«Однозначный вывод в отношении пригодности существующего типа авианосца пока еще не может быть сделан, этот вопрос подлежит дальнейшему изучению. Однако анализ вражеской военно-морской стратегии в океанской войне ведет к несомненному признанию того факта, что в войне в Атлантике определенно нельзя обойтись без использования авианосцев или крейсеров, оборудованных полетными палубами».

Из выступления главнокомандующего Kriegsmarine гросс-адмирала Эриха Редера на конференции по вопросам строительства германского военно-морского флота (ВМФ) в середине 1940 года.

В ходе Второй мировой войны лишь четыре европейских государства строили или использовали авианосцы — это Великобритания, Франция, Германия и Италия.

Несомненным лидером в этом процессе была Великобритания, которая начала проектировать авианосцы практически сразу после окончания Первой мировой войны. В результате были разработаны оригинальные и удачные проекты крупных авианосцев, а также доведена до совершенства конструкция паровой катапульты.

Франция к началу Второй мировой войны эксплуатировала авианосец Bearne, переделанный из старого линейного корабля, и заложила еще два новых — Joffre и Painlyve. Последние, однако, так и не были достроены — Франция потерпела поражение в войне слишком рано, и ее флот не успел добиться какого-либо прогресса в развитии авианесущих кораблей и палубной авиации.

Италия предприняла усилия по постройке авианосцев с существенным опозданием, полагая, что ее выгодное географическое расположение в центре Средиземного моря делает страну своеобразным «авианосцем». В результате она также закончила войну с недостроенными авианесущими кораблями.

Германии по условиям Версальского мирного договора от 28 июня 1919 года запрещалось создавать авианосцы и субмарины. Но если подводные лодки и самолеты еще можно было скрытно строить за границей, то заказывать подобным образом такие крупные корабли, как авианосцы, было просто невозможно. Несмотря на это с 1925 года германский флот (Reichsmarine) изучал опыт эксплуатации авианосцев и разрабатывал планы с их применением. А 15 ноября 1932 года тогдашний военный министр генерал Курт фон Шлейхер утвердил «План перестройки флота» (Umbauplan der Reichsmarine), который включал программу строительства авианосцев, а также организацию новых подразделений палубной и базовой морской авиации.

Эта же программа обновления Reichsmarine под названием Schiffsbauersatzplan выполнялась без всяких ограничений вплоть до прихода в 1933 году к власти Гитлера, а впоследствии была расширена.

Нужно отметить, что, в отличие от других классов военных кораблей того времени, авианосцы представляли собой уже целую боевую систему, которая включала в себя гораздо больше компонентов, чем просто корабль и его вооружение. Авианосцу было необходимо не только его основное вооружение — палубные самолеты, но и определенная базовая инфраструктура, включающая в себя и гавани, и аэродромы. Кроме того, требовались испытательные, учебные и эксплуатационные подразделения для обеспечения функционирования и ремонта как палубных самолетов, так и авиационно-технических устройств (катапульт и аэрофинишеров) корабля, а также для подготовки летного и технического персонала.

Работы по проектированию авианосца начались в Германии в конце 1933 — начале 1934 года. Эскизный проект был выполнен в течение 1934 года под руководством старшего советника конструкторского бюро германских ВМС Вильгельма Хеделера, дипломированного инженера, бывшего ассистента кафедры кораблестроения Берлинской высшей технической школы. Проект соответствовал следующим тактико-техническими требованиями (ТТТ): водоизмещение около 20 тысяч тонн, скорость полного хода — 33 узла, авиационное вооружение — от 50 до 60 самолетов, артиллерийское вооружение — восемь 203-мм орудий, мощное зенитное вооружение, бронезащита — как у легких крейсеров.

До этого времени немецкие специалисты не имели опыта строительства подобных кораблей, за исключением попытки переоборудования пассажирского судна Ausone еще во время Первой мировой войны. Но большинство материалов, касающихся того проекта, были настолько засекречены, что конструктору авианосца так и не удалось до них добраться. В результате немцам пришлось действовать методом проб и ошибок, опираясь на очень ограниченную имеющуюся информацию об иностранных авианосцах.

Наиболее доступными для изучения были британские авианосцы, поэтому за основу для проектирования германского корабля были взяты два из них — британские авианосцы Glorious и Courageos, а некоторые технические решения позаимствованы у американского авианосца Lexington.

Начало строительства корпуса авианосца

Установка водонепроницаемых переборок

Правда, зарубежный опыт был весьма противоречив — в середине 1930-х годов большинство «плавучих аэродромов» не являлись кораблями специальной постройки, а переоборудовались из незаконченных после окончания Первой мировой войны линкоров и линейных крейсеров (результат ограничения тоннажа боевых кораблей после подписания Вашингтонского договора). От них «новые» авианосцы унаследовали мощное бронирование, совершенно нерациональное для кораблей такого типа, от которого, однако, нельзя было избавиться без полной переделки корпуса.

