Смерть с отсрочкой

Хаслэм Крис

Сидней Стармен по прозвищу Эль Сид — герой испанской Гражданской войны. В компании с двумя авантюристами, только что освободившимися из заключения, он пускается на поиски семи тонн золота, спрятанного республиканцами в 1937 году в Кантабрийских горах. Но золото для него лишь предлог, чтобы вернуться в места своей молодости для покаяния…

 

Благодарность

С глубокой признательностью благодарю Дэвида Хупера, служившего в Британском батальоне в Хараме, Пабло Угана Прието, стоявшего на другой стороне и старавшегося его убить, и Джека Слейтера, потерявшего в Теруэле пальцы. Спасибо профессору Полу Престону, выдающемуся специалисту по Гражданской войне в Испании, и Джерри Блейни из Центра современных испанских исследований Каньяда-Бланш. Я благодарен всем сотрудникам Мемориальной библиотеки Маркса, открывшим мне доступ к архиву Интернациональной бригады; Гейл Мальмгрен, которая распахнула передо мной двери нью-йоркских архивов бригады Авраама Линкольна, и волонтерам великолепного Центра исследований битвы на Эбро в Гандесе, выдержавшим продолжительные допросы. Спасибо Джону Сэйлсу, вдохновившему речь Сиднея о последнем дереве на поле боя; Тиму Уайтингу, который спустил меня с поводка, предоставив полную свободу; Кейт Шоу за советы; Стиву Гизу за терпение и практичность. И особенно благодарю Натали за любовь, поддержку и готовность узнать о Гражданской войне в Испании больше, чем фактически требуется любой девушке.

 

В 1936–1939 годах около тридцати пяти тысяч мужчин и женщин из пятидесяти с лишним стран отправлялись в Испанию сражаться на стороне республиканцев. Более 2300 человек прибыли из Британии и Ирландии, из них больше пятисот погибли. Мемориальный фонд Интернациональных бригад хранит о них память; двадцать три добровольца до сих пор живы. Все они были лучше нас.

 

1

Ленни Ноулс знал, что опаздывает, но не признавал общепринятых моделей пунктуальности. Появление вовремя — признак слабости, свидетельствующий о стремлении угодить и понравиться. Так делают те, кто ищет работу, и розничные торговцы. Но не гении, живые, как ртуть. Если Ленни сказал, что будет в три, это просто намек на общее намерение. В его играх не выйдешь вперед, соблюдая рутинные правила и держа обещания, — ты течешь, как река, ищешь путь наименьшего сопротивления и наибольшей выгоды, огибаешь препятствия и ныряешь с обрывов, сплавляя товар лохам. Вздернув брови, он нажал на тормоз, и помятый фургон «транзит» по прозвищу «сик транзит глория» остановился, скользя на занесенной снегом дороге. После шести пинт не стоит думать о стремительных реках.

— Пойду за Джимми подержусь, — бросил он своему пассажиру и выскользнул в ночь.

Ник Крик открыл один глаз, вздохнул, выдохнул облачко пара в промерзшей кабине. Потом открыл другой глаз, выпрямился на сиденье. Ленни не потрудился свернуть к обочине, просто остановил ржавый белый «транзит» посреди дороги на обледеневшем глухом повороте.

— Слишком уж ты беспокоишься, Никель, — заметил вернувшийся Ленни, вытирая руки о футболку. — «Глория» заговоренная.

— Скорее чужой век заедает, — пробормотал Ник.

Снегопад усиливался, крупные хлопья летели, как перья, кружась на холодном ветру. Одноколейная дорога тянулась в метель, пустые поля с обеих сторон скрылись за трепещущей завесой. Ник, ежась, вглядывался сквозь стеклоочистители, воображая «глорию» ракетой, а снежные хлопья, разбивавшиеся о лобовое стекло, астероидами. Ощущение одиночества как-то ободряло, мысль, что он совершает бесконечное путешествие сквозь пустую вселенную, утешала. Будь такая возможность, ехал бы вечно, хотя находиться до бесконечности в обществе Ленни не слишком приятно. Ник взглянул в сторону, задумавшись, долго ли пришлось бы ждать смерти в мерзлом поле, если догола раздеться и залечь в ночи. Перспектива свернуться клубком в снежной яме, замерзая до смерти, выглядела определенно заманчивее сегодняшней альтернативы.

— Что же это за тип? — спросил он наконец.

— Мистер Стармен? — уточнил Ленни. — Симпатичный старик. Тебе понравится.

— Ты сказал, старый занудный говнюк.

— Для меня. А тебе он понравится. Занимается историей, искусством и тому подобным дерьмом.

— Каким еще дерьмом?

— Ну, ты меня понимаешь, — сказал Ленни. — Книжки читает и всякую дребедень.

— Сколько ему лет?

— Немножко зажился на свете. Но шарики на месте. Полный набор.

— Почему мы должны тратить мой день рождения на визит по морозу к какому-то жалкому старикашке? — возмутился Ник.

— Потому что это гораздо интереснее всех твоих планов, — объявил Ленни.

Ник прикусил губу. Нет у него никаких планов. Он закурил сигарету.

— Ты что-то задумал.

Ленни сосредоточился на дороге, так как снег сократил видимость до нескольких футов.

— Я говорю, ты что-то задумал, да? — настаивал Ник. — Сразу предупреждаю: не стану обкрадывать стариков.

Ленни скорбно покачал головой:

— Прошу тебя, Николас. Не будь постоянно таким подозрительным и таким недоверчивым. Больно слышать, что ты считаешь меня способным ограбить пенсионера. — Он бросил на него слезящийся взгляд. — Тебе надо бы извиниться.

Ник попытался включить обогреватель.

— Тогда зачем мы к нему едем?

— Затем, что я из тех придурков, которые заботятся о своих ближних, — усмехнулся Ленни. — Вижу, снег будет, сразу вспомнил бедного старика, умирающего от холода и голода в большом холодильнике.

— Насколько помнится, ты говорил, что снега не будет, — напомнил Ник.

— Просто старался укрепить твой моральный дух. В любом случае, если б я думал, что снега не будет, разве грохнул бы в «Теско» столько бабок на жратву для пенсионера?

Ник вздохнул. Снежинки неслись мимо с извращенной галактической скоростью.

— А? — не отступал Ленни. — Не можешь ответить? Просто не способен признать, что на свете есть люди — врачи, спасатели, викарии и прочие вроде меня, — которые беспокоятся о нуждающихся и думают не только о себе. — Он самодовольно поерзал на сиденье. — Собирался купить тебе подарок на день рождения, Никель, потом решил подарить то, чего в магазине не купишь.

— Большое спасибо, — буркнул Ник, но Ленни еще не закончил.

— Пропадаю даром, вот что, — вздохнул он. — Вполне мог бы работать в ООН или в какой-нибудь шарашке «без границ», вместо того чтоб за тобой присматривать. — Ленни свернул к обочине, дернул ручной тормоз, заглушил мотор. Фургон содрогался под злобными порывами восточного ветра. — Вот оно, — объявил он.

Ник уставился в ночь, затуманивая стекло своим дыханием и скептицизмом.

— Что?

Ленни ткнул пальцем в ветровое окно:

— Вон там, чуть ниже по дорожке. «Глория» туда не пройдет, так что потопаем ножками.

Ник затряс головой, придав каждой согласной подобающий безнадежный вес:

— М-м-мать т-т-твою…

В гостиной Сиднея Стармена было всего одно кресло, стоявшее посреди комнаты на вылинявшем ковре, лоснясь засаленной обветшавшей обивкой. С ним соседствовал викторианский столик, некогда красивый, изящный, теперь старый, перекосившийся, с облупившейся фанеровкой, накрытый пожелтевшей кружевной салфеткой. На крышке стояли три фотоснимка в потускневших серебряных рамках, монохромное изображение выцвело, лица превратились в призрачные клубы тумана. Дальше всего от кресла располагался официальный снимок солдата — высокого сержанта, туго затянутого в форму, отчего он казался слишком толстым. Рядом портрет печальной женщины в черной шляпе и кроличьем воротнике, смотревшей прямо в объектив, как бы ожидая прямого ответа на прямой вопрос, а хорошенькая девушка на самом ближнем фото смотрела широко открытыми испуганными глазами вверх и в сторону, так что взгляд ее падал на старика, сидевшего в кресле. Никто никогда не называл Сиднея Стармена красивым мужчиной, но у него был крепкий солдатский подбородок, твердый взгляд, как у печальной женщины с портрета, и тонкие седые усы, намекавшие на живой проницательный ум. Каждый день, кроме воскресенья, он надевал рубашку с потертым воротничком и туго завязывал галстук. Час в неделю он посвящал чистке двух пар обуви. Подобно почти всем своим сверстникам, Сидней находил в рутине опору и утешение, но самой излюбленной его привычкой была выпивка. Он налил красного вина, поднял стакан перед бледными лицами на фотографиях, произнеся тост за своего отца, мать, испуганную девушку, которая отвела глаза, когда щелкнул затвор аппарата. Северный ветер рвался в дом, задувал дым обратно в камин, сотрясал двери, бросал в окна снежные хлопья, кружившиеся арктическими мошками в норфолкской ночи. Старик выпил вино в три глотка, снова налил. С конца войны каждый вечер он топит память в вине, сидя в этом кресле, за этим столиком, с которого на него трезво смотрят три лица, и каждое утро память оживает. Порой он просыпался в постели, чаще в кресле, свесив на плечо голову, со стаканом на коленях. Надеялся, что в этом кресле его найдут мертвым, с поблекшим, как на снимках, лицом, с пустой бутылкой «Скала Деи» под ногами, но на самом деле никак не доживет до исполнения надежды. Он поднялся на ноги, морщась от хруста в бедренном суставе, медленно побрел к камину. Деревянные часы на полке ежедневно съедают три минуты, но Сидней не стал бы ворчать на подобную недостачу: сам теряет целые недели, сидя в кресле и пьяно глядя в прошлое. Он вытащил зеленое полено из корзины, стоявшей рядом с топкой, бросил в огонь, наблюдая, как впившийся в кору плющ увядает в слабом пламени. Всполохи искр в топке взлетали, словно отлетавшие души, и Сидней Стармен, повернувшись, грея спину, вновь напомнил себе, что наконец решился. В 1937 году дал обещание девушке с фотографии, и, хоть клятва до сих пор не нарушена, она была столь же призрачной, как его воля к жизни. У него нет ни веских причин, ни оправдания собственной несостоятельности, он просто знает, что в первую очередь страх лишил его судьбы. Будь он книжным или экранным романтическим героем, поборол бы людей, свернул горы ради предполагаемой любви, но в реальной жизни расстояние и мелочная практичность сговорились превратить его существование в сплошное сожаление и раскаяние. Коттедж содрогнулся от очередного удара ветра, и комната наполнилась дымом. Сидней оторвался от камина, вытер горькие слезы, схватил бутылку. Грубая правда заключается в том, что он был слабым испуганным человеком, искавшим повода не возвращаться. Спрятался за преградами между Англией и Испанией, преувеличив их непреодолимость, и, вроде нервного альпиниста, устрашившегося плохой погоды, извлекал слабое утешение из сознания, что, когда небо очистится, Испания, как и коварные горы, никуда не денется, будет стоять на месте. Он дрожащей рукой поднял стакан на глазах у родителей. Мать потеряла мужа благодаря крошечному серебристому кусочку германской стали в 1918 году, в год рождения Сиднея, и после этого всегда учила сына не позволять никому — ни людям, ни обстоятельствам — становиться на пути. В конце концов урок был хорошо усвоен, думал он, потягивая вино и радуясь, что не приходится смотреть в глаза девушки.

Наконец прошлым летом решимость вернуться в Испанию пересилила страх. В один сырой день по пути домой с автобусной остановки представилась как серьезное предложение и поманила, спрашивая, что плохого принесет возвращение. Он старик, она старуха, жизнь обоих почти позади. Возвращение в прошлое только замкнет разорванный круг, загладит ненужные обиды, нашептывала мысль, но Сидней не был так уверен. Тем не менее он забавлялся идеей, позволив ей утвердиться в сознании, чувствовать себя как дома. Вскоре она взяла его в заложники, угрожая убить за невыполнение ее требований. Ощущение себя предателем облегчало только понимание, что идея права и что она убьет его в любом случае.

Возможность постучалась в дверь.

Времени мало.

Жизнь утекает, и, если он намерен сдержать обещание, надо действовать быстро, с любой помощью, какой можно заручиться. Эта самая помощь, вспомнил Сидней, взглянув на часы, тикавшие на каминной полке, опаздывает уже на два с половиной часа — неотесанный грубиян, у которого ничего больше нет, кроме фургона, крепких рук и единственного желания лестью и хитростью влезть в его завещание. Жалкий экземпляр, но другого быстро не найти. Нельзя даже точно сказать, клюнет ли болван на приманку, даже на вторую по счету среди самых заманчивых для мужчины. Сидней со вздохом откинулся на спинку кресла, тело онемело от темного каталонского вина, голова кружилась. Старым развалинам не пристало быть слишком разборчивыми.

Стук раздался через тридцать минут.

— На три часа опоздали, — проворчал Сидней с раскрасневшимся от вина и тепла лицом.

Ленни смахнул снег с короткой стрижки ежиком и нахмурился.

— Нехорошо, нехорошо, мистер Стармен, — полушутливо пропел он таким тоном, каким обращаются к совсем глухим и совсем слабоумным. — Что Ленни вам говорил про дверную цепочку?

Сидней проигнорировал, вглядываясь в худого мужчину, дрожавшего под фонарем на веранде.

— Кто это? — спросил он.

— Николас, — объяснил Ленни. — Один из моих штатных сотрудников. — Он поднял пакет из «Теско». — Ленни привез вам самое любимое.

— Сомневаюсь, — пробормотал Сидней с усталой покорностью. — Входите, пока все тепло не выпустили.

Он отметил, что незнакомцу хватило совести сбить о порог снег с ботинок, в отличие от его невоспитанного работодателя. Костлявость как бы прибавляла ему роста, узкое опечаленное лицо наполовину скрывалось под нечесаной гривой неопределенного цвета.

— Я Сидней Стармен, — объявил хозяин. — Заходите в комнату, садитесь.

Незнакомец не протянул руку — это нынче не принято, — вместо того поднял измученные бессонницей глаза с загнанным взглядом.

— Спасибо. Меня зовут Ник Крик.

Тепло из открытой топки притянуло кровь к щекам Ника, который подтащил стул по кафельному полу и уселся. Ленни остался стоять, оглядывая полки, приподнимая безделушки, разглядывая надписи на подставках.

— Полагаю, чаю желаете? — буркнул Сидней.

— Хорошо бы капельку чего-нибудь покрепче, учитывая погодные условия, — ответил Ленни. — Смотрите, что я привез. — Он вывалил на стол содержимое пакета. — Рулеты с инжиром, чудный пирог «Фрай Бентос»… ох, видите, два пакетика мятных конфет, пара банок вашей любимой лондонской тушенки.

Сидней поставил рядом с продуктами графин, три стакана. Ник принял его за старого солдата, благодаря остаткам волос, столь же коротко стриженных на военный манер и таких же седых, как усы. Видно, характер довольно вспыльчивый.

— Сколько я вам должен? — отрывисто спросил старик.

— Мне? — воскликнул Ленни. — Ничего! Это подарок, мистер С., а стаканов надо всего два. Ник у нас в полной завязке.

— Где?

— Спиртного не пью, — объяснил Ник.

— Боже милостивый! — вскричал Сидней, наполовину удивленно, наполовину подозрительно. — До чего необычно. Для вас одного чай не стану заваривать.

— Ничего, — улыбнулся Ник. — Мы ненадолго. — Ему страшно хотелось вернуться в свою комнатку в квартирке на двоих, запереть дверь, закрыть шторы, зажечь свечу, начать праздновать.

— У него сегодня день рождения, — пояснил Ленни. — Тридцать три года. Хочет ехать домой, распинать сам себя на кресте.

— Ну, поздравляю, — сказал Сидней, торжественно поднимая стакан. — Точно не желаете присоединиться?

— Славная капелька шерри, — перебил Ленни. — «Харви»? «Эмвакрим»?

— Фактически мансанилла из Сан-Люкара, — придирчиво поправил Сидней. — Пейте. Я хочу, чтоб вы взглянули на штукатурку в гостиной.

— Сейчас? — спросил Ленни.

— А когда же вы думали? — переспросил Сидней. — И еще: в окно в задней спальне жутко дует. Привезли инструменты?

Ник смотрел на Ленни, обещавшего завтра же первым делом вернуться и приступить. Потом взглянул на Сиднея, пожавшего плечами с разочарованием, которое его поколение приберегает для своих потомков. И задумался о динамике жизни.

— Идите сюда, посмотрите обои, — продолжал Сидней.

Ленни кивал, стараясь угодить, подмигнул Нику, следуя за стариком. Ник поднялся и пошел за ними.

— Вон, в углу, — указал Сидней, приведя их в богато украшенную гостиную, где пахло лакрицей и камфарой. — Отошли от стены. Должно быть, отсырели. — Старик покосился на Ника, который оглядывал комнату. — Любите искусство, молодой человек? — Он постучал пальцем по рисунку в раме, скомпонованному из разбросанных линий и сцепленных между собой овалов. — Работа Миро. Весьма ценная.

Ленни втянул воздух сквозь зубы. Ковбой, мастер на все руки, обязан был это сделать, оценивая объем работ.

— Штукатурка живьем сдохла, — заключил он. — То есть дело долгое. — И принялся простукивать стену, а Сидней указал на гипсовый бюст:

— Франция, конец восемнадцатого века. Подписной, но без названия.

Ник его уже видел. Напротив камина висела крупномасштабная карта, одноцветная мешанина паутинных контуров и иностранных названий, но почти каждый прочий квадратный фут стены был увешан произведениями искусства. Картины маслом, акварели, ксилографии, гравюры, пейзажи, портреты, миниатюры, литографии и ни одного фотоснимка. Крышка огромного рабочего стола завалена книгами в кожаных переплетах, заставлена керамикой и старинным стеклом, среди всего этого высилась гигантская шахматная ладья, и снова ни одной фотографии. На полках двух книжных шкафов из красного дерева теснились перед книгами с виду ценные безделушки, артефакты, и опять ни единого снимка друзей и родных странного старика. Потом Ник заметил на старинном столике рядом с обшарпанным креслом три серебряные рамки в стиле модерн с тремя выцветшими изображениями двух женщин и солдата времен Первой мировой войны, все три черно-белые, все трое, судя по всему, давно умерли. Он оглянулся на гипсовый бюст и сказал:

— Разум. L'esprit de Raison.

Сидней окинул его долгим взглядом.

— Вы меня удивляете, — сказал он наконец. — Сколько же это будет мне стоить, мистер Ноулс?

Ленни вытер об штаны руки, нахмурился.

— Дело не в деньгах, мистер Стармен, а во времени. Я бы взял с вас всего лишь за материалы — фактически за мешок штукатурки, — только время надо выкроить.

Старик вздохнул:

— Я хочу знать когда, а не почему.

Ленни почесал подбородок.

— Угу, угу, понимаю… Придется что-нибудь придумать.

— Придумывайте что хотите.

Ник позволил себе провести кончиком пальца по щеке Разума и улыбнулся. Беззащитному мужчине нагло морочат голову у него на глазах, а он никак не может понять, кто тут жертва.

Снежная пелена накрыла Норфолк сперва простыней, а потом толстым стеганым одеялом. Гонимый арктическим воздушным потоком снег высоко летел над живыми изгородями, берегами, припаркованными автомобилями, сыпался на мерзлые поля, налипал твердой белой коркой на стволы деревьев с восточной стороны. Ведущие теленовостей просили не выезжать и не выходить на улицу без самой крайней необходимости, обещая, что эта зимняя ночь надолго запомнится жителям Восточной Англии, но Сидней и его гости ничего не слышали. В берлоге Стармена не было телевизора, и, только когда Ленни сбегал к «глории» за сигаретами, стало ясно, что дальнейший путь невозможен.

— Придется вам остаться, — вздохнул Сидней, втайне удивляясь удачному совпадению снежной бури с его замыслом. — Наверно, хотите подкрепиться.

Ленни закурил дорогую сигарету.

— Как называется выпивка, которую людям дают перед чаем?

— Аперитив? — наугад предположил Сидней.

— Спасибо, мистер С., с удовольствием. Капелька того самого шерри хорошо пойдет. Ты чего, Никель?

— Ничего, — отмахнулся Ник. По правде сказать, его угнетала и беспокоила мысль о ночевке в доме старика, вдобавок он чувствовал возникавшую боль в горле. Непредвиденные изменения плана подрывали идеально сбалансированное напряженное ощущение благополучия; он досадовал, что у него нет ни зубной щетки, ни смены белья. Страстному желанию поскорее забиться в нору со своими священными реликвиями, провести ночь в одиноких раздумьях угрожала природа, и, когда Ленни согласился с Сиднеем насчет вынужденной ночевки в коттедже, оставалось только смириться.

— Кролик, — объявил Сидней.

— Где? — спросил Ник.

— Кролика едите? — переспросил он в ответ.

Ник пожал плечами:

— Наверно… Не знаю.

Сидней кратко кивнул, поднял крышку кастрюли.

— Я просто подумал, что вы вполне можете быть не только трезвенником, но и вегетарианцем, — хмыкнул он. — Сюда надо добавить картошки. Сейчас спущусь в подвал, принесу.

Ленни начал что-то говорить, выглянув в окно, и передумал, когда Сидней открыл заднюю дверь и вышел в метель.

— Что скажешь? — ухмыльнулся он, делая долгий глоток из бутылки с шерри. — Пещера сокровищ или как?

— Много хорошего, — согласился Ник. — Так какой же план? Дать ему по башке и загрузить фургон?

Ленни устремил на него твердый взгляд.

— До чего же ты гадкая тварь. — Он сделал еще три глотка, вытер губы, поставил бутылку на место. — Нам это ни к чему в любом случае.

— Знаю. Заметил.

— Чего?

— Родных нет. Отсюда до передней только три фотографии, по всей видимости, давно умерших. Старик либо разругался с наследниками, либо их вообще не имеет. Так или иначе…

— Хорошо мыслишь, Никель, — кивнул Ленни. — Быстро учишься. Он владеет вот этим милым маленьким коттеджем, полным сто́ящих вещей, и все это некому унаследовать. Просто стыд, будь я проклят, заканчивать жизнь среди плодов своего труда, которые некому оставить, кроме поганого сборщика налогов. Бедный глупый старик. Если не мне…

— Откуда ты знаешь, что дом ему принадлежит? Может, он его арендует.

— Нет.

— Ты у него спрашивал?

— Спрашивал о планах насчет дома, когда брал лишку за водосточные трубы, он сказал, коттедж входит в имение. Думаю, если добавить стоимость картин и прочего барахла, накинется, может, еще тысяч десять. — Он вскочил, провел рукой по хромированной решетке обогревателя. — Первым делом обдеру старую жалкую кухню, выложу каменной плиткой. Эту стенку пробью, поставлю встроенную мебель, ледник сзади заделаю, сбагрю каким-нибудь яппи из Коптилки. — Он погрозил Нику пальцем. — Только не испорти дело, не проболтайся о прошлом.

— То есть о том, что мы оба сидели?

— Именно, — сморщился Ленни. — Он схватится за палку не с той стороны, если узнает, что мы срок мотали. Примет нас за преступников или вроде того.

— По-моему, все-таки лучше в открытую… — начал Ник, но Ленни сразу пресек возражения:

— Николас, человек сидел в тюрьме. Выпущен условно-досрочно. Бывший аферист. Как ни крути, следующие пять лет в конце каждого дня должен выполнять условия закона семьдесят четвертого года о реабилитации правонарушителей, поэтому держи хлебало на замке, черт возьми.

В распахнутую ветром дверь вошел Сидней, снежинки, как конфетти, крутились над его головой.

— Давайте помогу, мистер Стармен! — крикнул Ленни. — Только что говорил Николасу, в каком замечательном состоянии вы содержите свой старый дом.

Кроме того, что кроличья похлебка горячая, больше Ленни в ней ничего не нашел. В жирном оранжевом вареве плавало все, что растет в окрестных полях, но, насколько ему известно, жилистое мясо вполне могло оказаться и кошкой. Что б это ни было, его подстрелили с близкого расстояния самым жестоким образом, и на край каждой тарелки выкладывались твердые черные свинцовые дробинки, словно криминалистические вещественные доказательства. Ленни наблюдал, как Ник со стариком обсасывают кости, макают в жирное варево хлеб, и гадал, не будет ли неучтивым распечатать купленный пирог. Он налил себе еще вина, с видом знатока изучил этикетку, жалея, что не взял более подходящего к настроению пива, которое предлагали ему в магазине.

— «Скала Деи», — кивнул Сидней. — Лестница к Богу.

— Лестница на небеса, — пробормотал Ник, подливая в тарелку похлебку.

— М-м-м… довольно крепкое, я бы даже сказал, грубоватое, — заметил Ленни. — Как считаете?

— Как нижнее белье монашек, мистер Ноулс, — согласился Сидней, взял бутылку, взмахнул перед Ником. — Mai confii gens en a home que no beu.

Ник поднял глаза:

— Не понял…

— Старая каталонская пословица: никогда не верь непьющему мужчине. Возможно, возникла во времена арабской оккупации, однако до сих пор считается справедливой.

— Значит, не доверяйте мне, — пожал плечами Ник. — Я вас и не просил.

Сидней улыбнулся, наполняя свой стакан.

— Напомните, как вас зовут.

— Ник Крик.

— Мистер Крик, — кивнул Сидней.

— Можно просто Ник.

Старик покачал головой:

— Если не возражаете, предпочту обращение «мистер Крик».

— Вот что я вам скажу, — вставил Ленни. — Готов выпить его вино в обмен на свою похлебку. Честно?

Ник вытер губы салфеткой, отломил еще кусок хлеба.

— Вы здесь всю жизнь прожили, мистер Стармен?

— Пока еще не всю, мистер Крик, — ответил он.

— Когда-нибудь уезжали из Норфолка?

Сидней прикрыл рукой рот, глядя на Ника поверх стакана.

— Пару раз, — сказал он наконец.

— А в Коптилке когда-нибудь были? — спросил Ленни, наливая себе вина.

— В Лондоне? Конечно. Жил в Килберне, Лайм-хаусе, Кэмден-тауне, на набережной Виктории…

Ленни не был в Лондоне с семилетнего возраста, но считал себя экспатриантом-кокни.

— Знаю ребят из всех этих районов, — соврал он.

— А еще где? — расспрашивал Ник.

— Ну, в Германии несколько раз, — улыбнулся старик, — в самых лучших местах: в Берлине, Кельне, Гамбурге…

— Я однажды ездил в Кельн на конференцию, — сообщил Ник. — В Старом городе очень мило, кругом полно пивных.

— А я думал, вы трезвенник, — нахмурился Сидней.

— Я туда не заходил, — объяснил Ник. — А вы что делали в Кельне?

Сидней хлебнул «Скала Деи».

— Бомбил его, — ответил он, встал, вылил остатки вина в стакан Ленни.

Они секунду смотрели друг другу в глаза, потом Ленни отвел взгляд, а Сидней продолжал разглядывать круглолицего и румяного претендента на его имущество. Мистер Ноулс почти нестерпим: здоровенный, грубый, невежественный, самоуверенный, упрямый пьяница с интеллектом осла и стрижкой каторжника. Компаньон его смахивает на недокормленного неврастеника, впрочем, явно имеет мозги и образование. Трезвенность указывает на заметную нехватку моральной устойчивости, слабоволие, не заслуживающее доверия, хотя его присутствие, несомненно, отчасти полезно. Сидней покачал головой при мысли пуститься в авантюрное путешествие с парой этих придурков, но вопрос стоит так: теперь или никогда. Вдобавок еще нет гарантии, что они согласятся.

— В картишки перекинуться не желаете, мистер С.? — предложил Ленни. Свистнуть стариковскую пенсию — одно дело; выиграть ее на три карты — совсем другое.

— Возможно, попозже, — сказал Сидней. — Сначала разрешите показать кое-что вам обоим. — Он с трудом поднялся со стула, схватившись рукой за больное бедро. — Пройдем в другую комнату, джентльмены.

Они вошли в гостиную, полную синеватого дыма. Ник сел на пол у топки камина, гадая, что это за девушка на фотографии. Логично предположить, что на двух других снимках родители Сиднея, но большеглазая девушка в дешевом платье похожа на бедную иностранку. Глаза смотрят не в объектив, а чуть в сторону, словно что-то ее отвлекло, испугало в тот самый момент, когда щелкнул затвор. Будь у мужчины выбор, он выбросил бы такой снимок, а Сидней, видно, хранит его так же бережно, как портреты отца и матери. Может, даже беседует с фотографией.

— Кто эта девушка? — спросил он.

Сидней сверкнул глазами, раздул ноздри, как мировой судья.

— Не ваше дело, черт побери. Ну, возможно, я совершаю ошибку, но в мои годы яйца лучше держать в одной корзинке.

— Если дальше последует речь, надо бы подкрепиться, — заявил Ленни, вонзая штопор в пробку пыльной бутылки «Риохи».

— Возьмите. — Сидней протянул каждому какую-то маленькую вещицу, завернутую в клочок старой газеты. — Разверните. Это вам. Можете сохранить, продать, подарить, что угодно.

Ник развернул бумажку. Вещица сверкнула, как солнечный луч.

— Монета, — сказал он.

— Золотая, будь я проклят! — воскликнул Ленни.

— Старая? — уточнил Ник.

— Ей лет триста пятьдесят.

— Сколько стоит?

— Для коллекционера, возможно, пару тысяч фунтов.

— Откуда она?

— Отчеканена в Перу.

— Еще есть? — задохнулся Ленни.

Сидней фыркнул. Золотая лихорадка как голод — ни у кого нет иммунитета. Он сделал большой глоток вина, переводя взгляд с одного разинувшего рот идиота на другого.

— О да, мистер Ноулс. Тысячи, черт побери.

Они проглотили наживку и теперь таращили на него глаза, как на золотую рыбку.

— Где? — спросил Ленни.

Сидней взглянул на девушку с фотографии.

— В Испании, — сказал он.

 

2

Выехали до рассвета, и «глория» давала почти семьдесят на южной полосе шоссе М-5.

— Зубную щетку не забыли, мистер С.? — крикнул Ленни, вильнув и обогнав автобус.

— Разумеется, не забыл, мистер Ноулс.

— Умничка. Запасные подштанники?

— Разумеется, мистер Ноулс. — Сидней чувствовал себя гораздо удобней, чем думал, оттого, что на сиденье «транзита» сидел третий мужчина.

Ник, втиснувшись между стариком и Ленни, сунул в рот половину батончика «Кит-кат» и покачал головой.

— У меня нет запасных подштанников.

Прошло четыре дня после его первой встречи с Сиднеем, на полях еще лежали грязные полосы снега. Их загипнотизировало стариковское золото, а его обещание завлекло в ловушку. План — проще не придумаешь: поехать в Испанию, откопать золото. Делу конец. Никаких условий насчет распоряжения капиталом, никакой договоренности насчет дележки прибыли. Самое что ни на есть невероятное предприятие, хотя ему на самом деле плевать. Любая авантюра лучше, чем ничего.

— Бумажник при вас? — крикнул Ленни. — В дороге уйдет куча наличных.

— Да, — вздохнул Сидней. Ленни начинает его раздражать. С самого Ридинга время от времени выкрикивает вопросы — хорошо понятно, почему он развелся или разъехался с женой, или как там теперь происходит.

— «Алка-Зельцер»?

— Вы уже спрашивали, мистер Ноулс.

— Паспорт?

Сидней смотрел в окно. Солнце едва вставало над Гластонбери, но по шоссе уже быстро и деловито двигались машины, поднимая безобразные черные брызги.

— Я спрашиваю, паспорт свой не забыли, мистер С.? — крикнул Ленни.

— Слышу, — ответил он.

— Ну?

Промелькнул синий указатель: «Эксетер — 45, Плимут — 87». Молчание Сиднея было красноречивее слов.

— О-ох, проклятье, — простонал Ник.

— Дома оставили, да? — вздохнул Ленни.

— У меня его нет, — пожал старик плечами.

«Глория» свернула в правый ряд.

— Не сбавляйте ход, — велел Сидней. — На пароход опоздаем.

— Обязательно опоздаем на долбаный пароход, — согласился Ленни. — Надо вернуться, и все.

— Вовсе нет, — возразил Сидней. — Просто высадите меня где-нибудь возле порта, на борту встретимся.

— Вряд ли, — вздохнул Ник.

— Вот именно, вряд ли, — подтвердил Ленни. — Речь идет о Плимуте. Знаете, там теперь не как в прежние добрые времена, а вы чуточку староваты для джеймс-бондовых фортелей. Мир изменился после первого сентября, мистер Стармен. Поверьте. Ленни знает. — Он постучал себя по носу. — Ленни Нос.

— После одиннадцатого сентября, — поправил Ник.

— Все равно. Кругом видеокамеры, сыщики, розыскные собаки, рентгеновские аппараты, таможня, иммиграционная служба, частные охранники, солдаты… — Он умолк, напугав сам себя. Наверняка в условиях досрочного освобождения есть какой-нибудь пункт, запрещающий поездки за границу, но он не обращал внимания, потому что на самом деле не верил, что они с Ником так далеко зайдут. Лучше всего повернуть назад, отложить дело до следующего случая. В досье будет указано, что Ленни снова свернул с дорожки, помогая бедному старику, не имеющему наследников, и тем все будет сказано.

— Высадите меня у ворот, — с улыбкой повторил Сидней. — Встретимся на борту.

Через два с половиной часа он вошел в бар британского парома «Понт-Авен» в кепке, габардиновом пальто, с сумкой из магазина дьюти-фри. Настоящий Эрик Моркам, решил Ленни, приветственно взмахнув стаканом.

— Ну, чтоб я сдох, мистер С., — молвил он. — Сильное впечатление. Выпью еще «Карлинг», если вы кликнете барменов.

Сидней оглядел бар, посмотрел на часы. Десять минут одиннадцатого.

— Больше надеюсь на добропорядочную чашку чаю, — сказал он. — Где мистер Крик?

— Помирает на палубе, насколько я его знаю. Стонет вместе с чайками. Классные у вас часы.

— Немецкие, — объяснил Сидней. — За шестьдесят лет ни на секунду не отстали.

Ленни кивнул.

— Мой приятель купил «секонду» у одного типа в пивной с гарантией точности до сотой доли секунды на тысячу лет или что-нибудь вроде того.

— Или деньги обратно?

— Вот об этом никто не подумал, — протянул Ленни. — Так или иначе, не хухры-мухры. — Он закурил сигарету, выпустив дым под верхние лампы.

— Пакетик в теплой водичке не квалифицируется как чашка чаю, — сообщил Сидней барменше и указал на дымившуюся кофеварку. — Взамен выпью вот этой коричневой жидкости, а мой коллега еще пинту пива. — Он пересчитал монеты в кожаном кошельке и повернулся к Ленни. — Кажется, мистер Крик меланхолик.

Ленни сделал долгий глоток, осушая четвертую пинту. И с большим удовольствием разозлился.

— Жалкий сукин сын, вот кто он такой. Живет в прошлом, мистер Стармен. Хочет выкинуть из головы то, что было, и двигаться дальше. Лично я так и сделал.

— Что именно он хочет выкинуть из головы? — спросил Сидней, пытаясь вскрыть пакетик с сахаром.

Ленни стряхнул пепел.

— Вы даже не поверите, мистер С.

Сидней оставил попытки, уставился в свой кофе. Забыл правила, важнейшее из которых предписывает не выслушивать истории чужих жизней, но, с другой стороны, слишком давно вышел из игры. В последний раз пересекал Ла-Манш в конце октября 1936 года. Паромная переправа открылась лишь несколько недель назад, Франко был объявлен Jefe de Estado, фильм «Вечер в опере» с братьями Маркс в главных ролях производил фурор, голодный поход из Джарроу продвигался к югу. Сидней направлялся еще дальше на юг, в Испанию, вместе со своим другом Джо Кироу. На прошлой неделе оба записались в Килберне в Интернациональную бригаду и никак не могли поверить, что едут на войну. Быстрота, с которой современный мир изменяет твою жизнь, ошеломляла Сиднея. Он расхаживал по голой палубе парома, глядя, как белые утесы Дувра тают в осенней дымке, чувствуя себя мальчишкой среди мужчин, наивным пареньком, которого по приезде в Испанию обязательно выгонят, как слишком молодого, чтобы бить фашистов во имя демократии. Он отыскал Джо у поручней.

— Не передумал?

Джо выглядел еще моложе — бледное лицо, очки с толстыми стеклами, болезненная худоба не позволяли дать ему двадцать два года, которые он прожил на свете.

— Прощаюсь с Альбионом, — ответил он. — Скоро ли мы вернемся?

Сидней пожал плечами:

— Не знаю. Думаешь, нас примут?

— Ты хоть стрелять умеешь, — заметил Джо. — А я не отличаю приклада от дула. Под открытым небом ни разу не спал, даже не говорю по-испански.

Впрочем, Джо говорил на языке революции и, должно быть, поехал доказывать, что из людей с твердыми политическими убеждениями выходят наилучшие солдаты. Его познания о сложившейся в Иберии ситуации сводились к тому, что демократически избранное республиканское правительство Народного фронта во главе с президентом Асаньей и премьер-министром Касаресом Кирогой ведет справедливую и отчаянную борьбу с незаконной коалицией реакционных организаций правого толка, которую поддерживает циничная верхушка католической церкви и подкрепляет жестокая армия, снаряженная и подстрекаемая Гитлером и Муссолини. Сидней знал только, что в Испании жарко и там растут апельсины. Обоих ждало неизбежное разочарование и крушение иллюзий.

Тремя неделями раньше Сидней наблюдал, как Джо будоражил толпу на обочине Кейбл-стрит, когда под его страстные речи в полицейских летели булыжники, и понял, что его новый друг зря потратит свои таланты в простых солдатах.

— Думаешь, нам позволят быть вместе?

Джо похлопал его по спине:

— Подождем — увидим, приятель.

Тогда им давали настоящий чай из сверкающего стального бака, молоко в кувшинчиках, сахар в сахарницах.

Через семьдесят лет теперь уже Ленни ищет его сочувствия.

— За последние пять лет я ничего не видел, кроме бурных морей, — вздохнул он.

— Догадываюсь, — бросил Сидней с отсутствующим видом.

— Говорю вам, чистое невезение, я вообще никогда не знал удачи. Могу рассказать вам такое, что вы поседеете.

— Я уже поседел, — вздохнул Сидней. — Не возражаете, если я вас покину?

Он оставил кофе на стойке бара и вышел на палубу. Ветер обжег лицо, неся пену и брызги, предвещая неблагоприятный день. Ник стоял с подветренной стороны у дымовой трубы, прижавшись спиной к теплой стали.

— Ух ты! — воскликнул он. — Получилось!

— Я не так стар и глуп, как кажется с виду, правда? Что вы тут на холоде делаете?

Ник пожал плечами:

— Прощаюсь с Англией. Скоро ли мы вернемся, как думаете?

Сидней повернулся лицом к открытому океану, чувствуя в сыром воздухе вкус соли и дизельного топлива.

— Я не думаю, что вернусь, — пробормотал он.

Переход от Плимута до Сантандера занимает двадцать часов и двадцать минут в хороший день. Однако мартовское воскресенье выдалось плохое. Сырой западный ветер продувал Ла-Манш, окатывал судно холодным дождем и брызгами, вздымавшееся море катилось мимо плотной ртутью. Ник сначала пытался сосредоточиться на горизонте, потом на собственном бурлившем желудке, наконец, на том, чтобы добраться до поручней, пока его не стошнило. Все три попытки провалились, положение усугубилось тем, что он поскользнулся на собственной рвоте, сбегая по трапу.

Сидней спустился вниз, как только английский берег исчез за низкой пеленой дождя. Предпочел сесть как можно ближе к центру парома, уверенный, что подобное положение минимизирует его страдания, держался прямо, туго затянув пояс дождевика на неспокойном животе, крепко жмурясь в непродуктивной попытке сдержать волны тошноты. Чашка затхлого переваренного кофе разливалась в желудке лужицей кислоты, усы зудели от струек пота. В последний раз Сидней Стармен был в Бискайском заливе на обратном пути из Испании летом 1937 года. Тогда его так тошнило, что он поклялся никогда больше не отправляться в плавание. Сглотнул комок желчи, когда судно содрогнулось от носа до кормы, сообразив, что нарушил одно обещание, чтобы исполнить другое. Последнее сейчас уже кажется не таким благородным поступком.

— Остается еще девятнадцать часов.

Сидней открыл глаза.

— Если это самая лучшая новость, какую вы можете сообщить, мистер Крик, я бы предпочел оставаться в неведении.

— Прошу прощения, — пробормотал Ник. Лицо его имело цвет однодневного трупа, брюки были запачканы рвотой. — Не возражаете, если я сяду?

— Нисколько, — простонал Сидней. — Лишь бы только не рядом со мной.

— Вряд ли я переживу девятнадцать часов, — объявил Ник, плюхнувшись на сиденье позади него. — Не пойму, почему нельзя было доплыть до Кале и поехать в Испанию на машине.

Сидевший спереди Сидней испустил долгий вздох.

— Я уверен, у мистера Ноулса были веские основания, — сказал он.

В данном случае у Ленни было пять веских оснований пуститься в долгий путь к Испании по морю. Во-первых, сцепление у «глории» висит на ниточке, во-вторых, она не застрахована, в-третьих, не зарегистрирована и за нее не платятся налоги, в-четвертых, существует небольшое недоразумение в связи с ее принадлежностью семейству бездельников бетонщиков с шоссе на Кингс-Линн. Хотя Ленни давным-давно поменял номера, он чувствовал бы себя неловко, раскатывая по всей стране в смертельной ловушке в виде спорной собственности — ему не нравилось слово «ворованная»: «глория» экспроприирована в возмещение оказанных услуг, — с сопутствующим риском поломки и ареста, когда есть более простой вариант. Это привело его к пятому основанию: возможности провести двадцать часов в баре с видом на море. Он скормил игральному автомату пригоршню фунтовых монет, сыграв в одну, другую и третью игру. В баре оставался всего один выпивающий — цветущий овощевод из Линкольншира, направлявшийся в Валенсию за морковкой, — но когда нос парома начал прожорливым свиным рылом зарываться в воду, он покачал головой, загасил сигарету и поплелся прочь, оставив на стойке нетронутую пинту «Гиннесса». Ленни потягивал светлое пиво, оценивая мелькавшие перед глазами варианты. «Семь семерок» уже гарантировали минимальный выигрыш в пятьдесят с чем-то фунтов, но еще одна ставка принесет джекпот в двести фунтов. Без вопросов, решил он и нажал на кнопку. Проиграл, но ему посчастливилось ухватить пинту красномордого овощевода, скользнувшую по стойке. В воздухе разлился незнакомый запах удачи. Несмотря на твердое убеждение, что жизнь — река, собственная жизнь в последние годы скорее представлялась ему океаном. На протяжении четырех с половиной лет, проведенных в тюрьме за преступление, которого он не совершал, его насильно усмиряли, заставляя медленно умирать от жажды в унылых чертогах ее величества. После освобождения подул ветерок, оказавшийся довольно зловредным, потому что кидал его из одного несчастья в другое, пока он изо всех сил старался направить жизнь в прежнее русло. В честном справедливом мире Ленни Ноулс стал бы к тому времени преуспевающим застройщиком, респектабельным торговцем металлоломом или всеми любимым генеральным директором империи по переработке отходов. Ему почти сорок пять, и по всей справедливости он уже должен был бы водить классную тачку типа бумера или мерса, выпивать в компании самых высокопоставленных и влиятельных личностей своего времени, отдыхать на Барбадосе и Тенерифе. Вместо того сидит за рулем побитого «транзита», якшается с полоумным мальчишкой из колледжа и чудаковатым перестарком, а отпуск проведет в Испании. Ленни прикончил «Карлинг» и взялся за «Гиннесс», напоминая себе, что подобные мелкие отступления неизбежны в жизни талантливого предпринимателя, а результат значительно перевесит издержки. Если б он захотел, то остался бы в школе. Сдал бы экзамен первого и второго уровня сложности, поступил в университет, как Ник Крик, но куда его это могло привести? За конторский стол в каком-нибудь офисе, до которого два часа езды, к жизни в сплошных долгах и налогах? Ленни презрительно фыркнул, с любовью глядя на свои сияющие белизной кроссовки «Рибок». Он не нуждается в престижной кредитной карточке, чтобы отлично выглядеть, пускай даже кроссовки не настоящие. Спустил в игральный автомат еще пятерку, рассуждая, что, если бы окончил университет, без сомнения, возглавлял бы сейчас департамент, заведовал финансами крупной корпорации или разрабатывал беспроигрышную маркетинговую стратегию для преуспевающих предприятий, но многие ли оседлавшие письменный стол жокеи в строгих деловых костюмах могут считать себя свободными по окончании рабочего дня?

Судно взлетело, как бы зависло в воздухе, ухнуло с гребня волны в тридцать футов, которая взорвалась брызгами. Ленни закурил, проиграл автомату семьдесят пять фунтов, рыгнул, кликнул барменшу, которую здорово укачало.

— Налей-ка мне, милочка, большую рюмку водки «Ред булл» и подай пинту «Карлинга»! — жизнерадостно крикнул он. — Кто-нибудь может мне тут приготовить кебаб?

Он вновь увиделся с Ником и Сиднеем в восемь часов в мрачном грязном кафетерии, где Сидней сидел, глядя на шторм в чашке чаю и на два засушенных тоста. Ник потягивал из бутылки взбаламученную воду, морщась с каждым глотком, как будто его заставляли пить рыбий жир. Ленни, выигравший и проигравший пару джекпотов по двести фунтов, получивший за день полдюжины мелких выигрышей, высосал из банки пиво «Стелла», потом полил кетчупом плоский серый кусок мяса. Сидней зажал рот ладонью, судно сильно качнулось, расплескав чай, воду и светлое пиво. Официант в запятнанной куртке устало улыбнулся, ликвидируя безобразие, Сидней его еле слышно поблагодарил.

— Я слышу, вы по-всякому говорите, — сказал Ленни, пережевывая колечко лука. — Где французскому учились?

— У одного француза, — ответил Сидней.

— Воевали там? — спросил Ник.

Сидней кивнул:

— Сверху, не на земле. Я был в авиации.

— Кого-нибудь убили? — поинтересовался Ленни. — Сбили хоть один поганый фоккер?

Сидней пронзил его кинжальным взглядом.

— Спорю, укокошили кучу немцев, старый блудник, — продолжал Ленни, выдавливая слова сквозь говядину. — В тихом омуте всегда черти водятся.

— А что там за история с золотом? — вставил Ник.

Сидней испепелил его взглядом, поставил чайную чашку, встал, уткнулся костлявыми кулаками в качавшуюся столешницу и подался вперед.

— Еще раз напоминаю вам, джентльмены, и этот раз будет последним. Мы никогда — никогда — не будем обсуждать наше дело на публике, а только между собой и исключительно по моей инициативе. Иными словами, я скажу все, что вам надо знать, когда возникнет подобная необходимость, а вы оба должны держать свои большие рты на замке. Ясно? — Он нахлобучил на голову плоскую кепку и, пошатываясь, решительно вышел из кафетерия.

Ник посмотрел ему вслед, потом взглянул на Ленни.

— Я жутко себя чувствую, — простонал он.

— Так тебе и надо, — усмехнулся Ленни. — Ты поступил очень дурно, до такой степени расстроив старика.

Когда они вернулись в салон, Сидней вроде бы спал. За подернутыми солью иллюминаторами море и небо сливались в размытые оттенки серого, Бискайский залив бушевал, как Харибда. Запах нарезанного кольцами лука, который ел Ленни, застрял в ноздрях Ника токсичными отходами, гортань саднило от рвоты. Он страдальчески рухнул на чисто вымытое сиденье, поспешно и настойчиво нажимая на акупунктурные точки на кистях рук и страстно желая, чтобы всех затянуло в водоворот. Ленни устроился рядом, угощаясь послеобеденной выпивкой. Вложил долю автоматного выигрыша в «Смирнофф блу лейбл» и, потягивая прозрачную жидкость, громко рассуждал, можно ли считать водку десертным ликером.

— Нельзя, — буркнул Сидней, не открывая глаз. Вытащил из кармана помятую фляжку, открутил крышку. — Арманьяк можно.

— Дайте глотнуть, — попросил Ленни.

— Нет, — отказал Сидней. Пересел вперед, закрутил крышку. — Вместо этого покажу вам маршрут, которым мы будем следовать.

Судно застонало, взбираясь на очередную чудовищную волну. Мимо сидений скользнуло оранжевое ведро.

— Вполне справедливо, — пожал плечами Ленни.

Сидней покопался в своем рюкзаке, вытащил карту Испании, расстелил на коленях, ткнул дрожащим пальцем в верхний левый угол.

— Высаживаемся здесь, в Сантандере. — Провел пальцем по трассе А-8 до Бильбао. — Едем сюда, ночуем. Утром отправляемся в Сарагосу, потом через пустыню и горы до Монтальбана.

Ник вглядывался со своего места, изучая намеченный маршрут.

— Можно кое-что предложить? — спросил он.

Сидней улыбнулся, как старый группенфюрер:

— Нет, нельзя, и тут я перехожу ко второму пункту. Я больше вас обоих верю в социалистическую демократию, где выслушивается каждый голос, но, чтобы эта модель работала, причастные к ней люди должны быть, скажем так, честными и добросовестными. Не желая никого подавить и обидеть, я в то же время хорошо знаю, что для нашего дела требуется один лидер и два ведомых — вождь и два индейца, если угодно. Во-первых, из нас я один говорю по-испански. Во-вторых, я один знаю, куда и зачем мы едем. Наконец, но не в последнюю очередь, я старший, поэтому несу ответственность. Не будет никаких споров и разногласий — считайте себя подданными милостивого диктатора. Не нравится — можете идти.

Ленни вертел в руках пачку сигарет. Никто ему не вправе указывать, считая, что это сойдет ему с рук.

— Я думал, мы равноправные партнеры, — пробормотал он.

— Будем, — заверил Сидней. — Когда все будет сказано и сделано, разделим прибыль на три части.

У Ника были свои сомнения.

— А если не окажется прибыли?

— Правда, вдруг вообще золота не найдем? — кивнул Ленни. — Тогда что?

Сидней вытащил из пиджачного кармана два белых конверта.

— Каждому, — сказал он. — Надеюсь, оба читать умеете?

Мимо прошмыгнули трое хихикавших ребятишек, раскачиваясь под явно невозможными углами в такт корабельной качке. Ник открыл конверт, вытащил сложенную бумагу.

— Считайте это дорожной страховкой, — предложил Сидней.

Ленни заглянул в бумагу Ника, потом прочел свою.

— Одинаковые, — сказал Сидней. — Я делаю вас единственными наследниками своего имущества.

— Подписи нет, — заметил Ленни.

Ник снова развернул свой листок.

— И тут тоже.

— Разумеется, — улыбнулся Сидней, печально качнув головой. — Я бедный беззащитный старый джентльмен, проникший на судно без паспорта в компании с двумя головорезами. Конечно, я не подписал бумаги, черт побери, но обещаю с радостью подписать, когда придет время. Вот вам моя рука.

Ленни со вздохом пожал костлявую стариковскую руку.

— Рукопожатие никакого значения не имеет.

Сидней взглянул ему прямо в глаза:

— В моем мире имеет, мистер Ноулс.

Ник признал лидерство Сиднея с некоторой радостью. Властные полномочия старика подрывали надежды Ленни на продолжительный круиз с выпивкой и придавали поездке определенную цель. До сих пор путешествие казалось неким пунктом программы помощи престарелым, которых он вывозил в колясках на прогулки, выполняя общественные работы в конце заключения. Скрытность Сиднея во время сборов и приготовлений внушала подозрение, что они с Ленни будут мальчиками на побегушках у слабоумного — парой Санчо Панс при немощном Дон Кихоте. Старик постоянно твердил, будто знает, где спрятаны тысячи золотых монет, но ничего больше не говорил, и Ник заподозрил, что эта история — просто обман, предлог для охоты на диких гусей. Но то, что Сидней безоговорочно принял на себя командование, придало правдоподобие его заявлениям и предоставило Нику предмет для приятных догадок и рассуждений.

Ленни был не так доволен. В последний раз он выполнял приказание, исходившее не от тюремщика и не от копа, в июне 1976 года, через месяц после того, как ему исполнилось пятнадцать. Дядя нашел ему работу в качестве подносчика раствора на стройке в Тетфорде, где Ленни продержался три дня. Не то чтобы он был бунтарем по природе или враждебно относился к власти, а просто от рождения не способен выслушивать распоряжения от любого, у кого ума меньше, чем у него, и, как это ни хвастливо звучит, редко сталкивался с тем, кто умнее. Он посмотрел на карту. Вот на что следует указать. Старик Стармен выбрал самый очевидный путь от места высадки до того, где, по его утверждению, закопано сокровище, но жизнь далеко не всегда так проста и легка. «Глория» не приспособлена для гладких скоростных шоссе, кишащих полицией. Идеальная для нее дорога — проселки, околицы, лесные колеи, а Ленни не видит необходимости в спешке. Должным образом организованное путешествие превратилось бы в неторопливые зигзаги по сельским районам Испании, перемежаемые остановками в хороших гостиницах и богато оснащенных барах. Одно можно точно сказать: если раздобытого в поездке золота хватит только на одну коронку на коренном зубе, вполне разумно растрясти кошелек старика, пока Ленни не сможет честно встать и сказать, что исполнил свой долг. Он свернул свой экземпляр завещания и удалился в бар, чтобы спокойно подумать.

Сидней потерпел поражение в борьбе с тошнотой через пару часов. Дурно пахнувшая атмосфера качавшегося судна, запахи застарелой рвоты, дизельного масла, пережаренных блюд сломили сопротивление с опустошительной силой, швырнув его на четвереньки рядом с забитым унитазом. Ник стоял неподалеку, одной рукой зажав нос, а другой протягивая бумажные полотенца, пока старик смертельно хрипел, каркал, тужился, извергая потоки рвоты в затопленной туалетной кабинке.

К полуночи выпотрошенный, измученный Сидней погрузился в потное забытье, оставив Ника сидеть в полутемном салоне, слушать его прерывистый храп. На борту было лишь несколько других пассажиров: стайка гиперактивных детей, на которых бурное плавание абсолютно не отражалось, горстка мрачных овощеводов, улегшихся на запятнанном полу на надувных матрасах и в спальных мешках. Качка, кажется, ослабела, будто судно проплыло сквозь шторм, выйдя из него с другой стороны, и на темной палубе воцарилась атмосфера тихого, но содержательного утомления.

Неспособный заснуть, несмотря на слабость и усталость, Ник покинул Сиднея и выполз на палубу. Дождь еще шел, было темно, хоть глаз выколи, но, когда глаза привыкли к ночи, стали видны слабые фосфоресцирующие вспышки, летящие мимо промокшего корпуса. Вот, подумал он, настоящее сердце тьмы. В такую ночь можно перелезть через поручень и навсегда исчезнуть, вынырнув в шоке и брызгах в кильватере, видя, как в темноте исчезают навигационные огни и светящаяся желтая рубка парома. Глядя вниз на шипевшее море, он гадал, долго ли придется ждать смерти в этом ледяном черном ужасе. Минуту? Час? Сколько б ни было, все же гораздо скорей, чем не прыгнув. Он медленно пошел по палубе, скрипя кроссовками по мокрой стали, мимо одиночных курильщиков с призрачно светившимися в темноте лицами, потом снова вошел внутрь. Внутри все было как в его старой жизни: тепло, светло, защищено от стихий. А снаружи как в новой: темно, холодно, непредсказуемо. Предпочтительно находиться внутри, решил он, гадая, не свидетельствует ли боль в ногах о подхваченном гриппе. Зашел в туалет умыться и наткнулся на Ленни, сушившего руки.

— Глупый старый сукин сын, — проворчал Ленни, сливая в унитаз кварту светлого пива.

— Кто?

— Эль Сид.

Ник улыбнулся. В отличие от Никеля Эль Сид — прекрасный пример таланта Ленни подыскивать прозвища, хотя Ник ему этого не сказал.

— По-моему, старик хотел переправиться во Францию, вместо того чтобы слушать тебя и садиться на этот паром, — заметил он.

Ленни вытер руки об штаны и принялся рассматривать в зеркале собственный нос.

