К ее счастью, они не виделись с Жан-Люком несколько месяцев. Все это время Натали тщательно избегала мест, где они могли бы встретиться. Она практически не выходила из дома и свела свою светскую жизнь к нескольким обязательным визитам. Тем более что мать нуждалась в ее помощи. Когда отец уговорил наконец маму показаться врачу, выяснилось, что запущенная простуда привела к очень нехорошим последствиям.

Сегодня они направлялись на очередное обследование и решили заехать к отцу в офис. Натали не могла противиться желанию матери, хотя понимала, что встреча с Жан-Люком, если только он не уехал куда-нибудь по делам фирмы, неминуема. Так и случилось. Отец спустился вниз вместе со своим партнером. Жан-Люк вздрогнул, когда увидел Натали, но правила хорошего тона не позволили ему отказаться от предложения Анны пообедать. Так они оказались вместе за обеденным столом и вынуждены были терпеть компанию друг друга.

Натали даже не заметила, что ее бокал уже пуст. Она лишь обратила внимание на то, что Жан-Люк налил ей еще вина и заказал официанту следующую бутылку.

Закончив выбирать креветок из макарон, так как они ей нравились больше, Натали готова была подняться и уйти. В последнее время обеды для нее стали мучением. Она видела, что мать худеет на глазах, поскольку почти ничего не ест. Вот и сейчас бедняжка проглотила лишь немного салата из куриной печени и отставила тарелку в сторону, сложив вилку и нож вместе, чтобы официанты унесли остатки пищи.

— Что случилось? — спросил Жан-Люк Натали потихоньку, пока официанты убирали со стола. Должно быть, он заметил ее беспокойство.

— Ничего особенного, — пожала та плечами, продолжая, однако, с тревогой вглядываться в лицо матери.

Он тоже посмотрел на Анну и прошептал:

— У нее очень усталый вид. Должно быть, это из-за кашля, который давно ее мучает.

Официантка предложила что-нибудь на десерт.

— Мне ничего не надо, — поспешила ответить Анна.

Жак тоже покачал головой.

— Я буду только кофе, — сказал он.

И тогда Жан-Люк, который хорошо знал этот ресторан, предложил:

— Может, закажем их фирменные взбитые сливки? Или Натали хочет чего-нибудь другого?

— Да, сливки с клубникой, — ответила Натали, зная, что ее мама очень любит это блюдо. — У вас найдется клубника?

Натали хотелось, чтобы Анна съела еще хоть что-нибудь. Она была такая тоненькая. Несмотря на очень хороший уход, кожа ее стала похожа на пергамент.

— Обязательно найдется, — улыбнулся официант и вскоре, вернувшись с подносом, водрузил на стол очень красивое сооружение из взбитых сливок, крошечных кубиков бисквита и долек клубники.

Это было настоящее произведение искусства. К тому же прямо у них на глазах официант полил все это великолепие горячим клубничным сиропом, от которого шел потрясающий аромат. И, дав всем полюбоваться на кулинарный шедевр, затем аккуратно разделил десерт на порции.

Жан-Люк наблюдал, как Анна, тронутая заботой близких, все же едва притронулась к своему любимому лакомству. Она виновато улыбнулась и отодвинула от себя сливки.

— Большое спасибо, — поблагодарила она всех, — но что-то мне сегодня не хочется.

— А тебе нравится? — обратился Жан-Люк к Натали.

— Я мечтала об этом четыре года, — ответила она, с удовольствием поглощая десерт.

Жак, которого беспокоило состояние и настроение жены, подозвал официанта, попросил счет и, попрощавшись, вышел. Анна извинилась и удалилась в дамскую комнату. За столом повисло тягостное молчание. Жан-Люк не выдержал и спросил:

— Вас настораживает ее кашель? Думаете, у нее что-нибудь серьезное?

— Пока мы не знаем. Нас с отцом беспокоит, что она ничего не ест.

— Я заметил это.

— Спасибо, что уговорил маму хоть что-то попробовать.

— Не думаю, что это особенно подкрепило ее. Отсутствие аппетита естественно, если у нее действительно что-нибудь серьезное… Но ради вас обоих, особенно ради Жака, она должна поправиться.

Он смотрел на нее совсем как раньше. В его глазах было и сочувствие, и сострадание, и переживание. Комок подступил к горлу Натали, и она произнесла, едва сдерживая слезы:

— Спасибо, Жан-Люк!

