Шаморский гамбит

Шелег Игорь Витальевич

О чём ты подумаешь, когда тебе в голову врежется шаровая молния? Вернее, нет, не молния, а огненный шар. Такие ещё называют «файерболами». Где называют? Ну конечно же в «Мире меча и магии», куда попадешь и ты. Потому, что последняя твоя мысль: «Именно так начинаются многие истории про попаданцев…» Только на этот раз про попаданку. Скромного библиотекаря. Но, именно ей предстоит разыграть Шаморский гамбит

 

Пролог

Виктория Морозова

Каждый вечер, идя домой с работы, я ощущаю радостное чувство окрыленности. Никогда, никогда в жизни я не была счастлива, как за эти полгода. А как все начиналось….

Начать с того, что я дура. Причем дура полная. Нет. Не в плане мозгов, а в плане своего мышления, как говорил брат — «бабского стереотипного». Я тогда считала эти его слова обычной его подъебкой и не пыталась разобраться что почем… Зря.

Где-то до седьмого класса я была отличницей. Учеба давалась мне не слишком тяжело. Отсутствие хобби позволяло мне в полной мере сосредоточиться на учебе.

Но однажды моя подружка Настя, «что б ей икалось, гадине», позвала меня с собой на дискотеку. Тогда меня одолевало чувство легкого интереса и волнения. Хотелось быть не хуже всех, «особенно не хуже Васильцовой», признанной красавицы нашего класса. Подбор одежды, макияж и прическа — подготовка была прям, как в американских фильмах показывают.

И каково же было мое удивление, когда меня начали приглашать на медленные танцы. Причем гораздо чаще моих подружек, той же Насти в частности. Это была первая ступенька в пропасть, в мое персональное дно…

Я начала интересоваться мальчиками, а они, соответственно, мной. Дискотеки, флэты, посиделки в беседках в парке, все это вносило в мою жизнь все больше и больше расхлябанности. Тогда и пошла первая сигарета, первая выпивка, первая влюбленность, первый поцелуй, первый секс… После этого закономерное расставание и уже новые встречи, новые поцелуи, новый секс. Грустное сидение у окна под песни «Максим»…

Меня перестала интересовать в должной степени учеба, конечно, можно было кое-что вытянуть за счет старых знаний и мозгов, к тому же учителя все еще помнили отличницу, и старый авторитет отличника долгое время поддерживал. Однако, как говорят: «Сколько веревочке не виться, а конец будет!»

Из отличницы я постепенно съехала в хорошисты, а потом и еще ниже. Я поняла, как можно списывать домашку на перемене, как, улыбнувшись учителю по физкультуре, учителю под сорокет, можно без справки об освобождении пролазить в телефоне все занятие на лавочке.

Школьная рутина меня интересовала мало. Другое дело — гули, танцы-шманцы. Отношение парней и девушек, новые шмотки, что модно, а что не модно.

Критику родителей я воспринимала как угрозу моей свободе. И, естественно, все встречала в штыки. В конце концов родители поняли, что это пройдет само, когда кончится переходный период.

Может, я выбрала неверные ориентиры и делала неправильные вещи, но котелок у меня варил хорошо. Я думала, что сама справлюсь с выпускными экзаменами, что сама подтянусь к концу последнего года. Что наверстаю и уйду с хорошим баллом и поступлю в институт.

Однако реальность слишком жестокая вещь. Она бьет лицом об стол со всей силы, не задумываясь о последствиях и не давая ни секунды перерыва…

Оказалось, что поднять предметы самостоятельно, несколько лет не учась, практически невозможно. Не берем в расчет язык, литературу и какое-нибудь «Человек, общество, государство». Там все можно сделать, прекрасно прочитав на перерыве или во время урока. А имея подвязанный язык так и вообще получить высший балл.

Однако та же химия, физика, алгебра с геометрией не давали расслабиться. Да даже по биологии требовалось иметь кучу знаний и считать хромосомы.

А итог-то получился один. Оценки за год — говно, оценки по экзаменам — говно, баллы на поступление — говно. Сказать, что это было для меня шоком, это еще очень мягко сказано. У меня было свое представление о жизни, и оно вдруг неожиданно разрушилось. Казалось, что плохое может произойти с кем угодно, но не с тобой. Ты всегда считала, что тот, кто не сможет поступить на вышку, тот — лох. И тут неожиданно этот лох — ты! Начинаешь анализировать ситуацию и стоп. А родители же говорили, их слова сбылись, как будто они были оракулами.

Все куда-то поступили, даже подруги, с которыми вечно гуляли, куда-то пошли — техникум, колледж, неважно. Прошло немного времени и все — ты никому не нужна, одна-одинешенька. Все разъехались по учебам, а ты сидишь бобылем на одном месте. Подруги звонят все меньше и меньше. И ты понимаешь, что кроме родителей ты никому не нужна. Куда идти без образования — непонятно, потому что никто такой молодой без образования и опыта работы никому не нужен. Я уже готова была пойти дворником, чтобы не сидеть у родителей на шее, но отцу на глаза попадается объявление о поиске библиотекаря на два года, пока другая девушка в декрете. Зарплата почти такая же, но в тепле и в нормальной одежде. А не в форменной робе.

И я искренне рада, что отцу посчастливилось увидеть это объявление. Я открыла для себя мир книг. Фэнтези, фантастика, альтернативная история. Это все было не только интересно, но и даже полезно. Я находила очень много интересных книг, а так как пользуются библиотекой в наше время не очень часто, то появляется много свободного времени для себя.

Мои мысли прервал неожиданно появившийся передо мной круглый шар света.

«Что за хрень?» — была первая мысль. — «Шаровая молния?» — вторая мысль была уже обдуманной. И, как назло, на улице никого. Зашла в переулок, чтобы сократить путь домой.

Делаю медленный шаг назад. Шар за мной. Шаг в сторону. Он повторяет мой маневр. Откидываю в сторону сумку — шар на месте, как будто пометил меня. Я сморщилась от досады, сумка почти новая. Маме не подошла, вот я ее себе и прикарманила.

Внезапно шар врезался мне в голову. Я начала оседать на землю. А последняя мысль была: «Именно так начинаются многие истории про попаданцев…»

 

Глава 1

Льер Влад эл Бояр

— Шаман, свяжись со вторым легионом, передай полковнику эл Фаруту, что у нас без происшествий. Приказ полковника эл Далласа, — обратился ко мне адъютант командира третьего легиона Форст Броксли.

Молодой парень лет двадцати восьми. Держится со мной настороже. У нас была стычка. При полковнике он уже лет пять, поэтому думал, что я буду терпеть его слова о шаманах, что носят доспехи под мантией и все равно не идут в бой. Видимо, кто-то рассказал ему о шаманах, которые не боевые маги, а так, не пойми что. Вдобавок он благородный, у него нет такого страха перед магами, как у простых людей.

Пришлось съездить ему пару раз по роже и объяснить, где он ошибается. Не понял, попытался ответить мне, но его удары пришлись на мою защиту. После этого я еще раз ему двинул и все. Теперь общаемся только отстраненно и в силу обстоятельств.

— Понял, сейчас передам, — ответил я ему.

Вот и все, на этом наше общение и закончилось, он развернулся и пошел.

В тот момент, когда он ко мне приблизился, я умывался после тренировки с мечом.

Я знал об этой войне заранее и всегда думал, что если попаду на нее, то буду в ней участвовать в качестве боевого мага, в моем случае — в качестве боевого шамана. Однако я никогда не думал, что меня поставят связистом. Я знал, что связь между городами держат не только с помощью голубей, что для этого есть какие-то артефакты, но и только.

Я практически уверен, что все планы на войну были спланированы заблаговременно, не спеша, без лишней суеты.

На следующий день после указа короля о войне, нас, в смысле шаманов, собрали на полигоне, где льер Дан рассказал нам о наших дальнейших действиях.

Оказалось, все шаманы умеют входить в астрал и работать там. Кто-то лучше, кто-то хуже, но выловить духа эфира, передать ему информацию и отправить к назначенному человеку мог каждый.

С помощью ритуалов и заранее готовых костылей шаман может практически мгновенно войти в астрал. В качестве инвентаря выдали четки с меткой, на которую нужно отправить сигнал, и несколько зачарованных ковриков из бычьей кожи. И самое главное — фургон или карету, в котором будет происходить сеанс связи. Кучера, который будет помогать господину магу, обслуживать лошадей и чинить фургон, а также по прибытию к месту службы будет выделена пятерка охраны.

Да, подход к связи был серьезным. Насколько я знаю, в астрал могли выходить не только шаманы, но и маги, однако это были либо очень сильные маги, либо старые и опытные. И те, и другие были нужны на поле боя.

Конечно, как я узнал, были еще какие-то артефакты для связи на небольших расстояниях, но это где-то в пределах до пяти километров, а дальше нужны были мы. Связисты.

Почти сразу, как нам довели эту информацию, я решил, что вместо фургона у меня будет танк, правда, его нужно будет замаскировать. Я хотел стать обычным, насколько это только возможно в сложившихся обстоятельствах. Хватит уже лезть на рожон, думаю, маги противника будут в первую очередь бить во все непонятное и странно выглядящее.

В первую очередь я поработал над танком, сделал из него что-то типа дома на колесах. Убрал кресло второго пилота, сделал там спальное место и отгородил его стальной перегородкой. Следующий отсек гордо назвал грузовым и на этом с внутренней отделкой закончил.

Началась обработка снаружи. Обшил танк досками. Сделал для кучера удобное кресло и козырек с защитой от дождя. Прикрепил магический светильник с зеркалом сзади него. Получилась фара. В конце наложил иллюзию, чтобы редким зевакам, которые захотят рассмотреть поближе, ничего не было видно.

В результате получился большой фургон с четырьмя колесами с одной и другой стороны. Странно, но не более того.

Сложнее было изготовить устройство, которое бы помогло коням тянуть гору железа. Но я справился. Оно было похоже на педаль газа и тормоза одновременно. Когда кони шли вперед, они тянули веревку, и карета ехала, а когда останавливались веревка переставала натягиваться и танк останавливался. Схему проверил, и на поворотах тоже все отлично.

Наибольшую обеспокоенность у меня вызывал факт защищенности моей тушки. Как-то подозрительно легко были сбиты все защиты в прошлом турнире. Даже меня в ноль выводили, а это уже слишком. Я считаю себя довольно хорошим артефактором, особенно по созданию индивидуальных защит. А тут такой удар по самолюбию. Новых решений по размещению символов у меня не было, но был способ как усилиться. Подать большое количество энергии на защиту. У меня самого такой энергии не было, но была заемная, такая, которая заправляла энергией танк. Так появился реактивный ранец.

Точнее, сначала просто ранец, в котором был заправленный накопитель энергии. А вот потом мне пришла в голову мысль, что врагов может быть слишком много или я окажусь слишком слабым. Так был придуман «Эвакуатор». Огонь, как из ракеты, выкидывал меня высоко вверх и в сторону, а там меня подхватит заклинание «Парашют». Я даже себя почувствовал на секунду «Железным человеком». Но только на секунду. Броню из серебра и кольчугу заказал у гномов.

Броня была не рыцарской, а скорее, пехотной, легкой и не стесняющей движений. Слабым местом у меня являлись штаны, но и там я вышел из положения, удлинив кольчугу до колен.

Когда я расплачивался с гномами за доспехи, то вдруг осознал, насколько же у меня много денег. И мне кажется, что их защита — это просто отсутствие у заинтересованных лиц знания о количестве наличности внутри.

Банков в столице было несколько, но я решил довериться тем партнерам, которые меня еще не подводили. Делали все надежно, только деньги плати. Это гномы. За небольшую сумму в тысячу золотых в год я оставил семьдесят пять тысяч восемьсот тридцать три монеты на хранении. Сумма просто неописуемая, да я на эти деньги могу купить себе феод и жить припеваючи. Также мне вручили небольшой амулет, в случае необходимости я смогу пополнить свой кошелек в другом городе. С этой суммы три сотых доли уйдет как процент гномам.

Короче, мне так удобно и я уверен в их сохранности.

У меня на руках остались еще около пяти тысяч золотых, я их даже не считал. Часть решил потратить на покупку самого необходимого.

Первым делом зарядил двенадцать накопителей магии для танка и моего ранца. Отдельно зачаровал два ящика на шесть накопителей каждый, чтобы не энергия не терялась.

Долго думал, что делать с Атомом. Полурасплавленный голем был мне по-своему дорог. И хотелось мне его взять с собой, но он реально был слишком большой, к тому же поломанный. Отставил его в сторону и решил заняться производством автоматических турелей, за которыми не нужно было следить. Все-таки я сделал тридцать общественных мусорок на ножках с эфирными духами внутри. Надеясь, что ими кто-нибудь сможет управлять и они смогут расширить количество своих команд. Так как Ивн в свое время научил многим командам Атома, я подумал, что и другие студенты захотят поиграть с непонятными игрушками.

Ага! Как же! Держи карман шире!

Вместо того чтобы их чему-нибудь научить, их начали атаковать, тренируясь в меткости. После десяти дней бесконечного ремонта я понял, что это бесполезно. Зато я смог объяснить мини големам, что нельзя, чтобы их ломали, и они даже пытались убегать от магических атак.

Так или иначе, я слил их знания воедино, добавил информацию с Атома и танка и все это поставил на турель. Три паукообразных ножки, как в равнобедренном треугольнике, позволяли сносно передвигаться. Это были ножки с мусорок, только вместо ведер появилась пушка, внутри которой находился сильный огненный дух и кристалл силы. Получившийся огнемет бил на двадцать метров, но энергии хватало минуты на три. А вот когда он стрелял огнем с задержкой, было уже лучше, небольшие огненные шары летели, как из пулемета.

Проект оказался неудачным, у этих турелей не было понятия «свой чужой» и они могли пожечь своих. Их можно оставить в качестве заслона, как последний удар по врагу, но не более. А как я задрался, чтобы сделать минимальные ориентировочные чары для них… А насколько тяжело было сделать серьезную защиту от атак, как магических, так и обычных. И потребление энергии увеличилось опять же. Короче, было у меня три экземпляра, плюнув на них и закинув в ящик, положил в грузовой отсек.

Если с защитой в танке было все нормально, то с атакой слабовато. Как сделать башню и из чего стрелять — я не представлял. Но мне на глаза попался Атом. Он не ходил, он хромал, ноги стали его слабой частью, поэтому мне пришла в голову идея лишить его ног.

Перерезал пополам, верхнюю часть приварил к крыше танка. Отрезал ему правую руку чуть ниже локтя. На основе турелей до меня дошло, как можно сделать пушку. Пороха у меня, конечно, не было, но дух воздуха был, примитивная воздушка.

В ствол вставляется морозная граната, она по диаметру соответствует стволу, туда же помещается перед гранатой камень с духом внутри. Этот дух нагнетает давление. Вот и все. По прямой граната летит двести метров. Если стрелять навесом, то немного больше. Я смотрел на получившееся оружие и понимал, какой же я все-таки дурак, была бы у меня такая штука на Турнире, мне бы и напрягаться не пришлось бы. Такую бы Валессе и все, хана всем. Сделал пару стволов на замену и все остальное время до призыва занимался изготовлением морозных гранат. Хотел попробовать просто камнями с духами пострелять, но не получилось. Камни не выдерживали выстрела, разрывали ствол. Пришлось делать то, что умею, остальное оставил на потом.

Через месяц мы выдвинулись по своим подразделениям. Я попал в шестой гвардейский полк. Находился он вблизи города Артан, рядом с границей Шамора. Подразделения стояли вблизи этих границ еще с прошлого года, что у них там не получилось, я не знал. Однако из услышанных в полку разговоров понял, что война будет объявлена. Будет генеральное сражение, перед ним — стычки подразделениями. Все строго по военному этикету. Для меня подобная канитель была странная. Захотел напасть — нападай, а на нет — и суда нет. На войне все методы хороши. Нападать из засад, атаковать с расстояния, но нет.

Короли собираются устроить одну большую бойню.

И самое странное, что все это длится хрен знает сколько лет из-за одного города и парочки близлежащих деревень. Эта вся территория гордо именуется графство Варсайер.

История — не написать, не рассказать. Город один из древнейших на континенте. На протяжении всего своего существования он переходил от одного королевства к другому. Его постоянно использовали в качестве предмета для развязывания войн на завоевание.

Конкретной информации никто мне не давал, но мне и этого было достаточно. Все-таки имея более богатую фантазию и примеры из фильмов, книг и истории, я могу судить более непредвзято. Идеологией меня не напичкали с детства, и поэтому могу трезво оценивать поступающие данные.

Как ни странно, окружающие меня солдаты совершенно не боялись за свою жизнь, они готовились к битве. Об этих битвах слагались баллады, которые рассказывали детям вместо сказок на ночь. Поэтому поучаствовать в таком сражении почти для всех малорцев было делом чести. Я, конечно, пытался пообщаться на тему того, что это бред. Однако на меня начали косо смотреть и я прекратил расспросы.

Передача сигнала прошла как-то буднично. И уже привычно. Скука.

— Господин Влад, разрешите? — это вошел мой кучер Анри. Бывший извозчик из города Лансуа. Бывший легионер, ветеран. Был ранен в ногу, уволен в запас по инвалидности. Вернувшись в родной город, начал работать извозчиком, а как только объявили набор на места извозчиков, пошел не задумываясь. Имея прошлое легионера, и какие-никакие знакомства, занял вакансию кучера.

Несмотря на возраст, не кичился передо мной и не выеживался. Выслушивал все, что я хотел ему сказать и делал, как я хотел. Вел себя прилично и я старался относиться к нему соответствующе.

— Заходи, Анри. Опять нога? — вопрос был, скорее, риторический. Потому что это было его время. Время, которое я уделяю на его лечение. Анри прошел рядом, присел на тюфяк и закатал штанину. Тут-то передо мной и предстала во всей красе работа шаморского боевого колдуна.

Шаморцы используют магию заклятий и проклятий. У них не маги, а колдуны. Причем эти ребята часто применяют не только обычную, но и темную магию, жертвоприношения, ритуальное убийство людей. Опасные противники, как я считаю. На поле боя много трупов, много крови и эта сила будет доставаться тому, кто умеет ей пользоваться, то есть противнику. Хорошо хоть про поднятие зомби тут никто не знает. Было бы вообще херово.

Шаморское проклятие попало Анри в ногу и начало разрушать каналы силы. Они хоть и едва различимы у обычного человека, но все же есть. Маленькая ранка, а каналы силы начали отмирать. Квалификации у целителя хватило только для того чтобы остановить разрушение, но вернуть, как было, уже нет. Это надо к мастеру за деньги — за очень большие деньги.

А тут я. Молодой, зеленый. Очень уж мне хочется проверить себя в качестве целителя. Развиваться, развиваться и развиваться. Мой личный лозунг. Как у Ленина было: «Учиться, учиться и учиться». Так у меня этот.

Когда я предложил свою помощь Анри, он не поверил. А когда нога начала потихоньку приобретать нормальный вид, а потом и гнуться в колене, я понял — вернее человека у меня в жизни не будет. Анри делал все, что я попрошу, многое он, довольно долго прослужив, делал наперед. Даже просить не надо было. По утрам он делал зарядку, давая нагрузку на ногу. Что, как мне кажется, ускоряло процесс.

Если честно, было сложно. Даже очень, приходилось скидывать почти половину резерва каждый день. А смысл этой работы был в появлении канала не более сантиметра.

Было у меня желание использовать накопитель для танка. Это существенно ускорило бы процесс, однако боевые действия еще не начинались, и я решил ничего не трогать.

Нога была костлявой и черной, хотя с той стороны, где я начал работу, были уже и мышцы, и черная кожа начинала бледнеть. Для всей процедуры исцеления мне нужно было иметь телесный контакт и пять минут времени.

Закончив с Анри, стал собираться на учебу. Да, учебу. Мой обычный день — это постоянное сидение у танка и передача сообщений пару раз. Вот и все. Если не заниматься ничем, то можно и опухнуть от лени.

Поэтому решил начать тренировки с мечом. Все же скорость скоростью, но искусство, как я уже точно знаю, побеждает грубую силу.

Напарников нашел быстро, — мои телохранители. А то сидели и тоже пухли от скуки. Двое должны быть при мне постоянно, трое отдыхают. Пытались отпроситься хоть в патруль какой, не пускают. Поэтому тренировки для них тоже приятное времяпровождение. Парни все простые, без короля в голове. Они со мной занимаются, а я им различные подарочки, естественно, с магическим уклоном. То щит укреплю, то арбалетный болт с духом внутри подгоню.

Кстати, болты… По тактике легионеров, у них, помимо стрелковой полусотни, у каждого должен быть самострел и возможность до боя выстрелить им хотя бы три раза. Поэтому огненные и ледяные болты воспринимаются тут исключительно как увеличение уровня жизни подразделения и сохранение здоровья товарищей. Короче, нашим сотрудничеством они довольны полностью.

Однако я собрался, но выйти не успел, на входе столкнулся с посыльным. Льер Влад, вас срочно к командиру… Началось.

Посыльный был молодой, примерно моего возраста парнень, запыхавшийся, в кожаной, не стесняющей движения кирасе.

«Началось» — он сказал таким тоном, будто актер драматического театра, такого трагизма я не видел давно. Видимо, я не первый, к кому он прибегает.

— Хорошо. Сейчас буду, — ответил я ему.

Наконец-то, а то будут тут сидеть до следующего года. Взяв четки и коврик, выдвинулся в сторону штаба.

 

Глава 2

Льер Влад эл Бояр

— Шестой отряд. Уничтожить противника, захватить пленных. Собрать полную информацию. Докладывать о всех странностях. Как приняли? Прием.

— Принял. Прием.

— Удачи.

— Спасибо.

Так, все, эти были последние. Фух, наконец-то. Это последние…

— Лэр, передачу информации завершил, — доложил я полковнику.

— Хорошо. По всем изменениям доклады, — сказал мне полковник и склонился над картой, даже не дожидаясь ответа. Сейчас в штабе немного пустынно. Почти все командиры отрядов и сотен отправились, так сказать, в поле. В штабе было три сотни легионеров, пару сотен тыловиков и дружинников.

Семь отрядов рыскали по нашему назначенному району и пытались остановить противника от прохода внутрь.

За три дня боевых действий я понял, какое все-таки хорошее время было в академии. Спокойно и хорошо.

Я понял эту пословицу: «Кто херачит в дождь и грязь — наша доблестная связь». Постоянные донесения и передачи. Первые два дня я тут чуть ли не жил. Брали в клещи отряд шаморцев, который, закрываясь какими-то чарами, напал на соседний легион. Потери были серьезные. Пришлось нашему легиону помогать.

А я сидел на связи и передавал все приказы. Поначалу путаница была. Сотники, получив в руки дорогущий амулет связи, немного терялись и часто предавали туфту, не давали мне договорить приказ. Пришлось ввести в обиход команду «Прием».

Больше всего мне напоминало это тактические игры. Типа перекрыть здесь дорогу, захватить деревню, отступить. А я играл роль рук и координатора действий.

А ведь со мной на связь выходили не только сотники, но и различные шпионы и наблюдатели. Я даже завел себе «Журнал входящих», чтобы контролировать, кто и что мне говорит. Вот от одного наблюдателя пришла информация о том, что вблизи села Большие Бобруки собирается отряд.

Колдуны и воины, в общей сложности около сотни человек. Туда выдвинулись отряды. Сейчас они должны занять позиции, а перед рассветом напасть.

Две ночи переночевав в штабе на кресле, я испросил разрешения перевести мой «домик на колесах» к штабу. Чуть что — меня вызовут. Для этого есть специальная кнопка и Анри около повозки.

При моем выходе из штаба, легионеры, стоявшие на страже, приняли строевую стойку. В лагере было необычно тихо, только переклички караульных долетали до меня.

Мои телохранители вместе с Анри сидели у костра рядом с каретой и готовили кашу с мясом. Аромат в воздухе витал потрясающий.

Один из моих охранителей, Валех, был сыном трактирщика, вторым, конечно, поэтому готовить умел потрясающе. Кормили всех из общего котла, но иногда добавка была весьма кстати.

— Присаживайтесь, эл. Скоро кашка подойдет, поужинаете, а то вы с этой службой еду только на картинах полковника увидите, — сказал Анри и быстро встал, уступив мне место.

— Спасибо, Анри, — я усмехнулся. У Анри есть чувство юмора. Полковник очень сильно любил живопись, и даже в штабе у него висела огромная куча натюрмортов. Говаривали, что он сам их пишет в свободное время, но наверняка никто не знал.

— Эл, что там нового? — спросил Валех, подавая мне чашку с травяным напитком. Мои охранители давно узнали, кто обладает максимумом информации о происходящем и может ей поделиться.

— Новых нападений на штабы легионов не происходили. Обнаружили какой-то отряд. Берут в клещи. На рассвете собираются атаковать. Большего не скажу пока. А вы мне что расскажете?

— Кухарка Кларисса нашла нового ухажера, но потом что-то ей не понравилось и она его избила.

— Ха-ха-ха-ха! — разнеслось над лагерем наше ржание, даже караул, что стоял на страже у штаба, смеялся.

Всем известно, что в армии у мужчин чувствуется недостаток женского внимания. И некоторые, мягко говоря, «дамы», не самые красивые, далеко не самые красивые, вступают в ряды поваров и разносчиков и рано или поздно становятся счастливыми. Кухарка Кларисса именно такая. Обсуждение ее кавалеров — это что-то типа анекдота.

— Ну это всем известный факт. Еще что?

— О!!! А про кровососов слышали? — обрадованно вскрикнул парень с интересным именем Марс.

— Вампиры, что ли? А что они?

После моего ранения неизвестные вампиры воспринимались мной очень настороженно.

— Есть у нас закон, который разрешает брать их на службу. Все же это идеальные разведчики. У них много плюсов, один минус — света боятся. И самое ужасное — для существования им важна кровь.

— Ну не знаю, — сказал я. — У меня есть подруга, она вампир и кровь может хоть полгода не пить и все у нее будет нормально.

— Но я не высший, — тихий голос заставил всех нас вздрогнуть от неожиданности. Перед проходом в круг света появилась фигура в черном плаще до колен. Через грудь наискосок проходила бечевка от дорожной сумки. По голосу ничего нельзя было определить, он больше походил на шипение.

Мы все смотрели на него, а он смотрел на нас. Все молчали.

— Простите за мое вторжение. Я совсем забыл про манеры. Просто вы заговорили про меня и я решил подойти. Добрый вечер. Меня зовут Виктор, — он снял капюшон.

Предо мной предстал худой парень неопределенного возраста, я бы сказал, что ему лет девятнадцать. Прямой нос, тонкие губы, не глаза, а черные провалы, лицо бледное. Он напоминает мне Лекса. И я чувствую в нем породу.

— Льер Влад эл Бояр, — я встал и представился с наклоном головы. — Это мои подчиненные охранители и, если можно сказать, мой адъютант Анри. Проходите к костру, у нас скоро будет готова каша. Присоединяйтесь, у нас всегда готовится с запасом.

