыхать…

– Я не устала!

– Не имеет значения!

– Для меня имеет, – ответила она.

Каван схватил кружку и изо всей силы грохнул ею об стол. Сидр расплескался во все стороны.

– Ты будешь делать то, что я сказал, иначе!..

– Иначе что? – храбро спросила Гонора.

Он уставился на нее, потеряв дар речи.

Чувствуя, как бешено колотится сердце, Гонора взяла на руки щенка, высоко вздернула подбородок и обошла стороной разгневанного мужа.

– У меня полно дел, – сказала она и пошла прочь. Больше всего ей хотелось помчаться бегом, чтобы оказаться как можно дальше от Кавана, но она заставила себя идти спокойно, понимая, что нельзя показывать свой страх. Если Каван и сумел ее чему-то научить, так это тому, что нельзя паниковать и позволять врагу использовать свои преимущества.

Гонора промаршировала через весь большой зал с уверенностью, которой не испытывала. Ноги у нее дрожали так сильно, что она не сомневалась – сразу рухнет на Пол, не добравшись до двери. Однако до двери она все-таки дошла, вцепилась в нее, чтобы устоять на ногах, перевела дух и прошептала Смельчаку:

– Мы справились.

– Гонора!

Она не стала оборачиваться и отвечать, а предпочла быстро покинуть замок.

Она спряталась за конюшней, между двумя бочками, закутавшись в плащ и засунув под него щенка. Какое счастье, что ей хватило ума забрать малыша с собой, уходя из зала! Щенок с удовольствием устроился в углублении под ее согнутыми в коленях ногами и начал вылизывать лапы.

Но Гонора оставалась настороже. Вдруг муж все-таки пошел за ней следом и…

Иначе!

Она не могла выкинуть из головы это короткое слово, как ни старалась. Что он решит сделать с ней, раз она отказалась ему повиноваться? А отчим? Решится ли он наказать ее за то, что она ослушалась мужа?

Впрочем, теперь это не имеет никакого значения. Все уже произошло. Она бросила вызов, и теперь придется столкнуться с последствиями. А Адди только что похвалила ее за то, что она всегда на стороне мужа! Похвала оказалась преждевременной. Она открыто не повиновалась мужу, и злые языки быстро разнесут эту новость.

Неужели она совершила ошибку? Неужели слишком поторопилась? И слишком разозлилась?

Обязанности жены еще слишком новы для нее, особенно с Каваном. Вот с Артэром она чувствовала себя спокойно, в основном потому, что он был с ней честным.

Артэр.

Гонора поднялась, чтобы отнести щенка в конюшню. Затем отправилась на поиски Артэра.

 

Глава 18

Гонора нашла его в кузнице. Артэр работал без рубашки, его обнаженная грудь поблескивала от пота. Он стучал молотом по раскаленному докрасна мечу, лежавшему на наковальне. Гонора невольно сравнила Артэра со своим мужем. Каван выглядел крупнее. Артэр был худощавым и жилистым. Всегда держался приветливо, улыбался искренне и по характеру был очень практичным, надежным и разумным человеком, с которым легко разговаривать. В свое время он честно сказал Гоноре, чего ждет от нее как от жены, и к той свадьбе она готовилась спокойно, насколько это вообще возможно при браке по договору.

Заметив ее, Артэр в последний раз ударил по мечу и сунул его в бочку с дождевой водой. От воды пошел пар. Артэр вытащил меч и положил его на ближайший стол.

– Что-то случилось?

– Почему ты так решил?

– Потому что с тех пор, как ты вышла замуж за моего брата, мы с тобой только здороваемся.

– Это по моей вине, – призналась Гонора. – Не могу сказать, что я легко приспособилась к такому резкому изменению жизни.

– Мне жаль, что так вышло.

Гонора улыбнулась:

– Ты же не виноват, хотя мне кажется, что я лишилась хорошего мужа.

Артэр расхохотался:

– Ты в этом уверена?

Гонора решительно кивнула:

– Когда-нибудь из тебя получится прекрасный муж. Той женщине повезет.

– А мне повезет, если у нее будет хотя бы вполовину такой же хороший характер, как у тебя. Собственно, именно твой славный характер и делал для меня этот брак таким привлекательным. Мой брат не может не понимать, как повезло ему взять в жены тебя.

Гонора пожала плечами:

– Я не знаю, что думает об этом твой брат. Может быть, ты сможешь помочь мне лучше его понять?

– Хотел бы я сам его понимать. – Артэр покачал головой. – После возвращения он очень изменился. Он сторонится нас всех. Мы с ним больше не разговариваем так, как раньше.

– Это прозвучало так, словно ты скучаешь по своему брату.

– Так и есть, – согласился Артэр.

– А ты пробовал с ним поговорить?

– Вроде бы ты пришла ко мне со своими заботами, а даешь мне советы, как избавиться от моих. Ты очень чуткая женщина, Гонора. – Он шутливо подмигнул. – Может, я сделал глупость, так легко отказавшись от тебя?

– Может, тебе не следует забывать, что она жена твоего брата?

Гонора и Артэр обернулись и увидели Кавана, стоявшего со сжатыми кулаками.

– Артэр просто шутит! – воскликнула Гонора.

– Пусть найдет себе женщину и шутит с ней, – отрезал Каван, не сводя темных глаз с брата.

– Я не собирался проявлять непочтительность, – извинился Артэр.

Гонора не очень хорошо разбиралась в мужчинах, но ей показалось, что между братьями возникло напряжение. Если она сейчас же не разведет их в разные стороны, они наверняка поругаются.

– Смотри, чтобы этого не случилось, – предостерег Каван.

Артэр вежливо попытался разрядить атмосферу:

– Не забывай, что ты заполучил такую замечательную жену только благодаря моему великодушию.

Каван решительно шагнул вперед, и Гонора не задумываясь встала между ними.

– Я очень устала. Отведи меня, пожалуйста, обратно в замок.

Артэр продолжал пристально смотреть в глаза брату.

– Если ты соберешься сказать мне что-нибудь еще, я буду здесь.

Гонора взяла мужа под руку и потянула его за собой.

– Я бы с удовольствием выпила горячего отвара. Я продрогла. – И она старательно поежилась.

– Поговорим позже, – бросил Каван брату.

– С удовольствием, – ответил Артэр, отвернулся и положил меч на раскаленные угли.

Гонора молчала, пока они не отошли на порядочное расстояние от кузницы, и только потом произнесла:

– Артэр хороший человек.

– К несчастью, ты оказалась замужем за мной. Поблагодари за это своего отчима.

– Ты прав. – Гонора опустила голову, глядя на тропинку, по которой они шли к замку. Каван резко повернулся и пронзил ее гневным взглядом. Она подняла голову и торопливо поправилась: – Ты прав в том, что винить за это следует моего отчима, но не в том, что я оказалась твоей женой «к несчастью». С тобой я чувствую себя куда свободнее, чем с отчимом. Ты меня не держишь взаперти, и я благодарна за это.

– Ложные похвалы и благодарности тебе не помогут.

Его едкое замечание задело Гонору.

– Ты думаешь, что я лгу?

– Ты пытаешься мной управлять, – поправил ее Каван.

– Ничего подобного! – Гонора остановилась.

Каван насмешливо фыркнул:

– Все женщины так делают.

– Я не все женщины! – Оскорбленная Гонора отошла от мужа.

Он расхохотался, но его смех был оборван громким криком, заставившим Кавана резко обернуться.

– Ты сукин сын! – орал Лахлан. – Как ты посмел неуважительно разговаривать с отцом?

Лахлан набросился на брата с кулаками, тот ударил в ответ, и оба покатились по земле. Гонора, утратив дар речи, уставилась на дерущихся братьев, потом пришла в себя и кинулась за помощью к Артэру. Впрочем, безрезультатно. Артэр скрестил руки на груди и спокойно стал следить за дракой, оборвав мольбы Гоноры вмешаться:

– Им это нужно. Пусть выпустят пар.

Вокруг уже собирались зеваки, подбадривая братьев. У обоих текла кровь из разбитых ртов, и Гонора решила, что с нее довольно. Она повернулась, чтобы уйти.

Артэр взял ее за руку:

– Ты должна остаться и поддержать мужа.

– Я не собираюсь смотреть, как они избивают друг друга до бесчувствия.

Артэр рассмеялся:

– Думаю, эта драка как раз приведет обоих в чувство.

– Значит, пусть дерутся, а меня тошнит от их дури.

Гонора решительно зашагала прочь и направилась прямо в комнату для шитья, желая только одного – забыть двух дураков, устроивших драку, как малые дети.

Небрежно бросив плащ на стул, Гонора заметалась перед очагом. Она не понимает мужчин и не хочет их понимать. Лучше всего выбрать себе уединенное местечко в лесу, построить там домик и жить спокойно.

Сердце заколотилось сильнее. Гонора остановилась и заломила руки. Мысль о разлуке с мужем потрясла ее. Она внезапно поняла, что ее невольно влечет к нему. Она думает о нем и хочет прожить с ним долгую жизнь. Она не хочет его терять! Может быть, потому ее так расстроила эта драка? Она не хочет, чтобы муж пострадал, чтобы у него что-то болело – и чтобы между братьями пролегла пропасть непонимания. Гонора чувствовала себя совершенно беспомощной и не знала, как ей все это предотвратить. В конце концов она плюхнулась в одно из кресел перед очагом, слишком расстроенная, чтобы браться за иголку. Быть женой гораздо сложнее, чем она себе представляла. А может быть, дело в том, что она влюбилась в своего мужа? Она не чувствовала бы такого разочарования, если бы продолжала относиться к своему браку как к договору и ничего не ждала от него. «А я жду, – думала Гонора, – и должна сказать об этом Кавану».

Она зевнула, подумав, что прогулка по вересковой пустоши сильно утомила ее, хотя скорее всего виной такому изнеможению были тревожные мысли. Глаза Гоноры закрылись, и она крепко уснула.

Каван и Лахлан, помогая друг другу, ввалились в большой зал. Артэр пришел чуть раньше, чтобы наполнить кружки элем. Драчуны отделались небольшими синяками и ссадинами. Ничего серьезного – в конце концов, они были братьями и никогда не нанесли бы друг другу серьезных увечий.

– За братьев Синклер! – провозгласил Артэр, поднимая свою кружку.

Каван и Лахлан поддержали тост и осушили кружки. Каван потянулся к четвертой кружке, эль из которой переливался через край, но Артэр его остановил:

– Это для Ронана. Он всегда с нами, хотя и не здесь… пока.

Каван снова наполнил кружки и поднял свою:

– За Ронана!

Братья выпили эль и перелезли через лавки, чтобы сесть за стол перед очагом.

– Мы найдем Ронана, – сказал Лахлан, в свою очередь наполняя кружки.

– Как находили его, когда он был маленьким, – напомнил им Артэр. – Ронан вечно терялся…

– И один из нас его находил. – Лахлан хлопнул Кавана по спине. – Один из нас, не обязательно ты. Мы по очереди вытаскивали его оттуда, где ему не следовало находиться.

– Для этого и существуют старшие братья, – сказал Каван.

Братья фыркнули и закивали, соглашаясь.

– Неси еду, красотка! – окликнул Лахлан проходившую мимо служанку и улыбнулся ей.

Она захихикала, кивнула и побежала на кухню.

– В один прекрасный день ты нарвешься на женщину, которая не кинется с готовностью выполнять твой чарующий приказ, – расхохотался Артэр.

– Это ему только на пользу пойдет, – поддакнул Каван.

– Это точно, – согласился Артэр, наполняя опустевшие кружки.

Краем глаза Каван заметил входивших в зал отца и мать. Чувствуя себя виноватым, он встал и крикнул:

– Отец, присоединяйся к нам!

Мать облегченно улыбнулась, и все внутри у Кавана сжалось от стыда. Нужно извиниться перед отцом. Он не имел права так разговаривать с ним – отец этого не заслужил.

Артэр и Лахлан промолчали, прикрывая полными кружками довольные усмешки.

Каван отметил, что мать поцеловала отца и, улыбаясь, поспешила прочь. Эта искренняя привязанность родителей друг к другу существовала, сколько он себя помнил. Привычно было видеть, как вождь клана целует свою жену, держит ее за руку, смеется вместе с ней, обнимает ее. Каван хотел, надеялся, мечтал однажды разделить такую нерушимую любовь с той единственной. Сначала ему и в голову не приходило, что подобное возможно с тихоней Гонорой, но в последнее время он понемногу начал восхищаться женой, навязанной ему ее отчимом.

Каван смотрел, как приближается к нему отец – высокий, мощного сложения человек, участливый, властный и благородный. Предводитель, которым можно гордиться. Отец, которого нельзя не любить.

Каван не стал дожидаться, когда отец подойдет, он сам пошел навстречу:

– Прости меня! Я болван.

Отец улыбнулся и положил на плечо сына сильную руку.

– Ты очень похож на меня, и я горжусь тобой.

Каван помотал головой:

– Не знаю, как таким глупым сыном можно гордиться.

– Только глупое сердце и может быть отважным.

Каван вспомнил, что сказал нечто подобное Гоноре.

Возможно, он и в самом деле похож на отца – и думает, как отец, и видит в людях отвагу, которую сами они в себе разглядеть не могут.

Каван обнял отца сильными руками и похлопал его по спине, выражая свою любовь единственным известным ему способом.

– Идем, присоединяйся к нам! – воскликнул он, и отец с удовольствием присоединился к сыновьям.

Мужчины ели и пили уже несколько часов подряд. Они шутили, смеялись, спорили и восстанавливали утраченное взаимопонимание.

– Что моя жена говорила тебе? – спросил Каван Артэра, когда Лахлан и Тавиш о чем-то заспорили.

– Спроси свою жену.

– У тебя замечательная жена, – сказал Лахлан, поднимая свою кружку. – Она спасла мне жизнь. Она прекрасная женщина, а ты счастливец.

Каван ничего не ответил. Он вдруг понял, что братья восхищаются его женой и уважают ее, и ощутил настоящую гордость.

– Согласен, – произнес отец. – Гонора – хорошая и заботливая женщина. Из нее получится прекрасная мать.

– Кстати, прошло уже почти два месяца, а мы до сих пор ничего не слышим о будущем ребенке! – поддразнил брата Лахлан.

– Не торопи их, – усмехнулся отец. – Для них все это пока в новинку.

Артэр и Лахлан расхохотались, а Каван едва заметно улыбнулся. Впервые после возвращения домой он почувствовал себя частью своей семьи и понял, что действительно вернулся.

– Может, тебя поучить, братец? – хохотал Лахлан.

Каван почесал в затылке.

– Ты не помнишь, кто пришел ко мне, не зная, что нужно делать с женщиной?

– Черта с два ты мне что-то рассказал! – Лахлан чуть не подавился элем от смеха.

– О, я это помню! – сказал Артэр, хлопнув Кавана по спине.

К веселым насмешкам присоединился и отец:

– Лучше бы ты пришел ко мне, сынок!

– Да не нужны мне никакие советы – ни тогда, ни сейчас. Женщины меня любят! – заверил их Лахлан.

Мужчины шутили, поддразнивали друг друга и пили целый вечер.

Каван, спотыкаясь, вошел в спальню, когда совсем стемнело, и обнаружил, что в ней пусто. Он быстро догадался, где жена, поднялся вверх по лестнице в комнату для шитья и обнаружил там уснувшую перед очагом Гонору. Он присел перед женой на корточки и внимательно всмотрелся в нее.

Каван вообще о ней не думал, когда несколько лет назад ее отчим пришел к Тавишу с предложением о браке. Гонора не обладала ни одним из тех качеств, которые он хотел найти в жене. Каван усмехнулся, вспомнив, как его раздражали ее длинные темные волосы. Тогда он не знал, какие они шелковистые и как сладко пахнут. Ему очень нравилось, когда во время урока она оказывалась вплотную к нему и он мог прижаться щекой к ее волосам и вдохнуть этот сладкий аромат.

Каван встал, уперся руками в подлокотники кресла, склонился над спящей женой и уткнулся носом в ее волосы. Он не собирался ее будить. Он просто не смог побороть искушение.

Сладкий аромат опьянял сильнее, чем весь выпитый эль. Каван неохотно отошел, но тут же вернулся и снова присел на корточки. У него редко появлялась возможность просто любоваться красотой жены – а может быть, он только сейчас понял, насколько она красива? Или она незаметно прокралась в его сердце прежде, чем он успел окружить его крепостной стеной?

Каван боролся со своим влечением к Гоноре, не понимая, откуда оно взялось, и не задумываясь об этом. Но теперь ему нравилось, что его тянет к жене. Это казалось таким естественным, словно они всегда принадлежали друг другу.

Как можно испытывать такие сильные чувства к женщине, которую он всего пару раз поцеловал? И все-таки ему казалось, что знает ее всю жизнь.

Каван нежно провел рукой по ее темным волосам и ласково поцеловал Гонору в щеку, прошептав:

– Я бы мог полюбить тебя.

Сказанное взволновало его. Каван улыбнулся. Пожалуй, он не против полюбить свою жену.

Гонора зевнула, потянулась, печально вздохнула и устроилась в кресле поудобнее. Она должна спать в его постели, и Каван хотел присоединиться к ней, но не сейчас. Он еще не готов к полной близости с Гонорой. Он должен узнать больше, почувствовать глубже и понять ее лучше.

Склонившись над женой, Каван слегка прикоснулся губами к ее губам, прижался щекой к ее щеке, а потом осторожно поднял Гонору на руки. Она немного повозилась, прижалась к нему и обняла за шею.

Каван стоял не дыша. Его жена инстинктивно чувствует себя в безопасности рядом с ним, даже не открывая глаз! И насколько ему известно, он единственный, кто обнимал ее или брал на руки.

Гонора чувствует, что она у него на руках. Она чувствует, что находится в безопасности. Она доверяет ему, и сердце Кавана воспарило к небесам. Если она ему доверяет, то, может быть, сумеет и полюбить.

 

Глава 19

Среди ночи Гонора, вздрогнув, проснулась и с удивлением увидела, что лежит в постели, полностью одетая. Она перегнулась через край кровати. Муж, как обычно, спал на полу перед очагом. Должно быть, это он перенес ее в постель.

Даже во сне она стала бы сопротивляться, если бы к ней прикоснулся незнакомец. Но муж? Должно быть, она охотно повиновалась ему, потому что только он мог перенести ее сюда. А это значит, что он ее искал.

Гонора легла на спину и уставилась в потолок. Интересно, чем закончилась драка с братом и почему Каван решил ее искать? Он никогда не интересовался, где она и что с ней. Сначала Гонора думала, что ему вообще все равно, куда она ходит и чем занимается. Очевидно, она ошибалась.

Девушка застыла, услышав странный звук, через некоторое время повторившийся снова. Казалось, у кого-то что-то болит. Гонора прислушалась, и когда звук раздался снова, перегнулась через край кровати.

Каван дергался и дрожал всем телом. Похоже, у него опять кошмары. Осмелится ли Гонора помочь ему или лучше оставить его в покое?

Она натянула одеяло до самого подбородка, не зная, как поступить. Остаться в постели? Или поспешить на помощь к мужу?

Ей не потребовалось много времени на размышления. Гонора выскользнула из постели и босиком прошла к камину. На муже был только плед. Одеяло он откинул в сторону и обхватил себя обеими руками, дрожа и дергаясь, хотя огонь хорошо согревал спальню.

Каван выглядел таким уязвимым, лицо его исказилось, словно от боли, и сердце Гоноры рванулось к мужу. Его необходимо успокоить, и она не колеблясь собиралась утешить его. Гонора тихо подошла к кровати, взяла одеяло и вернулась к мужу. Укрыла Кавана его одеялом, сверху своим, нырнула под них и прижалась к нему. Он инстинктивно обнял ее и постепенно перестал дрожать.

Муж был таким теплым, сердце его билось так ровно, и от него так знакомо пахло!

«Он принадлежит мне». Мысль потрясла ее. Как можно думать, что Каван принадлежит ей? «Очень просто. Мы женаты. Он мой муж».

Неужели все так просто? Гонора сомневалась. Каван будет принадлежать ей, только если захочет этого сам. Ведь она тоже будет принадлежать ему, только если сама так решит! А иначе это просто договор между семьями.

Каван опять задрожал. Гонора крепко обняла его, прижимая к себе, прильнула щекой к его щеке и зашептала что-то ласковое. Он снова успокоился, зарывшись лицом в ее волосы и сильнее сжав объятия.

Гонора спрятала лицо у него на обнаженной груди, слегка прикасаясь губами к его соску. Ей так хотелось попробовать, каков он на вкус, но она сдержалась. Муж нуждается в утешении, поэтому Гонора просто прижалась щекой к его груди и стала успокаивать его ласковыми словами, обещая заботиться о нем и быть рядом всегда, когда в этом будет нужда.

Было так чудесно лежать в его объятиях, уютно устроиться рядом с ним, успокаивать его, любить его… Неужели она решилась полюбить его? А что, если он не ответит на любовь? Гонора совсем растерялась. Ах, как ей хотелось, чтобы она могла кому-нибудь довериться, поделиться своими тревогами и сомнениями! Конечно, есть Адди, но ведь так неловко разговаривать об этом с матерью собственного мужа. И невозможно поговорить о любви с его братьями.

Гонора чувствовала себя такой одинокой, хотя вокруг так много людей! Есть лишь один человек, которому она может довериться.

Ее муж.

С тех пор как Каван начал учить ее защищаться, они стали проводить больше времени вместе, а значит, разговаривать и лучше понимать друг друга. Каван быстро становился ее лучшим другом, а она начала получать удовольствие от их отношений, особенно потому, что раньше у нее вообще не было друзей.

Каван даже позволил ей завести щенка. Он увидел, как сильно она полюбила малыша, но не запретил ей, а поощрил их дружбу. Отчим не позволял ей и этого. Он распоряжался всем в ее жизни и всегда говорил, что делает это ради ее же блага, чтобы она стала покорной женой и никогда не думала сопротивляться мужу.

Только сейчас Гонора начинала понимать, что не все мужчины ждут от своих жен исключительной покорности. А если судить по властному характеру Адди и ее манере высказывать свое мнение, далеко не все жены готовы постоянно уступать и слушаться.

Каван снова застонал, крепче обнял Гонору, потом слегка ослабил объятия, но так и не выпустил ее из рук, не оттолкнул, не отверг. А с другой стороны, он же не знает, что она здесь. Может быть, он просто думает, что это сон.

Гонора уютно устроилась, прижавшись к мужу, и решила, что полежит здесь еще немного, пусть его кошмар пройдет, а тогда она вернется в постель. Кавану совсем ни к чему знать, что она его успокаивала. Хватит и того, что об этом знает она.

Его теплое тело, его знакомый запах, жаркий огонь в очаге – все это расслабляло и в конце концов убаюкало Гонору.

Каван проснулся, потому что у него защекотало в носу, и уже собирался отмахнуться от назойливой мошки, как вдруг сообразил, что обнимает чье-то мягкое и теплое тело. Вздрогнув, он уже хотел оттолкнуть жену, но тут здравый смысл – а может, искра желания? – заставил его замереть.

