Великие мифы

Чекулаева Елена Олеговна

ГРЕЧЕСКАЯ

МИФОЛОГИЯ

 

 

Миф» по-гречески означает «слово». Миф для греков — это прежде всего «сказание», «рассказ», «слово». Например, сказание о богах и героях, о начале времен. Миф заменял грекам историю, точнее сказать, он и был историей, то есть тем, что, по их мнению, было в действительности. Другими словами, миф был их исторической памятью.

В отличие от сказки мифологический рассказ всегда конкретен. Он хранит память о географических открытиях, кровопролитных войнах, дальних странствиях… «Надобно иметь понятие о древней классической литературе греков и римлян, чтоб владеть возможности) изучать какую бы то ни было из европейских литератур от времен Возрождения до настоящей минуты…

Не понимая древнего искусства, нельзя глубоко и вполне понимать вообще искусство», писал В. Белинский.

 

МИФЫ

О ВОЗНИКНОВЕНИИ ВСЕЛЕННОЙ И БОГОВ

ОТ ХАОСА К КОСМОСУ

В начале существовал лишь вечный, безграничный, темный Хаос. В нем заключался источник жизни мира. Все возникло из безграничного Хаоса — весь мир и бессмертные боги. Из'Хаоса произошла и богиня Земля — Гея. Широко раскинулась она, могучая, дающая жизнь всему, что живет и растет на ней. Далеко под Землей, даже ниже айда и родился мрачный тартар — ужасная бездна, полная вечной тьмы. Из Хаоса, источника жизни, родилась и могучая сила, все оживляющая Любовь — Эрот. Начал создаваться мир. Безграничный Хаос породил Вечный Мрак — Эреб и темную Ночь — Никту. А от Ночи и Мрака произошли вечный Свет — Эфир и радостный светлый День — Гемера. Свет разлился по миру, и стали сменять друг друга ночь и день.

Могучая, благодатная Земля породила беспредельное голубое Небо и его бога Урана, и раскинулось Небо над Землей. Гордо поднялись к нему высокие Горы, рожденные Землей, и широко разлилось вечно шумящее Море.

Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.

Уран — Небо воцарился в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю. Шесть сыновей и шесть дочерей — могучих, грозных титанов — было у Урана и Геи. Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю, и морских богинь — океанид. Гиперион и Тейя дали миру Гелиоса — Солнце, Луну — Селену и розоперстую Эос — румяную Зарю. От Астрея и Эос произошли все звезды, которые горят на темном ночном небе, и все ветры: бурный северный ветер Борей, влажный южный Нот и западный ласковый ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.

Кроме титанов породила могучая Земля трех великанов — циклопов с одним глазом во лбу и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов — сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было у каждого из них. Против их ужасной силы ничто не могло устоять, их стихийная сила не знала предела.

Возненавидел Уран своих детей-великанов, заключил он их в глубокий мрак и не позволил выходить на свет. Страдала мать их Земля. Ее давило это страшное бремя, заключенное в ней самой. Вызвала она детей своих, титанов, и убеждала их восстать против отца Урана, но они боялись поднять руки на отца. Только младший из них, коварный Кронос, хитростью низверг своего отца и отнял у него власть.

Богиня Ночь родила целый сонм ужасных существ: Танатоса — смерть, Эриду — раздор, Апатэ — ложь, Гипноса — сон, не знающую пощады Немесиду — отмщение за преступления, и многих других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье внесли эти боги в мир, где воцарился на троне своего отца Кронос.

Кронос не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся, что и против него< восстанут дети и обрекут его на ту же участь, на какую обрек он своего отца Урана. Он боялся своих детей. И повелел Крон жене своей Рее приносить ему рождавшихся детей и безжалостно проглатывал их. В ужас приходила Рея, видя судьбу детей своих. Рея не хотела потерять и последнего своего ребенка. По совету своих родителей, Урана-Неба и Геи-Земли, удалилась она на остров Крит, и там, в глубокой пещере, родился у нее младший сын Зевс. Его нередко называют Кронид. В пещере Рея скрыла своего сына от жестокого отца, а ему дала проглотить вместо сына длинный камень, завернутый в пеленки. Крон не подозревал, что был обманут своей женой.

А Зевс тем временем рос на Крите. Нимфы Адрастея и Идея лелеяли маленького Зевса, они вскормили его молоком божественной козы Амалфеи. Пчелы носили мед маленькому Зевсу со склонов высокой горы Дикты. У входа же в пещеру юные куреты ударяли в щиты мечами всякий раз, когда маленький Зевс плакал, чтобы не услыхал его плача Крон, и не постигла бы Зевса участь его братьев и сестер.

Зевс — исконно греческое божество, имя его чисто индоевропейского происхождения и означает «светлое небо». В античности этимология слова «Зевс» связывалась с корнями греческих слов «жизнь», «кипение», «орошение», «то, через что все существует».

Картина жизни богов на Олимпе описана в произведениях Гомера — «Илиаде» и «Одиссее», прославляющих родоплеменную аристократию и возглавляющих ее баси-левсов (греческих правителей) как лучших людей, стоящих много выше остального населения. Боги Олимпа отличаются от аристократов и басилевсов лишь тем, что они бессмертны, могущественны и могут творить чудеса.

ЗЕВС СВЕРГАЕТ ТИТАНОВ

Вырос и возмужал прекрасный и могучий бог Зевс. Он восстал против своего ртца и заставил вернуть на свет поглощенных им детей. Одного за другим изверг из уст Кронос|;своих детей-богов, прекрасных и светлых. Они начали борьбу с Кроном и титанами за власть над миром.

Ужасна и упорна была эта борьба. Дети Кроноса утвердились на высоком Олимпе. На их сторону встали и некоторые из титанов, а первыми — титан Океан и дочь его Стикс с детьми Завистью, Мощью, Победой и Силой. Опасна была эта борьба для богов-олимпийцев. Могучи и грозны были их противники титаны. Но Зевсу на помощь пришли циклопы. Они выковали ему громы и молнии, их метал Зевс в титанов. Борьба длилась десять лет, но победа не склонялась ни на ту, ни на другую сторону. Наконец, решился Зевс освободить из недр земли сторуких великанов-гекатонхейров; он их призвал на помощь. Ужасные, громадные, как горы, вышли они из недр земли и ринулись в бой. Они отрывали от гор целые скалы и бросали их в титанов. Сотнями летели скалы навстречу титанам, когда они подступили к Олимпу. Стонала земля, грохот наполнил воздух, все кругом колебалось. Даже тартар содрогался от этой борьбы.

Зевс метал одну за другой молнии и оглушительно рокочущие громы. Огонь охватил всю землю, моря кипели, дым и смрад заволокли все густой пеленой.

«Наконец, могучие титаны дрогнули. Их сила была сломлена, они были побеждены. Олимпийцы сковали их и низвергли в мрачный тартар, в вековечную тьму. У медных несокрушимых врат тартара на стражу стали сторукие гекатонхейры, и стерегут они, чтобы не вырвались опять на свободу из тартара могучие титаны. Власть титанов в мире миновала», — писал Гесиода в поэме «Теогония» («Происхождение богов»).

Зевс Олимпийский (работа Фидия)

ТРИУМФ ЗЕВСА

Но на этом борьба не закончилась. Гея-Земля разгневалась на олимпийца Зевса за то, что он так сурово поступил с ее побежденными детьми-титанами. Она вступила в брак с мрачным тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых голов, поднялся Тифон из недр земли. От его дикого воя содрогнулись даже боги. Но смело ринулся на него Зевс-громовержед, и загорелся бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и небесный свод сотряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула земля, как и во время борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения Тифона. Сотнями сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса. Рухнул Тифон на землю; от тела его исходил такой жар, что плавилось все крутом. Зевс поднял тело Тифона и низверг в мрачный тартар, породивший его. Но и в тартаре угрожал еще Тифон богам и всему живому. Он вызывал бури и извержения; он породил с Ехидной, полуженщиной-полузмеей, ужасную двуглавую собаку Орфа, адского пса Кербера, лернейскую гидру и Химеру.

Но победили боги-олимпийцы своих врагов. Никто больше не мог противиться их власти. Они могли теперь спокойно править миром. Самый могущественный из них, громовержец Зевс, взял себе небо, Посейдон — море, а Аид — подземное царство умерших. Земля же осталась в общем владении. Хотя и поделили сыновья Кроноса между собой власть над миром, но все же над всеми ними царил Зевс; он правил людьми и богами, он ведал всем в мире, распределял на земле добро и зло. Зевс дал людям законы. Во всем греческом мире Зевс почитается главой олимпийцев. Его главным святилищем была Олимпия в Элиде, где находится знаменитый храм Зевса и где в его честь были учреждены Олимпийские игры.

Священными животными Зевса считались орел и иногда бык.

Гера стала женой Зевса. Их детьми были Арей, Геба, и по некоторым вариантам мифа — Гефест. Кроме того, у Зевса было много детей от других богинь: от Лето — Аполлон, и Артемида, от Деметры — Персефона, от Майи — Гермес, от Дионы — Афродита, от Фемиды — Оры и Мойры, от Евриномы — дочери Хариты. Смертная женщина Семела родила от Зевса Диониса.

Греческие аристократические роды стремились вести свое происхождение от Зевса. В результате появилось множество сказаний о любовных связях Зевса со смертными женщинами. Мифические родоначальники знатных греческих фамилий считались рожденными от этих связей. Так, например, Алкмена родила Зевсу Геракла, Леда — Елену и Полидевка, Даная — Персея…

Будучи «Отцом людей и богов», Зевс вместе с тем является грозной карающей силой. По велению Зевса приковали к скале Прометея, укравшего искру Гефестова огня, чтобы помочь людям, обреченным Зевсом на жалкую участь. Несколько раз Зевс уничтожал человеческий род, пытаясь создать совершенного человека. Он послал на землю потоп, от которого спаслись только Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра. Зевс хотел уничтожить жалкий род людей и «насадить» новый. Троянская война — тоже следствие решения Зевса уничтожить род атлантов.

СМЕНА ВЕКОВ

То время, когда миром еще правил Крон, живущие на светлом Олимпе бессмертные боги первый род людской создали счастливым; это был золотой век.

Как блаженные боги жили в те времена люди, не зная ни заботы, ни труда, ни печали. Не знали они и немощной старости; всегда были сильны и крепки их ноги и руки. Жизнь их была вечным пиром. Смерть, наступавшая после долгой жизни, похожа была на спокойный, тихий сон. Они имели при жизни всего в изобилии. Земля сама давала им богатые плоды, и не приходилось им утруждать себя, тратить силы на возделывание полей и садов. Многочисленны были их стада, и спокойно паслись они на обширных пастбищах. Безмятежно жили люди. Сами боги приходили к ним советоваться. Но золотой век на земле кончился, и никого не осталось из людей того поколения. После смерти люди стали духами, покровителями новых поколений. Окутанные туманом, они носятся по всей земле, защищая правду и карая зло. Так наградил их Зевс после их смерти.

Второй людской род и второй век уже не были такими счастливыми, как первый. Это был серебряный век. Люди серебряного века не были равны ни силой, ни разумом людям золотого. Сто лет росли они неразумными в домах своих матерей, только возмужав, покидали их. Коротка была их жизнь в зрелом возрасте, а так как они были неразумны, то много несчастий и горя видели они в жизни. Непокорны были люди серебряного века. Они не повиновались бессмертным богам и не хотели приносить им жертвы. Великий сын Кроноса Зевс уничтожил род их на земле. Он разгневался на людей за то, что не повиновались они богам, живущим на светлом Олимпе. Зевс поселил их в подземном сумрачном царстве. Там и жили они, не зная ни радости, ни печалей.

Отец Зевс создал третий род и третий век — век медный. Не похож он на серебряный. Из древка копья создал Зевс людей — страшных и могучих. Возлюбили люди медного века гордости и войну, обильную стонами. Не знали они земледелия и не ели плодов земли, которые дают сады и пашни. Зевс дал им громадный рост и несокрушимую силу. Неукротимы, мужественны были их сердца и неодолимы их руки. Оружие их было выковано из меди, из меди были их дома, медными орудиями работали они. Собственными руками уничтожали друг друга люди медного века. Быстро сошли они в мрачное царство ужасного Аида. Как ни были они сильны, все же черная смерть похитила их, и покинул их ясный свет солнца.

«Золотой век». По картине Кранаха

Лишь только этот род сошел в царство теней, тотчас же великий Зевс создал на кормящей всех земле четвертый век и новый род людской, более благородный, более справедливый, равный богам род полубогов-героев. И они все полегли в злых войнах и ужасных кровопролитных битвах. Одни погибли у семивратных Фив, в стране Кадма, сражаясь за наследие Эдипа. Другие пали под Троей, куда явились за прекрасной Еленой, переплыв на кораблях широкое море. Когда всех их похитила смерть, Зевс-громовержец поселил их на краю земли, вдали от живых людей, Полубоги-герои живут на островах блаженных у бурных вод Океана счастливой, беспечальной жизнью. Там плодородная земля трижды в год дает им плоды, сладкие, как мед.

Последний, пятый век и род людской — железный. Он продолжается и теперь на земле. Ночью и днем, не переставая, губят людей печали и изнурительный труд. Боги посылают людям тяжкие заботы. Правда, к злу примешивают боги и добро, но все же зла больше, оно царит всюду. Не чтут дети родителей; друг не верен другу; гость не находит гостеприимства; нет любви между братьями. Не соблюдают люди данной клятвы, не ценят правды и добра. Разрушают города друг друга. Всюду властвует насилие. Ценятся лишь гордость да сила. Богини Совесть и Правосудие покинули людей. В своих белых одеждах взлетели они на высокий Олимп к бессмертным богам, а людям остались только тяжкие беды, и нет у них защиты от зла.

Не только у греков, а и у других народов можно найти подобные представления о пяти веках. Аналогом «золотого времени» у древних египтян являлся «остров Двойника», где «нет ни в чем недостатка и который преисполнен всех благ», таков и библейский Эдем, и отчасти, по некоторым представлениям, «обетованная земля, текущая млеком и медом», чему в русских сказках соответствует страна, где «молочные реки и кисельные берега».

ДАР ПРОМЕТЕЯ

Зевс, правящий всем миром, наказал восставшего против него титана Прометея. Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям; он же дал им знания, научил земледелию, ремеслам, чтению и письму; этим Прометей сделал людей счастливее и поколебал власть Зевса и его помощников — олимпийских богов. Но главная вина Прометея заключалась в том, что он не захотел открыть Зевсу тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет могущественнее громовержца и свергнет его с престола.

…Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Остроконечные вершины суровых скал окутаны облаками. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Именно сюда привели слуги Зевса титана Прометея, чтобы приковать его цепями к вершине скалы.

Слуги громовержца — Сили и Власть — вели Прометея. Низко склонив голову, шел за ним бог Гефест со своим тяжелым молотом. Страшное дело предстояло ему. Он должен был своими руками приковать своего друга Прометея. Гефест не посмел ослушаться своего отца, громовержца Зевса.

Сила и Власть привели Прометея на вершину скалы и Гефест принялся за работу. Скала содрогнулась от тяжких ударов молота, и от края до края земли разнесся грохот могучих ударов: Прикован Прометей, грудь его пронзило стальное острие.

Но не вечно страдать Прометею. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избежит он своей судьбы! Прометей знал, что власть Зевса невечна: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знал вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но не открыл он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгли ее из уст гордого Прометея.

Жгли его тело палящие лучи солнца, изможденное тело хлестали дожди и град, зимой же леденящий холод сковывает его тело. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетал на скалу. Он рвал клювом печень титана. За ночь заживали раны, и вновь вырастала печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длились эти муки. Измучился могучий Прометей, но не сломлен был его гордый дух страданиями.

Прикованный Прометей и Атлас

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где мучился Прометей. Они убеждали Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молила сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу.

Сам громовержец забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, чтит законы, покровительствует людям. Только одно беспокоит еще его — это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено освободить Прометея. Непреклонный Прометей по-прежнему хранил тайну, но и его начинали покидать силы.

Наконец, великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований пришел к горам Кавказа на край земли. Герой этот — Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрел он на мучения Прометея, и сострадание овладевало им. Титан рассказал Гераклу о злой судьбе своей и предсказал, какие еще великие подвиги предстоит совершить Гераклу.

Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленное освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

— Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей открыл великую тайну, Геракл разбил своей тяжелой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен.

Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его.,

С тех пор ноедл Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен был камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

По другим сказаниям, Прометей не, только принес людям огонь, но и был их первоучителем в различных искусствах и науках, научил их строительству, мореходству и наделил высшим разумом.

То обстоятельство, что Прометей оказался прикованным к скале, дало основание сопоставить этот миф с многочисленными сходными кавказскими сказаниями о великанах, прикованных к горам: армянском Мэере, грузинском Амиране, абхазском Аберскиле.

В Афинах существовал праздник в честь Прометея — прометейи (бег с горящими факелами).

ПАНДОРА

Когда Прометей похитил для смертных божественный огонь, научил их искусствам и ремеслам и дал им знания, счастливее стала жизнь на земле. Зевс, разгневанный поступком Прометея, жестоко покарал его, а людям послал на землю зло. Он повелел славному богу-кузнецу Гефесту смешать землю и воду и сделать из этой смеси прекрасную девушку, которая обладала бы силой людей, нежным голосом и взглядом очей, подобным взгляду бессмертных богинь. Дочь Зевса, Афина Паллада, должна была выткать для нее прекрасную одежду; богиня любви, златая Афродита, должна была дать ей неотразимую прелесть; Гермес собирался одарить ее хитрым умом и изворотливостью.

Тотчас же боги исполнили повеление Зевса. Гефест сделал из земли необычайно прекрасную девушку.

Пандора. Скульптура XIX в.

Оживили ее боги. Афина Паллада с харитами облекли девушку в сияющие, как солнце, одежды и надели на нее золотые ожерелья. Оры возложили на ее пышные кудри венок из благоухающих цветов. Гермес вложил ей в уста лживые и полные лести речи. Назвали боги ее Пандорой (Пандора — наделенная всеми дарами), так как от всех них получила она дары. Пандора должна была принести людям несчастье.

Зевс послал Гермеса отнести Пандору на землю к брату Прометея, Эпиметею. Мудрый Прометей много раз предостерегал своего неразумного брата и советовал ему не принимать даров от громовержца Зевса. Он боялся, что эти дары принесут людям горе. Но не послушался Эпиметей совета мудрого брата. Пленила его своей красотой Пандора, и он взял ее в жены. Вскоре Эпиметей узнал, сколько зла принесла с собой Пандора людям.

В доме Эпиметея стоял большой сосуд, плотно закрытый тяжелой крышкой; никто не знал, что в этом сосуде, и никто не решался открыть его, так как все знали, что это грозит бедами. Любопытная Пандора тайно сняла с сосуда крышку, и разлетелись по всей земле бедствия, которые были в нем заключены. Только одна Надежда осталась на дне громадного сосуда. Крышка снова захлопнулась, и не вылетела Надежда из дома Эпиметея. Этого не пожелал громовержец Зевс.

Счастливо жили раньше люди, не зная зла, тяжелого труда и губительных болезней. Теперь мириады бед распространились среди рода человеческого. Злом наполнялись и земля, и море. Днем и ночью приходили к людям горе и немощи, страдания несли они с собой.

Неслышными шагами, молча приходили они, так как лишил их Зевс дара речи, — он сотворил зло и болезни немыми.

ВЕЛИКИЙ ПОТОП

В древнегреческой мифологии существует сказание о всемирном потопе. «Девкалион был сыном Прометея. Он царствовал во Фтии (Фессилии) и был женат на Пирре, дочери Эпиметея и Пандоры, первой женщины, сотворенной богами. Когда Зевс решил истребить людей медного века, то Девкалион, по совету Прометея, построил ковчег, и, сложив туда всякие запасы, укрылся в ковчеге вместе с женой. Зевс пролил с неба на землю большой дождь, который затопил большую часть Греции, так что все люди погибли, за исключением тех, кто столпился на ближайших высоких горах. Тогда разделились горы в Фессалии, и вся земля по ту сторону Истма и Пелопонесса была залита водой. Девкалион плыл в своем ковчеге по морю девять дней и девять ночей. Наконец, пристав к Парнасу, он, после прекращения ливня, высадился и принес жертву спасшему его Зевсу. И Зевс послал к Девкалиону Гермеса с приказанием выполнить любое желание Девкалиона. Тот пожелал, чтобы снова появились на земле люди. Тогда Зевс повелел ему и его жене Пирре собирать камни и бросать их через свои головы. Камни, которые бросал Девкалион, превратились в мужчин, а камни Пирры — в женщин».

Кроме фессалийского варианта сказания о потопе, существуют сказания, и о других великих потопах, например, в Аркадии, Самофракии, Беотонии… Не удивительно, что миф о потопе существовал но только в отдельных странах, но и на целых континентах. Эти сказания присутствовали в Вавилоне, Палестине, Сирии, Фригии, Индии, на Камчатке, на Филиппинах, на Гавайских островах, в Новой Зеландии. Встречаются они и в Австралии, Новой Гвинее, Америке. Сравнительно меньше их в Европе.

Подобно тому как на стадии культа животных человек связывает свое происхождение с животными, так и при культе камней создавались легенды о происхождении человека из камня.

ОПЕЧАЛЕННАЯ ЗЕМЛЯ (ДЕМЕТРА И ПЕРСЕФОНА)

Деметра — одна из наиболее почитаемых богинь Греции. Это богиня плодородия и земледелия. В честь ее повсеместно в Греции устраивались многочисленные празднества. Характерно, что в поэмах Гомера богиня Деметра как бы отодвинута на второй план. Это доказывает, что чтить ее как величайшую богиню греки стали тогда, когда земледелие стало их главным занятием, а скотоводство потеряло былое значение.

Была у великой богини Деметры юная прекрасная дочь Персефона. Отцом Персефоны был сам великий сын Кроноса, громовержец Зевс. Однажды прекрасная Персефона вместе со своими подругами, океанидами, беззаботно резвилась в цветущей долине. Не предполагала Персефона, что не скоро увидит она опять ясный свет солнца, не скоро будет снова любоваться цветами и вдыхать их сладкий аромат. Зевс (по тайному сговору) отдал ее в жены мрачному своему брату Аиду, властителю царства умерших, й с ним должна была жить Персефона во мраке подземного царства, лишенная света.

Аид видел, как резвилась в Нисейской долине Персефона, и решил похитить ее. Он упросил богиню Земли Гею вырастить необычайной красоты цветок. Согласилась богиня Гея, и вырос дивный цветок в долине; его пьянящий аромат далеко разлился во все стороны. Персефона увидала цветок; протянула руку и схватила его за стебелек… и вдруг разверзлась земля, и появился в золотой колеснице владыка царства умерших, мрачный Аид. Он схватил юную Персефону, поднял ее на свою колесницу и в мгновение ока скрылся в недрах земли.

Далеко разнесся крик ужаса юной дочери Деметры: и до морских пучин, и до высокого, светлого Олимпа. Но никто не видел, как похитил Персефону мрачный Аид, видел лишь бог Гелиос-Солнце.

Богиня Деметра услыхала крик Персефоны. Она поспешила в Нисейскую долину. Великая богиня всюду искала дочь, всех просила о помощи, но никто не мог помочь ей. Наконец, уже на десятый день она пришла к богу Гелиосу-Солнцу. Гелиос рассказал ей, что Персефона стала женой могущественного брата великого Зевса — Аида. Разгневалась Деметра на громовержца, покинула богов и светлый Олимп.

И сразу же перестали расти на земле деревья. И листья на деревьях завяли и облетели. Леса стояли обнаженными. Трава поблекла; цветы опустили свои пестрые венчики и засохли.

Голод воцарился в мире: всюду слышались плач и стоны. Гибель грозила всему людскому роду. Богиня Деметра повелела выстроить храм в Элевсине, у источника Каллихоры, и осталась жить в нем. Печаль по нежно любимой дочери не покидала Деметру. По-прежнему бесплодна была земля. Голод становился все страшнее.

Не хотел гибели смертных великий Зевс. Он послал к Деметре вестницу богов Приду. Деметра не вняла ее мольбам. Посылал и других богов великий Зевс к Деметре, но богиня не хотела возвращаться на Олимп, если Аид не возвратит ее дочь Персефону.

Послал тогда к своему мрачному брату Аиду великий Зевс быстрого Гермеса. Тот спустился в полное ужасов царство Аида, предстал перед сидящим на золотом троне владыкой умерших и поведал ему волю Зевса.

Аид согласился отпустить Персефону к матери, но предварительно дал ей проглотить зерно граната, символ брака. Взошла Персефона на златую колесницу мужа с Гермесом; помчались бессмертные кони Аида.

Забыв все от радости, Деметра бросилась навстречу дочери и заключила ее в свои объятия. Снова была с ней ее возлюбленная дочь Персефона. С ней вернулась Деметра на Олимп. Тогда великий Зевс решил, что две трети года Персефона будет жить с матерью, а одну треть — с мужем Аидом.

Деметра вернула плодородие земле, и снова все зацвело, зазеленело.

Но каждый год покидает свою мать Персефона, и каждый раз Деметра погружается в печаль и снова облекается в темные одежды. И вся природа горюет об ушедшей. Когда же возвращается к Деметре ее дочь, тогда великая богиня плодородия щедрой рукой сыплет свои дары людям и благословляет труд земледельца богатым урожаем.

 

ПЛЕМЕННЫЕ И МЕСТНЫЕ СКАЗАНИЯ

 

ФИВАНСКИЕ СКАЗАНИЯ

ДИОНИС

Дионис — бог виноделия, вина, в Греции «пришлый» бог восточного (фракийского) происхождения. Празднества в честь Диониса важнь$ были тем, что они послужили началом театральных представлений в Афинах. Во время празднеств в Афинах (великие Дионисии) выступали хоры наряженных в козьи шкуры певцов и исполняли особые гимны — дифирамбы; их начинал запевала, а хор ему вторил; пение сопровождалось пляской. Из этих дифирамбов создалась трагедия (само слово можно объяснить как «песня козлов»). На сельских же празднествах в честь Диониса (сельские Дионисии) исполнялись шуточные песни, которые тоже начинал запевала и они сопровождались плясками; от них произошла комедия.

Зевс-громовержец любил прекрасную Семелу, дочь фиванского царя Кадма. Однажды он поклялся ей нерушимой клятвой богов — священными водами подземной реки Стикса, что исполнит любую ее просьбу.