С другой стороны, один из первых авианосцев специальной постройки — японский «Хосе» — вообще был лишен бронирования. Позже выяснилось, что это было связано не с какими-то тактическими соображениями, а с тем, что уже введенные в строй авианосцы «Акаги», «Kara» и «Хошо» «съели» 2/3 водоизмещения, отведенного японским кораблям этого класса Вашингтонским договором, так что два следующих авианосца пришлось «втискивать» в оставшиеся 30 тысяч тонн. Результатом этого стал отказ от бронирования и, соответственно, снижение живучести ради максимальной численности авиагруппы.

Тем не менее, несмотря на отсутствие практического опыта, германские военно-морские аналитики в своих проработках адекватно определили роль авианосцев в будущих морских сражениях.

Так, еще в 1931 году капитан цур зее (капитан 1 ранга) Пауль опубликовал работу, где указывал, что наиболее эффективным способом действия палубной авиации является неожиданный удар по военно-морским базам противника, Блестящим подтверждением этому тезису стали налет британских палубных торпедоносцев Swordfish на базу итальянских ВМФ Таранто и нападение японских палубных самолетов на американскую воено-морскую базу Перл-Харбор 7 декабря 1941 года.

В целом применение своих авианосцев немецкие моряки связывали с основной целью всего германского военно-морского флота, которую он пытался достичь еще во время Первой мировой войны — воспрепятствовать британскому торговому судоходству. Для страны, в весьма значительной степени зависящей от импорта сырья и товаров, это было бы национальной катастрофой.

Настил полетной палубы

Нижняя часть корпуса корабля

Со свойственными немцам тщательностью и склонностью к порядку (ordnung!) они разделили весь путь к достижению своей цели на несколько частей. На начальном этапе предполагалось использовать одиночные рейдеры (замаскированные вооруженные торговые корабли, «карманные линкоры» и подводные лодки) для того, чтобы вынудить противника ввести конвои и, соответственно, существенно сократить товарооборот, отвлекая при этом на сопровождение судов значительные силы военно-морского флота. На этом этапе для атак атлантических конвоев планировалось использовать линкоры Kriegsmarine. А затем, когда англичане будут вынуждены привлечь к охране своих конвоев тяжелые артиллерийские корабли, наступит и очередь авианосцев, обеспечивающих действия смешанных ударных групп из линейных кораблей, авианосца, крейсеров и вспомогательных судов. Предполагались также кратковременные самостоятельные действия авианосцев на коммуникациях противника в отрыве от своих линейных сил.

Сознавая недостаток собственного опыта в разработке авианосцев, немцы, воспользовавшись укреплением отношений со Страной восходящего солнца, где активно строились подобные корабли, направили туда специальную группу экспертов для изучения накопленного здесь опыта. Эксперты, получившие вполне конкретные задания, находилась в Японии с сентября по декабрь 1935 года.

Следует заметить, что, несмотря на трения между моряками и авиаторами, о которых часто упоминается в литературе и которые связывают с амбициями рейхсмаршала Германа Геринга, данная группа была направлена не морским ведомством, а министерством авиации (RLM — Reichsluftfahrtministerium). Два эксперта являлись опытными офицерами — морскими летчиками (служащими с 1917 года): руководитель делегации — майор Эрнст Рот в 1933 году перешел в RLM на должность руководителя отдела, корветтен-капитан Ганс Чех был сотрудником морского министерства, а третьим членом фуппы был военный кораблестроитель инженер Олерих, который входил в состав конструкторов, проектировавших немецкий авианосец.

Кормовая часть корпуса авианосца

Монтаж оборудования на полетной палубе корабля

Группе немецких экспертов в Японии были продемонстрированы специальные школы морских летчиков и испытательные станции, они также побывали и на предприятиях-изготовителях палубных самолетов. Как позднее писал в своих воспоминаниях Эрнст Рот, апогеем их визита стало посещение японского авианосца Akagi. Летчики при этом интересовались всеми важными вопросами размещения самолетов на авианосце, а также системой управления палубной авиацией и подготовкой ее пилотов, испытаниями оборудования и самолетов и тому подобным, а судостроитель уделял основное внимание авиационно-техническим помещениям и оборудованию японских авианосцев.

Нижняя часть корпуса корабля

Авианосец Graf Zeppelin, проект 1940 года

Авианосец Graf Zeppelin, проект 1942 года

Авианосец Seidlitz, проект 1942 года

Морское министерство Японии было весьма заинтересовано в заключении сделки по закупке и лицензионному производству приборов управления артиллерийским зенитным огнем (ПУАЗО) и скорострельных зенитных артиллерийских систем, поэтому германские эксперты получили немало информации, в том числе и техническую документацию, относящуюся к авиационному оборудованию корабля. После возвращения" родину группа представила в RLM отчет о визите объемом свыше 100 страниц.