Что она делает в его объятиях? Ее щека прижата к его груди, рукой она обняла его за пояс, а одну ногу просунула между его ногами. А сам Каван ее крепко обнимает. Сердце его бешено заколотилось, а мужское естество мгновенно затвердело.

– Проклятие, – пробормотал он.

Обнимать Гонору было приятно – слишком приятно. Она прижималась к нему грудями, а колено ее почти упиралось в его естество, вздыбившееся от страсти.

Он хочет ее. Господи, как он ее хочет! Он так долго обходился вообще без женщины, и теперь, имея все права – собственно, это вообще его долг – слиться с женой, – Каван тем не менее колебался. Он не хотел брать ее силой только потому, что ему приспичило. Он мечтал заняться с ней любовью.

Каван едва не застонал, но все же сдержался. Как же так получилось? Почему он допустил, чтобы обычный брак по договору сделался таким запутанным и сложным? И ответ Кавану совершенно не понравился.

Он понапрасну теряет время. Его настойчивость должна быть направлена на спасение брата. Он не искупит свою вину до тех пор, пока не найдет Ронана.

И пока этого не произойдет, он не сумеет почувствовать себя цельным, а его жена не заслуживает всего лишь половины мужа. Ее выдавали за воина, за истинного будущего предводителя клана. Гонора зашевелилась и придвинулась ближе к Кавану, прижавшись так интимно…

Он убедился, что жена по-прежнему спит. Ее движения были так невинны, словно она просто пыталась устроиться поудобнее. Каван не выдержал и выругался вслух, когда ее колено задело его восставшее естество.

Это так просто – сделать с ней то, чего ему хочется, и Каван не сомневался, что Гонора охотно подчинится его желаниям. А брачные обеты необходимо скрепить. Есть столько причин слиться с ней – и его останавливала только одна, но очень серьезная.

Жена заслуживает большего.

– Ты как?

Услышав ее мягкий голос, Каван вздрогнул. Она, толком не проснувшись, сонно смотрела на него. Ресницы ее слегка трепетали.

– Тебе снился кошмар.

Теперь понятно, почему она спит вместе с ним на полу. Каван досадливо поморщился. Она пыталась его успокоить, защитить.

Гонора потерлась щекой о его грудь.

– На тебе так удобно спать.

Он мысленно застонал, понимая, что нужно срочно встать, иначе он попадет в беду. Но проклятие! Ее так приятно обнимать, и кажется, что это самое правильное дело на свете. Каван сосредоточился и разжал объятия. Он должен ее отпустить!

Гонора тихонько вздохнула и вдруг замерла.

Каван понял почему. Она ощутила его раздувшееся естество, и, конечно же, это ее напугало.

Как ни странно, Гонора подняла на него глаза и улыбнулась:

– Мы – муж и жена.

Она уже подчинилась! Ему всего только и нужно, что протянуть руку, прикоснуться к ней, поцеловать и любить. Каван уже наклонился, уже почти прильнул к ее губам, но тут дверь с грохотом распахнулась.

– Новости о Ронане! – прокричал Артэр.

Каван вскочил на ноги. Он подхватил на руки жену, перенес ее на кровать, схватил рубашку и башмаки и выскочил за дверь вместе с братом.

– Что, в постели вам мало места? – ухмыльнулся Артэр.

– Что там о Ронане? – решительно пресек насмешки Каван.

Ухмылка сошла с лица брата.

– Во время набега варваров на восток сбежал один пленник. Может быть, это Ронан.

Каван мысленно начал молиться.

– Едем прямо сейчас! – скомандовал он, понимая, что решать будет все равно отец.

– Отец согласен.

Каван едва сдержался, чтобы не завопить от радости. Впрочем, облегчение быстро сменилось вопросом – кто возглавит отряд воинов?

– Отец хочет, чтобы отряд возглавил ты, – сказал Артэр.

Каван остановился, взглянул на брата и понял:

– Это ты убедил его?

– Мне не пришлось его убеждать.

Эти слова о многом сказали Кавану. Отец доверяет ему, верит в него и знает, что он способен выполнить свой долг и готов к этому.

Они с Артэром спустились вниз. Солнце едва поднялось над горизонтом, но отец, мать и Лахлан уже ждали их. Мужчины торопливо уселись за стол и начали разрабатывать план наступления. Решили, что Лахлан отправится вместе с Каваном, а Артэр останется в замке охранять земли Синклеров.

Каван повернулся и потянулся за кружкой с элем – и с удивлением увидел за соседним столом свою жену, сидевшую рядом с его матерью. Она надела простую темно-зеленую юбку и желтую блузку, скрутила волосы в узел и заколола их на макушке костяным гребнем, который любила больше всего – Каван знал, что гребень достался ей от ее матери. Гонора выглядела встревоженной, но все равно улыбнулась ему.

Сейчас у него нет времени поговорить с ней, но он обязательно выберет несколько минут перед отъездом. Каван хотел этого разговора и нуждался в нем. В конце концов, он может и не вернуться.

Воины уже приготовились к походу и битве, оседлали коней, и совсем скоро все они отправятся в путь. Каван подошел к жене, ласково обнял ее за плечи и отошел вместе с ней в сторону, чтобы спокойно поговорить.

– Я не знаю, сколько времени меня не будет, – начал он.

– Я буду молиться за то, чтобы ты и твой брат вернулись целыми и невредимыми, – пообещала Гонора.

Каван прижал ее к себе.

– Пока меня не будет, продолжай упражняться и учить Смельчака. Тебе хватит дел в мое отсутствие.

– Да, дел у меня достаточно, – согласилась Гонора, – но я буду скучать по нашим урокам.

Каван улыбнулся:

– Нашим урокам?

Она положила руку ему на грудь.

– Ты не можешь сказать, что ничему не научился во время наших уроков.

Каван накрыл ее руку своей ладонью.

– Я узнал больше, чем мог предположить.

– Я рада слышать это.

Ее фиалковые глаза завораживали.

– Когда я уеду, не уходи далеко от замка.

Гонора улыбнулась:

– Теперь я знаю, как защитить себя.

Каван крепко обнял ее за талию.

– К чему мне тревожиться еще и о тебе, если я должен целиком посвятить себя своей миссии?

– Не тревожься, я сделаю, как ты скажешь, – мягко произнесла она.

В животе словно возникла ноющая пустота. Он будет скучать по своей жене, скучать по ее прелестным фиалковым глазам, по сладкому аромату волос, по…

Гонора опять удивила его нежным поцелуем и удивила еще сильнее, обняв его за шею и прижавшись к нему всем телом. Поцелуй был испытующим, ищущим и словно молящим о большем.

Каван с радостью повиновался бы ей, но его ждет дело. Поцелуи, страсть, близость – все это может подождать.

Он отодвинулся от Гоноры так быстро, что она пошатнулась. Каван удержал ее своей надежной рукой, кивнул, повернулся и ушел. Лахлан поспешил следом.

* * *

Сердце Гоноры тревожно сжималось. Она вместе с Адди торопливо вышла из замка вслед за мужчинами. Свекровь подошла к своему мужу, а Гонора стояла в стороне и смотрела, как ее супруг садится верхом на своего жеребца. Он представлял собой впечатляющее зрелище – высокий, горделивый и взволнованный. Гонора видела, какое напряженное у него лицо. Наконец-то! Он так долго ждал возможности вернуть домой брата! Она мысленно вознесла молитву к небесам – пусть его не постигнет разочарование! Пусть он вернется целым и невредимым! Гонора подняла руку и помахала, но Каван не смотрел в ее сторону. Он отдал команду людям и возглавил тронувшийся с места отряд, начиная поиски, а может быть, и спасение своего брата. Гонора обхватила себя руками, чувствуя озноб. Холодало, серые тучи висели низко над головой.

Не самый лучший день для того, чтобы провожать мужчин в бой. Но Гонора не желала думать о предзнаменованиях. Она будет считать это хорошим началом для них всех. Разве ливень не омывает землю и не питает урожай? Разве не светит после него солнце, возвещая новый день?

Гонора заулыбалась и помахала мужу, хотя он так и не посмотрел в ее сторону. Это не важно, и прощается она с ним не потому, что выполняет долг жены, а потому, что ей так хочется. Она будет скучать по нему и волноваться, пока он не вернется.

Пусть Каван не ответил на ее поцелуй, такой храбрый и торопливый. Гонора не жалела, что поцеловала его. Ей нравится его целовать. Он так приятен на вкус, и после этого кожа у нее всегда горит. И Гонора твердо решила, что соберет всю свою отвагу и поцелует его еще раз.

Она смотрела вслед мужу даже тогда, когда отряд давно исчез из виду, а все остальные вернулись в большой зал. Она все стояла и смотрела до тех пор, пока первые капли дождя не упали ей на лицо и не заставили войти внутрь.

Каван обернулся, когда кто-то из воинов окликнул его, и, отвечая, увидел вдалеке свою жену. Она стояла и махала ему вслед. Он точно знал, что это она – почувствовал сердцем. Гонора не двигалась. Она становилась все меньше и меньше, превратилась в крохотное пятнышко и наконец исчезла из виду.

Мысли о ней удручали Кавана. Он должен думать только о грядущей битве и – надо надеяться – о спасении брата, и все же… Он не мог выкинуть жену из головы. Или он не может забыть ее поцелуй?

Каван оторвался от нее с большей неохотой, чем следовало. Если бы не необходимость искать брата, он подхватил бы ее на руки и…

Он хотел ее любить и не хотел ее любить. Он сходил с ума, когда думал о ней, но разве отец не предупреждал, что любовь может довести до сумасшествия?

Каван совсем не знает Гонору, но разве любовь зависит от того, сколько времени вы знакомы? Каван покачал головой.

– Что, уже отвергаешь один план сражения за другим? – фыркнул поравнявшийся с ним Лахлан. Каван что-то буркнул в ответ.

Лахлан ухмыльнулся:

– Сдается мне, у тебя в голове совсем другое сражение. Может, с твоей женой?

– Не твое дело! – рявкнул Каван. Лахлан расхохотался:

– Кто бы мог подумать? Каван Синклер влюблен!

– Предупреждаю, Лахлан…

– Предупреждай, сколько влезет. Мне нравится над тобой издеваться.

Каван обернулся и неожиданно озорно улыбнулся:

– Главное, не забывай, что настанет и твоя очередь.

Лахлан снова захохотал:

– К моему выбору жены любовь никакого отношения иметь не будет.

– Это ты сейчас так говоришь.

– И буду говорить. Моей женой станет послушная женщина, которая будет повиноваться каждому моему слову и хорошо мне служить.

– А верность?

Лахлан сверкнул греховной усмешкой:

– Я буду верно исполнять свой долг и хорошо с ней обращаться.

– Посмотрим, – задумчиво произнес Каван. – Посмотрим.

 

Глава 20

Гонора металась по спальне, сходя с ума от тревоги. Прошло уже четыре дня, а от Кавана не было никаких вестей. А что, если он ранен или, упаси Господи, опять попал в плен? Она даже подумать не решалась о последствиях этого.

Все эти дни Гонора была очень занята, хотя и весьма необычными делами – благодаря мужу. После нескольких его уроков она расхрабрилась и обрела некоторую уверенность в себе. В случае чего она уже сумеет себя защитить, и теперь Гоноре не терпелось научиться еще чему-нибудь. Она хотела стать сильной, и не только ради того, чтобы произвести впечатление на мужа, но и для того, чтобы начать уважать себя. Она подружилась с лучником по имени Джон и уговаривала его до тех пор, пока он не согласился показать ей, как управляться с луком.

Сначала Джон артачился, требовал, чтобы Гонора получила согласие мужа, но она сумела убедить его, что хочет сделать Кавану сюрприз.

В конце концов Джон сдался, однако заявил, что она может рассчитывать всего на пару занятий. Впрочем, он передумал, обнаружив у Гоноры отличные способности к стрельбе из лука. Казалось, оружие с готовностью подчиняется ее командам.

– У тебя природный дар, девица, – сказал Джон и теперь ежедневно учил ее стрелять.

Гоноре просто не терпелось показать Кавану, чего она достигла. Гонора жила надеждой на его скорое возвращение – в основном потому, что сильно скучала. Она уже привыкла быть рядом с ним, разговаривать, вместе гулять и очень хотела, чтобы муж снова был дома, чтобы они привыкали друг к другу и скрепили наконец свои брачные обеты, сделав брак законным.

В комнату ворвалась Адди, заставив Гонору вздрогнуть от неожиданности.

– Извини, что напугала, – засмеялась Адди, – но твой муж возвращается домой!

Гонора просияла и подбежала к свекрови.

– А Ронан с ними?

– Мы еще не знаем. Они довольно далеко и приближаются медленно.

Обе женщины поспешили вниз по лестнице и выбежали из замка, присоединившись к Тавишу и Артэру, поджидавшим отряд. Собрались и жители деревни, чтобы приветствовать воинов, а когда распространилась новость о том, что возвращаются они с победой, в холодном воздухе послышались приветственные крики.

Однако по ледяному каменному лицу Кавана Гонора сразу поняла, что супруг своей победе не радуется, а значит, Ронана они не нашли.

В отличие от других женщин, кинувшихся обнимать мужей, Гонора не спешила здороваться с Каваном. Его мрачный вид свидетельствовал о том, что одобрения это не вызовет. Кроме того, он не отрываясь смотрел на отца, и Гонора поняла, что сначала Каван хочет поговорить с главой клана.

Лахлан вместе с Каваном подошел к отцу.

– Ронана не было у тех варваров, на которых мы напали, – с сожалением сообщил Каван.

– И никаких новостей о нем? – взволнованно спросил Тавиш.

– Те, в ком еще оставалась хоть капля жизни, ничего не сказали – или не пожелали сказать, – объяснил Лахлан.

– Давайте поговорим об этом в моих покоях, – произнес Тавиш и обернулся к жене: – Готовьте праздничный пир.

Гонора смотрела вслед мужу, но он ее словно не видел – не бросил ни единого взгляда, даже головы не повернул. Не обращая никакого внимания на Гонору, он последовал за отцом в замок. Она день за днем так тревожилась о нем, а он вообще ее не заметил! Хотя… а чего она ждала? Что он будет скучать по ней так же сильно, как она по нему?

Не зря отчим долгие годы выбивал из нее способность надеяться и мечтать. Она давно перестала рассчитывать на кого-либо или что-либо.

Гонора задумчиво постучала пальцем по сжатым губам. Что-то давненько не видно Калума. Обычно он целыми днями крутился неподалеку, даже не догадываясь, что Гонора прекрасно знает о том, как он за ней шпионит. Но с тех пор, как Каван отчитал его за то, что отчим ударил Гонору, тот старался не попадаться ей на глаза, однако по-прежнему бдительно следил за падчерицей.

Но всю последнюю неделю, а то и больше, Гонора его вообще не видела. Конечно, Калум отлично умеет оставаться незамеченным, если ему это выгодно, но за долгие годы Гонора изучила все его уловки и хитрости и всегда прекрасно знала, где он находится. Для этого ей даже не нужно было его видеть.

– Пойдем, – позвала Адди. – Нужно заняться пиром. Мужчины ждут празднования.

– Вы давно видели моего отчима? – спросила Гонора, догоняя свекровь.

– Кажется, позавчера я заметила его у конюшни, но точно сказать не могу. – Адди ускорила шаг. – Столы для наших мужчин должны ломиться от яств.

Гонора кивнула и тоже заторопилась, прекрасно понимая, что надо помочь Адди, но перед входом в замок остановилась и быстро окинула взглядом территорию. Она точно знала, где может скрываться Калум, если не хочет, чтобы его заметили, но так его и не обнаружила. Здесь отчима явно не было.

Гонора не знала, что пугало ее сильнее – то, что отчим за ней следит, или то, что его нет ни в одном укромном уголке. Где он может находиться и что делает?

И все же в первую очередь мысли ее были заняты мужем. Помогая Адди с приготовлениями к праздничному пиру, Гонора не могла не думать о Каване. Он выглядел не только угрюмым, но и измученным, сильно вспотел и был покрыт грязью и засохшей кровью.

Гонора повернулась к Адди.

– Я бы хотела приготовить ванну для мужа.

Адди улыбнулась:

– Прекрасная мысль. Я уверена, что он поблагодарит тебя за это. Как только вкусные запахи доберутся до покоев, мужчины завершат свой разговор.

Гонора фыркнула и продолжила помогать Адди до тех пор, пока ароматы жареного мяса, тушеных овощей и вкусных пирогов не разнеслись по всему замку. Тогда она приказала приготовить ванну в супружеской спальне, а Адди выставила ее раньше, чем Гонора успела попросить разрешения уйти.

Каван чувствовал себя опустошенным. С тяжелым сердцем поднимался он по лестнице. Он так надеялся найти брата и привезти его домой! Но ему не повезло, он не нашел ни единой зацепки и не знал, где же находится Ронан. Даже то, что они уничтожили целую орду варваров, не уменьшило его разочарования. Найти брата гораздо важнее, чем отомстить. Он хотел, чтобы Ронан вернулся домой целым и невредимым.

Каван знал, что внизу готовятся к праздничному пиру, но ему нечего было праздновать. Он не выполнил того, что собирался, поэтому не заслуживал развлечений.

Каван хотел найти какой-то способ утопить свою печаль, забыться, раствориться в…

Он резко остановился на пороге собственной спальни и уставился на жену, стоявшую в просвечивающей светло-желтой сорочке рядом с исходящей паром ванной. Огонь в очаге подчеркивал ее обнаженное под тонкой материей тело, а напрягшиеся соски зазывно упирались в ткань. Гонора, улыбаясь, дожидалась его, чтобы помочь искупаться.

– Вон отсюда! – заорал Каван и выскочил за дверь.

– Я только хотела…

– Вон! – Громкий вопль дрожью отдался во всем теле.

Гонора торопливо схватила с кровати юбку и блузку и выбежала из комнаты. Каван радовался, что она не стала оглядываться. Если бы он увидел хотя бы намек на обиду в ее фиалковых глазах, он бы схватил ее в объятия, засыпал извинениями и поцелуями, а это привело бы…

Каван тряхнул головой, захлопнул дверь и сорвал с себя одежду. Он овладел бы ею здесь и сейчас, только от отчаяния, быстро и грубо, а это ранило бы не только Гонору, но и его самого. Он не в том настроении, чтобы вести себя нежно и ласково. Он охвачен гневом и презрением к самому себе за то, что опять не смог найти брата. Он не заслуживает доброго отношения жены.

Каван с головой погрузился под воду, чтобы намочить волосы, отплевываясь, вынырнул наружу, схватил лежавшее на стопке полотенец мыло и начал скрести себя изо всех сил, хотя очень сомневался, что сумеет отскрести всю грязь. Ему казалось, что она разъедает его, и как бы он ни старался, уже никогда не станет чистым.

В течение всего года плена с ним обращались как с животным и заставляли жить соответственно, и воспоминания об этом терзали его душу. Каван приходил в ужас, представляя, что его брат по-прежнему терпит. Сердце его готово было разорваться от горя.

Только часа через два Каван почувствовал, что может присоединиться к празднику, и направился в большой зал – с чисто вымытыми блестящими волосами, в чистой рубашке и пледе. Он должен был появиться на пиру, иначе пойдут разговоры, что он не уважает своих воинов. Они храбро сражались, и Каван должен был оказать им заслуженную честь.

Он сел за стол рядом с отцом и братьями, поднял кружку за своих людей и осмотрел зал в поисках Гоноры. Не увидев ни ее, ни матери, он решил, что они заняты – следят, чтобы столы не пустели. Даже лучше, что он ее пока не видит, потому что Каван чувствовал себя виноватым за свое отвратительное поведение, а ведь она всего лишь поступила, как послушная жена.

Позже он перед ней обязательно извинится.

Он ел, пил, шутил с братьями и с воинами и время от времени замечал мать: смеясь и разговаривая с окружающими, она распоряжалась служанками. Каван быстро огляделся, но жены так нигде и не увидел. Куда она могла деться? Каван попытался перехватить взгляд матери, чтобы спросить у нее, но та не смотрела в его сторону, а вскоре вообще исчезла в толпе.

Лахлан хлопнул его по спине и сделал какое-то шутливое замечание, потребовавшее немедленного ответа. Вскоре братья втроем состязались в остроумии и хохотали.

И только когда к ним примерно через час присоединилась Адди, Каван справился насчет Гоноры:

– Ты что, так загрузила мою жену работой, что она не может попировать с нами?

Адди встревоженно взглянула на него:

– Я не видела Гоноры с тех пор, как она пошла приготовить тебе ванну. Разве она не ждала тебя в спальне?

Братья и отец тоже забеспокоились, но Каван с легкостью разрешил их тревоги.

– Я знаю, где она. – Он встал и вышел из зала, оставив семью в недоумении.

Ему не требовалось долго думать, чтобы понять, где Гонора. Она наверняка пошла к своему единственному утешителю – Смельчаку.

Он неслышно зашел в конюшню и остановился, увидев спящую жену – она уютно устроилась на охапке сена и укрыла плащом и себя, и Смельчака – тот прижался к ее груди и тоже крепко спал. Сердце Кавана чуть не разорвалось, когда он заметил, что Гонора плакала. Наверное, так и уснула в слезах, и это все его вина.

Нельзя быть с ней таким жестоким. Он злился на себя, а не на нее, а пострадала от его глупости Гонора. Теперь вот его жена спит в конюшне, рядом с животными. И Каван разозлился на себя еще сильнее.

Все, хватит. Он осторожно поднял Смельчака и положил его рядом с остальными щенками. Потом заметил еще одного песика, притулившегося к ногам Гоноры, поднял и его и тоже переложил к остальным.

И наконец Каван наклонился, как можно осторожнее взял на руки жену и выпрямился. Она зашевелилась, ресницы ее затрепетали, и Гонора доверчиво положила голову ему на грудь. Каван повернулся, и тут глаза жены широко распахнулись. Она приподняла голову и уставилась на Кавана.

– Ты должна быть рядом со мной, – тихо сказал он.

Гонора отрицательно покачала головой.

Каван прижался губами к ее виску и прошептал:

– Да-да, со мной.

Решительным шагом он вышел из конюшни с Гонорой на руках. Да, сначала Каван счел ее обузой, но она доказала, что это далеко не так. И с каждым днем становится все понятнее, что такая жена, как Гонора – это большая удача. А может быть, он просто сумел наконец разглядеть ее истинную сущность.

Каван, не заходя в большой зал, вошел через редко используемую дверь, в которой нуждались в основном в случае нападения на замок, когда требовалось срочно вывести людей. Он не хотел, чтобы кто-нибудь их увидел или понял, что у них опять разлад. Пересудов уже и так хватает, и Каван не хотел, чтобы сплетничать стали еще больше. И не хотел он, чтобы жена страдала из-за его дурости.

Он поднялся в спальню, не встретив ни единой живой души, быстро прикрыл дверь, уложил Гонору на кровать и снял с нее плащ.

Она лежала неподвижно, словно не знала, как ей теперь быть, или испугалась, и Каван разволновался. Он не хотел, чтобы Гонора боялась его. Ей хватило страха за время жизни с отчимом. Нельзя, чтобы все повторилось.

– Прости меня, пожалуйста, – произнес он, погладив ее по нежной щеке. – Ты не заслуживала моего гнева, и не ты была его причиной.

