Промышленное освоение космоса

Циолковский Константин Эдуардович

Космонавтика — человеку

 

 

Технический прогресс Земли

*

Сейчас добывается в среднем на пару людей около 200 кг железа в год. Железо нужно: на крыши, дома, постройки, производственные машины и земледельческие, на двигатели, автомобили, аэропланы, дирижабли, рельсы, локомотивы, вагоны и прочее. Добываемого количества железа и других металлов недостаточно для удовлетворения всех потребностей человека. Недостаточна также и добыча ископаемого горючего. Его добывают на пару людей около 2 т, т. е. в 10 раз больше, чем железа. Естественно, что люди все более и более стремятся к развитию металлургии. Применение машин к обработке почвы сокращает число потребных для того работников. Теперь, например, крестьянин почти весь или наполовину поглощен своим трудом. Остающихся от пропитания продуктов едва хватает для приобретения одежды, жилища и других потребностей. С применением же машин и удобрений тот же земледелец будет обрабатывать земли в 100 раз больше и продуктов будет получать в 1000 раз больше. Обработкой почвы займется, например, тысячная доля всего населения. Конечно, это не сразу, а понемногу дойдут до еще меньшего числа потребных земледельческих работников.

Выкапывание угля и извлечение нефти при сжигании их дадут углекислый газ, который необходим для растений и которого чрезмерно мало в воздухе. Таким образом промышленность будет способствовать и земледелию. Извлечение руд, содержащих большею частью кислородные соединения металлов, также послужит причиною улучшения качества воздуха. Действительно, раскисляя металлы посредством угля, мы получаем углекислый газ. Если раскисление совершается электричеством, а ископаемые угли сжигаем как горючее, то количество углекислоты не уменьшается, а восстановление металлов солнцем или электричеством обогатит атмосферу кислородом.

Строительство нуждается в бетоне. Добыча же его сопровождается выделением из сырого материала углекислого газа. Вот еще источник обогащения атмосферы.

По мере развития промышленности и увеличения пищевых продуктов будет увеличиваться и население Земли. Экваториальные территории при обилии света и тепла чрезвычайно плодородны. Хорошая обработка почвы, удобрение ее и воздуха, уничтожение вредителей, эксплуатация незаселенных мест и пустынь даст пищевых продуктов в 1000 раз больше, чем дает теперь. Население также увеличится в 1000 раз и будет уже составлять не тысячу миллионов (миллиард), а миллион миллионов (биллион) пар. И все же на Земле не будет очень тесно. На каждую пару людей придется 1,5 ара или 150 м2 суши. И этот маленький клочок почвы будет роскошно питать пару людей.

Обработка земли будет фабричной, немногими работниками. Остальные будут только жить на ней и займут немного места своими жилищами, например 10% имеющейся суши. Что же будет делать остальное громадное большинство? Их поглотит громадная научная, исследовательская и техническая деятельность. Одни будут изучать законы природы, другие — исследовать Землю и небо, третьи — искать в Земле вещества с разными полезными для индустрии свойствами (крепкие, тугоплавкие, теплопроводные и нетеплопроводные, радиоактивные, пластичные, инертные, выделяющие при химических процессах много тепла или теплопроизводящие, электропроводные и изолирующие, целебные и проч.), четвертые ищут источники механической энергии, создают моторы, орудия передвижения, обрабатывающие машины и т. д.

Что же получится в результате? Поверхность Земли сглаживается и покрывается хорошими дорогами: водными, грунтовыми, бетонными, железными и многими другими. Но дешевейшим, скорейшим и удобнейшим способом сообщения будет атмосфера.

Удобный и дешевый проезд сделает обширным обмен продуктов. Каждый человек будет пользоваться всеми земледельческими и промышленными плодами всей Земли. Получая много всяких продуктов, он захочет получить их еще больше, чтобы еще увеличить население Земли и сделаться полным ее господином.

