Тайна не только в сейфах

Чистяков Н. Ф.

Смольников В. Е.

Бдительность и еще раз бдительность — вот тема этой брошюры. В ней разоблачаются коварные происки империалистических разведок, приемы и методы действий их тайной агентуры. Читатель узнает, как иностранные разведки используют для шпионажа не только своих агентов, но и современные технические средства. В книге показано, как попытки вражеских разведок выведать наши военные тайны наталкиваются на высокую политическую бдительность советских воинов, трудящихся нашей страны.

 

1. ШПИОНАЖ — ОРУЖИЕ ИМПЕРИАЛИЗМА

Затихли звуки баяна, умолкли голоса. Ефрейтор Русаков вышел из прокуренного купе железнодорожного вагона в коридор и открыл окно. Свежий воздух приятно охладил лицо. Уже заходило солнце, и мелькавшие за окном перелески и луга растворялись в вечернем сумраке. Дневной пейзаж сменялся мерцанием огней железнодорожных станций и далеких деревушек. Мысли Русакова перенеслись в родной дом, где даже не знали о его приезде…

— Небось размечтались о предстоящей встрече с родными?

Русаков повернул голову. Около него стоял улыбающийся человек в спортивных брюках и майке.

— Размечтаешься, — нехотя бросил Русаков. И, удивившись, как этот незнакомец прочитал его мысли, спросил: — А как это вы догадались, может, я в командировку еду по служебным делам?

— А я решил, что службу вы уже закончили.

— Не-ет. Еще целый год.

— Я почему-то подумал, что вы уже демобилизовались. — Незнакомец сделал паузу, что-то обдумывая, затем добавил: — Значит, пока служите. А я еду в отпуск. Уж очень соскучился по дому. Хочется повидать старушку мать, друзей детства. Давно не был в родных местах.

— И я в отпуск. Это я вам сперва не сказал. Уж больно любопытным показались.

Да какое же здесь любопытство? Просто так. В поезде как-то всегда друг у друга спрашивают, кто,

куда и зачем едет. Я думаю, нет секрета в том, что вы едете в отпуск?

— Конечно нет. Секреты мы хранить умеем.

— А много ли их знает солдат, простите, ефрейтор?

— Кое-что знает… Сейчас время другое и техника другая. А кто обслуживает эту технику? Солдат.

— Возможно, возможно. Я, знаете ли, в армии не служил, и все, что вы говорите, для меня совсем ново. Мне почему-то казалось, что солдаты, кроме команд своих начальников, ничего не знают. Впрочем, эта тема не по мне. Я человек сугубо штатский и в вопросах военной службы ничего не смыслю. Давайте лучше познакомимся. А то говорим мы с вами, а не знаем даже, как друг друга зовут.

— Меня зовут Михаил, а фамилия Русаков. А вас как?

— А меня — Геннадий, просто Гена. Так обращаются ко мне все друзья, а на работе иногда по фамилии — Пестряков. Ну, вот мы и знакомы. Знаете, у меня есть предложение: давайте в честь нашего знакомства вместе поужинаем.

— Нет, спасибо. Я уж вместе с товарищами. Вот кончат играть в домино, тогда и чайком побалуемся.

— Да я думаю, что они на вас не обидятся. В самом деле, идемте. У меня в купе сейчас никого нет. Едет со мной какой-то профессор, так он все время пропадает у своего приятеля в соседнем вагоне.

Поколебавшись немного, Русаков вошел в купе. Человек, назвавший себя Геннадием Пестряковым, быстро разложил закуску, затем полез в багажное отделение и из чемодана достал бутылку коньяку. Тут же были наполнены граненые стаканы, и неожиданный для ефрейтора Русакова ужин начался.

А в это время готовились к ужину солдаты. Когда все были в сборе, младший сержант Пух обратил внимание на отсутствие Русакова. Пух прошелся по вагону, заглянул в оба тамбура, расспросил проводника — Русакова нигде не было. Уж не случилась ли с ним беда?!

Тогда Пух решил пройти по купе. Дверь одного из них оказалась слегка приоткрытой. Пух подошел поближе и услышал голос Русакова.

— Вот ты, Гена, говоришь, что в армии не служил, — растягивая каждое слово, говорил кому-то Русаков.—

А я, брат, уже третий год вкалываю. Я знаю, что такое служба. Солдату приходится нелегко. И командир это учитывает. Вот и наш командир всех, кто постарался на последних учениях, поощрил. А мне дал отпуск на родину.

— Должно быть, хороший у вас командир? — спросил незнакомый голос.

— Душа. Сам был солдатом.

— И до какого звания дослужился?

— Сейчас подполковник. Говорят, скоро полковника ему дадут. Между прочим, мы с ним однофамильцы. Ох и у-умница! Академию окончил. Технику знает как свои пять пальцев.

— Да, техника сейчас сложная. Наверное, без высшего образования трудно ее освоить?

— Смотря что. Вот у меня, например, хоть всего восемь классов, но я новую аппаратуру до винтика изучил. Спроси меня ночью, что такое…

Младший сержант Пух не вытерпел и рванул дверь. Он строго посмотрел на Русакова. Тот сразу понял, в чем дело, извинился перед своим новым знакомым и вышел из купе.

— Ты что, с ума сошел?! — почти выкрикнул Пух. — Сидит, пьет коньяк и выкладывает какому-то типу то, что родной матери знать не положено!

— Ну, чего ты напустился? Это же свой парень. Едет в отпуск домой. Ему ведь интересно знать о солдатской жизни: сам в армии не служил.

— Безобразие, товарищ ефрейтор! Называть постороннему человеку звание, фамилию командира части, рассказывать о прошедших учениях… А если бы я не открыл дверь?.. Идите сейчас же к себе в купе!

Низко опустив голову и не глядя на товарища, Русаков побрел по коридору. Когда они вошли в купе, Пух закрыл дверь на защелку.

— Садись!

Русаков сел. Пух помолчал, что-то обдумывая, потом резко сказал:

— О том, что ты чуть не оказался преступником, мы поговорим, когда вернемся в часть. А сейчас я хочу сказать, что твой собутыльник — подозрительный тип.

Чем? Что же он, по-твоему, шпион? — пробурчал Русаков. — Ведь что говорил перед отъездом из части командир: глупо видеть в каждом собеседнике шпиона.

— Командир говорил правильно. Но собеседник собеседнику— рознь. Вспомни, чем интересовался этот человек. Все это неспроста. Может быть, я ошибаюсь, но мы должны проследить за ним.

— А как ты думаешь это сделать? — Чувствовалось, что Русаков хочет исправить свою ошибку.

— Сделаем так. Ты сейчас выйдешь в коридор и продолжишь разговор с этим человеком. Но с умом. Понял? — Русаков понимающе кивнул. — Как бы между прочим предложи ему выйти в коридорчик, где туалет. Скажи, что там сквознячок: подышим, мол, свежим воздухом. Там продолжишь разговор и как бы невзначай скажешь, что скоро якобы будем проезжать оборонный завод, на котором ты до армии работал. После этого оставь его одного. Остальное я беру на себя.

Русаков вышел в почти опустевший коридор вагона. Осмотрелся. Нового знакомого не было. «Срывается», — подумал Русаков. Но вдруг из купе появилась знакомая фигура. Увидев Русакова, человек направился к нему.

— Ну что, попало вам от младшего сержанта? — спросил он, улыбаясь.

— Немного было. Он, конечно, прав. Ведь нашему брату категорически запрещено употреблять спиртные напитки.

— Это уж слишком! Ведь вы же в отпуске. Впрочем, если он вас пожурил только за выпитый коньяк, то беда невелика.

— А за что же еще? — с наигранной наивностью спросил Русаков. — Больше вроде ругать не за что.

Тон, которым говорил Русаков, не вызывал сомнений. Человек в спортивных брюках и майке задал ефрейтору еще несколько вопросов. Русаков так вошел в роль, что его ответы звучали более чем убедительно. Воспользовавшись паузой в разговоре, он предложил своему собеседнику выйти в коридорчик, где помещался туалет. А через несколько минут под благовидным предлогом оставил своего собеседника одного.

Пух, слегка приоткрыв дверь своего купе, стал наблюдать. Как только Русаков удалился, человек в спортивных брюках достал из заднего кармана портсигар и начал им щелкать, как при фотографировании. Сомнений не было. Портсигар — замаскированный фотоаппарат. «Надо немедленно сообщить о происшедшем в органы госбезопасности», — решил младший сержант.

До ближайшей станции оставалось минут двадцать. Они показались Пуху вечностью. Когда поезд приблизился к станционной платформе, он вышел из купе, громко бросил Русакову, продолжавшему разговор с подозрительным «фотолюбителем», что пойдет немного проветриться, и направился к выходу из вагона.

…Пуху и Русакову пришлось прервать свою поездку на несколько дней для дачи показаний по делу человека, назвавшегося Пестряковым. При обыске у него были обнаружены фальшивые документы — паспорт на имя Геннадия Ивановича Пестрякова, трудовая книжка, различные справки, а также шифр-блокноты, несколько миниатюрных фотокамер, фотопленка с отснятыми важными оборонными объектами, портативный магнитофон и другие вещи, не оставлявшие сомнений в том, что их владелец — профессиональный шпион.

На предварительном следствии было установлено, что задержанный — агент иностранной разведки, засланный в нашу страну со шпионским заданием.

Прощаясь с Пухом и Русаковым, начальник управления комитета госбезопасности сделал внушение ефрейтору Русакову за болтливость и отметил высокую бдительность и находчивость младшего сержанта Пуха.

— Помните, товарищи, — сказал он, — что враг не дремлет. В этом вы убедились. Огромный аппарат империалистических разведок нацелен прежде всего против нашего государства и других социалистических стран…

И это действительно так…

***

В Соединенных Штатах Америки, в штате Вирджиния, неподалеку от Вашингтона, есть внешне ничем не примечательное местечко Лэнгли. Здесь находится железобетонная штаб-квартира Центрального разведывательного управления, окруженная со всех сторон густой стеной леса.