Кажется, мои подчиненные слегка удивились от моей гостеприимности. А вампир с русским именем Виктор уставился, казалось, мне в душу. Прямо не по себе стало. Интересно, сколько ему лет?

— Спасибо, не откажусь, — после продолжительной паузы ответил он. Пройдя к костру, присел на лежащее вдоль бревно. — Вопреки общественному мнению низшие вампиры питаются не только кровью, — сказал Виктор.

Виктор. Виктор. Где-то я про него слышал? Но где? Год прошел, имя все же русское, может, он из наших?

— Виктор, может, вам что-нибудь скажут эти слова? Земля. Гагарин. СССР. Русский, — спросил я.

— Нет, этот язык мне незнаком.

— Жаль.

Чудес не бывает, наивно думать, что здесь может появиться еще один русский.

— Пока каша готовится, может, расскажете нам, как вы тут очутились? Здесь, знаете ли, довольно скучно, скрасьте нам вечер.

— Как я тут очутился — это довольно сложный и долгий рассказ. Совсем недавно став вампиром, я тут же стал изгоем. Обычные люди боятся меня. Да, вампиру для существования нужна кровь и энергия, которую та дает, но кто сказал, что нельзя пить кровь животных? Можно, но этого очень мало. Я давно не могу найти подходящей работы. Однако война расставляет свои приоритеты. Здесь мои навыки и умения могут пригодиться. А я смогу заработать хоть немного золота.

— А где вы работали до этого? — спросил я его.

— Я не работал, я выживал, лес может меня прокормить, но этого мало. В принципе это все, что я могу про себя сказать.

— Понятно. Вас приняли уже? В состав подразделения? — этот вопрос меня и вправду интересовал, интересно, куда его поставят.

— Да, у меня было несколько рекомендательных писем и один дальний родственник в штабе короля.

Ого! Теперь и мои охранники поняли, что у парня есть серьезная и благородная крыша. Про себя я решил его именовать именно парнем.

— Только есть одно «но»…

— И какое же? — спросил я.

— Я могу вступить в ряды легиона только с условием, что само подразделение будет не против.

— М-да! — протянул Крис.

И я его понимаю. Обычные люди расценивают его не как личность, а как некоего зверя, который вопьется в горло при первой возможности, так-то незаметно, но я увидел напряженные позы моих охранителей. Все подтянули к себе оружие. Даже Валех варил сидя на корточках, а не на своем месте. Только бы не оказаться спиной к вампиру.

— Какими навыками обладаете? Каким оружием владеете?

— Владею арбалетом, луком и метательными ножами. Из навыков — немного вижу в темноте, неплохой охотник и еще превращение подарило мне более сильное и выносливое тело. Однако это все зависит от энергии. Здесь идет хождение по кругу.

Я хотел еще кое-что вставить, но меня перебил Анри:

— Валех! Каша подгорает!

Сразу легионеры подхватились, начали бегать, подставлять тарелки.

Мне Анри всунул тарелку первому. Я указал ему взглядом на Виктора, тот кивнул и передал порцию ему. Минуты три над нашим костром стояла тишина, все сосредоточенно стучали ложками по тарелкам.

Когда все покушали, Анри начал собирать тарелки, сегодня была его очередь мыть. Однако то, что произошло дальше, удивило всех.

Виктор встал и забрал у Анри тарелки. Он сказал:

— Разрешите, я в качестве благодарности помою тарелки сам, ни в одном трактире я не ел каши вкуснее и это первый раз, когда я смог покушать спокойно.

— Но, господин… — промямлил Анри. — Неуместно же… Как же вы… Я и сам могу… Другие скажут — стыдно убирать…

Анри совсем сник и посмотрел на меня. А я что? Хочет — пусть помоет, не такая это уж и ценность — семь тарелок и котелок. Даже если он вор, в чем я сомневаюсь.

Я кивнул в качестве согласия. Анри отступил, пропуская Виктора. Тот остановился на границе света от огня и тьмы ночи.

— Анри, — сказал он. — Стыдно не убирать за собой грязь — стыдно жить в грязи. Это правило знает каждый дворянин. Просто не все умеют этим правилом пользоваться.

М-да, глубокая мысль. Даже неожиданно, умеет человек запасть в душу. Прошло несколько секунд, и Крис сказал:

— Все верно сказано, вот помню, наш барон Клайс, пусть земля ему будет пухом, своего сына так же воспитывал. В этом направлении. Помню, был такой случай…

Понятно, начался обычный солдатский треп. Жалко, он сбил очарование момента сказанной фразы. В другой раз я бы с удовольствием послушал бы рассказ Криса, но вместо этого я встал и пошел от костра. Я вспомнил, где слышал это имя. Виктор эл Трамп, если не ошибаюсь, это то ли друг, то ли возлюбленный Валессы. Сомневаюсь, что он просто досадное недоразумение. Это он, на сотню процентов.

Отошел в сторону, надо с ним поговорить отдельно, не стоит, что бы кто-то слушал, о чем пойдет речь.

Так…

Я попытался разложить мысли по полочкам, но ничего не получалось.

Как он мог оказаться тут? Какова вероятность, что он чисто случайно наткнулся на наш отряд и встретил меня. Вероятность крайне ничтожна.

Значит, он сам вышел на меня. Валесса говорила, что он очень умный, может быть и так, если природа отыгралась на его физическом здоровье, вполне возможно, что он чертовски умен.

Задумавшись, я и не заметил, как передо мной буквально из темноты соткалась фигура вампира.

— У меня есть к вам разговор, — произнес он.

— Я знаю даже его суть, Виктор эл…

— Трамп, — подсказала мне фигура.

— Виктор эл Трамп, — произнес я, пробуя на слух его имя. — А ведь меня из-за тебя чуть не убили. Ты об этом знаешь?

— Валесса писала про это, но я в этом не виноват, — как-то даже с угрозой сказал он.

— Палехче, кавбой! — меня прям потянуло на юмор. — Ты чего злишься? Я ж тебе не в упрек! Знаешь, значит. И это хорошо. Ведь если ты меня нашел, значит, знаешь, что я тоже буду под ударом чуть что. Чего ты хочешь и что ты можешь предложить взамен?

— Валесса сказала, что ты надежный парень и у тебя есть что-то, что может помочь мне стать сильнее. Что конкретно — я не знаю…

— Представь себе, я тоже очень сильно удивлен, но я про что-то такое даже не знаю. Мне как-то она не сообщила.

Интересно, о чем Валесса говорила, на ум мне приходят только руны и обряды, я могу сделать несколько амулетов. Например, с защитой от солнечного света или там еще что-то. Могу попытаться разобраться, как ему помочь стать сильнее. А ведь это мысль. Изучить его каналы силы, наверняка сразу будут различия.

— Чем ты можешь быть мне полезен?

— Не хочу хвастаться, но я умен, знаю несколько языков, в том числе и несколько гномских диалектов. Я провел детство в библиотеке, изучал не только арифмантику и историю, но и дневники моих предков — генералов и шпионов. И это не пустые слова, ведь я все еще жив. На меня вели охоту полгода несколько лучших убийц кланов вампиров, и они ищут меня до сих пор. Я для них как кость в горле, и, думаю, я тебе пригожусь.

— Заманчиво. Очень заманчиво. Но если все, что ты сказал про себя — правда, то должен понимать, что я не могу принять тебя к себе просто так.

— Да, я думал об этом… Не согласится ли эл Бояр взять себе вассала…

Признаться, первые секунды после этих слов я был слегка в ступоре. Но потом до меня дошло.

— Ты, часом, не сдурел?! — прошипел я ему в лицо и, взяв за воротник, приподнял над землей. Разгон энергии произошел сам собой и я не заметил этого от злости. Если бы сейчас был день, то я бы увидел, как еще больше побелело лицо Виктора.

И мне было от чего злиться: парень предлагал мне то, что не предложил мне ни один из дворян. Я недавно в этом звании и частенько слышу за спиной обидное слово «выскочка». Да, по большому счету здесь все знают, кто я и откуда у меня дворянское звание. Недаром дворяне изучают геральдику. Ни у кого нет герба СССР на груди, пусть не точной копии, но похожий на него. Я, как смог, реализовал то немногое, что вспомнил.

И даже если бы они забили на герб, было еще кое-что. Я не один пришел в легион из старших курсов академии. Были еще ребята, которые и рассказали о моем социальном статусе. И если к обычным льерам из простолюдинов относились нормально, то меня старались не замечать. Поведению командиров подражали и легионеры, и именно поэтому поначалу меня немного сторонились. Теперь получается, что компания легионеров мне гораздо ближе, чем штабисты.

В таком контексте предложение о принятии в вассалы от дворянина звучало для меня не более чем издевательским намеком.

— Я не сдурел! Поставь меня на землю! — парень задергался у меня на руке и я, смутившись своего внезапного порыва, отпустил его.

— Чуть не придушил меня! — парень прочищал горло и немного хрипел. Я хотел сначала извиниться, повинуясь мимолетному порыву стыда, а потом решил промолчать. Обойдется. Пусть слова подбирает нормальные.

— А ты в следующий раз думай о чем говоришь!

— А я уже подумал! Мне некуда идти. Превратившись в вампира, я стал очень нелюбим всеми, особенно высшими вампирами. Для меня главное — усилиться. А как? Я знаю несколько способов наверняка, но мне нужны еще. Валесса говорила, что ты за короткое время стал одним из лучших ритуалистов, про которых она только слышала когда-либо. Ты тот, кто не боится мыслить широко, тот, кто в большинстве своем плюет на общественное мнение.

Сейчас у меня осталось только имя. Эл Трамп далеко не самый слабый род. Однако мой отец в союзе с кланом вампиров, он не может помогать мне в открытую. А если кто-либо примет меня в свои вассалы, то это будет уже не просто охота. Первым делом пойдут к моему сюзерену. Это риск, я не спорю. Однако вместе со мной ты приобретешь не только мое имя, но и мой замок в середине Малора и постоянный доход.

— Меня не интересуют деньги, — не преминул вставить я.

— Влад, я и вправду достаточно умен и мои знания тебе пригодятся, я уверен в этом. К тому же Валесса настоятельно рекомендовала сделать на тебя ставку. Ты не тот человек, который бросит в беде.

— И что ты так ей доверяешь? — спросил я.

Для меня пойти в вассалы — это что-то с чем-то. Для начала нужно принести малую клятву на крови. Это, наверное, единственный ритуал магии крови, который разрешен до сих пор. Малая клятва делает чуть ли не рабом дающего ее. Пусть не в полной мере, но все же. Такая клятва давалась между близкими друзьями, побратимами. Так зарождались графства. Именно поэтому нужен был тот сюзерен, который не предаст и не подставит.

А я? Кто я ему? Никто. Это точно и это факт. И подставлять под меня свою голову… Может, он хочет без клятвы, но мне такой геморрой точно не нужен.

Виктор молчал, казалось, он и не слышал вопроса.

— Без малой клятвы я не смогу тебя взять, — сказал я ему.

— Я знаю и дам ее. Есть моменты в жизни, когда от нас ничего не зависит. Мы плывем по течению и не можем остановить себя, не можем прибиться к берегу, да, на худой конец, мы не можем бросить якорь, только безвольно плыть. И в этот момент нужно верить, верить хоть кому-нибудь. Мне повезло, у меня есть такой человек, очень близкий человек. И если мне не верить ей, то кому тогда верить? Ну так что? Возьмешь в вассалы?

Я думал. Я серьезно думал. Мои мысли метались по черепушке, как заведенные. И я не мог принять серьезного и взвешенного решения. Я не мог сообразить, где больше плюсов, а где минусов.

И чем больше я думал, тем отчетливей понимал, что с прохождением времени я склоняюсь к отрицательному ответу.

Ай, пошло оно все по известному адресу!

— Возьму!

Я что, собрался быть комнатной собачкой? Я хочу расти, даже мысли заходили о приобретении феода. Да я что, испугался этих дворяшек? Не бывать такому!

Я внезапно разозлился сам на себя. Сейчас я плыл по течению. Я не мог вставить свое слово никому и до сих пор не вставлял. Я что, должен сидеть сложа руки? Барахтаться надо. А то жизнь и впрямь поскучнела.

Тем более к Валессе я отношусь, как к очень близкому человеку. А это ее, скорее всего, будущий муж. Считай, одна семья.

А коль будет парень дурковать, так я его на британский флаг порву. Благо силушка на такое деяние имеется, а чуть что, так и клятвой себе подсоблю, не постесняюсь.

Эх, а работы предстоит много. Нужно будет перевести его в ближний круг, сделать адъютантом. Придется все-таки использовать накопитель и поставить Анри на ноги сразу. Почему так? Потому что теперь главная задача — заняться изучением Виктора, проштудировать ритуал малой клятвы и подумать, как его усилить. Нужно получить максимальный эффект заклинания, все же это вампир, а не человек, ритуал будет проходить по-другому. Но это все потом…

— Как и на каких основаниях ты должен войти в подразделение?

— Полковник сказал прийти со своим будущим командиром. И все, — кажется, парня отпустило немного, нет той напряженности в голосе.

— Тогда пока не будем сообщать о наших общих планах. Нужно как следует подготовиться. Да и если ты станешь на баланс, то тебя хотя бы должны будут обеспечить формой и пайкой. А причина, по которой я тебя взял, будет такая: основная — как телохранителя. Вторым номером пойдет, что я якобы хочу тебя изучить.

— Понял.

— Ладно. Пошли к командиру. Чувствую, будет не самый легкий разговор.

 

Глава 3

Льер Влад эл Бояр

Блин, ну сколько можно-то? Меня это просто все уже достало!

Почему у меня нет зама? Почему нет еще одного связиста, на которого можно повесить часть операций?

Моя голова просто раскалывалась. Разгоном можно исправить дело, но сильно это не поможет. Монотонный постоянный труд просто убивает. Столько сведений, просто невозможно. Мне даже писаря подсадили, что бы я сам не отвлекался, я даже уже потиху не задумываюсь, просто передаю сообщения и все.

Пятнадцатый день войны. Отряды не ходят и даже не бегают по району — они летают. Туда, сюда, обратно. Туда, сюда, обратно. А ведь они еще выполняют операции, несут потери и испытывают лишения, и все передают мне. И грузят мой мозг просто нереальным количеством информации. Не знаю, какими амулетами обеспечивают наблюдателей, но еще ни один из них не прервал связь. Несмотря на то, что они практически ежедневно производят доклад о шевелении на своих участках, но их так не обнаружили. Значит, маскировка суперкласса. Я должен ее изучить непременно.

Пока, как я понял, мы успешно обороняемся от шаморцев. Их летучие отряды, которые пробираются на нашу территорию, существовали лишь для того, что бы нас раздергать, заставить потерять силы.

И у них это получалось, как ни крути. Я, конечно, не знаю их планов, но пощипали они наше подразделение нормально. Сотник Вагдир предположил, что против нас сейчас играют наемники: «Не слишком они профессионально сражались».

Да и потом допросы пленных подтвердили это.

Все штабное руководство и мало-мальски опытные воины ходят злые и задумчивые. Что-то такое назревает, а разведка молчит. У меня тоже немного екает. Смотря, как выкладываются остальные на патрулях, создается впечатление, что нас хотят просто заставить выдохнуться.

И такое мнение не только у меня, чай в руководстве тоже не тупые сидят и даже выдвигали предположение снизить активность наших групп. Однако шаморцы с завидной регулярностью пытаются прошмыгнуть в глубь страны.

Таким образом, не знаю, как другие, а я сам выдохся. Даже те дела, что я планировал с Виктором, не сделал. Выдал ему парочку защитных и атакующих амулетов, что были в запасниках. В моих планах было хоть как-то защитить его от солнца, но таких амулетов я еще не придумал. Только отдал ему одну из своих ученических мантий с заклинанием, чтобы лица не было видно. Он сказал: «Солнце стало меньше мешать».

Короче, Виктору я не очень помог, а вот он мне наоборот. Сам я заклинание малой клятвы не знал, а вот он знал. Не только основу, но и много других нюансов. Он хоть и не был магом, но отлично знал руны.

Вместе мы по чуть-чуть меняли трансфигурацию ритуала. Искали усилители. Тут было много факторов. Так или иначе, получалось, что для усиления ритуала нужно много крови, как катализатор для усиления способностей Виктора, и много духов для усиления способностей моих.

Таким образом, мы пришли к выводу, что требуется искать поле боя. Ритуал нужно будет провести на поле генерального сражения. Тогда это максимально усилит его.

Также с интересом узнал, что Виктор может усиливать свои способности за счет жертвы. Например, со старика он получит немного, как например и с ребенка, а вот сильный, закаленный воин даст не только много энергии, но и оставит часть силы внутри у вампира навсегда. Еще лучше будет, если этот сильный воин будет испытывать чувство страха. Именно поэтому вампиров считали больными маньяками. Ради увеличения силы они шли на многое.

Еще больше вампирам давали маги. Их энергия неуловимо изменяла каналы силы вампира.

Тогда мне и пришла мысль отправить его на «охоту». Как ни странно, колдунов шаморских ходило много. С каждым отрядом шло около пяти колдунов. И пусть легионеры, с которым они сталкивались, называли тех просто «травой для скота», пушечным мясом, но наличие у них дара никто не отменял. Снабдив Виктора амулетами для пробития защиты, я отправил его в свободный поиск. Ведь если защитное поле колдуна будет пробито хотя бы дважды, он точно будет бояться.

Виктор возвращался пару раз для подзарядки, судя по всему, что-то у него получается.

— Влад! Передайте первому отряду, чтобы возвращались на отдых.

— Да, лэр! — ответил я полковнику.

Однако не успел я передать донесение, как на меня вдруг ни с того ни с сего стал выходить Виктор. Я выдал ему амулет для связи, пусть уж лучше будет. Но он еще ни разу меня не вызывал. Посмотрим, что там.

«Слушаю тебя, Виктор».

«Влад! Труби тревогу, к штабу направляется отряд. Видел около сотни солдат, и это еще не все».

«Так, хорошо. Принял. Сколько им до нас? И не волнуйся, со стороны Шамора, у нас лучшая защита».

«Они заходят с тыла. У них какое-то мощное заклинание невидимости. Всех не вижу, будут у вас к вечеру».

Млять!!! Уже вечер.

«Я все понял, свяжусь позже еще».

— Командир! — я крикнул и встал. — Со стороны тыла на нас заходят силы противника не мене ста бойцов. Идут под мощными чарами невидимости. Скоро, если не уже, будут у нас.

Реакция полковника мне понравилась. Задумавшись буквально на мгновение, он принялся отдавать толковые приказы.

— Первым делом извести другие легионы, раз под чарами невидимости и мы их до сих пор не засекли, то может быть попытка напасть и на другие подразделения. Капитан, какие у нас ближайшие отряды в патруле?

— Восьмой и третий, — даже не взглянув на карту, ответил капитан Руфус.

— Влад, их и первый отряд сюда. Предупреди всех, чтобы усилили бдительность. Проверь наблюдателей, все ли на местах. Все, давай шамань себе.

— Есть! — ответил я.

Входя в транс, я услышал последний приказ командира. Поднять всех и на свои места согласно дежурному расписанию. Только без суеты, чтобы наблюдатели не знали, что мы их ждем.

Работы было до фига, именно поэтому я ушел в глубокий транс. Пока со всеми связался, прошло где-то полчаса.

Наблюдатели третий, седьмой и одиннадцатый не отвечали, сколько бы я их не вызывал. Хотя всем они обычно отвечали сразу. Видать нашлась магия или лучшее колдунство, сильнее нашего.

Передав донесение, я отправился на свое место. На время боя я защищал восточную стену небольшого укрепленного острога. Его солдаты легиона построили буквально за неделю, причем тут был и ров, наполненный водой, и стены, защищенные магией. Я постарался. В стены установили штатные артефакты защит, ну и я само собой помог, не жмотясь, в середину каждого бревна заложил по серебряному амулету. И объединил все артефакты в одну сеть. Сделал защиту стабильней и добавил парочку усилений, чисто так, для себя. Интересно было, как строится такая защита, навык получил и мне хватило.

Теперь оставалось только ждать. Все мои охранители, как и Анри, были тут. Я, конечно, альтруист, однако я понимал, что в данный момент моя жизнь зависит от соседствующих бойцов, поэтому передал наказ Анри каждому из солдат раздать по два амулета, от физических атак и от магических. Пусть другие погибают по глупости, а мне этого не надо.

Все-таки это было очень по-дурному — поставить лагерь вблизи города. Я б посоветовал стать штабу в городке. Там и защита помощнее и чуть что — ополчение и стражу можно поставить на стены. Почему решили поставить лагерь отдельно, я так и не понял. То ли места не было, то ли еще что-то.

Нам осталось только ждать, если будут какие-нибудь команды, меня позовут. Поэтому, завернувшись в плащ, лег спать.

 

Глава 4

Льер Влад эл Бояр

Холодный, серый туман был разлит вокруг меня. Куда бы я ни посмотрел — ничего не было видно. Я махал руками, топал. Движения практически не разгоняли туман. Земля была твердой, но звук шлепка все также не был слышен.

По здравому размышлению решил не кричать. Непонятное место, неизвестно, что от него ожидать. Пытался прислушаться, чтобы что-нибудь уловить. Но опять же туман не пропускал ни звука. Что-то странное происходит вокруг меня, и я не понимал что.

Сколько я находился в тумане, я не знаю. Однако, как ни странно, но, кажется, моя психика смирилась к постоянным вывертам этого мира. Не было страха или сомнения, не было каких-либо нервозов. Я был спокоен и собран, я желал действий. Я хотел понять природу тумана и что тут, вообще, происходит.

Внезапно пришла мысль. Ведь я же шаман. Почему тогда я пытаюсь изучить туман так, как изучал бы обычный человек при помощи магии.

Первая мысль: следует задействовать магический взгляд. Это я умею хорошо. Наученный. Секундное напряжение и туман заиграл розовыми красками, засветился изнутри. Так уже лучше.

Покрутился, походил. Ориентиров нет. Тогда, может, следует подать больше энергии к глазам?

Сказано — сделано!

Глаза начало резать, но я не прекращал накачивать их энергией. Не видно, не видно.

Блин! Как я сразу не заметил? С одной стороны расходились красные волны. Вот и есть мое направление. С легким сердцем убрал энергию от глаз. Полегчало. Немного помассировал их. Погонял энергию по телу. Ну вот теперь можно и за дело. Сначала пошел, а потом перешел на бег. Метров через сто опять подал энергию к глазам. Уже конкретней. Свет от волн стал еще ярче. Еще метров двести. И я увидел источник этих волн.

Это был конус из человеческих лиц. Серые, словно пожеванные, они представляли ужасное зрелище. От них тянуло чем-то тухлым и настолько омерзительным, что я тут же решил это уничтожить.

Моментально вокруг правой руки разгорелось пламя. Этот сгусток я отправил прямиком в пирамиду. Было видно, что она уменьшилась немного, но не исчезла совсем. Собрав еще один сгусток огня, с меня ростом, метнул в нее опять. Как ни странно, этот огонь был на расстоянии вытянутой руки, но он не пек, только передавал тепло.

После этого сгустка не осталось практически ничего. Только два лица виднелись над землей, туман их не скрывал, как ни странно. Третий раз я не собирал огонь в сгусток. А просто направил струю на остатки пирамиды. С противным треском она исчезла.

Прекратился выброс красных волн. Туман сразу стал обычным, немного прозрачней и начал опускаться вниз. Он засветился теплым приятным светом. Наступило понимание правильности своих действий. Внезапно меня словно скрутило…

Мгновение и я очнулся на том же самом месте, где и засыпал. Лежу на боку. Светает. Надо мной стоит какой-то солдат. Он что, будит меня? Чего ж он на грудь-то давит?

Странно, руки, словно ватные, практически не слушаются. Ноют. Кажется, я где-то там, в тумане, слегка перетрудился.

Глаза опускаются вниз, к рукам солдата. В отблеске костра я вижу, как он навалился на меня и давит в меня спицу.

Ах ты, гнида! Предатель! На одной руке лежу. Вторая за головой. Сгибаю локоть и бью солдата по голове. Он без шлема, но удар слабый, ни к чему не приводит.

Только этот гад начинает чуть ли не прыгать на спице, с разгону вбивая ее в меня.

Мля!

Берусь за спицу и всем телом делаю рывок, поворачиваясь на спину и освобождая другую руку.

Предатель бросает спицу, достает кинжал, который просто светится чернотой.

Бум. Первый удар забирает защита. Я ощущаю, как уходит энергия из щита. Бляха, ну и мощный клинок у него.

Внезапно приходит мысль, а почему никто не помогает. Пока смотрел вокруг, защита поглотила второй удар и лопнула. Так, первая линия обороны и самая крепкая прорвана.

Все лежат, неужели убиты?

Руки до сих пор ватные, а тело не хочет слушаться. Я не успеваю остановить следующий удар. Защита справилась. Черт, а выдержит ли еще один? Как не хочется вот так вот умирать.

Ненависть к себе и подлому убийце выжигает усталость из тела, словно газ, подпаленный в трубе. Удары широкие, из-за головы. Я начинаю движение вперед, но понимаю, что все равно не успеваю, и тут черная тень сбивает убийцу. Это Виктор, я вижу, как он вырывает горло моему противнику. Как же ты вовремя, парень. Я бы не хотел узнать, что со мной было бы, если бы этот черный клинок проник в мою плоть.

Покой лагеря нарушил трубач, играющий тревогу со стороны штаба, и тут же ему вторил трубач со стороны ворот.

— Влад, ты как?

— Нормально, — ответил я и достал спицу. Она торчала до сих пор.

Рядом начали подниматься бойцы. Они словно зомби. Трясли головой и такое впечатление, что пытались прийти в себя. Похоже какое-то сонное заклятие.

Так, нужно быстрее, а то нам успеют еще сюрпризов преподнести.

— Подымай их! — рычу Виктору. Голос трясется от пережитого страха и ненависти к врагу. — Подъем, ишаки! Подъем, бабы беременные! — где пинком, где подзатыльником и матерным словом я подымал легионеров.

— Почему десятники молчат?!

Тут же послышались окрики десятников и сержантов. Дело пошло веселее. Все-таки при помощи мата и затрещины можно добиться очень многого. Легионеры, услышав знакомые команды, стали тут же подниматься на одних рефлексах и готовить себя к бою.

Бух! Стена огня поднялась над частоколами, осветив весь лагерь. Защита хорошая, выдержала. Удар заклинанием.

Началось.

Тысячник Шаморского королевства Эллиор Рийскиций

— Господин тысячник, колдунство подействовало. Первый и третий десяток уже на стенах, — пучеглазый вестовой тянулся во весь рост, как будто копье проглотил, надо отпустить, а то, глядишь, и помрет от натуги.

— Хорошо, свободен.

Вестового словно сдуло. Знают, что командир не в настроении. Боятся.

— Вот видите, господин тысячник, у нас все получилось, а там и до города дело дойдет. Зато мы будем знать, что нам в спину никто не ударит, — влез со своим комментарием колдун Васир. Старший из колдунов и по совместительству второй командир тысячи.