Она негромко вздохнула, словно все это время не дышала.

– Я подумала, что чем-то обидела тебя.

– Нет! – воскликнул Каван. – Ты ничем меня не обидела!

К его изумлению, Гонора взяла его за руку и ласково ее поцеловала, а потом прижала их сплетенные руки к груди.

– Ты не нашел брата.

Каван кивнул. Страсть, вспыхнув, разгоралась в нем все ярче.

– Поэтому я и злился.

– И ничего не узнал о том, где он находится?

– Ничего. Те, кто еще в силах был что-то сказать, сделали вид, будто ничего не знают. А может, действительно не знают, где Ронан.

– Нельзя терять надежду.

И от ее участливых слов страсть в Каване вспыхнула ярким пламенем. Она поддерживает его в поисках брата и не только сама надеется, но и поощряет его надеяться на благополучный исход! За одно это Каван был ей благодарен. Он не одинок – Гонора на его стороне.

Гонора отпустила его руку, села и удивила Кавана еще раз, прижавшись щекой к его щеке и прошептав:

– Спасибо.

Он едва не ахнул вслух, с такой силой пронзило его вожделение, но сдержался и только спросил:

– За что?

– За то, что рассказал мне правду, – пробормотала она, приблизила свои губы к его, немного поколебалась, но все же робко поцеловала Кавана.

Гонора ждала, как он отреагирует, не подозревая, что его тело мгновенно отозвалось и Каван едва сдерживается, чтобы не сграбастать ее и не воспользоваться ее невинной попыткой сближения.

Гонора расхрабрилась и снова поцеловала мужа. Ее рука бродила по его груди, а потом осторожно нырнула под рубашку.

От ее теплой ладони Кавана бросило в жар, и он пришел в полную готовность. Если не оторваться от нее прямо сейчас, он уже вряд ли сумеет это сделать, тем более что Каван не чувствовал в себе достаточно сил для воздержания. Гонора его жена, у него есть супружеский долг, у нее тоже, и будь он проклят, если этот долг не взывает к нему прямо сейчас громко и отчетливо.

Он ответил на поцелуй, не удержался. Она такая сладкая, такая невинная и готова ко всему… Зачем же столько времени отказывать и ей, и себе? Раньше или позже они все равно сольются в единую плоть, так почему не сейчас?

Она заслуживает большего.

Он отпрянул и встал, и будь он проклят, если не почувствовал, как она обиделась. Каван заметался вдоль кровати.

– Я не тот человек, за которого ты меня принимаешь.

Гонора озадаченно уставилась на него.

– Ты мой муж, хороший человек, отважный воин…

– Нет! – заорал Каван, сделал глубокий вдох и повторил уже спокойнее: – Это не так.

– Я вижу, что права, – негромко произнесла Гонора.

– Значит, ты слепая! – рявкнул Каван.

– Нет, – твердо ответила Гонора, – я знаю тебя лучше, чем ты сам себя знаешь.

Каван упрямо набычился.

– Можешь и дальше скрывать ее от меня, но я уже видела правду.

– Да как ты можешь заявлять, что знаешь меня, если я сам себя не знаю?

– Дело не в том, что ты не знаешь себя. Дело в том, что ты отказываешься себя знать.

Он остановился.

– Ты говоришь загадками.

– Разве ты можешь быть ко мне добрым, если ты не добр? Разве станешь учить меня обороняться, если тебе все равно? Разве можешь ты казниться из-за своего брата, если рисковал собственной жизнью, чтобы попытаться его спасти?

Она говорила все это без капли раздражения и с такой искренностью, что сердце Кавана заныло – из-за нее, или из-за правды в ее словах, или просто потому, что она рассуждала разумно. Каван видел, что его жена, женщина, которую он когда-то отверг, понимает его лучше, чем кто бы то ни было.

Эта женщина с длинными шелковистыми черными волосами, завораживающими фиалковыми глазами, мелодичным голосом и мягкими манерами была не той испуганной серой мышкой, за которую он ее когда-то принял. Возможно, она никогда ею и не была. Возможно, она всегда была сильной, только он, слепец, этого не замечал и сумел увидеть только сейчас.

Каван понимал, что должен ответить, должен как-то отозваться на ее слова, полные правды, но сказать ничего не мог.

Гонора улыбнулась ему, словно понимала, в каком смятении он находится, и произнесла:

– Раздели сегодня со мной ложе.

Всего только и сделать, что лечь рядом с ней, и впереди их ждет ночь страсти, которая с легкостью успокоит истерзанное сознание и растревоженную душу. Это так просто. Так легко забыться.

И в то время, как он сольется в любовном порыве со своей женой, брат будет страдать от мук ада. Какое он имеет право на наслаждение, если брат мучается от боли?

Не сказав ни единого слова, Каван повернулся и вышел из спальни.

 

Глава 21

Гонора проснулась, потягиваясь и улыбаясь, и ничуть не удивилась, увидев, что спит одна. Она даже не знала, вернулся ли муж ночью в спальню, но это не имело никакого значения. На этот раз она не чувствовала, как раньше, что ее отвергли – теперь она все понимала и знала, что только от нее будет зависеть, наладятся между ними отношения или нет.

Каван обвинял себя слишком сурово, и до тех пор, пока он не поймет, как обстоят дела на самом деле, и не примет этого, он будет и дальше наказывать себя. Наверное, Гонора и сама вела бы себя точно так же, если бы не мудрые советы ее мамы. Мама объяснила ей, что Калум – человек плохой, хотя сначала он сумел хитростью убедить ее в обратном. А когда они обвенчались, было уже слишком поздно, и единственное, что могли сделать мать и дочь, – это быть умнее, чем он. Мама до последнего вздоха убеждала Гонору, что в один прекрасный день она встретит человека, достойного доверия и любви, и проживет с ним счастливую жизнь.

Гонора села и снова изо всех сил потянулась. Может быть, она подсознательно пыталась дотянуться до матери.

– Я нашла человека, о котором ты говорила, мама. Но ему необходима твоя мудрость, и я щедро поделюсь с ним ею.

Она негромко рассмеялась и снова упала на кровать Жизнь прекрасна! Гонора ощущала собственную силу и уважала себя. Не то чтобы она сделалась очень храброй, но обрела некую долю уверенности, а будет расти уверенность, придет и отвага.

Гонора выпрыгнула из постели и быстро оделась – темно-синяя шерстяная юбка и золотистая туника с длинными рукавами, подпоясанная на талии полоской от пледа Синклеров. Еще одной полоской пледа Гонора завязала сзади волосы, как следует их расчесав, а потом надела мягкие башмаки. Теперь она готова встретить новый день – и мужа.

Выходя из комнаты, она рассмеялась. Вряд ли муж готов к встрече с ней.

Войдя в большой зал, Гонора тут же увидела его. Каван сидел за столом у очага вместе с отцом, матерью и Артэром. Лахлана видно не было; очевидно, он провел ночь с очередной женщиной – Лахлан никогда не покидал чужую постель рано утром. Остальные столы пустовали – большинство воинов отправились по домам, чтобы прийти в себя после ночного пира или ночного караула.

Каван почти сразу заметил, что Гонора вошла в зал. Она, не отрывая от него взгляда, дошла до стола, улыбнулась, поцеловала мужа в щеку и села рядом с ним.

– Я просто умираю от голода!

Гонора потянулась за куском медового хлебца, самого своего любимого, а Каван налил ей кружку горячего сидра и подвинул свою тарелку. Гонора усмехнулась и с аппетитом начала завтракать, радуясь, что муж захотел с ней поделиться.

Завязался общий разговор, но члены семьи один за другим уходили из-за стола по своим делам, и в конце концов Гонора с Каваном остались одни.

– Я должна тебе кое-что показать, – сказала она, стряхивая с пальцев крошки.

– Что? – полюбопытствовал Каван, улыбаясь, но довольно скептическим тоном.

Гонора оглянулась, наклонилась к нему и прошептала:

– Это сюрприз.

– И никто не знает?

– Я и еще один человек. – Она прижала палец к губам Кавана, не дав ему ничего сказать. – Никаких вопросов, ты все поймешь сам.

Гонора взяла мужа за руку и потянула его со скамьи. Выходя из зала, она взяла один из шерстяных плащей, которые Адди вешала на колышки у двери. Каван обошелся без плаща – несмотря на холод, ему хватало шерстяной рубашки, пледа и башмаков. Казалось, он вообще не чувствует холода, и Гонора решила, что он привык к нему за время плена – на землях варваров зима тянулась долгие месяцы.

Когда они завернули за угол хижины Джона-лучника, Гонора заметила удивление на лице Кавана. Еще сильнее он удивился, когда Джон, мужчина крупный и весьма нетерпеливый ко всем, кроме воинов, приветствовал Гонору широкой улыбкой.

– Стой здесь! – велела Гонора мужу, подтолкнув его туда, откуда отлично просматривалась мишень, поставленная Джоном для воинов.

Она взяла лук, который Джон приспособил специально для нее, и увидела, что Каван наморщил лоб. Он не смог скрыть изумления, когда Гонора взяла стрелу, умело положила ее на тетиву, прицелилась и выстрелила. Стрела вонзилась в самый центр мишени. Гонора выстрелила еще дважды – в основном для того, чтобы Каван не подумал, будто это получилось случайно, а понял, что она попадает в цель сознательно и дар у нее природный.

Она обернулась к мужу и заулыбалась:

– Я упросила Джона научить меня. Мне хотелось тебя удивить.

Каван помрачнел и прищурился, и на какой-то миг Гонора испугалась, что он разозлился, но тут муж тряхнул головой и улыбнулся.

– У моей жены врожденный талант к стрельбе из лука, – гордо сказал он Джону.

– Так и есть, сэр, так и есть, – согласился Джон.

– Скоро она начнет набивать наши кладовые едой для всего клана, – похвалился Каван.

Гонора ахнула:

– Я никогда не смогу убить в лесу никакого зверя!

Джон посерьезнел:

– Стрелы существуют для того, чтобы убивать, имей это в виду.

Он отошел. Гонора посмотрела на мужа.

– Он прав, – произнес Каван. – Стрелы необходимы для охоты, не важно, на зверя или человека. Если ты не готова убивать, не стреляй из лука. То же самое относится к кинжалу или мечу.

– Я никогда никого не убивала, – отозвалась Гонора. От одной мысли у нее внутри все перевернулось.

Каван взял ее за руку и повел куда-то. Гонора обрадовалась, увидев, что они направляются к вересковым пустошам. День был холодным, однако солнце сияло ярко, по синему небу плыли белые облака. Прекрасный день для прогулки на пустошах – и прекрасное место, чтобы поговорить.

– Я научил тебя обороняться, но не объяснил, каких жертв это может потребовать, – произнес Каван, когда они довольно далеко отошли от деревни.

Гонора повела его к опушке леса, села на землю, прислонилась к большому валуну и потянула к себе Кавана.

– Расскажи мне, что такое сражение.

Он сел рядом. Гонора прижалась к мужу и накинула плащ ему на ноги, не сомневаясь, что он уже продрог, и желая поделиться с ним теплом. А если быть совсем честной, она просто хотела оказаться поближе к нему, ощутить жар его тела и попытаться соблазнить его.

– Не нужно тебе этого знать, – ответил Каван.

Гонора положила ладонь ему на руку, – на руку, которая наверняка убила в сражении многих, но зато ласково умела обнять ее и нежно прикасаться.

– Я хочу больше узнать о тебе.

Каван колебался. И тогда Гонора вслух сказала то, что в последнее время чувствовала:

– Я доверяю тебе. Разве ты не хочешь довериться мне?

– Почему ты мне доверяешь? – спросил Каван, переплетя свои пальцы с ее.

Ей нравилось прикосновение его руки. Пусть мозолистая, она была сильной и уверенной.

– Ты не давал мне поводов сомневаться в тебе.

– Я называл тебя серой мышкой, – напомнил Каван.

– А я думала, что ты жестокий и грубый.

– О, маленькая мышка запищала?

Гонора засмеялась и быстро чмокнула его, точнее, слегка прикоснулась к его губам.

– Благодаря тебе.

Гонора не поняла, от чего он вздрогнул – от поцелуя или от ее благодарности, а может быть, он потерял дар речи сразу и от того и от другого.

– Так ты расскажешь мне про сражение? – снова попросила она.

Каван все колебался, потом, положив их сплетенные руки к себе на колени, начал:

– Страх – это и враг и друг воина в битве. Страх, пронизывающий кровь, дает тебе силы, а в разгар сражения помогает ничего не чувствовать. Ты просто защищаешься и пытаешься уцелеть. Он помогает тебе не слышать воплей умирающих, не чувствовать жуткого запаха смерти и не думать о том, что она, возможно, уже стоит за твоей спиной.

Гонора помалкивала, понимая, что он полностью погрузился в воспоминания. Положив другую руку на их сплетенные, она, подбадривая, слегка сжала их, чтобы напомнить – он здесь, с ней, а не на поле боя. Она знала, что теперь будет со страхом провожать его на битву, потому что муж может не вернуться назад.

Каван прижался лбом к ее лбу и замер так, словно нуждался в этом прикосновении. Затем отвернулся и посмотрел на пустошь.

– Ужаснее всего понимать, ценой чего даются победы. Видеть убитых близких и друзей, слышать крики раненых, которых не можешь спасти…

– Но все равно пытаешься?

– Ты говоришь о моем брате, – тут же отозвался Каван.

– Ради него ты рисковал своей жизнью.

– И потерпел неудачу, – напомнил он.

– И много выстрадал из-за своей попытки.

Каван отвернулся. Но Гонора не сдавалась:

– Варвары наверняка ужасно обращались с тобой. Я видела шрамы у тебя на спине, видела, как тебя терзают кошмары.

Каван резко повернул к ней голову:

– А почему, по-твоему, я так отчаянно хочу отыскать брата? С ним обращаются хуже, чем с животными, и эта мысль непереносима!

– А что произошло, Каван? Что произошло в тот день на поле боя?

Каван потупился. Хочет ли он снова пережить тот день? Разве не переживал он его снова и снова? Так зачем повторять все сначала? И разве сможет она понять?

Он посмотрел на Гонору и увидел в ее фиалковых глазах решимость – и еще что-то. Сострадание, сочувствие – ей не все равно. Его поражало, что она и в самом деле тревожится за него. Может, потому, что ему кажется, будто он этого не заслуживает?

Каван тяжело вздохнул, не зная, как ответить жене.

– Почему ты не хочешь поделиться своей болью?

– А зачем тебе про нее знать? – возразил он.

– Ты мой муж. Я не хочу, чтобы ты терзался понапрасну.

– Может быть, я заслуживаю страданий?

– Ерунда, – твердо произнесла Гонора.

– Ты не можешь этого знать! – вспылил Каван.

– Так докажи мне, что ты должен терзаться.

Он едва не расхохотался. Гонора очень умно загнала его в угол, да так, что он и не догадался. Каван восхищался ею. Она и в самом деле настоящий воин.

И тогда Каван неохотно начал рассказывать ей про то памятное сражение:

– Варвары разбили нас наголову. У них оказалось больше людей, чем мы могли предположить, и с самого начала стало понятно, что они превосходят нас числом. Мы сражались отважно, но резня продолжалась, и я приказал отступать.

Он замолчал и посмотрел куда-то вдаль, видя перед глазами сцену, навсегда врезавшуюся ему в память.

– И когда я приказал последним из своих воинов покинуть поле боя, я услышал крики о помощи. Кричал мой брат. Не раздумывая, я кинулся вперед, прокладывая себе мечом путь и рубя варваров направо и налево, но их было слишком много, и я рухнул недалеко от Ронана. Я протянул к нему руку; он был окровавлен. Я видел страх в его глазах и чувствовал его так же, как и в детстве, когда приходилось выручать Ронана из разных переделок. До тех пор мне это всегда удавалось. – Каван задумался, потом продолжил: – Я потянулся к нему. Решил – если нам суждено погибнуть, мы погибнем вместе. Я не мог позволить ему умереть в одиночестве. Но нас растащили в разные стороны, едва наши пальцы соприкоснулись. – Он закрыл глаза. – Я все еще слышу его крики.

– Ты сделал все, что мог.

– Но недостаточно, – процедил Каван сквозь стиснутые зубы.

– Да как же ты можешь так думать?

Он сердито уставился на Гонору:

– Потому что Ронан не вернулся домой.

– Но ты вернулся?

– Верно.

– И теперь не имеешь права быть здесь, потому что Ронана нет.

– Наконец-то ты поняла, – буркнул он.

– Ты готов был погибнуть, лишь бы спасти его.

– Любой ценой.

– Ты хочешь жить дальше? – спросила вдруг Гонора.

Каван уставился на нее и тряхнул головой.

– Что за чушь ты несешь?

– Если ты погибнешь, то не поможешь брату. А если будешь жить – спасешь его.

Он смотрел по-прежнему сердито.

– Ты учил меня – нельзя дать врагу понять, кто мне дорог, потому что это используют против меня. Ты дал своим врагам понять, что готов пожертвовать собой ради брата, и они использовали это против тебя. Скажи, они мучили тебя рассказами о страданиях твоего брата?

Каван наморщил лоб.

– Варвары все время напоминали мне, что мой брат пострадал из-за меня. Они не давали мне об этом забыть.

– Значит, тебе оставалось только выжить, бежать и отыскать его. И хотя варвары не верили, что ты на это способен, твой брат верил, иначе он не взывал бы к тебе о помощи. Пока Ронан знает, что ты жив, он будет надеяться и бороться.

– Откуда я знаю, что он верит в то, что я жив?

– Если тебе сказали, что твой брат жив, значит, и брат знает про тебя, – убежденно произнесла Гонора. – А это значит, что Ронану известно – ты за ним придешь. И он будет делать все возможное, чтобы выжить, как ты в свое время.

Каван содрогнулся:

– Там невозможно выжить.

– Но ведь тебе удалось?

Каван замолчал, вспоминая свой плен.

– Они вынудили меня жить как скотину. Мне до сих пор кажется, что от меня воняет.

Гонора поцеловала его в щеку.

– Ты пахнешь очень вкусно.

Он схватил ее за подбородок.

– Я стал таким, как они… скотом!

Гонора высвободилась и прижалась к его щеке.

– Ты не животное. Ты хороший, любящий мужчина, и я горжусь тем, что могу назвать тебя своим мужем.

Каван сильнее прижался к ее щеке.

– Ты просто не понимаешь, о чем говоришь.

Гонора чуть повернула голову и легко поцеловала его в губы.

– Я знаю, что ты мужчина, достойный любви.

– Зря ты так думаешь, – буркнул Каван, отворачиваясь от ее поцелуя.

– Займись со мной любовью, – попросила Гонора. – Стань моим мужем.

 

Глава 22

Каван сидел в большом зале. Перед ним стояла кружка с элем, но он не сделал из нее ни глотка за ту пару часов, что просидел здесь. Он никак не мог выкинуть из головы свой ответ на откровенную просьбу жены заняться с ней любовью. «Наверное, – думал Каван, – я просто выжил из ума, если ответил ей так, как ответил».

«Со временем».

С каким временем? Чего он дожидается? И что сделала в ответ она? Улыбнулась. Значит ли это, что Гонора почувствовала облегчение? Каван ждал, наверное, даже хотел, чтобы она расстроилась. По крайней мере это доказало бы, что она предложила ему себя не из чувства долга, не для того, чтобы скрепить брачные обеты. А она запросто продолжила разговор, словно его отказ ничего для нее не значил.

Он-то думал, что размышлять будет она, а оказалось, что единственный размышляющий – это он, Каван. А Гонора? Он даже не знал, где она сейчас. Она куда-то ушла сразу же, как только они вернулись в замок, и хотя Кавану было любопытно, он еще и злился, убеждая себя при этом, что для возмущения нет никаких оснований. Сам во всем виноват. В этот самый миг, вот прямо сейчас, он мог бы находиться в спальне и заниматься с женой любовью.

– С женой поссорился? – весело спросил подошедший Лахлан.

– Не твое дело. И вообще, я не в настроении разговоры разговаривать, – отрезал Каван.

– Я тоже. – Лахлан налил в кружку эля.

– Выглядишь паршиво, – сказал Каван, посмотрев на взъерошенного брата.

– Я провел ночь с ненасытной женщиной. – Лахлан сделал большой глоток.

– Пил или похоть тешил? – Каван ухмыльнулся. Лахлан поднял кружку.

– И то и другое, и я ублажал ее снова, и снова, и снова, и снова…

Каван захохотал:

– Что, всю ночь напролет?

– Да она вообще не делала передышек, только чтобы осушить еще кружку эля. – Лахлан жалобно тряхнул головой. – Точно тебе говорю, я все больше задумываюсь, что пора подыскать хорошую женщину и остепениться. По крайней мере будет кому каждую ночь согревать мою постель и меня – как твоя жена тебя.

«Как могла бы моя жена», – подумал Каван.

– Ты же вечно бахвалился, что не собираешься успокаиваться с одной-единственной женщиной, – поддел он брата.

– Так это я был молодым и глупым!

Каван опять захохотал:

– Я и забыл, что ты у нас старик целых двадцати трех лет от роду!

– Смейся, сколько влезет, да только в последнее время я и впрямь чувствую себя стариком.

– К вечеру снова начнешь глазеть на всех девчонок подряд, – заверил его Каван.

Лахлан замотал головой, тут же замер и опустил голову в ладони, упершись локтями в стол.

– Если доживу.

– Что, еще одна беспутная ночь? – поинтересовался Артэр, перешагивая через скамью и усаживаясь рядом с Каваном.

– Последняя. Во всяком случае, так утверждает Лахлан, – ухмыляясь, ответил Каван.

– В который раз она последняя? – фыркнул Артэр, ткнув Кавана локтем в бок.

Каван тоже фыркнул:

– Далеко не в первый и наверняка не в последний.

Внезапно все три брата вздрогнули, заметив Гонору.

Она шла мимо, безмятежно улыбаясь.

– Должно быть, мне совсем плохо. Я даже не слышал, как она подошла, – пожаловался Лахлан.

– Не расстраивайся. Я тоже не слышал, – утешил его Артэр.

– И меня принимайте в компанию, – буркнул Каван, снова раздражаясь. Как она смогла подойти незамеченной? Может, потому что они ни на что не обращали внимания? Или он досадует, потому что Гонора выглядит довольной, счастливой и куда-то целенаправленно идет? Она просто зашла в зал и выскользнула из него с другой стороны. И даже не кивнула ему!

– Надеюсь, я найду женщину, которая будет смотреть на меня так, как на тебя смотрит Гонора, – произнес Лахлан.

Каван только хотел спросить, что имеет в виду брат, как Артэр сказал:

– Это потому, что Каван умеет ублажить женщину. А довольная жена – счастливая жена.

Лахлан оскорбился:

– А чем, по-твоему, я занимался этой ночью?

– Если тебе потребовалась целая ночь, значит, ты еще не умеешь делать это правильно, – захохотал Артэр.

Каван не обращал внимания на пикировку братьев. Он обдумывал то, что Лахлан увидел, а Артэр произнес вслух. Неужели Гонора и вправду выглядит довольной и счастливой?

Лахлан прервал его размышления прямым вопросом:

– Гонора просто сияет. Она что, беременна?