— Угу, только фургон мой, и главный тут я, а не он. — Он придвинулся ближе к грязному стеклу, исследуя поры. — Пускай считает себя боссом, пока это соответствует моим целям.

— А какие у тебя цели?

Ленни оглянулся, подмигнул налитым кровью глазом:

— Ленни знает, Никель. Ленни Нос.

Ник сдержал вздох. Это раздражающее присловье было первым, что он услышал от Ленни два года назад в камере Бедфордской тюрьмы. Оглядываясь назад, он всегда видит тут сходство со сценой из «Овсянки» — анемичный Ник-Годбер прибывает в жилище Ленни-Флетча, — ничего забавного. Усатый охранник с грязными подмышками и зловонным дыханием представил их друг другу, и Ленни, растянувшийся на нижней койке в пропотевших серых подштанниках, презрительно покачал головой.

— Ленни знает, — фыркнул он, вытаскивая из-за уха самокрутку и стуча себя по носу. — Ленни Нос.

Наряду практически со всеми своими коллегами-заключенными Ленни был невиновным, получив четыре с половиной года за преступление, которого не совершал. Прибывшего Ника он принял так, как Птицелов из Алькатраса принял бы раненую ворону, — учил новым трюкам и одновременно повышал самооценку, сочетая полный собачий бред с практическими советами. Ленни был хорошо знаком с «крайслерами» — само собой разумеется, — умел подделать свидетельство о техосмотре с помощью тормозной жидкости и сушилки для волос; вел дела с колумбийцами — особенно интересна невероятная встреча с Медельинским картелем в уютном «Белом льве» за игрой в криббидж, — знал, как извлечь максимальную выгоду из любой степени нетрудоспособности. Ник скучал по Ленни после его освобождения и с изумлением обнаружил бывшего сокамерника поджидающим в «глории» у тюремных ворот, когда через шесть недель вышел сам.

Только через несколько дней он понял, почему Ленни за ним вернулся: внутри шла безопасная, теплая, предсказуемая жизнь, Ленни был деятелем консервативного крыла, Ник всегда подчинялся мудрости великого человека — отчасти из страха, а главным образом из-за ощущения, что так надо, что их соответственные роли предписаны симбиозными взаимоотношениями. После условно-досрочного освобождения Ленни Ник чувствовал себя потерянным и одиноким, но не догадывался, что это чувство взаимное — хвастливая самодовольная громогласная доверительность сокамерника частично покоилась на его плечах. Снаружи, в квартирке на двоих с максимальными льготами, вдалеке от покинувшей его семьи, Ленни обнаружил, что жизнь стала мрачной, холодной, прихотливой. Старые друзья разъехались, новых нелегко завести в маленьком городке, где репутация умирает с трудом. В долгом пути домой от Бедфорда Ленни объяснил Нику, что просто будет за ним присматривать, пока он снова не встанет на ноги, хотя истина была не столь альтруистичной. Последнему сроку удалось сделать то, чего не удавалось всем прежним отсидкам Ленни, — подорвать самооценку, лишить самоуверенности, прежде чем снова выкинуть наружу. Не имея ни работы, ни дома, ни семьи, Ленни должен был сделать самый легкий выбор — обеспечить себе другой долгий срок, однако вместо этого он привез маленький кусочек тюрьмы к себе и устроил в комнатке напротив.

Судно качнулось, бросив Ника на поцарапанную электрическую сушилку для рук. Он глубоко вдохнул, сдерживая тошноту, прислонился к стене.

— Что скажешь об этом деле с завещанием? — спросил он.

Ленни выдавил на носу угорь, размазал об зеркало.

— Без подписи не стоит листка, на котором написано. Просто чтоб держать нас на веревочке. — Он высунул язык и выпустил газы.

— Думаешь, хочет нас привязать?

— А то. Ты действительно веришь, будто он приведет нас к горшку с золотом? Очнись, Николас. Мы в реальном мире.

— А как насчет монет, которые он нам дал?

— Может, купил в какой-нибудь антикварной лавке.

— Тогда что мы тут делаем?

Ленни закурил, высоко вздернул брови.

— Доставляем старику великую радость. Немножко покатаемся по Испании, будем останавливаться в симпатичных отелях, выпивать, может быть, познакомимся с сеньоритами. Потом отвезем его домой чай пить.

— А потом?

— Потом я пошлю к нему своего приятеля Эдди Законника оформить завещание по всем правилам, потом будем сидеть в ожидании неизбежного. Больше меня не спрашивай, что потом, почему и зачем. Ты тоже в деле, хотя, Бог свидетель, просто жалкий сукин сын.

Ник покачал головой:

— Что-то не сходится. Зачем тащить нас в Испанию, если нет резона?

Ленни вздохнул. До Ника еще далеко не дошло и не скоро дойдет.

— Я не говорю, что резона нет. Я говорю, что золота нет. Может, кого-то из его приятелей там убили на Второй мировой войне и он хочет взглянуть на могилу в последний раз. Может быть, у него там какая-то птичка, не знаю. У него есть резон, и он хочет, чтобы мы составили ему компанию, а этого можно добиться единственным способом — подвесить у нас перед носом кролика.

— Морковку, — поправил Ник, — а Испания не участвовала во Второй мировой.

— Я имел в виду Первую мировую войну.

— В Первой тоже.

Ленни вскинул брови и наставил палец.

— Загляни в историю, сынок. В мировой войне весь мир воюет. Каждый участвует. Иначе она не называлась бы мировой. В любом случае, — продолжал он, меняя тему, пока Ник не успел возразить, — кто говорит, что дело в войне? Тут может быть любая причина…

— В том числе и чертовская куча золота, о которой он нам говорит.

— Кроме золота. Выйди на палубу, Никель. Почувствуй на своей шкуре холодный дождь, жгучий ветер. Это реальный мир, а не пушистый волшебный мир Ника Крика. Ты ничему не научился внутри? Если хочешь подобру-поздорову выйти наружу, надо всем угождать за счет кого-нибудь другого. Сейчас Сидней получает свое за наш счет, потом мы возьмем свое за его счет. Такое тут редко случается — называется амбициозные отношения.

— Симбиозные, — поправил Ник.

— Все равно, — кивнул Ленни. — Пойду в бар. — Выходя из туалета, он задержался, прислонился спиной к двери. — И еще одно: ваше с ним воркование вовсе не означает, что ты должен кишки перед ним выворачивать.

— В каком смысле?

Ленни постучал себя по носу:

— Ленни знает. У него чуткий нос. Не хочу, чтоб ты завоевал симпатию, используя свое тюремное заключение.

Ник взбесился.

— Пошел в задницу! — крикнул он, брызнув слюной.

Ленни снова постучал себя по носу:

— Пока мы договорились на этот счет. Ленни Нос.

Чем больше он пил в пустом баре, тем лучше понимал, что в течение ближайших дней за Ником надо хорошенько присматривать. Маленький гаденыш номинально уже получил пятьдесят процентов имущества Сиднея, и Ленни ясно видит, как он сматывается со своей долей, если не проявить предусмотрительность. Ленни крайне редко в жизни совершает ошибки, но, взяв с собой Ника, подорвал прежнюю непогрешимость. Откуда ему было знать, что старик решит выложить карты на стол именно в ту ночь, когда он явился с помощником? Несомненно, Сидней давно оценил способности и надежность Ленни и выбрал тот вечер, чтобы рассказать ему о воображаемом золоте. За каким хреном он привлек к делу Ника — тайна, покрытая мраком. Допустим, тридцать три процента несуществующего сокровища погоды не делают, но с завещанием полная чертовщина. Старый сукин сын знает Ника меньше недели и отдает жалкому неудачнику половину своего имущества. Если бы Ленни не была обещана другая половина, он усомнился бы в здравом уме Сиднея Стармена, но в сложившейся ситуации лучше, пожалуй, подыгрывать. Подобную ситуацию надо точно и тонко улаживать, а тонкость — одно из мощнейших орудий в арсенале Ленни. Он подмигнул барменше — пухлой крошке француженке с ореховыми глазами и прыщами, — а та в ответ нахмурилась, стараясь держаться как можно дальше. Ленни многие завидуют, но эффект, который он производит на женщин, — еще одно проклятие кровей кокни. Запив пиво очередной рюмкой водки, он поднялся со стула, возобновив атаки на игральный автомат. Когда закончит, барменша будет на том же месте, никуда не денется.

На второе утро в море Сидней Стармен проснулся с окостеневшей шеей и болью в горле. Медленно встал, повертел головой, пока боль не утихла, выпил глоток арманьяка для смазки глотки. Снаружи было светло — больше сквозь заросшие солью стекла ничего видно не было, — а когда он вышел на палубу, бледное небо покрывали арьергардные клочья разорванных ветром туч, волны катились, как масло, темный иберийский берег маячил на горизонте приближавшимся грозовым фронтом, низким, зловещим. Сидней ухватился за мокрые поручни и поднялся на цыпочки, глубоко втягивая носом в легкие бискайский воздух в надежде, что слабый запах Испании оживит его память. Он смотрел на берег Кантабрии со страхом и волнением блудного отца, возвращавшегося к брошенному семейству, и нервное предчувствие сглаживала только вера в справедливость своего решения. Почти огорчительно, что он вновь прибывает в страну после шестидесяти девяти лет душевных мучений, вытерпев двадцать часов физических страданий. Безусловно, море противилось возвращению. Захочет ли земля его снова принять?

Он зашагал вперед к носу, где стоял Ник с взъерошенными ветром волосами.

— Спасибо, что позаботились обо мне прошлой ночью, — сказал Сидней, приподняв кепку.

Ник пожал плечами, глядя вперед:

— Вы босс.

На берегу уже виднелись строения, маленькие рыбацкие лодки, возвращавшиеся в гавань.

— Что означает присловье мистера Ноулса, знаете, когда он стучит себя по носу?

— «Ленни Нос»? Он читал книгу о Бернарде Мэтьюсе и решил, что ему необходима фирменная фраза вроде «преквасно». Ленни Нос — нечто вроде имени и фамилии: Ленни Ноулс. — Ник огляделся. — На нервы действует, правда?

Сидней кивнул:

— Со временем, думаю, надоедает.

Он прислонился к поручням и посмотрел на Ника. Чайки кружили над траулерами, в воздухе слышался первый смолистый запах земли. Младший спутник старался сохранить незаинтересованный, даже скучающий вид, но губы выдавали волнение. Обнадеживающий признак.

— Хотите узнать больше о золоте? — спросил Сидней, вытирая носовым платком очки.

— Дело ваше, — пожал плечами Ник, изображая бесстрастие.

Сидней с улыбкой придвинулся ближе, оглядываясь по сторонам, не слышит ли кто.

— Как я уже говорил вам в Норфолке, там главным образом старые монеты. Слитков совсем мало. Они прибыли с испанских территорий в Южной Америке и составляли основную часть государственного золотого запаса, который хранился в Мадриде. В тридцать шестом году испанская армия под командованием генералов Франко, Молы и Кьепо де Льяно выступила против правительства в защиту государства и церкви от так называемой «красной угрозы». Немцы и итальянцы встали на ее сторону, а законное правительство поддерживали Мексика и Советский Союз. — Он поднял глаза на буревестника, как бы зависшего над головой. — Вы любите историю, мистер Крик?

Ник смотрел, как приливные волны разбиваются о дугообразный мол пляжа Сомо, чуял запах незнакомой еды и дыма, слышал корабельное радио, шипение моря под килем, взволнованные крики чаек, далекий грохот приближавшегося порта.

— Я свободу люблю, мистер Стармен, — ответил он. — Разве не ради этого велась война в Испании?

Сидней вздохнул:

— Не думаю.

— Так что там насчет золота?

— Да-да, — медленно кивнул Сидней, — в том-то и дело. Государственный резерв хранился в подвалах Испанского банка в Мадриде, а к концу лета тридцать шестого силы Франко были на окраинах города. Республиканское правительство ударилось в панику — будущее сулило лишь повязку на глаза и последнюю сигарету, — поэтому любой совет выглядел лучше, чем ничего. Джо Сталин высказывал массу советов. Отмечал, что потеря Мадрида не обязательно погубит страну, а потеря капитала наверняка погубит. Советовал для надежности перевезти весь золотой запас в Москву, пользуясь им, как валютным счетом, для закупки оружия и снаряжения. Посмотрите вон на тот военный корабль.

Светло-серый фрегат шел вдоль мола Пуэрточико, моряки в белой форме стояли у поручней со стороны моря.

— F-73, — прочел Ник на носу корабля. — «Каталунья».

— И у меня было когда-то такое же зрение, — с ворчливым восхищением вздохнул Сидней.

— Память у вас, видно, в полном порядке, — заметил Ник. — Испанское правительство приняло план Сталина?

Сидней кивнул:

— Что еще оно могло сделать? Попало в тиски между двумя идеологиями, и только одна казалась дружественной. — Он снял кепку, провел рукой по голове. — У Сталина был один гнусный подонок по фамилии Орлов, служил консультантом по безопасности при республиканском правительстве, которое поручило ему руководить транспортировкой золота. Он должен был сотрудничать с испанцем Негрином, бывшим тогда министром финансов, но, по-моему, действовал исключительно по своему усмотрению. Негрин организовал отправку золота из Мадрида на средиземноморское побережье в строжайшей тайне. Пятьсот шестьдесят тонн было спрятано в Карфагене в военно-морском арсенале. Орлов вызвал за ним из Одессы четыре русских корабля, и ночью двадцатого октября тридцать шестого года золото на сорока грузовиках доставили в порт. Никто не знал, что везет, а если у кого-то возникли догадки, они либо их проглотили, либо подавились. Говорят, Сталин хохотал до потери сознания, когда золото прибыло в Москву, и сказал: «Больше они своего золота не увидят, как не смогут за локоть себя укусить».

Ник улыбнулся:

— Хорошая история. Зачем же мы едем в Испанию, если золото ушло в Россию?

Воздух расколола громоподобная баритональная отрыжка. Сидней оглянулся: на палубе стоял Ленни. Он наклонился ближе к Нику:

— Затем, что сто ящиков в порт не попали. И если вы сообщите, что знаете сказку получше, мистер Крик, я Богом поклянусь, что соврали.

 

3

Сидней сошел на берег вместе с другими пассажирами, успешно проскользнул сквозь испанскую иммиграционную службу с такой же легкостью, с какой избежал паспортного контроля в Плимуте, и ждал хрипло пыхтевшую «глорию» у портовых ворот.

— Не верю в прикол насчет забытого паспорта, — объявил Ленни, когда старик влез в кабину. — По-моему, он у вас есть, а вы разыгрываете представление с плащом и кинжалом, чтобы произвести на нас впечатление.

— Зачем мне производить на вас впечатление, мистер Ноулс, скажите на милость? — спросил Сидней.

Ленни закурил, ища подобающего ответа, и нечаянно встретился взглядом с парой полицейских на мотоциклах, проезжавших мимо фургона с другой стороны.

— Кого они ищут? — пробурчал он.

Ник подался вперед, наблюдая за мотоциклистами в боковое зеркало.

— Никого, — доложил он. — Проехали.

— С испанской полицией лучше не ссориться, джентльмены, — предупредил Сидней.

— Вся английская наполовину со мной не сравняется, — заявил Ленни. — Что тут едят на завтрак?

— Хлеб, оливковое масло, помидоры, — перечислил Сидней, — пожалуй, немного сыра и колбасы.

Ленни качнул головой.

— Чертовски убого живут люди в странах третьего мира. У нас теперь глобальная экономика — можно было б подумать, жаркое уже готовится во всех четырех концах света. Тогда пойдем в «Макдоналдс».

— Я не ем в «Маконалдсах», — объявил Ник.

— Нечего теперь привередничать, Никель, — указал Ленни. — За границей надо есть то, что есть, если нету кафешек с фастфудом.

— Остановите, — велел Сидней, указывая на придорожное заведение под названием «Каса Пепе».

— Да оно ж иностранное, — возмутился Ленни.

— Разумеется, мистер Ноулс. За границей все иностранное.

— Иностранной бурды есть не стану.

— Очень хорошо, — кивнул Сидней. — Вы со мной, мистер Крик?

Ленни смотрел, как старик с Ником входят в кафе, чувствуя приближение головной боли, от которой ничто не помогало. Измена Ника хуже боли — она грозит смертью. Он тихо-мирно беседовал с парнем в Норфолке, в дороге, на пароме, доходчиво объясняя, чего от него ожидает, а маленький говнюк по-прежнему в ус не дует. Место Ника, закадычного друга, рядом с Ленни, а не со старым немощным сукиным сыном, который просто из чувства противоречия требует есть никуда не годное заграничное дерьмо. Иностранная еда Нику не нравится — дома он никогда не ходит в заведения, где готовят кебаб, — поэтому его готовность съесть какой-то бредовый континентальный завтрак не что иное, как предательство. Наверно, лопают сейчас оливки, анчоусы, прочую пакость, сговариваясь удрать от Ленни, когда он в очередной раз зайдет в туалет. Ленни бессознательно постучал себя по носу. Нечего миндальничать с двумя этими типами. Двое — компания, трое — толпа, значит, кому-то — трусливому и ненадежному — придется отвалить. Он поддернул штаны, запер дверцу фургона и ввалился в кафе, сморщив нос в жаркой волне черного табачного дыма, чеснока и громкой болтовни, поразившей его на пороге.

Сидевшие за общим столом водители грузовиков прервали дискуссию, разглядывая проходившего Ленни, и Сидней мгновенно почуял, что вновь прибывший невольно привлекает внимание. Он окинул взглядом Ника, отметив с неудовольствием, до чего довели себя оба его компаньона в дороге за очень короткое время. Если сам он умылся, побрился, переоделся в свежую рубашку, то ни один из его помощников не сделал к тому ни малейшей попытки. Оба остались в том, в чем уезжали из Норфолка два дня назад. Оба лохматые, измученные, несчастные, и, даже если это не имеет значения, они фактически производят подозрительное впечатление.

Ленни вытащил стул, уселся, скрестив руки и вытянув ноги, которые глубоко проникли в личное пространство Ника. В ответ Ник сдвинул свой стул вправо, беззаботно отправив в рот кусок хлеба с помидором.

— Зашли закусить, мистер Ноулс? — поинтересовался Сидней.

— Только не этим дерьмом, мистер С. В любом случае я пустой.

— Не понял?

— На мели. Без гроша. — Жестокая измена утренней удачи с игральными автоматами на пароме лишила его средств.

— А вы, мистер Крик? Чем будете расплачиваться за завтрак?

Ник изумленно взглянул на него.

— Я думал, вы заплатите, — промямлил он, набив рот хлебом.

Сидней вздохнул:

— Ну, даже подданные милостивого диктатора не должны рассчитывать, что я буду оплачивать повседневные нужды. Какова ваша стандартная ставка per diem?

Не имея понятия, Ник оглянулся на Ленни, который, судя по выражению его лица, не имел понятия, что такое per diem.

— Суточные, — объяснил Ник. — Per diem значит «в день».

Ленни испепелил его взглядом.

— Не ты один понимаешь французский, приятель! — Он почесал подбородок. — Я обычно беру где-то от трех и выше, в зависимости от обстоятельств.

— От трех чего? — уточнил Сидней.

— Сотен.

Сидней улыбнулся:

— И что вы предлагаете за триста фунтов в день, мистер Ноулс?

Ленни открыл спичечный коробок и принялся ногтем большого пальца расщеплять в длину палочки.

— Общие строительные и земляные работы, штукатурка, ремонт, вывоз мусора… э-э-э… кровля, водосточные трубы, чистка каминов…

— Борьба с вредителями, — вставил Ник. — Он отлично справляется с осами.

Ленни кивнул:

— Угу, с осами, крысами, мышами, тараканами, муравьями, кроликами, голубями, бродячими собаками, ослами, с чем угодно.

— Еще что? — спросил Сидней.

— Услуги консультанта, знаете, маркетинг, имидж фирмы, размещение продукции, связи с общественностью и все такое прочее. — Он разжег сигарету расщепленной спичкой, глубоко затянулся, прикрыл рукой рот, ожидая момента, когда Сидней проглотит наживку. Старик устремил на него ответный взгляд с прохладным любопытством на лице бумажного цвета. Ленни вновь затянулся. — Информационные технологии, — продолжал он. — Я настоящий спец по компьютерам, факсам, теликам, микроволновкам, стиральным машинам, по любой технике. — Он обождал реплики, которой не последовало, и продолжил: — Личные и служебные автомобили, техосмотр, покраска, порой покупка и продажа. У меня чуткий нюх на выгодные сделки. Ленни Нос.

— Как я понимаю, «глория» — исключение из правила? — ехидно заметил Сидней.

— «Глория» — особый случай, — заявил Ленни. — Вы любите хорошие вещи, мистер С. Как насчет произведений искусства и древностей? Знаете Лавджоя из телика? Симпатичный мошенник-антиквар из Восточной Англии? Это шоу на мне основано. Я продал камин телевизионщикам, хозяевам перестроенного амбара в Суффолке, после чего пошел сериал. Это не совпадение. Когда речь идет об искусстве и старине, обращайтесь ко мне.

Сидней задумчиво смотрел на него, потом перевел взгляд на Ника:

— А вы, мистер Крик?

— М-м-м… страховка… Я был помощником заместителя регионального менеджера по управлению рисками.

— У него был свой конторский стол, — добавил Ленни.

— Неплохо звучит, — кивнул Сидней. — Ваша ставка?

— Согласен на все, — пожал Ник плечами. — У меня больше нет своего конторского стола.

— Вот что я вам скажу, — объявил Сидней. — Поскольку я практически полностью оплачиваю ваше проживание в гостинице и питание, не видя особенной необходимости в ваших многочисленных профессиональных талантах, готов выдавать на побочные расходы по тридцать евро в день.

Ник был доволен предложенными условиями, Ленни пришел в бешенство, но прикусил язык, предпочитая остаться наедине с Сиднеем и тогда уже повысить ставку. За Ника тридцать евро в день слишком много, а Ленни опытный профессионал. Оплачивать его наравне с Ником — оскорбление. Причем есть подозрение, что намеренное. Он сделал глубокий вдох, мочась в треснувший унитаз. Ему в лицо брошены камни, но вокруг и над ними бурлит могучая река, которая в конечном счете затянет их илом.

Болтовня в заведении стихла, когда он вернулся из мужской кабинки, и поэтому Ленни почти ожидал, что Ник с Сиднеем исчезли, в зале остались только ухмыляющиеся заграничные морды. Но никто не улыбался, вольные беседы сменились скрипом стульев по кафельному полу — испанские дальнобойщики вставали и уходили. Привалившись спиной к стойке бара, стояли двое полицейских, оглядывая зал. Ленни узнал затянутую в кожу пару, проехавшую на мотоциклах мимо фургона у портовых ворот. Из всех баров в Сантандере им надо было зайти именно в этот. Человек, склонный к паранойе, вполне мог испугаться, но Ленни давно привык к неожиданным совпадениям, связанным с появлением полицейских. Он поднял брови, привлекая внимание компаньонов, и указал глазами на дверь. Сидней кивнул, бросил деньги на стол и поднялся. Ник последовал за ним. Полицейские смотрели им вслед.

— Возникла некоторая напряженность, — сказал Ник, когда они вышли под бледное утреннее солнце.

— Гражданская гвардия, — объяснил Сидней. — Профессиональные мерзавцы, призванные Второй республикой ставить людей на место. Видели, как опустел зал, когда они вошли?

— Невинных дальнобойщиков не бывает, — заявил Ленни, возясь с ключами от фургона.

— Мистер Ноулс, пустите за руль мистера Крика, — спокойно распорядился Сидней.

— Все в порядке, мистер С., — заверил Ленни. — Я в отличной форме.

— Вы пьяны, от вас несет, как с винокуренного завода. Если жандармы увидят вас за рулем, нас всех заберут. Пусть машину ведет мистер Крик, и не оспаривайте мои решения.

Ленни с глубоким тяжким вздохом бросил Нику ключи.

— Еще пожалеешь, — предупредил он.

«Глория» завелась с первого раза, но отказалась трогаться с места. Пока Ник старался включить первую передачу, кабина наполнялась едким дымом горевшего сцепления.

— Ничего не выходит, — пожаловался он.

— Попробуй сначала дать задний ход, — посоветовал Ленни. — Она иногда любит подать назад, прежде чем пойти вперед.

Ник дернул рычаг и кивнул:

— Есть.

Он отпустил педаль сцепления, и «глория» медленно покатилась назад, слегка задев ржавой задней подножкой переднее колесо одного мотоцикла гражданской гвардии. Не ведая об этом, Ник нажал на акселератор, и «глория» рывком попятилась еще на четыре фута, сбив оба мотоцикла с подпорок и протащив по стоянке.

— Стой, Никель! — крикнул Ленни. — Ты на что-то наткнулся. — Он открыл пассажирскую дверцу и вылез как раз в ту минуту, когда двое объятых ужасом полицейских выскочили из бара.

— Повредил что-нибудь? — задохнулся Ник.

Ленни быстро оценил ситуацию. Его незарегистрированный, незастрахованный фургон, с которого не платятся налоги, только что смял в лепешку два полицейских мотоцикла, причем за рулем сидит условно освобожденный, обязавшийся не выезжать из собственной страны. На него самого наложено точно такое же ограничение, а третий член компании предположительно разъезжает без паспорта. Не похоже, чтобы у обоих быстро приближавшихся полицейских было чувство юмора. Наконец Нику удалось врубить первую. Ленни мигом прыгнул на сиденье.

— Жми, — велел он.

Выражение мрачного любопытства на жандармских физиономиях переросло в потрясенное изумление. Они разинули рты, глядя, как ржавый «транзит» выскочил на автостраду в низко стлавшейся туче зловонного синего дыма.

— Что вы делаете, господи помилуй? — крикнул Сидней. — Обратно к порту едете!

— Не оспаривайте моих решений, — отрезал Ленни. — Ник, притормози, пусти меня за руль.

В трехстах метрах позади разъяренные полицейские пытались поднять мотоциклы. Ленни скользнул на водительское сиденье.

— Не могу поверить, — пропыхтел он. — Мы тут всего-навсего пять минут, черт возьми.

— Абсолютно согласен, — кивнул Сидней. — Все равно что путешествовать с Лаурелом и Харди.

— Сохраняйте спокойствие, — посоветовал Ник.

— Никель!

— Что?

— Заткнись на хрен. Ленни знает.

Глядя одним глазом на дорогу, а другим в боковое зеркало, он идеально точно выбрал момент для правого поворота на замусоренную боковую дорогу к верфи. Прибавив скорости, свернул в первый слева каньон между заброшенными товарными складами, перевалил через бровку и пулей загнал «глорию» в дыру в ржавой проволочной ограде.

Сидней поднял бровь, протирая очки.

— Это жизненно необходимо, мистер Ноулс, или вы просто стараетесь произвести на меня впечатление?

— Жизненно необходимо, будь я проклят, мистер С., — кивнул Ленни, въехав задом на давно опустевшую погрузочную площадку и заглушив мотор. — Наш долбаный Михаэль Шумахер только что раздавил пару полицейских мотоциклов, а «глория» не может себе позволить оплату ущерба. — В осыпавшейся кирпичной утробе эхом разлетался треск мотоциклетных моторов и треск полицейского радио. — Как я уже говорил, — продолжал Ленни, — Никель только вперед ездить умеет. В будущем, мистер С., от всей души советую предоставить тонкие задачи мне.

Сидней закусил губу, стараясь припомнить прежние примеры решавшихся мистером Ноулсом тонких задач. Казалось, приключение обречено завершиться в испанской тюрьме, практически не начавшись, однако с этой парочкой неудача всегда перспективна.

— Фургон краденый, мистер Ноулс? — спросил он. — Я имею право знать.

Ленни поморщился:

— Нет, не краденый. Реквизированный в счет оплаты услуг.

— Что это значит?

— Если вас это касается, мошенники, у которых он был реквизирован, его свистнули.

— У других мошенников, которые его свистнули у бетонщиков, которые его свистнули у строительной фирмы в Диссе, — добавил Ник. — «Глория» переходила из рук в руки в подпольном мире, как сексуальные рабыни из Восточной Европы, о которых сейчас часто слышишь.

— И никогда не видишь, — горестно посетовал Ленни.

— Теперь к ее печальной истории приобщилась испанская жандармерия, — заключил Сидней.

Ленни выпустил сигаретный дым в ветровое окно. Старик начинает дергать его за сиськи своими вопросами и явно ничего не знает про полицию. Ленни с одиннадцати лет удирает от копов.

— По-моему, им больше хочется пнуть Ника в задницу за сбитые мотоциклы. Трагическое прошлое «глории» — второстепенный вопрос.

— Думаешь, они запрашивают подкрепление? — спросил Ник.

Ленни кивнул:

— Может быть, вертолет вызовут, приведут собак, перекроют дороги…

Ник прикусил губу.

— Зачем ты мне велел удирать? Можно было бы договориться. Мистер Стармен говорит по-испански, они наверняка поняли бы…

Ленни испустил долгий выдох, затуманивший ветровое стекло.

— Знаешь, кто ты такой, Ник?

— Не заводись.

— Дерьмовая обуза, вот кто. Лучшее, что можешь сделать, — сесть на следующий пароход, который идет домой, оставив поиски сокровищ профессионалам.

— Значит, теперь ты профессиональный искатель сокровищ?

— Речь не обо мне, Никель. Речь идет о тебе, и, если бы ты принимал решения, мы бы все уже сидели в испанской кутузке. Я сделал то, что надо было сделать в сложившейся ситуации, и чертовски хорошо справился.

— Слушайте, слушайте, — довольно легкомысленно вставил Сидней на манер парламентского спикера. — Хотите хлебнуть арманьяка?

Давно забытое ощущение мурашками пробежало по телу, под кожей, вздыбив волоски на руках. Колени ослабли, желудок сжался, горло пересохло точно так же, как в прошлый раз, когда он нелегально проник в Испанию. Тогда их было тринадцать, шести разных национальностей, в той или иной степени красных. Они ехали из Парижа в кузове мебельного фургона, вскоре после полуночи вылезли с затекшими ногами и болевшими ягодицами в молчаливой, затянутой тучами деревушке на дождливой каменной высоте Пиренеев. Одни несли чемоданы, другие матерчатые мешки, набитые вещами, которые впоследствии проклинали, волоча через горы в Испанию. В сарае на краю деревушки коротко стриженная молоденькая француженка накормила их затхлым хлебом и затвердевшим сыром, налила в крошечные стопки водку из расписной бутылки, а потом они топали в облачной тьме вверх и вниз в подбитых гвоздями ботинках, обернутых мешковиной, скользя кожаными подметками на мокрых каменных осыпях. Внешне мужчины хранили бесстрастный вид, порожденный усталостью и давней скукой, но, несомненно, каждый в душе ухмылялся с таким же восторгом, как Сидней. От Кале до границы никто не потратил ни фартинга на еду и питье, их везде встречали как героев, пусть даже тайно. У них справедливая цель, благородные устремления, победа обеспечена. Несмотря на откровенный атеизм, мужчины из Интернациональных бригад были современными крестоносцами, шли в бой за новую религию, и Сидней был абсолютно уверен, что в один прекрасный день английские джентльмены сочтут себя проклятыми за то, что не присоединились.

Ленни потребовал выждать час, прежде чем выезжать из укрытия, и убивал время, распекая Ника, потягивая водку, покуривая сигареты. Наконец посмотрел на свои воображаемые часы и кивнул.

— Хватит. Надо перекусить. — Закрутил колпачок на водочной бутылке, потянулся к ключам, поймав недовольный взгляд Сиднея. — Еще что?

— Вы пьяны, — объявил старик. — Не можете вести машину.

Ленни тряхнул головой:

— Не волнуйтесь, мистер С. Лучше…

— Вы пьяны, — оборвал его Сидней, — и не поведете фургон. Мистер Крик, займите его место.

— После того, что уже натворил? — вскричал Ленни. — Теперь вообще разнесет машину в клочья к чертовой матери!

Сидней заткнул ему рот грозно поднятым пальцем, пока Ник запускал мотор.

— Давай пошевеливайся, — поторопил его Ленни.

— Никак не заводится, — выдавил Ник сквозь зубы.

— Особенно не налегай, — предупредил Ленни, — доконаешь сцепление.

Ник поставил обе ноги на педаль сцепления, схватился обеими руками за рычаг переключения передач, прилагая максимальные усилия. Наконец из коробки передач донесся мягкий щелчок.

— Есть, — усмехнулся он, нажимая на акселератор.

Мотор взревел, после чего раздался тошнотворный дымный хлопок, возвестивший, что сцеплению пришел конец.

— Ух ты, — сказал Ник, оглянувшись на Ленни.

Реакция на катастрофическую ситуацию была неадекватной. Ленни почесал спину, взглянул в боковое зеркало, потом на Сиднея.

— Просто взял и угробил «глорию», — вздохнул он. — Ленни знает.

Они сгрудились вокруг трупа «глории», бросая беглые взгляды на фатальную рану, как будто никогда раньше не видели смерти. Одного вида почерневшего от дыма капота оказалось достаточно для констатации гибели — заклинившее искореженное сцепление пробило дыру в картере, откуда в сорняки натекла лужица черного масла, словно кровь из разорванной артерии.

— Что теперь? — спросил Ник.

— Полагаю, пешком пойдем, — пожал плечами Сидней.

— Пешком? — вскричал Ленни. Пешком он никогда не ходит. Пешком ходят дети и женщины. Настоящие мужчины ездят. — Почему напрокат не взять тачку?

— Где? — спросил Сидней, оглядываясь. — Все равно придется идти до пункта проката.

Ленни тряхнул головой:

— Никель сходит. А мы с вещами тут обождем.

— У меня нет кредитки, — сказал Ник.

— Эль Сид одолжит.

— Эль Сид? — переспросил Сидней. — Пожалуй, мне нравится.

— Права-то на мое имя, — напомнил Ник.

Ленни покрутил головой и посмотрел на Сиднея.

— Вечно осложняет дело. Вечно других заставляет расхлебывать кашу, которую сам заварил.

— Мне придется пойти вместе с ним, — решил Сидней. — А вы, если хотите, тут ждите до нашего возвращения.

Ленни улыбнулся. Он не раз работал с любителями, поэтому им так легко от него не отделаться.

— Вот что я вам скажу, — изрек он. — Лучше будем держаться все вместе.

Они находились на мертвых обочинах когда-то оживленного порта, на участке с битым стеклом, сгоревшими автомобилями и граффити. Заржавевшие таблички на сломанных оградах напрасно пугали немецкими овчарками с волчьей кровью и приговорами угрюмых судей. Единственным признаком жизни вокруг оставались железнодорожные рельсы с длинными шеренгами вагонов, ожидающих разгрузки в доках.

— Может быть, безопаснее идти вдоль линии, — предложил Сидней, когда они подошли к неохраняемому переезду со шлагбаумом. — Наибольшая вероятность не напороться на полицию. — Его вещи лежали в старом матерчатом рюкзаке, свободно свисавшем с худых плеч.

Ник следовал за ним с небольшим чемоданчиком, последним шел Ленни, таща непомерную спортивную сумку «Найк». Железнодорожная колея изящно извивалась между заброшенными складами, украшенными старыми выцветшими рекламными плакатами, потом вышла на людный товарный двор.

— Может быть, в поезд сесть? — предложил Ник, заглядывая в пустой товарный вагон.

Сидней остановился, оглянулся на него, кивнул:

— Может быть.

Ленни рванулся вперед, тряся головой.

— Будь я проклят, не сядем мы ни в какой поезд. Возьмем напрокат «корсу». И кончено.

Ник пожал плечами, побрел вдоль железнодорожного полотна. Сидней остался стоять у открытых дверей товарного вагона.

— Знаете, мысль не такая плохая, — сказал он. — Судя по табличке, этот вагон идет на юг до Паленсии. Сэкономим кучу денег, получим немалое удовольствие.

Ленни шел дальше.

— Не думаю, мистер Ноулс, будто жизнь доставляла вам чертовски много радостей и развлечений! — крикнул вслед ему Сидней. — Когда я был в вашем возрасте… — Он не закончил фразу.

Когда Сидней был в возрасте Ленни, путешествие не обеспечивалось простой покупкой путевки в туристическом агентстве. Нынче искусство запрыгивать в поезд забылось, а в 1937 году Сиднея учили люди, которые обучались у тех, кто объездил по рельсам весь мир от Берлина до Билокси, от Кавказа до района пыльных бурь на западе США. Они сами давно превратились в пыль, но и через семьдесят лет испанский подвижной состав, похоже, ничуточки не изменился. Он провел пальцами по ржавым перекладинам лестницы на крышу, ностальгия оживила постаревшие органы чувств. Железо, дерево, смазка пахли и чувствовались на ощупь точно так же, тяжелые двери точно так же могли отрубить пальцы, а вместо прежнего совета не грузить в вагон больше ста человек или двадцати лошадей ныне красуется предупреждение, запрещающее перевозить опасные вещества. И за этим грязным двором Испания наверняка осталась прежней, кроме новых указателей на старых дорогах и современных зданий в древних городах. Люди будут выглядеть как прежде, хлеб будет иметь прежний вкус, разве что в стране стало безопаснее, чем на протяжении многих столетий. Сидней коснулся холодных полозьев вагонных дверей и повернул голову в тот момент, когда Ленни двинул Ника по спине, после чего пререкавшаяся пара исчезла за изгибавшимися дугой вагонами. Он подумал, не дать ли им уйти, дальше действуя в одиночку, потом взглянул налево, откуда за ним наблюдали трое юнцов в надвинутых на глаза капюшонах. Давно следят?

— Твоя проблема в том, — объявил Ник, — что ты параноик. Постоянно думаешь, будто каждый старается тебя надуть.

— Кто тебе сказал, будто я параноик? — потребовал Ленни ответа, хрустя кроссовками по гравию в пятнах смазки. — Нехорошо расхаживать, отпуская вольные замечания насчет психического здоровья людей, Никель. Это грубо.

— А по спине меня бить хорошо?

— Ты этого заслуживаешь, потому что кидала.

— Теперь я уже кидала?

— Ты всегда был кидалой, Ник. Никакой верности. Через две минуты после приезда сюда меня предал.

— Предал? Согласие на континентальный завтрак вместо гамбургеров вряд ли можно назвать предательством.

— Не важно, что ты сделал, но сплотился с Эль Сидом, значит, я уже не могу на тебя положиться.

— В чем?

Ленни помолчал. Пухлое лицо покраснело под утренним солнцем.

— Видишь, Никель? Сам факт, что ты спрашиваешь, говорит обо всем. — Он с высокомерным презрением зашагал дальше. — Ленни знает и очень, очень разочарован.

— Меньше, чем Сидней, — тряхнул головой Ник. — Старик наверняка решил, что связался с парой истинных идиотов. — Он оглянулся назад. — Кстати, где он?

— Видишь, что я имею в виду? — усмехнулся Ленни. — Не можешь даже уследить за чертовым пенсионером. Пойди поищи.

Ник бросил чемоданчик и пошел обратно вдоль рельсов. Ленни Ноулс никогда не признает обязательств, никогда не несет ответственности и никогда — никогда — не извиняется. Твердо придерживается неписаного закона, предписывающего рабочему классу тупое упрямство, и Ник пришел к выводу, что легче подчиняться, чем спорить. В его обществе вообще не было бы ничего приятного, если бы Ленни все время не протыкал выдуваемые им самим пузыри. Держит яйца в одной корзинке и чем быстрее и выше жонглирует, тем скорей вынужден утираться. Только поэтому стоит держаться с ним рядом. По крайней мере, так говорил себе Ник.

Он заулыбался на повороте, а потом только охнул. Сидней распластался на откосе, лежа на гравии охапкой поношенной фланели и габардина. Трое юнцов в серых, низко опущенных капюшонах стояли над стариком, широко расставив ноги, низко нагнувшись, обшаривая карманы. Один крысиным инстинктом почуял ошеломленный взгляд Ника и злобно оглянулся. Глаза над длинным носом и изящной бородкой сверкнули в темноте кинжалом. Подобно гиене с окровавленной мордой, глядящей на возмущенную лань, грабитель как бы приглашал Ника сделать шаг, но тот ног под собой не чуял. Ужас застыл в желудке и венах холодной ртутью, приковывая к земле своей тяжестью.

Он наблюдал, как заметивший его парень извещает об этом сообщников, замотал головой в немом ужасе, когда вся троица, оставив старика в грязи, медленно и осторожно направилась к нему, произнося тихие слова на отрывистом языке. Сочувственная нервная система Ника внезапно очнулась и предложила на выбор бежать или драться. На его взгляд, выбора вообще не было, и он побежал со всей скоростью, на какую были способны свинцовые ноги. Грабители погнались за ним, хрустя по гравию подошвами и рассыпаясь веером.

— Помогите! — завопил Ник.

Находившийся в двухстах ярдах Ленни увидел его и устало тряхнул головой, затянулся сигаретой, оторвался от вагона, к которому прислонялся. Обождал, пока Ник окажется в двадцати ярдах, лишь тогда загасил сигарету, а когда показались преследователи, предстал перед ними. Схватил за руку пробегавшего Ника и прошипел:

— От кого бежишь, Никель?

— Угадай, — пропыхтел тот.

— От тех кретинов? — Он оттолкнул Ника в сторону, шагнул вперед. — Где Эль Сид?

— По-моему, они на него напали…

Грабители по-прежнему приближались, но медленнее, выкрикивая на незнакомом языке угрозы.

— Ты его видел?

Ник на секунду задумался. Видел, что старика грабят, бьют, и ничего не сделал для его спасения.

— Нет, — соврал он. — Я был уже почти на месте, а они шли навстречу. Мне их вид не понравился, я повернул, а они погнались.

— Ну ладно. — Ленни знает, когда ему врут. Пауза была слишком длинной, ответ слишком подробным. Раньше Ник никогда не ввязывался в драки, даже в тюрьме. Когда они вместе сидели, обязанность драться лежала на Ленни. Ник ему рассказывал, что в последний раз вступал в кулачный бой в одиннадцатилетнем возрасте, потом стал перспективным мобильным молодым специалистом, с удовольствием компенсируя неспособность себя защитить игрой в футбол по субботам раз в две недели с другими молодыми людьми, придерживавшимися аналогичных взглядов. Подобно многим представителям своего поколения, вел словесные битвы в толпах налившихся по уши пивом однокашников, но абсолютно не мог ввязаться в настоящую потасовку, чересчур безобразную, тривиальную, скучную, в отличие от тех, что видишь в кино или по телевизору. С другой стороны, Ленни рос в атмосфере насилия. Терпя побои от матери, разнообразных дядей, двоюродных братьев, соседей, он давно понял, что оно не так больно, как думаешь. Ленни не из тех, кто сдается, получив тошнотворный удар кулаком в зубы, хорошо рассчитанный ослепительный пинок по голове, толчок коленом в мошонку, выворачивающий кишки, и стремление остаться последним, кто держится на ногах, принесло ему дома не слишком завидную репутацию. Сельские полисмены использовали его для тренировки, любой деревенский придурок для забавы набрасывался перед закрытием пивных заведений. Короче говоря, Ленни Ноулс был полезным партнером по драке.

— Слушай, — взмолился Ник, — не надо, чтобы еще кто-нибудь пострадал. Давай просто что-нибудь им отдадим, и они нас оставят.

— Хрен тебе, — презрительно фыркнул Ленни, шагая к самому длинному из троицы и повышая голос до рева. — Я им черепушки сейчас напрочь поотрываю!

Избранный целью парень держал позицию, подняв ладони, как бы спрашивая, что такого плохого он сделал красномордому здоровяку.

Ленни сошелся с ним грудью, заглядывая под капюшон.

— А ну отдай что взял, — велел он.

— Ленни, не надо! — крикнул Ник.

Грабитель сморщил нос, как бы оскорбленный дыханием Ленни, и ухмыльнулся своим компаньонам. Ход был не особенно умный. Ленни запрокинул голову и бросился вперед, врезавшись лбом в нос хулигана. Что-то хрустнуло, хлюпнуло, словно кочан капусты свалился с большой высоты, после чего грабитель рухнул.

— Видно, искры из глаз полетели, — прокомментировал Ленни, ущипнул себя за переносицу и чихнул, оглядывая оставшуюся пару. Один из головорезов поигрывал коротким ножом. — Хочешь, чтоб тебя тоже уважили? — прорычал он, перешагивая через упавшего парня и ринувшись к негодяю с ножом. Бешеный хук угодил юнцу в висок, лезвие дешевого китайского складного ножа звякнуло по гравию. Он пошатнулся, выставив для защиты руки, крутнулся на месте, последовал за упавшим товарищем. — Не то что в кино, правда, Никель? — пропыхтел Ленни, наклоняясь за ножом. — Такова реальная жизнь, сынок. Пара добрых ударов, и все.

Хулиган с разбитой головой свернулся в позе зародыша, закрыв руками окровавленное лицо и подтянув колени к груди. Ленни оторвал от лица смуглые костлявые пальцы, сбросил с выбритой головы капюшон.

— В первый раз я добром просил, — напомнил он. — Теперь снова прошу: отдай краденое.

Парень попытался ответить, Ленни пресек попытку четырьмя коварно рассчитанными ударами в череп, лицо, горло, ребра, после чего сорвал с него серую куртку и начал проверять карманы.

— Чего ждешь, Никель?

— Тебя.

— Иди сюда, дай ему в морду.

Ник затряс головой:

— Не могу.

Ленни вздохнул:

— Кидала. — Результатом обыска стала связка ключей, упаковка презервативов, крошечный пузырек с освежителем дыхания, полпачки легких сигарет «Кэмел». — Никакого бумажника, — объявил Ленни. — Видно, он у других стервецов. Пошли спасать Эль Сида.

Пыхтя и отдуваясь, как паровоз, он зашагал по рельсам, Ник тащился за ним, как собака, нуждающаяся в транквилизаторах. Они нашли Сиднея, который привалился к ржавому колесу товарного вагона, промокая бежевым носовым платком разбитую губу.

— Бумажник забрали, — прохрипел он. — Трое. Не испанцы… возможно, с Балкан.

— Мы их встретили, — сообщил Ник. — Ленни начисто одного уложил.

— Очень хорошо, мистер Ноулс. Только двух остальных упустили. Они промчались мимо пару минут назад. Думаю…

— Думайте что хотите, мистер С., бумажника раздумьями не вернуть. Я занялся наиболее вероятным держателем, а он его уже перебросил. Там были все наши наличные?

— К сожалению, мистер Ноулс.

— Теперь они уж совсем далеко, — пробормотал Ленни.

— Ну и ладно, — жалобно молвил Ник. — Как-нибудь справимся.

Ленни взглянул на него:

— Как?

— Да, и как же мы справимся, мистер Крик?

— Не слушайте его, мистер С., — посоветовал Ленни. — Все равно что разговаривать с человеком дождя. Могу поспорить, даже на обратную дорогу домой не хватит.

Сидней пошарил в брючных карманах и объявил:

— Шесть евро.

— Замечательно, черт побери, — язвительно усмехнулся Ленни. — А все ты виноват, Никель.

— Я? Откуда подобное заключение?

— Если бы ты не сбил полицейские мотоциклы…

— Угу, а кто мне не сказал, что они стоят позади «глории»?

— А какой хрен не смотрит, куда едет?

— А кто мне велел удирать, когда, может быть, было вполне достаточно извинений?

— А какая ослиная задница не присматривала за мистером С. в опасном месте, кишащем преступниками?

— Джентльмены! — рявкнул Сидней. — Я неплохо себя чувствую, спасибо за внимание. Бок немного болит, губа разбита, а в остальном все в полном порядке. Предлагаю вознести благодарность за наше физическое благополучие и броситься к ногам фортуны, тем паче что у нас нет денег на репатриацию.

Пока Ленни старался понять смысл речей старика, вагоны содрогнулись в ответ на далекий толчок.

— Фортуна улыбнулась! — вскричал Сидней. — Все на борт! — Он поднялся на ноги, морщась от усилий, стряхнул с себя пыль. — Вот этот нисколько не хуже любого другого, — объявил он, оглядывая открытый товарный вагон. — Мило, чистенько, без дыр в стенках.

— Вы это раньше делали, мистер Стармен? — спросил Ник.

— Я много чего раньше делал, — улыбнулся Сидней.

В трехстах ярдах впереди светофор вспыхнул зеленым, машинист отпустил тормоза. Поезд снова дрогнул, подался назад с гидравлическим вздохом и скрежетом стали, потом вагоны с грохотом состыковались.

— Поехали! — крикнул Сидней, чувствуя, как воскресает давно умершее юношеское волнение. — Подсадите меня.

Он сложил ладони чашечкой, показывая Нику, что имеет в виду. Тот отшатнулся от перспективы соприкосновения с другим человеком, испуганным взглядом переложив ответственность на Ленни. Ленни, вздохнув, загрузил в вагон Сиднея и багаж.

— Наберите камней с насыпи для костра, мистер Крик, — велел Сидней.

Ник схватил пригоршню гравия, ухватился за вагонную ступеньку, старик его столкнул.

— Надо больше, чтоб огонь развести, если замерзнем. Поскорее, и поищите сучьев на растопку.

— Черт побери! — простонал Ник, швыряя горстями в дверь вагона камни величиной с яйцо.

Ленни влез внутрь, вытащил из сумки бутылку водки, закурил «Кэмел».

— Есть рыцари, — изрек он и кивнул на Ника, — и есть крепостные.

— Я скорей представляю вас йоменом, мистер Ноулс, хотя ваш намек понял.

— Кто такой йомен?

— Что-то вроде рыцаря, — соврал Сидней.

— В сверкающих доспехах, мистер С. — Ленни подмигнул и со знанием дела постучал себя по носу. — Поторопим Никеля.

Машинист отпустил рукоятку экстренного торможения. Состав сдвинулся с места. Ленни потерял равновесие, а Ник, наклонившийся за дощечкой на откосе, плашмя упал на землю. Сидней видел, как он встал на колени, со страдальческим выражением на лице потирая затылок, пока его вновь не сбил фонарный кронштейн следующего вагона. Он покатился кубарем и умудрился подняться, только когда мимо проехал последний вагон, оставив его в тусклом свете солнечного луча.

Ленни в куртке, залитой водкой и засыпанной табачным пеплом, подскочил к стоявшему в дверях Сиднею, глядя на исчезавшего за поворотом Ника. Поезд только набирал скорость, хорошим спринтерским рывком его еще можно было догнать, но Ник уже безнадежно отчаялся.

— Беги, дурак чертов! — крикнул Ленни.

— Он и не собирается нас сейчас догонять, — сказал Сидней.

— А куда мы едем?

— Бог знает. Крикните, чтобы ждал нас в Паленсии.

Ленни почти всем телом высунулся в дверь, а Ник уже скрылся за поворотом.

— В Валенсии, Никель! — заорал Ленни. — Будем тебя ждать в Валенсии!.. — Можно было крикнуть и громче, но, как отметил минуту назад Сидней, фортуна улыбнулась. — Исчез, — сообщил он, качая головой.

Старик ногой задвинул свой рюкзак в угол и сел на него, скрестив руки.

— Без него обойдемся? — спросил он.

Сидней Стармен вырос во времена внезапных потерь и смертей и поэтому не особенно переживал. Его заботили чисто практические вопросы, а поскольку Ник продемонстрировал свою полную практическую несостоятельность, его исчезновение не сильно огорчало. Молодой человек был приятным спутником, внимательно слушал, но его присутствие было лишним для дела.

Ленни дал несколько более эмоциональный ответ.

— Думаю, обойдемся, мистер С., — кивнул он. — Ник славный малый, только совсем не соображает. Будь у него хоть сколько-нибудь ума, вернулся бы в порт, наскреб бы на дорогу домой. — Он покосился на Сиднея, проверяя, попали ли его слова в цель. — Хоть я буду по нему скучать.

— Верю, — вздохнул Сидней. — Задвиньте двери, я огонь разведу.

Ленни смотрел в темноту, пока Сидней укладывал камни в кружок размерами с чайный поднос. Фортуна, рассуждал он, забавная старая птичка. Два часа назад казалось, будто это его бросят по ту сторону рельсов, поскольку он не любит заграничной еды, не умеет трепаться о чепуховых войнах, про которые никто сроду не слышал. А теперь, в результате цепочки событий, которые трудно было предвидеть, он остается единственным наследником имущества Стармена, по крайней мере пока они оба не сгинули в адском железнодорожном огне.

— Мне как-то не особенно нравится, что у нас тут костер, — сказал он, пока поезд двигался к югу на постоянной скорости шестьдесят миль в час.

— Абсолютно безопасно, — ответил Сидней, срезая стружку с деревянного пола старым карманным ножом. — Меня научил один человек, сам научившийся у безработных бродяг с «Юнион пасифик» в 1890-х годах.

— Потрясающе, — пробормотал Ленни. Роскошное европейское турне с полностью оплаченными расходами явственно приобретало грушевидную форму. Он наблюдал, как старик укладывает растопку хрупким шалашиком, набивает в центр стружку. — Долго будем ждать Ника в Валенсии?

Сидней поднял глаза:

— В Паленсии. Валенсия на другом конце страны. Думаю, надо дать мистеру Крику денек-другой. Или можно снова сесть в поезд, вернуться в Сантандер, если, по вашему мнению, он там будет нас ждать. Как думаете?

Ленни покачал головой:

— Ник отправится домой следующим паромом. Можете мне поверить.

— Дадим ему двадцать четыре часа. Зажигалка есть?

— Вот, попробуйте, — предложил Ленни, бросив спичечный коробок. Все спички в нем были расщеплены надвое, чтобы каждая за те же деньги зажигалась дважды, и они ломались в трясущихся руках Сиднея, прежде чем успевали разжечь огонь.

— Дайте сюда, — буркнул Ленни, и через секунду послушно вспыхнувшее желтое пламя отбрасывало на стены вагона безумные тени.

— Славно, — улыбнулся Сидней. — Эти полы чем-то пропитаны, из них получается прекрасная растопка. Видите? Камни впитывают тепло, когда костер потухнет, будут действовать как радиатор.

— Чудеса, мистер С., — рассеянно кивнул Ленни.

Он смотрел в огонь, видя только одно — аккуратный маленький коттедж в Норфолке с пластиковыми окнами, центральным отоплением, новой кухней и ванной, с красивой маленькой табличкой на подъездной дорожке: «Продается». Как только старый свихнувшийся сукин сын начнет прихварывать и откажется от дерьмовой затеи, они отправятся домой, в идеале за счет правительства ее величества.

— И дыма нет, — хвастался Сидней, придвигаясь к огню. — Потому что я правильно выбрал место, где его полностью вытягивает наружу. — Он указал на обугленный круг неправильной формы, поверх которого пылал костер. — Видите? Тут уже кто-то ездил.

— Только не я, мистер С., — проворчал Ленни, открутил крышку с бутылки, сделал долгий глоток.

Надо подать ложное заявление об ограблении, чтобы оправдать отсутствие у Сиднея паспорта, и, даже если власти сумеют проверить, был ли он у него вообще, все равно не оставят в чужой стране немощного придурка. Ленни задумчиво хлебнул водки и громко, раскатисто пукнул. Себя можно выдать за компаньона, ухаживающего за стариком, — эту роль он спокойно играл месяцами, пока в последнюю минуту не вломился Ник, сладкоречивый страховой агент, отхвативший пятьдесят процентов вознаграждения за нулевой процент трудов. Добиваясь наследства, Ленни потратил сотни часов, лазая вверх и вниз по приставным лестницам, прочищая водостоки и канализационные трубы, прививая плодовые деревья, бегая по «Теско» с составленным стариком списком покупок, а в результате увидел, как половина уходит какому-то извращенцу с университетским образованием, который кое-что смыслит в винах и в искусстве. Должно быть, хнычет сейчас на бровке тротуара в Сантандере и, ослепленный горем, не видит, что получил ценный урок. В этой жизни жена, семья, собака и бизнес — святая святых, и, если ты мешаешь добиться чего-то из этого, получаешь заслуженное наказание. В университете этому не учат, вот в чем проблема, рассуждал Ленни. Он разжег сигарету расщепленной спичкой, выпустил дым в огонь. Важно наладить со стариком такие же отношения, какие сложились у него с Ником. Пенсионеры любят болтать про добрые старые времена, надо только прикинуться, будто тебе интересно.

— Вы, наверно, в университете учились, правда, мистер С.?

Сидней вытащил из кармана фляжку, хлебнул.

— На университет у меня времени не было.

— У меня тоже, — признался Ленни. — У нас с вами много общего.

Сидней оторвал от огня взгляд широко открытых глаз:

— Вовсе нет.