В результате конструкторам под руководством Хеделера удалось создать довольно удачный, хорошо продуманный проект. Архитектуру первого немецкого авианосца можно считать классической: сплошная полетная палуба с носовым и кормовым свесами, открытая компоновка бака и юта, «остров» — надстройка с проходящими через нее газоходами котлов силовой установки, смещенная к правому борту, двухъярусный авиационный ангар, занимающий большую часть надводного объема корпуса.

От размещения на авианосце восьми 203-мм орудий, как это первоначально планировалось, очень быстро отказались, заменив их сначала четырьмя, а затем восемью казематными двухорудийными установками калибра 150 мм. Этот калибр, кстати, был стандартным для противоминных орудий, принятых в германском флоте, и все крупные корабли оснащались ими для отражения атак миноносцев противника.

Правый борт авианосца

Проект перестройки крейсера Ое Grass в авианосец, 1943 г.

Авианосец проекта A-III, 1940 г.

Авианосец проекта A-IV, 1940 г.

Корпус корабля, имевший длину по кильватерной линии 250 м и высоту борта 22,2 м, изготавливался с широким применением электросварки. Непотопляемость обеспечивали 19 главных поперечных водонепроницаемых переборок, доходивших до нижней ангарной палубы. Чтобы компенсировать вес «острова», обводы корпуса в подводной части были несимметричными: левую сторону мидель-шпангоута пришлось сделать на 800 мм шире, чем правую. Броневая защита выполнялась по «крейсерской» схеме — узкий броневой пояс максимальной толщиной 100 мм, расположенный по кильватерной линии, и 40-мм броневая палуба с утолщенными до 60 мм скосами. Толщина полетной палубы составляла 20 мм, она являлась интегральной частью корпуса и участвовала в обеспечении продольной прочности корабля. Двухярусный ангар закрытого типа не имел специальной броневой защиты, однако его частично прикрывали казематы 150-мм артиллерийских установок, имевшие 30-мм броню, а также огораживающие ангар с бортов прочные продольные переборки толщиной 30 миллиметров.

Противоторпедная защита была откровенно слабой — она состояла из 20-мм внутренней продольной переборки и наружных булей. Позже, в процессе перестройки, ширину булей увеличили, но в основном это было вызвано не заботой об усилении защищенности, а необходимостью повышения остойчивости корабля.

Полетная палуба, имевшая размеры 241,0 х 30,7 м, зашивалась деревянным настилом из 50-мм тиковых брусков. Заподлицо с деревянным настилом устанавливались электрические светильники, обозначавшие габариты посадочной полосы, которые служили для облегчения посадки самолетов в условиях пониженной видимости. Относительно небольшая ширина палубы объясняется тем, что германские кораблестроители предпочитали не оснащать свои корабли развитыми спонсонами.

Ангар был двухъярусным, высота каждого яруса составляла 5,66 метра. Верхний имел площадь 183 х 16 м, и в нем могли разместиться 25 самолетов, а в нижнем, площадью 170 х 16 м, — 18 самолетов. Сам ангар закрытого типа, не примыкавший к внешнему борту — его опоясывали различные служебные помещения. Благодаря этому полностью исключалось воздействие на самолеты неблагоприятных атмосферных условий (морских брызг, осадков, экстремальных температур), что для предполагаемых действий в условиях Северной Атлантики имело большое значение. Заправка самолетов топливом и маслом (как и подвеска боеприпасов) должна была производиться в ангарах, оборудованных специальными заправочными постами; такие же посты предусматривались и на полетной палубе. Общий запас авиационного бензина, размещенного в двух цистернах, расположенных в носовой части корабля, составлял примерно 330 тыс. л. В целях безопасности ангары оборудовались быстродействующими огнезащитными шторами.

Полетная палуба сообщалась с верхним и нижним ангарами тремя электрическими самолетоподъемниками фирмы Berliner Aufzugswerk с размерами платформы 15,2 х 14,3 ми грузоподъемностью первоначально 5 т, а затем 6,5 т, располагавшимися на оси, несколько смещенной от диаметральной плоскости к левому борту. По первоначальному проекту на корабле планировалось иметь только два самолетоподъемника, но после анализа японского опыта добавили третий (средний). Грузовые платформы самолетоподъемников 20-мм толщины (как и полетная палуба) имели в плане неправильную восьмиугольную форму, два передних могли перемещать самолеты из обоих ангаров, а кормовой — только из верхнего.

В носовой и кормовой частях полетной палубы имелись подъемники для авиационных боеприпасов, еще два лифта предназначались для спуска в ангар самолетных моторов (для ремонта) и стартовых тележек.

Из погребов в нижний ангар боеприпасы подавались специальными подъемниками, а в верхний — только самолетоподъемниками.

Заимствование британского опыта наиболее ярко отразилось в выбранном немцами способе подъема самолетов в воздух — с помощью специальных стартовых тележек, разгоняемых катапультой. Такой способ старта применялся англичанами на их авианосце Furious, правда, позднее, в ходе последней модернизации этого авианосца, от него отказались.

