Я спросил Маллета, желает ли он услышать последнюю тайну. Он едва не подавился. Ты воистину щедр, если травишь его пиршественными блюдами. Маллет обсосал мосол, оставшийся от окорока в горчичном соусе, и закусил луковым пирогом. Поглощая сыр со сливками, он пробурчал «стилтон», после чего свалился с набитым животом, почти забыв о сокровищах. Тебе стоит утопить его в котле с овсянкой, вместо того чтобы бросить в воду.

Маллет, если ты это читаешь, послушай моего совета и держись подальше от больших котлов.

Сейчас грянет гром. Дождь примется заливать палубу, словно черный чай из кружки самого дьявола, а молния рассечет надвое горизонт. Гроза наконец нас настигла.

Давай же помянем Соломона, карту, Джима Хокинса, остров и мое сокровище. Клад, достойный короля.

Один матрос в порядке знакомства дал Джиму затрещину. Джим схватил его за руку и выкрутил запястье, так что тот присел. Матросу оставалось только подняться, а Джиму — нырнуть в люк, однако ни один из них не успел достичь цели, так как мои товарищи схватили мальца и привели к Соломону.

Соломон сидел, понурившись, у себя в каюте. Смоллетт поднес фонарь к его лицу. Тот закрылся рукой, чтобы остаться в тени. Смоллетт попятился.

— Капитан его запер за проклятия, — шепнул он Джиму. — Гнусный злословец. Он и меня обозвал — чумной язвой. Отвернись. У него глаза как кинжалы.

Смоллетт был посредственным моряком, пока ты его не убил — мертвец из него получился отличный. Когда ты привязал его к планширю, он раскачивался в бейдевинд, точно прощался со всем миром.

Соломон повернул голову и произнес одно лишь слово:

— Свободу!

Тут я отозвал Смоллетта наверх и сообщил Соломону, что Бонс мертв.

— Он прихватил с собой некую карту, которую получил от Пью. Мне она теперь ни к чему, но кое-кто может найти ей применение.

— Сейчас ты опять спросишь меня о шифре. Тебе неизвестно, о чем в нем говорится, — сказал Соломон.

В ту ночь я запер Джима с ним вместе, поскольку у меня возник план — как и все прочие, недурной.

— Утром расскажешь, — ответил я и пожелал им обоим спокойной ночи.

— Ты — бедняк посреди сокровищ, — произнес Соломон поутру, чуть только я отпер каюту.

— Знаю, но какой в этом смысл?

Джима трясло от холода. Я бросил ему свой камзол.

— У тебя были все богатства мира, а что ты сделал? — спросил Соломон, барабаня пальцами по зубам. — Зарыл их и остался ни с чем. Вот одно толкование. С другой стороны, что, если ты не знал своего богатства? — Он не стал дожидаться ответа. — Ты и сейчас его не знаешь: не видишь, как прекрасен мир, а потому остаешься нищим среди сокровищ.

Поразмыслив, я заметил, что мертвец должен был иметь в виду что-то еще, коли решил войти в вечность с этими словами.

— Возможно, он тоже потерпел неудачу, — возразил Соломон. Его слова меня изрядно задели. Я ответил, что не считаю себя неудачником. — Вспомни корону, — заметил Соломон, усиленно стуча по зубам.

— Да, пожалуй, — сказал я. — Моя корона пока не со мной.

Услышав «моя корона», Соломон от души расхохотался.

— Эдвард здорово нас развлек в Мурсии, — произнес он, все еще смеясь. — Теперь все, кто знал о загадках Библии, мертвы, и никаких венцов у них нет. Джимми, Луис, моряк, которому он проболтался, Бонс, Пью. Ты же расчетливый — сам сказал. Значит, остаемся только мы трое — я, ты и Эдвард. Да еще малыш Джим. И добрая часть Бристоля, а может, уже и Лондона. — Тут он, черт бы его побрал, опять расхохотался.

— Зато мы найдем его первыми, — ответил я, после чего известил Соломона о предстоящем испытании — сказал, что мальчик должен будет выбрать одного из нас в опекуны. Если Джим решит остаться с ним к прибытию на остров, я подарю Соломону свободу, но если нет — он останется у меня до самой смерти. Впрочем, состязание прекратится в любой миг, если только Соломон расскажет мне истинное значение слов мертвеца. Соломон возразил, что это будет несправедливо в отношении Джима и что он уже рассказал мне все, что знал.

— Время пошло, — сказал я.