Его глаза еще больше потемнели, и девушка подумала, что вот-вот он добавит к сказанному что-то еще. Но вдруг выражение его лица резко изменилось, он отпустил руку Натали, которую держал все это время, и отвернулся.

По дороге домой Анна заметила:

— Вы с Жан-Люком, кажется, потихоньку налаживаете отношения?

— Лучше не ворошить прошлое, — ответила Натали.

— Это так, — согласилась Анна, — но если ты сделаешь первый шаг сама, Жан-Люк забудет свои обиды, поскольку по-прежнему любит тебя. Ведь он все еще не женат.

— А ты не забыла, что у него есть девушка?

— Эта маленькая глупенькая блондинка? — Анна произнесла это таким тоном, что сразу стало понятно — Соланж не стоит рассматривать всерьез как потенциальную невесту Жан-Люка. — У него были девушки и до нее. Несколько, с тех пор как ты от него ушла. Но ни одна из них рядом с ним надолго не задерживалась.

— Ну и что? — пожала плечами Натали, пытаясь не выдавать свою заинтересованность. — А ты не помнишь, сколько они уже встречаются?

Анна нахмурила брови и задумалась.

— Первый раз я видела их вместе в августе прошлого года.

— Достаточно долгий срок. Достаточно долгий для того, чтобы создать прочные отношения.

— Кто знает, — сказала Анна, — может, ее кандидатура уже пересматривается. И конечно же ты можешь выдвинуть себя в качестве претендента на вакантное место до того, как он найдет кого-нибудь еще.

Натали рассмеялась от души. Несмотря на мамино недомогание, ее прагматизм оставался ее прагматизмом. И Натали это радовало и даже забавляло.

Пока мама находилась на лечении, Натали проводила с ней много времени. Они вместе выходили подышать свежим воздухом, занимались мелкими домашними делами, подолгу говорили друг с другом. У Натали почти не оставалось свободного времени, поэтому не было и возможности встретиться со своими друзьями. Анна все время пыталась выпроводить дочь из дома, но та под разными предлогами отказывалась.

Однажды вечером мама все-таки уговорила ее поехать на показ мод, который был приурочен к открытию магазина, принадлежащего ее подруге.

После яркой презентации гостей пригласили на фуршет, где подавали шампанское и вино. После ритуала обязательного поздравления хозяйки заведения по поводу удавшейся презентации, Натали тоже решила выпить вина, которое разносили официанты по залу. Она оглядывалась по сторонам в надежде увидеть кого-нибудь из знакомых.

И вдруг сердце Натали ушло в пятки. Прямо к ней направлялась Катрин де Брок. Ее серые волосы были собраны в конский хвост, а худая фигура в длинном черном пиджаке смотрелось даже привлекательно. Кроме того, на шее у нее развевались сразу несколько шифоновых шарфов. Каким-то образом Катрин удалось довольно изящно проскочить сквозь всю толпу. Наверное, еще и потому, что люди, замечавшие ее приближение, довольно быстро уходили с ее дороги.

— Моя дорогая! — воскликнула она, подойдя к Натали, — Ты пришла одна? Да, я на днях видела Жан-Люка с этой блондинкой. Они все еще вместе?

Натали пожала плечами.

— Я понятия не имею, что происходит с Жан-Люком, — сказала она с раздражением.

— Слушай! — Катрин, казалось, не замечала перекошенного лица своей собеседницы. — Может, тебе тоже перекраситься, раз уж ему так нравится этот цвет? Ладно, ладно, шучу!.. Пойдем, я тебя сейчас познакомлю с интересными людьми.

Несмотря на попытки Натали вырваться, она ухватила ее за локоть и потащила как добытую дичь через весь зал. Наконец они остановились, оказавшись в центре группы людей, где Катрин представила Натали своим знакомым.

— Бедная девочка оказалась среди марокканских аборигенов, доложила она, тут же угрожающе посмотрела на высокого мужчину лет тридцати и произнесла весьма многозначно:

— Будь с ней поласковей, Пьер. Да, познакомьтесь…

Потом она резко обернулась, приветственно подняла руку и, поднятая новой волной энтузиазма, понеслась в другой конец зала чуть ли не вопя:

— О, бедный мой Робер! Ты все-таки пришел?! А я переживала, что после того, как критики разнесли твою книгу…

С этими словами она исчезла для свершения очередного акта милосердия.