Но возненавидела Семелу великая богиня Гера и захотела ее погубить. Она сказала Семеле:

— Проси Зевса явиться тебе, во всем величии бога-громовержца, царя Олимпа.

Громовержец явился во всем величии царя богов и людей, во всем блеске своей славы. Яркая молния сверкала в руках Зевса; удары грома потрясали дворец Кадма. Вспыхнуло все вокруг от молнии Зевса, Огонь охватил дворец, все кругом шаталось и рушилось. В ужасе упала Семела на землю, пламя жгло ее.

И родился у умирающей Семелы сын Дионис, слабый, неспособный жить ребенок. Казалось, он тоже был обречен на гибель в огне. Но разве мог погибнуть сын великого Зевса? Из земли со всех сторон, как по мановению волшебной палочки, вырос густой зеленый плющ. Он прикрыл своей листвой несчастного ребенка и спас его от смерти.

Рождение Диониса

Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще настолько мал и слаб, что не мог бы жить, то зашил его Зевс себе в бедро. В теле отца своего, Зевса, Дионис окреп, и родился в положенное время из бедра громовержца. Тогда царь богов и людей призвал сына своего, быстрого посланника богов Гермеса и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы, Ино, и ее мужу Атаманту, царю Орхомена, они должны были воспитать его.

Ревнивая богиня Гера разгневалась на Атаманта и наслала на него безумие. В припадке безумия убил он своего сына Леарха. Диониса же спас Гермес. Он перенес его в мгновение ока в Нисейскую долину и отдал там на воспитание нимфам. Дионис вырос прекрасным, могучим богом вина и плодородия, богом, дающим людям силы и радость.

С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходил веселый бог Дионис по всему свету, из страны в страну. Вокруг него в быстрой пляске кружились с пением и криками молодые менады; скакали охмелевшие от вина неуклюжие сатиры с хвостами и козлиными ногами. Весело шел по земле Дионис-Вакх. Он учил людей разводить виноград и делать из его тяжелых спелых ягод вино.

Но не везде признавали власть Диониса. Часто он встречал сопротивление, и силой покорял страны и города.

Первый раз пришлось Дионису подвергнуться преследованиям во Фракии, когда он в тенистой долине со спутницами своими менадами весело пировал и плясал, охмелев от вина, под звуки музыки и пения; тогда напал на него жестокий царь эдонов Ликург. Отец Диониса, Зевс-громовержец, наказал жестоко Ликурга, осмелившегося оскорбить юного бога: Зевс ослепил Ликурга и уменьшил срок его жизни.

Менады — спутницы Диониса

И в Орхомене, в Беотии, не хотели сразу признать бога Диониса. Тогда явился в Орхомен жрец Диониса-Вакха и позвал всех девушек и женщин в леса и горы на веселое празднество в честь бога вина. Все женщины Орхомена ушли из города в тенистые леса и там пением и плясками чествовали великого бога. Только три дочери царя Миния не пошли на оргию; они не хотели признать Диониса богом.

Царевны сидели дома и спокойно пряли и ткали; не хотели они ничего слышать о боге Дионисе. Наступил вечер, солнце село, а дочери царя все еще не кончали работу. Вдруг чудо предстало перед их глазами: раздались во дворце звуки тимпанов (барабанов) и флейт, нити пряжи обратились в виноградные лозы, и тяжелые грозди повисли на них. Ткацкие станки зазеленели: их густо обвил плющ. Всюду разлилось благоухание мирта и цветов.

По всему дворцу, окутанному вечерними сумерками заалел зловещий свет факелов. Послышалось рыканье диких зверей. С грозным воем бегали они по дворцу. Дочери царя нигде не могли укрыться. Но наказание бога Диониса этим не ограничилось.

Тела царевен стали сжиматься, покрылись темной мышиной шерстью, вместо рук выросли крылья с тонкими перепонками. Они обратились в летучих мышей. С тех пор скрываются они от дневного света в темных сырых развалинах и пещерах.

Дионис покарал и тирренских морских разбойников, но не столько за то, что они не признавали его богом, сколько за зло, которое они хотели причинить ему как простому смертному.

Когда разбойники увидели дивного юношу на пустынном морском берегу, они быстро причалили, сошли на берег, схватили Диониса и увели его на корабль. Они были уверены, что много золота выручат за столь прекрасного юношу, продав его в рабство. Придя на корабль, разбойники хотели заковать Диониса в тяжелые цепи, но они спадали с рук и ног юного бога. Он же сидел и глядел на похитителей со спокойной улыбкой. Кормчий убеждал разбойников отпустить юношу. Но капитан отказал ему.

Когда корабль вышел в открытое море, совершилось чудо: по кораблю заструилось вино, и весь воздух наполнился благоуханием. Разбойники оцепенели от изумления. Но вот на парусах зазеленели виноградные лозы с тяжелыми гроздьями; темно-зеленый плющ обвил мачту; всюду появились прекрасные плоды; уключины весел обвили гирлянды цветов. Юноша превратился в льва и с грозным рычаньем встал на палубе, яростно сверкая глазами.

Громадным прыжком лев бросился на капитана и растерзал его. Разбойники один за другим кинулись в морские волны, а Дионис превратил их в дельфинов. Кормчего же Дионис пощадил.

Награждает Дионис людей, которые чтут его, как бога. Так он наградил Икария в Аттике, когда тот гостеприимно принял его. Дионис подарил ему виноградную лозу, и Икарий был первым человеком разведшим в Аттике виноград. Но печальна была, судьба Икария.

Однажды он дал вина пастухам, а те, не зная, что такое опьянение, решили, что Икарий отравил их, и убили его, а тело зарыли в горах. Дочь Икария, Эригона, долго искала отца. Наконец, с помощью своей собаки Майры нашла она могилу отца. В отчаянии повесилась несчастная Эригона на том самом дереве, под которым лежало тело. Дионис взял Икария, Эригону и ее собаку Майру на небо. С той поры горят они на небе ясною ночью — это созвездия Волопаса, Девы и Большого Пса.

Диониса почитают как бога производительных сил природы. От одного удара посоха земля начинает источать воду, мед, молоко или вино. Чаще всего — последнее, ведь Дионис — бог-виноградарь. Диониса называют еще Вакхом и Бахусом.

ЭДИП И АНТИГОНА

У фиванского царя Лая и его жены Иокасты (Эпикасты) долго не было детей. Наконец, решил Лай отправиться в Дельфы и спросить бога Аполлона о причине бездетности. Ужасный ответ дал дельфийский оракул:

— Боги исполнят твое желание, будет у тебя сын, но ты погибнешь от его руки!

Лай решил, что убьет своего сына, лишь только тот родится.

Вскоре действительно у Лая родился сын. Отец связал ремнями ноги новорожденному сыну, проколов ему булавкой сухожилия у лодыжек, позвал раба и велел ему бросить младенца на горе Киефрон, чтобы растерзали его дикие звери. Но раб не исполнил приказания Лая.

Он пожалел ребенка и передал тайно маленького мальчика рабу коринфского царя Полиба. Этот раб как раз в это время пас стадо своего господина на склонах Киферона. Он отнес младенца к царю Полибу, а тот, будучи бездетным, решил воспитать его как своего наследника.

Царь Полиб назвал мальчика Эдипом («с распухшими ногами»). Так и вырос Эдип у Полиба и жены его Меропы, которые называли его своим сыном, и сам Эдип считал их своими родителями. Но однажды Эдип узнал от своих друзей, что он приемыш.

Пошел Эдип к дельфийскому оракулу, чтобы узнать правду. Оракул сказал:

— Эдип, ужасна твоя судьба! Ты убьешь отца, женишься на собственной матери, и от этого брака родятся дети, проклятые богами и ненавидимые всеми людьми.

Эдип решил стать вечным скитальцем без роду, без племени, без отчизны. Он не знал, куда ему идти, и выбрал дорогу, ведущую в Фивы. В тесном ущелье встретил Эдип колесницу, в которой ехал седой старец в сопровождении слуг. В завязавшейся дорожной ссоре старик взмахнул посохом и ударил Эдипа по голове. Рассвирепел Эдип, в гневе ударил он старика своим посохом, и тот замертво упал на землю. Так исполнилось веление рока: Эдип убил, не ведая, отца своего Лая. Он считал себя неповинным в убийстве: ведь не он напал первым, он защищался. Спустя некоторое время Эдип пришел в Фивы. Две беды поразили город Кадма. Страшная Сфинкс, порождение Тифона и Эхидны, поселилась около Фив на горе Сфингионе и требовала все новых и новых жертв, а тут еще раб принес известие, что царь Лай убит каким-то неизвестным. Видя горе граждан, Эдип решил избавить их от беды; он решил сам идти к Сфинкс.

Сфинкс была ужасным чудовищем с головой и грудью женщины, с туловищем и лапами льва и громадными крыльями. Боги решили, что Сфинкс до тех пор останется у Фив, пока кто-нибудь не разрешит ее загадку. Эту загадку поведали Сфинкс музы. Всех путников, проходивших мимо, заставляла Сфинкс отгадывать эту загадку, но никто не мог разгадать ее, и все гибли мучительной смертью в железных объятиях когтистых лап Сфинкс.

Эдип разгадывает загадку Сфинкс

Пришел Эдип к Сфинкс, а та загадала ему свою загадку:

— Скажи мне, кто ходит утром на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех? Никто из всех существ, живущих на земле, не изменяется так, как он. Когда ходит он на четырех ногах, тогда меньше у него сил и медленнее двигается он, чем в другое время.

Ни на единый миг не задумался Эдип и тотчас ответил:

— Это человек! Когда он мал, когда еще лишь утро его жизни, он слаб и медленно ползает на четвереньках. Днем, то есть в зрелом возрасте, он ходит на двух ногах, а вечером, то есть в старости, он становится дряхлым, и, нуждаясь в опоре, берет костыль; тогда он ходит на трех ногах.

Так разрешил Эдип загадку Сфинкс. А Сфинкс, взмахнув крыльями, бросилась со скалы в море. Так освободил Эдип Фивы от бедствия.

Фиванцы провозгласили его царем. Эдип женился на вдове Лая Иокасте и имел от нее двух дочерей, Антигону и Йемену, и двух сыновей, Этеокла и Полиника. Так исполнилось и второе веление рока: Эдип стал мужем родной матери, и у них родились дети.

Эдип мудро царствовал в Фивах. Долго ничем не нарушалось спокойствие Фив и царской семьи. Но вдруг великое бедствие постигло Фивы… Ужасная болезнь свирепствовала в городе и царил голод, так как поля не давали урожая, а стада косил страшный мор.

Эдип послал брата Иокасты Креонта в Дельфы спросить Аполлона, как избавиться от бедствий.

Аполлон велел изгнать того, кто своим преступлением навлек на Фивы это бедствие, т. е. убийцу царя Лая. Во что бы то ни стало Эдип решил отыскать убийцу.

Нашли единственного из спасшихся спутников Лая. Эдип узнал от него, что убийца фиванского царя — он сам.

В отчаяний ушел Эдип во дворец.

Здесь его ждал новый удар. Иокаста не вынесла всего ужаса, открывшегося перед ней, и покончила с собой, повесившись в спальне. Обезумев от горя, Эдип сорвал с одежды Иокасты пряжки и выколол себе глаза.

Фиванцы боялись, что пребывание Эдипа в Фивах навлечет гнев богов на всю страну. Потребовали они немедленного изгнания слепого царя. Не воспротивились этому сыновья Эдипа, Этеокл и Полиник.

Они сами хотели править в Фивах. Изгнали фиванцы Эдипа, а сыновья его разделили власть с Креонтом.

Слепой, дряхлый Эдип ушел в изгнание на чужбину. Неминуемая гибель постигла бы его, беспомощного, если бы его дочь, благородная, сильная духом Антигона не решилась посвятить свою жизнь отцу. Она последовала за Эдипом в изгнание. Ведомый Антигоной, из страны в страну переходил несчастный старец. Бережно вела его Антигона через горы и темные леса, деля с ним все невзгоды, опасности трудного пути.

После долгих скитаний Эдип пришел, наконец, в Аттику, к городу Афинам.

Эдип, узнав, что находится в священной роще Эвменид, понял, что недалек уже его последний час, конец всем его страданиям.

Колон — предместье Афин — стал местом последнего поселения и смерти Эдипа.

После кончины Эдипа Антигона возвратилась в Фивы. Во время похода Семерых против Фив Антигона предала земле тело своего брата Полиника, нарушив запрет своего дяди, царя Креонта. За это ее заживо замуровали в царской гробнице, где она покончила с собой.

Узнав о гибели Антигоны, ее жених, сын царя Креонта, Гемон, также лишил себя жизни.

 

КОРИНФСКИЕ сказания

СИЗИФ

«Если б захотели, — писал Ф. Достоевский в «Записках из мертвого дома», — вполне раздавить, уничтожить человека, наказать его самым ужасным наказанием, так что самый страшный убийца содрогнулся бы от этого наказания и путался его заранее, то стоило бы только придать работе характер совершенной, полнейшей бесполезности и бессмыслицы». На такой совершенно бесполезный, вдобавок еще вечный труд был, по античному сказанию, обречён коринфянин Сизиф. Случилось это так.

Сизиф, сын бога — повелителя всех ветров Эола, был основателем города Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой.

Никто во всей Греции не мог равняться по коварству, хитрости и изворотливости ума с Сизифом. Сизиф, благодаря своей хитрости, собрал неисчислимые богатства у себя в Коринфе. Далеко распространилась слава о его сокровищах.

Когда пришел к нему бог смерти мрачный Танат, чтобы низвести его в печальное царство Аида, то Сизиф, еще раньше почувствовав приближение бога смерти, коварно обманул Таната и заковал его в оковы. Перестали тогда на земле умирать люди. Нигде не совершались большие пышные похороны; перестали приносить и жертвы богам подземного царства. Нарушился на земле порядок, заведенный Зевсом. Тогда громовержец Зевс послал к Сизифу могучего бога войны Ареса. Он освободил Таната из оков, а Танат исторг душу Сизифа и отвел ее в царство умерших.

Но и тут сумел помочь себе хитрый Сизиф. Он сказал жене своей, чтобы она не погребала его тела и не приносила жертвы подземным богам. Послушалась мужа жена Сизифа. Аид и Персефона долго ждали похоронных жертв. Все нет их! Наконец, приблизился к трону Аида Сизиф и сказал владыке царства умерших:

— О, властитель душ умерших, великий Аид, равный могуществом Зевсу, отпусти меня на светлую землю. Я велю жене моей принести тебе богатые жертвы и вернусь обратно в царство теней.

Так обманул Сизиф владыку Аида, и тот отпустил его на землю. Сизиф не вернулся, конечно, в царство Аида. Он остался в пышном дворце своем и весело пировал, радуясь, что один из всех смертных сумел вернуться из мрачного царства теней.

Разгневался Аид, снова послал, он Таната за душой Сизифа. Явился Танат во дворец хитрейшего из смертных и застал его за роскошным пиром. Исторг душу Сизифа бог смерти; навсегда отлетела теперь душа Сизифа в царство теней.

Тяжкое наказание понес Сизиф в загробной жизни за все коварства, за все обманы, которые совершил он на земле. Он осужден вкатывать на высокую крутую гору громадный камень. Напрягая все силы, трудится Сизиф. Пот градом струится с него от тяжкой работы. Все ближе вершина; еще усилие, и окончен будет труд Сизифа; но вырывается из рук его камень и с шумом катится вниз, подымая облака пыли. Снова принимается Сизиф за работу. Так вечно катит камень Сизиф и никогда не может достигнуть цели — вершины горы.

Сизиф в Аиде

ТАНТАЛ

В этом мифе поражает дикая жестокость Тантала. Он убивает своего сына лишь для того, чтобы испытать, всеведущи ли олимпийские боги. В этом поступке Тантала ясно сказывается пережиток того времени, когда у греков существовали еще человеческие жертвоприношения.

У горы Сипила находился богатый город, называвшийся по имени горы Сипилом. В нем правил любимец богов, сын Зевса Тантал. Всем в изобилии наградили его боги. Не было на земле никого, кто был бы богаче и счастливее царя Сипила, Тантала. Неисчислимые богатства давали ему богатейшие золотые рудники на горе Сипиле. Ни у кого не было таких плодородных полей, никому не приносили таких прекрасных плодов сады и виноградники. На лугах Тантала паслись громадные стада тонкорунных овец, круторогих быков, коров и табуны быстрых, как ветер, коней. Он мог бы жить в счастье и довольстве до глубокой старости, но погубила его чрезмерная гордость.

Боги смотрели на своего любимца Тантала, как на равного себе. Олимпийцы часто приходили в сияющие золотом чертоги Тантала и весело пировали с ним. Даже на светлый Олимп, куда не всходит ни один смертный, не раз являлся по зову богов Тантал. Там он принимал участие в совете богов и пировал за одним столом с ними во дворце своего отца, громовержца Зевса. От такого великого счастья Тантал возгордился. Он стал считать себя равным даже самому Зевсу. Часто, возвращаясь с Олимпа, Тантал брал с собой пищу богов — амброзию и нектар — и давал их своим смертным друзьям, пируя с ними у себя во дворце. Даже те решения, которые принимали боги, совещаясь на светлом Олимпе о судьбе мира, Тантал сообщал людям; он не хранил тайн, которые поверял ему отец его Зевс.

Однажды во время пира на Олимпе великий сын Кроноса обратился к Танталу и сказал ему:

— Сын мой, я исполню все, что ты пожелаешь, проси у меня все, что хочешь. Из любви к тебе я исполню любую твою просьбу.

Но Тантал, забыв, что он только смертный, гордо ответил отцу своему, Зевсу:

— Я не нуждаюсь в твоих милостях. Мне ничего не нужно. Жребий, выпавший мне на долю, прекрасней жребия бессмертных богов.

Громовержец ничего не ответил сыну. Он нахмурил грозно брови, но сдержал свой гнев. Он еще любил своего сына, несмотря на его высокомерие.

На Крите, родине громовержца, была золотая собака. Некогда она охраняла новорожденного Зевса и питавшую его чудесную козу Амалфею. Когда же Зевс вырос и отнял у Кроноса власть над миром, он оставил эту собаку на Крите охранять свое святилище. Царь Эфеса Пандарей, прельщенный красотой и силой этой собаки, тайно приехал на Крит и увез ее на своем корабле. Но где же скрыть чудесное животное? Долго думал об этом Пандарей во время пути по морю и, наконец, решил отдать золотую собаку на хранение Танталу. Разгневался Зевс. Призвал он сына своего, вестника богов Гермеса, и послал его к Танталу потребовать у него возвращения золотой собаки.

— Не видал я золотой собаки, — ответил Тантал. — Боги ошибаются, нет ее у меня.

Страшной клятвой поклялся Тантал в том, что говорит правду. Этой клятвой еще больше разгневал он Зевса. Таково было первое оскорбление, нанесенное Танталом богам. Но и теперь не наказал его громовержец.

Кару богов навлек на себя Тантал следующим, вторым оскорблением богов и страшным злодеянием. Когда олимпийцы собрались на пир во дворце Тантала, то он задумал испытать их всеведение. Тантал приготовил богам ужасную трапезу. Он убил своего сына Пелопа и его мясо под видом прекрасного блюда подал богам во время пира. Боги тотчас постигли злой умысел Тантала, никто из них не коснулся ужасного блюда. Лишь богиня Деметра, полная скорби по похищенной у нее дочери Персефоне, думая только о ней и в своем горе ничего не замечая вокруг, съела плечо юного Пелопа. Боги взяли ужасное блюдо, положили все мясо и кости Пелопа в котел и поставили его на ярко пылавший огонь. Гермес же своими чарами опять оживил мальчика. Предстал он перед богами еще прекраснее, чем был раньше, не хватало лишь у него того плеча, которое съела Деметра. По повелению Зевса великий Гефест тотчас изготовил Пелопу плечо из блестящей слоновой кости. С тех пор у всех потомков Пелопа белое пятно на правом плече.

Преступление же Тантала переполнило чашу терпения великого Зевса. Громовержец низверг Тантала в мрачное царство брата своего Аида; там он и несет ужасное наказание. Мучимый жаждой и голодом, стоит он в прозрачной воде. Она доходит ему до самого подбородка. Ему лишь стоит наклониться, чтобы утолить свою мучительную жажду. Но едва наклоняется Тантал, как исчезает вода, и под ногами его лишь сухая черная земля.

Над головой Тантала склоняются ветви плодородных деревьев: сочные фиги, груши и оливы висят низко над его головой; почти касаются его волос тяжелые, спелые грозди винограда. Изнуренный голодом, Тантал протягивает руки за прекрасными плодами, но налетает сильный ветер и уносит плодоносные ветви. Не только голод и жажда терзают Тантала, вечный страх сжимает его сердце.

Над его головой нависла скала, едва держится она, грозит ежеминутно упасть и раздавить своей тяжестью Тантала. Так мучается царь Сипила, сын Зевса Тантал в царстве ужасного Аида вечным страхом, голодом и жаждой.

 

АРГОССКИЕ СКАЗАНИЯ

СКИТАНИЯ ИО

Великий Зевс полюбил прекрасную Ио и, чтобы скрыть ее от жены своей Геры, превратил Ио в телку. Но этим громовержец не спас возлюбленную. Гера увидел белоснежную телку Ио и потребовала у Зевса, чтобы он подарил ее ей. Зевс не мог отказать. Гера же, завладев Ио, отдала ее под охрану стоокому Аргусу. Ио не могла скрыться от не знающего сна Аргуса. Тогда Зевс призвал своего сына Гермеса и велел ему похитить Ио.

Ио

Гермес усыпил своими речами Аргуса. Лишь только сомкнулись его сто очей, как выхватил Гермес свой изогнутый меч и одним ударом отрубил Аргусу голову. Ио была освобождена.

Но и этим Зевс не спас Ио от гнева Геры. Она послала чудовищного овода. Своим жалом овод гнал из страны в страну обезумевшую от мучений несчастную Ио. Нигде не находила она себе покоя. Наконец, после долгих скитаний, достигла она в стране скифов, на крайнем севере, скалы, к которой прикован был титан Прометей. Он предсказал несчастной, что только в Египте избавится она от своих мучений. Много опасностей пережила Ио, прежде чем достигла Египта. Там, на берегах благодатного Нила Зевс вернул любимой ее прежний образ, и родился у нее сын Эпаф. Он был первым царем Египта и родоначальником великого поколения героев, к которому принадлежал и величайший герой Греции Геракл.

Египтяне впоследствии почитали Ио под именем Изиды.

Греки считали, что Ионическое море получило свое название в честь Ио, переплывшей его, когда спасалась от Геры.

ПАН

Бог Пан являлся одним из древнейших богов Греции. Пан изображался как получеловек-полукозел (пережиток тотемизма), что указывает на древность этого бога. Первоначально Пан — бог леса, бог пастухов, охранитель стад. В Аргосе Пана особенно чтили… Постепенно бог Пан утратил свой первоначальный характер и стал богом-покровителем всей природы.

В свите Диониса часто можно было видеть Пана. Когда родился великий Пан, то мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе обратилась в бегство. Он родился с козлиными ногами и рогами и с длинной бородой. Но отец его, Гермес, обрадовался рождению сына, он взял его на руки и отнес на светлый Олимп к богам. Все боги громко радовались рождению Пана и смеялись, глядя на него.

Бог Пан не остался жить с богами на Олимпе. Он ушел в тенистые леса, в горы. Там пас он стада, играя на звучной свирели. Лишь только слышали нимфы чудные звуки свирели Пана, так толпами устремлялись они к нему, и вскоре веселый хоровод кружил по зеленой уединенной долине под звуки музыки Пана. Пан и сам любил принимать участие в танцах нимф. Когда Пан развеселится, тогда радостный шум поднимается в лесах по склонам гор. Беззаботно резвятся нимфы и сатиры вместе с шумливым козлоногим Паном. Когда же наступает жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана; он вспыльчив, может в гневе послать тяжелый давящий сон или, неожиданно появившись, испугать потревожившего его путника. Наконец, может он наслать и панический страх, такой ужас, что человек опрометью бросается бежать, не разбирая дороги, через леса, через горы, по краю пропасти, не замечая, что бегство ежеминутно грозит ему гибелью.

Случалось, что Пан целому войску внушал подобный страх, и оно обращалось в неудержимое бегство. Не следует раздражать Пана — когда вспылит, он грозен. Но если Пан не гневается, то милостив он и добродушен. Много благ посылает он пастухам.

Бережет и холит стада великий Пан, веселый участник плясок, частый спутник бога вина Диониса.

ПАН И СИРИНГА

И великого Пана не миновали стрелы златокрылого Эрота. Полюбил он прекрасную нимфу Сирингу. Горда была нимфа и отвергала любовь всех. Как и для великой Артемиды, так и для Сиринги охота была любимым занятием.

Пан увидал однажды Сирингу и хотел подойти к ней. Взглянула на Пана нимфа и в страхе обратилась в бегство. Едва поспевал за ней Пан, стремясь догнать ее. Но вот путь пресекла река. Куда бежать нимфе? Простерла Сиринга руки к реке и стала молить бога реки спасти ее. Бог реки внял мольбам нимфы и превратил ее в тростник. Подбежавший Пан хотел уже обнять Сирингу, но обнял лишь гибкий, тихо шелестевший тростник. Стоит Пан, печально вздыхая, и слышится ему в нежном шелесте тростника прощальный привет прекрасной Сиринги. Срезал несколько тростинок Пан и сделал из них сладкозвучную свирель.

Назвал Пан в память нимфы свирель сирингой. С тех пор великий Пан любит играть на свирели в уединении под сенью лесов.

Широкое распространение получило выражение «умер Великий Пан». В царствование Тиберия (I в. н. э.) кормчий корабля, плывшего из Пелопоннеса в Италию, услышал возглас: «Умер Великий Пан!» По приказу императора это событие было обнародовано и породило многочисленные толкования. Христианские богословы истолковали рассказ Плутарха как сообщение о кончине Иисуса Христа, знаменующее смену язычества христианством.

АГАМЕМНОН

Агамемнон, отправляясь в поход на Трою, обещал жене своей Клитеместре дать ей немедленно знать, когда падет Троя и будет окончена кровопролитная война. Посланные им слуги должны были разводить костры на вершинах гор. Такой сигнал, передаваемый с одной горной вершины на другую, мог быстро достигнуть его дворца, и Клитеместра раньше других узнала бы о падении великой Трои.