Человек, едущий в штаб-квартиру ЦРУ, поворачивает у таблички «БОД» в Лэнгли и вскоре оказывается перед сетчатой оградой высотой в 10 футов, которая окружает весь участок. На ограде надписи, но ни одна не говорит, что здесь находится ЦРУ. На одной слова — «Владение правительства США, только для официальных дел». На другой — «Фотографирование запрещено». На третьей — «Посторонним вход воспрещен». За воротами помещение охраны. На крыше смонтированы специальные радиоантенны. Они — важная часть системы связи ЦРУ со всем миром. В глубине огромного здания находится центральный контрольный пост, связанный проводами с системами подачи тревоги, проложенными по всему зданию…»

Так американские журналисты Д. Уайз и Т. Росс описывают в своей статье, опубликованной в журнале «Лук», месторасположение ЦРУ.

Здание ЦРУ оборудовано по последнему слову современной техники. Здесь находится научная лаборатория. В ней конструируются миниатюрные образцы оружия, звукозаписывающих устройств, фотокамер, создаются невидимые чернила, специальные взрывчатые вещества — все, что необходимо для шпионов. Здесь круглосуточно работают 10 тысяч специалистов. Электронное оборудование позволяет обрабатывать горы информации, поступающей со всех концов света. ЦРУ располагает огромной библиотекой, в которой наряду с обычными книгами хранятся секретные и открытые материалы на 40 миллионах перфорированных карточек. Ежемесячно ЦРУ получает 200 тысяч газет и книг.

По утверждению Уайза и Росса, ежегодный бюджет ЦРУ составляет 4 миллиарда долларов. Если учитывать, что деятельность ЦРУ полностью соответствует интересам самых реакционных кругов США, станет понятным, почему империалистические заправилы не жалеют денег на эту организацию.

Правительство США предоставило Центральному разведывательному управлению исключительно широкие полномочия. Принятый в 1949 году конгрессом США закон «О Центральном разведывательном управлении» разрешает ЦРУ для подрывной деятельности на чужих территориях использовать материальные средства и личный состав правительственных учреждений, государственных и даже частных учебных заведений, торговых, сельскохозяйственных, научных организаций, коммерческих фирм и т. д.

Закон в обход установленных правил разрешил ЦРУ не оформлять въезд в страну иностранцев. Директор ЦРУ может не считаться с политическими и правовыми нормами и порядками, обязательными для других правительственных учреждений, он не ограничен в расходовании многомиллионных сумм, выделенных этому учреждению, причем вправе делать это без всякого контроля и объяснений.

Наряду с гласными законами, устанавливающими права и полномочия Центрального разведывательного управления, существуют секретные акты. «Конечно, — писал Аллен Даллес, — имеется и секретная сторона дела, и закон разрешает Национальному совету безопасности (что фактически означает — президенту) возлагать на ЦРУ определенные задачи и обязанности в области разведки в дополнение к конкретно перечисленным в законе. Эти обязанности не предаются гласности».

Должность директора Центрального разведывательного управления — один из ключевых постов в США.

Американский обозреватель Дрю Пирсон писал, что самым важным после президента человеком является глава ЦРУ. «Даже в большей степени, чем государственный секретарь, он может смещать королей и президентов, совершать государственные перевороты, приближать войну, причем не обязан докладывать о своих действиях конгрессу».

По утверждению самих американцев, закон 1949 года о Центральном разведывательном управлении и другие законодательные акты предоставили ЦРУ право действовать «вопреки положениям закона», а его руководителю дали «почти диктаторские полномочия».

Огромное поле деятельности, исключительные права и, по существу, неограниченные возможности для реализации этих прав превратили ЦРУ во второе, невидимое правительство США.

«Увы, приходится с сожалением констатировать, — писал французский публицист Жан-Морис Эрман, — что слишком многое в Соединенных Штатах происходит так, как если бы помимо официального правительства, существующего в Вашингтоне, существует еще одно, невидимое, состоящее из представителей ЦРУ и К°».

Учитывая особое положение и роль Центрального разведывательного управления в жизни США, правительство с исключительной тщательностью подходит к подбору главы этого органа.

За последние несколько лет правительство США неоднократно меняло руководство ЦРУ. После ухода в связи с кубинскими событиями 1961 года с поста директора ЦРУ обер-шпиона Аллена Даллеса ему на смену пришел крупный бизнесмен Джон Маккоун. Но он недолго оставался в директорском кресле. Еще меньше — всего тринадцать месяцев — пробыл в этой должности отставной адмирал Уильям Рейнборн. А в июне 1966 года президент Джонсон принял присягу у Ричарда Хелмса. Ричард Хелмс — опытный и ловкий разведчик. До назначения на новый пост он был заместителем директора ЦРУ и начальником отдела планирования. Если иметь в виду, что на отдел планирования возложено осуществление таких подлых и коварных задач, как государственные перевороты, политические убийства, вооруженные интервенции и т. д., то станет понятным, почему выбор пал на Хелмса.

Ричард Хелмс, как его рекламирует американская печать, «один из крупных экспертов разведывательной службы США», прошедший за двадцать четыре года работы в разведке все ступени иерархической лестницы.

Президент США Джонсон, приводя Хелмса к присяге, сказал: «Хотя он более 20 лет, находясь на государственной службе, пытался избегать гласности, ему так и не удалось скрыть того, что он является одним из самых надежных, самых способных и самых преданных делу специалистов-профессионалов. Это исключительно важное учреждение еще никогда не возглавлял более достойный». Да, Хелмс всегда активно проводил разбойничью политику американских империалистов.

Американская разведывательная служба — огромная часть государственного аппарата. Влияние ЦРУ на решение различных вопросов очень велико. «Прибегая к самым различным методам — от подслушивания телефонных разговоров до оказания влияния на избирателей, от взрывов мостов до вооруженных интервенций, — писала газета «Нью-Йорк таймс», — открыто и тайно Центральное разведывательное управление стало важнейшим орудием осуществления американской политики и одним из самых важных органов американского правительства».

Центральное разведывательное управление — только часть огромной системы разведывательных органов США. Помимо ЦРУ вопросами разведки занимаются еще девять органов: Национальный совет безопасности, разведывательное управление министерства обороны, национальное агентство безопасности, разведка армии США, разведка военно-морских сил США, разведка военно-воздушных сил США, бюро разведки и исследований государственного департамента, комиссия по атомной энергии и федеральное бюро расследований.

Если ко всему этому прибавить пресловутый «корпус мира», отдельные организации и частных лиц, которые, внешне занимаясь безобидной деятельностью, собирают шпионские сведения, можно представить себе масштабы американской разведывательной системы.

По утверждению американских журналистов Уайза и Росса, в разведывательной сети США работает около 200 тысяч человек.

Отбор людей для работы в ЦРУ производится исключительно тщательно. Из каждых 1000 человек, намечаемых для этой работы, только для проверки благонадежности отбираются лишь 200.

Обычно сотрудники ЦРУ вербуются в учебных заведениях. Во всех крупных университетах имеются люди, которые занимаются подбором квалифицированных кадров для ЦРУ. По данным американской печати, вербовка студентов-выпускников в качестве агентов Центрального разведывательного управления ведется сейчас более чем в 100 университетах и колледжах. Завербованных используют не только для работы в аппарате ЦРУ, но и для разведывательной деятельности за границей под прикрытием «исследовательских программ».

Центральное разведывательное управление разработало инструкцию, в соответствии с которой американские студенты, направляющиеся на учебу в СССР в порядке культурного обмена, при составлении отчета о пребывании в Советском Союзе должны давать описание лабораторий, порядок доступа к диссертациям и другим научным работам, сведения о советских ученых, аспирантах и т. д. Эта информация в последующем поступает в ЦРУ и там обрабатывается.

Имеются многочисленные факты, свидетельствующие об использовании американской разведкой студентов, находящихся на учебе в СССР, для проведения шпионажа. Не успели первые американские студенты разместиться в здании Московского университета, как военный атташе США в Москве полковник Кертон дал указание своим подчиненным шире использовать американских граждан для сбора шпионской информации о Советском Союзе.

Широкой общественности стало известно о субсидировании Центральным разведывательным управлением Национальной студенческой ассоциации и ряда международных молодежных организаций.

Выяснилось, что Центральное разведывательное управление в течение пятнадцати лет снабжало деньгами НСА и вербовало студентов для агентурной деятельности, причем это делалось с ведома правительства США: большинство членов комиссии конгресса США, которые наблюдают за деятельностью Центрального разведывательного управления, знали о субсидировании этим управлением Национальной студенческой ассоциации одобряли его.

Помимо Национальной студенческой ассоциации ЦРУ финансировало американских журналистов, различные благотворительные учреждения, церковь и т. д.

Комментируя события, связанные со скандалом в Центральном разведывательном управлении, американская печать утверждает, что имеются еще десятки не названных групп и организаций, которые сотрудничали с ЦРУ. Журналист Уолтер Липпман в газете «Вашингтон пост» писал, что в США поднялся колоссальный шум в связи с разоблачением скрывавшейся многие годы связи ЦРУ с различными организациями. «От деятельности ЦРУ стал исходить запах, как из помойной ямы. Это свидетельствует, что изменилась не сама деятельность ЦРУ, а изменилось отношение общественности к ней».

Тесная связь Центрального разведывательного управления с американскими университетами выражается не только в вербовке студентов, но и в использовании научных кадров для разведки. ЦРУ размещает в университетах различные заказы на исследования в интересах разведки. В своей статье «Университеты, или филиалы ЦРУ» американский журналист Гарри Фримен пишет, что в Массачузетском технологическом институте, являющемся одним из наиболее авторитетных учебных заведений США, в 1950 году был основан на средства ЦРУ Центр международных исследований. Мичиганский государственный университет разрабатывает средства индивидуальной обороны. Некоторые университеты настолько заинтересованы в получении заказов от разведки, что даже держат для этой цели своих специальных сотрудников в Вашингтоне.

Американская газета «Уорлд джорнэл трибюн» писала, что штату ЦРУ, который изобилует докторами философии, лингвистами и другими учеными, могут завидовать многие крупные университеты и что ЦРУ приходится конкурировать с университетами и частной промышленностью при найме квалифицированных крупных научных кадров.

«Работники ЦРУ, — публично заявил президент США Джонсон, — настоящие ученые, самые значительные достижения которых получаются не в тайне мрака, а в кабинетах за счет многочасового чтения серьезных технических изданий… Это экономисты, знатоки политической экономики, истории, географии и многих других наук».

Таким образом, по признанию самого президента США, кадры Центрального разведывательного управления в значительной мере укомплектованы людьми, которые науку поставили на службу шпионажу.

«Совершенно естественно, — замечает Гарри Фримен, — что зарубежные ученые, принимая у себя американских профессоров, могут задать себе вопрос: а настоящий это ученый или он агент разведки, одетый в академическую мантию?»