Натали повернулась к Пьеру. Она не запомнила его фамилии, к сожалению, но точно отложила в памяти, что его зовут Пьер. Он стоял и смотрел на нее с высоты своего двухметрового роста добрыми, широко распахнутыми глазами. У него было несколько худощавое, очень умное лицо. Лоб казался излишне высоким. Наверное, в молодости часть его территории покрывала пышная шевелюра.

— Очень приятно с вами познакомиться, — поклонился он девушке.

В этот момент кто-то в толпе засмеялся, и женский голос произнес:

— Да, Катрин действует напролом. Но она всем желает только хорошего.

— У нее свои методы, — заметил Пьер и опять обратил свое внимание на новую знакомую. — Та-ак… Значит, дикие народы Африки?

Натали рассмеялась.

— Ничего дикого, вполне цивилизованная страна. Мне там очень даже понравилось. К тому же я жила среди соотечественников.

— Поверю на слово, потому что сам никогда не забирался дальше Кипра. И как же вы туда попали?

С этим человеком было легко разговаривать. Когда у Натали бокал оказался пуст, Пьер сказал:

— Я принесу вам сейчас другой.

Он огляделся вокруг, но все официанты куда-то исчезли.

— Не хотелось бы потерять вас в этой толпе. — Он взял ее под руку и отвел к искусственной пальме около стены. — К сожалению, я не могу предложить вам сесть. Так что у вас есть последний шанс сбежать от меня, если захотите. Я вернусь через минуту.

Он одарил ее очаровательной улыбкой и отправился на поиски официантов. Пьер был очень привлекательным, особенно, когда улыбался. И Натали давно уже стоило оглядеться вокруг в поисках именно такого мужчины, и, при удачном стечении обстоятельств, наладить с ним отношения. Ей необходимо было окончательно вытеснить из сердца Жан-Люка.

Если б только он не занимал ее мысли с утра до вечера!

Пока она жила на другом континенте, у нее был некоторый шанс забыть его. Натали отвлекалась от его образа на неделю, на месяц, но дольше не выдерживала. И сейчас он опять вторгся в ее внутренний мир, захватил все эмоции, подчинил себе каждую минуту ее жизни, кроме тех, в которые Натали думала о матери и ее здоровье.

Стоя у пальмы в ожидании Пьера, отправившегося за бокалом вина, Натали вдруг заметила в толпе темноволосого мужчину с широкими плечами, облаченного в черный пиджак. Жан-Люк?! Или же игра воображения?.. Наверное, она сходит с ума, но она смотрела либо на Жан-Люка, либо на его двойника.

Вошедший откинул назад голову, и тут Натали услышала раскатистый громкий смех, который она знала и любила еще с тех пор, как Жан-Люк вышел из подросткового возраста.

Одной рукой ее бывший жених обнимал за плечи блондинку, локоны которой рассыпались по его черному рукаву. Спутница улыбнулась ему, и сердце Натали сжалось.

Жан-Люк смотрел в лицо Соланж, но вдруг, словно почувствовав пристальный взгляд Натали, повернулся в ее сторону.

Их глаза встретились, и этот взгляд несколько затянулся. Легкая усмешка сошла с его лица, он убрал руку с плеч белокурой красотки, и та немедленно куда-то ускользнула. Жан-Люк уверенными шагами направился к Натали.

— Ты здесь одна? — спросил он ее.

— Нет. — Слава Богу, она с гордым видом могла ему это доложить. — Я просто жду, пока мне принесут вино. Не переживай за меня.

Он смотрелся просто потрясающе в черном пиджаке и с черным галстуком. И Натали подумала, как хорошо, что и она сама неплохо выглядит в этот вечер. На ней было коктейльное платьице с высоким воротником, открытыми плечами и коротким подолом.

— Думаю, есть причина за тебя переживать. — Он оглядел ее нежно-оценивающим взглядом, и она почувствовала восторг от выражения его лица. — Ты выглядишь просто превосходно!

— Спасибо. Ты тоже.

Жан-Люк изумленно повел бровью, но тут же решил отшутиться:

— Да, я могу прикинуться, когда нужно.

— Я уверена, что Соланж от тебя в восторге.

Уже без юмора, но все еще с довольным выражением лица он ответил:

— Приятно нравиться хоть кому-нибудь.