Девять лет длилась осада Трои. Настал последний, десятый год, в который, как было предсказано, она должна была пасть. Клитеместра могла теперь в любой день получить известие о падении Трои и о том, что возвращается муж ее Агамемнон. Чтобы не застало ее врасплох возвращение мужа, Клитеместра каждую ночь посылала раба на крышу высокого дворца.

Она забыла мужа ради Эгисфа и замышляла убийство царя Агамемнона в тот день, когда вернется он на родину победителем.

Была темная ночь. Вдруг увидел раб яркий огонь на далекой вершине горы. Это был долгожданный сигнал.

Собрались жители города у дворца Агамемнона. Быстро дошла и до них весть, что пала, наконец, великая Троя.

И вот показался вдали на колеснице и сам Агамемнон во главе своего победоносного войска. Украшенные цветами и зеленью, шли воины, а за ними везли бесчисленную добычу и множество пленниц. Рядом с царем на колеснице сидела печальная дочь Приама, вещая Кассандра.

Громкими криками встретил народ царя. Вышла ему навстречу и Клитеместра. Она повелела устелить весь путь ко дворцу пурпурными тканями. Словно бога встречала она Агамемнона. Молча толпились граждане у дворца. Тяжелое предчувствие великой беды угнетало их, и они не расходились.

Вдруг из дворца послышался ужасный предсмертный крик Агамемнона. Клитеместра убила его, когда он выходил из ванны. Она набросила на царя широкое длинное покрывало, в котором он запутался, словно в сети, и не мог защищаться. Тремя ударами секиры Клитеместра убила мужа.

Вышел из дворца Эгисф. Он уже облекся в царские одежды и взял жезл царя в руку. Эгисф торжествовал, что захватил власть, совершив великое злодеяние.

ОРЕСТ И ЭЛЕКТРА

Прошло много лет со дня гибели Агамемнона. Однажды к его могиле, находившейся у самого дворца, подошли двое юношей в одеждах странников. Младший из них подошел к могиле, срезал прядь волос с головы и положил на могилу. Это был сын Агамемнона Орест, спасенный в день гибели Агамемнона своей няней и воспитанный вдали от родины царем Фокиды Строфием. С ним был его друг, Пилад.

Только что Орест принес свою жертву отцу, как в дверях дворца показались рабыни в черных одеждах. Они шли к могиле Агамемнона. Среди них была и дочь убитого царя Электра — сестра Ореста. Она была одета, как и все рабыни, в черную одежду, волосы были обрезаны, и ничем не отличалась дочь царя от остальных рабынь.

Вместо того, чтобы молить тень Агамемнона смилостивиться, Электра стала призывать мщение богов на главу Клитеместры. Ненавидела Электра свою мать-убийцу.

К сестре тихо приблизился Орест и окликнул ее. Электра не сразу узнала Ореста, ведь она видела его только ребенком. Но Орест показал сестре одежду, вытканную ею для него. Орест рассказал ей, что пришел сюда по воле бога Аполлона, который в Дельфах приказал ему отомстить матери и Эгисфу за смерть отца. Того же желала и Электра.

Электра удалилась во дворец, а через некоторое время постучали в ворота Орест с Пиладом. Они сказали вышедшему к ним слуге, что им нужно видеть Клитеместру, чтобы сообщить ей важное известие. Слуга вызвал ее из дворца, и Орест сказал царице, что царь Фокиды просил передать ей, что умер Орест, и царь не знает, как быть с телом. Обрадовалась этому известию Клитеместра: теперь умер тот, кто мог мстить ей за убийство мужа.

Лишь только вступил Орест во дворец, как пал, пронзенный его мечом воин из охраны Клитеместры. В ужасе бросился к Клитеместре один из рабов. Поняла царица, что ждет ее жестокая расплата.

Упав к ногам Ореста, Клитеместра стала молить пощадить ее — ведь она его мать. Не было жалости в душе Ореста. Отомстил он за отца, убив свою мать.

Но вдруг перед Орестом появились неумолимые богини мщения эринии. Вокруг их голов извивались ядовитые змеи… Покинул Орест со своим другом Пиладом дворец и, гонимый эриниями, пошел к святилищу Аполлона в Дельфах, надеясь, что защитят их бог Аполлон и Афина Паллада. Они действительно спасли Ореста и Пилада от преследования эриний.

Согласно мифологии, Орест умер в Аркадии, останки его были перенесены в Спарту.

Миф об Оресте отразил процесс преодоления архаического закона о кровной мести. Эринии, преследовавшие Ореста за убийство матери, безразличны к преступлению самой Клитеместры, так как она не находилась со своим мужем в кровном родстве. По закону кровной мести убийство Орестом матери должно было повлечь за собой гибель самого Ореста, но он не несет наказания, так как за него вступается государство в лице ареопага (в Древних Афинах орган власти, осуществлявший суд и состоявший из членов родовой аристократии).

 

АТТИЧЕСКИЕ СКАЗАНИЯ

РОЖДЕНИЕ ТЕСЕЯ И ЕГО ПОДВИГИ

Тесей — величайший герой Афин, имеющий много общего с Гераклом. Античная традиция приписывает Тесею объединение всех жителей Аттики в единый народ и создание единого государства Афины, учреждение праздников панафиней и синойкий, первое социальное деление населения на три класса: «эвпатридов», или благородных, «геоморов», или земледельцев, и «демиургов», или ремесленников, и предоставление исключительного права на замещение должностей одним благородным. Характерен и следующий факт: рассказывали, что во время Марафонской битвы (490 г. до н. э.), в которой греки одержали победу над персами, многие афиняне якобы видели Тесея в шлеме с копьем и щитом, идущего впереди боевого строя афинян.

Этими рассказами воспользовались аристократы. Их представитель Кимон перевез в Афины с острова Скироса останки Тесея, в действительности, конечно, не существовавшие» ведь и Тесей никогда не существовал.

Но мифы о Тесее до сих пор вдохновляют скульпторов, музыкантов, художников и поэтов.

…Сын Пандиона (афинский царь), Эгей, правил в Афинах после того как вместе со своими братьями изгнал из Аттики своих родственников, сыновей Метиона, захвативших не по праву власть.

Эгей правил долго. Печалило его только одно: не было у него детей. Наконец, отправился Эгей к оракулу Аполлона в Дельфы и там вопросил светозарного бога, почему боги не посылают ему детей.

Оракул дал Эгею неясный ответ. Долго думал он, стараясь разгадать сокровенный смысл услышанного. Наконец, решил Эгей отправиться к мудрому царю Арголиды Питфею, чтобы тот разгадал тайну. Сразу понял Питфей смысл ответа: у Эгея должен родиться сын, который будет величайшим героем Афин, и именно потомкам Эгея будет принадлежать власть в Афинах. Напоив гостя вином, Питфей уложил его спать вместе со своей дочерью Эфрой. В ту же ночь с Эфрой сблизился Посейдон. Таким образом, сын, рожденный Эфрой, имел двух отцов: земного Эгея и божественного Посейдона.

Новорожденному дали имя Тесей.

Вскоре после рождения Тесея царь Эгей должен был покинуть Трезен и вернуться в Афины. Уходя, взял Эгей свой меч и сандалии, положил их под скалу в горах у Трезена и сказал Эфре:

— Когда сын мой Тесей будет в силах сдвинуть эту скалу и достать мой меч и сандалии, тогда пришли его с ними ко мне в Афины. Я узнаю его по ним.

До шестнадцати лет воспитывался Тесей в доме своего деда Питфея. Мудрый Питфей заботился о внуке и Радовался, видя, что внук его превосходит во всем своих сверстников. Но вот исполнилось Тесею шестнадцать лет; Уже тогда никто не мог сравняться с ним ни в силе, ни в ловкости, ни в умении владеть оружием. Прекрасен был Тесей: высокий, стройный, с ясным взглядом прекрасных глаз, темными кудрями, которые пышными локонами спадали до плеч; спереди же, на лбу, кудри были обрезаны, так как посвятил он их Аполлону, тем самым как бы вручил богу самого себя, заключая с богом союз.

ПОДВИГИ ТЕСЕЯ НА ПУТИ В АФИНЫ

Когда Эфра увидала, что сын ее превосходит силой всех своих сверстников, она привела его к скале, под которой лежали меч и сандалии Эгея, и сказала:

— Сын мой, здесь, под этой скалой лежат меч и сандалии твоего отца, повелителя Афин, Эгея. Сдвинь скалу, возьми их, они будут тем знаком, по которому узнает тебя твой отец.

Толкнул Тесей скалу и легко сдвинул ее с места. Взял он меч и сандалии, простился с матерью и отправился в далекий путь, в Афины. Тесей не внял просьбам матери избрать более безопасный морской путь; он решил идти в Афины по суше, через Истм.

Уже на границе Трезена и Эпидавра герой встретил великана Перифета, сына бога Гефеста. Как и сам Гефест, сын его, Перифет, был хром, но могучи были его руки и огромно тело. Грозен был Перифет. Ни один странник не проходил через те горы, в которых жил Перифет, всех их убивал великан своей железной палицей, но Тесей легко победил Перифета. Это был первый подвиг героя, и как знак своей победы он взял железную палицу убитого им Перифета.

Дальше до самого Истма Тесей шел, не подвергаясь опасностям. На Истме встретил Тесей сгибателя сосен Синиса. Это был свирепый разбойник. Он предавал страшной смерти всех путников. Согнув две сосны так, что они касались верхушками, Синие привязывал несчастного путника к деревьям и отпускал их. Со страшной силой выпрямлялись сосны и разрывали тело несчастного. Тесей отомстил за всех, кого погубил Синие. Он связал разбойника, согнул своими могучими руками две громадные сосны, привязал к ним Синиса и отпустил деревья. Свирепый разбойник погиб той самой смертью, которой он губил ни в чем не повинных путников.

Кромионская свинья

Позднее, в память своей победы Тесей учредил на том месте, где он победил Синиса, истмийские игры (общегреческое празднество, проводившееся каждые два года на Коринфском перешейке — Истме. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, происходили состязания в борьбе, беге, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания на колесницах.)

Дальнейший путь Тесея проходил через Кромион (город на Истме, недалеко от Коринфа). Вся местность вокруг была опустошена громадной дикой свиньей, порожденной Тифоном и Ехидной. Жители Кромиона молили юного героя об избавлении от этого чудовища. Тесей настиг свинью и поразил ее своим мечом.

Отправился Тесей дальше. В самом опасном месте Истма, у границ Мегары (область на севере Истма, граничащая на востоке с Аттикой), там, где высоко к небу поднимались отвесные скалы, у подножия которых грозно шумели пенистые морские валы, Тесей встретил новую опасность.

На самом краю скалы жил разбойник Скирон. Он заставлял всех, кто проходил мимо, мыть ему ноги. Лишь только склонялся путник, чтобы вымыть ноги Скирону, как жестокий разбойник сильным толчком ноги сбрасывал несчастного со скалы в бурные волны моря, где он разбивался насмерть о торчащие из воды острые камни, а тело его пожирала чудовищная черепаха. Тесей, когда Скирон хотел столкнуть и его, схватил разбойника за ногу и сбросил его самого в море.

Недалеко от Элевсина Тесею пришлось вступить в борьбу с Керкионом, подобно тому, как и Гераклу пришлось бороться с Антеем. Могучий Керкион многих погубил, но Тесей, обхватив Керкиона руками, сжал его, как в железных тисках, и убил. Освободил этим Тесей и дочь Керкиона, Алопу, власть же над страной Керкиона Тесей отдал сыну Алопы и Посейдона, Гиппотоонту.

Миновав Элевсин и приближаясь уже к долине реки Кефис в Аттике, Тесей пришел к разбойнику Дамасту, которого называли еще и Прокрустом (вытягивателем).

Разбойник этот придумал особо мучительное истязание для всех, кто приходил к нему. У Прокруста было ложе, на него заставлял он ложиться тех, кто попадал ему в руки.

Если ложе было слишком длинно, Прокруст вытягивал несчастного до тех пор, пока ноги жертвы не касались края ложа. Если же ложе было коротко, то Прокруст обрубал несчастному ноги. Тесей повалил Прокруста самого на ложе, но ложе, конечно, оказалось слишком коротким для великана Прокруста, и Тесей убил его так, как убивал злодей путников.

В подвигах Тесея символично то, что герой подвергал злодеев тем самым мучениям, которым они подвергали других. Это соответствует древнейшему закону возмездия по принципу — «око за око, зуб за зуб».

ТЕСЕЙ В АФИНАХ

В длинной ионийской одежде, блистая красотой, шел Тесей по улицам Афин; пышные кудри спадали ему на плечи. Юный герой в своей длинной одежде был скорее похож на девушку, чем на героя, совершившего столько великих подвигов. Тесею пришлось проходить мимо строящегося храма Аполлона, на котором рабочие возводили уже крышу.

Рабочие увидали героя, приняли его за девушку и стали издеваться над ним. Смеясь, кричали рабочие:

— Посмотрите, вон бродит по городу одна, без провожатых, какая-то девушка! Смотрите, как распустила она напоказ свои волосы, а длинной своей одеждой она подметает уличную пыль.

Рассерженный насмешками рабочих, Тесей подбежал к повозке, запряженной волами, выпряг волов, схватил повозку и бросил ее так высоко, что она перелетела через головы рабочих, стоявших на крыше храма. В ужас пришли рабочие, издевавшиеся над Тесеем. Они ждали, что жестоко отомстит им герой за их насмешки, но Тесей спокойно продолжал свой путь.

Наконец, Тесей пришел во дворец Эгея. Он не открылся сразу престарелому отцу, кто он, а сказал, что чужеземец, ищущий защиты. Эгей не узнал своего сына, но зато узнала его волшебница Медея. Она, бежав из Коринфа в Афины, — стала женой Эгея. Хитрая Медея, дав обещание Эгею вернуть ему колдовством молодость, властвовала в доме царя Афин, и сам Эгей во всем подчинялся ей. Сразу поняла властолюбивая Медея, какая грозит ей опасность, если узнает Эгей, кто тот прекрасный чужеземец, которого принял он в своем дворце.

Чтобы не лишиться власти, Медея задумала погубить героя. Она уговорила Эгея отравить Тесея, уверив старого царя, что юноша — лазутчик, подосланный врагами. Дряхлый, слабый Эгей, боявшийся, чтобы кто-нибудь не лишил его власти, согласился на это злодеяние.

Во время пира Медея поставила перед Тесеем кубок с отравленным вином. Как раз в этот момент Тесей вынул зачем-то свой меч. Эгей сразу узнал тот меч, который он сам шестнадцать лет назад положил под скалу у Трисена.

Он взглянул на ноги Тесея и увидал на них свои сандалии. Теперь понял царь, кто этот чужеземец. Опрокинув кубок с отравленным вином, Эгей обнял Тесея — своего сына. Медея была изгнана из Афин и бежала с сыном Медоном в Мидию.

Слух о том, что в Афины пришел сын Эгея, дошел и до сыновей Палланта, брата Эгея. С прибытием Тесея рухнула их надежда править в Афинах после смерти Эгея — ведь теперь у него был законный наследник. Суровые Паллантиды не хотели лишиться власти в Афинах. Они решили силой завладеть Афинами. Возглавляемые отцом, двинулись все пятнадцать Паллантидов против Афин. Зная могучую силу Тесея, они придумали следующую хитрость: часть Паллантидов открыто подступила к стенам Афин, часть укрылась в засаде, чтобы неожиданно напасть на Эгея. Но вестник Паллантидов, Леос, открыл план их Тесею. Юный герой быстро решил, как надо ему действовать; он напал на скрывшихся в засаде Паллантидов и всех их перебил. Когда Паллантиды, стоявшие под стенами Афин, узнали о гибели своих братьев, ими овладел такой страх, что они обратились в позорное бегство. Теперь Эгей мог спокойно править в Афинах под охраной своего сына.

Тесей решил освободить Аттику от дикого быка, который опустошал окрестности Марафона. Этого быка привел, по приказу Эврисфея, с Крита в Микены Геракл и выпустил там на волю.

Бык убежал в Аттику и был с тех пор великим злом для всех земледельцев. Бесстрашно отправился Тесей на этот новый подвиг. В Марафоне он встретил старую женщину Гекалу. Она приняла героя, как гостя, и посоветовала ему принести перед новым подвигом жертву Зевсу-Спасителю, чтобы охранял его Зевс во время опасного боя с чудовищным быком. Тесей послушался совета Гекалы. Укротил юный герой быка и привел его в Афины, а затем принес в жертву богу Аполлону.

ТЕСЕЙ НА КРИТЕ

Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце-лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра.

Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани.

Тесей решил вступить в бой с Минотавром. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию — покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему совет, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.

Корабль добрался до острова. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя, Ариадна, а покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею.

Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю:

— Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой — великий бог Посейдон.

— Если ты — сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, — ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.

Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны Тесен. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна.

А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился юноша в море.

Тесей доказал Миносу, что он — сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым.

Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна.

Она дала возлюбленному тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в лабиринт, он привязал у входа в лабиринт конец нитки и пошел по запутанным бесконечным переходам лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Взбешенный Минотавр несколько раз бросался на Тесея, но тот отражал его своим мечом, и схватив, наконец, Минотавра за рог, вонзил ему в грудь свой острый меч.

Тесей и Минотавр

Убив Минотавра, Тесей по нитке вышел из лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна; она радостно приветствовала воина.

Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за ним.

На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда он и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал юноше, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением супругу великого бога.

А корабль Тесея под черными парусами быстро несся по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл воин, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание — заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына, стоя на высокой скале у берега моря. Увидев черные паруса, в отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским.

На острове Наксос существовал культ Ариадны. Она получила в дар от богов свадебный венец, помещенный впоследствии среди звезд (созвездие Северной короны).

ТЕСЕЙ И АМАЗОНКИ

Тесей мудро правил в Афинах. Но он часто покидал их для того, чтобы совершать подвиги. Тесей участвовал в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против амазонок. Когда был взят город амазонок Фемискира, Тесей увел с собой в Афины как награду за храбрость царицу амазонок Антиопу. В Афинах Антиопа стала женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу.

Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города и решили освободить Антиопу от тяжкого, как они думали, плена у Тесея. Большое войско амазонок вторглось в Аттику. Афиняне принуждены были укрыться от натиска воинственных амазонок за городскими стенами. Амазонки разбили свой лагерь на холме ареопага (орган власти, собрание, состоящее из родовой аристократии) и держали в осаде афинян. Несколько раз делали вылазки афиняне, пытаясь изгнать грозных воительниц. Наконец, произошла решительная битва.

Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против амазонок, которыми раньше она повелевала. Антиопа не хотела покинуть мужа, которого она горячо полюбила. В этой грозной битве гибель ждала Антиопу. Сверкнуло в воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось в грудь Антиопы, и она замертво упала к ногам своего мужа.

Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне царицу.

Амазонки покинули Аттику и вернулись к себе на далекую родину.

Миф об амазонках сложился еще в догреческое время, отразив эпоху матриархата.

ТЕСЕЙ И ПИРИФОЙ

В Фессалии жило племя воинственных лапифов (мифический народ), правил ими могучий герой Пирифой. Он слышал о великой храбрости и силе непобедимого Тесея и хотел помериться с ним силой. Чтобы вызвать Тесея на битву, отправился Пирифой к Марафону и там на тучных пастбищах похитил стадо быков, принадлежавшее Тесею. Лишь только узнал об этом Тесей, как тотчас пустился в погоню за похитителем и быстро настиг его. Встретились оба героя. Одетые в блестящие доспехи, стояли они друг против друга, подобные грозным бессмертным богам. Оба они были поражены величием друг друга, оба одинаково исполнены были храбрости, оба были могучи, оба прекрасны.

Они бросили оружие и, протянув друг другу руки, заключили тесную, нерушимую дружбу и обменялись в знак этого оружием. Так стали друзьями два великих героя, Тесей и Пирифой.

Вскоре после этой встречи отправился Тесей в Фессалию на свадьбу своего друга Пирифоя с Гипподамией.

Пышна была эта свадьба. Много славных героев собралось на нее со всех концов Греции. Были приглашены на свадьбу и дикие кентавры, полулюди-полукони. Весь царский дворец был полон гостей, возлежавших за пиршественными столами, а часть гостей, так как во дворце не было достаточно места для всех собравшихся на свадьбу — пировала в большом, прохладном гроте. Курились благовония, раздавались свадебные гимны и музыка, далеко разносились веселые крики пирующих.

Славили гости жениха и невесту, которая сияла среди всех своей красотой, подобно небесной звезде. Весело пировали гости. Вино лилось рекой. Все громче раздавались пиршественные крики. Вдруг вскочил, опьяненный вином, самый могучий и дикий из кентавров, Эврит, и бросился на невесту. Он схватил ее своими могучими руками и хотел похитить. Увидев это, и другие кентавры бросились на бывших на пиру женщин. Каждый хотел завладеть добычей. Вскочили из-за пиршественных столов Тесей, Пирифой и греческие герои и бросились на защиту женщин. Прерван был пир, начался неистовый бой. Невооруженными пришли воины на пир. Все служило оружием в этой битве: тяжелые кубки, большие сосуды для вина, ножки сломанных столов, треножники, на которых только что курились благовония, все было пущено в ход.

Тесей и Кентавр

Шаг за шагом теснили герои из пиршественной залы диких кентавров, но и вне залы продолжалась битва. Теперь бились уже греческие герои с оружием в руках, прикрывшись щитами. Кентавры же вырывали с корнями деревья, целые скалы бросали они в героев. Впереди героев бились Тесей, Пирифой, Пелей и Нестор, сын Пелея. Кровавый холм из тел кентавров становился все выше. Наконец, дрогнули они, обратились в бегство и укрылись в лесах высокого Пелиона.

Герои Греции победили диких кентавров, немного спаслось их из страшной битвы.

СМЕРТЬ ТЕСЕЯ

Недолго жила прекрасная жена Пирифоя. Она умерла в полном расцвете своей красоты. Овдовевший Пирифой, оплакав свою супругу, через некоторое время решил опять жениться. Он отправился к своему другу Тесею в Афины, и там решили они похитить прекрасную Елену. Она была еще совсем юной девушкой, но слава о ее красоте гремела по всей Греции. Тайно прибыли друзья в Лаконию и похитили Елену, когда она весело танцевала со своими подругами во время праздника Артемиды. Тесей и Пирифой схватили Елену и быстро понесли ее к горам Аркадии, а оттуда через Коринф и Истм привезли в Аттику, в крепость Афин. Бросились спартанцы в погоню, но не могли настигнуть похитителей. Скрыв Елену в Афинах, друзья бросили жребий, кому из них должна принадлежать красавица. Жребий выпал Тесею. Но еще раньше друзья дали друг другу клятву, что тот из них, кому достанется прекраснокудрая Елена, должен помогать другому достать жену.

Когда Елена досталась Тесею, Пирифой потребовал от своего друга, чтобы тот помог добыть ему в жены Персефону, жену страшного бога Аида, владыки царства теней. В ужас пришел Тесей, но что же мог он сделать?

Он дал клятву и нарушить ее не мог. Пришлось Тесею спуститься с Пирифоем в царство умерших. Через мрачную расщелину у селения Колона, около Афин, проникли друзья в подземное царство. Там, в царстве ужасов, предстали оба друга пред Аидом и потребовали отдать Персефону. Разгневался мрачный властитель, но скрыл свой гнев и предложил героям сесть на трон, высеченный в скале у самого входа в царство умерших.

Лишь только опустились оба героя на трон, как приросли к нему и не могли больше двинуться; Так наказал их Аид за нечестивое требование.

Пока Тесей оставался в царстве Аида, братья прекрасной Елены, Кастор и Полидевк, всюду искали свою сестру.

Наконец, узнали они, где скрыл Тесей Елену. Тотчас осадили они Афины, и неприступная крепость не устояла. Кастор и Полидевк взяли ее, освободили сестру и увели в плен мать Тесея, Эфру. Власть же над Афинами и всей Аттикой Кастор и Полидевк отдали Менесфею, давнему врагу Тесея.

Тесей долго пробыл в царстве Аида. Тяжкие муки терпел он там, но, наконец, освободил его величайший из героев, Геракл.

Наконец снова увидел Тесей свет солнца, но не принесло ему радости это возвращение. Разрушены были неприступные Афины, Елена освобождена, мать его страдала в тяжком плену в Спарте, сыновья Тесея, Демофон и Акамант, принуждены были бежать из Афин, а вся власть была в руках ненавистного Менесфея.

Покинул Тесей Аттику и удалился на остров Эвбею, где он имел владения. Несчастье сопутствовало теперь Тесею. Царь острова Скирос Ликомед не хотел возвращать Тесею его владения; он заманил великого героя на высокую скалу и столкнул в море. Так погиб величайший герой Аттики. Только много лет спустя, после смерти Менесфея вернулись в Афины сыновья Тесея после похода под Трою. Там, в Трое, нашли сыновья Тесея мать его Эфру. Ее привез туда как рабыню сын царя Приама, Парис, вместе с похищенной им прекрасной Еленой.

Несмотря на то что Тесей был афинянами изгнан и умер на чужбине, он и после смерти считался покровителем Афин. В летописях говорится, что в войне греков с персами Тесей принимал участие в Марафонской битве (480 г. до н. э.) При взятии греческим полководцем Кимоном острова Скира, рассказывает легенда, явился внезапно орел, паривший над одним из прибрежных холмов. При раскопках на холме нашли гробницу, в которой лежал огромный скелет и возле него копье и меч. Это была гробница Тесея. Останки со всеми возможными почестями перенесли в Афины и похоронили в центре города. В честь героя афиняне воздвигли великолепный храм и память о герое чтили на протяжении всего существования своего государства.

 

КРИТСКИЕ СКАЗАНИЯ

ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ

«В Финикии, — рассказывал греческий писатель Лукиан (II в. н. э.), — есть великое святилище… После исчезновения Европы финикияне выстроили ей храм; они рассказывают священное предание о том, что красота Европы возбудила в Зевсе любовь, и он, превратившись в быка, похитил ее и прибыл с нею на Крит. То же слышал я и от других финикиян. И на сидонских монетах постоянно встречается изображение Европы, сидящей на быке-Зевсе».

У царя богатого финикийского города Сидона, Агенора, было три сына и дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную красавицу Европа.

Приснился однажды сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в облике двух женщин боролись за нее. Каждая женщина хотела обладать Европой.

Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась, не могла она понять значения этого сна.