Разумеется, основную массу американских профессиональных разведчиков составляют не ученые, а люди иных, более скромных профессий. В опубликованной в журнале «Эсквайр» статье «Я шпионю для ЦРУ» агент ЦРУ, пожелавший остаться неизвестным, пишет, что некоторые американцы идут в разведку просто потому, что им нужна работа.

Обычно подготовка агента ЦРУ длится год. За это время он смотрит учебные фильмы, проходит физическую тренировку, включая прыжки с парашютом и приемы рукопашного боя, обучается фотографии и методам визуального наблюдения, изучает языки, способы проникновения на объекты и даже обучается разгадывать речь по движению губ. «Посмотрите, как беседуют сидя в ресторане два работника ЦРУ, — пишет неизвестный агент. — Чаще всего они как можно незаметнее закрывают губы руками или маскируют их трубкой или сигаретой».

Подготовка агента носит исключительно разносторонний характер. По данным зарубежной печати, в американских шпионских школах изучают более 60 языков. Наибольшее внимание уделяется изучению русского языка. Используются последние достижения методики, чтобы в кратчайшее время «учащиеся» смогли овладеть русским языком. Непосвященному человеку трудно представить себе, что и как изучается в шпионских школах. Так, «студенты» должны знать, что в Европе ни в коем случае нельзя носить рубашки американского фасона, что в Европе пуговицы пришивают «крестиком», а не параллельными стежками, как в Америке. Они должны знать, как адресовать письма из Софии, как проехать трамваем в Восточном Берлине, как заказать пиво в австрийском ресторане, посещаемом рабочими, и как устанавливать связи со своими агентами.

Автор статьи «Я шпионю для ЦРУ» пишет, что работников ЦРУ можно разделить на три категории: работники управленческого аппарата в Вашингтоне, агенты, размещаемые в посольствах, и агенты, которые большую часть своего времени проводят в других странах.

Агенты ЦРУ — это огромная армия квалифицированных разведчиков, разбросанных по всему миру. По утверждению американских журналистов Уайза и Росса, общий штат ЦРУ превышает 115 тысяч человек плюс тысячи тайных агентов и местных осведомителей во всем мире. В своей книге «Искусство разведки» Аллен Даллес писал, что ЦРУ «ведет непрестанное наблюдение во всех районах мира… Ареной нашего конфликта является весь мир». Какие только прикрытия и каналы не используют для своей подрывной деятельности агенты ЦРУ! Они выступают в роли дипломатов, экономических советников, бизнесменов, туристов, членов «корпуса мира», представителей научных, культурных, спортивных и иных делегаций и т. д. «Число агентов ЦРУ в посольствах часто превышает число представителей государственного департамента, — писал американский журналист Генри Тейлор. — Разросшийся штат сотрудников ЦРУ часто занимает в здании посольства целый этаж (а иногда и больше) и несколько отдельных здании плюс подсобные помещения — от небольших комнат до роскошных загородных имений». Тейлор утверждает, что из 46 тысяч американских представителей за границей 40 тысяч работают не на государственный департамент, а на другие органы, и в первую очередь на ЦРУ.

Обучение в школах иностранных разведок: а) подготовка шпионов и диверсантов в Западном Берлине: б) обучение нападению на часовых; в) водолаз-диверсант обучается закреплению взрывчатого вещества на подводном сооружении; г) диверсанты учатся преодолевать препятствия

Американское правительство считает шпионаж одной из важных сторон деятельности своих дипломатических представителей за рубежом. Специальная комиссия сената США в официальной резолюции отметила: «Дипломатия не самоцель, и хотя необходимо избегать необоснованного риска, сбор разведывательных сведений — это жизненно важная деятельность дипломатического представительства». Комиссия потребовала от разведчиков проявлять больше «смелости, настойчивости и агрессивности в действиях, используя все возможности дипломатической службы для нужд разведки».

Деятельность Центрального разведывательного управления хорошо известна во всем мире и встречает осуждение, в том числе и прогрессивно настроенных американцев.

Журнал «Майнорити оф уан» в статье «Дьяволы-таки существуют» говорит, что ЦРУ в своей подрывной деятельности прибегает к самым подлым методам. Это подтверждают и журналисты Уайз и Росс, описывая, как было задумано покушение на руководителей кубинской революции во время их пребывания в Нью-Йорке в 1960 году. Агенты ЦРУ намеревались подложить им коробку с взрывающимися сигарами. Однако этот план агентам ЦРУ не удалось привести в исполнение.

Центральное разведывательное управление распустило свои щупальца по всему миру. Западная Германия превращена в один из крупнейших филиалов ЦРУ в Европе и буквально наводнена американскими разведчиками. На ее территории находится более 40 подразделений американской разведки. Основной филиал Центрального разведывательного управления расположен в здании концерна «И. Г. Фарбениндустри». Органы военной разведки дислоцируются во многих городах. На территории ФРГ расположено большое количество американских разведывательно-диверсионных школ.

Используя привилегированное положение США в Западной Германии, Центральное разведывательное управление сделало все, чтобы в своих грязных делах иметь партнером разведывательные органы ФРГ.

В 1946 году при содействии и всесторонней поддержке правительства США в Западной Германии была создана шпионско-диверсионная организация. С того времени и вплоть до 1968 года ее возглавлял бывший гитлеровский генерал Рейнхард Гелен. В начале 1968 года руководителем федеральной разведывательной службы был назначен генерал-лейтенант Герхард Вессель — кадровый разведчик, прошедший выучку во времена фашистского рейха. Военную карьеру он начал еще в 1932 году, служил в различных армейских частях. С начала 1942 года и до конца войны был под началом Гелена референтом в отделе «I-А» при верховном командовании сухопутных сил. С 1955 по 1962 год Вессель руководил подотделом военной контрразведки в министерстве обороны.

В 1956 году геленовская организация стала разведывательным органом боннского правительства и получила название «Бундеснахтрихтендинст» (БНД). Штаб-квартира БНД находится в Мюнхене, а ее периферийные органы работают под прикрытием торговых и промышленных фирм. Например, в американской печати указывалось, что резидентура БНД в австрийском городе Зальцбурге скрывается под вывесками автомобильного завода «Фольксваген» и концерна «Олимпия».

БНД получает все большую и большую поддержку боннского правительства, особенно в вопросах финансирования. Суммы, предоставляемые БНД, растут из года в год.

Наряду с БНД в Западной Германии существуют еще две крупные разведывательные организации — «Бундесамт фюр ферфассунгшютц» (федеральная разведывательная служба) и «Милитаришер абширмдинст» (служба контрразведки).

Острие шпионской и подрывной деятельности западногерманской разведки, так же как и американской, направлено против Советского Союза, ГДР и других социалистических стран.

Вся агентура западногерманской разведки делится на три большие группы. К первой группе относятся агенты-наводчики и агенты-вербовщики. Это люди, которые занимаются комплектованием агентурной сети. Вторая группа — «источники», то есть шпионы непосредственно добывающие секретные сведения. В свою очередь «источники» делятся на несколько групп: «источники П» — агенты, имеющие доступ к самым сокровенным секретам противника; это лица, находящиеся на ответственных постах в государственных, хозяйственных и научно-исследовательских учреждениях; «источники Ю» — агенты, ведущие постоянное наблюдение за промышленными и военными объектами, за железнодорожными станциями, аэродромами и т. д.; «источники Р» — агенты, собирающие шпионские сведения во время нахождения в пути, обычно это поездные бригады; «источники Ш» — агенты, предназначенные для внедрения в Национальную народную армию ГДР и советские воинские части на территории ГДР; «источники С» — агенты, изучающие деятельность органов госбезопасности социалистических государств.

Как видно, агентурная сеть западногерманской разведки весьма разветвлена, причем каждая ее ветвь выполняет определенные задачи.

Руководители западногерманской разведки большое внимание уделяют подготовке кадров для шпионско-подрывной деятельности. На территории Западной Германии разбросаны десятки школ, где проходят разностороннюю подготовку будущие разведчики. По своим методам и опыту работы, направленности подрывной деятельности, способам вербовки и использования агентуры западногерманская разведывательная служба — прямой наследник гитлеровской разведки. Многие кадры абвера, набившие руку на проведении кровавых операций против коммунистов, партизан и советских патриотов в годы Великой Отечественной войны, теперь служат в разведывательных органах ФРГ.

Командование военно-морских сил ФРГ, например, создало на Балтийском море близ города Киля школу, которая готовит диверсантов для подрывных работ под водой.

7 октября 1965 года газета «Ди вельт» сообщила, что бундесвер проводит весьма тщательный отбор кадров для прохождения специального курса в этой школе диверсантов. О том, насколько сложна программа обучения, свидетельствует тот факт, что только сорока процентам учащихся удается пройти курс до конца. Они обучаются прыжкам с парашютом в воду, плаванию на дистанцию не менее десяти километров, высадке в воду на полном ходу с торпедных катеров и при помощи торпедных аппаратов с подводных лодок, приемам рукопашного боя и плаванию под водой.

Само собой разумеется, что подготовка таких диверсантов— дело не только сложное, но и дорогостоящее. Поэтому руководители бундесвера, желая, чтобы каждый окончивший школу более длительное время находился на службе в диверсионном отряде, вербуют этих лиц на срок не менее шести лет.

В мирное время диверсантам ставится задача нелегально пробраться на территорию социалистического государства, поселиться вблизи заранее намеченного объекта, а еще лучше — работать на таком объекте и ждать сигнала о начале подрывной деятельности.

При получении указаний из разведывательного или диверсионного центра агент должен передавать нужную информацию, проводить диверсии, совершать террористические акты, распространять листовки, сеящие пораженческие настроения, создавать панику, дезорганизовывать работу местных органов власти, выискивать людей, склонных в силу своих низких моральных качеств пойти на предательство, и т. д.

Все это свидетельствует, что боннские реваншисты, став прямыми наследниками немецкого фашизма, ведут всестороннюю подготовку к третьей мировой войне.

Действуя заодно с американскими агрессорами, реваншистские силы ФРГ стремятся осложнить положение в Европе. Они прибегают ко всяческим ухищрениям, чтобы сохранить агрессивный блок НАТО. Руководящие круги Бонна сделали стержнем своей политики реваншистские требования пересмотра существующих границ и вооружения бундесвера ядерным оружием.