На германском авианосце самолеты устанавливались на стартовые тележки еще в ангаре, и вместе с ними подавались на полетную палубу. С платформы лифта по рельсам тележка с самолетом с помощью тяги его воздушного винта или палубными шпилями перемещалась на одну из катапульт. После старта самолета тележка по специальным наклонным транспортерам, расположенным перед носовым срезом полетной палубы, опускалась на ангарную палубу и по монорельсу возвращалась в ангар.

Авианосец Elbelib, проект 1942 года

Малый авианосец водоизмещением 15 000 т, проект 1942 года

Две пневматические катапульты располагались в носовой части полетной палубы корабля. Вместо наиболее распространенных в то время немецких катапульт фирмы Heinkel (г. Росток) для авианосца разработали новые полиспастно-пневматические катапульты К-252 фирмы Deutsche Werke, в конструкции которых были реализованы новые технические решения, делавшие их более легкими и короткими.

Эти катапульты со скользящей фермой обеспечивали четыре старта без подзарядки воздушных баллонов. Разгонный путь катапульты составлял 21,6 м, и за 3 секунды она сообщала установленному на ней самолету скорость до 140 км /ч., причем ускорение могло регулироваться в пределах от 3,5 до 4,4 д.

Для удачного катапультирования очень важен учет множества параметров — стартовой массы самолета, силы ветра, скорости корабля и т. п. Поэтому персонал катапульты снабжался специальными таблицами и графиками, позволявшими быстро принимать соответствующее решение. Очень важным было и взаимодействие между персоналом и стартующим летчиком, для чего предусматривались специальные сигнальные лампы, планировалась также установка телефонной связи.

В апреле 1940 года новую катапульту смонтировали для испытаний на специальном понтоне. Отдельные отсеки понтона могли затапливаться, что позволяло имитировать старт самолета в условиях крена реального корабля. Самолеты поднимались на понтон краном и устанавливались на тележку катапульты. Для проверки катапульты в первом запуске использовался заполненный водой металлический контейнер, масса которого была такой же, как у палубного самолета.

Пробные катапультирования прошли удачно, и с середины апреля 1940 года начались испытания. До 6 мая 1940 года было проведено 17 стартов самолетов Arado Аг 197, 15 — Junkers Ju 87 С и четыре — Messerschmitt Bf 109D. 21 июня 1940 года по результатам испытаний было сделано заключение, что катапульта (DWK-Schnelllade-Schleuder KL 5) фирмы Deutsche Werke может устанавливаться на авианосцах.

Посадку обеспечивали четыре аэрофинишера. Садящийся самолет цеплялся посадочным гаком за их тросы, натянутые поперек полетной палубы, которые посредством системы блоков соединялись с тормозными лебедками, установленными на промежуточной палубе.

Так как Германия не имела никакого собственного опыта в разработке и эксплуатации оборудования, обеспечивавшего безопасную посадку самолетов на ограниченное пространство палубы авианосца, то в 1937–1938 годах в летно-испытательном институте Luftwaffe в Травемюнде была построена специальная испытательная установка площадью примерно 0,5 гектара, в центре которой располагалась круглая поворотная площадка с тормозным устройством.

Установка имела пять посадочных полос, расположенных звездообразно и проходящих через центр поворотной площадки, — это сделали для того, чтобы проводить испытания с учетом направления ветра. Ширина посадочных полос составляла 24 м, что соответствовало ширине палубы авианосца. Тормозные устройства регулировались в зависимости от массы и скорости самолета.

Первый этап строительства корпуса авианосца Graf Zeppelin

Торжественная церемония спуска на воду авианосца Graf Zeppelin 28 декабря 1936 года в Киле Т.

Узлы электромеханического тормозного устройства могли быстро заменяться при их износе или обрыве тросов. В соответствии с предварительно проведенными расчетами, расстояние, необходимое для торможения самолетов, определили в 25 м (в исключительных случаях оно могло доходить до 40 м). В процессе испытаний тормозной путь составлял 20–35 м, а максимальные нагрузки — от 2,5 до 3 д.

Испытания первого аэрофинишера, заказанного 1 марта 1937 года фирме DEMAG (Duisburg) и поставленного в конце 1937 года, начались 10 марта 1938 года. До начала 1939 года произвели 915 посадок самолеты следующих типов: Не 50 G (W.Nr.765), He 50V-1 (W.Nr. 406), Не 50 V-18 (W.Nr. 2/967) Аг 195V-3 (W.Nr. 2441), Аг 195V-2 (W.Nr. 2440), Аг 197V-2 (W.Nr. В 2072), FI 167V-2 (W.Nr. 2502), Ju 87 V-10 (W.Nr. 4928), в начале января 1939 года испытывался Bf 109 В (W.Nr. 301).

28 января 1939 года по результатам испытаний было сделано заключение, что доработанный аэрофинишер фирмы DEMAG пригоден для установки на авианосец, и при нормальной эксплуатации (точка касания в 20 метрах перед тормозным тросом и по возможности точно по его середине) обеспечивает 500 безопасных посадок.