— Да. — Ленни почесал под мышкой. — Оба специалисты в искусстве.

— Еще что?

— Э-э-э… оба живем в Норфолке. — Сидней все смотрел на него. Ленни взмахнул бутылкой. — Оба любим хлебнуть время от времени.

— Хватит, мистер Ноулс, — предупредил Сидней, подкладывая в костер растопку.

— Оба любим самое лучшее в жизни.

— Я сказал, хватит.

— Я мог бы быть вашим сыном, которого у вас никогда не было.

— Мистер Ноулс!

Ленни сделал еще попытку:

— Может, тогда об истории потолкуем?

Сидней обжег его взглядом:

— Об истории?

— Ну, знаете, про старые времена.

— Какой период имеется в виду?

— Какой-нибудь военный. Про ту войну, в которой вы участвовали.

Сидней вздохнул:

— Полагаю, хотите услышать о золоте?

— Как вам будет угодно, — кивнул Ленни, и Сидней рассказал ему точно то же, что утром рассказывал Нику, в том числе об исчезнувшей сотне ящиков. Товарный поезд оставил уже далеко позади окраины Сантандера, мчась сквозь дождь к югу, к Кантабрийским горам и Паленсии. Ленни трижды затянулся, прежде чем спросить: — Откуда вам столько об этом известно?

— Сам видел, — ответил Сидней. — Наверняка остался последним на свете, кто видел. Сотня ящиков, каждый размерами девятнадцать на двенадцать и на семь дюймов, каждый весом в полцентнера…

— Где вы их видели? — не унимался Ленни.

— Здесь, в Испании, в Маэстрасго, в Старом Арагоне.

— Когда?

— В начале лета тридцать седьмого.

— Думаете, что они еще там?

Сидней хлебнул из фляжки.

— Знаю.

Ленни наклонился, прикуривая от янтарных углей очередную сигарету.

— Что вы делали в тридцать седьмом в Испании?

Сидней склонил голову вызывающим жестом:

— Немцев хотел убивать.

Ленни смотрел на него, прижав к губам горлышко бутылки с водкой.

— Псих ненормальный, вот кто вы такой, — объявил он.

— Очень любезно с вашей стороны, — ответил Сидней со смертоносной улыбкой.

 

4

В июле 1916 года, совершив блистательный галантный поступок в бою у моста Базантен, Большой Билл Стармен сделал для ребенка, отцом которого еще не стал, больше, чем когда-нибудь сделал бы, сидя дома. Военная медаль, одна из тысяч, выданных участникам битвы на Сомме, и гибель за два месяца до рождения Сиднея в ноябре 1918 года сулили лишившемуся отца младенцу золотое будущее. Может быть, было легче заметить героя на скромных деревенских памятниках, чем в городах и столицах, где почетные списки тянутся на ярды и ярды, хотя боль одинакова, и потеря таких мужчин, как Большой Билл, обрекала поместье Резерфорд вместе с другими подобными ему усадьбами сельской Англии на полный упадок и разрушение. Возможно, леди Резерфорд это знала, нанося визит вдове Стармен в коттедже егеря через два дня после Дня перемирия. Двое ее сыновей пали в одну неделю в миле друг от друга в боях на Ипре в 1917 году, имение осталось без наследников. В последние месяцы перед концом войны ходили глупые слухи о революции, и, даже если они оказались пустыми, истина заключалась в том, что в будущем все уже будет иначе, чем в прошлом. Она вручила миссис Стармен конверт. В нем содержалось нотариально заверенное письмо, передающее упомянутый коттедж в пожизненную собственность Сиднею Стармену или его матушке, если та, не дай бог, переживет сына. После этого дом снова отойдет к поместью. Кроме того, определенная сумма вручена поверенным из нотариальной конторы «Агню и Рикер» на оплату обучения ребенка, причем все это в дополнение к довоенному обязательству его светлости в течение пяти лет выплачивать полное жалованье вдовам работников, погибших на королевской службе. Ее светлость, утопившаяся в Буре до истечения упомянутых пяти лет, выразила надежду, что эти мелочи хоть немного облегчат горе молодой вдовы, которое она хорошо понимает.

В семь лет Сидней Стармен стал приходящим учеником незначительной частной начальной школы-интерната в Норвиче. И без того одинокий мальчик, которого увезли из поместья, очутился в компании сыновей преуспевающих родителей из среднего класса и провел в полной изоляции первые школьные годы, как привидение, — бесчувственные и равнодушные его не видели, тем же, кто замечал его присутствие, он казался явившимся из другого места и времени. Дома Сидней проводил время в отцовском сарае, делая силки и прочие приспособления, расставлял их в лесу, ловя кроликов, зайцев, лис, ласок, порой даже оленей. Отца, профессионального егеря, любителя прагматичной охоты с капканами, встревожила бы хладнокровная изобретательность придуманных сыном ловушек.

В 1929 году Сидней перешел в старшие классы, где по-прежнему не получал ни малейшей известности. Вежливый, непритязательный, он не занимался игровыми видами спорта, не имел настоящих друзей. Его редко звали на дни рождения, и сам он, несмотря на настояния матери, не приглашал домой ни одного мальчика. По вечерам и в выходные бродил по лесу, вооруженный теперь одноствольным браконьерским ружьем 410-го калибра, и, обмолвившись об этом в школе, привлек к себе внимание одноногого капитана Паркера, преподавателя каллиграфии и стрельбы. Деревенский мальчишка оказался прирожденным снайпером, но природный талант доставлял ему мало радости. К тринадцати годам он был признан довольно талантливым рисовальщиком, хотя оценки прочих школьных достижений скатились с посредственных до неудовлетворительных, и, несмотря на умение оставаться невидимым, его отсутствие в классе отмечалось все чаще. Вызванная в школу мать ошеломила присутствующих, присев в реверансе перед учителем и называя привратника «сэром». Когда Сиднея стали расспрашивать насчет прогулов, он ответил, что почти все время проводит в соборе — просто сидит и думает. Директор, жирный елейный мужчина, который облизывал губы перед каждым предсказуемым афоризмом, сурово заявил, что думать традиционно принято в школе.

— Только не про ублюдков, убивших моего отца, — ответил паренек.

После этой встречи была достигнута молчаливая договоренность, что Сидней по возможности будет по-прежнему посещать школу, пока «Агню и Рикер» оплачивают обучение, а дальнейшее решение будет принято по результатам экзаменов на аттестат об общем образовании, до которых он так и не дотянул.

Виновных в убийстве ублюдков редко обсуждали в «Черной лошади» — захудалой пивной в бедном квартале Касл-Хилл. Однорукие, одноногие, ко всему равнодушные ветераны Норфолкского полка, день за днем прожигавшие жизнь в табачном дыму под низким желтым потолком, больше интересовались жертвами, чем преступниками. Сам хозяин служил в «новой армии», приписанный в 1918 году к 8-му батальону, и был убит в том же самом сражении, за которое Билл Стармен получил Военную медаль. Возможно, именно поэтому вдова позволяла Сиднею подолгу сидеть в пабе, чутко прислушиваясь к любой ерунде, вылетавшей из уст завсегдатаев. Он начал приносить пользу — собирал стаканы, исполнял мелкие поручения, скручивал самокрутки безруким, — хотя докучал старым солдатам бесконечными расспросами.

12 ноября 1932 года, на следующий день после Дня перемирия, Сидней ушел из школы. Ему было всего четырнадцать, и мать пришла в отчаяние. Договорилась о встрече с его светлостью в большом доме, веря, что он сумеет повлиять на сына и поддержит ее уговоры вернуться к учебе. Но жестоко ошиблась. Резерфорд никогда не разделял сентиментальных чувств покойной жены и злился на ее вмешательство в дела работников поместья. Она с нелепой щедростью не только расточала деньги и собственность на благотворительность, но и затмевала его собственные распоряжения, соответственно, точно и справедливо отмеренные. Он искренне радовался, что из одиннадцати человек, ушедших на войну из поместья, погибли только три и лишь один из них был женат. Егерь был хорошим человеком, но обучение его сына в частной школе свидетельствовало о безумии, зародившемся в разбитом сердце и обуявшем разум миледи. Она увлеклась спиритизмом с ревностью неофита, вызывая скорбь и смятение на светских приемах, когда с лихорадочным блеском в глазах пересказывала свои беседы с погибшими сыновьями. В те дни кругом царило безумие, чему служил подтверждением пример с парнишкой Старменом. Работники и служащие жаловались, что он в любой час дня и ночи тайком шастает по усадьбе с заряженным ружьем, увешанный тушками, как проклятый чироки. Раннее исключение из подобающего социального контекста только усугубило его отчужденность, а теперь мать просит продлить срок изгнания. У Резерфорда имелось гораздо более практичное предложение, и в следующий понедельник с половины седьмого утра Сидней Стармен стал подручным старшего егеря Эрни Уоррена.

Работники поместья не питали особой симпатии к Сиднею, а Уоррен, сильно потерпевший при Билле Стармене от своей лености и нечестности, особенно старался приперчить традиционное унижение, переживаемое подручными, щепоткой личного яда. Его собственные сыновья, оба старше Сиднея, работавшие в поле, в меру своих возможностей омрачали его жизнь. Наименее оскорбительное прозвище Седрик было дано ему в честь маленького лорда Фаунтлероя.

На праздновании Рождества 1935 года, устроенном для работников, к Сиднею подошла Мэри Фулден, дочка поварихи и шофера. Умную девушку, считавшую свое место горничной временным, привлекало его одиночество и образованность, и до самой весны 1936-го она к нему приставала, напрашиваясь на совместные прогулки. В первый раз они вместе отправились в полковой музей Королевских вооруженных сил Норфолка в Норвичском замке, после чего пили чай с кексом, во второй побывали на художественной выставке в том же замке. Когда Мэри спросила, куда они пойдут в следующий раз, Сидней ответил, что в Норвиче некуда больше ходить.

— В кино можно, — напомнила она.

— Не люблю кино. — В последний раз, три года назад, он смотрел в кинотеатре «Гомон» фильм «На Западном фронте без перемен», признав его постыдной прогерманской пропагандой.

Мэри предложила в среду вечером пойти вместе с ней, ее отцом и сыном кузнеца Томом Левереттом в лейбористский клуб.

— Не люблю политику, — сказал Сидней.

— Дело не в том, любишь или не любишь, — возразила Мэри. — Это все равно что потрошить кроликов. Никто не любит, но закатывает рукава и берется за дело. В любом случае приедут лекторы, расскажут о борьбе рабочих в других странах.

Сидней, отвергая все ее предложения, понемногу терял девушку. Отношения продолжались бессистемно. Она держала при себе мнение о художниках норвичской школы как о пропагандистах враждебной буржуазной идеологии, а он не доказывал, что кино — электрический опиум. Учитывая, что между ними было мало общего, Сидней не понял, почему с такой болью узнал в воскресенье 19 июля 1936 года, что Мэри Фулден поцеловала Тома Леверетта у «Белого лебедя». В тот день также пришло сообщение о выступлении испанского гарнизона в Марокко против мадридского правительства. Шли слухи о продажности республиканских властей.

Сидней спросил Мэри насчет поцелуя, и та рассмеялась:

— В щеку чмокнула. Я знаю Тома Леверетта всю жизнь!

Он поверил и в августе повел ее посмотреть «Тридцать девять шагов», однако его внимание привлек предваряющий фильм ролик новостей компании «Пате»: Германия шлет людей и самолеты в помощь испанским мятежникам. Мэри уже знала об этом. Потом, когда они у реки ели чипсы из газетного кулька со снимком, запечатлевшим прибытие в Лондон французского премьер-министра Леона Блюма для переговоров с министром иностранных дел Энтони Иденом по поводу кризиса, Сидней объявил, что идет в армию.

— Бить фашистов? — уточнила Мэри.

— Бить немцев, — поправил он.

— Ну, если ты вступишь в британскую армию, — усмехнулась она, — тебе никогда не придется бить глупых немцев. — И обрисовала политику невмешательства, обсуждавшуюся британцами и французами. Том Леверетт, сообщила она, целиком и полностью против любой политики невмешательства, о чем он заявил, встретившись с Мэри в душный «банковский понедельник», когда Сидней отсыпался после пива, выпитого на ежегодном пикнике для работников поместья.

Сидней подрался с Томом, подбив ему глаз и расквасив до крови нос под радостные приветственные крики подвыпивших зрителей. Разъяренная Мэри, упав на колени рядом с телом Тома, объявила Сиднею, что больше вообще его видеть не хочет. Сидней ушел, не сказав ни единого слова, приплелся в Уитсшиф, задыхаясь от злости, до закрытия выпивал в одиночестве за стойкой бара. Вышел, шатаясь под оранжевой полной луной, и встретился с Томом Левереттом и двумя его кузенами, выпивавшими в «Белом лебеде», которые его оставили истекать кровью в затянутой ряской канаве.

На следующее утро, во вторник 1 сентября 1936 года, Сидней должен был явиться на работу в шесть тридцать. День святого Джайлза больше века традиционно отмечался в поместье Резерфорд. Посвященная ему приходская церковь осеняла божественным духом день открытия охоты на куропаток. Множество приезжих стрелков из города получали возможность пристреляться перед сезоном охоты на фазанов, а загонщики из деревушки — спасительное напоминание, что святой Джайлз — покровитель хромых и увечных. В задачу Сиднея входил сбор отряда, состоявшего из мужчин с палками, погремушками и свистками, которые вспугивали беззащитных птиц под залпы аристократических ружей. Он прибыл на место ровно на два часа позже, усугубив опоздание хромотой и разбитым лицом. Когда сам лорд Резерфорд призвал его к ответу перед слегка изумленными символами величия и богатства, Сидней поскользнулся на гравии и разрядил ружье в сторону автомобиля герцога Бедфорда. Резерфорд пресек попытки взволнованных репортеров светской хроники объявить случайный выстрел марксистским терактом, объявив своим гостям, что стрелок, о котором идет речь, — сын героя войны, только вчера избитый единственным красным в деревне. Тем не менее вид у сына героя был потрепанный, опоздание запредельное, поведение подозрительное, популярность нулевая. Сидней Стармен был уволен на месте. Если б он выждал неделю-другую, принес герцогу и его светлости письменные извинения, умолял о пощаде, то опять получил бы работу, не в последнюю очередь потому, что Эрни Уоррен не мог без него обойтись. Но Сидней с нетерпением юноши, которому через две недели стукнет восемнадцать, никак не мог ждать. Он собрал вещи, поцеловал мать на прощание, сел в автобус на норвичской автостанции и в тот же вечер был в Лондоне.

 

5

В Сантандере было раннее утро, когда Ник Крик уходил из города. Тонкие солнечные лучи глушила низкая облачность, в сыром воздухе пахло лесом и морем. Южный ветер со сьерры дышал холодком, закручивая в крошечные спирали мусор на пустых улицах, но не осушая пот на сморщенном лбу Ника. Голова раскалывалась, внушая уверенность, что он подхватил лихорадку, только не было ни времени, ни денег, чтобы о себе позаботиться. Подобно сомневающемуся солдату, идущему на неправедную войну, он не был уверен в целесообразности своих действий, хотя был чересчур перепуган, а потому не позволял себе остановиться и поразмыслить. В табличке на товарном вагоне указывалась Паленсия — беглый взгляд на дорожную карту на бензозаправке «Тексако» сообщил, что этот город находится в ста двадцати милях к югу и чуть-чуть к западу от Сантандера, в двух третях пути от Бургоса до Вальядолида. Рельсы следовали вороньим путем, плотно прилегая к изгибу шоссейной дороги, поворачивающей на восток к Бильбао, Миранда-де-Эбро и Бургосу. Ник понимал, что умнее всего было бы прыгнуть в следующий поезд на юг, двигаясь по тому же маршруту, которым уехали компаньоны, да уж очень боялся вновь нарваться на хулиганов. Бегство из депо через пару минут после отхода поезда, по его твердому убеждению, было бегством от верной гибели. Возможно, грабители давным-давно удрали, но каждый его шаткий шаг по разбитым путям между старыми опустевшими складами наполнялся ужасным предчувствием нового столкновения. «В испанском порту обнаружено тело британца», — гласили бы две дюймовые колонки, не вызывающие ни сочувствия, ни скорби.

«Испанская полиция подтверждает, что в доках Сантандера найден труп Николаса Саймона Крика, тридцатитрехлетнего безработного из Норвича в графстве Норфолк, Великобритания. Мистер Крик был недавно освобожден из тюрьмы, отбыв наказание в виде лишения свободы сроком на полтора года, абсолютно недостаточное за то, что он сделал со своей семьей, и справедливость в конце концов восторжествовала в результате многочисленных ударов дешевым китайским складным ножом. Возможно, такого конца и хотел мистер Крик, бывший страховой агент».

Смерть — самый естественный способ избавления от жизненных страданий, но эту таблетку тяжело проглотить. На протяжении двух лет, одного месяца и пяти дней Ник ежедневно жаждал забвения и при каждой представившейся возможности от него уклонялся.

Два года, один месяц и пять дней назад жизнь Ника Крика шла по удобному и приятному плану без всяких претензий. Вполне освоив искусство получения достаточной, хотя и скромной прибыли при минимальных усилиях, он глубоко утонул в диванных подушках пригородных потребительских интересов. Женился на броско одетой тараторке-бухгалтерше с пучком светлых волос и служебной спортивной машиной, которая пришла в отчаяние, почувствовав себя беременной после всего лишь полутора лет легкомысленных несущественных отношений. Они сменили квартирку на берегу реки на красивый административный дом с тремя спальнями и встроенной кухней на живописном участке на окраине города. Одну спальню Ники отвела под офис, где будет работать дома после родов. Ник купил плазменный телевизор с экраном в сорок два дюйма, решив, что после рождения младенца не сможет себе это позволить. Они были очень счастливы.

Однажды вечером Нику позвонил старый приятель Дэнни Манн. Они вместе учились в колледже, но, если Ник стал консультантом по оценке риска в Английской страховой компании, Дэнни уехал в Таиланд в надежде найти себя. Пока Ник повышал квалификацию и поступал в региональное управление, Дэнни кочевал по Юго-Восточной Азии, присылая по электронной почте злорадные сообщения из разных экзотических мест. Через три года Ник получил должность помощника заместителя директора регионального управления по рискам, женился на своей старой подружке и стал отцом, а Дэнни вернулся с сильно выгоревшими волосами, став беднее, мудрее и поселился в деревне со своей бывшей девушкой-хиппи по имени Хитер, которая почти зарабатывала на жизнь нетрадиционной медициной. Они устраивали дома прием в честь зимних праздников и пригласили Криков. Сидя четыре месяца взаперти после рождения дочери Хлои и уже чувствуя, что слишком много сделал в столь молодые годы, Ник начал уговаривать жену отпустить его в гости. Считая Дэнни и Хитер тупоголовыми болванами, она, как ни странно, согласилась, объявив, что тоже поедет.

— А беби? — спросил Ник.

— С собой возьмем, — ответила Ники. — У Хитер двухлетний ребенок, наверняка там будут и другие.

— Где она будет спать?

— В коляске, а если проснется, у нас будет хороший предлог для отъезда.

Нику не требовался хороший предлог для отъезда, но Ники напомнила, что былые ночи на чужих диванах для него давно кончены. И еще одно: машину поведет он. Если после рождения ребенка ему как минимум дважды в неделю удается заскочить в паб после работы, Ники, просидев последние шестнадцать недель в безвыходном одиночном заключении, чувствует необходимость встряхнуть коротко стриженными волосами.

— Можешь две пинты пива выпить, — предупредила она на подъезде к обители Хитер в далекой деревне.

— Я консультант по рискам, — холодно заметил Ник. — Точно знаю допустимые для себя пределы.

— Так держись в этих самых пределах, — посоветовала Ники.

Если Ник ждал повторения безумных вечеринок, которыми славился Дэнни Манн в студенческие годы, его ждало полное разочарование. Обстановка в свечном свете больше напоминала сетевые обеды Ники с музыкой, соответствующей избранному стилю жизни, и с исключительно вегетарианскими закусками. Курить в доме не разрешалось, и, дрожа от холода в глубине сада вместе с Дэнни и специалистом по маркетингу по имени Том, Ник признал, что о многом жалеет. Надо было по завершении образования пуститься в дорогу, немножечко познакомиться с жизнью, прежде чем погружаться в корпоративное существование. Он хлебнул вина и затянулся травкой, тряся головой. Не хочется производить обманчивое впечатление: до сих пор судьба была к нему благосклонна. В прошлом году заработал пятьдесят кипов плюс премия, провел две недели в четырехзвездном отеле на Барбадосе, просматривая на широком экране самые последние фильмы, водит «воксхолл-омегу», имеет «Нокиа-8510» с блютусом, а также бумажник фирмы «Донна Каран», набитый кредитками, носит туфли от Пола Смита, уверенно утвердившиеся на третьей перекладине соответствующей лестницы. Жизнь вполне обеспечена, но порой кажется, что он за многие блага расплачивается свободой и, сравнивая себя с Дэнни, хотел бы ее хоть отчасти вернуть. Том согласился, Дэнни еще раз наполнил бокалы, деликатно напомнив, что теперь они оба женаты, имеют детей. Свобода ушла навсегда.

В тепле шардоне ударило Ники в голову, и она вместе с дочкой спала крепким сном, пока Ник вел машину домой по обледеневшим дорогам. Очнулась в тот самый момент, когда он на халвергейтской развязке шоссе А-47 срезал угол на скорости семьдесят миль в час, но ее слов так и не услышал. Машина ненадолго взлетела, приводнилась в реке Бур на крышу, ушла на шесть футов в промерзшую вялотекущую воду. Протокол вскрытия констатировал, что смерть Николы Элисон Крик двадцати девяти лет последовала от перелома шейных позвонков, а ее дочь Хлоя Мэдисон Крик четырех месяцев, пристегнутая в детском креслице, захлебнулась. Газеты сообщали, что Николас Саймон Крик отделался незначительными царапинами. Содержание алкоголя в его крови составляло 123 миллиграмма на 100 миллилитров. Услышав известие, отец Ники умер на месте от сердечного приступа. Ее брата-солдата судили за нападение без отягчающих обстоятельств и оскорбление суда — он спрыгнул с галереи для публики и начисто вышиб из Ника дух в тот день, когда краснолицый судья приговорил его к тридцати шести месяцам заключения за причинение смерти в результате неосторожной езды. Такой была цена свободы.

Большую часть последних двух лет, одного месяца и пяти дней Ник провел в размышлениях о поразительной силе и власти мелочей, а также об абсурдной хрупкости жизни. Небольшое количество красного вина и единственный косячок произвели эффект цунами, начисто смыв уютный мирок и исключив возможность хоть как-нибудь наладить жизнь. Жена и дочка похоронены в одном гробу, могила не отмечена надгробным камнем. Родные Ники потребовали, чтобы ее поминали под девичьей фамилией, и, хотя Ник готов был поспорить, если б его спросили, суд принял их сторону. Будь он достойным, храбрым, благородным мужчиной, то не позволил бы себе прожить эти долгие пустые дни, недели, месяцы в полубессознательном сожалении обо всех этих «если». Если бы он не поддерживал отношения с Дэнни Манном. Если бы отказался от приглашения на вечеринку. Если бы ему хватило предусмотрительности отказаться от того бессмысленного вина и никчемного проклятого зелья. Если бы он прислушался к трезвому внутреннему голосу, предупреждавшему, что надо медленно ехать по обледеневшей дороге. Если бы у него хватило пороху перерезать себе глотку в день суда.

Ожидая процесса, он трижды пытался покончить с собой, но недостаточно умело, чтобы преуспеть, и недостаточно решительно, чтобы это приняли за что-нибудь иное, кроме жалкой попытки привлечь к себе внимание. В тюрьме легко было найти смерть: там наносились тяжелые оскорбления и удары, самолюбие сильно страдало. Посещавшая его женщина-психиатр с серьезным эдинбургским выговором сказала, что, если бы он действительно хотел умереть, обязательно нашел бы способ, и никто не сумел бы ему воспрепятствовать. Для этого нужна только решимость — качество, которое вместе с достоинством, храбростью и благородством абсолютно несвойственно его натуре. Он планировал покончить с собой таким же дурацким образом, каким некогда собирался экономить деньги или научиться ходить под парусом, оправдывая неудачи сомнительным доводом, что жить с такой виной, пожалуй, тяжелее, чем умереть. Он позволил Ленни Ноулсу уберечь его от зла внутри и привести к соблазнам снаружи, потому что легче подчинить свою волю, чем быть свободным человеком. Пока Ленни командует, Нику не приходится мириться с суровой необходимостью, поэтому он тащит чемодан к югу от Сантандера: трусливый, чрезмерно чувствительный хромой инвалид, ползущий в поисках костылей. Ленни Ноулс присматривал за Ником последние два года, проведя его сквозь период тупой апатии и принятия неуместных решений вроде того, что́ есть и где жить. Без говорившего за него Ленни он только снова и снова бормотал бы в норфолкской психушке — что было бы, если бы… Без поддерживавшего его Ленни он рухнул бы на колени.

Пролетевшая мимо «скания» бросила ему в лицо колючие горсти гравия, и Ник сморщился. Узкая мощеная дорожка служила скорее порожком для поездов, чем безопасным пешеходным тротуаром. Засаленные плиты были усеяны остатками лопнувших покрышек, выброшенными упаковками из-под фастфуда, время от времени попадался башмак, напоминавший ненайденное свидетельство наезда и бегства с места преступления. Эта дорога не для ходьбы, решил Ник, низко опустив голову во избежание подозрительных взглядов проезжавших машинистов. Он даже не был уверен, разрешается ли законом нахождение на обочине между рельсами и шоссе, но в лихорадочной панике после ухода поезда оптимальным решением казался путь в Паленсию на попутных машинах. Теперь он в этом усомнился. Жалко съежился, бросил чемодан под указателем, на котором было написано: «Бильбао — 100, Сан-Себастьян — 197, Вальядолид — 377, Мадрид — 492», выставил бесцельный палец перед проходившим транспортом. Не нужен никакой дорожный указатель, чтобы понять, что все пропало.

Далеко к югу в Кантабрийских горах, высоко над пенистой бурной рекой Куэсо поезд грохотал между ржавыми поручнями к Паленсии. В четвертом с хвоста вагоне у слабо горевшего огня лежал Ленни, опираясь на локоть, разглядывая свою бутылку, как одноразовую порцию на ночь. В водке самое замечательное — неощутимость. Она не имеет ни вкуса, ни запаха, почти невидима. Если бы не отрицательные физические и психологические эффекты, рассуждал Ленни, водка служила бы для человека прекрасным освежающим и подкрепляющим средством. Поезд сбросил скорость до сорока миль в час, колеса нездоровым пульсом дребезжали на стыках, усыпляя Сиднея, который лежал в шляпе, накрывшись пальто, словно саваном, приклонив голову на свой рюкзак. Неожиданно он сбросил покров и нашарил очки.

— Не спите, мистер Ноулс?

— Нет, — кивнул Ленни.

— Поможете мне? Подержите, пока я пописаю.

Ленни вытаращил глаза:

— Что?

— Помочиться хочу. Подержите меня.

— Э-э-э… сами не удержитесь? — пробормотал объятый ужасом Ленни.

— Подержите меня, черт возьми! — рыкнул Сидней. — Чтоб не выпал из проклятого поезда.

Ленни тряхнул головой и вздохнул, помог старику подняться, раздвинул двери, легонько и нехотя положил на плечо руку.

— За ремень надо держать, дурак! — рявкнул Сидней. — Мне требуется поддержка, а не поощрение.

Он долго и сильно мочился в воздушный поток, повернулся со вздохом, застегнул «молнию» и проговорил с улыбкой:

— Спасибо. Думаю, вскоре придется просить застегивать ширинку.

Ленни улыбнулся в ответ, содрогнувшись в душе.

Сидней прислонился к вагонной стене, сунул руки в карманы.

— Однажды я возвращался с фронта в таком вот поезде, летевшем ночью на полной скорости, чтоб не попасть под бомбежку — бомбардировщики мы называли «ящиками». Был среди нас огромный венгр, гигант с необычайно крупными бородавками на лице, кстати, довольно известный поэт, который отливал в дверях, распевая какие-то жуткие народные мадьярские песни. Потом вдруг замолчал, мы с благодарностью оглянулись, а его нет. — Он рассмеялся над воспоминанием. — Пропал. Никто никогда его больше не видел. Выпал глупый сукин сын. Я усвоил урок.

Ленни поднес к самокрутке спичку, затянулся. Он работает за деньги, а не за обучение.

Сидней притоптал ногой костер, в котором осталось меньше жизни, чем в нем самом.

— Долго просидели в тюрьме, мистер Ноулс?

Дым застрял в горле, Ленни бросило в жар, потом в холод. Ублюдок Ник нарушил золотое правило. Он поскреб подбородок, украдкой поглядывая на Сиднея, гадая, есть ли шанс удачно опровергнуть подобное предположение. Пристальный и бесстрастный взгляд старика говорил о другом.

— Четыре с половиной года за преступление, которого не совершал, — признался Ленни. Такой ответ производил волшебное впечатление на разведенных барменш и заскучавших домохозяек.

— Где отбывали?

— В Бедфорде и Норвиче. — Жалко, Ника нет рядом. Лживый гаденыш посвятил в тайну Сиднея, может быть, под присягой, но теперь правда выходит наружу. Не вредно добавить еще кое-что. — С Ником в Бедфорде познакомился, — добавил он.

Сидней удивленно оглянулся:

— Значит, он тоже из птичек в клетке? Как мило. В каком же преступлении вас облыжно обвинили?

— Разве Ник не рассказывал? — пробормотал Ленни. — Удивительно.

Сидней покачал головой:

— Ошибаетесь. Мистер Крик ничего не рассказывал. Вас спички выдали. Старый тюремный трюк. Получаешь коробок спичек в неделю и сразу же расщепляешь каждую надвое, удваивая запас. Я не раз видел, как вы это делаете. Такие привычки привязчивы. — Он вздернул брови и улыбнулся. За водянистыми глазами в очках, пустой обвисшей кожей, сморщенной шеей Ленни видел занудного ребенка. Физиономия так и напрашивается на оплеуху. — Ну, рассказывайте о судебной ошибке, — потребовал занудный ребенок.

Старая история рассказывалась с легкостью. Всякие нестыковки давно искоренились, можно сосредоточиться на приспособлении ее к слушателю.

— Был у меня приятель по имени Роджер. Не самая яркая звезда на небе, но вполне симпатичный. Служил в поместье, как ваш папаша, и мы с ним частенько ходили стрелять голубей и всякую прочую мелкую живность. — Введение представляло собой абсолютное новшество: Ленни ни разу в жизни не стрелял, а единственным деянием Роджера в поместьях был угон машин. — У Роджера была дочурка лет пяти и не совсем здоровая. — Он прикусил нижнюю губу, взглянул на Сиднея. При подобном укусе на глаза, как правило, выступают слезы. — Лейкемия. Последняя стадия.

Это было нечестивое преувеличение: у Роджера не было никакой дочери, ни больной, ни здоровой. Были у него два сына от разных матерей из разных городков, на которых суд время от времени требовал алиментов. Ленни познакомился с Роджером, отбывая предшествующее тюремное заключение за умышленную кражу выращенного дома двухфунтового скунса с удивительно подходящей кличкой Профессиональный Самоубийца.

— Роджер тихий малый. Знаете, из тех, кто живет ради семьи, все делает своими руками, выращивает сад и прочее. — В строгом смысле тоже неправда. Роджер фактически жил ради наркотиков, сидра, мотоциклов и порнофильмов. — Как-то смотрю, он из церкви выходит. Спрашиваю: «Что ты тут делаешь, Родж? Никогда не думал, что ты религиозный». — В основном правда: Ленни действительно встретился с Роджером, выходившим из церкви Всех Святых на Грейт-Крессингем в два часа ночи. Он, почти не скрываясь, нес серебряную чашу, объясняя: «Совершил моление о чаше». — Вы меня знаете, Сидней. Я рожден для того, чтоб помогать другим. Никак не могу удержаться, особенно когда дело касается малых деток, поэтому говорю ему: если попросишь, все сделаю, помогу, чем смогу. Вы бы видели его благодарный взгляд!

Тоже правда. Непродуманный план Роджера по сбыту чаши предусматривал объявление в местном каталоге древностей и попытку торгов в автопарке. Ленни всучил чашу знакомому американцу, который ее продал еврейской супружеской паре из Балтимора. Поскольку план Роджера неизбежно грозил немедленным арестом и обвинительным приговором, он был чрезвычайно благодарен за два хрустящих банкнота по пятьдесят фунтов, которые составляли причитавшиеся ему пятьдесят процентов от девяти сотен, полученных Ленни.

— Однажды вечером Роджер попросил одолжить ему «глорию» для перевозки каких-то вещей. Разумеется, я согласился, даже помочь предложил, но он заверил, что справится сам. Следующее, что помню, — закон в дверь колотит. «Глорию» обнаружили носом в кювете возле Визнема, Роджера за рулем в бессознательном состоянии, сзади три очень милых камина эпохи Регентства. Видно, отчаявшийся бедняга пошел на преступление, чтоб оплатить операцию дочки.

— А общественное здравоохранение?

— Ничего не могло сделать, — пожал плечами Ленни. — Ее в Штаты надо было везти, по-моему в Орландо. Там крупная детская клиника. Условия такие: если не сумеют твоего ребенка спасти, получаешь взамен билет в Диснейленд на всю семью, вроде компенсации. Так или иначе, вы меня знаете. Что я мог сделать? — Он искоса смиренно взглянул на Сиднея, видя с некоторым разочарованием, что старик протирает очки. — Как считаете, что я сделал?

— Удивите меня, — вздохнул Сидней.

— Сдался, вот что. Поднял руки. Взял на себя вину Роджера. Сказал копам, что сам вел фургон, сам совершил ограбление. Сказал, Роджер тут вообще ни при чем, я его просто домой подвозил. Сами знаете, Сидней, — поехали в Испанию бить коммунистов…

— Фашистов, — поправил Сидней.

— Все равно, — кивнул Ленни. — Иногда мужчина должен встать, чтоб его посчитали. Помните Красного Дьявола? «То, что я сейчас делаю, лучшее из всего, что когда-нибудь делал»…

Фактически у Ленни не было другого выбора, кроме того, чтобы взять на себя преступление. Он уговорил Роджера отправиться вместе с ним в ночной обход дома викария восемнадцатого века, где Общество английского наследия проводило реставрацию. Дом стоял на отшибе, пустой, без охраны, в лесах, по которым легко можно было забраться в любое помещение на всех трех этажах. С инструментами, оставленными строителями, которые торопились пропить полученную зарплату, бесчисленными приставными лестницами, каменными блоками и лебедками на месте работ кража трех каминов была столь же простым, сколь и непритязательным делом. Все пошло кувырком на обратном пути из-за глупого спора о том, кому докуривать косячок из последней имевшейся травки, перешедшего в кулачный бой на ходу между двумя незадачливыми грабителями. Удавшийся Роджеру крюк левой угодил под скулу и вырубил Ленни на время, которого оказалось достаточно, чтоб «глория» свернула с дороги и врезалась в дерево. Проезжавшая патрульная машина остановилась помочь, и Ленни смылся со сцены, бросившись на глазах у ворон через поле к ближайшему пабу. Пил там светлое пиво, играл до полуночи в карты, потом взял такси до дома, где уже три часа поджидала полиция.

— Неимоверно грустная история, — сказал Сидней, рассеянно стряхивая пепел. — Она жива?

— Кто?

— Девочка. Дочка вашего друга.

— Жива, конечно, благодаря мне.

— Ну, все хорошо, что хорошо кончается, — вздохнул Сидней.

— Знаете, мистер С., тут моя вечная проблема, — пожал плечами Ленни. — Не могу удержаться, чтоб не помочь другим людям.

— Замечательно. — Сидней снял очки, ущипнул себя за переносицу, радуясь, что вагон идет лишь до Паленсии. Если б он шел в Мадрид или дальше, ему грозила бы верная смерть от зловонного собачьего дерьма, валом валившего из уст Ленни. Он не впервые выслушивает лживые самовлюбленные мифы, но этот, бесспорно самый гнусный, доходчиво разъясняет, почему тюрьмы битком набиты идиотами. Ленни Ноулс — наилучшее оправдание принудительной кастрации.

— У вас дети есть? — спросил Сидней.

Ленни кивнул.

— Скучаете по ним?

— Я их практически не знаю, — вздохнул Ленни. — Жена добилась судебного запрещения на свидания после того, как меня осудили за преступление, которого я не совершал.

— За кражу каминов?

— Нет, — тряхнул головой Ленни. — За другое. Шесть лет уж не видел детишек. Хоть без меня им лучше.

— Как их зовут?

— Дочку — ей сейчас должно быть одиннадцать — Стелла, а мальчишку Джек. Я их назвал в честь напитков, которые пил перед ночью зачатия.

— Гениально, — пробормотал Сидней.

— По-моему, тоже, — кивнул Ленни. — «Стелла» — светлое пиво, причем так же зовут дочь Пола Маккартни, а «Джек»…

— Должно быть, «Джек Дэниелс», — предположил Сидней.

Ленни помотал головой:

— Крепкий сидр. Двенадцать пинт вместе с белым ромом «Бакарди», но ведь нельзя было дать парню имя того самого рома, не так ли?

Сидней поднял одну бровь.

— Можно было назвать его Роном. — Заскрипели тормоза, в вагон ворвался свежий воздух, поезд резко остановился.

— Приехали? — спросил Ленни.

— Откуда мне знать? — Сидней взглянул на свои немецкие часы. — Прошло три часа, хотя, бог весть, кажется, будто гораздо больше. Выгляните наружу.

Ленни приоткрыл дверь и выглянул в щелку.

— Какой-то город. Кругом сплошные рельсы, а мы, кажется, прямо… Ох, мать твою! — Мимо с ветерком промчался пассажирский поезд, в окнах которого живым символом изумления высвечивалась туша Ленни. — Сукины дети чуть голову мне не снесли! — вскричал он, отскакивая от дверей.

— Чуть-чуть не хватило, — пробормотал Сидней, начиная тосковать по мистеру Крику.

Ник наблюдал за красным фургоном, въезжавшим на эстакаду. Он определенно схватил вирус, запястье болезненно пульсировало от напряжения. Два часа объяснялся на языке жестов, тщетно пытаясь пробудить симпатию или сочувствие в бесчувственных проезжавших испанцах. Изобразил перед приблизившимся фургоном искреннюю, но беззаботную надобность коллеги, путешественника по общедоступным дорогам, нуждающегося в помощи сотоварищей. Фургон просвистел мимо.

— Слышишь, ты, сукин сын, вот почему коммунизм провалился! — крикнул он вслед машине.

Вспышка гнева лишила его шансов на три следующих автомобиля, однако четвертый — безобразный небесно-лазоревый фургончик — притормозил на ходу. Водитель дотянулся до запотевшего окна с правой стороны и выглянул. Ник мельком увидел очки в массивной оправе, красные щеки, черную бороду и бегом бросился к фургончику, который притерся к обочине, мигая оранжевыми сигнальными огнями.

— Donde vas, chico? — ухмыльнулся водитель, смахивавший на Распутина. Машина издавала запах освежителя для туалета и феромонов.

— В Паленсию, — ответил Ник, надеясь, что улыбается честной беззлобной улыбкой. — Знаете?

Водитель нахмурился, вплотную сдвинув брови за черной оправой очков.

— Англичанин?

— Да, простите, я не говорю по-испански. — Сердце упало. Причудливая машина остановилась первой с тех пор, как он выставил большой палец, о чем водитель, видно, уже сожалел.

Он все всматривался в ветровое окно, барабаня толстыми, унизанными драгоценными кольцами пальцами по сверкающему пластмассовому рулевому колесу, потом взглянул на Ника.

— Я еду в Матаморосу. Это на полпути. Садись.

Ник бросил чемоданчик на заднее сиденье, заваленное старыми газетами, книжками с обтрепанными на углах страницами, картонными коробками, полными бумаг, брошюрами в плохих переплетах. На полу лежала пара засаленных костылей, и, застегивая привязной ремень, Ник обратил внимание на отсутствие ножных педалей.

— Инвалидная машина, — кивнул крупный испанец. — Ноги у меня не действуют, а все прочее в полном порядке.

— Вижу, — ответил Ник, не уверенный в правильности ответа.

— Тормоз и акселератор на ручном управлении. Коробка передач автоматическая.

— Прекрасно.

— Зачем тебе в Паленсию?

— Там у меня друзья.

— Девочки? — ухмыльнулся водитель.

— Э-э-э… нет.

— Ага! Мальчики?

Ник слабо рассмеялся. Мускусный запах феромонов был очень сильным.

— Просто приятели. Ждут на вокзале.

— Почему ж ты не поехал поездом?

— Не могу себе позволить.

— Где ж твои деньги?

Жирный тип задает слишком много вопросов, решил Ник.

— Потерял. Забыл в кафе бумажник, а когда вернулся, его уже не было.

— Значит, бедный и беспомощный.

— Просто бедный.

— А у твоих дружков деньги есть?

— Они мне не дружки, но когда я с ними встречусь, то все будет в полном порядке.

— Ты в первый раз в Испании?

— Да.

Заморосил мелкий дождь, спрыскивая автостраду. Видимость ухудшилась.

— Твои дружки испанцы?

— Они мне не дружки, — повторил Ник сквозь стиснутые зубы. — Ясно? Я не гей.

Толстяк шлепнул его по ляжке липкой ладонью:

— Шучу. Ты симпатичный парень. Может быть, под дождем тебе будет не так уж и плохо.

— Мои приятели англичане.

— Студенты?

— Вовсе нет. Один из них был здесь во время войны.

— Какой войны? Гражданской?

— Э-э-э… да. В тридцатых годах.

— Знаю, когда была Гражданская война, chico, — отрезал толстяк. — Оглянись назад. Все это написано о войне. Как тебя зовут?

— Ник Крик. Приятно познакомиться.

Толстяк протянул ту же самую потную руку:

— Профессор Эдуардо Вега. Преподаю историю. На чьей стороне стоял твой приятель?

Ник пожал плечами:

— Не могу точно сказать. На той, на которой стояли британцы.

Профессор рассмеялся:

— Британцы стояли на той и на другой стороне. Официально поддерживали республику. У них выбора не было. Неофициально поддерживали Франко и националистов. Вот тебе вся политика невмешательства.

— Разве Франко не был плохим парнем?

— Поосторожнее, молодой человек, — предупредил профессор.

— Да ведь он был фашистом, не так ли?

— Какая альтернатива?

— Возможно, свобода?

— Ах, конечно, земля и свобода. Как в Советской России. Что стало бы с Европой, если бы коммунисты завладели Испанией? — Профессор прибавил газу и обогнал грузовик. — Что стало бы с Англией, если б следующей пала Франция?

— Значит, по-вашему, Франко был прав?

— Разумеется, прав. Знаю, в наши мягкосердечные времена это немодное мнение, но, если б не он, Европа вернулась бы в темные времена Средневековья. Ваше правительство это знало. Просто стыд и позор, что оно не смогло удержать дураков из Интернациональных бригад, добровольно решивших погибнуть за Сталина.

— Кажется, один из них — мой приятель, — сообщил Ник.

— Видимо, до сих пор остался сентиментальным старым дураком, — заметил профессор.

У Ника уже мелькала подобная мысль.

— Знаешь, зачем я еду в Матаморосу? — продолжал профессор, хлопнув Ника по колену. — Хочу расспросить восьмидесятилетнего старика, который, возможно, расскажет, где найти тела шестнадцати иезуитских священников — Божьих людей, расстрелянных коммунистами в тридцать шестом.

— Наверняка насилие применялось со всех сторон, — сказал Ник.

— Весьма дипломатичное замечание, — фыркнул профессор. — Причем в идеальном английском стиле.

Лекция продолжалась в Торрелавеге и Лос-Корралес-де-Буэльна. Негодующий гнусавый вой жирного профессора горько комментировали затянутые влажным туманом холмы, сгрудившиеся на склонах деревни, широкие мелкие речки. Дорога тянулась в той же долине, где шла железная дорога к Паленсии, и с каждым проходившим поездом в желудке у Ника взволнованно екало. Профессор ехал с преувеличенной осторожностью, почти не превышая тридцати миль в час на черном сверкающем двухполосном покрытии. Если двое его компаньонов едут в Паленсию, то долго ли будут там ждать? Будут ли вообще, или они уже на полпути к Мадриду или к другому месту в этой незнакомой холодной стране? Приближается его первая ночь в Испании, причем он не имеет понятия, где ее проведет, хотя есть уверенность, что профессор предложит какой-нибудь жалкий ночлег.

Профессор почуял в нем если не беспокойство, то голод.

— Через несколько минут будем в Матаморосе, — сообщил он. — Ты сегодня чего-нибудь ел?

— Только завтракал, — ответил Ник.

Ленни уже вытащил бы из шляпы кролика, и они оба устроились бы в каком-нибудь чванливом маленьком отеле с кабельным телевидением и горячим душем.

— Поужинаешь сегодня со мной, — заявил профессор.

— Пожалуй, не смогу, — отказался Ник, глядя на бесполезные ноги под рулевой колонкой. По крайней мере, жирный сукин сын не сможет его догнать.

— Сможешь. Я всегда рано ужинаю, а в нашей стране это значит, что обычно я ужинаю в одиночестве.

— Но меня ждут друзья… — Интересно, успел ли Ленни выпить? После освобождения ни единого вечера не провел трезвым, отсутствие денег не служит препятствием на пути к забвению.

— Ну и еще чуть-чуть обождут, chico. Нынче вечером больше не будет поездов в Паленсию, а дорога, как видишь, пустая. Лучше останься со мной, завтра я тебе билет куплю. Можешь звякнуть друзьям, предупредить, чтоб утром ждали. — Он взглянул на Ника, облизнув усы кончиком желтого языка.

— У вас есть где остановиться в Матаморосе? — спросил Ник.

Профессор покачал головой, следя за его реакцией.

— Снимем номер. Что скажешь?

Еда и постель выглядели привлекательнее ночи на дороге в погоне за утраченной целью. Ник бросил на толстяка ответный взгляд:

— Звучит неплохо, профессор.

Зал ожидания на вокзале в Паленсии освещали мигавшие неоновые трубки. Они жужжали, как умирающие насекомые.

Высоко в углу плохо настроенный телевизор крутил повторявшиеся беззвучные ролики новостей. Краски, толпы людей, срочные и назойливые сообщения усугубляли чувство полной изоляции в холодном помещении. На голубом экране в другом углу сменялись надписи llegadas и salidas, но обе колонки пустовали. В ближайшее время ни один поезд не придет и не отойдет, на платформах никого не было, кроме ремонтников в ярких оранжевых жилетах.

Ленни сгорбился на пластиковой скамейке одного цвета с жилетами, сплошь разрисованной столь же неуместными, сколь и безобразными граффити. Он поболтал перед глазами бутылкой водки, покачал головой и объявил:

— Начинаю беспокоиться, мистер С.

Сидней скрипнул зубами. Он уже не годится для таких неожиданно тяжких усилий, прошедший день вымотал из него все силы. Тело ныло от пяток до поясницы, от ребер до запястий, режущая и гложущая боль усиливалась от холода, пронизывавшего до костей. Он всегда знал, что поездка будет утомительной, но не ожидал, что так скоро настолько ослабнет. Если вскоре не найти еды и теплой постели, здоровье обернется серьезной проблемой, но, несмотря на неудобства, пульсирующую боль в суставах и тяжесть в груди, он чувствовал бодрость и радостное возбуждение, как в тот раз, когда впервые вышел из-под обстрела. Не открывая глаз, вытащил из кармана фляжку и снова хлебнул арманьяка, молча произнеся тост за погибших друзей.

— Не стоит, мистер Ноулс, — сказал он наконец. — Утром мистер Крик либо явится, либо не явится. Дадим ему все шансы нас догнать.

Сидевший напротив него Ленни безнадежно согнулся, уткнувшись локтями в колени и повесив голову.

— Мне глубоко плевать на Никеля, — пробормотал он. — Меня беспокоит положение с водкой.

— Прелестно.

— Не то чтобы я алкоголик или кто-нибудь вроде того, — объяснил Ленни. — Просто люблю время от времени чуточку выпить, точно так же, как вы.

— Конечно.

— Особенно после такого дня, как сегодня.

За стенами зала ветер с тихим воем гулял по пустому вокзалу, лампы сочувственно мигали. Ленни хлебнул водки, подержал во рту, пока не пропало всякое ощущение. Даже не помнится, был ли когда-нибудь так далеко.

— По правде сказать, мистер С., — объявил он после минутного размышления, — если б я знал, что так будет, ни за что не поехал бы.

— Это я уже слышал, — улыбнулся Сидней, слыша себя как бы из дальней дали. — Семьдесят лет назад кто-то сказал то же самое.

 

6

Джо Кироу лежал в грязной луже собственной крови, как бы причастившись к земле, которую пришел защищать.

— Если б я знал, что так будет, ни за что не поехал бы, — прошептал он.

Сидней прикусил губу и улыбнулся. Эйфория после триумфального прибытия в Испанию быстро испарилась, оставив чувство разочарования, уныния, страха, которое нарастало в пустые недели в Фигерасе, во время первых неумелых строевых занятий в Альбасете и теперь в преступном самопожертвовании на крутом пыльном обрыве над искрившейся Харамой. Интернациональные бригады были частью армии, организованной на манер профсоюза, укомплектованной революционерами и ораторами; ее ряды составляли агитаторы разнообразных национальностей; мечтатели, преисполненные надежд; коммунисты, державшие карты в руках. Пастозные от дизентерии своевольные отпрыски лучших европейских семейств сидели на бархатных банкетках «Гранд-отеля» в Альбасете рядом с сильно пьющими ирландскими республиканцами, фанатики из уэльской Ронты проходили излюбленную бригадными комиссарами муштру сомкнутым строем вместе с беглыми представителями германского рабочего движения с окаменевшими лицами, сильно забавляя толпы зевак, тогда как французские волонтеры протестовали, заявляя, что сомкнутый строй в бою не поможет. Над каждым жизненным аспектом в Альбасете маячила Партия, чье всевидящее око и безупречная с виду организация вселяли ощущение безопасности и надежности, обещая, что скандальная глупость и непригодность ее человеческих составляющих в конце концов как-то исправятся. Джо находил в Партии великое утешение и опору, разозлившись на Сиднея, когда тот заявил, что не верит ни одному ее слову. Они как бы поменялись ролями — теперь Джо был наивным дурачком с горящими глазами, кивающим в ходе полемики, начищая бесполезную винтовку фирмы «Росс».

В тот момент это уже не имело значения. Если они собирались уйти, то надо было уходить, когда гнусный сукин сын Андре Марти предоставил им такую возможность в конце своей великой речи на поле для боя быков. В тот день никто не вышел из строя, и Сидней гадал, что стало бы с теми, кто шагнул вперед. Партия отбрасывала длинную черную тень — казалось, огромная масса истинно верующих и искателей приключений будет принесена в жертву некой необъявленной цели. Полная уверенность Сиднея в собственной неотвратимой гибели сопровождалась полной уверенностью, что большинство окружающих не погибнет. Он смотрел в лица товарищей и с полной ясностью прозревал их судьбу. Не возникало никаких сомнений: этот выживет, этот нет.

Он взглянул на Джо. Не выживет.

Они уже два дня сидели за флангом, обороняя британский пулеметный пост в тридцати ярдах слева. Сидней покинул предписанную позицию после первого вражеского залпа. Он ничего не знал о расположении орудий, хотя не надо быть специалистом, чтобы сообразить, что вражеская артиллерия имеет определенную дальность. В двадцати ярдах позади голый каменный пласт. Отсюда он казался открытым и незащищенным, но Сидней решил, что при небольшой передислокации станет невидимым и недосягаемым. Джо не желал передвигаться, услышав, что было с теми, кто покидал пост под огнем, однако Сидней уговорил его и тем самым спас жизнь. На какое-то время.

Они отползли как раз вовремя и уткнулись лицом в пыль, когда оглушительный залп артиллерии националистов с холмов над долиной в клочья разнес левый край находившихся перед ними французов. Сидней успел увидеть прямое попадание в их огневую точку, начисто уничтожившее команду. Зажимая кровоточивший нос, он в благоговейном восторженном ужасе таращил глаза на снаряд, который рикошетом отлетел от камня, волчком завертелся в спиральном дыму, накатываясь на него колесом святой Екатерины, беспомощно упал и скатился с горы. Видел, как французы бежали с позиции, беспорядочно отступая перед регулярными марокканскими отрядами из Фуэрсы, пробившими в их рядах кровавую дыру, прежде чем обойти с фланга Британский батальон, а когда к нему вернулся слух, услышал радостные возбужденные голоса марокканцев, производивших перегруппировку в пятидесяти ярдах, мольбы и отчаянные вопли пленных, которым перерезали горло. Сердце так колотилось, что он задохнулся, а Джо, дико трясясь, корчился под откосом. Сидней понял: вот как мужчины погибают в бою — безликие, безымянные, никому не известные, уничтоженные такими же обреченными нулями, одетыми в другую форму. Смерть была рядом, оттачивала косу, отсчитывала его время, но Сидней знал — сколько бы мавров за ним ни пришло, он здесь и сейчас не умрет. Поэтому потихоньку пополз вперед, твердой рукой раздвигая чабрец, взял на прицел сигнальщика, стоявшего на полном виду в ста пятидесяти ярдах ниже по склону. В Альбасете он не учил никаких правил семафора, но догадался, что мужчина дает наводку батареям на дальнем берегу реки. Дождался, когда тот взмахнет флажками, и спустил курок, слыша только пустой щелчок старого канадского ружья, которое дало осечку.

— Вот с-с-сволочь, — прошипел Сидней, шарахаясь назад в укрытие, перевернувшись на спину и дергая заевший затвор.

Джо тихо стонал, заглушая руками жалобные дрожащие звуки. Сидней легонько ткнул его в ребра, и он замолчал, с силой втягивая сквозь зубы воздух. От реки неслись медленные раскаты далеких ударов, сопровождавшихся тихим коротким свистом падавших при очередном залпе снарядов. Земля каждый раз лихорадочно содрогалась, увесистый дождь из грязи и камней проливался на склоны. Сидней со звоном в ушах оглянулся, видя, как к его позиции приближается отряд из двух десятков мавров, пригнувшихся, рассредоточившихся, выставивших перед собой ружья, как пики. Он прицелился в последнего, свалил его выстрелом с сильной отдачей в плечо, сразу поймал в прицел другого и тут понял, что только что выстрелил в человека — возможно, убил. Взволнованное ликование охладило облегчение от того, что первый смертельный выстрел не пробудил до сих пор дремавшую совесть. Он снова спустил курок, ружье опять дало осечку. Слизывая с губы пот, передернул затвор, слыша скрежет в нарезе, послал в магазин другой патрон. Следующий заряд угодил коротышке между лопатками, тот описал четверть круга и рухнул в сорную траву.

Дешевые патроны оставляли за собой синий дым, и вражеский солдат, высокий, бородатый, черный в ночи, заметил его. Невидимый для своего взвода, продолжавшего осторожное наступление, он упал и пополз к Сиднею, быстро, низко, припадая к земле, прячась за бугорками. Столь же смелый, сколь глупый поступок чуть не увенчался успехом. Сидней прицелился, выстрелил с десяти ярдов. Осечка. Он отшвырнул ружье, выхватил оружие из трясущихся рук Джо и поразил африканца в шести ярдах. Вытянутая рука мужчины, упавшего с размозженным виском, ударила его в лицо. Он схватил винтовку противника — новенькую «ли-энфилд» — и патронташ, безнадежно глядя, как мавры занимают позицию англичан. В ближнем бою у плохо обученных, плохо экипированных волонтеров было мало шансов против ветеранов испанских колониальных войн в Северной Африке, и, пока перепуганные растерянные люди старались перезарядить незнакомые ружья, регулярные войска крошили их вдребезги. Дрогнувший батальон стал отступать, но в последний момент пулеметная очередь из гнезда и точные выстрелы Сиднея отбросили атакующих. Линия обороны была восстановлена.

Враг отошел, однако всю ночь во все горло старался распропагандировать защищавшихся. Сидней тоже занимался делом, ползал в сорняках, стараясь начисто лишить врага оружия, боеприпасов, воды, провел двадцать жутких минут под останками французского стрелка, когда трое марокканцев стояли в пяти ярдах, переводя дух и собирая вещи. К рассвету он был обладателем шести новеньких короткоствольных винтовок и «люгера», взятого у убитого испанского офицера.