— Тебе не о чем переживать. Она тебя просто обожает, — сказала Натали, вонзая кинжал в собственное сердце.

Жан-Люк нахмурился. По-видимому, меньше всего ему хотелось обсуждать с Натали свою пассию.

— Она довольно грамотная.

Натали рассмеялась. К ее удивлению, Жан-Люк покраснел от смущения и уточнил:

— Я… не в буквальном смысле. А как дела у Анны?

— Мама говорит, что лекарства помогают.

— Не позволяй ей обманывать себя, если подозреваешь, что она серьезно больна. К сожалению, я не смог заставить своего отца вовремя отправиться к доктору.

— Твой папа такой же своенравный и упрямый человек, как и ты, — напомнила Натали. — И ничего странного в том, что тебе не удалось его переубедить.

Его губы скривились в горькой усмешке.

— К сожалению, это так. А когда ты приступишь к работе?

— Нужно немного подождать, пока маме станет лучше. А если дело примет серьезный оборот и ей потребуется моя помощь…

Натали почувствовала резкую боль в области желудка. Одновременно она подумала о том, что мать может быть действительно серьезно больна.

— Я все понимаю, просто внезапно появилось интересное предложение.

— Да?

— У меня есть одна знакомая, у нее собственный бутик детской одежды. Она сама моделирует ее, а потом продает. За довольно короткий срок ей удалось сделать имя своему магазинчику. Но сейчас эта женщина ждет ребенка и поэтому ищет, кому можно продать свой бизнес. Она могла бы помочь тебе на первых порах. Я думаю, что, даже находясь дома со своим ребенком, она захочет продолжать разрабатывать модели. Если тебе нравится такая идея, вот тебе визитная карточка.

— Спасибо, — произнесла Натали не совсем уверенно. — Думаю, ничего страшного, если я просто поинтересуюсь.

Жан-Люк достал из кармана своего роскошного пиджака тонкую серебряную ручку и написал что-то на карточке.

— Ее зовут Сара. Может быть, ты помнишь ее мужа Дидье Соважа?

Конечно же Натали помнила Дидье, который иногда вместе с Жан-Люком играл в теннис.

— Я не знала, что он женат.

— Они поженились два года назад.

Кроме того, Дидье был одним из приглашенных на свадьбу к Жан-Люку и Натали. Интересно, знала ли его жена о скандале? Но потом Натали подумала, что никому неинтересно обсуждать старые сплетни.

— Это очень мило с твоей стороны, — еще раз поблагодарила она.

— Я просто переживаю за старую знакомую, — ответил Жан-Люк. — И хочу, чтобы она нашла порядочного человека, который мог бы сохранить ее идею.

Тут появился Пьер с двумя бокалами вина.

— Простите, Натали, я оставил вас слишком надолго, — сказав это, он одарил Жан-Люка подозрительным взглядом.

Натали взяла бокал из рук Пьера и представила мужчин друг другу. Только по имени, разумеется, потому что фамилии своего нового знакомого она просто не знала, и ей было неловко в этом признаться.

Как ни странно, они не подали руки, а просто вежливо кивнули друг другу. Жан-Люк бросил еще один взгляд на Натали и удалился со словами:

— Ну, на этом позвольте вас оставить.

Пьер вопросительно посмотрел на нее:

— Старый знакомый?

— Жан-Люк — папин компаньон, — объяснила Натали. Ведь она же не соврала и даже не предала Жан-Люка, назвав его так. — Мы знаем друг друга всю жизнь. По крайней мере, всю мою жизнь.

— И он для вас вроде старшего брата… — сделал вывод Пьер и посмотрел вслед тому, о ком шла речь.

Невольно Натали тоже повернулась в ту же сторону и увидела, что Соланж вновь повисла на руке у Жан-Люка. Ее белокурые волосы все же красиво смотрелись на фоне черного пиджака кавалера.

— Неплохо было бы где-нибудь поужинать, — сказала она решительно, обращаясь к Пьеру. — Но только вам не стоит платить за меня, я сделаю это сама.

— Не лишайте меня этого удовольствия. И, поверьте, никаких обязательств.

Он был очень приятным человеком. Натали посмотрела на него извиняющимся взглядом.

— Вы собираетесь допивать это? — Он указал на ее бокал с вином.

Натали покачала головой. Пьер взял у нее бокал и вместе со своим поставил на поднос. Затем очень нежно, слегка придерживая ее за локоть, повел к выходу через весь зал.