Во второй половине 1937 года также проводились испытания модели авианосца в аэродинамической трубе. 21 июня 1937 года морской штаб поручил опытному аэродинамическому институту (Aerodynamischen Versuchsanstalt AVA) в Геттингене исследовать модель Flugzeugtrager А в масштабе 1:100. Целью этого исследования являлось экспериментальное определение аэродинамических условий вокруг корабля, на его полетной палубе и в подлетной зоне за ним при ветре различной силы, разных курсах и скоростях корабля. В дальнейшем были определены зоны возникновения и параметры воздушных вихрей, которые могли препятствовать полетам, а также распространение дыма из дымовой трубы на ходу корабля. Для имитации различных курсов движения авианосца по отношению к направлению ветра модель в аэродинамической трубе устанавливалась на специальной поворотной платформе.

Испытания проводились в период с 17 по 30 сентября 1937 года, а отчет по ним был представлен 8 декабря 1937 года (еще до спуска на воду Flugzeugtrager А). В нем содержались не только рекомендации для судостроителей, но также и данные об ожидаемых условиях проведения полетов, полезные для командования корабля и палубных пилотов.

Для защиты находящихся на палубе самолетов от бокового ветра предназначались специальные ветроотбойные щиты, поднимавшиеся в вертикальное положение электромоторами посредством простейшего винтового привода в течение нескольких секунд.

Главная энергетическая установка корабля — паротурбинная (на повышенных параметрах пара), общей мощностью 200 000 л.с. состояла из четырех главных турбозубчатых агрегатов по 50 000 л.с. Каждый агрегат обслуживали четыре котла La Mont паропроизводительностью 50 т/час (75 атм., 450 °C). Крутящий момент от энергетической установки передавался на четыре гребных вала.

Электроэнергетическая установка авианосца суммарной мощностью более 4000 кВт состояла из пяти турбогенераторов по 460 кВт, пяти дизель-генераторов по 350 кВт и одного турбогенератора на 230 кВт, которые вырабатывали переменный ток напряжением 220 В.

Запас котельного топлива составлял 6500 т, что обеспечивало кораблю дальность плавания экономическим ходом 6000 миль. Расчетная дальность плавания 18-узловым ходом достигала 8000 миль.

Артиллерийское вооружение авианосца составляли 150-мм и 105-мм универсальные орудия. Восемь 150-мм SK С/28 размещались в спаренных казематных установках и защищались 30-мм броней. 12 универсальных 105-мм пушек SK С/33 располагались линейно-возвышенно по обеим сторонам «острова» в стабилизированных спаренных установках LC/31 (позднее LC/37). Управление зенитным огнем обеспечивали четыре стабилизированных контрольно-дальномерных поста (КДП) Wakelkopf с 4-метровыми дальномерами.

Первоначально планировалось построить два однотипных авианосца с литерными обозначениями Flugzeugtrager А (авианосец «А») и Flugzeugtrager В (авианосец «В») — в германском флоте было не принято давать кораблю название до его спуска на воду.

Первый авианосец был заложен на стапеле № 1 фирмы Deutsche Werke в Киле 28 декабря 1936 года. Строящемуся кораблю присвоили заводской номер 252 и через два года — 8 декабря 1938 года — он был спущен на воду; к этому моменту его готовность составляла 55 процентов. На торжественной церемонии присутствовало высшее руководство Третьего рейха во главе с самим Гитлером, в числе которых были фельдмаршал Герман Геринг и гросс-адмирал Эрих Редер. При спуске авианосец получил название Graf Zeppelin, по имени знаменитого строителя дирижаблей. «Крестной матерью» корабля стала его дочь — графиня Хелда фон Бранденштейн-Цеппелин.

Первым командиром авианосца был назначен капитан цур зее Хельмут Бринкманн, ранее командовавший тяжелым крейсером Prinz Eugen.

В конце мая 1938 года Гитлер проинформировал главнокомандующего Kriegsmarine Эриха Редера, что отныне потенциальным противником Германии является Англия, правда, конфликт с ней предстоит отнюдь не в ближайшее время (Гитлер предполагал начать войну с Англией не раньше 1944 или 1945 года).

Граф Фердинанд фон Цеппелин (справа)

Спуск на воду авианосца Graf Zeppelin

Созданный осенью 1938 года для анализа сложившейся ситуации специальный комитет ВМФ пришел к выводу, что стратегическая задача германского флота состоит в уничтожении английского торгового судоходства. Для решения этой задачи требовалось строительство мощного, хорошо сбалансированного флота, способного действовать в составе боевых групп на британских коммуникациях в открытых районах Атлантического океана против торговых судов и сил их охранения. В результате в Германии была разработана и принята долгосрочная программа перевооружения военно-морского флота, известная как «План Z». Этот план предусматривал постройку до 1948 года следующих боевых кораблей:

1. Шесть линейных кораблей водоизмещением по 50 000 т (помимо «Бисмарка» и «Тирпица»).

2. Восемь (позже 12) броненосцев — «карманных линкоров» водоизмещением по 20 000 т.