Джо пришел в бешенство. Винтовки оказались английскими, что для него служило чертовски верным доказательством британского сговора с фашистами.

— Вот тебе проклятая политика невмешательства, — простонал он. — Гады убивают нас из оружия, которое изготовлено в Лондоне!

Сидней вытянул руку с пистолетом.

— Этот сделан в Германии, — указал он.

— Не имеет значения, — злобно бросил Джо. — Мы здесь за свою жизнь сражаемся.

Сидней поднял бровь: Джо провел почти все время свернувшись в клубочек в грязи, захлебываясь рвотой всякий раз, когда видел разбрызганные мозги убитых товарищей.

— Я сражаюсь, — поправил он, Джо взял его винтовку, передернул затвор и отбросил. — Только один не справлюсь. — Протянул Джо винтовку «ли-энфилд», объяснил, как с ней обращаться, посоветовал считать каждый патрон.

Вскоре после семи марокканцы атаковали всем батальоном, взметнувшись грязной волной по пыльному склону, и прорвались в мертвое пространство, не обращая внимания на бессильный треск республиканских ружей. Они находились на расстоянии в сотню ярдов, голоса раздавались над низким кустарником и откосами, за которыми прятались африканцы. Потом пошли в наступление, под прикрытием огня перебежками добираясь до линии, прежде чем прорваться штыковой атакой. На месте остались только пулеметчики, расстреливая врага; левый фланг дрогнул и побежал. Стрельба стихла, Сидней увидел, как от окруженных одиноких пулеметчиков мчится беглец.

— Слушай! — вдруг вскрикнул Джо, схватив его за руку. — К нам идет подкрепление!

Пропитанный запахом чабреца воздух наполнился исполняемой сотней голосов песней с неразборчивыми словами, но с безошибочной мелодией «Интернационала» — рабочего гимна.

— Это поют не наши ребята, — заметил Сидней, указывая вниз. — Посмотри на гадов. — Шеренги националистов продвигались медленно, осторожно, опустив ружья, высоко подняв кулаки. Он упал на колено, прицелился, Джо выбил у него винтовку.

— Сдаются, — прошептал он. — Массовое дезертирство! — Повернулся к Сиднею, положил руку ему на плечо. — Мы свидетели революции, Сид! Историческое событие! Рабочие покидают ряды, идут к нам. Черт возьми, мы победили!

Бойцы бригад стояли на линии, разинув рты, глядя на приближавшихся дезертиров, которые шли все увереннее, пели громче, размахивали кулаками в жарком замершем воздухе. Защитники карабкались на каменные груды, хором приветствовали приближавшихся, остальные присоединялись, хриплые английские голоса призывали африканских братьев в объятия. Через несколько минут дезертиры очутились в британских окопах. Пение вдруг прекратилось. Ошеломленные пулеметчики были окружены, и Джо с Сиднеем, чувствуя себя обманутыми детьми, смотрели, как тридцать человек уводят, хладнокровно понимая, что теперь они совсем беззащитны.

Стемнело, ветер доносил гортанные мавританские голоса, запах крови и пороха. Сидней снова пополз искать воду, еду и боеприпасы. Миновал в тридцати ярдах мавра, шедшего в другую сторону, — оба друг друга не заметили. Через десять минут одиночный выстрел заставил его вернуться, чтобы обнаружить Джо, который лежал на спине рядом с распростертым у него под ногами мертвым мавром. На губах изумленная улыбка, в животе ружейный штык, вошедший на пятнадцать дюймов.

— Мне конец, правда, черт побери? — пропыхтел Джо.

Сидней открыл рот с лежавшей на языке монетой лжи, потом снова закрыл и сглотнул.

— Плохо дело, Джо, — признал он наконец. — Хочешь, чтоб я его вытащил?

Джо взглянул на винтовку, колыхавшуюся в такт его дыханию, на штык, на темное пятно, расплывшееся на животе.

— Адски больно, Сид.

Сидней взялся за приклад, видя, как Джо морщится под тяжестью винтовки.

— Рукав закуси, — велел он.

Бороздка сбоку на английском штыке облегчила дело, и, когда он с отрыжкой выскользнул из плоти, Джо издал высокий тонкий вопль, полный смертного недоверия. И отключился, прежде чем последний дюйм стали вышел из кишок. Запах крови и экскрементов напомнил Сиднею домашний сарай, где он свежевал кроликов. Он вытащил из нагрудного кармана Джо перевязочный пакет, разорвал матерчатую упаковку, сунул в дыру тампон. Из раны пролитым молоком потекла кровь. Он вскрыл свой собственный пакет, тоже втолкнул, понимая при этом, что выходное отверстие в спине кровоточит так же сильно. Вспотев на холодном вечернем воздухе, с липкими от крови руками, вытащил из брючного кармана носовой платок, скатал и полез под рубашку затыкать выходное отверстие.

— Лучше забинтовать. — Джо очнулся, глядя на рану, коротко дыша.

— Я туда два пакета засунул, — сказал Сидней, не упоминая о другой ране. — Руками зажми. — Кровь тенью лежала на светлой земле. — Придави хорошенько и будешь как новенький девятипенсовик.

В яму пролился короткий поток земли и сланцевой глины, будто земля старалась поскорее засыпать еще одного волонтера, и Сидней прикрыл лицо друга.

— По крайней мере, одного гада ты сделал, — сказал он.

Джо горько покачал головой:

— Он один из нас, Сид. Просто еще один бедный проклятый задавленный рабочий, который делает то, что ему говорят. Я убил его, он убил меня, ты убьешь его приятелей, они убьют тебя. Боссы и акционеры по-прежнему будут сидеть с семьями за рождественским ужином, а дети этого парня будут умирать с голоду. Чертовский стыд и позор.

— Он тебя не убил, Джо. Ты достал его честно и чисто, а сейчас я понесу тебя за перевал.

— Не будь идиотом. — Губы у Джо были синие, зубы красные, белое, как убывающая луна, лицо в мелких царапинах, которые уже не кровоточили, но никогда не заживут.

— Все в порядке, и мы уцелеем, если будем держаться в тени.

Джо тряхнул головой. Эта ночь принадлежит маврам.

— Забудь. Они нас слышат. Я предпочел бы остаться с яйцами, товарищ. Нашел воду?

— Нет. Сразу вернулся, как выстрел услышал.

Джо сморщился — желудочный сок просочился на поврежденный нерв.

— Чувствую, все это плохо кончится.

Без очков он выглядел моложе.

— Ничего еще не кончилось. Дай-ка сюда свой красивый шарф.

В Лондоне миссис Кироу славилась своими шелковыми шарфами. Они были на шесть дюймов длиннее и на целых два дюйма шире любого сопоставимого изделия и продавались только в самых лучших магазинах. Старушка никогда бы не догадалась, что однажды вещь из коллекции «Альбион» свяжет запястья ее смертельно раненного сына на шее неудачника-егеря. Перевал находился в трехстах ярдах выше, а дорога в низине к медпункту начиналась на четверть мили дальше. Нагруженный оружием Сидней полз на четвереньках, волоча за собой Джо и скрываясь в тени. Они останавливались передохнуть за валунами или в кустах, слыша жалобные крики с незнакомым акцентом: «Sanitario! Sanitario!», которые издавал невидимый раненый, насмешливые вражеские свистки, жужжание, треск и удары снайперских снарядов из мавританских рядов, панические ружейные залпы и пулеметные очереди необученных добровольцев, запуганных слухами о бесшумных ножах мавров. Все это время Джо бормотал, шутил, как будто остроумные замечания могли отвлечь Смерть от насущного дела, но перед самым перевалом стал серьезным.

— Пообещай мне кое-что, Сид, — пропыхтел он, издавая запах крови, запачкавшей его зубы. — Обещай, что после этого поедешь домой и никогда больше ни во что такое не ввяжешься.

Руки и колени Сиднея кровоточили, тело, избитое за два дня боев, дико болело. Винтовки на спине весили пятьдесят фунтов, но гордость не позволяла их бросить. Вдобавок он знал, что сразу же за перевалом они с Джо окажутся в безопасности, поэтому, глотая ртом воздух, кивнул:

— Обещаю, приятель. Еще чуть поднатужимся и очутимся дома, сухие.

Он добрался до пункта помощи через шестьдесят минут с Джо и висевшими на плече винтовками. Джо умер ровно час назад.

 

7

Отель «Альгамбра» представлял собой невзрачный двухэтажный блок из розового бетона на южной окраине Матаморосы. Выстроенный для коммивояжеров, овощеводов и нелегальных свиданий, он стоял в стороне от дороги, проливая стерильный неоновый свет на пустошь, заросшую сорняками и усыпанную гонимым ветром мусором. Несмотря на неоднократные напоминания, что инвалидная коляска электрическая, Ник упорно катил толстяка по холодному вестибюлю с регистрационной стойкой и дальше по голым коридорам к отведенному им номеру на нижнем этаже. Волосы на затылке вставали дыбом, пальцы на ногах поджимались даже на таком уровне контакта с другим человеком. Профессор не пытался романтизировать предложение, и грубое обещание заплатить за оказанные услуги лишь слегка сгладило то, что предстояло Нику. Номер был не менее безобразным, чем внешний вид отеля, с чисто выметенными полами, двуспальной кроватью и привинченным к стене телевизором.

Профессор принюхался, когда Ник его вкатил.

— Пойдешь в душ?

— Потом, — сказал Ник.

— Сейчас, — потребовал профессор. — Воняешь, как поросенок.

Горячая вода не утопила порхавших в животе бабочек, и, насухо вытираясь, Ник отверг протянутую руку судьбы. Открыв дверь ванной и видя ожиревшего, волосатого, голого, немощного академика на электрическом стуле, он признал, что Ленни пришел бы в презрительное негодование, только Ленни тут не было.

Профессор окинул взглядом полуобнаженное тело Ника.

— Быстро управился, — заметил он. — Потрудился намылиться?

— Конечно, — соврал Ник, чуя запах собственного взволнованного пота.

— Нервничаешь? — улыбнулся профессор. — Немного же на тебе мяса, мальчик.

— Сплошь мышцы, — улыбнулся Ник в ответ.

Профессор поднял бровь.

— Посмотрим. Отдохни в постели, пока я душ приму. Поедим после дела.

Ник кивнул, отступил в сторону, дав проехать коляске. Номер был одним из двух в отеле, предназначенных соответственно требованиям ЕС для людей с ограниченными физическими возможностями, включая душ с низким сиденьем и поручнями. Имелся и звонок срочного вызова, приводившийся в действие рывком шнура и оповещавший служащих о нуждах беспомощных постояльцев. Встав на низкое сиденье, Ник привязал шнур к потолку и, пока профессор распевал Бизе в предвкушении грядущих наслаждений, крепко припер гладильной доской дверь ванной. Быстро одевшись, включил музыкальный канал Эм-ти-ви, прибавил звук, обшарил брючные карманы профессора. Бумажника не оказалось — должно быть, недоверчивый сукин сын забрал его с собой в ванную, — но поиски принесли ключи от инвалидной машины, несколько евро мелочью и карманный аэрозоль с феромонами. Ник все это забрал и выехал с гостиничной автостоянки. Профессор к тому времени даже не успел хорошенько намылить подмышки.

Через час Ник прибыл в Паленсию, и, как ожидалось, Ленни от всей души возмутился.

— Это ж пластмассовая инвалидка, будь я проклят! — вскричал он. Автомобильчик стоял в тени у вокзала. — Смотри: сюда коляска входит. Хорошо, хоть ее ты не прихватил.

— Что это значит? — переспросил Сидней под оранжевым дождем, тихо лившимся под фонарями на пустую улицу.

— Рифмованный сленг, мистер С., — объяснил Ленни. — Как ты мог, Никель?

— Да ведь это машина, правда?

— Инвалидная?

— Постарайтесь поспевать за нами, мистер С., — вздохнул Ленни. — Инвалидная. Ник бесстыдно угнал ее у репы.

— Отлично сработано, мистер Крик! Очень рад снова вас видеть.

— Я знал, что он вернется, — соврал Ленни. — Только не в проклятущей пластмассе.

— Если не хочешь, не езди в ней, — предложил Ник.

— Где вы ее раздобыли, господи помилуй? — поинтересовался Сидней.

Ник открыл пассажирскую дверцу и жестом предложил ему сесть.

— Мне бы не хотелось говорить об этом.

— Еще бы, будь я проклят, — кивнул Ленни, взглянул на заднее сиденье, потом вверх по обсаженной деревьями улице. — Ник, скорей прыгай назад! Копы!..

Ник посмотрел налево-направо. Влажный ветер поднял одинокий пакет для продуктов, закрутил, перебросил на тротуар.

— Где?

— Не важно, — настаивал Ленни. — Садись, я поведу.

Они выкатились из Паленсии, как стремительная тележка в торговом зале, дребезжа по булыжнику, огибая пустые автобусы, одиночных озабоченных пешеходов. Сидней нашел дорожную карту и разработал прямой маршрут на восток в обход больших шоссе, потом к югу мимо виноградников Риохи.

— Слегка сбавьте скорость, мистер Ноулс, — предупредил он. — После всех испытаний мне не хочется, чтобы нас задержали.

— Примите успокоительную таблетку, мистер С., — предложил Ленни. — Репы-сурепы всегда ездят с компаньонами, правда?

— Я сказал, вы слишком быстро ведете машину.

— Двадцать миль в час.

— Не уверен, что эта машина пронесет нас через горы, — сказал Сидней.

Ленни глубоко вздохнул.

— Мистер Стармен, — начал он, — может быть, вы великий диктатор, но при всем уважении уже не так молоды, и у вас был тяжелый, очень долгий день. — Возмущенные возражения Сиднея пресекло одно мановение пальца. — Ш-ш-ш! Никаких споров. Я уверен, что вы очень рады воссоединению с присутствующим здесь Никелем, но, если бы не Ленни, мы до сих пор сидели бы в том самом дерьмовом Сантандере. Может, даже в больнице. — Он оглянулся на Сиднея, вздернув бровь. — Ну, не стану хвастливо подчеркивать, что сталось с грабителями, однако…

— Да-да, мистер Ноулс, — кивнул Сидней. — Не могу должным образом выразить свою признательность за ваши действия в железнодорожном депо.

Ленни закурил и кивнул.

— Что он сказал, Ник?

— Что ты хорошо справился, — вздохнул Ник.

— Вот именно, — подтвердил Ленни, — поэтому попрошу теперь, леди, сидеть позади, отдыхать и предоставить мне вести машину. Идет?

Теперь они заткнутся, рассудил он. Иногда надо быть твердым с нетвердыми, хотя Ленни поостерегся бы причислять к ним Сиднея. Сидней Стармен не простой пенсионер по старости. Старики должны быть жалкими и несчастными, злобными и жестокими, забывчивыми и немощными, задыхающимися и невоздержанными. Такими они нравятся Ленни. Они должны придерживаться рутинных привычек, сложившихся на протяжении долгой жизни, современный мир должен их в принципе огорчать и расстраивать, они не должны иметь ни малейшего представления о стоимости жизни и отойти в сторонку, предоставив новому поколению заботиться о себе. В обмен они им оставляют земные богатства, и цикл продолжается. Это все равно что выращивать сад, где отмирающие растения удобряют новые посадки. Проблема в том, что Сидней решительно отказывается играть в эти игры. По всем правилам ему в первую очередь следует думать о том, где выпить чашку чаю, где пописать, а не разыгрывать из себя Наполеона, и Ленни решил ликвидировать аномалию. Завтра утром все пойдет по-другому. Завтра утром он нанесет небольшой, но последний, смертельный удар.

Ник проснулся в темноте, прилипнув щекой к газетам и брошюрам, поддерживавшим фашистскую историю Гражданской войны. Они остановились на лесной поляне в самый темный час перед рассветом. Ленни исчез, Сидней спал, храпя, словно треснувшая пила. Без очков, по мнению Ника, он выглядел старше. Ник откинул вперед спинку водительского сиденья и вылез из фургона. Ленни стоял в тени, отброшенной грудой асфальта, курил и потягивал из бутылки водку.

— Хорошо поспал? — осведомился он.

Ник пожал плечами:

— Пожалуй. Где мы?

— Только что проехали какую-то Сорию. — Ленни хлебнул спиртного. — Я просто решил слегка освежиться, прежде чем будить Эль Сида.

Ник протер глаза, поискал сигарету.

— Зачем его будить?

Ленни взглянул на него:

— Ах, значит, ты знаешь, куда ехать дальше?

Ник покачал головой:

— Не заводись. Хочешь, для разнообразия я поведу машину?

Ленни презрительно рассмеялся:

— Ну правильно. Пересади меня на заднее сиденье. Давай, попробуй. — Он взглянул на воображаемые ручные часы, кивнул на юго-запад. — Скоро, Николас, солнце встанет вон над теми горами, начнется новый день. Ты со мной?

Ник кивнул:

— Хорошо. А знаешь, почему начнется новый день?

— Потому что солнце встанет вон над теми горами?

— Угу, и потому что операция перейдет под другое командование. — Ленни еще хлебнул водки. — Хочу сказать, ты меня разочаровал, Николас. Я ждал от тебя верности.

— О чем ты говоришь? — вздохнул Ник.

— Тебе очень хорошо известно, — ответил Ленни, постучав пальцем по носу. — У Ленни чуткий нос. У Ленни верный глаз. Он все знает, все видит.

— Ну и что же ты видишь?

Ленни безрадостно фыркнул.

— Обманщика не обманешь, Николас.

— Что за чушь? Я тебя не обманываю. Ты просто кипятком писаешь из-за того, что я вернулся. Думал, домой поеду на следующем пароме?

— Я тебя знаю гораздо лучше, Никель. Ленни Нос.

— Да, а Ник знает, что нос Ленни в сторону вывернут, потому что Ник позаботился раздобыть транспортное средство.

— Ты поступил просто подло, угнав у инвалида пластмассовую коляску. Мне стыдно за тебя.

— Не настолько, чтоб не рваться за руль?

Ленни покачал головой:

— Ладно, Ник. Я жутко на тебя злился в последние дни, но вполне готов забыть твои измены, личную боль, которую ты мне причинил, если получу заверение, что дальше мы двинемся вместе в мире и взаимном согласии. Да или нет?

— Ничего не понимаю, — нахмурился Ник.

— Да или нет? — настаивал Ленни.

— Что?

— Дальше действуем в полном взаимном согласии. Да? Или нет?

Ник открыл рот.

— Да или нет?

— Э-э-э… да, но…

— Все, что я хотел услышать. Ну, когда мистер Стармен не спит, он ведет себя почти как Иди Амин, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Ник кивнул, ровно ничего не понимая.

— К завтраку я стану папочкой. Ты со мной?

— Возьмешь дело в свои руки?

— Правильно.

— Каким образом?

— В каком смысле?

— Ты знаешь, где золото?

— Забудь о золоте, Ник. Нету никакого золота.

— Откуда ты знаешь?

— Эль Сид сказал.

У Ника отвисла челюсть.

— Что сказал?

— То, что я говорю.

— Что золота нет?

— В общем, да.

— Что значит «в общем»?

Ленни подбоченился, держа бутылку за горлышко, словно ножны меча.

— Прямо фактически не сказал, чтоб не развеять иллюзии, но намекнул, когда мы ехали в поезде.

— Как намекнул?

— Точные выражения не имеют значения. Тебе все равно не понять. Вещь тонкая, психологическая. — Ленни постучал по виску пальцем. — Как ни прискорбно, у старика в голове полная каша. Лучше пожалей бедного сукина сына, вместо того чтоб готовить карманы.

— Я только говорю, если Сидней не будет распоряжаться…

Ленни приложил палец к губам.

— Николас! Ш-ш-ш! Предоставь дело Ленни. — Он обдумал негативные последствия, которые неизбежно возникнут, если допить остатки водки, пожал плечами, поднес к губам горлышко, высосал, бросил пустую бутылку в траву. — Пошли.

Пока пассажиры спали, болтая головами на свернутых, как у повешенных, шеях, Ленни курил и обдумывал ситуацию. Он быстро оправился от потрясения при виде Ника, твердым шагом вошедшего с самодовольной ухмылкой в вокзальный зал ожидания, но реорганизация компании из двух человек в толпу из трех испортила динамику, снова поставив Ленни в рискованное положение. Впрочем, на этот раз он готов к их интригам, готов взять на себя руководство. Точно выбрать момент помог старый гений Ноулсов: Сидней с Ником устали, проголодались, замерзли, находятся в неподходящей для споров форме. Поездка опять перешла под контроль Ленни, и, если умненько повести дело, к пятнице он будет сидеть в «Белом льве». Ник сделает все, что ему будет сказано; в холодном свете дня Эль Сида наверняка можно будет тихонечко убедить, что пора возвращаться домой, может быть, как-нибудь в другой раз проехаться. Нападение грабителей, рассудил Ленни, пришлось очень кстати, лучше не придумаешь. Он посмотрел на карту. Похоже, Сарагоса крупный город. Может быть, там есть даже аэропорт и, если повезет, найдется дешевый и веселый рейс в Стенстед по фунту с носа. Важно как можно скорее привезти всех в Норфолк без лишних торгов и любезностей.

Обманув ожидания Ленни, солнце взошло на востоке, встало кровавым пятном на ночном небе. В первых лучах вылетела стая галдевших ворон, пока он пропускал шеренгу тракторов на проселочном перекрестке. Сидней зашевелился, гримасничая, разминая затекшую шею. За время сна на щеках пробилась седая щетина, жесткая поросль неуместно смотрелась на обвисшей коже, придавая старику довольно сомнительный, жалкий вид.

— Где мы? — прохрипел он, нашаривая трясущимися руками очки.

— Неподалеку от Сарагосы, — ответил Ленни. — Ждем, когда проедут вот эти картофелекопалки. — Он протянул руку, потрепал Сиднея по плечу. — По-моему, вы пока держитесь очень даже неплохо.

— До конечной цели еще далеко, мистер Ноулс, — указал Сидней, — поэтому воздержитесь от преждевременных заключений. Мы раздобыли средство передвижения, за что надо благодарить мистера Крика. Остается не менее серьезная проблема, о которой отлично известно нашим желудкам.

— Наличные, — кивнул Ленни. — Я думаю над этим.

Сидней перебил его безнадежным вздохом.

— Не желаете передохнуть, мистер Ноулс? Может, приклоните голову, предоставив решение проблем мне, а машину мистеру Крику?

Ленни глубоко вдохнул, как бы раздулся всем телом, которое грозно нависло над хрупкой фигурой Сиднея.

— Скажу честно, Сид, теперь, когда вы очнулись, знайте, что у нас с Ником был вчера небольшой разговор. Мы решили, что пора переходить к решительным действиям. Правда, Ник? — Он оглянулся через плечо. — Ник! Проснись!

Сидней снял очки, поднял бровь.

— К решительным действиям какого рода?

— Coup de grâce, если желаете.

— Coup d'état, — поправил Ник, зевая.

Ленни нахмурился:

— Попрошу тебя, Никель! Я знаю латынь, черт возьми. Так или иначе, Сид, мы считаем, что вы слишком долго исполняли тяжкие обязанности руководителя, и, по нашему мнению, пора вам отступить в сторонку, передав полномочия молодому поколению. Правда, Ник?

Ник улыбнулся, неопределенно дернув одним плечом.

Сидней снова надел очки, испустил долгий задумчивый вздох.

— Очень хорошо, — кивнул он наконец. — Как я понимаю, нас ждут перемены.

— Незначительные, — подтвердил Ленни. — Во-первых, отбросим пижонство в смысле «мистер такой-то» и «мистер такой-то». Отныне вы Сидней или Эль Сид; это как Николас, когда я делаю серьезное замечание, и Никель в любое другое время.

— А вы?

— Леонард или мистер Ноулс. Чего смешного, Николас?

— Я не буду тебя называть мистер Ноулс.

— Будешь звать, как я скажу, черт побери! — рявкнул Ленни. — Не стану прибегать к диктаторским методам, что было бы весьма неприятно. Посмотрите на Кубу — это ж горькие слезы. Думаете, он позволил бы людям звать его Фидо или предпочел обращение «мистер Кастро»?

— Сеньор Кастро, — поправил Сидней.

— Не Фидо, а Фидель, — поправил Ник.

Ленни тряхнул головой:

— Ты Фиделя Сассуна имеешь в виду?

— Военного поэта? — уточнил Сидней.

Ленни заколебался.

— Вот именно. В любом случае суть в том, что я главный, а если кому-то не нравится, пускай проваливает.

Сидней покорно опустил голову:

— Не возражаю.

— Отныне можете называть меня Леонардом.

— Предпочту обращение «мистер Ноулс», — сказал Сидней.

— Правильно. Во-первых, я вообще прекращаю поездку. Сердце буквально разрывается, потому что я знаю, чего оба вы от нее ожидали, но, по-моему, несправедливо и дальше подвергать Сиднея столь тяжким испытаниям.

— Спасибо, мистер Ноулс, думаю, я вполне к ним готов.

— Вы так думаете, а Ленни знает?

— Может быть, надо сказать, Леонард знает? — вставил Ник.

Ленни проигнорировал замечание.

— Суть в любом случае в том, что мы едем в аэропорт Сарагосы и летим домой следующим рейсом.

— Я не лечу, — сказал Сидней.

— И я тоже, — добавил Ник. — Мы здесь всего только день пробыли.

Виноградники пролетали мимо с обеих сторон узкой дороги, лозы стояли, напоминая распятия. Все равно что ехать через огромное кладбище.

Ленни вдруг громко вздохнул и резко затормозил.

— Как я уже сказал, леди, кому не нравится, может выйти в любую минуту.

Сидней открыл дверцу и вышел.

— Будьте добры, мистер Крик, передайте рюкзак.

Ленни сверкнул глазами на Ника:

— А ты?

Ник посмотрел на Сиднея, на Ленни и снова на Сиднея.

— Слишком поздно, Никель, — буркнул Ленни и газанул. Инвалидная машина ускорила ход, сверкнув задними огнями.

— Куда мы? — спросил Ник.

— В аэропорт Сарагосы, — ответил Ленни.

— Билеты на что купим?

— Взаймы дадут. Когда будем дома, вернем деньги. Пообещаем, по крайней мере.

Ник покачал головой:

— Не думаю, что нам окажут благотворительную помощь. Слишком уж мы похожи на пару отпетых мошенников.

— Угу, да только мы присматриваем за престарелым восьмидесятилетним старцем. Социальные работники. Не все судят о других по одежке, Николас.

— Ленни, — сказал Ник.

— Леонард.

— Леонард.

— Что?

— Полмили назад ты высадил из машины престарелого восьмидесятилетнего джентльмена. Вряд ли тебя признают социальным работником. — Инвалидная машина замедлила ход. — А завещание? Как Эль Сид его подпишет, потерявшись в испанской глубинке? — Инвалидная машина остановилась. — По-моему, не стоило предлагать ему выйти, когда пожелает.

Сидней с некоторым трудом шел по травянистой обочине, оставляя за собой в росе темные следы кожаных туфель. В ранней утренней сырости ныли все кости, но все-таки это самое лучшее время дня. Он сначала услышал фургончик, а потом увидел. Напоминая урчанием газонокосилку, машина двигалась между диагональными рядами виноградных лоз. Она поравнялась с ним.

— Не могу я оставить вас здесь одного, мистер С.! — крикнул Ленни. — Не в моих правилах. Садитесь, пока живы.

— Надо бы извиниться, — подсказал Ник.

Ленни проигнорировал замечание.

— Зачем мне садиться, мистер Ноулс? Вы намерены меня репатриировать?

— Нет, конечно, глупая старая колбаса! — крикнул Ленни. — Просто домой хочу отвезти.

— Он это и имеет в виду, — объяснил Ник.

— Слушайте, Сид, — попытался наладить отношения Ленни, — почему вы не скажете, куда вам надо, и тогда мы посмотрим, что можно сделать.

Сидней бросил рюкзак, сунул руки в карманы пальто.

— Мне надо в Маэстрасго.

Ленни кивнул. Никогда о таком месте не слышал, но там наверняка имеется аэропорт, поэтому годится.

— Чего раньше не сказали? — вскричал он. — Поехали.

Сидней долго смотрел на него. Идиот до сих пор считает себя главным. Пожалуй, пора проверить, на что он способен. Сидней влез в машину, прижав к груди рюкзак.

— Что же вы нам сейчас предлагаете сделать, мистер Ноулс?

— Правильно. Первым делом приготовимся к ограблению.

— Ох, ради бога, — простонал Ник. — Не надо никаких ограблений.

— Я всегда готов выслушать альтернативное предложение, Николас.

— Может быть, что-нибудь более тонкое, — предположил Сидней.

— На тонкости, Сид, у нас времени нет. Зальем полный бак, совершим ограбление и вдвое быстрей доберемся туда, куда едем. Потом утончайте сколько заблагорассудится. Едем на заправку.

— Можем не доехать, — предупредил Ник.

— До чего тяжело работать с вечным пессимистом, — вздохнул Ленни. — Да, можем и не доехать, но также можем умереть с голоду, а если подумать, то можем попасть под автобус, переходя улицу.

— Переходить улицу не так рискованно, как грабить заправку.

— Забудь об оценке риска, Николас, — посоветовал Ленни. — Это было на твоей прежней работе.

Сидней закрыл глаза, сделал несколько глубоких вдохов. Операция рушится со всех сторон, и, если крах продолжится такими же темпами, возможно, ему и до гор не добраться. В тридцатых годах было гораздо легче, хотя тогда помогала надлежащая организация и квалифицированный персонал. Он всегда знал, что поездка в компании с мистером Ноулсом и мистером Криком будет вызывать немалое раздражение, но они переступают даже собственный высокий порог идиотизма. Однако, кроме них, у него ничего нет, а их надо только кормить и погонять кнутом, как говаривал Фрэнк Кобб.

Воспоминания о Фрэнке Коббе много лет преследуют Сиднея. Образ майора Кобба все время выдергивает у него из-под ног коврик, и он с воспаленной простатой, больной спиной, пульсирующими суставами и слабеющим зрением, постоянно напоминающими о возрасте, падает на спину, как восемнадцатилетний мальчишка. Они впервые встретились в Мадрегерасе, куда остатки Британского батальона отправили отдыхать после бойни в Хараме. Слухи о фронтовых подвигах Сиднея быстро распространились, и он с некоторым самодовольством купался в свете рампы, предназначенном для слегка слабоумных.

Кобб его отыскал и явился на место постоя в длинном кожаном плаще с тяжелым русским автоматом.

— Вы кто? — спросил Сидней.

— Фрэнк Кобб, — ответил незнакомец с американским акцентом. — Не трудись вставать. — Ему было за сорок, черные волосы зачесаны назад, на узком лице пьяницы волчья улыбка. Сидней решил, что он похож на известного киноактера, только не на такого, который играл когда-нибудь романтического героя. Американец схватил с койки Сиднея «люгер».

— П-ноль-восемь, — констатировал он. — Где ты его взял?

— На Горе Самоубийц, — ответил Сидней.

— У кого?

— У вражеского офицера. Я его застрелил.

— Молодец, малыш. Что еще у него было?

— Карта и какие-то бумаги на испанском.

— Знаешь испанский?

— Ни слова.

— Вот это проблема.

— Пока обходился, майор.

Кобб кивнул:

— Да, но это было на твоей прежней работе.

— Вот эта годится! — с энтузиазмом воскликнул Ленни, потирая руки. — Проезжаем и разворачиваемся.

Они только что проехали мимо заправочной станции с бакалейной лавкой, которая полностью отвечала требованиям Ленни насчет маленькой деревенской бензоколонки, куда мало кто заезжает.

— Действуем так, — объявил он. — Подъезжаем, и Ник заливает бак доверху. Тем временем я захожу в контору, насмерть пугаю того, кто за кассой, забираю наличные, и смываемся. Проще простого.

Сидней поднял бровь.

— Хотите взять оружие?

— Какое?

Старик молча расстегнул боковой карман рюкзака, вытащил что-то тяжелое, завернутое в промасленную коричневую тряпку.

— Вот это. «Люгер».

— Боже мой! Дайте взглянуть, — попросил Ник, просунувшись между сиденьями. — Почему вы им не воспользовались против грабителей?

— Потому что он был у меня в рюкзаке.

— Ну, засуньте его обратно в рюкзак или в задницу к чертовой матери! — крикнул Ленни.

— Значит, он вам не нужен?

— Нет, старый психопат, не нужен мне никакой пистолет.

— А если вдруг заедет другой клиент?

Ленни нахмурился:

— Сымпровизируем.

Заправка принадлежала шустрому маленькому холостяку в твидовой шляпе и синем блейзере с розовым галстуком. Звали его Луис Рекуэро Медина, и он с гордостью предоставлял полный набор услуг круглый год шесть с половиной дней в неделю. Из этого правила были три исключения: первое — день смерти его матери, второе — день его святого, третье — день его рождения. Он приподнял шляпу перед инвалидной машиной, которая тормознула и задом подкатила к заправке. Сегодня ему стукнуло шестьдесят восемь, в честь чего клиентам предлагалось самим заливать баки, даже если они инвалиды.

— Думаешь, ты с ним справишься? — спросил Ник.

Ленни глубоко вдохнул.

— Кусок дерьма. Предоставь дело Ленни.

Он открыл дверцу и начал вылезать из кабины.

— Обожди минутку, — прошипел Ник. — Забыл кое-что.

Ленни сердито плюхнулся на сиденье.

— Что?

— Ты ведешь инвалидную машину.

— Ну?

— Что он подумает, если увидит, как ты топаешь по площадке?

— Верное замечание, — согласился Сидней. — Хотите, я пойду?

— Сидите на месте ко всем чертям! — рявкнул Ленни. — Ну и что, если протопаю? Он же никому не станет докладывать, что я здоровый, правда?

— Нет, — кивнул Ник, — но ты возбудишь подозрение, прежде чем в дверь войдешь. Может быть, там есть кнопка тревоги или еще что-нибудь.

— Он прав, — подтвердил Сидней. — Пропадет элемент неожиданности.

— Вот, возьми, — предложил Ник, поднимая с пола костыли.

— Ну, скажу я вам, — восхитился Сидней, — превосходное предложение. Внушит дураку ложное ощущение безопасности.

Луис принял костылявшего по двору Ленни за бывшего солдата. Судя по коротко стриженным волосам и неумелому обращению с костылями, тот охромел недавно, только что демобилизован. Он отвел глаза, когда Ленни приблизился, занялся пачкой газет, не желая открыто разглядывать инвалида. Звякнул колокольчик, дверь открылась, бывший солдат вошел.

— Доброе утро, — сказал он.

Всего две недели назад занудный молодой человек из Сарагосы пытался продать Луису новую систему сигнализации. Сельские заправочные станции — самое уязвимое место, десятки вынуждены закрываться после опустошительных ограблений. Новая система должна была быть установлена за три рабочих дня и включала в себя el boton rojo, располагавшуюся под прилавком и посылавшую сигнал тревоги прямо в охранную контору, которая связывалась с местной полицией. Великолепную идею подпортила абсурдная цена, поэтому Луис принял компромиссное предложение установить камеру наблюдения с ручным управлением. Встав на цыпочки, он направил маленький объектив на крупного инвалида, удивленный четкостью изображения на мониторе. Это не спасет от грабителей, но гораздо полезней охранной системы, которая вызывает полицию после ограбления.

Ленни следил в окно за наполнявшим бак Ником. Как только тот повесит шланг на место и включит мотор, можно будет приниматься за дело. Тем временем он осматривал лавку, стараясь найти что-то похожее на еду.

На улице Ник следил за дорогой. Приближался зеленый «ситроен» со скоростью меньше пятнадцати миль в час, мигая оранжевым поворотником. Он помолился, чтобы машина проехала мимо. Сидней на переднем сиденье, сняв шляпу и глядя сквозь пальцы, сделал то же самое. Однако обобщенная сила воли оказалась слабоватой, и старый автомобиль с мучительной медлительностью в конце концов свернул к заправке. За рулем сидела крошечная испанка одних лет с Сиднеем. Рядом громоздился ее муж, гигантский мужчина в замшевом пиджаке бутылочного цвета и желтом жилете, с курицей в руках. Старушка с седыми курчавыми волосами, собранными в пучок на макушке, сердито нажала на гудок, и сердце у Ленни упало. Он оглянулся на заляпанный грязью «ситроен», а потом посмотрел на хозяина. Луис снял шляпу и прижал к груди. Всем известно, что в день его рождения заправка на самообслуживании, а ненормальная ворона каждый год сидит и гудит, пока он не выйдет и не сообщит ей об этом. Придется ей сегодня самой потрудиться.

Ник слегка расслабился, видя в машине пожилых людей. Судя по языку тела, дела на семейном фронте не совсем хороши, но их присутствие практически не осложнит Ленни задачу. Ник повесил шланг на место, сел за руль.

— Пенсионеры, — доложил он Сиднею. — Беспокоиться нечего.

После тридцатисекундного гудка, истощившего батарею и закончившегося жалким писком, сеньора Беатриса Боланьос Чавес приказала своему ленивому и ни на что не годному подобию мужа зайти в лавку и вытащить к машине глупого франта-заправщика. Муж указал, что не может этого сделать, так как держит в одной руке живую курицу, а в другой бутылку aguardiente. Возмущенная Беатриса вылезла из машины с проступившими на щеках под пудрой гневными красными пятнами.

— Надеюсь, мистер Ноулс уважительно с ней обойдется, — пробормотал Сидней.

— Надеюсь, он запер проклятую дверь, — добавил Ник.

Дверь Ленни не запер и, когда старая дама перешагнула порог, решил свести ограбление к мелочам и дать деру. К несчастью, и Луис на мониторе, и Беатриса своими глазами все видели.

— Он что-то там сунул в карманы! — крикнула старушка.

Луис кивнул:

— Вижу. У меня тут видеокамера.

— Меня не волнует, что там у вас есть, сеньор. Что вы собираетесь делать?

Луис пожал плечами:

— Он же инвалид. Что я могу сделать?

Беатриса нахмурилась:

— По-моему, на анархиста похож. Вызывайте полицию.

Ленни услышал про полицию, поэтому сунул в карман нечто похожее на тюбик с сыром и луком, после чего беспечно заковылял к выходу. Беатриса опередила его, захлопнула дверь и преградила путь.

Ленни распахнул пиджак:

— Смотрите, просто пакет чипсов «Принглс». Вот, возьмите.

— Анархист! — взвизгнула Беатриса. — Луис! Звоните в полицию!

Ленни увидел, как хозяин снимает трубку настенного телефона.

— Стой, Санчо! — заорал он и взмахнул костылем, повернувшись к прилавку.

Луис достаточно знал английский язык, чтобы остановиться, но, если он отступил, Беатриса принялась немедленно действовать, швырнув в Ленни банку с местными солеными грецкими орехами. Банка попала ему в висок, отчего он свалился на витрину с кондитерскими изделиями. Пока он ворочался среди «Скиттлс» и «Киндер сюрприз», старушка метнула другую банку, на сей раз промахнувшись. Третья попала в цель, отскочила рикошетом от левого уха, разбилась на полу с тихим взрывом стекла, уксуса и орехов.

Луис поморщился, когда Беатриса схватила четвертую — каждый бросок обходится в четыре евро, — потом в ужасе съежился, глядя, как анархист с трудом поднимается на ноги, закрывая голову руками и с рычанием выпуская на волю ярость.

— Бей его чем-нибудь! — завопила старуха. — Шевелись, подлый трус!

Ленни со стоном отдернул ладони от глаз, ослепших от попавшего на пальцы уксуса. Он не видел рассыпавшихся по полу крупных, словно подшипники, коричневых орехов и, сделав всего один шаг к свету, тяжело упал на спину на битое стекло. Луис обеими руками схватил толстый телефонный справочник по Леону и Кастилии, ударил Ленни по макушке. Беатриса оглянулась, вызывая из машины мужа. Тот дернул в ответ головой, спрашивая: «Что?», и она настойчиво махнула рукой, говоря: «Иди сюда, идиот». Хуан Чавес поднял курицу и бутылку, вздохнул и начал вылезать из машины. Луис вновь замахнулся, теперь «Желтыми страницами», и с глухим звуком обрушил их на стриженую голову анархиста.

— Мать твою! — взвыл Ленни. — Я ж хотел расплатиться! — Он попытался встать с пола и охнул, ворочаясь на осколках.

Беатриса воткнула ему в грудь ручку швабры, удерживая на месте.

— Отойдите, — приказал Луис. — Рот закройте. — Он склонился над Ленни, закрыл рукавом рот и нос и брызнул ему в лицо из карманного баллончика.

— Что это за чертовщина? — задохнулась Беатриса. — Нашатырь?

— Слезоточивый газ, — выдавил Луис. — Боюсь, я переборщил. Надо слегка проветрить.

Ленни корчился на полу, ослепнув, чихая, отрыгиваясь, Хуан смотрел в окно и стучал в дверь, зажав под мышкой курицу.

— Там что-то не так, — заключил Сидней.

Ник тряхнул головой:

— Да ничего, все будет в порядке. Двое пенсионеров.

Сидней прищурился.

— Трое пенсионеров. Заходит еще здоровенный старик. — Он взглянул в боковое зеркало, потом вверх на дорогу. — Пойду посмотрю, что происходит.

— Скорей, скорей, — требовала Беатриса, прикрываясь ладонью. Она открыла дверь ровно настолько, чтоб впустить мужа, курицу и бутылку. — Почему не оставил в машине проклятую курицу, идиот?

Газ проник в ноздри Хуана, поросячьи глазки широко открылись.

— Господи помилуй, Луис! Чем это тут пахнет?

— Слезоточивым газом, — объяснил Луис сквозь кружевной платок. — Дверь откройте!

Хуан уставился на Ленни:

— Кто это?

— Анархист на костылях, — объявила Беатриса.

— Поэтому вы на него напали? — прохрипел Хуан. — Я должен вынести отсюда курицу. Адская вонь. С анархистом что будете делать?

— Вызовем полицию, — сказал Луис, снимая телефонную трубку. — Пусть ущерб возместит.

— Нельзя верить полиции, — покачал головой Хуан. — После смерти Франко все переменилось, люди в форме уже не заслуживают доверия.

— Тогда перережь ему глотку, — прошипела Беатриса.

Хуан сморщился, втягивая воздух.

— Давайте позвоним близнецам Минетто, — предложил он. — Они с ним разберутся. Я отнесу курицу в машину. — Направившись к выходу, он столкнулся со стариком в дождевике и плоской кепке, который стоял в дверях, завязав платком лицо на бандитский манер. — Доброе утро, — кивнул Хуан.

— Здравствуйте, — ответил Сидней.

— Извините, закрыто! — крикнул Луис, держа в руке трубку. — У нас тут ограбление. — Он помахал рукой, разгоняя отравленный воздух. — И утечка газа.

— Курице плохо, — добавил Хуан.

— С прискорбием слышу, — сказал Сидней.

— Хорошая мысль завязаться платком, — заметил Луис, пытаясь сделать то же самое со своим платочком с кружевной оторочкой.

— Я пришел его забрать, — кивнул Сидней на Ленни.

— Анархиста? — Беатриса сощурила плачущие глаза.

— Простите, не понял?

— Его! — Она пнула Ленни в лодыжку. — Вот это жалкое подобие анархиста.

Сидней вздернул бровь.

— В первом не сомневаюсь, мадам, а второе нелепо. Он абсолютно аполитичен. Для него левое и правое крыло сводятся исключительно к меню «Кентукки». — Он переводил взгляд с одного непонимающего лица на другое. — Ну, «Эль Кентукки» — его излюбленный ресторан, специализирующийся на курятине.

— А вот это тогда что такое? — спросила Беатриса, тыча в нос Сиднею пакет «Принглс».

Тот отмел его рукой.

— Похоже на картофельные чипсы.

— Он хотел их украсть.

Сидней вновь поднял брови.

— Ясно. По-моему, ему надо лекарства сменить. Принимая нынешние таблетки, он считает все вокруг своей собственностью.

— Потому что анархист! — вскричала Беатриса.

— Анархист, — возразил Хуан, — вообще не признавал бы никакой собственности. Наверняка постарался бы обобществить магазин и заправку.

— По-моему, он тоже анархист, — кивнул Луис на Сиднея. — Похож на pistolero.

Беатриса, щурясь, разглядывала Сиднея — не прикрытый платком треугольник небритой кожи, запятнанные штаны, грязные башмаки. В любом случае не джентльмен.

— Прысни в него, Луис! — прорычала она.

Луис вышел из-за прилавка с аэрозолем в руке, поднял баллончик и сразу опустил — ноги онемели, решимость схлынула. Старый анархист целился в него из «люгера».

— Бросай газ, — приказал он, — открывай кассу.

— Слушай, приятель, — вмешался Хуан, — мне действительно надо вынести курицу на свежий воздух.

— Заткнись, — приказал Сидней. — Катись отсюда колбасой и донью с собой прихвати.

— Дикарь! — брызнула слюной Беатриса.

— Выверни карманы на стойку, — приказал Сидней Луису, выбрал из кучки монет серебристый мобильник, сунул в брючный карман, протянул хозяину перочинный нож. — Перережь телефонный провод, верни нож, открой кассу.

— Там и двадцати евро не будет, — пробормотал Луис.

— Возьму все, что найдется, — пожал плечами Сидней, укладывая деньги в карманы. — Хорошо, теперь выходи с остальными. — Он ткнул Ленни грязным носком башмака. — Вставайте.

Едкий запах слезоточивого газа просочился под маску, обжигая ноздри и горло. Видимо, только старуха обладала иммунитетом и, уткнув руки в боки, смотрела, как Ленни пробует подняться, порывисто глотая воздух. Сидней вытер глаза, огляделся вокруг. Прямоугольное помещение с единственной дверью. Он посторонился перед Ленни, слепо тащившимся к той самой двери.

— Ключи, — потребовал Сидней, прижимая к груди пистолет жестом разбойника сороковых годов.

— Запереть нас хотите?

— С голоду не умрете.

— Как же моя несушка, жестокий мерзавец? — завопил Хуан. — Она надышится слезоточивого газа!

Сидней сделал два шага вперед, схватил курицу за ноги.

— Что в бутылке?

— Ничего, — ответил Хуан.

Сидней махнул на него пистолетом.

— Aguardiente, — признался он.

— Выпью за твое здоровье, — пообещал Сидней, забирая бутылку и сунув ее в карман. — Ну, теперь извините, сеньоры и сеньора, я опаздываю на пароход.

— Анархист, предатель, — пробормотала вслед Беатриса.

Сидней остановился и оглянулся.

— Мадам, — вздохнул он, — вы себе даже не представляете, как я обижен. — Вышел на воздух и запер за собой дверь.

Ленни лежал на боку на заднем сиденье фургона, дыша, как вытащенная из воды рыба, зажимая лицо окровавленными руками. Прилипшие к спине осколки поблескивали на солнце, в машине пахло уксусом и слезоточивым газом.

— Что случилось? — спросил Ник.

— Поехали, — велел Сидней, зажав под мышкой курицу.

— Что это? — воскликнул Ник.

— Курица, — объяснил Сидней, потянулся назад, сунул между ладонью и щекой Ленни горлышко бутылки с местной водкой и сухо предложил: — Пейте. Осушите слезы.

Ленни со стоном открутил колпачок дрожащими руками.

— Если не возражаете, мистер Ноулс, я опять принимаю командование на себя, — сказал Сидней, слегка дрогнув усами в улыбке.

Ленни надолго присосался к ореховой водке. Глаза у него опухли, налились кровью, из них текли едкие слезы.

— Правильно, мистер Стармен, — жалобно простонал он.

Курица неуверенно закудахтала.

Тома Уинтрингема нисколько не радовала потеря Сиднея. Больше трети личного состава Британского батальона из шестисот шестидесяти человек, которым он командовал, погибло или пострадало при Хараме, и он не мог себе позволить лишиться такой талантливой личности, как Стармен. Хотя оспаривать в Альбасете приказы было рискованно даже для человека с его положением, Уинтрингем решил выяснить источник распоряжения и его полномочия. Отдавший приказ мужчина, шустрый американец с гангстерскими понятиями об этикете и беспечным пренебрежением к армейскому протоколу, влетел в батальонную штаб-квартиру и объявил, что Сидней Стармен отбывает вместе с ним. Когда Уинтрингем спросил, нельзя ли получить письменное подтверждение, американец на мгновение задумался.

— Нельзя, — сказал он наконец с улыбкой киллера.

Уинтрингем поставил вопрос перед бригадным комиссаром и быстро получил от ворот поворот.

— Майор Кобб не находится в моем подчинении, — сказал Андре Марти, не поднимая глаз. — И в подчинении генерала Клебера тоже.

Его шифровальщик, нервный личный советник сталинского человека в Испании, стоял в полусвете за стулом начальника. Уинтрингем сделал полшага к столу, и Марти посмотрел на него, раздраженно щурясь сквозь очки, прикрыв рукой бумаги.

— Это всего один человек, товарищ. Плотнику вряд ли стоит влюбляться в гвозди. У вас наверняка есть дела поважнее.

Сидней был уже далеко, выпрямившись на пассажирском сиденье «Ауди-225» с нервной подозрительностью ребенка, оставшегося с чужим человеком. Кобб весьма натурально играл роль похитителя.

— Хорошая машина, майор, — сказал Сидней.

— Нравится? Принадлежала директору железнодорожной компании. — Он по-волчьи оскалился. — Я в наследство ее получил. Новенькая. Знаю, пятна крови на заднем сиденье — позор, но, когда она мне досталась, на счетчике было всего восемьсот километров. Привод на передние колеса и последние достижения немецкой инженерии. — Он вильнул, обгоняя шеренгу грузовиков. — Вот что, малыш, отбросим «майора». У нас нет ни имен, ни фамилий, ни званий, ни номеров. Мы настоящие социалисты. Второе: перестань козырять, черт возьми. Хочешь тыкать себя в висок — делай это в свободное время. Из-за такой привычки тебя пристрелят в ремонтно-полевой бригаде.

— В какой бригаде? — нахмурился Сидней.

— Добро пожаловать в наши ряды. Если что-нибудь надо наладить, наладим.

Сидней почесал блошиный укус на запястье.

— Я воевать приехал. Не хочу сидеть в ремонтниках.

— Думаю, тебе у нас понравится.

Через час «ауди» затормозила у заграждения на дороге к Валенсии, которое представляло собой установленные поперек колеи деревянные козлы с подвешенными парафиновыми лампами с красными стеклами. Рядом с патрульными толпились кучки местных жителей, в темноте вспыхивали оранжевые огоньки их сигарет. У дороги высилось каменное строение вроде будки для дорожных сборов, из распахнутой двери на землю лился желтый свет. Кобб прорвался за барьер и быстро заговорил по-испански с болезненно исхудавшим патрульным в пилотке с кисточкой. Патрульный кивнул и почти издевательски медленно поплелся к строению, оставив в машине застарелый запах чеснока. Кобб дотянулся со своего сиденья, вручив Сиднею что-то тяжелое, завернутое в промасленную тряпку.

— Семизарядный наган Мосина.

— У меня уже есть пистолет, — сказал Сидней. — «Люгер».

Кобб тряхнул головой:

— Очень жалко, малыш, но твой «люгер» реквизирован для республиканских нужд. — Он разжал кулак. На ладони лежали две толстые гильзы с глубоко забитыми внутрь русскими пулями. — Это тебе.

— Для чего?

— Для первого ремонта.

Сидней вошел в будку следом за Коббом. Воздух был пропитан тем же запахом чеснока, смешанным здесь со зловонием выпущенных газов, пота и черного табака. В свете ламп на него из-под капюшонов смотрели выжидающие и опасливые глаза. Встал только командир, вытянул руку в подобострастном приветствии, другой налил в два стакана бренди. Сидней решил, что командир похож на бандита в полосатых запятнанных брюках, поношенной рубашке и засаленной куртке из овечьей шкуры. Ноги босые с длинными черными ногтями. Кобб что-то рявкнул по-испански, мужчина в ответ жалобно заскулил, замотал головой, неохотно налил третий стаканчик. Кобб схватил его, сунул Сиднею:

— Спрячь пистолет, выпей.

Сидней заткнул за пояс тяжелое промасленное оружие, хлебнул крепкого бренди, который ударил в нос, скользнул в горло, вызвав на глаза слезы, над чем окружающие посмеялись бы в другом месте и в другое время, а здесь просто смотрели, скаля коричневые зубы на скорбных небритых лицах.

— Опрокидывай и бери, — приказал Кобб, протягивая другую стопку.

Сидней покачал головой. Отупение после кровавого хаоса в Хараме таяло, оставляя острую тревогу.

— Больше не могу, — сказал он.

— А это не тебе, — кивнул Кобб на третий стаканчик. — Ты свое выпил, скажи мне за это спасибо. Бери и иди за мной.

Они вышли в ночь за босоногим бандитом. Кто-то из его ребят освещал путь фонарем, высоко его поднимая, пока тусклый свет не упал на стену с осыпавшейся известкой. Вожак развязал веревку на двери и что-то пробормотал.

— Говорит, он молится, — объяснил Кобб.

— Кто? — переспросил Сидней.

Дверь распахнулась внутрь, желтый свет высветил юношу не старше Сиднея, босого, со связанными руками.

— Он, — сказал Кобб.

Паренек с улыбкой склонил голову перед ними, быстро и напряженно моргая, с трясущейся нижней губой.

Кобб прислонился плечом к дверному косяку, разглядывая его, как больного теленка.

— Сколько тебе лет, малыш?

— Восемнадцать, — ответил Сидней.

Кобб кивнул.

— А этому парнишке семнадцать. Он дезертир. Его поймали, когда он направлялся на юг. Причем во второй раз. У него братья в банде Франко. — Он пожал плечами. — Что ты сделал бы с таким парнем?

Юноша переводил взгляд с одного лица на другое, улыбаясь, бормоча по-испански молитвы, как бы не зная, кому угождать — человеку или Богу.

Кобб минуту смотрел на него, а потом оторвался от двери.

— Дайте ему бренди. Потом пристрелите. На улице, чтобы не пачкать стены, и постарайтесь почище. — Он еще что-то сказал вожаку и пошел назад в будку.

Сидней догнал его через пять минут. Руки у него тряслись, пистолет дымился. Он взял третью стопку и выпил до дна, надеясь, что спиртное высушит слезы.

 

8

— Дьявольское невезение, — заключил Ник, проносясь на скорости мимо дорожного указателя, который приветствовал в автономной области Арагон угнанную инвалидную машину с тремя удиравшими пассажирами. — Что там за чертовщина случилась?

Сидней через плечо оглянулся на Ленни, свернувшегося на заднем сиденье, закрывая руками глаза.

— Плоховато дело, не правда ли, мистер Ноулс?

Ленни застонал. Постыдное поражение от деревенского пенсионера и старушки, годившейся ему в прабабушки, жалило больней уксуса, битого стекла, ручки швабры и слезоточивого газа, вместе взятых.

— Входя в лавку, мистер Ноулс не знал, что там уже находятся два крепких парня, — объяснил Сидней. — К моему приходу он успел скрутить хозяина, женщину и двух… э-э-э… головорезов. Кажется, я виновен в дальнейшем, потому что, понимаете, выйдя на сцену, возможно, отвлек мистера Ноулса, и хозяин опрыскал его тем самым жутким газом.

— Ни в чем вы не виновны, мистер Стармен, — прохрипел Ленни.

— Ну и что мы имеем? — спросил Ник.

— Спасибо, что спросил, Николас, я очень хорошо себя чувствую.

Сидней выложил добычу.

— Пятнадцать евро.

— Блестяще.

— На завтрак хватит.

— И только-то, — простонал Ник. — Я наверняка чем-то заболеваю. Мне нужен горячий душ, восьмичасовой сон в более удобном месте, чем заднее сиденье машины, и чистая одежда.

— Правильно, — подтвердил Сидней. — И мистеру Ноулсу надо газ отстирать. — Он свернул деньги и сунул в карман. — Джентльмены, могу предложить незатейливый завтрак, ванну, смену одежды и добрый сон. Есть другие варианты?

Озеро сверкало в полуденном солнце, на пологих берегах, поросших редкой растительностью, лениво щебетали птицы. С севера вытекала река Меса, извивалась в широкой зеленой долине с оливковыми и цитрусовыми деревьями, сливаясь через пару миль с Халоном у Кастехон-де-Армас. С холмов дул прохладный ветер, а на подветренном берегу было вполне тепло, чтоб вздремнуть. Сидней направил фургон между соснами к краю воды.

— Приехали, — объявил он.

— Куда? — спросил Ленни, вглядываясь в запотевшее окно.

— В ванную, — объяснил Сидней.