— Посмотрим! — еле сдерживая ярость, ответил тысячник.

Он был зол, он был очень зол. Ему, тысячнику, который заслужил свою должность кровью и потом, преодолевшему все ступени шаморского солдата, прошедшему не одну военную компанию, назначают человека, который будет им же командовать. Причем командовать во время самой компании.

Это тема жутко его бесила. Ему приказывал какой-то колдун, который не знает с какой стороны взяться за копье.

Вообще вопиющее нарушение всех традиций и законов. Колдунов перевели всех в ранг полутысячника. Им не имеет права приказывать ни один из командиров.

Сейчас, вместо того чтобы выполнить задачу по взятию города, он должен слушать колдуна и брать сначала укрепление.

Эллиор, сколько себя помнил, не любил колдунов. Конечно, у него хватало ума не показывать неприязни, но и только.

А их колдунство? Колдунство, построенное на крови и убийстве, на страхе и мучениях. Для военного это было непонятно и неприятно.

— Да все будет как положено. Я же вам уже не раз говорил. Сначала чары сна. Потом перебить всех магов, которые не спали. И все. Победа. Тридцать крестьян, как я вам объяснял, не хватит на то, чтобы весь город усыпить. А так завтра возьмем пленных, солдат сто, и проведем ритуал заново. Вот и все. И задача выполнится, и наши солдаты целы будут. Сейчас у нашей армии такая тактика. Вы не переживайте.

Колдун говорил. А тысячник морщился. Этот разговор повторяется раз за разом. Каждый день по несколько раз. Колдун рассказывает, как они нашли древний ритуал, как это принесет победу Шамору.

Его бубнеж прервала вспышка света с поляны, на которой колдуны проводили ритуал. Удивительно, но Васир с заметной прытью понесся к месту вспышки. Вся поляна была в крови. Тела убитых крестьян, их головы в куче.

Стало мерзко и противно. На войне все средства хороши, но это уже слишком. Так думал тысячник.

— Они все мертвы! Все, кто проводил ритуал!

На месте копошились уже другие колдуны.

— Марроу! Марроу! — кричал главный колдун, прижимая к груди голову сына. В следующую секунду он стоял напротив Эллиора и кричал ему прямо в лицо:

— Мы убьем их, мы убьем их всех!

Дикий взгляд. Слюна изо рта и брызги, летящие в лицо. Это все пугало. Тысячник ему даже не ответил ничего.

В следующее мгновение колдун начал делать пасы руками и в частокол врезалась стена огня.

Льер Влад эл Бояр

— Первые номера! Залп!

Болты с огненными заклинаниями полетели в поток надвигающихся воинов. Они, словно огненные цветки, раскрывались на земле, вырывая целые куски строя. Оставляя после себя только разрушения и смерть.

— Вторые номера! Залп!

Следующие болты полетели в противника. Неся смерть и боль каждому, кто встретится им на пути.

Второй день осады и все очень херово. Хотя вначале все было не совсем так.

Да, нападение мы просто-напросто проспали. Состав штаба и младших командиров ополовинился мгновенно, что создало свои проблемы. Но все военные в лагере были легионерами, элита Малора. А это звание не дается просто так. На смену погибшим тут же пришли заместители и сразу начали приводить подразделения в порядок.

Защита частокола была поставлена как надо и она смогла выдержать не самые слабые магические удары. Пять магов собрались на ритуал и занимались вражескими колдунами.

Я ничем не мог им помочь. Мои магические силы практически полностью ушли на непонятную пирамиду, о чем я сообщил командиру. Тот обматерил меня и отправил на мое место.

Не знаю почему, но штурма не было. Только его попытка. Видимо, командиры шаморцев слишком уж понадеялись на магию. В результате у них не было ни лестниц, ни другого штурмового оборудования.

Это дало нам необходимое время для восстановления. Начал выходить на связь с отрядами и наблюдателями. Жопа. Причем полная. Все воюют с кем-то. Шестой и второй отряд не отвечают. Отвечают только наблюдатели.

Интересно, кто они? Столько сидеть где-то и вести разведку, да еще такую, что бы находить врага. Если коротко, то все плохо, в нашу сторону стягиваются небольшие отряды.

Делаю доклады командиру. Но это ничего не меняет. Он решает держаться оборонительной стратегии. И собирается ждать, пока какой-нибудь из отрядов не отобьется и не придет на помощь.

Это не лишено было смысла. Да и мне было паршиво. Заработанное магическое истощение — это не то, к чему я стремился.

Первый день осады ни к чему не привел. Искали шпионов. Моего несостоявшегося убийцу не опознали. Поэтому вели поиск. Шаморцев выловили быстро. Нужно было только сказать, какой вчера был пароль и не все могли повторить, а те, кто знал, не смогли спрятать свой акцент.

Шаморцы, когда поняли, что дни их сочтены, попытались продать свои жизни подороже. На моих глазах один из этих выкидышей бездны прыгнул на сержанта и чуть голову ему не смахнул. Тот ушел от удара на каких-то диких инстинктах. Легионер! Мать его! Еще и прямым в челюсть отправил врага поспать.

Целый день за частоколом слышались удары топоров. Мы тоже не сидели без дела, камни и бревна поднимались на настилы, лучники делали стрелы, солдаты готовили требушеты, все, что только можно. Хотя меня это не касалось, я медитировал и пытался связаться с нашими подразделениями и с другими легионами. Пусто. Кидаешь клич, будто в никуда. А тем временем вокруг нас образуется кольцо. Наблюдатели сообщают, что нас окружает уже порядка двух тысяч солдат противника, и они продолжают пребывать.

Докладываю командиру, тот матерится, матерятся его помощники. Матерюсь я, когда меня пытаются обвинить в накручивании обстановки и предоставлении недостоверных данных.

Ситуация и в самом деле отвратная. Мы в окружении превосходящих сил противника. Наши отряды хотят пробиться к нам, но натыкаются на сопротивление. У врага хватает колдунов, а вот у нас не так много магов. Легионеры кружат по району, вырезают небольшие группы противника.

Мои телохранители матерятся. Они бы с удовольствием встретились с неприятелем в чистом поле и втоптали бы его в грязь. Все-таки легионеры более привычны к бою в строю.

Я оказался в ситуации, когда надо что-то делать, но что — непонятно. И хочется, и ничего не сделаешь. Полковник твердо решил стоять лагерем, несмотря на все мои предположения о том, что шаморцы могут воспользоваться еще более сильной магией, если дать им подготовиться.

На что услышал ответ, что маги работают с магией, а военные воюют, и не следует это мешать. Короче, послал меня на три буквы…

Посмотрел, чем занимаются другие маги нашего подразделения. Они обновляли защиту. Добавляли одну и ту же руну. Руну отрицания.

Похоже, они таким образом планируют остановить магию сна. В принципе решение проблемы наметилось, и я даже не знаю, что бы я мог сделать на их месте по-другому.

Единственное, я бы не брезговал попросить помощи у того, кто является артефактором гораздо более высокого класса, чем они. Ну да ладно.

Раз пассивной обороной занимались они, то я решил заняться активной обороной. Замагиченные на взрыв болты и стрелы. Большей частью это были предметы с привязкой духа. Все-таки обычные плетения более энергоемки. Да и простым легионерам это более понятно. Они уже пробовали мои разработки и оставались довольны, один из них сказал, что такими болтами можно стрелять хоть под ноги, все равно кого-нибудь да заденет.

— Они отходят! Прекратить стрельбу! — кричит лейтенант, который руководит обороной нашей стены. Десятники тут же передают команду дальше.

— Хух. Отбились! — прошептал боец рядом со мной и сделал большой глоток воды из фляги.

— Будешь? — предложил он мне.

— Давай? — и вправду что-то пить хочется.

— У меня всегда так. После боя сушит, аж не могу просто.

— Бывает, — ответил я.

— Почти дошли, — сказал один из легионеров сбоку.

— И что им не сидится на своих местах.

Да уж, один штурм меняет другой. Уже слышу о том, что нас пытаются измотать и проредить запасы защитных амулетов.

Не понимаю я вражеского командира. У нас все еще висит защита на стенах. Ее можно просадить ударами требушетов, луков, магией. Что периодически и происходит. Но все равно вражеский командир отправляет своих бойцов на стены. По предварительной информации они потеряли около пятисот воинов. Зачем бросать их на смерть? Их щиты не помогают защититься от усовершенствованных мною болтов. За время осады, насколько я знаю, у нас только легкораненые, но напряжение остается до сих пор.

— Что-то нехорошее витает в воздухе.

— Ты беду не кликай! Нормально держимся! Готовь снаряжение лучше.

— Я и готовлю!

— Вот и готовь.

Вялое переругивание солдат заставило меня отвлечься, что-то будет, что-то точно будет. Нет тут дураков, определенно, нет.

Тактика шаморцев — это десятки отделений с лестницами и щитами, которые подходят к частоколу и перебираются через него, в результате захват стены и победа. Однако этот план не действует, они должны это понять.

Внезапно у меня волосы встали дыбом. Волна черной, отвратительной магии пронеслась за спиной. Я увидел, как скривились обычные люди, они тоже что-то почувствовали.

Громкий оглушительный треск. И ворота частокола просто выносит из створок на десяток метров.

Мля! Вот что они готовили!

Моментально оказываюсь на земле, просто спрыгнул с двухметровой высоты. Мой подвиг повторяют другие легионеры.

В голове пролетает чувство уважения и восхищения этими парнями. Они делают что-то невозможное. Все как на тренировках и даже лучше. Со стен прыгает одна четвертая всего личного состава и сразу же становится в строй к резерву. Моментально формируется черепаха. Копья вперед, щиты перед собой.

В ворота уже вбегают. Мля! Тараканы! Как они смогли подойти к стенам?

Первый эшелон воинов — это мясо, его сразу выкашивают. Они получают на грудь все запасы защитников на случай прорыва. Второй эшелон более организован, входят строем. С ними колдун. Останавливаю огромный огненный шар огненной волной. Тормозите, ребята, вы нам не нужны.

За моей воздушной волной летит еще одна. Так, «коллеги» прибыли. Они будут защищать строй. А мне что делать?

Замедлить? Как?

Земляной и водный делают на месте ворот и вокруг них грязь. И каждый шаг сложнее предыдущего. Но все равно их слишком много и они еще продолжают прибывать. Закрыть проход!

Как я там делал с кольями из камня? Мысленное напряжение и на месте ворот начала вырастать каменная стена. Метр, второй. Отлично.

Командир резерва среагировал молниеносно.

— Арбалеты! Товь! — и после секундной задержки: — Залп!

Однако разрушительному удару не суждено было сбыться. Появившаяся воздушная стена остановила болты. Да, сама она разрушилась, но задачу выполнила. А дальше стрелять было некому. Да и некогда. Встретились два строя.

Я стоял за строем и поэтому мог отслеживать ситуацию. Мне нужно было убрать колдуна. Но он никак себя не проявлял, может, это были амулеты? Фиг его знает.

Со стен частокола противника расстреливали в спины. Жуткая бойня, до меня донесся запах крови, тяжелый. К нему невозможно привыкнуть.

От совсем ненужных размышлений меня отвлек удар в челюсть. Что такое? Откуда?

Передо мной пролетела тень. Что? Болт? Подымаю голову вверх и влево. Все очень плохо! Вижу около двадцати солдат противника. Кажется один из них не выдержал и вместо того что бы атаковать тех кто на стене, наметил своей целью бедного шамана.

Разгон энергии происходит моментально. Прыжок назад, и мимо проносится еще один болт. Так быстро. А их уже трое.

«Хочу драться!» — приходит посыл от огненного элементаля.

Хочешь драться? Дерись.

Секундное напряжение и у меня остается только четверть резерва, зато на стене появляется «Огненный черт». Он сразу сжигает стрелков.

А я что?

В атаку!

Пять шагов, прыжок и вот я уже на стене. Разгон дает мне просто фантастические возможности, даже несмотря на вес доспехов. Артефактные кольца выстреливают в противника метательными ножами, летящими на большой скорости. Хитрое движение кистью. И двуручник разрубает ближайшего воина напополам. Большая масса, скорость, нанесенная магия и отличный металл гномов создает поистине страшное оружие.

Удар шаморца, стоящего за своим разрубленным собратом, приходится на воздушный щит вокруг левой части тела. Несмотря на то, что частокол хорош, на платформе с трудом расходятся два человека, этим я и пользуюсь. Толкаю воздушный щит на солдат. Тех буквально сносит. Бью лежащих. У них тоже есть какая-то защита. Но стоит надавить и она спадает. Передо мной пятерка солдат охраняет лестницу, по ней взбирается еще один боец. Так, это не дело! Нужно убрать лестницу!

Однако этому не суждено сбыться.

Мощный удар потрясает меня с ног до головы, в прямом смысле отбрасывает на пару метров вперед. Что за хрень?

Я врезался в шаморца, и мы упали. Переворачиваюсь на спину и сразу же в сторону. В том месте, где была моя голова, дырка в настиле. Маленький бородатый мужик, похожий на гнома, чуть не раскроил ее ударом своей кувалды, а учитывая какие-то зеленые искры вокруг ударной части, это не просто оружие. Оказывается, за моей спиной поставили еще одну лестницу, и как я не заметил?!

Падение плашмя со стены ничего мне не стоило. Защита спасла. Однако коротышка с молотом спрыгнул за мной следом. Дикий отскок в лежачем положении. И вместо моей тушки, ноги противника встречают землю.

Бросаю в него двуручник, а сам прыгаю следом. Но он не только увернулся от меча, а еще и засандалил мне в грудь молотом. Защита выдержала.

В самый неожиданный момент заработал амулет связи с Виктором.

— Влад. Предупреди восточную стену, третий и пятый отряды будут прорываться в лагерь на лестницах противника. Предупреди, чтобы не перебили.

Секундная заминка стоила мне пропущенного удара в лицо. Щит прогнулся, и я получил прямо по носу.

Тварь!

Удар в живот с ноги откидывает его на шаг назад. Встаю на четвереньки. Противник только замахнулся, а я на коленках к нему. Проход в ноги. Коротышка оказался весьма тяжел, или у меня заканчивается энергия.

Он падает на спину с характерным хрустом. С колена в челюсть и он прекращает шевелиться.

Осматриваюсь. Сеча еще идет. Стена наша, кругом наши воины.

На восточной стене многолюдно. Понятно, моя помощь не требуется.

«Иди вниз и заставь их страдать!» — отправил я ментальный посыл голему. Раз уж я его создал, пусть отработает энергию до конца.

— Гу-у-ум.

Заиграл трубач. Это клич. Клич победы! Мы отбились.

 

Глава 5

Льер Влад эл Бояр

— Итак, господа командиры. Мы собрались, что бы обсудить события последних дней, — начал полковник эл Фарут после непродолжительного молчания.

— А события развиваются следующим образом. Мы находимся в окружении превосходящих сил противника, под защитой хорошо построенного частокола, который уже утратил свои защитные свойства. И если эту атаку мы отбили, то не факт, что отобьем следующую. Колдуны противника восстановятся, придут еще колдуны и приведут жертв для своих грязных ритуалов и тогда мы падем.

Полковник осмотрел присутствующих. Командиры отрядов и я. Из магов никого не было, они восстанавливались после боя. Никто из нас даже не подумал рыпаться при пораженческих словах. Во время штурма противник четыре раза поднимался на стену и только на одной не смогли отстоять. Легионеров просто смело со стен частокола мощным потоком ветра. Так или иначе, все присутствующие понимали, что командир не сгущает краски.

Видимо, оставшись довольным от увиденного, полковник продолжил:

— Мной принято решение прорываться сквозь противника в Артан.

Никто не вскрикнул от неожиданности, не пустился в пляс и тем более не стал спорить. Военные профессионалы, до которых мне как до Китая раком, внимательно слушали своего командира.

Артан — город, вблизи которого мы стояли. До него примерно двадцать километров, но до него нужно еще дойти.

— По последним сведениям колдуны временно вышли из строя. Слишком выложились при ритуале, — полковник зло ухмыльнулся. И он, и я знали, что Виктор пробрался в лагерь шаморцев и пока те проводили ритуал, вывел их из строя. По его словам из шести колдунов только один обошелся без травм, а два отправились повидаться с Единым.

Как он умудрился быть и с легионерами, и дать прикурить колдунам, я не спрашивал, это его дело, не мне лезть.

— Разобьемся на два отряда, после отвлечения шаморцев выдвигаемся по этим маршрутам, — он показал на карте две линии. В принципе мне на них смотреть не очень надо. Я составлял их совместно с полковником. Связь с наблюдателями позволила просчитать наименьшую активность вражеских разведчиков. Мне все больше становилось интересно, кто же эти наблюдатели, в конце-то концов. Сидят себе где-то в схроне и передают информацию.

— Один отряд возглавляю я. Мы идем по восточному направлению. Второй — ты, Генрих, — один из командиров отрядов хмуро кивнул. — Выдвигаемся ночью, перед рассветом. Попробуем эффект неожиданности.

— Но, лэр, как же раненые? — не выдержал Генрих.

— По последним данным у нас осталось четырнадцать тяжелых, остальных при помощи магов мы перевели в легкораненых. Они должны выдержать переход. Остается другой вопрос. В расположении нашего отряда.

Данная точка имеет важное стратегическое значение, поставив тут укрепленный лагерь, можно получить контроль на ближайшие пятьдесят миль, если не больше. Мы можем потерять лагерь, однако город требуется защитить и отстоять любой ценой. С его потерей мы полностью утеряем инициативу, отдав ее шаморцам. Вопросы? Может, кто-то с чем-то не согласен? Ваши предложения?

Видя, что никто не рыпается, полковник продолжил:

— Отлично. Тогда перейдем к частностям и конкретике. В первый отряд будут входить…

Виктория Морозова

Я попаданка! Я попаданка!

Ну что, кому тут задницу надрать? Может, выйдет кто из-за очередного дерева… Например, принц… такой весь из себя в сверкающем, с ореолом славы. Такой молодой, под два метра ростом, сильный, с пронзительным голубым взглядом и с русыми волосами.

О, и скажет такой: «Выходи за меня моя принцесса. Я так тебя ждал! Звезды предсказали мне тебя… Ты избранная из пророчества…»

Однако ни из-за соседнего дерева, ни даже из-за куста так и не спешил выйти принц. Вообще никто не спешил выйти.

С лесной поляны, на которой она очутилась, решила уйти немедля. Было как-то противно и тяжело. Ныло все тело, живот забурлил. Кушать хочет. Так, в сумочке осталась еще минералка и конфетки мама давала мятные. Они так и лежали в ней. Мятные я не очень люблю. Поэтому и болтались у меня неделю по сумке. Как она, вообще, тут оказалась, мне кажется, я ее в сторону откинула.

Попив воды и закинув в рот конфетку, поспешила дальше. Жизнь налаживается. А значит и принц в поисках избранницы должен появиться скоро.

Ой, какие цветочки красивые. Сорву, себе в волосы вплету. Красиво будет, и все завидовать будут непременно. Тут же все наверняка страшные и некрасивые. Красивых же инквизиция пожгла. Приняв за ведьм…

Хотя с принцем скучно будет…

Лучше пусть я буду великой избранницей из пророчества. И меня найдет какой-нибудь путник. Который будет сам принц. Принц-изгнанник, у которого родителей убили, а он такой: «Помоги мне убить супостатов…»

Не, не так, он умирать будет. Я найду его у родника со страшной раной. Родник будет волшебным и он совсем немного не доползет. А я подойду к нему и напою волшебной водой, и он оживет. А потом прискачет единорог, который будет слушаться только меня, ведь я вся такая классная и вообще из другого мира.

Хотя…

Нет, не надо так. Принцы-шмынцы. Мужик он и есть мужик. От них хорошего ничего ждать нельзя. Они ж все сделают, чтоб под юбку залезть к невинной девушке. Даже принцем представиться…

Принцем представиться?! Как это низко! Никому нельзя верить!

Пусть лучше я буду пропавшей дочкой какого-нибудь императора, который меня спрятал от всех, чтоб не достали. А когда я выросла, то вытянул к себе, что б я заняла место, причитающееся мне по праву. Хотя нет…

Родители-то у меня настоящие…

Родители?! Мама… Мамочка, как же я без тебя? Как же ты без меня? Что ж делать-то теперь? Может, вернуться? Но как?

Слезы помимо воли полились из глаз. Появилось чувство жалости к себе. Ты что, жалеешь себя, дурочка? Нет, ни в коем случае. Ты должна быть сильной! Принцессы не плачут!

Кое-как взяла себя в руки и пошла. Хотя слезы все равно непроизвольно катились вниз по щекам. Для поднятия настроения скушала еще одну конфетку и заточила половинку шоколадки. Хотела оставить ее на черный день, когда совсем уж проголодаюсь, но я и так выдохлась. А она, чертовка, так и манила. К тому же у меня осталась вторая половинка, хватит чуть что.

Нежданно-негаданно, за размышлениями не заметила, как вышла на дорогу.

О, закон жанра неисправим. Скоро что-то будет. Интересно, нужно ждать или идти? А если идти, то в какую сторону? Вышла на дорогу. Все платье в колючках и ветках, и всякой грязи, пришлось отряхиваться. Ужас просто. Такую грязнулю никто точно не полюбит. Хорошо хоть свои любимые ботфорты одела, а не новые полусапожки на длинном каблуке. На них точно далеко бы не ушла.

По правде говоря, я сильно устала. Подожду моих спасителей тут. И прислонилась к дереву, что бы легче было.

Дорога простая, накатанная, ей кто-то часто пользовался, поэтому образовались две полосы из темного песка.

Вот прикольно будет встретиться с аборигенами… Хотя с какими аборигенами?

Кто сказал, что я в другом мире? Может, меня в прошлое просто перенесло. Стану дворянкой, я ж не тупая какая-нибудь, притворюсь кем-нибудь, и все будет в шоколаде.

Кстати о шоколаде. Отломала себе еще кусочек. Вкусно.

Так. У меня, кажется, образовалась идея, как проверить, где я.

Я попробую испробовать магию. Ведь раз меня выбрал тот шар, то я не просто девушка. Наверняка магнесса невероятной силы…Счас по-быстрому попытаюсь что-нибудь да сотворить.

Все-таки отличная идея. Не зря говорят, что шоколад помогает при мыслительных процессах…

Сержант городской стражи города Артан Сэм Вилсон

Шаг, шаг, еще шаг. Остановиться. Оглядеться. Вроде никого. Можно идти дальше.

Шаг, шаг, еще шаг.

Тихо, осторожно, обходя сухие ветки, паутину и большие ветки крадусь по лесу. Я вижу только Лена, он идет левее от меня. Точно так же крадучись.

Рядом с городом видели шаморских солдат, поэтому идем осторожно, чтобы не нарваться на засаду. Страшно, в любой момент ожидаешь, что тебе в брюхо прилетит стрела. И хоть брюхо защищено кольчугой — это ничего не меняет. Чувствую себя как на охоте, только вот все больше ощущаю себя дичью, а не охотником.

Маги уловили там что-то в лесу, а их отправили проверять. Лучше бы легионеров отправили, которые пришли вчера, эти-то обучены всему, а мы просто умрем. На месте возмущения маги ничего не нашли, кроме едва различимых следов. Следопытов среди нас нет, как-то не додумались взять. Вот мы и прочесываем лес в примерном направлении шагов.

Причем прочесываем цепью. Дурость полная. По одному мы слишком лакомая добыча. А этим магам разве объяснишь? Джарж попытался, так один из них ему волосы спалил на голове и сказал, если что-то еще будет непонятно, то поджарит живьем. Тварь! Не наш маг, не с Артана. Местные себе такого не позволяют, стыдно им ни за что унижать людей.

А теперь наши жизни зависят от того, решит ли вражеский командир идти по своим делам через это место.

Хруст ветки слева. Пригибаюсь к земле и навожу арбалет на звук. Это Лен наступил на сухую ветку.

Баран тупорылый! Я и так весь на нервах! Сначала хотел крикнуть что-нибудь матерное. Но его виноватое лицо заставило меня на миг замереть. Вместо крика он увидел, как я показал ему два пальца, означающих, что он должен будет два дня чистить нужники.

Лен скривил лицо, имея в виду — за что?

Отрицательно покачал головой. Будет знать, как под ноги смотреть в следующий раз.

Внезапно что-то захрустело за спиной. Тихо, едва различимо, но был слышен треск.

Махаю указательным пальцем Лену и показываю, чтобы не шевелился. Слышит?

Да, слышит. Кивнул головой.

— За магами, — сказал я едва слышно, одними губами.

Лен кивнул. Понял он. Развернулся и быстрой походкой пошел прочь. Прошлые обиды забыты или думает, я забуду. Нет, не забуду, только если магов быстро приведет.

Перехватил поудобней арбалет и пошел в сторону шума. Аккуратно, не торопясь, замирая, прислушиваясь и оценивая обстановку, готовый в любой момент среагировать на опасность. Через некоторое время я подумал, что потерял источник шума, однако через некоторое время я понял, почему потерял. Источник вышел на дорогу. Естественно, какой человек пойдет по лесу, если можно пойти по дороге.

Очень медленно крадусь к кромке кустов. В полумиле от себя вижу человека. Это девушка, она стоит возле дерева. Следует подойти ближе, но не показываться на глаза.

Промелькнула мысль: «Как наши найдут меня, если я уйду в сторону?» Хотя бы Лен взял правильное направление.

Однако пораженческие мысли были отброшены. Девушка начала кричать. Дура! Чем ты занимаешься? Это не было похоже на крики помощи, хотя всякое может быть. Ускорил шаг, пригнулся к земле и, немного подумав, пошел глубже в лес. Через некоторое время я увидел девушку и был поражен. Она махала руками и кричала. Кричала на каком-то странном языке, не шаморский и уж точно не марид. Рубленые фразы больше были похожи на определенные команды.

Повнимательней рассмотрел причину нашего вызова в лес, хотя и не факт, что это она. Девушка, молодая, почти как моя Аника. Шикарные русые волосы были на голове у девушки, как гнездо. Черное платье и полуплащ. На ногах сапоги с высоким голенищем. Вещи дорогие. Но после нахождения в лесу и на дороге грязные и в пыли.

Может, она маг? Помнится, в школе обсуждалась такая вещь, как специальный язык магов, который кроме них никто не знает. Те, конечно, отвергали его существование, но им никто не верил. Неужели это он?

Эх, школа. Жаль, не доучился. Сейчас бы я, скорее всего, знал бы, на каком языке она говорит. Хотя если бы я закончил, то в стражниках бы не ходил, а сидел бы где-нибудь в администрации казначейства и все. Замкнутый круг. Все же остался год, и хорошая должность была бы у меня в кармане. Ладно, пустое.

Осмотрелся. По-прежнему никого не нет, только мы вдвоем. Осмотрел деревья вокруг. Чисто. Никого нет.

Девушка все также прыгала. По лицу видно, что она недовольна результатом. Подходит к дереву. Зачем? Что там?

А… У нее там сумка. Достает из нее бутылку с водой. Стекло? Точно дворянка.