3. Четыре авианосца водоизмещением по 20 000 т.

4. Значительное число легких крейсеров.

5. 233 подводные лодки.

В январе 1939 года Гитлер утвердил этот план и потребовал выполнить его в течение шести лет.

Однако Вторая мировая война разразилась, когда реализация «Плана Z» находилась только в начальной стадии, и командованию германских ВМС пришлось пересмотреть очередность строительства кораблей различного типа. В результате на первое место были поставлены подводные лодки, a Graf Zeppelin не только не получил «систер- шипов», но и вообще не был достроен.

К сентябрю 1939 года Graf Zeppelin достиг 85 % готовности, к этому моменту официальные затраты на его строительство составили 93 млн рейхсмарок, что было эквивалентно расходам по постройке двух новейших крейсеров. На корабле были смонтированы котлы и паровые турбины, установлены 150-мм орудия (количество которых по настоянию Управления вооружений флота увеличили в два раза — до 16 стволов), однако не хватало некоторого важного вспомогательного оборудования. Задерживался и монтаж 105-мм универсальных орудий, и комплекса приборов управления стрельбой, так как предназначавшиеся для авианосца артустановки и приборы управления стрельбой были проданы СССР (!).

Интересно, что в 1939 году с новейшим секретным немецким авианосцем ознакомились и специалисты из состава советской делегации по закупке немецкого оборудования.

Второй авианосец Flugzeugtrager В (предполагаемое название Peter Straseer, которое официально не было утверждено) был заказан фирме Germaniawerf («Заказ 555») и заложен в 1938 году. Однако с его постройкой не особенно спешили, так как надеялись учесть в этой конструкции опыт, накопленный при создании первого корабля. В отличие от авианосца Graf Zeppelin, силовая установка которого была заказана швейцарской фирме «Brown Bovery amp; Со», главные механизмы Flugzeugtrager В должны были изготавливаться в самой Германии фирмой Krupp Germania. К началу Второй мировой войны строительство корпуса и механизмов авианосца «В» успело продвинуться довольно далеко (корпус был собран до уровня броневой палубы), но уже 11 сентября 1939 года (по другим данным, 19 сентября 1939 года) заказ на него был аннулирован. А 28 февраля 1940 года он был продан на слом, и вскоре корабль разобрали на стапеле.

В начале 1940 года руководство Германии принимает решение сосредоточить усилия и имеющиеся ресурсы на достройке кораблей с наиболее высокой степенью готовности. В результате 24 апреля 1940 года прекращаются работы и по достройке первого германского авианосца.

Чтобы предотвратить повреждение недостроенного авианосца в результате британских авиационных налетов, 6 июля 1940 года рачительные немцы принимают решение о его переводе на восток — из Киля в Готенхафен (Гдыня). 12 июля корабль покинул Киль, через шесть дней группа достигла Сашниц на Руге, а 21 июля конвой вошел в Готенхафен. Здесь авианосец простоял почти год.

В мае 1941 года фюрер приказал доложить ему о возможности завершения строительства авианосца, отведя восемь месяцев на достройку и год на испытания. Проанализировав положение дел, морское командование сообщило, что самым ранним возможным сроком окончания работ является 1 октября 1942 года, но и то за счет программы постройки подводных лодок. Еще двадцать месяцев потребуется для достижения эксплуатационной готовности самого корабля и его палубной авиации. Осложняли ситуацию и определенные трения между Кригсмарине и Люфтваффе (рейхсминистр авиации Герман Геринг, произнесший крылатую фразу: «Все, что летает, — мое!», усматривал в возникновении палубной авиации угрозу своей монополии). В результате в июле 1941 года фюрер все же решил отложить строительство авианосца до «окончания восточной кампании».

АВИАНОСЕЦ Graf Zeppelin Вид с правого борта

Продольный разрез авианосца Graf Zeppelin (проект 1940 года):

1 — устройство водяной завесы противопожарной шторы; 2 — пост заправки самолетов маслом; 3 — монорельс транспортировки боеприпасов; 4 — водонепроницаемые герметичные двери; 5 — пост управления самолетоподъемником; 6 — агрегаты системы обогрева ангаров; 7- платформы самолетоподъемников; 8 — авиаремонтная мастерская; 9 — шахта для спуска авиационныхдвигателей; 10 — пост приема авиационного топлива; 11 — баллоны со сжатым воздухом; 12 — резервуары хранения авиационного топлива; 13 — резервуар хранения сжатого газа; 14 — трубопровод магистрали подачи авиационного то л ива; 15 — подъемники авиационного боезапаса; 16 — противопожарная перегородка; 17 — хранилище авиационного топлива; 18 — фильтры очистки авиационного топлива

Размещение оборудования обеспечения полетов:

