Непутевый ученик в школе магии 7: Беспорядки в Йокогаме (Часть 2)

Цутому Сато

Кана Исида

 

Над переводом работала команда RuRa-team

Перевод с английского: Akdotu

 

Магическое фехтование

 

В основанной на магии боевой тактике, кроме использования в качестве оружия самой магии, есть техники магического усиления и манипулирования вооружением. Большинство техник — это комбинация с «метательным» оружием, вроде пистолетов и луков, но в Японии также развивают «фехтование» (искусство владения мечом в паре с использованием магии). Как в древней, так и в современной магии есть ветвь, которую можно назвать «магическим фехтованием».

 

Клинок Косууха (Звуковой меч)

Режущая магия, при контакте твердое вещество плавится из-за высокочастотных колебаний, которые разрывают молекулярные связи. Может сочетаться с техниками, которые не дадут лезвию разрушиться.

 

Хэсикири (Крушащий разрез)

Режущая магия, где кромки клинка, в отличие от рубящего удара, создают боковые и вертикальные силы отталкивания, разрывая объект в месте пересечения. Если смотреть спереди, кромки клинка становятся чёрной линией из-за сильной интерференции света в месте, где генерируются силы, несмотря на то что это место менее одного миллиметра шириной.

 

Додзигири (Удар младенца)

Древняя магия, передающаяся как легендарное секретное искусство меча Гэндзи. Техника магического клинка, где тремя клинками (два контролируемых удаленно, один — в руке) окружают и одновременно поражают противника. Настоящее название техники «Синхронный удар» было сокрыто под именем «Удар младенца».

 

Зантэцу (Железный резак)

Тайное искусство меча семьи Тиба. Клинок не выкован из железа и стали, но создан магией Движений. Кромка меча определена последовательностью магии как единое понятие «клинок» — мономолекулярное кристаллическое лезвие, которое никогда не сломается и не затупится, разрежет всё, что угодно.

 

Дзинрай-зантэцу (Громовой резак)

Продвинутая форма «Зантэцу», в которой используется уникальное оружие «Иказучимару». Определяя меч и мечника как единый концепт, производится серия плавных движений на чрезвычайной скорости (от контакта с противником до удара).

 

Ямацунами (Обвал)

Тайное искусство меча семьи Тиба, которое использует уникальный 180-сантиметровый меч. Мечник уменьшает свою инерцию и инерцию клинка, затем обрушивается на противника. В миг удара мечник поднимает подавленную инерцию, увеличивает инерцию меча и поражает врага. Чем дальше от врага начать технику, тем больше производится инерциальной массы, с максимумом в десять тонн.

 

Усуба Кагэро (Тонкокрылая стрекоза)

Чрезвычайно тонкие (пять нанометров) карбоновые нанотрубки магией Укрепления закрепляются в форме длинной плоскости, создавая клинок. Он острее любого меча или бритвы, но поскольку в последовательность магии не включены процессы, помогающие махать клинком, то волшебнику необходимы навыки владения мечом и сила рук.

 

Глава 8

Суббота, 29 октября 2095 года. Уроки всё ещё продолжались, но по сути все занимались самообучением. Впрочем, кроме практики, остальные уроки и так были, как ни странно, самообучением, хотя ученики второго потока половину практических уроков тоже проводили за самообучением, так что всё было как обычно. Хотя обычный урок не был бы таким шумным.

Время от времени от классов практики слышались взрывы, создавая впечатление, что «тихая школа» — откровенно ложная реклама. На самом деле здесь всегда был некоторый шум, но, как правило, все были более организованы и спокойны. Сегодняшнее безумие было вызвано последней проверкой материалов, требуемых для завтрашнего Конкурса диссертаций.

Однако, как один из главных помощников, Тацуя находился в своем классе перед терминалом и тихо делал домашнее задание.

Тацуя сосредоточился на домашней работе, не имевшей никакого отношения к завтрашней подготовке, не потому, что до этого отлынивал или его отстранили... Хотя, строго говоря, ученики старшей школы, оставившие домашнюю работу до последнего дня, чтобы делать подготовку, должны по-прежнему считаться «отлынивающими».

Сегодня он отвечал за проверку условий запуска и устранение ошибок на генеральной репетиции (все другие проверки уже были завершены). Тем не менее, так как неотъемлемая часть, Сузуне, ещё не пришла, генеральную репетицию приостановили. Вчера он получил сообщение, что «она придет в школу после обеда», так что волноваться было не нужно, но это значит, что он не мог ничего делать для подготовки к Конкурсу.

После первого урока, как раз когда он собирался расслабиться и потянуться, его внимание привлек раздавшийся спереди звук. Но Тацуя повернулся не к Лео, который сидел перед ним и опирался локтями на спинку стула, а к Эрике, которая стала рядом и заговорила:

— Тацуя-кун, когда ты завтра прибудешь в конференц-зал?

Хотя Эрика попыталась сделать всё возможное, чтобы изобразить отсутствие интереса, — попытка провалилась, потому что на разговор навострил уши Лео.

«Вы двое что-то затеваете?..» — с изумлением подумал Тацуя, но ответ на её вопрос не был чем-то секретным.

— Мы встретимся в восемь утра перед конференц-залом, церемония открытия будет в девять. Она закончится за тридцать минут, потому официальные соревнования начнутся в девять тридцать. На доклад каждой команде выделено тридцать минут, между докладами десятиминутный перерыв, четыре команды будут представлять доклады перед обеденным перерывом, который будет с полудня до часа дня. Пять команд — после обеда, поэтому Конкурс закончится примерно в 16:10. Затем будет голосование и церемония награждения, так что ожидаемое время окончания примерно 18:00.

— ...А когда будет выступать наша школа?

У Эрики немного закружилась голова, так как на первый вопрос получила такой ошеломляющий ответ, но ей, в конце концов, удалось взять себя в руки.

После неудачной попытки её потрясти, Тацуя просто решил искренне ответить:

— Первая школа — вторая с конца и начнет в 15:00.

— Значит, у тебя будет много свободного времени?

— Верно. Вот почему главный докладчик, Итихара-сэмпай, прибудет в конференц-зал после полудня. Исори-сэмпай и я прибудем рано, чтобы позаботиться об оборудовании и исправить любые непредвиденные происшествия.

— Хм~. Во всяком случае, вы встретитесь там. Что насчет демонстрационного устройства?

— Школьный совет наймет транспортную компанию. Хаттори-сэмпай будет сопровождать.

— Хаттори-сэмпай, разве он не телохранитель Итихары-сэмпай?

— Я слышал, что Итихару-сэмпай завтра заберут Саэгуса-сэмпай и Ватанабэ-сэмпай. Кстати, зачем тебе это? — неожиданно спросил Тацуя.

Эрика заерзала и не могла придумать ответ. Взглянув на нерешительную Эрику, до сих пор молчавший Лео наконец-то открыл рот:

— Ну, те телохранители, могли бы мы к ним присоединиться?

Явно недовольная Эрика помалкивала, наверное, они двое уже обговорили всё заранее.

— Это не должно быть проблемой... Но почему вы хотите участвовать в такой утомительной задаче?

Для Тацуи это был очевидный вопрос, тогда как Лео смущенно улыбнулся.

Тацуя взглянул на Лео, затем на Эрику. На Лео была насмешливая улыбка, тот вернул взгляд Тацуи, тогда как Эрика от взгляда Тацуи пыталась увернуться.

— Я уже попросила у школы выходной, чтобы потренировать этого парня. Разве не буду я выглядеть полной дурой, если всё разрешиться, не дав нам даже возможности себя проявить? — недовольным тоном добавила она, глаза у неё смотрели куда-то в сторону. Похоже, она знала о неразглашенном инциденте, произошедшем в Специальном центре заключения, и жаловалась, потому что её там не было. Эрика хотела использовать кого-то как Люй Ганху в качестве боксерской груши, чтобы тренировать Лео, но, к сожалению, этот план казался обреченным.

— Каким бы у тебя мотив ни был, нам нужна вся помощь, какая возможно. К тому же нет гарантии, что ничего не произойдет.

— Э? Я думал, всё уже закончилось? — Микихико внезапно встрял в разговор, будто всё время подслушивал. Не было надобности указывать, что он их слушал — если бы это сделали, их ещё один друг, вернее подруга, которая занималась тем же самым, могла запаниковать и вызвать шум — поэтому Тацуя ответил на вопрос так:

— Есть ли правило, которое гласит, что инциденты случаются единожды и сами по себе? — Тацуя не сказал друзьям, что главный подозреваемый, тот, кто спланировал весь этот инцидент, Чэнь Сяньшень, остался на свободе. И он не собирался говорить им в будущем. Тацуя ответил чисто теоретически, но считал, что этого достаточно. — На Конкурс диссертаций нацеливаются каждый год. Например, может быть устроена засада собственно на пути домой с Конкурса. Даже если мы разберемся с инцидентом, прежде чем начнется Конкурс, это не значит, что ничего не случиться во время самого Конкурса, верно?

— Ну... ты прав. Тогда могу я тоже помочь с безопасностью? — Микихико, поразмыслив, неожиданно стал высоко мотивированным и предложил помощь, на что Тацуя с улыбкой кивнул:

— Тогда мы полагаемся на тебя.

Если с одним препятствием разобрались, это не значит, что можно ослабить бдительность. Такова человеческая природа. Однако, если судить строго по результатам, в этих обстоятельствах Тацуя оказался совершенно неправ.

◊ ◊ ◊

За день до Конкурса диссертаций Сузуне попросила у школы выходной и перенесла генеральную репетицию на вторую половину дня, она хотела посетить госпиталь.

С ней пошёл Хаттори, он беспокоился, что ей может угрожать опасность, если она рискнет пойти в одиночку, поэтому Маюми, Мари и Хаттори... все из её окружения яростно ей возражали, но в конце концов пришли к компромиссу, чтобы её сопровождал Хаттори.

Она легонько дважды постучала в дверь палаты.

— Входите, — из палаты ответил серьезный женский голос.

Хаттори остался в коридоре. У двери Сузуне встретила врач Первой школы при университете магии, Ясуядо Сатоми. Должно быть, она пришла раньше, чтобы посетить Чиаки.

Молодая девушка с опущенной головой сидела на койке. Она даже не отреагировала на прибытие Сузуне.

— Доктор, у Хиракавы Чиаки нет никаких психических расстройств? — Сузуне совершенно неожиданно и прямо задала вопрос доктору Ясуядо.

— Нет, у неё нет следов психологической травмы, которая может представлять проблему общения. Тем не менее невозможно диагностировать её «психику» напрямую, поэтому я не могу сказать, что она полностью здорова.

— Всё будет отлично до тех пор, пока она сможет слышать мои слова. — Сузуне, услышав ответ Ясуядо, обошла кровать, стала перед окном и заговорила к Чиаки, стоя к ней спиной: — Хиракава Чиаки-сан, своими методами ты не сможешь побудить интерес Шибы-куна. — Слова были странно спокойными. Сузуне спокойно указывала на факты, не утешала, не поддерживала, не насмехалась, не злорадствовала. — О благоприятном впечатлении, конечно, не может быть и речи, но ты не сможешь вызвать неприязнь или даже вражду. Для него текущая ты ничего не значишь.

Большинство людей, услышав слова Сузуне, приняли бы их просто как истину. Однако таких слов было достаточно, чтобы заставить Чиаки их опровергать:

— И что! — Вот, этого оказалось достаточно. Сузуне смогла успешно выдавить из Чиаки слова и эмоции, которые затаились под её боевым и стойким отношением... Полностью отрицательный, но всё равно это был решающий первый шаг. — Я знаю, что для такого, как он я несущественна. Я не хочу, чтобы сэмпай указывала на каждую мелочь!

Неважно, перед Саякой она была или Канон, Чиаки придерживалась стойкой позиции, которую приняла и перед Сузуне.

Однако отреагировала Сузуне не так, как те двое.

— Почему-то мне кажется, что твоя оценка Шибы-куна попала в самую точку. — Не обращая внимания на крики Чиаки, Сузуне продолжила, по-прежнему находясь к ней спиной: — И вправду, он высокомерен. Его не заботит, как плачут и просят о помощи смертные. Не то что сострадать, он даже не будет тратить время на то, чтобы высмеять массы. Даже когда его будут преследовать, он лишь развеет раздражение, будто прогонит мух.

У Чиаки опустилась голова, она в разочаровании закусила губу. Слушая слова Сузуне, она вспомнила инциденты недели вербовки в апреле и более или менее поняла, что та говорит.

В то время она думала, что они ничего не могут ему сделать, кроме как причинять беспокойства, но сейчас много таких учеников старшей школы, как Чиаки, осознали, что абсолютно неправы.

Если пожелает, этот парень сможет схватить любого противника, посмевшего магией расставить для него сети. И единственная причина, почему так не делает — просто в этом не заинтересован.

На самом деле вред от этих магических атак для него не более чем укусы комаров, и она, которая не могла сделать даже этого, меньше, чем даже те комары... Чтобы сдержать слезы разочарования, которые потекли из самого её сердца, Чиаки невольно сжала кулаки, так сильно, что ногти впились в ладони.

Не обращая внимания на текущее состояние Чиаки — или просто притворяясь невежественной — Сузуне, так и стоя к ней спиной, продолжила:

— Хиракава-сан, ты знаешь? На итоговых экзаменах первого семестра Шиба-кун получил наивысший балл, посеявший отчаяние в сердцах всех, кто оказался ниже. Особенно в магической Инженерии, где получил поразительные сто баллов.

— ...К чему ты клонишь?

— А на втором месте магической Инженерии первого года оказалась ты, — Сузуне повернулась к ней лицом. Хотя выражение оставалось спокойным, в глазах она тепло улыбались. — Ты набрала девяносто два из возможных ста баллов. Как правило, никто бы не удивился, если бы ты с такими баллами заняла первое место.

— ...И что с того?

— К сожалению, у тебя нет шансов победить Шибу-куна в любых других областях. Однако если ограничиться только магической Инженерией, я считаю, что для тебя, Хиракава-сан, всё ещё возможно превзойти Шибу-куна.

Чиаки внезапно подняла голову. Она широко раскрыла глаза и вместе с тем её «неверие» превратилось в «может быть возможную» надежду.

— Я проработала с ним три недели и заметила, что Шиба-кун более способен в программном обеспечении, нежели в аппаратном. Конечно, его аппаратные способности намного превосходят учеников старшей школы, но определенно не настолько продвинуты, чтоб нельзя было преодолеть пропасть. Хотя магическая Инженерия первого года в основном делает акцент на программном обеспечении, после перехода на второй год центром внимания станет аппаратное обеспечение. Если вспомнить, Хиракава-сан, ты специализируешься в аппаратном обеспечении, ведь так?

Сузуне пыталась донести, что если Чиаки перейдет на второй год, где будет доминировать аппаратное обеспечение, у неё появится шанс. По крайней мере, так для себя поняла это Чиаки.

Голосок в её сознании прошептал, что это чрезмерно оптимистический прогноз, но она решила оставлять его без внимания.

Выражение лица у Сузуне смягчилось, как только она увидела, как с лица Чиаки исчезло саморазрушительное выражение, как у неё засияли глаза и появились положительные эмоции.

— Если ты продолжишь держаться за этот неукротимый дух, я верю, что однажды ты сможешь этого достичь.

Сузуне не сказала, чего та может достичь.

И Чиаки не спросила.

Не было нужды вдаваться в подробности.

Всеобъемлющего «нечто» в качестве цели было достаточно.

— Пожалуйста, приди завтра на конференцию. Думаю, это пойдет тебе немножко на пользу.

Удаляющаяся с палаты фигура Сузуне не отразилась в глазах Чиаки.

«Может быть, я смогу чего-то достичь», — обезболивающее, по имени «возможность».

После того как её слабеющему духу, который, наверное, шел к своей погибели, дали оживляющую пилюлю, в сердце Чиаки произошло знаковое изменение.

◊ ◊ ◊

— Эмм... Итихара-сэмпай? Если плохо себя чувствуешь... — увидев ужасное лицо Сузуне, когда та вышла из палаты, Хаттори нерешительно её спросил.

— Нет, ненужно беспокоиться. Просто только что пережила приступ ненависти к самой себе.

Сузуне не была талантливым оратором. Хотя преуспела в полемике, она, как правило, сдерживалась, если только не было необходимости в обратном. В компании Маюми она была разговорчивее, но обычно у неё был молчаливый характер.

Зная это, Хаттори обратил внимание на слова «ненависть к самой себе», но молча последовал за ней, больше не задавая вопросов. По мнению Сузуне, Хаттори умеет читать между строк, поэтому она и позволила ему сопровождать. Как и ожидалось, он не продолжил разговор.

«Серьезно... похоже, у меня есть все таланты, необходимые для мошенника», — под внешне серьезным, бесстрастным лицом, Сузуне ещё раз себя высмеяла. Вместо того чтобы попытаться помочь Чиаки взять себя в руки, она думала больше о том, какая будет жалость, если талант Чиаки пропадет.

Кроме того, она это делала не в своих интересах или интересах старшей сестры Хиракавы, которая была в её же классе. Она делала это для своей альма-матер — для своей школы.

Семья Итихара была Семьей Экстра, семьей, потерявшей свой номер.

Сейчас официально не одобрялась дискриминация Экстра Номеров, но такое изменение произошло недавно, двадцать лет назад. В поколении её родителей, в их молодости, свирепствовала дискриминация и нетерпимость. Отец Сузуне трагически подвергся изгнанию из магического сообщества, поэтому родители всегда скрывали от неё то, что семья Итихара — одна из Экстра.

Всё детство над Сузуне висела эта тень. Поступив в среднюю школу, она сразу же узнала правду, которую отец от неё скрывал, а также почему он это делал. Возможно, поэтому Сузуне никогда и не считала, что принадлежит к магическому сообществу.

Впервые и сильнее всего она почувствовала, что принадлежит к чему-то большему, в школе — в Первой старшей школе при университете магии. Поэтому она чувствовала глубокую признательность Маюми, за то, что та дала ей эту возможность, а также сильнейшее, ничему не уступающее чувство школьного духа.

На летнем Турнире девяти школ Сузуне и остальные члены руководства Первой школы заметили, что на первом и втором году надвигается вопрос недостатка инженеров магии.

Мужская Команда первого года получила плохие результаты не только из-за своего психологического состояния; Сузуне и остальные согласились, что главная причина в другом. Талантливые люди в школе были, например Азуса, Исори и Тацуя. Но их просто было слишком мало.

Убрать этих троих, и уровень навыков упадет, как скала.

Взращивание инженеров магии, особенно среди первого года, стало главным приоритетом для последнего семестра, который остался у Сузуне и остальных учеников третьего года. В частности, главной задачей стало поощрение учеников второго потока.

Ученики первого потока под прямым надзором учителя — совсем другая история, но лишь школьный совет и клубы могли обнаружить скрытый талант в учениках второго потока, которых не воспитывали учителя.

Среди них в поле зрения Сузуне попала Хиракава Чиаки. Ученица первого года, которая слонялась с нелегальными инструментами. Чуть покопав, она обнаружила, что Чиаки очень хороша в магической инженерии и превосходна в ремонте и модификации аппаратного обеспечения.

Её таланты должны использоваться для школы. Поэтому Сузуне и пришла к выводу, что подбить её соревноваться с Шибой Тацуей будет самым действенным способом.

«Ну, не то чтобы от этого кто-то станет несчастным...» — Такими словами Сузуне закончила свою умственную борьбу — поистине, молодая девушка, которой подобает описание «хладнокровная».

◊ ◊ ◊

В этом году конференц-зал будет в Йокогаме, поэтому представителям Первой школы нужно просто встретиться утром перед церемонией открытия. В прошлом году соревнование проходило в Киото, так что им пришлось отправляться на день ранее и проводить там ночь.

По той же причине представители школ отдаленных районов отправлялись в Йокогаму за день или два раньше и останавливались в гостиницах.

Китидзёдзи Шинкуро, носящий титул «Кардинал Джордж», тоже так сделал, как один из представителей Третьей школы, одной из фаворитов на победу в этом году.

Представители Третьей школы будут выступать последними. Со скоростью и комфортом современного транспорта они могли прибыть в Йокогаму из Канадзавы, даже если бы отправились утром, но нет гарантии, что по пути не случиться ничего из ряда вон выходящего. Поэтому команда решила отправиться из школы в полдень за день до Конкурса и провести ночь в Йокогаме.

— Джордж, уже почти время.

— Уже? Понял, иду, — Китидзёдзи, который сейчас читал что-то совсем несвязанное с Конкурсом диссертаций и их докладом, ответил Масаки и нажал на кнопку питания электронной книжки, которую держал в руках.

«Хотел бы я взять это с собой. Может, надо было попросить разрешения?..»

Поездка в Йокогаму занимала три часа. Просто слишком скучно сидеть и смотреть в окно. Китидзёдзи неохотно взглянул на электронную книжку, в которой находилась недочитанная статья. Однако записанные в книжке данные были ограничены Национальным университетом магии и запрещены к выносу из помещения. Любые запросы на заимствование материалов будут, несомненно, отклонены.

Вздохнув, Китидзёдзи заставил себя забыть обо всём постороннем (да и не было там столь важного, чтобы запрашивать столь преувеличенное разрешение на вынос). Он положил книжку на полку, поднялся и подобрал у ног дорожную сумку.

В Йокогаму они будут ехать на большом автобусе, в котором поместится устройство для доклада.

Точнее, они поедут на автобусе к пункту погрузки, погрузят весь автобус на сверхскоростной экспресс (сейчас уже были повсеместно распространены грузовые поезда, которые могли вместить целые автобусы), затем направятся в Йокогаму на скорости 600 километров в час, таким образом они достигнут места назначения, не меняя транспорт (главным образом).

Хотя и не совсем обычным, но он по-прежнему был пятнадцатилетним учеником старшей школы. Если бы не пришлось волноваться за других пассажиров, ему, наверное, не было бы скучно — можно было бы пообщаться с друзьями, подумал он.

Наверное, в Йокогаме они встретят этого парня.

Нет, не наверное, а точно.

Если заговорить об ученике из Первой школы, в котором они тайно видели своего соперника, то определенно можно воспользоваться его младшей сестрой, чтобы подразнить лучшего друга и тем самым скоротать время, подумал Китидзёдзи со злой усмешкой на лице.

◊ ◊ ◊

На верхнем этаже небоскреба «Башня Залива Йокогамы» находился бар высшего класса с видом на Гавань Йокогамы. В нем общались мужчина и женщина, при этом поднося к губам бокалы, заполненные рубиново-красной жидкостью.

— Новое вино этого года довольно изыскано.

— Жаль, что я не могу выявить различия во вкусе. Мои извинения, что напрасно потратила предоставленное вами отборное вино.

В отличие от своей обычной незаметной одежды, сегодня ночью на свой наряд Фудзибаяси обратила особое внимание. Очаровательно улыбнувшись, она заставила инспектора Тибу Тошиказу отчаянно замахать свободной рукой:

— Нет, это вино — свежий продукт, до которого этому частному бару нет дела, его выставили на продажу, как только оно стало готово... оно не настолько ценно...

— Ара, не правда ли замечательно, что мы можем его попробовать так быстро после ферментации? — Фудзибаяси наклонила нос поближе к бокалу, закрыла глаза, и стала медленно вращать вино в бокале, затем открыла глаза и чарующе посмотрела на Тошиказу, который мог лишь неловко улыбаться.

— ...Ах, как будет угодно, лишь бы оно вам нравилось. Благодаря вам, Фудзибаяси-сан, дело наконец распуталось, считайте это моим недостаточным даром признательности.

— Не берите в голову, Мистер инспектор. Я ведь просто не могла им позволить бушевать.

— Это позиция семьи Фудзибаяси? Или это... нет, мои извинения. — Заметив, как на него смотрят ясные глаза без следа опьянения, инспектор Тиба вспомнил своё соглашение с Фудзибаяси.

За предоставление информации, необходимой расследованию, у неё было лишь одно условие: «никогда не спрашивайте о моём окружении и целях».

Не спрашивайте о моём окружении — странное условие от Фудзибаяси Кёко. Дочка знаменитой семьи Фудзибаяси, известной своей древней магией, внучка Кудо Рэцу, одного из старейшин Десяти Главных Кланов, он с самого начала это всё уже знал. Но она почему-то добавила условие «никогда не спрашивайте о моём окружении» — явно она больше, чем кажется на первый взгляд.

— Кстати, Мистер инспектор. Вы сегодня меня пригласили лишь чтобы «вернуть долг»?

— Э?!

Видя, что старший сын семьи Тиба почти пролил содержимое бокала, молодая леди семьи Фудзибаяси улыбнулась, потому что неожиданная атака удалась.

— Мистер инспектор, если вы свободны, я хотела бы насладиться вашей компанией не только этой ночью, но и завтра.

— Э, ах, К-конечно! Если вы не возражаете, конечно я сопровожу вас!

Жизнь Тибы Тошиказу не была полностью лишена женской компании. У додзё семьи Тиба также были ученицы, сестра однажды даже яростно ругала его как «бесчестный и развратный Казу-нии» из-за его диких дней во время студенческих лет. Он вполне привык к женскому обществу, и вполне нормально с ними общался, просто Фудзибаяси была особенной.

— Спасибо вам огромное. Тогда, скажем, восемь тридцать утра на городской станции Сакура?

— ...Утра? — Инспектор Тиба мог лишь с недоумением глядеть на улыбающуюся Фудзибаяси.

— Вы не знаете? Завтра в Международном конференц-зале проводится Национальный Конкурс диссертаций Старших школ магии.

— Нет, знаю...

— Я знакома с одним молодым юношей, у которого завтра презентация, я хочу пойти его подбодрить.

— Э...

Хотя он этого не сказал, но лицо инспектора, похоже, предало его ожидания о кое-чем другом. Естественно, он понял соблазнительные слова Фудзибаяси как «сопровождать меня завтра ночью».

Видя лицо Тошиказу, Фудзибаяси не только и глазом не моргнула, но и улыбка её осталась такой же.

— Ах да, убедитесь, что сообщите всем своим подчиненным. Убедитесь, что подготовили не только свой CAD, окажет большую помощь также оружие и боевые патроны.

— Фудзибаяси-сан, что вы...

Вялое выражение лица стремительно затянулось потрясением и напряглось, будто кто-то сверху вылил холодной воды.

— Конечно, давайте надеяться, что ничего не произойдет, — ответив на вопрос инспектора Тибы этими словами, Фудзибаяси молча наполнила свой бокал вина.

 

Глава 9

День открытия Национального Конкурса диссертаций Старших школ магии.

Тацуя и Миюки прибыли на место встречи без каких-либо происшествий в пути.

Дорога была свободна, потому что грузовик, в котором было устройство для доклада, уже выгрузил свой груз.

Похоже, Исори прибыл первым...

Также с ним они увидели Кирихару с Саякой.

Согласно расчетному времени, Тацуя и Миюки, видимо, прибыли последними.

— ...Онии-сама, думаю, ты должен что-то сделать.

Сознание Тацуи, которое делало всё возможное, чтобы сбежать от реальности, будто он невинный прохожий, было насильно затянуто обратно голосом Миюки.

— Я должен что-то сделать?..

Столкнувшись с кислым выражением на лице Тацуи, Миюки с «глубоким сожалением» кивнула.

Перед их удрученными глазами друг на друга мрачно глядели Эрика и Канон.

— В чём дело?

Тацуя был не единственным из присутствующих, близко знавших и Эрику и Канон. С точки зрения близости, Миюки тоже считалась одной из их дорогих друзей, а Исори определенно превосходил Тацую с точки зрения отношений.

Однако Канон отказывалась слушать посредничество Миюки или настаивание Исори на том, чтобы сохранять нейтралитет. Вздохнув, Тацуя стал между двумя девушками, которые свирепо смотрели друг на друга.

— А, Тацуя-кун, доброе утро, — быстро и беззаботно поприветствовала его Эрика, после того как Тацуя к ним присоединился. Совершенно не замечая противницу в соревновании взглядов. Глаза у Канон потемнели ещё больше.

Видя это, Тацуя получил хорошее представление о положении дел. Тем не менее, даже с этим пониманием, он по-прежнему застрял между молотом и наковальней.

— Шиба-кун, почему бы тебе не поговорить с этой безрассудной госпожой?

«Серьезно... Даже не "не хочешь ли ты", но "почему бы тебе", эх...»

Поняла ли Канон это сознательно или нет, но выбрала слова она так, что переложила всё бремя на Тацую.

— Ха...

Тем не менее Тацуя принял равнодушное отношение. Не важно, как Канон на это смотрит, но если они здесь подерутся... если быстро положить конец этой суете, то по крайней мере инцидент быстро закончится, даже если быть немного бестактным.

— Если ты оставишь принятия всех решений мне, то я не буду сдерживаться. — Тацуя не добавил никаких дальнейших условий, но попросил о своих полномочиях.

Осознав это, Канон невольно наморщила брови. Тем не менее, как только рядом с собой увидела Исори, который воздержался от возражений, то неохотно согласилась.

Тацуя привел Эрику и Лео на одну сторону главного конференц-зала и сел на диван. Разумеется, Миюки села рядом.

— ...Что ж, общую суть я уловил, — сказал Тацуя двум лицам, вызвавшим весь этот переполох. — Эрика, ты, вероятно, тоже не хочешь прямого столкновения.

— ...Извини, я закончила тем, что доставила тебе много неприятностей, Тацуя-кун.

Это редкое, достойное похвалы отношение, которое показала Эрика, изумило Тацую. По своему характеру она не из тех, кто читает тонкие изменения в эмоциях других, своим сильным (больше как «умышленным») характером она часто ведет людей не в ту сторону, несмотря на добрые намерения, что приводит к значительной неловкости.

В этом отношении Тацуе ещё предстояло проделать долгий путь, чтобы начать разбираться в людях. Человеческое сердце легко не разгадаешь, как магию.

— ...Не то чтобы тебе нужно быть частью персонала безопасности, просто можешь поддержать нас из зала. Если что-то случиться, никто не будет жаловаться, если поможешь.

Тацуя намеренно сделал акцент на слове «поможешь». Когда она это услышала, предыдущее опустошенное выражение лица у Эрики вернулось к её обычному теплому выражению, до такой степени, что уголки рта дернулись в улыбке, явно говорившей «ты злой человек».

— Помогу, эх?

— Если скучно перед Конкурсом, тогда поиграйте где-нибудь вокруг. Так как вы мои друзья, вам не нужно сдерживаться.

Услышав, как Тацуя в своем предложении подчеркнул слова «играть» и «друзья», Эрика и Лео обменились взглядами, прежде чем разразиться восхитительным смехом.

◊ ◊ ◊

Так как время церемонии открытия приближалось, комната ожидания для всех школ стала довольно оживленной.

С учётом расписания, последняя школа будет представлена через много часов, но для учеников, пришедших на Конкурс диссертаций, совершенно естественно сильно интересоваться предметом, кем бы они ни были: докладчиками на сцене, поддержкой или просто сторонниками своей школы.

Везде в главном зале было видно учеников, общающихся со своими сверстниками из других школ.

И ученики не единственные превысили свою официальную принадлежность, когда дело доходило до общения.

Харука пришла на Конкурс диссертаций не из-за работы в преподавательском составе Первой школы, но из-за работы в качестве сотрудника разведки отдела Общественной безопасности. После событий в апреле отдел сильно заинтересовался Тацуей. Точнее, в отделе Общественной безопасности, к которому принадлежала Харука, появился интерес к окружению Тацуи. Тем не менее, как только они начали расследование, на них надавили начальники.

Харука непосредственно не ощутила жар, но слышала, как директор жаловался, когда получала миссию. Это лишь углубило интерес директора. Поскольку они не могли начать официальное расследование, эта миссия перешла прямо к Харуке.

Конечно, Харука сопротивлялась. Ещё в апреле она пыталась сделать всё возможное, чтобы донести мнение, что он не тот противник, который попадет в её ловушки, но, разумеется, все это было пропущено мимо ушей. Таким образом, она попала в положение, когда была вынуждена продолжать, несмотря на свою некомпетентность при работе с Тацуей.

Ей было приказано раскрыть реальную личность Тацуи, но эксперты уже перелопатили все его персональные данные, и пришли «ни с чем».

Она с самого начала не была талантлива в этом направлении. Тем не менее она пыталась консультацией вывести его на чистую воду, но не добилась успеха, чего и следовало ожидать, ведь цель наблюдения никогда не пользовалась консультационными услугами.

Поэтому её неэффективный план действий, не гарантировавший успеха, заключался в том, чтобы расследовать его знакомства, особенно контакты не из школы.

Цель расследования сейчас готовила устройство презентации в комнате, назначенной Первой школе. У Харуки не было никакого оправдания, чтобы войти в ту комнату, но как было сказано ранее, она не была умелой в обращении с Тацуей.

Харука застряла между личными чувствами и чувством долга, в итоге приняла пассивное состояние, держа чашку кофе и наблюдая за входом главного зала (на заметку, в этот век одноразовые банки уже исчезли, все контейнеры были утилизируемыми).

К счастью для неё, это было не без успеха. Вскоре после того, как она начала наблюдение, гостья посетила комнату. По возрасту и внешности было видно, что она не ученица старшей школы. И даже не студентка.

Вероятно, она была возраста Харуки. Чуть поразмыслив, Харука пришла к выводу, что в школе никогда не видела её лицо. Но было такое впечатление, что где-то ещё её видела.

— ...Значит, это она. — Харука сделала снимок камерой наблюдения, которую, вместе со всем остальным, выдал отдел Общественной безопасности. Поиск изображения подтвердил, что она вспомнила верно. — Электронная Волшебница...

В школьные годы Харуки эта женщина была очень известна. Учитывая пол, её можно было бы назвать героиней, но, по мнению Харуки, термин герой ей подходит больше...

Именно она завоевала победу Второй школе на Турнире девяти школ — Электронная Волшебница.

Для Харуки, которая сдалась стать волшебником, как только сдала вступительные экзамены старшей школы, она была молодой девушкой, вызывающей как зависть, так и страх.

Ходили слухи, что, окончив университет магии, она присоединилась к Министерству обороны, но что она делает, посещая комнату Первой школы вместо её альма-матер — её бывшей Второй школы?

Тем не менее не то чтобы это было так уж необычно. Ничего странного в том, что она носила обычную одежду в воскресенье. Наверное, она здесь для того, чтобы завербовать учеников, которые скоро окончат школу и не знает, что внутри находятся лишь Миюки и Тацуя. Чёрт возьми, может, она пришла к Миюки.

Однако инстинкты говорили Харуке, что эта женщина — ключ к окружению Тацуи.

Не зная, что они под таким пристальным наблюдением, — нет, может быть, именно потому, что знали, — Тацуя и Миюки говорили с Фудзибаяси, которая к ним заглянула.

— Миюки, давно не виделись. Полгода уже прошло.

— Ах, последний раз мы виделись в феврале, так что это и впрямь давно.

— Я также приходила посмотреть Турнир девяти школ. Мы проводили небольшое собрание в номере, чтобы поприветствовать Тацую, может, было бы лучше пригласить и тебя, Миюки? — сказала Фудзибаяси и посмотрела на Тацую с мыслями «почему ты не взял её с собой?».

Тем не менее он не был бы Тацуей, запугай его это.

— Если б взял с собой Миюки, то привлек бы слишком много внимания. — Взглядом Тацуя быстро добавил, что лишнее внимание может вызвать трудности. Миюки немного смутилась, а Фудзибаяси улыбнулась с беспомощным взглядом на лице... Похоже, он не собирался ходить вокруг да около с ответом. — Кстати, Фудзибаяси. — Он не называл её лейтенант, потому что они были в обычном общественном месте. Хотя он уже проверил комнату на наличие жучков, бдительности не снижал. — Вам можно посещать комнату ожидания Первой школы?

Непосвященным это могло показаться непонятным заявлением, а те, кто слегка в теме, могли понять неправильно. Люди, которые лишь знают о подвигах Фудзибаяси во время её школьной жизни, скорее всего удивляться, «правильно ли то, что предыдущий чемпион Второй школы дружески беседует в комнате ожидания конкурирующей школы».

— Не волнуйся. — Но, конечно же, Фудзибаяси просто не могла его неправильно понять. — В такие времена очень сильно помогает должностное положение. Нет ничего странного в том, чтобы одна из технических офицеров при подразделении Разработки оружия министерства Обороны посетила кого-то вроде тебя, показавшего высокий уровень навыков во время Турнира девяти школ.

— Так же, как это естественно для члена семьи Фудзибаяси, так ведь?

— Верно. Так что, Тацуя-кун, чувствуй себя свободно, называя меня «лейтенант Фудзибаяси», «Фудзибаяси», или даже «Фудзибаяси-нээ», хорошо?

— Хм, думаю, с нээ-сан вы переборщили. — Тацуя без особого восторга улыбнулся озорной шутке Фудзибаяси (что было одним из видов кривой улыбки).

— Тогда давай на этом закончим приветствие... У меня есть хорошие новости и плохие, какие хочешь услышать первыми?

Начался знакомый разговор, подумал Тацуя, тогда позвольте мне ответить на классический вопрос классическим ответом:

— Давайте услышим хорошие новости первыми.

— ...Разве обычно не отвечают «Давайте услышим плохие новости первыми»?

— Тогда давайте услышим плохие новости первыми.

Видя, что Тацуя ответил притворным невежеством, обычно стойкая Фудзибаяси, вздохнула.

— ...Забудь, ладно. Начнем сначала с хороших. Мобильные костюмы завершены. Капитан Санада сказал, что их доставят сегодня ночью.

— В самом деле... как и ожидалось от него. Тем не менее завтра после возвращения в Токио будет поздно проводить испытание...

— Завтра будет парад. Конечно, на самом деле капитан хочет протестировать их как можно скорее, поэтому он хочет как можно скорее показать их тебе. Все основные компоненты сделаны с твоей стороны, так что он по крайней мере хочет доставить собранную модель, чтобы вдохновить себя. Вчера он даже сказал что-то смешное, вроде «так я смогу сохранить лицо».

— Это едва ли смешно. Насущный вопрос заключался в том, можно ли создать то, что сможет выдержать суровость настоящей битвы.

— Я передам твои слова капитану. Думаю, теперь он расслабится гораздо сильнее.

Тацуя криво усмехнулся, когда Фудзибаяси ему подмигнула.

— Теперь... что касается плохих новостей. Как бы мы на это ни смотрели, но предыдущий инцидент просто не может закончиться на этом.

— Возникли какие-то трудности? — Лицо у Тацуи ужесточилось, или, скорее, странно посерьезнело. Миюки с беспокойством на него посмотрела. На этот раз даже Фудзибаяси не могла просто шутить.