Каван уставился на брата.

Артэр хлопнул его по спине.

– Взял бы да и спросил ее, чем гадать.

Каван кивнул и ушел, оставив братьев и дальше шутливо пререкаться. Он точно знал, что его жена не может быть беременна, но недоумевал, почему она выглядит такой счастливой – тем более что сам-то он чувствует себя ужасно несчастным. Что могло ее так обрадовать? Каван твердо решил выяснить это, поэтому направился прямо в конюшню, не сомневаясь, что она там со Смельчаком.

И очень удивился, не увидев там жены, хотя щенок ему очень обрадовался и с удовольствием присоединился к поискам. Потребовалось некоторое время, но в конце концов они обнаружили Гонору рядом с Адди. Она вместе со свекровью отправилась в еженедельный обход больных в деревне. Его мать помогала людям, чем могла. Иногда требовалось просто посидеть и послушать, потому что болеть может не только плоть, но и душа.

Выяснив, чем занята Гонора, Каван решил не мешать ей. Кроме того, ему понравилось, что она учится у его матери, потому что однажды лэрдом станет он и жене прядется возложить на себя обязанности Адди. Похоже, она тоже об этом думала и решила подготовиться заранее.

Каван смотрел на Гонору издали. Щенок принюхался и направился прямиком к маленькому мальчику, который ел свежевыпеченный медовый хлебец. Гонора и в самом деле сияла. Щеки ее разрумянились, фиалковые глаза блестели, губы порозовели, а улыбка ошеломляла.

Вдруг глаза ее широко распахнулись, и она помахала Кавану. Тот прищурился, резко повернулся, подхватил щенка и ушел. Оставив Смельчака в конюшне и не сказав ни единого слова братьям, все еще сидевшим за столом в большом зале, Каван быстро прошел мимо них и поднялся вверх по лестнице, перешагивая сразу через две ступеньки. Захлопнув за собой дверь спальни и прислонившись к ней, Каван зажмурился, пытаясь избавиться от терзавших его образов. Он наслаждался, представляя себе свою красавицу жену, как вдруг опять всплыли жестокие воспоминания, и ему никак не удавалось их прогнать.

Они нахлынули резко, когда Гонора ему помахала. Внезапно он увидел на ее месте не свою жену, а женщину, ставшую причиной немалой доли его страданий. Это была дочь Мордрака, вождя племени варваров, и Кавана застали, когда он якобы глазел на нее, хотя на самом деле это она на него смотрела. Его безжалостно выпороли, а она стояла рядом и любовалась этим, даже не вздрагивая, когда кнут опускался на его спину.

Когда Каван попал в плен, он поклялся себе, что не только отыщет брата и вернет его домой, но и заставит всех виновных расплатиться, имея в виду не только Мордрака, но и его дочь.

Каван дотащился до кресла у очага и упал в него. Лучше бы его мысли были заняты Гонорой, а не воспоминаниями о плене, но они терзали и не отпускали его. И когда они брали верх, он снова и снова переживал то время, не зная, сможет ли забыть.

Каван положил голову на спинку кресла и даже не стал закрывать глаза. Это не поможет, видения не исчезнут. Они всегда у него перед глазами, хоть открытыми, хоть закрытыми. Они будут мучить его до тех пор, пока не иссушат до конца душу – а значит, снова победят.

Что толку быть воином? Что толку от твоего гнева, если от него страдают невиновные? Что толку от гордости, если не можешь высоко держать голову?

Каван смотрел на отчетливый образ безымянной женщины, которую возненавидел, и отдался воспоминаниям, желая, чтобы они поскорее прошли… До следующего раза.

* * *

Гонора шла вслед за Адди к следующему коттеджу, думая только о муже. Что-то случилось. Она чувствовала это, видела, как за одно мгновение изменилось его лицо, И это ее напугало…

Очень сильно напугало.

– Адди! – окликнула она свекровь, когда они подошли к коттеджу. – Я должна идти. Я нужна мужу.

Адди кивнула:

– Иди. И позаботься о нем хорошенько.

– И сегодня, и всегда, – пообещала Гонора и поспешила прочь. Она не знала почему, чувствовала только, что это необходимо. Ноги сами несли ее вперед, и холодный ветер хлестал по лицу. В последний раз Каван опять отверг ее, но она не обиделась. Со временем, сказал он, и Гонора почувствовала, что это правда. Она нужна мужу, и не важно, понимает он это или нет. Она ему нужна.

Она вихрем промчалась через большой зал, не заметив, как уставились на нее Лахлан и Артэр, и не услышав, как они посмеиваются: дескать, сегодня за ужином им не доведется увидеть ни Гоноры, ни Кавана.

Все мысли Гоноры были только о муже. Он не должен оставаться один. Она не допустит, чтобы Каван страдал в одиночестве – больше никогда!

Гонора ворвалась в комнату и не увидела на лице Кавана тоски – только неприкрытую ярость.

– Убирайся отсюда! – закричал он.

Гонора захлопнула за собой дверь.

– Нет.

– Не смей мне перечить! – гневно зарычал он.

– Объясни мне, что случилось, – настойчиво требовала Гонора, отходя от двери.

Каван вскочил с кресла.

– Уйди сейчас же!

– Почему?

– Вон! – заорал он.

– Ответь, – потребовала Гонора, хотя ноги у нее подкашивались.

Каван схватил ее за плечи.

– Ты осмеливаешься чего-то требовать от меня?

Гонора заговорила тише, положив трясущуюся руку ему на щеку:

– Не нужно страдать в одиночку. У тебя есть жена, и ты ей дорог.

Каван крепче стиснул Гонору, так, что ее ноги оторвались от пола, и пошел к закрытой двери. Ну нет, он от нее так легко не избавится! Гонора крепко обхватила его за шею и прошептала на ухо:

– Я влюбилась в тебя.

Каван мгновенно остановился. Гонора крепко обнимала его за шею, хотя ноги ее болтались в футе от пола. Она потерлась щекой о его щеку.

– Ты не можешь меня любить. Ты меня почти не знаешь, – сердито буркнул он.

Гонора прижалась губами к его уху:

– Я знаю, что ты лучше, чем думаешь о себе.

– Я не желаю, чтобы ты меня узнавала!

– Слишком поздно, – пробормотала она, поцеловала его в щеку, а потом робким поцелуем прикоснулась к губам.

Он застонал и шепнул прямо в ее губы:

– Я…

– Ты мой муж, – сказала она. – Позволь мне помочь тебе забыть эту боль.

На этот раз он застонал громче:

– Я не гожусь для того, чтобы…

– Любить меня?

Он не ответил.

– Люби меня, – произнесла Гонора, и на этот раз это не было вопросом.

Каван по-прежнему молчал.

– Люби меня. – Она снова легко поцеловала его в губы.

Каван покачал головой.

– Люби меня, – прошептала Гонора. – Время настало.

 

Глава 23

Каван почувствовал знакомый прилив страсти. Слова Гоноры воспламенили его желание. Вряд ли он когда-нибудь хотел женщину так, как хотел сейчас свою жену. Бывали времена, когда его могла удовлетворить любая женщина, но не сейчас. Он знал, что не испытает ни наслаждения, ни облегчения ни с кем, кроме Гоноры.

Но почему?

Он не знал ответа. А может быть, как и Гонора, полюбил, но был слишком упрям, чтобы признать это?

Каван, уступая, застонал, взял жену на руки, подошел к кровати, осторожно положил Гонору и разжал ее руки, обнимавшие его за шею. Она неохотно опустила их.

Каван ласково погладил ее по щеке и спросил:

– Ты не будешь раскаиваться?

Гонора мягко улыбнулась. Каван тоже улыбнулся:

– Эту ночь ты никогда не забудешь.

Он поцеловал Гонору, а его рука неторопливо скользнула под ее блузку. Он вел пальцами вверх по животу, добрался до груди и нежно обхватил ее ладонью. Гонора не вздрогнула, наоборот, вздохнула с удовольствием, которое, как подумал Каван, скоро обернется неистовой страстью. И от этой мысли плоть его затвердела.

– У нас все будет очень хорошо, жена, – прошептал он между двумя поцелуями.

– Обязательно, муж мой, – соглашаясь, прошептала она в ответ.

В дверь сильно забарабанили, и они отпрянули друг от друга.

– Каван, новости! Поспеши! – прокричал Артэр.

Каван мгновенно оставил Гонору, но остановился и обернулся, не дойдя до двери.

– Мы завершим начатое сегодня ночью. А если мне придется уехать, то когда я вернусь. Жди меня в постели!

Гонора едва не закричала от разочарования. Столько усилий, чтобы убедить его заняться с ней любовью, как мужа опять от нее отрывают! Это нечестно. А уж если Каван думает, что она останется в постели, не зная, что происходит, то он последний дурак.

Она выбралась из постели, поправила одежду, пригладила волосы и поспешила вслед за ним. Когда Гонора вошла в большой зал, то увидела там только Адди, стоявшую и смотревшую на закрытую дверь.

– Куда они поехали и зачем? – спросила Гонора, приблизившись к растерянной свекрови.

– Я точно не знаю. Прибыл воин с известием, заставившим отправиться в путь всех – и моего мужа, и всех сыновей. Это редкость! Обычно кто-нибудь всегда остается, чтобы оборонять замок.

– Они не могли уехать далеко, – заверила ее Гонора. – Они никогда не оставили бы замок без защиты.

Они не стали говорить вслух о том, что новость, вызвавшая такую мгновенную реакцию, наверняка связана с Ронаном. Слишком часто слухи о самом младшем Синклере оказывались ложными, и женщины боялись, что и в этот раз все будет напрасно.

Гонора занялась обычными делами, то и дело вглядываясь в даль, чтобы не пропустить появления воинов.

Ближе к закату она отправилась в конюшню, чтобы немного позаниматься со Смельчаком и отвлечься от своих мыслей. Она очень беспокоилась о муже и молилась, чтобы он вернулся целым и невредимым.

Калум появился неожиданно. Гонора вздрогнула и споткнулась, но быстро выпрямилась, пока отчим не успел грубо схватить ее за руку, и поспешно отошла в сторону, помня, чему учил ее муж.

«Не подпускай врага близко к себе».

Гонора ждала, пока Калум заговорит первым. Она давно привыкла молчать в его присутствии.

– Может, Кавану ты и жена, – произнес отчим, – но все равно остаешься моей дочерью и будешь мне повиноваться.

Гоноре хотелось напомнить ему, что она никогда не была его дочерью, но девушка знала, что это только разозлит его. Пусть думает, что хочет. Она сумеет постоять за себя.

Гонора демонстративно молчала.

– Лучше тебе об этом не забывать.

Не отвечая на его слова, Гонора спросила:

– А где ты был, отец? – И едва не подавилась, произнося это слово. Он ей не отец и не может быть отцом, однако Калум всегда настаивал на том, чтобы она относилась к нему почтительно. Обращение «отец» тоже считалось проявлением почтения.

– Мои дела тебя не касаются, – отрезал он.

«А мои – тебя», – хотелось сказать Гоноре, но она придержала язычок. Не нужно злить отчима. Калум ткнул в ее сторону пальцем:

– Будешь делать, как я скажу.

Внезапно из конюшни выбежал Смельчак и накинулся на ноги Калума. Он тявкал, кусался и выглядел очень сердитым.

Калум совершил ошибку. Он пнул щенка, и тот, отчаянно завизжав, отлетел в сторону.

Гонора подбежала к щенку и взяла его на руки. Убедившись, что он не пострадал, она поставила малыша на землю, похлопала его по попе и велела сидеть тихо. Гоноре очень хотелось с яростью накинуться на отчима, но она вовремя припомнила наставления мужа – никогда не давай врагу понять, кто тебе дорог, потому что он с легкостью использует это против тебя, а если со щенком что-нибудь случится, это разобьет ей сердце. Она не даст Калуму такой возможности.

Гонора предпочла промолчать, и отчим решил, что она с ним согласна. Он очень ошибался, но ему совсем незачем об этом знать.

– Помни, всегда помни! – предупредил ее Калум. – Ты повинуешься мне!

Гонора кивнула, подхватила Смельчака и быстро ушла, чтобы отчим не остановил ее. Ее тревожило, что Калум по-прежнему считает, будто имеет право распоряжаться ее жизнью. Гоноре казалось, что она никогда от него не избавится. Господи, как она хотела навсегда освободиться от своего отчима! Она хотела быть уверенной, что больше никогда его не увидит, никогда не услышит его приказаний и никогда больше не пострадает от его злого языка и тяжелой руки.

Когда Гонора была маленькой девочкой, она хотела, чтобы Калум умер – и мечтала об этом до сих пор.

Следующие несколько часов Гонора играла со Смельчаком, а когда пошла в замок, щенок побежал следом. Он уже готов оставить свою семью, сообразила Гонора, потому что обрел новую, в точности, как и она сама. Теперь ее семья – Каван. А Калум ей больше не родня, которой никогда и не был.

Гонора торопливо возвращалась в замок. Смельчак радостно скакал вокруг нее. Мужчины так и не вернулись, и Гоноре оставалось только одно: послушаться мужа и вернуться в спальню, чтобы дожидаться его там.

Адди сидела за столом в большом зале, и хотя Гоноре хотелось поскорее уйти в спальню, она не могла оставить свекровь в одиночестве. Гонора подошла к столу, Смельчак послушно бежал следом.

– Я так тревожусь! – призналась Адди, когда Гонора села рядом.

Женщины взялись за руки, а щенок лег у ног Гоноры.

– Всякий раз, когда Тавиш принимал участие в сражении, я боялась, что он не вернется. А потом выросли сыновья и тоже начали сражаться, и мои тревоги удвоились и утроились. Таков уж женский удел – всегда тревожиться.

Распахнулась дверь, ударившись о стену, и в зал вошли мужчины Синклеры во главе с Тавишем. Он выглядел грозно и внушительно, но совсем не радостно, как и шедшие следом сыновья. Это могло означать только одно: их поиски не увенчались успехом.

Адди тотчас же поспешила к мужу, и тот крепко обнял ее. Нетрудно было понять, что хороших новостей нет – муж с женой стояли, прижавшись друг к другу, и глаза Адди блестели от слез.

Гонора тоже торопливо пошла к мужу. Следом бежал Смельчак. Каван раскрыл объятия, прижался к щеке Гоноры и крепко обнял жену. Она чувствовала, что они потерпели поражение, и решила ни о чем не спрашивать, ничего не говорить, просто подарить утешение и любовь.

Не говоря ни слова, они покинули большой зал. Смельчак тихонечко пошел следом, но, добравшись до лестницы, громко заскулил. Каван остановился, посадил щенка на левую руку, обнял Гонору правой, и все трое мирно стали подниматься наверх.

Смельчака уложили спать перед очагом, а жену Каван, обнимая, довел до кровати.

– Мы с тобой кое-что не закончили, – негромко сказал он. – Если, конечно, ты не передумала.

– А ты? – спросила она.

– Нет. Я хочу тебя сильнее, чем раньше.

– Правда? – спросила Гонора.

Каван взял ее руку и потянул к себе под килт. Мужское естество было горячим, затвердевшим, но при этом шелковисто-нежным и равномерно пульсировало.

Этот жизнеутверждающий ритм воспламенил Гонору.

– Я принадлежу только тебе и хочу почувствовать в себе только тебя, – произнесла она.

Вместо ответа Каван подхватил ее на руки и в мгновение ока уложил на кровать, а потом вдруг замялся, сел рядом и посмотрел на жену.

– Что тебя тревожит? – заботливо спросила она, положив ладонь ему на колено.

– Твоя красота.

Гонора пришла в замешательство, не зная, что на это ответить.

Каван засмеялся и нежно поцеловал ее.

– Твоя красота – это далеко не одни твои дивные черты. Я часто слышал, как говорят о прекрасных сердцах, но никогда в жизни не имел чести встретить такого человека. Представь себе мое изумление, когда я понял, что женат на такой женщине!

Гонора просияла.

– И сейчас я вожделею тебя – ты и сама это почувствовала. Но это томление родилось не из одной только потребности, а из чего-то более глубокого. Я научился ценить тебя, причем очень странно – просто потому, что я чувствую себя в безопасности, когда знаю, что ты спишь рядом.

– Сегодня мы будем спать еще ближе друг к другу, и я благодарна за это судьбе.

– Хочешь залучить меня в свою постель? – поддразнил ее Каван.

Гонора посерьезнела:

– Я очень хочу, чтобы ты спал в моей постели, – и сегодня, и всегда.

– И не отпустишь меня? – спросил Каван.

Гонора крепко сжала его руку.

– Ты мой, и я никогда не позволю тебе уйти. Я всегда буду оберегать и защищать тебя.

Каван рассмеялся:

– В этом тебя должен заверять я.

– Я и так знаю, что ты будешь меня защищать и оберегать. Я хочу, чтобы ты понял: я буду делать для тебя то же самое. Я бы отдала…

Каван прижал палец к ее губам.

– Не говори того, что, как мне кажется, ты собиралась сказать. Ты никогда, слышишь, никогда не отдашь за меня свою жизнь!

Гонора завладела его рукой и ласково поцеловала ее.

– Ты бы отдал свою жизнь за меня.

– Конечно, но этом совсем другое.

– Почему?

– Я мужчина, воин, это мой долг!

– А я, – произнесла она, сев и прижавшись щекой к его щеке, – люблю тебя и готова отдать свою жизнь за тебя.

Гонора почувствовала, как Каван напрягся всем телом, и поняла – сейчас он тряхнет ее за плечи и прикажет никогда ничего подобного не говорить! Как удержать его от столь предсказуемого отклика?

Сможет ли она повести себя настолько дерзко? И не раздумывая больше, чтобы не струсить, Гонора скользнула рукой ему под килт и робко провела пальцами по его восставшему естеству, а потом аккуратно сжала пальцы.

– Ты играешь нечестно! – шепнул Каван ей на ухо.

– Искусству ведения войны меня обучал хороший наставник.

Его рука мгновенно нырнула ей под юбку, а пальцы скользнули прямо внутрь, и только большой палец ласкал отчаянно пульсировавший бугорок.

– Так мы сражаемся? – поддразнил Каван, покусывая Гонору за ушко.

Она застонала, негромко рассмеялась и пробормотала:

– Я сдаюсь.

Каван засмеялся:

– Нет, милая, пока еще нет.

Он в считанные минуты сорвал с них обоих одежду, и Гонора, только недавно волновавшаяся из-за своей наготы, потому что чувствовала себя такой беззащитной перед мужем, сейчас не испытывала никакого стеснения. Она хотела, чтобы Каван прикасался к ней, целовал ее, ласкал. Она стремилась заняться с ним любовью.

– Ты такая красивая… – произнес Каван, покрывая поцелуями ее груди.

Она изогнулась, подставляя их под его губы, а когда Каван взял губами сосок, застонала от невыразимого наслаждения. Муж играл с ним, покусывал его, посасывал, и в конце концов Гоноре показалось, что она вот-вот лишится рассудка. Тут Каван отпустил один сосок и принялся за другой.

Он покрывал поцелуями все ее тело, и чем больше он целовал Гонору, тем чувствительнее становилась ее кожа. Каван прикасался к ней губами, а Гонора стонала и извивалась.

Она не могла думать – она могла только откликаться.

Каван целовал ее живот, а пальцы его творили волшебство у нее между ног. Она не хотела, чтобы он останавливался – никогда. И ни за что. Гонора и представить себе не могла, что любовь – это так чудесно!

– Ты такая сладкая, такая восхитительная, – бормотал Каван, медленно прокладывая поцелуями дорожку вниз.

Гонора едва не выскочила из постели, когда его пальцы сменились губами, и подумала, что сейчас взорвется от мучительного наслаждения. Каван ласкал ее нежно и уверенно, и ей казалось, что она больше не выдержит ни мгновения. Он лег на Гонору сверху, а она снова прикоснулась к его восставшей плоти.

Каван напряженно замер.

– Не надо! – предостерег он. – Я слишком тебя хочу.

Гонора все поняла и направила вздыбленное пульсирующее естество в себя. Каван навис над ней, упираясь руками в кровать.

– Это так приятно, – не удержавшись, произнесла Гонора.

Каван прижался лбом к ее лбу и застонал.

Гонора убрала руку. Каван вошел в нее – сначала медленно, потом все сильнее и глубже. Гонора выгнула спину, Каван сильно надавил и задал ритм раньше, чем успел войти до конца. Гонора ахнула, но не от боли, а от страсти.

Каван, прерывисто дыша, застыл и прижался к ее щеке.

– С тобой все хорошо?

– Нет, – простонала Гонора. – Ты остановился!

Он хмыкнул и предупредил:

– Ну тогда держись!

Гонора вцепилась в его руки и очень скоро стонала в голос, потому что наслаждение насквозь пронизывало ее тело. Влажная от пота кожа горела, тело немилосердно сотрясалось, и она точно знала, что только он, ее муж, может дать ей то удовлетворение, которого она так жаждет.

Каван был прав, сказав, что она еще не сдалась, но она этого хотела, а он все не давал ей такой возможности. Муж дразнил ее, замедляя ритм в тот момент, когда ей казалось, что она вот-вот взорвется, потом снова ускорял, и Гонора думала, что сейчас окончательно обезумеет.

И вот она почувствовала, что капитуляция совсем близко. Ритм движений Кавана оставался ровным, решительным, уверенным, и Гонора поняла, что больше он не остановится, не сможет остановиться, и они сливались воедино, сильнее, крепче, и вдруг…

Когда ее настиг взрыв наслаждения, Гонора подумала, что сейчас она умрет от восторга. Вцепившись в Кавана изо всех сил, она изгибалась дугой, а когда успокоилась, то почувствовала себя не опустошенной, а, напротив, заполненной до отказа.

Неожиданно глаза ее наполнились слезами. Слезы покатились по щекам, когда Каван поднял голову. Он прижался к ней щекой, вздрогнул и посмотрел на жену:

– Что случилось? Я сделал тебе больно?

Он хотел скатиться с нее, но Гонора удержала мужа, крепко обняв его.

– Нет, не уходи. И нет, ты не сделал мне больно.

– Тогда почему ты плачешь? – ласково, но настойчиво спросил он, осушая ее слезы поцелуями.

Гонора улыбнулась:

– Я никогда не испытывала ничего более прекрасного.

Он хотел что-то ответить, но Гонора прижала к его губам палец.

– Я знаю, что ты, наверное, много раз занимался любовью, но для меня это впервые, и я рада, что это произошло с тобой, муж мой.

Каван убрал ее пальчик со своих губ.

– Я много раз тешил похоть. Сегодня я впервые в жизни занимался любовью, и я рад, что это произошло с тобой, жена моя.

– Правда? Ты не шутишь?

Каван вытер остатки слез с ее щек.

– Знай, что я говорю чистую правду. До сегодняшней ночи я понятия не имел, что можно получить столько наслаждения с женщиной.

Гонора нежно коснулась его щеки и улыбнулась:

– Можешь дарить мне наслаждение, когда захочешь.

Каван негромко рассмеялся:

– Осторожнее с такими предложениями, а то окажешься навеки прикованной к этой постели.

Кажется, Гонора немного испугалась.

– Ты хочешь сказать, что мы можем заниматься любовью только в постели?