1 — пост управления сбросом глубинных бомб; 2 — плафон подсветки тросов аэрофинишера; 3 — самолетоподъемники; 4 — подъемные отбойные щиты; 5 — люк шахты спуска авиационныхдвигателей; 6 — выдвижная ферма катапульты; 7 — пост управления катапультой; 8 — люк спуска стартовых тележек; 9 — топливная раздаточная колонка; 10 — наблюдательный пункт аэрофинишера; 11 — противопожарный пост; 12 — кормовой подъемник авиационных боеприпасов

Верхняя полетная палуба

В канун операции «Барбаросса» (по всей вероятности, опасаясь ударов советской авиации) авианосцу вновь изменили место стоянки — 19 июня начинается его перебазирование, в котором принимают участие буксиры Danzig и Albert Forster, в Штеттен, где он и ошвартовался 21 июня, у пирса прямо перед улицей Хакенштрассе (именно к этому периоду относятся многочисленные сохранившиеся любительские фотоснимки авианосца). Здесь он простоял до ноября, когда Готенхафен снова посчитали безопасным. 10 ноября авианосец покинул Штеттен и после семидневного перехода вернулся в Готенхафен, где он и простоял в доке V до весны 1942 года — в течение этого времени его порой использовали в качестве … плавучего склада ценной древесины.

К началу 1942 года у немецких адмиралов уже не оставалось никаких сомнений в высокой эффективности авианосцев, которая была наглядно и неоднократно продемонстрирована. Например, в ходе британского рейда против базы итальянского флота Таранто, на время парализовавшего итальянские ВМС; успешных действий британской палубной авиации при уничтожении немецкого линкора Bismarck и против кораблей снабжения в Атлантике и, наконец, атаки японскими палубными самолетами американского флота в Перл-Харборе.

Учитывая это, морское руководство неоднократно пыталось убедить Гитлера как главнокомандующего вооруженными силами Германии все же разрешить достройку авианосца Graf Zeppelin и поставку необходимых ему палубных самолетов. Дело сдвинулось с места после доклада фюреру «Об окончании строительства авианосца», который состоялся 13 апреля 1942 года в его ставке «Вольфшанце». Вице-адмирал Кранке доложил фюреру, что постройку корпуса авианосца и монтаж главных механизмов возможно закончить уже летом 1943 года. Наиболее же трудной задачей для полного завершения работ станет оптимизация авиационного оборудования, необходимого для использования на авианосце новых палубных самолетов — истребителей Bf109F и бомбардировщиков Ju 87D. Здесь нужно отметить, что в ходе затянувшейся постройки авианосца состав его авиагруппы несколько раз претерпевал изменения. Первоначально палубным истребителем должен был стать Bf 109T, разработанный на базе Bf 109E, а штурмовиком — Ju 87С, созданный на основе Ju 87B. В качестве легких бомбардировщиков-торпедоносцев предполагалось использовать самолеты Fi 167 и Аг 195.

По состоянию на март 1941 года состав авиагруппы авианосца должен был включать 20 бомбардировщиков-торпедоносцев Fi 167, десять истребителей Bf 109T и 13 пикирующих бомбардировщиков Ju 87C. К июню 1941 года было собрано 70 истребителей Bf 109T, пять бомбардировщиков со складывающимися плоскостями были изготовлены и прошли испытания в летно-испытательном институте Luftwaffe в Травемюнде, а самолеты Fi 167 и Аг 195 так и остались только в опытных экземплярах.

Для проектирования, изготовления и испытания катапульт для новых самолетов Bf 109F и Ju 87D потребовалось бы около двух лет, но если бы удалось переоборудовать уже имеющиеся катапульты, то можно было бы уложиться в шесть месяцев. Неясная ситуация сохранялась и с лебедками для тормозных механизмов (фирма-изготовитель пока не могла сообщить дату их поставки). С учетом всех этих обстоятельств становилось очевидным, что строительство авианосца не может быть окончено ранее зимы 1943/44 года. Ко всему, морской штаб опасался, что хотя технические проблемы, касающиеся строительства корабля и самолетов, могут быть разрешены, но недостаточная подготовка персонала и другие недочеты, скорее всего, существенно снизят тактическую ценность авианосца.

На основании этого доклада 16 апреля Гитлер принял решение возобновить достройку авианосца, тем более, что Luftwaffe наконец согласились поставить для авианосца десять истребителей и двадцать два пикирующих бомбардировщика. 13 мая вышел и соответствующий приказ главнокомандующего Kriegsmarine.

Так как в этот период Германия в первую очередь нуждалась в обеспечении боеспособности своих подводных лодок, кораблей-блокадопрорывателей и крупных артиллерийских кораблей при их действиях на коммуникациях противника, и учитывая то, что англичане для противодействия кораблям-блокадопрорывателям и для охраны своих конвоев широко применяли крейсеры, Kriegsmarine требовался некий симбиоз эскортного и ударного авианосцев. В результате достройка авианосца должна была производиться по модернизированному варианту, технический проект которого к этому времени уже был разработан. В соответствии с ним на авианосце усилили зенитную артиллерию до 22 зенитных установок SK С/30 калибра 37 мм и 28 спаренных 20-мм зенитных орудий SK С/38, размещенных на бортовых спонсонах и на надстройке. Артиллерийское вооружение в окончательном варианте состояло из 16 орудий SK С/33 калибра 150 мм в спаренных казематных установках С/36, 6 спаренных универсальных 105-мм установок С/31, расположенных на «острове» и верхней палубе.