— Подробности здесь, — сказала она и передала ему карточку данных. Очевидно, содержимое было настолько секретным, что они не хотели пересылать его по беспроводной связи. — Хотя я лично добавила несколько уровней защиты... Есть вероятность, что эта информация уже утекла.

— Понял. С нашей стороны мы подготовимся.

Тацуя и Миюки кивнули в унисон. Когда Фудзибаяси это увидела, у неё на лице мелькнул след беспокойства, но она им не возразила.

— Мы надеемся, что ничего не случится, но... если произойдет худший сценарий, мы на тебя полагаемся.

Как бы ей ни было больно, он всё равно считался бесценным военным активом, так что её позиция не позволяла ей роскоши говорить «держись подальше».

◊ ◊ ◊

Восемь сорок пять утра. Зрительские места были почти полностью заполнены. После того как Тацуя просмотрел информацию, которую ему передала Фудзибаяси, вошли Исори и Канон.

— Шиба-кун, время замены.

Они будут менять охрану каждый раз, как закончится презентация, с заранее согласованным порядком. Исори очень интересовала вторая тема «разработка устройств поддержки магии, способных на молекулярную перестройку», презентация Четвертой школы, так что он вызвался дежурить во время первой презентации.

Тацуя считал, что ненужно уделять лишнего внимания на последовательность, в которой они должны быть на страже, так как в комнате ожидания установлен экран, но всё равно согласился с предложением Исори.

— Всё в твоём распоряжении, — кратко передав ответственность, Тацуя пошёл вместе с Миюки к зрительским сидениям.

...Но.

Они внезапно остановились в главном зале.

— Шиба-сан, — кто-то обратился к Миюки. Голос принадлежал молодому человеку, или, наверное, подростку будет более подходящим. Голос был слегка беспокойный, наверное, вызванный повышенной тревожностью. Это лицо принадлежало тому, кого они не видели уже как два месяца.

— Итидзё-сан.

С Миюки заговорил Итидзё Масаки.

На левой руке у него была повязка «охраны». Он был не в поддержке Третьей школы, а, похоже, частью персонала безопасности, состоявшего из учеников всех девяти школ, которыми на время Конкурса диссертаций руководил Катсуто. С Миюки он заговорил скорее всего потому, что увидел её, выполняя миссию по патрулированию помещений.

— Давно не виделись, Шиба-сан. Думаю, последний раз мы видели друг друга на вечернем балу.

— ...Ах да, давно не виделись.

Эта естественная, но неестественная пауза была вызвана внутренним конфликтом, поскольку Масаки видел в Миюки партнера по танцу во время бала, а Миюки видела в Масаки противника брата во время соревнований дивизиона новичков.

Чтобы скрыть это, или замутить воду, Миюки поклонилась с особой вежливостью.

— Ах, нет, я тоже...

Этот безупречный этикет ошеломил Масаки, хоть ему и было привычнее пребывать в высоких социальных кругах, чем Тацуе. Молодой человек (наверное, другой член персонала безопасности, партнер Масаки) тоже стоял завороженным. Хитрый план Миюки сработал идеально.

— Вы патрулируете территорию? — лишь сейчас Миюки улыбнулась и задала риторический вопрос.

— Д-Да, верно.

Разве это не признак незрелости, начать трястись так легко? Решил было Тацуя, но передумал, вспомнив, что когда противник Миюки — такой исход неизбежен.

Даже он, кто был к ней ближе кого бы то ни было, и у которого была изменена личность, иногда забывался, когда на неё смотрел. Так что неудивительно, что эти посторонние люди, стоявшие в такой близости от красавицы, будут слишком чувствительны к присутствию Миюки.

Миюки не была посвящена в размышления брата. Её интерес поднялся, у неё было отличное настроение.

— Если Итидзё-сан делает всё возможное, думаю, мы можем спокойно расслабиться. Мы надеемся на вас.

«И вправду, приятно знать, что "Багровый Принц" — часть охраны» — Тем не менее Тацуя мыслил чисто объективно... Не слишком ли толстокож?

— Да! Я постараюсь оправдать ожидания!

Совершенно беспечно Тацуя задался вопросом, не предстоит ли Масаки постараться в течение этого дня?

— И тебе удачи, Томицука-кун.

— Ах... Спасибо за вашу поддержку, — товарищ Масаки, оставленный в одиночестве в стороне, головокружительно ответил тоном, который был слишком чопорным, чтобы обращаться к кому-то того же возраста.

◊ ◊ ◊

Хотя им не нужно было быть столь же настороженными, как персонал безопасности, но после того как Эрика непосредственно приняла работу, у неё не было намерения отступать.

Встретившись с Микихико, поскольку они его потеряли когда проводили Тацую и компанию в комнату ожидания, и воссоединившись с Мизуки, которая заранее послала сообщение, что опоздает, они сели на четыре места на зрительских сидениях. Эрика уделяла особое внимание «зонам удобного наблюдения» а также «подозрительным личностям».

Усилия оказались не напрасными. В одном из задних углов зрительских мест она нашла знакомую фигуру.

Кстати, о знакомых, больше похоже, что она не забудет, даже если попытается. Это лицо она привыкла видеть каждый день, и даже с их текущим несоответствием графиков они видели друг друга раз в два дня, или около того.

Другой человек также заметил Эрику. Нет, наверное, другой человек заметил Эрику даже раньше. Хотя в этом не было ничего удивительного, взяв во внимание его способности, но это всё же без конца раздражало Эрику.

— Э? Эрика, вот там, это... — Микихико тоже увидел его. И снова не было ничего удивительного в том, что он также узнал этого человека.

— Эрика-тян, ты его знаешь?

— Просто бесполезный Казанова. Сейчас, наверное, дожидается женщины.

Прежде чем друзья на смежных местах смогли заговорить об этом человеке, Эрика решила вести себя так, будто с ним не знакома.

Зная непростые отношения Эрики и Тошиказу (ну, непростое отношение со стороны Эрики), Михико не хотел раскачивать лодку неосторожными словами и предостерегающе глянул на Лео. Тот совершенно не чувствовал ситуацию и уже хотел было задать уточняющий вопрос.

— Миюки, ты знаешь Томицуку Хаганэ?

— Ах, он из соседнего класса, потому я знаю лишь его имя и лицо. Онии-сама, ты его знаешь?

Когда они нашли свободное место, разговор перешел к сдержанному Томицуке Хаганэ, а не к их редкому гостю Масаки. Должно быть, именно это люди называют безответной страстью.

— Томицука — один из подчиненных Саваки-сэмпая. К тому же «Нулевой Диапазон» семьи Томицука довольно известен.

Среди Ста семей семья Томицука доминировала в одной области. Даже люди без энциклопедических знаний Тацуи знали о еретических случаях, вызванных волшебниками этой семьи.

— О чем вы говорите? — Внезапно Эрика присоединилась к беседе, подойдя к ним из зрительских мест.

— Эрика, ты одна? Где Лео? — Всё это время Эрика и Лео были вместе, потому Тацуя и спросил. Однако на лице Эрики появилось недовольство:

— ...Тацуя-кун. Я воспользуюсь случаем, чтобы кое-что разъяснить. — Эрика была не из тех, кто может сделать что-то возмутительное, вроде закатить истерику с таким количеством свидетелей вокруг, но её командный тон был по-своему обаятельным. — Можешь перестать меня равнять с этим? Я всего лишь научила его нескольким трюкам и дала оружие, больше — ничего.

— Я не это имел в виду... — Тацуя не был «честным парнем», но, несмотря на такое заблуждение, на этот раз был искренним. Он и впрямь ничего не подразумевал своими словами. Кстати, разве эта чрезмерная реакция не намекает на то, что в этом и есть дело? Тацуя поразмыслил в голове, но не был достаточно злым, чтобы сказать вслух. — Где все остальные?

Из-за триумфа во время Турнира девяти школ сверстники из класса Е первого года выразили большой интерес, и все утверждали, что «мы все придем тебя поддержать!» или что-то вроде этого, собирались появиться все одноклассники.

— Наши одноклассники всё ещё не приехали, так ведь? Они, видно, знают, что мы будем выступать во второй половине дня. Ах, но Мизуки и Мики здесь в первом ряду. Там происходит слишком много химии. — Эрика озорно усмехнулась и села возле Тацуи.

Значит, она не любит говорить о собственных делах, но весьма заинтригована, когда говорит о других. В этом отношении Эрика совершенно нормальная молодая девушка, подумал Тацуя.

◊ ◊ ◊

Девять утра. Национальный Конкурс диссертаций Старших школ магии стартовал с торжественной, но не помпезной атмосферой. Хотя поддержка военных была, но не в сравнении с соревнованиями Турнира девяти школ, Конкурс диссертаций высоко оценивался университетами, корпорациями, и исследовательскими институтами. Должным образом проведенная презентация может даже привести к индустриальной карьере ученика (его наймут на работу). Учитывая, что знания в магии передаются вокруг из уст в уста, такого рода масштаб мероприятия был вполне понятен.

После стандартной официальной речи первая презентация, презентация Второй школы «Использование магии типа Концентрации для наблюдения и использования Темной материи» началась.

Сейчас, когда Конкурс диссертаций официально начался, шум и суета в главном зале утихли. Равнодушная к магической технологии, Харука решила отдохнуть в кафе, чтобы облегчить себе скуку. Как раз когда она собиралась так поступить:

— Оно-сэнсэй. — Недалеко от главного входа знакомый голос назвал её имя.

— Асука-сэнсэй.

Как школьный консультант, ответственный за душевное здоровье учеников Первой школы, Харука, разумеется, разделяла близкие отношения с Асукой, которая заведовала лазаретом и отвечала за физические травмы, хотя их отношения не продвинулись к друзьям в личной жизни.

— Оно-сэнсэй, вы тоже пришли посмотреть презентацию докладов? Я думала, вы сказали, что вам это не очень интересно.

Эти слова могли быть слишком яркими в зависимости от тона, но дружеский тон Асуки заставил Харуку подозревать «неужели я так сказала?». «Да она с таким открытым характером почти лучше меня подходит на роль консультанта», — с завистью подумала Харука.

— Нет, просто в мыслях есть кое-что... А почему вы здесь, Асука-сэнсэй? Вы здесь с этим ребенком?

Харука была права в том, что Асука была не одна. Возле неё стояла молодая девушка без формы, которая, очевидно, была ученицей старшей школы. Хотя у Харуки были некоторые догадки, девушка, похоже, не была одной из её учениц.

— Верно. Хиракава-тян сказала, что хочет посмотреть сегодняшние презентации. Она уже выздоровела, но до сих пор немного слаба, вот я и пошла с ней.

Эти слова отдавали вопиющим VIP отношением, но как только Харука услышала фамилию Хиракава, тут же вспомнила, где раньше её слышала. Хотя она не помогала предотвратить кражу данных, Харука всё равно сдала рапорт в отдел Общественной безопасности, к которому принадлежала, так что с общим положением дел была знакома.

Стимулировать её успехом таких же учеников старшей школы, дать жизненные цели и, в конечном счете, изменить её менталитет, — вполне логично с психологической точки зрения.

— В таком случае продолжайте в том же духе, — Харука откровенно поддержала Асуку.

Немного задержавшись, Харука прибыла в кафе по графику.

Строго говоря, клиент, который пьет чашечку кофе двадцать минут — не очень-то хороший клиент.

Она могла просто скоротать здесь время, пока не закончится рабочий день. Хотя ей хотелось так думать, мир не так прост, как воображение. Скорее, испытания общества (?) требовали от неё многого.

— Могу я занять немного вашего времени?

Сердце у Харуки почти остановилось, когда кто-то протянул ей руку. И будто чтобы заполнить потерю времени, в следующее мгновение сердце яростно забилось.

Может быть, это заблуждение, но она была так потрясена, что сердечный ритм и дыхание и впрямь расстроились.

С Харукой заговорила Фудзибаяси.

— Э... Ах, прошу.

— Спасибо.

Грациозно сев, она вежливым голосом заказала чашечку красного чая быстро появившейся официантке.

В отличие от спокойной Фудзибаяси, Харука не могла сдержать беспокойство.

Едва ли это была её вина.

Её цель наблюдения вдруг прямо начинает с ней разговор.

Хотя Харука была вне себя достаточно, чтобы плеваться огнем, поскольку была не в состоянии узнать мотивы Фудзибаяси, она могла лишь сидеть и молча наблюдать, как Фудзибаяси сделала глоток красного чая, который принесла официантка, и глубоко вздохнула.

— ...Это немного смущает, быть под таким взглядом.

Харука запнулась, она заметила, что уставилась на Фудзибаяси, лишь тогда, когда та ей на это указала.

— И-Извините.

Стыд и нерешительность продолжали расти, но следующие слова Фудзибаяси позволили сердцу Харуки сразу же успокоиться:

— Всё в порядке. Для меня большая честь быть высоко оцененной «Призрачной Леди».

— ...Думаю это для меня большая честь, что такая как я осталась в памяти «Электронной Волшебницы», — на повышенных тонах сказала она. Впрочем, такое было неизбежно, учитывая обстоятельства.

Имя, о котором говорила Фудзибаяси, «Призрачная Леди», и рядом не стояло с известным псевдонимом Фудзибаяси, «Электронная Волшебница». Это имя знали лишь агенты разведки, они использовали его, когда обсуждали неизвестную женщину-оперативника, носившей это имя.

Того, что в ней узнали «Призрачную Леди», было более чем достаточно, чтобы подтолкнуть Харуку к грани. Учитывая, что Фудзибаяси так небрежно уронила такой невероятный секрет, то, с другой стороны, её «просьба» должна быть также тяжелой.

— Тогда в чем дело?

Видя, что ранее неуверенное лицо Харуки захватило решительное выражение, Фудзибаяси удовлетворенно улыбнулась.

— Думаю, вы прекрасно знаете и без того, чтобы вдаваться в подробности, так ведь?

— ...Мои искренние извинения, но я не так одаренна, как вы.

На самом деле своими словами Фудзибаяси попала прямо в точку, так как Харука уже догадалась о её требовании. Но если сказать «поняла» и кивнуть — то это будет равносильно сдаче.

— Вы слишком скромны. Вы окончили университет и школу с превосходными оценками. Даже Коконоэ-сэнсэй высоко вас оценил.

Харука мысленно щелкнула языком.

Семья Фудзибаяси была известна пользователями древней магии. Так что неудивительно, что они близки с Коконоэ Якумо, пожалуй, одним из авторитетов в древней магии. С другой стороны, Харуки и Фудзибаяси впервые встретились сегодня, в эту минуту.

Козырная карта, которую она приготовила, оказалась совершенно бесполезной.

— ...Я не собираюсь требовать того, что может поставить вас в трудное положение. — Фудзибаяси не отступала. Это был психический залп, показывающий её высокое положение. — Я просто хочу предложить, чтобы мы не посягали на территорию друг друга. Вот и все.

Технически говоря, эти слова не несли вообще никакой информации, но были глубоким требованием, которое не оставляло возможности понять неправильно.

— ...Я не полностью поняла ваши намерения.

На самом деле суть предложения Фудзибаяси Харука поняла, потому что именно об этом догадывалась. Другими словами, Фудзибаяси хотела, чтобы Харука прекратила любые расследования военной деятельности Фудзибаяси.

С другой стороны, Фудзибаяси ясно понимала, что Харука поняла смысл просьбы.

— Хотите, чтобы я ещё раз всё четко повторила?

С расслабленным выражением лица Фудзибаяси наблюдала, как дымящая Харука стиснула зубы.

Эта лисица! Даже если она будет продолжать на неё смотреть, прямо сейчас Харука может лишь лаять, как побитая собака.

— Не волнуйтесь. Ваши начальники не будут сваливать на вас ответственность.

Другими словами, она уже сделала свой ход в отношении вышестоящих Харуки. Фудзибаяси беспечно встала на ноги и передала свой чек Харуке. Она могла просто заплатить за счет возле столика и это вдвойне раздражает, если идти к стойке.

Первая встреча Харуки и Фудзибаяси закончилась полным и абсолютным поражением Харуки.

«... Тем не менее не то чтобы я ничего из этого не получила!»

По крайней мене, между Шибой Тацуей и Фудзибаяси Кёко определенно есть невысказанный секрет.

Это был единственный и совершенно очевидный факт.

Харука не смогла заметить собственное ослиное упрямство, когда поклялась отомстить за это неуважение.

◊ ◊ ◊

Как основной руководитель выступления Первой школы, Сузуне прибыла в конференц-зал как раз после одиннадцати утра, на час раньше, чем ожидалось. Едва закончилась третья презентация, грандиозная презентация Пятой школы «Контроль тектонических плит и постепенная добыча тектонических сил». Тацуя был в комнате ожидания, чтобы встретить Сузуне, Маюми и Мари.

— Рановато я~.

Голос Маюми заставил людей задаться вопросом, насколько она стара.

«И как на это ответить?» — упал в задумчивость Тацуя.

— Что такое?

— Ничего особого... Ты по какой-то причине пришла раньше?

Ни Мари, ни Сузуне не возражали, так что любой признак истощения с его стороны был бы его потерей. Придав этими словами себе свежего воодушевления, Тацуя оживился и задал вопрос.

Кстати, Миюки уже решила не видеть зла, не говорить зла и не слышать зла.

Опоздай она, и появилась бы огромная проблема, но нет ничего в том, чтобы прийти рано.

Комната ожидания была подобрана так, чтобы вместить устройства презентации, в ней оставалось достаточно места для того, чтобы поместился Тацуя с Миюки, а также ещё три старшеклассницы с профессиональными навыками, и даже место ещё осталось.

— Допрос закончился раньше, чем ожидалось. — Тем не менее, на такой номинально пустяковый вопрос Мари ответила серьезно, пропустить мимо ушей это было невозможно.

— Другой допрос? И, к тому же, сегодня?

Не было необходимости спрашивать, кого допрашивали. Он присутствовал, когда Сэкимото был арестован. Он, честно говоря, тогда даже тайно записал доказательства.

Тем не менее, был лишь тот единственный раз.

Конечно, Сэкимото он видел не единожды. Он также присутствовал, когда они пошли допрашивать его первый раз.

После нападения Люй Ганху, Сэкимото впал в панику. Так как Мари утверждала, что это вызвано не её магией, осталась лишь одна возможная причина — он понял, что на кону жизнь. Просто невозможно, чтобы Сэкимото не знал, что последняя атака предназначалась для того, чтобы заставить его замолчать.

Поэтому выделенные правительственные чиновники проводили тщательное расследование окружения Сэкимото.

— На самом деле мы должны были закончить ещё вчера...

— В первую очередь, было трудно получить разрешение... И я просто не могла так бросаться фамилией.

Верно, подумал Тацуя. Учитывая, что Сэкимото — не часть преступной организации, чрезвычайно трудно получить разрешение на допрос того, кто считается жертвой.

— Но почему сегодня? Ты не могла продолжить завтра?

— Такой оптимизм не подходит твоему характеру. — Мари почему-то скорректировала Тацую, когда тот задал вполне естественный вопрос. — Целью Сэкимото и сестры Хиракавы были данные Конкурса диссертаций, хотя, похоже, не только они. Как на это ни смотри, но раз они нацелились на данные, то есть определенная возможность, что организация, которая их использовала, может начать действовать во время самого Конкурса.

— Хм. Такое и впрямь возможно.

В расчёты Тацуи это попадало. Тем не менее, даже если бы они имели информацию об организации, которая скрывается в тени, чтобы приготовить контрмеры времени всё равно не было. Без сил чрезвычайного реагирования под рукой даже регулярная армия монархии не смогла бы в любую секунду мобилизоваться.

Под руководством Катсуто персонал безопасности уже сделал всё возможное, чтобы подготовиться к чрезвычайным обстоятельствам. Поскольку Сэкимото не был посвящен в подробности нападения, его допрос не должен был быть первоочередной задачей.

Тем не менее указывать на эти тонкости не входило в должностные инструкции Тацуи.

— Именно. Раз есть такая возможность, мы не можем закрывать на неё глаза. В конце концов, чем больше информации, тем лучше.

Презентация Сузуне имела гораздо высший приоритет, чем в основном непригодная информация. Так или иначе, поскольку все это уже было в прошлом, нет необходимости придираться к мелочам.

— Понятно. Вы нашли что-нибудь новое?

— Да. Проверив ещё раз, мы убедились, что обнаружили у Сэкимото следы психической манипуляции.

— ...Неудивительно. — Какой бы бесполезной информация ни была, её оказалось достаточно, чтобы удивить Тацую. — Почему это не обнаружили во время психологического тестирования?

С весны, с того времени как Саякой магически манипулировал лидер террористов из «Бланш», ученики Первой школы должны были проходить плановые психологические проверки.

Для перспективных волшебников, которые должны стать столпами общественной безопасности и национальной обороны, оказаться с промытыми мозгами для служения иностранным державам — не шутка. Для администраторов школы и ответственных правительственных организаций это был плохой кошмар, который в конечном итоге свел на нет любые понятия «приватности учеников».

С обнаружением ещё одной жертвы психической манипуляции, эта мера оказалась излишней. Зачем тогда вообще было проходить через психологическую оценку?

— Психологическая оценка проводится в начале каждого месяца. С высокой вероятностью Сэкимото попал под влияние уже после этого.

— Хорошо выполнено... на нём применили какие-то медицинские средства?

— Пока неизвестно. Ни я, ни Маюми не эксперты в этой области, — ответила Мари.

Хотя Тацуя подумал «неужели?», он воздержался от дальнейших вопросов.

— Психолог этого не говорил, но это определенно сделали не с помощью обычных средств. Может быть, это настоящий «Злой глаз», — выразила своё мнение Маюми, оно было более-менее глубже слов Мари.

— Значит, они послали естественного волшебника Внешней системной магии.

В отличие от «Злого глаза», созданного Россией перед формированием Нового Советского Союза и передаче его сепаратистским террористическим ячейкам, волшебники, которые могли естественно владеть психическим вмешательством Внешней системной магии, имели силу полностью переписать личность человека. Обладатели «истинного» Злого глаза могли полностью изменить деятельность человека за короткий промежуток времени, когда жертва и другие люди по-прежнему остаются в неведении.

— Хм, не имеет значения, как сильна магия психического вмешательства, в большинстве своём успешно применить её не удастся без правильного подсознания у цели.

Это как гипноз. На первый взгляд человеческое сознание кажется легко податливым, но на самом деле является невероятно стойким. Манипулирование неопределенными эмоциями и порывами — другая история, но магия, которая вмешивается в установленное физическое поведение, пытаясь вмешаться в сознание и манипулировать добровольными решениями, невероятно сложна.

— Сэкимото был с самого начала не согласен с тем, как эта страна обращается с магией за закрытыми дверями. Он считал, что все последовательности магии и последовательности активации всего мира должны быть общедоступны и что это единственный путь для магии достичь истинной эволюции. Подводя итог, он сторонник открытых ресурсов, — добавила несколько собственных горьких слов Мари, когда услышала объяснение Маюми.

— Это может быть верно с научной точки зрения, но учитывая, что в реальности по-прежнему существует международная вражда, мне трудно сказать, что он прав. — В голосе Маюми слышались следы сочувствия.

— Скорее, это явно неправильная позиция, — пришел к окончательному заключению Тацуя. По крайней мере, для него, теории, которые не вяжутся с реальностью, вообще не имеют целесообразности.

— ...Как строго, Тацуя-кун.

— ...Так или иначе, они нашли брешь в идеалах Сэкимото. Затем внушили ему, что страны, прогрессивные в магии, просто обязаны передавать свои передовые исследования слаборазвитым в магии странам.

— Слаборазвитые страны, это которые? — спросил Тацуя.

У Мари не было жизнерадостного ответа.

— Мы не смогли это из него вытянуть. Не похоже, что он вообще знает.

— ...Значит, в его сознание поместили блокировку.

Ясно, так вот как они поняли, что его психически контролировали, предположил Тацуя.

— Вот почему следующий шаг вышел за пределы наших первоначальных прогнозов, — с оттенком тревоги проговорила Мари, отражая беспокойство в тоне Маюми.

— Есть вероятность, что произойдут враждебные действия за пределами нашего воображения. Ханзо-кун попросил передать всем это сообщение. Рин-тян, закончи свою задачу. Мы будем здесь и будем внимательно следить за конференц-залом. Тацуя-кун, пожалуйста, также будь осторожен.

— Хорошо. — Хотя Тацуя никогда не снижал настороженность после того, как получил совет Фудзибаяси, он искренне принял беспокойство других.

Пока Тацуя и компания обсуждали явно не мирную тему, Сузуне продолжала редактировать проект, и глазом не моргнув.

В комнате связи в том же здании Фудзибаяси использовала специальный трюк, чтобы получить жизненно важную информацию. Она усердно искала пустую комнату, когда получила экстренный вызов и приняла входящую передачу через информационное измерение, что исключало риск быть подслушанным.

— Люй Ганху сбежал? Извините, но эта информация точна?

— Знаю, вы не хотите в это верить, но это правда, — совершенно серьезно сказал Казама. К тому же такая шутка для него была бы плохим вкусом. — Транспорт был атакован на пути в Йокогаму. Никто не выжил.

— Что означает, что трупа Люй Ганху не было на месте... Кстати, почему его решили перевести именно сегодня?

— Так называемый Конкурс диссертаций должен быть лишь событием уровня старшей школы, — логически ответил Казама.

— Мои искренние извинения! — услышав его, Фудзибаяси наконец поняла, что неосознанно жалуется вышестоящему офицеру и сразу же извинилась.

— Тем не менее, в одном ты права: почему для транспортировки этого конкретного заключенного был выбран именно сегодняшний день? — Разумеется, Казама не был таким щепетильным, чтобы его заботило такое её отношение. — Должна быть причина, почему враг выбрал сегодняшний день, чтобы начать спасательную миссию. Мы должны это учесть. — Как военный, Казама с самого начала служил командующим с линии фронта, так что ценил практичность гораздо больше, чем другие. — К счастью, мы уже сделали приготовления для тестирования нового оборудования завтра на Цутие. Покинь свою позицию немедленно, наше расчетное время прибытия приблизительно 15:00.

— Поняла. Я проявлю осмотрительность к местным условиям.

— Благодарю, лейтенант.

Получив приказы Казамы, Фудзибаяси отдала честь, хотя знала, что он не может её видеть в связи с их способом общения.

Что касается изменений в параметрах миссии, принесенных Маюми, Хаттори взял с собой Кирихару, чтобы сообщить Катсуто изменения и результаты допроса (в это время Саяка и Эрика пошли на обед).

— Понятно. Кирихара и Хаттори, объединитесь и начните патрулирование внешнего периметра.

— Вас поняли!

Так совпало, что Катсуто разделил с ними стол во время обеда, они пообедали простыми бутербродами. Выслушав рапорт Хаттори, он без колебаний отдал новые приказы. Как правило, они бы на этом и попрощались, так как Катсуто редко просил о помощи младшеклассников.

— Хаттори, Кирихара. Исходя из текущей обстановки, у вас нет ощущения, что что-то не так? — Однако сегодня Катсуто сломал формат и задал вопрос.

— Что-то не так? — Кирихара посмотрел на Хаттори, на котором был взгляд потрясения, затем тот открыл рот:

— ...Даже если принять во внимание уникальные особенности Йокогамы, всё равно вокруг слишком много иностранцев.

Поскольку Хаттори не родился в Йокогаме и не был знаком с местностью, то предыдущие две недели старательно проверял окрестности конференц-зала. В сравнении с тем временем, Хаттори почувствовал, что иностранцев стало заметно больше.

— Так ты тоже так считаешь, Хаттори?

— Да. Дзюмондзи-сэмпай, неужели и ты?

— Хм. А что думаешь ты, Кирихара?

— Извините. Я ничего не заметил в отношении иностранцев, но...

— Продолжай.

— Да. Дело в том, что в сравнении с конференц-залом, аура вдоль улиц странно заполнена намерением убийства.

— Хм... и вправду, — Катсуто кивнул и задумался. Хотя не более чем на десять секунд, Хаттори и Кирихара подумали, что молчание Катсуто продолжалось больше десяти минут. — Хаттори, Кирихара. Наденьте Кевлар в послеобеденном патрулировании.

Атмосфера была очень тяжелой.

Они уставились широко открытыми глазами Катсуто в лицо.

Несмотря на грубость взглядов, Катсуто не возражал ни в малейшей степени, он взял беспроводной коммуникатор короткого радиуса действия. Он отдал такие же приказы всему персоналу безопасности, как и только что им двоим.

◊ ◊ ◊

Послеобеденные презентации начинались в 13:00.

Первая школа выйдет на сцену в пятнадцать часов. До начала их презентации осталось меньше двух часов. Сменив охрану перед полуднем, Тацуя и Исори обговаривали последние мелочи. Каждого из них сопровождал один человек. Возле Тацуи была Миюки, возле Исори — Канон.

Трудолюбивые «работники» исчезли ещё до полудня.

Чтобы не отвлекать Сузуне, Маюми и Мари пошли к двери. Там они услышали, как кто-то легонько постучал. Маюми осторожно открыла дверь и увидела молодую девушку, которая была даже ниже самой Маюми, свою преемницу.

— Ара, А-тян. Тебе можно сейчас оставлять своё место? — спросила шепотом Маюми, так как Азуса была выбрана одной из учеников-судей.

В Национальном Конкурсе диссертаций Старших школ магии не было коллегии судей. А поскольку во время каждой презентации были большие изменения в толпе, слишком трудно просить толпу делать оценку.

Не то чтобы можно назвать их представителями, но, кроме профессиональных экспертов, каждая школа посылала и одного ученика в качестве судьи для помощи в анализе презентаций других школ.

Позиция судьи традиционно каждой школой отдавалась Президенту школьного совета. Первая школа не была исключением, поэтому Азуса с самого утра приступила к своёй задаче.

— Первая группа во второй половине дня закончила рано, поэтому мне захотелось ко всем наведаться.

— Так ты пришла подбодрить нас. Спасибо, Накадзо.

— Ах, всегда пожалуйста... Извини, Сузуне. Надеюсь, я не отвлекла тебя.

Хотя она говорила тихо, так как Сузуне была в комнате, уже маленькое тело Азусы сократилось ещё больше (из-за настроения).

— Кто сейчас лидирует? — Исори повернулся и присоединился к разговору. Разговор был прерван в середине, но не потому, что он смотрел свысока на Тацую. Если бы это было так, то он, скорее всего, пострадал бы от метели, когда вошел бы в комнату ожидания.

— Четвертая школа, как и ожидалось. В этом году они принесли ещё одно устройство, которое заняло много времени и усилий.

Оценка Азусы заставила Исори немного склонить голову:

— Вам не кажется, что они слишком тщеславны?

Презентация Четвертой школы идет второй после обеденного перерыва, об этой школе Исори беспокоился сильнее всего.

— Тем не менее это удивительно, они смогли создать систему, которая может безупречно сочетать магию... Ах, извините, уже почти время для следующей презентации. Удачи всем.

Учитывая, что Азуса до самого конца не забывала о своей первоочередной задаче, из неё должен выйти прекрасный Президент школьного совета. Наверное.

Среди зрительских мест вместе сидела определенная группа лиц. Высокомотивированные, Эрика и Лео сидели со своим оружием вместе с Хонокой и Шизукой, которые к ним присоединились во время обеда, они с нетерпением ждали появления группы Тацуи.

— Микихико... как обстановка?

Ждали они терпеливо, но не сидели, сложа руки.

— Пока нет ничего необычного, — получив Синхронизацией чувств локальные данные от духов, которых послал, Микихико ответил на тихий вопрос Лео.

— Мизуки?

— Никаких признаков чего-то странного, — покачала головой Мизуки на краткий вопрос Эрики.

Мизуки заменила очки, которые сняла ранее.

Они готовились к «врагу», который был не среди зрителей и который возможно придет, а возможно и нет.

Проиграв Фудзибаяси и оказавшись не в состоянии продолжать задание, Харука могла просто покинуть место, но тогда будет выглядеть так, будто сбежала. Этот образ мышления заставил Харуку остаться в главном холе и подсознательно наблюдать за толпой.

— Оно-сэнсэй. — Внезапно сзади кто-то назвал её имя.

— Тсузура-сэнсэй? — Обернувшись, она обнаружила главного консультанта представительской команды Первой школы, стоящего с выражением «давно не виделись» на лице.

— Почему вы ждете здесь? Что-то случилось?

— Ничего, правда ничего... Просто сделала перерыв. Тсузура-сэнсэй, а почему вы здесь? — спросила Харука.

На лице Тсузуры появилась смешанная улыбка:

— Вашему покорному слуге и вправду не нужно было сегодня появляться. В этом году у нас прекрасная команда представителей.

Этот тип, он в самом деле назвал себя «ваш покорный слуга»?.. Даже взяв это во внимание, Харука невольно признала его «совершенство».

— Тем не менее... Мне не дает покоя это раздражающее предчувствие.

Он сказал не двусмысленно. Харука немного затревожилась.

Тсузура — исследователь маги и волшебник, который в молодом возрасте получил должность ассистента профессора университета магии. Он — эксперт магической геометрии и особенно знаменит теорией, известной как Многогранная магия.

Теория, которая смотрит на макро явление как на простую комбинацию треугольных пирамид и квадратных призм, и использует движения этих множеств многогранников, чтобы понять изменения в явлении. Магия, изменяющая Эйдос, манипулируя множеством воображаемых многогранников, — один из путей в теории современной магии.

Вот только полезность теории Многогранной магии как ступеньки на пути решения недостатков современной магии, вроде частичного изменения явления, затмевал её потенциал в предсказывании будущего.

Преобразовав системой распознавания весь мир в трехмерные объекты, а также их мириады взаимодействий, заклинатель может видеть различные взаимодействия через абстрактную трехмерную проекцию. Эта абстрактная модель видения мира позволяет в определенной степени манипулировать данными, чтобы несколько поверхностно прогнозировать будущее.

Поскольку Тсузура превосходно владел Многогранной магией, его «предчувствие» в некоторой степени было ближе к «прогнозу».

— ...Тем не менее, у меня такое чувство, что худшего не случиться.

Хотя казалось, что последние слова он добавил вскользь, Харука искренне молилась, чтобы он это сказал не просто, чтобы её утешить.

◊ ◊ ◊

15:00. Презентация представителей Первой школы началась по графику.

Хотя Китидзёдзи Шинкуро из Третьей школы, первооткрыватель «Кода Кардинала», был главным претендентом на победу на Конкурсе диссертаций, тема Первой школы относилась к одной из трех Великих Загадок магии типа Гравитации «Гравитационный контроль для Реактора термоядерного синтеза» также получила много внимания. В главном зале, кроме учеников и преподавателей Первой школы, собралось много людей, связанных с университетом магии и гражданскими научно-исследовательскими организациями. Зрители смотрели на подиум ожидающими глазами.

На сцене стояло большое устройство, залитое естественным светом, при этом через систему громкой связи международного конференц-зала Сузуне говорила четким и спокойным голосом.

Рядом Исори управлял моделью устройства, Тацуя переключал дисплеи и последовательности активации CAD.

— ...Необходимо ли воплощать в жизнь термоядерную энергию? На этот вопрос уже ответили в прошлом веке.

Сузуне стала возле гигантского стеклянного шара.

Тацуя переключил последовательность активации на магию типа Высвобождения.

В то мгновение, когда Сузуне прикоснулась к панели управления CAD, газообразный дейтерий, запечатанный внутри шара, ионизировался и начал взаимодействовать яркими красками с внутренней поверхностью шара, излучая при этом ослепительный свет.

Этот великолепный вид вызвал небольшой шум в толпе.

— Прежде всего, проблему времени, за которое дейтерий, служащий топливом, ионизируется, а также способ поддерживать его ионизацию, можно решить путем магии типа Высвобождения.

Тем не менее, это явление уже было доказано предыдущими экспериментами, так что немного недоставало оригинальности.

— Но главное препятствие для термоядерной энергии оказалось в том, что ионизированные электроны обладают электрическим отталкиванием, которое не дает произойти химической реакции синтеза, или, проще говоря, расстояние слишком велико, чтобы электроны начали взаимодействовать.

Сверкающий шар потускнел, затем на центр сцены опустился большой экран.

— Наши предшественники пытались достичь термоядерной энергии без магии, применив непреодолимое давление, чтобы пересилить электрическое отталкивание.

На экране появились изображения экспериментов предыдущего столетия, а также различные модели и диаграммы.

— Тем не менее чем бы они давление ни увеличивали, сверхвысокими температурами или сжатием поверхности, из-за целого ряда причин, таких как прочность контейнера или снабжение топливом, им так и не удалось создать стабильную термоядерную реакцию. Хотя просто термоядерной реакции достигали, выход энергии был таким огромным, что становился неконтролируемым. Тем не менее все трудности можно сузить к одной: электрические силы отталкивания требуют слишком много ресурсов.

Экран поднялся. За ним стояли два больших цилиндрических магнита, друг с другом соединенных четырьмя шнурами, формируя основное экспериментальное устройство.

Исори поднял один из цилиндров — хотя выглядело так, будто он поднимает его руками, на самом деле он использовал магию — затем отпустил. Под действием магнитных сил магниты сильно заколебались и начали отталкиваться, прежде чем вступили в контакт.

— Это должно быть очевидно и без объяснения, но сила электрического отталкивания увеличивается, чем ближе объекты друг к другу. У объектов с высокой силой Кулона сила отталкивания будет увеличиваться, когда они будут сближаться, поэтому контакт будет избегаться.

Сузуне молча стала возле трясущегося устройства и надела затычки для ушей, чтобы защитить уши от какофонии, затем снова положила руки на панель управления.

Тут же по всему конференц-залу разнесся звук, похожий на повторяющийся стук по большому гонгу.

Сузуне убрала руки и два магнита беззвучно стали неподвижны.

— Однако силу электрического отталкивания можно уменьшить магией. Мы успешно создали последовательность магии, которая может за короткое время уменьшить силу Кулона к одной десятитысячной.

Сузуне не повысила голос.

Тем не менее из-за её слов аудитория взорвалась в восторге.

Будто сигнал к тишине, основная модель медленно поднялась из сцены. Модель выглядела как поршень, сделанный из прозрачных материалов. Модифицированный поршень, соединенный с маховиком и ручкой коленчатого вала, был вставлен в большой, прозрачный цилиндр. В верхней части цилиндра находились два клапана. В этом месте была вставлена прозрачная трубка, соединенная с баком, заполненным чистой водой.

