Теперь, когда мы уже начали парение, настало время изучить турбулентность, о которой упоминалось в зловещих тонах ранее.

Вы помните, насколько сильно мы беспокоились о градиенте — потере скорости ветра около земли из-за трения, и какой риск это вызовет при заходе на посадку. К сожалению, это не единственная неприятная вещь, свойственная ветру у земли.

Ветер может дуть плавно только над гладкими, скругленными препятствиями, такими, как гребни с мягкими склонами, округлыми вершинами и подножиями. Когда он сталкивается с деревом или домом, он не может обтекать их и распадается на крутящиеся вихревые потоки, называемые турбулентными, которые образуются перед препятствием и за ним. По этой причине вам не следует никогда приземляться вблизи дерева, здания или любого другого препятствия, если есть ветер. Турбулентный поток может перевернуть вас, усилить снижение еще более круто, чем простой градиент, или даже сложить ваш парашют.

Когда вы парите перед крутым гребнем, который может быть даже отвесной вертикальной стеной и острой кромкой (именно такие гребни обеспечивают наилучший и наиболее мощный восходящий поток), имеются две области, в которых почти наверняка найдется турбулентность и которых вам надо избегать, как чумы: угол около подножия между нижней частью земли и лицевой стороной обрыва, примерно до половины высоты обрыва, и наверху, неподалеку от кромки:

Лучший и простой способ избежать этих мест — это всегда оставаться перед обрывом и над ним. Это, конечно, также и район наилучшей подъемной силы.

Мы можем с полной безопасностью двигаться вдоль вершины гладкого скругленного гребня с тем. чтобы приземлиться наверху, но это становится рискованным, если кромка гребня крутая и острая. Попытайтесь определить, в меру своих возможностей, каковы потоки воздуха здесь. Один из путей — это использование очень длинной палки — отлично подойдет легкая телескопическая удочка длиной три метра и более, с матерчатой или бумажной лентой, привязанной к концу. Держа это устройство вверху и идя поперек того места, где вы намерены приземляться, вы можете наблюдать, что происходит с воздушными потоками, где воздух закручивается вниз, а где даже дует назад по направлению к обрыву:

Другой путь — использовать матерчатый воздушный змей, представляющий миниатюрную копию глайдирующего парашюта, лучше управляемый двумя стропами. Вы можете запускать его по всей вершине гребня на разных высотах и видеть очень отчетливо, где турбулентности складывают его, бросая в сторону или вниз, гае ветер вдруг как бы останавливается, а гае дует в обратном направлении. (Если ваш змей большой, стропы могут натереть или порезать руки; наденьте перчатки или используйте специальную катушку). Если у вас есть кто-то, кто сам не летает, особенно дети — они могут забавляться, пуская змея, пока вы находитесь в воздухе. Или, если ветер не подходит для полетов, большое удовольствие пускать его самому; но сначала оглядитесь вокруг и убедитесь в том, что никто из ваших знакомых (босс, партнер по бизнесу, клиент, теща) не наблюдают за вами: они могут не понять откуда взялось столь юное сердце в зрелом теле.

Если вам нужно приземлиться на вершине крутого обрыва с острой кромкой, не залетайте слишком далеко за край. Потеряйте немного высоты в воздухе перед обрывом, возможно, выходя наружу из потока, где подъем исчезает, пересеките линию обрыва и подкрадывайтесь к посадке всего в нескольких метрах за обрывом, разворачиваясь к ветру для собственно посадки (касания) почти в самый последний момент. Это посадка искусная и точная, и она не должна предприниматься необдуманно. Понаблюдайте за другими; попрактикуйте такую "точечную" посадку на гребне без турбулентностей, и, пока вы не убедитесь, что вы умеете ее делать, лучше улетайте от гребня и садитесь у подножия.

Если гребень имеет второй склон сзади (гора), турбулентность может сыграть над вами еще более скверную шутку: вам может показаться, что ветер дует с направления прямо противоположного действительному:

Если в этот "ложный" ветер вы взлетите в неправильном направлении, считайте, что вы пропали. Взлет будет нормальным, и вы даже наберете какуюто высоту в первые несколько секунд; потом внезапно вы потеряете всю подъемную силу и нисходящим потоком вас бросит о землю. Вы ничего с этим не можете поделать, а, если склон крутой и каменистый, это может быть смертельно. Всегда старайтесь убедиться, в каком направлении действительно дует ветер, прежде чем взлететь.

Турбулентность у подножия, крутого обрыва может быть столь же предательской. Если вы потеряли высоту во время парения над обрывом и опустились значительно ниже верхушки обрыва, НЕ ПРИБЛИЖАЙТЕСЬ К ОБРЫВУ ДЛЯ НАБОРА ВЫСОТЫ. Вы можете попасть в турбулентный поток, и вас бросит вниз и на стенку обрыва. Уступите, отлетите в сторону и приземлитесь внизу.

Найти место без турбулентных потоков у подножия обрыва может оказаться делом трудным или невозможным, если обрыв внизу превращается в узкую полоску пляжа, полностью перекрытую турбулентными вихрями. Посмотрите хорошенько на пляж внизу перед взлетом. Понаблюдайте за другими, задавайте вопросы. Если вам пришлось парить над узким незнакомым пляжем (лучше бы этого не бьшо) и нужно приземляться внизу, делайте заход на посадку, насколько это возможно, далеко от стены обрыва, даже выходя за пределы суши и оказываясь над водой, т. к. здесь она мелковата, и вы не утонете, если немного промахнетесь с посадкой. Затем поворачивайте потихоньку к суше и приземляйтесь на грани воды и суши. Замочить парашют водой все же лучше, чем попасть в турбулентность.

Приземление на более глубокой воде может стать фатальным по причинам, не связанным с аэронавтикой: каким бы хорошим пловцом вы ни были, трудно плыть полностью одетым, особенно закутанным в 25-ти квадратных метрах купола и в стропах, да против вас еще может действовать течение или прилив. Простая предусмотрительность обязывает при полетах в окрестностях водоема носить надувной спасательный жилет и нож ныряльщика, пристегнутый к ремню или к ноге, для разрезания ткани и перерезания строп. Вы можете полностью довериться своим друзьям, чтобы они посмеялись над вами и предложили также всю оснастку ныряльщика. Пусть смеются, смех — это здоровье, и он делает нашу обитель слез немного лучше переносимой.