Ей хотелось пройти мимо Жан-Люка с его белокурой обожательницей. И это ее желание продемонстрировать нового поклонника было вполне объяснимо.

Пьер пригласил ее в уютный ресторан, и вечер получился весьма приятным. За ужином они болтали легко и непринужденно. Новый знакомый рассказал о себе и о своей работе консультантом по бизнес-технологиям. Она слушала с увлечением. Пьер говорил о вещах ей знакомых и интересных, к тому же Натали собиралась когда-нибудь открыть собственное дело. Какое счастье, подумала девушка, что хотя бы в конце дня удалось немного расслабиться и никакой Жан-Люк не смог испортить ей настроение.

Проводив Натали до машины, Пьер спросил, можно ли позвонить ей как-нибудь? И она без малейших колебаний дала ему свой номер телефона. Конечно, а почему бы и нет? Она — свободная женщина, и никто не запретит ей приятно проводить время в обществе интересного, образованного, симпатичного мужчины.

— Я не помню вашей фамилии, — призналась она наконец.

Пьер рассмеялся и протянул ей свою визитку:

— Пьер Луазье, — прочитала она вслух.

Натали вернулась домой в добром расположении духа и хорошем настроении. Какое счастье, что в мире есть и другие мужчины, кроме Жан-Люка! И с некоторыми из них можно так приятно провести вечер!

Следующим вечером, когда Анна вышла из комнаты, отец отложил в сторону газету и серьезно посмотрел на дочь.

— Натали, ты все еще планируешь уехать? — спросил он.

— Если я понадоблюсь здесь, то — нет.

— Мне бы не хотелось, чтобы ты провела свою жизнь вдали от дома, — сказал он хмуро.

Бедные родители, они до сих пор не знали, что может выкинуть их ненаглядная дочь! Она действительно до сих пор не решила, где же ей будет лучше.

В конце недели доктор отправил Анну на обследование, включающее и рентген, чтобы посмотреть, в каком состоянии находятся ее легкие. К тому же он назначил ей биопсию.

К счастью, рентгеновское просвечивание страшный диагноз не подтвердило. Ничего угрожающего жизни Анны обнаружено не было. Однако окончательного вердикта надо было ждать еще три недели. И в любом случае рано или поздно необходима была операция.

В этот вечер Жан-Люк без приглашения явился к ним домой и принес изящный букет.

— Это для Анны, — сказал он, когда Натали встретила его у порога. — Жак рассказал мне…

Натали кивнула и повела его в маленькую гостиную, где отец как раз просматривал вечернюю газету, а Анна пыталась разобраться со своим любимым вышиванием.

Жан-Люк нагнулся, чтобы поцеловать хозяйку дома, и вручил ей цветы.

— Мой дорогой мальчик, спасибо тебе! Какие замечательные розы! — Глаза Анны неестественно блестели.

Натали подошла к матери, чтобы взять букет:

— Я поставлю их в воду, хорошо? — спросила она мать, потом повернулась к Жан-Люку. — Сделать тебе кофе?

— Благодарю, — кивнул он и сел на стул напротив Анны.

В кухне Натали выбрала подходящую вазу и попутно включила кофеварку. К тому времени как она красиво разместила цветы в воде, кофе был готов. Девушка насыпала в чашечку полную ложку сахара, размешала и на маленьком подносе отнесла кофе в гостиную.

— Ты, как и прежде, пьешь кофе с сахаром? — спросила она, протягивая чашку Жан-Люку.

— Да. — Он попробовал ароматный напиток и заметил: — Как всегда, превосходно!

Через полчаса Жан-Люк поднялся и начал прощаться. Когда Натали подошла, чтобы убрать его чашку, он шепнул ей:

— Проводи меня до двери, пожалуйста.

Она кивнула, отнесла поднос в кухню, пока он прощался с ее родителями, и пошла вместе с ним к выходу. Жан-Люк взял ее за руку и вывел на крыльцо.

— Как ты сама? — участливо спросил он, заглядывая ей в глаза.

— Я? Но ведь больная в доме не я.

— Но ты очень волнуешься. — Не только я. Мы все.

Он погладил Натали по щеке.

— Если я хоть чем-то смогу помочь тебе, дай мне знать.

Внезапно слезы подступили к ее глазам.

— Спасибо, Жан-Люк.

— Обещай, — потребовал он. Его голос был серьезен и настойчив.