Не совсем были покорены климат, океаны, атмосфера и тяжесть. Облака атмосферы и сама она отражали 50% солнечной энергии, которая пропадала для людей. Воздух также поглощал много лучевой энергии, нагреваясь, но не производя полезной работы.

Надо, чтобы солнечная энергия целиком падала на Землю, производила тут полезную работу, например, движение, питание, образование древесины, разных полезных растений и так далее, а потом уже в результате давала тепло. Это гораздо выгоднее. А то зачем нам одна теплота. Она все равно и после работы не убавится, если съедобное будет съедено, а прочее сожжено.

Но как уничтожить облака и пасмурную погоду, как устранить вред атмосферы? Давно уже человек смотрел с негодованием на океаны, которые не давали ему возможность покрыть их полями, нивами и садами. И вот, благодаря могуществу индустрии, принялись за океан. Сначала все береговые линии были окружены особыми прочными металлическими плотами. Края их укрощали волны, эксплуатируя их движение и превращая его в полезную промышленную работу. Электричество, производимое падением воды в реках и водопадах, далеко не удовлетворяло двухбиллионное население Земли. Недостаточна была и энергия ветрянок. Волны хоть немного, а прибавили-таки электричества. Но главная цель этих плотов не извлечение механической работы, а укрощение разрушительного действия морских волн. Работа же получалась между прочим. Так океаны покрывались понемногу плотами, расширяя свою береговую линию и подвигаясь понемногу вперед все дальше и дальше от берега в глубь океанов. Плоты покрывались почвой и растительностью, давали обилие продуктов и увеличивали население Земли. Через несколько сотен лет весь океан был покрыт плотами и закрыт от испарения.

Исчезли облака и тучи, прекратились дожди. Солнце стало жарить вдвое сильнее. Солнечную энергию мы удвоили, количество полей увеличили почти в четыре раза. Но что же сделалось с сушей и растениями на плотах? Не погибли ли они в сухом воздухе? Все питомники растений и жилища людей сделались оранжереями. Поля и сады были покрыты слоем прозрачного кварцевого стекла. Эта прозрачная крыша держалась сверхдавлением воздуха в оранжереях. Они были герметичны и не пропускали ни воздуха, ни паров воды. Атмосферы в оранжереях и температура их были искусственны, сообразно потребностям воспитываемых растений. Температура регулировалась самими растениями. Они были так хороши, утилизировали такой огромный процент солнечной энергии, что делали температуру достаточно низкой, чтобы не сгореть. Высохнуть они не могли, так как влага оранжерей всегда была в них, не могла улетать и требовалась только для тела растений и их плодов. Часть их увозилась, и удаленная влага должна была возмещаться водой со стороны. В океанах ее было достаточно, а на сушу она привозилась с водных пространств. Накопленная в растениях энергия частью потреблялась на месте, частью шла в умеренные и полярные страны, где, сгорая в желудках и топках, делала холодный климат теплым. Жилища же людей имели более низкую температуру, согласно их желанию. Для них устраивались дома с регулируемой температурой (это мной было подробно описано).

Отсутствие в атмосфере туч и облаков сделало воздушные течения над оранжереями очень правильными. С ними легче было бороться и они реже производили разрушения плотов. Реки и течения прекратили свое существование, что имело много удобств, например, в отношении проведения дорог.