Под моим присмотром Джим завтракал соленой треской с черным хлебом наравне со всеми. Я показал ему кофель-нагели, научил забирать концы, а от этого перешел к описанию бакштагов и того, как они держат мачты с боков. Затем я дал понять, что скоро разрешу ему карабкаться по мачтам, поскольку вижу в нем смышленого малого.

Всегда любил на славу позабавиться. Днем мы с Джимом осваивали мореходство, а вечерами Соломон вел с ним беседы о том, как спасти этот мир и спастись самому. Но что были его жалкие проповеди в сравнении с моей треской и хлебом? Тем не менее я каждый день посылал одного пройдоху подслушивать за дверью каюты и отчитываться передо мной. Перво-наперво — как передал мой человек — Джим спросил Соломона, убью ли я их, а Соломон ответил, что, может, и убью, если мне заблагорассудится. Что ж, вполне верно. Джим спросил, может ли Соломон ему помочь и как. Соломон, немного подумав, сказал ему никогда не терять надежды. Затем он прибавил, что мой корабль носило по всему свету, но всякий раз — от беды к нищете и обратно. А еще я узнал о предательстве, почти достойном меня. Соломон показал Джиму рисунок, нацарапанный фонарной сажей, почти как моя карта, и изображал он золотую корону. Стало быть, Соломон все знал и ни словом мне не обмолвился.

Однако как он мог это пронюхать без Библии, без шифров и колес?

Бонс. Наверное, Бонс сказал ему остальное — то, чего Соломон не услышал из бредней Эдварда в испанском склепе. А откуда узнал Бонс? Должно быть, Пью проболтался перед тем, как отравить ему выпивку.

Старый краб плел против меня заговор, гнусный заговор. В пользу Эдварда.

Я рассказал Джиму о Лондоне — он мечтал однажды там побывать. Мои байки были щедро сдобрены маслом, мясом и сладостями. Еще я рассказывал о приключениях. О битвах в морях Китая, у Явы, Мадагаскара, Картахены, Антигуа, Нью-Провиденс, Эльютеры, Невиса и Тортуги. Я распинался о фрегатах, рифах, портах, плясках, даже о горбине на носу Старого Ника, а малыш Джим слушал.

Как-то раз, уже пообвыкшись, парень завел речь о своей жизни в Бристоле. Она мало походила на мою, поскольку у него были мать и даже отец, пусть недолго. Была крыша над головой и кровать. О Бонсе, карте и сокровищах Джим ни разу не упомянул. Как-то команда его подпоила, и он сознался, что Соломон храпит. А еще он научил Джима песне. Джим передал слова матросам, а те — мне.

Глас в Раме слышен, Плач и рыдание и вопль великий. Рахиль плачет, Рахиль плачет, Рахиль плачет о детях своих.

Один соленый бродяга — тот, которого ты уложил, подзарядившись в оружейной камере, когда брал мой корабль на абордаж, — сказал, что у Джима даже слезы навернулись от этой песни. Я возразил, что ему, наверное, морская пена попала в глаз, и ничего больше, но матрос настаивал, будто бы дело было в песне. Я попросил напеть ее мне и не упускать ни словечка.

Рахиль плачет и не хочет утешиться, Ибо их нет. Рахиль плачет, Рахиль плачет, Вечно плачет о сынах своих.

Другой матрос сказал, что Джим спрашивал Соломона об этой Рахили, но тот не ответил. «Не иначе, — заключил матрос, — так звали мать Соломон а». Я прошел на бак, поразмыслил там и предложил команде обучить Джима какой-нибудь нашей песне.

Ветер на следующий вечер дул небольшой, гак что мы бросили якорь невдалеке от алжирских берегов и стали готовиться к пиру, посетив местный базар. Я усадил Джима на фока-гик, чтобы он мог болтать ногами, глядя, как мы стряпаем.

Смоллетт достал из кладовой французских кур, и мы сварили их в карри. Поросенка, который увязался за нами от самого базара, изжарили и съели, посолив на счастье, — раз уж он так просился на вертел. Из рыбы сварили уху, в котел налили рома, пустив поверху слой китового жира, и подожгли. Котел забурлил, дым повалил валом, жир стал выплескиваться на палубу и побежал по шпигатам.

Один малый взял скрипку и стал, наигрывая, отбивать ногой ритм, пока бушприт не заходил ходуном, приплясывая под его мотив. Все потянулись к котлу и погрузили в него кружки. Я снял Джима с гика, ребята обрядили его в шелк и батист, после чего по моей команде увенчали самой подходящей короной — из зеленой травы. Соломона это вывело из себя.