Смиренно стала молить юная дочь Агенора, чтобы отвратили от нее боги несчастье. Затем, одевшись в пурпурные одежды, вытканные золотом, пошла она со своими подругами на зеленый, покрытый цветами луг, к берегу моря. Там, резвясь, собирали сидонские девы цветы в свои золотые корзины. Они собирали душистые белоснежные нарциссы, пестрые крокусы, фиалки и лилии. Сама же дочь Агенора, блистая красой своей среди подруг, подобно Афродите, окруженной харитами, собирала в свою золотую корзиночку одни лишь алые розы. Молодые голоса далеко разносились по цветущему лугу и по лазурному морю.

Недолго пришлось наслаждаться прекрасной Европе беззаботной жизнью. Увидел ее сын Кроноса, могучий Зевс, и решил похитить. Чтобы не испугать своим появлением юную Европу, он принял облик чудесного быка.

Вся шерсть Зевса-быка сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были изогнуты, подобно молодому месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный бык появился на поляне и легкими шагами, едва касаясь травы, подошел к девам. Сидонские девы не испугались его, они окружили дивное животное и ласково гладили его. Бык подошел к Европе, лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амброзией, весь воздух был наполнен этим ароматом. Европа гладила быка своей нежной рукой по золотой шерсти, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы просил ее сесть на него.

Смеясь, села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом, но бык вскочил и быстро помчался к морю. Похитил он ту, которую хотел.

Похищение Европы

Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала к ним руки и звала их на помощь; но не могли помочь ей сидонские девы. Как ветер, несся златорогий бык. Он бросился в море и быстро, словно дельфин, поплыл по его лазурным водам. Всплыли из морской глубины прекрасные нереиды; они окружили быка и поплыли за ним. Сам бог моря Посейдон плыл впереди на своей колеснице, своим трезубцем укрощал волны, ровняя путь по морю своему великому брату Зевсу. Трепеща от страха, сидела на спине быка Европа. Но напрасно боялась она. Морской ветер колыхал кудри Европы и развевал ее легкое покрывало. Кругом лишь море да синее небо. Но показались в морской дали берега Крита.

Быстро приплыл к острову со своей драгоценной ношей Зевс-бык и вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и, жила она с тех пор на Крите. Три сына родились у нее и Зевса: Минос, Радаманф и Сарпедон. По всему миру гремела слава этих могучих и мудрых сыновей громовержца Зевса.

Культ быка существовал во многих религиях. В Египте, в Мемфисе, бык Апис почитался как воплощение бога земли Пта, а в Гелиополе бык Мневис был воплощением бога солнца Ра. В Вавилоне в образе быка почитался бог Мардук, в Ханаане — Ваал. Значительное место занимал бык и в культуре древних греков, о чем свидетельствует и этот миф.

ДЕДАЛ И ИКАР

Миф о Дедале и Икаре рассказывает о том, что уже в глубокой древности люди стали думать о том, как овладеть даром передвигаться не только по земле и по воде, но и по воздуху. Характерно, что величайшим достижением мифического художника Дедала считались не его статуи и воздвигнутые им здания, а сделанные им крылья.

Величайшим художником, скульптором и зодчим Афин был Дедал (букв, «искусный»), потомок Эрехфея. О нем рассказывали, что он высекал из белоснежного мрамора такие дивные статуи, что они казались живыми; казалось, что статуи Дедала смотрят и двигаются. Много инструментов изобрел Дедал для своей работы, например, топор и бурав. Далеко разнеслась слава о Дедале.

У этого великого мастера был племянник и ученик Талос. Уже в ранней юности поражал он всех своим талантом и изобретательностью. Можно было предвидеть, что Талос превзойдет своего учителя. Дедал завидовал племяннику и решил убить его. Однажды Дедал стоял с юношей на афинском Акрополе у самого края скалы. Увидев, что они одни, Дедал столкнул ученика со скалы. Был уверен художник, что его преступление останется безнаказанным. Дедал поспешно спустился с Акрополя, поднял тело Талоса и хотел тайно зарыть его в землю, но застали Дедала афиняне, когда он рыл могилу. Злодеяние открылось. Ареопаг присудил его к смерти.

Спасаясь от смерти, Дедал бежал на Крит к могущественному царю Миносу, сыну Зевса и Европы. Минос охотно принял под свою защиту великого художника Греции. Много дивных произведений искусства изготовил Дедал для царя Крита. Он выстроил для него и знаменитый лабиринт, такой запутанный, что войдя в него, невозможно было найти выхода. В этом дворце Минос заключил сына жены своей Пасифайи, ужасного Минотавра, чудовище с телом человека и головой быка.

Много лет жил Дедал у Миноса. Не хотел отпускать его царь с Крита; только один хотел он пользоваться искусством великого художника. Словно пленника держал Минос Дедала на острове. Дедал долго думал, как бежать ему, и, наконец, нашел способ освободиться от критской неволи.

Принялся за работу Дедал. Он набрал перьев, скрепил их льняными нитками и воском и стал изготовлять из них четыре больших крыла. Пока Дедал работал, сын его Икар играл около отца: то ловил он пух, который взлетал от дуновения ветерка, то мял в руках воск. Мальчик беспечно резвился, его забавляла работа отца. Наконец, Дедал кончил свою работу; готовы были крылья. Дедал привязал крылья за спину, продел руки в петли, укрепленные на крыльях, взмахнул ими и плавно поднялся на воздух. С изумлением смотрел Икар на отца, который парил в воздухе, подобно громадной птице. Дедал спустился на землю и сказал сыну:

Дедал а Икар

— Слушай, Икар, сейчас мы улетим с Крита. Будь осторожен во время полета. Не спускайся слишком низко к морю, чтобы соленые брызги волн не смочили твоих крыльев. Не подымайся и близко к солнцу: жар может растопить воск, и разлетятся перья. За мной лети, не отставай от меня.

Отец с сыном надеди крылья на руки и легко понеслись по воздуху. Те, кто видел их полет высоко над землей, думали, что это два бога парят в небе. Часто оборачивался Дедал, чтобы посмотреть, как летит его сын.

Они миновали уже острова Делос, Парос и летели все дальше и дальше.

Быстрый полет забавлял Икара, все смелее взмахивал он крыльями. Икар забыл наставления отца; сильно взмахнув крыльями, он взлетел высоко в голубое небо, ближе к лучезарному солнцу.

Палящие лучи растопили воск, скреплявший перья крыльев, выпали они и разлетелись далеко по воздуху, гонимые ветром. Взмахнул Икар руками, но нет больше на них крыльев. Стремглав упал он со страшной высоты в море и погиб. Дедал обернулся, но сына не увидел.

Громко стал звать он Икара: нет ответа. Увидал Дедал на морских волнах перья из крыльев Икара и понял, что случилось.

Возненавидел Дедал свое искусство, как возненавидел тот день, когда задумал спастись с Крита по воздуху!

А тело Икара долго носили волны моря, которое стало называться по имени погибшего Икарийским (часть Эгейского моря между островами Самосом, Паросом и берегом Малой Азии). Наконец, прибили его волны к берегу; там нашел его Геракл и похоронил.

Дедал же продолжал свой полет и прилетел, наконец, в Сицилию. Там он поселился у царя Кокала. Минос узнал, где скрылся художник, отправился с большим войском в Сицилию и потребовал, чтобы Кокал выдал ему Дедала.

Дочери Кокала не хотели лишиться такого художника, как Дедал. Они придумали хитрость. Уговорили отца согласиться на требования Миноса и принять его как гостя во дворце. Когда Минос принимал ванну, дочери Кокала вылили ему на голову котел кипящей воды; умер Минос в страшных мучениях.

Долго жил Дедал в Сицилии. Последние же годы жизни провел на родине, в Афинах; там стал он родоначальником Дедалидов, славного рода афинских художников.

 

ФРАКИЙСКИЕ СКАЗАНИЯ

ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА

Великий певец Орфей, сын речного бога Эагра и музы Каллиопы, жил в далекой Фракии.

По наиболее распространенному мифу Орфей изобрел музыку, которая заставляла растения склонять ветви, камни — сдвигаться, укрощала диких зверей, и песнопение, соединив дивные стихи и чарующие звуки,

Орфей принимал участие в походе аргонавтов и своим волшебным пением и игрой на кифаре отвлек внимание сирен от своих спутников и тем спас им жизнь.

Женой Орфея была прекрасная нимфа Эвридика. Горячо любил ее певец. Однажды, вскоре после свадьбы, прекрасная Эвридика собирала весенние цветы в зеленой долине и, не заметив в густой траве змеи, наступила на нее. Ужалила она юную жену Орфея в ногу. Так погибла Эвридика.

Орфей не мог примириться с этой утратой. Решил он спуститься в мрачное царство теней, чтобы упросить владыку Аида вернуть ему жену. Спустился Орфей к берегам священной реки Стикса.

Как переправиться ему? Попросил Орфей Харона —. перевозчика душ умерших — перевезти его на другой берег, но отказал ему суровый Харон.

Ударил тогда Орфей по струнам золотой кифары и своей музыкой очаровал Харона. Под звуки музыки вошел Орфей в ладью, оттолкнул ее Харон веслом от берега, и поплыла ладья по мрачным водам Стикса. Перевез Харон Орфея.

Играя на кифаре, приблизился к трону Аида Орфей и склонился пред ним. Сильнее ударил он по струнам и запел; он пел о своей любви к Эвридике и о том, как счастлив был с ней. Все царство Аида внимало пению Орфея. Очарованный звуками песни, Тантал забыл терзающие его голод и жажду, Сизиф прекратил свою тяжкую бесплодную работу.

Сама грозная трехликая богиня Геката закрылась руками, чтобы не видно было слез на ее глазах.

Сказал бог Аид Орфею:

— Я верну тебе Эвридику. Веди ее назад к жизни, к свету солнца. Но ты должен исполнить одно условие: во время пути по подземному царству ты не должен оглядываться. Помни! Оглянешься, и тотчас покинет тебя Эвридика и вернется навсегда в мое царство.

На все был согласен Орфей. Отправились в путь. Быстро миновали супруги царство Аида. Переправил их через Стикс в своей ладье Харон. Вот и тропинка, которая ведет на поверхность земли. Орфей замедлил шаг, прислушался. Тишина. Все сильнее и сильнее охватывала Орфея тревога за Эвридику. Все чаще он останавливался. Наконец, забыв все, он остановился и обернулся. Почти рядом с собой увидал он тень Эвридики. Протянул к ней руки Орфей, но она потонула во мраке. Словно окаменев, стоял Орфей, охваченный отчаянием. Навсегда потерял он Эвридику.

Семь дней и ночей сидел печальный Орфей на берегу Стикса. Только на восьмой день решил он покинуть берега Стикса и вернуться во Фракию.

Четыре года прошло со смерти Эвридики, но остался по-прежнему верен ей Орфей. Он не желал брака ни с одной женщиной Фракии. Однажды ранней весной, когда на деревьях пробивалась первая зелень, сидел великий певец на невысоком холме. У ног его лежала золотая кифара. Поднял ее певец, тихо ударил по струнам и запел.

Вся природа казалась очарованной дивным пением и звуками кифары Орфея. Вдруг раздались вдали громкие возгласы, звон тимпанов и смех. Это киконские женщины справляли веселый праздник шумливого Вакха. Все ближе вакханки, вот увидали они Орфея, и одна из них громко воскликнула:

— Вот он, ненавистник женщин!

Взмахнула вакханка тирсом (стрелой) и метнула его в Орфея. Но плющ, обвивавший тирс, защитил певца. Бросила другая вакханка камень в Орфея, но камень, побежденный чарующим пением, упал к ногам Орфея.

Все громче раздавались вокруг певца крики вакханок. Градом полетели в певца тирсы и камни. Напрасно молил о пощаде Орфей. Обагренный кровью, упал несчастный на землю, отлетела его душа, а вакханки своими окровавленными руками разорвали его тело.

Голову Орфея и его кифару бросили в быстрые воды реки Гебра. Нимфы в знак печали распустили свои волосы и надели темные одежды.

По одной из легенд, душа Орфея сошла в царство теней и вновь увидала те места, где искал Орфей свою Эвридику. Снова встретил великий певец тень Эвридики и заключил ее с любовью в свои объятия. С этих пор они стали неразлучны.

УШИ МИДАСА

Фригийский царь Мидас славился огромным богатством. По одной из легенд Мидас освободил и возвратил Дионису пойманного Силена (демон, сын Гермеса, воспитатель Диониса). В награду Дионис предложил исполнить все, что захочет Мидас. Тот пожелал, чтобы все, к чему он прикоснется, превращалось в золото. Очень скоро царь убедился, что ему грозит голодная смерть, так как пища тоже превращалась в золотые слитки. Мидас умолил Диониса снять с него* чары. Дионис приказал ему выкупаться в источнике Пактол.

Есть и другой миф — о том, как Мидас был судьей на музыкальном состязании между Аполлоном и Паном. Он признал победителем Пана. За это Аполлон наградил Мидаса ослиными ушами, которые царю приходилось прятать под фригийской шапочкой.

Цирюльник Мидаса увидел уши и, мучимый тайной, которую никому не мог рассказать, вырыл ямку в земле и шепнут туда: «У царя Мидаса ослиные уши». На этом месте вырос тростник, который поведал о тайне всему свету.

Рассказ о тростнике, который выдает зарытую под ним тайну, — весьма распространенный сказочный мотив. В стихотворении М. Лермонтова «Тростник» рассказывается о том, что тростник поет о судьбе похороненной под ним девушки.

Существует и рассказ о том, как муравьи с детства покровительствовали Мидасу. Муравьи упоминаются в ряде греческих сказаний в нерасторжимой связи с золотом. Так, по аттическому преданию, в горах Гиметта муравьи охраняли золотые россыпи. Геродот рассказывает, что в Индии гиганты-муравьи фантастической величины, строя под землей свои жилища, выбрасывали наверх золотой песок. Некоторые арабские племена считают муравьев хранителями кладов. В одной итальянской новелле XVII в. рассказывается, как муравей показывал девушке зарытый в земле клад. По немецким поверьям, если в ящик, где хранятся деньги, положить пару черных муравьев, они натаскают туда еще денег. По украинскому поверью, в месте, где вереница муравьев переходит дорогу, зарыт клад. Этот сказочный мотив широко распространен и в других странах.

 

ОБЩЕГРЕЧЕСКИЕ МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ

ГЕРАКЛ

Геракл (у римлян Геркулес) — величайший герой Греции. Первоначально он считался богом Солнца, разящим своими стрелами все темное и злое. Поэты всех времен постоянно возвращались к мифам о Геракле; их внимание привлекали подвиги и страдания, которые выпали на долю Геракла.

Мифы о Геракле изложены в трагедиях Софокла («Трахинянки») и Еврипида («Геракл»), а также в сказаниях, упоминаемых в «Описании Эллады» Павсания.

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ГЕРАКЛА

Геракл — сын Зевса и смертной женщины Алкмены, жены Амфитриона.

В отсутствие Амфитриона, отправившегося на войну с племенем телебоев, Зевс, плененный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре вернулся и Амфитрион.

От Зевса и Амфитриона должны были родиться у Алкмены два сына-близнеца.

В тот день, когда должен был родиться великий сын Зевса и Алкмены, собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро родится у него сын, Зевс сказал богам:

— Младенец, который родится в этот день, будет властвовать над Микенами и соседними народами.

Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе в жены смертную Алкмену, решила хитростью лишить власти над всеми персеидами сына Алкмены.

Поэтому, скрыв в глубине сердца свою хитрость, Гера сказала:

— Ты говоришь неправду, великий громовержец! Никогда не исполнишь ты своего слова! Дай мне великую нерушимую клятву богов, что тот, который родится сегодня первым в роде персеидов, будет повелевать своими родственниками.

Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры, громовержец дал нерушимую клятву.

Тотчас Гера отправилась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у богоравной жены персеида Сфенела, и появился на свет в этот день в роде Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей.

Когда узнал об этом великий Зевс, то понял коварство Геры. Он разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом. Зевс схватил ее за волосы и низвергнул со светлого Олимпа. Повелитель богов и людей запретил ей являться на Олимп. С тех пор богиня обмана Ата живет среди людей.

Родились и у Алкмены близнецы: старший — сын Зевса, названный при рождении Алкидом, и младший — сын Амфитриона, названный Ификлом. Алкид и был ведичайшим сыном Греции. Он назван был позднее прорицательницей Пифией Гераклом. Под этим именем прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм светлых богов Олимпа.

Зевс (в других версиях — Афина) заставил Геру кормить Геракла грудью, но младенец сосал с такой силой, что Гера отшвырнула младенца, а из капель молока возник Млечный путь.

Зевс постарался облегчить судьбу своего сына. Он заключил с Герой нерушимый договор, что сын его не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Он должен совершить за двенадцать лет десять великих подвигов по поручению Эврисфея, а после не только освободится от его власти, но даже получит бессмертие.

Громовержец знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому он повелел своей любимой дочери Афине Палладе помогать сыну Алкмены.

Гера преследовала Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав, что Геракл родился, она, чтобы погубить новорожденного героя, послала двух ужасных змей. Тихо подползли они к колыбели, обвились вокруг тела маленького Геракла, но в это время он проснулся. Протянул свои ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу задушил их. Пораженный силой своего приемного сына, Амфитрион призвал прорицателя Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Вещий старец поведал, сколько великих подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в конце своей жизни бессмертия.

Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал ему воспитание, достойное героя. Его учили читать, писать, петь и играть на кифаре. Но далеко не такие успехи демонстрировал в науках и музыке Геракл, какие показывал он в борьбе, стрельбе из лука и умении владеть оружием.

Маленький Геракл душит змей Геры. Настенная живопись из Помпей

Часто приходилось учителю музыки, брату Орфея Лину, сердиться на своего ученика и даже наказывать его. Однажды во время урока Лин, раздраженный его нежеланием учиться, ударил Геракла. Рассерженный Геракл схватил кифару и ударил ею наставника по голове. Не рассчитал силы удара юный Геракл. Лин упал замертво.

Амфитрион, боясь, чтобы не случилось еще чего-нибудь подобного, послал Геракла в лесистый Киферон пасти стада.

Существует и другая версия начала жизни Геракла.

Геракл вырос в лесах Киферона и стал могучим юношей. Ростом он был на целую голову выше всех, а сила его далеко превосходила силу человека. С первого взгляда можно было узнать в нем сына Зевса, особенно по глазам, которые светились каким-то необычайным, божественным светом.

Возмужав, Геракл победил царя Орхомена Эргина, которому Фивы платили ежегодно большую дань. Он убил царя, на минийский Орхомен наложил дань, которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За этот подвиг царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, а боги послали ему трех прекрасных сыновей.

Счастливо жил Геракл в семивратных Фивах. Но великая богиня Гера по-прежнему пылала ненавистью к сыну Зевса.

Она наслала на Геракла ужасную болезнь. Лишился разума великий герой, безумие овладело им. В припадке неистовства Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда же прошел припадок, глубокая скорбь овладела Гераклом. Очистившись от скверны совершенного им невольного убийства, Геракл покинул Фивы и отправился в священные Дельфы вопросить бога Аполлона, что ему делать. Аполлон повелел Гераклу отправиться на родину его предков в Тиринф и двенадцать лет служить Эврисфею.

Устами Пифии Аполлон предсказал Гераклу, что он получит бессмертие, если исполнит по повелению Эврисфея десять великих подвигов.

Геракл поселился в Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея, который боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея. Геракл совершил двенадцать великих подвигов.

НЕМЕЙСКИЙ ЛЕВ (ПЕРВЫЙ ПОДВИГ)

Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Тот приказал Гераклу убить немейского льва.

Этот лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немей и опустошал все окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг.

Прибыв в Немею, тотчас пошел он в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Все бежали из этих мест в страхе перед ужасным зверем. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях место, где прячется лев. Наконец, когда солнце стало склоняться к западу, нашел Геракл мрачное ущелье. Геракл завалил один из выходов громадными камнями и стал ждать льва, скрывшись в расщелине. Поздно вечером показалось чудовище с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва, но стрелы отскочили от его шкуры — она была тверда, как сталь. Увидел Геракла лев и бросился на него. Как молния сверкнула палица Геракла и обрушилась на голову льва.

Геракл бросился на зверя, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на плечи убитого льва, Геракл вернулся в Немею, принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига немейские игры.

Юный Геракл надел шкуру убитого льва на себя, накинув ее, как плащ, на свои могучие плечи. Лапы он связал у себя на груди, а шкура с головы льва служила ему шлемом. Геракл сделал себе огромную палицу из вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как железо, ясеня. Меч Гераклу подарил Гермес, лук и стрелы — Аполлон, золотой панцирь сделал ему Гефест, а Афина сама соткала для него одежду.

Геракл

Немейские игры стали общегреческим празднеством, происходившим каждые два года в Немейской долине в Арголиде; проводились они в честь Зевса в середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, устраивались состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья. На время игр объявлялся мир во всей Греции.

ЛЕРНЕЙСКАЯ ГИДРА (ВТОРОЙ ПОДВИГ)

После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это было чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев, гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра в болоте, выползая из своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала все окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна потому, что одна из голов была бессмертна.

Отправился в путь Геракл с сыном Ификла Иолаем. Прибыв к болоту у города Лерны, Геракл оставил Полая с колесницей в близлежащей роще, а сам отправился искать гидру. Он нашел её в окруженной болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать одну за другой в чудовище. В ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и силилась свалить его. Тут Геракл заметил, что у гидры на месте отрубленном головы вырастают две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак и впился своими клещами в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь своего друга Полая. Полай убил рака, зажег часть ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл отсекал головы. Новые головы перестали вырастать. Наконец, и бессмертная голова слетела.

Глубоко зарыл бессмертную голову победитель Геракл и навалил на нее громадную скалу, чтобы не могла она опять выйти на свет. Затем рассек великий герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С тех пор раны от стрел Геракла не заживали.

С великим торжеством вернулся Геракл в Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея, который отказался засчитать этот подвиг, ведь Гераклу помогал Иолай.

Этот миф породил крылатое выражение «многоголовая гидра», употребляющееся и до сих пор. Интересна одна деталь мифа. Гидра обитает в болоте, она — чудовище водное, вот почему бороться с ней можно с помощью огня. С водой уместнее всего бороться огнем. Так, в «Илиаде» против разлившегося Потока выступает бог огня Гефест.

СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ (ТРЕТИЙ ПОДВИГ)

Эврисфей поручил Гераклу уничтожить стимфалийских птиц. Чуть не в пустыню обратили эти птицы все окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали и на животных, и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья этих птиц были из бронзы, и птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто вздумал бы напасть на них. Трудно было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея.

На помощь ему пришла воительница Афина Паллада. Она дала Гераклу медные трещетки, выкованные богом Гефестом, и велела Гераклу встать на высоком холме у того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и Ударить в трещетки; когда же птицы взлетят — перестрелять их из лука.

Так и сделал Геракл. Взойдя на холм, он загремел трещётками, и поднялся такой оглушительный шум. Птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться над ним. Они дождем сыпали свои острые, как стрелы, перья та землю, но никак не попадали в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук герой и стал разить птиц смертоносными стрелами. В страхе взвились за облака стимфалийские птицы и улетели далека за пределы Греции, на берега Эвксинского Понта (так называли греки Чёрное море), и больше никогда не возвращались в окрестности Стимфала. Исполнил Геракл и это поручение Эврисфея. Вернулся в Тиринф, но тотчас же пришлось герою отправиться на еще более трудный подвиг.

КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ (ЧЕТВЕРТЫЙ ПОДВИГ)

Эврисфей знал, что в Аркадии живет чудесная керинейская лань, посланная богиней Артемидой в наказание людям. Лань эта опустошала поля. Эврисфей повелел Гераклу поймать ее и доставить в Микены.

Лань была необычайно красива, рога у нее были золотые, а копыта — медные. Подобно ветру, носилась она по горам и долинам Аркадии, не зная усталости. Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она носилась по горам, равнинам, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше и дальше на север бежала лань. Не отставал от нее Геракл. Наконец Геракл настиг ее на крайнем севере. Здесь лань остановилась. Герой хотел схватить ее, но ускользнула она и, как стрела, понеслась назад, на юг. Опять началась погоня. Гераклу удалось только в Аркадии догнать лань. Даже после столь долгой погони не потеряла она сил.

Отчаявшись поймать лань, Геракл прибег к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу, и только тогда удалось поймать ее. Геракл взвалил чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, как предстала пред ним разгневанная Артемида и сказала:

Геракл и керинейская лань

— Разве не знал ты, Геракл, что лань эта моя? Зачем оскорбил ты меня, ранив мою любимую лань? Разве не знаешь, что не прощаю я обиды? Или ты думаешь, что ты могущественнее богов-олимпийцев?

С благоговением склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:

— О, великая дочь Лето, не вини ты меня! Никогда не оскорблял я бессмертных богов, живущих на светлом Олимпе; всегда чтил я небожителей богатыми жертвами и никогда не считал себя равным им, хотя и сам я — сын громовержца Зевса. Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению Эврисфея. Сами боги приказали мне служить ему, и не смею я ослушаться Эврисфея!

Артемида простила Гераклу его вину. Великий сын громовержца Зевса принес в Микены керинейскую лань живой и отдал ее Эврисфею.

Позже лань была возвращена Артемиде.

ЭРИМАНФСКИЙ ВЕПРЬ И БИТВА С КЕНТАВРАМИ (ПЯТЫЙ ПОДВИГ)

После охоты на лань, продолжавшейся целый год, недолго отдыхал Геракл. Эврисфей опять дал ему поручение: Геракл должен был убить эриманфского вепря.

Этот вепрь, обладавший чудовищной силой, жил на горе Эриманф и опустошал окрестности города Псофиса. Не щадил он и людей, убивая их своими огромными клыками. Геракл отправился к горе Эриманф.

По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял Фол великого сына Зевса и устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл большой сосуд с вином, чтобы угостить получше героя. Далеко разнеслось благоухание дивного вина. Уловили этот аромат и другие кентавры.

Страшно рассердились они на Фола за то, что тот открыл сосуд. Вино принадлежало не одному только Фолу, а было достоянием всех кентавров. Кентавры бросились к жилищу Фола и напали на него и Геракла, когда они вдвоем весело пировали, украсив головы венками из плюща. Геракл не испугался кентавров. Он быстро вскочил со своего ложа, защищаясь, и стал бросать в нападавших громадные дымящиеся головни. Кентавры обратились в бегство, а Геракл ранил их своими ядовитыми стрелами. Герой преследовал их до самой Малей. Там укрылись кентавры у друга Геракла, Хирона, мудрейшего из кентавров. Следом за беглецами в пещеру ворвался и Геракл.