— Это устройство принимает во внимание опасность радиации, поэтому мы использовали водород вместо газообразного дейтерия. Магия типа Высвобождения ионизирует газообразный водород внутри бака, и в то же время активируется магия типа Гравитационного контроля и магия Сопротивления силам Кулона. Магия Сопротивления силам Кулона уменьшает силу отталкивания ионизированных электронов, а магия типа Гравитационного контроля собирает их вместе в центре, запуская термоядерную реакцию. Термоядерная реакция достигается приблизительно за одну десятую секунды. Как вам известно, термоядерная реакция не может бесконечно продолжаться сама по себе. Если извне не подавать импульс, реакция быстро прекратится. Реактор термоядерного синтеза с Гравитационным контролем, разработанный нашей школой, активно использует этот элемент. Как только реакция остановится, магия типа Колебания охладит газообразный дейтерий до уровня, который выдержит контейнер. А восстановленная тепловая энергия послужит топливом для магии типа Гравитационного контроля и магии Сопротивления силам Кулона. Движимая гравитационным полем, созданным магией типа Гравитационного контроля, инерция поршня будет беспрерывно подниматься и направлять охлажденный газообразный дейтерий в теплоотвод...

Пока Сузуне все это объясняла, Исори управлял панелью управления демонстрационным устройством. Ионизация, Контроль сил Кулона, Гравитационный контроль, охлаждение, рекуперация энергии, ионизация, Контроль сил Кулона, Гравитационный контроль... Исори периодически активировал таким образом цепочку заклинаний несколько десятков раз подряд.

— Пока для управления устройством в длительной эксплуатации необходим высококвалифицированный волшебник. Однако если можно будет использовать устройство с высокой эффективностью рекуперации энергии, я считаю, что Термоядерный реактор с Гравитационным контролем, для которого волшебник нужен, лишь чтобы активировать устройство, станет реальностью.

Как только Сузуне договорила последние слова, конференц-зал заполнился бурными аплодисментами.

Термоядерный реактор с Гравитационным контролем считался невозможным, потому что целей для магии Гравитационного контроля, элементов в ядерной реакции, постоянно становится меньше. К тому же, поскольку магия Гравитационного контроля направлена на количественное значение, понижение количества элементов может вызвать провал магии под ошибочным впечатлением, что «цели не существует». Потому считался возможным ядерный взрыв, но не устойчивая ядерная реакция.

Теперь, с дополнительной магией Сопротивления силам Кулона, магия Гравитационного контроля уже не такая неотъемлемая часть, как раньше. Таким образом, больше не было нужды в непрерывной ядерной реакции, но вместо этого был позаимствован способ из новой техники «Циклического вызова» для того, чтобы зажечь несколько ядерных реакций. Своим одобрением аудитория единодушно заявила, что это невероятная мысль.

Во время Конкурса диссертаций для каждой презентации было выделено тридцать минут, с десятью минутами между ними. Предыдущая команда за эти десять минут помогала собрать свои материалы и устройства, чтобы на сцену могла выйти следующая команда.

По сравнению с самой презентацией, представители и вспомогательный персонал каждой школы считали, что это время перерыва является самой оживленной частью.

Тацуя как раз собирался разобрать использованное во время презентации устройство управления, когда оператор следующей команды (помощник, выполнявший ту же работу, что и Тацуя) вышел установить собственное оборудование.

— Отличная работа. Позволь мне поздравить тебя за прекрасное исполнение.

Сначала Тацуя не понял, что эти слова адресованы ему, так как у него практически не было времени на общение.

Тем не менее, основываясь на направлении голоса, целью должен быть он. Поэтому он поднял голову и увидел, как Китидзёдзи Шинкуро бесстрашно ему улыбается.

— Здесь я должен сказать спасибо?

— Не волнуйся, я всё равно ничего не ожидал взамен.

Пах, Тацуя закрыл крышку на корпусе и поднял со стола панель управления, которая была размером с электронный синтезатор. Китидзёдзи поставил аналогичный корпус с панелью управления на то же место.

Соединения были на обоих концах сцены, чтобы облегчить доступ с обеих сторон, неужели есть причина, почему он специально выбрал ту же сторону, что и Тацуя?

— Магия типа Гравитационного контроля — жизненно важный компонент магии Полёта и магия Контроля сил Кулона является доработкой магии концентрации ионизации, созданной предыдущим Сириусом, Вильямом Сириусом. По сравнению со всем тем плавность этого «Циклического вызова» потрясает.

— Ваш острый глаз действительно ужасающ. Как и ожидалось от Кардинала Джорджа.

Когда Тацуя говорил, руки Китидзёдзи были заняты установкой оборудования. Из учеников Первой школы на сцене остался лишь Тацуя. Он, держа прямоугольный корпус, направился за кулисы и как раз собирался покинуть сцену.

— Однако мы не собираемся проиграть. На самом деле в этот раз мы собирается победить тебя, — позади раздался голос.

Он звучал немного по-детски, но не казался злым.

Как же мне остроумно ответить, подумал Тацуя, остановившись, чтобы развернуться.

Как раз в этот миг раздался колоссальный взрыв, вибрация затрясла весь зал.

 

Глава 10

15:30, 30 октября 2095 года.

Будущие поколения будут называть этот поворотный момент «Выжженным Хэллоуином». «Инцидент Йокогамы», побудивший это событие, как раз начался.

◊ ◊ ◊

После того как закончилась презентация Первой школы, Фудзибаяси в главном зале завязала простой разговор с Тошиказу, — они были вместе с самого утра, так что им почти не осталось о чем говорить, — когда внезапно у него дернулась бровь и он замолчал.

Зарезервированный для связи терминал (устройство безопасности без возможностей хранения данных и прямо предназначенное для мощного сигнала вещания) завибрировал у него в нагрудном кармане.

Посмотрев извиняющимся взглядом на Фудзибаяси, он повернулся, чтобы ответить на телефонный звонок.

— Тиба слушает, это ты, Инагаки? Что?!. Понял, я уже в пути. — Инспектор Тиба обернулся и обнаружил, что Фудзибаяси также закончила телефонный звонок. — Мне нужно выдвигаться.

— Я останусь здесь.

Никто из них не спрашивал, получили ли они одинаковые сообщения, или нет. Они принимали на веру, что их действия вяжутся между собой, так что не было никакого чувства несовместимости.

— Извините! Свяжитесь со мной позже, если что-нибудь случиться.

Фудзибаяси кивнула, не тратя времени на разговор, и Тошиказу полетел к своей машине явно на скорости, поддерживаемой магией. А ноги у него, казалось, двигались ещё быстрее.

◊ ◊ ◊

— Каково положение?! — Через три минуты после получения сообщения Тошиказу кричал в установленную в машине трубку, чтобы получить больше информации, пока мчался в сторону происшествия.

— Машина, которая врезалась в здание управления и взорвалась, до сих пор горит. Нет последующих нападений смертников. — По ту сторону линии пришел более сдержанный рапорт.

Тем не менее содержимое сообщения расслабиться не давало.

Целью оказалось Здание управления гавани недалеко от Холмов Гавани.

Здание оказалось крепким, выдержало тепло и силу взрыва, так что на этот счёт волноваться было не нужно. Тем не менее весь персонал — гражданские лица, которые, должно быть, впали в панику, когда пострадали от атаки террористов. Пока эвакуируется персонал и охрана только начинает принимать меры, будет массивная дыра в наблюдении за гаванью.

«Слишком зависимы от бюрократии!»

Благодаря сопротивлению политиков, которые были враждебно настроены к расширению таких организаций, как национальная оборона и полиция, управление гавани и аэропорта были отнесены к гражданскому контролю. Гавани для островных государств — синоним государственных границ. Если не хотите передавать контроль армии, то по крайней мере вооруженных полицейских поставьте. Ещё задолго до происшествия это предложила семья Тиба, включая и самого Тошиказу.

— Грузовое судно, пришвартованное в гавани, выпустило ракеты. По-видимому, там находится моторизированная пехота.

Тошиказу был так потрясен, что почти вызвал аварию, он отчаянно повернул руль и в ответ прокричал в микрофон:

— Национальность?!

— Зарегистрировано как австралийское грузовое судно, но по форме это, вероятно, десантный корабль мобильных сил.

Регистрация была подделана. Что, чёрт возьми, делают парни из иммиграционного контроля и береговой охраны! Подавляя желание закричать, Тошиказу переключил звонок.

— ...Отец? Это Тошиказу. Прямо сейчас Гавань у Холмов Йокогамы под атакой замаскированного корабля неизвестной национальности. Пожалуйста, попроси помощи у национальной обороны. Затем отправь мне как можно скорее Иказучимару и Орочимару... Что насчёт Орочимару? Мы уже решили, что он перейдет Эрике!

◊ ◊ ◊

Чтобы получить дальнейшие приказы от подразделения, Фудзибаяси пошла к своей машине. Не то чтобы ей не хотелось, чтобы Тошиказу за ней проследил, она и вправду собиралась остаться здесь. Просто ей нужно было использовать установленный там передатчик.

«К тому же, — подумала Фудзибаяси, — именно я прошлой ночью это предсказала, но даже я не могла ожидать, что всё обернется так плохо»

Вначале она считала, что сообщники шпионов могут попытаться похитить заложников, чтобы спасти своих товарищей.

Поэтому Фудзибаяси сильно удивилась, когда услышала количество человек и оборудования, которое Тошиказу задействовал по её совету. Теперь этот шаг, похоже, даст плоды. Неужели это победа силы над разумом? Фудзибаяси подумала с изумлением.

◊ ◊ ◊

15:37.

Вдруг конференц-зал затрясся от взрывов и вибрации.

Зрители понятия не имели, что происходит, и не знали, что делать.

— Миюки! — в такое время Тацуя назвал имя, которое у него в голове имело высший приоритет.

— Онии-сама!

Услышав ответ внизу сцены, Тацуя сделал два шага — один, чтобы спрыгнуть со сцены, и второй, чтобы выровнять своё положение — чтобы достичь сестры. Хотя она была во втором ряду, реакция Миюки была так же быстра, когда она достигла Тацуи.

— Онии-сама, что это... — нерешительно спросила Миюки. Хотя она была немного в недоумении, она не была потрясена настолько, чтобы потерять способность мыслить.

— Должно быть, это ручная граната у главного входа.

Но вот Тацуя не показал даже намека на тревогу или недоумение. Он уже слышал такого рода взрывы множество раз, когда тренировался с Отдельным магическим батальоном. Опираясь на этот опыт, ему даже не нужен был доступ к информационному измерению, чтобы понять, что инцидент произошел возле входа в здание. Хотя это не вызывало никакого оптимизма, но сейчас, когда он успешно воссоединился с Миюки, больше не нужно было ни о чем беспокоиться.

— Гранаты?! Старшеклассники в порядке?

— На главном входе присутствует персонал безопасности, предоставленный Ассоциацией, а также волшебники с боевым опытом. У средней преступной организации нет никаких шансов... — так ответил Тацуя, но всё равно у него было плохое предчувствие. Ранее Фудзибаяси передала ему карту данных, в которой говорилось о возможности того, что иметь к этому дело могут иностранные правительственные организации.

Будто чтобы окончательно подтвердить его плохое предчувствие прозвучали несколько выстрелов.

«Это не простые автоматические винтовки... это винтовки повышенной мощности, используемые против волшебников!»

Среднее огнестрельное оружие бессильно против магии в руках боевого волшебника. Вершина этого и лучший пример — Фаланга семьи Дзюмондзи.

Во второй половине двадцать первого столетия основным вооружением пехоты осталось огнестрельное оружие, поэтому магия сопротивления пулям на поле боя давала большое преимущество.

Однако нападение и защита всегда идут нога в ногу. Чтобы компенсировать мощную защиту, будут разработаны более сильные атаки. Магия не исключение, так как магия не всесильна. Если инерция движущегося объекта превысит силу перезаписи магии, то последующая магия провалится, не будет никакого уменьшения скорости или изменения траектории, даже прицелиться магией не выйдет.

Если пуля пробьет бронежилет, то он хотя бы сможет уменьшить удар, но если магия не сможет изменить явление, то это будет то же самое, что и вообще не иметь защиты.

Пуля, которой выстреливают из автомата повышенной мощности, созданного специально для борьбы с волшебниками, очень быстра и имеет чрезвычайную пробивную силу, чтобы сделать защитную магию неэффективной. Тем не менее для того, чтобы пуля могла достигнуть скорости, которая сведет на нет магию боевых волшебников, техника и уровень разработки должны превышать масштаб типичного производства по крайней мере в два или три раза.

Такое практически не под силу даже главным армиям малых стран. А частным лицам (без поддержки правительства), вроде криминальных организаций или террористов, такое откровенно невозможно. Кстати, во время нападения на Специальный центр заключения Хатиодзи несколько дней назад, товарищи Люй Ганху тоже имели при себе автоматы повышенной мощности. У них и впрямь сильная поддержка, раз снова напали через такой малый промежуток времени. Поэтому враги почти гарантированно являются приспешниками Великого Азиатского Альянса, или даже солдатами самого Альянса. Но почему же они начали такой большой штурм?

Тацуя был немного в недоумении. Не зная целей противника, просто невозможно предсказать степень эскалации. Вообще говоря, следует «готовиться к худшему», но ведь сейчас у худшего нет верхнего предела. Не зная «худший сценарий», невозможно создать соответствующие контрмеры.

Даже если взять необходимым условием среднюю обстановку, в главном зале всё равно не будет безопасно. Обычно, чтобы избежать опасности, он отвел бы Миюки в комнату отдыха.

Однако сейчас среди зрительских мест были Эрика и Мизуки. Хотя он отвечал лишь за защиту Миюки, он не хотел действовать исключительно из чувства долга. Ко всему прочему, даже если он не обеспечит защиту, большинство людей сами могут бежать, они обладают такими способностями, но он просто не мог стоять и закрывать глаза на близких ему людей.

Впрочем, может благословение это, или проклятье, но его головная боль не продолжалась слишком долго.

Под громкие звуки шагов, отряд с винтовками военного класса начал штурмовать переполненные трибуны.

«Как бесполезно!»

Небольшая возможность этого была, но прорвали периметр они всё же слишком быстро. Среди криков Тацуя мысленно щелкнул языком.

Хотя аудитория по-прежнему была поражена террором, первыми решительно бросились к действию ученики Третей школы, которые всё ещё были на сцене. По-видимому, их тема была своего рода противопехотного использования, поскольку на сцене они активировали CAD и пытались против захватчиков использовать магию.

Прозвучали несколько выстрелов.

Быстрее, чем магия Третьей школы смогла вступить в силу, несколько пуль попали в заднюю стену сцены.

С такой пробивной силой они определенно были выпущены из винтовок повышенной мощности, как и предполагал Тацуя.

— Молчать!

Этот крик, казалось, намекал на их происхождение. Если они иностранцы, то, должно быть, нелегалы, проникшие в страну в недавнем инциденте. Они не были одеты в форму или боевое снаряжение, но было странное чувство сходства. Одежда у них была различного цвета, но каждый был в рубашке с высоким воротником и дорогих длинных штанах. Как на это ни смотри, но эти ребята, безусловно, не похожи на заурядных преступников.

Современная магия благодаря приходу CAD уже достигла скоростей, которые могли соперничать с огнестрельным оружием. Тем не менее это работает безупречно в зависимости от «силы волшебника», поэтому, теоретически, нельзя безрассудно сопротивляться, когда противник уже держит оружие наизготовку.

— Положите оборудование на пол.

У захватчиков, похоже, был большой опыт в борьбе против волшебников. Возможно даже, что они сами волшебники.

Лишь часть невероятно могущественных волшебников в бою полагается исключительно на магию. Волшебники могли также служить солдатами, использующими оружие, и, как ни странно, большинство из них такими и были.

На сцене ученики Третей школы, включая Китидзёдзи (Масаки был не здесь) с сожалением положили свои CAD на землю. Смелость и безрассудство — две большие разницы. Ученики Третей школы, видно, были этому научены. Тацую немного тронула их реакция, но, к сожалению, инцидент шел прямо в эту сторону. Брат и сестра, стоявшие как раз у них на пути, были особенно заметны.

— Эй, вы двое, это касается и вас. — Один из захватчиков направил оружие в их сторону и осторожно пошел вперед. Эти слова, несомненно, предназначались Тацуе. Строго говоря, места, чтоб неправильно понять, не было.

«Вот оно что...»

Всего их было шесть. Три в основном нападении и трое в поддержке. Тацуя не направил свой CAD на захватчиков, которые могли быть террористами или мобильными силами. В конце концов, он не может использовать «Туманное рассеивание» перед столь многими людьми, но положение может не дать ему иного выбора.

«Нужно попробовать прикрыть это другой магией»

Пока Тацуя размышлял с пустым выражением на лице, захватчик повторил свой сердитый рев:

— Быстрее!

Зарычал тот более яростно, но Тацуя и мускулом не пошевелил. Отказаться от любого сопротивления, чтобы сохранить себе жизнь — такое мышление не вязалось с его образованием и тренировкой.

Тацуя молча смотрел на приближающегося мужчину. Нет, «наблюдал». В глазах у него не было ни следа страха или беспокойства. Он лишь наблюдал за всем телом мужчины, оружием в его руках и сверкающим дулом.

Вероятно становясь все более и более тревожным из-за смотрящих на него холодных глаз или из-за подсознательного чувства невыразимого ужаса, мужчина, шагающий к Тацуе, сильнее надавал пальцем, который был на спусковом крючке.

— Эй, подожди! — закричал товарищ, но тот, похоже, не услышал.

Среди криков раздалась очередь выстрелов.

Пули, наполненные заметным намерением убийства, были выпущены с трех метров, вследствие чего люди представили себе неизбежную трагедию, но это лишь усугубило их потрясение.

Правой рукой он что-то держал перед грудью. Это было единственным изменением в положении Тацуи. С него не упало ни единой капли крови. А выпущенные пули не оставили никаких следов на стенах, потолке или поле.

У мужчины перекосило лицо, он выстрелил второй, третий раз.

Каждый раз правая рука Тацуи мелькала в другом положении. Рука двигалась столь быстро, что никто не мог уследить, что он делает.

Все могли видеть лишь изменение положения его руки и как она что-то держит.

— Он... не может же быть, что он ловит пули, так ведь? — кто-то остолбенело пробормотал.

— Как, как он это делает?.. — другой безымянный человек безучастно ответил.

— Монстр!

Мужчина отбросил своё оружие, ибо запаниковал.

Если блокировать магией пули, то было бы ещё ничего, но если увидеть, как кто-то возмутительно ловит пули, то это естественно создаст неправильное представление о том, что оружие потеряло всякую эффективность.

Тем не менее боевой дух у него не был сломлен, так как он достал боевой нож и замахнулся им на Тацую. Очевидно, этот мужчина был высоко тренированным солдатом.

Но следующее действие потрясло всех ещё больше.

Не было похоже, что Тацуе хватало времени уклониться, поэтому он раскрыл ладонь, чтобы сформировать удар карате, и полоснул мужчину по руке, которой тот держал клинок.

Рука Тацуи без какого-либо сопротивления прошла через запястье мужчины.

— Ах!

Крик начал было выходить из уст мужчины — но это было все, на что тот был способен.

Прежде чем звук полностью перешел в крик, левым кулаком Тацуя ударил мужчину по груди. Кровь, выплеснувшаяся из отрезанного правого запястья, запятнала одежду Тацуи. Мужчина был способен лишь на такое сопротивление.

Не удосужившись взглянуть на упавшего мужчину, Тацуя прыгнул назад и вернулся к Миюки, чтобы защитить её.

Этот неожиданный, даже невообразимый поворот событий заставил зрителей и даже захватчиков застыть в своих действиях. Мало того, что все перестали двигаться, даже их умы застопорились.

За исключением одной персоны.

— Онии-сама, я очищу пятна крови, пожалуйста, подожди секунду.

Тихие слова Миюки достигли каждого уголка замолчавшего конференц-зала. Голос у неё ни в малейшей степени не дрогнул. Она будто говорила, что «стряхнет пылинку», на ней не было никаких следов беспокойства или несоответствия.

Этот голос также послужил сигналом остановившемуся времени начать идти.

— На них!

Персонал безопасности с обеих сторон сцены высвободили магию. Хотя захватчики пытались уклониться, но при хорошо натренированных магических атаках от учеников, выбранных на Турнир девяти школ, вынесли их всех без исключения.

Миюки активировала магию и очистила пятна крови на руке и одежде Тацуи (точнее она испарила влагу из одежды и кожи, прежде чем рассеять твердые вещества).

Хотя это был вопрос жизни и смерти, Тацуя так глазом и не моргнул. Нет, неверно. Хотя у него на лице и правда не было никаких следов колебания или волнения, он нахмурил брови, когда посмотрел на мужчину, лежавшего в луже собственной крови.

Видя это небольшое изменение в выражении, Миюки сразу же активировала ещё одну магию. Отрубленная правая рука и запястье были заморожены, а бассейн крови на полу был высушен до темно-красного тумана.

Тацуя повернулся и обнаружил, что Миюки любезно ему улыбается. Он мог лишь подсознательно улыбнуться в ответ гиперкомпетентной младшей сестре. Когда Миюки увидела улыбку брата, глаза у неё почему-то остекленели (по мнению Тацуи).

Тем не менее сейчас было не время размышлять о таких пустяках, Тацуя направился к входу. Миюки тут же пошла за ним. Они даже внимания не обратили на мужчину с отрубленным запястьем, перешагнув через него.

В это время:

— Тацуя-кун!

— Тацуя!

Одновременно раздались голоса молодой девушки и парня. Как правило, они двое нахмурились бы из-за того, что сказали это в унисон, но сейчас было не время и не место.

За Эрикой и Лео, Микихико, Мизуки, Хонока и Шизуку окружили Тацую и Миюки.

— Что с рукой! Ты ранен?! — отчаянно спросила Хонока, ни на мгновение не проиграв Эрике и Лео, Несмотря на то что те прибыли первыми.

Хонока видела предыдущее движение руки и сознательно понимала, что в этом должна была участвовать некоторая театральность, но не знала, что именно произошло.

На самом деле он не ловил пули, но применял на ней и её траектории «Разложение», тем самым аннулируя выстрелы. Своим друзьям, которые, понятно, ничего об этом не знали, Тацуя сказал «это мелочь» и поднял правую руку, затем несколько раз сформировал кулак, чтобы показать им.

Увидев это, Хонока и Мизуки наконец расслабились, но Микихико и Шизуку смотрели на Тацую глазами, которые четко спрашивали: «как ты это сделал?». Тем не менее Тацуя не ответил на эти невысказанные вопросы (не ответил бы, даже если б спросили).

— Сейчас... какой наш следующий шаг? — спросила Эрика.

«Почему ты так оживилась?», — на устах у него появилось возражение, прежде чем он проглотил его, поскольку этим потратил бы драгоценное время.

— Чтоб мы ни решили, бежать или контратаковать, первым делом нужно убрать врага с главного входа, — сказал Тацуя и на мгновение остановился.

— Подожди секунду, почему ты остановился?

Сначала он хотел сказать Эрике, стоявшей с блеском в глазах, «похоже, ты очень счастлива», но ещё немного подумав, он медленно покачал головой.

— Нескольким лучше перейти в нападение, чем каждый раз получать удары в обороне.

«Нескольким» было его единственной уступкой к пассивному согласию. Поэтому когда Тацуя осознал, что не только Эрика и Хонока, но даже Мизуки и Шизуку подбодрились, он не мог не подумать «дайте мне передохнуть». Тем не менее сейчас было чрезвычайное положение, так что нельзя было терять ни минуты. Тацуя быстро повел их ко входу.

— Подожди... постой, Шиба Тацуя! — голос отчаянно позвал их остановиться, так что они не смогли уйти во время хаоса.

— Что такое, Китидзёдзи Шинкуро? — Тацуя беспощадно в ответ задал вопрос. Однако Китидзёдзи не испугался недовольства Тацуи, или, может, у него времени не было, чтобы испугаться, поэтому он продолжил спрашивать Тацую:

— Это был «Молекулярный делитель»?! — спросил Китидзёдзи. Все вокруг зашептались. — Секретная техника, разработанная предыдущим командующим Боевых волшебников USNA, майором Вильямом Сириусом? В отличие от магии, которая ослабляет молекулярные связи, магия Молекулярный делитель — это одна из наиболее секретных военных тайн USNA! — Неизвестно, была ли это ошибка в знаниях, но Китидзёдзи понял совершенно неверно, но это просто отлично подходило Тацуе. — Почему ты способен использовать это! Как ты можешь это знать?!

— Разве сейчас время и место обсуждать что-то подобное? — намеренно ответил Тацуя на шквал вопросов тоном, которым, казалось, отчаянно пытается сохранить лицо — для Китидзёдзи это звучало как «нет необходимости больше это скрывать» — и окончил разговор.

Конечно, правда была иной. Магия, которую Тацуя использовал, не была военным секретом USNA «Молекулярным делителем», и он не использовал боевые искусства, не разрезал голыми руками человеческую плоть. Так же, как он разложил пули, он использовал правую руку в качестве начала и в упор активировал магию Разложения.

Тем не менее он по-прежнему был под подпиской о неразглашении информации. К тому же объяснять сейчас было не время и место.

— Саэгуса-сэмпай, Накадзо-сэмпай, пожалуйста, как можно скорее эвакуируйтесь от сюда. Хотя их конечная цель остается неизвестной, скорее всего их главная цель — убийство или похищение учеников с продвинутыми способностями в магии. — Предупредив Маюми, которая только что вышла из-за кулис на сцену, чтобы посмотреть, что случилось, и Азусу, которая сидела в последнем ряду как одна из судей, Тацуя покинул сцену.

◊ ◊ ◊

Как только Тацуя и компания исчезли через дверной проем, конференц-зал потряс невероятно сильный взрыв.

Хаотичные крики и яростный грохот объединились, расшатывая всем нервы.

Хаос ещё не добрался до места, где в переднем ряде сидений для судей стояла Азуса.

Пока нет.

Тем не менее с такой скоростью эта паника, несомненно, приведет к давке и многие будут травмированы. Азуса понятия не имела, что делать и как делать, могла лишь стоять на месте, застыв.

— А-тян, А-тян... Президент школьного совета Накадзо! — Кто-то со сцены упрекнул Азусу. Торопливо выпрямившись, Азуса подняла голову на сцену. Стоя на одной стороне сцены, Маюми сделала несколько шагов вперед, захватила взгляд Азусы, и заговорила к ней: — При таких темпах скоро начнется паника и многие пострадают. Поэтому, пожалуйста, успокой всех своей силой.

— Э?! — широко открыла глаза Азуса, когда услышала слова Маюми. И не потому, что не поняла, что та имела в виду. — Но, это...

Своей магией Азуса могла вмешаться в сознание остальных и подавить панику, что в таких обстоятельствах делало её особенно действенной. Тем не менее магия психического вмешательства — сильно ограниченная ветвь магии, подросток просто не может использовать её безнаказанно.

— Разве твоя сила не предназначена именно для таких обстоятельств? Не в моей силе, силе Мари или силе Сузуне, прямо сейчас мы нуждаемся в твоей силе, Азуса.

На этот раз Маюми не возилась со словами. Она сказала Сузуне, не «Рин-тян», и Азуса, не «А-тян».

Как правило, этикет обязывает, чтобы она обращалась к ним как «Итихара» и «Накадзо», но Азуса могла по пальцам одной руки пересчитать количество раз, когда Маюми называла её по имени. Азуса поняла, что Маюми невероятно серьезна и убедительно просит использовать магию вмешательства «Азуса Юми».

— Не волнуйся, я возьму ответственность на себя. Фамилия Саэгуса не только для вида. — Маюми восхитительно подмигнула, чтобы успокоить Азусу. Она привлекла фамилию «Саэгуса» чтобы удержать тех у власти, которые могли лишь стоять и бояться этого хаоса.

Азуса могла это понять. Это не было ложью. Она не хотела перекладывать всё бремя на Маюми, но сейчас было не время это говорить. Она бодро кивнула и повернулась, чтобы направить взгляд на распри зрителей.

Она протянула руку к ожерелью на шее и достала из-за воротника небольшой кулон, который мог уместиться даже в руке ученицы начальной школы. Азуса расстегнула кулон и положила его в левую руку.

Она сделала глубокий вдох и наполнила кулон Псионами.

Этот кулон — основной компонент CAD, разработанный для поддержки ровно одного типа магии. В нем была записана лишь одна последовательность активации и, так как была важна лишь одна функция, из миниатюрного магического предмета были исключены все остальные компоненты, нужные для смены последовательностей активации, вроде кнопок или экрана.

Волшебная палочка, созданная для одного человека и оборудованная одним магическим заклинанием.

Азуса активировала магию психического вмешательства «Азуса Юми». Из передних рядов к задним, можно было услышать, как по всему конференц-залу распространилось четкое внимание.

Это был галлюцинаторный звук.

Не воздух, но подсознательный звук приливов.

Не колебания Псионов, но волны Пушионов.

Каждый жаждал ясного отзвука, будто путешественник, застрявший в тёмном, нечестивом болоте почувствовал первую каплю дождя и поднял голову в ожидании следующей. Всё их сознание сосредоточилось.

Ещё первое эхо не исчезло в эфире, а все подсознательно с нетерпением ждали следующей ноты. Люди отчаянно желали следующего звука. В какую-то секунду когнитивный процесс остановился и слушание — всё, что осталось.

Это продолжалось всего три секунды. Такого ничтожного времени оказалось вполне достаточно, чтобы люди перешли из состояния паники в состояние транса.

— Я Саэгуса Маюми, бывший Президент школьного совета Первой школы, — своим голосом, который усилился динамиками, Маюми привлекла приостановленное сознание зрителей. — Сейчас мы под атакой. — Голос, который захватил внимание каждого, уронил ещё одно предложение, изменившее выражение лица каждого от пустоты к состоянию потрясения. — Неопознанное судно, пришвартованное в гавани, запускает ракеты. В его поддержку скрытые в городе мобильные силы также начали штурм.

Поистине поразительные слова.

Азуса, если бы это говорила не Маюми, отнеслась бы к ним, безусловно, скептически.

Но, как Маюми сама и сказала, «фамилия Саэгуса не только для вида».

Такая как она может получить новости, а из-за своего положения не будет говорить ложь. Какими бы нелепыми её слова ни были, они должны быть правдой.

— Злоумышленники, которых мы схватили ранее, должно быть были товарищами захватчиков. По предыдущим звукам взрывов ясно, что их цель в этом здании, скорее всего это волшебники и магические технологии.

Маюми сделала небольшую паузу и охватила взглядом всю толпу. Все ждали её слов, затаив дыхание.

— Как известно, у этого конференц-зала есть подземный туннель, который служит маршрутом эвакуации к экстренному убежищу.

Никто не отводил взгляда от Маюми.

— Экстренное убежище может вместить всех нас.

Они цеплялись за каждое её слово.

— Однако подземное убежище может защитить лишь от стихийных бедствий и воздушных ударов.

Не только ученики, даже взрослые полностью на ней сосредоточились.

— Против наземных военных сил оно не устоит.

Даже «сильные мира сего», так привыкшие отдавать приказы всем вокруг, внимательно слушали.

— Мы подозреваем, что у врагов есть подразделения волшебников. К сожалению, вероятность, что убежище выстоит против магических атак ещё ниже.

Все присутствующие знали о Маюми. Что бы это ни было, её внешность, выступления на соревнованиях или смысл фамилии. Вот почему ни один человек не высмеял её угнетающий прогноз как «детскую игру». Учитывая мощь «Саэгусы», даже учителя дали Маюми здесь волю.

— Тем не менее попасть под перекрестный огонь на улицах может быть ещё опаснее. Однако сейчас наиболее опасное решение — оставаться здесь.

Конференц-зал тут же затих. Маюми не была настолько глупой, чтобы упустить эту возможность.

— Представители каждой школы, пожалуйста, начните собирать учеников со своих школ. Решим ли мы бежать в убежище или бежать из конференц-зала, но мы не можем просто терять время.

По всему залу разошелся совершенно другой шум. Голоса, взывающие друг к другу, не походили на тот хаос, они были упорядоченными и последовательными.

— Мои извинения людям, не связанным с девятью школами, но, пожалуйста, выберите путь в безопасное место сами. Я с сожалением вынуждена сказать, что мы не обладаем силой, чтобы гарантировать безопасность каждого.

Такое заявление могло показаться жестоким, но не было ни возражений, ни свиста. Все присутствующие были на некотором уровне связаны с магией, поэтому, по сравнению с обычными людьми, они в целом приближались к «аномальной» толпе.

— Если направитесь в убежище, то, пожалуйста, немедленно идите к подземному проходу. Если желаете бежать, были доклады, что береговая охрана послала корабли к Докам Мизухо. — Маюми поклонилась и выключила микрофон, затем повернулась к Азусе: — А-тян, я оставляю всё тебе. Учителя, пожалуйста, помогите Накадзо.

Учителя с Тсузурой во главе кивнули. Но вот Азуса широко раскрыла глаза:

— Э? Президент, то есть Маюми?

Видя, что Азуса широко открыла глаза и кипит с вопросами, Маюми улыбнулась и кивнула:

— Разве не ясно? А-тян, ты текущий Президент школьного совета Первой школы. Не волнуйся, я знаю, ты сможешь. В конце концов, ты та, кого я лично тренировала.

Маюми подмигнула, прежде чем отвернуться и вместе с Сузуне и компанией поспешить к комнатам отдыха.

◊ ◊ ◊

Прямо перед главным входом обменивались огнем штурмовые винтовки и магия.

У всех атакующих мобильных сил были восточноазиатские лица. На них была одежда с высоким воротником и длинные штаны разных цветов, в основном как у террористов, которые вторглись в конференц-зал. Они были оснащены нормальными штурмовыми винтовками и винтовками повышенной мощности, чтобы справиться с волшебниками.

Им противостояли профессиональные волшебники, которых наняла Магическая Ассоциация.

Тем не менее, учитывая брешь в главном входе, положение было не в их пользу.

Мобильные силы с самого начала имели численное преимущество и, к тому же, у них было вооружение против волшебников, вот почему несколько боевых волшебников, которые, как правило, были целью, к которой пехота с нормальной нагрузкой не могла подойти, лежали раненные на земле.

Продвигаясь вперед, Тацуя остановился в затемненном участке недалеко от главного входа. За ним Миюки тоже остановилась. Однако следующие ближайшие два человека были полны энергии и собирались пойти вперед.

— Стойте! Они используют пули повышенной мощности против волшебников!

Он накричал на Эрику, когда та собиралась пройти мимо...

— Оу!

И насильно потянул Лео назад за воротник.

— ...Как беспощадно, Тацуя.

— Но благодаря тебе я всё ещё дышу.

Секундой позже прибыли остальные четыре человека. Микихико, казалось, высоко оценил насильственный жест Тацуи и даже немного завидовал, тогда как Шизуку ответила своим обычным вежливым тоном. Тацуя был весьма благодарен своим друзьям за то, что они оставались спокойными даже в этих условиях, но прежде чем у него на лице появилась кривая улыбка, он повернулся к сестре:

— Миюки, заставь замолчать их оружие.

Когда друзья услышали слова Тацуи, у них всех на лице появилось потрясение.

— Как прикажешь. Но, Онии-сама, чтобы справиться со столь многими людьми... — Почему-то, когда ответила, Миюки немного засмущалась. Совершенно чуждый жест при таких обстоятельствах.

Почему она смутилась? Эта новая загадка заставила всех склонить голову.

— Я понял.

Следующим жестом Тацуя тут же раскрыл эту загадку. Миюки нежно обхватила пальцами правой руки вытянутую левую руку Тацуи. Не важно, под каким углом на это посмотреть, но это смущенное выражение не должно быть тем, что сестра принимает, стоя лицом к брату.

Но прежде чем кто-то успел задать вопрос, выражение лица у Миюки стало серьезным, выражение, подобающее волшебнику. Она естественным образом незаметно двинула левой рукой и взяла CAD. Тацуя медленно поднял правую руку параллельно земле и из своего укрытия указал на мобильные силы.

В следующее мгновение Миюки активировала магию.

Это была магия, способная заморозить огонь.

Магия на площади из типа Колебания и типа Скорости «Заморозка пламени».

«Заморозка пламени» — концептуальная магия на площади, которая не дает ничему зажечься.

Эта магия может подавить температуру целей в пределах определенного порога.

В конце концов, огнестрельное оружие полагается на порох, — другими словами, на сжигание пороха для создания силы, необходимой для того, чтобы привести в движение пулю. Детонация, которая воспламеняет порох, — тоже один из типов горения. В целом, концепция заключалась в том, что сжигаемая цель повышает температуру, но если горючему объекту не дать нагреться, то воспламенение станет невозможным. Так что огнестрельное оружие, подвергнутое «Заморозке пламени», будь то автоматы или пушки, будет молчать, пока будет полагаться на порох или взрывчатые вещества.

В отряде боевиков осталось примерно тридцать человек. Верхний предел Миюки для массового прицеливания — примерно шестнадцать. Она установила тридцать с лишним автоматов в качестве целей для двух залпов «Заморозки пламени». Тацуя ещё не проверил исход, но уже выбежал из того места, где спрятался за дверным проемом. В один миг он уже был среди формации мобильных сил и наносил удары обеими руками с режущей кромкой, созданной магией.

Ужасающий образ, как кто-то рубит человеческую плоть голыми руками, поражал ещё больше, потому что используемая магия оставалась загадкой. Таким образом, по сравнению с тем, если бы их союзников застрелили, эта сцена вселяла ужас врагам намного больше.

Несмотря на сложное положение из-за нерабочих винтовок, мобильные силы сначала пытались действовать решительно, вынув лезвия, но их моральный дух был полностью раздавлен к тому времени, как был убит пятый человек.

Они смотрели на Тацую как на монстра.

Он отказался от магических атак дальней дистанции и намеренно выбрал рискованную магию ближнего боя не только для того, чтобы не позволить друзьям раскрыть правду о его магии, но также для того, чтобы посеять панику среди врагов.

Чтобы на него смотрели как на исчадие ада — именно то, что и хотел Тацуя.

Серебряный ветер пронесся через фланг нерегулярных сил, мораль которых была разбита в клочья, со скоростью, за которой глаза едва могли уследить. Везде, где прошел ветер, полетели кровь и плоть, вражеские солдаты гибли на месте.

Кодачи, нет, учитывая длину, это оружие, должно быть, вакидзаси. Истинным образом ледяного серебряного ветра был этот короткий меч.

Изменив свой обычный WICAD, оружейное устройство расчета в форме полицейской дубинки, на вакидзаси без гарды, Эрика активировала персональную магию из типа Ускорения и нацелилась на уязвимое место мобильных сил.