В заявлении Советского правительства от 25 января 1967 года говорится, что западногерманские милитаристы, ничему не научившись и не сделав выводов из катастрофы, постигшей рейх, со слепым упрямством осуществляют обширную программу военных приготовлений.

В планах ведения военных действий, разрабатываемых недобитыми гитлеровскими генералами, особое место отводится шпионско-диверсионной работе в тылу социалистических стран, и прежде всего в тылу Советского Союза. Вот что на этот счет говорится в одной из инструкций западногерманской разведки:

«Работа против СССР — важнейшая и труднейшая деятельность разведки. Конечной целью является проникновение источников в Советский Союз. В этой работе будут иметь место неудачи, но это не должно приводить в отчаяние наших сотрудников. Точно так же, как муха, отгоняемая человеком, все время налетает на него с другой стороны, так и мы должны налетать на Советский Союз все время с новой стороны».

Активная роль в проведении шпионской и подрывной работы против Советского Союза и других стран социалистического лагеря принадлежит английской разведке.

Английская разведка — самая старая разведка мира. Она имеет огромный опыт в организации и проведении шпионажа. Как и в США, разведка в Англии занимает одно из важных мест в государственном аппарате. «В Англии разведка, — писал крупный английский шпион Э. Захариас, — играет такую же роль в определении международной политики, как и любой отдел министерства иностранных дел».

Английская разведывательная сеть огромна. Помимо центральных органов, подчиняющихся премьер-министру, существует целая система ведомственных разведывательных служб. Главными разведывательными органами являются «Сикрет Интеллидженс сервис» (секретная разведывательная служба), которую, возглавляет Ричард Уайт, и разведывательные управления военного министерства, министерства авиации и адмиралтейства.

Так же как и американская и западногерманская разведки, английская разведка свое внимание сосредоточила на проведении шпионажа против Советского Союза и других социалистических государств.

Не отстают от своих главных партнеров и разведки других капиталистических стран. Если взглянуть на карту мира, можно представить себе, какую гигантскую машину составляет разведывательная служба капиталистических государств. Эта машина верно служит интересам самых реакционных и агрессивных сил, стремящихся любой ценой подорвать могущество социалистического лагеря.

Под руководством агрессивных кругов США действует «единый тайный фронт». Деятельность империалистических разведок согласуется, вплоть до проведения отдельных шпионских операций.

В нынешних условиях империалистам трудно рассчитывать на то, что они смогут одолеть социалистические страны путем лобовой атаки. Руководители империалистических государств стараются извлечь уроки из своих поражений, приспособиться к новой обстановке в мире. Они используют любые, самые изощренные и коварные методы для осуществления своей политики. Империализм не гнушается никакими приемами и средствами в тайной войне. И разведывательные органы служат ему для достижения самых реакционных целей. Вот почему в арсенале подлых и грязных методов политики империализма шпионаж занимает одно из главных мест.

 

2. ВОТ ЧТО ИХ ИНТЕРЕСУЕТ

50-летняя история нашего государства со всей убедительностью свидетельствует, что советскому народу не нужна война. Перед нами стоит гигантская задача, имеющая всемирно-историческое значение, — построить коммунизм.

Однако империалисты всего мира рассматривают наши достижения как угрозу своему существованию и стремятся любыми способами сорвать осуществление наших мирных планов.

Особую угрозу представляет американский империализм и западногерманский реваншизм. Правящие круги Соединенных Штатов Америки под прикрытием разговоров о сотрудничестве усиливают военные приготовления против Советского Союза и других социалистических стран, создают опасные очаги войны в различных районах земного шара. Уже несколько лет ведется грязная война во Вьетнаме, создан опасный очаг войны на Ближнем Востоке.

США разместили свои военно-стратегические силы и в Европе. Главная ударная сила империализма в Европе— ФРГ, где открыто возрождается нацизм, где реваншистские требования составляют основу государственной политики. Западногерманские реваншисты сформировали одну из крупнейших армий, насчитывающую около полумиллиона солдат, и добиваются права на ядерное вооружение этой армии.

Враждебная делу мира, свободы и независимости народов политика империалистических держав, их агрессивные действия в различных частях земного шара обострили международную обстановку, усилили опасность возникновения новой мировой войны.

Наиболее агрессивные американские империалисты носятся с бредовой идеей ликвидировать Советский Союз и другие социалистические страны путем войны. Но организовать военное нападение на социалистический лагерь — дело рискованное. Всем известно, что Советские Вооруженные Силы, как и армии других социалистических стран, готовы дать сокрушительный отпор любому агрессору.

В своей захватнической политике империалистические государства используют шантаж, интриги, провокации. Они стремятся подорвать могущество социалистического содружества изнутри — путем лживой пропаганды, диверсий, террора, выуживания государственных и военных секретов и т. д.

В системе мероприятий, направленных против социалистических стран, особое место уделяется разведывательной деятельности. «Для того чтобы проникнуть за барьеры безопасности коммунистического блока, — откровенно писал бывший руководитель Центрального разведывательного управления США Аллен Даллес, — приходится прибегать к специальным методам, которые характерны лишь для тайных разведывательных операций».

Круг вопросов, интересующих империалистические разведки, почти беспределен. Больше всего их, естественно, интересуют сведения, касающиеся обороны нашей страны.

Генералы Пентагона считают, что они смогут в какой-то мере рассчитывать на успех в войне с Советским Союзом лишь в том случае, если сумеют нанести внезапный массированный ракетно-ядерный удар по ракетным базам, складам ядерного оружия, важнейшим промышленным и оборонным объектам, аэродромам, транспортным узлам и т. д. Если же разведка США не обеспечит Пентагон точными данными о расположении советских ракетных баз, то подавить их будет нельзя, тем более что эти базы рассредоточены и укрыты на площади 22 миллионов квадратных километров, составляющих территорию СССР.

Вот почему для империалистических разведок, особенно для американской, получение секретной информации о ракетостроении и размещении ракетно-ядерного оружия в СССР — вопрос номер один. Американская газета «Уорлд джорнэл трибюн» откровенно писала: «Сейчас мы переживаем период, когда Соединенным Штатам крайне важно получать сведения, например, о том, что делают русские в области создания системы противоракетной обороны».

О том, что именно интересует иностранную разведку в области ракетного вооружения Советского Союза, видно из приводимой ниже инструкции-задания агенту американского разведоргана.

В начале инструкции говорилось, что на поставленные в ней вопросы лучше отвечать, сославшись на номер, чтобы не повторять суть вопроса. Информация должна содержать минимальное количество слов и указание на первоисточник, из которого получены сведения. Далее следовали вопросы.

«Раздел № 1. О воинской части: 1–1 —наименование части; 1–2 — номер войсковой части; 1–3 — подчинение (непосредственное и высшее); 1–4 — штатный состав части по воинским званиям; 1–5 — задача части (чем она занимается); 1–6 — с какими другими частями (подразделениями) имеет часть отношения в связи с выполнением своей задачи?

Раздел № 2. О районах, предназначенных для пуска межконтинентальных баллистических снарядов: 2–1 — точное местонахождение района (расстояние и направление от ближайшего населенного пункта) и т. п.; 2–2 — сколько имеется пусковых площадок (установок) в данном районе; 2–3 — когда началось строительство района; когда строительство было окончено; если не окончено, то плановая дата окончания; 2–4 — сколько снарядов находится в настоящее время в районе; сколько из них готово к пуску; 2–5 — о войсковой части, ответственной за ведение строительства района или применение снарядов: наименование части, номер войсковой части, место дислокации, род войск, где подготовлена к настоящему назначению, непосредственное и высшее подчинение части, фамилия и звание командира части. 2–6 — расположение площадок установок — подземно или на поверхности; 2–7 — подходит ли железнодорожная ветка к району; если да, то какие элементы пускового оборудования помещаются в ж.-д. вагонах (например, топливо, жидкий кислород, радиолокационные средства, пульт управления и т. д.); 2–8 — о самих межконтинентальных снарядах, имеющихся в данном районе; данные, требуемые в разделе № 3.

Раздел № 3. О типе межконтинентального баллистического снаряда: 3–1 — название, кличка и класс снаряда; 3–2 — завод-изготовитель (или заводы-заготовители); 3–3 — количество ступеней; 3–4 — тип топлива, употребляемого в снаряде; 3–5 — оперативная готовность снаряда (имеются ли в настоящее время такие снаряды, готовые к применению для нанесения ударов); сколько в общей сложности имеется таких снарядов; 3–6 — местонахождение всех пусковых районов для таких снарядов; 3–7 — дальность действия снаряда; 3–8 —скорость снаряда; 3–9—размеры снаряда (длина, диаметр, вес); 3- 10— может ли снаряд нести атомный или водородный заряд; 3-11 —какая организация управляет оперативным применением снаряда; 3-12 — типы объектов, по которым снаряд предназначен нанести удар…»

Инструкция-задание содержала еще массу вопросов аналогичного характера. Но и те, что приведены, вполне убедительно свидетельствуют о стремлении американской разведки иметь максимально подробные сведения о наших ракетных войсках, об экономическом и военном потенциале Советского Союза.

Однако такие сведения узнать нелегко: советские воины надежно хранят секреты. Поэтому иностранные разведки стремятся получить различные второстепенные сведения, которые в совокупности при их сопоставлении и анализе могут дать определенное представление о военных объектах, дислокации воинских частей, их численности, характере вооружения, о морально-политическом состоянии личного состава и т. д.

Всему миру известен беспрецедентный по своей наглости полет американского разведывательного самолета «Локхид У-2», вторгшегося 1 мая 1960 года в воздушное пространство СССР. Этот самолет, пилотируемый летчиком-шпионом Пауэрсом, был снабжен оборудованием для производства аэрофотосъемки и радиоразведки с больших высот. Среди остатков сбитого нашими ракетчиками самолета обнаружены фотографические пленки с заснятыми аэродромами и другими важными военными и промышленными объектами Советского Союза. Кроме того, была обнаружена ферромагнитная пленка с записью сигналов некоторых советских радиолокационных станций. Привлеченный к судебной ответственности, Пауэрс показал, что в соответствии с заключенным им с Центральным разведывательным управлением контрактом он был летчиком специального авиационного подразделения, занимающегося сбором сведений о действующих на территории Советского Союза радиостанциях и радиолокационных установках, а также о местах расположения ракет.