Каван снова засмеялся:

– Похоже, меня следовало заранее предупредить, какая ты есть на самом деле.

Гонора обняла его за шею.

– Считай, что тебя предупредили, муж мой, потому что я боюсь, что никогда не сумею тобой насытиться.

 

Глава 24

Приближался рассвет, но Каван проснулся больше часа назад. Он крепко обнимал жену. Та спала на боку, прижавшись к нему спиной. Гонора спала обнаженной – она настояла на этом, сказав, что ей доставляет удовольствие ощущать прикосновение его обнаженной кожи к ее и что ночью будет так чудесно чувствовать, что он лежит рядом, прижавшись к ней.

Естественно, эти слова возбудили Кавана, и они опять занялись любовью. Да, Гонора отнюдь не была той серой испуганной мышкой, за которую он ее когда-то принимал. Хотя мыши – это очень хитрые создания. Они суетятся и бегают туда-сюда до тех пор, пока не найдут то, что искали, и только тогда с удовольствием строят гнездо.

Когда дело доходило до занятий любовью, Гонора не проявляла ни малейших признаков страха или робости. Совсем наоборот, она, похоже, получала удовольствие от каждого мгновения, и было понятно, что она хочет научиться большему. Если она сомневалась, то спрашивала Кавана, и будь он проклят, если ее искренняя любознательность не воспламеняла его еще сильнее.

Он думал, что кончит сразу же, когда Гонора, сжимая в руке его восставший член, спросила, можно ли ей попробовать его на вкус, как Каван пробовал ее.

Можно и не говорить, что он торопливо закивал, и будь он проклят, если Гонора не наслаждалась этим искренне и долго, как наслаждался женой сам Каван. Он вспомнил и ухмыльнулся. В Гоноре было все, чего он когда-либо хотел от жены, и даже больше, и теперь Каван чувствовал себя счастливым и одновременно виноватым.

Гонора призналась ему в любви, и это тронуло его сердце и согрело душу. Каван не мог понять, как она сумела полюбить его, ведь после своего возвращения домой он вел себя с женой не лучшим образом – но это произошло.

Следовало испытывать благодарность, а вместо этого Кавана мучило чувство вины. Дело не в том, что он сомневался в своей любви к жене. Каким-то образом, сам не зная как, он тоже отдал ей свое сердце, представления не имея, когда это произошло, но какая разница? Значение имело только то, что Каван наконец понял, какие чувства он испытывает к Гоноре. И все же…

Он не мог заставить себя сказать ей об этом. За прошедшую ночь она не раз говорила о своей любви, а он так и не сумел ей ответить. Он не мог позволить ни себе, ни ей этой радости, облегчения или удовольствия. Он не имел права быть счастливым.

Каван потерпел неудачу, не сумев спасти брата, и это терзало его – так же, как и сведения, полученные им во время плена. Он хотел поделиться с кем-нибудь тем, что выяснил, но не мог. Он не знал, кому может довериться.

Каван посмотрел на спящую жену. С какой радостью он рассказал бы все ей, но ясно же, что это знание поставит под угрозу ее жизнь. Каван не сомневался, что в этих сведениях скрыто связующее звено, которое может стать ключом к благополучному возвращению Ронана, но до сих пор так и не сумел выяснить, в чем оно заключалось.

Раньше или позже все равно придется кому-нибудь довериться. Он хотел сделать это сразу же по возвращении, но чем больше думал о том, как складывалась его дорога домой, тем отчетливее понимал, что пока следует помолчать о своей осведомленности. Пусть правда откроется, когда настанет время.

Гонора зашевелилась, потерлась о него спиной и тихонько вздохнула. Глаза у нее оставались закрытыми, и Каван улыбнулся. Даже во сне она охвачена страстью. Каван нежно погладил ее грудь, потеребил соски и разжег желание жены еще сильнее.

Когда вздох Гоноры перешел в стон, Каван провел рукой по ее животу, между ног и осторожно скользнул в нее пальцами.

Гонора распахнула глаза. Каван покусывал ее шею, входил все глубже и шептал:

– Я хочу тебя. – Он понимал, что должен сказать «я люблю тебя», но не сейчас. Нет, не сейчас.

– Так возьми меня, – сказала Гонора, потягиваясь, поворачиваясь и выгибаясь.

Губы Кавана нашли ее сосок, и она громко вскрикнула от наслаждения.

Каван не заставил просить себя дважды. Он хотел Гонору и взял ее быстро и жестко. Она откликалась подобным же образом, словно они были давними любовниками и встретились после долгой разлуки. Значение имело только их желание, и больше ничего – и, ненасытные, они пытались его утолить.

От их неистового соития кровать ходила ходуном. Пик показался им взрывом, и оба закричали от безумного наслаждения. Каван скатился с Гоноры и рухнул рядом. Он взял жену за руку, и они молча лежали, приходя в себя. Тела их были покрыты потом, оба тяжело дышали, а сердца их бешено колотились.

Они лежали так несколько минут, крепко переплетя пальцы рук.

Наконец Гонора повернулась на бок, лицом к Кавану.

– Может, я требую от тебя слишком многого? – спросила она.

Каван от души рассмеялся и чмокнул ее в кончик носа.

– Требуй все, что пожелаешь.

Гонора улыбнулась:

– Это хорошо. Мне очень нравиться соединяться с тобой.

– Мы будем делать это так часто, как ты захочешь, – пообещал Каван, думая, как ему повезло, что она стала его женой.

– И не только в постели, – напомнила Гонора.

– Там, где пожелаешь.

– Или там, где на нас нападет настроение, – сказала Гонора.

– Можешь быть в настроении, сколько захочешь, – произнес Каван, стараясь, чтобы его голос звучал не ликующе, а просто одобрительно.

Тут они услышали, как кто-то скулит, и через мгновение возле кровати появился Смельчак, виляя маленьким хвостиком.

Гонора рывком села.

– Я забыла, что он в спальне! Должно быть, ему срочно нужно наружу, да еще он наверняка проголодался! Я и сама умираю от голода. – Она откинула одеяло, но, прежде чем выскочить из постели, повернулась и смачно поцеловала мужа в губы.

Каван подпер голову рукой, глядя, как она, голая, мечется по спальне, собирая одежду. На это следовало посмотреть, и он наслаждался зрелищем – плотные ягодицы, округлые бедра, тонкая талия… Господь свидетель, как ему нравились ее полные груди! Каван до сих пор ощущал их вкус на своих губах.

Прежде чем Гонора успела одеться, Каван тоже выпрыгнул из постели, схватил ее за талию и крепко прижал к себе.

– Сегодня будет день исполнения желаний!

Гонора хихикнула, зазывно потерлась о него и мелодичным голосом предостерегла:

– Будь осторожен со своими желаниями.

Каван уткнулся носом ей в шею.

– Я буду очень осторожен, но у меня появилось предчувствие, что все мои желания сегодня исполнятся.

Смельчак заскулил громче, и Гонора отодвинулась от мужа.

– Ему нужно скорее на улицу, – сказала она, торопливо надевая коричневую юбку и синюю блузку. Схватив башмаки в руку, она выбежала за дверь.

Каван твердо решил, что Смельчак больше не проведет ни единой ночи в их спальне. Он не помчался вслед за женой, понимая, что она будет суетиться вокруг щенка. Кроме того, ему требовалось побыть одному и подумать.

Он уже надел коричневую рубашку и плед, как вдруг его словно озарило. Разве он не провел в одиночестве достаточно времени? Разве не мечтал о возвращении домой, к семье и друзьям? Разве не страдал из-за своего вынужденного одиночества и не мечтал, чтобы эта пытка окончилась?

Он с удовольствием проводил время в обществе жены, причем даже до того, как они стали близки. В последнее время он все-таки вспомнил, как хорошо ему рядом с братьями и как сильно не хватает разговоров с отцом. Его отец – мудрый человек и вождь, он многому научил Кавана, а может научить еще большему.

И Каван понял, что в первый раз со дня возвращения домой он от души рад тому, что вернулся.

Во время завтрака за столом не умолкал смех. Синклеры рассказывали Гоноре о своем детстве и о том, что старший брат уже тогда рвался всеми командовать, а Каван защищался, вспоминая детскую глупость своих братьев. По его словам, они вынуждали его то и дело выручать их.

Разговор сделался серьезным, когда Адди напомнила про их поспешный отъезд накануне.

– Ложные вести приносят разочарование, – сказала она, – но в один прекрасный день вы уедете и вернетесь обратно с Ронаном. И тогда наша семья снова соберется целиком.

Все три сына закивали, а отец согласился со словами жены.

– Ронан вернется домой, я обещаю это тебе, Адди, – убежденно произнес Тавиш. – Ронан вернется.

– Да как он может не вернуться после всех этих ваших историй? – невинным тоном спросила Гонора.

– Ты о чем? – удивился Артэр.

Гонора улыбнулась:

– Ронан очень ловко всеми вами управлял…

Братья начали хором возмущаться.

– Да Ронан этого не умеет! – воскликнул Лахлан.

– Он просто никогда ничего не замечал, – добавил Артэр.

– Ему вечно требовалась помощь, – подтвердил Каван.

Гонора рассмеялась:

– Неужели вы не понимаете, что все это он делал нарочно?

Братья изумленно уставились на нее. Гонора обернулась к Адди и Тавишу:

– Вы-то знаете своих сыновей. Вы не могли не видеть, как ловко Ронан ими управлял.

Братья во все глаза смотрели на своих родителей, сидевших рядом и державшихся за руки.

– У Ронана неплохо получалось, – признал Тавиш.

Адди кивнула:

– Да, Ронан отлично мог перехитрить любого и добиться того, к чему стремился.

– Да черта с два! – воскликнул Лахлан.

– А ты подумай, сын, – посоветовал Тавиш. – Вспомни ту кобылу от моего коня. Поначалу она предназначалась тебе.

Лахлан кивнул:

– Да, но она оказалась не совсем такой, какую я хотел, поэтому я отдал ее Ронану.

Тавиш расхохотался:

– Это Ронан тебя убедил, что ты ее не хочешь.

– Да нет же… – Лахлан осекся. – Проклятие, он и убедил! – Лахлан ткнул пальцем в Артэра: – А тебя он отговорил от того меча, который ты специально выковал…

– Нет, – возразил Артэр.

Лахлан решительно кивнул:

– Именно он. Сказал, что меч слишком легкий для мужчины твоей силы.

Артэр уставился на брата:

– Черт, а ведь ты прав! Он убедил меня, что меч мне совершенно не подходит. А ты, Каван? Что Ронан получил от тебя?

– Ничего, – сказала Гонора. – Ронан уважал его положение главного среди вас и понимал, что будет очень глупо мошенничать и с Каваном.

– А ты весьма проницательна, Гонора, – произнес Тавиш.

– Когда смотришь со стороны, увидеть очень легко, – пожала плечами она.

Тавиш положил свою руку на ее ладонь, лежавшую на столе, и улыбнулся:

– Теперь ты не со стороны, а внутри, так что будь осторожна.

– Я не беспокоюсь, – легко отозвалась Гонора. – Я вам всем доверяю.

Каван искренне поражался тому, с какой легкостью Гонора призналась в своем доверии к ним. Она говорила очень убежденно, без капли сомнения, и он позавидовал ей.

Разговор снова сделался легким. Кроме того, пора было приступать к повседневным делам и обязанностям, так что они с Каваном вскоре покинули зал и направились в конюшню. Тявкающий Смельчак трусил вслед за ними.

Каван взял жену за руку. Он должен был задать тревоживший его вопрос.

– Ты чего-то не досказала про Ронана и меня. А ведь ты заметила что-то еще из наших рассказов.

– Ты думаешь? – спросила Гонора с невинным видом, не обманувшим Кавана.

Он остановился и сердито уставился на жену. Судя по его решительному лицу, они не сдвинутся с места, пока она не ответит на вопрос.

– Ты меня слишком хорошо знаешь, – неуверенно произнесла Гонора.

– Лучше бы тебе об этом не забывать, – сказал Каван и поцеловал ее. – Рассказывай.

– Я боялась, что тебя это расстроит.

– Не важно. Я хочу быть уверенным, что со мной ты всегда будешь честной и никогда не будешь бояться рассказать мне что угодно. Я всегда буду рядом, чтобы помочь тебе, и никогда тебя не предам.

Гонора мягко улыбнулась:

– Доверие. Ты просишь у меня доверия, а ведь оно уже безраздельно тебе отдано. Это знал и твой брат – что он всегда может на тебя положиться. Он верил, что ты его никогда не предашь.

– Откуда ты это знаешь?

– Из той истории, которую ты мне сам рассказал. Когда вы с Ронаном ловили рыбу и случайно свалились в озеро. Но ведь все произошло не так? Думаю, всю рыбу поймал ты, а Ронан ужасно разозлился, что не поймал ничего. И тогда ты предложил ему поделить пойманную рыбу пополам, а он разозлился еще сильнее. Он толкнул тебя или накинулся с кулаками, случайно поскользнулся и упал в озеро, а ты прыгнул вслед за ним.

– С чего ты так решила?

– Потому что ты сам говорил, что всегда защищал Ронана. Кроме того, он тогда был совсем маленьким. Сколько ему было? Около шести лет?

– Это случилось за два дня до его шестого дня рождения, – сказал Каван.

– Артэр упомянул, что ты был на семь лет старше Ронана, значит, тебе уже исполнилось тринадцать. – Гонора покачала головой. – В придуманной тобой истории нет никакого смысла.

– То же самое сказал и отец.

Гонора рассмеялась:

– Но не братья.

– Надо полагать, ты знаешь почему?

Она усмехнулась:

– Они ужасно обрадовались, увидев, что их могущественный предводитель не только по-дурацки свалился в озеро, но еще и не сумел поймать ни единой рыбины. Ты позволил Ронану приписать себе весь успех – наверное, он сильно расстроился и раскаивался, заливаясь слезами. А на самом деле в тот день ты доказал своему брату, что он может всегда тебе доверять.

Каван кивнул, отпустил ее руку и отошел в сторону. Гонора быстро догнала его.

– Ты не подвел своего брата!

Кавану очень хотелось ей поверить, но он не мог. И никто, никто этого не понимает! Но он и не думал, что кто-нибудь поймет.

– Сегодня поедем верхом на вересковые пустоши, – сказал он.

– Каван! – Гонора дернула его за рукав. Он остановился.

– Больше ни единого слова про Ронана. Довольно.

Гонора собралась спорить.

– Больше ни одного слова, Гонора, – твердо повторил он.

Она вздохнула и посмотрела в сторону.

– Я не очень хорошо езжу верхом.

– Ночью у тебя это прекрасно получалось, – поддразнил ее муж.

Она повернулась к нему и выпятила грудь.

– Это верно, но ведь тебя так легко укротить! – Гонора расхохоталась и помчалась к конюшне.

Каван, ухмыляясь, побежал вслед за ней.

 

Глава 25

Гонора просто не могла поверить своему счастью. Прошли две недели с тех пор, как они с Каваном стали близки, и жизнь сделалась просто чудесной. Они смеялись, целовались, любили друг друга, муж учил ее множеству разных вещей – в том числе и в постели. Щеки Гоноры запылали от дивных воспоминаний, но еще больше – от любви к нему, растущей в ее сердце с каждым днем. Она часто говорила Кавану о своей любви, но он ей пока в своих чувствах не признался. Гонора не сомневалась, что муж ее любит – и когда придет время, скажет об этом. Она будет терпелива. Почему бы и нет? С ним каждый день восхитительнее другого.

Гонора вздрогнула. Собственное счастье пугало девушку. Она боялась, что все вдруг исчезнет или того хуже – у нее все это отберут. Гонора прижала руку к груди, представив себе, как будет больно, если она навсегда потеряет Кавана. Она этого не перенесет.

– Что случилось? – спросил Каван, усаживаясь на скамью напротив.

Гонора снова заулыбалась, потому что Каван мягко отвел ее руку от груди и поцеловал в ладонь. Он такой красивый! И с каждым днем становится все красивее. Гонора слышала, что любовь делает такое с людьми – обостряет зрение, и ты можешь как следует разглядеть тех, кого любишь. И хотя ей очень нравились впечатляющие черты лица Кавана, Гонора понимала, не они делали его красивым. Его любящее, щедрое, заботливое сердце – вот за что она так сильно его любила.

– Ты не заболела? – спросил муж.

Она покачала головой:

– Нет, я прекрасно себя чувствую.

– Тебя что-то тревожит. Я видел, как погасла твоя сияющая улыбка и как ты прижала руку к груди, словно тебе больно.

Гонора не колебалась, стоит ли говорить ему правду.

– Я так счастлива с тобой…

– И поэтому хмуришься?

– Я боюсь потерять тебя. Боюсь, что тебя у меня отнимут.

Каван снова поцеловал ее ладонь и крепко сжал руку.

– Не бойся, у нас впереди целая жизнь. Я дойду до края земли и готов сразиться с самим дьяволом, лишь бы всегда быть с тобой. Я никому не позволю разлучить нас.

– Каван!

Гонора и Каван обернулись, услышав оклик Артэра.

– Варвары напали на фермы на востоке. Отец остается здесь, а мы с тобой и Лахланом едем.

Гонора встала и пошла проводить мужа. Прежде чем он взлетел на коня, она взяла его за руку.

– Возвращайся ко мне целым и невредимым, муж мой, а я обещаю тебе встречу, которую ты никогда не забудешь.

Каван приподнял ее, смачно поцеловал и прошептал на ухо:

– Ради этого обещания я вернусь домой в мгновение ока.

– Я позабочусь о том, чтобы огонь горел ярко, а в спальне хватало еды, так что нам не придется покидать ее целый день.

Он ухмыльнулся, еще раз смачно поцеловал ее в губы и поставил на землю.

– Я люблю тебя, – сказала Гонора, придерживая мужа за щиколотку, чтобы оставаться рядом с ним как можно дольше. – Пусть у тебя все будет хорошо.

Она отошла, провожая мужа взглядом. Гоноре показалось, что он ответит ей, скажет о своей любви. Он уже собирался это сделать, но в последнее мгновение передумал.

Гонора не совсем понимала, что мешает Кавану признаться ей в своей любви, но в глубине души знала, что он любит ее. Она видела это в его темных глазах. Они сверкали всякий раз, как она говорила о своей любви, смягчались, но потом в них появилась тревога. Было ясно, что он борется с собой, не желая признаваться. Вместо того Каван целовал ее, прикасался к ней, а если тревога усиливалась, занимался с ней любовью.

Гонора обхватила себя руками и улыбнулась. Именно тогда Каван особенно ясно показывал ей, как сильно он ее любит.

Она махала ему рукой до тех пор, пока они не скрылись из виду – так она делала каждый раз, когда мужу приходилось уезжать на битву с кем-нибудь. Гонора хотела, чтобы Каван не сомневался – она всегда будет ждать его возвращения.

– Вы прекрасно поладили.

Гонора обернулась и тепло улыбнулась Тавишу Синклеру.

– Это так, и я рада, что он мой муж.

– Приятно слышать, – произнес Тавиш, протягивая ей руку. – Давай прогуляемся. Я хочу поговорить с тобой.

Гонора взяла его под руку, понимая, что не может отказать лэрду, хотя немного побаивалась его. Она не могла сказать почему, ведь Тавиш был человеком славным справедливым и разговаривал со всеми очень дружелюбно. Может быть, все дело было в его властности, требовавшей внимания и уважения. Гонора ждала, когда свекор заговорит первым.

Они долго шли молча. Гонора сообразила, что Тавиш уводит ее подальше от любопытных глаз и ушей, хотя не так уж много жителей деревни было на улице в этот холодный и ветреный день, а оставшиеся дома воины охраняли деревню и замок.

Когда рядом никого не осталось, Тавиш заговорил:

– Каван рассказывал тебе про свой плен?

Гонора замялась, не зная, как ответить. Следует ли ей сохранить секрет мужа и промолчать или же нужно повиноваться лэрду и предать Кавана? Она тряхнула головой и произнесла:

– Мой муж полагается на мое умение хранить секреты.

– Я уважаю это, – ответил Тавиш, – но кое-что меня очень беспокоит. Так же как и ты, я прислушиваюсь к разговорам окружающих – таким образом можно многое узнать. Я выслушал своего сына Кавана и думаю, что во время его плена произошло нечто, чем он не желает делиться ни с кем. И я не думаю, что это имеет какое-то отношение к Ронану.

– Со мной он разговаривает в основном о Ронане, – честно призналась Гонора.

– Значит, он держит это в тайне и от тебя тоже.

– Вы считаете, что он что-то скрывает от всех?

Тавиш кивнул.

– Да зачем ему это? – удивленно воскликнула Гонора.

– Я задавал этот вопрос себе. Что заставляет его хранить тайну от своих близких?

Они остановились. Гонора обдумывала сказанное Тавишем, и ответ внезапно пришел сам собой. Она уставилась на Тавиша широко распахнутыми глазами.

– Каван поступает так, как поступал всегда. Он оберегает.

Тавиш кивнул, широко улыбаясь:

– Сначала я решил, что, может быть, за время плена он перестал доверять кому бы то ни было. Но потом понял (а ты догадалась моментально), что Каван остался тем, кем был всегда, – воином, который любой ценой оберегает свою семью и клан. Он защищает нас. Не знаю, что ему стало известно, но он боится, что если поделится с нами, то поставит нашу размеренную жизнь под угрозу.

– Он скоро поймет, что семья поможет, и обязательно кому-нибудь расскажет, – обнадеживающе произнесла Гонора.

– Ты беззаветно веришь в мужа, и это сослужит ему хорошую службу, когда он станет лэрдом. Очень хорошо, что ты вышла за него, а не за Артэра.

– Почему?

– Вы с Каваном идеально подходите друг другу.

– Но сначала Каван отверг предложение Калума о браке, и я предположила, что вы с ним согласились, – произнесла озадаченная Гонора.

Тавиш кивнул:

– Согласился. Ты еще не была готова к замужеству, но я знал, что со временем все наладится. Я наблюдал за тем, как ты взрослеешь, и видел, что ты очень отважная и умная. У тебя не было другого выхода, потому что жизнь тебе выпала нелегкая.

Гонору это потрясло.

– Мне в голову не приходило, что вы меня вообще замечаете!

– Я должен знать всех в своем клане. Когда меня просят разрешить спор, я должен понимать, кто из спорщиков лжет, а кто говорит правду. Я должен знать, кто из людей слаб, чтобы оберегать их, должен видеть, кого недооценили, потому что они зачастую оказываются великими воинами, вот как ты.

– Для меня большая честь…

– Чепуха. Ты заслужила уважение. Это для меня большая честь называть тебя дочерью.

Гонора не задумываясь крепко обняла этого крупного человека.

– Спасибо, отец! – Тавиш больше всего походит на ее настоящего отца, думала она. Если бы ее отец не умер, он был бы таким же добрым и чудесным, как Тавиш Синклер.

Тавиш обнял ее в ответ и мягко отодвинул от себя.

– Полагаю, если мы с тобой будем действовать заодно, то сумеем выведать секрет моего сына и помочь ему.

– Согласна, – энергично кивнула Гонора.