Что? Стекло, которое гнется? Никогда о подобном не слышал. Так, делать ничего не буду. Буду ждать магов. Их желание, их команда, пусть они и принимают решения. Я на неизвестного противника, да и тем более без подстраховки не пойду. Меня дома дочь с женой ждут и ждут с серебром в кармане, а не с медью на глазах.

О! Вон они идут. Услышал звук, а потом увидел весь наш отряд. Два мага и два десятка городских стражников, совершенно не приспособленных для боя в лесу. Идут, ветками хрустят. А девушка и глазом не ведет. Прячусь от нее за дерево и привлекаю внимание.

О, заметили. Показываю, чтобы не шумели. Маги останавливают стражников, а сами идут вперед. Правильно, все тут не нужны.

— Ну что тут? — спросил один из них в приказном тоне.

Решил этого не заметить. Щеглы, на пару лет младше меня, а ведут себя нагло и вызывающе, так и хочется садануть в харю. У меня в школе преподаватели благородные так по-хамски себя вели, хотя от их действий в прямом смысле зависела наша жизнь.

— Вот, — односложно отвечаю я, показываю на девушку.

— Что вот?! — один из магов, что похудее, кажется, разозлился. — Говори конкретнее. Ты что, из-за девахи этой нас сюда притащил? Их в городе полно. Да и одна она. Нас с Сэмом двое. Улавливаешь мысль? — и заухмылялся. Типа пошутил.

— Услышал шум, пошел по нему. Увидел ее. Она что-то кричала тут не по-нашему и не по шаморски.

— Тебе-то откуда знать? — спросил второй маг.

— В средней школе два года отучился, — коротко ответил я. Ну сейчас начнется: А чего ушел? Средняя школа известна в Мариде. Она готовит руководящий состав для служб и управленческого аппарата.

— А ушел чего?

Ну вот, так и знал.

— Женился, дочь родилась, кормить надо семью.

— А… — в унисон заухмылялись они. Как будто они что-то понимают в этом.

— Слушай, а она хорошенькая, — сказал худой маг. Девушка в этот момент расчесывалась. — Вы тут эта… Сидите. А я пойду, узнаю, кто она и что. Амулетов вроде не вижу, но вы все равно посидите на страже тут. А то мало ли.

А потом встал и вышел из-за кустов, в которых мы сидели.

Я услышал сомнительный хмык от второго мага. Похоже, он тоже не поверил в предосторожности по поводу опасности. Просто решил помочь своему товарищу пообщаться с красивой девушкой.

И вроде ничего не предвещало беды. Я решил заправиться, подсумок с болтами провис на ремне и натер бок.

Только отпустил ремень, как уронил его. Меня заставил это сделать крик. Крик мага.

Виктория Морозова

Ничего. Ничего не получается. Ни мысленные команды, ни крик в полный голос, ни даже визуализация. Ничего не получается.

Упарилась окончательно. Пить хочется. Возможно, я и не маг, или просто не знаю плетений, хотя есть возможность, что здесь нужны волшебные палочки.

Почему никто не идет? Надеюсь, скоро кто-то будет ехать…

Внезапно рядом со мной что-то хрустнуло. Мне стало жутко страшно. Я попыталась отпрыгнуть подальше от хруста, но одна нога ударилась о другую, и я упала.

Там, где был хруст, я увидела какого-то мужика в балахоне. Он хохотнул и что-то сказал…

Я не знаю что, но что-то страшное.

Маньяк! Вне всякого сомнения! Правая рука была в сумке. Судорожно нащупываю лак для волос. А маньяк уже склонился надо мной и что-то сказал в приказном порядке.

Коротко взвизгнув и всплакнув, отвлекая его, быстро вытягиваю руку с лаком ему в лицо и нажимаю. А потом, как меня когда-то учила подружка Машка, ввалила ему между ног.

Вроде по глазам не попала. Зато по паху очень даже хорошо.

Он закричал. Быстро встаю. И сумкой ему по голове! И еще раз. С той стороны, с которой вышел балахонистый, послышался треск и хруст. Замелькали какие-то тени.

О нет! Поворачиваюсь и бегу по дороге. Как можно быстрее, ботфорты у меня без каблука, поэтому бежать нормально.

Отбегаю метров на сто, поворачиваюсь, за мной бежит целая банда мужиков с мечами в каких-то железных доспехах.

Да они из леса вышли и ни одной бабы у них! Бежать, бежать, что есть сил!

Раньше я бегала, чтобы не толстеть и быть привлекательной. Каждый день по полчаса. Попробуйте, гады, догоните. Мои ноги быстры, я лань, я лань. Начала проговаривать я про себя мантру, которая не раз помогала мне не сдаться, когда было тяжело.

Оборачиваться было страшно, но я обернулась. Преследователи отстали. Так, хорошо, не стоит замедляться. Сердце бешено билось и хотело выпрыгнуть из груди. Странный гул был слышен сзади. Что-то больно ударило меня в спину, и я со всего маху ударилась головой об землю. Нужно было бежать, но мне было все равно.

Льер Поланд Сист

Девушка? Хорошенькая. Если это за ней мы гонялись все это время, то день прошел не зря.

— Вы тут эта… Сидите. А я пойду, узнаю, кто она и что. Амулетов вроде не вижу, но вы все равно посидите на страже тут. А то мало ли.

Все, парни дадут мне пару минут пообщаться с ней наедине.

Подкрадываюсь. Вот умора будет. О, вот ветка. Хрусь. Она пытается отпрыгнуть и вместо этого падает. Смешно.

— Девушка, вы не потерялись? Не бойтесь.

Кажется, она меня испугалась еще больше. Наклоняюсь.

— Не бойся меня!

Она всплакнула. Чего я подкрадывался? Сейчас она вся в соплях будет. Я закатил глаза. А когда посмотрел на нее, мне в лицо устремился туман. Амулет? Но где тогда магия?

Туман я остановил, перед лицом появился воздушный щит. Очень меленький. В амулете точно нет магии.

Я слишком отвлекся от девушки, и она врезала мне между ног.

— А-а-а! — попала куда надо. Сучка! Кажется, я на миг потерял зрение.

На дорогу тут же выскочили Крит с сержантом и другие стражники и побежали догонять эту прыгучую козу.

— Поланд, — сказал Крит. — Я же говорил, что стоит прикупить пару амулетов защиты, а еще лучше сделать заказ у гномов. Тебя подловила какая-то девчонка.

— Иди в бездну, Крит! — заказал я все. — Это просто другой комплект.

— Ха-ха! Смотри, а она удирает! Быстро бежит.

— Не убежит, — сказал я. — Есть у меня пара приемов. Догонять вертких.

Кое-как привстал. Даже присел, кололо немилосердно. Сучка.

И вправду, девка убегает на диво быстро. Стражники растянулись в колонну, а она как раз по центру бежит. Воздушная стена проносится мимо стражников и врезается ей в спину. Девчонка упала, значит, амулетов при себе не имела.

Вот и все, убить вроде не должно, а если и убило, не шибко страшно.

Первый придворный колдун Браун Картэна

Что пошло не так? Что пошло не так?

Ритуал, который стоил огромных материальных затрат, риска потерять здоровье и жизнь и, в конце концов, мог подорвать мой авторитет перед королем, опять не получился.

Второй ритуал и второй неудачный. Что же такое могло произойти? Понятно, что первый ритуал был пробным. Но во второй раз было все скомпенсировано. Жертвы были по всему протяжению фронта. На каждом из участков фронта был проведен ритуал расфокусировки. Он должен был не дать выпасть человеку из другого мира в другом месте, где пролилось много крови. У пирамиды выявилось еще одно свойство — усиливать чары сна.

Пирамиды из человеческих голов хоть и выглядели страшно, но воздействовали практически на каждого мага. И самое главное — малорские владетели силы сделали слишком большой упор на развитие стихийных техник. Все остальное для них не более чем игрушки. Они не могли сломать то, в чем не разбирались.

В любом случае если допустить, что какую-то пирамиду разрушили, то окажется, что одна из областей будет свободна. А значит, там и нужно искать Носителя.

Решено. Пока не узнаю, что произошло, королю докладывать не буду.

Льер Влад эл Бояр

Выходить решили под утро. Этот штурм мы еле пережили, следующий можем просто напросто не пережить. К тому же сейчас враг повержен, у них много раненных, колдунам тоже дали прикурить, а значит есть серьезный шанс уйти.

Тихо, красться у нас точно не получится. Наверняка, была поставлена, какая-нибудь сигналка. Да и три сотни мужиков, просто не может красться тихо, да еще и с ранеными. Ночь, как на заказ выдалась темная, все небо было в темных облаках.

Одно меня смущало, как мы будем в темноте идти… Я ладно. Я вижу. Другие маги, как я понял, тоже видят. У полковника в загашнике лежали амулеты «Ночного зрения», но мало только для офицеров, остальные были розданы отрядам, которые выходили в поле.

На мою озабоченность этим просто махнули рукой. Да это проблема, но жизнь сложная штука, и к тому же. Я плохо знаю легионеров, у них в загашниках, много чего есть и такие амулеты в том числе. Да, от дополнительных, на халяву, они никогда не откажутся.

Подходили многие легионеры с просьбой зарядить амулеты. Пришлось использовать один из накопителей танка. Его я по здравому размышлению решил не брать с собой. А просто закопать. Будем идти ночью и через лес, будет много шума. К сожалению это необходимость, и с этим ничего не поделать.

Зарядил все амулеты, раздал все, что у меня остались.

В моем отряде командовал, капитан Генрих эл Тернор, суровый дядя. Сразу спросил, что я могу. Сказал, что бы я и еще два мага из нашего отряда были рядом. Он будет командовать, куда быть в первую очередь.

Пока я работал над амулетами, маги нашего отряда, смогли обмануть следящую систему, колдунов, что стояла вокруг лагеря. Теперь мы могли попробовать наше выдвижение, чем позже враг сориентируется, тем для нас лучше.

Перед выходом, предложил свою помощь, по устранению часовых и секретов. Мои волки, могут тихо прокрасться и уничтожить противника, так, что никто не обнаружит. Капитан в ответ на это порекомендовал, подготовится к бою и беречь силы. А с устранением, секретов и часовых, отлично справятся, специально обученные этому делу легионеры. А вот, когда я рассказал ему о флешках, похвалил.

Такая вещь может пригодиться. Когда враг во всю всматривается в темноту и напрягает все силы, что бы тебя рассмотреть, яркая вспышка его деморализует и он уже не будет бойцом. А уж тот, кто использует зелья или артефакты, хорошо, если не ослепнет.

Один из магов, который владеет воздухом, что-то сплел, что-то типа полога тишины. Завидно, я так не умею. Попробовать конечно могу, но не факт, что сразу получится.

Капитан решил, следовать определенным образом. По периметру стояли легионеры с амулетами «Ночного зрения» к счастью их было около тридцати. Они были с арбалетами и луками. Если встретится противник, они должны были первыми их встретить. В середине строя несли раненых.

Лазутчики вернулись, почти под рассвет. Проинструктировав всех в последний раз. Полковник скомандовал.

— Пошли. Да поможет нам Единый!

Почти моментально разобрался подпиленный в нужных местах частокол. Мы выдвинулись не спеша, никто не бежал. Метров пятьсот мы прошли не спеша. Потом справа от меня стрельнул арбалет, потом еще и еще. Сзади, где должен был идти тот отряд. Что то взорвалось, послышались крики, вверх взлетели огни, как на новый год.

Капитан сориентировался быстро.

— Вперед! Бегом. Через лагерь противника мы пронеслись быстро, будто его и не было. Нам повезло, там горел огонь костров, было видно, а вот в темноте леса, уже было херово. Когда со стороны лагеря в нас полетели стрелы я бросил за спины две флешки. Обстрел прекратился.

Несмотря на улучшенное зрение, и помощь воздушного элементаля, я практически ничего не видел. Через минут десять, быстрого шага. Капитан скомандовал, что бы достали факела и магические светильники. Строй сбился, все толкались и мешали друг другу, но пока противника не было рядом, поэтому нужно было воспользоваться возможностью видеть.

— Пускай своих волков, вокруг строя и вперед, пусть посмотрят, что там. — Бросил мне как бы между делом капитан. Видно было, что он мне не слишком-то доверяет, все же это не слишком известная магия.

Волки появились почти мгновенно. Отдал ментальный приказ и они принялись его выполнять.

Рядом противника не было. Отправил их вперед разведать обстановку.

Как-то неожиданно пришел рассвет. Сначала, окружающее пространство начало сереть. Медленно стали проступать силуэты ближайших деревьев. Дальше, больше. Выскочив на небольшую поляну, стало очевидно, что уже рассвело. Это в лесу, кроны деревьев мешали свету пробиться вниз.

На этой поляне капитан скомандовал привал, совсем небольшой, что бы попить воды и немного восстановиться. Для меня неожиданностью стало, что маги слились. Тяжело дыша они сели и вытянули ноги. Капюшоны скинули и я увидел их красные лица. Целитель выглядел более свежо и даже обошел раненых. Целителем быть круче, подумал я. Все же они обучаясь укрепляют свой организм и становятся более сильны и выносливы и без постоянных физических нагрузок.

Сам я чувствовал себя на удивление хорошо. Да, бежать было сложно, деревья росли не по линейке, приходилось маневрировать причем постоянно. А уж как справлялись легионеры с носилками я и представить не могу. Провели перекличку, отсутствовало около двадцати солдат. Где они потерялись, были ли убиты никто не знал.

Посидели мы минут пятнадцать, по моим внутренним часам и капитан скомандовал выдвигаться. За это время нас догнало пять легионеров, двое из них были ранены, один серьезно. Но товарищи его не бросили, дотащили. Мы должны были идти, вперед придерживаясь севера. И когда выйдем на дорогу, повернуть направо и так дойдем до города.

Через час быстрого движения, мою душу начала терзать тревога. Что-то непонятное постепенно нарастало. У легионеров задница, тоже умела чувствовать неприятности, они стали вести себя тише и чаще оборачиваться.

Волки бегали вокруг подразделения. На мой вопрос, ответили. Что что-то темное нас догоняет.

Я сообщил об этом капитану, тот лишь нервно кивнул и приказал прибавить шаг. А мне сообщить, когда противник приблизится. На наше счастье, впереди показалась поляна. Построившись в квадрат, мы принялись ждать. Чувство тревоги все нарастало. Что-то должно было произойти.

Впереди, что-то замелькало. Темнывй силуэт бежал по лесу и то пропадал, то появлялся.

— Влад! Свои! Не стреляйте! — пришел панический крик, по амулету связи. Это Виктор.

— Не стреляйте, — громко сказал я. — Там свой!

Капитан посмотрел на меня с раздражением. А капитан, оказывается командовать любит. Ревнует, блин командир.

Через минуту, на поляну выбегает сам Виктор с легионером на плечах и не дожидаясь когда перед ним расступятся, перепрыгнул, через все шеренги, сразу в центр. Нехило так, и впечатляюще. И если Виктор приземлился на ноги нормально, то его пассажир сдавлено хрипнул. Сразу было видно, что у него из икры, торчит болт.

Виктор сбросило с себя пассажира и начал жадно пить из фляги. Знакомая штучка, специально для него делал. Фляга небольшая из стекла, зачарованная на то, что бы в ней не сворачивалась кровь и не выпускала энергию из себя. Она была у Виктора во время странствий и он жаловался, что она слишком маленькая. А я помог и наложил на нее чары пространства, как на кольца из которых вылетают ножи. Теперь он неделю сможет просуществовать на этой крови. Что собрал заранее.

— Там «Темные гончие»! — просипел Виктор. Гонка далась ему нелегко. — Я насчитал шесть.

— А, Бездну им в глотку! — прошипел капитан. Приготовить заряженные болты и стрелы, активизировать защиту.

— «Темные гончие» нам рассказывали о них, когда мы готовились к войне с Шамором. Ужасные твари размером с бычка. С прекрасной защитой из чешуи, большими зубами и сильными лапами. Вдобавок они обладают слабой магией ментала. Заставляют жертву прекратить сопротивляться.

— Маги мы охраняем вас от гончих, а вы охраняете нас. Понятно! — Рыкнул капитан.

— Понятно! — с таким же рыком ответил один из магов. Никому не нравится, когда на него кричат. Второй маг просто кивнул, но так зло, что казалось башка слетит. Ну а я что. Я вообще шаман, меня эта кухня не касается.

Попытался пообщаться с наблюдателями. Ничего. Будто опять, ту поганую пирамиду поставили. Когда отложил последний, амулет связи заметил, как похолодало в округе. Давящая атмосфера повисла над строем.

Все всматривались в границу леса, который вдруг стал темнее. На границе видимости замелькали силуэты.

Раз, два, три, четыре, пять. Пять — не так уж много. Отбиться от них во всяком случае можно.

Четыре темных фигуры, появились на краю леса и поляны неожиданно. Их нет и вот мгновение и они есть.

Перерожденные волки выглядели ужасно. Мертвая плоть свисала с боков, тонкие лапы уверенно стояли на земле и только горящий взгляд мертвой собаки выделялся на фоне леса.

Секунда и гончие завыли. Сильно, громко, их вой пробирал до самых костей. Легионеры рядом со мной приседали от неожиданности и боли, что говорить про них если и меня покачнуло на ногах, и это не смотря на хорошую защиту.

Это что надо было сделать с этими гончими, если их «слабая» ментальная сила творит такое со строем подготовленных солдат, да еще и с амулетами?

— Что стоите олухи?! Стреляйте! — капитан очухался раньше меня, отдавшегося заумным размышлениям.

Тут же после его слов, трелькнули тетивы арбалетов. Понеся в гончих смертельный груз.

Есть! Одна из них схватила в грудь несколько болтов, да и вокруг нее земля пузырилась от разрывов. А вот ее товарки разбежались, в разные стороны и тут же были сбиты с ног моими помощниками. Гончие и варги были в одной куче. Маги, что-то намудрили и одну гончую словно пронзили тысячи огненных стрел.

Следующую я выбрал, как свою цель. Обернул большим земляным коконом. Напряжение и песок претворяется в камень, еще напряжение и гончую давит прессом.

Сфера из камня, которую я создал, ни черта не держит гадость. Сфера покрывается трещинами. Я чувствую сопротивление.

А если так?

Сфера из камня превращается в лаву. Да сопротивление прекращается. Твари тьмы боятся огня.

От окончательной разделки твари меня останавливает сильный удар в спину. Защита держит, но я все равно падаю лицом в землю. Переворачиваюсь и вижу, как в строю беснуется гончая.

Мля! Амулеты слабо держат защиту, я вижу, как темная тварь откусывает руку одному из легионеров, железо судя по всему для нее не преграда. Секунда и она запрыгивает на другого солдата и валит на землю. На мою попытку ударить ее мечем, дергается в бок и сбивает меня с ног ударом задней лапы. И я опять оказываюсь на земле.

Положение спасает Виктор. Молотом, который меня буквально не отправил на тот свет в прошлой битве. Он разбивает голову твари в один миг.

Та на это все равно дергается и прыгает, но медленней в нее тут же впивается несколько мечей. Оглядываюсь по сторонам. Все кончено.

Шесть гребанных псин, чуть не расколбасили весь наш отряд, несмотря на всю подготовку. Что-то однозначно идет не так…

 

Глава 6

Виктория Морозова

Сначала, у меня заболела спина, потом руки в которых была боль будто меня растягивали. Потом заболела голова. Я лежала в каком-то холодном месте, жутко воняло. И не было даже сил пошевелиться. Глаза долго не хотели открываться. Было очень тяжело сосредоточиться. Кое-как я привстала на четвереньки. И заплакала. Через всю спину будто спица прошла. Боль была просто ужасная, она сидела в мышцах. Я тяжело дышала. Очень больно.

Я кое-как заставила себя оглядеться. Темное помещение больше похожее на темницу или карцер. Где то сверху, была узкая щель через которую пробивался свет.

Пип. Рядом что-то заворошилось в сене. Мышь!

— Ааа. — закричала я. Но крик получился, какой-то слабый полуживой. Пальто было еще на мне и я начала молотить по полу, где был звук. Нет, тут ничего нет.

Я замерла на секунду. Ничего. Неужели удила тварь?

Мышей я не боялась, но они же разносчики антисанитарии, а это всякая гадость.

Короткий поединок вымотал меня полностью. Кряхтя, я перевернулась спиной на пол. Места было мало, да и к тому же у стены было место, откуда просто несло испражнениями. Но сил убраться оттуда у меня не было, я просто отодвинулась к противоположной стене.

Я вытянулась, места было мало. Поэтому подняла ноги и опустила на дверь. Дверь большая со стальной решеткой. Чем больше я находилась в помещении, тем лучше мои глаза привыкали к скудному освещению.

Захапала побольше сена и скрутила волосы в узел под головой. Пол был холодный. И в прямом смысле морозил мне голову. Спине же наоборот стало по легче. Толи холод помог, толи охота на мышь сделала свое дело, но факт остается фактом. Начала ощупывать себя.

Причина головной боли обнаружилась быстро. Большая шишка с правой стороны лба. Почему было плохо видно, тоже стало понятно. Глаза надулись, это так у боксеров бывает — я в фильме видела. Нос не сломан. Дышится хорошо и ничего не мешает. Языком проверила зубы. Все нормально. Выбитых нет. Опять же с правой стороны. Разбита губа.

Дура блин, пока не трогала, так и не болело. Все остальное вроде целое. Сумки рядом не было. А жаль. Там была расческа и все самое необходимое. Странно, наверное, шок прошел. Я слабо помнила, что произошло и что я делала. Кажется, я наткнулась на местных. И это люди. Вооруженный отряд мужиков.

Как только не раздели. Из одежды все было на мне. И даже ничего не съехало, что странно после таких приключений.

Спать не хотелось. Не смотря на боль во всем теле, ничего фатального не произошло, у меня ничего не сломано. Только спина болит. Наверное, ушиб. Болит, когда шевелишься.

Встала, попыталась достать до щели, что бы рассмотреть, что там происходит, но для этого надо было бы подтянуться, а клятая спина болела все так же немилосердно.

Ладно. Как себя вести мне непонятно.

Не будет ни принцев, ни магов, ни богов. Не будет никого, кто мог бы мне помочь. Значит нужно делать все самой.

Красотой я никого не покорю. Вырвавшаяся помимо воли кривая усмешка, только уколола болью из губы.

Да вряд ли кому-нибудь понравится избитая черепаха. На счет своей спины я понимала все. Ради жизни можно пойти на многое за что в культурном обществе смотрят косо.

Просить, что бы меня не убивали, тоже не стоит. Никто и никогда не жалел, каких-то странных личностей к тому же напавших первыми.

Тогда что делать? Довериться интуиции. А что она мне говорит? Что здесь есть аристократия. Если это средневековье, то точно есть. Паспорт в сумочке есть буду настаивать, что это мой документ.

Ну, что же. Путь есть. А что делают аристократы если их сажают в тюрьму? Правильно. Требуют, что бы их выпустили.

Подошла к двери и только собралась стучать, как что-то то внутри поднялось на дыбы. Мурашки прошли по телу. Пришло понимание, что это страх… Страх на то, что мне никто не поверит и наоборот будут трогать еще больше.

Подышав громко, сама себе сказала: — Да пошло оно все!

И забарабанила в дверь, прилагая все свои скудные силы. А по темнице разлетелось злым эхом: — А ну выпустите меня отсюда! Уроды!

Старший помощник следователя Генрих Дибле

Тихий стук в дверь прервал меня от праздного ничего неделания. Последние дни я был не загружен совершенно. Войска наводнили город, в этой ситуации постоянных патрулей преступные лидеры всех мастей не решались ничего делать. Да и сколько их осталось?

К этой войне готовились заранее и самые дальновидные покинули город, как крысы покидают тонущий корабль.

Конечно, кое-кто остался, но часть уже пересажали, а вторая часть, не очень-то стремится сесть и тихарится.

Командиры воинских подразделений даже если и нуждаются в нашей помощи расследователей, то все равно не приглашают. Предпочитают проводить разбор ситуации своими силами. Да так что бы никто не знал. Их за это по головке не погладят.

Последнее дело закрыл он только что. Пара бугаев напившись в увольнительной разломала забор кузницу Караю. А тот и пожаловался. Разбор провели, виновные возместили ущерб.

Все скука. Хотя. Если честно, то ничего не скука, впервые за четырнадцать лет службы не надо было проводить никаких разбирательств. Лететь куда-то сломя голову, получать нагоняи от начальства и беседовать с мерзостью всякого рода. Можно было просто посидеть, это были какие-то новые ощущения, и их хотелось распробовать, но кого то принесла нелегкая.

— Да. Войдите. — Разрешил я войти.

— Господин старший следователь дозвольте докласть?

В дверях появился вахтовый Агоза из тюремного блока. Вахтовый исполнительный и обязательный, давно бы его уже повысили. Силой и статью природа не обделила, а вот на ум слабоват он.

Что там уже случилось? Вроде заданий ему не давал никаких. Неужели буянит кто?

— Ну излогай, Агоза, что случилось?

— Там это… Ну…Эта…

— Да, что ты мнешься, доложи, как положено! — прикрикнул я на него. Что-то непонятное, чего он мнется? Ну ничего, на него голос повысишь и он все, как на духу и как положено докладывает.

Однако, ничего не произошло. Агоза, как устроил концерт, так и не прекращал его.

— Там… Ну это… Девка, которую маги притащили. В себя эта девка пришла.

— Ну пришла и пришла, хорошо. Это дело магов, вот пусть им и занимаются.

Я даже обрадовался, отличной возможностью, вернуться к тому странному и новому чувству ничегонеделанию. А почему нет. Маги с леса ее притащили, не оформили никак. Кинули и все. А я что разгребать должен?

— Ну так то оно так. Но девка эта орет на всю тюрьму. Кричит грозно, требовательно. Установленный порядок нарушает. Я ей к ней, а она смотрит на меня будто благородная. И командует. А язык непонятный. Что хочет?

Благородная? Хм. Однако. Если ее просто так сюда притащили, то кого-то очень серьезно накажут. А того кто это все разгреб возможно поощрят. Не хочется, конечно входить в возможную потасовку благородных, но это того стоит.

Так для начала оформим ее. Узнаем, что и как? А потом и решим. Если что поселим в гостинице при подразделении, а нет, так вернется в камеру.

— Агоза. Отправляешь одного вахтового к магам. Пусть придут сюда с них нужны объяснения и потом приводишь задержанную. Понял?

— Да. Господин старший расследователь. — Агоза ответил весело, будто смысл жизни у человека появился. Глаза заблестели ему показали решение проблемы и он знает, как ее решить.

— Ну тогда ступай. А я подготовлюсь.

Виктория Морозова

Показаться взрослой, уверенной дворянкой получилось, как нельзя лучше. По крайней мере я так думаю. Не зря прошла курсы актерского мастерства. Хотя все мое естество тряслось от страха, я сделала все, как надо. Как говориться: Глаза боятся, руки делают. Немного не подходит для меня, но все же…

Надсмотрщик, сначала отдавал. Какие-то приказы, по его тону я поняла, что он хочет, что бы я заткнулась. Тут я чуть не струсила. Но русский матерный и требовательный меня отрезвлял и давал уверенность в своих силах.