Техническое могущество многочисленного населения простерло свою руку и на состав атмосферы. Человеку совершенно не нужен был ее азот. Он нужен был только для растений в оранжереях. Вообще вся атмосфера вне оранжерей была не нужна. Воды океанов перестали получать солнечную энергию, животный ад (истребление слабых сильными) в них вымер. Прекратились муки уничтожаемых животных, и человек нравственно был этим удовлетворен. Но этого ему было мало, океаны и воздух срывали плоты и делали много хлопот индустрии. Воды скрывали дно океанов. На дне же скрывалось много ископаемых, металлов и других богатств (дно океанов и опустилось вследствие скопления под легкой водой тяжелых руд). Как устранить океаны и воздух, как добраться до дна? Могущественная техника давно уже победила стратосферу и даже одолела вполне земную тяжесть. Не только в разреженных слоях воздуха и даже на границах атмосферы летали человеческие снаряды, но и за ее границей, в пустоте. Устроены были целые поселения вне атмосферы и дальше. Продвигались ближе к Луне. Отсюда путешествовали на земную орбиту. С ней — на орбиты нижних и верхних планет, то есть ближе и дальше от Солнца. Пускали даже небесные корабли к другим солнцам. Они летали среди Млечного Пути. Было систематическое выселение избытка людей за атмосферу, в межпланетное пространство. Были соответствующие земные сооружения — поезда — с особыми дорогами и небесными поездами. В этом-то и была разгадка уничтожения атмосферы и океанов. Население, хорошо питаемое, не угнетенное нуждой и чрезмерными трудами, живущее в своего рода роскоши, поразительно быстро размножалось. Оно поглощало воздух и океаны. Вещества последних входили в состав их тел. Тела же эти удалялись от Земли и заселяли околосолнечное пространство. Для заселения его не только было мало всей воды океанов и всего воздуха, но недостаточно было и всей массы земного шара. Впрочем, большая часть его массы шла на околосолнечные жилища, где был вечный свет, тепло и счастье…

Понятно, что скоро воплощенные в людей океаны и атмосфера ушли в небеса и не было уже тогда надобности в плотах. Открылись богатства Земли под устраненными водами, и самая поверхность Земли совершенно сгладилась. Все возвышенности пошли на воплотившихся новых существ. Оживлялась все более и более материя Земли. Большая часть ее, конечно, пошла на сооружения и машины и только меньшая часть вошла в состав растений и мыслящих животных.

Но как же не ушла атмосфера оранжерей и не расселялся воздух человеческих жилищ? Растения довольствовались, как и теперь, ничтожным количеством углекислого газа, кислорода, азота и водяного пара. Общую сумму давлений этих газов довели до 0,001 атмосферы. Такое давление легко уравновешивалось кварцевой прозрачной крышей толщиною в 4 мм. Атмосфера человеческих жилищ была в 10 раз плотнее. Она уравновешивалась кварцевым слоем в 4 см. Но так как часть крыши ради крепости была металлической (рамы), в особенности у людей, то слой кварца был гораздо тоньше и прозрачней. Притом, людские обиталища и не нуждались в интенсивном свете. Тут даже кварц заменялся простым стеклом. Земля была гладкая, шарообразная, без возвышений и долин, без рек, озер и морей. Как просто было на ней проводить дороги! Атмосфера уже не препятствовала быстрому движению всяких снарядов и машин. Легко достигали космических скоростей и поезда прямо с Земли, приобретая на ней же и ее же энергией (как трамвай) достаточную скорость, теряли тяжесть, переменяли ее (от центробежной силы) на обратную и уносились в небесное пространство. Так же они из него и возвращались на Землю. Для таких и всяких дорог оставлялся, конечно, промежуток, свободный от оранжерей, жилищ и атмосферы. Оставались только ее следы, которые нисколько не мешали приобретать еще на Земле секундные скорости от 8 до 12 и более километров.