В программе обучения шпионов особое внимание уделяется методике распознавания военных объектов Советского Союза. В книге «Искусство разведки» А. Даллес писал: «Если вы ничего не знаете о ядерных реакторах, то мало пользы от того, что вы сообщите о реакторе, даже если вам удастся находиться в непосредственной близости от него. В действительности нужен такой человек, который бы разбирался в том, за чем он наблюдает».

Руководители иностранных разведок хорошо понимают, что от слабоподготовленного агента мало пользы. Американские шпионы Зоннтаг и Науманн, прибывшие в нашу страну под видом туристов ФРГ, на допросах показали, что, когда они проходили шпионскую подготовку в Гейдельберге, Мангейме и Франкфурте-на-Майне, их обучали специальным методам распознавания в Советском Союзе военных объектов, и в первую очередь заводов по производству ракет, стартовых ракетных площадок, подъездных путей к ним, транспортных средств для перевозки ракет и радарных установок. По окончании подготовки Зоннтаг и Науманн были снабжены специальным фотоаппаратом, шариковым карандашом со средствами тайнописи и другим шпионским снаряжением, получили задание устанавливать и фотографировать указанные выше объекты. Кроме того, в случае передвижения крупных воинских соединений Советской Армии или проведения мероприятий мобилизационного характера они должны были немедленно направить в Гейдельберг кодированную телеграмму. Зоннтаг и Науманн были пойманы с поличным и предстали перед советским судом.

«Туристы» — голландцы Рейдон Эверт Бертольд и Де Яхер Лоу, путешествуя по Украинской ССР, использовали каждую возможность для сбора шпионской информации. Они фотографировали военные объекты, в беседах с советскими гражданами пытались выведать государственные секреты. Однако благодаря высокой бдительности советских людей шпионы были арестованы на месте преступления. Они получили по заслугам.

Шоссейный мост, сфотографированный Де Яхером Лоу

Американский турист Марк Каминский, возвращавшийся из поездки по Советскому Союзу, при проверке на контрольно-пропускном пункте государственной границы хотел скрыть от досмотра две фотопленки и блокнот с записями. Оказалось, что в них содержатся данные шпионского характера. Во время поездки на машине по Советскому Союзу Каминский занимался сбором сведений о военных, железнодорожных и промышленных объектах. Каминский сфотографировал радарную установку, участок железной дороги со следовавшим по нему эшелоном цистерн, радиомачты и многое другое. В записной книжке были сделаны записи о дислокации артиллерийской базы, наличии военнослужащих в населенных пунктах, о расположении военных лагерей и дорог, ведущих к ним, о месте нахождения военного аэродрома с указанием типов самолетов, о наличии большого количества радиомачт в одном из населенных пунктов и описание железнодорожного узла на ст. Ровно с указанием количества основных и запасных путей и характера грузов, находящихся в подвижном составе, записи о предприятиях тяжелой промышленности в одном из городов СССР, работах на шоссейных дорогах, проводимых военнослужащими, с указанием места, где производятся эти работы, их характера и т. д. Как видно, Каминский, занимавшийся сбором не только военного, но и экономического характера, неплохо потрудился на своих хозяев. За шпионскую деятельность Каминский осужден военным трибуналом.

Собранные сведения он намеревался передать американской разведке и, кроме того, опубликовать клеветническую книгу о Советском Союзе.

При попытке перейти границу СССР органами госбезопасности был задержан агент американской разведки Славнов. Следствием было установлено, что Славнов заброшен в нашу страну после тщательной подготовки в американских разведывательных школах, расположенных на территории ФРГ. Этот матерый шпион имел задание собирать разведывательные данные о наших промышленных объектах, о местах расположения межконтинентальных баллистических ракет, а также средств противовоздушной обороны СССР. Следует заметить, что американская и другие империалистические разведки проявляют особый интерес к состоянию ПВО Советского Союза.

Подчеркивая важность сбора разведывательных данных о противовоздушной обороне СССР, английский военный разведчик Эшер Ли в книге «Воздушная мощь» пишет, что такие сведения крайне необходимы для обеспечения планируемых операций стратегической авиации.

Уже упоминавшийся американский шпион Марк Каминский выполнял задание по сбору сведений, необходимых главным образом для ВВС США. Кстати, выбор кандидатуры Каминского был не случаен. Каминский был квалифицированным механиком по радарным установкам, в течение нескольких лет проходил службу в ВВС США. К тому же он хорошо владел русским языком и специально изучал работу советских органов госбезопасности.

В поисках целей для своих ракет и стратегической авиации империалистические разведки сосредоточивают внимание на изучении мест расположения и мощности электростанций и заводов, протяженности и пропускной способности железных и шоссейных дорог, мостов и переправ, на исследовании прибрежных районов с целью использования их для высадки морских десантов.

Побывавший в Ростове бывший военный атташе США в Москве генерал Гроу в своем дневнике, изъятом при задержании, писал: «Мост здесь — лучшая мишень на юге России. Разрушение этого моста одновременно с мостом через Кубань на станции Кавказская привело бы к тому, что весь Кавказ остался бы отрезанным, если не считать малоудобной дороги на Астрахань, которая может быть парализована. По нашим расчетам, движение поездов по этой магистрали самое интенсивное в России».

Следуя в поезде Москва — Хабаровск, помощник военного атташе подполковник Фелчин и помощник военно-воздушного атташе США в Москве майор Маккини беспрерывно вели наблюдение за встречными эшелонами, за бензохранилищами, радиостанциями, мостами, заводами и т. д. При этом американцы делали записи в блокнотах и фотографировали. Характер этих записей, которые были утеряны разведчиками и обнаружены в купе вагона проводником, свидетельствует, что Фелчин и Маккини собирали данные о целях для авиации.

«Зима. Ж.-Д. мост через реку Оку, к юго-востоку от города. Электростанция и аэродром в двух милях к северо-западу от города.

Улан-Удэ. Сведений нет. Доносить обо всем.

Ташкент. Завод железнодорожного Оборудования, автозавод, склады горюче-смазочных материалов к северо-западу от железнодорожной станции; севернее ж. д. аэродром, расположенный к северо-северо-востоку от города».

Аналогичными сведениями интересовались прибывшие в июне 1965 года в Советский Союз англичане Сампстер и Брукбенс, у которых была изъята карта Ленинградской области и Карельского перешейка, изданная генеральным штабом английской армии. По этой карте «путешественники» сверяли координаты железнодорожных мостов, линий высоковольтных электропередач и других важных объектов.

Американскую разведку интересуют новейшие образцы советской военной техники. На какие только ухищрения не идет она, чтобы иметь тактико-технические данные нашей авиации, танков, артиллерии, стрелкового оружия!

Несколько лет назад американская разведка завербовала и подготовила для проникновения в Польскую Народную Республику некоего Воланского. Воланский имел задание склонить своего двоюродного брата, офицера-летчика, проходившего службу в Группе советских войск в Польше, изменить Родине и перелететь на боевом самолете в Западный Берлин.

Аналогичное задание имел и другой американский агент — Чуминский. Он также должен был пробраться в Польшу и уговорить советского военного летчика за большие деньги перелететь на новейшем реактивном самолете в Западную Германию.

Конечно, для иностранной разведки заполучить новейший образец советского реактивного самолета — дело безнадежное. Советские воины крепко держат в руках вверенное народом оружие, и никакие соблазны не могут толкнуть их на предательство. Поэтому в стремлении выведать данные о советской боевой технике иностранные разведки используют различные окольные пути.

Обычно иностранные агенты избирают для жительства местность, прилегающую к советскому военному объекту, и ведут за ним постоянное наблюдение.

Лейтенант Челиков и сержант Кочур заметили, что на дымоходной трубе строящегося предприятия сидит человек и фотографирует территорию находящегося невдалеке военного аэродрома. Задержанный, некий Ранхель, как впоследствии было установлено следственными органами, а затем судом, оказался агентом одной из западных разведок. Он производил снимки в то время, когда на аэродроме происходили интенсивные полеты. Причем снимки делал с таким расчетом, чтобы в последующем можно было смонтировать фотопанораму аэродрома.

Агент одной из иностранных разведок Роберт Гизе имел задание систематически наблюдать за советским аэродромом, находящимся в ГДР, и сообщать в разведцентр данные о количестве, типах и летных качествах находящихся на аэродроме реактивных самолетов.

Нередко сведения, которые стремятся заполучить шпионы, внешне кажутся безобидными. На первый взгляд речь идет о мелочах, не имеющих существенного значения. Однако для специалистов эти «мелочи» при сопоставлении с другими данными дают возможность составить определенную картину.

Проживающая в районе дислокации советской авиационной части в ГДР некая Хильда весьма ловко заводила знакомства с нашими военнослужащими. Обычно беседы с воинами носили безобидный характер. Однажды она попросила военнослужащего из подразделения аэродромного обслуживания достать небольшое количество авиационного горючего. Просьба вызвала подозрение, и Хильда была разоблачена. Оказалось, что она агент американского филиала военной разведки, находящегося в Западном Берлине.

Органами госбезопасности ГДР была арестована, а затем осуждена военным трибуналом некая Рита Каль. Она вела распутный образ жизни, чем обратила на себя внимание американской разведчицы Ренаты Крафт. Поскольку Каль немного владела русским языком, Крафт решила использовать ее для собирания шпионских сведений о советских войсках, находящихся на территории ГДР. Завербовав Каль, Крафт передала ей фотоаппарат и пленки. В соответствии с заданием Каль фотографировала советские военные объекты, автомашины, боевую технику, вооружение, погрузку и выгрузку воинских эшелонов и т. д. За услуги американской разведке Каль получала деньги и посылки.

Всему миру известны достижения наших ученых, инженеров и рабочих в области танкостроения. В годы Великой Отечественной войны советские танки по многим показателям превосходили танки гитлеровской Германии. С тех пор наша танковая промышленность создала новые, современные боевые машины, способные вести бой в любых условиях. Наши танки представляют собой грозную силу. Они зарекомендовали себя как лучшие в мире, превосходя последние образцы танков США и других стран — участниц агрессивного блока НАТО. Советские танки обладают мощным огнем, имеют надежную броневую защиту и благодаря высокой маневренности способны совершать марши на большие расстояния, с ходу наносить стремительные удары по противнику, в быстром темпе преодолевать водные преграды и зоны радиоактивного заражения.

Наши танки — главная ударная сила Сухопутных войск Советских Вооруженных Сил. Не случайно иностранные разведки прилагают титанические усилия, чтобы получить о них данные. Особая активность проявляется на территории Германской Демократической Республики, где находится Группа советских войск. Несколько лет назад перед американскими агентами была поставлена задача похитить советский танк последней конструкции. Был разработан план: с помощью завербованных железнодорожников ГДР угнать прибывшую из СССР платформу с танком. Однако это не удалось сделать. Американским агентам помешала бдительность советских людей.