– Вот и хорошо. Я чувствую себя лучше, когда знаю, что люди разделяют свое бремя со мной. Мой сын – хороший человек, великий воин, и он станет куда лучшим лэрдом, чем я. Я горжусь им и сделаю все, что угодно, лишь бы он больше не страдал. – Тавиш бережно положил руку Гоноры на сгиб своего локтя. – У нас с тобой есть тайна, дочь, и мы не расскажем о ней никому, пока не придет время.

– Согласна, – кивнула Гонора в последний раз.

Несколько часов спустя Гонора в конюшне кормила щенков. Смельчак пойдет вместе с ней в замок, но она проследит, чтобы песик лег спать у очага в большом зале, на его обычном месте. Каван ясно дал ей понять, что не хочет видеть щенка в спальне. Гонора прекрасно поняла, почему, и согласилась. Кроме того, Смельчак и сам не возражал – вечерами Адди баловала его чем-нибудь вкусненьким после прогулки.

Гонора вменила себе в обязанность кормить отлученных от матери щенков остатками с кухни до тех пор, пока они сами не научатся добывать себе пропитание. Вот и сегодня она кормила их и думала о Каване, надеясь, что он вернется в добром здравии, однако на скорое возвращение не надеялась. Он мог отсутствовать и несколько дней. Гонора надеялась только, что не несколько недель.

Гонора только закончила кормить щенков, как вдруг на нее упала огромная тень. Гонора резко обернулась, приготовившись защищаться, и потрясенно увидела, что в дверях стоит ее муж, перекрывая остатки дневного света – все небо заволокло темными грозовыми тучами. Заметив большие пятна крови на его руках, лице, рубашке и ногах, Гонора пришла в ужас.

Она рванулась и оказалась рядом с мужем в считанные мгновения.

– Как ты? – Не дожидаясь ответа, она схватила его за руку. – Позволь отвести тебя в замок, я осмотрю твои раны.

Каван не шелохнулся.

– Каван, – мягко произнесла Гонора, – позволь мне помочь тебе.

Теперь она увидела, что с его меча капает кровь. Гонора даже представить себе не могла, что за кровавая резня произошла на поле боя.

– Каван… – повторила она, но так и не услышала ответа.

Она нежно положила руку на его окровавленную щеку и облегченно вздохнула, поняв, что это не его кровь – раны не было. Его темные глаза словно остекленели, взгляд был отсутствующим. Ей показалось, что она прикоснулась к незнакомцу, таким холодным был этот взгляд.

Каван так быстро и неожиданно схватил ее за талию, что она вскрикнула, а когда он приподнял жену и впился в ее губы, Гонора испугалась. Страх усилился, когда Каван, продолжая удерживать ее на весу, метнулся в глубь конюшни, прижал ее к стене, задрал юбку и грубо сунул руку Гоноре между ног.

От него разило кровью и потом, и Гоноре стало совсем жутко.

Она не знала, что делать, и когда его пальцы вонзились в ее сокровенное место, Гонора обняла его лицо ладонями и посмотрела прямо в темные глаза:

– Я люблю тебя, Каван. Я так тебя люблю!

Она словно опрокинула на него ведро с ледяной водой. Безумный блеск глаз исчез, рука мужа выскользнула из-под ее юбки, и Каван прижался своим лбом к ее лбу.

– Прости меня, – сказал он. – Молю тебя, прости.

– Все хорошо, со мной все хорошо. С нами все хорошо.

Каван хотел выпустить ее, но Гонора прильнула к нему всем телом.

– Я ничем не лучше вар…

– Ты мужчина, ищущий искупления после кровавой бойни.

– Как ты можешь такое говорить после того, что я едва не сотворил с тобой? – пораженно спросил Каван.

– Потому что единственным искуплением может стать любовь, и ты искал ее у единственного человека, способного дать ее безоговорочно – у своей жены, которая любит тебя беспредельно.

Он замотал головой:

– Я тебя не заслуживаю.

– Зато я тебя заслуживаю, – решительно произнесла Гонора. – И хочу тебя. Я хочу тебя любить. – Она скользнула рукой под его плед и ощутила знакомое возбуждение плоти. Естество Кавана было таким толстым и твердым, что Гоноре подумалось, что оно наверняка болит, требуя облегчения.

– Гонора! – хрипло выдохнул Каван.

– Возьми меня здесь и сейчас! – потребовала она, тяжело дыша ему в ухо.

Он замотал головой:

– Боюсь сделать тебе больно.

– Боюсь, что тебе уже больно.

– Только потому, что я так хочу тебя. Положив последнего варвара своим мечом, я оставил людей и помчался прямиком к тебе, зная, что ты будешь здесь – ждать меня, желать меня, любить меня.

– Так люби меня здесь и сейчас. Войди в меня и позволь мне объездить тебя сильно и жестко, чтобы мы оба смогли избавиться от боли, снедающей нас.

Каван протестующе застонал.

Гонора в ответ немного приподнялась, и его плоть скользнула ей между ног.

– Возьми меня, – настойчиво повторила она и задвигалась так, чтобы Каван вошел в нее.

Этого хватило, чтобы вызвать его немедленный отклик. Каван приподнял жену и одним сильным толчком вонзился в нее. Она закричала от наслаждения и, вцепившись ему в плечи, откинула назад голову. Каван вламывался в нее и выходил, и вот уже ее крики перешли в мольбу – Гонора приближалась к пику, который, она не сомневалась, ее убьет, но ей уже было наплевать.

Стена у нее за спиной трещала, когда Каван своими сильными толчками вдавливал в нее жену, запах крови и пота исчез, сменившись отчетливым запахом плотской любви. Гонора окончательно растворилась в необузданной страсти, впиваясь ногтями в плечи Кавана, а пик приближался с неудержимой силой. И Гонора неистово закричала так, как не кричала никогда раньше.

Ей казалось, что она иссякла, но муж еще не достиг вершины, и сила его толчков скоро вновь увлекла Гонору за собой – к ее великому потрясению и удовольствию.

Когда Каван, взревев, кончил, она еще раз достигла пика и радостно улыбнулась.

Потребовалось какое-то время, чтобы отдышаться, и они переводили дыхание, не разделяясь. Каван одной рукой крепко удерживал Гонору, а другой опирался на стену над ее головой.

– Я не сделал тебе больно? – спросил он. Гонора услышала в его голосе тревогу и виноватые нотки, словно он уже сожалел о случившемся. Она поспешила его успокоить:

– Я дважды достигла пика. Мне и в голову не приходило, что такое возможно. Это было потрясающе! Как ты думаешь, такое может произойти снова? Мне понравилось.

Она облегченно вздохнула, чувствуя, как все тело Кавана сотрясается от смеха. Потом он коснулся ее губ своими губами.

– Если хочешь, я могу сделать так, что это случится больше чем дважды.

– Правда? – недоверчиво спросила Гонора, а потом ткнула пальцем в его грудь. – Ты не дразнишь меня, нет?

– Я докажу тебе это сегодня же ночью.

– Обещаешь?

– Даю слово, – мягко ответил он.

Гонора улыбнулась. Каван вышел из нее и медленно опустил жену на землю.

– Я не должен был приходить сюда сразу после такой жестокой битвы. Я был разгорячен…

– И искал утешения, – докончила Гонора.

Он поднял окровавленную руку, чтобы положить Гоноре на щеку, посмотрел на нее и отвел в сторону.

– Я такой грязный. У меня нет никакого права…

– Любить меня?

Каван повернулся и развел руками.

– Как смеет залитый кровью мужчина заниматься любовью с женой? Я хотел тебя, как зверь хочет свою самку.

– Разве это было так? Ты сам сказал, что знал, где я буду – ждать тебя, хотеть тебя, быть готовой любить тебя. Ты вернулся к единственному человеку, с которым чувствуешь себя в безопасности, который, как ты и сам знаешь, всегда и безоговорочно примет тебя любым.

– И все-таки я должен был…

Гонора прижала палец к его губам.

– Я не желаю больше выслушивать эту болтовню. Тебя нужно отмыть, накормить и дать тебе отдохнуть – если, конечно, ты намерен выполнить сегодня ночью свое обещание.

Каван покачал головой и крепко обнял Гонору, прижав ее к себе.

– Не знаю, что бы я делал без тебя.

Эти слова взволновали ее, потому что прозвучали почти как признание в любви. Он должен испытывать к ней хоть немного любви, если чувствует, что не смог бы без нее обходиться.

Гонора улыбнулась, прижимаясь к нему. Она не сомневалась, что муж ее любит.

 

Глава 26

– Что-то тут не так, – сказала Гонора, усаживаясь в кровати.

Каван любовался обнаженной грудью жены с еще твердыми после недавней любви сосками. Он улыбнулся и тоже сел, подсунув себе под спину две подушки.

– А на вид ты вполне удовлетворена. – Он вытянул руку и начал считать. – Сколько раз я довел тебя до пика? Один, два, три…

Гонора игриво шлепнула его по руке.

– Это не имеет ничего общего с нашими занятиями любовью. А правильный ответ – четыре. – Она покачала головой.

– Что, не можешь поверить? Не волнуйся, я обещаю, что ты привыкнешь делать это по нескольку раз подряд.

– Говорю же – я совсем не об этом. – Гонора уселась рядом, скрестив ноги и подтянув одеяло до пупка. – Что до последнего, то лучше сразу дай слово.

Каван засмеялся и протянул руку, ущипнув ее за пупок.

– Даю слово. Но ты возбудила мое любопытство. Что у нас не так?

Гонора запустила пальцы в его спутанные темные волосы и вздохнула:

– А сам ты до сих пор не заметил?

Каван скрестил руки на голой груди, наслаждаясь открывающимся ему видом.

– В последнее время я замечаю только мою обнаженную красавицу.

– Слушай внимательно, – с улыбкой велела Гонора. – До твоего возвращения не возникало вообще никаких слухов о Ронане, а с тех пор нам то и дело сообщают о том, что его где-то видели.

Каван вдумался в сказанное и сообразил, что Гонора права. Ему стало еще любопытнее.

– И что ты об этом думаешь?

– Думаю, что-то затевается, – шепотом ответила она.

Каван понял – раз она понижает голос, хотя они одни, это значит, что Гонора думает, будто это «что-то» затевается прямо в замке.

– Ты едва бормочешь. Кому ты не доверяешь?

Она ответила все так же тихо:

– В том-то и дело. Я не знаю. Просто мне кажется очень странным, что с твоим возвращением то и дело возникают внезапные слухи о Ронане, однако каждая вылазка кончается ничем.

Кавану пришла в голову мысль, и он высказал ее вслух:

– Отвлекают внимание.

– А это значит, что кому-то очень нужно, чтобы ты искал не там, где следует. Отсюда вопрос – а где ты должен искать на самом деле?

Каван не знал, стоит ли ей довериться. Он так долго хранил свою тайну, и по важной причине, но, может быть, проницательность жены окажется полезной?

Кроме того, он действительно чувствовал себя рядом с ней в безопасности, особенно после того, как она сумела облегчить его бремя и не оскорбиться. Гонора относилась к нему с искренней любовью, и ее бескорыстные поступки стали его спасительной благодатью. Уже не говоря о том, что она спала рядом с ним и предлагала утешение теми ночами, когда его мучили кошмары.

Каван взял ее за руку, посмотрел в фиалковые глаза и увидел в них любовь такую сильную и искреннюю, что понял – Гоноре можно доверить все, что угодно.

– Вернувшись, я кое о чем умолчал, не рассказав никому.

Она переплела свои пальцы с его. Это значило – она во всем и полностью поддерживает мужа. Каван не колеблясь продолжил:

– Там, в плену, мне сообщили кое-что важное. Поначалу нападение варваров преследовало одну цель – поймать и убить меня. Но когда они взяли меня в плен, то решили, что от меня будет больше толку от живого. И что хуже всего, это было придумано с помощью кого-то из клана Синклеров.

– Почему ты так уверен? – спросила ошеломленная Гонора.

– Рабы имеют свой способ распространять новости и всякие сведения. Кто-то что-то узнавал и тут же передавал остальным. Так у него появляется возможность защитить себя и воспользоваться нужными сведениями, чтобы бежать.

– А если этим сведениям дали просочиться намеренно, чтобы настроить тебя против твоих близких?

– Я думал об этом. Собственно, это одна из причин, по которым я до сих пор молчал. Хотя в основном – чтобы уберечь семью и клан. В то время мне казалось, что неведение оградит всех. Если я заявлю, что в клане предатель, люди начнут подозревать друг друга. И разумеется, негодяй запросто станет одним из тех, кто будет разжигать панику. Лучше я сам отыщу виновного.

– Но у тебя ничего не выходит?!

Каван покачал головой:

– Я не сумел ничего выяснить, но теперь, когда ты заметила, что после моего возвращения Ронана якобы то и дело где-то видят, я уверен, что мерзавец все еще околачивается среди нас и что-то затевает.

– Ты можешь довериться отцу и братьям и по-прежнему хранить тайну.

– Стоит кому-то рассказать, и тайны больше не существует.

– Я тебя никогда не предам, – твердо сказала Гонора.

Каван поднял их сплетенные руки и поцеловал пальцы жены.

– Мы едины, ты и я, и так будет всегда.

– Ты доверяешь мне! – изумилась Гонора.

– Да, – согласился он, широко раскрыв глаза, словно только сейчас проникся глубиной этого доверия и тем, что оно на самом деле означало. Любовь.

Каван думал, что любит ее, но не понимал глубины своего чувства. Он только знал, что больше не хочет ему сопротивляться. А вот сказать о любви вслух – совсем другое дело. Не было никаких причин не признаться Гоноре в любви здесь и сейчас, и все-таки он не мог произнести нужных слов.

– Я очень рада узнать, что ты мне по-настоящему доверяешь.

«Скажи ей, болван! Скажи, что ты любишь ее».

– Мы попытаемся вместе найти того, кто за этим стоит, – доверительно произнесла Гонора. – Я хорошо умею прикидываться невидимой – научилась этому искусству еще в детстве.

– Чтобы защитить себя от отчима? – спросил Каван, внезапно ощутив потребность узнать о своей жене все-все. А может быть, потому, что ему требовалось переключить свои мысли и не гадать больше, почему он не в силах вслух признаться ей в своей любви.

– Если Калум меня не замечал, он и не гневался.

– А что, он часто на тебя злился?

– Постоянно. Ни мама, ни я не могли ему ничем угодить. Он в каждой мелочи видел промахи и проступки. Я это очень быстро поняла и выучилась искусству быть невидимой.

– И что нужно делать?

– Нужно уметь молчать и двигаться бесшумно. Иногда приходилось затаить дыхание, чтобы пройти мимо него или прокрасться в тени. Но это работает – он меня никогда не замечал. Я стала невидимкой.

– А что происходило, когда ты переставала быть невидимкой?

Гонора пожала плечами:

– Он давал мне пощечину. А если очень злился, то пускал в ход кулаки.

Каван сумел сдержать свою ярость, хотя сейчас ему хотелось только одного – найти этого человека и избить его до бесчувствия. Он представить себе не мог жизнь, которую вынуждена была вести его жена, – сам-то он вырос в любящей семье. Какой испуганной и одинокой чувствовало себя это невинное дитя!

– Я научилась приседать и уворачиваться, когда он швырял в меня разные предметы. Но он окончательно выходил из себя, если промахивался, и тогда я научилась выбирать предмет, который не причинит мне сильной боли, и делала так, чтобы он в меня попал. Калум радовался, а у меня оставалось меньше синяков.

– Зря я не убил его в тот день, когда он тебя ударил, – гневно воскликнул Каван. Он очень хотел уберечь свою жену от этой отвратительной скотины.

– О нет! – встревоженно сказала Гонора. – Ты сделал для меня гораздо больше – научил обороняться. Совсем недавно Калум подошел ко мне, но я не подпустила его близко, как ты учил поступать с врагом. И хотя сначала я немного испугалась, но потом этот страх превратился в уверенность, что я больше никогда не позволю ему поднять на меня руку!

Каван резко качнулся вперед, стискивая воображаемую шею.

– Если он только попробует, я…

Гонора хихикнула.

– Ты смеешься над моим желанием защитить тебя?

Гонора ласково накрыла ладонью его скрюченные пальцы.

– У Калума слишком жирная шея, чтобы его задушить.

Каван самодовольно усмехнулся:

– Ты права. Мой меч выполнит эту работу быстрее и аккуратнее.

Гонора поцеловала его в щеку.

– Спасибо за то, что защищаешь меня. Никогда никто не защищал меня, кроме мамы.

Каван обнял ее за шею и прильнул к губам.

– Я всегда буду тебя защищать. Я… я…

Гонора прикоснулась к его губам и шепнула:

– Люблю тебя. Я люблю тебя.

Он впился в ее губы жадным поцелуем, словно не мог насытиться женой, словно зависел от ее дыхания, и через несколько мгновений она уже лежала на спине, а он сверху. И Каван вонзился в нее глубоко и страстно, и она отвечала ему с тем же пылом, и они растворились в своей любви.

Смельчак весело прыгал рядом с Гонорой, взявшей его на обычную утреннюю прогулку. Медленно, но уверенно она знакомилась со всеми жителями деревни, решив сделать такой обход своим ежедневным ритуалом неделю назад, после того как Тавиш сказал ей, как важно лично знать всех в клане. Если она хочет стать хорошей женой и помощницей Кавану, следующему лэрду, то должна как можно лучше узнать всех членов клана. Тогда, если муж захочет узнать ее мнение о ком-либо, она сможет безошибочно ответить ему. Кроме того, при этих обходах имелась возможность обнаружить негодяя, которого они с Каваном искали.

Гонора не могла выразить, какое облегчение охватило ее, когда Каван поведал ей свою тайну. Теперь она не сомневалась, что он ее любит. Чтобы поделиться такими опасными сведениями, нужно очень доверять человеку и быть связанным с ним очень прочными узами. Только любовь могла подвигнуть его довериться жене – любовь, не оставлявшая места сомнениям. Сердце ее было переполнено счастьем, шаги легки, а солнце сияло ярче, чем когда-либо раньше.

Гонора шла по деревне и радовалась новым друзьям. Ей никогда не разрешалось иметь их, и теперь так приятно было беседовать с женщинами, выслушивать рассказы о родах, о том, как воспитывать детей, или восхищаться чьим-то огородом и слушать любовные жалобы на мужей.

– Погодите, пока не придется самой родить! – сказала Сара, положив руку на свой выпирающий живот. – Клянешься, что больше никогда не будешь испытывать эту боль, а потом… – Она рассмеялась и погладила себя по животу. – Оглянуться не успеешь, как уже ждешь следующего.

Гонора поблагодарила Сару за смесь высушенных трав, из которых, по словам женщины, получается превосходный горячий отвар, и, помахав ей на прощание, пошла дальше. Смельчак последовал за ней довольно неохотно, потому что он весело играл с Сариным трехлетним сыном. Малыш тоже начал проливать горькие слезы, расставшись со щенком.

Но Гонора продолжала свой обход, хотя в голове у нее бушевали мысли. Может быть, она тоже ждет ребенка! Конечно, еще слишком рано, чтобы сказать что-то определенное, но сама возможность привела ее в восторг. Будучи в своей семье ребенком единственным и одиноким, она всегда надеялась на целый выводок детишек. Когда Гонора собиралась замуж за Артэра, он дал ей понять, что хочет детей, но потом оказалось, что она обвенчана с Каваном и не знает, что думает по этому поводу он.

Гонора одернула себя. Теперь-то ей не нужно гадать и раздумывать. Если учесть, что они не могут оторваться друг от друга, она скорее всего уже давно беременна. Жизнь внезапно сделалась еще прекраснее.

Даже мерзавец, закравшийся в их клан, не сильно омрачал ее мысли. Гонора не сомневалась, что они его очень скоро обнаружат, и он понесет заслуженное наказание. А пока она от души наслаждалась мыслью, что уже носит ребенка Кавана. Из него получится прекрасный отец, а она будет хорошей матерью, потому что мама передала ей все необходимые для этого качества.

– Грезишь наяву, в то время как должна заботиться о муже? – раздался вдруг голос Калума.

Гонора резко остановилась, сообразив, что Смельчак давно лает, пытаясь привлечь ее внимание. Она мысленно обругала себя за то, что вела себя так беспечно и оказалась слишком близко к отчиму, и теперь он запросто может достать ее своими шустрыми лапами.

– Я хорошо забочусь о своем муже, – отозвалась Гонора, делая шаг в сторону. Он тут же сократил расстояние, оказавшись буквально лицом к лицу с ней.

– Достаточно хорошо не значит очень хорошо. Каван – будущий лэрд клана Синклеров, и тебе лучше не забывать об этом и обращаться с ним как с будущим вождем.

Гонора снова отступила на шаг, стремясь отойти от него подальше. Она ощущала его гнев и боялась, что он может в любой момент ударить. Ей хотелось сказать отчиму, что все это его совершенно не касается, но она понимала, что только разозлит его еще сильнее, а это плохо кончится для нее самой.

Калум ткнул в нее пальцем:

– Лучше тебе слушаться меня, дочь, а не то…

– Не то – что?

Гонора облегченно вздохнула. Она улыбнулась и посмотрела на мужа. Он выглядел таким высоким, крепким и внушительным; руки скрещены на груди, темные глаза сощурились, квадратный подбородок вызывающе вздернут. Гонора подошла к Кавану. Смельчак уже подбежал к нему и теперь все громче рычал на Калума. Гонора весело отметила, что храбрость щенка заметно возросла с появлением Кавана.

Калум, заикаясь и бормоча что-то невнятное, все же сумел выдавить:

– Я только хочу, чтобы она хорошо служила тебе.

– Гонора больше не твоя забота, – оборвал его Каван. Он взял жену за руку и крепко сжал ее, чему она от души порадовалась. Муж словно молча сказал ей, что он рядом и ей нечего бояться. Он ее защитит.

– Она моя дочь…

– Она моя жена!

Каван произнес это с такой силой и решимостью, что Гонора ничуть не удивилась, увидев, что Калум содрогнулся. По ней и самой пробежали мурашки, правда, по совсем другой причине. Гонору ничуть не испугала суровость Кавана. Скорее, его сильные чувства по отношению к ней как к жене возбудили ее.

– Я не хотел проявлять неуважения, – проблеял Калум.

– Значит, извинись перед моей женой за свою грубость.

Глаза Калума едва не вылезли из орбит, а на жирных щеках появились красные пятна. Отчим никогда в жизни не извинялся перед ней. Виноватой всегда была Гонора, и только она заслуживала наказания, только ее он всегда ругал, и, судя по его взбешенному взгляду, ничего не изменилось. Он и за это винил ее.

Гонора напряглась всем телом. Ей казалось, что она обратилась в камень. Однако она чувствовала, как сильная рука Кавана сжимает ее ладонь, и немного расслабилась. Пока муж рядом, Калум ничего не может ей сделать.

– Быстро! – заорал Каван.

Калум подскочил и едва слышно пробормотал что-то.

– Я не расслышал тебя, Калум. А ты, Гонора? – спросил Каван, не отводя разгневанного взгляда от ее отчима.

– Нет, – ответила она, стараясь говорить уверенно. – Нет, я не расслышала, что он сказал.

Калум пронзил ее таким злобным взглядом, что Гоноре показалось, будто он ударил ее, но она продолжала стоять с видом решительным и непреклонным.