В гневе натянул он свой лук, сверкнула в воздухе стрела и вонзилась в колено одного из кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга Хирона. Великая скорбь охватила героя, когда он увидел, кого ранил. Геракл спешно омыл и перевязал рану друга, но ничто не могло помочь. Знал Геракл, что рана от стрелы, отравленной желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему мучительная смерть. Чтобы не страдать от раны, он впоследствии добровольно сошел в мрачное царство Аида. В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре достиг горы Эриманф. Там в густом лесу он нашел грозного вепря и выгнал его криком из чащи. Долго преследовал Геракл животное, и, наконец, загнал его в глубокий снег на вершине горы. Вепрь увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал и отнес живым в Микены.

Когда Эврисфей увидал чудовищного вепря, то от страха спрятался в большой бронзовый сосуд.

СКОТНЫЙ ДВОР ЦАРЯ АВГИЯ (ШЕСТОЙ ПОДВИГ)

Вскоре Эврисфей дал новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды, сына лучезарного Гелиоса. Бог солнца дал своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны были стада Авгия. В его стадах было триста быков с белыми, как снег, ногами, двести быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков, посвященные богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один бык, отличавшийся необыкновенной красотой, сиял, подобно звезде. Геракл предложил Авгию очистить за один день весь его громадный скотный Двор, если он согласится отдать ему десятую часть своего скота. Авгий согласился.

Ему казалось, что выполнить такую работу за один день невозможно. Геракл же отвел туда воду двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один день унесла весь навоз со скотного двора, а Геракл опять заделал стены. Когда герой пришел к Авгию требовать награды, царь не отдал ему обещанной платы, и пришлось ни с чем вернуться в Тиринф Гераклу. Эврисфей не засчитал и этот подвиг тоже, так как Геракл выполнил его за плату.

Страшно отомстил великий герой царю Элиды. Через несколько лет, уже освободившись от службы у Эврисфея, Геракл вторгся с большим войском в Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил его своей смертоносной стрелой. После победы собрал Геракл войско и всю богатую добычу у города Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил олимпийские игры, которые и проводились с тех пор греками каждые четыре года на священной равнине, обсаженной самим Гераклом посвященными богине Афине оливами.

Олимпийские игры стали важнейшим из общегреческих празднеств, на время которого объявлялся во всей Греции мир. За несколько месяцев до игр по всей Греции и греческим колониям рассылались послы, приглашавшие на игры в Олимпию. Игры проводились раз в четыре года. Победители на играх получали в награду оливковый венок и пользовались великим почетом. Греки вели летосчисление по олимпийским играм, считая первыми происходившие в 776 г. до н. э. Существовали олимпийские игры до 394 г. н. э., когда они были запрещены императором Феодосием как несовместимые с христианством.

Через 30 лет император Феодосий II сжег храм Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место, где происходили олимпийские игры. Они обратились в развалины и постепенно были занесены песком реки Алфея.

Только раскопки, производившиеся на месте Олимпии в XIX в., главным образом с 1875 и по 1881 г., дали нам возможность получить точное представление о былой Олимпии и об олимпийских играх.

…Геракл отомстил и всем союзникам Авгия. Особенно же поплатился царь Пилоса Нелей. Геракл, придя с войском к Пилосу, взял город и убил Нелея и одиннадцать его сыновей. Не спасся и сын Нелея Периклимен, которому дал властитель моря Посейдон дар обращаться в льва, змею и пчелу. Геракл убил его, когда, обратившись в пчелу, Периклимен сел на одну из лошадей, запряженных в колесницу Геракла. Один лишь сын Нелея Нестор остался в живых.

Впоследствии прославился Нестор среди греков своими подвигами и великой мудростью.

КРИТСКИЙ БЫК (СЕДЬМОЙ ПОДВИГ)

Чтобы выполнить седьмое поручение Эврисфея, Гераклу пришлось покинуть Грецию и отправиться на остров Крит.

Эврисфей поручил ему привести в Микены критского быка. Этого быка царь Крита Минос должен был принести в жертву Посейдону. Но Миносу жалко было терять такое прекрасное животное — он оставил его в своем стаде, а в жертву Посейдону принес другого быка. Посейдон разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему острову носился бык и уничтожал все на своем пути. Великий герой Геракл поймал животное и укротил. Он сел на его широкую спину и переплыл через море с Крита на Пелопоннес.

Геракл привел быка в Микены, но Эврисфей побоялся оставить быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуяв опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и наконец прибежал в Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой Тесей.

КОНИ ДИОМЕДА (ВОСЬМОЙ ПОДВИГ)

После укрощения критского быка Гераклу, по поручению Эврисфея, пришлось отправиться во Фракию к царю бистонов (мифический народ, живший, по мнению греков, во Фракии) Диомеду. У этого царя были дивной красоты и силы кони. Они были прикованы железными ' цепями в стойлах, так как никакие путы не могли удержать их. Царь Диомед кормил этих коней человеческим мясом. Он бросал им на съедение всех чужеземцев, которые, гонимые бурей, оказывались в его городе.

К этому фракийскому царю и явился Геракл. Он завладел конями Диомеда и увел их на свой корабль. На берегу настиг Геракла сам Диомед со своими воинственными бистонами. Геракл вступил в бой с напавшими. Немного было спутников у героя, но все же побежден был Диомед. Коней же Диомеда Геракл привел к Эврисфею, а тот велел выпустить их на волю. Кони убежали в горы, покрытые густым лесом, и были там растерзаны дикими зверями.

По одной из версий Геракл победил Диомеда и бросил его самого на съедение коням-людоедам.

Геракл в этом мифе выступает как герой-конеукротитель. Это «конеукрощение», одомашнивание диких животных — подвиг. Самый частый эпитет героев, сражавшихся под Троей, — «конеборный», «конеукротитель».

ПОЯС ИППОЛИТЫ (ДЕВЯТЫЙ ПОДВИГ)

Девятым подвигом Геракла был его поход в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Его подарил Ипполите бог войны Арес, и она носила его как знак своей власти над всеми амазонками.

Дочь Эврисфея Адмета, жрица богини Геры, хотела непременно иметь этот пояс. Чтобы исполнить ее желание, Эврисфей послал за ним Геракла. Собрав небольшой отряд, сын Зевса отправился в путь на одном только корабле. Далекий путь предстоял героям. Они должны были достигнуть самых дальних берегов Эвксинского Понта, так как там находилась страна амазонок со столицей Фемискирой.

С Пароса Геракл прибыл к царю Лику, который принял его с великим гостеприимством. Неожиданно напал на Лика царь бебриков (народ, отличавшийся большой физической силой). Геракл победил со своим отрядом царя бебриков и разрушил его столицу, а всю землю бебриков отдал Лику. Царь Лик назвал эту страну в честь героя Гераклеей. После этого подвига отправился Геракл дальше, и прибыл к городу амазонок, Фемискире.

Слава о подвигах сына Зевса давно уже достигла страны амазонок. Поэтому, когда корабль Геракла пристал к Фемискире, вышли амазонки с царицей навстречу герою.

Они с удивлением смотрели на великого сына Зевса, который выделялся, подобно бессмертному богу, среди своих спутников-героев.

Геракл попросил Ипполиту отдать ему пояс для Адметы.

Не в силах была ни в чем отказать Гераклу Ипполита. Она была уже готова добровольно отдать ему пояс, но великая Гера, желая погубить ненавистного ей Геракла, приняла вид амазонки, смешалась с толпой и стала убеждать воительниц напасть на войско Геракла. Она уверяла их, что Геракл явился с коварным умыслом: он хочет похитить царицу Ипполиту и увезти ее рабыней в свой дом.

Амазонки поверили Гере. Схватились они за оружие и напали на войско Геракла. Семь героев из числа спутников Геракла сразила амазонка Протоя собственной рукой, но не избежала она стрелы сына Зевса. Побеждены были грозные воительницы, их войско обратилось в бегство.

Заключили мир амазонки с Гераклом. Ипполита купила свободу могучей Меланиппы, которую взял в плен Геракл и хотел увезти с собой, отдав свой пояс. Так добыл Геракл пояс Ипполиты.

По другой версии Геракл решил, что нападение на него коварно подстроено Ипполитой, убил ее, захватил пояс и поспешил на корабль.

Проплывая мимо Трои, Геракл увидел прикованную к скале и отданную на съедение морскому чудовищу дочь Лаомедонта — Гесиону. Геракл пообещал Лаомедонту спасти девушку, потребовав в качестве награды божественных коней. Геракл убил чудовище, но не получил вознаграждения. Пригрозив возмездием, Геракл поплыл в Микены и отдал пояс Ипполиты Эврисфею.

КОРОВЫ ГЕРИОНА (ДЕСЯТЫЙ ПОДВИГ)

Вскоре после возвращения из похода в страну амазонок Геракл отправился на новый подвиг. Эврисфей поручил ему пригнать в Микены коров великана Гериона. Далек был путь к Гериону. Гераклу нужно было достигнуть самого западного края земли, тех мест, где сходит на закате с неба лучезарный бог солнца Гелиос. Геракл один отправился в далекий путь. Он прошел через Африку, через бесплодные пустыни Ливии, через страны диких варваров и, наконец, достиг пределов земли. Здесь воздвиг он по обеим сторонам узкого морского пролива два гигантских каменных столпа как вечный памятник о своем подвиге. (Греки считали, что скалы по берегам Гибралтарского пролива поставил Геракл. Их назвали столпами Геракла, или Геркулесовыми столбами. По другой версии Геракл раздвинул закрывавшие выход в океан горы, создав пролив — Гибралтарский пролив).

Страдая в походе от палящих лучей солнца, Геракл направил свой лук на самого Гелиоса. Но не разгневался светлый Гелиос, восхитившись мужеством Геракла.

Гелиос сам предложил сыну Зевса переправиться на Эрифейю в золотом челне, в котором проплывал каждый вечер бог солнца со своими конями и колесницей с западного на восточный край земли в свой золотой дворец. Обрадованный, Геракл смело вскочил в золотой челн и быстро достиг берегов Эрифейи.

Едва пристал он к острову, как учуял его грозный двуглавый пес Орфо и с лаем бросился на героя. Одним ударом своей тяжкой палицы убил его Геракл. Но не один Орфо охранял стада Гериона. Пришлось еще биться сыну Зевса и с великаном Эвритионом. Геракл погнал коров Гериона к берегу моря, где стоял золотой челн Гелиоса. Герион услышал мычание своих коров и пошел к стаду. Он погнался за похитителем стада и настиг его на берегу моря. Герион был чудовищным великаном: он имел три туловища, три головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, три громадных копья бросал он сразу в противника. Гераклу помогла великая воительница Афина. Геракл вовремя увидел великана и, пустил в него свои смертоносные стрелы.

Геракл перевез с Эрифейи в золотом челне коров Гериона через бурный Океан.

Но много трудностей предстояло еще впереди. Нужно было пригнать быков в Микены. Через всю Испанию, через Пиренейские горы, через Галлию и Альпы, через Италию гнал стадо Геракл. На юге Италии, около города Региума, вырвалась одна из коров и через пролив переплыла в Сицилию. Там увидал ее царь Эрике, сын Посейдона, и взял корову в свое стадо. Геракл долго искал ее.

Наконец, он попросил бога Гефеста охранять добычу, а сам переправился в Сицилию и там нашел в стаде царя Эрикса свою корову. Царь не захотел вернуть ее Гераклу; надеясь на свою силу, он вызвал Геракла на единоборство.

Наградой победителю должна была служить корова. Не по силам был Эриксу такой противник, как Геракл. Сын Зевса сжал царя в своих могучих объятиях и задушил. Вернулся Геракл с коровой к своему стаду и погнал его дальше. На берегах Ионийского моря богиня Гера наслала бешенство на все стадо. Бешеные коровы разбежались во все стороны. Только с большим трудом переловил Геракл большую часть коров уже во Фракии и пригнал, наконец, их к Эврисфею в Микены. Эврисфей же принес их в жертву великой богине Гере.

Мифическое странствие Геракла по Западу отражает ранние, «доисторические» связи между Грецией и Италией, может быть и Испанией. Некоторые знаменитые роды считали себя происходящими от Геракла. Культ его был распространен не только в греческих колониях Италии, так называемой Великой Греции, но и в самом Риме.

Геркулесовы столпы (столбы Геракла) — древнее название двух скал на противоположных берегах пролива (ныне Гибралтар и Сеута), у финикиян именовались Мелькартовыми столпами.

КЕРБЕР (ИЛИ ЦЕРБЕР) (ОДИННАДЦАТЫЙ ПОДВИГ)

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как снова послал его на подвиг Эврисфей.

Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу, выполняя новое поручение. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера (Цербера). Три головы было у Кербера, на шее извивались змеи, хвост оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть спустился в подземное царство.

У самых врат царства Аида увидел сын Зевса приросших к скале героев Тесея и Пирифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону.

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Пирифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения.

В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших.

Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной Медузы Горгоны, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

— Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл, что не по своей воле пришел он в его царство, и попросил отдать ему трехглавого пса Кербера. Аид согласился, но с одним условием: Геракл должен укротить Кербера без оружия.

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона зубами ему в тело, но все было напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам Геракла, который укротил его и повел из царства мрака в Микены.

Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда попадала хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

Геракл привел Кербера к стенам Микен. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил просьбу и вернул Аиду его страшного стража.

То, что в мифе Кербер обвит змеями и имеет хвост и голову дракона, не лишено значения. Первоначально с Кербером связывался не только образ пса, но и адского змея или дракона. Впоследствии представление о псе возобладало и вытеснило прежний образ змея, от которого остались лишь некоторые признаки.

ЯБЛОКИ ГЕСПЕРИД (ДВЕНАДЦАТЫЙ ПОДВИГ)

Самым трудным подвигом Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был отправиться к великому титану Атласу, который держал на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа Геспериды, три золотых яблока. Яблоки эти росли на золотом дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно было прежде всего узнать путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз.

Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии и Европе, прошел он и все страны, которые проходил раньше, отправившись за коровами Гериона; всюду сын Зевса расспрашивал о пути, но никто не знал его. В своих поисках зашел он на самый крайний север, к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану (мифическая река). На берегах Эридана с почетом встретили великого героя прекрасные нимфы и дали ему совет, как узнать дорогу в сады Гесперид. Геракл должен был неожиданно напасть на морского вещего старца Нерея, когда тот выйдет на берег из пучины, и узнать у него путь к Гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого.

Геракл напал на морского бога, когда тот спал.

Трудной была борьба. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал разные обличья, но все-таки не выпускал его герой. Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось открыть Гераклу тайну.

Опять пришлось герою идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона и богини земли Геи, вскормившей и воспитавшей его.

Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, убивал. Великан потребовал, чтобы и Геракл сразился с ним. Никто не мог победить Антея, не зная тайны, откуда великан получал новые силы.

Тайна же была такова: когда Антей чувствовал, что начинает слабеть, он прикасался к земле, и обновлялись его силы: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и поднять его в воздух, как становился он беспомощным. Долго боролся Геракл с Антеем, несколько раз валил его на землю, но только прибавлялось силы у великана.

Вдруг во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко вверх — иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.

Дальше пошел Геракл в Египет. Утомленный минным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, Бусирис, и велел связать героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву Зевсу чужеземца. С тех пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал он веревки, которыми был связан, и убил самого Бусириса и сына его Амфидаманта.

Наконец достиг Геракл края земли, где стоял великий титан Атлант. С изумлением смотрел герой на могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод. Геракл обратился к нему за помощью.

— Я дам тебе три яблока, сын Зевса, — ответил Атлант, — ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать на плечах своих небесный свод.

Геракл согласился. Он встал на место Атланта. Невероятная тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и удержал небесный свод. Только помощь богини Афины дала ему силы удержать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлант с обещанными яблоками. Вернувшись, Атлант сказал герою:

— Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в Микены, а ты подержи до моего возвращения небесный свод; потом я встану опять на свое место.

Геракл понял хитрость Атланта: титан хочет навсегда освободиться от своего тяжелого труда.

— Хорошо, Атлант, я согласен! — ответил Геракл. — Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы не давил на них так ужасно небесный свод.

Атлант встал опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:

— Прощай, Атлант! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками Гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.

Геракл вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки. Эврисфей подарил их Гераклу, а тот отдал яблоки своей покровительнице, великой дочери Зевса Афине. Афина вернула яблоки Гесперидам.

После своего двенадцатого подвига Геракл освободился от службы у Эврисфея. Теперь он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Он отдал жену свою Мегару в жены другу Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.

СМЕРТЬ ГЕРАКЛА И ПРИНЯТИЕ ЕГО В СОНМ ОЛИМПИЙСКИХ БОГОВ

Когда Геракл за убийство Ифита был продан в рабство лидийской царице Омфале, Деянире с детьми пришлось покинуть Тиринф. Жене Геракла дал приют царь фессалийского города Трахины Кейк. Прошло уже три года и три месяца, как покинул Геракл Деяниру. Жена Геракла беспокоилась о судьбе своего мужа. Не было известий от Геракла. Позвала она своего сына Гилла и сказала ему:

— Сын мой, иди, разыщи твоего отца!

Через некоторое время, после того как Гилл покинул Трахину, прибежал к Деянире вестник и сообщил, что сейчас придет от Геракла посол Лихас. Радостную весть принес Лихас: Геракл жив. Он победил Эврита, разрушил город Ойхалию и скоро вернется в Трахину. Лихас привел с собой пленных, и среди них Иолу, дочь Эврита. Деянира увидела среди пленных прекрасную женщину и спросила Лихаса:

— Скажи мне, Лихас, кто эта женщина? Кто ее отец и мать? Больше всех горюет она. Не дочь ли это самого Эврита?

Но Лихас ответил жене Геракла, что ничего не знает о ней. Лишь только ушел Лихас, как приблизился к Деянире слуга и сказал:

— Не всю правду сказал тебе Лихас. Он знает, кто эта женщина; это дочь Эврита, Иола. Из любви к ней состязался некогда Геракл с Эвритом в стрельбе из лука. Гордый царь не отдал ему, победителю, в жены дочь, как обещал, — оскорбив, он прогнал великого героя из города. Ради Иолы взял теперь Ойхалию Геракл и убил царя Эврита. Не как рабу прислал сюда Иолу сын Зевса — он хочет взять ее в жены.

Опечалилась Деянира и вспомнила о крови, которую дал ей когда-то кентавр Несс, и то, что он сказал ей перед смертью: «Натри моей кровью одежду Геракла, и вечно будет он любить тебя, ни одна женщина не будет ему дороже тебя».

Боялась Деянира волшебного средства, но любовь к Гераклу и страх потерять его победили.

Достала она кровь Несса, которую так долго хранила в сосуде. Деянира натерла ею роскошный плащ, который выткала в подарок Гераклу, и положила его в плотно закрывающийся ящик. Затем позвала Лихаса и приказала:

— Спеши, Лихас, на Эвбею и отнеси Гераклу этот ящик. В нем лежит плащ. Пусть наденет этот плащ Геракл, когда будет приносить жертву Зевсу. Скажи ему, чтобы ни один смертный не надевал этого плаща, кроме него, чтобы даже луч светлого Гелиоса не коснулся плаща, прежде чем он наденет его.

Пошла Деянира во дворец и, к своему ужасу, увидела, что та шерсть, которую натирала она кровью Несса, истлела. Деянира бросила эту шерсть на пол. Луч солнца упал на шерсть и согрел отравленную ядом лернейской гидры кровь кентавра. Вместе с кровью нагрелся яд гидры и обратил в пепел шерсть, а на полу, где лежала шерсть, показалась ядовитая пена. В ужас пришла Деянира.

Немного прошло времени с тех пор, как ушел на Эвбею с отравленным плащом Лихас. Во дворец вернулся Гилл. Взглянув на мать, он воскликнул:

— Знай, ты погубила собственного мужа, моего отца!

Он рассказал матери, что случилось на горе Канейоне, около города Ойхалии. Геракл, воздвигнув жертвенник, готовился уже принести жертвы богам и прежде всего отцу своему Зевсу, как пришел Лихас с плащом. Сын Зевса надел плащ — дар жены — и приступил к жертвоприношению. Ярко вспыхнуло пламя на алтарях. Геракл стоял, благоговейно воздев свои руки к небу, и призывал богов. Огонь, жарко пылавший на жертвенниках, согрел тело Геракла, и выступил на теле пот. Вдруг прилип к телу героя отравленный плащ.

Судороги пробежали по телу Геракла. Почувствовал он страшную боль. Ужасно страдая, призвал герой Лихаса и спросил его, зачем принес он этот плащ. Что мог ответить ему невинный Лихас? Он мог только сказать, что плащ прислала Деянира. Геракл же, не сознавая ничего от страшной боли, схватил Лихаса за ногу и ударил его о скалу, вокруг которой шумели морские волны. Насмерть разбился Лихас. Геракл же упал на землю. Он бился в невыразимых муках. Крик его разносился далеко по Эвбее.

Подняли Геракла, положили на носилки, отнесли на корабль, чтобы перевезти его в Трахину. Вот что рассказал Гилл матери и закончил рассказ такими словами:

— Сейчас вы все увидите здесь великого сына Зевса, может быть, еще живым, а может быть, уже мертвым. О, пусть накажут тебя, мать, суровые Эринии.

Молча ушла во дворец Деянира, не проронив ни одного слова. Там, во дворце, схватила она обоюдоострый меч и пронзила им свою грудь.

В это время ко дворцу принесли умирающего Геракла. Он забылся сном во время пути, но когда опустили носилки на землю у входа во дворец, Геракл проснулся. От страшной боли ничего не сознавал великий герой.

— О, великий Зевс! — восклицал он, — в какой стране я? О, где вы, мужи Греции? Помогите мне! Ради вас я очистил землю и море от чудовищ и зла, теперь же никто из вас не хочет избавить меня огнем или острым мечом от тяжелых страданий!

И попросил тогда своего сына Геракл:

— Исполни же мою последнюю волю, Гилл! С моими верными друзьями отнесите меня на высокую вершину и сложите погребальный костер, положите меня на костер и подожгите его.

Богиня Победы возносит Геракла на Олимп

Друзья Геракла и Гилл подняли носилки и отнесли Геракла на высокую Эту. Там сложили они громадный костер и положили на него величайшего из героев. Страдания Геракла становились все сильнее.

Наконец, пришел на Эту Филоктет, Геракл уговорил его поджечь костер и в награду за это подарил ему свой лук и стрелы, отравленные ядом гидры. Поджег костер Филоктет, ярко вспыхнуло пламя костра, но еще ярче засверкали молнии Зевса. Громы прокатились по небу. На золотой колеснице принеслись к костру Афина с Гермесом и вознесли они на светлый Олимп Геракла, величайшего из героев. Там встретили его великие боги. Стал бессмертным богом и Геракл.

Сама Гера, забыв свою ненависть, отдала Гераклу в жены дочь свою, вечно юную богиню Гебу.

Живет с тех пор на светлом Олимпе в сонме великих бессмертных богов Геракл. Это явилось ему наградой за все его великие подвиги на земле, за все его великие страдания.

В одиннадцатой песне «Одиссеи» Гомера говорится:

Сам он (Геракл) с богами на светлом Олимпе Сладость блаженства вкушает близ Гебы, супруги цветущей.

О могучей красоте Геракла писал А. Пушкин- в поэме «Каменный гость»:

Каким он здесь представлен исполином! Какие плечи! Что за Геркулес!

 

ПОХОД АРГОНАВТОВ

ФРИКС И ГЕЛЛА

В древнем Минийском Орхомене в Беотии (область в средней Греции с главным городом Фивы) правил сын бога ветра Эола, царь Афамант. Двое детей было у него от богини облаков Нефелы — сын Фрике и дочь Гелла. Изменил Нефеле Афамант и женился на дочери Кадма, Ино.

Невзлюбила Ино детей своего мужа от первого брака и замыслила погубить их. Она уговорила орхоменянок иссушить семена, заготовленные для посева. Засеяли орхоменяне поля иссушенными семенами, но ничего не взошло на их всегда плодородных нивах. Грозил голод орхоменянам. Тогда решил Афамант отправить посольство в священные Дельфы, чтобы вопросить оракула стреловержца Аполлона о причине бесплодия нив.

Коварная Ино подкупила послов, и они, вернувшись из Дельф, сообщили ложный ответ оракула.

— Принеси в жертву богам твоего сына Фрикса, и вернут боги плодородие нивам, — сказали подкупленные послы.

Афамант, чтобы избежать великого бедствия, грозившего Орхомену, решил пожертвовать своим любимым сыном. Все было готово для жертвоприношения. Пасть под ножом жреца должен был юный Фрике, но вдруг явился златорунный овен, дар бога Гермеса. Послала овна мать Фрикса, богиня Нефела, чтобы спасти своих детей. Сели на златорунного овна Фрике с сестрой своей Геллой, и овен понес их по воздуху далеко на север.

Выше гор несся овен. Вот и море. Испугалась Гелла, от страха не смогла она удержаться на овне. Упала в пучину, и поглотили ее вечно шумящие морские волны. Не мог спасти Фрике сестру. С той поры море, где погибла Гелла, стало называться Геллеспонтом (море Геллы; современный пролив Дарданеллы).

Овен с Фриксом спустились, наконец, на берегах Фасиса в далекой Колхиде (Колхидой называли греки Черноморское побережье Кавказа), где правил сын бога Гелиоса, волшебник Эет. Воспитал Эет Фрикса, а когда, тот возмужал, женил его на дочери своей Халкиопе. Золотого же овна, спасшего Фрикса, принесли в жертву великому Зевсу. Золотое руно овна Эет повесил в священной роще бога войны Ареса. Сторожить руно должен был ужасный, извергающий пламя дракон, никогда не смыкавший своих глаз.

Молва об этом золотом руне распространилась по всей Греции. Знали потомки Афаманта, отца Фрикса, что спасение и благоденствие их рода зависят от обладания руном, и хотели любой ценой добыть его.

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ЯСОНА

На берегу голубого морского залива в Фессалии брат царя Афаманта Кретей построил город Иолк. Когда умер Кретей, править в Иолке стал сын его Эсон, но его брат по матери, сын Посейдона Пелий отнял у него власть, и пришлось Эсону жить в городе, как простому гражданину.