Потом он открыл дверь моей тюрьмы, как ни странно дверь не заскрипела. А открылась тихо. Громче бухнул отодвигаемый засов.

В очередной раз затряслись коленки от страха, но я требовательно попросила, что бы меня выпустили.

Мне кажется, что меня спасла темнота, и поэтому я все сказала уверенно и властно. А вот, когда этот мужик был освещен, мне казалось, он все понимает и от подобной дерзости просто даст мне дубиной по голове.

Поединок взглядов он проиграл. Буквально на второй секунде он отвел взгляд и пытался что-то мне объяснить, но я уже почувствовала свою силу. Подошла, к нему, ткнула пальцем в грудь и повторила требования возмущенным и яростным тоном. И с этого момента все поменялось. Мужик как-то сдулся, мгновенно вышел из камеры и так же мгновенно закрыл дверь. Я еще покричала минутку, побила кулачком в дверь. А потом меня затрясло. Я буквально съехала по стене. Сердце колотилось еще больше, я чувствовала себя выжатой, как лимон. Ну что же, осталось ждать…

За мной пришли где, то через час. Два стражника с дубинками. Один шел спереди, второй сзади. Я не спешила, даже немного отстала и меня не подгоняли дубинкой в спину. Наоборот, тот, что шел сзади, попросил первого идти медленнее.

Это меня обрадовало, значит, часть моего плана сработала. Теперь главное дожать главного.

Мы шли по длинному коридору, вдоль таких же дверей с засовами, было темно. Светильники находились далеко друг от друга. Стены из какого-то камня, такой же пол. Я точно попала в средневековье. Светильники, как будто электрические. Круглые шары были прямо вмонтированы в стену. Здесь есть электричество?

Наконец, мы подошли к большой двери. Мои сопровождающие что-то сказали и нас пропустили. Мы прошли по еще одному узкому коридору и наконец-то вышли на улицу. Яркий солнечный свет после столь долгого нахождения в темноте больно ударил по глазам. Я остановилась, мои провожатые тоже. Они ждали пока я проморгаюсь. Да уж было больно даже слезы пошли.

Как только я проморгалась, то увидела средневековье своими глазами. Широкий прямоугольник, обнесенный каменной стеной. Напротив меня было двухэтажное здание, оно было сделано из кирпича, или чего-то на него похожего. В нем были окна, и хорошая входная дверь. Все как то строго и без вычурности даже двери простые без всяких красивых закорючек и рюшечек.

В самом здании оказалось довольно прохладно. Казалось, стужа сидела в здании, а при открытии двери ломанулась наружу. Хотя может это меня просто знобит. Коридор, по которому мы шли, был покрашен в какой-то серый цвет. Двери вдоль стен были черные от старости, как в принципе и пол. На дверях было, что-то написано, но я не смогла прочесть ничего. Ни одного знакомого символа. И внешний вид и убранство внутри здания, только нагоняли тоску. Ни одного человека я так и не увидела, пока мы шли и поднимались на второй этаж до нужной нам двери.

Первый стражник постучался, и что-то прокричал во входную дверь. Хм, если постучал, значит, воспитанность и этикет тут есть.

О, Боже… Дурочка, тут нужно думать, как спасаться, а не о тонкостях современной жизни!

Невнятный ответ я пропустила, но аккуратное подталкивание в спину и я уже в кабинете. После полутемного кабинета, в залитый солнцем кабинет. Легкое чувство дежавю.

Кабинет был более представительным. Большой стол по центру, перед ним два одинаковых стула с высокими спинками. Чуть в стороне кожаный диван. Массивные шкафы, справой стороны, полностью закрывали стену и были завалены какими-то бумагами.

Сама комната была бежевого цвета. Поэтому и было так ярко. За главным столом, сидел, мужчина лет тридцати с усами французских мушкетеров с проницательными глазами.

На диванчике, расположились два человека, в каких-то рясах. Одного из них я узнала. Того, что по моложе. Это был тот самый дикарь, которого я увидела первого.

Был и второй, более представительный, хотя, наверное, тоже мой ровесник. У него не было в отличии от первого такого откровенно раздевающего взгляда. Да и посимпатичней он был.

Похоже, что те что сидели на диванчике, были гостями. А тот что, за столом и был главным. Что логично предположить. На столе были разложены вещи из сумки и она тоже имелась в наличии.

Все они молча смотрели на меня. Как и я на них. Никто не торопился сделать первый шаг. А что делать мне? Что говорить? Все умные мысли вылетели из головы моментально.

И тут мой взгляд зацепился за косметичку и лежащую рядом косметичку. Пришла, села перед главным, молча цапнула расческу и посмотрелась в зеркальце…

Ну и кошмар…

О, Боже! Какой кошмар! Мымра! Просто мымра! Волосы спутаны в них сено, под глазами синие мешки от синяков, шишка конечно болела, но выглядела еще ужаснее, еще в плюс ко всему правая сторона лица вся подертая и желтая.

А еще ужаснее только запах, которым я уже пропиталась.

Просто кошмар!

Главный хотел, что-то сказать, но я подняла руку вверх.

— Пока я не приведу себя в порядок, я ни с кем разговаривать не буду! — как ультиматум поставила и пофиг мне, что они меня не понимают. Из-за злости на свое ужасное состояние, жест и фраза получилась, как надо: требовательно и властно.

Сзади скрипнула кожа дивана. Послышались шаги, если это тот, которого я повстречала в лесу, то я ему уроду яйца превращу в омлет.

Но нет это был, другой. Он был в белой хламиде. Гендальф Белый, блин. Этого бить не буду, ничего такой… Я только собралась начать разбираться с волосами, как этот «Гендальф» положил мне руку на голову.

Блин, ненавижу, когда меня трогают за волосы. Особенно непонятно кто.

Через мгновение от моей вспышки злости не осталось и следа. Через организм, будто прошел ручеек воды. Боль в руках, ломоту в теле и покалывание на лице прошло. Даже из спины, будто спицу вынули.

Взглянув в зеркало, я не могла поверить своим глазам. Повреждения моментально сходили на нет, конечно не до конца, но все же. Я посмотрела на этого «Гендальфа» с большим признанием.

Значит магия тут все-таки есть! И маги носят эти странные одежды.

— Спасибо большое. — Сказала я. — Так действительно лучше. — И улыбнулась.

Он немного мне поклонился и улыбнулся и пошел на свое место.

А я стала расчесываться. Волосы спутались в один ком. Хорошо хоть у меня масажка нормальная. А не обычная расческа. Дела на удивление шли споро. Пока расчесывалась старалась украдкой еще раз посмотреть на мага.

— Карим адле? — спросил меня главный.

— Я Вас совершенно не понимаю. — Глядя ему в глаза и отрицательно качая головой сказала я.

Он сказал еще что-то. Потом сзади послышались слова. Я ничего не поняла и отрицательно помотала головой. Посмотрела на главного опустив расческу. Тот лишь махнул рукой, якобы продолжайте. Отошел к двери, о чем-то пошушукался с вероятнее всего с теми, кто меня привел.

Главный сел за стол и молча ждал пока я закончу, еще его очень интересовали вещи лежащие перед ним на столе, а там было много. Орбит, салфетки, чай в пакетиках, тампоны, антисперант, духи, пачка презервативов, ручка, блокнот, таблетки, колготки целые.

Да он такого и не видел никогда.

Стук в дверь. Молодой голос за спиной. Поворачиваюсь. «Гендальф» здоровается, с еще одним молодым парнишкой. Этот одет в нечто напоминающее военную форму советских солдат, я знаю у нас на День Победы продавцы в парке в таких стояли.

Похоже, они рады друг друга видеть. Какие-то они все молодые и опрятные, даже не скажешь, что средневековье. Пока они здоровались и главный то и дело кивал вошедшему на меня и разводил руками.

Интересно, а кто он такой?

Олекс эл Лексли

В город Астор. Я прибыл в составе оперативной группы, военные действия подразумевают наличие вражеских элементов, шпионов и прочих несознательных сочувствующих врагу граждан. Слова не мои. Так в лекции было написано.

Моя задача выявлять лазутчиков. Я в качестве резерва и помощи более опытным коллегам. Мы во всю проводим беседы и контролируем боевой дух подразделений. Это тоже важно, особенно сейчас. Пропала связь. С легионерами за пределами города, да и с другими городами. Повезло, голубиная служба не дремлет. Получилось организовать связь.

Сегодня меня ни к чему не привлекали. Сидел в выделенном нам кабинете. Перекладывал папки с личными делами на купцов и различных дельцов, на которых собиралась информация местным отделом службы безопасности. Искал неувязки, за которые можно было зацепиться и попытаться раскрутить. Даже кое-что странное нашел.

От ознакомления с очередным делом меня отвлек стук в дверь.

— Да, войдите!

Дверь открылась, на пороге появился один из местных служивых.

— Господин следователь. Вахтовый Агоза. — Представился служивый.

Да я теперь следователь, новая должность, хотя я больше оперативник, чем следователь, а это очень большая и важная должность. Здесь на переферии, да и на переднем крае к враждебно настроенному государству. Тем более, что наша оперативная группа прибыла из столицы. Следователь по армейским понятиям, где то чин от капитана до полковника. Поэтому вокруг все вежливо и аккуратно, с нами даже заговорить лишний раз боятся.

— Говори, — обратился я к Агозе. — Зачем пришел?

— Вас вызывает старший помощник следователя Генрих Дибле. Сказал, что ситуация вышла за рамки наших полномочий и это ваша сфера деятельности.

— Что там за такая ситуация?

— Девку в лесу нашли. А она не понимает, что ей говорят или не хочет понимать. И одета она, как-то странно.

— Ладно. Посмотрим.

Сдав ключи от кабинета на вахту. Пошел к этому помощнику следователя.

— К вам можно? — Вошел я в кабинет.

— Конечно можно. «Господин следователь». — Последние слова были выделены особо. И голос был знакомый.

— Приветствую вас, «Господин целитель». — Я улыбнулся, целителем был никто иной, как Ивн. Мы встречались дня три назад. Выпили по бокальчику эля, пообщались да и разошлись по своим делам. Не ожидал встретить его, здесь.

Тем не мнение, встреча была приятной и для него.

— И я вас приветствую. Как проходят дела, на ниве ловли различных шпионов?

— Надеюсь, вы мне в этом поможете. — Я кивнул на девушку. Потом поздоровался с остальными присутствующими. Мы представились друг другу.

— Зачем, говорите, вы меня вызвали? — обратился я к помощнику следователя.

— Собственно вот. — Дибле, указал головой на девушку. — Ничего про нее не знаем, нашли в лесу, пыталась сбежать. Поймали. Ни слова не понимает, даже на шаморском и гномьем пытались поговорить. В другое время я и не стал бы заниматься таким вопросом, есть она и есть, пусть бы и катилась на все четыре стороны. Это ее проблемы, что она никаким языком не владеет.

Если бы она совершила преступление, то я бы вызвал мозголома, и он бы качественно поковырялся у нее в черепушке. А сейчас другое время и я попросту не знаю, что с ней делать, это ваше направление. В данном случае я хочу передать ее вам.

— Ват как? — я задумчиво смотрел на девушку.

В данный момент, она взяла какую-то тряпицу и начала смывать с лица грязь, на полу лежала кучка сена.

— Почему она в таком виде? — спросил я у помощника.

— Конкретные детали вам расскажет льер… э… Поланд…

— Льер Поланд Сист. — Представился маг, который сидел рядом с Ивном на диване.

Нами был засечен странный всплеск энергии. Трудно сказать, в чем дело, но будто на мгновение, на той территории, будто магия начала исчезать. Для этого не надо было быть очень чувствительным, это заметили не только мы, но и друкгие маги в городе, нас отправили на поиски источника. В связи с непонятной обстановкой, мы все же решили выйти группой и прочесать лес.

Место, которое нас привлекло, было пустым, вот только, четко прослеживались следы на песке, непонятно откуда появившиеся, как будто из воздуха.

После обнаружилась эта девушка, когда я решил, с ней все обсудить, она в меня послала струю жидкости. Хотя никаких амулетов я не видел, да и магии до сих пор в ней не разглядел. После чего ударила меж ног и начала убегать.

Похоже, было, что она очень испугалась. Бежала она очень быстро, пришлось ударить магией, что бы ее достать, именно поэтому она в таком виде.

Я даже подумал, что убил ее ненароком, потом ее и притащили в тюрьму. Вот и все, что я могу сказать. — Закончил парень, а я все смотрел на девушку, и как она быстро и качественно приводит себя в порядок.

— Вы были там один? — задал я ему вопрос.

— Нет. — Растерянно ответил парень, похоже, он не ждал этого вопроса. — Со мной было еще два десятка стражников и друг, тоже маг.

— Тогда почему вы в нарушении всех инструкций полезли вперед? Разве в инструкции по ведению боя подразделением с присутствием мага, тот должен находиться в резерве и оставаться невидим для врагов? Вам, что не читали эту лекцию? — спросил я у него.

— Да чего ты начал? Читали нам эту лекцию всем по приезду сюда. Все же нормально закончилось. — Попытался успокоить меня Ивн.

— Да ничего я не начал. — Оборвал я Ивна. Я просто подсказываю, что в следующий раз вы можете ошибиться, и это будет стоить вам жизни. А вашему подразделению придется очень не сладко.

— Да я… — начал было оправдываться маг, но я его прервал.

— Я просто напомнил вам, что бы вы не делали глупостей, а теперь давайте лучше вернемся к нашей проблеме. Какие странные у нее вещи. Кто-нибудь, когда-нибудь видел что-либо подобное?

Все участники отрицательно замотали головами.

— Посмотрите еще раз потрогайте, может так, что-нибудь вспомните. — Отдал я команду, а сам сосредоточился на девушке. — Вы меня понимаете?

Девушка отрицательно замотала головой и начала, что-то отвечать.

Десять минут разговора ни о чем. Никакой зацепки. Объясняться получалось лишь невербально. Размахивая руками, качая головой и кривляясь. Единственное, что стало понятно это-то что ее зовут Виктория.

Все ее принадлежности давно были рассмотрены и пересмотрены. Девушка вмешалась туда только один раз, когда Инв попытался разобраться в белых штуках размером с палец.

Так и не добившись результата. Посмотрел на всех участников допроса. Кажется они уже и заскучать успели.

— У кого какие предложения спросил я их?

— Может «амулет посла» или найти местного языковеда. — Предложил маг.

— Амулет посла не работает без знания одного известного послу языка, к тому же сомневаюсь, что их отсюда не вывезли с началом подготовки к военным действиям.

— А местный языковед владеет, только языком гномов и шаморским. — Вставил помощник следователя.

А больше-то и никаких предложений нет.

— Значит, сейчас я иду и амулеты искать. Помощник вызовите языковеда может он ухватится, за что-то. А ты Ивн надеюсь поразвлекаешь даму?

— Конечно. Мне бы еще язык знать. Я б тогда не только развлек, но еще и соблазнил бы. Ты сам ее вещи глянь, может что увидишь. Посмотри на книгу для записей. Очень красивая правда?

— Правда. — Ответил я. — Книга и впрямь была для записей. Листы белые словно соль. Исписаны. Так, а вот это… Не может быть…

— Ивн не быть тебе разведчиком!

— Чего так?! — кажется, он ожидал, чего угодно, но не таких слов.

— На, — протягиваю ему блокнот. — Смотри с первой страницы.

Ивн, начинает гартать.

— Так, так, так! Ничего не понимаю… — Ивн прогартал до половины блокнота и закрыл. Знаешь Лекс, моя жизнь — скучна, проста и обыденна, даже с учетом магии. Ну это я так считаю, по крайней мере. — Счел нужным, уточнить он.

— Однако в моей жизни появился один странный субъект, который просто постоянно влипает в неприятности. Все истории про него, которыми я могу поделиться просто удивительны. И ты его знаешь…

— Знаю. — Ответил я. — Только вот он, где то там за стеной. — Выживет ли в этой сумятице?

— А, куда он денется? Его же даже если в закупы отправить. Он через год уже дворянский патент получит.

— Ха-ха-ха. — Меня просто пробрало. Смеялся я и Ивн и даже помощник следователя и второй маг улыбались от нашего смеха не понимая, что происходит. Виктория подозрительно рассматривала блокнот, пытаясь понять, с чего мы смеемся.

А ведь шутка проста. Еще недавно я бы сказал, услышав такое, что заносчивый червь должен знать свое место. Но ведь Влад любит совершать, то, что ранее считалось невозможным.

— Да, а ведь у него точно все получится. — Сказал я Ивну, когда отсмеялся. — Помощник, оформляйте ее по нашему ведомству. Я беру это дело себе.

— Сейчас оформим.

— Лекс, а все-таки, как ты определил, что они связаны?

— Влад, давал мне свои записи, видел ли я что-либо подобное. Буквы у него конечно корявые и я не был уверен, что это одно и тоже, а вот цифры его точно. Это я запомнил.

— Да? Тогда, я знаю, как это проверить.

— И как?

— Виктория! — Ивн позвал девушку, а когда понял, что она готова слушать. — Скажи Влад.

— Влад! — она даже заулыбалась, закивала головой.

— Как он там говорил? Кто там не сдается?

— Русские. — Подсказал я ему. Я тоже помнил это его выражение. Русские не сдаются.

— Россия. Россия. — Радостно закричала, девушка и закивала, головой.

— Все она наша! — указал на нее Ивн и дал ей сумку в руки. — Собирайся, ты идешь с нами.

 

Глава 7

Льер Влад эл Бояр

— Бегом, бегом. Капрал подхвати мага. Давай, давай, бегом. — Слова сержанта, вбивались в голову. Он был довольно свеж, не смотря на бег по пересеченной местности и все препятствия на нашем пути.

Я тащил на себе капитана. Как же все-таки хорошо, что у меня есть разгон. Сила, ловкость, выносливость увеличивается в разы. Если бы не это я не тащил бы на себе капитана, да и сам вряд ли, бежал, добавить к этому еще и доспехи…

— Ну давай, давай! Быстрее! — Удар сержанта в спину, матюги и его оглушающий крик в ушах и я хочу скрутить ему шею. Бежим мы уже давно. Просто по лесу. Данная местность для нас давно потеряна, это ясно уже сейчас и понятно куда делись другие отряды.

После гончих мы были разбиты серьезно. Четверо убитых. Человек пятьдесят раненых. Однако сейчас важна скорость, кое-как перевязались, распределили раненых и пошли дальше.

Моих магических сил было очень мало. Приходилось экономить. Примерно через часа два сделали привал. По быстрому перекусили и перевязали раненых, моя помощь не потребовалась. Легионеры, все делали слажено, быстро и качественно. Я жевал много, все запасы, что у меня были исчезли за небольшой привал. Команда подъем и мы в путь!

Еще около двух часов быстрого шага. По пути следования мы заходили правее, что бы в случае чего нас не перехватили. Потом планировалось форсировать реку и выходить к городу с другой стороны с которой нас не ждали с которой нас не ждали.

Но планы редко выполняются в том виде в котором мы их видим изначально. Так бывает только у Шерлока Холмса и Ганибала Смита из «Команды А». У всех у нас простых смертных возникают проблемы с выполнением наших планов.

Надо же было такому случится, что мы нарвались на стоянку полусотни противника.

Охранение тормознуло нас быстро. Перегрупировались, отошли назад, обошли по широкой дуге. Не в наших интересах вступать в драку. И это мне нравится, хотя не было сосущего чувства внутри от недостатка энергии, но и сейчас едва начав восстанавливаться, я не хотел потерять те крохи, что у меня были.

В связи с этим расставил пару гранат собственного производства, которые планировалось раздать простым войнам не имеющим магии.

Если у противника есть следопыт, он пройдет точно по мине и подорвется, они станут медленней передвигаться, а мы будем иметь ввиду где они находятся.

Дальше наш путь был еще более осторожен. Еще один привал, в этот раз я разорял Виктора, восстановление энергии крайне утомительный процесс и как на зло я не додумался взять один из заряженных кристаллов с танка. На стоянке наш покой был нарушен. Уже не мы, а на нас вышли силы противника, человек пятьдесят.

Яблоко очень громко хрустело у меня во рту, когда из кустов спереди, крадучисись вышло охранение.

— Арбалеты к бою! — прозвучала команда.

Моментально стали натягиваться стальные дуги. Я просто поставил перед собой щит легионера, которого тащил и прикрыл его и себя. Вперед выставил руку с кольцами. Как минимум три выстрела, у меня есть рисковать не буду. Лучше поберегу, магию и амулеты.

Кусты еще раз зашевелились и появилась пятерка бойцов, которые тащили на себе трех шаморцев.

Неужели охранение шаморцев сняли? Как же этих легионеров учат? Такая подготовка дорого стоит. Проведя аналогию, рядом со мной две роты нашего спецсназа. Да не просто спецсназа, а тех кто понюхал крови.

Хруст веток, тихие переговоры, больше похожие на шелест листьев. Первый шаморец показавшийся в поле нашего зрения, был молодой парнишка, даже без усов. Ему было скучно, он смотрел прямо себе под ноги, забывая осматриваться.

Один, два, три, четыре. Совершенно нас не замечают. Неужели так надеются на охранение? Не видел, кто первый выстрелил, но следом волна болтов устремилась к противнику. Сразу после этого пошла первая волна, с мечами наголо и щитами перед собой, а сзади арбалетчики.

Крики, звуки ударов по металлу. Я уже и расслабился, когда из кустов справа в меня прилетел болт. Прямо в щит. Это было так неожиданно, что я взрогнул. Из кустов вывалился, шаморец, обо что-то споткнулся. Привстал.

И тут к нему в лицо прямо под шлем, прилетел нож. Один из тяжелых раненных из-за этого оставшийся на месте прикончил парнишку почти мгновенно. Я даже не сумел среагировать.

Начали возвращаться. Наши. Первым ко мне подошел Виктор. Он кинул мне сумку. В ней обнаружился запас вяленного мяса. Запах стоял ужасный. Попробовал, на вкус ничего такой.

— Что там случилось? — спросил, раненный, лежащий рядом со мной.

Отлично. У меня, как раз подобный вопрос вертелся на языке.

— Да ничего страшного. На удивление все в порядке, разбили их на голову. Даже толком не сопротивлялся никто. С ними даже колдуна не было. Что они тут делают?

— Ааа! — крик боли сзади. Следом глухой удар.

— Имя! Подразделение! Боевая задача? — голос капитана и еще один удар.

А. Это кого-то с охранения допрашивают. Мля! Что же это за звери такие легионеры? Не только тихо охранение сняли, но и языка взяли.

Повернул голову, что бы видеть происходящее.

— Ну так что? Кто ответит мне? — капитан прорычал одному из трех шаморцев стоящих перед ним на коленях. Причем самому здоровому. За что чуть не получил плевок в лицо.

— Как хочешь… — Молниеносный взмах рукой и в шее плюнувшего нож.

В этот момент, один из пленных взвизгнул, как девчонка.

Понятно. Я так в фильме каком-то видел. Нашли откровенно слабого и откровенно сильного¸ который на сотрудничество не пойдет. Быстрая и максимальная расправа и слабый духом расколется.

Так было и тут легионер стоявший сзади за трупом достал нож из конвульсивно дергающегося тела. Брызнувшая фонтаном кровь залила пленных причем никого из легионеров не задела.

Легионер невозмутимо вытер нож об одежду еще живого шаморца и вернул командиру. Оставшиеся шаморцы с ужасом смотрели на еще недавно бывшего живым товарищем.

С этого места мне было хорошо их видно. Молодые лица в крови, глаза кажется сейчас выскочат из орбит, рот открыт в беззвучном крике у одного вон тянется слюна. И эта жалкая попытка отползти. Ноги и руки связаны, но они хотят уйти. Уйти отсюда, до сих пор не верят в происходящее. Страшно.

Посмотрев на невозмутимые лица легионеров я понял, что до них мне далеко. Мне все еще это страшно. Даже есть перехотелось.

Звуки ударов, вопросы, пощечины. Быстрый ответ на шаморском. Сбивчивая речь, трясущимся голосом. Противно. До меня долетает.

Учебный взвод. Патруль. Учебные цели.

Но мне уже было это не интересно. Я был в себе был задумчив. Насколько же я изменился, тут. Очерствел. Жизнь не радует меня сюрпризами. Никто не любит меня просто за то, что я есть. Никто не пишет письма. Я один, один, один. Никто не будет оплакивать мою кончину. Никто…

Тух. Удар в плечо, не прошел из-за защиты, но от мыслей меня отвлек.

Рядом стоял Виктор, это он меня позвал.

— Влад один из магов пропал. Его нигде нет. Даже тела.

Мля! Как всегда хрень!

— Капитан, спросите, у них был колдун?

— Был ответил мне капитан.

Рядом я услышал матюки от сержанта из охранения.

— Тело колдуна не обнаружено. Только два шаморца с перерезанным горлом. — Доложил он.

Гууум. Ба-бах!

Над нашей головой взорвался огненный шар¸ причем в диаметре метров пять.

— А вот тут мы позвали гостей! Подъем, скоро здесь будет неприятель, наша задача добраться до реки с наименьшими потерями. Пошли! — приказы командира не обсуждают. Тем более такие. Сейчас нами заинтересуются все местные силы неприятеля…

Капитан посмотрев на карту и на местное подобие компаса указал рукой направление движения.

Я тащил того раненного, которого прикрывал во время боя его же щитом. Меня попросил поменять его один из легионеров. Теперь тот парень отдохнул, потому что едва прозвучала команда. Подскочил к носилкам и побежал едва ли не первым.

Я тоже побежал, но рядом с капитаном, точнее чуть за ним. Не успели мы пробежать и пяти шагов. Как сзади.

— Капитан! Второго мага убили!

Мля. Капитан остановился.

— Как?! — он был злой.

Он бежал передо мной. А потом вдруг, как будто споткнулся. Я ему помочь, а он уже не дышит и горло перерезано. Легионер докладывал и дрожал от ужаса с надеждой смотря на меня.

— Капитан, он бежал передо мной и момента удара я не видел. И думал, что он жив до самого последнего момента.

Да, уж вот за это магов и боятся простые люди. Все понятно. Один из колдунов противника ушел в «стелс» режим и теперь обычными средствами наблюдения не обнаружится.

Придется все сделать мне. И хотя сил нет, и хотя я морально устал и хотя энергии у меня кот наплакал, а у этого урода после ритуального убийства мага сил должно быть завались. Я его найду и уничтожу.

— Виктор! — позвал я своего «вассала». Сейчас происходит сверхъестественная хрень, а значит и заниматься этим должны сверхъестественные элементы. Вампир, уже не раз показывал и доказывал свою полезность, за столь короткий промежуток времени. Вот и сейчас незаметно появился рядом со мной.

— Что-то чувствуешь? — спросил я его.

— Нет. Такое мне не подвластно, здесь слишком много людей, еще один на один у меня бы может что и получилось.

Подаю энергию к глазам. Осматриваюсь, внезапно передо мной появляется какое-то темное пятно с человека размером. Без всяких мыслей разряжаю все перстни на правой руке.