Она, как и Тацуя, не колебалась, когда лишала врага жизни. Для неё это было не впервые. И, кроме этого, такая как она, обладающая предназначенным забирать жизни оружием и обученная для этого техникам, знала опасность, вызванную колебанием. При условии, что враг пришел по твою жизнь, как-либо колебаться возвращать долг тем же образом будет высокомерно и крайне глупо. Эрика была ярым сторонником этого.

Микихико разделял похожие чувства. Он был воспитан в семье, система ценностей которой поколениями считала магию оружием, у него не было иллюзий в отношении первоначальной цели и использовании магии.

— Тацуя, Эрика!

Услышав сзади голос Микихико, Тацуя и Эрика быстро прыгнули в сторону.

Сзади пришел истинный ветер. Острый, как бритва, ветер нещадно рвал кожу солдатам.

Оставив остатки врагов волшебникам на дежурстве, Тацуя и Эрика вернулись к друзьям.

— А мне даже возможности никакой не осталось...

Тацуя похлопал по спине удрученного Лео, чтобы его ободрить (на что Лео угрюмо присел), похвалил Микихико и слегка улыбнулся Хоноке и Мизуки, которые явно пытались справиться с нахлынувшей дурнотой и в глазах которых были следы страха.

— Мои извинения. Это могло быть слишком чрезмерно, Хонока.

— ...Нет, всё в порядке, — Хонока твердо кивнула, что было, вероятно, следствием её привязанности.

Какой бы ни была причина, за своё самообладание она заслужила высшую оценку. Страх или уклонение подождут, пока они отсюда не выкарабкаются, думал Тацуя.

— Мизуки? — мягко спросила Миюки.

— Ах... Я тоже в порядке, — на до этого натянутом выражении лица Мизуки разразилась улыбка. Она была умной девушкой. Она понимала, что это не нормальное положение.

— Кстати, Эрика, как ты смогла принести такое оружие? Разве такая длина влезет в сумку?

Тем не менее сцены смерти — не то, к чему человек может сразу же привыкнуть, и последующий шок не исчезнет немедленно. Он намеренно сменил тему разговора на малозначительную, чтобы дать им двоим время успокоиться.

— Хм, не думаю, что этого достаточно? — Затем, ответив более дружеским чем обычно тоном, Эрика тоже, видимо, уловила намерения Тацуи. — Как насчет этого?..

— Хо, серьезно... — многозначительно вздохнул Тацуя, и не наигранно.

Где-то в середине Хонока и Мизуки приковали взгляд, и даже Миюки, Шизуку и Микихико широко раскрыли глаза. Тем не менее этот небольшой механизм был достоин их удивления. Эрика нажала на кнопку питания на рукоятке и тонкое, острое как бритва, лезвие сократилось до небольшой дубинки.

— Классно, да? Это лезвие с памятью, которое полиция планирует использовать, начиная со следующего года.

— Сейчас, когда ты об этом упомянула, семьи Тиба также делает оружие ближнего боя...

— Строго говоря, это главный источник дохода.

Хотя разговор веселым не был, легкой и быстрой развязки было достаточно, чтобы позволить Мизуки и остальным восстановить самообладание.

— ...Итак, какой наш следующий шаг? — Лео тоже научился читать настроение. Они не собирались действовать поспешно, на что он и намекнул, спросив Тацую о дальнейших инструкциях.

— Нам требуется дополнительная информация. По словам Эрики, сейчас разворачивается серьезный инцидент, далеко превосходящий наши ожидания. Мы уйдём в трясину, если будем действовать бесцельно.

Нужно получить необходимую информацию от Магической Ассоциации.

В Магической Ассоциации и её филиалах были секретные линии, зарезервированные для Десяти Главных Кланов и у Тацуи было право прямого доступа к линии семьи Йоцуба. Как только он свяжется с этой линией, в его распоряжении будет даже совершенно секретная информация от Объединенного комитета начальников штабов.

Если бы Тацуя был один, то примерно за десять минут смог бы достичь филиала Канто Магической Ассоциации в Башне Холмов Залива, даже несмотря на бои на улицах. Он недаром каждое утро занимался быстрым бегом.

Тем не менее Миюки не сможет придерживаться темпа Тацуи без роликов или магии Полёта. Лео, Эрика и Микихико на это могут быть способны, но одного взгляда на Хоноку, Шизуку и Мизуки было достаточно, чтобы убедиться, что это им не по силам.

— Как насчёт VIP комнаты для конференций? — предложила Шизуку и указала на здание, из которого они только что вышли, когда Тацуя подсознательно поднял брови.

— VIP комната для конференций?

Тацуя не знал о таком помещении. Он знал о VIP комнате ожидания, но это, по-видимому, не была ошибка слов. К тому же комната, о которой подумал Тацуя, была простой комнатой ожидания и содержала лишь стандартную телефонную линию.

— Да. Комната, зарезервированная для членов правительства и лидеров финансовых групп, потому там можно получить много информации.

— Здесь правда есть такая комната?

— Эта комната для конференций скрыта от общественности.

— ...Удивительно, что ты о ней знаешь, — восхитилась Эрика, на что Шизуку застенчиво ответила с намеком на восторг:

— Я также знаю ID ключ и коды доступа.

— Невероятно...

— Дядя и вправду балует Шизуку, — вмешалась Хонока.

Тацуя кивнул, будто говоря «в этом есть смысл». Этот конкретный отец определенно был таким. Раз комната для «Китаямы Ушио», то они, несомненно, смогут получить доступ к коммуникациям полиции и береговой охраны.

— Шизуку, пожалуйста, показывай путь, — сказал Тацуя.

Шизуку решительно кивнула, на ней очень редко можно было увидеть такую чрезмерную реакцию.

◊ ◊ ◊

Использовав код доступа Шизуку, чтобы войти в VIP комнату для конференций и изучив на мониторах данные карт полиции, они обнаружили, что весь берег помечен красным цветом опасности. К тому же красные зоны быстро расширялись вглубь суши.

Число врагов оставалось неизвестным. Тем не менее, учитывая скорость вторжения, они, безусловно, прибегли к значительному количеству войск. Как минимум несколько сотен, по оценке Тацуи на всю операцию, вероятно, задействовано от шестисот до восьмисот человек. Положение ухудшилось далеко за пределы первоначальной оценки, заставив Тацую снова поднять брови.

— Что, черт возьми, это такое!

— Это заходит слишком далеко.

— Так много людей... Как такое могло произойти?

В связи с чрезмерной реакцией друзей, его темное лицо не привлекло никакого внимания.

— Онии-сама...

Хотя он не бросался в глаза, Миюки просто не могла остаться в неведении. Сестра задрожала из-за его ментальных волн, поскольку их сердца были соединены как одно целое.

Несколько раз погладив сестру по голове, когда у той в глазах замерцало беспокойство, Тацуя повернулся к друзьям:

— Думаю, все понимают, что происходит, не вдаваясь в подробности — положение очень тяжелое. Если потратим здесь слишком много времени, будем схвачены прежде, чем подоспеют военные. Тем не менее сбежать тоже будет не легко. По крайне мере по земле сбежать не выйдет, со всей выключенной системой движения.

— Другими словами мы пойдем морем? — спросил Лео.

Тацуя покачал головой:

— Вряд ли. Мобилизованные корабли, вероятно, не смогут вместить всех эвакуирующихся.

— Значит, направимся в убежище? — предложил Микихико.

Тацуя кивнул, но не выглядел очень уж уверенным.

— Это, наверное, будет более практично... Инфраструктура довольно крепка, но это не поможет, если разрушится само здание.

— Итак, давайте направимся в подземный туннель, — призвала идти вперед Эрика, будто хотела броситься за дверь. Но Тацуя ответил «пожалуйста, подожди».

— Нет, нельзя идти под землей. Нужно идти на поверхности.

— Э, почему?.. Ах, вот почему.

Увидев, что Эрика поняла без необходимости каких-либо объяснений, Тацуя не мог не подумать «как и ожидалось от известной семьи, опытной в боевой магии».

Тем не менее его «пожалуйста, подожди» относилось к большему:

— Также, можете дать мне немного времени?

— Это не проблема... Но зачем? — склонила голову и спросила Хонока, видя, что Тацуя попросил ещё задержаться, несмотря на то, что знал лучше других, что дорога каждая секунда. Хотя сам вопрос подразумевал под собой согласие, это был её способ выразить свои эмоции Тацуе.

— Я хочу удалить данные на демонстрационных устройствах.

— Ах, да. На них враг тоже мог нацелиться, — добавил Микихико.

Все кивнули.

— Шиба, Йошида.

Тацуя и Микихико возглавляли группу на пути от лифта за кулисы, и были призваны остановиться тяжелым голосом, пришедшим из живота. Они знали лишь одного человека, который мог говорить таким сильным голосом.

— Дзюмондзи-сэмпай.

Повернув голову, они обнаружили бегущего Дзюмондзи Катсуто вместе с Хаттори и Саваки, следующими за ним. Все три были одеты в Кевлар с легкими пуленепробиваемыми пластинами. Того, что Катсуто с его мощной магией барьера, надел бронежилет, было достаточно, чтобы подтвердить, насколько страшным было положение дел.

— Все остальные собрались вместе. Вы что, не успели эвакуироваться?

Другими словами, им следует «быстро эвакуироваться».

— Просто на всякий случай мы хотим удалить данные из демонстрационных устройств, чтобы предотвратить кражу. Ну а что до всех остальных, думаю, что двигаться одной группой предпочтительнее, чем разделиться.

Чтобы скрыть то, что они буквально взломали секретную комнату для конференций, Тацуя немного запнулся, решая, как всё объяснить товарищам, прежде чем прийти с этой безобидной ложью (первая половина была правдой).

— Но остальные ученики уже пошли в подземный туннель, — сказал Хаттори.

— Что не так с подземным туннелем? — сразу же спросил Саваки, ловко заметив тонкие изменения в выражении лица Тацуи, когда тот поднял брови.

— Не скажу, что это неправильно... но подземный туннель не ведет прямо в убежище, поэтому есть возможность, что они могут наткнуться на другие организации. Лишь возможность.

— Хочешь сказать, есть вероятность, что они идут прямо на бой?! — спросил Хаттори, не дав Тацуе закончить. Нет, хотя фраза звучала вопросительно, на самом деле он уже пришел к ответу.

— В подземном туннеле будет ограничена свобода движений. Нельзя будет ни скрыться, ни сбежать. Поэтому вероятность оказаться вынужденными столкнуться прямо с врагом существует. Поэтому я решил продвигаться над землей.

Катсуто принял решение быстро:

— Хаттори, Саваки, идите сейчас же за Накадзо.

— Да.

— Принято.

Видя, как они двое побежали, Катсуто взглянул на Тацую. В этом взгляде был намек на выговор.

— Шиба, ты хитер, но твои действия кажутся слишком осторожными.

Конечно, Тацуя понял, на что намекал Катсуто. Тем не менее он также не мог это откровенно принять. Впрочем, он никак не опроверг его слова.

— Нет необходимости говорить что-либо ещё. Выдвигаемся.

— Понял.

На этот раз Катсуто последовал за Тацуей. Осознавая необходимость цели Тацуи, Катсуто решил ему помочь. Тацуя понял это без слов.

— Что вы все делаете?! — остановился Тацуя и сделал замечание, когда вернулся за кулисы, где были демонстрационные устройства. Не только Сузуне и Исори не смогли эвакуироваться и толпились вокруг устройств, здесь также были Мари, Канон, Кирихара и Саяка, недалеко стоя на страже.

— Удаляем данные.

То, что они делали, было совершенно очевидно. По-настоящему Тацуя хотел спросить: «почему вы всё ещё здесь?». Тацуя не получил ответа от буквального ответа Сузуне.

— Саэгуса, вы все не эвакуировались?

— Рин-тян и Исори-кун делают всё возможное, как мы можем просто их покинуть и бежать первыми?

Катсуто озвучил мысли Тацуи, но также потерял дар речи, когда услышал этот совершенно естественный ответ.

— С этим устройством мы разберемся. А ты можешь разобраться с устройством в комнате отдыха, Шиба-кун.

— Если сможешь, уничтожь, пожалуйста, и модели, оставленные другими школами.

— Закончив здесь, мы тоже пойдем в комнату отдыха. Там мы решим наш следующий шаг.

Услышав просьбы (приказы) Исори, Канон и Мари, Тацуя и Катсуто развернулись.

Тацуя, в сопровождении Миюки (он никого с собой не взял, поскольку не хотел, чтобы другие видели, как он разлагает специфичные данные, оставляя при этом пустые устройства хранения), закончил обход комнат отдыха остальных школ и вернулся. К этому времени Сузуне и остальные уже закончили работу за кулисами и тоже вернулись в комнату отдыха.

— С возвращением. Ты быстро.

— Ну что?

— Все данные в оставшихся устройствах уничтожены, — ответил Тацуя на вопрос обрученной пары, Исори и Канон.

— Э... Как ты это сделал? — задала следующий вопрос Канон.

Хотя такой итог был ожидаем, изумление было неизбежно. Увидев на Канон такое выражение лица, Тацуя ответил просто: — Секрет.

— Канон, нельзя спрашивать о работе заклинаний других волшебников. Это против правил, помнишь? — заговорил не кто иной, как Исори.

Канон явно не желала отступать, но всё же послушно сдалась.

— Итак, сейчас мы должны решить, что делать дальше, — сказала Мари и посмотрела на Маюми.

— В гавань вторглось лишь одно враждебное судно. Пока в Токийском Заливе не обнаружено больше ни одного судна врагов. Мы не знаем, сколько врагом на земле, но они обосновались на всей береговой линии. Наземные коммуникации практически полностью отключены, ещё одно дело, за которое мы должны благодарить мобильные силы.

— Какова их цель? — спросил Исори.

Маюми и Мари обменялись взглядами.

— Пока мы можем лишь гадать... — но ответила Маюми. — Раз они атакуют Йокогаму, то, должно быть, цель у них единственно возможная. Строго говоря, Киото такой же.

— Филиал Магической Ассоциации, — вмешалась Канон, прежде чем та успела закончить.

— Точнее, цель — главная база данных Магической Ассоциации. Но поскольку все основные данные собираются и в Киото, и в Йокогаме, следует также учесть, что многие специалисты и ученые собрались на Конкурс диссертаций. — Маюми криво усмехнулась на тревожное отношение Канон и добавила несколько слов.

— Когда прибудет спасательный корабль? — спросила Мари, или, скорее, хотела убедиться.

Маюми ответила не очень уж позитивно:

— Грузовому судну береговой охраны для прибытия требуется ещё десять минут. Однако эвакуации ждет много народу, в одно судно все они не поместятся.

Информация Маюми согласовывалась с тем, что Тацуя и компания получили ранее. Другими словами, однозначно будут люди, которые не смогут эвакуироваться.

— Накадзо-сан и остальные, пошедшие в убежище, к сожалению, сделали страхи Шибы-куна реальностью. По пути они натолкнулись на мобильные силы и завязли с ними в бою. Тем не менее последний раз Накадзо-сан передавала, что врагов совсем немного, застрять они должны не слишком надолго, — продолжила Сузуне после Маюми.

— Как все слышали, положение у нас не из лучших. Хотя мы не знаем, сколько места осталось в убежище, нам уже слишком поздно идти к спасательному судну. Поэтому я считаю, что мы можем пойти лишь в убежище. Что думаете?

Маюми, Мари, Сузуне.

Исори, Канон, Саяка.

Тацуя, Миюки, Эрика, Лео, Микихико, Мизуки, Хонока, Шизуку.

Больше четырнадцати человек.

Катсуто взял Кирихару, который первоначально оставался для защиты Сузуне, и пошел проверить, остались ли ещё вовремя не сбежавшие люди.

Три ученицы третьего года замолчали. Наверное, хотели услышать мысли младших. Тем не менее те думали так же, как Мари.

— ...Я тоже согласна с твоим мнением, Мари-нээ.

Ученики второго года, вроде Канон, наверное полагали, что нет другого выбора.

Все ученики первого года посмотрели на Тацую.

Мари посмотрела на него вопросительно, а у него глаза... смотрели в совершенно ином направлении.

Быстрее, чем глаза могли уследить, он поднял серебряный CAD.

— Онии-сама?!

— Тацуя-кун?!

Будто ответив на вопросы Миюки и Маюми, Тацуя нацелился на стену и нажал на спусковой крючок.

Тацуя ни на мгновение не забывал, что вокруг так много свидетелей.

Но в эту секунду не было времени волноваться о секретности.

Заметил он по чистой случайности.

Наверное, это говорили инстинкты, которые выковал в нем Якумо. Он много раз повторял Тацуе не слишком полагаться на «Элементальный взгляд» и это, похоже, сейчас принесло плоды.

Охваченный невероятным чувством опасности, Тацуя расширил свой «взгляд» за стену, чтобы прочитать сигнал: на них мчится большой физический объект.

Если бы здесь был Катсуто, то исход мог бы быть другим.

Если бы ворвались вражеские солдаты, то можно было бы оставить их на Маюми или Мари.

Если бы позволило время, то можно было бы позволить Миюки с этим разобраться.

Однако, в это мгновение, лишь магия Тацуи была способна справиться с приближающимся большим бронированным грузовиком.

Длина четыре метра, ширина три метра, общий вес тридцать тонн.

Подняв уровень сферы прицеливания, чтобы вместить равномерный подъем улицы и весь большой грузовик вместе с броней, Тацуя активировал магию Разложения «Туманное рассеивание».

В один миг большой грузовик превратился в пыль.

Водителя выбросило из кабины вдруг исчезнувшего автомобиля, он покатился прямо вперед и врезался в стену.

В стену конференц-центра по инерции посыпалась пыль и остатки метала — все, что осталось от большого грузовика. С внешней стороны стенка чуть посыпалась, но внутри не было никаких повреждений. Тем не менее мир не был таким удобным, чтобы никто не заметил, что сейчас произошло.

— ...Только что, что?.. — с ужасом спросила Маюми.

Тацуе захотелось щелкнуть языком. Она, видно, заметила, что только что случилось, в точности как он и тревожился.

Должно быть, увидев, куда он смотрит, она применила Сенсорную магию «Многомерная сфера», чтобы заглянуть за стену. Однако к счастью отвечать не было необходимости (хотя вопрос это лишь отложило).

Когда Маюми расширила зрение, лицо у неё побледнело по совсем другой причине.

Тацуя понял, почему, когда и сам расширил свой взгляд.

Похоже, людей, которые остались в конференц-зале, враг посчитали опасными, подумал Тацуя. Поскольку солдат, которые вторглись в конференц-зал, схватили, и битва у входа превратилась в разгром, цель сместилась от захвата к уничтожению.

Часть сознания холодно анализировала обстановку, как если бы он не был её частью, тогда как остальная энергия была направлена к магии, которая могла встретить дождь управляемых ракет.

Тем не менее на этот раз Тацуе не было необходимости что-либо делать. Стена комнаты, в которой они стояли, покрылась множеством слоев магических барьеров. Прежде, чем ракеты смогли поразить стену, их атаковали с фланга звуковыми волнами, из-за чего все ракеты взорвались на подлете.

— Простите за ожидание.

Услышав внезапный голос снаружи, и Тацуя и Маюми снизили своё зрение до диапазона обычных глаз. Будто ожидая этого действия (хотя он и вправду хотел верить, что характер у неё лучше), женщина вошла в комнату ожидания.

— Э? Э? Не может быть. Кёко-нээ?

— Давно не виделись, Маюми, — внезапно появившись, Фудзибаяси улыбнулась и поприветствовала Маюми как старый друг.

◊ ◊ ◊

Катсуто столкнулся с дождем ракет, потому что обнаружил там присутствие могущественной магии. Волшебники могут обнаружить использование магии, основываясь на реакциях на изменениях в явлении. Однако эта магия почти вообще не породила никакой реакции. Но, несмотря на это, Катсуто четко понимал, что «мир» претерпел очень сильные изменения.

Не один Тацуя использует не только пять чувств, чтобы читать «смысл». Катсуто использовал магию для манипулирования пространством, поэтому он был особенно чувствителен к изменениям в пространственном распределении.

Распределение вещества — один из основных элементов в базовой пространственной манипуляции. Катсуто был способен использовать свои чувства и изменения в пространственном распределении, чтобы улавливать физические движения и изменения.

Этими чувствами Катсуто обнаружил, что массивный физический объект, хотя не больше здания, но достаточно большой, чтобы быть гигантским по человеческим меркам, исчез в мгновение ока.

Катсуто никогда не встречал такого изменения в явлении на таком масштабе и с таким уровнем стабильности. Вместо того чтобы опасаться этого чувства, любопытство побудило его оставить поиск ещё не сбежавших людей и направиться к месту, где рассеялась материя.

С таким массивным телом было трудно представить, что он также очень искусен в высокоскоростной магии типа Движения. Оставив Кирихару позади в исходном месте, он прыжком скользнул по небу и благодаря инерции прибыл к наружной стороне стены комнаты отдыха.

Удачно или нет?

Для Маюми и Мари, несомненно, удачно.

Что до самого Катсуто, нельзя было узнать, не спросив его.

Как только он прибыл, его тепло встретили управляемые ракеты.

Ответил Катсуто почти на чистом рефлексе. Мгновенно возвел несколько физических барьеров, непроницаемых для частиц воздуха и выдерживающих температуру выше двадцати тысяч градусов.

Ударные волны от взорвавшихся загадочным образом ракет даже не поцарапали внешние стены, прикрытые барьером Катсуто.

Он посмотрел в сторону, с которой пришли ударные волны, взорвавшие ракеты. И увидел армейского капитана, стоящего в автомобиле с открытой верхней частью, где было что-то похожее на ракетную пусковую установку.

— Сверхзвуковая установка... Вы из 1-0-1? — крикнул Катсуто в сторону военного автомобиля, ехавшего в его сторону (хотя это казалось немного странным, но он по-прежнему был учеником старшей школы, поэтому обратился к взрослым почтительным тоном).

Автомобиль, должно быть, был оборудован механической системой слияния, поскольку беззвучно ехал вперед, пока капитан не вышел с живописной улыбкой на лице и отдал честь Катсуто:

— JSDF, бригада 1-0-1, Отдельный магический батальон, капитан Санада Сигэру. Как и ожидалось от главы семьи Дзюмондзи, вы знаете о нас. Пожалуйста, простите мою грубость. — У Катсуто дернулись брови. Такая простая реакция была образцом психической стойкости восемнадцатилетнего молодого человека. — Извините. Я думаю, что обеим сторонам нужно многое обсудить.

— ...Это я должен извиниться.

— Тысяча извинений. Тогда, господин наследник семьи Дзюмондзи, пойдемте внутрь, — сказал Санада и направился в конференц-зал.

Катсуто понятия не имел, что этому солдату нужно от него, но раз он знает о скрытом семейном положении семьи Дзюмондзи, то он не из тех, возле кого Катсуто может расслабиться.

Два человека пошли друг за другом в ближайший вход в конференц-зал.

◊ ◊ ◊

Фудзибаяси пришла не одна.

За её фигурой, одетой в камуфляжную форму (на ней не было платья и фирменных туфлей, но были длинные брюки и ботинки), вошел другой человек в расцвете сил, на котором была форма JSDF с нашивками майора.

Майор подошел к пораженному Тацуе, который чопорно стоял, и остановился, заложив руки за спину.

— Особый лейтенант, ваша секретность временно отменена, — Фудзибаяси обратилась к Тацуе, став рядом с ним. Замешательство исчезло с его лица, он вытянулся и отдал честь человеку перед собой.

На эту позу все, кроме Миюки, включая только что вошедшего Катсуто, могли лишь открыть рот от потрясения. Солдат отсалютовал Тацуе в ответ, увидел фигуру Катсуто, и пошел к нему.

— Я майор Казама Харунобу из JSDF. Прошу прощения, что не могу раскрыть своё подразделение, — представился Казама.

Санада уже сообщил назначение их подразделения ранее, поэтому Казама сказал это лишь потому, что знал, что могут услышать Маюми и Эрика.

— Значит вы, должно быть, тот майор Казама. Я представитель семьи Дзюмондзи на Конференции Главных Кланов, Дзюмондзи Катсуто.

Катсуто также раскрыл имя, известное во всем мире волшебников. Казама отдал честь и пошел к месту, с которого было видно и Катсуто и Тацую.

— Фудзибаяси, пожалуйста, объясни всем текущую обстановку.

— Да, сэр. Сейчас наши силы, которые были расположены на Цутие, встретили вражеских захватчиков. Кроме того, из Цуруми и Фудзисавы также выдвинулись подразделения. Филиал Канто Магической Ассоциации также набирает добровольцев для оказания помощи в обороне.

— Благодарю. Тогда, особый лейтенант, — кратко поблагодарив Фудзибаяси, Казама обратился к «особому лейтенанту», повернувшись к Тацуе, — мы только что получили приказы. Из-за необычных обстоятельств наше подразделение, которое первоначально направлялось на Цутию, также окажет помощь в обороне. Под специальным назначением устава JSDF, ты также мобилизован. — Маюми и Мари открыли рты, но Казама взглядом их утихомирил: — JSDF просит и требует, чтобы все здесь присутствующие не разглашали положение особого лейтенанта. Это совершенно секретная информация, которая касается национальной обороны, поэтому, пожалуйста, поймите.

В сравнении с серьезными словами и тоном, силы его взгляда было достаточно, чтобы заставить Маюми, Мари и Канон отказаться от всякого сопротивления.

— Особый лейтенант, Мобильный костюм, который вы разработали, уже подготовлен в трейлере. Поспешите, — сказал Санада.

Тацуя кивнул и ненадолго повернулся к друзьям:

— Мои извинения, но всё, как вы и слышали. Все, направляйтесь в убежище вместе с сэмпаями.

— Особый лейтенант, мой отряд и я предоставим защиту всем присутствующим, — Фудзибаяси добавила своих несколько слов Тацуе, когда тот склонил голову перед друзьями.

Хотя их было немного, Тацуя был глубоко признателен за то, что она могла предоставить драгоценные активы его друзьям и майору за то, что тот делал все возможное, чтобы помочь ему.

— Спасибо, лейтенант.

— Поняла. Сделай всё возможное, особый лейтенант.

Отдав честь Фудзибаяси, Тацуя последовал за Казамой наружу.

Перед сверстниками Тацуя хотя бы извинился, но старшеклассникам не сказал ничего. Может быть, потому что могли читать настроение или, может, просто из-за потрясения, но никто не обратился к Тацуе, будь то сверстники или старшеклассники.

— Онии-сама, пожалуйста, подожди. — Тем не менее его окликнула сестра, у неё на лице боролись мириады эмоций.

Прочитав пытливый взгляд Тацуи, Казама кивнул, и вышел первым. Миюки стала перед Тацуей и протянула руки к его лицу. Она не хотела его останавливать. Миюки знала о его положении и обязанностях точно так же, как и сам Тацуя. Она боялась больше всего именно стать у Тацуи на пути.

Но сейчас у Миюки была одна цель. У неё не было на это власти. Тем не менее она решила нести всю ответственность своего выбора. Она уже решилась снять оковы брата. Тацуя прочитал эту решимость в глазах сестры.

Тацуя встретил её взгляд, выражение лица у него было озадаченным, понимающим и благодарным, поскольку он кивнул, прежде чем упасть на одно колено перед Миюки. Так же, как и рыцарь кланяется своей принцессе.

Миюки взяла обеими руками и подняла лицо брата, глаза которого были закрыты, к себе.

Миюки наклонилась.

И даровала лбу брата,

Глубокий поцелуй.

После того как она убрала губы, и руки, прижатые к его лицу, опустились, и Тацуя ещё раз склонил голову...

...И тут же произошло изменение.

Яростный поток фотонов, достаточный, чтобы обжечь глаза, вырвался из Тацуи.

Это были не фотоны, но Псионы, окутанные физическим светом.

Тацуя открыл глаза и поднялся на ноги.

Вокруг него текли поразительно активные Псионы.

Завоеватель пришел, бронированный штормами и владеющий молниями.

Хотя яростный поток света отступил, вокруг него всё ещё спокойно кружились массивные Псионы.

Любой бы отошел на один или два шага от Тацуи, но Миюки лишь благодушно улыбнулась, приподняла платье и упала в глубокий реверанс.

— Желаю вам завоевать всё перед собой.

— Я ухожу.

Тацуя ступил на улицы Йокогамы, которые превратились в поле боя, и отправился на войну. У сестры в глазах было столько эмоций, когда она смотрела ему вслед.

 

Глава 11

Конфликт между группой учеников и преподавателями Первой школы (включая внешний персонал), которые направились в убежище через подземный туннель, и вооруженными боевиками в туннеле близился к завершению.

Всего эвакуировалось примерно шесть десятков человек.

Так как на конференц-зал напали после окончания презентации Первой школы, количество учеников, которые пришли выразить свою поддержку, достигло своего пика.

Азуса мысленно оплакивала этот несчастный поворот событий, но, как Президент школьного совета, внешне она должна быть храброй, что бы ни произошло. Впереди слышался звук выстрелов и ударных волн. Звук того, как Саваки на переднем крае уничтожает боевиков, вооруженных огнестрельным оружием.

Совместными усилиями, основное оружие, такое как штурмовые и полуавтоматические винтовки было успешно уничтожено. Азуса тоже использовала магию, она уплотнила воздух в дуле, вызвав тем самым взрыв, что вывело из строя два автомата и их соответствующих владельцев.

Исход был перед её глазами.

Хотя это и был туннель, но это не была просто выкопанная дыра прошлого века. Здесь было множество освещающих путь огней. Вдоль пропитанного кровью подземного прохода на земле лежали несколько мертвых боевиков. Как правило, она старалась бы не смотреть на этот трагический вид. Тем не менее, из чувства долга, как представитель учеников, Азуса принудительно подавила свой ужас.

У неё не было опыта в боевой магии или тактическом командовании. Даже если она ничего не скажет, персонал безопасности, выбранный из групп клубной деятельности и дисциплинарного комитета, не позволит боевикам приблизиться.

Азуса подавила поднимающуюся в горле желчь и увидела Хаттори и Саваки, которые прибыли уничтожить боевиков. Ей оставалось лишь одно — смотреть на них собственными глазами, такой был её долг.

«Врагов было немного и, к счастью, с нашей стороны никто не погиб»

Тем не менее волшебники не бессмертны. Они будут истекать кровью, если их порезать, умрут, если застрелить. Защитная магия тоже не всемогуща. Если кинетическая энергия пули превысит способность магии изменить Эйдос — магический барьер будет пробит.

Они пошли на такой риск, чтобы быть нашими живыми щитами. Она считала, что если отведет взгляд от своих товарищей, защищающих таких неумелых в бою людей, как она, то это будет высшим предательством.

Азуса внимательно смотрела на Саваки, когда тот кулаками и ногами сбивал прибывающих со всех сторон боевиков, также как и на Хаттори, который стоял за ним, обеспечивая огневую поддержку магией.

Саваки так же без особых усилий раздавил боевиков, выскочивших из укрытия. Противники были восточноазиатского происхождения, поэтому было просто невозможно быстро отличить их от простых гражданских лиц.

Любой, кто держал большое оружие, вроде штурмовой винтовки, сразу же определялся как враг, но вот боевиков, которые преследовали их со скрытыми боевыми ножами, было трудно отличить от обычных граждан. Поэтому Саваки прекратил все попытки отличить их.

Он укрепил оборону и поражал любого, кто поднимал на него руку. Он мог положиться лишь на эту грубую стратегию из-за превосходной прочности своей защиты.

Составная магия типа Концентрации и типа Движения «Воздушная броня».

Установив целью три-пять сантиметров воздуха вокруг тела, он сделал так, чтобы поверхность кожи была более гладкой и опустил угол физического проникновения, поэтому в него не попадали высокоскоростные пули с низкой массой.

Это не была только магия или только физические навыки, но комбинация двух, что создавало скорость и технику, необходимую для того, чтобы выполнить эту практически суицидальную стратегию.

Появился ещё один враг и замахнулся длинным мечом. Ещё раз активировав магию, Саваки применил на себе персональное ускорение. Скорость его кулаков приблизилась к скорости звука. Окруженный сжатым воздухом, кулак преодолел звуковой барьер. Со звуком «бум» боевик отправился в полет.

Такая сила успешно сдержала вновь прибывших врагов.

Предыдущие повторные нападения, похоже, ничего не принесли.

Тем не менее, так как физическая выносливость ограничена, внутренняя сила человека тоже ограничена. От удара Саваки солдат столкнуться с военным позади, тем самым они оба врезались прямо в стену и упали на землю. Когда боевики всё это увидели, мораль у них, наконец, начала рушиться.

Как только Саваки отключил магическую броню, его злобный одноклассник бросил на бегущего врага поток блоков, заряженных электричеством.

◊ ◊ ◊

Отряд Фудзибаяси имел два автомобиля повышенной проходимости, в нем было восемь человек, включая Фудзибаяси. Хотя подразделение было достаточно малым, чтобы едва называться отрядом, каждый член выглядел очень компетентным.

— Маюми, мне жаль это говорить... но я не могу разместить всех в автомобилях, — с извиняющимся выражением на лице Фудзибаяси сообщила Маюми, которая, казалось, была в восторге от закаленной боями ауры каждого солдата.

— Ах, нет, мы с самого начала решили эвакуироваться пешком...

— Правда? Но не будет ли это слишком далеко, и куда вы планируете эвакуироваться? — спросила она у Маюми, а не у Катсуто, поскольку с ней они были старыми знакомыми, но Маюми искренне желала, чтобы она обсуждала это с Катсуто. При таких условиях Катсуто, несомненно, ответит лучше. — Подразделение из Цутии использует парк Ногэяма в качестве базы и, разделившись на отряды, прочесывает местность в поисках боевиков. Мы всё ещё не уверенны, для чего предназначен замаскированный корабль в доках у склона холма, но они, вероятно, скоро выгрузят механизированные войска. Так что береговая линия превратится в центр поля боя, поэтому я бы рекомендовала эвакуироваться по суше.

— Тогда... как мы и планировали, думаю, что убежище недалеко от станции будет лучше, — с легким недоумением сказала Маюми, взглянув на Катсуто.

— Согласен. Так было бы предпочтительнее, — Катсуто кивнул в знак согласия.

Видя это, Маюми вздохнула с облегчением. Фудзибаяси с небольшим интересом улыбнулась, но это действие осталось незамеченным даже Маюми.

— Тогда мы предоставим прикрытие с машиной впереди, просто следуйте за нами собственным темпом, — сказала Фудзибаяси и подошла к одному из автомобилей, Маюми и Мари последовали прямо за ней.

— Лейтенант Фудзибаяси. — Однако Катсуто не двинулся с места и сзади обратился к Фудзибаяси.

— Что такое? — Фудзибаяси, не мешкая, обернулась. Будто ожидала, что её остановят.

— Я знаю, что это весьма своевольный запрос, но не могли бы вы одолжить мне автомобиль?

«Это безумие», — подумали все ученики Первой школы. Автомобилей было всего лишь два. К тому же они предназначались не только для перевозки людей, но также для хранения амуниции.

— Куда ты хочешь поехать? — Сейчас было не время позволять независимые действия. Тем не менее Фудзибаяси сразу не отклонила запрос Катсуто и спросила его о причине таких действий.

— К филиалу Магической Ассоциации. Хотя я лишь заместитель, я по-прежнему являюсь представителем Конференции Главных Кланов и должен исполнить свои обязанности как член Магической Ассоциации.

Это был голос с глубин живота. В отличие от мелких подростков с героическими фантазиями, его голос был голосом человека, решившего нести своё бремя.

— Поняла, — Фудзибаяси ответила прямо. — Сержант Татеока, Капрал Отова. Проводите Дзюмондзи к филиалу Канто Магической Ассоциации. — Не обращая внимания на недоумение Катсуто, она отдала приказы двум подчиненным и одолжила ему машину. Затем обратилась к Маюми и компании, которые стояли возле другого автомобиля: — Быстро садитесь за борт. Нам непозволительно тратить ещё больше времени.

◊ ◊ ◊

Представители и поддержка Третьей школы решили эвакуироваться автобусом, на котором сюда приехали.

— Почему он так далеко...

— Просто улицы так построены. Что поделаешь? — Автобус ожидал их на крытой парковке, зарезервированной для больших транспортных средств, которая была далеко от конференц-зала. Услышав жалобы Масаки, Китидзёдзи серьезно отругал его.

Само то, что они решили не оставаться на ночь и попросили водителя, чтобы их заблаговременно подождал, было достойно похвалы. Направиться к автобусу было немного ближе, чем в доки, где стоял эвакуационный корабль, поэтому Китидзёдзи считал, что если сейчас ещё и жаловаться, то навлечешь на себя божью кару.

Больше всего его беспокоило то, что южная сторона парковки была значительно ближе к докам, где был пришвартован замаскированный вражеский корабль. Тем не менее воинственные ученики Третьей школы ободряли друг друга идеями «уничтожения вероломных захватчиков», продвигаясь вперед.

Наверное, всех злило то, что ранее на сцене их вынудили разоружиться. Это чрезмерно оптимистичное одобрение послужило лишь тем, что углубило беспокойство Китидзёдзи. Хотя они были известны как воинственная Третья школа, но реальным боевым опытом обладала лишь горстка учеников с Масаки во главе.

Сам он не имел «реального» боевого опыта, а все преподаватели, ведущие команду, специализировались в исследованиях. В этом мире если что-то может пойти не так, оно пойдет. В середине прошлого столетия некто придумал этот весьма неприятный закон, который Китидзёдзи считал, что подходит к этому случаю (на самом деле этот закон стал основным во второй половине столетия).

Как только они вошли на парковку и увидели большой автобус...

...Прямо по нему несколько раз попали ракеты из ракетных установок. К счастью, точка удара (что было, наверное, единственным благом) оказалась у задней части автобуса, поэтому водитель смог отчаянно сбежать, прежде чем произошел взрыв.

Корпус автобуса был покрыт тем же термо- и ударостойким покрытием, что используют для покрытия военного транспорта, поэтому, хотя окна были выбиты и несколько сидений обгорели, сам корпус не был поврежден.

За исключением покрышек, которые полностью разорвало.

— Вот засранцы! — впал в Ярость Масаки, идя возле Китидзёдзи.

Чтобы быстро дать тому успокоиться, Китидзёдзи сменил курс. Если менять покрышки, то нельзя позволить врагу приблизиться. Он решил дать своему хорошему другу немного излить гнев. Китидзёдзи покинул Масаки и поспешил к ведущему группу учителю.

— Сэнсэй.

— Китидзёдзи, что случилось? — немного дрожащим голосом проговорил мужчина. Довольно впечатляюще, что ему удалось удержаться на ногах.