Вскоре у Эсона родился наследник. Боялся отец, что жестокий Пелий убьет его сына, которому по праву принадлежала власть над Иолком, и решил скрыть его и объявил, что младенец умер тотчас после рождения. Он отнес сына на склоны горы Пелиона к мудрейшему из кентавров, Хирону. Мудрый Хирон дал ему имя Ясон. До двадцати лет жил Ясон у Хирона. Всему обучал Хирон воспитанника: владеть мечом и копьем, стрелять из тугого лука, музыке и всему, что знал сам. Наконец, решил юноша идти в Иолк и потребовать у Пелия, чтобы тот вернул ему власть над городом.

ЯСОН В ИОЛКЕ

Когда Ясон пришел в Иолк, он отправился прямо на площадь, где собрались все жители. С удивлением смотрели жители Иолка на прекрасного юношу. Они думали, что это Аполлон или Гермес — так он был прекрасен.

Пелий взглянул на пришельца и вздрогнул. Он понял, что это Ясон. Быстро донеслась весть о возвращении Ясона до его братьев: Ферета, царя Фер, и Амфаона из Мессении.

Открыл им Ясон в беседе свое желание вернуть власть над Иолком. Вместе с ним пошли братья к Пелию. Коварный властитель пообещал оставить Ясону все богатства, которые отнял он у Эсона и передать власть над городом, но выдвинул одно условие:

— Хорошо, я согласен, — ответил Пелий, — но только одно условие поставлю я тебе: ты должен раньше умилостивить подземных богов. Тень Фрикса, умершего в далекой Колхиде, молит отправиться туда и завладеть золотым руном. В Дельфах сам стреловержец Аполлон повелел мне отправиться в Колхиду. Я стар и не могу решиться на такой великий подвиг, ты же молод и полон силы, соверши его, и я верну тебе власть над Иолком.

ПОХОД В КОЛХИДУ

Тотчас же после разговора с Пелием Ясон стал готовиться к походу. Он объехал все уголки Греции и всюду звал славных своими подвигами героев в поход в Колхиду за золотым руном. Все великие герои откликнулись на его призыв. Согласился принять участие в походе сам величайший Геракл, сын Зевса, могучий Тесей, и сыновья Зевса и Леды Кастор и Полидевк со своими друзьями Идасом и Линкеем, и крылатые герои Калаид и Зет, сыновья Борея и Орифии, и Мелеагр из Калидона, и могучий Анкей, и Адмет, и Теламон, и многие другие. Среди героев был и певец Орфей. Никогда еще не видала Греция такого собрания героев.

Готов был и корабль для путешественников. Построил этот корабль сын Арестора, Арг; сама богиня Афина помогала ему. Она вделала в корму кусок священного дуба из рощи Оракула Зевса в Додоне. Прекрасен был этот десятивесельный корабль, названный «Арго». Был он легок и быстр; словно чайка, несся по волнам моря. По имени корабля «Арго» назвали аргонавтами и героев, принявших участие в походе. Не одна Афина покровительствовала аргонавтам — их приняла под свою защиту и Гера. Она горела ненавистью к Пелию за то, что он не приносил ей жертв.

Собравшись в Иолке, хотели воины избрать своим предводителем великого Геракла, но отказался он и предложил избрать Ясона.

Имя корабля «Арго», согласно сказанию, происходит от имени его строителя — Арга. Вероятнее, однако, что «аргос», по-гречески означающий «быстрый», — эпитет, часто встречаемый в применении к кораблям, — в этом мифе был вначале эпитетом, затем именем собственным корабля Ясона, и только много позже был придуман мастер с таким именем.

АРГОНАВТЫ НА ЛЕМНОСЕ

После недолгого плавания аргонавты прибыли к цветущему острову Лемносу. Там правила юная царица Гипсипила. Ни одного мужчины не увидели они на Лемносе.

Всех мужей своих перебили лемниянки за их измену. Только один царь Фоант, отец Гипсипилы, спасся от смерти.

Когда аргонавты пристали к берегу и послали вестника в город, собрались лемниянки на совет на городской площади, и юная Гипсипила советовала им не пускать аргонавтов в город. Она боялась, что герои узнают о том злодеянии, которое совершили лемниянки. Но старая Полуксо стала возражать царице. Послушались лемниянки старую Полуксо. Тотчас послали они одну женщину к путешественникам с просьбой сойти на остров.

С почетом приняла Ясона Гипсипила и предложила ему поселиться во дворце. Сошли на остров многие аргонавты. Лишь несколько человек с Гераклом остались на «Арго».

Веселье и радость воцарились на острове. Беззаботно пировали герои на богатом Лемносе.

Наконец, Геракл тайно вызвал аргонавтов на берег моря, где стоял «Арго». Он упрекал товарищей за то, что они ради удовольствий, ради веселой и беззаботной жизни забыли о подвигах. Решили путешественники немедленно покинуть Лемнос. Тотчас снаряжен был в путь «Арго». Уже готовы были взойти на корабль и сесть за весла герои, как на берег толпой пришли лемниянки. Они молили остаться не покидать их. Но непреклонны были аргонавты.

Рассказ о Лемносе и женщинах, перебивших всех мужчин, — несомненно, одно из многочисленных в древности сказаний об амазонках. О связи Лемноса с амазонками свидетельствует и то, что на острове имелся город Мирина (древнее имя амазонки). Древние жители Лемноса считались выходцами из Лидии, с которой также связаны многие сказания об амазонках.

АРГОНАВТЫ НА ПОЛУОСТРОВЕ КИЗИКЕ

По пути пристали аргонавты к полуострову Кизику. Там жили долионы, потомки Посейдона. Правил ими царь Кизик. Недалеко от Кизика находилась Медвежья гора, на которой жили шестирукие великаны; только благодаря защите Посейдона могли в безопасности жить рядом с такими соседями долионы. С почетом принял аргонавтов царь Кизика, и целый день провели они у него за веселым пиром. Лишь только забрезжило утро, собрались в путь аргонавты. Взошли они уже на «Арго», как вдруг на противоположном берегу залива появились шестирукие великаны. Они стали бросать в море громадные камни, отрывали целые скалы и наваливали их одну на другую, чтобы заградить аргонавтам выход из залива в открытое море. Схватился за свой тугой лук Геракл и одну за другой стал посылать свои смертоносные стрелы в великанов. Прикрывшись щитами, с копьями в руках бросились на нападавших аргонавты. Все великаны были перебиты.

Отправились в путь герои. Попутный ветер помогал им, и целый день спокойно несся по волнам «Арго». Наступил вечер, спустился бог Солнца Гелиос с неба, ночь окутала тьмой небо и землю. Переменился ветер и уже несет он «Арго» обратно, к тем берегам, которые он еще так недавно покинул. В ночной тьме пристали к Кизику аргонавты. Не узнали их жители Кизика, приняли за морских разбойников и напали на них во главе со своим юным царем. Наступило утро. Узнали бойцы друг друга и пришли в ужас. Друзья бились с друзьями. Три дня оплакивали они убитых.

АРГОНАВТЫ В МИСИИ

После недолгого плавания достигли аргонавты берегов Мисии (область на западе Малой Азии с главным городом Пергамом). Там пристали они к берегу, чтобы запастись водой и пищей. Могучий Геракл пошел в лес, росший недалеко от берега, чтобы сделать себе взамен сломавшегося весла новое. Он нашел высокую пихту, обхватил ее могучими руками и вырвал с корнями. Взвалил могучий герой пихту на плечо и пошел к берегу, но встретил своего друга Полифема, который рассказывал, что только что слышал крик юного Гиласа, звавшего их. Бросился Геракл искать Гиласа, но нигде не мог найти его.

Аргонавты, лишь только взошла на небе лучезарная утренняя звезда, предвещая скорое наступление утра, отправились в путь, не заметив в предрассветных сумерках, что нет среди них ни Геракла, ни Полифема.

Верный друг Геракла Теламон хотел заставить Ясона повернуть назад «Арго». Напрасно пытались успокоить его аргонавты, никого не хотел слушать разгневанный Теламон.

Вдруг из морских волн показалась увитая водорослями голова вещего морского бога Главка.,

Схватил он корабль рукой за киль, остановил и сказал, что по воле великого громовержца Зевса остались Геракл и Полифем в Мисии. Должен вернуться Геракл в Грецию.

Успокоились герои. Теламон примирился с Ясоном. Сели на весла герои, и быстро помчался по морю «Арго», гонимый дружными взмахами могучих гребцов.

АРГОНАВТЫ В ВИФИНИИ

На следующий день утром пристали аргонавты к берегу Вифинии. Встретили их там не так гостеприимно, как в Кизике. В Вифинии на берегу моря жили бебрики, правил ими царь Амик. Всех чужестранцев заставлял жестокий царь биться с собой и безжалостно убивал могучим ударом кулака.

Полидевк принял вызов царя бебриков. Бросил Амик на землю кулачные ремни (во время кулачного боя греки обматывали руки до локтя ремнями, на которые часто прикреплялись медные выпуклые бляхи. Удар вследствие этого мог быть смертельным). Поднял ближайшие ремни Полидевк и обвязал себе руку.

Аргонавты у бебриков

Начался бой. Ловко отражал удары Полидевк, не отступая ни на шаг под натиском Амика. Замахнулся Амик и хотел уже нанести Полидевку страшный удар в голову, но уклонился юный герой и нанес Амику удар такой силы, что раздробил ему голову.

АРГОНАВТЫ У ФИНЕЯ

Утром на следующий день отправились аргонавты в дальнейший путь. Вскоре прибыли они к берегам Фракии.

Вышли герои на берег, чтобы пополнить свои припасы. На морском берегу они увидали дом и пошли к нему. Навстречу путешественникам вышел слепой старец; он едва держался на ногах и трясся всем телом от слабости. Дойдя до порога своего дома, старец в изнеможении опустился на землю.

Из слов старца они узнали, что это Финей, сын Агенора, бывший раньше царем Фракии. Наказал Финея Аполлон за то, что злоупотреблял тот даром прорицания, полученным от Аполлона, и открывал людям тайны Зевса. Поразил Аполлон слепотой Финея, а боги наслали на Финея гарпий, полудев-полуптиц, которые, прилетая в дом его, пожирали всю пищу и распространяли по дому страшное зловоние.

Согласились герои помочь Финею и изгнали гарпий.

Лишь только гарпии, преследуемые бореадами (крылатые сыновья Борея — бога ветра), улетели, как аргонавты приготовили новую трапезу Финею, и старец мог, наконец, утолить свой страшный голод.

За трапезой открыл Финей героям, какие еще опасности ждут их на пути в Колхиду и посоветовал, как преодолеть их.

Аргонавты-бореады прогоняют гарпий от Финея

Советовал также Финей героям по прибытии в Колхиду призвать на помощь златую Афродиту, так как лишь она может помочь Ясону добыть золотое руно.

СИМПЛЕГАДЫ

Симплегады, или Симплегадские скалы (в переводе на русский язык значит «сталкивающиеся скалы»), находились, по представлению греков, при входе в Черное море.

Недолго пробыли аргонавты у Финея. Они спешили дальше. Вдруг послышался впереди отдаленный шум. Это показались Симплегадские скалы. Герои видели, как расходятся и снова со страшным грохотом ударяются друг о друга скалы. Вспомнили герои советы Финея пустить голубку между скалами; если пролетит она, то и «Арго» проплывет, невредимым миновав Симплегады. Налегли на весла аргонавты. С грохотом столкнулись скалы и опять разошлись. Выпустили тогда голубку. Стрелой полетела она между скалами и осталась невредимой, лишь кончик хвоста вырвали у нее столкнувшиеся скалы. Радостно вскрикнули аргонавты и дружно налегли на весла. Разошлись скалы.

Громадная волна с пенистым гребнем подхватила «Арго» и бросила его в пролив. Сближаются скалы. Сейчас столкнутся. Тогда явилась на помощь аргонавтам сама любимая дочь Зевса, Афина. Могучей рукой удержала она одну из них, а другой с такой силой толкнула «Арго», что он стрелой вылетел из пролива.

Разошлись скалы и остановились, навеки недвижимые, по сторонам пролива. Исполнилось веление рока, что только тогда будут недвижимы Симплегады, когда проплывет между ними корабль.

ПРИБЫТИЕ В КОЛХИДУ

«Арго» быстро приближался к Колхиде, недалек был берег. Вдруг с острова поднялась большая птица; она пролетела над «Арго» и уронила перо на одного из героев — Оилея. Подобно стреле, вонзилось перо в плечо Оилею, кровь полилась из раны.

Увидев птиц, покрытых медными перьями, поняли аргонавты, что это птицы-стимфалиды, а остров, где живут они, — Аретиада. Амфидамант посоветовал героям надеть доспехи и прикрыться щитами.

Птицы же, описав крут над кораблем, вскоре скрылись далеко за горизонтом.

На следующее утро аргонавты пустились в дальнейший путь. Долго плыли они. Наконец, вдали, подобно тучам, засинели вершины Кавказа. Теперь уже недалеко. Высоко над «Арго», взмахивая могучими крыльями, летел громадный орел к скале, к которой прикован был титан Прометей. Ветер поднялся на море от взмахов огромных крыльев.

Скрылся он вдали, и издалека донеслись до аргонавтов тяжелые стоны Прометея, заглушаемые временами ударами весел.

ГЕРА И АФИНА У АФРОДИТЫ

Когда аргонавты прибыли в Колхиду, великая богиня Гера и богиня Афина советовались на высоком Олимпе, как помочь Ясону добыть золотое руно. Наконец решили богини идти к Афродите и просить ее, чтобы она повелела сыну своему Эроту пронзить золотой стрелой сердце Медеи, дочери Ээта, и внушить ей любовь к Ясону.

Знали богини, что одна лишь волшебница Медея может помочь Ясону в его опасном подвиге.

Афродита охотно согласилась.

Прибыв в Колхиду, Ясон потребовал у Ээта золотое руно. Царь притворно согласился, поставив условием, чтобы Ясон укротил изрыгающих пламя меднокопытных быков, запряг их в плуг, вспахал бы поле и засеял зубами Дракона. Ясон бросил камень, а сам спрятался. Воины начали сражаться, истребляя друг друга. Ясон добил уцелевших. Ээт после этого отказался передать героям золотое руно. Ясон и Медея убили Дракона, сторожившего сокровище, и захватив руно, уплыли в Грецию. Ээт бросился в погоню, но Медея убила младшего брата Апсирта и разбросала части его тела по морю, зная, что отец прекратит погоню, чтобы похоронить сына.

Счастливо избежав опасностей, аргонавты вернулись с золотым руном в Элладу.

Представления о пути, которым аргонавты возвращались в Элладу, менялись в соответствии с географическими познаниями греков.

В мифе об аргонавтах объединились реальность — ранние плавания греков в Понт (Черное море) — и древние сказания о золоте, приносящем несчастье.

МЕДЕЯ

По греческой легенде Медея, жена Ясона, была страстная и ревнивая женщина. Она убежала с ним из родной Колхиды, когда тот возвращался в Грецию, завладев золотым руном. Медея отомстила узурпатору Пелию, убившему отца и брата Ясона. Медея убедила дочерей Пелия, что дряхлого старца можно омолодить. Для этого тело Пелия надо, якобы, разрубить на части, сварить в котле, а потом Медея с помощью волшебных снадобий вернет ему молодость. Чтобы дочери не сомневались, она разрубила барана, сварила его в котле, а затем превратила в ягненка. Когда дочери Пелия согласились разрубить отца, Медея воскрешать его не стала.

Позже Ясон покинул ее, чтобы жениться на гречанке, Ничто не могло остановить месть Медеи. Она послала новобрачной Главке волшебное одеяние, надев которое та сгорела заживо вместе с отцом, пытавшимся спасти дочь. Чтобы у Ясона не осталось утешения в горе, Медея пошла даже на убийство двух своих сыновей — Мермера и Ферета — и улетела из Коринфа на колеснице, запряженной крылатыми драконами.

Бежав из Коринфа, Медея поселилась в Афинах, где стала женой Эгея. Впоследствии, когда женщина попыталась отравить наследника мужа, Тесея, ее изгнали из Афин. Спустя некоторое время она возвратилась в Колхиду, где помогла своему отцу Ээту вернуть утерянную им царскую власть.

 

ТРОЯНСКИЙ ЦИКЛ

Троянская война далека от современной жизни. По времени она относится к самому зарождению европейской цивилизации, а поэмы, созданные великим Гомером, вдохновленным этими событиями, положили начало развитию всей европейской художественной культуры.

Поэмы Гомера рассказывают, как древний эллин смотрел на мир, что в этом мире считалось хорошим и что плохим, как подобало вести себя. Мифологический троянский мир, в котором сказка и быль, вымысел и действительность переплетены силой художественного гения, в полной мере никогда не смогут быть они разделены, — ведь это тысячелетиями развивавшаяся идея, опыт и вывод из пережитого.

ЕЛЕНА, ДОЧЬ ЗЕВСА И ЛЕДЫ

Некогда славный герой Тиндарей был изгнан из своего царства Гиппокоонтом. После долгих скитаний нашел он приют у царя Этолии (область на западе средней Греции) Фестия. Полюбил царь Фестий героя и отдал ему в жены свою прекрасную, как богиня, дочь Леду. Когда великий сын Зевса Геракл победил Гиппокоонта и убил его и всех его сыновей, вернулся Тиндарей с прекрасной женой своей Ледой в Спарту и стал там править.

Четверо детей было у Леды. Прекрасная Елена и Полидевк были детьми Леды и громовержца Зевса, а Клитемнестра и Кастор были детьми Леды и Тиндарея.

Прекрасна была Елена. Ни одна из смертных женщин не могла сравниться с ней красотой. Даже богини завидовали ей.

Зная о ее божественной красоте, похитил ее великий герой Аттики Тесей, но братья Елены, Полидевк и Кастор, освободили сестру и вернули в дом отца. Один за другим приходили во дворец Тиндарея женихи сватать Елену, каждый хотел назвать ее, прекраснейшую из женщин, своей женой. Но не решался Тиндарей отдать кому-нибудь из приходивших к нему героев в жены Елену, боялся, что другие герои из зависти к счастливцу начнут с ним борьбу и возникнет великая распря.

Наконец, хитроумный герой Одиссей дал совет Тиндарею:

— Пусть прекраснокудрая Елена решит сама, чьей женой хочет она стать. А все женихи пусть дадут клятву в том, что никогда не подымут они оружия против того, кого изберет Елена в мужья, а будут всеми силами помогать ему, если он призовет их в случае беды на помощь.

Послушался Тиндарей совета Одиссея. Все женихи дали клятву, а Елена выбрала из них одного, и этим избранным был Менелай.

Женился на прекрасной Елене Менелай. После смерти Тиндарея стал он царем Спарты. Спокойно жил он во дворце Тиндарея, не подозревая, сколько бед сулит ему брак с прекрасной Еленой.

ПЕЛЕЙ И ФЕТИДА

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев — Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата.

Пелей удалился в богатую Фтию. Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены — свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный случившимся, ушел Пелей в Иолк. Но и там ждало его несчастье. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла гостя забыть о дружбе с Акастом. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акает и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акает спрятал чудесный меч Пелея, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акает был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко сразил их своим мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и Акасту. С помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, Пелей захватил богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с морской нимфой Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили они: «Пелей. должен победить богиню в единоборстве».

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, пошел герой в грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря нимфа и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду и огонь, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.

В пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем.

Выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита.

Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги — чудесные доспехи.

Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как посеять раздор между ними.

Она взяла золотое яблоко из далеких садов Гесперид; одно лишь слово написано было на этом яблоке — «прекраснейшей». Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и, для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко.

Пелей борется с Фетидой

Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко. Обратились богини к царю богов и людей Зевсу и требовали решить их спор.

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить спор прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех — прекраснейшая.

СУД ПАРИСА

Стремительно понеслись Гермес и три богини на склоны Иды к Парису.

Парис, сын Приама, пас в это время стада. Перед рождением Париса мать его Гекуба видела страшный сон: будто она родила пылающий факел, от которого сгорела Троя. Испугалась Гекуба, рассказала она свой сон мужу.

Обратился Приам к прорицателю, а тот сказал ему, что у Гекубы родится сын, который будет виновником гибели Трои. Поэтому Приам, когда родился у Гекубы сын, велел своему слуге Агелаю отнести его на высокую Иду и бросить там в лесной чаще.

Но не погиб сын Приама — его вскормила медведица. Через год нашел его Агелай и воспитал как родного сына, назвав Парисом. Вырос среди пастухов Парис и стал юношей редкой красоты. Он выделялся среди своих сверстников силой. Часто спасал он не только стада, но и своих товарищей от нападения диких зверей и разбойников и так прославился силой и храбростью, что назвали его Александром (поражающий мужей). Спокойно жил Парис в лесах Иды. Он был вполне доволен своей судьбой.

Вот к нему и явились богини с Гермесом.

Ласково заговорил с ним Гермес, протягивая яблоко:

— Возьми это яблоко, Парис, — сказал Гермес, — ты видишь, перед тобой стоят три богини. Отдай яблоко самой красивой. Зевс повелел тебе быть судьей в их споре.

Смутился Парис. Посмотрел он на богинь, но не смог решить, кто же из них прекраснее. Тогда каждая из богинь стала убеждать юношу отдать яблоко ей. Они сулили Парису великие награды. Гера обещала ему власть над всей Азией, Афина — военную славу и победы, Афродита же обещала ему в жены прекраснейшую из смертных женщин, Елену, дочь громовержца Зевса и Леды.

Суд Париса

Недолго думал Парис, услыхав обещание Афродиты: он отдал яблоко ей.

С тех пор Парис стал любимцем Афродиты, и она помогала ему во всех его делах. А Гера и Афина возненавидели Париса, Трою и всех троянцев и решили погубить город и весь народ.

Яблоко играет огромную роль в любовной символике и привораживаниях у самых различных народов. Из всех греческих богинь только Афродита получила яблоко. Это связано с тем, что в греческом культе этот плод является часто атрибутом Афродиты.

ПАРИС ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ТРОЮ

После встречи с богинями Парис недолго оставался на горе Иде. Приам, видя, что жена его Гекуба не может утешиться и все горюет о потерянном сыне, устроил богатые игры в память о погибшем, как думал он, сыне. В награду победителю назначен был лучший бык из стада царя Приама. Этот бык находился как раз в стаде, которое пас Парис. Жаль было юноше расставаться с быком, которого он очень любил, и он сам повел его в город. В Трое увидел Парис состязания героев. Пронзила его сердце жажда победы. Он принял участие в состязаниях и победил всех, даже могучего Гектора.

Разгневались сыновья Приама на то, что их победил какой-то пастух. Сын Приама Деифоб выхватил меч и хотел убить Париса. В страхе Парис бросился к алтарю Зевса и у него искал спасения. У алтаря увидала его вещая дочь Приама Кассандра. Она сразу узнала, кто этот пастух.

Обрадовались Приам и Гекуба, что нашли утраченного сына, и с великим торжеством повели его во дворец. Напрасно Кассандра предостерегала Приама, напрасно она напоминала ему, что роком предопределено Парису быть причиной гибели Трои. Никто не внял словам вещей Кассандры. Ведь бог Аполлон обрек Кассандру на печальную участь: никто не верил ее предсказаниям, хотя все, что она предсказывала, сбывалось.

ПАРИС ПОХИЩАЕТ ЕЛЕНУ

Прошло много дней, как вернулся Парис в дом своего отца Приама. Казалось, что та перемена, которая произошла в его жизни, заставила позабыть о даре, обещанном ему Афродитой за золотое яблоко. Теперь он был царевичем, а не простым пастухом. Но Афродита сама напомнила ему о прекрасной Елене и помогла своему любимцу построить великолепный корабль, и он собрался отплыть в Спарту, где жила Елена.

Отчаяние овладело Кассандрой, когда увидала она, как удалялся быстроходный корабль Париса от родных берегов. Никто не внял ее пророчеству. Никто не остановил Париса.

А он плыл все дальше и дальше. Поднялась на море страшная буря. Не остановила и она Париса. Миновал корабль богатую Фтию, Саламин и Микены, где жили будущие враги его, и прибыл, наконец, к берегам Лаконии. Причалил Парис в устье Эврота и вышел со своим другом Энеем на берег. С ним отправился он к царю как гость.

Менелай радушно принял Париса и Энея. В честь гостей приготовил богатую трапезу. Во время этого застолья Парис впервые увидел прекрасную Елену и не мог оторвать взгляд от нее.

Пленилась красотой Париса и Елена.

Прошло несколько дней. Менелаю необходимо было ехать на Крит. Уезжая, он просил Елену заботиться о гостях, чтобы ни в чем не имели они недостатка. Не подозревал Менелай, какую обиду нанесут ему эти гости.

Когда Менелай уехал, Парис тотчас же решил воспользоваться его отъездом. С помощью Афродиты он уговорил нежными речами прекрасную Елену покинуть дом мужа и бежать с ним в Трою. Уступила Елена просьбам Париса. Тайно увел Парис возлюбленную на свой корабль; похитил он у Менелая жену, а с ней и его сокровища. Все позабыла Елена — мужа, родную Спарту и дочь свою Гермиону ради любви к Парису.

Ликовал Парис, с ним была прекраснейшая из смертных женщин. Вдруг, когда корабль плыл далеко от берегов в открытом море, остановил его могучий бог моря Нерей. Он всплыл из морской пучины и предсказал гибель и Парису, и всей Трое. Смутились Парис и Елена. Но Афродита успокоила их и заставила забыть это грозное предсказание. Три дня плыл корабль, хранимый Афродитой, по спокойному морю. Быстро гнал его попутный ветер. Благополучно прибыл он к троянским берегам.

МЕНЕЛАЙ ИДЕТ ВОЙНОЙ НА ТРОЮ

Лишь только прекрасная Елена покинула с вероломным Парисом дворец Менелая, как боги послали вестницу богов Ириду к Менелаю на Крит. Быстро помчалась на своих радужных крыльях Ирида с Олимпа, в мгновенье ока предстала пред Менелаем и сообщила о постигшем его несчастье. Тотчас отправился в обратный путь Менелай.

Быстро достиг он Спарты. В страшный гнев пришел он, увидав, что обманула его Елена, и сокровища его похищены. Тотчас поехал Менелай к своему брату Агамемнону, чтобы посоветоваться, как отомстить Парису за вероломство. Агамемнон предложил брату тотчас же собрать всех героев, которые дали некогда клятву всеми силами помогать ему в несчастье, и с ними идти войной против Трои. Менелай принял совет брата и вместе с ним отправился прежде всего к престарелому царю Нестору в Пилос.