Треск будто рвется ткань. И из пятна отдачей выносит человека, которому тут же прилетает в грудь молотом от Виктора. Волшебный молот выбил из груди мага сноп зеленых искр. Однако тот не растерялся. Легионер, который пытался его добить получил ногой в лицо. А нас с капитаном, отбросило чистым выбросом силы.

Ого!!! Сколько же он энергии высвободил за раз?

Я почувствовал, как у меня резерв скакнул до половины. Это как с накопителем, только энергия буквально разлита в воздухе. Я автоматом стал собирать, все то, что только мог найти.

Когда-то такое упражнение занимало у меня много времени, я занимался медитациями и хотя это реально полезная штука эти медитации. Но прогресс от них маленький. Вот только потом, мне Ивн напомнил, как я поглотил огненный шар в своем втором столкновении с шаманом орков. И стал использовать для этого свою левую руку и разросшимися капиллярами магических каналов. Результат тут же улучшился.

Мне показалось, что я быстро вскочил с места, но я чувствовал, что-что то не так, голова закружилась, ноги подкосились. Я присел на четвереньки.

Похоже, такая быстрая доза энергии ведет к опьянению, которое воздействует не только на тело, но и на мозг. А что у нас лучше всего, освежает и ставит все по своим местам? Разгон.

С четверенек левая нога вперед, правая рука вверх, распрямляю колени. Меч, как по волшебству появляется в руке. Ну все — ему хана!

БАМ. Меня относит, как недавнего колдуна в дерево. Что это было?!

Подымаю глаза, вижу извиняющийся взгляд Виктора. Каким-то образом колдун перенаправил его удар в меня. Баран, что ты на меня смотришь? Смотри на противника! Удар кривой сабли, которая чуть не порезала нашего извиняющего друга, останавливает капитан.

— Не спать! — крикнул Виктору капитан, добавляя колдуну щитом, заставляя отходить.

Не смотря на поединок с нами, колдун с пугающей легкостью отбил два арбалетных болта. Я очень пожалел, что это были обычные болты, а не заряженные мной. Так бы просто он от них не отмахнулся.

Не успел я сделать пару шагов навстречу противнику. Как тот дурным голосом взвыл, а потом-то ли ругнулся, то ли заклинание прочитал. Сорвал с груди, какой-то амулет бросил нам под ноги.

На том месте сразу материализовались две змеи. Серьезные похожие на анаконд только мертвые и грязно багрового цвета. Анаконд я не видел никогда, но эти твари были очень большие. Они сразу начали атаку. Одна кинулась на капитана и мгновенно потеряла голову. У второй голова встретилась с молотом Виктора и взорвалась кровавыми ашметками.

И вроде все легко, но колдун исчез.

Мля!

— Кто-нибудь видит его?! — кричит капитан.

— Нет.

— Тогда уходим, он и так нас серьезно задержал. Перегруппировываемся идем так, что бы все видели друг друга.

Пошли.

Я включил все свои чувства, что бы найти, хоть что то. А пока ищу, мне надо было, что-то понять.

— Кто-нибудь понял, кто это был? Или у шаморцев все колдуны такие?

— Это колдун-убийца. — Слова Виктора были вердиктом. Что никто не решился с ним спорить.

— Я тоже так думаю. — Сказал капитан. — Шархис.

— Да. И карминот. — Ответил ему Виктор.

— Согласен. — Подтвердил капитан.

— Охренеть! — Вставил я. — А вам не кажется, что никто-толком ничего кроме вас не понимает. Я про таких и не слышал ничего. Кто это колдуны-убийцы?

Неужели местный аналог ниндзя. Помнится эти ребята, были сильны у грязных приемчиках, но и в прямом столкновении могли доставить проблем.

По крайней мере этот мог.

— Существуют легенды, что есть особые школы боевых искусств, которые воспитывают убийц самого высокого класса. Они могут быть кем угодно, от бродячего скомороха, до дворянина. И устраняют тоже всех, за кого им заплатят.

Наемники. Изучая специальные приемы и техники они могут уничтожить даже магов. А теперь представь, что такому убийце дать еще и магию. Для него практически, ни какой преграды нет он всех сметет. Нам просто повезло, что ты его заметил. У них специальное оружие шархис и карминот.

Точных данных нет, но это просто, кое-что из книг и обрывочных разговоров.

— А что у нас таких нет? — спросил я.

— Кого таких? — переспросил Виктор.

— Профессионалов убийц?

— Зачем? У Малора есть вампиры. — Сказал Виктор, а потом добавил. — И они лучше.

— А-а-а-а! — крик боли справа спереди. Один из легионеров лежит. Зажимая себе лодыжку. Из-под пальцев у него текла кровь.

— Подхватывай его, и в путь. Некогда стоять. Разбиваемся тройками. — прозвучала команда капитана. — Вперед.

Дальше пошла череда неожиданных нападений, на наши силы. Через пол часа у нас было уже пять раненных. Колдун изматывал нас. Не убивал, а только ранил, что бы строй смешался, а подразделение растянулось. Похоже было, что колдун знает, что делает.

Я как ни пытался не мог рассмотреть его. То ли он перешел на другое заклинание невидимости, то ли использовал дальнобойное заклинание.

— Виктор, ты его видишь, или может быть чувствуешь? — спросил я внутренне надеясь на положительный результат.

— Нет. Ничего. Я напрягаю все чувства, но так и ни разу и не засек его. — Вампир отвечал резко, отрывисто.

— Нна!!! — В ответ на крик товарища о ране нанесенной колдуном. Один из соседей, метнул свой меч и что самое странное попал, то ли от страха, то ли и вправду что-то заметил. Однако факт остается фактом. После броска, послышался уже знакомый треск.

Почти синхронный треск арбалетов, в колдуна устремляются болты. Причем я вижу один из них был мой. С характерным красноватым оттенков около оперения. И ждать я больше не стал. Прицепил к нему эфирного духа. Теперь этот гад и уйдя в невидимость будет помечен для меня, я взял его на автосопровождение. Что-что, а своего духа я буду чувствовать. Но эта мера была преждевременна, первый же обычный болт пробил ему горло. Ровно по центру, как будто кто-то так конкретно и целился, второй вошел в руку, а вот мой разделил тело врага на две половины, забрызгав все окружающее кровью.

— Хух, достали гада. — Облегченно высказался капитан. Я тоже вздохнул с облегчением. Этот пидор успел достать всех, постоянно поддерживая подразделение в напряжении. Подошел посмотреть на него поближе.

Мужик лет тридцати. Черный плащ, какие-то стрелки, ножи, и ого сюрикены. Ну или что-то похожее на них.

Над каждой вещью была, какая-то богряная аура, с вкраплением черноты.

На уровне ощущений это была какая-то мерзость.

— Лучше не брать его вещей. — Сказал я легионерам, что столпились вокруг. — Разве, что вон, тот кинжал. — Указал я.

Над ним не было никакой дымки, к тому же выглядел он отлично. Словно из серебра.

— Перевязать раненых, быть готовым к выдвижению.

Отлично. Я отошел к Виктору он выглядел, уставшим.

— Ну, что? Как себя чувствуешь? — смерть убийцы, меня честно сказать обрадовало. И аппетит так и не успел уйти.

— Да я то, нормально. Я не голоден, но морально чувствую себя очень уставшим.

Достал заветный мешок. Достал сушенное мясо и стал употреблять.

— На присоединяйся. Ничто так не улучшает настроение, как сытый желудок. — Протянул я Виктору кусок мяса и сыра, завернутого в бумагу.

Тот автоматически взял ее.

— Эта пища практически не насыщает. Даже скорее вообще не насыщает. Только создает ложное чувство насыщения во время еды. К тому же эта еда просто отвратительна, я конечно могу ее съесть, но если есть возможность выбирать. Я выберу другое.

— Эх, ты разбалованный ребенок. — Я засмеялся. — Да шучу, я шучу.

— Как ты можешь смеяться сейчас? — недоуменно спросил он меня.

— А чего мне грустить? Врага мы одолели. Сейчас время отдыха. А если все время хмурым, ходить, то так можно и язву словить.

Виктор молчал, молчал и тут выдал: — Ты как гном — только человек.

— То есть? Я что-то тебя не понял.

— Ты прямой. Честный. Жизнерадостный. Они точно такие же. Это мое наблюдение.

— Ну, может и так. Я не знаю, — ответил я с набитым ртом.

— Ладно. И я пожую. — Присоединился ко мне Виктор. — Может и мне поможет. — Жадно вгрызаясь в круглый кусок мяса будто это яблоко или груша, мне приходилось прилагать определенные усилия.

А хотя? Какого черта?

Разгон. Прошел как по маслу. И почему я раньше не использовал этот навык быстрой еды?

Наелся я быстро хватило двух кусков мяса и трех сыра. Все это запил водой.

Я даже прилег, что бы подремать, но тут уже прозвучала команда продолжить движение.

Я присоединился к капитану. Уже привык к его спине маячащей спереди. Да и быть в центре событий бывает полезно. На всякий случай поставил две растяжки на нашем пути следования. Гранат я еще сделаю. А так хоть какая-то перестраховка.

Часа через три бега воздух стал приносить, запах воды, потянуло холодом. Конечно бегом, это объяснить можно было лишь с натяжкой. Быстрое вначале передвижение превратилось в убогое ковыляние. Все давно устали, а у солдат и не было возможности прогнать боль в мышцах, как у меня. К тому же раненные, которых нужно было тащить.

— Неужели вырвались? — прозвучало от идущего рядом сержанта.

Через пять минут я понял, что он ошибся. Лес начал сгущать тучи. Такое впечатление, что солнце спряталось под тучами. Свет в лесу пропал. Все было серое, как в тумане.

Капитан рассудил здраво. Остановились, на отдых. На всякий случай посадил духов под деревьями и сделал из них, сигнальную нить. Что-то мне самому стремно стало в этом лесу. Костер разводить не стали дал Виктору мешок с мясом, что бы он его раздал. Нам скорее всего уже ни к чему, а вот уставшему солдату пригодиться погрызть между делом.

Сам привалился к дереву спиной и задремал. Сон продлился не долго. Меня растолкали и позвали к командиру. Рядом с ним сидел еще один сержант и выживший маг не помню имени. Парень был раздавлен даже не смотря на его лицо я видел, что он был в смятении и смотрел в землю. Суровая действительность больно ударила его между пояса.

Когда он учился ему рассказывали, что он лучший, что он элита, что ему все по плечу. А тут и марш-бросок и смерть товарища и голод. И то что он ничего не может сделать.

— Влад, — обратился ко мне капитан, — льер считает, что впереди нас ждет нечто ужасное, то что мы вряд ли сможем пережить. Именно поэтому тут так темно. Что можешь посоветовать?

— Смотреть надо. Ответил я ему, что советовать.

— Так смотри.

— Ладно. Расстелил под собой коврик, для вхождения в транс, такую полезную штуку, стоит держать всегда при себе. Она не занимает много места, но польза идет ощутимая, да и вместо простой подстилки подойдет.

Мир астрала встретил меня, безрадостно. Почти все вокруг было окутано темным туманом. Обилие духов с этой стороны, было изрядно приуменьшено. Интересно почему. Я медленно пошел вперед к скоплению темноты. Было ощущение, что это какое-то сливное отверстие, я только заметил, что меня будто, что-то подталкивает вперед. Медленно и неуклонно, вперед. Будто течение воды тянет, равномерно толкая все тело от пят до затылка.

Против такого течения можно сопротивляться и потратить при этом все силы. А можно идти, вперед подаваясь течению. Я выбрал второе.

Я представил, как подхожу к этому отверстию. Мир астрала имеет свои правила. И я хотя не все знаю, но понял от льера Дана, что все зависит от глубины твоего воображения. Тогда в астрале становится подвластно если не все, то многое. Эти пару шагов у меня получились. Я остановился у какой-то непонятной дыры, она и вправду вытягивала что-то. Течение у самой дыры усилилось. Рядом скопилось много духов. Они по чуть-чуть приближались к краю и потом резво устремлялись назад, еще быстрее чем туда и даже как будто подрастали.

А где духи могут расти? Только поедая жизнь в реальном мире, все понятно, они просто тянут энергию из окружающего мира. Но зачем?

Сзади меня послышалось кряхтение. Поворот головы уловил, за моей спиной движется нечто похожее на грузовой автобус, по размерам, а на самом деле это что-то походило на бронированного крокодила. И этого крокодила, что-то тянуло вперед, к яме. Странного вида амулеты на лапах.

Тварь бесновалась, сопротивлялась, но ничего не могла поделать. П о чуть-чуть по сантиметру. Это существо астрала, а реальном мире ему делать нечего. Повышенный расход энергии и как итог — смерти. На многого меня не хватит, но я представил перед крокодилом три стены. Каждую последующую я делал выше. Посмотрим, что из этого выйдет. Если такую тварь вызвать в реальный мир, то она захочет покушать, а чего он захочет покушать если мы там недалеко пируем.

Сомневаюсь, что рядом с выходом астрала они кого-нибудь. Это же живой труп.

Пока возвращаться.

— Ну, что-там. Что? — спросил меня капитан.

— Хр. — Прохрипел я. В горле пересохло. Кто-то подал бурдюк с водой.

Попил, аж полегчало.

— Там Тьма!

 

Глава 8

Аккуратно передвигаясь вперед и делая в течении каждого получаса переклички, мы шли все дальше в темноту. Возможный прорыв астрала, решили обходить по широкой дуге. Желание встречаться с ожившим из астрала монстром у меня не было практически никакого. Да и у капитана, и у всех остальных тоже такого желания не было. Маг закончил лечение всех легкораненых. Как ни крути, а «Малое исцеление» всем студентам вбивали накрепко. Осталось около двенадцати тяжелораненых, этим нужно была помощь совсем другого уровня, другие же худо-бедно могли передвигаться.

Возможно, я мог бы им помочь, мои медицинские заклинания медленны и очень слабы, но они делают гораздо более сложные элементы чем при «Малом исцелении». Однако, как и в любой компьютерной игре у меня быстро кончалась мана. А она мне еще может сильно пригодиться. Мы ищем реку, что бы сплавиться по ней и теперь это меньшая из бед, теперь в первую очередь меня волновало, что мы будем делать если не успеем свалить.

Сначала вдали между деревьев, что-то начало мелькать. Потом этого света становилось все больше и больше. Начал доноситься непонятный гул.

Секундная задержка и капитан выдает команду двигаться дальше. Отправляя вперед группу на разведку, вместе с Виктором. Этот должен будет нас найти потом, чуть что.

Мы медленно шли вперед, а непонятный гул приближался. Что-то мне кажется, что это вспышки молний. Где-то сбоку появился Виктор, которого бывшие на взводе арбалетчики чуть не накололи на дерево.

Он схватил меня за руку со словами: — Скорее тебе нужно это увидеть! — А потом остальным. — Не бойтесь, там ничего нет. И после этого потянул меня на свет.

С каждым шагом вперед, становилось ярче. Я уже определился, что да — это гром и молния. Но неужели это из-за призыва.

Да и в правду. Мы находились на пригорке. Слева в километрах трех — пяти было. Небо было черное от притянувшихся туч. На нем отчетливо была видна большая воронка. Вокруг нее постоянно били молнии.

— Это все? — спросил я у Виктора.

— Нет, смотри там, у деревни. — Он указал пальцем.

Да деревня была, однако я так ничего и не заметил. Хотя у меня и зрение лучше чем у обычных людей, но все равно.

— Я ничего не вижу. — Посчитал, нужным сообщить я.

— Вон возле амбара, крайнего, на уровне стены.

Точно! Я видел, как некто в темном балахоне делал пасы руками. Скорее всего это вражеский колдун.

— Я чувствую еще жизнь, там в деревне. А еще я чувствую смерть? Много крови. Очень много. Колдуны сильны, сейчас, после больших жертвоприношений, они особенно сильны. Если я убью их я получу много силы. Сюзарен помоги мне!

Общаться с таким Виктором было тяжело, он буквально давил меня своей силой жажды. Я чувствовал его нетерпение, его волнение. В конце концов, я даже чувствовал страх. Как ни крути, это потусторонняя тварь, которая может одним движением руки порвать глотку.

Я попытался абстрагироваться от своих чувств. И подумал, что же будет, если мы пойдем на эту авантюру и чего можем лишиться? И что будет если я откажу Виктору. Ответ — ничего хорошего. А польза, польза несомненна. Он мне уже шкуру спасал, да и прикрывал не раз.

К тому, же он потратил много сил на этот рейд и раненного нес и киллера выслеживал, потратил энергии много, а вот сил вряд ли прибавилось и я не видел, что бы он кусал кого-то из наших. Значит его силы на исходе. Хочу я этого или нет, но мне придется с ним согласиться.

— Сейчас иду, наших, предупреждаю, и выдвигаемся.

— Хорошо, спасибо. Я подожду здесь.

Капитан не был счастлив от нашей придумки.

— Ну, тогда давайте проведем бой, как положено, закидаем болтами, возьмем их на щит. Зачем идти вдвоем? Ты что бессмертным себя почувствовал?

— Да нет же, двоим нам будет проще. Все в этом селении окутано магией, может сложиться так, что будут расставлены сигналки или другие охранные заклинания. Сил у них не меренно, могли многое наворотить. А вдвоем мы просто подойдем тихо и мирно, я обойду защиту, а он уничтожит колдунов. Все остальные пока отдохнут для следующего рывка.

— А ты, что? Ты шаман, а не легионер, что бы прыгать без устали! — кажется, капитан в меня просто напросто не верит. Я в отличии от остальных, могу себя привести в порядок и продолжить движение. И капитан. Если тварь вылезет, то мы вряд ли сможем ее засунуть обратно, а тут есть возможность еще и хозяев прибить и ритуал нарушить.

— Ай, ладно! Хорош! Идите куда надо! Будем считать это задачей на разведку. Приведете пленного для допроса. Может, что и узнаем.

— Да, лэр! — все-таки скрепит сердце у капитана. Видно, что «сцыкотно» ему без магической поддержки. И хотя другой маг, тоже показал, себя не совсем плохо, он уже доверяет мне. А на этой территории, остаться без мага поддержки смерти подобно. Но это будет, если мы не выживем. А мы то, как раз собирались сделать все наоборот.

Хотелось бы сказать, что две тени безлико скользили по темному лесу, но это будет не правда.

Виктор спереди я сзади. Шли средним темпом, полупригувшись и крадучись. Останавливаясь, что бы осмотреться.

На ум в этот момент мне, как ни странно приходили воспоминания из своего детства.

Любой сто процентов любой из парней был в ночном лесу. Когда вас двое или трое все нормально, но когда ты идешь один, то тебе просто очень страшно. И пока ты не задумался, не ощутил, что ты один все нормально. Однако, когда эта мысль пропорхнула у тебя в голове, сердце тут же начинает биться сильнее, голова кружиться. А по телу проходят мурашки. Начинаешь придумывать, что за тобой кто-то следит, и что непременно хочет на тебя напасть. Особенно после рассказов мамы о маньяках, диких кабанах порвавших пошедших за кукурузой. А ветки трещат. Короче страшно.

А вот когда ты вырос, и осознал, что просто нахрен никому не нужен. Все становится мило, просто и спокойно. И ты не задумываешься. Тебе это не нужно. У тебя есть другие заботы над, чем подумать.

Поднятая Виктором рука и я остановился. Ни хрена ж себе! Место к которому мы пришли напоминало, скотобойню. Только в отличии от скотобойни здесь погибли люди. Они были нагие и лежали в какой-то пентаграмме.

УУУ твари! Волосы на голове у меня прямо зашевелились. Их всех нужно убить! Фашисты! Суки! Это настоящее гестапо!

Я собрался пройти вперед, но меня остановил Виктор. Он указал мне, на колдующего. Тот стоял на крыше одного из домов с плоской крышей. Невысокий одноэтажный домик, но для того, что бы его убрать, следовало подкрасться незаметно и тихо, а вот с этим у меня проблемы. Балахон, хоть и держит звук, но доспех есть доспех и даже с ускорением в нем жутко неудобно.

Виктор показал на себя и подпрыгнув, бесшумно залез на забор рядом со мной, а потом на крышу соседнего дома. Я стоял наготове для того, что бы поставить воздушный барьер, который заглушил бы звуки.

Виктор подлетел неожиданно и мгновенно. Колдун был совершенно беззащитен против укуса. Странно. Ни какой защиты, даже простеньких сигналок, они похоже настолько уверовали в свою защиту и в безопасность, что ни как не могли подумать, что сюда кто-то доберется.

Правильно обычный солдат, убежал бы от такого страшного места, да и маг тоже. Я бы скорее всего тоже не пошел если бы не Виктор и была бы эта мразь жива.

Вперед. Второй жертвой стал, точно такой же не заботящийся о своей жизни колдун, который стоял у амбара. Тот самый, которого еще мы обнаружили первого. Он умер так же быстро, Виктор только появился у него за спиной и через десяток секунд положил на землю бездыханное тело.

Не знаю, что послужило причиной, то ли это был более опытный колдун, то ли он почувствовал смерть других, но третий колдун подготовился. Еще на подходе, я почувствовал, что-то неправильное. А именно, то что колдун стоял неподвижно в отличии от своих товарищей, а во вторых, что в следующий миг, мимо проскочило заклятие, которое буквально за секунду рассыпало дом рядом со мной в пыль.

Хрена се силушка у парня! Он в обычное заклинание вбухал столько силы, что ее вряд ли и круг из пяти магов соберет, причем отдав все силы.

— Выходите! Выходите! Я все равно вас уничтожу. Мне сейчас нет равных! Молодой голос срывающийся на фальцет, угрожал моей жизни и выглядел бы откровенно жалко, если бы не та сила, которая была продемонстрирована.

Пока оседала пыль бросил в нее амулет с иллюзией. Только пыль чуть осела, как в нее врезалось заклинание. Фига себе! Я отчетливо видел, как в моей иллюзии появилась дыра, то есть плетение не уничтожила амулет, а сделала дырку в груди ее.

Я услышал, как радостный крик, прерывается бульканьем. Выглянул из-за стены. У парня было перерезано горло из которого текла кровь. А сзади стоял Виктор. И эту кровь пил, ну и мерзость, если честно, но он живет именно этим.

Голос Виктора, оказался неожиданным для меня.

— Он слишком сильно обрадовался твоей смерти, что на мгновение сбросил щиты. Мальчишка с затуманенной от силы головой.

— А он не восстановится? — мне кажется мой вопрос прозвучал в точку, мне кажется, будь у меня достаточно энергии я бы смог и руку отрастить.

— С оторванной головой много не на восстанавливаешься. — Прозвучал мне лаконичный ответ. Меня волнует другое. Колдунов мы убили, почему воронка не исчезает?

— Только потому, что ритуал не закончен, — ответил я. — Да и слишком уже поздно. Из воронки начали бить молнии. А я начал ощущать приближение, чего — то большого…

— Быстрее! Его надо остановить! — Мы сорвались на бег. Бежали не скрываясь, прямо по главной улице, если ее можно так назвать. Деревня выглядела зажиточно и была достаточно большой. Главное действо будет происходить на центральной и единственной площади, именно, туда устремился конец воронки. Молний стали попадать в дома, те загорелись. Смерч начал собирать свой урожай, начал отрывать крыши домов, в воздухе начали летать куча обломков. Мы как будто бежали во Тьму.

И вроде бежать не долго, всего метров двести. Но эти двести метров растянулись, как будто на часы. За это время я успел два раза получить по защите¸ какими-то обломками. Щит просел ощутимо, меня даже откинуло назад. Я даже собирался дать заднюю, но маячащая спереди спина Виктора, не давала мне сделать этого.

Надо будет подумать над созданием щита, который был бы жидкий, как кисель и снаряд вяз в нем. Как всегда посторонние мысли приходили в голову в самый неподходящий момент.

Так, сосредоточься, а то точно прибьет какой-нибудь доской.

Собрался я вовремя. Летящее в меня бревно под порывом ветра созданного воздушным элементалем изменило траекторию и ушло выше и правее. Дикие прыжки в сторону Виктора смотрелись чем то вообще диковыным ин мог даже отталкиваться от летящих обломков. В какой-то момент, мы оказались в территории спокойствия.

Мы в воронке! — пришло осознание. Темная труба до самого неба молнии сверху. Ни хрена себе! Я бы и дальше смотрел на природное явление, которое круче всего виденного мной ранее.

Однако мне в грудь прилетел темный сгусток энергии, былахон задымился и рассыпался на труху. Индивидуальный амулет от магических атак такое впечатление, что взорвался внутри. Вдобавок меня выкинуло из центра воронки наружу. Сознание при разгоне соображает быстро. Однако это не помогло мне защититься от горящей конструкции.

Она врезалась в меня, когда я только сел и пытался почесать грудь через доспех. Защита показала себя во всей красе, но мне кажется, что она тоже дышит на ладан. Попытался пробежать в центр, но все усиливающийся ветер не давал мне это сделать, меня стало оттаскивать назад и вправо.

Нужно, срочно, что-то делать!!!

Если бежать не получается даже под разгоном, то можно полететь. Были у меня мысли повторить подвиг Тони Старка в покорении воздуха. Но сила бьющего пламени из под ног была сильна и трудно управляема. Воздушный элементаль в этом плане гораздо предпочтительней и некоторые наработки есть в будущем над этим я серьезно подумаю, но не сейчас. Приказ Огненному элементалю и я отправляюсь в полет, как с моим везением я ни во что не врезался из всего мусора я не понимаю. Но факт остается фактом.

Я попал в центр, на высоте примерно трех этажей мое тело пробило стену воздуха. Амулет от физических атак, также пошел псу под хвост. Сейчас на мне несколько амулетов по проще и даспех. Моя защита, последнего шанса. После этого ужен ничего не будет, да и энергия на исходе, нужно уничтожить живчика, который меня приложил и побыстрее.

Моему взору предстала необычная схватка. Виктор прыгал, вокруг одинокого мужчины с черным хлыстом. Его плеть была однозначно магической, двигалась быстро и четко. Виктор работал на одних инстинктах. В его уваротах не было ничего красивого и грациозного. Это был зверь, который пытался выжить. Он то выпрыгивал вверх, то камнем падал вниз, делал кувырки по земле, пригибался и уклонялся.

Движения их были очень быстры, все удары проходили в очень высоком темпе. Похоже, не один я освоил «Разгон». Есть еще мастера.

По всей вероятности я должен был упасть на песок, но задающая энергия была настолько большая, что меня выкинуло за пределы центра.

Млять.

Еще одна попытка, я лечу вперед спиной. Когда я летел в первый раз, то думал перед местом падения выставить поток воздуха направленного вверх, но нет, теперь я летел спиной назад и не понимал что происходит. Мысленное усилие и я нахожусь в сфере из воды и воздуха.

Удар. Мой шар лопается, и я бьюсь об землю, даже успеваю сделать самостраховку, но это не спасает меня ни от боли, ни от кувырков через спину.

Секунд десять я ничего не вижу, очень сильно болит грудь. Я давно не был без защитных амулетов, и боль бьет очень сильно. Когда я начинаю видеть, надо мной появляется лицо Виктора.