Если бы Китидзёдзи не был уверен в подавляющей мощи друга, то тоже, скорее всего, был бы в таком же состоянии.

— Оставьте врага на Масаки. Нужно менять покрышки.

— Но, даже если ты говоришь нужно...

— Это специальная крытая парковка для больших транспортных средств и специализированных автомобилей. Я считаю, что здесь должны быть инструменты для простого технического обслуживания, а также запасные покрышки.

— Т-Ты прав! Хорошо, все, кому нечего делать, помогите Китидзёдзи найти запасные покрышки!

Он сказал «кому нечего делать» потому, что кроме Масаки были ещё другие люди, которые могли вступить в бой.

Китидзёдзи был учеником первого года, но естественным образом захватил инициативу, так как из присутствующих был самым спокойным человеком. Ученики Третьей школы, будь то его одноклассники или старшеклассники, двигались вместе с учителями по указаниям Китидзёдзи, чтобы подготовиться к эвакуации.

◊ ◊ ◊

Группа, которую вела Азуса (что было немного неточным описанием), включающая учеников Первой школы, учителей, и остальных связанных людей, достигла подземного убежища чуть позже остальных школ.

Они так опоздали, потому что нужно было справиться с большим количеством людей.

Их было больше шестидесяти человек. В обычных условиях не слишком-то много. Однако попытаться привести всех в определенное место, не упустив ни одного из виду, требует много усилий, а ещё нужно отбиваться от вражеских атак по пути, поэтому численное превосходство было как преимуществом, так и недостатком.

Главный вход, который разрешал доступ извне во время кризисов, был закрыт из соображения присутствия врага. Замок должны открыть уже эвакуированные люди изнутри убежища.

Пока дверь открывалась, Хаттори и Саваки на площади (подземная зона была сконструирована в виде площади) перед главным входом проверяли отставших.

Преподаватели также выполняли свой долг взрослых. Аска осматривала травмированных, Харука утешала беспокоящихся учеников, а Tсузура стоял сзади вместе с Томицукой на страже.

Так что, наверное, именно потому Тсузура обнаружил аномалию первым.

— Все, пригнитесь и прикройте головы!

Потолок подземного прохода как-то странно зашумел.

Бетон заскрипел и начал трескаться.

Потолочное освещение погасло, погружая туннель в темноту.

Трещины разошлись на весь потолок и стены.

Всё это произошло в одно мгновение.

Кто-то закричал в испуге.

Кто-то просто пригнулся и искал укрытия.

Остальные попытались магией удержать падающий металл, бетон и пыль.

Тем не менее, какая бы сила это ни вызвала, разрушение туннеля, похоже, было неизбежным.

В это время Азуса через терминал, предназначенный для общения с людьми в убежище, просила поспешить открыть дверь.

Когда услышала предупреждение Тсузуры, она не могла не повернуть голову, и теперь не могла оторвать глаз от разворачивающейся перед ней трагедии. Не было даже времени закрыть глаза, когда потолок прогнулся, а стены начали рушиться.

Ей не нужно было волноваться о том, что её может завалить. Хотя она стояла снаружи двери в убежище, свод над входом был дополнительно усилен металлоконструкциями.

Но остальные ученики...

— ...Э?

Однако после того как пыль улеглась, она использовала оставшийся свет от входа в убежище, чтобы осмотреть обломки туннеля, но глаза не заполнили болезненные слезы. Вместо этого она была потрясена неожиданным пейзажем.

Никого из учеников Первой школы не похоронило заживо. Обломки бетона сформировались в куполообразную форму. Какая должна быть случайность, чтобы позволить большим бетонным блокам идеально сложиться вместе и сформировать форму купола, оставив тем самым достаточно места для половины роста человека?

Нет, это не могла быть чистая случайность... Вероятность того, что это естественно произошедшее явление — практически нулевая.

«... Понятно, это Манипулирование многогранниками! Магия Тсузуры-сэнсэя!»

«Манипулирование многогранниками», о чем она вспомнила, относилось не к команде, используемой для построения трехмерной проекции, но к магии, которая разбивает физические объекты на пирамиды и квадратные призмы, затем манипулирует ими, чтобы сформировать с этих простых проекций вариации конструкций большого масштаба.

Современная магия не преуспела в манипулировании какой-то частью объекта. Чтобы остановить подземный проход от обрушения, как правило, нужно было установить целью весь подземный проход.

Но Манипулирование многогранниками, напротив, делит один объект на множество компонентов и стремится изменить один компонент для того, чтобы повлиять на все в целом.

Конечно, это требует навыка разделить один объект на множество маленьких частей. Волшебники, которые на это способны, могут сознательно творить чудеса, когда просто невозможно иначе... Точно так же, как только что.

Вероятно, поняв, что подземный туннель не может выдержать вес сверху, что обрушение неизбежно, Тсузура давлением песка сформировал купол и контролировал столкновения падающих обломков.

Тем не менее, в конце концов, это была лишь временная мера, сформированная из бетона и не обладающая прочностью природного камня.

— Все сюда, быстро! — отчаянно выкрикнула Азуса ученикам, преподавателям и третьим лицам, которые всё ещё лежали на полу, призвав их быстро бежать через открытые двери убежища.

Асука пошла позаботиться о раненных, потому Хиракава осталась совершенно одна в группе из шестидесяти человек, она могла лишь сидеть на корточках и не издавать ни звука.

И вправду, потолок обвалился. Стены, должно быть, упали. В таком случае, почему она не была похоронена заживо?

С трепетом медленно открыв глаза, Хиракава была потрясена до глубины души сценой перед собой. Сталь и бетон смешались вместе, как игрушки, сформировав купол с небольшим отверстием. Это невозможное совпадение заставило Хиракаву тупо на все уставиться.

Но, затем...

— На что ты уставилась?! Двигайся! — На фоне этого выговора, кто-то схватил её за руку. Она запаниковала и машинально попыталась высвободиться. Однако эта рука дала Хиракаве чувство тепла без боли и содержала силу, которая отказывалась отпустить. — Ну же!

Не обращая внимания на сопротивление, эта рука потянула её вперед. За ними не было звуков или присутствия людей. Пока она тупо смотрела, осталась позади лишь она одна. Впереди слабый свет освещал путь, наверное, люди, которые уже выбрались из обломков, повернули фонарики назад, сюда.

В этот миг голова у Хиракавы вообще не работала. Она просто двигалась за рукой и бежала так быстро, как могла, несмотря на изогнутую позу.

Свет в конце туннеля становился всё сильнее, пока они, наконец, не увидели выход.

Неопределенный звук достиг ушей.

Часть обломков не выдерживала вес и начинала рушиться.

Перед глазами катастрофа развернулась в замедленном действии.

Рукой, которой её тянул, молодой человек притянул Хиракаву к себе, а свободной правой рукой справа обхватил её за талию. Вдруг Хиракава заметила, что её тело с рывком потянулось вперед.

Перед рукой, которая крепко её держала, Хиракава подсознательно прижалась к груди перед собой.

К тому времени как она осознала, что это инерция, вызванная экстренным ускорением, они уже сбежали от валившихся обломков в коридор убежища.

Увидев, что Томицука успешно спас молодую девушку, которая не успела вовремя убежать, Азуса наконец вздохнула с облегчением.

Однако разглядев лицо молодой девушки, её недавно успокоившееся сердце вдруг снова яростно забилось.

«Младшая сестра Хиракавы-сэмпай...»

Как член Команды техников Турнира девяти школ, Азуса поддерживала близкие отношения с Хиракавой Кохару.

Культурная и изысканная старшая Хиракава была старшеклассницей, с которой Азуса хорошо ладила, и в то же время она была сэмпай, превосходной в той же технической области.

Когда Азуса впервые услышала, что её сестра предприняла попытку саботировать работу команды представителей, то сначала подумала, что неправильно расслышала.

Она никогда не встречала младшую сестру напрямую, но на основе понимания, возникшего во время случайного разговора, Азуса не верила, что Чиаки из тех девушек, что будут делать такое. Поэтому была поражена вдвойне.

Увидев, как она отчаянно отошла от молодого человека, который нес её в своих объятиях, и опустила голову в смущении, незаметно на него поглядывая, она выглядела как любая другая обычная младшеклассница.

Будем надеяться, что это позволит ей проснуться от кошмара... Азуса молилась, чтобы это было так.

Едва избежав в самый последний миг быть похороненной заживо, Хиракава вздохнула с облегчением под крепким потолком из металлического сплава. И наконец у неё появилось свободное время, чтобы обнаружить своё текущее положение.

— !

«Своим рефлексом я, наверное, рекорд побила?» — подумала Хиракава, успешно погрузившись в панику. Успешно — потому что, скорее всего, она не погрузилась в состояние паники, но уже в нем была. Так или иначе, руки и ноги задвигались первыми, прежде чем она отскочила от молодого человека, который её обнимал. Ей было слишком стыдно поднимать голову, но в то же время ей было очень любопытно, как он выглядит.

В конце концов, она держала голову опущенной, тем временем незаметно поглядывая на лицо парня, но не было похоже, чтобы молодой человек заметил эти подозрительные действия.

— Ты в порядке? Тогда, пожалуйста, иди вперед.

Голос, который за неё беспокоился.

Ей казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как она слышала, как кто-то говорил ей такие слова. Между «воспользоваться другими» и «считаться сообщницей» взаимной заботы не существовало. После того как её миссия провалилась и её схватили, всё, что она слышала, звучало как выговор.

Но этот молодой человек совершенно естественно выразил за неё беспокойство... Почему-то именно так она это почувствовала.

— Ах, подожди. — Хиракава прошла через дверь и невольно схватилась за того, кто присмотрел за ней и привел сюда — рубашку молодого человека. — Эм... Спасибо...

Сейчас эти слова были все, на что она была способна.

— Хм? Не за что.

Как только молодой человек (сейчас Хиракава не знала имени Томицуки) естественным образом принял её слова, Хиракава удивительно почувствовала себя очень счастливой.

◊ ◊ ◊

Под руководством подчиненных Фудзибаяси, группа Маюми прибыла на площадь перед станцией, которая вела в подземное убежище, и была потрясена до потери речи этой ужасающей картиной перед глазами.

Вся площадь обвалилась.

Ко всему прочему, здесь находились гигантские металлические блоки.

— Двуногие танки... Где, черт возьми, они взяли это?! — Похоже, это был неожиданный враг и для Фудзибаяси, судя по удивленному тону её голоса.

«Двуногие танки» — ходячая платформа для стрельбы в гуманоидной форме, бронированная пластинами из металлического сплава. Нижняя часть коротких, коренастых ног оборудована гусеницами и устройствами для ходьбы, а тело сформировано как небольшой автомобиль с одним сидением, оборудованный всевозможными видами оружия. Также были две длинные, механические руки, но не было никакой головы.

Общая высота робота была три с половиной метра, высота до плеч приблизительно три метра, ширина и длина — два с половиной метра. Такую технику разработали в Восточной Европе для уничтожения пехоты в городских условиях.

И здесь было два таких.

Полностью загружен и с пилотом на борту, общий вес был около восьми тонн. Однако лишь своим весом маловероятно, чтобы они смогли бы разрушить усиленную дорогу. Должно быть, они атаковали подземное убежище или, скорее, туннель.

— Попробуй-ка это!

— Канон, твой «Минный источник» вызовет слишком много проблем! — Канон восстановилась от потрясения, загорелась и была уже готова развязать свою магию, когда её остановил Исори, схватив за запястье. Когда неизвестно, что под землей, с высокой вероятностью магия колебания поверхности может ухудшить трагедию.

— Я буду использовать не его! — Канон стряхнула руку Исори и была готова активировать магию. Но как только прицелилась...

...Мало того, что танки распались на части, их также покрыл белый мороз.

— Ах...

— Как и ожидалось от Маюми и Миюки. У нас даже не было времени что-либо сделать, — похвалила и криво усмехнулась Фудзибаяси, стоя возле Канон, которая уставилась на всё это. Маюми немного смутилась, а Миюки лишь улыбнулась, затем они обе поклонились.

— ...Группа, которая пошла через подземный туннель, похоже, в порядке. Нет никаких следов того, что кто-то завален под обломками, — доложил Микихико. Закрыв глаза, с выражением на лице, показывающим, что часть разума где-то в другом месте, он послал с духами одно из своих пяти чувств обследовать завалы.

— Неужели. Если так говорит член семьи Йошида, тогда это должно быть правдой. Хорошая работа.

— Нет, это вряд ли можно назвать достойным похвалы, — Микихико в спешке открыл глаза и ответил на комплимент Фудзибаяси. Похоже, что все люди, которые любят подшучивать над невинными подростками, собрались вместе.

— ...Итак, что мы будем делать дальше? — Эрика задала следующий практичный вопрос слегка боевым тоном. Но Фудзибаяси ни в малейшей степени не дрогнула, доказательство того, что она и впрямь обладает зрелостью взрослого.

— Учитывая, что двуногие танки продвинулись так далеко, положение, должно быть, ухудшилось быстрее, чем мы представляли. По-моему, лучше эвакуироваться на базу в парке Ногэяма.

— Но разве это не одна из основных целей нападения врага?

— Мари, враги, которые сейчас нападают, не будут различать военных и гражданских. Опасность вообще не уменьшится, если ты отделишься от военных. Скорее, я бы сказала, что будет даже более опасно, — Маюми вежливо отклонила довод Мари.

— Тогда, Саэгуса-сэмпай, направимся в Ногэяму? — Исори задал очевидный вопрос. Однако Маюми покачала головой:

— Я собираюсь вызвать транспортные вертолеты для гражданских, которые не успели вовремя эвакуироваться, — сказала она и её взгляд перешел к станции. Там, отчаянно глядя на разрушенный вход в убежище, стояло множество гражданских лиц, и их число продолжало расти. — В первую очередь, нужно расчистить обломки, чтобы предоставить безопасную зону для приземления. Я планирую остаться здесь, пока не прибудут вертолеты. Мари, возьми всех и эвакуируйся вместе с Кёко.

— Что ты говоришь?! Ты хочешь остаться здесь одна?! — Мари, конечно же, отреагировала очень сильно на такие совершенно неожиданные слова. Тем не менее Маюми ответила решительно:

— Это долг тех, кто носит имя Десяти Главных Кланов, Мари. Мы пользуемся всевозможными привилегиями благодаря имени Десяти Главных Кланов. Хотя эта страна официально не имеет аристократии, на самом деле мы, как Десять Главных Кланов, наслаждаемся определенной свободой вне рамок закона. Как цена за эти привилегии, в такие времена мы обязаны предоставлять нашу силу.

— ...Тогда я тоже остаюсь. — В словах Маюми была решимость, или, скорее, это была покорность. Однако тем, кто ей ответил вместо Мари, был Исори. — Я член Ста семей, которые также получают выгоду от правительства.

— Если Кэй остается, то остаюсь и я! Я тоже из Ста семей!

— Тогда и я. В конце концов, я дочка семьи Тиба.

— Аналогично. Онии-сама вступил в бой, я не могу стоять в стороне и ничего не делать.

— Я-я тоже!

— Я свяжусь с отцом, чтобы он организовал вертолеты компании.

— Я не из Десяти Главных Кланов или Ста семей... Но так как все слабые девушки остались, как я могу убежать, поджав хвост?

— И я. У меня есть уверенность в моих способностях.

— Я тоже останусь. Хотя у меня нет силы Эрики-тян, Кирихары-куна или кого-либо ещё, позвольте мне внести свой вклад.

— Семья Йошида не из Ста семей... Но мы также получаем особое отношение.

— Что ж, у меня нет никакой силы, но по крайней мере я могу послужить всем «глазами»...

— ...Младшеклассники хотят все остаться, как мы можем просто убежать?

— В самом деле. Мне будет неспокойно, если я оставлю Маюми одну. Может быть, произойдет что-то, что Маюми неожиданно упустила из виду.

— Послушайте... — наконец возразила Маюми после слов Сузуне. — Раз вы так говорите... Думаю, все здесь присутствующие тоже идиоты... — Это не было наигранным. Это был искренний вздох «отчаяния» Маюми, её красивое лицо заполнилось смирением, затем она повернулась к Фудзибаяси: — Как вы и слышали. Серьезно, мои дети все настолько умышленно непослушны... Прошу прощения, что не могу принять ваше любезное предложение.

Увидев, как Маюми низко поклонилась в извинении, и как все в группе за ней отвели глаза, будто злодеи, Фудзибаяси оказалась внешне очень серьезной, но внутри она нашла это весьма интересным.

— Нет, они вполне заслуживают доверия. Позволь мне оставить с вами несколько подчиненных.

— Нет, в этом нет нужды! — пришел голос, но не из толпы учеников Первой школы, а сзади Фудзибаяси.

— Инспектор?

— Тоши-нии?

Два разных имени одного человека. Инспектор Тиба повернулся к Фудзибаяси, которая обратилась к нему как «инспектор»:

— Так же, как долг военных отразить захватчика, задача полиции защитить гражданских. Мы останемся здесь. Фудзибаяси... Кхем, лейтенант Фудзибаяси, пожалуйста, встретьтесь со своим отрядом.

— Поняла. Инспектор Тиба, оставляю всё на вас.

Это великолепное вступление объединилось с соответствующим драматическим заявлением. Однако Фудзибаяси даже не обратила внимания, просто ловко отдала честь и быстро ушла.

— Хм... Какая великолепная женщина.

— Ха, мечтай. Она не такая женщина, которая падет в твои руки, Тоши-нии.

К сожалению, слова, которые он пробормотал сам себе, были безжалостно разбиты резкими словами его сестры, заставив инспектора Тибу по-настоящему стоять «безмолвно».

◊ ◊ ◊

На крытой парковке, зарезервированной для больших автомобилей и специальных транспортных средств, ученики Третьей школы застряли в бою с боевиками, приблизительно половина из них были не в состоянии присоединиться к битве... из-за того, что опустошили содержимое своего желудка.

— Итидзё, можешь немного сдерживаться!

— Ты тоже, сэмпай, пожалуйста, отступай.

Виновником был Масаки, и не то чтобы его заботил этот выговор. Он направил CAD в форме пистолета, окрашенный следами крови, на боевиков неизвестной национальности. Кроваво-красный цветок расцвел, и посыпался вниз. Омпх, звук, как ещё один человек прикрыл себе рот, достиг ушей Масаки.

Каждый раз, когда он убивал человека, мораль и с его стороны и со стороны врага немного опускалась.

«Если этого достаточно, чтобы вселить в вас ужас, вы в первую очередь не должны никогда ступать на поле боя»

Как бы этими глазами на него ни смотрели и что бы ему ни говорили, Масаки холодно всё игнорировал.

Его точка зрения была верна. Бесспорно, верна.

Однако как много солдат могут спокойно наблюдать, как разрываются человеческие тела и кровь (скорее, красные кровяные тельца) рассеивается, как пыль?

Секретная техника семьи Итидзё, «Разрыв». Магия, которая способна мгновенно испарить жидкость внутри объекта. Если её использовать на людях, кровь испарится, а последующее давление порвет мускулы и кожу. Красные кровяные тельца, которые составляют большую часть крови, вырвутся наружу, будто расцветающий багровый цветок.

Кроме определенного меньшинства, его одноклассники и старшеклассники впервые поняли, что значит быть известным как «Багровый».

◊ ◊ ◊

Командный центр, расположенный на мостике замаскированного десантного корабля, успешно начавшего внезапную атаку, был окутан настроением, которое в корне отличалось от полного успеха.

— Мы потеряли связь с подразделением, посланным в подземное убежище. Также нет ответа от двуногих танков, — доложил офицер связи.

У Командира подразделения, который также был капитаном замаскированного десантного корабля, выражение на лице стало кислым. По первоначальному плану заранее проникшие оперативники должны были взять заложников прежде, чем он задействует механизированные войска.

Тем не менее потери оперативников в штатском намного превзошли первоначальные оценки. В особенности потери были тяжелые у отрядов, посланных в международный конференц-центр и крытую парковку для больших транспортных средств. Капитан решил, что стратегия, которая предусматривала скрытность для того, чтобы позволить оперативникам сделать основную работу, к сожалению нуждается в небольшой переработке.

— Разрешить выезд механизированным войскам!

Он отдал приказ запустить двуногие танки и БТР, изготовленные в их собственной стране.

◊ ◊ ◊

— ...И? Тоши-нии, почему ты здесь?

В углу площади перед станцией Эрика и Тошиказу были втянуты в не вполне теплое воссоединение (старший брат был весьма счастлив, поэтому, наверное, это и вправду было воссоединение).

Что касается того, почему они были в «углу» — ни Эрика, ни Тошиказу не были умелыми в очищении обломков двуногих танков, допросе схваченных пилотов, или очищении зоны, чтобы смогли приземлиться вертолеты... Хотя говорить, что действующий инспектор Тошиказу не был «умелым в допросе» было само по себе проблемой.

В любом случае, из-за этого они и слонялись без дела (в защиту их чести, Кирихара и Саяка тоже слонялись).

Однако Тошиказу по крайней мере не возражал, что на самом деле не внес большой вклад (в отличие от Инагаки), поэтому он наслаждался словесной перепалкой с младшей сестрой, которая стояла, уткнув руки в бока.

— Как же я огорчен, что ты ещё спрашиваешь почему. Неужели есть что-то странное в том, что добросердечный старший брат желает помощь дорогой сестренке?

— Добросердечный?! А у тебя кишка не тонка, так лицемерить...

— Эй, эй, Эрика, молодая леди не должна использовать термины, вроде «кишка не тонка».

— Ты! Теперь ты посмел со мной говорить, как с какой-то Госпожой. Ты вообще имеешь на это право?!

— Ах, как ужасно... ведь очевидно, что я люблю дорогую сестренку. — Наверное, Тошиказу зашел слишком далеко в притворной глупости, но возбужденная Эрика быстро успокоилась. Увидев, что сестра начала смотреть холодными глазами, Тошиказу вздохнул, будто от скуки. — По крайней мере я правда пришел помочь, — сказал он со скучающим выражением на лице и ленивым тоном, но увидев, как сестра над ним усмехнулась, вдруг озорно ухмыльнулся: — Разве это правильное отношение, Эрика?

— Что ты имеешь в виду?

Выражение лица Эрики немного ослабло. Он был сильнее, чем впечатление о нем — неприятное чувство, с которым она с самого детства не знала, как совладать, и оно не было чем-то, что можно легко стереть.

— Я принес тебе кое-что хорошее.

— Кое-что хорошее? Мне не нужно ничего такого.

Тем не менее Эрика всё равно держалась до конца — упрямо отказывалась отступить. Тиба Тошиказу был одним из двух человек, которым Эрика никогда не сдастся. Мало того, что это было чем-то, что Тошиказу одобрял, это было также тем, к чему его сестра стремилась с самого детства.

— Не будь такой. Сегодня это тебе совершенно необходимо.

Для Тошиказу «маленькая Эрика» была милой сестренкой, которую все хотят подразнить. Сейчас она стояла гораздо сильнее и выглядела привлекательнее, чем прежде. «Давай закончим на этом», сказал он с пролетевшими в голове озорными мыслями, достав из грузовика длинный, изогнутый объект.

Увидев силуэт, Эрика потеряла дар речи.

Сняв тонкое внешнее покрытие, Тошиказу вручил Эрике одачи.

Его общая длина достигала ста восьмидесяти сантиметров, даже длиннее, чем рост Эрики. Само лезвие было длиной сто сорок сантиметров. Для тачи кривизна была слишком мелкой, что делало его форму неестественной...

— Орочимару? Почему он здесь?..

— Почему? Что за смешной вопрос, Эрика. Орочимару — это клинок, созданный для использования «Ямацунами», и лишь ты одна можешь выполнить «Ямацунами». Ни наш отец, ни Наоцугу не могут его использовать. Хотя они могут имитировать форму, лишь ты можешь его «по-настоящему» использовать. Другими словами, Орочимару существует для того, чтобы ты им владела.

Руки Эрики задрожали, когда она приняла одачи. Она плотно сжала этот вес, которого было достаточно, чтобы она качнулась взад-вперед, и наконец перестала дрожать.

Семья Тиба делает сильнейшее оружие ближнего боя. Как и Иказучимару, это была вершина вооружения в форме меча, сделанного семьей Тиба, секретное оружие, которое было источником их гордости.

Эрика никогда даже и мечтать не могла хотя бы на краткий миг получить свободу владеть этим клинком.

— Похоже, ты обрадовалась.

Услышав голос брата, она яростно подняла голову. Предыдущее сопротивление, которое у неё было к брату, исчезло. Эрика всей своей сущностью сосредоточилась на Орочимару. Ну а почему... потому что этот меч...

— Ты так счастлива держать любимый меч, в котором видишь продолжение самой себя, Эрика? Хм... Значит, в этом дело. Что бы ни думал Наоцугу или отец, ты истинная дочь семьи Тиба.

— ...Хмпф! В этот раз я скажу тебе спасибо.

— Вот почему молодые леди должны быть настолько бесцеремонными...

Не дожидаясь, пока Тошиказу закончит, Эрика повернулась и ушла.

Видя, как Эрика уходит, прыгая от радости с Орочимару в руках, Тошиказу улыбнулся в восторге на легко понятное отношение сестры.

◊ ◊ ◊

— Добыл что-то новое?

Верхней частью тела Исори влез в кабину двуногого танка, но когда услышал голос сзади, вылез и покачал головой:

— Нет. Я не очень хорош с оружием и, думаю, это старая модель, приобретенная на вторичном рынке. Поэтому национальность определить невозможно.

— Существует вторичный рынок оружия? — задала вопрос Маюми. Заметив потрясение на её лице, Исори улыбнулся и кивнул:

— Существуют даже вторичные рынки для истребителей. В конфликтах небольшого масштаба оружие из последней Мировой Войны по-прежнему считается пригодным.

Хмпф~, несмотря на мягкую улыбку восхищения Маюми, Исори почувствовал возле себя довольно раздражительную ауру.

На этот раз он мог сказать, кто это, даже не потрудившись взглянуть.

Исори осадил выражение на лице и снова взглянул на Маюми:

— Как правило, оружие, приобретенное на вторичном рынке союзных стран, обходится дешевле. Учитывая, что эти двуногие танки были изготовлены в Восточной Европе, вероятность того, что эти типы — оперативники Большого Азиатского альянса, довольно высока... Тем не менее, чтобы понять их мотивы, нам по-прежнему нужны сведения от пилота.

— Но, неужели он так просто их выдаст?

— Это уже зависит от навыков Мари, — Маюми пожала плечами на очевидный вопрос Канон.

— Тогда я пойду, помогу очищать область.

Увидев, как Исори слегка кивнул и ушел вместе с Канон, которая к нему прижалась, Маюми направилась к месту, где Мари проводила допрос.

Кроме небольшого обморожения на лицах, на двух связанных пилотах не было никаких следов внешних повреждений.

Инагаки допрашивал одного из них, в то время как Мари другого.

— Как всё идет? — Маюми украдкой стала возле Мари и просто задала вопрос о положении дел.

— Молчание. Если б я знала, что такое может произойти, принесла бы более сильный парфюм... — Мари не могла получить удовлетворительный результат, потому и начала становиться немного беспокойной.

— Ничего не поделаешь. Нашим условием сегодняшнего допроса Сэкимото был запрет всех химических препаратов.

Мари была публично признанным боевым специалистом против пехоты, она превосходно владела не только магией и мечом, но и небольшим оружием и даже химическим оружием. Одна из её излюбленных тактик — управлять потоком воздуха, чтобы направлять феромоны врагу в нос. Эта злая девушка также носила с собой скрытый парфюм, который мог непосредственно влиять на психическое состояние врага (что, практически, было преступлением).

Она попыталась тайком использовать это химическое вещество на связанном противнике, но безуспешно.

— Что ж, всегда можно прибегнуть к пыткам.

— Подожди, неважно, что мы... — поспешно вмешалась Маюми, когда услышала, как Мари произнесла опасную фразу.

— Расслабься. Я уверенна, что вызову лишь боль и страдание, я не оставлю никаких видимых следов.

— Я не это пытаюсь сказать!.. Мари, почему бы тебе не отдохнуть?

— ...Верно, наверное, мне и вправду следует немного отдохнуть.

Мари, должно быть, осознала, что слишком напряжена. Она помахала рукой Маюми и пошла туда, где Сузуне сидела на скамейке с развернутой перед собой картой.

На пол перед скамейкой (прикрытой, конечно же), где сидела Сузуне, была в мельчайших подробностях спроецирована карта. Сузуне открыла карту через терминал, а Хонока преломляла свет, чтобы спроецировать её. Это была подробная карта местной береговой линии, которая растянулась от станции Сакурагитё до станции Сангэтё. Там была ещё одна проекция, показывающая вновь прибывшие суда, толпы людей и пейзаж местных улиц.

— Хэ, впечатляюще.

— Ах, Ватанабэ-сэмпай.

Проекция карты на земле слегка дрогнула, но быстро вернулась к четкому изображению. Проекция, показывающая сцены на улицах, перекрывалась и идеально совпадала с картой местности. Пальцы Сузуне парили над клавиатурой терминала в виде ноутбука. Нажав последнюю клавишу подтверждения, Сузуне подняла голову:

— Узнала что-нибудь новое? — спросила она.

— Увы, нет, — горько покачала головой Мари, но её лицо быстро заполнилось интересом: — Похоже, у вас есть некоторые результаты.

— Благодаря Мицуи, мы получили хорошее представление о силах и направлении врага... Мицуи, этого достаточно.

Услышав похвалу Сузуне, Хонока со смущением улыбнулась и кивнула. В то же время карта на земле исчезла.

— Даже если это магия контроля света, довольно редко можно увидеть такой прекрасный уровень контроля, не так ли?

— В самом деле. Я не могу вспомнить, кто мог бы простым преломлением света создать четкое изображение, которое может соперничать с беспилотниками малой высоты. Видимо, эта магия отличается от обычной магии преломления света, — робко похвалила Сузуне.

Лицо у Хоноки покраснело ещё больше.

— Нет, это не так... По сравнению с Тацуей и Миюки, моя магия не такая уж особенная...

— Не нужно скромничать, Мицуи. Тацуя и Миюки и вправду обладают могущественной магией, но в зависимости от обстановки, бывают времена, когда информация может контролировать поле боя даже больше, чем огневая мощь.

— Именно так, Мицуи. Способность посмотреть свысока и понять обстановку имеет огромную ценность. Поскольку мы отрезаны от беспилотников наблюдения и системы уличных камер, вклад твоей магии невероятно значимый.

— Большое спасибо!

Видя, что Хонока глубоко поклонилась с полностью покрасневшим лицом, две ученицы третьего года нежно улыбнулись.

В последнее время они видели слишком много толстокожих младшеклассников, поэтому случайно мельком увидеть невинную реакцию было довольно освежающе.

◊ ◊ ◊

Чтобы добраться от международного конференц-центра к штаб-квартире филиала Магической Ассоциации в Башне Залива Йокогамы, пойти вдоль побережья будет быстрее, но пойти по земле будет не так уж и сильно дольше.

Главные силы врага — десантные войска, спускаемые с боевого корабля неизвестной национальности. Войска, которые проникли в город, сейчас также были активны вдоль побережья.

Однако когда Катсуто спросили «нам следует ехать в объезд?», он покачал головой, не кивнул. И тут же его военный автомобиль поехал через перекрестный огонь на улицах вдоль побережья, направляясь к Башне Залива по кратчайшему маршруту.

Недалеко от Башни Залива (на самом деле, чем ближе они приближались к докам) у врагов появилось тяжелое вооружение. Количество механизированного оружия (двуногих танков) так же увеличилось.

— Вражеские силы на этом месте не сосредоточились, скорее они отсюда начали свою атаку и сейчас распространяются по всему периметру. — Сидя на пассажирском сидении, сержант Татеока начал объяснять обстановку Катсуто.

Катсуто молча кивнул. Он ничего не сказал не потому, что смотрел свысока на офицера низкого ранга, но из-за того что полностью сосредоточился на своей магии.

Затем впереди сбоку перекрестка появилась небольшая группа врагов с ручными ракетными установками. Они не были солдатами в штатском. Хотя на них не было знаков различия, определяющих национальность, все были в единой камуфляжной форме.

Должно быть, десантные войска. Отряд прицелился в автомобиль Катсуто и выпустил четыре управляемые противотанковые ракеты.

Практически в упор.

В управляемых ракетах начальная скорость была более медленной, но автомобиль повышенной проходимости просто не мог уклониться. Однако капрал Отова, державший руль, даже не вздрогнул, а сержант Татеока опустил лобовое стекло с пассажирской стороны и достал автоматическую винтовку.

Управляемые ракеты взорвались в воздухе за пять метров перед автомобилем. Пламя от взрыва охватило барьер в форме полусферы, окружающий автомобиль.

По вражеским войскам изнутри были выпущены пули.

Атаки извне не могли проникнуть внутрь, но атакам изнутри ничего не препятствовало вырваться наружу. Излишне говорить, что направленный прозрачный барьер был примененной на площади магией Катсуто.

Установив себя в качестве центра пространства в форме полусферы, он изменил её поверхность так, чтобы отражать тепло за определенным уровнем и любые молекулы больше кислорода.

Даже на борту машины, движущейся на огромной скорости, магия барьера Катсуто ни в малейшей степени не дрогнула. Во время этого короткого путешествия подчиненные Фудзибаяси почувствовали на собственном опыте, что значит «Железная Стена».

◊ ◊ ◊

Хотя Отдельный магический батальон был определен как «батальон», их численность была в масштабах двух рот.

В начале этой миссии, — которая сперва была для тестирования магического оружия, — они мобилизовали лишь пятьдесят человек. Два больших бронированных трейлера по совпадению вмещали идеальное количество нового оборудования.

— ...Как оно, особый лейтенант?

— Как я от вас и ожидал. Впечатляет.

Стоя перед стеллажами, заполненными защитным снаряжением, которое не выглядело бы неуместным даже на рыцаре, Санада не мог не кивнуть с удовлетворением.

— Измерения должны быть идеальными. Быстро переоденься, — Санада призвал Тацую скинуть всю одежду, в которой тот был. Хотя в трейлере были солдаты женского пола, никто из них не обратил на это никакого внимания.

На некотором уровне все солдаты в Отдельном магическом батальоне считались лабораторными крысами, поэтому полное обследование тела не было чем-то из ряда вон выходящим. Не только солдаты мужского пола могли видеть солдат женского пола в обнаженном виде, обратное тоже случалось. Просто невозможно, чтобы кто-то, кто стыдится чего-то подобного, смог бы надеть это снаряжение.

Тацуя ловко надел специальное белье и сразу же надел черное снаряжение — Мобильный костюм. Затянул широкий пояс и застегнул каждую пуговицу. Положив CAD в кожаную кобуру на поясе, он наконец надел шлем, похожий на маску.

— Не наблюдается никаких отклонений.

— Верно, все ошибки в пределах допустимых границ.

Голос Тацуи шел через установленные в трейлере динамики. Обнаружив, что активировалась автоматическая передача, Тацуя произвел манипуляции со шлемом, и задвинулась защитная маска.

— Пуленепробиваемый, теплостойкий, ударостойкий, а также стойкий к биологическому и химическому оружию и простая система дополнения движения была добавлена в конструкцию по требованию. Конечно, Устройство Полёта также прикреплено к поясу. В сочетании с ударостойкой системой, можно полностью свести на нет отдачу при стрельбе, поэтому можно стрелять и в воздухе.

— Идеально. Его производительность намного превышает мой дизайн.

— Нет, я также наслаждался себе в удовольствие.

Санада и Тацуя пожали руки. В это время наконец прибыл Казама, ведя за собой ещё двоих солдат.

— Санада, ты закончил? — Молча взглянув на подчиненного, который в ответ отдал честь, Казама перевел взгляд на Тацую: — Тогда выступай немедленно, особый лейтенант, встреться с отрядом Янаги. Он сейчас ведет огонь из укрытия по врагу, который приближается к мосту в гавань Мизухо.

— Местоположение капитана Янаги отображено на защитном стекле шлема.

— Вас понял.

Тацуя опустил защитное стекло шлема, проверил местоположение отряда Янаги и вышел из трейлера. Не используя трап, он прыгнул с трейлера, нажал кнопку на талии, и ускорение вниз исчезло. Это была кнопка питания CAD, оборудованного магией Полёта.

Слегка оттолкнувшись от земли, Тацуя взмыл в небо.

◊ ◊ ◊

Неопознанные захватчики, в составе которых был механизированный отряд, вышли на берег в Гавани Холма и разделились на две группы. Первая направилась в Магическую Ассоциацию, расположенную недалеко от залива. Вторая пошла вдоль берега.

Группа, которая направилась на север, не планировала встретиться с боевиками, завязшими в битве с Третьей школой, она направилась в противоположную сторону, готовясь преследовать и захватить гражданских, которые пытались убежать по морю.

Отдельный магический батальон уже контролировал это направление.

Сюда отправилось высокомобильное атакующее подразделение, состоящее из шести БТР.

Стоя перед двумя рядами БТР, которые ехали прямо на мост, капитан Янаги усмехнулся под защитным стеклом шлема.

Он был образцовым противопехотным боевым волшебником.

Он превосходно читал траекторию движения врага, и так же превосходно владел своим телом и магией, всё это он использовал, чтобы заманить врага, разведать или в ближнем бою обратить вражескую атаку. Он практически ничего не мог сделать против этой бронированной колоны... пока не присоединился к Отдельному магическому батальону.

Поскольку командир батальона был пользователем древней магии, большинство войск 1-0-1 также были пользователями древней магии, а Янаги был отличным примером такого пользователя.

Янаги, который свободно мог применять магию, при этом орудуя мечом, получил технику, использующую движения и «форму» его тела, чтобы заменить необходимую печать. Он внушал ужас, потому что никогда не оставлял открытых мест, даже когда оперировал CAD.

Тем не менее даже он был вынужден признать низкую практичность магии большого масштаба на специализированном CAD, которая могла перевернуть массивный объект с весом в десятки тонн.

Если последовательность, необходимую для активации магии такого масштаба, он заменил бы печатью, ему как минимум потребовалось бы не менее пяти секунд. Это было откровенно невозможно с уже надвигающимся врагом.

«Как неприятно», — мысленно пожаловался он, но с лица по-прежнему не сходила эта кривая улыбка.

Злобно усмехаясь под шлемом, Янаги выпрыгнул из укрытия прямо перед колонной БТР.

В совершенно черной броне.

Стоял один человек.

Наверное, потому что замешкались при виде этого неожиданного врага, но БТР не сразу открыл огонь орудием.

Так как стоял всего лишь один солдат, они, должно быть, хотели просто переехать его колесами.