Одним из мудрейших греков был старец Нестор. Много видел он героев за свою долгую жизнь, во многих славных подвигах принимал он сам участие. Велика была опытность Нестора в военном деле.

Радушно принял Нестор Менелая и Агамемнона. Страшно рассердился старый Нестор на Париса. Он сам решил участвовать в походе против Трои и решил взять с собой сыновей своих Фразимеда и Антилоха. Нестор согласился объехать вместе с Атридами й героев Греции, чтобы побудить их всех принять участие в походе.

Многие герои решили участвовать в войне против Трои.

Необходимо было заставить выступить в поход и царя Итаки, хитроумного Одиссея. Не хотелось покидать Одиссею Итаку. Ведь он только недавно женился на прекрасной Пенелопе, и у него только что родился первый сын Телемах. Неужели же придется ему покинуть мирную жизнь и горячо любимых жену и сына, плыть к далекой Трое, может быть, никогда не вернуться на родину? Когда Одиссей узнал, что Менелай с Агамемноном, Нестором и Паламедом прибыли в Итаку, он решил обмануть их. Притворившись помешанным, он стал пахать свои поля, запрягши в плуг вола и осла, а засевал он поле солью. Первым понял хитрость Одиссея Паламед и решил заставить Одиссея признаться в ней. Он взял младенца Телемаха и положил в борозду, по которой шел Одиссей. Остановился Одиссей. Как ни велико было его желание остаться на Итаке, он не мог все-таки ради этого погубить своего единственного сына. Так Паламед обнаружил притворство Одиссея, и пришлось тому на долгие годы покинуть родную Итаку, жену и сына.

АХИЛЛ

Еще одного героя должны были привлечь герои к участию в походе. Это был юный Ахилл, сын царя Пелея и Фетиды. Прорицатель Калхант предсказал Атридам, что только в том случае возьмут они великую Трою, если в походе будет участвовать Ахилл. Бессмертную славу сулил рок Ахиллу. Он должен был быть величайшим из героев, которые будут сражаться под Троей.

Велики будут подвиги Ахилла, но не вернется он живым из-под стен Трои, погибнет во цвете сил, пораженный стрелой. Знала Фетида, что сулил рок ее сыну. Всеми силами старалась она предотвратить грозную судьбу. Когда был еще младенцем Ахилл, натирала мать тело его амброзией и держала его в огне, чтобы сделать сына неуязвимым и таким образом дать ему бессмертие.

По другой версии Фетида окунула младенца в воды Стикса, отчего телу Ахилла не могло повредить никакое оружие. Уязвимой осталась только пятка, за которую его держала мать, опуская в подземную реку (отсюда выражение «ахиллесова пята»).

Но однажды ночью, когда Фетида положила младенца Ахилла в огонь, проснулся Пелей. Он ужаснулся, увидав своего сына в огне. Выхватив меч, он бросился к Фетиде. Испугалась она, убежала в страхе из дворца Пелея и скрылась в пучине моря в чертогах отца своего Нерея. Ахилла же Пелей отдал на воспитание своему другу, кентавру Хирону.

Выкормил Хирон Ахилла мозгами медведей и печенью львов. Вырос могучим героем Ахилл. Будучи всего только шести лет от роду, он убивал свирепых львов и кабанов и настигал оленей, так быстр и легок он был.

Не было равного Ахиллу в умении владеть оружием. Научил его также Хирон играть на сладкозвучной кифаре и петь.

Не забывала и Фетида своего сына, часто всплывала она из морской пучины, чтобы повидаться с ним. Всегда заботилась Фетида о своем сыне.

Когда Ахилл вырос и стал прекрасным юношей, по всей Греции разнеслась весть, что собирает героев Менелай в поход против Трои. Фетида, зная, какая судьба грозит Ахиллу, укрыла его на острове Скиросе, во дворце царя Ликомеда. Там жил среди царских дочерей Ахилл, одетый в женские одежды. Никто не знал, где скрыт юноша. Но прорицатель Калхант открыл Менелаю его убежище.

Тотчас собрались в путь Одиссей с Диомедом. Одиссей же придумал следующую хитрость. Под видом купцов прибыли на Скирос Диомед и Одиссей и пошли во дворец Ликомеда. Они разложили перед царевнами свои товары: роскошные материи, золотые ожерелья, запястья, серьги, затканные золотом покрывала, а между ними — меч, шлем, щит и панцирь. Царевны с восторгом рассматривали золотые украшения и богатые ткани, а Ахилл, стоявший среди них, смотрел лишь на оружие. Вдруг у дворца раздался военный клич, зазвучали трубы и загремело оружие.

Это спутники Диомеда и Одиссея ударили мечами в щиты и издали боевой клич. В страхе разбежались царевны, а Ахилл, схватив меч и щит, бросился навстречу врагам. Он думал, что совершено нападение на дворец Ликомеда. Так узнали Ахилла Одиссей и Диомед. С великой радостью согласился Ахилл участвовать в походе против Трои. С ним отправились его верный друг Патрокл и мудрый старец Феникс. Пелей же дал своему сыну те доспехи, которые получил он некогда в подарок от богов на свадьбе своей с Фетидой, дал ему и копье, подаренное Хироном, и коней, полученных от Посейдона.

До самых Скейских ворот преследовал Ахилл троянцев. Он ворвался бы и в священную Трою, и погибла бы она, если бы не явился бог Аполлон. Грозно крикнув, остановил он Ахилла. Но не повиновался ему Ахилл. Он сам гневался на бога за то, что много раз спасал бог-стреловержец Гектора и троянцев. Ахилл даже грозил Аполлону, что поразит его копьем. Неумолимый рок омрачил разум Ахилла. Он готов был напасть даже на бога.

Одиссей узнает Ахилла. Фреска из Помпей

Разгневался Аполлон, забыл он и то, что обещал на свадьбе Пелея и Фетиды хранить Ахилла. Покрывшись темным облаком, никому невидимый, направил он стрелу Париса, и поразила она Ахилла в пяту, единственное уязвимое место героя.

Смертельной была для него эта рана. Вырвал Ахилл из раны стрелу и упал на землю.

Все больше слабел герой. Оставили его последние силы. Загремели на нем его золотые доспехи, и дрогнула земля. Умер Ахилл. Но и к мертвому не смели приблизиться троянцы, такой ужас внушил он им при жизни. Понемногу преодолели они страх, и жестокая битва закипела вокруг тела величайшего из героев.

Не хотел Зевс, чтобы овладели троянцы телом Ахилла. Поднял могучий Аякс тело великого воина и понес к кораблям, а его защищал Одиссей, отражая наступавших троянцев. Тучи стрел и копий летели из рядов троянцев в Одиссея, но он мужественно сдерживал их натиск.

Принес Аякс тело Ахилла к кораблям, греки омыли его, умастили благовониями и положили на пышно украшенное ложе. Услышала скорбный плач Фетида. Поднялась она из морской пучины со своими сестрами нереидами. Узнав, что погиб ее возлюбленный сын, Фетида издала такой вопль скорби, что дрогнули все греки. Они бежали бы в страхе к кораблям, если бы не остановил их старец Нестор.

Семнадцать дней оплакивали Фетида, нереиды и греки Ахилла. С высокого Олимпа спустились музы. Они пели в честь умершего погребальный гимн. Оплакивали героя и бессмертные боги на Олимпе. На восемнадцатый день сооружен был погребальный костер. На нем сожжено было тело Ахилла. Много жертв принесли в память величайшего из героев его товарищи. Все греки участвовали в похоронах, одевшись в пышные доспехи.

Когда догорел костер, собрали кости Ахилла и положили их в золотую урну, которую бог Дионис передал Фетиде.

Аякс несет тело Ахилла

Высокий курган насыпали греки над могилой, далеко был виден он с моря, свидетельствуя о великой славе погребенного под ним героя.

Иносказательно Ахиллесова пята — слабая сторона, больное, уязвимое место.

ПОХОД НА ТРОЮ

В то время, когда герои Греции собирались в поход против Трои, в ней правил Приам; один только он остался в живых из детей царя Лаомедонта после того, как Трою покорил сын Зевса Геракл. Богат был Приам. Роскошен и величествен был дворец его, в котором жил царь со своей женой Гекубой. Вместе с Приамом жили и пятьдесят его сыновей и двенадцать дочерей. Среди сыновей Приама особенно славился своей храбростью и силой благородный Гектор.

Могущественна была Троя. Великие трудности ожидали греческих героев в их борьбе с воинственными троянцами, но зато и великая слава, и богатейшая добыча досталась бы тем, кто победит троянцев и овладеет Троей.

Все герои и их войско расположились в Авлиде, чтобы плыть оттуда к берегам Трои. Громадное войско встало лагерем на морском берегу. Перед отъездом встретились все предводители, великие герои под сенью столетнего платана у алтарей, чтобы принести жертвы богам и молись их о счастливом плавании. Вдруг из-под одного из алтарей выполз ужасный змей, красный, как кровь. Свивая кольцами громадное тело, змей быстро вполз на платан почти до самой вершины. Там было гнездо с восемью птенцами и птицей — их матерью. Красный змей проглотил и птицу, и птенцов, а сам превратился в камень. Пораженные, стояли герои под платаном; они не могли понять, что значит это знамение. Но вещий прорицатель Калхас открыл им смысл этого знака. Он сказал героям, что девять лет придется им осаждать Трою, так как девять птиц поглотил змей, лишь на десятый год после тяжких трудов возьмут они великую Трою. Обрадовали греков слова Калханта. Полные надежды на благополучный исход предпринятого похода спустили они свои корабли на воду.

ГРЕКИ В АВЛИДЕ

Никак не могли греки отправиться из Авлиды в Трою. На море все время дул сильный ветер. Его послала богиня Артемида, разгневавшаяся на Агамемнона за оскорбление. Напрасно ждали герои, что ветер переменится. Скучали в бездействии собравшиеся герои. Начались в стане болезни, ропот поднялся среди воинов. Боялись даже их восстания. Наконец прорицатель Калхант объявил вождям греков:

— Лишь тогда смилостивится богиня Артемида над греками, когда принесут ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона Ифигению. Только тогда они смогут приплыть в Трою.

Опечалился Агамемнон, когда узнал об этом. Он готов был даже совсем отказаться от похода на Трою, лишь бы сохранить жизнь своей дочери.

Долго убеждал его Менелай подчиниться воле Артемиды; наконец уступил Агамемнон просьбам брата и послал в Микены к Клитеместре гонца, который должен был сообщить ей, скрыв настоящую причину, повеление Агамемнона привести Ифигению в Авлиду, — Ахилл якобы хочет, прежде чем выступить в поход, обручиться с Ифигенией.

Вскоре прибыла к стану греков Клитеместра с Ифигенией и маленьким Орестом,

Полный глубокой скорби, Агамемнон пошел навстречу жене и дочери. Он старался казаться спокойным и веселым.

Едва только покинул шатер Агамемнон, как пришел Ахилл. Когда Клитеместра узнала, кто этот герой, спрашивающий Агамемнона, она обратилась к Ахиллу и приветствовала его как жениха своей дочери.

Удивился Ахилл. Ведь он никогда не говорил Агамемнону о том, что хочет взять в жены его дочь. Смутилась Клитеместра, узнав, что Ахилл никогда не помышлял о женитьбе на Ифигении. Вскоре правда раскрылась.

В ужас пришла Клитеместра. Видя ее отчаяние, Ахилл поклялся помочь ей.

Ифигению собираются принести в жертву. Настенная живопись из Помпей

В стане уже началось сильное волнение. Мирмидоняне чуть не побили камнями Ахилла, когда он объявил, что не даст принести в жертву ту, которая обещана ему в супруги.

Остановила всех, готовых уже начать кровавый бой, Ифигения. Громко объявила она, что готова сама добровольно идти под жертвенный нож ради общего дела.

Спокойно пошла Ифигения туда, где сооружен был жертвенник в честь богини Артемиды. Вещий Калхант на голову девы надел венок, как на жертву, которую ведут к алтарю. Взял Калхант в руку жертвенный нож. Все замерли. Вот занес он клинок, чтобы поразить им Ифигению. Но свершилось великое чудо. Богиня Артемида похитила Ифигению, и вместо нее у алтаря, обагряя его кровью, билась в предсмертных судорогах лань, сраженная ножом Калханта.

Сразу же переменился ветер и стал попутным. Поспешно стали собираться греки в далекий поход.

Богиня Артемида, похитив у жертвенника Ифигению, перенесла ее на берега Эвксинского Понта, в далекую Тавриду. Там стала жрицей богини прекрасная дочь Агамемнона Ифигения.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

Даже после долгих боев никак не могли греки овладеть городом. Тогда Одиссей решил действовать хитростью. Он посоветовал грекам соорудить такого громадного деревянного коня, чтобы в нем могли укрыться самые могучие воины. А когда троянцы ввезут коня в город, ночью выйдут герои и откроют ворота города. Одиссей уверял, что только таким способом можно взять Трою. Вещий Калхант, которому Зевс послал знамение, тоже убеждал греков прибегнуть к хитрости.

Знаменитый художник Эпей с учеником, с помощью богини Афины, соорудил громадного деревянного коня. В него вошли вооруженные воины. Эней так плотно закрыл отверстие, через которое вошли герои, что нельзя было даже подумать, что в коне кто-то есть. Затем греки сожгли все постройки в своем лагере, сели на корабль и отплыли в открытое море.

С высоких стен Трои осажденные видели необычайное движение в лагере греков. Вдруг заметили они, что из стана греков поднимаются густые клубы дыма. Ликуя, вышли троянцы из города и пошли к стану, который действительно был покинут, кое-где догорали еще постройки. Они были уверены, что кончилась, наконец, осада, миновали все беды, можно предаться теперь мирному труду.

Вдруг в изумлении остановились троянцы, увидев деревянного коня. Смотрели они на него и терялись в догадках, что это за изумительное сооружение. Одни из них советовали бросить коня в море, другие — везти в город и поставить на акрополе. Начался спор. Тут перед спорящими появился жрец бога Аполлона, Лаокоон. Он горячо стал убеждать своих сограждан уничтожить коня.

Уверен был Лаокоон, что конь — это какая-то военная хитрость, придуманная Одиссеем. Не верил Лаокоон, что навсегда покинули греки Трою. Умолял троянцев остерегаться коня. Лаокоон схватил громадное копье и метнул в коня. Содрогнулась статуя от удара, и глухо забряцало внутри нее оружие. Но помрачили боги разум троянцев, — они все-таки решили везти коня в город.

Вдруг послышался громкий крик. Это пастухи вели связанного пленника, который сдался добровольно. Этим пленником был грек Синон. Окружили его троянцы и стали издеваться над ним. Молча стоял Синон, боязливо глядя на окружавших его врагов. Наконец, заговорил он. Горько сетовал, проливая слезы, на злую судьбу свою. Тронули слезы Синона Приама и всех троянцев. Стали они расспрашивать задержанного, кто он и почему остался. Тогда Синон рассказал вымышленную историю, которую придумал для него Одиссей, чтобы обмануть троянцев.

Поверили троянцы хитрому греку. Приам велел освободить его и спросил, что значит этот деревянный конь, оставленный греками в лагере. Только этого вопроса и ждал Синон. Призвав богов в свидетели того, что говорит правду, Синон сказал, что конь оставлен, чтобы умилостивить грозную Афину. Поверили троянцы Синону. Ловко сыграл он ту роль, которую поручил ему Одиссей.

Еще больше убедили троянцев, что Синон говорил правду, ужасные змеи, посланные Афиной. Быстро плыли они к берегу, извиваясь в волнах. Выползли твари на берег и в ужасе разбежались все троянцы. Змеи же бросились на двух сыновей Лаокоона и обвились вокруг них. Поспешил на помощь сыновьям Лаокоон, но и его обвили змеи. Своими острыми зубами терзали они тела жреца и его двух сыновей. Старался сорвать с себя змей несчастный и освободить детей своих, но напрасно. Яд проникал все глубже в тело.

Страдания Лаокоона и сыновей его были ужасны. Лаокоон погиб, видя ужасную смерть своих ни в чем не повинных детей, погиб, потому что хотел, вопреки воле бога, спасти родину. Змеи же, совершив свое подлое дело, уползли и скрылись под щитом статуи Афины.

Гибель Лаокоона окончательно убедила троянцев, что они должны ввезти деревянного коня в Трою. Разобрали они часть городской стены, так как громадную статую нельзя было провезти через ворота. Четыре раза останавливался конь, ударяясь о стену, когда тащили его через пролом, и грозно гремело в нем от толчков оружие греков, но не слыхали этого горожане. Наконец, притащили они коня в акрополь.

Вещая Кассандра пришла в ужас, увидав коня. Она предвещала гибель Трои, но смехом ответили троянцы — ее предсказаниям никогда не верили.

В глубоком молчании сидели в коне воины, чутко прислушиваясь к каждому звуку, доносившемуся извне. Слыхали они, как звала их, называя по именам, прекраснокудрая Елена, подражая голосу их жен. Насилу удержал одного из героев Одиссей, зажав ему рот, чтобы тот не ответил.

Наступила ночь. Троя погрузилась в глубокий сон. У деревянной статуи послышался голос Синона — он дал знать героям, что теперь они могут выйти. Синон успел разложить и большой костер у ворот Трои. Это был знак укрывшимся за Тенедосом грекам, чтобы спешили они к городу. Осторожно, стараясь не производить шума оружием, вышли из коня герои; первыми были Одиссей с Энеем. Рассыпались герои по погруженным в сон улицам Трои. Запылали дома, кровавым заревом освещая гибнущий город. На помощь героям явились и остальные греки. Началась ужасная битва. Троянцы защищались, кто чем мог.

В гневе убил бы Менелай и прекрасную Елену, но удержал его Агамемнон. Богиня Афродита вновь пробудила в груди Менелая любовь к Елене, и он торжественно повел ее к своему кораблю.

Из всех героев Трои спасся лишь Эней, вынесший на руках из города своего старого отца Анхиза и маленького сына Аскания. Пощадили греки и троянского героя Антенора. Он неоднократно советовал троянцам выдать прекраснокудрую Елену и похищенные Парисом сокровища Менелая.

Долго пылала еще Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу. Оплакивали боги гибель великого города. Далеко был виден этот громадный погребальный костер. Пала Троя — самый могущественный город в Азии. Ахейцы победили, но какой дорогой ценой!

Грозных полчищ воевода, Агамемнон, царь царей Обозрел толпы народа уцелевшего от прей — И поник он головою, Грустной думой одержим — Много их пришло под Трою, Мало их вернется с ним…

Троянская война не принесла успеха ни одной из сторон. Она обернулась трагедией, но порожденной не случайностями, а неисповедимыми путями судьбы. Судьба Трои, троянцев, ахейских героев была предсказана и неумолима. Большинству своих участников Троянская война принесла гибель или позор, изгнание.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОДИССЕЯ

Начальные стихи «Одиссеи» Гомера сразу знакомят с характером главного героя — Одиссея:

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который, Странствуя долго со дня, как святой Илион (Троя) им разрушен, Многих людей города посетил и обычаи видел.

КИКОНЫ И ЛОТОФАГИ

Отплыв из-под Трои, Одиссей со своей командой спокойно путешествовали по безбрежному морю и, наконец, достигли земли киконов (мифический народ). Они овладели их городом Исмаром, истребили всех жителей, захватили в плен женщин, а город разрушили. Долго Одиссей убеждал своих спутников отплыть скорее на родину, но не слушались они. Тем временем киконы напали на команду Одиссея. Их было столько, сколько листьев в лесу, сколько бывает на лугах весенних цветов. Долго бились Одиссей и команда с киконами, но все-таки пришлось им спасаться бегством.

Только вышел Одиссей в открытое море, как послал на них Зевс-громовержец бога северного ветра Борея. Великую бурю поднял он на море. Тьма окутала все кругом. Три раза срывал Борей паруса с мачт. Наконец, с великим трудом, на веслах, добрались Одиссей с друзьями до пустынного острова.

Это был остров лотофагов (люди, питающиеся лотосом). Развела команда на берегу костер и стала готовить обед. Одиссей послал трех своих спутников узнать, каким народом населен остров. Приветливо встретили их лотофаги и угостили сладким лотосом. Лишь только поели его посланцы Одиссея, как забыли свою родину и не пожелали возвращаться на родную Итаку; навсегда хотели остаться на острове лотофагов. Но Одиссей силой привел их на корабль и там связал, чтобы не сбежали они.

Сказания древности страну лотофагов помещали в северной Африке, в Ливии, но эта страна сказочная, а рассказы о чудодейственной «траве забвения» можно найти у многих народов и в разных местностях.

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦИКЛОПОВ

После долгого плавания прибыл Одиссей со своими спутниками к земле свирепых циклопов. В пещерах жили великаны-циклопы, каждый знал лишь свою семью, не собирались они на общие собрания. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда эти козы не видели человека, то и не испугались пришельцев.

Утром Одиссей с командой занялись охотой. На каждый из кораблей попали по девять коз.

На следующее утро Одиссей решил отплыть на своем корабле к земле циклопов, чтобы узнать, что это за народ. Быстро переплыли неширокий пролив и пристали к берегу. Одиссей взял с собой двенадцать надежных товарищей, захватил вино и пищу и вошел в пещеру циклопа. Это был великан Полифем, обладавший чудовищной силой. В пещере в корзинах лежало множество сыров, в ведрах и чашах стояла простокваша и были устроены ограды для ягнят и козлят. Спутники Одиссея стали уговаривать его, захватив лучших ягнят и козлят и взяв сыров, бежать на корабль, но он не послушал товарищей. Наконец, пришел и сам циклоп. Бросил он громадную вязанку дров на землю у входа в пещеру. Тут увидел он команду и спросил громовым голосом:

— Кто вы такие? Откуда вы пришли? Как вас зовут?

— Все мы греки, — ответил Одиссей циклопу, — плывем из-под Трои. Зовут меня Никто. Нас занесло сюда бурей. Мы умоляем тебя принять нас дружелюбно, как гостей. Ведь ты знаешь, что карает Зевс того, кто обижает странников и не оказывает им гостеприимства.

— Видно, что издалека пришел ты сюда, чужеземец! — свирепо крикнул циклоп, — коль думаешь, что боюсь я твоих богов. Какое дело мне до Зевса! Не боюсь я гнева его! Не намерен я щадить вас!

Быстро схватил он своими громадными руками двух спутников Одиссея, ударил их об землю и убил. Затем сварил их, рассек тела на части и съел.

Наступило утро. Снова циклоп убил двух спутников Одиссея. Съев их, выгнал он стадо из пещеры, а вход завалил скалой. Долго думал Одиссей, как спастись. Наконец, придумал. В пещере нашел он громадное бревно. Полифем, наверно, хотел из него сделать себе дубину. Отрубил мечом конец бревна, заострил его, обжег на углях и спрятал. Вечером вернулся со стадом циклоп. Одиссей подошел к нему и предложил чашу вина.

Ослепление Полифема

Выпил вино циклоп, потребовал еще. Выпив третью чашу, охмелел, повалился на землю и заснул.

Тогда дал Одиссей знак товарищам, схватили они заостренный конец бревна, подожгли его на костре и вонзили в глаз циклопу. Заревел он от страшной боли.

Настало утро. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждого животного. Тогда, чтобы спасти товарищей, Одиссей связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Сам же, вцепившись руками в густую шерсть громадного барана, любимца Полифема, повис под ним. Прошли бараны с привязанными под ними спутниками Одиссея мимо Полифема… Так спаслись Одиссей с командой от верной гибели.

Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он Одиссея за то, что тот лишил его зрения. Схватил он огромный утес и бросил в море. Упал утес за кормой корабля. Громадная волна подхватила корабль и бросила далеко в море, это и помогло спастись, команде Одиссея.

ОДИССЕЙ У ЛЕСТРИГОНОВ (ЛИСТРИГОНОВ)

Неугомонен был Одиссей. Снова отправился он в путь и через пять суток достиг какого-то острова. Одиннадцать кораблей пристали к берегу. Свой корабль Одиссей поставил у входа в залив. Послал он трех своих спутников узнать, кто живет на этом острове. Отправились они в путь. Около колодца, недалеко от большого города, встретили громадного роста деву, которая отвела их во дворец отца своего Антифата, повелителя великанов-людоедов лестригонов. Во дворце увидели воины жену Антифата, ростом с высокую гору. Велела она позвать своего мужа. Прибежал тот, схватил одного спутников Одиссея, растерзал его и приготовил себе обед. Обратились в бегство остальные и прибежали к кораблям.

Антифат же созвал лестригонов. Кинулись те к берегу моря. Отрывая целые утесы, стали разбивать корабли. Всюду слышался треск ломающихся снастей и крики убиваемых.

Почти всех спутников Одиссея убили лестригоны и, нанизав их на колья, унесли в свой город. С трудом спасся Одиссей на своем корабле. Теперь из двенадцати кораблей остался у него только один.

ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ КИРКИ (ЦИРЦЕИ)

Долго плыл Одиссей со своей малочисленной командой по безбрежному морю, скорбя о погибших товарищах. Наконец, достиг острова Эя, где жила прекрасновласая волшебница Кирка, дочь бога Гелиоса. Два дня провели они на берегу тихого залива. На третий день Одиссей разделил своих спутников на два отряда.

Эврилох с двенадцатью товарищами отправились на разведку и быстро достигли дворца Кирки. Около него ходили ручные львы и волки — так укротила их волшебным питьем Кирка. В это время из дворца донеслось звонкое пение. Вышла Кирка и приветливо пригласила Эврилоха со служниками войти. Во дворце подала она им вино, подмешав в него сок волшебной травы. Выпили вино моряки, а Кирка, коснувшись каждого жезлом, обратила их в свиней, оставив им лишь разум. Загнала их Кирка в хлев и бросила им желудей. Один лишь Эврилох спасся. Не входил он во дворец вместе со всеми.

Прибежал к кораблю Эврилох и с ужасом рассказал о постигшем его спутников несчастье. Тотчас пошел Одиссей ко дворцу Кирки.

На пути явился ему под видом прекрасного юноши бог Гермес. Он научил Одиссея, как освободить от власти волшебницы товарищей, и дал чудодейственный корень, который должен был сделать безвредными для Одиссея чары Кирки. Пришел Одиссей во дворец Кирки. Она ласково поднесла гостю волшебного питья. Когда же коснулась она Одиссея жезлом, тот, обнажив меч, как повелел бог Гермес, бросился на волшебницу и стал грозить ей смертью, если не обратит его товарищей снова в людей.