Мостики и посты управления получили противоосколочное бронирование, была удлинена дымовая труба и на ней установлен специальный козырек для лучшего отвода газов от полетной палубы. Для размещения антенн радиолокационных станций обнаружения FuMO- 21 и FuMO-25 была предусмотрена новая мощная мачта. Корабль получил носовую оконечность типа atlantic-bow, которая вводилась для всех крупных кораблей германского флота, учитывая суровые условия плавания в Северной Атлантике.

Буксиры выводят авианосец к достроечной стенке

Так как большинство модернизационных мероприятий проводилось на так называемом «острове» на правом борту корабля и сопровождалось увеличением его массы, это существенно ухудшило характеристики остойчивости. Для ее повышения конструкторы предложили снабдить корабль бортовыми булями шириной около 2,4 м, которые позволили бы также значительно улучшить подводную защиту, признанную по опыту боевых действий неудовлетворительной. Кроме того, в центральные отсеки булей перенесли часть вспомогательных механизмов, в них же разместили и дополнительный запас котельного топлива, а остальное пространство было заполнено бетонным балластом. Изменения, внесенные в проект авианосца, привели к тому, что его водоизмещение выросло на 2220 т, а длина увеличилась на 5,4 метра.

Скорейшему переводу корабля из Готенхафена на судостроительную верфь в Киле для достройки и модернизации препятствовали налеты союзнической авиации. Так, например, в ночь с 27 на 28 августа 1942 года английским Бомбардировочным командованием была предпринята специальная операция по уничтожению авианосца Graf Zeppelin, который, как полагали британцы, был практически готов к выходу в море. В ней принимали участие девять бомбардировщиков Lancaster из 106 Squadron 5 Group, вооруженных специальными противокорабельными бомбами Capital Ship. Полагалось, что одного прямого попадания такой бомбы будет достаточно для потопления крупного корабля.

Достичь Готенхафена, который располагался на расстоянии 1500 км от английской базы, удалось лишь семи бомбардировщикам Lancaster, но и тем не повезло — из-за тумана их экипажи не смогли обнаружить авианосец, и им пришлось сбросить свои «супербомбы» просто в район гавани. Правда, в этой акции не был потерян ни один Lancaster.

30 ноября 1942 года три буксира в обстановке повышенной секретности (на это время судну даже заменили название, обозначив его в переговорах как Zander вместо Graf Zeppeline) вывели авианосец в море. К этому времени немцы успели усилить его зенитное вооружение — на нем установили три спаренных 37-мм и два счетверенных 40-мм зенитных автомата, а также зенитные прожекторы.

5 декабря в сопровождении трех тральщиков и шести сторожевых катеров Graf Zeppelin благополучно прибыл в Киль, где был поставлен в плавучий док верфи Deutsche Werke грузоподъемностью 40 000 т. На корабле начались работы, но уже 30 января 1943 года Гитлер приказал прекратить достройку…

Такое решение было связано с провалом операции Regenbogen, целью которой являлось уничтожение союзнического конвоя JW51B в Баренцевом море. После неудачного для немцев морского сражения 31 декабря 1942 года Гитлер, абсолютно разуверившийся в боевой эффективности тяжелых артиллерийских кораблей Kriegsmarine, приказал поставить их на прикол, предварительно демонтировав с них вооружение. Это решение повлияло и на судьбу авианосца, так как именно совместно с подобными боевыми кораблями и предполагалось его использование.

21 апреля 1943 года Graf Zeppelin в рамках операции Zugvogel снова переводят на восток. 23 апреля конвой с авианосцем достиг Свинемюнде, а спустя несколько часов вошел в Штеттин. Здесь корабль покинул экипаж, состоящий из военных моряков и работников судоверфи, и его заменил персонал из сорока гражданских работников. Первым делом они демонтировали валы гребных винтов и уложили их на палубе для уменьшения электрохимической коррозии корпуса.

Буксировка авианосца

Компоновка главной энергетической установки авианосца Graf Zeppelin

Далее с корабля были демонтированы 150-мм орудия — их перевезли в Норвегию, где они использовались на батареях береговой артиллерии. В декабре 1943 года четыре орудия установили на батарее МКВ 6/514 под Альтафьордом, где они эксплуатировались до февраля 1944 года. В ноябре 1944 года их перевезли на батарею МКВ 5/512 в Карлсоу и установили там в январе 1945 года. После войны эти орудия были смонтированы в форте Гротоя под Харстадом, где использовались норвежской армией до начала 1990-х годов. Четыре других орудия были перевезены в Кап Романов и введены в эксплуатацию в сентябре 1942 года — они вели огонь по позициям советской береговой артиллерии в Фискерихалвоя и были взорваны в октябре 1944 года.