Разница в защите БТР и Мобильного костюма была просто слишком большой.

Янаги вовсе не собирался слишком долго стоять перед орудием врага.

Сжав винтовку с прикрепленным штыком, спусковой крючок CAD, он убедился, что магия активировалась, прежде чем нырнуть обратно под укрытие. Вдруг по воздуху по прямой линии полетели блоки земли, как будто в земле кто-то вырезал прямую линию. Вдоль этой линии колеса БТР оторвались от земли.

Трясущаяся земля издала серию стонов, что сказало Янаги результаты магии. Наклонившийся БТР врезался в БТР, который ехал рядом. Более подробное изучение показало, что все БТР, которые были на востоке, перевернулись и раздавили те, которые были на западе.

Магия типа Гравитации «Тысяча татами». Исчезновение силы притяжения Земли вдоль оси с севера на юг заставляло объект наклоняться с востока на запад из-за вращения Земли.

Нижняя часть БТР, их «животы», перевернулись вверх и были поражены градом пуль.

Практически в то же время, как Янаги активировал магию, летящий в воздухе отряд открыл огонь.

Оружейные CAD в форме винтовок выстрелили поток пуль с повышенной проникающей силой, которые легко пробили дно БТР, покрытое противоминной броней. Как только было поражено топливо, с нижней части бронемашины вспыхнуло пламя.

Западная часть бронеколонны осталась невредимой. Похоже, что для дополнительной защиты на борт БТР враг посадил волшебников, превосходных в контрмагии. Раз они создали достаточно сильный барьер, чтобы сдержать объект весом в десятки тонн, то воздействие от нормального оружия будет полностью сведено к нулю. На борту был или невероятно сильный волшебник, или они использовали некий магический усилитель.

С неба снова посыпались пули.

Сила вмешательства усиленных выстрелов и магия отталкивания пуль аннулировали друг друга, в результате чего обе магии исчезли. Бронебойные пули попали по БТР, но не смогли пробить броню.

Башня с автоматической пушкой на БТР засыпала воздух пулями большого калибра.

Два солдата были поражены и упали на землю. Благодаря пуленепробиваемой броне, травмы по крайней мере смертельными не оказались.

Оценив из укрытия обстановку, Янаги снова выпрыгнул перед врагом и нажал на спусковой крючок три раза подряд.

«Тысяча татами» Янаги — магия, которая убирает земное притяжение, она не изменяет напрямую Эйдос цели. Поэтому магия обнуления гравитации полностью проигнорировала защитную магию противника вокруг бронемашин.

Вражеские БТР начали опрокидываться.

Толчок от вращения заставил окружающий их магический барьер исчезнуть. После того как бронебойные выстрелы с неба поразили броню на дне, оставшиеся три БТР также пожрали огненные шары.

◊ ◊ ◊

Скорость магии Полёта зависела от того, насколько хорошо волшебник знает эту магию и как долго ей тренировался. Тацуя, который её разработал, наверное понимал её лучше, чем кто-либо другой. Учитывая текущую скорость полёта, он сможет довольно быстро преодолеть расстояние между трейлером, служившим мобильной базой, и отрядом Янаги.

Пейзаж пролетал быстро. Хотя на боевой тренировке Тацуя делал всё возможное, чтобы приспособить зрение к движению, пытаться так сделать во время полета — не то, что человек может совершить. При таких условиях нельзя переоценивать способности своего тела. Так что, вместе с невооруженным глазом, он использовал Элементальный взгляд в своем сознании как радар для поиска препятствий в воздухе.

Он был уверен, что обнаружил кое-что интересное.

Небольшой летающий объект, длиной всего лишь в один метр. Полностью черная, похожая на птицу летающая машина, была, несомненно, беспилотником малой высоты. Сейчас она кружила над головами там, куда направлялся Тацуя — где вступил в бой отряд Янаги. Чтобы не быть обнаруженным сенсорной магией беспилотника, Тацуя полетел высоко над ним, правой рукой достал CAD и отключил магию Полёта.

Таким образом, он рухнул вниз. Прежде чем вступить в контакт с беспилотником, Тацуя активировал магию Разложения «Туманное рассеивание». Беспилотник мгновенно разложился в пыль и развеялся по ветру. Снова активировав магию Полёта, Тацуя приготовился приземлиться.

◊ ◊ ◊

Внезапная потеря изображения от беспилотника погрузила командный центр вторжения в хаос.

Хотя машина, которая остановила передачу, была не единственной в своем роде, запасных беспилотников не было, потому что они были очень дорогостоящими. Безусловно, они потеряли свои драгоценные «глаза».

Хотя они, казалось, начали успешное неожиданное нападение на вражескую нацию, обратное было также верно — они были изолированы глубоко внутри вражеской территории. Потеря одного из методов проверки боевой обстановки оказала на них значительное давление.

◊ ◊ ◊

К тому времени как Тацуя встретился с Янаги, первоначальное сражение уже утихло, и Янаги оказывал медицинскую помощь раненым.

— Особый лейтенант, отличное время. — Тацуя даже заговорить не успел, а Янаги уже определил его фигуру и тут же обратился.

Ловко отдав честь, Тацуя охватил взглядом раненных, которым уже сняли броню.

— Пули мы уже извлекли. Остальное за тобой.

Янаги был без шлема, на его открытом лице не было никакого выражения, но глаза выдали его эмоции.

— Вас понял, — кратко ответил Тацуя, отклонив тем самым вину Янаги как ненужную, затем достал слева на талии серебряный CAD.

Стоны раненных сразу же прекратились. Вместо них Янаги услышал, как Тацуя под сжатыми губами стиснул зубы.

◊ ◊ ◊

Сузуне удивилась, когда получила обзор вражеских сил благодаря магии Хоноки, она считала, что войск у захватчиков будет больше.

— ...Вам не кажется, что линия фронта слишком растянулась, — спросила Мари.

— То, что однажды было известно как линия фронта, уже перестало существовать, — без каких-либо колебаний ответила Сузуне. — Конфликты по-прежнему вспыхивают по всем районам вглубь территории. Проникшими боевиками взять под контроль транспорт и связь, в то время как десантными войсками пойти прямиком к целям... Думаю, это основной план армии вторжения.

— Если ты так говоришь, Рин-тян, то так оно, должно быть, и есть... Тогда какие у противника цели?

Не только Маюми со всем вниманием наклонила голову, даже Сузуне задумалась.

— ...Как ты и предсказывала, Маюми, одной из них должен быть филиал Канто Магической Ассоциации, в этом мы уверены. Другая цель, вероятно, это гражданское население, которое пытается бежать по морю, возможно захват заложников.

— Заложников?

— Сомневаюсь, что они попытаются убить гражданских. В противном случае они послали бы ракетный катер, а не десантный корабль. Обмен заложниками, выкуп... Конечная цель остается неясной.

— Значит, есть меньше опасности внезапно попасть под обстрел пушек или управляемых ракет, да? — упомянула вслух Сузуне, смотря на большую толпу гражданских, собравшихся недалеко он вестибюля возле билетной стойки станции.

— Ранее Кёко сказала, что подкрепление с Цуруми уже почти здесь. Приняв во внимание их маршрут, мы должны защитить гражданских возле Гавани Мизухо, и затем бросить все оставшиеся силы на отпор врага, — спрогнозировала Маюми.

— Согласна. Я тоже так думаю, — Сузуне кивнула.

— Если противник намерен взять заложников, они определенно придут туда, где оборона слабее... В первую очередь давайте поможем группе Канон, — предложила Мари.

— Верно... Хотя в другой группе не так много людей, но с ними Миюки, — согласилась Маюми.

— Ах~, магия Заморозки этой девушки, вероятно, соответствует боевому уровню.

Маюми и Мари обменялись кривыми улыбками. Они, наверное, подумали: «ох уж эти брат с сестрой...».

— ...Тем не менее, Мари, не дави на себя слишком сильно. Вряд ли для тебя всё хорошо закончится, если ты захочешь померяться силами с механизированными войсками.

— Поняла.

Наблюдая, как Мари побежала прочь, до этого молчавшая Хонока, которая со страхом стояла рядом, заговорила с Маюми:

— Эм, мне следует примкнуть к защитникам? Если не в передних рядах, я всё ещё могу предложить поддержку со спины.

Хонока, должно быть, собрала всю свою смелость, чтобы сказать это. Маюми улыбнулась и покачала головой:

— Мицуи, нужно остаться здесь, чтобы помочь, когда прибудут вертолёты. К тому же миссия Миюки-тян и Канон-тян не в обороне, но в том, чтобы быть на страже. Мы не профессиональные боевые волшебники, потому нет никакой необходимости идти на риск боя или вообще стремиться к бою. Нам лучше побеспокоиться о том, как сбежать, — слегка озорным тоном предупредила Маюми.

Но половина Хоноки была уверенна, что Миюки и Эрика никогда не сбегут с битвы. Она беспокойно посмотрела на Шизуку, лишь чтобы обнаружить такой же взгляд, отраженный в глазах дорогой подруги.

Команда «на страже», о которой говорила Маюми — которая на самом деле была «командой обороны» — разделилась на две группы, чтобы защитить два доступных маршрута, как предсказывала Сузуне. Как раз тогда, когда они подошли к точке невозврата, Кирихара вдруг повернулся к Саяке и заговорил:

— Мибу... думаю, тебе следует пойти в тыл.

Слова Кирихары заставили Саяку взглянуть на него удивленным взглядом, который практически кричал «почему ты это сказал сейчас?».

— Кирихара-кун, я тоже мечница. У меня есть решимость стоять на поле боя.

— Не иди дальше! — Кирихара, наконец, взорвался. Этого было достаточно, чтобы Саяка остановилась с широко открытыми глазами. — Не говори о «решимости» так легкомысленно!

— ...Кирихара-кун?

— Кирихара-сэмпай... Почему ты так сердишься?

Саяка и Эрика, которые наблюдали за этой сценой с таким же удивлением, обе одновременно задали вопрос. Излив пар, Кирихара несколько успокоился.

— Я... не хочу, чтобы меч Мибу окрасился кровью.

Хотя Саяку поразили эти неожиданные слова, она не могла не возразить:

— Но... мечи предназначены для...

— Я понимаю, — ...Кирихара её перебил, — мечи — это инструменты, которые люди используют для ведения войны и, в отличие от копий и стрел, первое оружие, сделанное для убийства людей. Поэтому это не обязательно плохо, чтобы сказать, что руки мечника должны быть запятнаны кровью. — Кирихара подтвердил слова Саяки. Но вслед он призвал высший «закон», чтобы отклонить их: — Тем не менее кэндо никогда требовало настоящее оружие для определения победителя. Разве есть что-то хорошее в том, чтобы перейти от спорта к убийству?

Пока Кирихара полностью не успокоится, Саяка и Эрика могли лишь молчать и слушать. Он продолжил:

— Я... в средней школе я всегда считал, что меч Мибу великолепен. Её техники были грациозны, а форма просто прекрасна. В её мече не было ничего гнусного, он существовал исключительно для того, чтобы тренировать себя в искусстве кэндзюцу... нет, кэндо. Мне был не доступен такой чудесный меч. В то время, ах, я желал, чтобы её меч вечно был столь красив и продолжал сиять алмазным блеском. Поэтому... эм, ах, серьезно, как, черт возьми, я должен это сказать?!

— Я поняла, сэмпай. — Увидев, что Кирихара схватился за голову, не зная как продолжить, Эрика заговорила другим тоном, чем прежде. — На вашем матче во время недели вербовки я увидела, что меч Саяки развивается в правильном направлении, но думаю, что Кирихара-сэмпай думает иначе. Я не считаю верной мысль, что настоящий меч полностью отличается от кэндо. Наверное, я так думаю потому, что, в отличие от сэмпая, я больше настроена на использовании меча для убийства людей.

— Эрика-тян... — немного забеспокоилась Саяка, потому что у Эрики был такой тяжелый тон. С другой стороны, Кирихара стоял как вкопанный, не зная, чем ответить.

— Тем не менее, Кирихара-сэмпай, окончательное решение остается за Саякой. — Эрика острыми глазами пронзила Кирихару. — Это правда, настоящий бой полностью отличается от боевой тренировки. Нет ничего плохого в том, что Кирихара-сэмпай не желает, чтобы руки и меч Саяки испачкались кровью. Однако Сая, безусловно, не из тех, кто может позволить цели своей привязанности в одиночку подвергнуться опасности. Она хочет сражаться вместе со своим любимым.

И Саяка и Кирихара покраснели. Они смутились, несомненно, из-за слова «любимый». Тем не менее сейчас было не время и не место, чтобы выражать свою привязанность, они держали себя в узде.

— ...Ой, не следовало этого говорить. — Даже Эрика немного смутилась, так что она была не в том положении, чтобы что-либо говорить Кирихаре и Саяке. — Думаю, третьему лишнему следует удалиться. Вы оба можете обсудить, как лучше действовать дальше. — Эрика быстро их покинула.

Успокоившись, Саяка и Кирихара обменялись взглядами.

◊ ◊ ◊

Без возможности взглянуть на обстановку с высоты птичьего полета, Масаки и Китидзёдзи из Третьей школы никак не могли знать, что вражеские силы не слишком велики.

Общее количество сил противника включало десантный корабль, замаскированный под большое грузовое судно (достаточно большое, чтобы транспортировать наземные силы) и боевиков, которые проникли заблаговременно. К тому же их задача заключалась в захвате целей, нежели подготовка к массивному вторжению.

— Уже всё закончилось?.. — изумился Масаки, что вражеская атака прекратилась, и не потому, что любил сражение.

— Нельзя сказать, закончилось ли всё на самом деле. В конце концов, у нас нет никакой возможности получить информацию, — ответил подошедший сзади Китидзёдзи на бормотание Масаки.

В непосредственной близости не было никого, кроме Китидзёдзи. Не было никаких признаков остальных товарищей, лишь пропитанные кровью трупы лежали впереди.

— Значит, нам нужно воспользоваться этой возможностью для побега, — на полном серьезе сказал Китидзёдзи, увидев, как Масаки положил CAD в форме пистолета, который светился слабо красным, назад в нагрудный карман. — Мы уже сменили покрышки. Масаки, пошли в автобус, — сказал он, обернулся и увидел, что ученики, которые изначально были готовы встретить врага, уже собрались вокруг автобуса. — Пойдем. Чем скорее отправимся, тем лучше. — Китидзёдзи подтолкнул Масаки.

Однако тот покачал головой.

— Масаки?

— Я собираюсь направиться к филиалу Магической Ассоциации.

— Это слишком рискованно! — у Китидзёдзи широко открылись глаза, он тут же не согласился со словами Масаки. — Прежде всего, зачем?!

Лицо Масаки приняло странно отчужденное выражение, он ответил своему торопливому другу:

— Чтобы помочь им. Волшебники из Ассоциации не могли просто сидеть там и ничего не делать. Должно быть, они создали отряд добровольцев и присоединились к обороне.

— Ну и что!

— Потому что я «Итидзё», — тихо сказал он.

У Китидзёдзи перехватило дыхание.

— ...Не говори мне, что это из-за того, что случилось ранее? Никто этим ничего не имел в виду. Просто они не привыкли к такому, они не видят Масаки как...

— Такие тривиальности меня даже не волнуют, — Масаки перебил Китидзёдзи и покачал головой, — когда я первый раз ступил на поле боя, я тоже хотел убежать. — Кривая улыбка появилась на лице Масаки, когда он добавил: «но я этого не сделал». На этом лице Китидзёдзи увидел отчужденное чувство одиночества. — К тому же отсутствует адекватное снабжение, надежные офицеры, и они были брошены в бой вообще без психологической подготовки. Такие условия слишком ужасны для первого боя.

— Именно! Вот почему все так себя выразили.

— Я же сказал, не в этом дело, — Масаки снова прервал Китидзёдзи, потому что тот отчаянно пытался найти оправдание (по крайней мере так считал Масаки). — Хотя я не могу вдаваться в подробности, Десять Главных Кланов несут ответственность перед Магической Ассоциацией. Как Итидзё, и старший сын в придачу, я не могу убежать и сделать вид, что это не имеет со мной ничего общего. — Масаки похлопал Китидзёдзи по плечу и направился в другую сторону от автобуса.

— Тогда я тоже пойду!

Уловив настойчивый крик Китидзёдзи, Масаки остановил шаг.

— Я твой тактик, Масаки. Если ты присоединишься к добровольцам, тогда и я тоже.

— Джордж, ты должен помочь всем безопасно сбежать, — Масаки лишь слегка повернул голову к Китидзёдзи и заговорил с ним. — На улицах по-прежнему поле боя и невозможно сказать, что может произойти. Честно говоря, если я буду волноваться о том, безопасно ли сбежали учителя и сэмпаи, я не смогу сосредоточиться на предстоящей битве, — сказал Масаки, повернул лицо вперед и продолжил идти, спиной к Китидзёдзи.

— ...Хорошо, Масаки. Я возьму на себя ответственность и удостоверюсь, что все будут в безопасности. Вот почему, Масаки, ты должен вернуться невредимым. — Ты мой единственный «командир». С этим чувством в сердце Китидзёдзи принял приказы Масаки.

Услышав его слова, Масаки, продолжая находиться к нему спиной, поднял руку в знак признательности, затем снова в одиночку направился к полю боя.

◊ ◊ ◊

— ...Они здесь. — Первым обнаружил приближение врага Микихико. Талисманы, которые разлетелись ветром, передали изображение врага. — Двуногие танки... они отличаются от предыдущих. Они двигаются, как люди.

— Как люди? — почему-то Эрика склонила голову, при этом на голове были защитные наушники (чтобы не мешать разговору, они не закрывали уши).

Двуногие танки были созданы для того, чтобы свободно проходить по узким улочкам городов и, с поднятой платформой для стрельбы, эффективно вести огонь. Вместе с тем коренастые ноги были оборудованы гусеницами для управляющих шагов и перемещению по камням, но эти танки никогда не разрабатывались, чтобы функционировать как боевой робот.

В современной военной технике, по крайней мере в пределах знаний Эрики, не было боевого робота, способного имитировать человеческие движения.

— Через секунду увидишь... там!

Но сейчас было не время думать об отдаленных от реальности вещах. В сопровождении голоса Микихико, двуногий танк появился из-за здания.

Коренастые ноги с прикрепленными гусеницами.

Немного удлиненное тело.

Как и у всех двуногих танков.

Однако его правая рука была оборудована цепной пилой, а левая — автоматическим пробойником. Оборудование, невозможное на обычных двуногих танках. Если тяжелую технику, используемую для очистки завалов в зонах бедствий, переделать в человеческую форму, она, несомненно, будет выглядеть именно так. К тому же на правом плече была установлена гаубица, а на левом тяжелый пулемет.

— Боевые роботы?! — будто не веря, что воображение стало реальностью, отрывисто проговорила Эрика.

Возле неё Миюки холодно посмотрела на гнусно выглядящее мобильное оружие. Как только двуногий танк вошел в радиус обзора, Миюки высвободила магию. Ей не нужно было спрашивать разрешения.

Все три машины остановились — были полностью заморожены гусеницы. Но танки не опрокинулись, настолько превосходен у них был модуль балансировки. Но замороженными оказались не только ноги.

Магия Миюки не была детской игрой.

Любой человек с военными знаниями, например пилот двуногого танка, мог сразу же понять, что мороз пришел от магической атаки. Излишне говорить, что источник магии — эта длинноволосая молодая девушка с холодным темпераментом, преградившая путь.

Тем не менее ни пулемет, ни гаубица не открыли огонь.

Это была не просто Замораживающая магия, она также активировала «Заморозку пламени» — магия Миюки не только ограничила движения, но также предотвратила любое увеличение тепла.

Видя, что оружие выведено из строя, Лео тут же бросился вперед. Молниеносная реакция. Он проявил свою дикую природу, чутье к победе.

Оружие у него в руках было похоже на короткую палку с двойным молотом. Общая длина пятьдесят сантиметров, рукоять — тридцать сантиметров. Выступающая головка на переднем конце была гораздо шире рукояти, в длину приблизительно десять сантиметров. Со стороны оружие выглядело почти как католический крест.

Головка молота загудела, как мотор — из передней части палки высунулась черная мембрана. Очень, очень тонкая, прозрачная, темная мембрана. Звук мотора затих, мембрана превратилась в прямой двухметровый длинный клинок. Совершенно плоский, ультратонкий клинок, который сбоку было невозможно увидеть.

Это был секретный меч семьи Тиба — «Усуба Кагэро». Клинок был тончайшим, сделан из углеродных нанотрубок, а плоскость держалась магией Укрепления. Усуба Кагэро — имя техники, а также имя, данное этому особому оружию.

Усуба Кагэро в правой руке Лео мелькнул.

Углеродные нанотрубки были сплетены в ультратонкую пластину толщиной пять нанометров, делая его острее любого меча или бритвы, он легко разделил замороженную бронированную обшивку надвое, разрезав её по диагонали. Все, что осталось — тонкая, едва видная, линия деления пополам. С которой медленно брызнули красные капли.

Это был не только итог очень интенсивной тренировки за короткий промежуток времени, это была также сила завершающего удара, специально сделанного для Лео.

Будто погнавшись за ловко отступающим Лео, двуногий танк рухнул на обочину дороги.

Эрика была на шаг позади Лео в быстроте реакции — в плане того, кто взял добычу первым, — но она была мастером.

Она в мгновение поправила наушники, левой рукой крепко схватила рукоять Орочимару, и стала на позицию.

В тот миг, когда рука передвинулась из ножен на рукоять, ножны разделились вдоль задней части клинка как две страницы книги, открывая гигантское лезвие внутри.

Ладонь у Эрики была твердой, она указательным пальцем правой руки нажала на кнопку прямо под лезвием. Затем подняла лезвие длиной сто восемьдесят сантиметров на плечо. В этот миг магия уже активировалась. Одачи, который весил десять килограммов, полетел по воздуху.

Силуэт Эрики в мгновение исчез. По крайней мере она исчезла из зрения Миюки. И тут же послышался сокрушительный рев. Будто скрежет на старых установках по переработке металлолома, где сдавливался металл.

Эрика стояла в позе взмаха одачи. Клинок покраснел — несомненно, от крови пилота. Системная магия Гравитации•Контроля инерции «Ямацунами».

Прежде всего, этой магией она сводит к минимуму свою инерцию и инерцию оружия, приближаясь к врагу на высокой скорости. В точке удара инерция передается цели, но усиленная инерцией меча.

Дублированное ложное значение инерции можно дополнительно усилить, начав технику чуть дальше, чтобы достичь максимума в десять тонн.

Скорость, полученная от передачи инерции, соединяется с весом, полученным от увеличенной инерции.

В своей максимальной силе Ямацунами был как гигантская, десятитонная гильотина, рухнувшая с высоты. Брони, способной противостоять такому удару, вероятно, не существует.

Ключ ко всему заключается в том, когда переключиться с передачи инерции к увеличенной инерции. К тому же нужно ещё мчаться вперед, не теряя равновесия из-за потери инерции и крепко держать клинок, не давая ему колебаться.

И наконец — что, наверное, самое важное — очень быстрая реакция и восприятие, которое не будет разрушено от потери инерции.

Все это — критические компоненты Ямацунами. Эрика была рождена с этой «скоростью» и, с бесчисленными днями суровых тренировок, она наконец получила эту способность.

Эрика посмотрела на следующую добычу.

Лео уже приближался к следующей цели.

Ямацунами активировалась.

Секундой позже Лео отключил Усубу Кагэро и прикрыл уши прежде, чем двуногий танк развалился.

Другая половина команды «на страже» — которая была командой «обороны» — тоже встретила в бою двуногих танков.

Исори установил на три метра в землю стены, которые препятствуют колебаниям, поэтому Канон могла свободно применять магию, использующую землю в качестве проводника.

«Формирование», которое Исори расширил под землю, было способно обнаружить врага и на поверхности. Поверхность и подземная часть была покрыта диаграммами, созданными шелковыми нитями, которые помогали в вызове магии, что, по сути, было магическим формированием.

Семья Исори была сильна в магии Гравировки, а Кэй, элита семьи, в этой магии был просто превосходен, она была невероятно похожа на ритуал формирования, используемый в древней магии Микихико. В конце концов, будь то современная магия, или древняя, в «готовой» магии они мало чем отличались.

Поэтому Исори и Микихико выполняли похожие роли, что на некотором уровне имело смысл.

— Идут, — сказал Исори и Канон активировала последовательность активации.

Хотя Исори принял меры предосторожности, она не могла использовать слишком сильную магию колебания, когда была не знакома с положением под землей.

Появилось два нетипичных двуногих танка.

Незнакомая с типами вооружения, Канон не удивилась их странным формам. Не думая ни о чём лишнем, она высвободила заранее подготовленную магию. Асфальтированная дорога сменилась на мелкую пыль, образуя болото с водой, которая хлынула из небольшого колебания в земле.

Двуногие танки опустились примерно к высоте головы, так как ноги у них завязли в земле.

Изначально гусеницы задействовались, чтобы пройти песчаную или мокрую местность, вроде открытого грунта. Тем не менее сжиженное дорожное покрытие легко проглотило небольшие гусеницы. Это была одна из вариаций магии семьи Тиёда «Минный источник», «Колеблющаяся мина».

Исход был виден невооруженным глазом. Магия превратила землю в жидкость, не давая противнику двигаться. Гусеницы застонали, меся грязную воду, пока в них не застрял песок.

В определенную секунду влага испарилась, вследствие чего сжиженная дорога, с всё ещё застрявшими ногами двуногих танков, затвердела. После сжижения земли, Канон колебанием заставила влагу испариться.

Магией, известной как Колеблющаяся мина, называлась цепочка процессов, ведущая в конечном итоге к захвату.

Хотя объекты из предыдущего столетия несколько изменились, дорожное покрытие по-прежнему в основном состоит из бетона. Тем не менее не то чтобы она вызвала полную реакцию сжижения. Скорее, она просто изменила состояние песка, погруженного в воду. Хотя это и называлось захватом, на самом деле это была лишь временная мера, но учитывая, что противник сейчас не мог двигаться, временной меры было достаточно, чтобы нанести смертельный удар.

С флангов неподвижных двуногих танков появились Тошиказу и Кирихара. Тошиказу атаковал с неба. Пилот двуногого танка просто не мог вовремя среагировать на такую скорость. Будто ястреб, падающий с неба, он плавно вырезал глубокую черту через кресло пилота.

Секретный Меч «Тетсузан».

Как правило, «клинок» был единственной концепцией, установленной внутри меча с последовательностью магии системной магии Движения, установленной для управления направлением удара... Только если оружие не «Иказучимару».

Когда Иказучимару используется для активации «Тетсузана», не только клинок, но и мечник включается в цель магии.

В то время как клинок установлен в качестве концепции, «мечник» устанавливается в качестве другой дополнительной концепции, реализуя тем самым возможность атаки на высокой скорости и без вибрации.

Когда он взмахнул мечом сверху вниз, тело уже знало, как нужно двигаться. Через тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч повторяющихся движений и практики, это действие уже вырезалось в самом его теле к тому времени, как он изучил эту технику.

По общему мнению, старший сын семьи Тиба не был столь же талантлив, как его младший брат.

Даже сам Тошиказу на самом деле считал, что Наоцугу гений, а он нет.

Именно из-за того, что не был гением, он положился на определенный режим тренировок, неизвестный остальным людям, изучая технику Тетсузан Иказучимару, «Молниеносный Тетсузан».

Так как это была техника, возведенная до логического предела, как только начнет «Молниеносный Тетсузан», он сможет лишь следовать его движениям. Вот почему он удостоверился, что никто не видит его тренировок. Поэтому многие ошибочно считали его ленивым, тогда как он на самом деле своим невероятным усердием изучил этот секретный меч.

Двуногий танк, кресло пилота которого было разрезано надвое, наконец, замолчал.

Другой двуногий танк повернул всем своим телом встретить Кирихару, который приближался, низко пригнувшись к земле. К дистанции ближнего боя оставался какой-то шаг.

Дуло пулемета нацелилось на Кирихару, но не вылетело ни одной пули. За Кирихарой полетел кодачи и срезал пулемет с плеча двуногого танка. По диагонали за Кирихарой Саяка приготовила и бросила ещё один кодачи. Гаубица была также отрезана. Два кодачи вернулись обратно вдоль своих осей полета в руки Саяки.

Метание ножа.

Хотя в школе Саяка принадлежала к клубу кэндо, её отец был волшебником, использовавшим кэндзюцу в реальном бою. Дома она изучила техники кэндзюцу и элементарные уроки. И лучше всего знала метание ножей.

При прямом столкновении женщина покажет более низкие результаты, когда дело касается силы запястья. Например, Звуковой клинок, излюбленная техника Кирихары, полагается на силу запястья. С такими способностями в магии Саяке было слишком трудно контролировать тачи, используя магию. Однако метание ножей не имеет ничего общего с силой запястья, пока можно сопоставить свою магию с броском. Поэтому она неустанно тренировалась, чтобы иметь возможность использовать эту магию.

Поскольку после броска появляется огромная щель в защите, нельзя было использовать эту магию против быстрых противников, но она идеально подходила против такого большого, неподвижного противника.

Увидев, что огнестрельное оружие выведено из строя, Кирихара сделал последний шаг вперед. На голову обрушилась гигантская пила. Однако её траекторию он видел насквозь. Тело естественным образом начало уклоняться, Кирихара клинком разрезал левую ногу двуногого танка.

Звуковой клинок.

Его излюбленная магия легко прошла через броню, разработанную против мин и бронебойных снарядов. Корпус танка начал рушиться. Кирихара отрезал от корпуса автоматический пробойник, затем отпрыгнул, обошел его со стороны, и погрузил клинок в кресло пилота.

Чувство, которое прошло через руку, говорило, что он пронзил плоть. Лицо Кирихары немного скрутилось, затем он вынул клинок и отпрыгнул далеко от двуногого танка. Выражение на лице было совершенно точно не улыбкой.

◊ ◊ ◊

Поискав в обломках БТР, Тацуя достал коробку длиной тридцать сантиметров.

— Это оно? — он положил коробку перед камерой и задал вопрос.

— Да, оно. Положи его перед анализатором... Да, похоже на то. — Ответ пришел через дисплей на камере. — Это Усилитель волшебства.

— Выглядит как обычная коробка.

— Связь и операции полностью делаются через цикл последовательности обратной связи, поэтому и нет никакого механического выхода. — С другой стороны дисплея Санада продолжил объяснять Тацуе, который с подозрением нахмурился, глядя на плоскую коробку, в которой была лишь ручка.

— Вы говорите, что антифизический магический барьер БТР был усилен этим усилителем, верно?

— Должно быть так. Хотя это лишь предположение с нашей стороны, но оно подходит, — Санада согласился с размышлением Янаги по этому вопросу.

— Тогда становится очевидно, против кого мы воюем. Впрочем, других возможных виновников и так нет.

— Хотя этого недостаточно в качестве доказательств, мы не полиция и не судьи. Хотя даже если бы мы точно знали, кто они, наш план действий, наверное, не изменился бы.

С другой стороны дисплея оба капитана зло улыбнулись.

«Не хочу я превратиться в таких людей», — подумал Тацуя с небольшим колебанием, прежде чем подтвердить свои следующие приказы:

— Тогда мы затопим замаскированный боевой корабль Большого Азиатского Альянса?

— Затопить его в границах порта — плохая идея. Мы слишком сильно повлияем на работу гавани.

Конечно, он знал о такой вероятности. Он лишь пошутил, когда упомянул о затоплении корабля, но, похоже, вызвал более серьезный ответ, чем ожидал, из-за этого Тацуя почувствовал себя слегка виноватым.

— Значит, мы возьмем корабль штурмом? — Янаги спросил Казаму, который сменил Санаду на мониторе.

«У меня такое чувство, что брать штурмом вражеский корабль с такими крошечными силами даст предсказуемый результат», — подумал Тацуя. Лишь сейчас он вспомнил, что эти знакомые (его текущие командиры) не знают, что такое шутка, или, может, они такие люди, которые привыкли делать то, что большинство людей посчитает шуткой.

— Что ж, отложим пока это на потом. На площади перед станцией находятся общественные деятели, которые вызвали вертолеты для эвакуации гражданских. Передай область отряду из Цуруми, затем иди к станции и прикрой эвакуацию.

— Вас понял, — отдал честь Тацуя, стоя возле Янаги. Вместе с тем он подумал, что за смелые люди эта группа общественных деятелей. Даже при эвакуации не забыть взять ещё не эвакуировавшихся гражданских — похвально, думал он.

— Кроме того, имена общественных деятелей, вызвавших вертолеты — Саэгуса Маюми и Китаяма Шизуку. Если у них на месте будут какие-то запросы, пожалуйста, сделай всё возможное, чтобы помочь им.

Услышав эти знакомые имена, Тацуя едва подавил приступ кашля.

◊ ◊ ◊

Почти в то же время в другом месте также опознали противника.

Хотя обломки, которые разбила Эрика, были полностью утеряны, Миюки, Эрика, Лео и Микихико столпились перед другим двуногим танком, кресло пилота которого сохранилось неповрежденным после того, как Лео его вскрыл ударом меча. Остальных троих позвал Микихико.

— Этот двуногий танк, не думаю, что он движется только за счёт механики.

— Другими словами, они применяют какие-то заклинания?

— Верно.

Для Миюки не было ничего особенного в том, чтобы использовать более формальный тон с парями (это было не всегда, она могла принять другой тон, в зависимости от обстоятельств). Наверное, по той же причине, Микихико никогда не мог говорить свободно возле Миюки (он всегда был, как сейчас).

— Движения конечностей этих троих невероятно похожи на человеческие. В корпусе двуногого танка доминирует кресло пилота и у него слишком много структурных отличий от человеческого тела. Нельзя сымитировать человеческие движения даже если захотеть, так как это приведет к потере мобильности.

— Тем не менее эти типы всё равно использовали слишком живые движения, так ведь? — спросил Лео.

Микихико без колебаний кивнул:

— Их мобильность идет не только из поршней, шестерней, или электричества. Я считаю, что здесь действует некая сила, позволяющая сымитировать человеческие движения.

— Другими словами, они используют магию? Какого рода магию?

— Вероятно Сэнси Сихей Дзюцу.

— Сэнси Сихей Дзюцу? — склонив голову, Эрика повторила это незнакомое название.

— Магия гуманоидного слуги из системы Онмё? Я слышала, что это изначально пришло из Даосизма.

Услышав ответ Миюки, Микихико не мог не кивнуть в восхищении:

— Верно. Сэнси Сихей Дзюцу — бумагу вырезают в форме человека и применяют магию, превращая её в солдат.

Вторая половина этого объяснения была для Эрики.

— Другими словами, наш враг пришел из Большого Азиатского Альянса? — Однако Эрика не уделила внимания этому объяснению и прямо назвала противника.

— Разве мы не поспешили с выводами? Магия из системы Онмё может также намекать на предательство изнутри, — задал вопрос Лео с осторожностью, совершенно на себя не похоже.

— Нет, я думаю, что с вероятностью восемьдесят-девяносто процентов Эрика права, — но Микихико покачал головой и поддержал мнение Эрики. — Это может показаться странным, но древняя магия также придерживается основного направления... Среди тех, кто почитает традиции, есть навыки, которые пользуются значительной популярностью на протяжении многих лет, а также навыки, которые стали устаревшими. За последние десять лет невозможно найти шикигами с настоящим физическим телом, неважно в какой ветви древней магии в пределах страны искать. В нашей стране Сэнси Сихей Дзюцу в качестве магии уже забыто. Чтобы снабдить двуногих танков полным диапазоном движений для использования пилы или пробойника, чем больше магии присутствует, тем лучше. Если бы это был я, я бы нанес магию на сам пробойник и пилу. Даже мы, пользователи древней магии, не настолько упрямы, чтобы настаивать на применении заброшенной магии, когда знаем, что в этой магии есть расточительный избыток.

— Я не говорю о том, кто более упрям и всё такое, — видя, что Микихико начинает слишком много об этом думать, или по крайней мере становится чрезмерно сознательным, выражение лица Лео стало чуть жестким, и он замахал руками. — Подводя итог, контролирующие этих двуногих танков являются волшебниками из Большого Азиатского Альянса? Хорошо, понятно.

— Ах, нет, что ж... Думаю, что так оно и есть.

Видимо, Микихико осознал, что проецирует гнев в своих словах и робко закрыл рот. Однако его выражение лица быстро изменилось, и он бросил ещё одну бомбу остальным трем.

— Э? Ты хочешь, чтобы туда пошла Шибата-сан? — невольно крикнула в ответ Маюми, когда получила запрос через передающий терминал. — ...Что ж. Думаю, в этом есть смысл... Хорошо, я поняла. Но прежде всего, давайте убедимся в её мнении... Да, думаю, спросить её прямо будет лучше. Шибата-сан. — Маюми достала терминал из уха и передала Мизуки.

— Да, что это?..

— Группа Миюки-тян хочет, чтобы ты направилась к ним, Шибата-сан. Они подробно всё разъяснят, поэтому, пожалуйста, внимательно выслушай, прежде чем принимать решение.

Маюми и Мизуки не встречались очень часто. Поэтому, получив передающий терминал, который сопровождался чем-то близким к брифингу миссии, Мизуки могла лишь беспомощно и осторожно, нет, наверное, со страхом взять терминал.

— Ах, Шибата-сан?

— Йошида-кун?

Теперь, когда она знала, что на другой стороне Микихико, выражение лица Мизуки на несколько градусов расслабилось.

Если бы на другой стороне была бы Эрика, невозможно сказать, когда та скажет что-нибудь возмутительное, что касается Миюки — когда та говорит с ней, Мизуки по-прежнему становится тревожно без всяких видимых причин. Однако почему она расслабилась с Микихико — Мизуки до сих пор не понимала.

— Я хотел бы одолжить силу Шибаты-сан. — С другой стороны, тон Микихико был слегка тревожным. На самом деле казалось, что он был довольно рад.

— Э, силу?

— Враг использует древнюю магию, называемую Сэнси Сихей Дзюцу, чтобы управлять своими мобильными доспехами. Так как их магия по своей природе отличается от моей, мне трудно её уловить. Однако, Шибата-сан, со своими «глазами» я думаю тебе удастся быстрее меня прочитать движения врага и найти ядро магии. Как только ты обнаружишь ядро, я смогу магией уничтожить Сэнси Сихей Дзюцу. Вот почему я надеюсь, что Шибата-сан сможет прийти сюда как можно скорее. Конечно, это будет опасно, но я определенно защищу тебя.