– Скажи так, чтобы мы тебя услышали и поняли, что ты говоришь от души, – приказал Каван.

Калум сделал несколько глубоких вдохов и поднял голову.

– Прошу прощения, если я был с тобой груб.

Каван хмыкнул и тряхнул головой.

– Если ты был груб?

Калум разозлился еще сильнее, и щеки его побагровели.

– Прошу прощения за то, что был груб.

– Тебя устраивает такое извинение, Гонора? – ласково спросил Каван.

– Полагаю, этого достаточно, – ответила она и улыбнулась Калуму.

– Вот и хорошо. Значит, можно идти дальше.

Так он и поступил. Гонора и щенок последовали за ним, но тут Каван резко остановился и обернулся:

– Последнее предупреждение, Калум. Если ты еще раз проявишь неуважение к моей жене, я выгоню тебя из клана.

 

Глава 27

– Держись подальше от Калума, – предупредил Каван, пока они шли по деревне, удивляясь, сколько народу весело их приветствовало.

– Я всегда так делаю. Во всяком случае, пытаюсь, – улыбнулась Гонора. – И хотя не могу сказать, что теперь совсем его не боюсь, все же могу с гордостью утверждать, что теперь мне уже не так страшно, как раньше, и все благодаря тебе. Кроме того, твое последнее предостережение, наверное, подействовало. Калум не захочет, чтобы его выгнали из клана.

Кавану очень нравилось, когда ее фиалковые глаза светились счастьем, а в последнее время они светились постоянно, и это радовало его сердце. Он склонился к жене и украл поцелуй.

– Я рад, что сумел немного успокоить тебя, но подозреваю, что Калум опаснее, чем мне казалось раньше.

– Я с тобой согласна, но сегодня такой чудесный день. Не хочется портить его разговорами об отчиме.

Смельчак одобрительно гавкнул.

– Думаю, тебе нужно больше упражняться в стрельбе из лука, – сказал Каван, обнял Гонору за талию и повел ее к дому лучника.

– Ты совсем недавно превозносил мое мастерство и утверждал, что это природный талант, – немного растерявшись, произнесла она.

– Так и есть. – Каван кивнул и усмехнулся.

– Что ты задумал? – полюбопытствовала Гонора и остановилась.

Каван засмеялся, легко подхватил ее на руки и пошел дальше.

– Ты слишком хорошо знаешь меня, жена.

Гонора оглянулась и понизила голос:

– Это имеет какое-то отношение к мерзавцу, которого мы ищем?

– Нет, – шепнул в ответ Каван.

Гонора вздохнула:

– И ты ничего мне не расскажешь, да?

– Скоро сама все узнаешь.

Ясное дело, для нее не составит большого труда понять, что он задумал, но Каван ничего не имел против, потому что не сомневался, что Гонора одобрит его затею.

Каван встал позади Гоноры, взявшей лук и стрелы, и прижался к ней всем телом. Он очень любил вот так сливаться с ней, ощущать жену целиком. Гонора нарочно потерлась о него ягодицами, и Каван тут же почувствовал, как восстает плоть. Как лук откликается на движения ее рук, так она чуть позже будет откликаться на него, Кавана. Он неторопливо провел рукой по изгибу ее талии, вспомнив небольшой полумесяц шрамика, который он любил целовать, прежде чем двигаться дальше вверх или вниз, наслаждаясь вкусом ее нежной плоти. А сейчас его рука медленно добралась до груди жены, но, несмотря на соблазн сжать этот пышный холм, Каван просто скользнул рукой под ее руку, поднявшую лук. Другая рука в том же чувственном ритме прошлась по ее правому боку, и наконец они вместе наложили стрелу на тетиву.

Каван выдохнул ей в ухо:

– Удерживай ее напряженной. Очень напряженной.

– Теперь я поняла, что ты затеял, – негромко ахнув, шепнула в ответ Гонора.

– Имей в виду, то что я начал здесь, мы закончим в спальне.

– Ты до тех пор будешь напряженным? – игриво поддразнила его жена и улыбнулась – Каван, посмеиваясь, начал покусывать ее за шею.

– Не бросай мне вызов, жена!

– О, я очень искусно обращаюсь со своими луком и стрелами, – заявила она, бросив короткий взгляд на мишень – прикрепленную к большому стогу сена белую ткань с нарисованным на ней кругом, – и выпустила стрелу.

Каван поморщился, когда стрела вонзилась прямо в центр мишени.

– Ты опытный противник, но я по-прежнему уверен в собственной доблести.

– Значит, я должна упражняться и дальше?

– Конечно, – ответил он и снова начал свой чувственный танец позади Гоноры, взявшей новую стрелу.

Когда она закончила стрелять, супруги помчались в замок, да так быстро, что Смельчак не мог за ними угнаться. Они не обратили внимания на окликнувшую их из большого зала Адди, потому что пытались перегнать друг друга на лестнице. Смельчак, однако, учуял запахи еды и направился прямо к Адди.

Едва захлопнув за собой дверь в спальню, они начали срывать друг с друга одежду, а потом рухнули на кровать, переплетясь руками и ногами и размыкая губы только для того, чтобы глотнуть воздуха.

Кавану казалось, что он никак не может прижаться к Гоноре достаточно близко, никак не может насытиться ею, поэтому, невзирая на протесты жены, он начал покрывать поцелуями каждый дюйм ее тела, и очень скоро она, сдавшись, изгибалась под ним и задыхалась от наслаждения.

У нее была такая нежная и вкусная кожа, сладкая, шелковистая, с легкой горчинкой, что Каван никак не мог насытиться этим лакомством. Когда он устроился у Гоноры между ног, она была настолько одурманена удовольствием, что вскрикнула от восторга.

И тут жена удивила и восхитила Кавана. Она толкнула его на спину и нависла над ним.

– Мне совершенно необходимо упражняться в верховой езде, – невинно заявила она и ловко оседлала его.

Когда она немного устала, Каван взял ее за талию и, не желая отказываться от такого удовольствия, просто помогал ей удерживать ровный ритм. Но когда она приблизилась к очередному пику, Каван сменил позу и глубоко вонзился в Гонору. Она ахнула и радостно засмеялась:

– До чего искусно!

– Погоди, ты еще толком ничего и не видела.

Они хихикали, и смеялись, и обнимались до тех пор, пока Каван не понял, что больше не в силах выдержать ни мгновения, а Гонора взмолилась о том, чего жаждали они оба. Они достигли пика одновременно, буквально взорвавшись наслаждением, и долго еще лежали, вцепившись друг в друга, пока последние отголоски плотской любви омывали их распаренные тела.

Каван перекатился на спину, все еще тяжело дыша и думая о любви. Он любил лежавшую рядом с ним женщину. Она была для него всем, и даже больше, и как ему повезло, что он оказался женат на ней, не зная об этом! Иначе он ни за что не выбрал бы ее в жены и утратил бы единственную возможность узнать, какая она на самом деле замечательная.

Он хотел выпалить вслух: «Я люблю тебя!» Но почему-то ему казалось, что сейчас не подходящий для этого момент – получится, что он скажет об этом просто потому, что они только что закончили заниматься любовью. Момент нужно выбрать особенный – такой, когда Гонора не будет ждать от него слов любви. Момент, когда она не усомнится в его искренности.

– Это было великолепно, – выдохнула Гонора, повернулась на бок и положила голову мужу на грудь.

Он обнял ее и погладил по влажной коже.

– Я согласен.

– Так я тебя ублажила?

Каван приподнял ее подбородок одним пальцем и с изумлением посмотрел на жену:

– Ты шутишь?

Ее фиалковые глаза, мгновение назад ярко блестевшие от пережитой только что страсти, теперь требовали ответа. Сердце Кавана все еще бешено колотилось, но тут оно сильно сжалось, и он поспешил успокоить жену:

– Ты доставляешь мне такое удовольствие, о котором я и мечтать не смел. Мне кажется, я никогда раньше не знал, что такое наслаждение от истинной страсти, и понял это только сейчас, с тобой. – Он взял Гонору за руку и прижал ее к своему сердцу. – Чувствуешь, как оно безумно бьется? Ты часть меня, Гонора, и другой жизни я себе просто не представляю.

Она тоже взяла его за руку и прижала ее к своей груди:

– Наши сердца бьются одинаково.

Каван чувствовал, как под ее влажной кожей бешено бьется сердце. Ему казалось, что этот исступленный ритм проникает наружу и пальцы начинает пощипывать.

– Я уже говорил, что мы с тобой одно целое, и так будет всегда.

Она удовлетворенно вздохнула и снова положила голову мужу на грудь.

– Твои слова будут храниться в моей душе. Я спрячу их поглубже, чтобы вспоминать всякий раз, как почувствую в этом необходимость.

– Я никогда не дам тебе забыть, как много ты для меня значишь.

– Вот и хорошо, потому что мне нравится время от времени это слышать, – зевнув, отозвалась Гонора.

– Ты будешь слышать это часто, – пообещал Каван, понимая, что жена хочет услышать от него слова любви, но никогда не попросит его об этом.

Он почувствовал, как ее тело уютно обмякло, обнял Гонору и притянул поближе к себе, не желая отпускать. Оба немного замерзли, поэтому Каван подтянул повыше одеяло и обхватил ноги жены своими ногами, чтобы согреть ее. Потом удобно устроился сам, прижался щекой к ее макушке и едва слышно прошептал:

– Я люблю тебя.

 

Глава 28

Кавана и Гонору вырвал из крепкого сна чей-то отчаянный долгий пронзительный вопль. Они быстро оделись и выскочили из спальни, успев заметить, что за окном занимается рассвет, значит, они проспали несколько часов.

Каван обогнал жену на целый пролет каменной лестницы. Сердце его колотилось. Он чувствовал, что случилось нечто ужасное. Ворвавшись в большой зал, Каван резко остановился, и Гонора едва не налетела на него. На столе, за которым вся семья собиралась, чтобы поесть, посмеяться, поспорить, вместе что-нибудь спеть, а иногда и поплакать, лежал бездыханный отец. Упав на него, исступленно выла Адди.

Каван ринулся к отцу. Артэр и Лахлан уже стояли там, горестно покачивая головами.

Адди с лицом, от которого отхлынула вся кровь, увидела сына и едва не обезумела, но тут заметила Гонору. Свекровь простерла залитую кровью руку:

– Помоги ему! Пожалуйста, помоги моему мужу!

Гонора быстро подошла к ней, кинула взгляд на Тавиша и, побелев, застыла на месте.

Каван уже понял, что отец мертв, и это отнюдь не несчастный случай. Из груди Тавиша торчала рукоятка кинжала. Отцу пронзили сердце.

– Прошу тебя! – умоляла Адди, вцепившись в руку Гоноры. – Помоги ему!

Гонора обняла свекровь и попыталась увести ее от трупа, но Адди не желала уходить. Она вырвалась, вернулась к мужу, снова упала на его тело и завыла.

Каван посмотрел на братьев. Артэр поманил обоих в сторону, а Гонора опять подошла к несчастной женщине и ласково положила руку ей на плечо.

– Отца закололи за конюшней. Он умер у меня на руках, не успев сказать ни слова, – рассказывал Артэр. В глазах его блестели слезы, но ни одна не пролилась.

– Это моя вина, – угрюмо произнес Каван.

– Что за чушь ты несешь? – вспылил Лахлан.

Каван признался им, какую тайну он хранил с самого своего возвращения, и добавил, что опасается, как бы негодяй не придумал что-нибудь еще.

Оба брата, несмотря на свое потрясение, встали на защиту Кавана.

– Ты просто хотел уберечь всех нас. Я не могу винить тебя за это, – сказал Артэр.

– Артэр прав, – согласился и Лахлан. – Если бы эти сведения стали известны в клане, мерзавец мог устроить что-нибудь и похуже.

– Что может быть ужаснее? – мрачно спросил Каван, глядя на тело отца и безутешную мать. – Он отнял у нас отца.

– Он заплатит за это! – поклялся Лахлан, погрозив кулаком.

– Прежде всего нужно позаботиться о матери и подготовить похороны, которых заслуживает отец, а потом… – Артэр решительно положил руку на плечо Кавана. – Ты должен взять на себя руководство. Ты новый лэрд клана Синклеров.

Каван даже не подумал о том, что означает для него гибель отца. Он не хотел этой власти и не был к ней готов. Он всегда приходил со своими заботами к отцу и нередко гадал, к кому же ходит отец со своими.

Взгляд его упал на мать, и Каван тотчас понял (как, впрочем, знал всегда), что именно у нее отец искал утешения. Каван посмотрел на жену. Она стояла рядом с его матерью, положив руку на плечо Адди, из глаз у нее, как и у матери, непрестанно текли слезы, но все же в Гоноре чувствовалась сила и готовность помочь.

Отец был прав, когда говорил, что из Гоноры получится превосходная жена. Как хотелось Кавану побеседовать с ним еще один, последний раз! Их последний разговор был чудесным, они смеялись и…

Он больше никогда не услышит отцовского голоса его хрипловатого смеха, не сможет прийти к нему за советом… Отца больше нет. Его отца больше нет.

Каван подошел к матери и хотел осторожно увести ее из зала, но, остановившись рядом, понял, что и сам готов упасть на тело отца и зарыдать.

К ним подошли и Артэр с Лахланом, и оба возложили руки на тело отца. Каван положил одну руку на плечо Тавиша, а другую – на плечо матери. Семья скорбела.

Рыдал весь клан. Не было ни единой сухой пары глаз. Умер Тавиш Синклер, их вождь, и ничто не могло утешить людей, потому что этого доброго, справедливого человека любили все.

Каван гордился своей женой и был благодарен ей за заботу о матери. Она не отходила от Адди во время сурового испытания, помогала ей одеваться, сама следила за приготовлением пищи, ночью бодрствовала со свекровью рядом с телом Тавиша в большом зале, где он лежал, чтобы все могли отдать ему последние почести.

Гонора даже помогла матери подготовить отца к похоронам, и Каван видел, как она плакала вместе с Адди и скорбела по Тавишу, как по собственному отцу.

Каван с братьями негромко разговаривал в покоях Тавиша – теперь они принадлежали Кавану. Пока он сомневался, что сможет почувствовать их своими. Комната принадлежала отцу, и все в ней напоминало о его достоинстве и подвигах. На стене висел его боевой щит, весь во вмятинах и с большой дырой, напоминавшей, что он едва не погиб в сражении, различное оружие, отобранное у врагов, и дары от дальних и ближних вождей. Его отца очень уважали, и Каван не знал, сможет ли он когда-нибудь заполнить пустоту, образовавшуюся после его гибели.

– Выяснил что-нибудь? – спросил он у Лахлана.

– Никто ничего не видел, и поверь, все очень расстроены, что ничего не знают. Клан хочет, чтобы убийцу нашли и наказали.

– Это нам кое о чем говорит, – произнес Каван.

– Я согласен, – сказал Артэр. – Это значит, что человек, убивший отца, всем нам известен.

Лахлан покачал головой:

– Не хочется в это верить, но все приводит нас к такому заключению. Отец никогда не допустил бы, чтобы неизвестный человек подошел к нему слишком близко. Он наверняка знал убийцу, а нападение произошло быстро…

– И неожиданно, – добавил Артэр.

– А кинжал? – спросил Каван.

– Никому не знаком, – сказал Лахлан.

– Убийцу необходимо отыскать, – твердо произнес Каван. – А до тех пор никто не будет чувствовать себя в безопасности, и я не успокоюсь, пока не увижу, что этот трус четвертован и повешен.

В дверь постучались, и братья смолкли.

– Войдите, – велел Каван.

Гонора просунула в комнату голову.

– Ваша мать хочет всех вас видеть.

Братья на мгновение застыли. Настал день, когда они должны проститься с отцом. Печальное событие растянется на весь день и завершится большим ужином в честь почившего лэрда.

Большой зал опустел, поминки по великому вождю закончились. Члены семьи сидели за своим столом. Было уже поздно, но никто не хотел оставлять мать одну. Ей предстояла первая ночь без мужа – впервые за тридцать лет.

Каван не удивлялся тому, как мужественно мать перенесла похороны. В конце концов, она была женой отважного лэрда и не стала бы оскорблять его память проявлением слабости. Когда Тавиша опускали на место последнего упокоения, она стояла высокая, с царственной осанкой и принимала соболезнования грациозно и с достоинством.

Но Каван не мог не волноваться – какой теперь будет ее жизнь без возлюбленного супруга? Но не высказывал своих опасений вслух.

– У нас все будет хорошо, – сказал он, невзирая на горечь утраты, отражавшуюся на всех печальных лицах.

– Конечно, будет, – кивнула Гонора. – Ваш отец в этом не сомневался.

На нее удивленно посмотрели, а Лахлан спросил:

– Почему ты так думаешь?

– Так сказал мне ваш отец.

Все уставились на Гонору. Она улыбнулась:

– Мы с вашим отцом много раз гуляли вместе, и он превозносил добродетели своих сыновей, – Гонора с ласковой улыбкой посмотрела на Адди, – и своей жены.

– И что он говорил? – взволнованно спросил Лахлан. Гонора опять улыбнулась:

– Я словно слышу смех вашего отца, такой энергичный и радостный, и вспоминаю то, что он говорил про тебя. Он любил твою страсть к жизни и радовался, что ты не боишься жить, но, – тут Гонора подняла палец, – он знал, что, когда придет время, ты будешь готов выполнить все, что потребует от тебя долг. Он не сомневался в твоей силе и чести. Он гордился тобой.

Лахлан медленно кивнул:

– Спасибо. Хорошо, что я это услышал.

Гонора повернулась к Артэру.

– Говоря о тебе, отец всегда делался серьезным. Он чувствовал себя в безопасности рядом с тобой и знал, что на тебя можно положиться. Он никогда не беспокоился и не сомневался, обращаясь к тебе с просьбой решить тот или иной вопрос. Он с гордостью говорил мне, что однажды ты ему сказал – не бывает никаких проблем, есть только решения. Он точно знал, что ты наведешь порядок в любом хаосе, и восхищался твоей мудростью.

Артэр только кивнул. Горло у него перехватило от избытка чувств.

Гонора повернулась к мужу и просияла:

– Говоря о тебе, отец всегда качал головой и вздыхал.

У Кавана на миг остановилось сердце. Неужели отец разочаровался в нем?

– Он с первого дня твоей жизни знал, что ты рожден лидером, и всегда чувствовал себя виноватым за то, что тебе толком не довелось побыть ребенком.

– О Боже, неужели он действительно так думал? – воскликнула Адди.

Гонора кивнула:

– Он все время говорил о той ответственности, которую взвалил на себя Каван еще в детстве.

– И все из-за нас, – вставил Артэр.

– Он прав, – согласился Лахлан. – Каван всегда был рядом, помогал нам, учил нас, покрывал наши промахи, если считал это возможным, но позволял нам перенести наказание, если думал, что это необходимо.

– Отец хотел, чтобы ты наслаждался жизнью, покуда это возможно, – продолжала Гонора, – потому что знал, какое нелегкое бремя быть вождем клана. И хотя он не сомневался, что ты вполне способен стать великим лэрдом – он утверждал, что даже лучшим, чем он сам, – он хотел, чтобы ты чувствовал радость свободы, пока не настанет день подчиниться долгу. Он знал, что в твоих руках клан будет чувствовать себя уверенно. Он очень любил тебя. – Гонора обвела взглядом всех троих братьев. – Он очень любил вас всех.

– А Ронан? – спросил Лахлан. – Он говорил что-нибудь про Ронана?

Гонора кивнула:

– Он говорил мне, что не сомневается – Ронан выживет и вернется домой. Он верил, что Ронан – сильный воин, и когда сам поймет свою доблесть, он найдет путь домой.

Все немного помолчали, а потом Артэр спросил:

– А про маму?

Адди слабо улыбнулась. Гонора положила ладонь на ее руку.

– Эти слова только для нее одной.

Братья встали. Каван поцеловал жену в щеку и сказал ей, что будет ждать ее в спальне, но она может не торопиться.

Сыновья по очереди обняли и поцеловали свою мать, сказали ей, как любят ее, и ушли, оставив женщин одних.

Гонора приготовила особый травяной отвар и добавила в кружку Адди немного сонного зелья, чтобы та отдохнула. Они молча сидели бок о бок, и наконец Адди заговорила:

– Я очень любила своего мужа.

– Он вас тоже очень любил, – отозвалась Гонора.

– Я знаю. Расскажи мне то, чего я не знаю.

Гонора усмехнулась:

– Он говорил, что вы можете привести его в бешенство, но ему так нравилось потом мириться, что он решил – это ваше достоинство, а не недостаток.

Адди рассмеялась:

– Я знала. Он бы никогда не признался, но я знала.

– Еще он говорил, что вы его очень хорошо знаете и что нет ничего, буквально ничего, что он мог бы от вас скрыть. Но опять же признавал, что это достоинство, которое сослужило ему хорошую службу, потому что не требовалось вам ничего объяснять, а вы могли утешить его без лишних слов.

– Я читала все по его глазам, видела по его походке, слышала по голосу и знала, что ему нужно.

Гонора стиснула ее руку.

– А самое главное – он никогда не сомневался, что может доверять вам, и полагался на вас, зная, что вы всегда будете рядом с ним. Прав он или ошибается, но вы будете его защищать, а мнение свое выскажете потом, наедине. И ни разу за все годы он не усомнился в вашей любви. Она была прочной и неизменной. Он считал, что ему очень повезло найти вас.

– Найти меня? – Адди опять засмеялась, вытирая слезы. – Боже мой! Я положила на него глаз еще девочкой. Ни у какой другой женщины не было ни единого шанса.

Гонора тоже засмеялась:

– То же самое утверждал и он. Он сказал, что когда впервые увидел вас – кажется, вам было тогда двенадцать, – он понял, что вы и есть его женщина.

– Ему вот-вот исполнялось тринадцать, а мне только-только исполнилось десять. Это была любовь с первого взгляда.

Женщины проговорили еще не меньше часа, потом Адди начала зевать и сказала Гоноре, что этой ночью, наверное, ей удастся уснуть. Она спросила, нельзя ли ей забрать с собой Смельчака, чтобы он составил ей компанию. После смерти Тавиша щенок, заметно подросший за последние несколько недель, не отходил от Адди.

Гонора согласилась, понимая, что у Смельчака только что появилась новая хозяйка. Но ее это устраивало. Она проводила Адди до спальни и пошла к своему мужу.

Он сидел в постели, подложив под спину несколько подушек. Когда Гонора вошла, он протянул к ней руки, и Гонора устремилась в его объятия, прекрасно зная, что он собирается ей сказать.

 

Глава 29

Каван с большим нетерпением дожидался жену. Слушая ее, он сразу понял, что отец говорил о нем что-то еще. Как понял? Этого Каван точно объяснить не мог. Он просто увидел по лицу жены, что она о чем-то умалчивает.

Он с облегчением увидел, что она входит в спальню. Каван нуждался в Гоноре. Ему нужно было, чтобы она лежала рядом, нужно было ощущать тепло ее тела, слышать, как бьется ее сердце, раствориться в ней и забыть печаль, наполнявшую его сердце. Но прежде всего он должен был услышать, что еще доверил Гоноре его отец.