Обычно иностранные разведки стремятся собирать сведения о советской военной технике по крупицам и ставят разведчикам более скромные задачи.

В свое время руководитель германской разведки Николаи поучал: «…Германская разведка гораздо менее рассчитывает на сведения, исходящие из одного, даже надежного, источника, или на единичную информацию, чем на терпеливое, методическое, почти научное изучение мелких подробностей, отобранных из всей огромной массы сведений, проходящих сквозь ее фильтры… Мелкие подробности, отдельные частности, факты, кажущиеся незначительными, проверенные и сравненные с другими, дают более достоверные данные».

А вот как о задачах разведки уже в наше время писала американская газета «Уорлд джорнэл трибюн»: «Разведка должна в значительной мере быть элементом окружающего мира и работать, как гигантский пылесос, всасывая мириады обрывков сведений повсюду. Разведка, в сущности, является продуктом сосредоточения этих обрывков и клочков сведений в одних руках».

Иностранные разведки пытаются обнаружить местонахождение советских промышленных предприятий, занимающихся производством ядерного оружия, путем установления зон с повышенной радиацией. С этой целью агенты берут для анализа пробы почвы, воды, растительности и воздуха.

На контрольно-пропускном пункте был задержан турист — агент американской разведки Абдулла Османов. Он имел задание взять в одном из районов Советского Союза образцы трав, веток с деревьев и кустарников, а также пробы почвы и воды. Он пытался провезти за границу эти специально упакованные образцы.

При следовании из Москвы в Японию английская туристка Шепард во время остановок поезда собирала небольшие камешки с полотна железной дороги. Любопытной туристке хотелось составить коллекцию камней, пусть и не драгоценных, но собранных на нашей земле. Казалось бы, что в этом плохого? Но, как установили наши чекисты, Шепард делала это неспроста. Собранные таким путем камни она раскладывала в определенном порядке в своей дорожной сумке, с тем чтобы в последующем на основе лабораторного анализа установить местонахождение предприятий нашей атомной промышленности.

Некоторые зарубежные теоретики, разрабатывающие проблемы разведывательной службы, утверждают, что с появлением ядерного оружия нет необходимости вести разведку мелких целей. Так, американский профессор Бернард Броди в книге «Стратегия в век ядерного оружия» писал, что бессмысленно устанавливать, какие промышленные объекты в том или ином городе должны подвергаться удару, поскольку крупной ракетой можно разрушить город целиком. «Во всяком случае, города, — утверждает Броди, — такие объекты, которые легче всего отыскать и уничтожить».

С точки зрения Броди, этого проповедника разрушительной войны, разведке нужно знать, где находятся города, имеющие промышленные объекты. Но для получения таких данных достаточно школьной карты или учебника географии. В действительности же иностранные разведки интересует в каждом районе, городе буквально все, что касается обороны нашей страны.

В своей речи при закладке нового здания Центрального разведывательного управления бывший президент США Эйзенхауэр сказал: «Во время войны для командующего нет ничего более важного, чем факты, касающиеся численности, диспозиции и намерений противника, а также правильное толкование этих фактов.

В мирное время необходимы факты иного рода. Они должны касаться условий, ресурсов, потребностей и отношений, господствующих в мире. Эти факты необходимы для разработки политики, которая содействовала бы нашей национальной безопасности и высшим интересам страны. Обеспечение такой информацией входит в задачу организации, в которой вы работаете. Нет задачи более важной. От качества вашей работы зависит в значительной мере успех наших попыток укрепить позицию страны на международной арене».

Руководители американской разведки хорошо понимают, что социалистические государства, заботясь о своей безопасности, держат в секрете местонахождение своих военных объектов. По этому поводу А. Даллес в книге «Искусство разведки» писал, что одна из задач американской разведки состоит в том, чтобы выяснить расположение оборонных объектов, которые могут быть скрыты за тысячу миль от проторенных дорог. Вот почему иностранные разведки устремляют свой взор туда, где, по их предположениям, могут находиться ракетные полигоны и базы, склады оружия и боеприпасов, аэродромы и военные городки, оборонные предприятия и научно-исследовательские учреждения.

Для того чтобы иметь возможность хоть как-то познакомиться с людьми, работающими на подобных объектах, иностранные разведчики стремятся раздобыть подлинные документы советских граждан.

Агенты, имеющие такие документы (паспорта, свидетельства о рождении, военные билеты, комсомольские билеты, пропуска и т. д.), рассчитывают с их помощью установить контакты с интересующими их людьми, а еще лучше — проникнуть на секретные объекты.

Упоминавшийся уже агент американской разведки Славнов имел задание добывать образцы различных документов советских граждан. Для чего? Центральное разведывательное управление снабжает такими «документами» засылаемых к нам агентов.

Большой интерес для иностранных разведок представляют письма военнослужащих. В переписке с родными и знакомыми некоторые военнослужащие иногда выбалтывают военные секреты. Шпионы стремятся любыми способами завладеть такими письмами.

Значительное внимание шпионы уделяют изучению формы одежды военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота.

Американский разведчик Зоннтаг на суде показал: «Мы должны были обращать внимание на форму военнослужащих. Особое внимание уделять артиллеристам и летчикам…»

Прибывший в СССР американский турист Чарльз Нидхел часто отлучался от туристской группы и заходил в магазины военторга.

При возвращении из Москвы он буквально на каждой остановке поезда устремлялся к ларькам военторга. На станции Чоп Нидхел пытался скрыть от досмотра один из своих многочисленных чемоданов. Однако это ему не удалось. При досмотре среди личных вещей Нидхел а было обнаружено большое количество погон, петлиц, кокард и других знаков различия и предметов военного обмундирования всех родов Советских Вооруженных Сил.

Агенты иностранных разведок проявляют интерес к установлению званий и фамилий офицеров. При сопоставлении с другими данными эти сведения могут дать представление о численности части, ее дислокации, принадлежности к тому или иному роду войск и т. д.

Шпионов интересует порядок несения службы в частях, особенно порядок охраны военных объектов караулами, расписание занятий, место и продолжительность учений, номера военных автомашин, передвижение личного состава и воинских грузов и т. д.

Агент западногерманской разведки Липман на следствии показал, что он вел наблюдение за военными объектами Советской Армии, находящимися в ГДР. По степени освещенности окон в казармах он должен был устанавливать занятость военнослужащих, записывать номера автомашин, своевременно доносить об изменениях в личном составе, о погрузках и разгрузках воинских эшелонов, особенно о видах военных грузов.

В последние годы сотрудники представительств империалистических государств посещают различные населенные пункты нашей страны. Все чаще они стремятся проникнуть в районы расположения военных и промышленных объектов, аэродромов, воинских частей, чтобы собирать о них информацию.

В поездах и на пароходах иностранные разведчики используют отдельные купе и каюты, а также тамбуры, вагон-рестораны, туалетные комнаты и другие места, чтобы незаметно для окружающих наблюдать за интересующими их объектами. В пути следования они часто скрывают свою национальную принадлежность, выдают себя за туристов из социалистических стран или граждан национальностей, населяющих СССР. Иностранные разведчики пытаются устанавливать контакты с пассажирами и выведывать в беседе необходимые им сведения.

Военно-воздушный атташе одной из буржуазных стран, разъезжая по СССР, стремился завязать знакомства с военнослужащими. В аэропорту в самолет, где находился этот атташе, сел военнослужащий Кочетков. Атташе пригласил его занять свободное место рядом с собой. Когда Кочетков отказался и занял другое место, иностранец пересел к нему и, выдавая себя за советского гражданина, вступил с Кочетковым в беседу. Разведчик пытался выяснить у Кочеткова, где он служит, куда едет, какое денежное содержание он получает, каков порядок присвоения офицерских званий и т. д.

Иностранные разведчики стремятся как можно больше иметь различных сведений о Вооруженных Силах Советского Союза, обо всем, что имеет хоть какое-то отношение к обороне нашей страны.

Каждый воин должен проявлять максимальную осмотрительность в разговорах о службе с посторонними людьми. Всегда помнить, что для врага представляет ценность даже незначительный на первый взгляд факт или деталь, касающиеся быта, жизни и боевой учебы наших частей и подразделений.

 

3. ТЕХНИКА НА СЛУЖБЕ РАЗВЕДКИ

Основное средство сбора шпионских сведений — агентура. В свое время некоторые буржуазные теоретики шпионажа стремились «доказать», что капиталистические разведки якобы идут по пути замены агента специальной радиоэлектронной аппаратурой. Сейчас теоретики шпионажа этого уже не говорят, более того, они утверждают, что «любое шпионское техническое средство без обученного агента теряет свое практическое назначение. С появлением новых технических средств разведки роль агента не упростилась, и даже со временем различная разведывательная радиоэлектронная техника полностью не заменит шпионов».

В американской печати отмечалось, что руководители империалистических разведок ныне считают: ни одно самое совершенное техническое устройство не в состоянии заменить агента и что, несмотря на значительное развитие разведывательной техники, все же самое надежное оружие разведки — шпион. «От его решительности, храбрости, выносливости и умения зависит успешность проведения шпионской операции».

Несмотря на то что за последние годы империалистические разведки значительно расширили применение технических средств шпионажа, основная ставка делается ими на хорошо обученную агентуру. Технические средства в руках агента дают ему возможность получать сведения об интересующем объекте на большом удалении от него, проникать за такие преграды, которые человек преодолеть не в состоянии.

Однако нельзя забывать, что эта различная шпионская техника действует не сама по себе, а лишь когда она используется агентом. Поэтому «утверждения» Аллена Даллеса о том, что якобы «радары и электронные приборы будут иметь тенденцию занять место разведчицы типа Мата Хари», являются по меньшей мере преувеличением роли технических средств в деятельности разведок. Следует учитывать, что иностранные разведки, стремясь получить наиболее полные сведения по интересующим их вопросам, ориентируют своих агентов на установление непосредственных контактов с людьми, располагающими такими сведениями. Естественно, что шпионская техника при таком общении может служить лишь подспорьем в руках агента, но не может его заменить целиком.