— Хочешь послушать песенку? — спросил я Джима. — Славную матросскую песню? Такую, от которой не надо лить слезы? Мы других не поем — они плохо вяжутся с печеной свининой, перченой курятиной, ухой и скрипкой.

Я велел ребятам налить ему чарочку.

— Пей до дна, — сказал я, и Джим выпил. — Да раствори уши пошире. Сейчас ты услышишь самый правдивый рассказ о другой команде, которой повезло меньше нашей. Но вообще это песня веселая.

Скрипач ударил по струнам, и я запел: Я видел воочью зловещею ночью. Когда буря выла во тьме, Как юнга па рее под парусом реял, А нос его был на корме.

Меня самого едва смех не прошиб, да надо было петь второй куплет.

Я видел воочью зловещею ночью, Как боцман, завидев бурун, Забрался на шканцы, устроил там танцы, А шкипера сбросил в гальюн.

Тут ко мне присоединилась и вся команда.

Я видел воочью зловещею ночью, Когда шквал ударил нам в бок, Как черт капитана столкнул с кабестана И прямо на дно уволок. Я видел воочью зловещею ночью, Когда шквал немного затих, Как боцману в дудку засунули утку, И пас он барашков морских.

В конце концов, я согнулся-таки пополам от хохота, поэтому последний куплет допел Смоллетт.

Я видел воочью зловещею ночью, Когда все бурлило, как суп, Как кит целый бриг проглотил в один миг, А выплюнул маленький шлюп. [8]

Обычно я сплю крепким сном грешника, но в ту ночь отчего-то проснулся. Видимо, поросенок никак не желал привыкать к новому жилищу, несмотря на радушие, с которым я его поглощал. Пришлось позвать Джима, чтобы скоротать время.

Я стал рассказывать ему о пиратской жизни, открытом море и о том, что никто на корабле не падает в обморок. Подобные хвори — просветил я его — разводят только сухопутные крысы, а нам ближе простая цинга. Я вспоминал битвы между туземцами и прочие моменты, любопытные юному пирату, а потом сам не заметил, как захрапел. Когда же очнулся, Джим стоял у моего изголовья с занесенным ножом. Я решил было его высечь, но потом передумал — все-таки норов есть норов, его ничем не перешибешь. Велел мальчишке приберечь силы до утра.

На следующий день я приказал Смоллетту не давать ему продыха, и Смоллетт отправил Джима на ванты, чтобы тот не слезал оттуда до собачьей вахты. Когда парня оттуда снимали, лицо у него было красным, как нос олдермена, а глаза закрывались сами собой. Соломон смазал ему кожу китовым жиром и сделал примочки из табачных листьев, вымоченных в бальзаме.

Ставки в нашем состязании были высоки, как ни в одной орлянке, и я намеревался победить.

— Умеешь хранить тайны, Джим? — спросил я его. — Верю, что умеешь и что у тебя самого они есть. Правда? А вот послушай-ка мою. Только ребятам не говори. Дело в том, что я скорее торгаш, чем гроза морей, потому что всегда думаю, где бы выгадать. Всегда, запомни это. Весь мир держится на спросе и выгоде. Теперь ты поделись секретом со стариком Сильвером. Давай, Джим. Скажи что-нибудь.

И Джим сказал.

— Свободу, — произнес он. Я в тот миг, наверное, побагровел почище его. А Джим на этом не остановился. — Разверни корабль, — сказал этот сосунок, точно он, а не я был капитаном. Разве лазать день-деньской по вантам, не заботясь ни о чем, кроме палубы и моря под тобой, — не самая настоящая свобода? Ты да я это знаем. Нет большей воли на свете, но за Джима говорил Соломон.

— Ладно, Джим, — ответил я ему. — Я подарю тебе свободу. Разверну корабль и доставлю тебя в Бристоль. — Он выпрямил спину. — Ты вернешься богачом, Джим. Настоящим морским волком. Разрази меня гром, если я вру. Но сейчас, Джим, я туда отправиться не могу. — Он немного понурился, но тотчас вскинул голову, как сделал бы всякий бристольский мальчишка. — Мы идем за сокровищами, Джим. К острову. Что Билли Бонс тебе о нем говорил?

Джим плюнул в сторону.

— Плюешься, как судейский пес. Что ж, может статься, однажды ты спасешь меня от ранней кончины.