— !.. — Ничего не говоря, Мизуки стала полностью красной. Она совершенно ясно понимала, что в этом нет никакого скрытого смысла. Но...

— Видишь, Мизуки. Йошида-кун тебя защитит, так ведь?

— !..

— !..

Как только через терминал пришел голос Миюки, аура молчания, похоже, прошла на другую сторону. Обе их головы заполнились образом лица друг друга, и в неловкой тишине время, похоже, остановилось.

— ...Конечно, не только Йошида-кун, но и все остальные защитят тебя с лучшими нашими способностями, — Миюки нарушила тишину и застывшее время восстановилось.

Слыша эту передачу, Маюми не могла не заметить, что «Миюки-тян и вправду...»

— Д-Да! Мы все тебя защитим!

Мизуки тихо кивнула на истерический крик Микихико, который, казалось, говорил намного громче обычного.

— Я поняла. Я отправлюсь прямо сейчас.

Убрав из уха терминал, Мизуки глубоко вздохнула и передала его назад Маюми. Затем слегка ей поклонилась, прежде чем побежать на «линию фронта», где были Микихико и компания.

 

Глава 12

К шестнадцати тридцати по местному времени ход битвы начал меняться в обратную сторону.

Армия вторжения изначально никак не собиралась увязнуть в длительном сражении.

Был лишь один корабль вторжения, замаскированный под грузовое судно; они не работали в тесном сотрудничестве с проникшими заблаговременно солдатами. Первоначальной целью внезапной атаки был Национальный Конкурс диссертаций Старших школ магии, но в связи с тем, что было задействовано недостаточно сил, зданию был нанесен лишь частичный ущерб. Тем не менее изначально они ожидали лишь сопротивления полиции при взятии под контроль ключевых мест и захвате гражданских, поэтому они взяли лишь небольшие силы. Однако основной просчет был в том, что Магическая Ассоциация организовала добровольцев для обороны намного быстрее, чем они ожидали.

Конечно, JSDF тоже отреагировали быстро. Через час после мобилизации появился батальон подкрепления для защиты бежавших граждан. Так как враг начал отступать, битва превратилась в зачистку территории. Помимо проверки личности эвакуирующихся граждан, положение начало быстро улучшаться.

Однако молодые парни и девушки, застрявшие в самом центре водоворота, не подозревали об этом.

◊ ◊ ◊

— Куросава-сан?.. Да, хорошо... Да, спасибо. — Поговорив с женщиной, которая, видимо, была дворецким её дома (семьи Китаяма), Шизуку убрала с уха передающее устройство. Одновременно с этим был слышен звук вертолётного двигателя. — Саэгуса-сэмпай, скоро вертолёты компании будут здесь.

Услышав доклад Шизуку, Маюми подняла лицо от терминала связи, на который смотрела с мрачным лицом, и холодно улыбнулась:

— Поняла. Китаяма-сан, иди вперед и возьми в первую очередь женщин и семьи с детьми. Инагаки-сан, пожалуйста, сопроводите Китаяму-сан и предоставьте поддержку ей на борту. Также, Инагаки-сан, не могли бы вы скоординировать и направить людей, которые ещё не эвакуировались? Итихара и я тоже поможем. Мицуи-сан, следи за окружающей местностью. — Решительно отдав череду приказов, она тихо вздохнула. И так суетливые гражданские из-за медленной эвакуации будут, очевидно, недовольны. И среди них многие были недовольны наличием ребенка в контроле процесса эвакуации.

До сих пор она не сталкивалась с людьми, которые могли устроить сцену, так как они боялись, что не смогут вовремя сесть в вертолёт, но если вертолёты задержатся, тогда напряжение и тревога, несомненно, возрастут. Было бы идеально, если б два вертолёта прибыли одновременно, но она не сказала прибывшему первым вертолёту, чтобы тот просто подождал.

— Что ты делаешь, тратя здесь время? Серьезно.

Похоже, в первую очередь Маюми следует побороть собственную тревогу.

◊ ◊ ◊

Командир сил вторжения даже не пытался скрыть свой мрачный облик, а мрачным он был, потому что положение на поле боя непрерывно ухудшалось. Чтобы добиться успеха, на эту операцию задействовали единичный корабль, чтобы нанести молниеносную атаку вражеской нации, выполнить все цели, и эвакуироваться, прежде чем враг сможет ответить. Согласно этому плану первая фаза миссии завершилась полным успехом. Хотя быстрый ответ врага был в пределах предсказуемых параметров, сила гражданского сопротивления превзошла все ожидания. По первоначальному плану они должны были уже перейти к фазе вывода войск, но застряли с сопротивлением добровольцев, поэтому враги завершили окружение.

Маршрут вдоль береговой линии с севера был прегражден силами, пришедшими из Цуруми. Сейчас уже было невозможно догнать убегающих по морю гражданских и взять заложников.

— Потерян контакт со всеми беспилотниками наблюдения! — доложил подчиненный.

Командир не мог не закусить горько губу. Даже последний беспилотник оказался уничтожен. Сейчас он может лишь отдавать приказы на основе уже имеющейся информации. В уме он проклял Чэна Сяньшеня, который сейчас был глубоко во вражеском строю и до сих пор не послал сигнал, затем отдал приказ отступления направившимся на север войскам.

В это же время, в сторону суши, на площади перед станцией ожидали прибытия вертолётов.

◊ ◊ ◊

Колесный БТР, повернувший за угол на перекрестке, заскользил и начал тормозить.

«Расширение дороги» Исори успешно прорвалось через подвеску БТР, заставив его съехать с дороги и остановиться лишь тогда, когда буксующие колеса столкнулись со светофором.

— Канон!

— Оставь это мне!

Поскольку Канон была на внешнем периметре линии обороны, ей больше не нужно было волноваться об учениках в подземном убежище, поэтому она могла свободно использовать широко известную магию семьи Тиёда «Минный источник».

Титаническая вибрация затрясла землю под БТР, будто смеясь над амортизаторами у каждого колеса. Ударная волна прошла внутрь, нанеся тем самым непоправимый ущерб. Внешняя броня БТР осталась целой, но внутри всё превратилось в полный беспорядок. Благодаря тому, что ударная волна достигла мозга и полукружных каналов, водитель должен был потерять сознание.

Пули из автоматического орудия оторвали куски от стены здания, за которым Канон и Исори прятались. Это был ответный огонь нескольких БТР, следовавших за ведущим.

Исори прижал к груди кричащую Канон и защитил её своим телом, возводя при этом вдоль стены поле обратного импульса.

Воспользовавшись брешью, созданной тем, что отраженные пули поразили БТР, Мари из своего укрытия на другой стороне активировала магию, снижающую плотность кислорода.

Тем не менее защита против биохимического оружия — превосходная система фильтрации воздуха внутри БТР — выдержала, её магия не достигла никакого заметного эффекта. Щелкнув языком, Мари отменила магию и вместо этого увеличила температуру окружающего гаубицу воздуха.

Гаубица как раз собиралась открыть огонь, последующий взрыв также вывел из строя соседний пулемет. Увидев, что БТР потерял все боевые способности, Кирихара бросился в атаку. Он с легкостью пробил броню. Звуковой клинок вонзился в кресло пилота.

Открылись задние двери БТР и появились солдаты, вооруженные винтовками. В их сторону полетел болт. И сразу же Кирихара мечом разрезал горло солдата, правое плечо которого пробил болт.

— Мибу, ты в порядке?

Саяка была той, кто выстрелил болтом в солдата, который нацелился на Кирихару. Она настояла, что «тоже пойдет, несмотря ни на что» (этого одного было достаточно, чтобы пошатнуть Кирихару), на что Кирихара поставил условие, что «она не должна использовать свою технику меча для убийства». Ей было позволено использовать меч лишь против нечеловеческих целей или в случае, когда она вынуждена защищать себя от других людей; все другие обстоятельства были строго запрещены. Поэтому, кроме кодачи, Саяка также вооружилась небольшим арбалетом.

— Я в порядке. Это поле боя, и я уже сделала свой выбор. — Она немного побледнела, но ответила решительно.

Земля снова затряслась. Это Канон своей магией поразила приближающиеся двуногие танки.

К сожалению, враг отступал, чтобы снизить нанесенный ущерб.

Опасаясь дальнейших атак гаубиц, они были вынуждены укрыться.

Медленно растущий строй врага зафиксировал взгляд на группе Канон.

Своей силой вмешательства Миюки не позволяла существовать никакой вражеской магии. Даже той, которая была приумножена Усилителями.

Замороженный БТР был атакован «Усубой Кагэро».

Длина ультратонкого клинка, созданного из углеродных нанотрубок, скрытых в головке молота, могла увеличиваться до двадцати метров. Другими словами, Лео держал меч, который мог по желанию растягиваться до двадцати метров.

Однако чем длиннее был меч, тем сложнее было поддерживать его Укрепляющей магией. Тем не менее Лео с легкостью сформировал десятиметровый клинок и со стороны разрезал БТР точно пополам.

— Враг с правого фланга! Ядро в том же месте! — Мизуки первой уловила приближение вражеского двуногого танка, обходящего их с фланга, а Микихико своей магией разрушил его магию. Будто врезавшись в невидимую стену, обе руки двуногого танка опустились вниз.

Затем Эрика его поразила со скоростью, за который не мог уследить глаз.

Ямацунами.

Большое лезвие Орочимару раздавило механизированное оружие, которое было в два раза выше неё.

Миюки и Микихико предоставили огневое прикрытие, что позволило Лео и Эрике уничтожить вражескую технику по одному.

— Мизуки.

После того как всё на некоторое время утихло, Мизуки повернула голову, услышав, как кто-то неожиданный назвал её имя, лишь чтобы найти Миюки, которая волновалась о другой группе:

— Как дела у Тиёды-сэмпай?

Миюки не знала о подкреплении, которое направлялось в сторону Мари, а Мизуки об этом не упомянула (не было свободного времени).

— Хм... Там всё ещё нет никаких изменений. Они по-прежнему застряли в бою.

Группа старшеклассников взяла оборонительную позицию немного впереди них. Это была вторая из двух важных позиций, ведущих к станции.

— Что такое, Миюки? Почему ты сейчас об этом вспомнила? — задала вопрос Эрика с Орочимару на плече когда увидела, что Миюки слегка нахмурилась, говоря с Мизуки.

— Не думаешь, что это немного странно? Почему враг специально идет в нашу сторону? — спросила Миюки. Эрика тоже нахмурила брови.

— Если они хотят захватить станцию, разве они не должны пройти через нашу позицию? — ответила Мизуки.

Две позиции, где закрепились команды старшеклассников и учеников первого года, были основаны на оценке, которую сделала Сузуне, используя местную карту. Однако Миюки не могла принять на веру такой ответ:

— Это лишь под тем предположением, что враг продвигается вдоль открытых улиц, Мизуки. Враг по крайней мере оборудован средствами связи. Мы имеем в обороне ничтожные десять человек. Враг может легко нас обойти, пройдя скрытно через районы, где у нас вообще нет защиты.

— ...Они, должно быть, блокированы, — сказала Эрика.

На лице Мизуки появилось выражение «понятия не имею, о чем ты говоришь».

— Идут! — предупредил Микихико о том, что надвигаются новые враги, и им пришлось приостановить свой разговор.

◊ ◊ ◊

Как только двухмоторный вертолёт, пилотируемый Куросавой — эта женщина-дворецкий, похоже, знала, как управлять вертолётами, помимо управления суднами — появился над головой и приготовился к снижению, кое-что произошло.

Внезапно в небе появилось черное облако. Без предупреждения и вопреки сезону вниз понеслась саранча. Это была лишь саранча, но если она влетит в активный воздухозаборник вертолёта, то может случиться катастрофа. К тому же, раз она появилась в такое странное время, её происхождение сверхъестественно. Собираясь встретить вертолёт, Шизуку сразу же приняла решение достать свой CAD.

Серебряный CAD в форме пистолета.

После Турнира девяти школ она купила второе поколение серии Silver. На него она установила «Фононный Мэйзер» под систему Циклического вызова. Направив его в небо, она несколько раз нажала на спусковой крючок. Звуковые лучи прорезали участки через саранчу.

— Их слишком много!..

Рой саранчи не был полностью сожжен, несколько исчезли, сгорев, но лишь малая часть. Несмотря на то, что повторные Фононные Мэйзеры поражали стремительно приближающуюся саранчу, рой продолжал приближаться к снижающемуся вертолёту.

Хонока тоже это понимала, но так как её магия не подходила для встречи такого врага, она отступила, в страхе, что её магия может помешать магии Шизуку.

Как только рой саранчи собрался поглотить вертолёт...

Через него пронесся ураган уничтожения.

Как во сне, черная туча саранчи потеряла сплоченность и быстро исчезла, полностью угаснув в небе.

Хонока и Шизуку посмотрели в небо. Обнаружив аномалию на полшага позднее, Маюми и Сузуне также устремили взгляд в небо. Там парила черная фигура с серебряным CAD в руке.

— Тацуя?..

Невозможно было понять, Шизуку сказала это или Хонока. Появились ещё военные в таких же черных костюмах, сформировав вокруг вертолёта защитный барьер.

Грузовой вертолёт снова начал снижаться.

◊ ◊ ◊

— Успешно отражена вражеская атака химического образования. Начат эскорт для посадки вертолёта.

— Оставь эскорт другим. Особый лейтенант, выследи волшебника и уничтожь его.

— Вас понял. — Подтверждая приказ Янаги, Тацуя активировал «глаз», чтобы найти волшебника, пославшего фамильяров.

Когда он атаковал, то не разлагал каждое индивидуальное тело саранчи. Целью его магии была последовательность магии, которая сформировала химическое образование каждой саранчи. Когда разложилась магия, державшая химическое образование вместе, саранча растворилась обратно в Псионы.

Во время этого процесса он также уловил след, откуда эта последовательность магии пришла. На таком расстоянии и с учетом уже прошедшего времени, даже продолжая поддерживать магию Полёта, завершить миссию поиска и уничтожения — пара пустяков.

«Вот он?»

Хотя с такого расстояния Тацуя тоже мог уничтожить, использовать магию в пределах видимости намного легче. Он полетел в небо над убегающим волшебником.

◊ ◊ ◊

С пистолетами большого калибра — CAD в форме пистолетов — солдаты в черном полетели, как кометы, в сторону небоскребов. Товарищи с винтовками сформировали круг в небе над вертолётом, севшим в центре площади. Полностью черные фигуры с полностью скрытым телом давали впечатление предвестников бедствия.

Тем не менее, будь то Хонока или Шизуку, Маюми или Сузуне, никто не чувствовал беспокойства.

— Кто они? — Инагаки подошел и осторожно спросил.

— Товарищи, — Маюми с улыбкой кратко ответила.

Их можно было назвать товарищами Тацуи, товарищами Фудзибаяси, или отрядом из JSDF. Маюми не была знакома с подробностями, но этого было достаточно. Пока гражданские садились в вертолёт, они свысока внимательно охраняли область.

Они непрерывно находились в полёте по крайней мере десять минут. Тем не менее не было видно никаких следов истощения магии. Все они, должно быть, волшебники высокого класса.

Однажды ходил слух.

JSDF отобрали сильных волшебников со специализированными навыками и сформировали экспериментальный отряд. Их личный ранг волшебника не был чем-то особенным, но в бою они были отрядом боевых волшебников, способных на невообразимую бойню. Если подумать, они идеально соответствуют таким критериям.

— Они надежное подкрепление! — добавила Маюми, наблюдая, как в вертолёт заходят гражданские.

Вертолёт с Шизукой и Инагаки на борту успешно взлетел и как только достиг высоты, безопасной от вражеского огня, летающий отряд из Отдельного магического батальона на страже рассеялся по окружающим небоскребам.

Оставшиеся граждане теперь значительно успокоились. Их охраняли JSDF, хотя скрытые лица давали плохое предчувствие, но это по крайней мере было лучше, чем оставить всё детям. Что до их текущих чувств — мало смысла требовать от них чего-то большего.

— Они, наконец, здесь...

Благодаря подкреплению больше не было опасности возрастания паники, но Маюми стремилась сбежать от давления со стороны граждан, поэтому не было ничего поддельного в использовании слова «наконец» для описания её текущего настроения, когда долгожданный звук двигателей достиг её ушей.

Прибыл военный двухмоторный вертолёт.

Он был намного больше обычного вертолёта, который организовала Шизуку. Таким образом, все оставшиеся граждане могли без труда подняться на борт. Кроме того, он прибыл не один. Его сопровождал ещё один военный вертолёт.

— Госпожа Маюми, вы в безопасности?

Через передающее устройство в ухе пришел голос её телохранителя Накуры.

— В порядке, Накура. Ты где?

— На борту военного вертолёта. Мастер приказал, чтобы Госпожа тоже села в этот вертолёт.

— ...Поняла.

Маюми уже отказалась просить «остаться». К сожалению, Накура был лучше в ближнем бою. К тому же она ведь не могла просто напасть на вертолёт, который прилетел их спасти, так что она отказалась от всех мыслей о сопротивлении.

— В любом случае, пожалуйста, ускорьте процесс посадки, — попросила она Сузуне, когда завершила передачу. Чтобы ответить, та повернула голову. В это время...

— Не двигайтесь! — Молодой мужчина сзади обхватил Сузуне за шею, а в другой руке у него мелькнул нож. Хотя с соседнего небоскреба на него нацелились винтовки, перед ним выпрыгнул ещё один мужчина, держа гранату.

— ...Понятно, значит, такой был план с самого начала? — тихо заговорила именно та, кому приставили нож к горлу — Сузуне.

— Схватываешь на лету! — Хотя эта стойкость предупредила его, что что-то не так, боевик, который притворился одним из убегающих граждан, по-прежнему ответил утвердительно.

— Механизированные отряды привлекли нашу огненную мощь, поэтому вы смогли установить цель, когда число бежавших людей уменьшилось. — Сузуне говорила, будто вообще не замечала опасности.

— Прежде всего, мы никогда не планировали дать им сбежать, но даже если они это сделают, это ни в малейшей степени не повлияет на миссию. — Мужчина, похоже, пошёл у неё на поводу и ответил.

— Вы выбрали меня целью из-за надежного источника выкупа?

— Не только. В бою захватили некоторых из наших, а ты заложник, необходимый для их освобождения.

— Я не такая уж и большая размерная монета.

— Я не уверен насчет этого... Разве я не сказал, не двигаться! — Прекрасно понимая, что Маюми за спиной оперирует CAD, мужчина помахал ножом в руке. Маюми сдалась и подняла обе руки. — Если ты заложник, семья Саэгуса просто не сможет от тебя отказаться. Взять в заложники подругу дочери намного эффективнее, чем саму дочку.

— И вправду, Маюми ведь наивная.

Почему она смотрит на меня такими критикующими глазами; несмотря на то, насколько эти слова были необоснованны, Маюми не вмешивалась. Может быть, она и была «наивной», но определенно не до такой степени, чтобы заслужить выговор.

— Далее вы собираетесь похитить меня в свою страну, верно?

— Совершенно верно.

— Но разве вы не должны совершить обмен заранее?

— Это... Ты! Что ты сделала?

Он наконец осознал, что сказал слишком много. Хотя у него и оказался заложник в руках, даже он не мог поверить, что просто слишком долго держал рот закрытым в окружении врагов.

— Ваши боевые способности не так уж плохи.

Сузуне с легкостью оттолкнула руку, державшую нож.

— Но ваш выбор цели оставляет желать лучшего.

Она ловко освободилась от руки вокруг шеи.

— Я не являюсь чем-то особенным при использовании магии CAD, но моя магия без посредника превосходит даже Маюми и Дзюмондзи-куна.

Она повернулась к мужчине, который держал гранату, и выбила её из руки.

— Я могу по желанию заставить онеметь ваши мускулы и нервы. Какое-то время вы не сможете свободно двигаться.

Как она и сказала, неважно, как они пытались двинуть мускулами, они не могли сознательно двигать ни руками, ни ногами.

— Магию, которая непосредственно вмешивается в человеческое тело, сразу запретили. Эта магия по своей сути является формой человеческого экспериментирования, поэтому на первый взгляд она была запрещена. У неё есть недостаток: для активации требуется время. Но ваша непрерывная тирада оказала мне огромную помощь. Ах да, ваша разговорчивость не имеет ничего общего с магией. Вы просто слишком беспечны, — сказала Сузуне с холодной ухмылкой на лице.

◊ ◊ ◊

Вражеские атаки на филиал Магической Ассоциации усилились. Достигнув своего предела, войска вторжения собрали силы для получения решительной победы.

В филиале, Катсуто услышал поступающие рапорты. JSDF начали контратаку от станции Сакурагитё, но добровольцы, собранные магической Ассоциацией, едва сдерживали врага у Китайского Квартала возле улицы Исикавамати.

— ...Вы подготовили боевую форму? — спросил Катсуто.

Это ошеломило сотрудницу.

— Вы имеете в виду для собственноручной вылазки? Вы не можете этого сделать!

— Вы подготовили боевую форму, так ведь?

Тем не менее последующий решительный вопрос Катсуто заставил сотрудницу кивнуть.

— Но, вы наследник семьи Дзюмондзи...

— Пожалуйста, показывайте путь, — Катсуто перебил её заикающиеся слова.

Сотрудница быстро поднялась на ноги.

◊ ◊ ◊

Другой потомок Десяти Главных Кланов присоединился к добровольцам возле Китайского Квартала. Он прошел через бегущих в разные стороны врагов, сопровождаемый расцветающими багровыми цветками, и вступил в контакт с отрядом, борющимся против сил вторжения.

Защитное снаряжение, которое на нём было, он получил от одного из раненных. Прижавшись к укрытию, левой рукой Масаки крепко сжал светящийся красным CAD; он тяжело задышал. Это было истощение, вызванное неоднократным использованием Разрыва. К тому же вражеские атаки сменились от мобильной техники к магии, из-за чего он быстрее выдохся.

Фантомы наступали волнами. Они назывались фантомами из-за того, что не имели настоящего тела и были иллюзиями, созданными древней магией. Масаки не использовал специализированный CAD в левой руке, он оперировал общим CAD на левом запястье. Сила вмешательства расширилась наружу. Оставив после себя лишь деревянный идол, фантомные иллюзии исчезли.

Создание силы вмешательства на площади, чтобы развеять всех фантомов, сильно исчерпало резервы Масаки. Его магия «Разрыв» испаряла жидкость внутри цели. Если цель не содержит жидкости, тогда магия не принесет никакого эффекта.

Враги ответили невероятно быстро. Увидев, что первые силы двуногих танков упали под атаками Разрыва, они сразу бросили на поле боя отряды фантомов. Против иллюзий без физического тела, созданных древней магией, Разрыв не имел никакого смысла.

Но даже без физического тела иллюзии могли атаковать. Они работали так же, как гипноз. Пораженные ими люди умрут от появившегося на теле красного следа. Хотя волшебники, применившие на себе Укрепление данных, могут свести на нет удары фантомов, добровольцам, которые не были волшебниками, повезло меньше.

Смешавшись с добровольцами, Масаки мог лишь продолжать сражаться с фантомами, тогда как его специализированная магия была запечатана, и при этом отчаянно ища местоположение вражеского волшебника.

◊ ◊ ◊

Возле грузовых вертолётов посадка гражданских уже была завершена.

— Рин-тян, всё остальное зависит от тебя.

— Маюми, не слишком сильно дави на себя.

Вертолёт поднялся в небо. Солдаты в черном предоставили ему воздушное сопровождение. Увидев, что вертолёт поднялся на безопасную высоту, они полетели к побережью.

— Пойдём и мы. Найдем группы Миюки и Мари и уберемся отсюда.

— ...Верно.

Накура, казалось, хотел ещё что-то сказать, услышав приказы Маюми, но в конечном итоге решил почтительно склонить голову и вернуться в кресло второго пилота. Военный вертолёт, на борту которого была Маюми и Хонока, начал подниматься в небо.

По пути Маюми заметила, что один из солдат смотрит с вершины небоскреба, как они уходят. У него в правой руке был серебряный специализированной CAD. Хонока смотрела в другую сторону, поэтому его не видела. С вертолёта Маюми показала язык этому солдату.

◊ ◊ ◊

Под своей серой маской Тацуя отчетливо увидел, как Маюми показала ему смешное лицо.

«...Что за веселая девушка. — Впрочем, больше по этому поводу у него никаких мыслей и не было. — Кстати, значит Итихара-сэмпай и вправду «Итихара», эх»

Магия, которую использовала Сузуне, была другой причиной, почему фамилия Итихара была предана забвению. Эта магия слишком сильно полагалась на природные врожденные качества семьи Итихара.

Магия, прямо влияющая на человеческое тело, была в своё время запрещена, поэтому кроме как для лечения, использование такого рода магии строго ограничено.

Хотя он понятия не имел, знает ли Сузуне все эти тонкости, правда в том, что она унаследовала кровную линию Итихары.

Тем не менее Тацуя также подумал:

«В таком случае, не приведет ли моя магия к чему-то настолько простому, как лишение меня номера?» — молча обдумывал он, вместо того чтобы криво усмехнуться.Тацуя активировал передающее устройство в шлеме:

— Саэгуса Маюми-сан села в вертолёт и летит к побережью на малой высоте. Она, как ожидается, встретится со сверстниками и младшеклассниками, прежде чем эвакуироваться из области.

— Понял. После того как убедишься, что VIP-персоны отбыли из зоны боевых действий, возвращайся к главному отряду.

— Вас понял.

Значит, наконец началось, подумал Тацуя, отключив связь. Янаги этого не сказал, но контратака вот-вот начнется даже без него. Потому первый приоритет — обеспечить безопасную эвакуацию группы Маюми. Стоя на крыше, Тацуя направил CAD вниз и просто нажал на спусковой крючок.

Угол здания вспыхнул пламенем, прежде чем внезапно исчезнуть. На землю упала установка управляемых ракет, больше не осталось ничего. Современное оружие не взорвется из-за такого тривиального удара. То же самое произошло пять раз. Дважды проверив, что никто не целится в вертолёт, Тацуя повернул голову.

Лишь чтобы найти стоявшего здесь человека с мечом.

— ...Кто ты? — спросил человек.

Взобраться на такую высоту не используя традиционные методы, выбрав странный подход, прыгая между стен небоскребов — определенно у него невероятные навыки.

— JSDF, бригада 1-0-1, Отдельный магический батальон, особый лейтенант Оогуро Рууя.

— Что?

Этот человек, инспектор Тиба Тошиказу, не ожидал, что Тацуя прямо ответит на вопрос. Неожиданный ответ Тацуи вместе с этим неслыханным обозначением отряда заставил Тошиказу замешкаться.

Тацуя шагнул за пределы крыши.

Вместо того чтобы прыгнуть в сторону Тошиказу, он полетел от здания. Левой рукой Тацуя нажал на пояс. Тело освободилось от контроля гравитации. Держа Тошиказу в прицеле CAD в правой руке, Тацуя взлетел на высоту, недоступную для пуль.

◊ ◊ ◊

Добровольцы из Магической Ассоциации были вынуждены шаг за шагом отступать.

Отряд морского десанта врагов был явно их основными силами. Он продвигался с севера, состоял из БТР и двуногих танков. Основные вражеские силы состояли из БТР, но те, которые нападали на филиал Магической Ассоциации, состояли из особых двуногих танков, разработанных для ближнего боя, с поддержкой множества волшебников.

Дикие звери, похожие на собак, превращались в огненные бомбы. Это были химические образования, созданные с помощью древней магии, чтобы имитировать монстров, называемых «Вадзаваито».

Как только они подумали, что это всё, одноногая птица, похожая на журавля, выпустила пылающий огонь и исчезла. Это было химическое образование, также созданное древней магией, имитирующие форму монстра, называемого «Хицуката».

Вокруг добровольцев роилась древняя магия с материка.

Враг уже не был неизвестной армией, они уже забросили все попытки скрыть свою национальность. Они пытались уникальной магией и двуногими танками с зачарованной защитой разбить строй отряда добровольцев.

Волшебники из Магической Ассоциации быстро ответили современной магией, эффекты которой были мгновенными, но они просто не могли справиться с подавляющим числом врагов.

— Чёрт возьми, отступаем!

— Всем отступать и восстановить новую оборонительную линию!

Звучало, будто их мораль не была сломлена, но, столкнувшись с такой силой, о не сломленной морали могли говорить лишь те, кто отступил за новую защитную линию.

— Не отступать! — вдруг трусость добровольцев разрушил крик.

Химические образования в форме птиц, изрыгающие огонь, были вдавлены в землю и превратились в пепел. Казалось, что их со стороны ударили гигантским молотом.

— Вставайте, вы, владеющие магией. Защитите нашу родину от падения в когти этих жалких захватчиков!

Перед добровольцами вышла громоздкая фигура. Это был Катсуто, полностью бронированный защитным снаряжением и шлемом, будто старинный самурай.

Он поднял руку и взмахнул вперед. Хотя взмах не был сделан с большой силой, но одновременно с ним один из вражеских двуногих танков рухнул. Причастность этого действия была для всех совершенно ясна.

То же самое произошло ещё раз. Механизированное оружие с магически усиленной обороной уничтожалось, как игрушки.

Вокруг него раздался оглушительный грохот.

Это был триумфальный возглас добровольцев, которые до этого были в невыгодном положении.

Катсуто скрыл чувства стыда очень глубоко в сердце. Он не был ребенком, чтобы верить в абсолютное правосудие. И не добивался личного продвижения, как взрослый. Но очень хорошо понимал роль, которая ему досталась.

Противнику на восстановление потребовалось не слишком много времени. Они не очень хорошо понимали, что именно сделал Катсуто. Тем не менее даже самый глупый из них понимал, что Катсуто был тем, кто атаковал магией.

Со скрипом гусениц, двуногие танки направили оружие на Катсуто. Не один, но три танка атаковали как единое целое. Похоже, враги были не более чем неумелыми солдатами, рассчитывающими лишь на своё оружие.

Однако в итоге ни один из трех двуногих танков не двинулся вперед ни на метр, не выстрелил ни единой пули. Единственное, что Катсуто сделал — просто поднял ладонь правой руки. Всего лишь этого одного было достаточно, чтобы двуногие танки превратились в металлолом.

Многослойная магия Барьера «Фаланга».

Эта магия использовалась не только для блокирования вражеских атак. Её истинная ценность заключалась в её способности уничтожения врага, и она существовала лишь для этой цели.

Эта магия полагалась на возведение множества барьеров, поэтому даже если начальный барьер рухнул, барьер позади может просто заменить его, что может продолжаться до бесконечности.

Барьеры были в постоянном движении в пределах установленных границ. Он не поставил барьер перед собой, но, скорее, десятки барьеров на высокой скорости обрушил на врага.

Это было истинное использование Фаланги в нападении. Наступательный барьер, обладающий единственной функцией блокировки всех атак, можно даже расширить на магию другого человека. Магический барьер, установивший своей целью материю, обладал силой вмешательства, которая попросту запрещала любой другой магии существовать.

У этой магии был недостаток — она была ограничена по дальности применения, и её можно было использовать лишь против существующего явления. У этой магии, комбинирующей нападение с защитой от объектов и магии, было сильное преимущество на малых расстояниях в групповом сражении.

Для защиты множественные барьеры возводились одновременно.

Для нападения множественные барьеры с единственной характеристикой запускались последовательно.

Как и подобает имени «Фаланга», это была магия, комбинирующая вместе защиту и нападение.

Огонь и гром обрушились на Катсуто.

Атаки древней магии, которые должны были пройти через различные процедуры и не могли повлиять на Эйдос без изменения физического явления, были для Катсуто самым простым противником.

В воздухе он возвел барьеры сопротивления жаре и молнии, чтобы защитить себя и окружающих его добровольцев. Вместе с сопровождающими солдатами впереди, он обратил вражеских волшебников в бегство.

Появление одного человека полностью опрокинуло ход битвы.

◊ ◊ ◊

Истощенный постоянным сражением с фантомными атаками, Масаки сменил ход мыслей.

Он прекратил охотиться за вражескими волшебниками и просто решил уничтожать всех врагов вокруг себя.

До сих пор он боялся втянуть простых граждан в перекрестный огонь, потому полагался на магию, которая целилась в отдельных врагов, но если так и будет продолжаться, граждан пострадает ещё больше. Он не собирался отрицать, что становится разъяренным.

Масаки установил область, где враг наиболее плотно собрался в отряды по три человека, в квадратное место для казни. Каждая сторона достигала пятнадцати метров. Просто на всякий случай он установил двухметровую буферную зону (пока не было следов, что враг ворвался в близлежащие здания).

Он оперировал CAD на левом запястье и активировал магию. Независящая от физических препятствий, это была сила, которая для изменения явления поглотила всё вражеское укрытие. Начальное изменение было постепенным. Вражеские солдаты почувствовали, лишь как чуть-чуть увеличилась температура тела. Однако жертвы быстро почувствовали обжигающую боль, из-за которой начали кататься по полу. Тридцатью секундами позже их глаза потемнеют, они станут трупами.

Это была Тепловая магия, которая полагалась на колебании молекул жидкости, «Кёкан Дзигоку» — Гигантская преисподняя.

Волшебники семьи Итидзё специализировались на магии типа Рассеивания, испаряющей жидкости, но это, конечно же, не означало, что они не могут использовать другую магию.

С извинениями к своему другу, Масаки на самом деле уже ставил под сомнение «Гипотезы Кардинального Кода». Если Четыре Великие Системы и Восемь Основных Типов безупречно взаимосвязаны, то разве они по своей природе не из той же сущности? Это говорило ему нутро, а не логическая теория. Он считал, что использование систем для классификации магии — просто вопрос удобства.

Магию, которую использовал Масаки, «Кёкан Дзигоку», можно описать как низшая форма «Разрыва».

По сравнению с «Разрывом», который может мгновенно испарить жидкость, «Кёкан Дзигоку» требует времени (от тридцати секунд до полной минуты), чтобы увеличить температуру жидкости. Заплатив цену в чистой огневой мощи, эта магия расширилась от диапазона «целевого объекта» до «широкой области».

В пределах вызванного адского котла — излишне говорить, что это метафора — быстрая дестабилизация распространилась по всей квадратной области. «Кёкан Дзигоку» — магия, влияющая непосредственно на человеческое тело в пределах целевой области. Поэтому очень трудно повлиять на волшебников, которые применили на себе Укрепление данных.

С другой стороны, это также значит, что на месте казни выживут лишь волшебники.

«Нашел тебя!»

Врагов было много, но инстинкты говорили Масаки, что именно этот волшебник ответственен за магию иллюзии. Он выбежал из-за здания и устремился к «месту казни», которое внезапно широко раскрылось.

Прикрывающий огонь союзников заставил замолчать направленное на него оружие. Он снова поднял специализированный CAD в форме пистолета, теперь уже на волшебника, который пытался сбежать. Он нажал на спусковой крючок прежде, чем тот успел обернуться.

Расцвел багровый цветок.

Масаки уничтожил вражеского волшебника, у которого даже не было времени сдаться.

◊ ◊ ◊

Небольшие молнии дико затанцевали на другой стороне улицы, и вражеский огонь утих.

Миюки и компания всё ещё встречали прерывистое сопротивление врага, но больше не видели, чтобы им в подкрепление подходили двуногие танки или БТР.

После того как молнии Микихико заставили вражескую пехоту замолчать, пять из них собрались под прикрытием в одном из больших зданий.

— Похоже, Саэгуса-сэмпай подберет нас на вертолёте. В отличие от тех, которые использовались для гражданских, этот вертолёт специально зарезервирован для нашей эвакуации, — Миюки передала подробности всем остальным, получив сообщение от Маюми.

— Как и ожидалось от Саэгусы, как щедро, — последовала Эрика в довольно странном направлении.

— Думаю, это не имеет ничего общего со щедростью... Просто так старшеклассники могут безопасно сбежать.

— Даже если и так, это достойно благодарности.

— Верно. Благодаря этому и у нас есть шанс эвакуироваться.

Микихико, Лео и Мизуки могли говорить так свободно, потому что вражеские атаки прекратились.

— Ах, это они? — указала Эрика.

Но даже без её слов был слышен характерный звук винтов. Они с самого начала выбрали место, с которого не очень долго идти назад. Кроме времени, потраченного на взлет и посадку, для вертолёта это было пустяковое расстояние. Тем не менее, даже через несколько мгновений, вертолёта по-прежнему не было видно. Откровенно говоря, звук шел прямо сверху, но не было никаких признаков самого вертолёта.

Получив сигнал, который возвестил о доставке нового сообщения, Миюки передвинула к уху передающее устройство.

— Миюки? Я извиняюсь, но область слишком узкая для приземления. Мы спустим для вас веревки, сможете за них ухватиться?

Прежде чем она успела ответить, пять веревок опустились из ниоткуда над ними. Рассмотрев повнимательнее, она увидела, что с самой высшей точки веревки взад-вперед носится тепловой слет.

— ...Невидимость, нет, больше похоже на оптический камуфляж. Отличная работа, Хонока, — бормоча себе под нос, Миюки схватила веревку и ступила одной ногой на ступень в её нижней части.

Остальные четверо поспешно последовали её примеру.

Сев в вертолёт, все остальные, за исключением Миюки, которая об этом уже знала, наконец поняли, что делала Хонока.

Она проецировала изображение неба, используя полусферический дисплей, и была настолько сильно сосредоточена, что не могла даже тратить энергию на речь. Если бы это было не небо, а более динамично изменяемый пейзаж, она просто не смогла бы при движении поддерживать оптический камуфляж.

— Тем не менее эту магию также можно использовать при установке засад.

— Серьезно, пытаться поддерживать такой сложный процесс — не то, что можно сделать с небольшой имитацией тут и там.

— Миюки, даже ты не можешь это сделать?

Хонока могла лишь делать всё возможное, чтобы игнорировать беседу друзей.

— Мы почти на месте, но если чувствуешь усталость, все будет нормально, если ты освободишь магию, — подбодрила её Маюми.

— Я в порядке. — Это всё, что Хонока могла сказать в ответ.

Тем не менее, когда пришло время взять группу Мари, всё просто не могло пойти так, как планировалось.

Наверное, более точным будет сказать, что враг предпринял своё последнее отчаянное нападение. Наблюдая за развернувшейся сценой свысока, Маюми и остальные видели, что центр битвы переместился в окрестности Китайского Квартала и враги в непосредственной близости почти полностью уничтожены.

Тем не менее отряд Мари из пяти человек всё ещё находился под яростными атаками, в основном шедших от винтовок и гранатометов отрядов пехоты, которые перемешались с волшебниками. Не зная, что Тошиказу собственноручно сдерживает все атаки с тыла, Маюми и компания не дрогнули из-за своего ограниченного числа и сразу же прикрыли пять человек снизу.