Дав клятву освободить всех, Кирка просила Одиссея остаться у нее.

Целый год прожил Одиссей во дворце Кирки. По прошествии года стал он просить Кирку отпустить их на родину. Согласилась великая волшебница. Но сказала, что, прежде чем он вернется на родину, Одиссей должен посетить царство мрачного Аида и там спросить о судьбе своей тень фиванского прорицателя Тиресия.

Прорицатель сказал: приплыв домой, должен Одиссей принести богатую жертву всем богам; только тогда будет мирно жить он в Итаке до самой смерти.

ОДИССЕИ И СИРЕНЫ

Волшебница Кирка рассказала Одиссею, какие опасности предстоят на пути, и научила, как их избежать.

Уже недалек был остров сирен, когда Одиссей рассказал своим спутникам об их коварстве: они своим пением завлекают плывущих мимо моряков и предают их лютой смерти. Весь остров был усеян костями растерзанных ими людей.

— Я залеплю вам уши мягким воском, — сказал Одиссей, — чтобы не слышали вы их пения и не погибли, меня же привяжите к мачте. Если я, очарованный их пением, буду просить вас отвязать меня, то вы еще крепче свяжите меня.

— Плыви к нам, великий Одиссей! — пели сирены, — к нам направь свой корабль, чтобы насладиться нашим пением. Не проплывет мимо ни один моряк, не послушав нашего сладостного пения.

Очарованный их пением, Одиссей дал знак товарищам, чтобы отвязали они его. Но, помня наставления Одиссея, они еще крепче связали его. Только тогда вынули воск из ушей и отвязали Одиссея от мачты, когда уже скрылся из вида проклятый остров. После этого сирены в отчаянии бросились в море и превратились в скалы.

Одиссей у острова сирен

В народных поверьях сирены — первоначально, вероятно, морские божества — превратились в злых демонов.

Сирены изображались существами с грудью и головой женщины, с птичьими ногами, крылатыми или без крыльев. Изображения сирен часты на надгробьях, где они являлись отвратителями бед.

СКИЛЛА (СЦИЛЛА) И ХАРИБДА

Спокойно плыл дальше корабль, но вдруг послышался вдали ужасный шум и все увидели дым. Одиссей знал, что это Скилла. В пещере у пролива между Италией и Сицилией жило это чудовище — с шестью головами на длинных шеях, с тремя рядами острых зубов в каждой пасти, с двенадцатью ногами.

Испугались моряки, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Одиссей стал подбадривать своих спутников. Он не сказал им, что напротив Сциллы, в другой пещере жило еще одно чудовище — Харибда. Харибда трижды в день поглощала и извергала черные воды узкого пролива. Даже Посейдон был не в силах спасти от гибели человека, попавшего между Сциллой и Харибдой.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Одиссей видел, как поглощала морскую воду Харибда: волны клокотали около ее пасти, а в ее глубоком чреве, словно в котле, кипели морская тина и земля. В это время вытянула все свои шесть шей ужасная Сцилла и своими шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шестерых моряков. С великим трудом миновал корабль Одиссея Харибду и Сциллу.

ОДИССЕЙ В РОДНОЙ ИТАКЕ

Во второй поэме Гомера — «Одиссее» — герой изображен «хитроумным». В самой поэме эта черта объясняется словами богини Афины, которая встретила Одиссея по его возвращению в родную Итаку:

Ловким и хитрым быть надо, тебя превзойти чтоб во всяких Хитрых делах, — даже богу, когда б он с тобой повстречался. Страшный ты выдумщик козней, хитрец ненасытный, не можешь Ты, и вернувшись в отчизну свою, обойтись без обманов И без притворных речей, что любезны тебе от природы.

Действительно, вернувшись домой Одиссей не сразу предстал перед Пенелопой как законный супруг. Он изображал дряхлого старика, нищего, пока не были устранены все женихи Пенелопы. Но сомнения жены Одиссея разрешились лишь после того как он рассказал известную только ему и Пенелопе особенность устройства их комнаты.

Русский критик В. Белинский так объяснил образ Одиссея: «Одиссей есть апофеоз человеческой мудрости. Но в чем состоит его мудрость? В хитрости, часто грубой и плоской, в том, что на нашем прозаическом языке называется «надувательством». И между тем, в глазах младенческого народа, эта хитрость не могла не казаться крайнею степенью возможной премудрости».

 

БОГИ-ПОКРОВИТЕЛИ

АПОЛЛОН

Бог света, златокудрый Аполлон, родился на острове Делос. Его отец Зевс, а мать — богиня Лето. Гонимая гневом богини Геры, богиня Лето нигде не могла найти приюта. Преследуемая посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по свету и наконец укрылась на острове Делосе, носившемся в те времена по волнам бурного моря. Лишь только вступила Лето на Делос, как из морской пучины поднялись громадные столбы и остановили этот пустынный остров. Кругом Делоса шумело море. Уныло подымались скалы Делоса, обнаженные, без малейшей растительности. Лишь морские чайки находили приют на этих скалах и оглашали их своим печальным криком. Но вот родился бог света Аполлон, и всюду разлились потоки яркого света. Как золотом, залили они скалы Делоса. Все кругом зацвело, засверкало: и прибрежные скалы, и гора Кинт, и долина, и море. Громко славили родившегося бога собравшиеся на Делос богини, поднося ему амброзию и нектар. Вся природа вокруг ликовала вместе с богинями.

Аполлон Бельведерский

Юный, светозарный Аполлон решил отомстить за все обиды, нанесенные его матери Пифоном. Он понесся по лазурному небу с кифарой в руках, с серебряным луком за плечами; золотые стрелы громко звенели в его колчане. Он стремился туда, где жил грозный чудовищный дракон Пифон.

Быстро достиг Аполлон мрачного ущелья, жилища Пифона. Выполз из своего логовища ужасный дракон. Громадное тело его, покрытое чешуей, извивалось меж скал бесчисленными кольцами. Скалы и горы дрожали от тяжести его тела и сдвигались с места. Яростное чудовище все предавало опустошению. В ужасе бежали нимфы. Поднялся Пифон, могучий, яростный, раскрыл свою ужасную пасть и уже готов был поглотить златокудрого Аполлона. Стрелы Аполлона дождем посыпались на дракона, и он бездыханный упал на землю. Громко зазвучала торжествующая победная песнь (пэан) светозарного бога, победителя Пифона, и вторили ей золотые струны кифары. Аполлон зарыл в землю тело Пифона там, где стоят священные Дельфы, и основал в Дельфах святилище, где бы оракулы прорицали волю отца его Зевса.

С высокого берега далеко в море Аполлон увидел корабль критских моряков. Обернувшись дельфином, бросился он в синее море, настиг корабль и лучезарной звездой взлетел из морских волн на корму его. Аполлон привел корабль к пристани города Крисы и через плодородную долину повел критских моряков, играя на золотой кифаре, в Дельфы. Он сделал их первыми жрецами своего святилища.

В честь победы Аполлона над Пифоном в Дельфах стали регулярно устраивать Пифийские игры, которые по своему блеску и популярности уступали только Олимпийским.

На месте победы над Пифоном был воздвигнут храм.

Когда Аполлон, гордый своей победой, стоял над сраженным чудовищем, он увидел около себя юного бога любви Эрота, натягивающего тетиву своего золотого лука. Смеясь, сказал ему Аполлон:

— На что тебе, дитя, такое грозное оружие? Предоставь-ка лучше мне посылать разящие золотые стрелы.

Обиженный Эрот гордо ответил Аполлону:

— Стрелы твои, Феб-Аполлон, не знают промаха, всех разят они, но моя стрела поразит тебя.

Эрот взмахнул крыльями и взлетел на высокий Парнас. Там вынул он из колчана две стрелы: одну — ранящую сердце и вызывающую любовь, ею пронзил он сердце Аполлона, другую — убивающую любовь, пустил он в сердце нимфы Дафны, дочери речного бога Пенея.

Встретил прекрасную Дафну Аполлон и полюбил ее, Но только Дафна, увидев его, с быстротою ветра пустилась бежать, ведь стрела Эрота, убивающая любовь, пронзила ее сердце. Обратилась Дафна к отцу своему Пенею:

— Отец, помоги мне! Расступись скорее, земля, и поглоти меня!

Лишь только сказала она это, как кора покрыла ее нежное тело, волосы обратились в листву, а руки, поднятые к небу, стали ветвями. Не стало Дафны, а появился Лавр. Долго печальный стоял Аполлон пред лавром и, наконец, сказал:

— Пусть же отныне венок из твоих листьев украшает мою голову, пусть ветви твои обовьют и мою кифару, и мой колчан. Пусть никогда не вянет, о лавр, твоя зелень.

В Дельфах победителям в состязаниях в честь Аполлона вручались лавровые венки.

От Гермеса Аполлон получил в подарок лиру и стал богом муз (отсюда прозвище Аполлона — Мусагет).

Однажды, блуждая по полям Фригии, сатир Марсий нашел тростниковую флейту. Ее бросила богиня Афина, заметив, что игра на изобретенной ею самой флейте обезображивает ее божественно прекрасное лицо. Афина прокляла свое изобретение и сказала:

— Пусть же жестоко будет наказан тот, кто подымет эту флейту.

Ничего не зная о проклятии Афины, Марсий поднял флейту и вскоре научился так хорошо играть на ней, что все заслушивались. Марсий возгордился и вызвал самого покровителя музыки Аполлона на состязание.

По легенде, разгневанный дерзостью сатиров, бог содрал с Марсия кожу и повесил ее на дереве в Келенах (Фригия). Кожа Марсия при звуках флейты трепетала. По другому мифу, царь Мидас признал победителем в игре на флейте Марсия, и в наказание за это Аполлон наградил царя ослиными ушами.

В одном из мифов рассказывается, что Аполлон наделил пророческим даром троянскую царевну Кассандру в надежде на ее любовь. Когда же он был ею отвергнут, сделал так, что ее предсказаниям никто не верил.

В другом, более позднем варианте мифа, Кассандра и ее брат-близнец получили пророческий дар еще в детстве от священных змей из храма Аполлона (в Трое). Кассандра первой опознала Париса, явившегося на состязания в Трою, и хотела убить его, чтобы избавить родину от бедствий, которые позднее Парис навлек на город. Она уговаривала Париса отказаться от брака с Еленой, а затем убеждала троянцев не верить словам Синона и не вводить в Трою деревянного коня, в котором скрывались ахейцы.

Но безуспешны оказались попытки вещуньи спасти родину.

В ночь падения Трои Кассандра искала убежища у алтаря Афины, но была обнаружена Аяксом, сыном Оилея, который насильно овладел ею. При разделе добычи Кассандра досталась Агамемнону и погибла вместе с ним от руки Клитеместры, увидевшей в ней соперницу.

У Аполлона был сын Асклепий — покровитель целителей и искусства врачевания. Аполлон еще ребенком отдал сына на воспитание мудрому кентавру Хирону, который вырастил Асклепия на склонах Пелиона. Под его руководством Асклепий стал таким искусным врачом, что превзошел даже своего учителя Хирона. Символом бога-целителя была змея, получавшая в храме Асклепия жертвенные приношения. Асклепий не только исцелял все болезни, но даже умерших возвращал к жизни. Этим прогневал он властителя царства умерших Аида и громовержца Зевса, так как нарушил закон и порядок, установленные Зевсом на земле. Разгневанный Зевс метнул свою молнию и поразил Асклепия. Но люди почитали сына Аполлона как бога-врачевателя. Они воздвигли ему много святилищ, в том числе знаменитое святилище Асклепия в Эпидавре.

В римской мифологии Асклепий именуется Эскулапом. Его культ был введен в Риме в начале III в. до н. э. На одном из островов Тибра, там, где была выпущена привезенная из Эпидавра змея, был основан храм в честь бога. В искусстве Асклепия изображают похожим на Зевса, опирающимся на жезл, вокруг которого обвивается змея.

За убийство сына разгневанный Аполлон перебил циклопов, ковавших молнии; для Зевса, и за это был временно осужден служить смертным.

По велению Зевса Аполлон удалился в Фессалию к прекрасному и благородному царю Адмету. Там пас он стада царя и этой службой искупал свой грех. Благоденствие поселилось в доме Адмета; ветви деревьев в его садах сгибались от обилия плодов, его кони и овцы были лучшими во всей Фессалии. Все это дал ему златокудрый бог. Аполлон помог Адмету получить руку дочери царя Иолка Пелия, Алкесты. Отец обещал отдать ее в жены лишь тому, кто будет в силах запрячь в свою колесницу льва и медведя. Тогда Аполлон наделил своего любимца Адмета необоримой силой, и тот исполнил эту задачу Пелия. Аполлон жил у Адмета восемь лет и, окончив срок своей искупительной службы, вернулся в Дельфы.

Весной и летом на склонах лесистого Геликона, там, где таинственно журчат священные воды источника Гиппокрены, и на высоком Парнасе, у чистых вод Кастальского родника, Аполлон водил хоровод с девятью музами. Юные прекрасные дочери Зевса и Мнемосины были постоянными спутницами Аполлона. Он аккомпанировал их пению на золотой кифаре. За Аполлоном, увенчанным лавровым венком, следовали все девять муз: Каллиопа — муза эпической поэзии, Эвтерпа — муза лирики, Эрато — муза любовных песен, Мельпомена — муза трагедии, Талия — муза комедии, Терпсихора — муза танцев, Клио — муза истории, Урания — муза астрономии и Полигимния — муза священных гимнов.

По всей Греции чтили Аполлона. Греки почитали его как бога света, бога, очищающего от скверны пролитой крови, как бога, прорицающего волю отца своего Зевса, карающего, насылающего болезни и исцеляющего их. Юноши-греки почитали его как своего защитника. Аполлон — покровитель мореходства, он помогал основанию новых колоний и городов. Художники, поэты, певцы и музыканты находятся под особым покровительством предводителя хора муз, Аполлона-кифареда. Аполлону греки воздавали не меньшие почести, чем самому Зевсу-громовержцу.

Культ Аполлона проник и в Рим. В III в. до н. э. в Риме был построен храм Аполлона. Император Август объявил Аполлона своим покровителем и учредил в честь него вековые игры, гимнастические и артистические состязания и гонки гребных судов. Во времена Империи храм Аполлона близ Палатина был одним из самых богатых в Риме,

Аполлону посвящались лавр и пальма; священные животные Аполлона — волк, дельфин, ястреб, мышь, ящерица. В эллинистическую эпоху Аполлон изображался обнаженным юношей, играющим на лире. Наиболее известные статуи Аполлона — Аполлон Бельведерский в Ватикане, Аполлон с ящерицей в Риме, Аполлон, играющий на кифаре… В современной трактовке образ Аполлона ассоциируется с поэзией.

После того как в конце XV в. была найдена скульптура Аполлона Бельведерского, Аполлон стал восприниматься как символ мужской красоты, как олицетворение всего светлого и благородного.

АФИНА

В греческой мифологии Афина — богиня мудрости и справедливой войны. В древнейших мифах — богиня неба, повелительница туч и молний, богиня плодородия, покровительница мирного труда. Она научила людей обуздывать коней и запрягать быков, делать колесницы и строить корабли. Она подарила смертным плут и борону, веретено и ткацкий станок. Афина — покровительница наук, богиня мудрости; она даровала людям законы, учредила ареопаг и стоит на страже порядка.

Миф о рождении Афины от Зевса и Метиды позднего происхождения — периода оформления классической олимпийской мифологии. Зевс, зная от Геи и Урана о том, что его сын от Метиды лишит его власти, проглотил свою беременную супругу и затем при помощи Гефеста, расколовшего ему голову топором, сам произвел на свет Афину, которая появилась в полном боевом вооружении и с воинственным кличем. Поскольку это событие произошло у озера Тритон в Ливии, Афина получила прозвище Тритониды или Тритогенеи.

Афина является как бы непосредственным продолжением Зевса, исполнительницей его замыслов и воли. Она — мысль Зевса, осуществленная в действии. Постепенно материнство Метиды принимает все более отвлеченный и даже символический характер, так что Афина считается порождением одного Зевса и принимает на себя функции божества мудрости, так же как Зевс воспринял их от Метиды.

Афина — одна из главнейших фигур не только олимпийской мифологии, по своей значимости она равна Зевсу и иногда даже превосходит его. Силой и мудростью она не уступает своему могущественному отцу. Ей воздаются почести вслед за Зевсом.

На древнее зооморфическое прошлое богини указывают ее атрибуты — змея и сова. Гомер называет Афину «совоокой», «пестровидной змеей». Афина — покровительница змей; в ее храме в Афинах, по мнению Геродота, обитала огромная змея — страж акрополя.

Сова и змея охраняли дворец Минотавра на Крите, и изображение богини со щитом микенского времени — прообраз олимпийской Афины. Среди непременных атрибутов Афины — эгида — щит из козьей шкуры с головой змеевласой Медузы, который обладает огромной магической силой, устрашает богов и людей. Священным деревом Афины была маслина. Маслины считались «деревьями судьбы», и сама Афина воспринималась как судьба и Великая богиня-мать.

Мощная, страшная, совоокая богиня архаики, обладательница эгиды, Афина в период героической мифологии направляет свою силу на борьбу с титанами и гигантами. Вместе с Гераклом Афина убивает одного из гигантов, на другого наваливает остров Сицилию, с третьего сдирает кожу и покрывает ею свое тело во время сражения. Она же помогает Персею убить Горгону Медузу.

Афина требует к себе особой почтительности, ни один смертный не может ее увидеть. Известен миф о том, как она лишила зрения юного Тиресия, когда тот случайно увидел ее омовение. Ослепив юношу, богиня вместе с тем наделила его пророческим даром.

Любимцем Афины был Одиссей, умный и смелый герой. В поэмах Гомера (особенно «Одиссее») ни одно мало-мальски важное событие не обходится без вмешательства Афины. Она — главная покровительница греков-ахейцев и постоянный враг троянцев, хотя культ ее существовал и в Трое. Афина — защитница греческих городов (Афин, Аргоса, Мегары, Спарты и др.), «градозащитница».

Афина, вступающая в битву

Афина помогла Прометею украсть огонь из кузницы Гефеста. Ее собственные изделия — подлинные произведения искусства, как, например, плащ, вытканный для героя Ясона. Ей приписывается изобретение флейты и обучение игре на ней Аполлона. Одного ее прикосновения достаточно, чтобы сделать человека прекрасным (Одиссея она возвысила станом, наделила кудрявыми волосами, силой и привлекательностью. Она одарила Пенелопу накануне встречи супругов удивительной красотой.

Хотя культ Афины был распространен по всей материковой и островной Греции, особенно почиталась богиня в Аттике, в Афинах (название города греки связывали с именем богини — покровительницы города). Ей были посвящены земледельческие праздники: прохаристерии (прорастание зерна), плинтерии (начало жатвы), аррефории (дарование росы для посевов), каллинтерии (созревание плодов), скирофории (отведение засухи-). Во время этих празднеств происходило омовение статуи Афины, юноши приносили клятву гражданского служения богине. Всеобщий характер носил праздник великих панафиней — апофеоз Афины-государственной мудрости.

АФИНА И АРАХНА

На всю Лидию славилась искусством вышивания и ткачества Арахна — дочь красильщика тканей из Колофона. Часто собирались нимфы полюбоваться ее работой. Арахна пряла нити, подобные туману, ткала ткани, прозрачные, как воздух. Гордилась она, что нет ей равной на свете в искусстве ткачества.

Арахна страстно желала состязаться с Афиной. Ее отговаривали от столь дерзкого поступка, но Арахна никого не слушала. И пришла сама богиня Афина, услышав об этом.

Началось соревнование. Великая богиня выткала на своем покрывале величественный афинский Акрополь, изобразила свой спор с Посейдоном за власть над Аттикой. Двенадцать светлых богов Олимпа, а среди них отец ее, Зевс-громовержец, были судьями в этом поединке. Поднял Посейдон свой трезубец, ударил им в скалу, и хлынул соленый источник из бесплодной скалы. Афина в шлеме и с эгидой потрясла своим копьем и глубоко вонзила его в землю. В этом месте выросло священное оливковое дерево. Боги присудили победу Афине, посчитав ее дар Аттике более ценным. По углам покрывала изобразила богиня, как карают боги людей за непокорность, а по краям выткала гирлянду из листьев оливы. Арахна же изобразила на своем покрывале много сцен из жизни богов, показывая богов слабыми, одержимыми человеческими страстями. По краям выткала Арахна гирлянду из цветов, перевитых плющом. Верхом совершенства была работа Арахны, она не уступала по красоте работе Афины, но в изображениях видно было неуважение к богам, даже презрение. Страшно разгневалась Афина, разорвала она работу девушки и ударила ее челноком. Несчастная Арахна не вынесла позора; сплела веревку, сделала петлю и повесилась. Афина освободила из петли Арахну и сказала ей:

— Живи, непокорная. Но ты будешь пауком, который будет ткать день и ночь.

Афина окропила Арахну соком волшебной травы, и тотчас тело ее сжалось, густые волосы упали с головы, и обратилась она в паука. С той поры висит паук-Арахна в своей паутине и вечно ткет ее, как ткала при жизни.

АРТЕМИДА

В греческой мифологии богиня охоты, дочь Зевса и Лето, сестра-близнец Аполлона. Родилась на острове Астерия (Делос).

Артемида (у римлян Диана) — всегда юная дева. Она очень любила мать и брата, заботилась обо всем, что растет в лесу и в поле, а также о диких животных. Она любила охотиться и вечно носилась по лесам и полям с колчаном стрел и копьем в сопровождении любимой лани. Артемида ходила в короткой одежде охотницы, очень метко стреляла. Ее сопровождали нимфы и свора собак. Любила Артемида не только охоту, но и уединение, прохладные гроты, увитые зеленью, и горе тому смертному, кто нарушал ее покой.

Устав от охоты, она неслась к брату Аполлону в Дельфы и там водила хороводы с нимфами и музами. В хороводе она была прекраснее и выше всех на целую голову. Как сестра бога света она часто отождествляется с лунным светом и с богиней Селеной.

В честь нее был построен знаменитый храм в Эфесе. Люди приходили в этот храм, чтобы получить от Артемиды благословение на счастливый брак и рождение ребенка. Считали также, что эта богиня вызывает рост трав, цветов и деревьев.

Артемида обладала решительным и агрессивным характером, строго следила за исполнением издавна установленных обычаев, упорядочивающих жизнь животных и растений.

Артемида разгневалась однажды на царя Калидона Ойнея за то, что он не принес ей в дар, как обычно, первые плоды урожая» и наслала на Калидон страшного вепря; она вызвала раздор среди родичей Мелеагра, возглавлявшего охоту на зверя, что привело к мучительной гибели Мелеагра. Артемида потребовала себе в жертву дочь Агамемнона, предводителя ахейцев в походе на Трою, за то, что тот убил ее священную лань и похвалялся, что даже сама богиня не сумела бы так метко ее поразить. Через прорицателя была передана воля богини, потребовавшей взамен убитой лани Ифигению, дочь Агамемнона. Однако тайно от людей Артемида унесла Ифигению с жертвенника (заменив ее ланью) в Тавриду, где та стала жрицей богини.

Артемиде Таврической приносили человеческие жертвы, о чем свидетельствует история Ореста, чуть не погибшего от руки своей сестры Ифигении. Перед Артемидой и Аполлоном должен был оправдаться Геракл, убивший керинейскую лань с золотыми рогами.

Эти мифы связаны с архаическим прошлым Артемиды — владычицы зверей на Крите. Именно там ипостасью Артемиды была нимфа-охотница Бритомартис.

Древнейшая Артемида — не только охотница, но и медведица. В Аттике жрицы Артемиды Бравронии надевали в ритуальном танце медвежьи шкуры и назывались медведицами. Святилища Артемиды часто находились вблизи источников и болот, символизируя плодородие растительного божества (например, культ Артемиды Ортии в Спарте, восходящий к крито-микенскому времени).

Однако классическая Артемида — девственница и защитница целомудрия. Она покровительствует Ипполиту, презирающему любовь. Перед свадьбой Артемиде, согласно обычаю, приносилась искупительная жертва. Царю Адмету, забывшему об этом обычае, она наполнила брачные покои змеями. Юный охотник Актеон, нечаянно подсмотревший омовение богини, был ею превращен в оленя и растерзан псами. Она же убила свою спутницу нимфу-охотницу Каллисто, превращенную в медведицу, гневаясь за нарушение ею целомудрия и любовь к ней Зевса. Артемида убила страшного Буфага («пожирателя быков»), пытавшегося посягнуть на нее. Артемида Эфесская — покровительница амазонок.

В героической мифологии Артемида — участница битвы с гигантами, в которой сражался и Геракл. В Троянской войне она вместе с Аполлоном воюет на стороне троянцев, что объясняется малоазийским происхождением богини. Артемида — враг любого нарушения прав и устоев олимпийцев. Благодаря ее хитрости погибли братья-великаны Алоады, пытавшиеся нарушить мировой порядок. Дерзкий и необузданный Титий был убит стрелами Артемиды и Аполлона.

Гомер посвятил Артемиде гимн:

Песня моя к златострельной и любящей шум Артемиде, Деве достойной, оленей гоняющей, стрелолюбивой, Одноутробной сестре златолирного Феба-владыки. Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра, И на тенистых отрогах свой лук всезлатой напрягает, Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут главы высокие гор. Густотенные чащи стонут ужасно от рева зверей. Содрогается суша. И многорыбное море. Она же с бестрепетным сердцем Племя зверей избивает, туда и сюда обращаясь. После того, как натешится сердцем охотница-дева, Лук свой красиво согнутый она наконец ослабляет И направляется к дому великому милого брата Феба, царя-дальновержца, в богатой округе дельфийской…

АФРОДИТА

В греческой мифологии Афродита — богиня любви, и красоты. Существуют две версии происхождения Афродиты: согласно одной, поздней, она — дочь Зевса и океаниды Дионы; согласно другой — она родилась из крови оскопленного Кроном Урана, попавшей в море и образовавшей пену; отсюда и этимология ее имени «пенорожденная» и одного из ее прозвищ — Анадиомена — «появившаяся на поверхности моря». Миф отражает древнее происхождение богини, которое подтверждается также сообщением Гесиода, что вместе с Афродитой из крови Урана появились на свет эринии и гиганты. Афродита обладала мощной, пронизывающей весь мир любовью. Афродита представлялась как богиня плодородия, вечной весны и жизни. Она всегда в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов, лилий и в сопровождении харит и нимф.