Оранжереи, жилища и другие земные сооружения теряли немного газов и паров. Но они обратно вкачивались в постройки и только малость газов оставалось на свободе (над оранжереями и жилищами). Серьезных ветров и давлений, конечно, не могли производить эти жалкие остатки атмосферы. Теперь энергия Солнца на Земле улавливалась почти целиком, то есть удесятерялась. Кроме того, использование ее было в 1000 раз удачнее, то есть в 1000 раз производилось больше пищи для людей, горючего и механической работы. Все же она в космическом смысле была невелика. Хотелось бы ее усилить в тысячи и миллионы раз. Главное — это было нужно для подачи материалов в небесное пространство, где было их не вполне достаточно. В самом деле, что встретили небесные переселения? Небесную мелочь: пыль, камни, минералы, астероиды от 400 км в диаметре до 10 и менее! Но и вся их масса меньше массы одной нашей Луны. Вы скажете, а громадные планеты, а их спутники!.. Это верно, масса их ужасна. Но естественнее и удобнее прежде воспользоваться Землей. На ней уже есть все приспособления для отправки материалов в эфир. Луны же и большие небесные тела — удел будущего, потому что доступ к ним весьма затруднителен. Собственной энергии Земли было мало для быстрого отброса громадных ее масс и переделки их в небесных существ и их сооружения. Я говорил, что полная энергия Солнца (которой в 2,2 миллиарда раз больше достающейся на долю Земли) может оживить всю земную массу и ее еще окажется недостаточно для существ и их жилищ в эфире. Как же ускорить разборку Земли до самого центра, свести ее на нет, то есть использовать ее для межпланетных существ и их жизненных атрибутов?

Если не будет у переселенцев избытка масс, то невозможно и увеличение населения. Энергия в 2 миллиарда раз больше, чем на Земле. Но куда же она пойдет, если нет массы для новорожденных существ и необходимого для их жизни! Эту-то обильную энергию Солнца в запасном (скрытом, потенциальном) виде низводили на Землю. Была ли это химическая (горючее) энергия или очень уместительная (компактная) радиоактивная, электрическая, лучистая — мы сказать не можем. Но она передавалась в изумительном количестве на нашу планету и была причиной быстрой ее разборки и уноса материалов в небеса. Там она обращалась в растения, плоды и сознательных существ.

 

Социалистическое строительство

*

Предисловие

Социалистическое строительство есть как бы громадное здание со множеством частей и специалистов. Одни готовят материалы, другие обрабатывают их, третьи поднимают их и прилаживают к зданию. Оно растет и изменяется, потому что совершенствуется с каждым моментом все более и более. Сообразно этому непрерывно работают и над планом этого здания. Нельзя ограничиться одними материалами и говорить только о них. Есть работы более тонкие, пренебрегать которыми не следует, хотя они и забегают вперед и заносятся в невообразимую высоту. Все может пригодиться и нельзя заранее сказать, какие работы нужнее. Все должны поступать на обсуждение, на общественную критику и критику времени. Но как она медлительна и какие иногда громадные времена дают верную оценку идеям!

Свобода мысли, слова и печати — вот что всего нужнее.

Познание всей Земли и Вселенной — вот что может открыть нам глаза и дать тем большее благо, чем это познание будет глубже. Но для изучения космоса нужен досуг. Мы же его имеем очень мало, так как озабочены добыванием пищи, одежды, устройства жилища и борьбой с природой.

Если бы мы могли скорее и лучше обрабатывать почву, быстро делать ткани, обувь, жилища и прочее необходимое для жизни, то у нас было бы больше досуга и средств для изучения Земли и Вселенной.

Для этого нужна была механическая работа. У человека же и животных ее чересчур мало. Притом содержание животных не экономно. Значит, надо использовать силу падения воды, движения воздуха, энергию угля, нефти, солнечного лучеиспускания и других сил природы. Но опять-таки нельзя без особых сооружений пользоваться могуществом природы. Надо делать не только машины-орудия, но и машины-двигатели. Всякого же рода машины требуют металлов. Металлы же добываются из руд. Следовательно, надо тщательное изучение Земли для отыскания руд. Кроме руд необходим уголь и другие вещества для извлечения из руды металлов. Это опять побуждает к изысканиям и к добыванию возможно большего количества руд и каменного угля.

Но устройство машин требует особых сплавов, опыта, знания и оборудования. И вот учреждается множество исследовательских учреждений (институтов), строятся заводы для делания орудий, машин-двигателей и всякого рода других.

Наиболее удобный источник энергии — электричество, потому что его легко распространять за сотни верст (километров) кругом и преобразовывать в теплоту, свет, химическую силу, движение и прочее. И вот запруживают водопады и реки во многих местах, устраивают водяные турбины, работа которых преобразовывается генераторами тока в электричество, свободно распространяемое по окрестности.