— В этом чертовом озере насмерть замерзнешь, — заметил Ленни.

Сидней вышел из фургона, поставил на плоский камень пакет с продуктами, снял дождевик.

— Холодная вода бодрит, мистер Ноулс. — Он развязал галстук, стащил пуловер. — Вперед, мистер Крик! Только не говорите, что тоже боитесь холодной воды.

Ник курил как бы последнюю сигарету в своей жизни, стараясь оценить, что страшнее — голый восьмидесятилетний старик или ледяная вода. Холодная вода лишь обострит простуду.

— Я здесь посижу, постерегу одежду, — сказал он.

Сидней спустил брюки, вышел из них, свернул и положил на камень. Ник увидел на нем огромные безразмерные трусы.

— Оба разденьтесь и искупайтесь, — потребовал Сидней. — От обоих воняет. Я дальше не поеду, пока не приведете себя в презентабельный вид. Хватит валять дурака, лезьте в озеро.

Вода была холодной до боли, чего Сидней явно не чувствовал. Тощий, бледный, с ярко-красным шрамом на костлявом плече, не сняв с головы плоскую кепку, он нырнул, обрызгав компаньонов с жестокой энергией восьмилетнего мальчишки, пресекая их малодушное намерение войти в воду на цыпочках. Эта выходка была вдвойне болезненной для Ника, который боялся холодной воды не меньше, чем человеческой наготы, и поэтому погрузился в озеро ровно настолько, чтобы смыть с тела пот. Однако, когда вышел с туго натянутой кожей в колючих мурашках, на удивление теплой в прохладном воздухе, его охватило ликующее чувство освобождения, словно озеро смыло не только грязь. Вытерся, надел чистые джинсы, футболку, овечью куртку и сел рядом с Ленни, неожиданно поняв, что не может согнать с губ улыбку.

— Хрен знает, что стряслось с моим Джексоном, — пробормотал Ленни, разглядывая ширинку чистого спортивного костюма «Пума». — Похож на корнишон с половинкой грецкого ореха. — Он закурил и кивнул на Сиднея, который медленными кругами плавал в ледяном озере, как выдра-альбинос. — Только погляди на этого чокнутого. Если еще поплавает, заработает сердечный приступ.

Ник покачал головой:

— Возможно, поэтому остается таким молодым и активным. — Он откинулся на подстилку из сосновой хвои, глядя в небо. — Как твое лицо?

— В порядке.

— А руки?

— Отлично.

— Видно, ты там вляпался в кучу дерьма.

Ленни затянулся, бросил на Ника испытующий взгляд.

— Точно, — признал он.

Сидней сиял, как заново родившийся, ступая по гальке. Ленни с Ником отвели глаза, пока старик одевался, а потом наблюдали, как он делает бутерброды с колбасой и сыром на длинном испанском батоне.

— Все это мне стоило двенадцать евро! — воскликнул он. — Грабеж средь бела дня, будь я проклят.

— Вы должны были знать, мистер Стармен, — сказал Ленни.

Сидней улыбнулся:

— А вы явно не знали, сэр. — Он раздал еду, наполнил легкие свежим воздухом. — До чего же приятно вернуться.

— Вы были тут раньше? — спросил Ленни.

Сидней покачал головой:

— Недалеко, в местечке под названием Галлоканта к востоку отсюда. Там соленое озеро, совсем не такое, как это.

— Шрам на плече оттуда?

— О нет. Я его заработал гораздо южнее, совсем рядом с тем местом, куда направляемся.

— Как заработали?

— Один стервец в меня выстрелил. Чертовски повезло.

Ленни почесал в затылке.

— Никак не пойму эту белиберду с добровольцами. Я имею в виду, какой смысл и зачем?

Сидней поднял бровь.

— Нам было не безразлично. Некоторым, по крайней мере. Моему другу Джо было не безразлично. Он видел единственный способ победить фашизм — пойти и убить.

— И пошел в коммунисты? — уточнил Ник. — Они еще хуже.

Сидней смотрел в долину, жуя бутерброд, видя в облаках лица.

— Они были не лучше других, — сказал он наконец.

— Кто победил? — спросил Ленни, прихлебывая из большой коричневой бутылки.

Сидней вздохнул. Он мало чего ожидал от молодого поколения, но Ленни постоянно обманывал даже малые ожидания.

— Франко.

— А он кто?

— Фашист. Каудильо.

Ленни подавился хлебной коркой.

— Значит, вы проиграли? — закашлялся он. — Хорошее дело!

— Дело было трудное, — нахмурился Сидней. — Мы были вечными аутсайдерами, а у них была четкая цель, сильное руководство, опытная армия… Нас разрывали внутренние противоречия, феодальная вражда, интриги. Мы были в одиночестве.

— Не считая, конечно, поддержки России, — вставил Ник.

Сидней хлебнул пива.

— Допустим, мы бы победили. Представим, что несколько волонтеров повернули приливную волну и сбросили ублюдков в море. Допустим, показали бы миру, что простые люди могут победить испанские, германские и итальянские армии, вместе взятые. Знаете, что из этого вышло бы?

— Красная Испания? — предположил Ник, вспоминая вчерашнюю ночную лекцию.

— Возможно. По крайней мере, на время. Но главное, мы бы предотвратили Вторую мировую войну. — Он сделал еще глоток. — Подумайте об этом.

Ленни минуту подумал.

— Да ведь вы не победили. Вам надрали задницу, Вторая мировая война началась точно по расписанию. Надо было сидеть дома, на все поплевывать, заниматься своим собственным делом, а не лезть в политику.

Сидней пронзил Ленни долгим твердым взглядом.

— Возможно, вы правы, мистер Ноулс, — сказал он наконец.

Ник встал, потянулся.

— Слушайте, — начал он, — у меня есть идея насчет наличных.

Сидней жестом его оборвал:

— Больше никаких идей от вас обоих. — Бедренный сустав хрустнул, когда он поднимался на ноги, но кожа сияла, купание словно смыло с лица двадцать лет. — Хоть мы и пересекли границу, из леса еще не вышли. Между нами говоря, мы совершили пару довольно непрофессиональных преступлений, в которых я больше участвовать не желаю. Отныне будем действовать умно, хитро, тонко и, главное, слаженно, что означает — делаем то, что я говорю, когда я говорю. — Он оглядел команду. — Подозреваю, что многого вы не усвоили, но запомните: дальше либо за мной, либо скатертью дорога.

— Вы имеете в виду… — начал Ник.

— Не перебивайте меня, мистер Крик. Вы оба ничего полезного не скажете, а я скажу. — Он оглянулся, указав на солнце. — В нескольких часах езды в ту сторону горы Маэстрасго. Местность опасная, дикая, со скалистыми пиками и крутыми обрывами в глубокие ущелья. Дороги, наверно, не сильно улучшились, а когда я там был в последний раз, по ночам стоял дьявольский холод, даже в июне. Где-то в горах находится старая римская шахта, а в ней, джентльмены, спрятано золото Орлова. — Он глубоко вздохнул. — Кажется, мне удалось наконец привлечь безраздельное внимание. С вашей помощью я намерен добыть его, только предупреждаю: это будет нелегко. Хотя я точно знаю, как выглядит шахта, и мог бы нарисовать рудник и ближайшее окружение, о самом местонахождении у меня только смутное представление. Поэтому я намереваюсь двигаться тем путем, каким двигался в тридцать седьмом году, надеясь на проблески памяти.

Ник поднял руку.

— Да?

— Если разрешите спросить, мистер Стармен, почему вы сразу после войны не вернулись?

— Пока не стал забывчивым стариком, вы хотите сказать? В сорок шестом году меня арестовали бы, посадили в тюрьму, может быть, и расстреляли бы по приезде в Испанию. Если спросите, почему не вернулся в семьдесят пятом, после смерти Франко, это будет хороший вопрос. Факт тот, что не вернулся, и теперь мы сделаем то, что я оставил несделанным. — Он посмотрел на Ленни: — У вас наверняка есть вопросы, мистер Ноулс.

Ленни кивнул.

— Сколько там того самого золота?

— Если его не отыскали, в чем я сомневаюсь, сто ящиков минус то, что я с собой забрал. Оттуда те монеты, которые я вам дал. — Сидней взглянул на Ленни, облизнул губы. — Грубо говоря, семь тонн.

— А если оно исчезло? — спросил Ник.

— Если исчезло, тогда монеты, которые я вам дал, останутся единственным подтверждением правдивости моих слов.

Ник усмехнулся, вытащил из кармана руку и подбросил что-то, сверкнувшее на лету на солнце.

— Хорошо, что я свою с собой захватил, правда?

Сидней проследил за монетой, упавшей на подставленную ладонь Ника, и недоверие на его лице сменилось радостью.

— Отлично, мистер Крик! — Он покосился на Ленни. — И ваша монета при вас?

Ленни заколебался. Потом покачал головой:

— Дома оставил, для ребятишек. Знаете, на случай, вдруг не вернусь.

— Не имеет значения, — объявил Сидней. — Вклад Ника в дело позволит продержаться.

— Мне действительно сейчас неловко и стыдно, — пробормотал Ленни.

— Забудьте, — ответил Сидней.

— Ну, едем? — крикнул Ник.

Сидней посмотрел на часы.

— Поблизости только два места, где можно получить за монету приличные деньги: Сарагоса в двух часах езды к северу, Теруэль в трех часах к юго-востоку. Сегодня не поедем. Это означало бы вновь спать урывками в городе, а я этого просто не вынесу. Поэтому предлагаю остаться здесь на день. — Он встал, повернулся, оглядел долину. — Правда, красиво? Можно понять, почему люди гибли за эту страну.

— Нельзя, — возразил Ленни. — Отдохнуть, в отпуск приехать — да. Но не гибнуть насильственной смертью.

— Тут должны быть какие-то личные дивиденды, — согласился Ник. — Жизнь тогда была дешевой. Нынче слишком дорого рисковать собой за идеалы.

Сидней с тоской улыбнулся, медленно повторяя слова Ника и глядя на юг.

— Говорите, должны быть какие-то личные дивиденды? Знаете, вас заставили в это поверить люди, живущие в нашем мире.

— Но я в это верю, — заявил Ник.

— Цинично. Цинизм вашего поколения тормозит прогресс человечества.

— Начинается, — буркнул Ленни. — Снова вы его заводите.

— Возможно, вам стоит послушать, — оборвал его Сидней. — Вы оба выросли с верой, что не стоит ничего делать без ощутимой персональной пользы. И это не ваша вина. Две мировых войны и десять лет политики Тэтчер внушили вам, что альтруизма не бывает, любые поступки диктуются алчностью, страхом и ненавистью, а циники знают — чтобы манипулировать обществом, заставлять его функционировать, надо стимулировать желания, порожденные этими чувствами.

Ленни испустил долгий вздох.

— После Тэтчер ничего не понял.

— Циники вам посоветуют не беспокоиться, мистер Ноулс. Скажут, такова человеческая природа, животный позыв к благоденствию, благополучию, и я с этим согласен. Но ведь в человеке есть нечто большее, правда? Слыша такой аргумент, я всякий раз хочу спросить: «А как же ребята из Интернациональных бригад?» — Сидней сел на валун, склонился к своим слушателям. — Вот что я вам скажу: циники мне предлагали кучу старого бреда — идеализм молодости, ложно понятое чувство долга, даже смехотворный последний шанс… Слышали, мистер Крик?

Ник покачал головой.

— Продолжайте.

— Говорят, будто молодые люди, выросшие после Первой мировой войны, чувствовали себя неадекватными, качественно неравными своим отцам. Многие исповедовали пацифизм, разумом отрицали войну, но в душе, как Сассун, понимали, что вряд ли можно протестовать против того, чего не знаешь. Никто реально не верил, будто Первая мировая положила конец всяким войнам, но все-таки возникало обманчивое ощущение, что так оно и есть. Сторонники последнего шанса доказывают, что многие молодые люди — идеалисты, пацифисты, коммунисты — отправлялись в Испанию ради интеллектуального приключения, надеясь на последний шанс удовлетворить свои врожденные воинские стремления. Некоторым удалось — юному Ромилли, Хемингуэю, попавшим в газетные заголовки на первых страницах, большинству нет. Моему старому другу Джо не удалось.

— Вам тоже, — заметил Ник.

Сидней обдумал замечание.

— Я был просто наемным стрелком, и не больше, но когда вспоминаю о тех, с кем был рядом в Хараме или в Альбасете… Кто-то сказал, что они стояли на поле боя, как дерево, не склонившееся под бомбежками. Мне нравится этот образ — «Сердцевина дуба» и прочее. Они сюда прибыли, веря в свободу.

— Ну и что? — сказал Ленни. — Я сам верю в свободу. Никель наверняка верит. Только не обязательно идти за нее сражаться.

— И при всей своей вере Интернациональные бригады проиграли войну, — добавил Ник.

— Суть не в том! — вскричал Сидней. — Проиграли, выиграли — не важно. Важно, что они приехали сюда из Кардиффа, Дублина, Лондона, Глазго, зная, что дома не получат за это ни денег, ни славы, и все же держались за принцип. Почти все британцы слышали про Испанию, но газеты и кинохроника преподносили фальшивые байки, и мало кто сочувствовал республиканцам. Разумеется, положение дел изменилось, когда было уже слишком поздно. В сороковом году в Британии не осталось ни одного сторонника националистов, а бойцы Интернациональных бригад стали героями. — Он стряхнул землю с плоского камешка и ловко бросил в озеро, прыжками пустив по воде. — В Испании был последний великий крестовый поход. Простые люди всего мира в последний раз приняли личное решение бороться и погибнуть за идеалы в чужой стране.

— Успокойтесь, мистер С., — посоветовал Ленни. — Не будем сентиментальничать. Как насчет аль-Каэды? Или насчет арабов в Ираке? Разве они не смахивают на Интернациональные бригады?

— Это террористы, — фыркнул Сидней.

— Разве Франко вас не называл террористами? — вставил Ник.

— Наверняка мамаша не называет террористом юного Абдула, — добавил Ленни. — Наверняка говорит товаркам на базаре, что сыночек поехал в Ирак драться с американцами за свободу.

Сидней снял очки, потер переносицу.

— Снова вы совершенно правы, мистер Ноулс. Теперь будьте хорошим мальчиком, соберите растопку, пока мистер Крик выложит из камней красивый широкий круг.

— Зачем? — спросил Ленни, уютно нежась на солнце.

— Курицу буду жарить, — ответил старик.

Если в Альбасете было страшновато, то в крошечном лагере Бенимамете на северо-западной окраине Валенсии просто жутко. В Интернациональных бригадах всегда можно было найти утешение в общей неопытности, опору в общих идеалах. Здесь, на территории Кобба, не было ни неопытности, ни идеализма. Казалось, будто в Бенимамет нашел дорогу каждый pistolero и desperado, слишком опасный для службы в армии, милиции или бригадах. Мрачные небритые мужчины в тусклой штатской одежде бурчали в ответ на отрывистые приветствия Кобба, поглядывая на Сиднея, как волки на ягненка. В четвертом часу утра не было никаких признаков, что американец намерен поспать. Он привел Сиднея в холодную темную комнату, проверил, закрыты ли ставни и жалюзи, потом включил свет.

— Нравится письменный стол? — спросил он. — Директор банка отписал его мне в завещании.

Стол производил сильное впечатление в комнате, полной трофеев, отобранных скорее по качеству, чем ради ансамбля. На крышке бокового столика из красного дерева лежал маузер в деревянной кобуре, рядом стоял шкаф, больше годившийся для будуара, чем для барака, над узкой сосновой кроватью у стенки — самым простым предметом обстановки — гигантская карта Испании в массивной золоченой раме. В прикрывающем ее стекле, испещренном отметками китайской тушью, отражался свет маленького канделябра, висевшего прямо над головой Сиднея. В углу торчал свернутый в рулон пушистый ковер винного цвета, другой — толстый, золотистый, роскошный — лежал на полу.

— Ящик с боеприпасами не зря там стоит, — сказал Кобб, проследив за взглядом Сиднея. — Чертов угол упорно коробится. Там было большое кровавое пятно, девчонка его смыла, ковер дыбом встал. Видно, придется другой доставать. — Он поставил на обтянутую кожей крышку письменного стола бутылку коньяку и два круглых стакана. — Это все из Толедо. — Перстень с печаткой глухо звякнул о темную бутылку. — Оплачено из собственного кармана. По сравнению с этим нектаром отрава, которую пьют в Могенте, солома против бархата. Хлебни капельку, привыкай к качеству.

Сидней принял стакан, сел напротив Кобба. Тело как бы опустошилось, нервы отмерли, душа лишилась всяких эмоций. Хладнокровное убийство не имеет ничего общего со стрельбой в бою, и Сидней никак не мог осознать ужас деяния в грязи за будкой для дорожных сборов. Мужчина, которого Кобб оставил за ним присматривать, забрал стакан у плачущего мальчишки, потащил за руку из конюшни. Что-то шепнул ему на ухо, прежде чем выйти, кивнул Сиднею, который поднял пистолет и нажал на спуск, забыв взвести курок. Вместо выстрела раздался слабый короткий щелчок, и, когда он взвел курок, мальчик оглянулся, с надеждой вытаращив глаза. Пистолет выстрелил, пуля ударила в бровь, сорвав скальп и свалив мальчишку в грязь. Он перестал дергаться, прежде чем Сидней успел сделать второй выстрел.

— Хорошо поработал, — объявил Кобб, прочитав его мысли. — Ничего. С каждым днем будет легче.

— Этим и занимается ремонтно-полевая бригада?

— Среди прочего. Без дела стараемся не сидеть. — Кобб выдвинул ящик стола, вытащил сигару, старательно раскурил длинной спичкой, как бы тяня время. — Это учебный лагерь герильи. Знаешь, что такое герилья?

Сидней покачал головой.

— Скоро узнаешь. Тут тебе не регулярная армия. Мы ejercito не слушаем. Работаем на генерала Орлова, а он отчитывается лично перед дядей Джо Сталиным. Командовал партизанскими отрядами во время Гражданской войны в России и в Польше. Толковый малый — первым тебе скажет, что этой стране конец, если она будет и дальше мятежничать и играть в свои игры. Видел, что делали ваши ребята в Хараме? Имели шанс накатиться на регулярных снежным комом, а республиканцы раз за разом бросали их на прорыв, только чтобы попасть в газетные заголовки. «Если на каждого убитого члена бригады придется по два сантиметра колонки, я выиграю войну в газетах». Кто это сказал? Не знаешь? Ваш босс, Андре Марти. Я его слушал. А посмотри на эту жирную задницу, Хемингуэя, который вместе со своими шлюхами разъезжает по линиям обороны, как какой-нибудь долбаный принц Уэльский. В прошлом году видел сукина сына в университетском городке в Мадриде. Мы там стояли против Испанского легиона — тупые ублюдки, но вместе с тем, как мы поняли, честные и благородные. — Кобб пробежался толстыми пальцами по черным волосам, раздавил ногтем вошь. — Договорились за час до наступления темноты прекращать огонь: те и другие подбирают убитых и раненых, подвозят еду, выметают дерьмо и всякое такое. Ну, является как-то вечером Хемингуэй с какой-то хихикающей дамочкой. Разливает по кругу дешевый коньяк, требует, чтоб ему дали выстрелить по врагу, понимаешь, в войну поиграть. — Кобб глубоко затянулся сигарой, тряся головой. — Мы старались ему объяснить насчет соглашения о прекращении огня, только он настоял на своем, выпустил два десятка патронов. Потом девке дал пострелять. Потом они смылись обратно в отель рассказывать идиотам дружкам про войну. Через десять минут по нас ударила артиллерия, три человека были убиты, и дальше уж не было никаких перемирий. — Он выпил стакан коньяку, налил снова. — Не имеешь понятия, о чем идет речь, малыш? — Он рассмеялся, позабавленный собственной страстью. — Думаешь, я хоть за что-то из этого дам крысиную задницу? Слушай сенсационную новость: три отряда моих ребят могут удержать вражескую дивизию, действуя в тылу мятежников, охраняя дороги, мосты, телеграфные линии. Мы избегаем контактов. Передвигаемся ночью. Атакуем, исчезаем, изматываем, шпионим и таем. Извлекаем выгоду из хаоса, живем на доходы с земли. — Он осушил бокал, налил снова. — Вот куда ты попал. В Англии кем был, зверобоем, охотником или что-нибудь вроде того?

— Егерем.

Кобб ткнул сигарой в его сторону:

— То, что надо. В бригадах большинство городских, высокообразованных, с золотыми сердцами, а в поле от них ни хрена толку нет. Ты другой, ты талантливый киллер, малыш. Как считаешь, скольких грохнул на Горе Самоубийц?

— Четырнадцать наверняка. Может, на пару больше.

Кобб выпустил дым «гаваны» и фыркнул.

— Наверняка четырнадцать! Во Франции тебе бы за это навесили дерьмовый Военный крест. А тут — шиш, если бы я тебя не нашел. Теперь разбогатеешь. — Он подался вперед, словно собравшись открыть секрет или сделать важное замечание, но что-то его отвлекло в конце комнаты.

Сидней оглянулся. Ничего, кроме летучего воспоминания.

— Пилар! — заорал Кобб.

Дверь распахнулась, вошла молодая женщина с лицом, похожим на растаявший воск. Левая рука заканчивалась сильно распухшим обрубком. Она не сказала ни слова.

— Покажи товарищу его место и приходи принять немножко лекарства с папочкой Коббом.

 

9

Сидней шел к берегу озера на окостеневших ногах. Ленни какое-то время наблюдал за ним, потом перегнулся через спинку кресла, шлепнул Ника по ляжке.

— Проснись, посмотри на Эль Сида!

Старик, совсем голый, входил в накрытую туманом воду.

— Не могу я на него смотреть, — простонал Ник. — Где он ночью спал, черт побери?

— Старый дурак возле костра устроился.

— Я серьезно думаю, что обморозился, — объявил Ник. — Ноги онемели. — Он полез за сигаретами. Руки у него лихорадочно дрожали. — Надо закурить, согреться. Хочешь?

Ленни вытащил «Силк кат».

— Какого дьявола мы тут делаем?

Ник перелез на переднее сиденье, включил мотор, пустил обогреватель на полную мощность.

— По-моему, приключение переживаем.

Сидней подошел через пятнадцать минут с сиявшей кожей, но мрачным лицом.

— Похоже, Эль Сид кипятком писает, — заметил Ник, и старик оскалился опасной понимающей улыбкой, проходя рядом с машиной.

— Джентльмены, — сказал он, — у меня к вам вопрос.

— Выкладывайте, — вздохнул Ленни.

— Хорошо. Почему в тюрьмах полно идиотов? — Он перевел взгляд с одного на другого, зная, что парочка неплохо знакома с внутренней ситуацией.

— Понятия не имею, — пожал плечами Ник.

— О том я и говорю. Объясню — ловят лишь глупых преступников. Умные и хитрые вокруг нас свободны как птицы.

— И в чем суть, мистер С.?

— В том, что умные преступники — а мы с вами преступники — не въедут в Сарагосу в ярко-синей инвалидной машине, угнанной в Сантандере у безногого, и совершив вооруженное ограбление меньше чем в тридцати милях оттуда. — Он постучал по крыше машины. — У нас серьезная проблема, джентльмены.

— У нас нет, — возразил Ленни, указывая на берег, где два рыбака выгружали лодку из кузова пикапа. — У них будут.

Через тридцать минут они ехали по дороге, и бедствия холодной ночи таяли инеем под поднимавшимся на безоблачном небе солнцем. Инвалидную машину завели глубоко в лес по сильно изрезанной camino forestal и оставили за кирпичной стеной в конце тракта. Профессорские свидетельства о правоте фашистов в Гражданской войне так и остались на заднем сиденье, несколько засаленные после двух ночей под Ником. Ленни старательно стер с руля свои отпечатки, оставив полный набор на крыше, когда наклонялся для этого. Вернувшись пешком к озеру, увидел, что рыболовы исчезли в тумане, поэтому для угона грязной красной «тойоты» не требовалось никаких усилий, тем более что владелец с очаровательной деревенской наивностью оставил ключи в замке зажигания.

— Видите? — спросил Ленни, тряхнув головой. — Хоть они и заметили пластик, ключи все равно оставили. Никто не ожидает, что калека пойдет на угон.

В Сарагосу приехали в девять с небольшим, поставили машину на стоянку, отправились искать торговцев-нумизматов. К десяти часам монета Ника была продана за одиннадцать сотен евро, что было отмечено в тихом кафе.

— Дальше куда? — спросил Ник.

— В Маэстрасго, — сказал Сидней, потягивая грязновато-коричневый cortado.

— И вы постараетесь вспомнить, где спрятано золото.

— Правильно, — кивнул Сидней, — только должен вам сообщить кое-что важное.

— Ну вот, — вздохнул Ленни.

— Я единственный живой человек, который его видел, но, видимо, не единственный, кто о нем слышал. В других местах о том самом золоте ходят слухи.

— Где, к примеру?

— К примеру, пять лет назад одна немецкая газета опубликовала письмо, запрашивая сведения о его местонахождении.

— Какая газета? — уточнил Ник, насыпая в чашку сахар. — Нумизматическая? Или посвященная металлодетекторам?

— Называется Spanienkreuz, — объяснил Сидней. — Издается для немецких ветеранов легиона «Кондор».

Ленни свистнул и заказал еще пива.

— Это еще что такое?

— Британия, Франция и Америка не пожелали пачкать руки в испанских разборках. Рэндольф Черчилль — племянник Уинстона, ни много ни мало, — обозвал испанцев «шайками даго, которые убивают друг друга». Германия и Италия были не столь разборчивыми. Муссолини жаждал победы в каком-нибудь заграничном походе для повышения своей популярности в Риме, Гитлер хотел испытать технику и людей перед нападением на Советский Союз. Испания подходила обоим. Германский контингент выступал под названием легиона «Кондор». Все это было очень давно, но хочу подчеркнуть — здесь до сих пор считается недавней историей. Гражданская война далеко не забыта. — Он ткнул пальцем в бармена, небритого мужчину возраста Ленни. — Спросите у него о легионе «Кондор». Он расскажет. Спросите о любом из десятков отдельных отрядов, которые здесь сражались семьдесят лет назад, — их каждый знает. Вполне возможно, что этот самый бар связан с какой-нибудь политической организацией. Разглядите граффити на улицах — это не детские каракули, как в Норвиче, а политика.

— Значит, Гражданская война долго еще не забудется, — заключил Ник. — Что из этого?

— То, что память свежа. В Маэстрасго придется держаться с большой осторожностью.

— То есть как? — встрепенулся Ленни.

— Держать рот на замке и поглядывать через плечо, мистер Ноулс. Я нисколько не сомневаюсь, что история с золотом остается в тех местах ходячей разменной монетой, порождая разнообразные гипотезы местных жителей. Район всегда был малонаселенным, и теперь иностранцы бросаются в глаза, как прежде. Чтобы отвести подозрения, я придумал, по-моему, неплохую легенду.

Ленни задержал дыхание и рыгнул.

— Ну?

— Ищем окаменелости. — Он посмотрел на членов команды, а те на него.

— То есть как?

Сидней задумался, не потешается ли над ним Ленни. Посмотрел на него, понял, что не потешается.

— То есть ищем окаменелости, мистер Ноулс. Горы Маэстрасго — истинный рай для охотников за динозаврами. Трое мужчин в фургоне с инструментами для раскопок могут с таким же успехом искать бронтозавров и тираннозавров, как золото.

— Их уже по-другому зовут, — сообщил Ленни. Он смотрел фильмы на канале «Планета животных», и нередко какая-то информация застревала у него в голове. — Бронтозавр теперь называется апатозавр, а ваш тираннозавр просто чушь собачья.

— Великолепно, — провозгласил Сидней. — Еще что-нибудь знаете?

Ленни затряс головой:

— По-моему, и так впечатляет.

— Тогда еще раз повторю приказание держать рот на замке, — объявил Сидней, открыл местную рекламную газету, неуклюже провел пальцем до перечня объявлений о продаже транспортных средств и пристально вгляделся в строчки.

Ленни схватил крошечный аэрозольный баллончик.

— А это что такое?

— Спрей с феромонами, — объяснил Ник. — Неотразимо для женщин.

— Яйца укрепляет, — ухмыльнулся Ленни. — Где ты его взял?

— В инвалидной машине нашел.

Сидней поднял глаза от страницы:

— Мистер Ноулс, вы с «пежо-боксером» знакомы?

— Среди многого прочего, мистер С. «Пежо-боксер»? Какого года?

— Девяносто пятого.

— Пробег?

— Сто шестьдесят тысяч километров. Продавец просит пятьсот евро.

Ленни вздернул брови.

— С таким пробегом неплохая цена, да только все зависит от состояния.

Сидней опустил газету.

— Пойдем посмотрим? Если повезет, к обеду будем в Маэстрасго.

К востоку от Сарагосы шоссе 232 и железная дорога шли к Каталонии по южному берегу могучей реки Эбро. Через пару миль после Вирген-де-ла-Колумна находилась развилка, нижняя ветка которой сворачивала на юг к горам. Угнанный пикап остался на стоянке у супермаркета, Ник сидел теперь за рулем ржавого белого автомобиля с плохими тормозами, болтавшейся коробкой передач, потертыми сиденьями и надписью «Se vende», по-прежнему выведенной на стекле. Используя Сиднея в качестве переводчика, Ленни убедил продавца, жирного неразговорчивого мужчину в вязаной кофте и пижамных штанах, что проблема «боксера» девяностого пятого года заключается в сальниках, особенно после ста шестидесяти тысяч километров, и поэтому речь фактически идет о покупке кота в мешке. Продавец, видно стремясь вернуться к неотложному делу в спальне, согласился на четыреста евро. Сделка состоялась.

— Эти места когда-то носили название Илергетас, — сообщил Сидней. — Идеально: с севера их огораживают Пиренеи, а с юга Иберийские горы. Те и другие их орошают. Истинное сокровище пропало, потому что два идиота владельца, Индибилис и Мандоний, никак не могли определиться, на чьей они стороне. Это должно послужить вам уроком, мистер Ноулс и мистер Крик. — Он взглянул вправо на Ленни, который привалился к пассажирской дверце, затуманивая стекло храпом, сверкая слюной на небритом подбородке.

— Можно спросить? — вызвался Ник.

— Пожалуйста.

— Это самое золото принадлежало республике?

— Именно.

— И, как я понимаю, были приняты строгие меры предосторожности, чтобы транспортировка оставалась тайной. Так?

— Так. Президент Асанья и министр финансов Негрин подписали приказ о переводе резерва из Мадрида тринадцатого сентября. Через месяц распорядились отправить его в Москву по морю. На той стадии о плане было известно только Асанье, Негрину, премьер-министру Кабальеро, генералу Орлову и дяде Джо. Проделанный анализ риска сводился к сравнению между дьяволом и глубоким синим морем. Как я слышал, Негрин никогда не просил и не получал от Орлова никаких гарантий, что золото когда-нибудь будет возвращено. Больше того, Орлов исполнял строгое указание Сталина не отвечать на такие вопросы.

— Откуда вы все это знаете? Вы же были тогда поросенком.

— В то время ничего не знал, а после конца войны история с перевозкой стала общеизвестной. Осталась лишь одна тайна, мистер Крик: исчезнувшие сто ящиков. Кто-то приписал недостачу простой бухгалтерской ошибке. Я знал, что это не так, ибо сам видел пропавшие ящики.

— А еще кто видел?

Сидней погладил усы и медленно покачал головой:

— В живых нет никого, кто мог бы подтвердить легенду.

На рассвете в День святого Хуана 1937 года ремонтно-полевая бригада отрядом бесплотных духов явилась на дороге в пяти милях к северу от Виллануэвы рядом с поворотом на Альфаро. На святого покровителя строителей произвела бы немалое впечатление скорость, с которой было возведено заграждение из срубленных на обочине берез и установлены матерчатые указатели, изготовленные в мастерской в Бенимамете. Отряд, вооруженный двумя пулеметами «льюис» и подкрепленный группой стрелков, расположился на густо заросших склонах, откуда просматривалась дорога, а двое дозорных рванули на пятьсот ярдов вперед вести наблюдение. Сидней следил за работой, неловко чувствуя себя в новой форменной одежде и еще не сжившись с новой командой. Стрелковая группа из двенадцати человек шла за ним без вопросов, когда он вчера поздним вечером вел их в горы за линию фронта, на пятнадцать миль в глубь вражеской территории, но сейчас, когда из-под бесцветных сплошных облаков пробивался серый день, Сидней ощущал себя лишним, никому не нужным. Кобб не принимал участия в операции, командовал невысокий сердитый русский по фамилии Сулов с неподвижным пристальным взглядом и нервным тиком. Его вызывающий подозрения альбинизм и слабые познания Сиднея в испанском исключали участие обоих в разведывательной стадии и сборе информации.

Подойдя к Сиднею, он со сверкнувшим в светло-голубых глазах безумием пнул его в ногу, указывая на плохо натянутые гетры, наплывшие на ботинки.

— Нехорошо.

Сидней отложил винтовку, наклонился, поправил. Форма Терцио — Испанского иностранного легиона — была удобной и теплой, но всем носившим ее иностранцам, захваченным националистами, грозила более медленная и мучительная смерть, чем обычно.

Утренний мрак пронзил свист, и Сулов столкнул Сиднея с дороги.

— Смотри, — прошипел он, указывая на склон.

Сидней упал за поваленным деревом, откуда полностью простреливался участок за заграждением. Высокий рябой немец Кройц вышел на дорогу, поправляя форменную пилотку с легкомысленной кисточкой, и встал, подбоченившись, будто имел на то полное право. Через минуту у барьера остановился конвой из трех грузовиков, возглавляемый мотоциклистом, повинуясь взмаху флажка в руках громадного венгра-поэта по прозвищу Эль Гордо, который стоял у барьера с красной повязкой регулировщика дорожного движения на рукаве. Кройц что-то крикнул через плечо, и один из его соратников, дружелюбный марселец с шустрыми глазами по фамилии Сименон, подскочил с черной конторской книгой. Немец проигнорировал приветствие мотоциклиста и, перейдя к первому грузовику, обменялся с водителем воинскими формальностями. Несколько раз кивнул с притворной скукой и послал Сименона осмотреть другие машины. Вернувшись, Сименон передал книгу Кройцу, а тот водителю на подпись. Отошел, опять козырнул и махнул, пропуская конвой.

— Еще два, потом мы пойдем, — сказал Сулов. — Вот сюда. — Он ткнул толстым пальцем в карту. — Ты поведешь.

Через два дня они вернулись в Бенимамет. Кобб нашел Сиднея, когда тот чистил оружие на весеннем солнце. Он бросил в пыль окурок сигары и раздавил подошвой.

— Как тебе нравится служба в Терцио, мальчик?

Сидней пожал плечами:

— По-моему, в армейской форме лучше.

Кобб поднял бровь.

— Хочешь сказать, прикид тебе не по нраву?

Сидней оглядел вельветовые штаны и поношенные ботинки.

— Вряд ли можно назвать это формой, правда? — Он бросил вычищенный патрон в деревянный ящик и вытащил из другого горсть грязных.

— Что стряслось с венгром?

— Разве не слышали?

— Я много чего слышу, — раздраженно ответил Кобб. — А также командую частью, в сравнении с которой чикагская мафия сойдет за иезуитскую семинарию. Всякое бывает. Поэтому расскажи, что стало с венгром.

— Выпал из поезда, когда мочился.

Американец долго смотрел на него.

— Так я и слышал.

— Мы раздобыли то, что вам нужно?

Кобб сунул в ухо палец, повертел, осмотрел результаты.

— Конечно, раздобыли. В наших разведданных была большая дыра насчет вражеских сил в районе. Вы, ребята, ее залатали.

Дорога шла к югу, поднималась и опускалась, как тихое море, направляясь прямо к гористому горизонту. Ник махнул рукой на пейзаж — голую равнину без деревьев, усеянную тусклыми валунами, руинами заброшенных домов, покрытыми белой известкой.

— Похоже на пустыню.

— Так и есть, — кивнул Сидней. — El Desierto de Calanda. Здесь почти никогда не бывает дождя. Небольшие остатки плодородной почвы, уцелевшие после многовекового выпаса овец, унес ветер, когда вырубили деревья. Земля мертва, больше на ней никто не живет.

— А в тридцать шестом как было?

Сидней взглянул на пустошь.

— Точно так же.

— Кроме домов, где тогда жили люди, — вставил Ленни.

— Вовсе нет. Они уже тогда пустовали. Невозможно было не заметить, не почувствовать полное опустошение сельской местности. Едешь часами, ни души не видишь. Даже собаки. По ночам кажется, будто, кроме дороги, ничего не существует, а она проложена через лимб.

— Куда люди делись?

— Не знаю, — пожал плечами Сидней. — С началом войны местные фашисты обрушились на местных анархистов. Кому-то удалось убежать, многих расстреляли. Потом из городов прибыли новые анархисты, перевешали местных фашистов. Полагаю, при таких событиях любой мало-мальски разумный человек решит, что в городе безопаснее, чем в деревне. Я бы перебрался. А вы?

— Еще бы, — подтвердил Ленни. — Перебрался бы в Англию к чертовой матери.

— Тогда не смогли бы участвовать в единственном порядочном деле средь кровавого грязного хаоса.

Ленни зевнул.

— Зачем трудиться?

— Что же это за дело? — спросил Ник.

— Коллективизация. Жители деревень собирались в так называемом casa del pueblo, если его не спалили фашисты, или в любом другом месте, просили всех и каждого пожертвовать все, что имеет, на общую цель.

— Что, к примеру? — поинтересовался Ленни.

— Все: дом, скотину, землю, если есть, инструменты, деньги, труд, барахло, черт возьми.

— И жену? — ухмыльнулся Ленни.

— Жена шла добровольно. Свободные анархисты славились трезвостью, воздержанием и умеренностью во всем. Они согласились отказаться от курения и алкоголя, от половой и расовой дискриминации, от понятия супружеской измены, что всегда вызывало у меня недоумение, поскольку в то же время брак был отменен. Все переходило в общую коллективную собственность. В результате, как я понимаю, исчезли все капиталистические ловушки с приманками.

— Что за хреновина? — возмутился Ленни. — Деньги как зарабатывать?

— Вы абсолютно ничего не поняли. Деньги отменялись.

— Сигареты на что покупать?

— Напоминаю: курение запрещено.

— А колбаса? За колбасу чем платить?

— Ничем. Идете к мяснику, просите, он дает колбасу. То же самое относится к оливковому маслу, муке, молоку. Заходите в кооперативный магазин и берете что нужно.

Ник обогнал мужчину в желтом спортивном костюме из лайкры на гоночном велосипеде — единственный летучий признак жизни в мертвом пейзаже.

— Обождите, никак в голове не укладывается. Откуда берутся продукты?

— С земли. Вы производите продукты. Выращиваете свиней на колбасу. Собираете маслины, из которых получится оливковое масло. Вы вместе со своими товарищами, мужчинами и женщинами. — Сидней взглянул на Ленни. — Вам бы понравилось, мистер Ноулс. Прибывшие колонны анархистов прогнали землевладельцев, caciques, буржуев — всех наживавшихся за счет крестьян, отняли у них дома, землю, имущество. Религию запретили, в храмах устроили товарные склады — в альканисский кафедральный собор свезли всякую всячину. Так что, если сеньору Ноулсу хотелось иметь в своем доме чудный столик из красного дерева, красивую картину на стенке, изысканный обеденный сервиз, оставалось только забежать в собор и выписать.

— А потом можно было пойти на рынок и продать?

— Нет, конечно. Денег не было. Рынков тоже.

— Как насчет парикмахеров или дантистов?

— Специалисты, работники сферы услуг не оплачивали свое питание и прочие основные жизненные потребности, поэтому не нуждались в деньгах. Вы отдавали на общие цели свой труд, они — профессиональное мастерство. Все даром, если хотите, а выгода крестьянской коллективизации заключается в том, что при экономии от масштаба и повышении урожайности можно покупать наилучшие семена, удобрения…

— На что покупать? Вы ж говорите, деньги отменили.

— Да, внутри кооператива. Но каждое коллективное хозяйство было островком в капиталистическом море и на первых порах нуждалось в деньгах для торговли с внешним миром.

Ленни хмыкнул.

— Напоминает кучу белиберды, которую несли старые хиппи. У кого были деньги?

— У избранного представителя.

— Неплохо было бы добиться избрания.

— Вы циник, мистер Ноулс.

— Реалист, мистер Стармен. Знаю я эти культы. Наверху какой-нибудь жулик обязательно обогащается.

Сидней передернул плечами.

— В любом случае эксперимент был красивый. Не прошло и года, как произошла революция в сфере образования, социального обеспечения и юстиции, возникли отлично организованные сельскохозяйственные кооперативы, которые иногда собирали с полученных земель в восемь-десять раз больше прежнего.

— Потом пришли фашисты и все погубили? — спросил Ник.

Сидней покачал головой:

— Потом пришли республиканцы и все погубили. По всему миру разнеслись вести, что народ захватывает землю, отменяет деньги и собственность, изгоняет священников и так далее. Власти запаниковали. Франция с Англией не могли допустить, чтоб Испания погрузилась в пучину анархизма, и решили призвать коммунистов, чтобы покончить с этим. Вот как было дело, джентльмены.

— Тоже правильно, — кивнул Ленни. — Ни курева, ни выпивки? Просто смешной способ управлять страной.

Впереди границу между Бахой и Старым Арагоном отмечала гряда низких холмов пыльного цвета, которые поочередно вздымались вроде кучевых облаков перед надвигавшейся бурей. Сидней сунул в рот очередную конфетку.

— Можете смеяться, мистер Ноулс, но вы сами — идеальный материал для анархиста.

— Будь я проклят.

— Налоги платите?

— Нет, конечно.

— За кого голосовали на последних выборах?

Ленни помолчал.

— По правде сказать, в последний раз я не имел возможности использовать свое право голоса. Николас тоже.

— Вообще когда-нибудь голосовали?

— М-м-м…

— Почему?

— Потому что меня политика вообще не колышет. Пускай меня оставят в покое, дадут дело делать. Никому ни мешаю, мне тоже никто не мешает. Я не стану платить никаким жирным ублюдкам, которые мне будут указывать, как надо жить.

— Вы как раз подтвердили мою правоту, — усмехнулся Сидней. — Один из принципов свободных анархистов — естественное состояние человека, а вы, мистер Ноулс, естественный человек. Нельзя ли притормозить на минуточку, мистер Крик? Я хочу помочиться.

Пустынная равнина поднималась к Сьерра-де-лос-Морос — мрачным скалам на севере провинции Теруэль. Надрывные надписи поперек дорожных указателей утверждали: «Теруэль жив!», но признаки человеческого присутствия крайне редко подтверждали это заявление. По обеим сторонам дороги стояли покинутые крестьянские хозяйства, деревни, дома с просевшими крышами и разбитыми окнами — непогребенные останки коммун, родившихся, чтобы погибнуть. Дорога спиралью взвинчивалась вверх, в холодном разреженном воздухе все чаще виднелись ржавевшие в темных горных долинах железные конструкции угледобывающих кооперативов с типично испанскими названиями «Алакон», «Кортес-де-Арагон», но внешне напоминающих о Сибири. Ленни явно не нравилось дикое безобразие.

— Впервые попав сюда, я испытывал то же самое, — сказал Сидней. — Испания была для меня страной яркого солнца, апельсинов, веселых цыганок. Никогда не думал, что тут бывает снег и бездомные мрут от холода и голода.

Ленни содрогнулся.

— Не пойму, зачем вы сюда вообще ехали. Сидели бы спокойно в симпатичном пригородном домике, разводили фазанов. Вместо того отправились в такую даль бить немцев, когда просто надо было дождаться Второй мировой войны, сесть в бомбардировщик и лететь в Дрезден. За одну ночь грохнули бы тысячу гадов.

— Это я тоже делал, — кивнул Сидней.

Дорога пошла вниз по южному склону сьерры к долине Рио-Мартин. Поблизости от перекрестка с дорогой на Каминреаль Сидней широко открыл глаза, а по верхней губе потекла струйка пота.

— Здесь я был, — шепнул он, будто пред ним предстал призрак прошлого.

— Тут золото? — вскинулся Ленни.

— Нет… Выше в горах за рекой. А здесь было что-то другое… — Голос его прервался, он сосредоточился на воспоминании. Потом улыбнулся, сморгнул и тряхнул головой. — Ничего особенного.

 

10

К апрелю 1937 года Сидней набрал вес. После операции Сулова по блокировке дороги в поле не выходил, последние полтора месяца усиленно учил неграмотных андалусских campesinos стрелять из ружья и ползать по-пластунски. Кобб велел научить их искусству жить дарами земли, но им не требовались уроки выживания. Когда Сидней начал объяснять, как ставить силки, они задали добродушный вопрос: зачем ловить кролика в проволочную петлю, когда его можно руками поймать. Поначалу побаиваясь смуглых мужчин с густыми черными волосами и гнилыми зубами, он вскоре обнаружил, что его привлекает и радует теплота, щедрость, несказанная благодарность за участие в их борьбе. Все больше нравились угощения: жирная jamon negra, queso antiguo, sobresada с острыми приправами; вскоре он оценил вкус сногсшибательного спиртного удара неочищенной aguardiente. Проводя дни в их компании глубоко в лесах вокруг Лоригиллы, вдали от холодного цинизма Бенимамета, он наконец проникся страстью к революции, столь дорогой сердцу Джо. Погрузившись в языковую среду, усовершенствовал свой испанский, лицо потемнело под весенним солнцем, уже не подлежавшие починке ботинки сменились сандалиями на плетеной веревочной подошве.

Если Кобба поразило превращение растерянного бледнолицего англичанина в небритого загорелого партизана, он этого не выдал, только заключил:

— Растолстел, малыш Сид.

Сидней сидел в кресле перед впечатляющим письменным столом, унаследованным командиром.

— Не так, как некоторые, — ответил он.

Кобб рассмеялся.

— Тебе требуется приключение. Пойдешь нынче вечером с нами. Чуть-чуть выше по берегу и в глубь территории.

Тоненькая белая луна висела над Средиземноморьем, бросая призрачный свет на мертвенно-тихие воды. Кобб ехал на север на высокой скорости: дорога пуста, он тут главный. Рядом с ним сидел Клее — дикарь с бычьей шеей, бритой головой и крошечными глазками, которого Сидней видел, но знаком раньше не был. На заднем сиденье вместе с Сиднеем расположился Кройц, длинный немец, участвовавший в операции на дороге, с лицом, усыпанным маленькими оспинами, и длинными, гладко зачесанными назад светлыми волосами, лоснившимися от жира. Последним членом группы был Сименон, скалившийся, как спаниель.

— Сенсационная новость, если кому интересно, — процедил Кобб. — Наше начальство меня проинформировало, что коммунистическая партия больше не может сотрудничать с анархистами. Их интересы расходятся с интересами страны.

— Какой страны? — уточнил Клее. — Испании или России?

Кобб как бы с недоумением посмотрел на него:

— Разве это не одно и то же?

— Прошу вас, господа! — усмехнулся Сименон. — Что за непатриотичные речи? Вы пугаете мальчика.

— Наоборот, могу поспорить, — ответил Кобб. — По-моему, абсолютно патриотичные. Наше руководство считает милитаризацию армии ключевым вопросом победы в войне, и если я думаю, что ее можно выиграть, то вынужден согласиться. Взгляните на картину: в синем углу у нас африканская армия, легион, регулярные войска, фаланга, рекете, итальянцы и немцы — отдельные части, объединенные одним великим лидером. Возьмите негра из Марокко, юриста из Севильи, макаронника из Рима, партийного активиста из Мюнхена, карлистов или какого-нибудь богом проклятого певца с Канарских островов — все они маршируют под дробь одного долбаного барабана. Поэтому, ребята, они победят, ибо в красном углу у нас марксисты, полдесятка разных анархических организаций, эльзасцы, рекруты и мы. Все пытаются драться с общим врагом, наступая при этом друг другу на пальцы. Ни один из нас не верит другому, ни один не хочет того, чего хочет другой. Поэтому республика проиграет.

— Значит, надо объединиться вокруг одного лидера и забыть разногласия, — сказал Сидней.

Кобб взглянул на него в зеркало заднего обзора.

— Тогда расскажи нам, малыш Сид, как уговорить наших друзей анархистов и двоюродных братьев марксистов собраться под одним большим красным флагом?

Сидней откинулся на спинку сиденья и пожал плечами.

— Вы мне расскажите.

Кобб покосился на Клее:

— Покажем.

Клее повернулся к Сиднею, растянув широкие губы в жестокой ухмылке. Полез в карман кожаной куртки, поднял бровь, как ярмарочный фокусник, и вытащил кинжал длиной семь дюймов. Лезвие почернело, но граненая сталь сверкнула в лунном свете.

— Мы работали вот этими длинными ножами.

Кройц кивнул:

— Die Nacht der langen Messer. Пошло на пользу герру Гитлеру.

— В политике больше нет политичности, — вздохнул Кобб.

У Винароса он свернул с прибрежной дороги на горный серпантин среди черных высоких посеребренных луной массивов. Дорога огибала темные деревни с каталанскими названиями — Трайгера, Херт, Энфойг, — где не загорались огни и даже собаки не лаяли вслед.

Кобб раскурил окурок сигары и с прискорбием покачал головой.

— Проезжая тенистой долиной Смерти, не побоюсь зла, — произнес он нараспев, — ибо хуже меня нет злодея в долине.

Кройц заснул, болтая головой, словно вынутой из петли, Клее на переднем сиденье тихонько готовил обоймы для автомата, Сименон раздражающе вертел руками, усмехаясь Сиднею всякий раз, как встречался с ним взглядом. На протяжении следующего часа Кобб то пел, то мычал спиричуэл «О, верного друга обрел я в Иисусе», пока не затормозил на крутом склоне.

— Приехали, джентльмены.

Когда они вылезли из «ауди», из темноты выступил нервный юноша с жидкими усиками, бросил сигарету, пожал Коббу руку, быстро заговорил, дергаясь, выдавая волнение и тревогу. В паре сотен ярдов выше дорога шла сквозь сводчатый проем к укрепленной деревне с за́мком на вершине, зубчатые стены которого вырисовывались на ночном небе. Кобб присел за машиной, пристраивая на колене автомат Томпсона. В длинном кожаном плаще, с набриолиненными волосами, он больше смахивал на чикагского гангстера, чем на коммунистического агента, и его подчиненные дополняли образ — Клее в дорогом костюме в узенькую полоску, Кройц в твидовом пиджаке и шерстяных брюках, Сименон в голубом блейзере и черной рубашке с открытым воротом, которого можно было принять скорее за гуляку из казино в Биаррице, чем за наемника.

— Антонио говорит, что какое-то время придется убить, поэтому коротко опишу ситуацию, — объявил Кобб. — В том самом за́мке наверху хранятся запасы продуктов и боеприпасы для всего северного сектора Теруэля. Его охраняет компания престарелых и полудурков, поэтому нам они неприятностей не доставят. Нам требуется босс — капитан Рансато, номинальный анархист. Я говорю номинальный, потому что братья-анархисты его линчевали бы, если б узнали, что он занимается рэкетом. Его зять — товарищ Кано. Слышали? — Кивнул один Клее, и Кобб продолжал: — Кано — делегат, нечто вроде майора в анархистской милиции, пользуется большим влиянием в Железной колонне. Кройц, расскажи малышу о Железной колонне.

Рябой блондин почесал ухо.

— Железная колонна — анархистская бригада. Большинство ее членов освобожденные политические заключенные. У них нет офицеров, только делегаты и комитеты. Сплошные подонки.

— Не хуже и не лучше нас, Кройц, с одной разницей, что испанцы, — добавил Кобб. — Не все из них бывшие аферисты. Многие искренне верят во все, кроме необходимости отказаться от анархистских принципов и бежать под наш большой красный флаг. Действительно, Кано довольно настойчиво требует стоять в сторонке, подобно своему товарищу Аранхуку, члену комитета, который настаивает на том же, хотя по другим причинам. Кано утверждает, будто в его секторе пять тысяч человек под ружьем. И запрашивает денежное довольствие, боеприпасы, продукты на это количество.

— А на самом деле? Три с половиной? — уточнил Сименон.

— Угу, — кивнул Кобб и поднял бровь, глядя на Сиднея. — Понял, к чему я веду, малыш? Кано и Рансато сколачивают состояние, продавая на побережье излишек продуктов, и мне подсказали, что накопленные ими боеприпасы будут использованы против нас в условленную дату и время. Гниль и мерзость, джентльмены. Нынче нам выпал шанс захватить их с поличным. — Он кивнул на за́мок. — Сидят сейчас в доме Рансато, пьют ворованный коньяк, курят сигары с черного рынка. Без всяких сомнений.

— Так пошли! — воскликнул Сименон.

Кобб поднял руку:

— Тихо, френч. Допустим, уберем Рансато и Кано — пару продажных спекулянтов. А кровоточащее сердце Железной колонны останется.

— Аранхук, — буркнул Кройц.

— Понял, наконец. Аранхук чист, как свисток, слишком честен для лидерства. Если посоветует своим ребятам вступить в коммунистическую партию, каждый распоследний сукин сын раскрасит себе задницу в красный цвет, только он никогда так не скажет. Ублюдок действительно верит, будто эта война с фашизмом лишь мелкая склока, а настоящая революция продолжится после того, как Франко к стенке поставят. Мы это дерьмо не скушаем. Я у него был на прошлой неделе вместе с Ласаром из министерства. Мы ему рассказали об аферах Кано. Он был потрясен, уязвлен, но не смог отрицать доказательства, поэтому попросил нас немедленно арестовать гада. Мы отказались и предложили ему самому произвести арест, обещая оказать поддержку. Ласар напомнил, что после мятежа в Валенсии все должны видеть, что Железная колонна поддерживает порядок в собственном доме. — Он взглянул на часы. — Надеюсь, явится.

— И он вам поверил? — спросил Кройц.

Кобб пожал плечами:

— Сомневаюсь, но что ему остается делать? Когда министерство делает предложение, редко бывает альтернатива.

Сидней переводил взгляд с одного лица на другое, не видя ни малейших сомнений или угрызений совести. Они волновались не больше охотника, готовящегося подстрелить лису.

— Мочить будем или всухую? — уточнил Сименон.

— Рансато и Кано поедут со мной в Валенсию, — объяснил Кобб.

— А Аранхук?

— Ну, формально ничего плохого не сделал, поэтому мы его взять не можем. — Кобб кивнул Кройцу. — Захватишь его с собой. Малыша прихвати, подвезите как можно ближе к линии фронта.

— А потом?

Кобб встал, хрустнув коленом, полез в дверцу «ауди», вытащил мягкий черный портфель.

— Отдашь ему вот это, — сказал он, протягивая Кройцу желтый конверт, — а потом отпустишь.

— Что это? — поинтересовался Кройц, встряхивая конверт.

— Карта нашей передовой линии. Расположение некоторых частей отмечено там, где нам было сказано.

Кройц вздернул брови.

Сименон улыбнулся:

— Ley de fuegas?

Кобб прикусил губу, как бы обдумывая ответ. И медленно кивнул:

— Ley de fuegas.

Арест прошел гладко. Сидней ждал на улице с Кройцем и шофером Аранхука. Немец поделился сигаретами, посоветовал шоферу смыться, пока его тоже не арестовали за измену, прогнал взмахом руки, снабдив достаточным количеством слухов, чтобы он ошарашил своих сослуживцев. Через пару-тройку минут Кобб с остальными вывели из дома пленных в наручниках. Хозяин — Ронсато — недоверчиво тряс головой, изо рта его зятя Кано текла кровь, Аранхук улыбался в каком-то мрачном восторге. Когда его отделили от товарищей, втолкнув в собственную машину между Кройцем и Сиднеем, улыбка увяла, сменилась нехорошим предчувствием, от которого он задохнулся и вытаращил глаза.

— Домой его везите, — приказал Кобб, вручив Сиднею ключ от наручников Аранхука и кивая обезумевшей жене и дочерям Рансато, бежавшим рядом с «ауди» и старавшимся сунуть в окна пакеты с продуктами. — До встречи.

Пленник в круглых очках в проволочной оправе без конца запрокидывал голову, чтоб они не соскользнули с носа. На грязной белой рубашке расплылись темные пятна, и на выезде из деревни Сидней чуял запах пота, крепкий тошнотворный запах надежды, издаваемый пропащей душой. Рассеянный замкнутый Кройц лишь качал головой и пожимал плечами в ответ на серьезные вопросы анархиста. Он дважды резко тормозил на спуске от за́мка, и Аранхук, наклоняясь вперед со скованными за спиной руками, чтобы наручники меньше давили, каждый раз ударялся очками в приборную доску.