Поправка, не совсем «Маюми и компания», так как Маюми была единственной, кто из вертолёта высвободил магию поддержки.

На вражеских бойцов обрушился град. Вместо мелких зерен льда, гранулы сухого льда посыпались на сверхзвуковой скорости, пробивая даже броню, явление, совершенно невозможное в природе. Это был «магический Стрелок», использующий сухой лед в качестве пуль.

Перекрестный огонь шёл под всевозможными углами, поражая вражеских солдат сверху, со спины и с флангов. Они были поражены, даже не поняв, с какой стороны пришла магия.

Используя огонь воздух-земля, и преимущество, что атаки пришли из неизвестных направлений, Маюми своей магией утихомирила сцену менее чем за пять минут.

— Извини за ожидание, Мари. Мы опустим веревку, хватайтесь за неё.

— Ах, спасибо.

Подавляющая огневая мощь — она не была уверена, что это правильный способ выразиться — Маюми легко подавила силы противника, что несколько раздражало Мари, пока она созывала учеников второго года.

Исори и Канон, Кирихара и Саяки парами побежали вперед. Они забыли с осторожностью относиться к окружению, но вряд ли их можно было в этом винить. До сих пор они были по колено в водовороте битвы. Кроме того, вертолёт над головами отключил свой оптический камуфляж, обеспечивая успокаивающее чувство безопасности.

За исключением того, что боевики показывают своё истинное значение, нападая внезапно.

— Берегись! — Мари закричала.

Первым, кто это услышал, и начал двигаться, был Кирихара. Побежав перед Саякой, он взмахнул клинком. Хотя отчаянно активированный Звуковой клинок чудесным образом отразил пули, направленные в грудь, это защитило лишь торс. Ноги были пробиты пулями. Правая нога ниже бедра была разорвана в клочья.

— Кирихара-кун!

— Кэй! — С другой стороны, Исори толкнул Канон вниз и прикрыл её своим телом. Свежая кровь потекла по его спине. Эта рана была вызвана осколком гранаты — похоже, это была фатальная травма. — Кэй! Кэй!

— Кирихара-кун! Держись!

Две девушки рыдали.

Мари высвободила магию против боевиков, которые начали внезапное нападение. Однако магия утонула в непреодолимой силе вмешательства, покрывшей сцену, и угасла. Она отчаянно посмотрела в сторону, и её взгляд упал на причину.

Там, прыгнув вниз с вертолёта, Миюки легко приземлилась на землю, будто полностью свободна от оков гравитации. Бесстрашно, она подняла правую руку.

Миюки потеряла самообладание.

Для неё Исори и Кирихара были не более чем знакомыми. Тем не менее, так презренно нападать на людей, которых она знает... этого было достаточно, чтобы разжечь печь гнева. Несмотря на ярость, ум оставался спокойным, как обычно. Она машинально спрыгнула вниз, но прекрасно владела тянущей вниз гравитацией.

Не было необходимости использовать CAD.

Сейчас, с высвобожденной территорией её магии, ей нужно было всего лишь решить, как сконструировать свою излюбленную уникальную магию.

Миюки не только запечатывала силу Тацуи. Чтобы запечатать его силу, Миюки тратила половину собственной магии. То, что магия Миюки вышла из-под контроля, было побочным эффектом подавления магии брата. Сейчас, с высвобожденной силой Тацуи, личная сила Миюки была также освобождена.

Семья Йоцуба не обладала уникальным именем.

Потому что каждый в семье обладал уникальными способностями, которые не могли быть классифицированы, хотя никто не отклонялся от принципа, что «магия наследуется».

Мать Миюки обладала уникальной Внешней системной магией, которая могла вмешиваться в психику другого человека. Поэтому не удивительно, что её дочь унаследовала некоторую магию психического вмешательства.

Кроме того, она могла служить ограничителем Тацуи именно из-за того, что обладала магией психического вмешательства.

В самом деле, её Замораживающая магия, которая первоначально произошла именно от этого, была проявлением в физическом мире её врожденной магии.

Она вытянула правую руку.

Этим единственным действием, мир замер.

Будто мир вокруг Миюки затвердел.

Поверхность дороги и стены не покрылись изморозью.

Был заморожен мир сознания.

Не было никаких изменений в Мари, Канон, Саяке, а также тяжело раненных Кирихаре и Исори.

Однако вражеские солдаты, которые направили на них оружие и собирались бросить гранаты, будь то регулярные войска или боевики, все стояли, не двинувшись ни единым мускулом.

Они не были заморожены, они просто остановились на месте.

Вместо того чтобы заморозить их тела, был заморожен их разум.

Внешняя системная магия Психического вмешательства «Коцит».

Замороженный разум никогда не проснется. Не сможет постичь смерть. Даже не сможет сообщить плоти, что нависла смерть.

Тела, связанные замороженным разумом, не могут даже умереть. Они могут лишь упасть, как ряд статуй, навсегда захваченные в позе, в которой были перед тем, как пришел мороз.

Никто не мог объяснить, что сделала Миюки.

Но все созерцали образ замороженного мира.

Инстинкты говорили им, что Миюки что-то сделала.

Даже без слов они чувствовали этот сокрушающий разум ужас.

Миюки повернулась в сторону, прежде чем посмотреть в небо и снова опустить голову со следами затянувшейся одинокой улыбки на лице.

Однако она сразу же подняла голову и закричала, при этом махая руками:

— Онии-сама!

Все, кроме Исори и Кирихары, это видели.

Фигура солдата в черном спустилась на землю. Он приземлился возле Миюки, затем поднял защитный экран и стекло шлема.

С мрачным выражением на лице Тацуя подбежал к Исори.

— Онии-сама, пожалуйста! — Миюки ухватилась за правую руку Тацуи.

Тацуя кивнул и достал CAD с правой стороны талии.

— Что ты делаешь?!

И направил серебряный CAD на Исори.

Не было времени его остановить.

Канон могла лишь кричать на него.

Он нажал на спусковой крючок.

Канон машинально закрыла глаза.

[Начато Обратное Отслеживание Эйдоса]

Выражение лица Тацуи не изменилось.

[...Подтверждена Точка Восстановления]

Время, требуемое для этой магии, было очень коротким.

Однако Миюки знала, что это мгновение брат испытывает невообразимую боль. Глаза Миюки ловко поймали каплю пота на лице Тацуи.

Неосознанно она отвела взгляд.

Тем не менее в глазах биологической машины, активирующей магию, воплощением которой был Тацуя, не отражалось ничего лишнего.

[Восстановление Начато]

Ещё одна магия, которую Тацуя мог свободно использовать, «Восстановление», активировалась.

Он прошел назад через изменения в Эйдосе и получил его за мгновение до того, как были получены травмы, затем сохранил.

Он скопировал информацию в последовательность магии и применил её на Эйдос.

События сопровождаются информацией,

И информация может влиять на события.

В соответствии с базовыми правилами магии, травмированная плоть начала меняться. Регенерировала назад к неповрежденному состоянию. Травмы не были исцелены, правда в том, что они были просто стерты.

Сила восстановления мира объединилась с изменениями, наложенными на плоть Исори.

Осколки «поглотились» телом Исори и исчезли.

Они не разложились, они каким-то образом упали рядом.

Тело Исори, казалось, засветилось.

В следующее мгновение на теле не осталось даже следа от ран.

И не только, даже пятна крови на одежде исчезли.

[Восстановление Завершено]

В состоянии, не тронутом осколками, плоть и тело Исори стабилизировались в мире.

Тацуя не тратил время на то, чтобы подтвердить результаты «Восстановления» на Исори, он тут же повернулся к Кирихаре и снова нажал на спусковой крючок CAD.

Картина была ещё драматичнее. После того как раздробленная нога и бедро обратно соединились, тело Кирихары так же засветилось. Теперь там лежал крепкий молодой человек с двумя ногами.

Тацуя вернул CAD обратно в кобуру с левой стороны талии и молча обнял Миюки.

— Ах!..

Он обеими руками обхватил ошеломленную Миюки, что-то тихо прошептал ей на ухо. Шагнув назад, он опустил защитный экран и защитное стекло шлема. Вернувшись в совершенно черную форму, Тацуя нажал кнопку питания на поясе и вернулся обратно в небо. Миюки могла лишь безучастно наблюдать за ним своими глазами.

Слова брата «отличная работа» продолжали отражаться у неё в голове.

Со скептическим выражением на лице Исори начал ощупывать собственное тело.

Полностью изумленная, наблюдая за любимым, Канон вдруг расплакалась и обхватила его руками.

С другой стороны, Кирихара чуть наклонил голову и несколько раз поочередно подпрыгнул и постоял на одной ноге, всё это время на него смотрела и улыбалась сквозь слезы Саяка.

Миюки обернулась, услышав легкие шаги за спиной. За ней стояла Эрика, которая тоже спрыгнула с вертолёта и всё ещё несла одачи, который был выше неё.

— Отличная работа. Эта магия была невероятна.

Увидев, что Эрика завязала разговор как обычно, в ответ Миюки выпустила зарезервированную улыбку. Улыбку, которая отдавала своего рода страхом.

— ...Перед Онии-самой даже сам Танатос, олицетворение смерти, должен поклониться. Но эта магия...

— Хм? Нет, я знаю, что магия Тацуи была тоже восхитительна, но я говорю о твоей магии, Миюки. Как от тебя и ожидалось, магия, которая нацелилась и поразила лишь врагов, просто потрясающа.

Выражение на лице Эрики не было наигранным, и никоим образом оно не было натянутым. Она просто хвалила выдающиеся способности Миюки. Не было никаких признаков ужаса. Поэтому...

— ...Спасибо. — Миюки также ответила типичным, естественным образом.

◊ ◊ ◊

После того как их отбили с северной стороны одного из холмов вблизи филиала Магической Ассоциации, силы вторжения сделали петлю, чтобы начать последнюю атаку с юга.

Они полностью отказались от мысли захватить заложников.

Сейчас они не обладали войсками, чтобы оккупировать область за любой период времени.

При нынешних темпах единственное, что они могли сделать, это отступить с пустыми руками. В конце концов, силы вторжения решили, что нужно захватить относящиеся к современной магии документы, которые хранятся в филиале Магической Ассоциации и убить столько волшебников, сколько возможно, чтобы уменьшить доступную огневую мощь этой страны.

Уловить подходящее время для отхода было чрезвычайно трудно.

Даже получив преимущество решить отступать достаточно трудно, но если явных признаков неминуемого поражения нет, просто нельзя покинуть поле, ничего для себя не достигнув.

Можно одурачить врага, начав отступление, когда тот нападет, но потом контратаковать. Эта тактика прочно заняла весь их порыв, командир маневрирующего отряда в это верил, поэтому мораль оставалась высокой.

Мобильным силам, состоящим лишь из БТР и двуногих танков, ещё только предстояло столкнуться с врагом. Эта операция была разработана под предположением, что силам обороны недостает мобильности. Командир, едущий на БТР, считал, что это предположение верно.

Как раз в этот миг...

Солдат на страже, который наполовину высунулся с задней части БТР, поднял голову, заметив летящие над головой черные тени. Однако солдат не смог даже разглядеть, кем были эти черные тени, пуля, выпущенная с неба, поразила его в голову.

Экипаж БТР и двуногих танков начали панически переговариваться, все подняли оружие вверх.

Отряд в черном быстро снижался с неба, будто насмехаясь над их ничтожным ответом, лётный отряд Отдельного магического батальона опустился на крышу небоскреба со стороны дороги и свысока открыл огонь.

Автоматные пули, наделенные повышенной проникающей способностью, посыпались как дождь, пробивая двуногие танки, магическая защита которых уже была уничтожена.

Взорвались гранаты, выведя из строя колеса БТР, раскаленные осколки зажгли топливо, превращая все в горящий ад.

Конечно, захватчики оказали сопротивление. Тяжелые автоматические пушки открыли огонь вдоль стены и сняли летающих солдат с их огневых точек.

Тем не менее огневая мощь отряда в черном вообще не ослабла. На руинах перекачивалось и танцевало пламя, но с пронизанной крыши выстрелы лишь усилились.

Солдаты вторжения на БТР и двуногих танках теперь узнали ужас битвы с бессмертными монстрами. И тут же увидели эту уникальную способность в действии.

Один из летающих солдат закрутился и упал на обочину дороги. Он сумел избежать мгновенной смерти благодаря пуленепробиваемым свойствам черной брони, но он, бесспорно, получил фатальные травмы.

В это время обсидиановый демон, держащий два серебряных CAD, опустился к его телу. CAD в левой руке он направил на солдата, и раны исчезли. CAD в правой руке он направил на один из их двуногих танков. Машина, покрытая броней, зашумела, затем всё 3.5 метровое мобильное оружие превратилось в пыль.

— ...Махешвара! — Испуганный крик пронзил радио.

Будто бог, будто Махешвара спустился на землю. Некоторые пытались в ужасе бежать, остальные решили с ужасом сопротивляться. Эти два противоречивых позыва полностью разрушили любое подобие порядка в силах вторжения.

Среди паники их ждал лишь один конец — уничтожение.

◊ ◊ ◊

Мостик замаскированного десантного судна, также известного как командный центр сил вторжения, был окутан серьезной и тяжелой атмосферой.

— Мобильные силы полностью уничтожены?..

Тактик как раз закончил давать полный рапорт командиру, который на него уставился, но он всё же выполнил свой долг советника:

— По полученным рапортам, воздушный отряд, использующий магию Полёта, атаковал и уничтожил все наши силы.

— ...

— ...Также, есть неподтвержденное сообщение...

— Какое?

— Линии связи от мобильных сил упомянули «Махешвару».

— Ты сказал «Махешвару»?!

Более половины экипажа на мостике так широко открыли глаза, невероятно, что они не выскочили из орбит.

— В мобильных силах были войска, участвовавшие в битве три года назад.

— ...

— ...Что-то случилось? — один из остальных членов экипажа задал вопрос делавшему доклад тактику вместо командира.

— ...Что за куча вранья! — Однако ответил сам командир.

Три года назад неизвестный демон раздавил их на Окинаве. Среди солдат, которые вернулись по обмену пленными, никто не осмеливался произносить это имя. Верховное командование Большого Азиатского Альянса официально отрицало его существование. Они запретили солдатам даже упоминать это имя. Это был ночной кошмар, который лучше оставить похороненным.

Тем не менее, как бы на словах они это ни отрицали, кошмар стал явью и обнажил на них клыки.

◊ ◊ ◊

Полностью используя мобильность летающего отряда из Отдельного магического батальона, они прокрались в тыл сил противника, застрявших в сражении с добровольцами, и вышли им во фланг.

Лишь сорок солдат вступили в бой, размер небольшой роты, но их скорость, бросающая вызов обычному здравому смыслу, практически увеличила их число в два-три раза.

К тому же не нужно было волноваться о потерях.

Черная броня, которую они носили, Мобильный костюм, гордился своими пуленепробиваемыми свойствами. К тому же все солдаты в бою были очень способными волшебниками, поэтому их магическая защита, их сила вмешательства, была так же крепка.

Тем не менее они не могли блокировать абсолютно всё, что враг в них кидал. В любом случае, на себе слишком много не понесешь, личную броню даже сравнивать нельзя с броней танков или боевых кораблей.

Поэтому некоторые из них иногда получали ранения от пуль.

Или травмировались от взрывов.

Иногда торс или живот пробивало насквозь.

Тем не менее пока они мгновенно не умрут, их невозможно будет остановить. Солдаты, которые падали в лужи крови из-за вражеского огня, в следующее мгновение вставали на ноги, будто ничего не произошло.

На теле не оставалось никаких признаков травм, на оборудовании не было следов крови. Не только это, не было даже дыр в броне.

Высокий солдат, державший два серебряных CAD, нажимал на спусковой крючок CAD в левой руке, и павшие солдаты вставали.

Освобожденные от когтей смерти, солдаты атаковали, будто Асура воплоти.

Войска вторжения не могли поверить своим глазам.

Они явно наносили смертельный урон, но этой истины больше не существовало.

Некоторые даже думали, что спят и видят самые гнусные кошмары.

Чувство реальности таяло под натиском причинно-следственной связи.

Левая рука, державшая серебряный CAD, возрождала солдат в черном, хотя они понятия не имели, что происходит, все войска вторжения инстинктивно направили оружие на солдата с серебряными CAD.

Однако ни один выстрел не достиг своей цели. Пули и осколки исчезали в воздухе, как туман. Всё, на что указывала его правая рука, превращалось в пыль.

Божественная Левая

Солдаты на пороге смерти возрождались, когда на них указывала левая рука.

Демоническая Правая

Люди и машины исчезали в небытие перед правой рукой.

Три года назад солдаты из Гонконга говорили по-английски, чтобы обойти приказ молчания сверху. Сегодня этот термин распространялся по силам вторжения, как лесной пожар.

Махешвара!

Мораль утонула в приливе ужаса.

◊ ◊ ◊

Атака врагов ослабла в неестественное время. По оценке Катсуто ещё должно было остаться некоторое время, прежде чем враг вырвется и начнет отступление. Тем не менее, даже если это было раньше времени, Катсуто не был человеком, который упустит возможность:

— Враг отступает!

Среди отрядов добровольцев, сформированных в основном из Магической Ассоциации, он определенно принадлежал к самым молодым. Но естественным образом стал их командиром.

Среди них были люди с острыми глазами, видевшие через его внешность и разглядевшие его истинный возраст.

Тем не менее никто не возражал против его лидерских способностей.

Конечно, то, что его магическая сила полностью превзошла всех присутствующих, сыграло доминирующую роль в этом решении. Все присутствующие знали, что если бы он не присоединился к битве, сторона, которая была отодвинута на грань катастрофы, была бы их собственной.

Тем не менее, решающую роль сыграла не только его сила. На самом деле, сила была даже вторичной причиной.

Добровольцы признали Катсуто своим командиром, так как его рев развеял их слабость. На самом деле, линии снабжения — неотъемлемая часть для победы в войне, как и степень подготовки солдат. Высокоэффективная транспортировка войск, доставка снабжения и связь — всё это жизненно важно на войне.

Однако если всё это исключить, сама суть по-прежнему вернется к морали. Боевой дух солдат иногда ведет к победе, несмотря на плохие условия. По крайней мере, для сухопутных сражений не изменится ещё очень долго то, что мораль — неотъемлемая часть победы. Так что для командира требуется эта редкая способность пробудить боевой дух солдат.

— Устремимся вперед вместе!

Соблюдая приказы Катсуто, массив магии был выпущен вместе.

Не было взаимного вмешательства, ведущего к обнулению магии, поскольку все бомбардировали врагов магией типа Гравитации.

Для войск вторжения, которые отчаянно пытались отступить, эта атака была соломинкой, перевесившей чашу весов.

Большинство пехоты и волшебников, за исключением механизированных отрядов, были уничтожены. БТР и двуногие танки, которые сумели устоять против заградительного огня, начали отступать с небольшой группой солдат и волшебников.

Стоя сверху опрокинутого двуногого танка, Катсуто, продолжая атаковать Фалангой, взмахнул рукой.

— Вперед!

Это был приказ преследовать и лишить противника любой возможности на перегруппировку.

Мораль добровольцев достигла пика.

◊ ◊ ◊

Как и Катсуто, Масаки понятия не имел, что противник начал рушиться из-за нападения Отдельного магического батальона с тыла.

Тем не менее он тоже уловил ветер перемен и ухватил эту возможность почти в то же время, что и Катсуто.

Как и Катсуто служил лидером для добровольцев, Масаки тоже активно направлял битву и стоял в передних рядах, чтобы защитить своих товарищей.

Сейчас он был у северных ворот (Черной Черепахи) Китайского Квартала. После войны этот квартал перестроили, в нем были большие здания, которые могли служить стенами, оставляя лишь четверо входных врат: на севере, на юге, на востоке и на западе. Такой итог был достигнут не неорганизованной реконструкцией, а, вероятно, тщательным планированием.

Четверо врат, которые обычно были открыты из-за нескончаемого потока туристов, сейчас были наглухо закрыты. Возможно, чтобы в такое время прекратить торговлю, а возможно, чтобы запечатать врата для обороны. Более вероятным было второе.

Масаки не собирался придираться. Тем не менее его раздражало: они явно живут на территории иностранного государства, но защищают лишь свой народ и даже превратили квартал в крепость.

Тем не менее он стоял перед северными вратами не из-за того, что хотел излить разочарование.

— Откройте врата! Иначе мы будем считать, что вы в сговоре с захватчиками!

Масаки стоял здесь, полностью готовый к бою, потому что враг сбежал в Китайский Квартал. Было невозможно сказать, когда в его сторону полетят пули. Может, полетят даже гранаты или магия. Не было гарантии, что магическая защита выстоит. Поэтому он стоял в одиночестве в состоянии повышенной боеготовности и был готов в любую секунду развязать свою магию.

Хотя Масаки и говорил иначе, он уже давно принял решение насильственно нарушить периметр, когда придет время.

Если бы врата открылись сразу после запроса, то они, прежде всего, не сбежали бы в этот квартал.

Даже если живущие в квартале люди не в сговоре с силами врага, как только вошли, вражеские солдаты должны были захватить механизм двери. Маловероятно, что безоружные граждане могут что-то предложить, помимо символического сопротивления.

Тем не менее, после того как Масаки крикнул, перед его удивленным взглядом постепенно открылись двери.

Вышла небольшая группа людей во главе с молодым человеком с аристократической аурой, он был на пять-шесть лет старше Масаки.

Они вели с собой связанных захватчиков.

— Меня зовут Чжоу Гонджин, — молодой человек представился.

— ...Чжоу Гонджин?

— Это мое настоящее имя.

Чжоу Гонджин — так звали известного военного стратега времен трех королевств. Молодой Чжоу, похоже, привык к такой реакции. Увидев, как Масаки склонил голову, молодой человек любезно рассмеялся.

— Мои извинения. Я Итидзё Масаки. — Слишком долго игнорировать приветствие старшего человека было бы невежливым, поэтому Масаки немного запаниковал, но с учетом их взаимного расположения, он осмотрительно назвался.

В ответ молодой человек низко поклонился и жестом показал на военнопленных (строго говоря, они были просто пленными, а не военнопленными), чтобы передать их Масаки.

— Мы не в сговоре с захватчиками. Фактически, мы тоже жертвы. Чтобы доказать это, пожалуйста, позвольте нам предоставить помощь, — высказал свои доводы молодой человек, у него на лице было искреннее выражение.

В нем, по крайне мере внешне, не было видно никаких следов лжи.

Однако Масаки не слишком-то ему верил.

Впрочем, наигранно он не говорил.

Молодой Чжоу настаивал, что они позволили захватчикам зайти, лишь чтобы снизить им бдительность, прежде чем схватить. Этот логический довод определенно имел смысл. С другой стороны, как именно им удалось подчинить полностью вооруженных солдат?

Он определенно не снижает бдительности.

Такое впечатление Масаки получил от Чжоу.

Тем не менее Масаки не имел власти всесторонне расследовать просто случайного человека. К тому же, внешне, их помощь определенно приведет к концу конфликта в этом секторе. Масаки выразил свою благодарность Чжоу и скооперировался с остальными добровольцами, чтобы взять связанных вражеских солдат.

Однако Масаки не заметил, что, поступая так, выходит с линии фронта.

◊ ◊ ◊

Салон вертолёта, который летел над сушей вдоль побережья, был совершенно тихий. Почему-то настроение было таким, что все боялись заговорить. Тем не менее они просто не могли сидеть и терпеть эту странную тишину.

— ...Несмотря на то, что это случилось с моим собственным телом... мне даже сейчас с трудом вериться, — забормотал себе под нос Исори.

— ...Что, черт возьми, тогда случилось? Что он сделал, чтобы достичь такого результата? — не обращаясь к кому-либо конкретному, выразил своё потрясение Кирихара, другой человек, которого это непосредственно касалось.

— Почему бы просто не смотреть на все это как на галлюцинацию. Это может быть более убедительно.

— Но это не была галлюцинация. Я почти умер, твоя нога была разорвана в клочья, это неопровержимые факты.

Снова наступила тишина. Ещё раз столкнувшись с этими глубокими фактами, настроение стало даже тяжелее чем прежде.

— ...Шиба, просто скажи мне. — Наконец. Наверное, так было правильнее всего узнать. Мари задала вопрос Миюки, единственной сдери них, знающей правду.

— Что бы ты хотела узнать? — невероятно спокойно спросила Миюки. Тем не менее она не смогла скрыть жесткость в выражении лица. Нет, в первую очередь, наверное, она никогда и не пыталась её скрыть. Вполне возможно, что она намеренно приняла холодное, кристальное выражение лица.

— Как долго магия Тацуи-куна будет действовать?

Использование магии для лечения — лишь временная мера. Это базовое правило лечащей магии. Постоянно повторно применять магию во время её эффективного периода и неоднократно обманывать мир — лишь так можно окончательно стабилизировать иллюзию исцеления в реальном мире. Если эффективное время коротко, тогда совершенно необходимо быстро начать лечение.

— Вечно. — Однако ответ оказался совершенно неожиданным. — Повторно применять не нужно, как в обычной магии исцеления. — Ответ Миюки охватил всё беспокойство Мари и был предназначен специально для Исори и Кирихары. — Нет никаких ограничений в движении. Они вполне могут работать в обычном режиме.

— Неужели такое возможно? — скептически посмотрела Мари на Миюки.

— Можешь мне не верить.

— Не то чтобы я не верила...

Это не могла постичь не только Мари:

— Я очень благодарна, что он спас Кэя... но я никогда не слышала о магии лечения, которая полностью исцеляет всего лишь после одного применения. Это идет против базовых законов магии исцеления. Он правда исцелился? Эта магия правда считается исцеляющей? Что, черт возьми, сделал Шиба-кун?!

— Канон-тян, успокойся, — Маюми любезно попросила Канон обуздать волнение. — Миюки-тян, пожалуйста, не думай о ней плохо, хорошо? Канон-тян просто по-настоящему беспокоится о Исори.

Услышав вмешательство Маюми, Миюки слегка улыбнулась в ответ.

— Тем не менее я очень заинтригованна, что именно он сделал. Поскольку это не магия исцеления, тогда что именно...

— Мари! Спрашивать о магии других людей запрещено! — Как раз когда настроение начало становиться немного благоприятней, заявление Мари сразу же нарушило баланс и вызвало тяжелое предупреждение от Маюми.

— Спасибо, Саэгуса-сэмпай. Но я думаю, что всё в порядке. — Однако Миюки выразила благодарность за беспокойство Маюми, но также упомянула, что нет причин за неё волноваться. — Полагаю, вполне естественно считать, что я против. Тем не менее, если только объяснить всем присутствующим, я думаю, что Онии-сама не будет возражать.

Это был также тонкий намек на то, чтобы держать все в секрете. В противном случае разговор дальше не пойдет.

— Буду держать рот на замке.

— Я никому не скажу.

Мари и Канон ответили таким образом.

Остальные так же поклялись.

— Я буду хранить всё услышанное в тайне, даже от Накуры. — В конце концов, даже Маюми заговорила.

— Ох, это вряд ли что-то невероятное... — Миюки показала редкую, кривую улыбку.

Как бы Маюми ни клялась хранить её секрет, но, в конце концов, он всё же попадет в уши семьи Саэгуса. Но даже и так, Миюки рассудила, что всё будет хорошо. В конце концов, скопировать-то это никто не сможет.

— Магия, которую использовал Онии-сама, не была исцеляющей, — сидя в ровном положении, Миюки тихо начала.

Даже слушатели выпрямились.

— Магия называется «Восстановление». Изменения в Эйдосе можно перемотать до двадцати четырех часов в прошлое, затем скопировать Эйдос перед любыми понесенными повреждениями или вредом от внешних источников, и в конце последовательностью магии перезаписать текущий Эйдос. Перезаписанная цель будет придерживаться обновленной информации и восстановит себя к состоянию перед любым ущербом.

Сказав это, Миюки на мгновение сделала паузу и посмотрела на всех остальных.

— Сейчас, когда я это упомянула, все ли знают, почему эффекты от магии являются лишь временными?

Задав вопрос, Миюки продолжила, не давая никому возможности ответить:

— Эффекты магии не вечны из-за того, что работает восстановительная сила Эйдоса. Эта сила пытается вернуть себя к состоянию, которое было перед тем, как произошли какие-либо внешние изменения. Тем не менее, перезаписанный Эйдос из «Восстановления» является всего лишь собственной информацией цели из прошлого. Если вы будете перезаписаны своим собственным Эйдосом, не будет нужды возвращаться ко времени травмы и можно будет остаться в состоянии, когда травмы никогда и не было. Все будет так, как будто ничего и не случилось.

Мари и Канон переглянулись.

Маюми несколько раз моргнула.

Тело Исори напряглось, а на лице Кирихары было ошеломленное выражение.

Были все виды выражений, но они все были с одним и тем же чувством.

— ...Тогда Тацуя может излечить любые травмы с одной попытки, да? В это почти невозможно поверить. Даже для Тацуи, это... — выразил свой внутренний монолог Микихико.

— Не с одной попытки, Йошида-кун, — Миюки улыбнулась и отклонила его слова. — Практически мгновенно. К тому же целью могут быть не только биологические организмы. Онии-сама может восстановить все, что угодно, будь то человеческое тело или кусок механизма. — Миюки сильно развлекало то, что Микихико сидел с челюстью, делающей всё возможное, чтобы упасть, но в то же время у неё на лице появилась одинокая улыбка. — Из-за этой магии Онии-сама не может свободно использовать другую магию. Так как в его магической территории доминирует эта божественная способность, не осталось места для какой-либо другой магии.

Хотя она назвала магию божественной, никто из присутствующих не считал это преувеличением. Она была не преувеличением, она была «чудом».

— ...Так вот почему Тацуя-кун выглядит таким несбалансированным.

— Ах... с такой магией высокого класса на руках не удивительно, что другая магия будет затруднена...

Миюки сказала им лишь половину правды. Она предпочла не открывать другую половину. Вот почему на ней была лишь одинокая улыбка, пока она смотрела на своих легко введенных в заблуждение сэмпаев, разговаривающих друг с другом.

— ...Но разве это не удивительно. Он может устранить любые крупные травмы за последние двадцать четыре часа, так ведь? — вдруг вмешалась Канон и прорвалась через эти безнадежные слова.

— В самом деле. Не важно, зона бедствия это или поле боя, есть множество людей, которым требуется помощь. Он может спасти тысячи, даже десятки тысяч жизней, — наконец уловив смысл, Исори тепло согласился с Канон.

— Верно! По сравнению с этим, неиспользование другой магии лишь незначительная проблема. Почему такая невероятная сила держится в тайне? Ведь он может спасти так много людей. Вместо того чтобы стать печально известным, забирая жизни, он может стать знаменитым, их спасая. Он может быть настоящим героем!

— Неужели... Сила, которая стирает любые травмы, вне зависимости от тяжести. И вы смеете намекать, что такая магия придет совершенно бесплатно? — В полной противоположности от волнения Канон, Миюки была страшно спокойной, лицо было лишено всякого выражения. Холодный, пронзающий взгляд, казалось, пригвоздит Канон к месту.

Хотя они впервые это видели, будь то Канон, мари или Маюми, до всех вдруг дошло, что Миюки этим кристаллическим выражением пытается скрыть дико неистовые эмоции и насильно выпускает ауру спокойствия.

Она была в муках горя.

Она была в ярости сверх всякой меры.

— Онии-сама пересматривает множество изменений в Эйдосе, чтобы полностью его скопировать. Он должен прочитать всю хранящуюся информацию относительно Эйдоса.

Но голос Миюки всё равно был таким спокойным и объективным. Тем не менее, Маюми и Мари, Канон и Исори, все присутствующие, слышавшие её слова, ощутили, как по спине прошел холодок.

— И это, конечно же, включает боль жертвы.

Кто-то резко вдохнул.

— Онии-сама не считывает то, как жертва чувствует боль. Чувство боли, сигналы боли, идущие через нервную систему, передаются непосредственно в Онии-саму, как прямая информация. Эта информация не проходит через мозг, но отпечатывается прямо в разуме.

Кх, кто-то закашлялся. Не намеренно, просто биологический побочный эффект от невозможности дышать.

— Далее, когда передается, всё это сжимается в одно мгновение. Например... с того времени, как Исори-сэмпая ранило и прибыл Онии-сама, прошло примерно пол минуты. За 0.2 секунды Онии-сама просмотрел все изменения в Эйдосе. В этот короткий миг сконденсированная боль, которую испытал Онии-сама, была приблизительно в 150 раз больше, чем Исори-сэмпай.

— Сто пятьдесят раз... — удивленный вздох выскользнул из уст Исори. Он даже представить себе не мог такой уровень боли. К тому же Исори задался вопросом, сможет ли вообще совладать с такой болью.

— Чем дольше время ранения, тем больше сжатой боли. Чтобы стереть травму, нанесенную час назад, он должен испытать боль в 10 000 раз больше, чем первоначальная.

Хотя Миюки не направляла гнев на кого-либо, кроме себя, её взгляд всё же переместился на Канон.

— Онии-сама должен платить эту цену каждый раз, когда кого-либо исцеляет. Вы всё ещё желаете, чтобы он использовал эту силу для других?

Она была исключительно спокойна, но также и в неистовой ярости.

Она больше разъярилась на себя, чем на кого-либо другого.

Так как именно она своевольно попросила брата использовать «Восстановление».

◊ ◊ ◊

— Капитан, союзные войска отступают!

— Неужели.

Когда капитан спецназа Большого Азиатского Альянса Чэнь Сяньшень услышал рапорт подчиненного, его голос не выдал вообще ни следа удивления или сожаления или чего-то подобного. Он просто кивнул, и не потому, что уже предсказал, что с высокой вероятностью союзники проиграют, просто он уже принял во внимание такую возможность, когда распределял свои цели. Нет никакой взаимосвязи между достижением боевых задач и победой в бою. Он поднялся на свою нынешнюю должность, так как всегда следовал этому кредо.

— Начинаем план Б.

Его сопровождало двадцать солдат. Хотя их было немного, каждый был умелым диверсантом. Они были совершенно иного рода, нежели диверсанты, которых он первоначально взял с собой.

— Лейтенант Люй, — Чэнь назвал имя своего самого надежного подчиненного, несмотря на его предыдущую неудачу, ведь у него были невероятные боевые способности. — Я знаю, ты можешь считать иначе, но не думай о мести. Сосредоточиться на реликте неизвестной ценности было оплошностью с самого начала.

— Вас понял. — Что бы Люй Ганху ни думал, он идеально отрегулировал свой голос, отвечая вышестоящему офицеру. Он был одет в свою оригинальную экипировку — заколдованные доспехи, называемые «Броней Белого Тигра».

— Выдвигаемся.

В соответствии приказу Чэна, отряд спокойно начал выдвигаться.

Их цель стояла перед ними — филиал Канто японской Магической Ассоциации в Башне Залива Йокогамы.

◊ ◊ ◊

Тяжелая атмосфера на борту вертолёта, в котором находились Маюми и остальные, была разрушена, когда Мизуки вдруг ахнула.

— Мизуки, что случилось? — Миюки, которая была центром зловещего молчания, осторожно задала первый вопрос, так как, наверное, считала, что всё это не может больше так продолжаться.

— Ну, недалеко от Башни Залива, думаю, я увидела вспышку звериной души...

Мизуки сидела в вертолёте, но всё равно сняла очки, чтобы сканировать землю. Впрочем, она не думала, что выпадет шанс что-то поймать, но решение оказалось верным.

— Звериной? Вроде кровожадной или насильственной? — спросил Микихико и, прежде чем получить ответ, достал талисман с нагрудного кармана. Он активировал заклинание, приложил его к глазу и посмотрел через талисман на Башню Залива. — Вражеская атака?! — отрывисто произнес он, потому что удивился.

— Это так? — спросила Эрика.

— Я думала, что враг отступил перед атакой добровольцев? — а вместе с ней и Канон.

Микихико кивнул на вопрос Эрики, но покачал головой на вопрос Канон.

— Небольшое число врагов начало внезапное нападение с тыла с ужасающей силой заклинаний. Мы должны быстро развернуться, Магическая Ассоциация в опасности!

Последними словами он обращался к Маюми. У неё в глазах показался намек на нерешительность, она посмотрела на Мари.

— Госпожа Маюми. — Голос Накуры пришел с места второго пилота. — Из Магической Ассоциации пришел экстренный вызов по линии, зарезервированной для Десяти Главных Кланов.

— Соедини.

Маюми выхватила у Накуры наушники.

Через наушники она услышала рапорт от члена Магической Ассоциации, который говорил о том же тяжелом положении, что и Микихико. Хотя врагов было немного, сейчас в Магической Ассоциации волшебников осталось мало. Такими темпами они не смогут долго продержаться.

Маюми приняла решение быстро, будто нерешительности никогда и не было.

— Накура, развернись к Магической Ассоциации.

Не дожидаясь ответа, Маюми своим терминалом установила связь.

— Саэгуса, что происходит? — Тревожный голос Катсуто, который пришел по линии, содержал следы разочарования и растерянности. Маюми знала, что Катсуто тоже должен был получить просьбу о помощи из Магической Ассоциации.

— Дзюмондзи-кун, мы направимся к Магической Ассоциации, — Маюми пропустила приветствия и быстро заговорила. — Вертолёт развернется немедленно, мы не задержимся слишком долго. Дзюмондзи-кун, сосредоточься на разгроме сил врага.

Катсуто не знал, что группа Маюми эвакуируется на вертолёте, и Маюми не знала, что Катсуто возглавляет войска в первых рядях.

Тем не менее Маюми считала, что Катсуто точно не будет сидеть сложа руки при ухудшении обстановки. К тому же она знала, что он вступит в бой, и будет служить неотъемлемой частью вооруженных сил.

Даже Дзюмондзи Катсуто не может быть в двух местах одновременно. Он просто не может победить двух врагов, одновременно нападающих с разных сторон.

— Я полагаюсь на тебя!

— Конечно!

Как только они закончили разговор, вертолёт развернулся и полетел вперед.

Неожиданная атака отряда Чэна застала японские силы врасплох. Но не из-за внезапности атаки небольшим отрядом войск, а потому, что они держали так много элитных сил в резерве.

Войска Большого Азиатского Альянса, атакующие вдоль побережья, сейчас (по оценке) были в совершенно невыгодном положении. Силы на склоне холма были раздавлены добровольцами под командованием Катсуто, а наземные силы были схвачены из-за предательства Китайского Квартала. Войска у станции Сангэтё были в полном беспорядке из-за летающих войск в черном. Просто не должно было ос