— Да, я обещаю, — прошептала Натали.

Его рука плавно опустилась на талию девушки. Он немного наклонил голову и робко поцеловал Натали в губы. После этого, не говоря ни слова, он зашагал к своей машине.

Конечно, его действия не носили сексуального характера. Это был обыкновенный прощальный дружеский поцелуй, убеждала себя Натали. Но ее губы все еще невольно вздрагивали, как бы переживая чудесный момент заново. А по всему телу пробегала приятная дрожь. Ей вдруг стало так хорошо и беззаботно, как было когда-то в их счастливые времена. Его внимание и желание участвовать в решении серьезных семейных проблем пробудили в душе Натали сладкие воспоминания о тех днях, когда они с Жан-Люком были помолвлены. Наверное, она никогда не сможет забыть ни того времени, ни тех поцелуев, ни самого Жан-Люка.

Когда Натали вернулась обратно в гостиную, где отдыхали ее родители, она заметила, что мама немного приободрилась после визита нежданного гостя. У нее порозовели щеки и заблестели глаза. Если Анна так радуется его посещениям, пусть он приходит почаще. Натали как-нибудь переживет это.

— Жан-Люк сказал мне, что сделал тебе хорошее предложение по поводу работы, — сказала Анна.

— Ну, можно сказать и так. Одна из его хороших знакомых ждет ребенка и поэтому хочет продать свой бизнес.

Анна всплеснула руками:

— Скажи, ты собираешься воспользоваться этим предложением?

— Я подумала, что сейчас мне не до этого. Тебе же легче, когда рядом с тобой кто-то близкий. По крайней мере до тех пор, пока не будет прояснен диагноз, я не хотела бы оставлять тебя одну.

— А я протестую против того, чтобы ты сидела со мной, как со смертельно больным человеком, — чуть повысила голос Анна. — Мне еще пока не требуется сиделка!

— Так ты хочешь сказать, что все это время… — начала Натали.

— Моя дорогая, — вовремя остановила ее мать, не дав разразиться ссоре, — мне очень приятно ваше с папой внимание. Но каждый раз своим излишним беспокойством вы напоминаете мне о болезни, и это наводит меня на мысль, что все обстоит гораздо хуже, чем на самом деле. И, кроме того, я не хочу, чтобы из-за меня ты ломала свои планы.

На следующий день утром, сразу после завтрака Натали отыскала у себя в сумочке ту самую карточку, которую ей дал Жан-Люк, и набрала номер телефона.

— Слушаю вас, — приветливо ответила женщина. Это была сама Сара. — Жан-Люк сказал, что вы интересовались моим магазином. Давайте встретимся и все обсудим.

— Давайте. А когда вам удобно?

— Обычно по субботам я закрываюсь в два. Если у вас нет других планов, то приходите к этому времени прямо сегодня. Я вам все покажу, а потом мы могли бы вместе пообедать и все обсудить.

И Натали решила пойти.

Магазин Сары находился в центре города и занимал первый этаж старинного здания. Его месторасположение было очень выгодным. С одной стороны, здесь всегда крутился народ, а следовательно, и потенциальные покупатели. С другой — эта улочка была достаточно тихой. К тому же Натали могла ходить на работу пешком. Это занимало бы от силы полчаса.

На витрине был нарисован медвежонок, который держал в лапах вывеску «Все для детей». Изнутри магазин оказался довольно просторным. Как раз, когда Натали вошла в него, из кабинки вышла девочка лет шести и ее мама. Они примеряли платья, а сейчас подошли к кассе. За кассой стояла молодая женщина. У нее были большие карие глаза, черные волосы и очень красивая золотистая кожа. Скорее всего среди ее предков были и чернокожие и европейцы.

— Я хочу это платье! — заявила девочка и, не долго думая, добавила: — И это тоже!

Ее мама задумалась, рассматривая бирки с ценниками.

— Но ведь мы же договаривались, что купим что-то одно!

— Ну, мамочка, пожалуйста! — Девочка состроила умиленную рожицу: — Пожалуйста!..

— Не думаю, что…

Продавщица улыбнулась и ненавязчиво предложила:

— Я сделаю вам скидку. Позвольте посмотреть, что вы выбрали.

Натали узнала приветливый голос, который слышала до этого по телефону.

Когда Сара назвала покупательнице цену со скидкой за оба платья, та сдалась:

— Ну… ну, хорошо. Мы берем и то и другое.