Вместе с тем было бы серьезной и непростительной ошибкой недооценивать значение технических средств, используемых в целях проведения шпионажа. Интересы повышения бдительности требуют, чтобы каждый советский человек имел представление о том, что находится в арсенале империалистических разведок. Высокая бдительность предполагает знание возможностей противника. Это позволяет правильно определять свое поведение в той или иной обстановке, удерживать от необдуманных поступков других, предугадывать и разоблачать действия вражеской агентуры.

Высокая революционная бдительность обязывает быть активным борцом с любыми вылазками вражеской агентуры, в каких бы формах они ни проявлялись и к каким бы методам подрывной деятельности ни прибегал бы враг.

Нет такого технического средства в руках империалистических разведок, в отношении которого нельзя было бы предпринять мер противодействия. В основе их лежит железная воинская дисциплина, строгое выполнение требований уставов и наставлений.

Воин, нарушающий порядок ведения телефонных и радиоразговоров, установленные правила несения боевого дежурства, маскировки боевой техники, эксплуатации аппаратуры связи и т. д., прежде всего нарушает воинскую дисциплину и тем самым дает возможность врагу использовать технические средства шпионажа.

Воинские уставы, наставления, инструкции и приказы командования содержат детальные указания о том, что должен делать воин для сохранения государственной и военной тайны. В числе мер безопасности предусмотрены и надежные средства против использования врагом разведывательной техники.

Что же это за технические разведывательные средства, каковы их возможности?

На службу шпионажа поставлены новейшие достижения современной науки и техники.

Иностранные разведки широко используют радиолокационные установки. Американская разведка на территории многих стран — союзников по агрессивным блокам оборудовала специальные разведывательные научно- технические пункты. Под руководством специальной службы США вокруг Советского Союза создана глобальная система радиоразведки: близ наших границ расположено большое количество стационарных станций, которым подчинены тысячи постов. Все они круглосуточно контролируют эфир, фиксируют полеты наших самолетов, запуски ракет, пытаются выявить местонахождение радарных станций. В своей книге «Искусство разведки» А. Даллес пишет: «Радарная установка и точное фотографирование с большого расстояния — основные средства сбора информации техническими средствами».

Прибывшие в Советский Союз и получившие политическое убежище бывшие сотрудники специального разведывательного органа США национального агентства безопасности (НАБ) Вильям Мартин и Бернон Митчелл рассказали, что вокруг Советского Союза и других социалистических стран НАБ создало широкую сеть по радиоперехвату на суше, на море и в воздухе.

Фиктивные документы советских граждан, изъятые у вражеских агентов

По заявлению Мартина и Митчелла, перед каждым полетом разведывательного самолета вдоль границ СССР на радиоперехватывающие станции посылалась совершенно секретная телеграмма с указанием времени и маршрута полета самолета. Во время полета приемники-мониторы на этих станциях настраивались на частоты, на которых работали советские радиолокационные станции. Вместе с тем на эти частоты настраивались и радиопеленгаторы для того, чтобы определить местонахождение советских радиолокационных станций.

Как отмечалось в иностранной печати, направляя самолеты-разведчики вдоль границ Советского Союза, американская разведка пыталась фиксировать сигналы советских радаров, которые в последующем должны были направляться для обработки в НАБ. Так американские милитаристы пытались определить готовность нашей противовоздушной обороны.

Одно время американская разведка запускала в воздушное пространство СССР воздушные шары, оборудованные специальной аппаратурой для фотографирования наземных объектов. А когда эта затея провалилась, вдоль наших границ стали регулярно летать американские самолеты-разведчики.

Во время этих полетов американские летчики с помощью оптической и радиотехнической аппаратуры пытались раздобыть сведения о нашей системе противовоздушной обороны, определить местонахождение станций наблюдения, радиолокаторов, командных пунктов и других важных объектов.

Американская газета «Крисчен Сайенс монитор» писала: «Патрулирование самолетов в настоящее время не просто дело высоких полетов и обзоров того, что может увидеть человеческий глаз на ближайшем побережье. Это — дело использования электропомощников, то есть радарных установок, с тем чтобы видеть то, что на дальнем расстоянии не может видеть человеческий глаз. Это — дело полета на самолетах, битком набитых электронным оборудованием для испытания радарных установок противника, прощупывания их эффективности, прощупывания их способности».

В империалистических странах радиолокационному методу разведки, широкому использованию самолетов- разведчиков и спутников-шпионов придается огромное значение. Об этом свидетельствует иностранная печать. В США ведутся большие научно-исследовательские работы по созданию различных разведывательных систем, основанных на применении радиолокации. Ученые работают над конструированием радиолокационных станций, способных обнаруживать объекты на огромном удалении от них. Радиоэлектронная техника ныне позволяет устанавливать местонахождение объекта и по его собственным излучениям.

Иностранные разведки применяют на самолетах-разведчиках радиолокационные станции бокового обзора. Эти станции, по данным иностранной печати, могут позволить просматривать большие участки вдоль государственной границы. При полете на высоте 20 тысяч метров глубина просмотра может достигать 50–80 километров. Причем наблюдение может вестись в любую погоду.

До 1960 года американские империалисты исходили из ложного предположения, что Советский Союз не располагает средствами, с помощью которых можно было бы сбивать высотные быстроходные самолеты. Воздушные шпионы вторгались в наше воздушное пространство. На первых порах самолеты проникали на небольшую глубину.

Американские правящие круги объясняли появление самолетов-разведчиков над советской территорией всякого рода случайностями, ошибками пилотов, якобы сбившихся с курса, и т. д.

Руководители американской разведки игнорировали предупреждения Советского правительства, попирали нормы международного права. Они поручали своим летчикам все глубже вторгаться в пределы воздушного пространства нашего государства. Более того, была предпринята наглая попытка совершить сквозной полет воздушного шпиона от наших южных до северных границ.

Это случилось утром 1 мая 1960 года, советские люди даже и не подозревали, что над нашей землей летит враг. Но воздушные рубежи нашей Родины надежно охраняют воины ПВО, которые готовы дать достойный отпор любому нарушителю. Одним ударом доблестные советские ракетчики оборвали гнусную провокацию американского империализма.

Узнав о провале шпионского полета, правительство США стало прибегать к различным нелепым оправданиям. Признавая факт нарушения границ СССР, государственный департамент США 5 мая 1960 года заявил, что это нарушение носило случайный характер. Пилот самолета «Локхид У-2», совершая полет, якобы «брал пробы воздуха» в верхних слоях атмосферы в районе советско-турецкой границы и из-за неисправности кислородного питания сбился с курса.

Делая такие заявления, государственные деятели США рассчитывали на то, что летчика нет в живых, а самолет разбился. Надеясь на это, они думали обмануть общественное мнение и выйти сухими из воды.

Но этот расчет не оправдался. Советское правительство убедительно разоблачило лживость заявления госдепартамента. Вся мировая общественность была ознакомлена с неопровержимыми конкретными фактами, бесспорно доказывающими предумышленный, вероломный и бандитский характер нарушения воздушного пространства СССР, а также разведывательные цели полета самолета-шпиона.

Обследование остатков сбитого ракетчиками американского самолета, а также судебное разбирательство дела летчика-шпиона Пауэрса, выбросившегося с парашютом, показали, что этот полет был организован по прямому указанию Центрального разведывательного управления и с одобрения правительства США. Самолет был оборудован специальной аппаратурой для фотографической и радиотехнической разведки с больших высот полосы местности шириной 160–200 километров. На всем протяжении полета, вплоть до того момента, когда самолет был сбит, Пауэрс включал специальную разведывательную аппаратуру, производил фотографирование важных оборонных объектов и запись сигналов радиолокационных установок средств противовоздушной обороны страны. После проявления сохранившейся аэрофотопленки установлено, что им были сфотографированы промышленные и военные объекты — заводы, склады, нефтехранилища, пути сообщения, железнодорожные мосты и станции, линии электропередач, аэродромы, места расквартирования войск и размещения военной техники.

Процесс над Пауэрсом разоблачил перед мировой об- щественностыо агрессивную политику американского империализма. Народы мира гневно осудили провокационный и агрессивный характер вторжения самолета- разведчика в воздушное пространство СССР. Президент США вынужден был отдать приказ о запрещении таких полетов. Но главари американской разведки и военщина не унимаются. Они совершают провокационные нарушения воздушного пространства других стран социалистического лагеря. Однако каждый такой разведывательный полет самолетов-шпионов разоблачает американских империалистов и их агентуру как злейших врагов мира.

В последние годы американская разведка стала широко применять спутники-шпионы типа «Самос», «Мидас» и другие для сбора шпионских сведений о промышленных и военных объектах.

В американской печати сообщалось, что в космосе действует целая система спутников, специально предназначенных для выявления военных объектов, обнаружения радиотехнических средств, перехвата радиопередач, фиксирования запуска ракет и т. д. Эти спутники-шпионы снабжены чувствительной оптической аппаратурой, способной фотографировать даже незначительные по размерам объекты. Как утверждают американские специалисты, фотоаппаратура спутников дает такие же по четкости снимки, какие получают самолеты-разведчики. Спутники типа «Самос» три-четыре раза в сутки пересекают территорию СССР. Установленная в них фотоаппаратура позволяет делать снимки большой четкости. В районе Колорадо-Спрингс (США) с этих спутников спускаются контейнеры с отснятой пленкой.

С помощью космических средств американские разведчики пытаются наблюдать за стартовыми позициями наших баллистических ракет, космодромами, аэродромами и другими объектами, представляющими интерес для американской разведки.

Разновидность фоторазведывательных спутников — спутники радиотехнической разведки типа «Фаррет». В США их отрабатывают для разведки электромагнитных излучений в глубине страны и перехвата сообщений, передаваемых по радиолиниям связи. Американская разведка в своих целях использует также запуски космических кораблей. Известно, например, что экипажи космических кораблей «Джеминай-5» и «Джеминай-7» вели наблюдение за пусками ракет, фотографировали ракеты в момент пуска, а также производили анализ излучений различных наземных объектов.

За последние годы иностранными разведками стали использоваться новейшие телевизионные средства. В ряде стран созданы весьма чувствительные электронно-оптические приборы, позволяющие обнаруживать объекты в ночное время.

По мнению иностранных специалистов, в разведывательной работе все большее значение приобретает инфракрасная техника. Инфракрасная техника обладает такими возможностями, которых не имеет ни один другой вид разведывательной аппаратуры. С ее помощью можно обнаружить подземные заводы и даже замаскированные боевые машины.