— Ты жив? — не смотря на клыки, и изменившееся лицо я вижу его крайнюю степень удивления.

— Я жив, этот где?! — голос хриплый и разговор дается с трудом.

— Этот где? — удивленно спрашивает Виктор и начинает ржать. — Этот где? Этот где? — Сквозь смех он пытается повторить мою интонацию.

У Виктора на груди кровь. Значит, он его убил. Может Виктор смехом сбрасывает напряжение? С трудом встаю. Начинаю разгонять остатки энергии по телу. Медленно, но с каждым качком энергии мне становится легче.

— Давай я помогу тебе подняться. — Подскочил Виктор.

Тело колдуна, лежало в семи метрах от меня, и было располосовано на две половины.

— Это чем ты его так? — спросил я у вампира.

— Я? Я? Да это же ты его так приложил, когда упал сверху. — Ответил он с истеричными нотками в голосе.

— Да, как я то?! У меня только защитное заклинание, что бы, не убиться!

— Да ты ж в него и врезался!

— И что!

— Знаешь! — Виктор посерьезнел. — Он мог меня и убить. Мы были примерно равны, но его магическая плеть и скорость могли меня уничтожить. Его плеть была очень опасна, она подчинялась его мысли. И в тот момент, когда ты в него врезался, он потерял над ней контроль, и перерубил себя на пополам.

Мне оставалось лишь выпить его, пока он был еще жив. Сильная тварь этот колдун. Он уже не был человеком в привычном понимании этого слова.

— И что? Ты сильно вырос в энергетическом плане? — я так до конца и не понимал, что значит быть вампиром, для Виктора и как он там растет. Что конкретно должно произойти, что бы он перешел на новую ступень эволюции.

— Такого сильного колдуна я еще не выпивал. Он впитал в себя силу от жертвоприношений. И к тому же был достаточно опытным колдуном, что бы четко осознавать, что он может, а чего нет. Его кровь и энергия, как будто разъедают меня изнутри.

— Так ладно. Смотри. — Я указал на центр площади. Там в окружении ритуального круга стоял кубок из черепа. Его глазницы светились белым светом. Довольно жуткое зрелище.

— Да я то, вижу, но что мне с этим всем делать? Это насколько я понял твоя вотчина, вот и смотри сам.

— Ага, еще прибьет меня ненароком.

— Ну, не знаю это ты там, про чудище говорил. — Виктор был весел. Вот что значит, полная энергия, а я вот имел почти никакой резерв, но к тому же и без защиты. Или почти без защиты.

Так сначала осмотрим, рисунок и символы. Мое понимание ритуалов и артефактов, немного приблизило меня к пониманию, происходящего. Вон круг, отвечающий за концентрацию щупов, вон тот треугольник поверх звезды и символа равновесия является магическим аккумулятором, в котором копится энергия.

Ого! Так просто, и уже не нужны кристаллы, достаточно такой странной конструкции и энергия будет держаться в пространстве, где нанесен этот чертеж.

Ладно, это потом.

Обходя ритуальный круг, я наткнулся на блокнот. Открыл его, там где была закладка. А там…

«Вызов демона из Астрала, подразумевает довольно простое ритуальное плетение и огромную энергию, для того, что бы вырвать его из привычного ареала обитания. Собрать достаточное количество жертвоприношений. Каплю крови собрать в череп эльфа, правильно обработанного и зачарованного…»

— Что это? — голос Виктора отвлек меня от прочтения.

— Это схема ритуала! С его помощью мы сможем остановить его, нужно только хорошенько все изучить!

— Поздно! На землю рядом с нами плюхнулся огромный аллигатор размером с мой танк. Он был словно пьяный, болтал башкой и не мог встать на ноги. Меч появился в руке моментально, под разгоном он врезался и него и отскочил, будто тупой нож от твердого дерева.

А вот Виктор не подкачал, я увидел, как вокруг его рук засветилась красная аура, два росчерка и у монстра две большие раны.

Как он страшно заревел, и что самое страшное в мою сторону, оказывается у этой твари крик, был как у «Баньши», только звуковая волна была по больше. Ударом звука меня отбросило назад и опять же больно приложило о землю.

Зато Виктора не задела волна. Он непонятно как оказался на спине у твари и начал ее убивать. Красная аура поднялась до локтя. Во все стороны летели брызги, от боли тварь начала скакать. Это было ужасное родео. Мне пришлось отползти назад. Впервые за долгое время, я почувствовал себя беспомощным. Это была не та стихия с которой я мог совладать. Огненный уловил мои мысли и мой настрой и выразил недовольство ментальным посылом.

Я смотрел за этой битвой как будто затуманил мозги кто-то, внезапно Виктор исчез из моего поля зрения и тут же появился.

— ААА, — я услышал рев победителя. Вампир сжимал в вытянутой вверх руке, черное бьющееся сердце. Демон так похожий на крокодила упал.

В следующее мгновение Виктор стал пожирать его сердце.

Фу! От этой картины мне стало дурно. Я отвернулся. В это время лучше осмотреть себя, что бы понять, что происходит со мной. Почему болит голова я не догадывался пока не снял шлем, он был серьезно помят, а у меня на лбу будет серьезная шишка. Левый щиток изчез неведомо куда, а панцирь имел по центру, дыру, все-таки то проклятье колдуна угробило мне доспех, как только самого не пробило.

Панцирь был снят, кольчужная юбка разошлась пришлось и ее снять. Наплечники без панциря впивались в кожу, их тоже снял. Без груза и дышать и стоять стало сразу легче.

Смотря за битвой я и не заметил, как закончился смерч, как черные течи перестали так сильно стягивать небо.

— Влад! На! — Виктор бросил мне какую-то вещь. Споймав я понял, что это клык. — Видал, какого я монстра задовил.

— Видал, видал, — ответил я ему едва бросил мимолетный взгляд. — Ты б хотя бы обтерся, что-ли… — выразил я свое недовольство.

— Ох, да, точно, Виктор, как волшебник, вытянул откуда-то из-за спины небольшое полотенце и стал спешно вытирать лицо и руки.

— Как ты его убил? — Задал я ему вопрос, который меня мучал.

— Это… Это была трансформация… Я чисто на голой силе выполнил, то чему обучают рожденных вампиров, чуть ли не десятки лет. Даже как-то неожиданно все получилось. Этот колдун, дал мне больше, чем кто-либо давал.

— А сердце, чего ты его съел? — вспоминая, этот момент, я невольно скривился.

Можно не сомневаться, что Виктор это заметил.

— Не знаю, я просто почувствовал. Что так надо. Там была сосредоточена его сила. И пока он еще не понял, где очутился и был слаб, я напал на него и убил.

Мимоходом, отметил, что череп стоящий в центре пиктограммы Лежит на боку.

Отлично мне же проблем меньше.

— Ладно пошли отсюда, наши небось ждут уже. — Сказал я ему. Но Виктор остался стоять на месте и смотреть на меня.

— Что еще? — я опять поморщился, чего же он хочет. Этот кровожадный монстр.

— Влад, — начал Виктор проникновенно. От его «Влад» у меня даже мурашки по коже пошли. — Если ты думаешь, что вампиризм, делает меня счастливым, то ты очень сильно ошибаешься. Постоянная жажда крови, которую не утолить никаким напитком, постоянная боязнь солнца, постоянные драки и попытки стать сильнее, это не то к чему я стремился всю жизнь.

Я был серьезно болен и не стремился, что-то менять в своей жизни, я даже был счастлив. В убогого меня влюбилась прекраснейшая из девушек, которых я знал.

У меня всегда была вкусная пища, теплая кровать и крыша над головой, а также интересная книга. И я ни за что бы не променял то что было, на то что у меня есть сейчас.

Ты можешь подумать, к чему это он все? А я к тому Влад, что, чего бы не было, я смотрю только вперед и поэтому не надо с отвращением смотреть на меня, когда я делаю, то что необходимо для моей жизни.

Укол стыда, как давно этого не было. Щеки начали гореть. Если посмотреть на жизнь Виктора с другой стороны, то все начинает выглядеть немного по-другому.

— Извини, я просто устал. И хочу отдохнуть. — Попытался я пойти на мировую.

Похоже Виктор оказался доволен произведенным эффектом.

— Ладно, побежали, он вырвался вперед, а я за ним. Так и бежали всю дорогу молча. Не знаю, о чем думал вампир, но я думал только о том, что веду себя иногда, как критин, который ничего не понимает. А еще я думал, что наконец-то отдохну.

Дойдя до лагеря, мы увидели сборы.

— Наконец-то. Мы уходим отсюда. — Сказал мне сержант из охранения.

— Что случилось? — спросил я его.

— Льер, ваша последняя ловушка сработала. — Сказал появившийся незнамо откуда Анри. — Вот ваша мантия, подал он мне мой запасной костюм.

— Спасибо, — ответил я вслух. А про себя.

Млять! Опять бежать!

 

Глава 9

Опять бег, опять препятствия на пути. Задрало, как же задрало. Разгон не помогает, энергии осталось очень мало, приходится экономить. Другим еще хуже, я смотрю на тех, кто тянет тяжелый груз раненых. Хотя и этим ребятам не позавидуешь. Тряска ужасная, как-то на учениях меня переносили. И там было медленно, а как ребятам пробежать пришлось, я за носилки держался, что бы просто напросто не выпасть.

У меня была усталость, но не физическая, больше моральная, нагрузка ложилась постепенно, череда препятствий прерывающаяся на сон и перекус. Мертвая деревня, и даже не схватка с колдунами, в которых мое участие было сведено к минимуму, меня морально подточила именно странная карусель на смерче. Все получилось настолько бредово и безответственно, что меня только сейчас начинает лихорадить.

С каких это пор я начал считать, что мне все по плечу? С каких пор решил, что мои навыки это достаточное основание, что бы ввязываться в подобные авантюры?

Медленно, медленно со скрипом, до меня начинает доходить, что я просто придурок, у которого еще детство в жопе играет. Может излишне самокритично, но лучше так, чем однажды оказаться без башки.

Я жив только благодаря удивительной возможности артефактостроения и возможности использовать эти минимальные навыки себе на пользу.

Внезапно под ногой, что-то хрустнуло, я зацепился за корень и чуть не проложил дорожку своим носом, в последний момент успел подставить другую ногу.

Млять! Меньше задумываться, по сторонам смотреть, а то можно и в засаду угодить.

Я бежал в середине колонны, когда спереди услышал: — Вода! Наконец-то!

Через несколько секунд я тоже выбежал из леса мы были на поляне а, впереди в метрах пятидесяти виднелось русло реки. Легионеры остановились у кромки леса, и ждали команды.

— Шаман! — обратился ко мне капитан. — Сможешь сделать брод? Если мы сможем перейти, то вряд ли погоня сможет сравниться с нами в скорости перехода, на тот берег. У шаморцев стихийники очень слабы.

— Не знаю, надо подойти ближе посмотреть. — Задумчиво ответил я. — Чем-то мне эта река не нравится. И вроде все нормально, течение есть, трава колышится от ветра.

Так, а что мы увидим в магическом зрении? Может быть глубину реки?

Странно. В магическом зрении водные духи видны в пятидесяти метрах дальше. Так, темные пятна, на том месте, где расположена обманка.

Что делать? Что делать? Что делать?

Мурашки прошли с ног до головы. Я мгновенно покрылся потом. Если я сейчас подам команду на движение, то ребята могут пострадать, а если я атакую, то скорее всего меня нашпигуют какой-нибудь гадостью. Хотя вряд ли, все колдуны с которыми я встречался были сильны за счет заемной силы. Хотя с моим везением нужно рассчитывать, что тут в засаде находятся два шаморских архимага.

— Все нормальнооо! — я выкрикнул в сторону леса. И развернулся навстречу идущему отряду.

Если пойду, обратно они поймут, что-что то не так и мне хана. В следующий раз непременно надо будет обсудить, условный сигнал, типа сзади враги. Внезапно мне на глаза попался настороженный Виктор.

Ох и очко у него, ох и чувствительное. Это тот случай, когда чело… вампир чувствует опасность звериной интуицией. Виктор медленно шел, рядом с капитаном и прислушивался. Это мои шанс.

Негромко позвал его: «Виктор, если слышишь меня, подними руку вверх».

И в тоже мгновение рука поднялась.

Да! Да! Да! Груз волновавший меня отступил.

— Виктор, скажи капитану, что впереди ожидает засада. Настоящая река в пятидесяти метрах впереди, а это иллюзия. Кажи ему, что пусть задние шеренги подготовят, мои подарочки на арбалеты. И когда дойдут до меня стреляют в метрах двадцати от берега, там сконцентрировано, большее количество противника, а первые ряды, пусть рожи скривят, как будто скоро умрут… Может, введем противника в заблуждение.

Теперь главное, что бы они ничего странного не заметили. Я сделал пару шагов вперед и остановился, будто мне что-то попало в сапог. Пришлось присесть прямо на небольшой взгорок и попытаться выкинуть невидимый камешек из обувки.

Думаю, додуматься, что это игра никто не решит.

Пока вытрясал, пытался понять, как же они все-таки на нас вышли, не могли же они на всем протяжении реки расположить свои летучие отряды. На это у них просто не хватит ресурсов. Приблизительно мы постоянно двигались по прямой. А значит будь у них карта и человек, среди наших, который докладывал бы о передвижениях, подразделения. Тогда они вполне могли начертить линию и знать, где мы можем приблизительно быть.

Дальнейшие мысли мне не дали додумать, передняя шеренга дошла до меня. И тут же подразделение село на колени, относительно распределившиеся на шеренги. Первая выставила щиты и сомкнулась, вторая сразу же выстрелила из арбалетов.

Громкий треск будто рвут очень прочный материал, такое всегда бывает, когда разрушаешь магию иллюзий.

На том месте, где была река, оказалось около двух сотен бойцов противника, вторая шеренга присела и пришло время третьей. Болты опять полетели причем в этот раз более прицельно. Звуки взрывов, будто нашли препятствие со стороны противника.

Заклинание иллюзий спало, однако что-то из серии скрытия присутствия тут еще висит.

— Вперед! — приказ капитана встретили радостно, марш-бросок по темному лесу пробрал легионеров до печенки и они с удовольствием, кинулись в атаку. С ходу профессионально, начали рубиться. Однако их встретили не какие-нибудь желторотики. В рубку начала вмешиваться магия из амулетов. И если я видел, как легионеры использовали свои амулеты в предыдущих боях, то их противники явно были свежее и амулетов у них было выше крыши. Поначалу я хотел отсидеться в стороне, но это было опасно. Кого-то могли не только ранить, но и убить, а это нам нужно было сейчас меньше всего.

Пришлось вступать в схватку. Шаморцев было много, но все они были в легком доспехе темно зеленого оттенка. Это егеря. Их кожаный доспех не держал остро заточенную сталь легионеров. Вдобавок ко всему наверняка они рассчитывали на засаду, а не открытый бой стенка на стенку. К тому же почему-то у них отсутствовали луки и присутствовали атакующие амулеты.

Не знаю, какие они бойцы, но то что я банально даже без разгона их выигрывал в скорости это точно. Мой противник, только поднимал свой клинок, как ему сверху вниз обрушивался уже мой меч. Сумма скоростей движущихся друг к другу тел, вес моего меча и к тому же слабый доспех и без руки обрубленной по локоть, много не навоюешь. С теми, у кого была магическая защита, быстро и без суеты разбирался мой меч. Сила электрического заряда огромной мощности разбивала все преграды и поджаривала хозяина заодно.

И хотя воинов противника было больше в течении двадцати минут бой закончился. Нам сильно повезло, что с этими войнами не было колдуна, который наложил заклинание.

— Шаман! Там капитана ранили. — Крикнул мне один из сержантов. И указал направление рукой.

Капитан нашелся недалеко и его рвало. Смятый шлем лежал где-то в стороне. Похоже какой-то умник, рассмотрел капитанские регалии и взломал защиту и засветил нашему мозгу по куполу.

— Я уже пуст. — Сказал наш штатный лекарь. Его малое исцеление уже многим помогло.

— Я тоже почти пуст, одна попытка высосет меня полностью. — Ответил я.

— Ааа, — крик отвлек меня от созерцания обеда капитана. Я обернулся, сержанты, уже проводили экспресс допрос выживших. Молодцы, быстро и оперативно.

— Убитые есть? — спросил я у мага.

— Нет, только раненные. Но их много…

— Да я видел. — Прервал я мага. Кому-то высушило руку, кому-то ногу, кто-то покрылся язвами и ранами, кому-то перестало хватать воздуха.

И это только то что я сам видел, определенно есть, что-то еще. Шаморская магия страшная, и некрасивая имеет свойство своим видом деморализировать войска противника. Хотя вероятно мои амулеты многим спасли жизнь.

Со стороны допрашиваемых, послышались ругательства.

— Наша вторая группа не дошла до цели. Отряд уничтожен, после допроса пленных выяснили, куда мы приблизительно идем и выставили заградительный отряд. — Доложил мне сержант, который все время крутился при капитане и выполнял функции адъютанта. — Но и это еще не все. Даже если мы сделаем плоты, мы не уплывем куда надо, это отдельная река, нам нужно форсировать эту и переходить дальше. Из противоположного конца поляны выскочили солдаты, так похожие на тех, кого мы только что рубанули.

— Отступаем! — скомандовал я, подхватил капитана и пулей метнулся в противоположную от противника сторону, по спешному топтанию ног за спиной я понял, что легионеры приняли единственный верный в принятии решений приказ и последовали за мной.

И вот по прошествии получаса я все также тащу на себе капитана. Он очень тяжелый, а я не железный, слышу за спиной надрывное дыхание легионеров.

— Виктор! — едва вымолвил я.

— Я рядом, — вампир появился рядом со мной в мгновение ока. Был он бодр, свеж и не подавал признаков усталости. Конечно, ни один раненый не хотел, что бы его нес вампир.

— Достань тот неприкосновенный пакет, который я тебе дал. Установи амулеты и догоняй нас. Нам нужно немного времени, что бы уйти в небольшой отрыв. Потом подожги лес примерно в половине пути от нас, нам нужно уничтожить следы своего пребывания тут.

Бег по пересеченной местности с полудохлым капитаном, ну как бег попытка быстрого передвижения с полудохлым капитаном явно поспособствовала моему виденью мира. При всех мыслях о попытке побего от преследования я натыкался на препятствие виде реки и даже если мы ее перейдем, то у меня нет гарантии, что у нас все получится наверняка.

Не знаю почему, но мне вдруг вспомнился капитан Джек Воробей и его кража корабля под водой. Так почему бы и нет?

Да, руны дыхания под водой я никому не нанесу, но если сделать ее одну большую на всех, то все получится.

Бум, бум, бум. Послышалось сзади. Сработали гранаты.

Когда Виктор только пришел ко мне в подразделение и мы договорились обо всем. Я подготовил ему специальные артефакты, которые может использовать каждый и научил пользоваться. Ничего необычного пять гранат, четыре флэшки и парочка защитных амулетов. Это был для него неприкосновенный запас. Использовать можно только в крайнем случае. И этот случай настал.

Еще минут через десять. Мы прибежали к крутому изгибу реки. То что нужно.

— Есть кто-нибудь живой с артефактами воспламенения? — спросил я у строя солдат.

— Найдем, как-нибудь. — Прохрипел один из сержантов рядом со мной. — Задача?!

— Прямо сейчас, отойти в сторону леса на пятьсот метров и запалить его.

— Да, лэр.

— Так и не мешайте мне! — Скомандовал я.

Глубина у этой реки метров десять, вода темная, сомневаюсь, что нас будет видно с берега. На счет внешнего вида субмарины решил не заморачиваться. Спустя пять минут. Прямо из воды вырос пенек, который крепился ко дну, только вот пенек, имел в радиусе метров пятнадцать и твердые стенки.

И пусть почти всю работы выполнял элементаль, так и не восполнившийся резерв тут же ополовинился. На берег от пенька отошел широкий трап.

— Заходим внутрь. — Скомандовал я и первый заскочил внутрь. За мной последовали остальные. На пол конечно пришлось прыгать, но все быстро справились. Места не хватало. Пришлось всех буквально прижимать к стенке.

Как ни странно, но в организации жизнедеятельности на этом будущем подводном флоте мне очень помогло, то что я делал себе свои защитные мантии сам. И у меня были разработаны две рунные схемы. Одна при попадании меня в воду, получала кислород из воды, другая поддерживала температуру тела в определенном градусе.

Я сделал три рунные схемы. Две на получение кислорода, одну на нагрев воздуха. Также сделал один закуток в стене для туалета. По типу деревенского, да будет вонять, но зато хоть справлять нужду не будем друг на друга.

Я практически затянул потолок, когда появились поджигатели, весь горизонт затянуло дымом. Осталось ждать Виктора и можно было бы погружаться. Но его все не было и не было. Я очень сильно волновался. Сержант уже раз пять подходил ко мне, с просьбой не ждать кровавого, а залазить в воду и не отсвечивать.

Наконец. Виктор появился. Он бежал прихрамывая. Трапа больше не было и Виктор прыгнул и не допрыгнул, еще метра два ему пришлось проплыть в дырку он буквально провалился. А мне этого только и надо было. Выход наверх моментально затянулся и я дал команду на погружение.

Корни пенька сжались и мы опустились под воду. Быстро очень быстро у меня заложило уши и из носа пошла кровь. Но это скорее всего от магического истощения. Появилась слабость. Я чувствовал, как невидимая хватка напряжения сжимавшая мой мочевой пузырь ушла и мне просто катастрофически захотелось в туалет, как хорошо что я его сделал.

В спешке я даже на кого-то наступил.

У кого-то из легионеров оказались, осветительные шары, осветив стены.

Странно для меня было то, что никто не задавал вопросов, все молчали и смотрели перед собой.

— Мы под водой. — Медленно сказал я. — Не шуметь. По возможности не двигаться. Под водой звук расходится быстро. Нас тогда обнаружат. Поэтому пока ложимся спать или просто сидим. Я нанес кое какие руны, если не дергаться, то воздуха должно хватить надолго к тому же температура может упасть. Виктор. Ты будешь мониторить ситуацию, и если я кому-нибудь понадоблюсь. Разбудишь меня.

С каждым произнесенным словом, на меня все больше накатывала сонливость, глаза закрывались. Я присел и ноги буквально прилипли к дереву.

Ладно, все спать. Твердый деревянный пол показался мне мягким, как перина. Последняя мысль перед сном была: — Какая война? Какие артефакты? Я буду очень классным строителем…

Сознание возвращалось мне медленно. Открыв глаза, я не понимал, где нахожусь и что вижу. Черный деревянный потолок, сделанный не из досок неясный свет от светильника рождал в моем воображении совершенно дикие рисунки. То скачущую кавалерию, то накатывающую волну, то еще что-то я так увлекся происходящим, что в себя меня привел легионер, который прошел мимо по направлению в «туалет». Кислородное голодание — определил я. Мозгу не хватает кислорода, поэтому и видится всякая хрень. Тело затекло и вдавливало меня в пол. От попытки вдохнуть болела грудь. Это сколько же я лежал без движения, что пол просто не хочет меня отпускать. Повернулся на бок, стало легче. Наверняка печати не справляются, с выводом угарного газа.

А резерв хочешь не хочешь восстановился. Да не полностью, да на четверть, но и этого достаточно практически в любых случаях. Попытался что-то изобразить, руки трясутся. Разгон к сожалению сильно не помог, но хоть руки перестали трястись.

Уже в течении следующих десяти минут я нанес еще три рунный цепочек. Отвечающих, за наличие кислорода на нашем подводном корабле.

Через некоторый промежуток времени дышать стало значительно легче будто тяжкий груз сняли с плеч. И я знал почему. Те две рунные цепочки не справлялись с обменом кислорода на углекислый газ. Создавалось избыточное давление, и недостаток кислорода вот башка и не соображала ничего. Плюс ко всему все потные, немытые это тоже сказывалось.

С появлением воздуха, сходил в закуток, облегчился. Идти было тяжело потому, что пол состоял из живого ковра в некоторых местах солдаты полу лежали друг на друге, места не хватало катострафически. Хух, теперь можно и над будущим подумать. Перво-наперво проверил, всеми возможными способами берег перед нами. Все чисто, никаких следов присутствия противника. Да и думаю если бы нас обнаружили, то тут же атаковали. Похоже, отвлечение внимания пожаром и уничтожение следов очень помогли.

Проверив берег и воду получше и ничего не найдя. Пошел спать дальше, спертый воздух это конечно не хорошо, ну да ладно, глядишь мне и легче станет.

В следующий раз я проснулся от шума разговоров. Едва я проснулся и привстал, как разговоры тут же смолкли. Казалось, все наши смотрят на меня.

— А вот и наш герой проснулся. — Мне на плечо легла рука капитана. — Ну что скажете льер? Что будем делать?

— Может, пожуем чего-нибудь сначала? — ответил я. Это заявление было встречено, радостными смешками и одобрительным поддакиванием. Один из сидящих рядом ветеранов моментально протянул мне половину лепешки с завернутым внутри куском мяса и сыра, а второй моментально подсунул под руку фляжку. В нем было какое-то вино на пустой желудок наверно не надо, но я заел лепешкой, было все относительно свежим.

Все молчаливо ждали, когда я наемся даже разговоры стихли. Обычно не люблю, когда на меня смотрят во время еды, но сейчас мне было как-то все равно.

— Ну как, поели? — учтиво спросил капитан.

— Поели? — спросил я. — Как говорил мне мой командир когда-то. — С обеда нужно уходить с чувством легкого голода, тогда будет в самый раз.

Именно этой фразой я бы охарактеризовал, то как себя чувствую.

Опять дружный смех поддержал меня. Похоже я немного стал знаменит и популярен. А капитан будто и не замечая моего настроя, продолжил.

— Когда планируешь нас отсюда выпустить? Благодаря тебе мы не только ушли от погони, но и смогли выспаться наконец-то и нормально отдохнуть. Проблема только в скудности запасов провизии и большого количества раненых. Раненым нужна помощь целителей, поэтому мы должны доставить их как можно скорее в город.

— У меня есть другая идея. — Ответил я. — Если пленный не врал, тогда мы вышли не к той реке. И это значит, что можно путешествовать тут. Так и раненых не растрясем и не нарвемся, но колдунов с егерями, которые я уверен все еще где-то тут крутятся.

— Это как это тут? — выразил общее непонимание ситуации капитан. И у него и у других кого я видел, лица были удивленные.

— Это как на карете или на корабле, только в этом коробе. Как двигаться незаметно я придумаю. А вот здесь нужно обустроить быт получше. В любом случае, пока вылезать рано. А все остальное я сейчас устрою.

Как очистить помещение. Построить кровати в два яруса хотя это скорее будут нары. Положил руки на пол, а потом из пола начали расти столбы следующим делом я начал эти столбы стал соединять друг с другом. Главное представить конкретику. А потом можно идти убирать косяки. У меня получился ряд кроватей связанных друг с другом и расположенных параллельно друг другу также я нарастил несколько кроватей прямо из стен.