Девочка была на седьмом небе от счастья и, получив заветный сверток с новыми нарядами, начала прыгать и говорить, что, мол, всегда знала, что у нее самая хорошая мама на свете.

Сара проводила их до двери и закрыла магазин. Потом повернулась к Натали и спросила:

— А вы, должно быть, Натали?

— Да. Позвольте, я помогу вам.

Она быстренько закрыла нижний замок, расположенный почти у самого пола.

— Спасибо! — Хозяйка магазина протянула ей руку: — Приятно познакомиться. Я — Сара.

Она устроила Натали небольшую экскурсию по своим владениям, включая складское помещение и маленький кабинет.

— У меня есть помощница, ее зовут Лулу. Но она слишком молода и одна не справится. А я сама уже скоро не смогу заниматься бизнесом с полной отдачей, как того требует дело. Ребенок! Поэтому и хочу продать магазин. Чтобы управлять всем этим, нужен зрелый человек. Кроме того, надеюсь, что когда я смогу работать, мои творческие идеи пригодятся вам.

— Конечно. Жан-Люк сказал, что вы хотите сосредоточиться в основном на создании новых моделей.

— До сегодняшнего дня я полностью брала на себя моделирование всего того, что мы продаем. Однако теперь вам придется привлекать и товар со стороны. Кстати, это тоже одна из причин, почему здесь нужен опытный человек.

— Но я никогда не занималась детской одеждой, честно говоря, — засомневалась Натали.

— Жан-Люк сказал мне, что вы работали в крупной фирме и занимались интерьером, так что вы знакомы с основными принципами работы. В первое время вы можете рассчитывать на меня и мои советы. А вы сами любите детей?

— Да, конечно.

Многие друзья Натали уже давно обзавелись детьми. Иногда она сожалела о том, что не вышла замуж. У нее бы сейчас уже могла быть парочка малышей.

Натали вкратце посвятила Сару в свои домашние проблемы, на что ее новая знакомая ответила:

— Не переживайте, вам во многом будет помогать Лулу. Она славная девочка и умеет добросовестно работать. Для успешного ведения дел вам совсем не обязательно весь день стоять за прилавком. Ваша основная забота — это удачный ассортимент, отношения с клиентами. Ну и документация, конечно.

Они подробно обсудили финансовую сторону сделки. Сара показала Натали бухгалтерские книги, из которых следовало, что этот маленький магазин приносил довольно приличный и постоянный доход. Сумма, которую назвала Сара в качестве стоимости своего дела, тоже была приемлема. На личном счете Натали было достаточно денег, чтобы она могла позволить себе эту покупку, не привлекая помощь родителей.

— Подумайте над моим предложением, — сказала, прощаясь, Сара.

— Спасибо. Я дам ответ через несколько дней, — улыбнулась Натали. — Желаю вам и вашему малышу всего хорошего!

Сара погладила живот и счастливо улыбнулась.

Дома Натали с таким воодушевлением рассказывала о Саре и ее магазине, что родители предложили в качестве подарка купить его ей. Натали поблагодарила, но напомнила им, что она в состоянии сделать это сама. Ее особенно порадовало, что никто из них не стал ее отговаривать от достаточно рискованного предприятия. Дело в том, что она понятия не имела, что такое детская одежда. Отец отнесся к вопросу серьезно и пообещал ей настоящую коммерческую помощь в виде консультаций. У мамы засветились глаза, и Натали дала себе слово, сделать все, от нее зависящее, лишь бы Анна улыбалась. К тому же у нее появился азарт, она должна была доказать Жан-Люку, что сама на многое способна.

Натали совсем забыла о том, что обещала Пьеру пойти с ним на новый спектакль. Она взяла в руки телефонную трубку, чтобы позвонить и извиниться, что не сможет составить ему компанию. Но тут вспомнила мамины слова о том, что ей не следует ломать свои планы из-за того, что в доме больной человек. Ничего не оставалось другого, как сконцентрироваться, отогнать сомнения и привести себя в соответствующий вид для посещения театра…

Итак, они провели с Пьером Луазье приятный вечер и когда прощались, он даже легонько поцеловал ее в губы.

На следующий день Анна позвала Натали к телефону.

— Это Жан-Люк, — сказала она и добавила заговорщицки: — он и вчера звонил, пока вы с Пьером были в театре.