— Придержи его, парень! — крикнул Кройц, но Сидней не мог себя заставить дотронуться до каталонца.

— Zapatos aqui, — посоветовал он, указав на приборную доску.

— Я говорю по-английски, — сказал Аранхук, упираясь коленями в доску. — Вы англичанин?

— Не отвечай, — предупредил Кройц. — Они вечно стараются влезть под шкуру.

— Кто? — спросил Аранхук.

— Пленные, — объяснил Кройц.

— Если я пленный, то в чем виноват?

— Ничего не могу ответить, товарищ.

— Я ничего плохого не сделал. Куда вы меня везете?

— Вы слышали приказ. Я везу вас домой.

— Я живу в Гироне, товарищ. Сомневаюсь, что мы туда едем.

Кройц промолчал.

— Знаете, вы вполне можете отпустить меня, — сказал Аранхук.

— Успокойтесь, — вздохнул Кройц. — С вами все будет в полном порядке. Обождите, увидите.

— Я арестован?

— Разве мы бы везли арестованного обратно?

— Тогда почему я в наручниках? — Пятна на рубашке Аранхука расползались, в машине пахло страхом и дерьмом. Аранхук оглянулся на Сиднея, пристально всматриваясь в глаза, посылая настойчивые жалобные сигналы. — Почему меня не повезли с остальными?

Сидней пожал плечами, к его щекам прихлынула кровь.

— Товарищ, я лишь исполняю приказ.

— По-моему, вам сейчас лучше заткнуться, — проворчал Кройц. — Обоим.

Он притормозил на крутом повороте, где-то на два витка впереди Сидней мельком заметил хвостовые огни «ауди» Кобба. Молчание прерывалось лишь маниакальным кружением мыслей Аранхука. Одни умеют торговаться за жизнь, а другие просить о пощаде. Одни твердят, что ничего не кончено, пока все не кончится, другие, кажется, понимают, что они — ходячие трупы. Порой избыток ума становится фатальным.

Через какое-то время машина остановилась в нескольких сотнях ярдов от перекрестка с дорогой на Монтальбан. Кройц выскочил из кабины, метнулся в лес, нацеливая на бегу автомат. Вернулся, тяжело дыша.

— Чисто, — сказал он, обращаясь к Аранхуку. — Выходите.

Каталонец тяжело сглотнул.

— Зачем?

— Таков приказ, — пожал плечами Кройц. — Даже анархисты должны понимать. Выходите!

Пленник взглянул на Сиднея:

— Дружище, вы же понимаете, что тут что-то не так, правда?

Сидней отвел глаза.

— Выходите.

Аранхуку стало трудно дышать.

— Слушайте, — крикнул он, — это ошибка! Я ничего плохого не сделал. Это просто несправедливо!

— Разве дело в справедливости или несправедливости? — проворчал Кройц, бросив нервный взгляд влево. — Сейчас же вылезай, пока я тебя не выкинул.

Аранхук всхлипнул, крепко зажмурился и затряс головой, настойчиво повторяя:

— Это несправедливо…

— Выбрасывай гада! — рявкнул Кройц. — Зачем они вечно осложняют дело?

Когда Аранхук открыл глаза, они были полны слез; слезы текли по носу, капали с подбородка.

— Прошу вас, — шепнул он.

Сидней глубоко вздохнул:

— Выходите.

— Ох, боже, — всхлипнул анархист, и по долине внезапно пронесся порыв холодного ветра, сотрясший деревья и покачнувший машину. Он сдвинулся к краю сиденья, выскользнул из кабины, но не устоял, с рыданием упал на дорогу. Сидней поднял его на ноги и прищурился одним глазом на Кройца.

— Должен быть какой-то выход, — задохнулся Аранхук. — Это… это… — Очередной порыв ветра унес его слова.

Кройц тронул его за плечо:

— У тебя есть минута на подготовку, а потом беги.

— Ох, боже, — простонал Аранхук.

Кройц бросил взгляд на Сиднея:

— Мы оба это делаем. Понял? Оба. — Он улыбнулся. — Не бойся, это разрешается по закону о побеге. Когда пленный бежит, в него можно стрелять. Абсолютно законно. — Он взглянул на часы и сплюнул на дорогу. — Пора. Беги!

— Минуту обещали! — закричал Аранхук. — Я еще не готов.

Кройц сделал три быстрых шага, толкнул его вперед. Он рухнул на колени.

— Встать! — рявкнул Кройц.

— Пожалуйста, не надо… Пожалуйста, прошу вас, пожалуйста…

Выстрел нагана Сиднея прозвучал в сыром воздухе мокро и сильно. Пуля попала в спину каталонца, бросив его вперед с гулким вздохом. Со скованными за спиной руками он упал лицом на дорогу. Стараясь подняться, заелозил ногами по асфальту. Сидней опустил револьвер, оглянулся на Кройца. Немец кивнул и всадил в спину Аранхука три пули.

— Скорей, — сказал он. — Сними с него наручники, переверни на спину.

— Он еще живой.

Ноги дергались, пытаясь бежать, словно не знали, что тело мертво.

— Всегда так бывает. Сними наручники. Вот ключ.

Сидней опустился на колени, повозился с ключом, из тела Аранхука с долгим жалобным стоном вышли газы. Освободившиеся от наручников кисти упали костяшками на дорогу. Кройц ногой перевернул тело на спину.

— Никакого достоинства, — вздохнул он, глубоко засовывая во внутренний карман анархиста конверт, который дал ему Кобб. — Гад, предатель. Пошли.

Сидней смотрел на труп Аранхука. За разбитыми очками один глаз был закрыт, другой камнем сидел в глазнице. Из ноздрей текли темные струйки крови, влажно сверкавшие струпьями на подбородке. Указательный палец правой руки спазматически дергался, словно нажимая на спусковой крючок или маня Сиднея наклониться поближе.

— На нем крест.

— Ну и что? — прошипел Кройц. Нервы у него трепетали, как палец на спусковом крючке. Они заехали далеко в глубь спорной территории, где каждый выстрел мог быть услышан.

— Он же анархист. Они в Бога не верят.

Кройц посмотрел на Сиднея как на идиота. Наклонился, сорвал с шеи Аранхука крест, забросил высоко на дерево. Крест обвился вокруг ветки, поблескивая, как светлячок, в неровном лунном свете.

— Легче стало? — спросил он.

Старик тихо погрузился в воспоминания, пока Ник вел машину через Монтальбан и Кастель-де-Кабра к Гаргалло вдоль мелких сверкающих вод реки Мартин. Они перевалили через северный хребет Маэстрасго, состоявший из обрывистых скал, как бы высеченных из других камней по сравнению с ничтожными вершинами Сьерра-дель-Моро. Солнце блистало между деревьями, словно отражаясь от нетускнеющего золотого распятия Аранхука, которое, возможно, до сих пор висит на ветке, медленно покачиваясь на цепочке. Под ним на обновленном покрытии шоссе 211 манящий палец Луиса Аранхука насмехается над памятью Сиднея, не отменяя приглашения. Воспоминание о той ночи на дороге в сосновом лесу и сегодня столь же четко, как в 1937 году, фотографическое разрешение усиливает запах смолы в прохладном воздухе. Его не стер автономный ментальный механизм, и Сидней сознательно не закопал его в неглубокой могиле в дальних уголках сознания. Оно постоянно мелькает в тенях на границе, сердитое, недоброе, готовое выскочить на свет, оставаясь на уме дни и даже недели. Юным оболтусом в Норвиче он удивлялся, почему мужчины не рассказывают о войне тем, кто ее сам не видел, а потом, в Испании, понял, что люди просто стараются всеми силами держать воспоминания в темноте. Бросив взгляд по углам, он видит тяжелые опасные груды ненужных, нежеланных снимков, ярды вырезанной цензурой пленки, свернувшиеся зловещими спиралями на скользком полу. При любом небрежном движении все это может рухнуть, погрузить его в страх и ужас, в первую очередь в чувство вины за ту жуткую авантюру, и все-таки обстоятельства требуют погружения в воспоминания после семидесяти лет забвения. Интересно, хладнокровно задумался он на секунду, убьют они его или нет.

— Здесь что-то плохое случилось, да? — спросил Ник.

Старик как бы съежился в одежде, снова стал старым, хрупким, неуверенным. Покачал головой:

— Ничего существенного, как я уже говорил. По-моему, нам налево на следующем повороте.

Кобб исчез на два дня. Вернувшись, застал Сиднея без рубахи на солнце, когда тот подпиливал головки пуль. Испустил сквозь зубы долгий неодобрительный свист и качнул головой.

— Знаешь, что будет, если тебя возьмут с пулями дум-дум, малыш? — спросил он.

— Практически то же самое, что и без них.

Кобб вздохнул:

— Ты становишься слишком циничным. — Он пнул ботинок Сиднея. — Бросай это дерьмо, иди за мной. Надо поговорить.

Они пошли в пыли под солнцем к низкой стенке, отмечавшей границу лагеря. Клее, стоя в кругу сидевших новобранцев, перебрасывая из руки в руку самодельную гранату, смотрел на них с нескрываемым любопытством. Если Кобб это заметил, то проигнорировал. Шагал, глубоко сунув руки в карманы шерстяных штанов, закатанные выше локтей рукава рубашки цвета хаки обнажали жилистые загорелые руки. На левом предплечье от локтя к запястью розовым червяком, застрявшим под коричневой кожей, тянулся шрам. Кобб не говорил ни слова, пока они не дошли до стены, а там повернулся, привалился к ней спиной с широкой улыбкой, которая любому наблюдателю говорила только о беспечности.

— Можно тебе доверять, малыш? — Сидней кивнул, и Кобб фыркнул. — Безусловно и безоговорочно. Почти каждый сукин сын попросил бы сперва дополнительной информации. — Он вынул из кармана рубашки сигару, покопался в брючном кармане, достал серебряные кусачки, высоко поднял, солнце предупреждающе вспыхнуло на блестящей поверхности. — Нравится? В наследство получил.

— От тех, кого мы арестовали на прошлой неделе?

Кобб на миг удивился, потом покачал головой:

— Нет. От одного типа, который был владельцем кофейной фабрики под Реусом. Знал толк в сигарах. — Он поднес к сигаре золотую зажигалку, опустив объяснения насчет ее происхождения. — Тех, кого мы арестовали на прошлой неделе, больше нет с нами, но, похоже, они унесли нечто близкое сердцу нашего вождя. Поэтому мне надо знать, можно ли тебе доверять.

Сидней отмахнулся от дыма.

— Я уже сказал.

Кобб кивнул, оглядел лагерь, как бы проверяя, не следит ли кто за ними.

— Помнишь, как в прошлом году Железная колонна разнесла Валенсию? Может, тебе никто не рассказывал, но те ребята много месяцев простояли на линии фронта и вдруг услышали, что революция в городе кончилась. Люди ходят в кино, на стадион, едят апельсины, вообще в ус не дуют, будто нет ни войны, ни революции, ничего. Говорят, милиция вернулась преподать горожанам политический урок: разгромила Гран-Виа, расколотила магазины, избила обедавших в кафе и ресторанах, подожгла автомобили. Они врывались в суды, уничтожили главный полицейский участок, перебили кучу священников, набрали себе новых рекрутов в тюрьмах. Потом напоролись на наши пулеметы, и мятежу был положен кровавый конец. Никогда не слышал?

Сидней покачал головой.

Кобб затянулся сигарой.

— Ну, вполне возможно, это была диверсия. Один из парней, которых мы взяли на прошлой неделе, Рансато, хотел заключить со мной сделку. Они вечно стараются, да ничего хорошего не выходит. Те, кто поумнее, знают, что уже покойники, просто стараются спасти жену с детишками. Дураки и слабаки думают, будто сумеют избежать неизбежного. Кое-кто из моих ребят времени им не дает, а я всегда слушаю. В большинстве случаев мы ничего не получаем, но я иду на сделки, чтобы придурки сошли в могилу, имея одной заботой меньше. Умирают с мыслью, что сделали все возможное, а мне достается классная машина, новый письменный стол, серебряные ножнички для сигар. Все довольны. Тот самый Рансато точно такой, как прочие. Я повел его прогуляться по бережку, и он мне заявил, что дело совершенно не связано с продуктовыми квотами. Я говорю, внимательно слушаю, и он мне преподнес байку о грабеже, случившемся в один день с бунтом Железной колонны: восемь человек ограбили укрепленную виллу в предместье. Ну, тут старичок Рансато подцепил меня на крючок, поскольку на ту самую укрепленную виллу я должен был его доставить по личному приказу Орлова. — Кобб выпустил дым, разглядывая землю и щурясь на солнце. — Пройдемся, пока я ввожу тебя в курс. Слишком много проклятых шпионов кругом развелось. По словам Рансато, в прошлом октябре двое парнишек видели, как восемь человек разгружали два фургона на той самой вилле. Поделились известием со своим дядей, который случайно оказался организатором синдикалистов в порту, сообщив, как восемь чужаков заносили на виллу десятки небольших, но необычайно тяжелых ящиков. Дело заняло полночи, и мальчишки пришли к заключению, что фашистские агенты запасают оружие для операции в доках. — Кобб вздернул бровь. — Вполне разумное, но ошибочное предположение. Дядя Педро поступил правильно: уведомил милицию, которая установила, что поместье находится в ведении министерства внутренних дел и его арендует советская военная миссия. — Он помолчал, повернулся к Сиднею: — Как там все прошло с Аранхуком?

Струйки пота царапнули шею осколками, в памяти промелькнули окровавленные зубы и манящий палец.

— Плохо, — пробормотал Сидней. — Он не был готов к смерти.

— А кто из нас готов? — вздохнул Кобб. — Именно Аранхук расспрашивал ребятишек, решив, что разгружавшиеся ящики были слишком маленькими и слишком тяжелыми для оружия с боеприпасами.

— Что ж там было?

Грач уселся на колючей проволоке, мягкий левантийский бриз ерошил его перья. Кобб остановился.

— Золото, — ответил он. — Сто ящиков. Глупые сукины дети украли у генерала Орлова золото, и он убьет всех до последнего, чтобы его вернуть. — Грач наблюдал за хохотавшим по-петушиному Коббом. — Эзопова басня: умные мыши обкрадывают самую злобную в городе кошку. — Он схватил Сиднея за руку, дернул к себе поближе. Выражение его лица неожиданно стало жестоким и агрессивным. — Проблема в том, малыш, что, как только об этом узнаешь, сразу же станешь мышью. Понял, к чему я веду? — Он оглянулся, нет ли кого поблизости, обнял Сиднея за плечи, толкнул в дверной проем низкой каменной постройки. — Как только кому-нибудь станет известно, что знаешь, тебе конец. Шепни мышке — кончишь как Аранхук. Расскажи кошке — будешь умирать неделю с содранной со спины кожей, а чертовы славяне будут смотреть сквозь ребра, как работают твои легкие. — Изо рта у него пахло испанским чесноком и кубинским табаком. Он облизал губы. — Это не угроза, малыш, а предупреждение, черт меня побери. Отныне ты либо со мной, либо танцуешь долгое медленное фанданго со Смертью.

Сидней вырвался из объятий и остановился, заставив Кобба повернуться к нему лицом.

— Тогда зачем вы мне рассказали? — спросил он.

— Затем, чтобы ты прикрывал меня со спины, — объяснил Кобб. — Если Орлов узнает о моей прогулке с Рансато, он меня прикончит. Даже если заподозрит, что я знаю о краже, со мной кончено к чертовой матери. Господи боже, на месте Орлова я обязательно кокнул бы старика Кобба, просто чтоб все было чисто и аккуратно. — Он бросил горестный взгляд через плечо на Клее, который орал на рекрутов по-испански с сильным немецким акцентом. — Возможно, убийцы уже здесь.

— Вы имеете в виду Клее и Кройца?

Кобб провел кончиком языка по зубам и, как змея, принюхался к воздуху.

— Почему именно их? Ты им не доверяешь?

Сидней вздрогнул от прокатившегося по лагерю глухого взрыва гранаты.

— Ведь они немцы, правда?

— Больше ничего против них не имеешь?

Сидней покачал головой.

— Сути не понимаешь, малыш, — вздохнул Кобб. — Проблема не в фашистах. Меня наши люди пугают.

— Я только говорю, есть в них что-то такое…

— Да? — Кобб окинул взглядом лагерь. — Возможно, ты наполовину прав. Разреши мне тебя просветить. Кройц — долбаный герой пролетарской революции, и, если б она увенчалась успехом — а мы с тобой знаем, что не увенчается, — именем сукина сына назвали бы улицу. Хладнокровный гад напрочь лишен чувства юмора, но я бы доверил ему свою жизнь — вот что главное. В Клее не так уверен и буду благодарен, если ты за ним присмотришь. Нервничаю из-за этого хрена.

Глаза Кобба сверкали, а Сидней уже знал, что это означает. Видел такой блеск в глазах Джо, и в глазах дезертира в придорожной будке в Могенте, и за стеклами очков Аранхука. Кобб боялся. Сидней наблюдал, как он жует мокрый кончик сигары, описывая носком ботинка в пыли бессмысленную петлю.

Кобб заговорил медленно, как бы с самим собой: слова с опозданием ковыляли за мыслями.

— Знаешь, малыш… на войне ходят слухи. Я слышал, будто весь испанский золотой резерв отправляют в Москву на хранение. Еще слышал, что в России-матушке дядя Джо истребляет людей. Массу людей: генералов и маршалов, крупных руководителей и министров, всех, кому как бы нельзя доверять. Ребята из Министерства иностранных дел пока целы, но я слышал, что Орлов внесен в кремлевские списки на уничтожение и недолго проживет на свете. Он уже переправил жену и ребенка во Францию, и я бы на его месте в подходящий момент последовал за ними. Догадываюсь, что золото предназначено для спасения наших лидеров и со временем станет пенсионным фондом, поэтому он любой ценой постарается его вернуть. Одно точно, малыш, — кивнул Кобб Сиднею, — я проклят, ты проклят и проклято все это дело. Я бы на твоем месте даже не думал о возвращении в Альбасете. Орлов велит своим ребятам вернуть нас в Валенсию, после чего начнутся забавные игры. Думаешь, операция с Рансато, Кано и Аранхуком имела хоть какой-нибудь политический смысл? Черта с два. Орлов хочет вернуть свое золото, а мы вскоре станем предателями, и за нами погонится пара автомобилей, битком набитых киллерами. — Кобб выплюнул окурок сигары, наставил на Сиднея крепкий толстый палец. — Надо составить план, и я вижу три варианта, малыш. Первый: будь что будет. Второй: отправляемся во Францию, переходим границу, как беженцы. — Он остановился, развернул Сиднея лицом к себе. Вспышки страха в глазах сменились вспышками безумия. — Третий: находим украденное ублюдками золото и забираем. Из смерти, бегства и богатства выбираю третье. А ты, малыш?

Сидней поймал вошь в волосах, раздавил ногтем большого пальца. Американец перечислил три варианта, но либо врет, либо неверно оценивает ситуацию. Нет никаких вариантов. Тайная полиция Орлова существует как раз для отлова предателей и дезертиров, а поскольку Сидней вскоре попадет в обе категории, попытка бегства ничего ему в будущем не сулит. Он не собирается покорно ждать ареста, допросов и казни. Над головой в безоблачном небе вился змеей соблазнительно свободный биплан «чато».

— Ну и какой у нас вариант? — спросил он.

— Хороший мальчик, — усмехнулся Кобб. — Был когда-нибудь в Теруэле?

Согласно немногочисленным газетным снимкам, собранным угрюмым Гассе, разведчиком ремонтно-полевой бригады, искать надо было встревоженного с виду андалусца с цыганской гривой и впалыми щеками. Звали его Ангел Виллафранка, и он был владельцем авторитетной компании.

— Андреас Нин, — пробормотал Гассе, постукивая тупым концом карандаша по групповой фотографии. — Глава марксистского крыла. Виллафранка крайний правый.

— По крайней мере, на снимке, — вставил Кобб.

Гассе указал на другое фото:

— А это наш клиент среди анархистов-синдикалистов. В кожаной куртке покойный сеньор Дуррути.

Кобб собрал на брифинг Сименона, Клее, Кройца и Сиднея. Гассе присутствовал в качестве консультанта.

Клее потел и смотрел подозрительно, сверкая лысой головой под люстрой Кобба.

— Что он такого сделал? — спросил он.

— Это о-о-очень плохой человек, — протянул Кобб. — Взломщик банков, обучавшийся ремеслу в конце двадцатых на юге, а потом перебравшийся в Барку, когда в Андалусии стало слишком уж жарко. Террористом был в добрые старые времена.

— Вполне мог бы влиться в наши ряды, — усмехнулся Сименон.

— Мог, — кивнул Кобб, — но не влился. Служит наемником марксистов и анархистов. Предположительно выдает тех и других, кладя в карман разницу, только кто мы такие, чтобы осуждать? Разумеется, за исключением малыша Сида.

Гассе пристально оглядел Сиднея поверх очков.

— А ты что, идейный?

Сидней пожал плечами, снова почувствовав себя маленьким и незначительным.

— Просто приехал бить немцев, — пробормотал он. Заявление казалось умным, хотя выражение лиц Клее и Кройца свидетельствовало об обратном.

— Он фашистов имеет в виду, — пояснил улыбнувшийся Кобб.

Клее пронзил Сиднея кинжальным взглядом, ткнул в него черенком курительной трубки.

— Мальчик наверняка скажет сам за себя.

Кобб вздохнул, привалился к стене, что неопытный человек принял бы за компромисс и даже за покорность. Вытащил из нагрудного кармана окурок сигары, повертел большим и указательным пальцами.

— Наверняка, — кивнул он. — Еще желаете потолковать или перейдем к обсуждению господина Виллафранки?

Возникшая на миг напряженность в пышно обставленном кабинете слегка разрядилась, но в воздухе еще потрескивало статическое электричество недоговоренности.

— Значит, грабитель, анархист, приятель Дуррути, — суммировал Сименон. — Что из этого?

— Не наше дело, — ответил Кобб. — Нам приказано его спасти и доставить в Валенсию.

— Звучит просто, правда? — заметил Гассе.

— Он в каком-то чертовом Толедо или еще где-то? — предположил Кройц.

— Близко, — усмехнулся Кобб. — В Теруэле. И если мы его срочно не вытащим, Виллафранку перевезут в Севилью, где найдут труп. Его взяли неделю назад, глубоко закопавшегося у соседа на заднем дворе, и обвинили… — Он замолчал, ущипнул переносицу рассеянным жестом учителя. — В чем его обвинили, Гассе?

Тощий француз принялся перекладывать на столе газетные вырезки.

— Кража со взломом, убийство, грабеж, тройное убийство, тройной грабеж, бегство из-под стражи, покушение на убийство, ограбление, воровство, мошенничество и так далее.

— Обратите внимание, никаких политических обвинений, — указал Кобб, — и военнопленным он не считается. С точки зрения соседей, сеньор Виллафранка обыкновенный вор с необыкновенным списком обвинений. Они все кипятком писали, когда он в тридцать четвертом году обчистил виллу полковника Ягуэ. Там произошел инцидент с находившейся в доме дамой, и полковник ждет не дождется, когда негодяя удавят гарротой.

— Если мы не спасем негодяя, — вставил Сименон.

— Может быть, он предпочтет удавку, — предположил Кобб.

Клее с силой затянулся зловонной трубкой и зыркнул на Сиднея.

— Так где он сейчас?

— В крепости в Теруэле.

— Кто поручает нам это дело?

Кобб не спешил с ответом. Сначала сбросил остывший пепел с сигары, потом поиграл золотой зажигалкой над несгоревшим табаком. Поднес к губам окурок, с силой затянулся до светившегося оранжевого кончика, с мрачным удовлетворением выдохнул, словно вкус окурка превосходил ожидания. Наконец поднял глаза, глядя прямо на Клее.

— Я, — сказал он. — А кто поручил дело мне, господин Клее, вас не касается.

Гассе застыл, держа в дрожавших пальцах пожелтевшие газетные вырезки. Сименон горестно поднял брови, как школьница, оказавшаяся невольной свидетельницей скандала, и откинулся на портрет герцога Гиза, завещанный Коббу мелким арагонским аристократом. Кройц шумно выдохнул носом, раздув ноздри, как испуганный конь. Сидней разглядывал богатый персидский ковер, наблюдая на манер авиатора, исследующего заросшие кустарником африканские степи, за крошечными столбиками дыма, которые поднимались с вытканного пейзажа, пока в ворсе гасли янтарные искры из трубки Клее. Клее уставился на Кобба с пульсировавшей на шее веной, его рука тяжело, угрожающе лежала на поясе. Кобб, глубоко сунув руки в карманы кожаного плаща, встретился с ним взглядом с наполовину довольной, наполовину предупреждающей улыбкой. Сидней знал, что правая рука американца сжимает «дерринджер», купленный в 1919 году в Чикаго одним журналистом из Барселоны, ныне покойным. Двуствольный пистолет с двумя спусковыми крючками незаметно укладывался во внутренний карман пальто джентльмена. Выпущенные им две пули 32-го калибра не обязательно убили бы Клее, но обязательно ранили бы, заодно погубив плащ. Сидней отодвинулся, и немец улыбнулся, громко рассмеялся, как бы вспомнив давно забытую шутку.

— Ну, как будем спасать разбойника? — спросил он.

 

11

На семьдесят лет позже и на сто сорок миль дальше к западу «пежо» вынырнул из сырого туннеля высоко над глубоким ущельем. В узком пространстве меж скалистыми пиками Маэстрасго по бледно-голубому небу к северо-востоку плыли слоисто-перистые облака.

— В молодости эта дорога казалась мне шире, — заметил Сидней.

— Вы уверены, что это та дорога? — прогнусавил Ленни. — Даже не верится, что по ней разрешается ездить. Это наверняка противоречит установленным ЕС правилам или еще чему-то. В Англии таких дорог нет, правда? Если в стране есть высокие горы, пускай себе стоят, их надо объезжать, а не ездить по ним.

Спина Ника взмокла от пота. На сей раз в виде исключения он соглашался с каждым сказанным Ленни словом, но у него уже не было сил выражать согласие.

— Мы вообще едем туда, куда надо? — вымолвил он.

— Осмелюсь сказать, — кивнул Сидней. — Почему остановились?

Ник кивнул на каменный сводчатый проезд внизу на крутом склоне.

— Там написано «Hostal», — сказал он.

Ленни перегнулся через Сиднея и взглянул вниз.

— Похоже на похоронную контору.

— Там написано «Cerveza frio», — добавил Ник.

— Что это значит?

— Холодное пиво, — перевел Сидней.

— Чего ж мы стоим? — охнул Ленни. — Быстро сворачивай!

— Ну-ка, слушайте, — приказал Сидней, когда Ник проехал сквозь арку и остановился в мощенном плитами дворе, предназначенном для лошадей. — Мы ищем окаменелости, помните? Тихие ученые мужи, которые больше жаждут знаний, чем выпивки. Не спорим, не ругаемся, не деремся и, прежде всего, не вступаем в разговоры с местными. Ясно?

— Как скажете, — кивнул Ленни. — Я их всех перебью. Вам пинту, мистер С.? — Он бросился бегом и распахнул обитую дверь, прежде чем Ник успел заглушить мотор. Не обратив внимания на название «Hostal La Cerda», влетел в обшитое досками помещение, освещенное скудным светом, способным проникнуть в закопченные окна, не замечая служащего, обмякшего за темной деревянной конторкой у входа. Стремясь к cerveza frio, оглядел просторный обеденный зал, расположенный вокруг огромного круглого камина, где в кольце белого пепла дымились последние ночные поленья. Грубая неуклюжая мебель стояла под коричневым потолком, который якобы поддерживали прихотливо и асимметрично расставленные стволы деревьев. Мутные окна в черных стенах выходили на долину, в правом углу располагалась стойка бара с единственным табуретом. Ленни достиг ее в три прыжка, дернул шнур медного колокольчика. Огляделся вокруг, облокотился на липкий деревянный прилавок, заглянул за него, почесал бок, посмотрел через плечо. Вновь позвонил в колокольчик, не получив ответа, схватил стакан, нажал на кран пивной бочки с ярлыком «Махон». Висевшая на стене голова дикого кабана смотрела на него сверху вниз с немым неодобрением.

— Мистер Ноулс!

Пиво не наливалось. Ленни закрыл кран, не совсем убедительно изобразив нечто вроде беспечной невинности.

— Чего?

В дверях стоял Сидней.

— Вы ослепли?

— Э-э-э… как сказать. А что?

— Человек мертв.

— Кто? Надеюсь, не бармен?

Сидней указал на конторку.

— Черт побери! — взревел Ленни. — Откуда вы знаете? Может быть, он вздремнул…

Сидней поднял голову мертвеца за обвисший клок седых волос, осмотрел иссохшее морщинистое лицо и бросил. Голова с глухим стуком упала на чистую страницу регистрационной книги.

— Пойдите посмотрите, есть ли тут еще кто-нибудь, — распорядился он.

Ленни заледенел.

— Где Ник? — спросил он. — Я его пошлю.

— Сами идите, — потребовал Сидней. — Быстро!

— Он убит? Если убит, никуда не пойду. Просто хотел пива быстренько выпить. Не хочу стать следующей жертвой.

Сидней вздохнул:

— Я бы сказал, он умер от инфаркта, инсульта, по какой-то другой возрастной причине. Стало быть, отошел тихо-мирно, и в этом милом месте наверняка есть работники, которых необходимо уведомить.

— Может быть, просто свалим ко всем чертям?

Ввалился небритый Ник с висевшей на губе сигаретой.

— Думаете, тут есть свободные номера? — Он остановился с отвисшей челюстью и вытаращенными глазами. — Кто из вас это сделал?

— Не я, — воинственным хором заявили Сидней и Ленни.

— Когда мы вошли, он вот так и сидел, — объяснил Сидней.

— Может быть, просто свалим, пока кто-нибудь не пришел? — предложил Ник.

— И я говорю то же самое, — кивнул Ленни.

— Слишком поздно, — улыбнулся Сидней.

Шелест резины по камням известил о прибытии другой машины.

Ленни с отвращением оглянулся на Ника и медленно покрутил головой.

— С тобой сплошные неприятности, Николас, скажешь, нет? Даже не можешь выбрать долбаную гостиницу, которая не похожа на хреновы «Секретные материалы».

Хлопнула дверца, по двору раскатился низкий испанский говор.

— Мы просто безобидные искатели окаменелостей, любители, помните? — прошептал Сидней.

Гваделупе Серрано Сунер, естественно, потрясла смерть отца, а ее дядя Пепе, брат покойного, был не столько огорчен, сколько озабочен. Предложил гостям сесть в углу, через секунду явился с бутылкой «Фуэрте» и тремя стаканами. Смутился еще больше, вынужденный признаться, что пива в гостинице нет, предусмотрительно захватив с собой в качестве извинения полбутылки водки. Брату восемьдесят три года, объяснил он, сочувственно передернув плечами в сторону Сиднея. Несчастье, конечно, и очень прискорбное, только бизнес есть бизнес, и, если джентльмены согласны, он немедленно перенесет багаж в лучшие номера.

— Я пока не решил, — молвил Сидней.

— Разумеется, — проворковал хозяин. — Ситуация необычная. Пейте, пожалуйста, а тем временем я… — Он сдвинул большой и указательный пальцы, извещая о мелком, но неотложном деле, которым немедленно должен заняться, и отступил назад, погладив шаткий столик подобострастным жестом придворного.

— Что дальше будем делать? — спросил Ник по уходе хозяина.

Сидней снял очки, протер стекла носовым платком.

— Трудно сказать, — признал он.

— Кончайте валять дурака, Шерлок, — сказал Ленни, наливая в винный бокал маслянистую водку. — Я вам говорю, надо сматываться.

— А я говорю, остаемся, — возразил Сидней. — В гостинице пусто, место удобное, идеальная отправная база для поисков. — Он не стал спрашивать мнения Ника. — Мистер Ноулс, идите за мной. Мистер Крик, поставьте фургон в глубине двора, в каком-нибудь укрытии, если возможно.

Ленни хотел налить себе на дорожку, но Сидней воспрепятствовал.

— Некогда! — крикнул он. — Еще надо договориться о льготных расценках.

Постоялый двор «Свинья» стоял на крутом западном склоне ущелья. Широкая лестница из старой сосны спускалась из столовой к кухням и спальням. На обшитых панелями стенах висели размытые выцветшие фотоснимки охотников в твиде и коже. Облысевшие кабаны таращили стеклянные глаза с дощечек над стершимися нечитаемыми эпитафиями, рогатый олень изумленно разевал рот, как будто его голову только что пробили шпунтами.

Ленни забеспокоился.

— Может быть, остановимся в гостинице «Холидей»? — пробормотал он, спускаясь следом за Сиднеем.

Старик резко оглянулся, прижав к губам костлявый палец.

— Ш-ш-ш! Дайте послушать.

Сердитые слова расстроенной женщины сыпались фаянсовыми осколками на кафельный пол кухни. Мужской голос контрапунктом призывал к спокойствию, только ужесточая ответную ругань. Сидней подкрался к двери с табличкой «Cucina — Privado», осознавая с некоторым удивлением, что слабеющий слух не понимает речь, когда глаза не видят артикуляцию. Пока не приложил ухо к двери, слова были просто глухим шумом разной высоты и лишь теперь начали кристаллизоваться.

— Ты убил моего отца! — вопила женщина.

— Каким образом, я тебя спрашиваю? — прошипел мужчина. — Я с тобой был. Он был жив, когда мы уходили, и мертв, когда вернулись. Я никак не мог его убить.

— Не мог? Свинья! Ты годами его убивал. Убивал…

— Предупреждаю, не произноси это слово!

— Ну и что тогда будет, убийца? Меня убьешь? Меня тоже убьешь, чтоб завладеть гостиницей?

Истерику прекратил удар открытой ладонью по мягкой коже, и, прежде чем Сидней успел оторваться от двери, створка распахнулась, свалив его с ног.

Гваделупе Серрано Сунер, одинокая, симпатичная, хоть отчасти зависящая от косметики женщина сорока трех лет, остановилась над рухнувшим старцем, уткнув в широкие бедра руки-окорока.

— Подслушиваете под дверью, сеньор?

Дверь снова открылась, ударив Сиднея в бок, когда он пытался принять достойное положение. Дядя Пепе с горевшей от пятерни племянницы щекой на миг задохнулся и поспешно бросился поднимать его.

— Сеньор, — пропыхтел он, — я страшно виноват перед вами! Знаете, от горя женщина обезумела. Поймите и простите. Говорит в скорби всякую дичь.

Ленни подскочил с опозданием, не успев помочь. В момент происшествия он пытался сорвать со стены лисью голову и прилаживал ее на место, пока племянница не заметила.

— Мистер Стармен, с вами все в порядке? — выпалил он.

Сидней кивнул. Ничего не сломано — большой подарок в его возрасте.

— Очки дайте, — прохрипел он.

— Сейчас, — кивнул Ленни, шагнув в сторону. Легкий хруст дешевой пластмассы под ногой практически не соответствовал тяжелейшим последствиям. — Черт возьми, — сказал Ленни. — Должно быть, я на них наступил. — В слабо освещенном коридоре у подножия деревянной лестницы с глухим стуком свалилась лисья голова.

— К несчастью, — пробормотал дядя Пепе. — Такие вещи никогда не должны падать на пол.

Ленни оторвал взгляд от пола, посмотрел в темно-карие глаза Гваделупе. Судьбоносный момент.

— Мистер Стармен!

— Что? — буркнул Сидней.

— Можете оказать нам услугу? Переведите.

Сидней скрипнул зубами.

— Спросите леди, нет ли в ней кровей кокни.

Сидней со вздохом задал вопрос. Сеньорита с полными слез глазами нахмурилась и тряхнула головой.

— Нет, — перевел Сидней. — Ничего общего с кокни.

Ленни задумчиво кивнул.

— Спросите, не хочет ли хоть чуть-чуть приобщиться.

Прения насчет гибели единственных очков Сиднея прекратились, когда оба антагониста, проведя не один день без отдыха и нормальной еды, полностью осознали абсурдность ситуации. Все еще огрызаясь, словно терьеры, готовящиеся к последнему броску, они позволили глубоко озабоченному единоличному владельцу постоялого двора «Свинья» препроводить их в отдельные номера.

Вечером Ленни ужинал в одиночестве свежей форелью в затхлом хлебном соусе, который готовится в Арагоне как фирменное блюдо из пережаренных крошек вчерашних буханок. Заказал вариант класса люкс с яичницей, но не получил особого впечатления, пока на него вызывающе не посмотрели влажные глаза Гваделупе.

— Доели? — устало спросила она по-испански.

Англичанин издавал какой-то непривычный мускусный запах.

— Спасибо, очень вкусно, — кивнул Ленни по-английски. В большеротой пьянчужке было что-то весьма привлекательное. Надо будет испробовать и разобраться. Он улыбнулся, когда она схватила со стола тарелку.

— Десерт будете?

Ленни понятия не имел, о чем речь.

— Спасибо, пепельница есть. Хорошо бы бутылочку светлого. — Для объяснения он красноречиво поднес к губам сомкнутые в кружок пальцы.

— Чего? — нахмурилась Гваделупе.

— Пи-и-ва. «Сан-Мигелио». И ты со мной, милочка. — Он потянулся к ширинке шоферского комбинезона, почесал мошонку.

— Светлого! — выдохнула Гваделупе, взмахнув кулаком с выставленным большим пальцем, изображавшим горлышко бутылки.

Ленни с энтузиазмом кивнул:

— Точно, детка. «Стелла» пойдет. «Карлсберг», «Карлинг». Что найдется.

Гваделупе вернулась через пятнадцать минут с зеленой бутылкой и двумя невысокими стаканами.

— Светлое, — объявила она, вытащила зубами пробку, наполнила оба стакана, один резко толкнула к Ленни, пролив на стол кровавое вино, другим взмахнула. — За моего несчастного отца, убитого его собственным братом!

Ленни затряс головой:

— Милая, это не пиво. Может, пойдем наверх, бар откроем? — Он поднялся.

Гваделупе осушила стакан и уставилась на собеседника с пьяным неодобрением.

— Пей, inglés.

Ленни схватил бутылку, привалился к столу. Птичкин клювик напрашивается на поцелуй.

— Бар, — громко и медленно вымолвил он на общепринятом иностранном английском. — Мы с тобой. Пойдем сейчас в бар. Comprendo?

Гваделупе снова налила стакан, подняла его перед лицом Ленни. Отметила цыганские глаза, заскорузлые руки бойца, следы недавних битв: глаза налиты кровью, кожа сплошь в синяках, как у боксера или бандита. После загадочной смерти прошлым летом невыносимо мерзкого Пако Эскобара, местного специалиста по темным делишкам, который запросто разгребал все дерьмо в Маэстрасго, не осталось никого способного свернуть дурную шею, а этот бугай обещает стать истинным чемпионом, хоть от него немножко воняет оленем.

— Пью за того, кто отомстит за моего отца, — прорычала она, одним глотком выпив вино. Язык у нее начинал заплетаться, что для Ленни разницы не составляло.

Он взглянул на ложбинку между грудями, одобрительно поднял брови. Не весенняя курочка, но с весьма добрыми легкими. Ленни схватил бутылку, пока она не провозгласила очередной тост.

— Может, поднимемся, милочка? Upstairio? — И ткнул пальцем в потолок.

Гваделупе решила, что поняла его намерения, схватила за запястье пальцами, унизанными кольцами, поднялась из-за стола.

— В доме моего отца, сеньор, верх внизу. — Снова дернула за руку, совсем близко придвинув лицо. — Пошли, цыган-мститель. Обсудим условия найма и форму оплаты. — Хватка у нее была крепче тисков. Ленни морщился, когда она тащила его из столовой.

Где-то в ночи лаял лис, его одинокий голос взмывал над рокотом стремительного потока талой воды на дне ущелья. Полумесяц отбрасывал синие блики на скалы и серебряные на воды, густой лес из темных сосен поглощал бледный свет. Где-то в непроходимых горах пряталось целое состояние в золоте, но Ленни напрочь забыл о монетах и слитках, пока Гваделупе волокла его к себе в спальню мимо окон без занавесок. Голова давно убитого кабана с пожелтевшей мордой наблюдала с противоположной стены, как она поворачивает холодный железный ключ, широко распахивает дверь и впихивает туда Ленни, мельком уловившего стеклянный взгляд.

— Хана мне, приятель, — признался он. — Похоже, попался!

Ремонтно-полевая бригада проникла на контролируемую националистами территорию у Посуэло в 8:30 в воскресенье 13 июня 1937 года. На этот день приходится праздник в честь Антония Падуанского, святого покровителя безногих, безруких, животных, стариков и Лиссабона. Время, дата и место вторжения были выбраны не случайно — деревушка стояла в тихом секторе фронта, занятая ротой португальцев, которые почитали святого больше, чем боевую позицию.

Кобб бросил взгляд на Сиднея в зеркало заднего обзора «ауди», катившего по пыльной булыжной мостовой. Вражеские голоса, доносившиеся из-под сгоревшей крыши ветхого храма, по-прежнему были окрашены анархическим богохульством, хвалебные гимны тихо разносились меж бедными домами, где оставались лишь немощные и престарелые.

— Вытри пот с бороды, малыш, — пробормотал Кобб. — Ты мне на нервы действуешь.

Клее развернулся на пассажирском сиденье, с презрительной насмешкой посмотрел на Сиднея и раскурил зловонную трубку.

— Видишь, как истинно верующие сложили оружие перед церковью? Можно забаррикадировать дверь и поджечь гадов.

— Не по-христиански, — вздохнул Кобб. — Они свое получат во вторник. Планом крупной диверсии предусмотрено, что они занимаются своим делом, пока наша сторона кругом проигрывает бои, и Бог их не спасет.

— Суть, как всегда, упущена, — заключил Кройц.

Он, как и Клее, носил до смешного официальную серую полевую форму легиона «Кондор», но сходство меж ними на том и заканчивалось. Клее был простым наемником со злобным взглядом и преувеличенным самомнением громилы-тяжеловеса, а Кройца, некогда истинно верующего организатора коммунистической партии среднего ранга из Кельна, арестовали в 1933 году по приказу самого доктора Фишера и глубоко упрятали в тень Смерти, в «дикий лагерь» в Дахау. Когда его доставили в лес под Виссенбургом рыть себе могилу, он одолел палачей, бежал на юг, в Швейцарию, оттуда перебрался во Францию. В партийных кругах тот побег стал легендой, но пытки, побои, издевательские имитации казни изменили его политические убеждения. Он собрался с мыслями в Лионе через три месяца после побега, словно выйдя из глубокой комы и осознав свое полное одиночество в мире. Вселенная после смерти погаснет, как свет, и никакое движение, никакая идеология, никакой человек этого не отменит. Кройц не мог сбросить со счетов единственную силу — Бога, само существование Которого насмехалось над коммунистической верой.

— Вот почему республика проиграет войну, — объявил он. — До сих пор во всех войнах в истории противники заявляли, что Бог на их стороне. Теперь они от Него отреклись. Коммунисты, социалисты, анархисты, троцкисты, сталинисты по любому вопросу грызутся, как крысы, только в одном согласны, что Бог на стороне врага. Бог с карлистами, рекете, с легионом, фалангой, фашистами. — Он воткнул длинный ноготь в кожицу апельсина, содрал корку. — За республику никто не молится.

— Да ты что, в Бога веришь? — спросил Сименон, изумленно тараща налитые кровью глаза.

Кройц затолкал в рот половину апельсина и принялся жевать.

— Снова сути не понял, — с огорчением промямлил он. — Главное, чтобы Бог в меня верил.

Чем дальше они продвигались, тем меньше виднелось следов войны на бесплодной земле и в ее тощих людях. В горных деревушках с розовыми домами царил покой и порядок, по мнению Сиднея, в отличие от хаоса и беспорядков в городах, стоявших на стороне республиканцев. Аккуратные улочки заполняли женщины в строгих темных одеждах, тихо шествующие с детьми из церкви. Калейдоскоп флагов, транспарантов, плакатов, штандартов, наперебой бросавшихся в глаза на каждом углу, фонарном столбе и балконе в республике, требуя внимания и верности, отсутствовал на территории националистов, за исключением нескольких старательно расклеенных предупреждений, что надо быть начеку и что сбор урожая важен не меньше победы в бою. На этой стороне от линии фронта реял всего один флаг — двухцветное знамя испанской короны. На крошечных полях неправильной формы в поймах быстротекущих речек трепетали на ветру привитые черенки маслин с наливавшимися на утреннем солнце неспелыми плодами. На этой стороне от линии фронта воскресенье оставалось днем Божьим, и худая скотина напрасно ожидала хозяйского попечения. Это была та Испания, которую воображал Сидней: простой пасторальный мир с мелкими речками, пылью, традициями и верой, неподвластными времени. Он на секунду задумался, на той ли стороне воюет, и сразу вспомнил, что не стоит теперь ни на чьей стороне. Смотрел, как Сименон сворачивает самокрутку, чувствовал в желудке обжигающую кислоту, вновь жалел, что не курит.

«Ауди» промчалась на скорости через Геа-де-Альбаррасин, привлекая завистливые, любопытные, хоть и нервные взгляды согбенных стариков, стоявших на тротуарах заложив руки за спину, и еще быстрей понеслась по длинной прямой дороге от Сьерра-Пенарредонда. Кобб предполагал, что на перекрестке с дорогой на Сарагосу будет контрольный пост, но его удивила усиленная охрана у заставы. Тормозя, он тихонько присвистнул, когда солдаты в темно-зеленых жандармских рубашках заметили «ауди».

— Нас, что ли, поджидают? — пробормотал он.

— Вижу два грузовика, — доложил Сименон. — Человек двадцать-тридцать.

Клее провел потной ладонью по перфорированному стволу автомата, сунул в спусковой крючок толстый палец.

— Не стрелять, не дергаться, не разговаривать, — приказал Кобб. — Помните, мы на их стороне. — Последний взгляд он бросил на Сиднея в зеркало, покачал головой над увиденным. — Ты вспотел, как невеста, малыш. Всю игру нам испортишь.

Впереди за триста ярдов на дорогу вышли двое охранников, не поднимая винтовок, уткнув руки в боки.

— Слева от меня пулемет, направлен на одиннадцать часов, к югу, — доложил Сименон.

— Стукните кто-нибудь малыша, — буркнул Кобб. — Пусть потрудится ради спасения жизни.

Кройц глубоко вдохнул, дотянулся и крепко ударил Сиднея локтем в лицо. Больно не было, просто зубы почувствовали сокрушительный вкус немецкой шерсти и английской крови из разбитых губ. Сидней задохнулся, когда Сименон двинул ему в ухо, отчего в голове вспыхнули белые искры смертельной боли.

— Наденьте на него наручники, быстро. Они у меня в портфеле.

В пятидесяти ярдах впереди к двум охранникам присоединилась еще пара стрелков и офицер.

— Новички, — пожал плечами Сименон, сунув медный кастет в карман форменной рубашки. — Попробуем проверить.

— Сиди тихо, — прошипел Кройц.

Кобб подкатил к офицеру и остановился.

— Поздравляю с Днем святого Антония, — сказал он. — Для чего тут такая охрана?

Офицер проигнорировал и вопрос, и приветствие, пристально осматривая автомобиль. Высокие скулы, гладкая кожа, узкие глаза придавали ему азиатский вид. Он старательно встретился взглядом с каждым пассажиром и сказал:

— Попрошу предъявить документы.

— «Попрошу предъявить документы, майор», если не возражаете, лейтенант, — поправил его Кобб, полез во внутренний карман плаща, вытащил кожаный бумажник со значком, на эмалевом щите которого красовались скрещенные пики, аркебузы и арбалеты испанского Иностранного легиона. — Подарок от самого генерала Миллан-Астрея, — похвастался он.

На офицера это не произвело впечатления.

— Все из Терцио?

— У нас в машине два жениха смерти, — ответил Кобб. — Эти господа — специалисты из легиона «Кондор», но плохо говорят по-испански. — Он ткнул пальцем через плечо. — Тот тоже.

— Кто это?

— Большевик. Англичанин. Из Пятнадцатой интернациональной бригады. Нынче утром сдался. Можно его у вас оставить?

Офицер нахмурился:

— Мне держать его негде, майор.

Кобб посмотрел на охранников, потом снова на офицера.

— Лейтенант, у вас на боку револьвер в кобуре, у них винтовки. Если захочется пострелять — ради бога.

Клее фыркнул, офицер на шаг отступил от машины.

— Есть приказ о расстреле? Бумаги?

— Бумаги? — недоверчиво усмехнулся Кобб. — Бумаги? Мне не нужно никаких вонючих бумаг, чтобы шлепнуть большевика. А вам?

— Мне нужно, — кивнул лейтенант.

— Ну, забудьте тогда, — махнул рукой Кобб. — Отвезем в Теруэль, там пристрелим. Это последний контрольный пункт перед городом?

— Пока последний.

— Что значит «пока»?

— Приказано поставить заграждения на каждом перекрестке.

— В учебных целях?

— Видимо, нет.

— Наверно, приятно служить в этом секторе, — хмыкнул Кобб. — Пожалуй, попрошу генерала на время поменять местами моих ребят с вашими. Что тут у вас происходит?

— Анархисты засуетились. Один сидит у нас, и считается, будто они попробуют его отбить. — Лейтенант скептически поднял бровь.

— Видите? — спросил Кобб. — Вот что получается, если сразу их не пристреливать. — Он стронул «ауди» с места. — Всего хорошего, лейтенант.

Теруэль был виден за пять миль. Четкая линия башен в стиле мудехар вырисовывалась на горизонте, возвышаясь над голыми вершинами холмов. Солнце сверкало в изразцах на куполах, придавая столице провинции фантастический вид, суля незаслуженные и неоцененные обещания. Сидней был в синяках, в крови и, несмотря на протесты, по-прежнему в прочных наручниках.

— Потерпи, малыш, — сказал Кобб, пережевывая сигару. — Может, придется сыграть ту же сценку перед другими зрителями.

— А что будем делать, если Виллафранка вышел из тюрьмы? — спросил Клее.

— Не вышел, — сказал Кобб. — Как мы только что слышали.

— А как мы до него доберемся? — спросил Клее.

— Доверимся Богу и Фрэнки Коббу, вот как.

Сидней ничего не сказал, хотя план выглядел слабовато. Его компаньоны придерживались аналогичного мнения.

— Бог на вражеской стороне, — заметил Сименон, — а я вообще никому не доверяю.

Кобб раздраженно вздохнул:

— Ну, ребята, клянусь чертовым твердым сыром, если вы не доверяете Богу, то, кроме меня, никого у вас нет.

Город казался Сиднею испуганным, пока Кобб медленно ехал вдоль стен справа от глубокой долины реки Турин, под гигантским акведуком Лос-Аркос, нелепо протянувшимся через пустую улицу. Немногочисленные пешеходы на узких тротуарах либо не обращали на машину внимания, либо провожали ее заученно осторожными любопытными взглядами, которые Сидней видел в республике. За последние одиннадцать месяцев каждый умный горожанин научился смотреть сквозь привлекшие внимание объекты, будто они попросту загораживают вид на что-то другое. В то время проявление к чему-либо особого интереса было вредно для здоровья. Иди по своим делам, опустив голову, однажды утром проснешься, увидишь занятый фашистами город. Кобб свернул вправо в огромную арку, частично перекрытую дорожной заставой, устроенной не от чистого сердца. Хитроватый охранник в обмотках и в пилотке с кисточкой бросил нервный взгляд на документы Кобба и махнул рукой, пропуская машину.

— Видно, надеются, что анархистов в пригородах остановят, — вздохнул Кобб, с усталым презрением покачав головой.

— Надеюсь, выехать будет так же легко, как въехать, — проворчал Клее.

Кобб остановился на крутой извилистой улице, вымощенной булыжником, который поблескивал от неизвестно откуда текущей воды. Вновь приобретенная привычка граждан не обращать внимания на заметные явления играла на руку ремонтно-полевой бригаде — никто словно бы не видел большой черный автомобиль, битком набитый решительными мужчинами. Кобб пять долгих минут осматривал улицу в лобовое и ветровое стекло, в зеркало заднего обзора, а потом повернулся к французу:

— Теперь освободи малыша, Сименон. Он со мной пойдет. А вы оба, — кивнул он на немца, — идите, осматривайтесь. В три встречаемся здесь.

— Что осматривать? — спросил Клее.

Кобб провел рукой по сальным черным волосам и почесал макушку.

— Будь я проклят, если знаю. Расположение улиц, пути к отступлению, оборонительные позиции на крайний случай. Все, что сможет нам помочь, если шарик лопнет. Сегодня в шесть часов вечера гарнизонная охрана явится в штаб-квартиру полковника Харкурта. Его заместитель выдаст им кудрявого гада цыгана, которого повезут на плаза Сан-Франциско в Севилье, где, по слухам, он будет казнен перед приглашенными местными видными лицами. — При этом Кобб расстегивал длинный кожаный плащ. Сняв его, он остался в слегка поношенной майорской форме Терцио. — Угадайте, кто заберет вышеупомянутого гада и спасет от дьявола?

Сименон сложил руки коробочкой, раскуривая тоненькую самокрутку.

— Что я должен делать?

— Сидеть здесь, присматривать за машиной до моего возвращения. Потом можешь пойти выпить. — Он дотянулся, забрал у Сиднея наручники. — Ключи?

— У него, — кивнул Сидней на Сименона.

Француз отдал ключи, Кобб сунул их в карман.

— Не знаешь, когда встретишь шикарную дамочку. — Он быстро и тревожно оглядел окаменевшие лица одно за другим. — Есть еще вопросы, господа?

— Кто информатор? — спросил Кройц. — Кто сказал, что цыгана повезут сегодня?

Кобб прищурился:

— Не задавай вопросов, которые внушают мне подозрения на твой счет. Еще что?

— Подробности транспортировки, — сказал Клее. — Сколько людей, из каких частей?

— Опять же не имею понятия. Возможно, четыре милиционера, а может быть, целая рота из Терцио. Обождем — увидим. — Он посмотрел на Сиднея: — Что думаешь, малыш?

Дело представлялось до смешного ненадежным.

— Что будем делать с реальным конвоем? — спросил Сидней.

Кобб улыбнулся:

— Перебьем как можно больше, пока нас не взяли. Дело не только в солдатах. Вам наверняка не надо напоминать, что город с радостью встретил мятежников, и поэтому ни одного штатского нельзя считать дружелюбно настроенным. Нельзя доверять никому за дверцами нашего автомобиля, и, если на тебя кто-нибудь с любопытством посмотрит, вали его при малейшей возможности.

Летнее солнце садилось за городскими стенами, длинные тени протягивались по узким улочкам Теруэля, но небо над головой еще было ярко-голубое, безоблачное, в нем стрелой метались ласточки и отчаявшиеся насекомые. Пустовавшие целый день тротуары постепенно заполняли женщины с детьми, медленно идущие на мессу. Сидя в машине после нервной дневной беготни по улицам, Сидней разглядывал их плотные черные одежды, казавшиеся сущим наказанием в душной жаре. Дети с опаской оглядывались по сторонам, словно знали, что огромная немецкая машина с кровавыми пятнами на сиденьях сулит только одни неприятности.

— С виду благочестивый народ, — тихо заметил Кобб, — хотя могу поспорить, с прошлого лета ни одного из этих лицемеров не видели в церкви. Ты ходил прежде в церковь, малыш? Прежде чем увидел красный свет, так сказать?

Сидней покачал головой, хотя, по иронии судьбы, в юности часто сиживал в храме, думая о немцах; теперь вот сидит в машине с двумя немцами, глядя на прихожан, направляющихся в храм. Он с отвращением видел вспотевший затылок Клее с валиками жира, набегавшими на толстую шею, потом взглянул на Кройца, который бросил на него ответный взгляд. Похоже, Кройц ничего не упускает, все видит, все оценивает. Присутствие этих мужчин, всплывших с самого дна глубочайшей общественной бочки, высасывало тепло из костей Сиднея. Он растер ладони о колючую грубую шерсть форменных брюк, втирая в болевшие ляжки липкую тревогу. В конце концов несколько часов бездействия перебороли его решимость не думать о самоубийственной ситуации, и нервы разрывались и лопались, как айсберг в теплом море. Не только у него.

— Черт побери, — неожиданно буркнул Кройц. — Никогда больше ничего такого не сделаю. Полное безумие!