Она подошла к постели, срывая с себя одежду, и Каван с удовольствием понял, что жена нисколько не стесняется обнажаться перед ним. Они действительно стали единым целым.

Каван взял ее за руку, притянул к себе на колени и укрыл одеялом. Он прижал Гонору к себе и уткнулся носом в ее шею.

– Ты чего-то не рассказала про отца и про меня, – прошептал он и поцеловал жену, так ему хотелось скорее почувствовать ее вкус. – Рассказывай.

Гонора ни мгновения не колебалась.

– Он знал, что у тебя есть тайна.

– Откуда? – с недоверием спросил Каван.

– Отец хорошо тебя изучил. Он понимал, что тебя что-то беспокоит помимо года, проведенного в плену. Зная тебя, он предположил, что ты делаешь то, что делал всегда, – оберегаешь клан.

– Он не сердился на меня?

– О Боже, нет! – заверила его Гонора. – Он очень тобой гордился. Твой поступок как раз и доказал ему, что из тебя получится превосходный вождь. Он знал, что ты предпочтешь взвалить груз на свои плечи, но не будешь волновать клан. Он считал тебя достойным предводителем.

Каван почувствовал необыкновенное облегчение – и угрызения совести. Хорошо узнать, что думал про него отец, но как жаль, что он ему не доверился! Прав он был или ошибался, когда решил промолчать? Теперь, когда отец умер, Каван боялся, что недооценил врага и этим приблизил кончину отца.

– Отец был мудрым человеком и многое понимал. Он верил, что и ты такой.

– Значит, я должен легко обнаружить… – Каван внезапно замолк и вскочил, увлекая за собой жену. – Отец выяснил, кто этот мерзавец!

Гонора вздрогнула. Ее фиалковые глаза широко распахнулись и заблестели.

– Неужели не понимаешь? Он наверняка сложил вместе все кусочки мозаики!

– Но почему он никому не рассказал?

Каван печально улыбнулся:

– Мой отец был лэрдом клана и знал, что его долг – оберегать людей. То же самое он сказал и про меня. Вероятно, он решил, что сможет сам справиться с этим мерзавцем.

– Или, – взволнованно произнесла Гонора, – он недооценил врага.

Каван кивнул:

– Ты права. Должно быть, он не сомневался, что сможет одолеть этого человека. Но в таком случае что же произошло?

– Может быть, мерзавец застал его врасплох?

– Или в заговоре участвует не один человек? – вслух размышлял Каван.

– Трудно представить, что кто-нибудь в клане Синклеров желал дурного твоему отцу.

– Я и сам об этом думал.

– Эту загадку мы с тобой должны разгадать, – настойчиво сказала Гонора.

– Ну уж нет, я не позволю тебе подставлять себя! – возмутился Каван.

– Это что же, ты собираешься отстранить меня от расследования?

Каван кивнул:

– Ради твоей же безопасности.

– И не надейся!

– Ты что, осмеливаешься не повиноваться мне, жена? – Каван попытался говорить повелительно, хотя в душе очень гордился мужеством жены. За те несколько месяцев, что они женаты, она стала совершенно другим человеком.

– Мы, – сказала Гонора, тыча его пальцем в грудь, – будем действовать вместе.

– Да что ты?

– И ни на что другое я не согласна! Мы ничего не скрываем друг от друга. Мы всем делимся…

– Мы доверяем друг другу, – докончил Каван.

– Вот именно. – И Гонора запечатлела на его губах жаркий поцелуй.

– Я хочу еще, – прошептал Каван, покусывая ее за шею.

Гонора хихикнула и поцеловала его еще раз. Каван замер, зарывшись лицом в ее грудь.

Он почувствовал, как жена обнимает его и поглаживает по спине.

– Я люблю тебя, – шепнула она.

Он должен был это слышать, должен был знать, что Гонора его любит. Он так нуждался в ней!

Каван уложил ее на спину и нежно поцеловал.

– Я буду любить тебя медленно и ласково.

Гонора кивнула, мягко улыбаясь, и обвила его руками.

Они занимались любовью и разговаривали всю ночь напролет, уснув лишь под утро в объятиях друг друга.

И когда Гонора крепко заснула, Каван снова прошептал:

– Я люблю тебя.

Сплетни поползли вскоре после похорон. Сначала Гонора отмахнулась от них, как от полной ерунды, решив, что их породил страх. В конце концов, кто, находясь в здравом уме, может подумать, что Каван убил своего отца? Но слухи расползались, как жуки, пожирающие урожай. Сначала слышались только шепотки, странные догадки и предположения, но очень быстро многие пришли к убеждению, что все это похоже на правду.

В общем, сплетни расходились, как круги по воде, и возмущали Гонору сверх всякой меры. Артэр и Лахлан тоже очень сердились, но сколько бы они втроем ни пытались их прекратить, ничего не помогало.

Шагая с мужем по деревне, Гонора крепко держала его за руку. Недовольные взгляды и шепотки сильно раздражали ее, но она по-прежнему улыбалась, поддерживая мужчину, которого любила.

– Они скоро сами все поймут, – сказала Гонора, когда они вышли из деревни и добрались до вересковых пустошей.

– Мне остается винить только себя.

– Чушь! – рассердилась Гонора. – Ты не сделал ничего плохого.

– Вернувшись домой, я слишком много спорил с отцом.

– Ты перед ним извинился.

– Но не в присутствии клана, а они должны были увидеть, что я уважаю отца, вождя клана, и оказываю ему заслуженные почести. Я этого не сделал и теперь пожинаю плоды. Мой клан меня осуждает.

– Когда мы найдем человека, убившего твоего отца, тем, кто тебя осуждал, будет стыдно, – твердо сказала Гонора.

Каван с достоинством носил плед цветов клана и держался уверенно. Пусть люди и отпускали в его адрес колкие замечания, он отражал их сдержанно и достойно.

– Со временем клан поймет, что я всего лишь хочу служить им, как это делал мой отец – справедливо и мудро.

Гонора остановилась. Резкий зимний ветер жалил ее щеки, от холода она немного дрожала. Или от собственных тревог?

– Но они тебя оскорбляют!

– Я думаю, скорее, кто-то оскорбляет их. Слухи возникли сразу же после смерти отца. Такое впечатление, что кто-то изо всех сил старается посеять раздор среди членов клана.

– Ты прав, – сказала Гонора. – А это значит, что…

– Убийца остался среди нас, – докончил Каван. – Он никуда не ушел, а это приводит меня к мысли, что он еще не закончил свое черное дело.

Гонора содрогнулась, с благодарностью подумав о теплых объятиях мужа. Он медленно обнял ее и притянул к себе. Рядом с ним никто не мог ей навредить, а он любовно подбадривал ее. Каван обладал мужеством и силой прирожденного лидера, и она гордилась тем, что стала его женой, хотя и беспокоилась о его безопасности.

– Мы должны его отыскать, прежде чем он сделает еще какую-нибудь гадость, – сказал Каван.

– Да как мы его найдем, если он прикидывается одним из нас?

– То-то и оно. Он прикидывается, а на самом деле он не один из нас. Его преданность отдана кому-то другому, не клану.

– А кому? – спросила Гонора.

Каван взял ее за руку, и они пошли дальше.

– Это только один из вопросов, требующих ответа, но давай отложим его на потом. Пусть это время будет только для нас с тобой.

– Нет никакого времени для нас с тобой, – выпалила Гонора.

Каван повернул ее к себе лицом и обнял за талию.

– Прошедшие недели оказались для всех нас тяжелым испытанием. Нарушен привычный порядок, каждый час каждого дня наполнен скорбью. Нам пора возвращаться к обычной жизни клана, а начать должны мы с тобой.

– Ты прав, – согласилась Гонора, хотя и неохотно.

Это было трудное для всех время, и клан, конечно же, ждет, когда новый вождь скажет им, что делать дальше. Если он решительно возьмет власть в свои руки и будет вести себя уверенно, члены клана пойдут за ним. Тут ей в голову пришла одна идея.

– Если мы будем едины и сильны, клан последует за нами, а мерзавец…

– Выдаст себя и даже не поймет этого, – улыбнувшись, докончил Каван.

Гонора тоже улыбнулась:

– Он не сумеет внести разлад в клан, как делает это сейчас, потому что все они снова будут довольны и уверены в своем новом лэрде.

Каван чмокнул ее в щеку.

– Ты такая умная! Меня это возбуждает.

– Ни за что бы не сказала… – Гонора почесала в затылке. – Поцелуй? Это был поцелуй? Потому что если да, то я протестую…

Внезапно оказалось, что ее рот запечатан его губами, его язык нырнул глубоко внутрь и дразнил ее, переплетясь с ее собственным языком. Гонора обвила шею мужа руками, даря ему те же неистовые ощущения.

Тут послышалось хихиканье и какой-то писк. Они неохотно, с досадой отлепились друг от друга, нахмурившись, обернулись и увидели маленьких девочек. Те стояли в нескольких футах от них и показывали на супругов пальцами.

– У нас появилась публика, – прошептала Гонора.

– Вот и хорошо. Они непременно расскажут об этом родителям, новая сплетня вытеснит прежнюю, и я не удивлюсь, если в деревне начнут биться об заклад на то, когда у нас родится наследник.

Гонора уже думала об этом, понимала, что это ее долг… но при чем тут долг? Она будет счастлива подарить своему мужу наследника – дитя, рожденное в любви, воспитанное в любви и купающееся в любви. Внезапно мощная волна эмоций захлестнула Гонору, в горле у нее встал ком, а на глаза навернулись слезы.

Она отодвинулась от мужа и отвернулась, не желая, чтобы он увидел ее чрезмерное волнение. Но Каван не дал ей этого сделать. Он подошел сзади, обнял ее за талию и притянул к себе. Гоноре казалось, что она просто тает от счастья.

Она запрокинула голову назад, а когда он положил руки ей на живот, легонько прижала эти сильные, но ласковые руки своими.

– Но ведь ты скажешь мне, если забеременеешь?

Гонора негромко рассмеялась:

– Я прокричу об этом со стены замка. Я буду так счастлива и горда!

Каван уткнулся носом в ее волосы.

– Я рад это слышать.

– А ты сомневался? – удивленно спросила Гонора.

– Все же я был не самым лучшим мужем.

Гонора повернулась в его объятиях и широко улыбнулась:

– Согласна, но только частично. А если честно, то я понимаю твою первую реакцию, потому что и сама почувствовала нечто подобное.

– Ты не хотела меня в мужья.

– Нет, не хотела. И почувствовала облегчение, когда отчим пришел с этим предложением к твоему отцу, а ты меня отверг. Когда ты вернулся и нас навязали друг другу, мне это понравилось еще меньше. Но…

– Ты меня полюбила, – нахально заявил Каван.

Гонора расхохоталась:

– Глубоко и преданно.

– Потому что я неотразим, – поддразнил ее Каван.

Она покачала головой.

– Потому что ты хороший человек. Я всегда мечтала выйти замуж за хорошего человека. Ты честен и справедлив, и я могу тебе доверять. Ты хороший человек.

Каван, утратив дар речи, уставился на нее, и Гонора захихикала:

– И конечно, помогло то, что ты красавчик и прекрасный любовник.

Каван тряхнул головой и усмехнулся:

– Когда я согласился с тем, что ты будешь моей женой, то получил гораздо больше, чем мог рассчитывать.

– Ты получил хорошую женщину.

– Нет, – сказал Каван, – я получил замечательную жену и горжусь тем, что она у меня есть.

 

Глава 30

Каван поцеловал жену. Собственно, он вообще не хотел прекращать целовать ее. Она была не просто замечательная женщина. На самом деле на свете не было нужных слов, чтобы описать все его чувства к ней. Он и не пытался. Гораздо проще – и гораздо, гораздо приятнее – показать ей это.

Она была такой сладкой (впрочем, как всегда), что Каван мог бы растянуть свой поцелуй на долгие часы, если бы не взывавший к нему долг. После гибели отца на него навалились дела, и он уже не мог проводить время так, как раньше.

Каван прижался щекой к щеке жены.

– Я должен встретиться с братьями.

Гонора вздохнула, соглашаясь.

– Тогда я побуду с твоей мамой.

Каван взял ее за руку и неохотно повернул назад к замку.

– Спасибо, что проводишь с ней столько времени. Боюсь, она еще долго будет горевать.

– Она слишком любила твоего отца, чтобы быстро забыть о нем. Ее сердце будет всегда скорбеть, но я уверена, что вы, сыновья, ее очень поддерживаете. Хорошо, что вы у нее есть.

– К тому же Лахлан с Артэром раньше или позже женятся. – Каван фыркнул. – Артэр выберет себе разумную жену, а вот Лахлан… – Каван тряхнул головой и захохотал. – Не представляю себе его выбора!

– Он еще может удивить вас всех и выбрать очень достойную женщину.

– Это вряд ли.

– Когда Лахлан хочет, он может поступать очень мудро, – высказалась Гонора в защиту Лахлана.

– Ты надеешься на его мудрое поведение, когда придет время?

Гонора шутливо шлепнула его.

– Ты недобр к своему брату.

– Я просто говорю правду. Лахлан любит женщин, но не желает клясться в верности ни одной из них.

– Может, тебе стоит самому выбрать ему жену?

Когда они вошли в замок, Каван все еще хохотал. Супруги повесили плащи на колышки у двери и присоединились к сидевшим за столом Артэру и Лахлану.

– Знаешь, что предложила моя жена? – спросил Каван у Лахлана.

– Она сказала, что я самый чудесный мужчина на свете и она жалеет, что не вышла за меня.

Все дружно расхохотались.

– Она считает, что я должен подобрать тебе жену.

Лахлан схватился за сердце:

– Ты ранила меня, сестра! Мне не требуется помощь в выборе жены!

– А я думаю, что это неплохая мысль, – сказала Адди, подходя к столу с блюдом, полным сыра и хлеба. Рядом с ней послушно трусил Смельчак, принюхиваясь к восхитительному запаху с блюда.

Лахлан опять хлопнул себя по груди:

– Я ранен дважды!

– Лицедейство тебе не поможет, – предупредила мать, ставя блюдо в центр стола.

Лахлан схватил кусок темно-желтого сыра.

– Тогда буду говорить напрямик. Я сам выберу себе жену, когда придет время.

– Мы не выбираем любовь. Любовь выбирает нас, – поправила его Адди. – А когда это случится, она скрутит тебя в бараний рог, и ты ничего не сможешь поделать.

– Ну уж нет, я не допущу, чтобы мной распоряжалась какая-то любовь, – возразил Лахлан.

– Я тоже собираюсь подыскать себе приличную жену, которая мне подойдет и будет хорошо мне служить. А я ей, – вставил и Артэр.

Каван захохотал. Когда-то он и сам так думал. Жена – это просто средство достижения цели. Женщина, которая будет обеспечивать его потребности и рожать ему наследников. Разумеется, сам он будет к ней хорошо относиться. Однако больше он так не думает. В супружестве очень важна любовь. Она связывает двоих людей вместе и помогает им жить и благоденствовать.

– Мне просто не терпится увидеть, как вы оба подавитесь собственными словами, – хохотал Каван.

Адди встала позади Артэра и Лахлана, положила руки сыновьям на плечи и улыбнулась:

– Я на стороне Кавана и тоже жду не дождусь этого дня.

Каван продолжал улыбаться, а сердце его просто пело от облегчения. В первый раз за месяц, прошедший после гибели отца, мама улыбнулась! Он очень надеялся, что это только начало и что ее прелестная улыбка будет появляться все чаще.

Мама всегда была очень красивой и энергичной женщиной, но после смерти мужа вся ее энергия куда-то испарилась. Каван эгоистично хотел вернуть свою маму – ту, которая улыбкой приветствовала каждый новый день, которая всегда находила доброе слово, которая умела упорядочить любой хаос, которая в самые трудные времена была вместе со своими сыновьями.

И сейчас, когда она улыбнулась, Каван увидел тень той женщины и понадеялся, что она уже готова вернуться к жизни.

– Гонора, – сказала Адди, продолжая улыбаться, – ты не хочешь сходить со мной за сосновыми ветками, чтобы положить их в комнатах для приятного запаха?

– С удовольствием, – ответила Гонора.

– Я думала, что мы с тобой прогуляемся до того лесочка на вересковой пустоши.

– Эй-эй, погодите! – воскликнул Лахлан.

– Это не лучшее место для прогулок, – поддакнул Артэр.

– Сосновая роща у конюшни – самое подходящее для вас место, чтобы собирать ветки, – заявил Каван приказным тоном.

Адди взяла Гонору под руку и, широко улыбаясь, посмотрела на сыновей:

– Вы же не думаете, что вам позволено указывать мне, что я могу и чего не могу делать, правда?

Лахлан и Артэр разом посмотрели на Кавана.

– Трусы, – пробормотал он себе под нос, испепеляя их взглядом.

– Ты что-то сказал, Каван? – осведомилась Адди.

Каван покачал головой, адресуясь вовсе не к матери.

Он качал головой сам себе, понимая, что он точно такой же трус, как и братья. Он не мог запретить матери делать то, что она хочет; кроме того, она бы его все равно не послушалась. Она бы все равно поступила так, как считала нужным!

– Гонора хорошо знает этот лес. Я уверен, что с вами там все будет в порядке, – ответил Каван, сдаваясь. И обрадовался, когда жена поцеловала его в щеку, потому что смог улучить момент и шепнуть ей на ухо: – Не больше двух часов, или я организую поиски.

Гонора улыбнулась, прижалась к нему щекой и прошептала в ответ:

– Не советую. Колдовская сила леса может проглотить тебя целиком.

Каван смотрел им вслед, пока мать с женой, весело щебеча, снимали с колышков плащи и исчезали за дверью.

– Мама всегда поступает по-своему, – почтительно улыбаясь, произнес Артэр.

– Сдается мне, что и Гонора тоже, – поддразнил брата Лахлан, ухмыляясь.

– Погодите. Вы оба просто погодите, – доверительно сказал Каван. – Погодите, пока ваши жены не начнут проделывать то же самое с вами.

– Это вряд ли, – хмыкнул Лахлан.

– Вот именно, – поддакнул Артэр. – Моя жена не посмеет ослушаться моих приказов, хотя, конечно, я всегда буду стараться переубедить ее.

– Есть кое-что, о чем вы двое должны узнать прямо сейчас, – натянуто хмыкнул Каван. – Когда дело касается женщин, на свете отменяется понятие «убедить». Вы никогда и ни в чем не сумеете убедить ни одну женщину на свете. Это невозможно.

– Ты просто не знаешь, как это делается, – заявил Лахлан.

Каван помотал головой.

– Лахлан прав, – сказал Артэр. – Ты просто не знаешь как. Женщины могут быть разумными созданиями.

– Скорее, сговорчивыми, – фыркнул Лахлан. – Просто нужно знать, как заставить их подчиниться. Будь более гибким, и они непременно уступят.

Каван громко захохотал:

– Да, вас обоих ждет большой сюрприз. Нет, точнее сказать – потрясение.

– Посмотрим, – самонадеянно заявил Артэр.

– Обязательно посмотрим, – отозвался Каван, поднял кружку с элем и выпил за глупость своих братьев. Впрочем, вслух он об этом не сказал.

Гонора поняла, что отчим идет за ней и Адди от самого замка. Вряд ли кто-нибудь это заметил – скорее, решили, что он просто прогуливается и приветственно машет рукой знакомым, но она знала точно. Он что-то задумал, и ей совсем не нравилось неприятное ощущение, возникшее у нее в животе.

Калум показался им на глаза, только когда они добрались до конца деревни, и потрясенная Гонора увидела у него в руках букет цветов. Казалось, он даже попытался привести себя в порядок – одежда сидела на нем довольно неплохо, если не обращать внимания на несколько пятен и отсутствие пуговицы на жилете.

– Это для вас, – произнес Калум и, едва заметно поклонившись, протянул букет Адди. – Но эти прекрасные цветы меркнут перед вашей красотой.

Гонора чуть не задохнулась от негодования. Это просто несерьезно! Неужели отчим собрался ухаживать за ее свекровью? Даже мысль об этом была возмутительной. Впрочем, Адди слишком умна, чтобы попасть под влияние Калума.

– Благодарю, – произнесла Адди. – Вы очень заботливы.

Гонора потрясенно молчала. Адди улыбнулась и понюхала несколько полевых цветочков, туго завернутых в зеленые листья. Только самые стойкие цветы сумели дожить до начала зимы.

Гонора в ужасе думала: «А вдруг Адди надумает принять этот подарок? Ведь это все равно что вслух объявить – я готова принимать ухаживания других мужчин. Это как раз в духе Калума – делать все публично, чтобы каждый мог видеть его уважительные и честные намерения».

Калум горделиво выпятил грудь, и Гонора с растущим негодованием увидела, что несколько жителей деревни уже наблюдают за разговором. Скоро длинные языки сплетников будут очень заняты!

Адди вздохнула и вернула букет Калуму:

– Я не могу его принять, да и не хочу. Единственный мужчина, даривший мне цветы, это мой возлюбленный супруг, Тавиш. Я никогда не приму ни единого цветочка от другого мужчины. Надеюсь, я выразилась достаточно ясно, Калум?

Гоноре хотелось крепко обнять Адди и радостно завопить от восторга. Вместо этого она просто просияла, стоя рядом со свекровью.

И ничуть не удивилась, увидев, как щеки отчима побагровели от стыда. Впрочем, он заслуживает такого позора за одну только мысль о том, что Адди может заинтересоваться мужчиной после недавней кончины мужа. Но отчим, верный своей эгоистической натуре, продолжил попытки.

– Может быть, со временем… – заявил Калум.

– Нет! – оборвала его Адди. – Никакое время не исцелит моего разбитого сердца. Тавиш был любовью всей моей жизни, и другого мужчины в ней не будет. Не нужно бесчестить меня и позорить себя новыми попытками. В следующий раз я не буду столь любезной.

Адди повернулась и пошла прочь. Гонора сделала то же самое, но ей пришлось резко остановиться, потому что кто-то схватил ее за руку.

Она знала, кто, и в бешенстве обернулась к Калуму:

– Убери руку.

– Да как ты смеешь…

– Нет! – закричала Гонора. – Как смеешь ты прикасаться ко мне?!

– Тихо, – хрипло предупредил он. – Или ты заплатишь за свою наглость.

Адди остановилась, повернулась и теперь смотрела на них, не делая никаких попыток вмешаться. Очевидно, чувствовала, что невестка справится с Калумом сама.

– Убери от меня руку, Калум, предупреждаю в последний раз, – твердо произнесла она.

– Я твой отец…

Гонора вырвала руку, хотя ей было больно. Но все же она почувствовала себя хорошо, словно вырвалась не только из его хватки, но вообще стала свободной от него, а ведь об этом она мечтала так давно!

– Ты мне не отец и никогда им не был.

– Ты будешь меня слушаться…

– Никогда! – отрезала Гонора. – Ни сейчас, ни потом!

Калум кинулся к ней, но Гонора сжала кинжал, висевший в ножнах у нее на поясе. Отчим остановился так резко, что чуть не упал.

– Ты не посмеешь, – сдавленным голосом произнес он.

– Ты уверен? – спокойно спросила Гонора.

Калум побагровел:

– Ты еще пожалеешь!

– Я уже жа