Торфы, плохое топливо, используется на местах в паровых и газовых моторах и тоже превращается в электричество. Пока, впрочем, многие силы природы используют, не прибегая к электричеству. Но электрификация все более и более распространяется. Солнечной энергией пока пользуются через посредство растений, получая пищу, топливо и разные продукты. Это самая громадная сила природы, которую еще не умеют как следует использовать.

Велика также энергия ветра. Она также на пути к электрификации.

Что же выходит?

1. Геологические изыскания по всей Земле указывают на ископаемый уголь, нефть, торф, руды и множество других необходимых веществ, например минеральное удобрение, строительные материалы, и разные сырые продукты, требующие обработки.

2. Эти материалы на заводах перерабатываются в металлы, сплавы, удобрения, стекла, цемент, кирпич и другие строительные материалы. Получаются еще краски, духи, лекарства, газы и прочее.

3. Другие фабрики производят машины: орудия, моторы, оборудования для проведения дорог.

4. Земледелец обрабатывает в год уже не 4 десятины почвы, а сто и более гектаров. Земледелие становится фабричной промышленностью. Много работников освободится для индустрии.

5. Все будут сыты и одеты при малом труде.

6. Останется много досуга для работы, для новых исследований и познания космоса.

7. Изучение Земли, Вселенной, всю роскошь жизни и досуг будут непрерывно увеличивать. Действительно, обязательных рабочих часов будет все меньше и меньше. Часть этой экономии времени пойдет на новые отрасли труда и знания. Обстановка человека от этого будет улучшаться.

Сейчас мы еще в некоторых отраслях индустрии отстали от Запада и потому не можем обойтись без иностранной помощи, дорого оплачиваемой. Это еще увеличивает приносимые нами жертвы в пользу нового строя. Но придет время — и все это окупится, и мы будем вознаграждены сторицею.

Чем больше и сильнее порыв к высокому, тем более жертв. Все в будущем, и оно нас успокоит.

Итак, вот к чему ведут наши страдания, труды, лишения и жертвы: к прекрасному и близкому будущему.

 

Значение индустрии

*

Л. Н. Толстой и И. С. Тургенев мечтали о счастливом мужичке и враждебно относились к фабрике. Толстой воображал себе всякого счастливого человека в виде крестьянина с землей и семьей. Он имеет лошадь, корову, овец и кур, свиней и прочее. Мужик имел крепкую избу, ел хороший хлеб, кашу с маслом, овощи, одевался в полушубок и холстину. Обувался в лапти и валенки. Это был предел его мечтам и благосостоянию человека. Особенно стоял за этот идеал Л. Толстой. Тургенев же уклонялся в сторону индустрии, но довольно слабо и больше для немца, Европы, чем для русских.

Но какое это жалкое благосостояние! Изнурительный труд, скудная пища, нездоровая одежда, дурной воздух, отсутствие всякого комфорта и глухое невежество со всеми его ужасными последствиями.

Только образование и развитие промышленности всю эту тяжесть изменяет к лучшему. Удобрение повышает многократно урожай, железо дает крыши и орудия, использование сил природы дает каждому десятки механических работ. Они устраивают роскошно его жилище и дают ему досуг. Он много работает на фабриках, имеет прекрасную одежду, средства поддерживать и благообразие дома, и усадьбы, он имеет время читать и учиться, приходит к познанию Вселенной и утешается, уже не боясь смерти, не боясь нужды для себя и детей. Индустрия и индустрия — вот что даст удовлетворение человеку, сделает его богатым, счастливым и свободным.

Да здравствует же промышленность СССР и всего мира! Да здравствуют и те, которые ведут людей по этому пути!

Да здравствуют изобретатели и ученые! Мыслители ведут нас по этому пути. Они выходят из всех сословий, особенно из нижних, так как оно многочисленнее, больше терпит и больше стремится к улучшению своего быта. Страдания возбуждают мысль.