— За мной вышлют корабль. И будут гнать тебя до самого твоего острова, а потом вздернут.

Тут-то он и попался ко мне на крючок.

— Весьма возможно, Джим. Только куда они поплывут, если Бонс не дал вам карту? Как они отыщут мой остров?

Джим ответил, будто слышал Бонсовы бредни о нем. Я похвалил его за наблюдательность — на самом деле хорошо продуманный блеф.

— Клянусь всеми локонами твоей дорогой матушки, Джим, ты увидишь мое сокровище. Такое, о котором бристольский оборвыш может только мечтать. Корону из чистого золота, если верить Соломону. — В его глазах появился блеск. — Хотя зачем гоняться за короной, если есть картинка? Слышал, Соломон нарисовал ее для тебя. Что ж, щедрости ему не занимать. Вот уж воистину благодетель — он подарил тебе целый пергамент, а я предлагаю всего лишь презренное золото.

На следующий день я опять отправил парня к Смоллетту, который продержал его до вечера на вантах, а сам — еще не взошла луна — отправился пообщаться с Соломоном, уговаривая его поразить меня либо лучшим проклятием, либо лучшей тайной. Я напомнил, что мог бы задать ему линьков в любой момент, однако не люблю нарушать пари, а потому предложил сказать все добровольно, чтобы >: \ не пришлось прибегать к кровопусканию. Еще я прибавил, что Джим рано или поздно привыкнет лазать по снастям и все мне расскажет, и тогда он, Соломон, проиграет этот раунд. Он не проклял меня в ответ и не стал откровенничать, а пошел на хитрость.

— Твоя Мэри, — сказал он, стуча пальцами по подбородку, — твоя Мэри предпочла Эдварда.

— Не может быть. Только не Эдварда. Да и ему нравилась Евангелина, а не Мэри.

— Он сам мне сказал. Твой Эдвард. — Глаза Соломона вновь превратились в два кинжала. — Дай мне свободу.

Что ни говори, подлец знал, чем меня пронять. Не иначе игра его забавляла.

Я взял его за руки и повернул их ладонями вверх.

— Послушай-ка, — сказал я и ткнул ему пальцем в ладонь. — Это, часом, не тайна? Ну, где здесь тайна? — Тут я уронил его руку и произнес напоследок: — Победа будет за мной.

* * *

Соломон солгал. Что говоришь, мой молчаливый друг? Не надо увиливать. Бормочи, пока не устанет язык, — меня снова пробирает жар.

Подойди ближе. Я тебя вижу — не прячься в тени. Лихорадка утягивает меня на глубину, и я хочу перерезать тебе глотку, прежде чем отправляться под воду.

Теперь вернемся к разговору.

Маллет сказал «мы почти в порту». Как вышло, что он до сих пор жив? Ах да, сокровище. Маллет не умрет, пока я не сообщу ему точное место. Теперь вспомнил.

* * *

Этой хвори меня не одолеть.

Выпей со мной, дружище, покуда я расскажу тебе лучшую часть этой истории. Вытащи трубку и выпей. Налей еще. Мои байки почти так же вкусны, как мое пойло. Пей до дна.

Да-да, Маллет. Помню. И мой рассказ. Я отвлекся. Вскоре мы будем в Лондоне, где одного из нас ждет петля. Ну что же…

Для юнги нет лучшей науки, чем тяжелый труд. Поэтому Джим Хокинс стоял на вахте до тех пор, пока не валился с ног. Один матрос научил его чинить паруса, другой — плясать джигу. Какой-то малый из Хейшема показал, как протискиваться в орудийные порты, будто угорь. Валлиец (имени не припомню) читал ему трактаты о шельмовстве, ирландец разглагольствовал о ножах и кинжалах. Между прочим, Джиму порой приходилось несладко. Он должен был таскать бочонки с юта на бак, до посинения закручивать ганшпуг и выполнять все поручения, которые мог выдумать Смоллетт для скорейшего превращения мальчишки в моряка. Вскоре Джим по собственной воле начал спать вместе со всеми на палубе, нежели спускаться к Соломону. Я понял: теперь он мой.

Прошло много дней, и когда наконец мы достигли острова Сокровищ, Смоллетт предложил сразу же снарядить ялик до отмели, а я решил подождать рассвета, чтобы перед высадкой подразнить Соломона. Мне не потребовался фонарь, чтобы увидеть его глаза, — довольно было луны, моей луны. Соломон проиграл, я победил.