Инфракрасные устройства дают возможность вести разведку в условиях естественной ночной освещенности. В ряде стран созданы приборы, усиливающие свет от звезд и луны в тысячи раз.

В империалистических странах ведутся исследования по применению в разведывательной работе и лазерной аппаратуры. С помощью луча лазера подсвечивают окружающую местность и получают фотоснимки с достаточно высоким качеством изображения.

Американская печать сообщала, что при подсветке газовым лазером были сделаны с самолета снимки аэродрома. На снимках аэродрома были видны самолеты, автомобили, здания и даже трещины на взлетно-посадочной полосе. Луч лазера невидим с земли. Американские специалисты считают реальным создание и более мощных лазеров, чтобы получать снимки с больших высот. При этом четкость изображения может быть настолько большой, что, например, видна будет разница в уровнях мостовой и тротуара.

Ведется и конструирование разведывательных управляемых ракет. В стадии испытаний в США находится ракета «Пинг-понг», длина ее — метр. Эта ракета имеет два двигателя (спереди и сзади). Запускает ее один человек. При достижении определенного участка местности или объекта автоматически включается фотоаппаратура и передний двигатель, а задний двигатель отключается. Затем ракета возвращается в район запуска и спускается на парашюте. Такая ракета может использоваться неоднократно.

В США испытывается серия разведывательных ракет— «Бумеранг», «Супер Шелл», «Том», «Татлтейл» и другие. В намеченной точке траектории полета такой ракеты раскрывается парашют. Он обеспечивает торможение полета ракеты и ее плавный спуск. В это время производится фотографирование разведываемого объекта. Затем ракета с аппаратурой по командам с Земли возвращается в район запуска.

Ведутся работы по созданию для разведывательных целей небольшого беспилотного летательного аппарата типа вертолета. В конце 1964 года в США был испытан такой аппарат (вес 3,4 килограмма). Он удерживался 10 часов на высоте 15 метров. Этот разведывательный аппарат небольшого размера и веса, с малошумным двигателем предполагается оснастить телевизионной и инфракрасной аппаратурой.

Шпионы широко применяют оптические приборы. Телескопические средства, бинокли, стереотрубы, снабженные миниатюрными инфракрасными приборами, позволяют вести наблюдение и производить фотографирование на значительных расстояниях от объектов. Имеющиеся на вооружении агентов фотоаппараты дают возможность производить высокого качества снимки на удалении 10 и более километров от объекта.

Фотоаппараты и бинокли, которыми снабжаются шпионы, забрасываемые в СССР

Бинокль-монокуляр для наблюдения за местностью на большом расстоянии — одно из средств оптической разведки, которым вооружаются шпионы

Фотоаппарат с телеобъективом, при помощи которого вражеский агент фотографировал с чердака дома технику и личный состав советской воинской части. Этим аппаратом можно фотографировать объекты с расстояния до 10 километров

О том, к каким ухищрениям в разработке фоторазведывательной техники прибегает американская разведка, видно из опубликованного в нашей печати рассказа бывшего агента ЦРУ Джона Смита. Для проведения Центральным разведывательным управлением одной из операций он был снабжен миниатюрным фотоаппаратом, смонтированным в зажигалке. Она ничем не отличалась от стандартной. Однако, если внимательно присмотреться, можно было заметить, что одна из ее стенок сделана не из металла. На хромированной поверхности маленький стеклянный квадратик служил объективом. Этот аппарат мог делать по девятнадцати снимков без перезарядки кассеты. В обращении он был прост. Стоило только нажать на рычаг, расставив пальцы так, чтобы не загораживать объектив, — и снимок готов. Зажигалка вспыхивала, и одновременно открывался миниатюрный затвор. Когда рычажок опускался, маленькая сильная пружина закрывала колпачком фитиль, подавала пленку, и аппарат был готов для нового снимка.

Империалистические разведки широко используют для шпионажа аппаратуру подглядывания, подслушивания и звукозаписи. Агенты применяют телевизионные камеры, замаскированные фотоаппараты и различные звукозаписывающие устройства.

«С изобретательностью, достойной лучшего применения, — замечает автор статьи «Голос общества» Вэнс Паккард, — электронные глаза и электронные уши тысячью различных способов используются для слежки за людьми».

Агентура, засылаемая в СССР и другие социалистические страны, использует разнообразную шпионскую технику. Например, технические средства, позволяющие подслушивать разговоры советских людей, вести звукозапись сигналов радиопередатчиков, разведывать места нахождения предприятий атомной промышленности, складов с ядерным вооружением и т. д. Для подслушивания телефонных разговоров создана аппаратура, действующая без подключения к проводам. По своим габаритам она небольшая. Так, приборы для подслушивания монтируются в пуговицах, зажигалках, портсигарах, браслетах, запонках, оправах очков, дамских прическах, сумочках и т. д. Сконструирован, например, миниатюрный аппарат для подслушивания, скрытый в какой-либо ягоде, положенной в бокал с вином. Некоторые звукозаписывающие аппараты начинают работать как только услышат «нужные» голоса. Они автоматически выключаются, если голоса смолкают.

«Лучевой пистолет», о котором сообщалось в иностранной печати, предназначен для секретных переговоров на расстоянии в несколько километров. Звуковые сигналы превращаются «пистолетом» в пучок невидимых инфракрасных лучей. Попадая на приемник другого «пистолета», эти лучи преобразуются в звук. В качестве источника электрической энергии служит батарея.

…В октябре 1962 года в один из холодных и дождливых дней в Ленинграде, на берегу Невы, появился высокий человек в светлом плаще. Купальный сезон давно закончился, а в том месте, куда он направился, было грязно. Осмотревшись и расстегнув плащ, он что-то начал говорить, слегка наклонив голову к лацкану пиджака. Потом достал фотоаппарат и сфотографировал находящиеся на причале корабли. Его поведение вызвало подозрение у начальника водной станции Анатолия Вальтера и молодого водолаза Леонида Кравченко. Они проверили у неизвестного документы. Перед ними был помощник военно-морского атташе США Смит. В милиции у Смита были обнаружены бинокль, фотоаппарат «Минокс», карты Ленинграда и Таллина, тщательно замаскированный под одеждой портативный звукозаписывающий аппарат «Минифон» размером 3,2X12,8 см, блокноты с различными разведывательными данными.

Один из агентов английской разведки, задержанный в ГДР, вмонтировал фотоаппарат в фару мотоцикла. Этот шпион, появляясь возле советских аэродромов, на ходу фотографировал авиационную технику.

Другого шпиона снабдили авторадиографом. Он находился в коробке из-под папирос «Казбек» и фиксировал зараженность местности радиоактивными элементами.

Микрофон высокой чувствительности, вмонтированный в скорлупу грецкого ореха

Вот некоторые виды американской разведывательной техники подслушивания и ведения секретных переговоров: а) остронаправленный микрофон в виде трубы, применяемый для подслушивания разговоров, дальность его действия — сотни метров; б) «лучевой пистолет», с его помощью на расстоянии в несколько километров можно вести секретные переговоры.

В американской печати появилось сообщение о том, что на вооружение агентов поступил миниатюрный радиопередатчик, вмонтированный в пулю. Эта пуля выстреливается в раму окна, застревает в ней. Разговоры находящихся в помещении и ничего не подозревающих людей становятся достоянием шпиона.

Японский разведчик Охара Дзюкити посетил Советский Союз в 1960 году в качестве туриста. При задержании он имел при себе четыре фотоаппарата и кинокамеры. Включая карманный магнитофон, он записывал данные наблюдения и ориентиры фотографируемых объектов.

Собирая сведения военного характера, иностранные разведки с помощью технических средств пытаются установить местонахождение оборонных объектов и дислокацию воинских частей и подразделений. В иностранной печати сообщалось, что в США сконструировано «ружье», оборудованное электронным прибором, фиксирующим запах аммиака, который свойствен человеку. Такое «ружье», как полагают его изобретатели, даст возможность на значительном расстоянии обнаруживать скопление людей. Об эффективности этого технического средства судить трудно. Однако факт его создания свидетельствует о том, что американская разведка пытается изо дня в день совершенствовать методы шпионажа.

Иностранные разведки разрабатывают новые методы скрытной передачи шпионских сведений в разведцентры. В этих целях создана аппаратура по автоматическому шифрованию текстов, а также устройства, способные передавать шпионские радиодонесения в предельно короткие сроки — «выстрелом» в доли секунды.

Агентов обучают не только применять технические средства, но и тщательно их маскировать. Тайниками могут, например, быть чемоданы с двойным дном, портфели и дамские сумки с двойной подкладкой, подошвы и каблуки ботинок, шляпы, галстуки, подтяжки, трости, платяные щетки, зонты, авторучки, кольца, пуговицы, тюбики с пастой, детские игрушки, книги и т. д. Шпионские материалы иногда обнаруживались заделанными в кондитерские изделия, буханки хлеба, фрукты и т. д.

Тайник для хранения шпионских инструкций и донесений, устроенный в каблуке. Рядом — шпионская информация, которая была спрятана в таком тайнике

Для более надежной маскировки тайники создают с учетом профессий и вида привычных занятий агента, например, охоты, рыболовства и т. д.

Так, агент американской разведки П., известный окружающим как охотник и рыболов, получил от своих шефов катушку для спиннинга, под крышкой ее были спрятаны инструкции о способах связи с разведцентром. А в рукоятке охотничьего ножа П. хранил шифровальные и дешифровальные блокноты.

Агент западногерманской разведки Станек, увлекавшийся цветоводством, хранил микрофотографии шпионских инструкций в клубнях цветов. Эрих Шмидт, работавший проводником железнодорожного вагона, по рекомендации разведцентра заделывал кадры отснятой фотопленки в картонные проездные билеты и в таком виде доставлял их из ГДР в Западный Берлин.

Тайники, используемые иностранными агентами для хранения взрывчатых веществ: а) термитный заряд в виде авторучки; б) «подметка», изготовленная из взрывчатого вещества

От шпионов требуют, чтобы они не только умело использовали технические средства, но и быстро уничтожали все улики в случае опасности. Для этой цели некоторые шпионские фотоаппараты, например, имеют кнопку, стоит ее нажать, пленка в камере мгновенно засвечивается.

Разрабатываются различные средства тайнописи. Иностранные разведки стараются их максимально замаскировать. Часто тайнописные средства изготовляют в виде обычных карандашей, кровоостанавливающих камней, оформляют под лекарственные и гигиенические препараты — порошки, пудру, губную помаду.