Одновременно с тем как они появлялись чудесным образом, их начали заполнять.

— Доспехи всем снять. — Прозвучала команда от капитана. — Все раненные ложатся около туалета.

— Ох, — довольный стон пронесся по помещению. Забрякала амуниция.

— Еще бы помыться.

— Это точно, — то тут, то там звучало в помещении.

Может и вправду помыться? Я бы тоже не отказался от горячего душа и даже чистой одежды. Можно же что-то придумать.

Для начала я огородил часть оставшегося места. Здесь будет командирский кубрик. Там сделал кровати и большой стол. Капитан и маг приняли это, как должное, и пошли внутрь сразу. В оставшемся месте большого помещения, также вырастил два длинных стола, нужно будет после этих ремонтов осмотреть раненых, многого я не сделаю, но кое-что доступно и мне.

Дальше у меня по плану был душ и стиральная машина. Таких аналогов рун у меня не было. Зато были духи воды. Малая порция силы и вот они уже готовы сделать все что угодно.

А требовалась мелочь. Поддерживать быстрое движение воды. Душ сделал во втором закутке рядом с туалетом. Рядом стиральную машину и хотя это слишком громко сказано, но все же. Я вырастил ящик и крышку к нему.

Закидываешь туда одежду, садишься сверху и ждешь пока крышку не перестанет, пытаться сорвать. Туда я тоже посадил духа его задача паром пройтись по одежде и потом забрать всю влагу, но уже с грязью обратно.

Я первым опробовал на себе придумки ощущения были просто отличные. Хотя душ был жестковат. Струи горячей воды со всех сторон, били сильными настолько, что заставляли тело морщится от боли, зато потом дело сдвинулось с мертвой точки. А чистая одежда это вообще класс.

* * *

Виктор следил за моей работой, поэтому шел сразу следом.

— Это было здорово! — сказал он, когда вышел. Счастливый, посвежевший. — Пойду, позову капитана.

Пока мылся и стирался капитан я объяснил что делать и как делать сержанту, который лежал рядом со входом. Не буду же я каждому обьяснять, что и как.

Еще сделал одну бадью, похожую на стиральную машину в эту бадью набрал чистой воды. Все, наверное, сейчас я большего сделать не могу.

Остались раненные. И вот где был самый страшный косяк. Более чем у половины легионеров, были высушены до состояния костей под кожей, руки и ноги. Мышц, как будто не существовало. Ну не считать же за мышцы те нитки сухожилий, что остались. Нечто подобное я видел у Анри. Но того лечили, как положено и зараза была остановлена сразу. Здесь же происходит постепенно уменьшение тонуса и усыхания других мышц.

Я положил ладонь на руку лежачему легионеру. Вол внутреннем мире данное плетение представлялось, как паразит, который течет по каналам силы и пожирает их.

— Наверное, горит огнем? — показал я на руку.

— Да, очень болит… — с усталостью в голосе, сказал бородатый легионер.

Если зараза доберется до сердца, то он умрет.

— Мне кажется, что рука еще больше высохла, — сказал легионер. — Может ее отрубить?

В его голосе слышалась уверенность и жесткость. Если я скажу рубить он сделает, это моментально.

— Нет, не стоит. В будущем можно все повернуть вспять.

Мое легкое возмущение и слабые каналы рвутся и закрываются.

— Аа, — прокряхтел от боли легионер.

— Все, все нормально.

Так подходим те, кто попал под заклинания шаморцев.

Вся процедура заняла около получаса. Пока все прошли я был выжат, как лимон.

В который раз за последнее время я нахожусь на грани истощения. Больно, тяжело, но что делать, ведь если я остановился бы, то зараза могла добраться до сердца, у другого так вообще поднялось до середины бедра. Так и детородную функцию можно было утратить. А для мужика это самое страшное.

Пришел, ляг на свободную койку и прикрыл глаза. Виктор, который кстати стоял во время процедуры за мной, так и остался стоять рядом над койкой.

— Что такое Виктор?

— Да ничего такого. Я рад, что буду служить тебе и уже не сомневаюсь в своем выборе. — Сказал Виктор.

— Ты о чем? — Я даже присел.

— Влад. Ты так стараешься, помочь, причем ничего не просишь в замен. Когда Виттория писала, что ты тот человек, который может любую ситуацию повернуть себе на пользу. Я не верил, а сейчас я верю. Может у тебя не такой хороший слух, да и некогда тебе слушать. Но легионеры уже восхищаются тобой и даже называют архимагом. Я даже слышал, что после завершения контракта, они думают пойти на землю к Владу эл Бояру. А то что ему даруют землю никто не сомневается…

— Так. Мне это не интересно Виктор. — Прервал я его монолог. — Это все конечно интересно, но меня начинает мутить от голода. И еще я хочу спать больше чем слушать, то что ты говоришь, помоги мне в этой малости.

— Уже.

Виктор будто фокусник достал со второго этажа наров достал еще лепешку которой меня почивали, когда я очнулся в прошлый раз.

Быстро заглотив, то что он мне дал даже практически не жуя я развернулся к стене и прикрыл глаза.

Когда человек голоден организм начинает использовать его внутренние ресурсы и переваривает сам себя. Сейчас у меня было такое же впечатление, и вроде я от него избавился. И как в том монологе: — Живот наполняется, глаза закрываются.

 

Глава 10

Виктория Морозова

— Тамборам караи, Марика! Евриа! Хэхэй!

Опять эти ужасные крики. Опять новый день. Я присела на кровати и по старой привычке обняла ноги и замерла.

Не хотелось ни о чем думать. Все было как в кашмарном сне, в котором постоянно происходит одно и тоже. Невероятный «День сурка». Постоянство дней убивает меня своей жесткостью.

Холодные мрачные стены, холодная страшная постель, постельное белье из грубой ткани такая же грубая одежда, мне уже изрядно натерла все, что только можно.

Слезы невольно потекли из глаз. Как там мама? Как там папа? Что происходит с братом? Они наверное себе места не находят, что со мной произошло. Сострадание к своей нелегкой ноше и жалость к себе в такие моменты не слушали никаких аргументов.

Кажется вот что не так? В моей жизни произошло удивительное событие я ПОПАДАНКА.

— Вот именно от слова попала, — сказала я сама себе в слух. Уже второй день, как я решила разговаривать сама с собой. Носителей русского языка здесь не было и разговаривать было решительно не с кем. Не с кем кроме себя. Знакомые звуки хоть на какое-то время уволакивали в ложный мирок стабильности и давали не рассыпаться окончательно. Поэтому с удовольствием продолжила.

— Попала туда, не знаю куда? Когда про попаданцев читала, там же все почти с рабства начинают. Шаблонно? Да и хрен с ним. Понятно, что с рабства. Потому, что на свет появился персонаж с нулевыми характеристиками. Полностью ни а, ни б ничего. И ты о чем думала, что все будет по-другому? Да нет, спать в доме без отопления прижавшись спиной к теплой печке, это допустим не самая большая проблема. Это мы уже проходили в частном доме у бабушки, но вот например, то что белье окажется шершавым и колючим настолько, что больше похоже на орудие пыток. Или например, что в номере будет вонять будто тут кто-то сдох?

Еда тяжелая, и от нее изжога. Подтираться надо сеном. И в туалете ужасно воняет.

Да, именно поэтому или из-за этого, тут уже нечего делать. Все это просто полная жопа, в которой ты оказалась. А еще сидение в четырех стенах изрядно утомляет. Да это не камера, но тут и поговорить не с кем и почитать нечего.

Если вспомнить, как все происходило, то был следующий порядок.

Сначала Олекс, привел меня в этот номер. Усадил на кровать, вызвал бадью с горячей водой и еду. Еду принесли быстрее, я на нее накинулась будто никогда не видела. Вымыться, то я вымылась, но мне принесли замену белью. А потом Олекс забрал все мои вещи.

При моей попытке возмутиться таким произволом протянул по шее указательным пальцем, похоже на два разных мира, одни и те же символы тела. Смысл то я точно поняла. Оставишь — пипец тебе будет. Кажется этот парень в курсе всего, что происходит, только молчит постоянно. Может это тот самый непонятный Влад? Надеюсь, и хотя Олекс и Ивн приходят вечером, пытаются что-то рассказать и скрасить мне времяпровождение у них сильно ничего не получается. По крайней мере мы уже изучили, все-то что находится в этой комнате. Я знаю, что такое стул и стол, но эти крупицы знаний для меня как накрытый стол перед приходом гостей. Вроде и стол накрыт и садиться можно, но еще никто не пришел и приходится ждать.

Ладно, нужно вставать. Утренний моцион проходил над тазиком с водой, что оставили с вечера. Очень это плохо, когда не знаешь языка, так бы хоть скомандовала, что бы согрели воду. Я было попробовала объяснить, но служанка ничего не поняла.

Умывшись и получив завтрак в комнату, я плотно покушала. Все по большому счету на сегодня все.

Осталось только смотреть в окно. Меня поселили в гостинице выходить на улицу запретили. Да я и сама бы не вышла, очень много мужчин все в доспехах. Ходят что-то кричат, просто пугают своим видом. Особенно было неприятно видеть, как один из прохожих поклонился недостаточно низко и всадник очень резко и сильно ударил его.

А если я сама выйду и не поклонюсь? Меня же такой удар и убьет. А если еще и есть право первой ночи? Изнасилуют. В этом средневековье нет ничего привлекательного, для меня. Мужику тут будет, вне всякого сомнения, лучше на порядок. Пришел, попал в армию или грузчиком нанялся или коров пошел пастить. Да для мужика, а не для мальчика больше похожего на девочку, есть где развернуться. А что для девочки?

Ответ: Ничего.

Если вспомнить права женщин в средневековом мире, то становится понятно, что ни хрена этих прав у них не было. Замуж выйдешь за того, которую тебе отец покажет. А до этого и после этого, готовишь еду, прибираешь, растишь детей ну и конечно же ноги раздвигаешь куда без этого.

Что-то не припоминается, женщина ученый или женщина художник, может быть женщина математик?

Десять раз нет, нет и нет. Женщинам банально не давали образования. Не давали ничего, у них даже не было прав голоса. А последнее что в контакте видела, что в Америке в этой «великой демократической стране» девушку закидывали камнями и это примерно вторая половина двадцатого века.

И вот что делать? Связей нет, родственников нет личной силы нет. Хотя и не факт, но на это рассчитывать не стоит. С моей везучестью у меня точно ничего из этого не будет… Хорошо, хоть не изнасиловали сразу.

Стало трудно дышать, опять эта паника. Слезы полились ручьем. Прикрыла лицо ладошкой легла на кровать и плакала. Все равно мне делать нечего…

Не знаю сколько времени прошло, я старалась отрешиться от проблемы, как будто ее нет. И к счастью это немного помогало. Немного, но потом все возвращалось, на круги своя и я вновь плакала.

Аккуратный стук прервал мои горести. Все понятно это Лекс или Ивн. Кто еще мог придти ко мне. Отодвинув засов, увидела Лекса и Ивна, так и знала. Что-то они рано сегодня. Ребята оценив мой внешний вид спрятали улыбки с лиц.

Боже, что со мной творится? Выгляжу, как страшная маупа, лицо припухлое, пошло кранными пятнами и волосы во все стороны. Вот красапета! Стыд позор.

Парни правда, приняли все менее трагично, они коротко о чем то переговорили. Потом Ивн дотронулся до меня и меня буквально током поразили. По телу прошла волна очищающих регинераций. Сразу стало легче дышать, ушла надрывность и ломка по всему телу, появилась бодрость и желание что-нибудь делать, причем немедленно. Меня усадили на стул выставленный посреди комнаты и Лекс прижал мои руки к бедрам, а Ивн положил руки на голову.

Всего одно мгновение и меня прошибает, будто током прямо в голову.

— Ааа. — Короткий вскрик прервался едва начавшись, просто свело челюсть и легкие не могли сделать и вдоха. Я начала съезжать со стула и даже не заметила, как мне поднесли воды. Лекс что-то пытался мне сказать, но я находилась будто под пленкой, слова доходили до меня, но с трудом. Оттолкнула его он себя, мне скоро будет плохо. Я уже чувствую, что скоро. На глаза попалась миска в которой умывалась. Туда то меня и вырвало, а потом еще раз и еще раз.

Кто то из ребят пытался поддержать мне волосы. Когда в желудке уже ничего не было. Мне подали воды, прополоскала рот и выплюнула все в тазик. Голова трещала, меня до сих пор мутило.

— Вы че придурки сделали?! — злость предала сил. Лексу звучную пощечину. Ивн отошел назад и подставил плечо, била до тех пор пока кисти не заболели. Не забывая при этом поносить двух баранов.

— Успокойся! Успокойся! — Лекс держал мои руки и прижимал к телу. Ого, щуплый, а сильный. УРОД!

— Пошел на фиг! Отпусти меня тварь! Вырвусь, глаза тебе уроду вырву! — меня всю трясло, мало того, что виноваты, так они и не хотят получить, а сопротивляются.

— Да успокойся ты! — Лекс отпустил меня и отпрыгнул назад, а потом поднял руки вверх. — Мы же не хотим ничего плохого.

— Да конечно, мы не хотим ничего плохого. — Ивн в отличии от Лекса не отошел, а наоборот подошел и пытался потрепать меня по плечу.

— Да это же ты мне больно сделал. — Ответила я и с разворота ему между ног. Он даже не ожидал такого подлого удара, у он попал прямо туда куда надо, только вот моя нога, будто в воздух врезалась и её откинуло назад, а Ивн как стоял, так и стоит.

— Так! А ну перестань! — приказ Лекса буквально заставил меня замереть. — Мы здесь только для того, что бы тебе помочь. На сколько я понял, ты теперь понимаешь язык и можешь даже что-то сказать.

Едва услышав это, я замерла будто молнией пораженная. Точно, судя по тому, что я его понимаю, это было что-то из ментальной магии. Я задумалась, но Лекс продолжил.

— Так как ты говоришь так, что я не все понимаю, это значит, что нужно будет проводить подобную процедуру не один раз. Что бы знания усвоились и ты перешла на новый уровень. Если слышишь меня кивни.

Кивнула, но как то заторможено, адреналин ушел из крови, опять стало тяжело двигаться, опять перестала слышать последнее, что запомнилось это кровь из носа.

Я слышала, как Лекс просил оказать мне помощь, а Ивн отвечал, что всю энергию он отдал для заклинания.

Перегруженный мозг не захотел ничего воспринимать и пошел отдохнуть. Я потеряла сознание.

— Ну, что? Что с ней? Когда в себя придет? Ты же мне рассказывал, что уж с твоим уровнем, так точно причин для беспокойства нет. — Вещал один голос другому, в котором чувствовалась издевка. Кажется, это был Лекс.

— Да все должно было пройти нормально. Но девушка стала впитывать все, что я ей давал, у меня просто закончилась энергия, а я не мог прервать сеанс во избежание. Что-что, а для неокрепших умов это проблема может стать фатальной. Про это знают, только то, что это проблема вот и все. Нечего тут выделываться все уже закончилось. Она здорова, просто спит.

Возможно, ей будет не хорошо, но обезболивающее действует и пока она ничего не чувствует. Ей еще никто не заинтересовался?

— Руфус, задавал мне пару вопросов.

— И, что?

— И я ответил уклончиво.

— Это как?

— Да послал его в Бездну, — сказал, это не его дело и что это мой план и моя работа.

— Какой такой план? — спросила я. — Вы что меня использовать, что ли решили?

— О, проснулась! На глотни! — в рот всунули чашку и прижали лоб к подушке. Ну и гадкий же вкус у этой штуки. Хотела выплюнуть, но Ивн держал голову крепко. Хорошо хоть запить дали.

— Что за гадость? — спросила я, едва смогла говорить.

— Очень полезная штука. Горький корень, имеет много полезных свойств, прочищает желудок, вправляет мозги, даже просто укрепляет здоровье. Его даже хотели признать магическим растением, но так ничего магического и не нашли… — начал Ивн лекторским тоном.

— Да мне все равно! — прервала я его. — Дайте запить!

— На, — перед, лицом показался кувшин с водой.

Я выхватила его и начала жадно пить, вода стекала мимо губ и текла по подбородку. Платье на груди стало влажное. Да я понимала, как выгляжу, но мне было все равно, только бы смыть этот горький, пекучий экстракт, который как хурма лишал мой рот чувств.

Когда, вода закончилась я поставила кувшин на стол.

— Значит так. Я больше подобную гадость пить не буду! — Сказала я. Язык был будто не родной, но слова произносились и видно было, что парни меня поняли.

— Ну и отлично. — Сказал Лекс. — Мы сейчас уйдем, а тебе нужно отдохнуть и привести себя в порядок. Придем завтра там и поговорим, что да как.

Оставив за собой последнее слово они вышли.

Спать не хотелось совершенно. Погасила свечи, повесила платье на стул, должно высохнуть. Подошла к окну, и только там все время одно и тоже, только уже понятно.

— Бегом! Бегом! Вам осталось еще пять кругов!

Пол ночи я так и просидела около окна, глядя на улицу. Грубо говоря я так и не побывала там, все время что я тут нахожусь я ни разу не была на улице. И выйти можно, но был страх, страх, что что-то пойдет не так. Вдруг меня изнасилуют или убьют. Подобные мысли заставляли холодеть низ живота. Появлялось чувство отвращения к себе и к происходящему.

Сначала я следила, как солдаты бегают, какое у них оружие, и доспехи.

Мир средневековья и магии, вот что это за мир. Все грубое, колючее и жесткое. Сам мир такой и мне придется тут жить. И мне еще очень везет, что я не в тюрьме, где так ужасно пахнет. Ничего завтра придут ребята и я все узнаю.

Прилегла на кровать и заснула с мыслями, что хотя бы макияж смывать не нужно.

* * *

Утром, когда Олекс и Ивн пришли, я сидела за столом, готовая к диалогу. Если мне придется тут жить, то это значит, что я должна все изменить в лучшую для меня сторону. Для этого я подготовилась следующим образом. Я подготовила платье, пусть оно и сделано из непонятного материала, но и его можно красиво одеть, подвернуть, завязать красиво пояс, пусть у меня забрали косметику и мои личные вещи для наведения марафета, но я справилась.

Расчесала волосы и сделала, аккуратную челку. Ко всему к этому встала раньше погладила платье, спасибо горничной, что показала где и как. Утюг был на угле, похож на такой же из нашего мира. Но гладил отменно хоть и тяжелый.

— Доброе утро! — сказала я и встала из-за стола. Повернулась к ним полубоком, правую ножку чуть сбоку, пальцы одной руки держат пальцы другой руки, голова наклонена в бок, что бы показывать красоту моей шеи и на выходе улыбка. Мне всегда говорили, что у меня очень няшная улыбка.

Эффект удался, что один, что другой парень были в шоке. По глазам вижу. Оставшись довольна эффектом. Прошла, вокруг стола и отодвинула стулья для них. Естественно, прошла мимо них еще и дефилируя. Попка у меня высший класс, а правильно завязанный поясок, который подчеркивает тонкую талию, отлично подчеркнул и ее.

— Присаживайтесь. Чего стоите? — поднятые вверх брови, которые имитировали удивление и вопросительный тон.

Парни тут же спохватились. Они присели. Взгляд сразу сместился в стороны они смотрели куда угодно, но не меня. Эффект удался. Но быстро закончился.

— Как твое самочувствие? — первым нарушил молчание Олекс. — При этом смотрел на меня, но как бы размыто.

— Отлично, голова немного ноет, но все терпимо. — Я и вправду чувствовала себя не очень хорошо, но произведенный на мальчиков эффект, отвел это на второй план.

— Понимаешь нас нормально?

— Да.

— Вот, возьми это. Олекс, протянул мне листок желтой бумаги. Листок оказался меню. Таверны «Жаренный гусь», что я сразу и сказала.

— Отлично. Это значит, что ты усвоила, то что мы планировали тебе передать и даже очень быстро. — Олекс был настолько взволнован этим моментом, что даже подскочил с места.

Немного походив, он видимо успокоился.

— А теперь… — он посмотрел на меня, как то опасно, от его застенчивости не осталось и следа, глаза, как стужа и голос под стать. — Расскажи кто ты и откуда, и поверь у нас есть возможность проверить, то что ты скажешь. А именно, правда это или лож.

Вот черт! Мысли начались носиться в голове, как бешенные. Что же им рассказать? Может он мне просто врет? Он не может проверить, что и как. Хотя нет. Может, Ивн.

Он как целитель может отследить, сердцебиение, и мне кажется, что именно это он сейчас и сделает. Чертов Олекс! Сейчас и Ивн смотрел на меня изучающее.

Придется, сделать, то что я делала всегда. Говорить правду, но не всю. И вид непринужденный.

— Да мне и рассказывать особенно нечего. Я родом из России и шла с работы и потом раз уже тут. Я вообще не понимаю, как тут оказалась среди леса, а потом на меня набросились эти стражники в лесу, я пыталась убежать, а меня в камеру…

Недавно произошедшие события подстегнули воспоминания, будто пластырь сорвали с раны. Пусть я и планировала поплакать и притвориться, как мне тяжело, но реальность оказалась другой. Стало трудно дышать, глаза стали влажными только я подумала о том, что сейчас вместо того что бы сидеть здесь я бы сидела на соломе в камере и билась бы головой об стену, от страха.

— Успокойся, все хорошо. — Спустя мгновение Ивн оказался рядом со мной и положил взял мои руки, подавая воздействие. — Мы тебя в обиду не дадим. Правда Лекс?

— Конечно… успокойся, все самое страшное уже позади. Сейчас же ты можешь смело смотреть вперед и ничего не бояться. Давай мы не будем затрагивать твое прошлое, а поговорим о будущем.

А вот это интересно. Меня стало отпускать напряжение. Тело еще била слабая дрожь, а рука вытирала слезы. Ну вот, сейчас вся опухшая и заплаканная буду. А так готовилась…

— Насколько я понял, ты слабо знакома с местным колоритом, если вообще знакома. — Сказал Олекс и продолжил после моего кивка. — У нас есть друг и скорее всего он тоже из вашей России, он многого не знал, но многого добился. Начинал с самых низов, и это ему помогло.

Пока его здесь нет, но когда он появится, мы вас познакомим. — Ответил он на мой невысказанный вопрос.

— У нас полно своей работы и мы не можем присматривать за тобой постоянно, поэтому. Ты пойдешь работать на кухню.

— Куда? — спросила я. Меня и на кухню, да я стою большего, чем мыть тарелки и горшки и готовить. Он просто обязан меня поменять.

— На кухню, я уже обо всем договорился. Будешь мыть посуду, у них там женщин много, работа низкоранговая, денег платят не много, но это будет тебе большая наука. — Все также монотонно продолжал парень, что удивительно он даже не понял моего возмущения. Вот Ивн другое дело, он как подошел меня поддержать, так до сих пор не встал с колен, и держал мою руку. Значит, есть контакт.

— Там, будет холодная вода, жирная посуда и я буду жутко уставать, я там просто не выдержу! — начала возмущаться я. — Для меня, что… нет более интеллектуальной работы?

— Например? — Лекс был немного удивлен.

— Считать, что-нибудь, пересчитывать. Вести учет. Сидеть за стойкой. Хотя бы так, что-то типа этого.

— Нет, не подходит. — Сразу обрубил Лекс. — Ты девушка видная, незнакомая, что отвечать не знаешь, а вопросов будет много. Можно было поставить тебя разносчицей, но будет тоже самое, только привлечешь внимание.

К тому же мне нужна информация, ты будешь моим агентом. Ничего не говори больше слушай и запоминай. Бывает, что в таких разговорах, проскальзывает намного больше нужной информации, чем еще, где либо.

Вот тебе легенда, выучи ее к вечеру, я приду проверю. Положил он несколько листков на стол.

— И что, все время буду работать на кухне? — спросила я. Я же там точно не выдержу, судя по тому, что тут за жизнь это будет та еще битва за будущее. А потом у меня морщины появятся от сильных нагрузок, грудь обвиснет, появится живот и все я уже уродка. Видимо эти мысли проявились у меня на лице, что в дело вмешался Ивн.

— Не волнуйся. Узнаешь, что к чему, а потом я тебя заберу на курсы лекарей, тебя научат, как правильно останавливать кровь и накладывать повязки.

По удивленному взгляду Лекса я поняла, что это не планировалось.

— Ой, так я умею и знаю я проходила в школе медицинскую подготовку. — Обрадовалась я. Может, удастся, их переубедить.

— Отлично, значит, тебе будет гораздо легче, чем всем остальным. А сейчас учи легенду. Это первое, чем ты должна овладеть.

— Пошли Ивн, а то опаздаем.

— Ты прав, пока Виктория. — Сказал он с грустью. И хоть все прошло не гладко, Ивн за все время нахождения рядом со мной, так и не отвел от меня взгляда…

 

Глава 11

Льер Влад эл Бояр

Если бы в этом мире были подводники, то они бы мне просто завидовали, как завидовали и моему импровизированному экипажу. Много кроватей, возможность ходить в туалет, мыться и можно постоянно спать. Единственная проблема была в том, что были уж очень скудные запасы еды, что то скинули, что бы легче было бежать, что то просто потеряли в суматохе. Однако мне давали хорошую порцию постоянно. Вот уже вторые сутки мы движемся, под водой.

Пришлось много идти против течения, и в связи с этим я быстро выдыхался, запаса моих и так небольших сил не хватало ни на что. Духи подсказали, что нужно сделать последний рывок и можно будет идти по течению, не сильно напрягаясь, но это перспектива отдаленного будущего. И хотя в данный момент меня волновало не это.

Проблема была в моих каналах силы, они, как и сила во мне приобрела во многом стихийный характер земли. Коричневый сначала светлый, а теперь и с прожилками черного цвет каналов, создавал впечатление, что каналы силы болеют.

Хотя сами больше разрастались. Стихийная составляющая попала в меня, это было опасно. В трактах писалось, что раньше маги не пройдя соответствующего обучения и переоценив свои силы погружались в свою стихию. Быстро умирают, сгорая заживо. Мощь первобытной стихии не выдерживает ни одно живое существо.

Как бы там ни было, но я решил, что со мной ничего не случится, все-таки о таких случаях я только читал, да еще пару раз перед занятиями нас инструктировали. Вот и все. Не может же это и со мной произойти? Редкие случаи были и в них попадали неудачники, которые хотели проглотить кусок, куда больший, чем можно было прожевать. Как же я ошибался…

Последний рывок к выходу на большую воду прошел успешно, сразу стало легче. Все-таки тащить, пенек под водой и против течения это сложная задача. Не обладая какой-либо обтекаемостью, как у корабля. И будучи наполненный воздухом стремился всплыть. Заставить водных духов вести «судно» оказалось сложно. Пришлось изгаляться. Работал якорями. Один крупный корень выстреливает вперед. Врезается в землю и подтягивает к себе наше подводное обиталище, потом другой корень идет вперед.

Сначала получалась не очень проблема с ориентировании в пространстве под водой. Да еще и нужно просчитать траекторию и весь путь. Хорошо хоть водные младшие духи