— Закрой пасть, — предупредил Кобб таким тоном, словно ветер дунул по льду. — Успокойся.

Он медленно посмотрел в боковое зеркало, заслышав гулкий рев мотора, отражавшийся от высоких стен.

— Грузовик. Спорю, тот самый.

Крытый брезентом грузовик медленно громыхал по улице, сзади из кузова из-под больших не по размеру шлемов выглядывали землистые лица. Через минуту-другую проехал второй, за ним третий. Клее вытаращился на Кобба, как бы намереваясь броситься в драку, но тот его проигнорировал. Когда показалась четвертая и пятая машины, немец спросил:

— Что теперь?

Кобб по-прежнему смотрел в зеркало.

— Сименона ждем.

— Тут целая пехотная рота.

— Да? А кто говорит, будто она имеет какое-то отношение к транспортировке Виллафранки?

— Совсем плохо дело, — простонал Кройц.

Кобб оглянулся, ответив на критику:

— Заткни пасть, мать твою, и вперед смотри, господи ты боже мой!

— Вон Сименон, — указал Сидней.

Француз шел к машине с привычной глупой ухмылкой, петляя между прохожими.

— Видели грузовики? — спросил он, закуривая у окна Кобба.

— Ну и что?

— То, что это эскорт взломщика банков.

Зазвонил соборный колокол.

— Я же говорил, черт возьми, — пробормотал Клее.

— Больше того, — усмехнулся Сименон. — Я спросил одного парня в первом грузовике, не собирается ли он пощупать какую-нибудь андалусскую задницу, а он сказал, что они едут к северу.

Кобб нахмурился:

— С Виллафранкой?

Сименон пожал плечами:

— Наверно.

— Проклятье.

— Почему к северу? — спросил Клее. — Куда к северу?

Сидней взглянул на Кройца, а Кройц на него, но не сказал ни слова.

— Отменяем операцию, — потребовал Клее. — Против нас сто человек.

— Семьдесят семь, — уточнил Сименон.

— Сто или семьдесят семь, какая разница? Все равно их больше, и оружия у них больше.

Кобб забарабанил пальцами по рулю, склонив голову и усиленно размышляя.

— На той самой заставе, — вымолвил он наконец, — на дороге на Сарагосу, имеется пулемет, правда?

Сименон проследил за проходившей мимо темноглазой женщиной в черной вдовьей шали, с прижавшимся к ноге ребенком.

— Правильно, — кивнул он. — Тридцать с чем-то стрелков, пулемет, три команды.

— А если взять заставу?

Сидней сглотнул слюну, пеплом застрявшую в горле, и повернулся к Кройцу:

— Можно мне сигарету свернуть?

Немец поднял бровь, открыл жестянку с табаком.

— Тебя убьют, знаешь? — спокойно спросил он. Был в нем какой-то нигилизм, что не могло не нравиться Сиднею, несмотря на текущую в жилах мужчины немецкую кровь. Этот немец всех ненавидел, никому не верил, и его постоянство внушало доверие.

Сидней благодарно кивнул, закашлялся от едкого синего дыма, поймав взгляд Кобба в зеркале заднего обзора.

— Самый подходящий момент, черт возьми, к табачку приобщиться, — кивнул Кобб. — Не хочешь в бильярдный зал заскочить, пока суд да дело? — Он обратился к Сименону: — Что думаешь, френч? Возьмем дорожную заставу, направим пулемет на конвой. Расстреляем первый грузовик и последний, три средних блокируем.

— Откуда мы знаем, в каком Виллафранка?

— Не знаем, только здравый смысл говорит, что не в первом и не в последнем.

— Ты еще не объяснил, как одолеть тридцать бойцов на заставе, — проворчал Клее.

— С помощью моего врожденного североамериканского шарма, — объяснил Кобб. — Что ты там себе думаешь? Я сейчас на бегу размышляю. Если у тебя есть лучший план, то внимательно слушаю, черт меня побери.

— Есть лучший план, — кивнул Клее. — Все отменяется.

Не будет никаких отмен и никаких отсрочек, понял Сидней, разглядывая дотлевавший в пальцах зловонный окурок. Общепринятые законы места и времени больше не действуют. Нет ни начала, ни середины, ни конца, ни прошлого, ни будущего, только здесь и сейчас. Проживут они данный момент, он пройдет, оставив за собой изрешеченные пулями трупы. Он вдруг задумался, как этот воскресный вечер проводит Том Леверетт в Норфолке. Может быть, прямо в эту минуту лежит в белоруких объятиях Мэри Фулден или сидит рядом с ней на собрании, где обсуждается война в Испании, борьба мирового пролетариата против наступления фашизма и гибели свободы. Ввязаться в политику, сказала как-то Мэри, то же самое, что потрошить кроликов.

— Смешно, — брызнул слюной Кройц. — Это самоубийство!

— Нас пятеро, с легким оружием, против взвода с винтовками и пулеметами, — взорвался Клее. — Мгновенная гибель.

Снова ударил колокол. По улице семенил одинокий старик, наклонив голову, будто шел против злобного ветра.

Кобб взглянул на Сименона:

— Ну?

— В пьяном виде, пожалуй, попробовал бы, а в трезвом с остальными согласен.

— Что же вы предлагаете, господа?

— Отменяем, — настаивал Клее. — Разве не понятно?

— Угу, — подтвердил Сименон. — В любом случае, для чего нам так нужен тот гад?

Кобб провел рукой по собственной пятичасовой тени, подыскивая ответ, а Сидней гадал, как проголосовал бы, если б майор предложил поднять руки. Дебаты прервал металлический скрежет мотора грузовика, прочищавшего горло, избавивший Кобба от объяснений. Сименон шмыгнул в машину, Кобб стронул ее с места, выставив в окно локоть, как праздный воскресный водитель. Он встретился взглядом с шоферами всех пяти грузовиков и каждому кивнул, прежде чем широко развернуться на соборной площади и пристроиться к хвосту колонны.

— Что ты делаешь? — спросил Клее.

— Еду за ними, — легкомысленно выдохнул Кобб.

— Зачем?

— Больше нечего делать. — Он мигнул фарами, помахал солдатам в кузове последнего грузовика. Кое-кто махнул в ответ, откровенно радуясь отъезду с линии фронта. Вглядываясь внутрь кузова, Сидней увидел, как двое солдат вдруг вскинули глаза, и через секунду тоже услышал театральный вой сирены воздушной тревоги.

— Жуть какая-то, — проворчал Кобб.

— Хорошо, что наши, — заметил Сименон, глядя в небо. — А то пострадали бы.

Конвой свернул за угол, медленно загромыхал под горку по узкой улочке с закрытыми лавками. С железных кованых балконных решеток свисали флаги испанской короны, стены были заклеены плакатами, которые объявляли Испанию полем битвы крестоносцев. Кобб тихонечко пел, на сей раз не псалом, а гимн испанской фашистской фаланги:

— «Volverán banderas victoriosas, al paso alegre de la paz, y traerán prendidas cinco rosas, las fléchas de mi haz». — Он оглянулся на Клее: — Подпоешь?

Атмосфера как бы разредилась на долю секунды, улица удлинилась, вышла из фокуса. Потом воздух приливной волной хлынул обратно, поле зрения Сиднея разбухло, уши заложило, глаза вылезли из орбит. Взрыв прозвучал одиноким ударом гигантского железного барабана, раскалывающее голову эхо заполнило дорогу вокруг и под конвоем, прокатившись огромной клубившейся тучей черного дыма и грязи. Оглушенный и задохнувшийся Сидней выхаркнул комок желчи, окрашенной никотином, пока «ауди» прыгала на рессорах, а в крышу гвоздями впивались осколки. Открыв глаза, увидел разбитое лобовое стекло, обезумевший взгляд Кобба, смотревшего через плечо в заднее окно. Из носа у него текла кровь, капала с подбородка. Машина виляла из стороны в сторону, потом остановилась судорожным рывком и рванулась вперед. Кобб вывернул руль до отказа, въехал в сводчатый проем, заглушил мотор, распахнул дверцу, выхватил оружие, побежал назад в арку. Сименон бросился за ним, зажимая ладонью висок, Кройц уже исчез, в машине остались лишь Сидней и Клее. Сидней смаргивал пыль, слишком сильный звон в ушах не позволял расслышать прерывистое предсмертное дыхание немца. Видно, бомба упала на дорогу прямо перед ними — где упала одна, там упадет другая и третья. Оглохший Сидней выполз из машины, вывалился во двор. Винтовка беззвучно грохнулась рядом на плиты. Поднявшись на четвереньки в очередном приступе рвоты, он увидел, как Кобб лихорадочно машет руками, приказывая укрыться под стеной. Сименон подбирался к проему с оружием на изготовку, быстро озираясь по сторонам, как мальчишка, прячущийся за фонарным столбом. Он жестикулировал, видимо сообщая об умножавшейся численности вражеских стрелков на дороге вокруг места падения бомбы. Когда звон в ушах Сиднея начал ослабевать, их опять заложило от взрывов гранат и выстрелов из мелкокалиберного оружия, которые вдобавок перекрывал вой сирены воздушной тревоги.

— Эй, слышишь меня? Держись! — Кобб тряхнул его за плечо. Контуженый Сидней таращил глаза, пока майор кивками собирал вокруг себя соратников. — На конвой совершено нападение, — объявил он. — Я видел, как двое бросили гранаты в кузов последнего грузовика. Кто-нибудь еще что-нибудь видел?

Кройц не ответил, Сименон покачал головой, Сидней слышал только одно слово из четырех.

— Где Клее? — рявкнул Кобб.

— В машине, — махнул рукой Сидней, слыша в черепе глухое эхо собственного голоса.

Кобб ткнул пальцем в Кройца:

— Вытащи его.

Немец побежал к машине, стуча по камням подкованными ботинками. На балкон вышли три бледнолицые монахини, пристально глядя во двор. Кобб вскинул винтовку и крикнул:

— Andale!

Они выполнили приказание.

— Клее мертв! — крикнул Кройц из машины.

— Это не случайность! — крикнул Кобб, по-прежнему стараясь перекричать свою глухоту. — Кто-то еще охотится за Виллафранкой.

— Будем надеяться, его убили! — прокричал Сименон. — Можно будет вернуться домой.

— Сколько ты человек насчитал?

— Шесть-восемь с винтовками и автоматами. Точнее не видно в дыму и пыли.

Кобб зажал правую ноздрю грязным пальцем, с силой высморкался кровью на землю. Потом заткнул левую, прочистил другую, сплюнул, вытер рот тыльной стороной руки.

— Возьмем сукина сына. — Он бросил на Кройца презрительный взгляд. — Восемь вместо семидесяти семи. Всего на три больше, чем нас.

— Правильно, — кивнул Кройц. — Только у них имеется командир и оперативный план.

Кобб проигнорировал язвительную подковырку.

— Вы вдвоем слева, мы с малышом справа. Пошли.

За монастырем по узким проходам катились волны жара от пылавших грузовиков, неся зловонный запах горелой резины, кипящего дизельного топлива, жареной человеческой плоти. Выше, где взорвалась бомба, в небо взвивался толстый столб маслянистого черного дыма, к земле по спирали легонько летели хлопья сажи, как конфетти. На противоположной стороне дороги Сименон с Кройцем осторожно крались от пилона к столбу, прикрывая друг друга. Кобб без видимых опасений шел перед Сиднеем. Он шагал по скользкой мостовой на манер крысолова. Задержался, оглядывая задний борт последнего грузовика в шеренге, крытого пробитым шрапнелью брезентом. Из-под досок текла тонкая струйка крови, машина оседала на горевших шинах. Кобб поднялся на цыпочки, заглянул за борт, и Сидней вскинул винтовку, заметив движение в забрызганном кровью проеме, разглядев бородатого мужчину в штатском, забившегося в неглубокую нишу. Закопченное лицо кровоточило от десятков крошечных осколков шрапнели, у ног лежала открытая кожаная седельная сумка, откуда черными яйцами высыпались гранаты. Он испуганно взглянул на Сиднея, поднял одну руку, потом окровавленную культю другой, сдаваясь. Сидней шагнул к нему, Кобб толкнул его в сторону и выстрелил мужчине в грудь с близкого расстояния.

— Он же наш! — крикнул Сидней, когда тело с разинутым ртом сползло по обитой железом двери.

Кобб отвесил ему подзатыльник.

— На форму свою посмотри, идиот! — рявкнул он. — Забери гранаты.

Спрятавшись за последним грузовиком и держа пистолет на бедре, дождался, пока Сидней схватит сумку, потом осторожно высунул нос из-за борта разбомбленной машины.

— Терцио! — крикнул Кобб, выдавая себя за оглушенного выжившего легионера. — Viva Christo Rey! — «Да здравствует Христос, Царь Небесный» — таков был боевой клич франкистского Испанского легиона, и, кажется, фокус, успешно применявшийся под Харамой, сработал.

Выкрикивая тот же лозунг, Сименон с Кройцем осторожно шли между израненными полуодетыми уцелевшими солдатами, заглядывая за борта грузовиков и в простреленные кабины в поисках трупа Ангела Виллафранки.

— Живей! — крикнул Кобб, стаскивая тело офицера регулярной армии с пассажирского сиденья трехтонного «форда».

Сердце в ушибленной груди прикрывавшего его Сиднея билось слишком быстро и беспорядочно. Крупные сверкавшие отверстия в автомобильной обшивке проделал тяжелый пулемет, и он с тревогой и поспешностью осматривал крыши в поисках пулеметчика.

Фасад стоявшего по одну сторону от дороги здания был полностью разрушен взрывом, обнажив комнаты с желтовато-розовыми стенами и темной деревянной мебелью.

— Кровавый след! — прокричал Сименон.

Офицер с опалившейся дочерна кожей и сгоревшими на голове волосами схватил Кобба за руку и что-то истерически завопил ему прямо в лицо. Кобб его оттолкнул.

— Вперед, малыш.

Раненый капрал в форменной рубахе с прилипшими розовыми кусочками человеческой плоти пристально смотрел на Сиднея, который инстинктивно почувствовал что-то дурное и нахмурился на него, а капрал передернул плечами, словно ему вообще ни до чего нет дела. Сидел на разбомбленной дороге с перебитыми ногами, лопнувшими барабанными перепонками, забрызганный останками своих товарищей и как бы предпочитал принимать жизнь такой, какова она есть, без дальнейших вопросов.

— Смотрите! — крикнул Сименон, указывая на широкие булыжники узкого переулка, круто бежавшего под гору. — Кровь. Вот тут, тут и вон там.

Кобб снова шлепнул Сиднея:

— Оглох? Вперед! Бегом!

Сидней побежал, беззвучно шлепая по булыжнику веревочными подошвами, держась ближе к обочинам, помня часто слышанные предупреждения о пулях, летящих вдоль стен. Взрывы выманили на улицу нечестивцев, которые перед мчавшимся Сиднеем шмыгали обратно в двери, собирались в гостиных за спущенными шторами. Сирена воздушной тревоги выла овдовевшей и осиротевшей матерью, в оглохших ушах Сиднея этот вой отзывался придушенным гулом. Дорожка бежала вниз по склону, пересеченная другими узкими переулочками, которые описывали вокруг нее дуги. Сидней на каждом пересечении медлил, оглядывался на поворотах налево-направо, убеждаясь, что с каждым шагом отдаляется от всех. Тот, кого он преследовал, быстро терял кровь. Крупные капли были разбрызганы на ступенях, сверкающие красные струи размазаны по стенам. Впереди на серых камнях чернела еще одна лужица, словно истекавший кровью человек остановился перевести дыхание. Сидней вскинул винтовку и замедлил шаг, сам глубоко задышал, чтобы не дрожали руки. Он еще был наполовину оглохшим, но охотничий инстинкт поднял дыбом волосы на затылке, спустил по спине холодную струйку, когда он приближался к углу, намотав на запястье ружейный ремень и держа на спусковом крючке палец. Остановился, сделал еще два глубоких вдоха, шагнул на перекресток. Впереди, пошатываясь и спотыкаясь, удалялись двое мужчин, один тащил другого. Перед ними еще трое только что исчезли за поворотом в сумеречном переулке — парнишка в берете, высокий человек с коричневым заплечным мешком на широкой спине, и последним Ангел Виллафранка, без всяких сомнений. Сидней упал на одно колено и выстрелил. Винтовка «энфилд» глухим ударом свалила дееспособного мужчину, с убийственной силой всадив пулю между лопатками. Раненый упал вместе с ним. Топот по камням известил о приближении подмоги, и Сидней, передергивая затвор, оглянулся назад в переулок. Остатки ремонтно-полевой бригады были совсем уже рядом, но, когда он снова посмотрел вперед на того, за кем охотился, в пяти футах перед ним по улице рикошетом пролетела пуля, пронзительно свистнула над головой, звякнула о кровельное железо на крыше позади. Раненый начал отстреливаться, револьвер выпускал в переулке размеренные равномерные вспышки. Сидней рухнул ничком на живот, больно ударившись ребрами о мешок с гранатами, а локтем о камни. Дождался следующей вспышки и сам выстрелил. Стрельба прекратилась.

— Молись, чтоб ты не Виллафранку сейчас пристрелил, — проворчал Кобб, вздергивая его на ноги.

Сидней сплюнул, вытер рот рукавом.

— Я его видел. Там, за поворотом.

— Тогда пошевеливайся.

Сидней метнулся вперед к двум телам, прикрываемый Кройцем.

— Тише, — прошипел немец. — Не торопись.

Подстреленные мужчины не двигались, лишившиеся душ тела усохли в штатской одежде. Для паренька, привыкшего бить с дальнего расстояния кроликов и голубей, люди были легкой мишенью. Он выбежал на поворот, чувствуя на плече руку Кройца, но двигаясь вперед. Позади шагал посреди улицы Кобб, словно сам выстроил этот квартал, Сименон без особенных предосторожностей прикрывал его сзади. Сидней понял, что винтовка для уличных боев не годится. Слишком длинная, неповоротливая, с трудом перезаряжается в тесных кварталах. Если б он ясно соображал, захватил бы из машины автомат Клее, но, с другой стороны, если бы соображал, то остался бы в Норфолке, никогда не отправился бы в обезумевшую страну. Из-за таких ошибок мужчины падают на землю: несут не то оружие, заряжают не теми зарядами, встают не на ту сторону.

Прошло меньше четверти часа после страшного взрыва, а казалось, будто это было вчера, на прошлой неделе, в другой жизни. Может быть, в жизни Клее. Сидней вспоминал, как быстро остальные отреагировали на атаку. Будь он сам по себе или служил бы в бригадах, тоже сейчас был бы мертв вместе с Клее. Эти люди остаются живыми потому, что знают, когда надо действовать быстро, а когда медленно. Хитрые, как лисы, проворные, как хорьки, злобные, как крысы. И именно поэтому, без малейшего огорчения понял Сидней, он идет сейчас впереди, а они позади. Он махнул рукой на дверной проем на другой стороне переулка, оглянулся, проверив, что Кройц его понял, и шмыгнул через узкую дорогу. Посередине стоял мальчишка в лохмотьях с двухлетней сестренкой на руках, широко тараща глаза, которые казались белыми на грязной физиономии. Девочка перестала брыкаться, когда Сидней пронесся мимо и нырнул в открытый проем. Вглядываясь вперед сквозь прицел, почуял запах чеснока и свиного сала, желудок свело спазмом. Кругом пусто, значит, Виллафранка с друзьями бегут дальше, но тут он обратил внимание, что парнишка куда-то указывает. Благодарно кивнул, подозвал кивком Кройца, медленно двинулся в том направлении, куда тыкал маленький заскорузлый палец. Короткий темный проход, освещенный мерцавшим газовым фонарем, вел к крутой каменной лестнице. Виллафранка с уцелевшим эскортом уже спустились и теперь медленно пересекали широкий нижний двор. Первый выстрел Сиднея заставил их пуститься бегом, второй срезал охранника поменьше ростом, распластавшегося на камнях. Третий вызвал ответный огонь, бешеный и бесприцельный, пока Кройц не прервал его залпом, от которого у Сиднея в ушах зазвенело. Громкие команды, неожиданно долетевшие с нижней улицы, известили о присутствии неприятеля, и, когда Сидней с Кройцем бросились в погоню, Виллафранка с быстроногим спутником рванули назад, волоча за собой рюкзак убитого, и исчезли в тенях на краю площади.

— Amigos! — завопил Кройц. — Мы из Терцио! Не стреляйте!

Из бокового переулка трусцой выбежал Кобб.

— Что происходит? — прошипел он, задохнувшись. — Где Виллафранка?

— Внизу. Но там и регулярные части.

На площадь осторожно вышел офицер с двумя стрелками, остановился возле мертвого террориста.

— Туда бегите! — рявкнул Кройц. — Они только что пересекли дорогу прямо у вас перед носом. Живо!

Офицер уткнул руки в боки:

— Не ори на меня, солдат! Спустись и доложи. Я хочу знать, кто вот этого застрелил.

Кройц с мрачным недоверием покачал головой:

— Дурак хренов. Теперь его придется убить.

— Он не видит нас против света, — заметил Кобб, подняв оптический прицел. — Я беру того, что справа, с придурковатой физиономией, ты, малыш, толстяка. Офицер в полном вашем распоряжении, господин Кройц. Готовы?

Одновременный залп трех винтовок сотряс все кругом до основания, у Сиднея расшатались зубы. Он не видел, попала ли в толстяка его пуля, но, когда дым рассеялся, все трое лежали ничком. Никто больше не двигался.

— Шевелитесь, — бросил Кобб, — да поглядывайте, нет ли где их приятелей. Сименон, вперед.

Француз сорвался с места, протопал по ступеням и скрылся в тенях. Оттуда он резким свистом подозвал Кройца, потом Сидней присоединился к ним в крытой галерее, которая окружала площадь с трех сторон, а с четвертой примыкала к сводчатому проходу.

Кобб согнулся рядом с Сименоном, уткнувшись руками в колени, как старик, разглядывающий дохлую крысу.

— Это единственный проход? — уточнил он, кивая на арку на противоположной стороне площади.

— Откуда мне знать? — буркнул Сименон. — Ты же меня в машине оставил.

— Кроме него еще лестница, по которой мы сейчас спустились, — подсказал Кройц.

— Где же Виллафранка?

— Может, в какую-то дверь заскочил? — предположил Сидней, указывая на ряд высоких сводчатых дверей.

— Возможно. — Кобб повесил ружье на плечо, расстегнул кобуру с автоматическим пистолетом — кольтом 45-го калибра. Вставил обойму, ткнул ногой Сиднея. — Хочешь получить обратно свой «люгер»?

— Зачем?

— Хочешь или не хочешь?

— Хочу.

— Тогда первым войди в эту дверь.

Сидней протянул руку.

— Мне ведь в любом случае первым пришлось бы идти, правда?

Кобб сунул ему промасленный пистолет.

— Может быть, — подтвердил он, — просто приятно чувствовать, что получил награду. Только помни: не убивать цыгана.

Сидней облизал губы, сглотнул.

— Вода у кого-нибудь есть?

— Вот. — Сименон протянул пузатую серебряную фляжку. — Арманьяк.

Сидней открутил крышку, снова чувствуя запах близкой и неизбежной смерти. Глотнул, задохнулся, еще раз глотнул, поднялся с корточек, встал на полусогнутых ногах.

— Теперь пошли, — сказал он.

Первая дверь с кованым черным железным кольцом в виде двух обвившихся змей находилась в десяти футах. Стиснув в правой руке «люгер», Сидней поднял кольцо левой, толкнул створку.

— Заперто.

Тихо двинулся к следующей двери с ручкой в виде мышиного короля.

— Тоже заперто, — шепнул он с облегчением, которое мигом сменилось страхом перед тающими вариантами.

Оставалось три двери. Он подкрался к третьей, с терновым венцом вместо ручки. Сердце грохотало в ушах, пистолет лежал в руке непривычно и ненадежно. Он нажал на ручку, но и эта дверь оказалась закрытой. На четвертой было огненное кольцо с черными язычками пламени, отполированными до блеска ладонями многочисленных поколений.

Прежде чем Сидней успел до него дотянуться, его остановил Сименон.

— Ты уже истощил все шансы на удачу, — сказал он, улыбаясь обвислыми, как у спаниеля, губами. — Дай я попробую.

Сидней посторонился, француз поднял кольцо, толкнул створку. Дверь тяжело открылась внутрь, и Сидней заметил на пороге струйку свежей крови. Сименон сморщился от скрипа, но страдальческое выражение превратилось в удивленное, когда глухой металлический стук возвестил о конце его жизни.

— Merde! — выругался он.

Весьма подходящее последнее слово. Граната взорвалась с низким грохотом, вспышка осветила площадь. Ударная волна швырнула Сименона на косяк, осколки шрапнели изрешетили плоть и раздробили кости. Он умер с широко открытыми глазами, прежде чем из ран пошла кровь. Тело упало в дверях в разорванных брюках, дымившейся блузе.

Сиднея отбросило в сторону, он ударился о стену, лихорадочно нащупывая гранату в седельной сумке. Кобб схватил его за руку, не позволив выдернуть чеку, и сердито тряхнул головой.

— Держи себя в руках, малыш, черт возьми!

Он выхватил из кармана обойму, зажал в зубах, перекатился через порог, выпустил в потолок восемь пуль, сам исчез, утонув в тенях, и единственным доказательством его присутствия послужил щелчок вставленной новой обоймы.

— Пошли! — заорал он из темноты.

Под следующими восемью пулями Виллафранка прижал к земле голову, а влетевший в дверь Сидней мог бы поклясться, что в свете стробоскопических вспышек, вылетающих из кольта Кобба, видит ухмыляющийся лик Смерти высотой пятнадцать футов с косой длиной шесть ярдов.

— Неужто нельзя было это на чьей-нибудь кухне устроить, мать твою? — ухмыльнулся Кобб, когда к нему подполз Кройц, скрежеща по полу пряжкой ремня, еще горячей от взрыва.

— Скульптурная мастерская, — прошептал Кройц, указывая на зловещие гигантские силуэты.

— Больше на ад похоже, — выдохнул Сидней.

— Ангел Виллафранка! — взревел Кобб. — Меня зовут Фрэнк Кобб. Я из Пятнадцатого батальона Интернациональных бригад. Меня послали вас спасти. Слышите?

— Блестяще, — вздохнул Кройц. — Теперь ему известно, где мы. Если еще гранату швырнет, нам конец.

— Заткнись к чертовой матери, Кройц, — прошипел Кобб, — и укройся вон там, за Иисусом. — Он указал на гротескную композицию распятия с легионерами, разыгрывающими в кости одежды, и влажно поблескивавшими в полутьме плакальщицами. Потом сделал глубокий вдох. — Слушай, Ангел. Два варианта: жизнь или смерть. Очень просто. Мои люди только что застрелили на площади трех мятежников. С минуты на минуту к ним придет подкрепление, и тогда всем нам смерть. — Он склонил голову, навострив ухо, облизал губы, ткнул в плечо Сиднея, указал направо от себя.

Оставив сумку с гранатами, Сидней тихонько пополз в царстве Смерти мимо десятифутовой Саломеи с приоткрытыми в немом экстазе рубиновыми губами и окровавленной головой Иоанна Крестителя под ногами, унизанными драгоценными украшениями. От пола пахло пылью, крысиным пометом, и он со странной отчужденностью понял, что последним в жизни Сименон видел гигантскую статую Смерти, освещенную вспышкой гранаты. Чуть не расхохотавшись при этом, прикусил губу, укрылся под балдахином картины, которая, видимо, изображала несение креста по Виа Долороса. Над ним высился окровавленный костлявый Иисус с бородатым лицом, искаженным от страха и боли, сгорбившийся под крестом, который Ему предстояло нести изначально. Рядом кто-то всхлипывал в смертном ужасе, испытывая те же самые чувства.

— Ангел! — продолжал Кобб, сбавив тон и обогатив голос нотками убедительности в его понимании. — Я вовсе не обязан здесь находиться. Могу уйти сейчас же, отрапортовать своему командиру, будто ты убит в перестрелке, я тебя вообще не нашел, ублюдки с той стороны добрались до тебя первыми и так далее. Мне, конечно, не хочется умирать за такое дерьмо, и, если это для тебя не имеет значения, черт побери, свистну сейчас своих ребят и отправлюсь домой. Что скажешь?

До Сиднея, который сидел привалившись к Виа Долороса, долетел слабый панический шепот. Он вытер пот с лица, гадая, нельзя ли подобраться поближе, прикончить раненого товарища Виллафранки. Если ползти в нужную сторону, выйдешь сзади, а если не туда — спереди, прямо перед глазами. Виллафранка избавил его от принятия решения.

— Почему я должен вам верить, сеньор?

— Я из Индианы, — усмехнулся Кобб. — Мне нельзя верить.

Шутка упала на бесплодную почву.

— Слушайте! — крикнул он. — Я американец. В моей группе британцы и немцы. Нам пришлось надеть форму Терцио, но мы бьемся за вашу проклятую революцию не хуже всех прочих. Нас тут десять, вас двое. Если бы мы вас хотели убить, то давно уж прикончили бы.

Торопливый шепот свелся к покорным односложным выражениям.

— Хорошо! — крикнул в конце концов Виллафранка. — Я сдаюсь. Моему товарищу нужен врач.

— Лабу-дабу-да, — пропел Кобб.

У товарища взломщика банков было сильное кровотечение. Девушка крепко стискивала берет, сидевший у нее на голове, когда Сидней ее подстрелил, зажимая им выходное отверстие над правым бедром. Темные локоны обвисли от пота, гладкая кожа смертельно побледнела, губы окрасились в цвета вечерних теней. Сидней сразу увидел и понял с точностью, от которой скрутило желудок, что никакой врач ее не спасет. Кобб подтвердил это взглядом.

— Все, хана, — буркнул он. — Пуля из твоих личных припасов?

Сидней разом прозрел, как от пощечины. Старательно надпиленная пуля с тупо срезанной головкой попала в спину, вошла под правую лопатку, пронзила тело, срикошетила от таза, проделала чуть выше пояса шерстяных грубых брюк рваное выходное отверстие размером с апельсин, существенно превысив полномочия и причинив гораздо больше вреда, чем ожидается от стандартной ружейной пули. Обыкновенная круглая пуля прошла бы через плечо и вышла с другой стороны, повредив только плоть и оставив лишь шрам, не лишив девушку будущего.

Она устремила на Сиднея огромные зрачки темно-карих глаз и спросила:

— Вода есть?

— К сожалению, нет. — Он разорвал на ней одежду, отбросил окровавленный берет, сунул коричневую вату в пулевое отверстие.

На ее губах мелькнула слабая улыбка.

— Ты из Андалусии. По голосу слышу.

— Нет. Просто учился испанскому у андалусцев.

— Я тебя не слышу. Взрывы…

— Я говорю, учился испанскому у андалусцев. Сам никогда там не был.

На нее упала черная тень Кобба.

— Ты кто?

Она взглянула на него, оценивая и сравнивая его грубость с тем, что еще могла потерять.

— Я из команды Дуррути. Мы из Теруэля. Отправились отбивать Виллафранку.

— Почему?

— Он герой. Нельзя было позволить националистам обращаться с ним как с преступником.

— Сколько вас тут?

Девушка прищурилась, сморщилась.

— По-моему, одна я. Что-то не сложилось. Думаю, астурийцы заложили в машину слишком много взрывчатки. — Она похлопала по рюкзаку, снятому с убитого товарища.

— В какую машину?

— В ту, которая взорвалась. В багажник заложили взрывчатку, но при взрыве наши люди погибли.

Кобб вздернул брови.

— Превратили машину в бомбу? Мне нравится твой стиль, куколка.

— Большинство наших прятались в доме напротив. После взрыва на них рухнула стена.

— А как, черт побери, вы собирались выбраться из Теруэля?

Девушка, напряженно моргая, пристально смотрела на Сиднея с понимающей печальной улыбкой на синих губах. Голова перекатилась набок.

Кобб схватил ее за подбородок, крепко ущипнул.

— Как отсюда выйти, куколка?

Виллафранка думал, что она пошлет его в преисподнюю.

— Через канализацию, — ответила девушка. — Товарищ Салазар, лежащий на площади, был городским инженером. Вел нас к канализационной системе. Фашисты обоих нас подстрелили. Видите?

Жаркая волна, обжегшая сильней стыда, нахлынула на щеки Сиднея. Он крепче прижал к ране вату, которая уже почернела от крови, стала скользкой, как разогретое мыло.

— Я все вижу, милая, — кивнул Кобб. — Мы перебили гадов. Где та самая канализация?

Девушка закрыла глаза, как бы сдерживая слезы, и прошептала:

— Странно, правда? — От пола словно повеяло холодом, проникшим в кости, словно бром. — Никогда не думала, что все так кончится.

— Детка, времени нет, — вздохнул Кобб. — Если не вытащить Виллафранку, вся затея действительно прахом пойдет. — Он наклонился поближе и шепнул ей в ухо: — Помоги, куколка. Облегчи мне жизнь, и я ее тебе максимально облегчу в подходящий момент. Идет?

Девушка облизнула губы, по-прежнему не открывая глаз.

— На той стороне площади. Люк за аркой на центральной улице… должны оставить открытым, установить заграждение и навес для дорожных рабочих. Недалеко.

Кобб стиснул ее плечо.

— Ты уже ангел. — Он оглянулся на Кройца. — Готов?

— А?

— Я спрашиваю, ты готов?

Сидней оторвал кусок от пыльного савана воскресшего Христа, скомкал, затолкал в рану.

Девушка улыбнулась ему с полными слез глазами:

— Не оставляйте меня солдатам. Лучше пристрелите.

Сидней покачал головой:

— Мы вас с собой возьмем.

— Забудь, — буркнул Кройц.

— Я ее понесу, — настаивал Сидней.

— Она умрет, прежде чем мы выйдем на площадь, — заявил Кобб.

— Он прав, hermano, — подтвердил Виллафранка.

— Застрелите, — прошептала девушка. — Пожалуйста.

Сидней попятился, она схватила его за руку, крепко стиснула.

— Н-не могу, — пробормотал он. — Почему нельзя ее с собой забрать?

— Считаю до трех, — предупредил Кобб.

— Не могу я ее застрелить, — твердил Сидней.

— Правильно, черт побери, — согласился Кобб, оттолкнул его в сторону, одной рукой закрыл девушке рот, другой приставил к сердцу тонкий толедский стилет. Она протестующе завертелась под ним, пока он поворачивал лезвие, будто вдруг поняла, что совершила страшную ошибку. — Тише, куколка, — прошептал он, вытащил из тела кинжал, издавший шипение, вытер лезвие об ее окровавленную рубаху. — Теперь можно идти? — спросил Кобб, глядя на Сиднея. — И нечего на меня так смотреть. Это ты ее убил. Я только укоротил агонию. В будущем грязь за собой будешь сам подчищать. — Он открыл рюкзак, одобрительно кивнул, чуя просочившийся сладкий запах взрывчатки, пробормотал: — Динамит, — и сунул мешок Сиднею. — Бери, держи в сухости.

Кройц прислонился к Понтию Пилату, перезарядил винтовку, качая головой.

— Боже всевышний, — вздохнул он. — Теперь еще ползти по канализационным трубам.

 

12

Ника тошнило. Желудок возмутило либо самодовольное поведение Ленни, либо езда, либо то и другое. Разумеется, свой вклад внесла жирная непрожаренная яичница, съеденная на завтрак, и горный серпантин, но тошнило его главным образом от Ленни Ноулса.

— Потише, — простонал он, когда Ленни на скорости взял крутой поворот. — Можно не вписаться.

— Я всегда вписываюсь, — ответил Ленни с похотливой ухмылкой. — Знаете, ничего нету лучше старушек.

— Не такая уж она старушка, — возразил Сидней, вклинившись между двумя своими наемниками и щурясь в старинных очках, которые Ленни позаимствовал на постоялом дворе.

— Для вас — может быть, мистер Стармен. — Ленни вильнул к самому краю дороги, пропуская водителя бензовоза с побелевшим лицом. — Не поймите неправильно — не собирался я его сбивать. Проснулся сегодня совсем окосевший ко всем чертям.

— Ох, ради бога… — протянул Ник.

Ленни весело вздернул бровь.

— Завидуешь, Никель? Сам давно баловался морковкой? Года два назад? Удивительно, что вообще встрепенулся. Ты как бы превратился в неполый организм.

— В бесполый, — поправил Сидней.

— Придержи язык, Казанова, — посоветовал Ник. — Наверняка настоящей любови-моркови не пробовал за последние годы.

— Просто бывшей жене хранил верность. Знаешь, Николас, у некоторых еще остались моральные принципы.

— Это не ответ, — возразил Ник. И покосился на Сиднея. — Извините, мистер Стармен.

Сидней сбросил новые очки, протер глаза. Оправа слишком широкая, на носу слишком узкая, грязные линзы, в которые надо щуриться, вызывают головную боль.

— Не извиняйтесь, мистер Крик, — вздохнул он. — Вы переживаете, что обидели старика, не понимая, что в своей жизни он видел людей похуже вас обоих. Гораздо, гораздо хуже.

— Правда? — переспросил Ленни.

— О да, — кивнул Сидней, — только я вам об этом не стану рассказывать. Сосредоточимся на неотложной насущной задаче.

Задача заключается в том, чтобы ехать в горах до тех пор, пока он чего-нибудь вспомнит. Почти семьдесят лет стерли воспоминания, исказили черты и расплавили твердые факты в податливую резину. Высокие сверкающие скалы с черными лесными анклавами одновременно казались знакомыми и чужими, словно реальность была зеркальным отражением памяти. Твердый факт: сразу за перевалом должна быть дорожная развязка. Оттуда несколько миль по запутанным узким дорогам до другого перекрестка, где произошел другой кровопролитный инцидент. Дальше лесная колея идет вверх и в сторону от развилки, Сидней мог по памяти нарисовать воображаемую топографию. Гарганто-де-ла-Бальса, Сьерра-де-лас-Кабрас, Лома-дель-Фуэнте-дель-Райо. Красной точкой отмечена Махада-де-Марин, другой Касерия-ла-Алькария, еще двумя поместья Эль-Пенитенте. Все они разбросаны в долине выше, ниже, слева, справа от извилистой дороги. Детали скорее домысливаются, чем помнятся, хотя на точной карте долина обладает конкретными признаками настоящей долины. Проблема в отсутствии полной уверенности, что она та самая.

— Как насчет вон той колеи? — спросил Ник, прервав его сомнения.

Сидней пожал плечами, кивнул:

— Что ж, давайте попробуем.

— Ну, приехали, — фыркнул Ленни. — Начинаем на картах гадать. — Он свернул с потрескавшегося на морозе асфальта в неровную каменистую колею.

Двигались медленно, машина с трудом втискивалась между пластами горной породы, ограждавшими колею вроде Геркулесовых столпов. Дальше хуже — кругом валуны размером с телевизор и промоины глубиной по колено.

— Скоро перевернемся, — предупредил Ленни.

Ник вцепился в приборную доску, костяшки пальцев побелели.

— Наверняка не та дорога, мистер Стармен. Раз мы сейчас не можем проехать, вам тогда точно не удалось бы.

Сидней сморщился, слыша сердитый каменный скрежет по днищу фургона.

— Любая дорога в здешних местах может быть той. Вы весьма удивились бы, если бы знали, что нам тогда удавалось.

Колея все больше смахивала на камнепад, поднимаясь выше, виляя в застывшем сыром лесу, куда порой только на три часа пробивается солнечный свет. Не шевелилось ничто живое, и Ника, вышедшего в той мертвой тишине убрать с дороги сломанные бурей ветки, охватила агорафобия.

— Доисторическое местечко, — пробурчал он, садясь обратно в кабину.

— Идеальное для охотников за динозаврами, — заметил Сидней. — Помните нашу легенду, джентльмены?

— Всякий раз на вас глядя, вспоминаю про динозавров, мистер С., — кивнул Ленни и оглянулся проверить, как будет воспринята хохма. — Святители небесные! Что с вами? Смотри, какой он бледный, Ник!

Ник взглянул на старика и повторил вопрос.

Сидней глубоко вдохнул, дернул подбородком.

— За меня не волнуйтесь. Смотрите вперед.

Ник тряхнул головой:

— По-моему, надо остановиться, дать вам отдохнуть. Спешить некуда. Время есть.

Сидней скорчил гримасу:

— Как раз времени нет, джентльмены. Я просто себя неважно почувствовал. Сейчас пройдет, поехали.

Ник, пожав плечами, закурил сигарету.

Ленни пришел в негодование.

— Николас, сукин сын! — рявкнул он. — Ты настоящий эгоист!

Ник открыл рот.

— Почему?

— Выброси на хрен конфету вонючую! Совсем без мозгов? Пассивное курение вредно для сердца. Может быть, дашь шанс Эль Сиду?

— Одна сигарета разницы не составляет, — возразил Ник, опуская стекло.

— В его возрасте может оказаться той самой соломинкой, которая сломала спину ослу, — заявил Ленни.

— Верблюду, — поправил Сидней.

— Фактически это был отрез шелка, мистер С., но роли не играет. Ему надо бы знать. Сейчас же выбрасывай, Ник.

«Пежо» со стоном и скрежетом елозил в колее, продвигаясь зигзагами сквозь темный лес, пока не выскочил выше деревьев на бледный утренний свет. На северных склонах ущелья лежали плотные пласты сырого пятнистого снега, глухо капая на голые обледеневшие камни. Отсюда колея шла прямо и ровно по контуру северо-восточного склона хребта, который вонзался в холодное синее небо зубами рептилии.

— Звякнул звоночек? — поинтересовался Ленни.

Сидней покачал головой:

— В этих очках трудно сказать. Где вы их свистнули?

— У мертвеца, — признался Ленни, повышая тон в целях самозащиты. — И не свистнул. Спросил разрешения.

— Каким образом? — полюбопытствовал Ник. — Ты же не говоришь по-испански.

— На языке жестов. — Ленни принялся размахивать руками, поясняя. — Очки… ему уже ни к чему… а моему старому китайцу… очень даже пригодятся… mucho gracias. Старая курочка все мне теперь отдаст. Я говорю совершенно свободно на языке жестов и на языке любви, причем оба чертовски полезнее твоей латыни и другой заумной дребедени, которую ты учил в школе, Николас.

— Я латынь не учил, — возразил Ник, хотя знал, что Ленни просто языком болтает.

— Учил, могу поспорить, — утверждал Ленни. — Так или иначе, очки вам нравятся?

— В высшей степени, — кивнул Сидней. — Было бы еще лучше, если б я в них что-нибудь видел.

— Тогда идите в «Оптику», — хмыкнул Ленни. — Слушайте, есть вообще хоть какой-нибудь шанс, что мы правильно едем? — Фургон резко ухнул в яму.

— Трудно сказать, — пожал плечами Сидней. — То, что вижу, кажется знакомым, но и другие окрестности выглядят точно так же.

— От развилки было далеко? — допрашивал Ник. — Долго вы добирались, не помните?

— Час или полтора.

Ленни взглянул на воображаемые часы:

— А мы сколько едем? Полчаса?

— Сорок минут, — уточнил Сидней.

— Значит, не тут, — заключил Ленни. — У меня чуткий нос, и я вам говорю, в этих горах нет никакого золота. Знаете, почему? Потому что никто никогда не провезет семь тонн по такой колее, не свалившись в пропасть к чертовой матери. Очевидно, правда?

Когда они вернулись на асфальтированную дорогу, долина застыла в тени, и Ленни испытывал искушение объявить дело конченным. Ему хотелось вернуться в отель пораньше, закусить, отдохнуть после еды, а уж попозже, днем, может быть, совершить второй выезд. Однако при голосовании он остался в меньшинстве.

Следующая колея, как предсказывал Сидней, оказалась идентичной первой, только находилась в худшем состоянии. «Пежо» переваливался и скакал по камням, кабина наполнялась знакомым запахом горящего сцепления, пока машина прокладывала себе путь по дороге, предназначенной для burros. Разговоры умолкли, стал понятен непомерный масштаб стоявшей перед ними задачи и сомнительность удачного исхода. Каждая следующая гора похожа на предыдущую — слоистый пирог из осадочных пород, вырастающих из густого влажного соснового леса. Слоистые скалы покрыты трещинами и кратерами, основания прячутся в грудах камней и щебня. Семь тонн золота могли навеки бесследно исчезнуть в этих первозданных местах.

Сильно угнетавший Ленни первобытный пейзаж с не меньшей силой волновал и пугал Ника, который пристально смотрел в открытое окно, сдерживая тошноту и пытаясь установить причину своих страхов. Окружающее, сведенное к первичным элементам, производило как будто бы прозаический благотворный эффект: камень, дерево, вода, земля и глубокое синее небо. Но было еще нечто видевшее, но невидимое, ощущающее, но неощутимое. Давно бездействовавший орган чувств улавливал что-то коварное и злонамеренное. Его власть над этой землей объясняла, почему тут никто не живет, почему не поют птицы и козы не бродят по Сьерра-де-лас-Кабрас, которым они дали имя. Если золото действительно захоронено в этих горах, тот, кто его хоронил, правильно выбрал место, зная, что случайно на него никто не наткнется.

— Мы все делаем неправильно, — объявил Ник. — Давайте бросим эту колею и вернемся в отель. Есть лучший способ. — Он не просил возражений и не услышал их.

Гваделупе все утро ждала возвращения Ленни. Обмыла и одела покойного отца, оставив тело в постели, усыпанной свежими веточками розмарина. Днем должен прийти похоронщик, но ему она ничего не скажет. Убрала в комнатах, вымыла полы, растопила камины, покормила свиней, переоделась в туго облегавшее фигуру платье, высоко взбила волосы, наложила два слоя помады и выплыла в холл в ожидании своего мстителя.

— Что она говорит? — спросил Ленни, следуя за Сиднеем.

— Спрашивает, нашли ли мы нынче утром чьи-нибудь кости.

— Скажите, я припас для нее одну вкусненькую.

— Не скажу. Она спрашивает, будем ли мы обедать.

— Конечно. Что нынче в меню?

— М-м-м… для нас с мистером Криком форель, а для вас, очевидно, бифштекс, — с некоторым неудовольствием ответил Сидней. — Я бы сам с радостью съел кусок мяса. Бифштекс всего один?

— Один, — кивнула Гваделупе. — Только для него. Мне надо, чтоб он был сильным.

— Гм, ну да, — промычал Сидней.

Обед был подан на скошенной деревянной веранде, которая высоко нависала над белой водой в ущелье внизу. Сидней с Ником ели жаренную на решетке форель с хлебным соусом, лимонадом и какой-то купоросной подливкой, которой Ленни щедро полил гигантский обугленный бифштекс, окруженный теми же крошками жареного хлеба и увенчанный главной деталью — куском яичницы. Гваделупе наблюдала, как он ест, наполняя стакан специально заказанным светлым пивом и улыбаясь при каждом сделанном им глотке.

— Postre? — шепнула она, когда Ленни отодвинул тарелку.

Он вытащил сигареты из рукава футболки и покачал головой.

— Тут стоит уже, милая.

— Postre — это десерт, мистер Ноулс, — объяснил Сидней. — А пепельница — cenicero.

— Знаю, — соврал Ленни. — Просто перед десертом хочу покурить. — Он сделал длинную затяжку и встал из-за стола. — Извините меня, джентльмены. Англия ждет и так далее.

Ник с Сиднеем смотрели, как он следует за Гваделупе в ее будуар.

— В самом деле необходимо вот так вот подмигивать? — вздохнул Сидней.

— Будет посвистывать, когда вернется, — предупредил Ник. — Расскажите мне еще про золото.

Сидней поднял брови, вытащил фляжку из внутреннего кармана твидового пиджака, встряхнул перед глазами Ника в качестве приглашения.

— Я не пью. Забыли?

— Ах да. Замечательно. — Налил глоток арманьяка в винный бокал. — Как я понял, один симпатичный цыган по имени Ангел Виллафранка по приказу анархистов украл золото из дома Орлова. Если бы их руководство призналось, то сказало бы, что вернуло богатства, украденные не иностранной державой, а одним иностранцем. Понимаете, Орлов набивал свои собственные карманы. Начинались сталинские чистки — слишком много свидетелей слишком многих преступлений, — и Орлов знал, что его имя записано в расстрельных списках крупными буквами. Он нарочно указал в документах на двести ящиков меньше, чем вписали испанцы, тогда как фактически разница составляла лишь сотню. Рассчитывал, что русские так обрадуются бесплатному подарку, что не станут придираться к пропаже еще ста ящиков. Их отвезли в Валенсию и сложили в подвале местной штаб-квартиры русской разведки, где им предстояло лежать до запланированного Орловым побега. Вам, конечно, не надо рассказывать, что стало с бедными придурками, которые вели и разгружали машины. Я слышал, Орлов собирался плыть в Мексику, а оттуда ехать в США, но, лишившись своего пенсионного фонда, в конце концов очутился без гроша в Канаде. Очень досадно, так же, как и для анархистов, которые вскоре после совершенного ограбления поняли, что Виллафранка вор без чести и совести. — Сидней хлебнул арманьяка, фыркнул. — С первого взгляда было видно, что он не заслуживает никакого доверия. Знаете, небритый, длинноволосый, в тесных брюках… Ухватил куш, где-то спрятал. — Он махнул бокалом в сторону гор. — Далеко за линией фронта, так сказать.

— Как же вы его нашли?

— Виллафранка сам показал, — улыбнулся Сидней.

— Очень любезно с его стороны.

Старик вздернул брови, анализируя прошлое.

— У него особого выбора не было, — объяснил он. — Ну, пойду сосну. Только вы меня надолго не оставляйте. Не стоит перегружать работой похоронщика, правда?

Пока Ленни был занят, а Сидней спал, Ник проводил время, расхаживая по террасе в поисках вдохновения. Он знал, что должен быть более легкий способ найти тайник Виллафранки, чем ездить взад-вперед по случайным колеям, ожидая неверного шанса, что восьмидесятилетний старик припомнит картину. Проблема в том, что свидетель рассказывает не всю историю, а открытые главы в основном бесполезны. Сидней избирательно излагает правду, больше старается заинтриговать, чем снабдить информацией, описывает события так, будто сам при том не присутствовал. С самого начала говорит о войне объективно, полностью опуская собственное участие. Ник щелчком вышвырнул за перила окурок и решительно направился к комнате Сиднея.

— Впустите меня. Это Ник.

— Что вам нужно?

— Поговорить. Откройте.

— Я стараюсь немного поспать, мистер Крик.

— Некогда. После смерти поспите.

Послышался хруст старческих костей. Сидней устало шаркал к двери.

— Чего вам? — буркнул он, отодвинув засов.

— Разрешите представиться: Ник Крик, очень рад познакомиться, — объявил Ник. — Два года назад я напился в компании, сел за руль, не справился с управлением, автомобиль упал в реку Бур. Я убил свою жену и дочь, отсидел за это полтора года. Считал, что должен просидеть гораздо дольше, но, с другой стороны, как заметил судья, мысленно буду всю жизнь себя проклинать. Поэтому не пью, мистер Стармен. Это мой секрет. Почему бы вам не оказать мне такое же уважение и доверие, открыв свои секреты?

Сидней секунду смотрел на него, облизывая усы и быстро моргая в новых очках.

— Хорошо, — кивнул он наконец. — Может быть, прогуляемся?

Ушли недалеко. Сидней явно испытывал боль, спускаясь по грязной тропинке к реке. Дойдя до каменистого берега, прислонился спиной к валуну, объявил, что дальше не пойдет.

— Похоже, я быстро слабею, — признал он. — Знаете, эта поездка меня доконает.

Ник пнул камешек, сбросив в быстрый поток. Солнце плыло за западными пиками, и, хотя еще не было трех часов, в долину заползал сумеречный холодок.

— Боитесь? — спросил он.

— Смерти? Конечно.

Ник тряхнул головой:

— Нет, я спрашиваю, вы боитесь признаться в том, что тут делали? Ведь война была грязная, правда?

Сидней смотрел на воду.

— Я ехал в Испанию убивать немцев. Ни в чем не сомневался, никогда не прикидывался, будто имею какие-то политические убеждения, плевал на демократию, борьбу рабочих и прочее. Скажу лишь, что приехал сюда по ошибочным соображениям.

— Вы служили в Интернациональных бригадах, — кивнул Ник. — Сами сказали, что они сражались за благородные цели.

Сидней покачал головой:

— Я после Харамы оттуда ушел. Вступил в так называемую ремонтно-полевую бригаду под командованием Фрэнка Кобба. Он получал приказы непосредственно от генерала Орлова. Мы считались спецотрядом, а на самом деле были эскадроном смерти. Я убил больше испанцев, чем немцев, больше республиканцев, чем националистов…

— По-настоящему убивали людей?

Сидней вздохнул:

— Ваше поколение считает нас добрыми, благодушными дедушками или согбенными пенсионерами. Вы даже близко не представляете, какие ужасы нам довелось пережить и какие мы сотворили злодейства. Разумеется, я убивал людей, черт побери. Детей, девушек, стариков, которых считал неспособными на ответные действия. Стрелял мужчинам в спину, пускал пулю в лоб упавших с мольбой на колени. Теперь уже выглядит не совсем благородно?

Ник окинул взглядом восточный хребет еще с теплыми от солнца вершинами.

— Меня, собственно, не волнует, в кого вы стреляли, — сказал он. — Возможно, исполняли приказ, а если бы так уж стыдились содеянного, по-моему, вряд ли отправились бы искать неправедную добычу. Я только хочу знать…

На тропинке зазвучали быстрые резкие шаги.

— Вероятно, мистер Ноулс, — предположил Сидней.

— Эй! — крикнул Ленни. — Что это тут такое? Тайное совещание интеллектуалов?

Ник вздохнул:

— Просто разговариваем.

— Обо мне? О золоте? Что за личный и важный вопрос надо в такой дали разбирать?

— Мистер Крик мне признался, что отбыл тюремное заключение за причинение смерти в результате неосторожной езды.

— Угу, — кивнул Ник, встретив негодующий взгляд Ленни. — Кто-то сообщил мистеру Стармену о моей отсидке, я решил, что пора прояснить обстоятельства. Думаю, тебе тоже было бы интересно.

Ленни не понял, доволен он или нет. Был уверен, что против него плетут заговор, хотят вычеркнуть из числа пайщиков, сидят и воркуют, как шерочка с машерочкой. Он слегка поежился.

— Ну ладно. Она своего старика в катафалк загружает. Что такое tio?

— Дядя, — пояснил Сидней. — Например, тио Пепе, владелец.

— Дядя… — задумчиво повторил Ленни. — А mi значит «мой»?

— Верно.

— А matar?

— Matar?

— Matar.

— Matar значит «убей».

Ленни носком кроссовки вывел на земле кружочек.

— Вот дерьмо.

— Неудивительно, что она накормила тебя до отвала, — усмехнулся Ник.

— Обожди, Николас, — насупился Ленни. — У меня дело важное.

— И у мистера Стармена тоже. Он как раз собирался обрисовать свою роль в связи с золотом Орлова.

Ленни минуту стоял, открыв рот, как будто получил оплеуху.

— Э-э-э… Думаю, мои дела поважней исторической лекции, Николас. Бешеная корова хочет, чтоб я убил ее дядю. — Он изобразил пальцами открывающийся рот. — Matar mi tio, matar mi tio… Я не знал, что такое matar, но надеялся, что tio — это задница. — Он тряхнул головой. — Надо выпить, будь я проклят. Потом расскажете.

Они наблюдали, как он бредет назад по тропинке, что-то бормоча и тряся головой.

— Вы ошиблись насчет свиста, — заметил Сидней.

 

13

Ангел Виллафранка довольно быстро понял, что он не в кругу друзей. То ли отказ Сиднея дать ему оружие, то ли полученный от Кройца подзатыльник, то ли прочные наручники Кобба намекнули на затруднительное положение. Однако он с излишней беспечностью человека, давно привыкшего торговаться с рассерженными властями, изо всех сил старался очаровать захватчиков естественным цыганским шармом.

— От вас дерьмом несет, знаете? — ухмыльнулся пленник, когда они мчались к северу в фургоне для доставки грузов с надписью «Хамонес эль Карраскал» на борту.

Кобб угнал его из плохо запертого гаража неподалеку от выхода из канализационной системы ниже по реке Турия.

— Дай ему еще разок, — распорядился он. — А потом рот заткни.

Кройц двинул Виллафранку в ухо рукояткой пистолета, затолкал ему в рот окровавленный головной платок.

— Впрочем, он прав, — признал Кобб. — От нас несет дерьмом.

— От него тоже, — вставил Кройц.

— Мы хоть вылезли из канализации, — пробормотал Сидней. — А Сименон там остался.