Я сказал ему, что он останется моим пленником до конца своих дней, свидетелем моих злодейств. Мне море будет зеленее, а небо — выше, если он будет со мной в такие минуты, о чем я ему и сообщил, а после добавил, что Джим теперь такой же славный бродяга с деревянным сердцем, как у моих святых. Да и могло ли быть иначе, если я сам его сотворил, как резчик-испанец — тех кающихся грешников?

Соломон оглядел меня с тоской и сказал то, о чем я и сам догадывался:

— Бонс мне во всем признался. Пришел ко мне как-то за лекарством — от Бена Ганна, который чесал ему спину. Только это был не Бен Ганн, а Пью. Пью вливал ему в глотку отраву и рассказывал ему все о сокровище — чтобы ты убил Бонса, а его повысил.

— Я ни за что бы не назначил краба штурманом.

— В таком случае он подпаивал Бонса ради забавы. Пью все знал. Твой Эдвард велел ему не спускать с тебя глаз. Приставил его следить за тобой и обо всем докладывать. Он обещал поделиться сокровищами с Пью, так как почти разгадал все загадки, пока был в Лондоне. Возможно, Пью ждал его возвращения. А если бы до той поры ты убил Бонса или он — тебя, это было бы… — Соломон замолк, подыскивая слова, — как перо Эдварду на шляпу.

— Больше мне не о чем тебя просить.

— Остается еще слово «кровь», — добавил Соломон.

— Да-да, кровь. Океан полон ею.

Соломон, такой печальный еще миг назад, покатился со смеху.

— Кровь крови рознь, — выдавил он.

— A-а, ты о Томасе Бладе. Я почти нашел с ним общий язык, даром что он мертвец. Шифры — его работа. Эдварду досталась Библия, которой он владел.

— Ты впрямь ничего не понял, — сказал Соломон. — Свободу.

Каков, а?

— Кое-кто от добра добра ищет, — ответил я и покинул его ради снов о короне.

Спал я крепко. Слишком крепко, друг мой.

Разбудил меня Смоллетт, молотя в дверь.

— Они сбежали! — кричал он. — Оба! Соломон и мальчишка! На ялике!

— За ними! — приказал я. — За Джимом! За Соломоном! Шлюпки на воду!

Задай я им курс, так и гребли бы до самого Китайского моря, охаживая веслами волны.

Моя команда побежала вокруг острова. Я же направился прямиком к могиле мертвеца, взяв с собой только Смоллетта и еще несколько пар рук. Мы продирались сквозь терновник и бурелом, и коротышка Смоллетт расцарапал ноги о шипы. У него пошла кровь, чему я был даже рад. Без крови не бывает награды.

Мы пришли на поляну. На насыпи, пришпиленный сучком, болтался рисунок Соломона. Я поклялся зарыть художника на том же месте и велел своим людям копать.

Мертвец и мои ребята-покойники, верно, вздохнули от облегчения, когда Смоллетт выволок их из ямы. Словно почуяли конец вахты. У этой команды глаза провалились, а на черепах остались лишь клочья волос, и все же я узнал одного из них. Чуть было не попросил его спеть, помня, как славно он выводил рулады в свое время, но тут из его глазницы выполз червь. Одежда их насквозь истлела, и ребра-шпангоуты поотстали от киля. Я задумался, а не был ли кто из них жив, когда мы закапывали могилу, — уж больно иных скрючило.

По моему приказу матросы повыскакивали из ямы, едва заступ ударил в сундук. Я поднял крышку и заглянул внутрь. Все богатства лежали на месте.

Вот тут-то меж нами и вышел разлад. Что тебе до Соломона, старый друг?

Поднимем же бокалы за тех, кто никогда не плавал по морю и ступал по земле легко, не тревожа листвы. Выпьем до дна за тех, кого никто не вспомнит.

Ты пошел против меня.

Здесь я угощаю, так что могу говорить что хочу.

Если решишь навестить меня как-нибудь, а у меня в горле пересохнет после виселицы, налей мне стаканчик. Я, может, и откажусь — ведь это ты отправил меня в петлю, но мне будет приятно. Как-никак плавали вместе. А теперь вот-вот сведем счеты.

Примчался один из матросов и сказал, что нашел Джима и Соломона. Он снял шляпу и утер лоб, сообщая, что Соломон что-то плел о зарытой короне — короне самого короля. Потом этот малый изъявил желание примерить ее на себя. Я прострелил ему грудь. Пустить кровь в прилив — тоже к счастью. Вдобавок это избавило меня от очередного бунтовщика.