— Эй, малыш, кончай сентиментальничать. Канализация ничем не хуже могилы — просто тебя едят не черви, а крысы. Как ты думаешь, что враги сделали б с телом, оставь мы его на площади?

— А как насчет Клее? — спросил Кройц.

— Тут я ничего не мог сделать, — объявил Кобб. — По крайней мере, он в форме легиона «Кондор». Может, отправят обратно в фатерланд, похоронят как героя.

— Что-то слишком уж ты расшутился, — предупредил Кройц.

— Да? Тогда я вас сейчас огорчу. Не собираюсь проезжать блокпост с Виллафранкой в фургоне. Вы с малышом в обход его поведете, а я вас подхвачу на другой стороне поворота на Альбаррасин. Справишься, малыш?

Сидней равнодушно пожал плечами:

— Наверно.

— Если фортели будет выкидывать, выбейте зуб, сломайте ребро или еще что-нибудь, только не убивайте, боже сохрани. Ну, до встречи.

Кобб не стал останавливать грузовик, они спрыгнули на ходу через несколько миль. Один Сидней потерял равновесие, тяжело упал на булыжную дорогу, уронив винтовку и ободрав колени. Пока он поднимался, Виллафранка плясал на месте, вздернув брови, бессловесно похваляясь прирожденной грацией. За восемь дней до Иванова дня сумерки только-только сгущались в полях. Миллионы невидимых сверчков стрекотали толпой завсегдатаев переполненного пивного сада, время от времени неожиданно замолкая, как бы обеспокоенные вторжением чужаков.

— Сюда, — прошипел Кройц, таща Виллафранку в каменистое русло высохшего ручья и указывая на другую сторону равнины, полной камней и кустарника, туда, где на склоны западной сьерры пала ночная тень.

Они тридцать минут шли гуськом, перелезая через невысокие стены, перебегая через частные угодья с высокими оливами, чувствуя жар, поднимавшийся от иссохшей земли. По равнине бегал луч света, несколько минут темноты гарантировали невидимость, и, пока Кройц вел их в горы по козьей тропе, Сидней старался преодолеть отупение нервной усталости. От тропы ответвлялась на север развилка, обегавшая валуны и около мили тянувшаяся параллельно дороге к востоку. Уже достаточно стемнело, чтобы разглядеть горевшие на заставе жаровни — оранжевые точки, как бы плывущие в черной летней жаре.

Кройц обождал подходившего Сиднея и завилял рукой вроде рыбы, указывая дальнейший путь.

— Только сначала на пять минут остановимся отдохнуть, — сказал он. Толкнул Виллафранку под валун и присел рядом с ним, жуя ломоть хлеба, вытащенный из кармана рубахи. Предложил кусок Сиднею, который отказался, не предложил пленнику, который улыбнулся и с аристократическим презрением покачал головой.

Кройц повернулся спиной к Виллафранке, заговорил с Сиднеем по-английски:

— Как думаешь, долго мы протянем с этим самым Коббом?

Сидней пожал плечами.

— По-моему, он убьет нас обоих. Его тоже. — Кройц коротко кивнул на цыгана.

— Зачем?

— Да брось. Понимаешь, конечно, что дело нелегальное.

Сидней взглянул на далекие огни.

— Не понимаю, о чем вы, — пробормотал он.

Кройц рассмеялся:

— Поверь, Кобб такой преданности не заслуживает. Думаешь, мы везем этого идиота к Орлову?

— Так мне было сказано.

Кройц отломил кусочек хлеба, начал медленно жевать, глядя в землю.

— И я был таким же, как ты, — сказал он наконец. — Наивным, верным, храбрым. Понадобились фашисты, чтобы вколотить в меня чуточку разумения, только они за каждый подарок вдвойне отобрали. Оставь свою наивность и верность, Сидней, и я взамен скажу тебе умную вещь. Цыган до Валенсии никогда не доедет. Кобб действует по какому-то личному плану. Нас использует.

— Я только выполняю приказы, — заявил Сидней.

— Прекрасно. Скажи это Орлову, прежде чем он пристрелит тебя за предательство. Надеюсь, будешь так же храбро держаться, когда тебе пустят пулю в затылок на заднем дворе.

Сидней почуял, как вспыхнули щеки. Он не был уверен, что сумеет солгать Кройцу.

Немец пристально вглядывался в его лицо, механически жуя.

— Как по-твоему, зачем мы взяли Виллафранку?

Сидней сощурился. Знает ли Кройц про золото, и если знает, то знает ли Кобб, что он знает? Доверил ли Кобб ему тайну? Может быть, это просто проверка? Он сбросил со склона камешек, провел языком по зубам.

— Не знаю. И не интересуюсь, — ответил он. — Просто делаю, что сказано.

— Значит, пойдешь за ним на смерть?

— Надеюсь, что нет.

— Даже если он действует незаконно?

Сидней поднял брови и хмыкнул — коротко резко всхрапнул, выражая язвительное удивление.

— При чем тут вообще законность? Мы убили в Теруэле своих союзников ради спасения человека, который по любым меркам не кто иной, как обыкновенный преступник.

Кройц улыбнулся:

— Вот именно. Покажите мне письменные приказы на подобную акцию, которые что-нибудь стоили бы в трибунале.

Сидней затряс головой:

— Слушайте, Кройц, не спрашивайте у меня объяснений. Кобб дал указания, я выполняю. Без всяких вопросов.

— Знаешь, что было в Мадриде?

— При чем тут это?

— Просто ты должен знать.

— Что?

— При попытке нападения была захвачена вся команда Кобба. Двое погибли в перестрелке, причем им еще посчастливилось. Остальных увезли допрашивать в Саламанку. Говорят, еще двое скончались при этом, остальных удушили гарротой. Один Кобб уцелел.

Сидней взглянул в глаза Кройцу:

— Что?

— Что слышишь. Ни больше ни меньше.

— Нам надо идти.

— А если мне придется снять Кобба с командирской должности, можно на твою поддержку рассчитывать?

— Вот что вы планируете!

Кройц бросил хлебную корку и встал.

— Ничего не планирую. Просто стараюсь исполнять свой долг точно так же, как ты. — Он положил тяжелую руку на плечо Сиднея. — Надеюсь, смогу на тебя положиться в случае необходимости.

— Почему я должен вам верить?

— Почему я тебе должен верить? — ответил Кройц вопросом на вопрос. — Почему мы должны верить Коббу? Он уже обманул нас обоих, и, по-моему, было бы предусмотрительно одинаково ему верить. — Он стряхнул с колен крошки. — Решай сам за себя, но на твоем месте, мальчик, я предпочел бы благоразумие.

Когда они добрались до фургона, Кобб обливался потом, расхаживая взад-вперед по обочине, ероша намазанные бриллиантином волосы, нервно пыхтя окурком сигары.

— Не знал, что вы потащитесь через хренов Толедо, — просипел он, подталкивая Виллафранку к задней дверце фургона с нервирующим изображением улыбавшейся свиньи в костюме мясника. Там снял с него наручники, улыбнулся благодарному пленнику, продел их в стальное кольцо в стенке и вновь защелкнул на запястьях.

Виллафранка удивленно расстроился.

— А ты как думал? — спросил Кобб, вытащил из кармана карту, развернул перед пленником. — Говори где.

— Я уже говорил, когда считал вас друзьями.

— Угу… помню, я спрашивал, когда считал тебя умным. Теперь снова скажи. — Кобб провел пальцем по карте. — Селла… Селадас… По дороге точно можно проехать?

Цыган с гордым презрением отвернулся.

Кобб хлестнул его по щеке.

— Дорога проезжая?

Виллафранка кивнул.

— Хорошо. Альфамбра, Эскорихуэла, к югу на Седрильяс, к востоку до Вилларойя и Фортунете, вот до этой дорожной развязки. Куда она нас приведет? — Он положил ладонь на карту.

Виллафранка понял зачем.

— К повороту на дорогу в Вилларлуэнго.

— Молись, ангелок, чтоб так оно и было. — Кобб снова забил кляп в рот цыгана и обратился к своим: — Вас кто-нибудь видел?

— Разумеется, нет, — вздохнул Кройц.

— Едем тогда. Уже час потеряли. Малыш, сядь сзади с арестованным. — Кобб влез в кабину, запустил мотор.

В кузове было темнее ночи, пахло кровью и шерстью. Сидней сидел над задним мостом, морщась на каждом ухабе и кочке, чувствуя на лице испытующий взгляд Виллафранки. В отличие от Луиса Аранхука хитрый цыган смотрел в лицо Смерти с бравадой матадора и пренебрежительным любопытством, приплясывал в ее тени, поглядывая одним глазом на зрителей, а другим на дверь. Виллафранка давно разметил границы, в которых еще оставалась возможность спасения, и воспринимал свое положение с подчеркнутым пониманием как своего рода аттракцион. Сидней его лица не видел, но знал — гад ему ухмыляется с другой стороны. Снеси ему башку, а он, на манер деревенского петуха, все равно будет пытаться бежать. Он гадал, о чем беседуют в кабине Кройц с Коббом, осознавая, что вполне мог стать таким же пленником, как Виллафранка, хоть и гораздо менее ценным.

Два часа назад казалось, что на всем белом свете можно доверять только Коббу. Теперь он никому не верил и боялся столь полного одиночества. Смерти тоже боялся — не последствий, а процесса. Он рос и взрослел, постоянно думая о медленной смерти отца, истекавшего кровью в очереди перед дверью руанского госпиталя, воображал смертный холод, постепенно охватывавший немевшее тело, жуткую ледяную хватку Смерти, сожаления о непрожитой жизни. Понял теперь, что реальность гораздо, гораздо страшнее. La Muerte высылает вперед La Soledad, которое расчищает путь, чтобы жертва ничего не видела, кроме нее. Вспомнилось ненавистное необъяснимое отвращение к павшим товарищам, смертельно раненным в Хараме. Джо чуял отчуждение и омерзение, которого не мог скрыть Сидней, глядя на проклятом горном склоне на истекавшего кровью друга. А ему самому суждено погибнуть в одиночестве, с запятнанной репутацией и с живой душой, уничтожаемой La Soledad. Кажется, Виллафранка дружен с одиночеством, и Сидней, внезапно не выдержав тяжких мыслей, протянул руку и выдернул платок изо рта грабителя.

— Спасибо, — прохрипел Виллафранка. — Вода есть?

Сидней вспомнил предупреждение Кройца о пленных, старающихся влезть тебе в душу, и сразу пожалел, что вытащил кляп.

— Нет, — ответил он.

— Hombre, ради Христа, наверняка найдется вода. У меня язык превратился в наждак.

Сидней нащупал в кармане фляжку Сименона.

— Вот, — сказал он.

— Я в наручниках, — напомнил Виллафранка. — Дай хлебнуть.

— Тут не вода.

— А что?

— Арманьяк. Фляжка принадлежала мужчине, которого вы убили гранатой.

— Не я, — заверил Виллафранка, — а та самая девушка, не помню по имени. Упокой Бог их души, — искренне провозгласил он, запрокинул голову, глотнул, облизнулся. — Превосходно. Сам выпей.

Сидней глотнул пару раз.

— В ту дверь я должен был войти. Он меня оттолкнул и открыл ее сам.

— Почему? — спросил Виллафранка.

— Не знаю. Я толкался в три первых двери, и все были заперты. Он велел мне отойти от четвертой и сам пошел.

— Как его звали?

— Сименон. Француз.

— Hermano, дай еще хлебнуть в честь твоего друга Сименона.

Сидней влил арманьяк в рот бандита и тоже сделал долгий глоток.

— Действительно девушка гранату бросила?

— Правда, как то, что я перед тобой сижу. Она была ранена, очень боялась.

— Значит, меня должна была убить, — выдохнул Сидней.

— Да ведь не убила, — сказал Виллафранка. — Благодари Бога. Ты бывал в Андалусии?

— Нет.

Сидней видел, как он кивнул в темноте, сверкнув зубами.

— У тебя плохое произношение, hermano. С таким акцентом работы не получишь. Может, тебе понадобится работа. Знаешь, куда мы едем?

— За вашим золотом.

— Видно, оно уже не мое, если когда-нибудь было моим. Я был простым курьером, каким будешь и ты, если доживешь, чтобы его увидеть.

— Не пугайте меня, — буркнул Сидней. — Только шевельнитесь…

— Я не пугаю, hermano, а предупреждаю. Не один твой начальник в Испании знает, на что я могу обменять свою жизнь. В конце концов, зачем нужно золото без жизни? Зачем мне миллиард, если меня удушат гарротой в Теруэле или в Севилье? Чтоб карманы были тяжелее? Чтоб я прочно стоял на месте, пока вертится колесо?

Сидней не понял диалекта.

— Что вы сказали? — переспросил он.

— Сказал, что, к несчастью и по не зависящим от меня обстоятельствам, не только мы направляемся к Вилларлуэнго. Я заключил сделку с немецким офицером в Теруэле. С господином полковником Клаусом фон Виттенбургом. Меня везли в его штаб-квартиру, когда на конвой напали анархисты.

Кобб пришел в бешенство.

— Не бейте его, — потребовал Сидней.

— Не приказывай, что мне делать, малыш, — прошипел Кобб и пнул закованного в наручники пленника под правое колено, свалив на окровавленный пол. — О чем ты думал, придурок?

Виллафранка даже в мучениях сохранял достоинство. Прикусил губу, пока боль не прошла, потом поднял голову.

— Сеньор, если б я знал о вашем прибытии, ничего никому не сказал бы. Вы должны были предупредить.

— Очень смешно, мать твою, — процедил Кобб. — Теперь в этом проклятом месте кишмя кишат хреновы тупоголовые.

— Не понимаю, почему присутствие вражеских сил должно нас удивлять, — сказал Кройц, привалившийся к стенке фургона. — Перейдя линию фронта, следовало ожидать встречи, правда?

Кобб повернулся к нему:

— Заткнись, черт тебя побери! — Он указал на темный бугор на дорожной обочине. — Поднимись, посмотри, нет ли фар на дороге.

— Почему мальчика не послать? — нахмурился Кройц.

Над восточной сьеррой всходила полная луна, заливая хребет серебром, освещая широкую долину.

— Ты пойдешь, будь я проклят! — заорал Кобб. — Господи Иисусе! Хватит нам одного долбаного анархиста!

Кройц пожал плечами, бросил предупредительный взгляд на Сиднея, вскинул на плечо винтовку, вылез на спекшуюся глину. Сидней раньше видел, как отсылали потенциальных свидетелей, и кислота плеснулась в желудок при мысли о том, каким внезапным, угрожающим жизни предательством, которое он мог совершить, Кобб будет оправдывать его убийство. Он уже не понимал своей роли в текущих событиях, чувствовал себя беспомощным, словно тонущий в бурном стремительном потоке, захваченный слишком мощными силами, полностью исключающими противоборство. Смотрел, как Кобб чешет голову, и гадал, потрудится ли вообще американец искать оправдание. Теперь такие старания стали излишней светской любезностью вроде длинного письма с извинениями за отсутствие на званом обеде, где тебе не были бы рады. Несмотря на заключенный между ними пакт, Кройцу плевать, как и за что его убьют. Впрочем, секунд через пять Сидней вдруг понял, что если его и казнят, то никак не сейчас, когда их четверо, а за ними охотится легион «Кондор».

Кобб вытер рот, посмотрел на него.

— Вылезай, — буркнул он.

Сидней спрыгнул на дорогу. Кобб стоял в задней дверце, полы кожаного плаща хлопали по ногам.

— Он сказал им только то, что нам, — сказал Сидней по-английски.

— Что это значит?

— Он им сказал только про поворот на Вилларлуэнго.

Кобб запустил пальцы в густые темные волосы.

— Малыш, я изо всех сил стараюсь понять. Это хорошо или плохо?

Сидней пожал плечами:

— Он не называет конкретное место. Последнее, чем может еще торговаться.

— И что?

— То, что немцы знают дорогу только до перекрестка. Пока Виллафранка у нас, мы на шаг впереди.

Кобб озадаченно взглянул на него, вздернул пленника на ноги.

— Где чертово золото?

Виллафранка не колебался.

— Рядом с Вилларлуэнго, но где именно, я могу вообще не сказать.

Кобб посмотрел на холм у обочины, куда послал Кройца, и снова на Виллафранку.

— Рисуй карту, мать твою.

Виллафранка опечаленно пожал плечами:

— Сеньор, сожалею, что я не художник.

Кобб полез под мышку, морщась от убийственного намерения. Долго и твердо смотрел в глаза цыгана, потом швырнул его на пол.

— Ненавижу тебя, Виллафранка, — брызнул он слюной. — До того ненавижу, что лично готов рискнуть и доставить тебя в Севилью, жалкого сукина сына.

Виллафранка взглянул на захватчика большими влажными карими глазами на небритом лице.

— Должен признать, commandante, я к вам тоже особой любви не питаю.

— Проклятая баба! — выругался Ленни. Он только что с помощью Сиднея проиграл первый словесный бой с Гваделупе. — Даже не верю, что вы ей позволили такого наговорить, мистер С. Я имею в виду, просто стояли и слушали, как она обзывает меня трусом и… и…

— Ханжой.

— Угу…

— Еще она сказала, что вы разочаровали ее как любовник.

— Ладно, — крикнул Ленни, — хватит!

— Ты ее разочаровал? — переспросил Ник.

— И что от вас скверно пахнет, — добавил Сидней.

Ник принюхался.

— Феромоном обрызгался?

Ленни покраснел.

— Если бы ты был на месте, Николас, — а тебя не было, — если бы ты говорил по-испански — а ты не говоришь, — знал бы, что на самом деле она меня считает настоящим басовым барабанщиком в койке, а разочарована моим отказом убить ее дядю. Я прав или как, мистер С.?

— М-м-м… абсолютно, мистер Ноулс, — кивнул Сидней.

— Значит, ты получил от ворот поворот? — уточнил Ник.

Ленни сверкнул на него глазами:

— Оставь рифмованный сленг истинным кокни, Никель. Нет, я не получил от ворот поворот. Никто не даст Ленни Ноулсу от ворот поворот. Ленни Ноулс сам дает от ворот поворот.

— За исключением того раза, когда сидел в тюрьме и ответственность на себя взяла миссис Ноулс.

— Хочешь меня завести, Николас? Тебе хорошо известно, что мы с Хейзл приняли обдуманное решение насчет нашей дальнейшей несовместимости как мужа и жены и договорились каждому идти своей дорогой.

— После того, как она тебе дала от ворот поворот, — настаивал Ник.

— Теперь ты действительно меня достал, — предупредил Ленни. — На себя оглянись, прежде чем критиковать других.

Сидней затоптал дымок раздора, разгоравшегося между Ленни и Ником, пока пламя не вспыхнуло. Впрочем, попытки отвлечь их были не совсем успешными еще на двух крутых неотмеченных тропах высоко в Маэстрасго. Уже до поворота с шоссе он был совершенно уверен, что дороги не приведут к золоту, но схожесть одной лесной колеи с другими сбивала с толку и даже переписывала смутные воспоминания о последнем пребывании в этих местах. Стемнело рано и быстро, звездный свет просачивался сквозь черные деревья, когда они безмолвно и раздраженно возвращались на постоялый двор.

В миле от дороги фургон заскользил на черном льду и застрял в глубокой колее.

— Потрясающе, мать твою! — воскликнул Ленни. — Что теперь?

Ник сгорбился над рулевым колесом, глядя на свое отражение в боковом зеркале, лениво гадая, не стоит ли встать и уйти, бросив всю эту авантюру. Он замерз, устал, отчаялся, не зная, что Ленни думает точно то же самое. Днем Ник пытался вытащить из Сиднея полную историю, но старик вилял, как завзятый политик, отвечал вопросами на вопросы, произносил проповеди вместо исповеди. Ник в тюрьме мало чему научился, но стал весьма чутким к дерьму собачьему, которым от Сиднея разило, как от норфолкского пастуха. Шутливый толчок Ленни вернул его к насущной проблеме.

— Собираешься протянуть руку помощи или как?

Ник выглянул в ночь, мечтая увидеть луну. Лес как бы источал черное зло, расставляя в тенях ловушки и раздавая ложные обещания там, где обман можно было увидеть.

— Каков план?

Ленни закурил, присел на корточки у переднего крыла, всегда будучи на высоте перед практическими вопросами.

— Видишь? Надо приподнять и что-нибудь подложить под колеса — камни, всякое такое. — Он оглянулся по сторонам, попыхивая сигаретой. — Вот этим приподнимем.

— Это ствол дерева, — сказал Ник, глядя туда, куда указывал Ленни.

Ленни взглянул на Сиднея:

— Видите, мистер С.? В колледже нынче учат хитрым вещам.

— Как мы стволом приподнимем фургон?

— Рычагом, Никель. Сделаем большой рычаг.

— Ясно, — кивнул Сидней. — А в качестве фулькрума, я полагаю, используем вон тот валун.

Ленни посмотрел на него:

— Не знаю, что вы с ним собираетесь делать, мистер С., но валун мы не будем использовать, потому что на него обопрется рычаг. Отойдите подальше, пока мы с Николасом передвинем бревно.

Понадобилось пятнадцать минут, чтобы правильно уложить бревно, и еще четверть часа, чтобы правильно разместить под ним валун. Ленни стоял рядом с собиравшим камни Ником, гадая, удастся ли уговорить Сиднея помочь ему поговорить с Гваделупе по возвращении. Он, конечно, не собирается исполнять ее просьбу убить дядю Пепе, но, возможно, ее устроит отвешенная старому дураку оплеуха. Хотя такой вариант лучше высказать на языке жестов — как-то не похоже, чтоб Сидней перевел предложение избить коллегу-пенсионера. Было бы идеально, если бы она вообще оставила эту тему, позволив ему сосредоточиться на ее же насущных потребностях, но чем дольше он ее не видит, тем сильней хочет пробить оборону. Если Ленни Ноулс в чем-то вообще разбирается, так это в женщинах. Подобный дар часто бывает проклятием, но он научился с ним жить. Ленни наблюдал за разъяренным Николасом с полными горстями камней и наконец не выдержал.

— Готов?

Сидней стоял в сторонке, писал на сосну, что проделывал, кажется, каждые полчаса или вроде того, напоминая Ленни потерявшегося в дождик пса, который метит каждое дерево, чтобы найти дорогу домой. Жалко, что не сделал этого семьдесят лет назад.

— Дальше что? — спросил Ник, явно раздосадованный тем, что ему пришлось основательно испачкать руки.

— Я спиной поднажму и подниму хреновину. Как только подниму, ты по моей команде — только по команде — наклонишься, сунешь камни под колесо, пока я удерживаю крепость. Готов?

То ли рычаг был размещен неправильно, то ли он был слишком коротким, но, чтобы приподнять фургон, понадобилось гораздо больше усилий, чем рассчитывал Ленни. Наконец, через двадцать минут пыхтения, проклятий, пролитого пота, с добавлением еще одного камня размером с футбольный мяч, колесо вылезло из ухаба.

— Давай! — заорал Ленни, налегая на рычаг каждой унцией собственного веса.

Ник метнулся вперед, сунул в яму ветки и камни. Раздался внезапный треск, и машина вылезла из колеи.

— Отличная работа! — обрадовался Сидней.

— Высокий класс, — хмыкнул Ник.

— Ох, проклятье, — простонал Ленни. — Сломал спину к чертовой матери.

Ник с Сиднеем уложили его на заднее сиденье и медленно поехали назад в гостиницу.

Ленни смотрел в стальную крышу, скрежеща зубами и взвешивая выгоды, полученные от травмы. Это всего лишь легкое растяжение, но, если как следует распорядиться, можно избавиться от трудов на неопределенное время, преследуя на свободе психопатку Гваделупе. Сочувствие с ее стороны гарантировано, а увечье избавляет от необходимости совершать убийство. Он полез за сигаретами, соображая, что в качестве раненого героя надолго обретает почетный статус, не нуждаясь в собственных деньгах, куреве и выпивке.

— Николас, — простонал он.

— Что?

— Раскури мне сигарету. Я тут умираю.

Ник раскурил «Винстон», Сидней передал сигарету назад, и Ленни затянулся с удовлетворением человека, который получил ранение, обеспечивающее отправку на родину. Почти надорвать спину — лучшее, что можно было сделать. Способ получения травмы безупречен. Падение с лестницы при отправлении малой нужды имело бы такой же результат, но без почета, сопутствующего героическим единоличным усилиям в заледеневших испанских горах. Ленни собственными руками спас дело, всем в фургоне это хорошо известно.

Однако на Гваделупе почетное увечье не произвело ожидаемого впечатления. Презрительно скривив губы и сардонически подбоченившись, она наблюдала, как Ник подает фургон задом ко входу в дом и открывает задние дверцы.

— Что стряслось? — спросила Гваделупе у Сиднея.

— Бедный парень спину повредил.

— Быть не может! — ухмыльнулась она. — У него и хребта-то нет.

— Что она говорит? — поинтересовался Ленни.

— Ничего, — ответил Сидней. — Ну, как же мы вас перенесем?

— Может, просто тут оставим? — предложил Ник. — Принесем одеяла и водки, все будет в порядке.

Ленни покачал головой:

— Видите, мистер С.? Он просто негодяй.

— Встать можете?

Ленни втянул воздух сквозь зубы и страдальчески зашевелился на сиденье, слегка преувеличивая усилия.

— Если честно, то нет, — сказал он, качнув головой и вскрикнув. — Шею, кажется, тоже сломал. Господи Иисусе! Надеюсь, это не означает, что я до конца жизни не смогу снова работать.

— Что значит «снова»? — уточнил Ник.

— По-моему, можно усадить вас в кресло и донести до комнаты, — предложил Сидней.

— Или просто до бара, — подсказал Ленни, стараясь облегчить им жизнь.

Гваделупе вышла из глубин опустевшей гостиницы, глядя, как Сидней тащит из ресторана дубовый стул. Ленни, неуклюже сидя в хвосте фургона, свесив голову, как нелюбимая кукла, чувствовал ее критический взгляд, насквозь прожигающий стрижку ежиком.

— Ну, давайте, — поторопил их Сидней. — Мистер Крик, возьмите своего друга под ту руку.

Нику просьба не понравилась.

— Я сначала в сортир заскочу, — пробормотал он, юркнув в гостиницу.

Ленни взглянул на Сиднея:

— Видите? Подонок хочет, чтобы я страдал. Будь у меня время, перечислил бы каждый случай, когда спасал задницу сукина сына в отсидке. Он был лакомой приманкой. Вы бы видели, как на него поглядывали старички, когда он семенил мимо них.

— Знакомая история, — улыбнулся Сидней.

— Не знал, что вы сидели, мистер С. — Ленни широко вытаращил глаза и сразу же сощурился, вспомнив, что переживает смертельную боль.

— Не сидел, — ответил Сидней. — Для этого я был слишком умен. Думаю, мистер Крик не вернется. Может, попробуете дойти?

Ленни немного подумал и храбро кивнул:

— Постараюсь, мистер С. Не хочу быть обузой.

С точки зрения Ленни на жизнь как на реку он очутился в дельте. Проделан тяжкий труд, пороги, водопады, дамбы, стремнины далеко позади, впереди слегка извилистое русло тянется к морю. Он медленно, неуверенно поднялся на ноги, чувствуя скептический взгляд Гваделупе, стараясь искусно сочетать в себе героя и жертву. Изображая слишком сильную боль, будешь смахивать на женоподобного гея, изображая отсутствие боли, лишишься сочувствия. Поэтому он нашел подходящую комбинацию благородных страданий с суровой решимостью неторопливо добраться до бара, и правильность выбора подтвердила сама Гваделупе.

— Дайте ему вот это, — сунула она Сиднею коричневую бутылочку. — Пара снимет боль. Больше двенадцати его убьют. Обед в половине десятого. Форель под хлебным соусом.

— Что она говорит? — спросил Ленни. — Чувствует себя виноватой, да? Знаю женщин.

— Лекарство принесла, — объяснил Сидней.

— Видите? Если они приносят лекарство, значит, беспокоятся. Что принесла?

Сидней поднял бутылку.

— Не могу сказать. Этикетка стерлась. Видна только дата: тысяча девятьсот шестьдесят восьмой год.

— Старое снадобье! — воскликнул Ленни. — Очень хорошо. Наверно, в подвале нашла. Дайте сюда. — Он чересчур живо схватил пузырек и сразу громко застонал в качестве компенсации. — Вот дерьмо! Я сам свой злейший враг. Понимаете, собственных сил не могу рассчитать. — Открутил колпачок, высыпал на ладонь две крупные белые таблетки. — Не желаете, мистер С.?

Сидней, нахмурившись, покачал головой:

— Ни в коем случае, и вам советую не увлекаться. И спиртного не пейте — приказываю!

К обеду оба были в невменяемом состоянии. Войдя в бар, Ник ошеломленно уставился на коллег с сиявшими в свечном свете лицами. Они покатывались со смеху. Между ними стояли две бутылки — высокая зеленая, почти пустая, и маленькая из коричневой пластмассы.

— Да вы что, наклюкались? — изумился он.

Красная физиономия Ленни расплылась в ухмылке.

— Поглядите-ка на него, Сид, — промычал он. — Завидки берут.

Сидней оглянулся на Ника и вместе с Ленни счел выражение его лица забавным.

— Я говорю, мистер Крик, — промямлил он заплетающимся языком, — может, выпьете с нами? Чуточку за компанию?

— У нас и закуска имеется, — добавил Ленни, указывая на бутылочку с таблетками. — По-мавритански. Только подойди к стойке, запиши на наш счет еще бутылку вина.

Ник пожал плечами, взял бутылку с полки за стойкой бара.

— А стакан? — спросил Сидней.

— Забыли? Я не пью.

— Чушь и бред, юноша! Возьмите стакан, черт побери. Я сейчас сам принесу. — Он побрел к стойке. — Боже милостивый, пол как будто из индийского каучука!

Ник бросил на Ленни пылающий взгляд:

— Что это с ним?

Ленни пожал плечами:

— Пара бокалов вина, пара таблеток… — Он неопределенно кивнул на коричневую бутылочку. — С вином очень даже неплохо идут, Никель. Попробуй.

Сидней тяжело сел, попытался принять серьезный вид.

— Объясните мне, мистер Крик, почему вы настаиваете на самобичевании в виде трезвости?

— Вы же знаете.

— Потому что, напившись, убили жену и ребенка. Весьма прискорбно, согласен, но при чем же тут полное воздержание? Если хотите себя наказать, то это очень легкая кара. Отказываетесь от радостей жизни? Очень благородно. Если блюдете трезвость, чтоб случайно не повторить роковую ошибку, можете не беспокоиться, старичок. Вы в своей добровольной карающей трезвости до того отупели и ушли в себя, что ни одна женщина в здравом уме не согласится выйти за вас замуж и родить вам детей. — Он дотронулся до руки Ника и опечаленно покачал головой, когда тот отшатнулся. — Слушайте, мистер Крик. Горе вас убивает. Вы позволили ему отнять у себя аппетит, силы, способность распоряжаться собственной жизнью, думая, будто обязаны это сделать. Тогда как вы этому горю ничего не должны, и я знаю, о чем говорю. Скорби и сожаления отняли лучшие годы моей жизни, поэтому я лучше всех знаю, что надо делать с горестями и печалями.

— Слушаю, — вздохнул Ник.

Сидней взял бутылку, налил в стакан густое красное вино, кровью выплеснувшееся на обшарпанную столешницу, и поднял свой стакан.

— Утопить! Пейте.

Ник взглянул на стакан, дотронулся до него одним пальцем.

— Выпивка ничего не решает, — слабенько возразил он.

— Убийство редко что-то решает, — согласился Сидней, — но это не имеет значения. Сейчас же топите свое горе.

— Угу, — промычал Ленни, — заодно и пилюльку сглотни. Обалдеть.

Ник взял стакан, нерешительно и осторожно глотнул.

— Пейте, я говорю! — вскричал Сидней. — Это не церковное причастие, черт побери! — Он звонко чокнулся с Ником. — Salud!

Ленни вновь себе налил.

— Молоток, Никель. Добро пожаловать обратно в жизнь.

Ник глубоко вдохнул, выпил, стараясь полностью и окончательно проглотить вину, сожаления, осознание последствий святотатства. Поклялся больше никогда не пить в наказание за свое преступление, хотя, может быть, старик прав — слишком мягкая, легкая и удобная кара. Возлагать вину за автокатастрофу на выпивку — все равно что винить в выстреле зажатый в руке пистолет. Как часто говорит Ленни, убивает людей не оружие, а усатые мужчины. Он закрыл глаза, проглатывая остатки, вспоминая при этом, что в последний раз был радостно пьяным за миг до того, как не справился с управлением автомобилем.

— Еще, — потребовал Ник, протягивая стакан и гадая, растопит ли крепкое зелье прочную стену, которой он оградил свои чувства, из-за которой едкая кислота хлынет в душу.

Сидней с усмешкой налил.

— На посошок. Для поправки на дорожку. Хорошо, мистер Крик. Вы отбросили свои принципы и стали самым худшим из нас.

Глубоко внизу ударил предупредительный колокол. Ник с опаской покосился на Ленни, который вскочил, вспомнил, что он изувечен, и вновь рухнул на стул.

— К обеду звонят, — доложил он. — С голоду ко всем чертям умираю.

У Ника кружилась голова, когда Гваделупе с дядей Пепе молча расставляли три тарелки с розовой рыбой в кучках жареных хлебных крошек.

— Сегодня без яичницы? — спросил Сидней.

— Без, — огрызнулась в ответ Гваделупе. — Завтра съезжу за яйцами. — Она ткнула в Пепе накрашенным ногтем. — Убийца исполнит любую вашу просьбу.

— Что она сказала? — спросил Ленни после ее ухода.

— По-моему, до сих пор злится на дядю, — ответил Сидней, не желая портить вечер, и обратился к Нику: — Не хочу быть нескромным, и не мое это дело, но все же на что вы потратите свою долю?

Ник пожал плечами:

— Уйду на покой.

Сидней вздохнул.

— А вы, мистер Ноулс?

Ленни вытащил изо рта рыбьи кости.

— Как все. Куплю классную тачку — бумер или еще что-нибудь, ребятишкам всего, чего душа желает, — четырехколесные велосипеды, компьютеры, всякую белиберду, потом свалю во Флориду к чертовой матери.

— Значит, к бывшей жене не вернетесь? — спросил Сидней.

— Нет. Отрезано. С одними ребятишками буду общаться. — Он хлебнул вина. — То есть она будет упрашивать меня вернуться, только, знаете, мистер С., жизнь идет своим чередом.

— А вы как собираетесь золото тратить, мистер С.? — спросил Ник.

Старик подался вперед, готовый изложить свои планы:

— Я все думал, когда же вы спросите, на что старик в самом конце своей жизни потратит капитал. Знайте: хочу создать мемориалы бойцам Интернациональных бригад. Поставить памятники на каждом поле боя от Мадрида до Харамы, Брунете, проклятого Теруэля и Эбро.

— Зачем? — поинтересовался Ленни.

— Затем, что они были последними в своем роде. Никто никогда больше не принесет таких жертв ради столь благородной цели и столь неблагодарного дела.

— Да ведь вы проиграли, — хмыкнул Ленни.

— Спасибо за напоминание.

— Какие памятники? — уточнил Ник. — Кресты можно было б поставить.

— Слушайте, — вмешался Ленни. — Мой дружбан Трев несколько лет назад накупил кучу Лениных или еще каких-то там русских, десятками — хотел втюхать яппи в качестве садовой скульптуры, да они так и пылятся у него в ангаре. Вполне сойдут. Правда.

Сидней смотрел в столешницу.

— Я всегда был скорее хранителем, чем творцом воспоминаний. Давно уже задумал, а визуально никогда себе не представлял.

— О материале тоже не думали? — спросил Ленни.

Сидней покачал головой.

— Знаете, бронза недешево стоит.

— Дешевле золота.

Ленни хлебнул вина и кивнул.

— Вполне справедливо. Могу выторговать, если желаете.

— Мистер Ноулс, я даже не догадывался, что вы знакомы со скульптурой.

— Особенно Роджера Мура люблю.

— Не перестаете меня удивлять.

— В любом случае, — объявил Ленни с полным ртом хлебных крошек со вкусом промасленного песка, — даже если мы золота не найдем, бабки есть. Один ваш дом потянет на сто пятьдесят.

Поскольку никакого золота нет, а поездка представляет собою последний пробег по дорогам воспоминаний, Ленни уже несколько дней беспокоился насчет верности обещания, данного Сиднеем в Бискайском заливе. Теперь, когда старый придурок накачался вином с таблетками и вряд ли помнит сказанное, настал идеальный момент. Он наблюдал, как Сидней снимает очки и потирает переносицу.

— Я говорил серьезно, джентльмены. Вы разделите поровну мое имущество, только дом я отдать не могу.

Ленни в ужасе всплеснул руками:

— Помилуй бог, мистер С., не с того конца палку гнете. Мы даже не прикоснемся к вашему барахлу, пока вы не протянете ноги, не окажетесь в доме престарелых или еще где-нибудь. Боже сохрани! Ленни Ноулс стариков из дома не выкидывает. Конечно, за Никеля не могу поручиться.

Сидней покачал головой:

— Спасибо, но вы меня не поняли. Я вообще не могу отдать вам коттедж.

Мрачная туча проплыла по лицу Ленни. Он вытащил бумажник, достал старательно сложенный конверт.

— Извините, мистер С., тут какое-то недоразумение. В письме ясно сказано, что вы делаете нас с Ником единственными наследниками всего имущества. — Он сунул Сиднею бумагу. — Смотрите.

Тот кивнул.

— Правильно, ни от чего не отказываюсь, только дом не входит в мое имущество.

— Входит, — настаивал Ленни. — Вы сами говорили.

Сидней тряхнул головой:

— Мистер Ноулс, я этого не говорил. Насколько помню, вы расспрашивали о моих планах насчет коттеджа, я сказал, что он входит в имение.

— Точно! — воскликнул Ленни.

— Только не мое.

Ленни вдруг сильно заволновался.

— Что за чертовщина?

— Коттедж был бесплатно предоставлен в пожизненное пользование моей матери и мне при условии, что после нашей смерти он вернется в фамильное имение Резерфордов. Дом не мой, мистер Ноулс, и поэтому я его вам отдать не могу.

Ленни побелел, потянулся за бутылочкой, высыпал на трясущуюся ладонь две таблетки, запил вином, закурил, встал, едва вспомнив, что надо поморщиться. Затряс головой, схватил лекарственный пузырек, захромал в темноту.

Сидней смотрел ему вслед, мотая головой под действием вина, налил себе еще.

— Ох, боже, — пробормотал он. — Кажется, вечеринка окончена.

— Не пейте больше, мистер Стармен, — предупредил Ник, вытирая стол и раскладывая на нем карту. — Детали забудете.

Сидней взглянул на бокал и на Ника:

— Вряд ли. Без малого семьдесят лет помню.

— Отлично. Для начала нарисуйте несколько картинок.

Сидней хлебнул вина.

— Не вижу никакой пользы.

— Расскажите, что видели, мимо чего проезжали, не было ли какой-нибудь речки, водопада, утеса, чего-нибудь материального, отмеченного на карте.

Сидней задумчиво кивнул, как бы признавая, что больше нет разумных оснований утаивать правду. Долго и пьяно смотрел на Ника, потом вздохнул.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Там был дом.

— Вы упоминали про римскую шахту.

— Правда, там спрятано золото. Только дом тоже был. Я в нем прожил какое-то время.

— Замечательно! — воспрянул Ник. — Как он выглядел?

Пролежавшие семьдесят лет под спудом воспоминания хлынули лавиной, как вырвавшиеся на свободу пленные, каждое криком кричало, чтобы его услышали, но, когда Сидней открыл рот, слова пошли медленно и неуверенно, словно тело пока еще не соглашалось с решением разума.

— Широкая долина с покатыми склонами, — плавно махнул он рукой. — Оливковые деревья, миндаль, посередине кипарисы… Похоже на римскую виллу, только там стоял один белый домик, тянулась дорожная колея.

— Вы попали туда до того, как нашли золото?

Сидней неторопливо качнул головой, завороженный воспоминаниями.

— После. Я спускался с гор, над долиной висела гигантская луна. Я был ранен, — он хлопнул себя по плечу, — началось заражение, вспыхнула лихорадка. Кипарисы торчали огромными черными шпилями с храмов Гауди. Помню, шел, шел, никак не приближался. Линию фронта с обеих сторон освещал артиллерийский огонь… Я пришел в себя уже в доме.

Ник закурил новую сигарету, зажег свечу, поставил на карту залитую воском винную бутылку, освещая куски, на которые не падал свет слабой лампочки. Пять минут назад искал древнюю шахту средь сотен других. А теперь ищет ту, от которой можно дойти пешком до широкой выходящей на юг долины с единственным домиком в окружении кипарисов. Деревья на карте не отмечены, но другие детали наверняка указаны, и, чтобы их найти, надо только внимательно рассматривать сетку квадрат за квадратом.

— Что еще помните?

— Оливковые деревья, — зевнул Сидней. — Дикие, неухоженные, росли не ровными рядами, а беспорядочно, как выжившие.

Оливковые деревья не помогут.

— Еще что? Ручей? Мост? Дорога?

— Скала, — вспомнил Сидней. — Множество валунов.

Ник поднял глаза.

— Скала? — повторил он. — Валуны? В горной местности? Господи, мистер Стармен, почему вы сразу не сказали?

Сидней поднялся, вцепившись в стол.

— Не вижу смысла. Теоретически понимаю, но, по-моему, вы себе даже не представляете, сколько тут земли. Тысячи таких домов, как запомнившийся, сотни дыр в скалах — может быть, шахты, а может быть, нет. Кто сказал, что домик не разрушен, деревья не срублены? — Он выпрямился, морщась от спазма, пронзившего мышцы правой ноги. — Желаю удачи, мистер Крик. Увидимся утром.

Сидней лежал без сна на тощем матрасе, слушая рокот реки внизу, страстно надеясь, что он заглушит шум в ушах. Подобно отказу Ника от выпивки, запоздалое возвращение — слабое наказание. Обещал вернуться и не сдержал обещание. Обманул, не сумев извлечь пользу из своего обмана. Обстреливал холодным рассудком кишевшие в голове виноватые мысли, старался успокоить смятенные чувства, подчеркивая, что все же вернулся через столько лет, зная, что аргумент никуда не годится. Важно, ждала она его или нет. Много лет на протяжении многих ночей он смотрел в потолок, мечтая, чтобы сон спас его от размышлений. А сон, как жестокий тюремщик, оставлял заключенного на растерзание угрызениям совести.

Он еще не спал, когда в дверь забарабанил Ник, с трудом встал с постели, медленно натянул на пижаму халат, запахнулся, в слабом свете настольной лампы нашарил очки. За открывшейся дверью стоял возбужденно сияющий Ник с покрасневшими глазами, пыхтя сигаретой.

Он протиснулся мимо Сиднея, вошел в комнату, положил на постель карту, с ухмылкой ткнул в нее пальцем в пятнах от никотина.

— Смотрите, мистер Стармен. Вот горы, вот скала, перед ними широкая южная долина, в самом центре Cortijo de Los Cipreses!

Сидней уставился на карту, не в силах сфокусировать взгляд на надписи у черной точки, но понимая смысл. В животе что-то лихорадочно затрепетало, словно цыплята устраивались на насесте.

— Черт побери, мистер Крик, — слабо вымолвил он. Последнее оправдание только что испарилось.

 

14

Остатки ремонтно-полевой бригады встретились с противником за час до восхода солнца в День святого Елисея 1937 года. Эрнандо Сабар Солас был булочником, прежде чем неохотно пошел служить в армию националистов, поэтому привык работать до рассвета. Специальные распоряжения, переданные по телефону из Теруэля, запрещали пропускать любую машину через любой контрольный пункт на фронте. Водителей и грузы без всякого исключения предписывалось задерживать до выяснения личности и назначения. В каменном укрытии стоял новенький немецкий пулемет, придавая добавочный вес полномочиям отряда, хотя стрелять из него никто не умел. Солас раскуривал потухшую сигарету, когда увидел фары приближавшегося грузовика. Пока будил трех своих компаньонов, в сумерках стал слышен рокот мотора.

— Может, возьмем с них военный налог, — пробормотал ветеран, сорокалетний капрал, единственный профессиональный военный в отряде. Он сунул штык в ножны и почесал небритое горло.

— Может, там полный кузов офицерского провианта, — предположил рекрут, подручный мясника из Аликанте.

— Кто б они ни были, сегодня дальше не поедут, — заключил капрал.

— Француженки-танцовщицы заблудились, ищут, где прилечь, — ухмыльнулся Гильберто Мендес Сегура, сообразительный молодой человек с клубничным родимым пятном, бросивший семинарию, чтобы драться за свободу — причина, которую верный католик Солас считал весьма удобной. Полгода назад Сегуру ждала жизнь безбрачного священнослужителя церкви, лишившейся славы. Теперь он может свободно насиловать, грабить и мародерствовать во имя Святого Отца.

— Встань на дороге, махни, чтобы остановились! — крикнул капрал подручному мясника, потом взглянул на Мендеса. — Опусти ружье, рядовой, в парнишку попадешь.

Он опустил собственную винтовку и небрежно побрел по обочине в желтом свете лампы с необрезанным фитилем, чадившим черным дымом. За пятьдесят ярдов до грузовика капрал мигнул фонариком, поправил фуражку, одернул рубашку на случай, если в такой час ночи в машине окажется офицер. Машина притормозила, и он разглядел, что она не военная — из Теруэля, а за рулем рябой иностранец в форме легиона «Кондор». Поднялся на цыпочки, направил в кабину луч, скользнувший по другому лицу, узкому и сердитому, заросшему темной щетиной, и по голове с зализанными назад черными волосами.

— Погасите свет, капрал! — рявкнула голова. Еще один проклятый иностранец.

— Прошу прощения, господин, — ровным тоном извинился капрал, обладавший верным чутьем на офицеров. — У меня приказ не пропускать сегодня машины.

— Знаю, — ответил пассажир. — Я исключение. Уберите барьер.

— Исключений не допускается, господин. У меня приказ.

— Покажите.

— Он передан по телефону. Письменного распоряжения не получено. Позвольте почтительно попросить вас выйти из машины и пройти со мной на пост.

— Ради бога!

Немец барабанил пальцами по рулю. Капрал шагнул к водительской дверце, расстегнул кобуру.

— В кузове кто-нибудь есть, господин?

— Деревенская ветчина с Майорки и свежая кровяная колбаса. Хотите посмотреть? — Офицер устало выбрался из кабины в широком кожаном плаще, висевшем на плечах, как накидка, обошел фургон спереди, игнорируя рекрута и пройдя мимо капрала. — Я сильно устал и ужасно опаздываю. Пойдемте со мной, получите верное доказательство, что я — исключение.

Капрал последовал за ним, готовясь к крупной сделке, с отвращением отмечая, что от офицера воняет сортиром. Утренняя звезда всплывала над восточным хребтом, наступал самый темный час ночи. Офицер заговорщицки улыбнулся ему.

— Угощайтесь, — предложил он.

Капрал распахнул дверцы, потянулся внутрь, почуяв запах опилок, пота и чеснока, прежде чем ощутил на собственных губах чью-то грубую руку. Истина промелькнула забытым сном, внезапная уверенность в смерти заставила его охнуть, в то время как грубая рука, пахнувшая засохшей кровью, человеческими экскрементами и кубинским табаком, крепко зажала рот.

— Сколько вас на посту? — шепнул убийца на ухо.

— Пошел к чертовой матери, — буркнул капрал, понимая, что это конец.

Он расслабился под ножом Кобба, распоровшим горло, навалился всем телом на киллера, пока кровь лениво вытекала из тела, отправляя его на смерть с неприятным ощущением, будто он обмочился.

— Выходи, — шепнул Кобб Сиднею. — Мы у заставы. На дороге солдат с фонарем, за ним барьер ярдах в двадцати. Не знаю, сколько там человек. Постараюсь проехать. Зайди с фланга подальше, прикрой. Пошел! — Он отступил в сторону, обжег взглядом Виллафранку. — Одно слово, цыганская морда, и я тебе яйца отрежу. — Майор громко рассмеялся, но не над пленником, заталкивая дергавшееся и дымившееся тело капрала подальше в кузов, потом пошел к кабине. — Не стоит благодарности, капрал! — весело крикнул он. — Садитесь, я вас подвезу. — Махнул подручному мясника, все еще стоявшему с лампой на дороге. — Посторонись, доставка идет! — Кобб сунул пистолет капрала Кройцу через сиденье. — Берешь левого, я правого, а малыш наши задницы с фланга прикроет. Всех кладем.

Парень с лампой повернулся к машине спиной, направляясь к барьеру. Грузовик потащился за ним, слабо гудя клаксоном. Сегура зевал, Солас начинал задумываться, что происходит.

— Уберите барьер, — приказал Кобб, высунувшись из кабины.

Солас медленно пошел к водительской дверце, понимая, что что-то не так, но не видя никакой конкретной угрозы. Нерешительно балансируя на самом краешке жизни, встал пыльным ботинком на ступеньку, истертую тысячью ног. Простой человек, не прислушивающийся к инстинктам, просто помедлил, переступая порог бытия. Лишь немногие обладатели особого гена, звериных талантов, которым нельзя научиться, избегают падения в бездну. Солас же был обычным человеком.

— В чем дело? — спросил он водителя, крепко стиснув ружейный ремень.

— Черт меня побери, если знаю, — пожал плечами Кройц и выпустил ему в лицо две пули.

Когда Солас рухнул на спину, солдат с лампой замер, как бы разбух в прицеле Сиднея, который свалил его выстрелом в спину на дюйм ниже ремня. Сегура спас себе жизнь, нырнув в тень хижины на дорожной обочине, где был устроен наблюдательный пункт. Открыв рот, со свинцовыми от страха ногами, он повизгивал, пока Кобб поливал его из автомата и пролетавшие мимо пули с треском рвали воздух. Бывший семинарист метнулся мимо хижины в темноту на склоне, слыша, как один враг кричит другому, кажется, по-английски:

— Малыш! Я одного упустил. Найди и убей! Кройц, прикрой меня в хижине!

Сидней на сбитых болевших ногах в сандалиях на веревочной подошве пробежал мимо павшего рекрута.

Кобб жестом подманил его назад.

— Он туда побежал. Ничего не оставляй на волю случая.

Сидней оглянулся на свет, бросился в тень за хижиной. Крутой склон, еще купавшийся в гаснувшем лунном свете, поднимался к горному хребту, бледному под звездами. Он прислушался к горам, стараясь уловить шорох щебня, разглядеть на почве след зверя. Ни звука, ни движения. Выйдя из укрытия, низко пригнувшись, быстро перебежал за освещенную сторону огромного валуна размером с дом, прикусил губу, затаил дыхание, высматривая движение. Полная тишина и спокойствие намекали, что солдат мертв, ранен или залег в ожидании. Напряженно ожидая внезапного выстрела в темноте, Сидней оглядел скалу, увидел брошенную винтовку, улыбнулся, зашагал вперед, как егерь, подбирающийся к раненой лисице, чувствуя вместо страха осторожную уверенность. Сегура примостился под камнем в нескольких футах от брошенного ружья, с ужасом сознавая, что совершил чудовищную ошибку, с ужасом слушая приближавшиеся шаги Смерти. Шорох сброшенного камешка известил о близком конце, он, дрожа, повернулся к своему убийце лицом, ободрав щеку о камень. Увидел тощего юношу, вероятно, не старше себя, припавшего на одно колено и целившегося из винтовки ему в голову. Выражение его лица напоминало католическую икону: пустое, бесчувственное, твердое как камень. На колене стоял человек, бесстрастно выполнявший свой долг, безбожный большевик, принимающий все на веру, не слушающий доводов разума. Никаких переговоров и просьб, никакой жалости. Онемевший от страха Сегура закрыл глаза, бормоча «Аве, Мария», совершая более настойчивую и поспешную литургию, чем хотелось бы при скончании жизни. Но Смерть не приходила, а когда он открыл глаза, молодой человек исчез.

Сидней Стармен только что принял первое самостоятельное и сознательное решение в ходе Гражданской войны в Испании.

Кобба не обрадовало бегство солдата.

— Слабину дал, малыш, — упрекнул он. — Я привык считать тебя способным. — Он прошел мимо грузовика к задыхавшемуся на дороге подручному мясника, наклонился над ним, осматривая рану, крикнул через плечо: — Отказался от пуль дум-дум?

Сидней тряхнул головой:

— Кончились. Стрелял круглыми пулями.

— Как я уже сказал, — вздохнул Кобб, — был у тебя талант и пропал. Вытащи труп из кузова, пока я этим займусь. — Он присел на корточки, заговорил с парнем, принялся объяснять: — Пуля моего соратника раздробила тебе позвоночник. Если не истечешь кровью до смерти, не умрешь от инфекции, никогда уж не сможешь ходить. Ни танцевать, ни трахаться — никогда, я тебя уверяю, — и по парку не будешь прогуливаться. — Он поднял пистолет. — Никогда не научишь своих ребятишек удить рыбу, играть в мяч, никогда не поведешь дочь к венцу по церковному проходу. Отныне твоя жизнь, юноша, превратится в сплошное страдание и унижение, и я хочу тебя избавить от этого. — Он встал, уткнул дуло в затылок потрясенного парня. Тело подскочило от выстрела и шлепнулось на землю, разорванное, безжизненное. — Двумя этими ты мне обязан, малыш, — кивнул Кобб, засовывая пистолет в кобуру и оглядываясь на Кройца, который появился из-за каменного укрытия. — Где ты был, мать твою?

Немец вытаращил на него глаза:

— Перерезал телефонный провод. На случай, если вернется тот, которого оба вы не убили.

Кобб проигнорировал язвительный намек.

— Видишь тридцать четвертый вон там? Возьмем с собой. Никогда не знаешь, когда тебе понадобится пулемет.

Из-за скалы высоко над пропускным пунктом дрожавший Сегура смотрел, как грузовик направляется к северу, как уменьшается в бледных лучах рассвета карикатурная улыбчивая свинья в мясницком фартуке на задней дверце. Ждал, пока не удостоверился, что машина уехала, после чего поплелся неверным шагом по козьей тропе к следующей заставе, шепча обещания Богу.

Ник заглушил мотор, привалился к рулевому колесу, закурил сигарету. Они покинули гостиницу два часа назад после неимоверно ужасного завтрака, скудость которого объяснялась фактом отъезда Гваделупе в город, якобы на похороны отца. Ленни отрапортовался нетрудоспособным, поэтому Ник с Сиднеем отправились в усадьбу «Кипарисы» без него. Ник задумчиво сделал долгую затяжку, медленно выдохнул, выпустив дым в холодное ясное утро. Потом взглянул на Сиднея:

— Место то самое, да?

Старик нервно сглотнул.

— Да.

— А вон дом. — Ник указал сквозь деревья на стоявший у крошечного каменного домика винно-красный «сеат». И открыл дверцу.

— Что вы делаете? — крикнул Сидней.

— Собираюсь нанести визит, мистер Стармен. Пойдемте… — Он потопал ногой по дороге. — Пройдемся по пути воспоминаний.

— Сядьте! — прошипел Сидней. Одинокая ворона уже протрубила тревогу. Скоро ли ее подхватят собаки?

Ник с полуулыбкой вытаращил на него глаза:

— В чем проблема? Только не говорите, что вы истребили жившую здесь семью. — Высказывание задумывалось как шутка, но вдруг показалось вполне правдоподобным. — Нет, надеюсь?

Сидней покачал головой:

— Нет, конечно. — В строгом смысле слова. — Садитесь сейчас же. — Он спрятался в пальто, когда грубая деревянная дверь домика открылась внутрь.

На порог вышла молодая женщина, прикрыв рукой глаза под утренним солнцем, и сощурилась, разглядывая фургон.

— Она сама идет, — объявил Ник.

— Ох, боже! — простонал Сидней, но Бог никогда не стоял на его стороне.

Однако Он явно стоял на стороне Аниты Ромеро Молино, пусть даже только в смысле внешнего вида. Она подходила к границе участка, по-прежнему держа руку козырьком над глазами, как бы отдавая честь, а прямые черные волосы развевались на ветру, как анархистский флаг.

— Поехали, мистер Крик, — взмолился Сидней, но его водитель был уже на полпути к дому.

— Вам нужна помощь? — спросила Анита.

Ник тяжело сглотнул, шаркнул подошвой. Глаза у нее были зеленые, как трава после дождя.

— Простите, — сказал он. — Я не говорю по-испански.

Девушка нахму